WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Антикриминальная безопасность личности

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

На правах рукописи

 

 

ГОРШЕНКОВ Геннадий Геннадьевич

 

 

АНТИКРИМИНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

ЛИЧНОСТИ

 

 

Специальность: 12.00.08 –  уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

 

 

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

 

 

 

 

 

 

Ставрополь  2009

 

Работа выполнена на кафедре уголовного права и процесса

государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Волго-Вятской академии государственной службы

Официальные оппоненты:         

ШестаковДмитрий Анатольевич

доктор юридических наук, профессор,

Заслуженный деятель науки РФ

Журавлев Михаил Петрович

доктор юридических наук, профессор,

Заслуженный деятель науки РФ

Петрова Галина Олеговна,

доктор юридических наук, профессор,

Почетный работник высшего

профессионального образования РФ

                                              

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Сыктывкарский государственный

                                          университет»

Защита состоится 04 июня 2009 года в 09 часов на заседании объединенного совета по защите докторских и кандидатских диссертаций ДМ212.245.10 при Северо-Кавказском государственном техническом университете  по адресу: 355029, г. Ставрополь, пр. Кулакова, 2.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Северо-Кавказского государственного технического университета

Автореферат разослан «____» апреля 2009 года

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент                                 Л.Г. Лифанова                                            

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Общество постоянно находится в развитии, которое связано с преодолением многих проблем экономического, политического, правового, социального и иного характера, в числе которых занимает далеко не последнее место острая проблема социальной безопасности. На уровне общества, или страны феномен социальной безопасности приобретает определенные характеристики, свойственные людям, населяющим страну, их культуре, и, таким образом, именуется «национальной безопасностью». Люди и выступают главным объектом защиты от опасности, в том числе от опасности преступного посягательства.

Авторский анализ данных о преступности в России за 1999 – 2007 годы позволил выявить устойчивую тенденцию роста регистрируемых преступлений, посягающих  на честь достоинство и репутацию личности. В частности, за указанный период количество зарегистрированных преступлений (ст.ст. 129, 130, 297, 298, 319, 336 УК РФ), несмотря на некоторое снижение в 2007 г., тем не менее, возросло почти на половину (49%) а количество лиц, их совершивших, увеличилось почти в 1,5 раза, что указывает на возрастающую организованность таких преступлений. Наблюдается рост таких преступлений, как угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью; за указанный период количество деяний, предусмотренных ст.ст. 119, 296 УК РФ, возросло в 2 раза. Также выявлена тенденция роста преступлений: против половой неприкосновенности и половой свободы (на 10,5%), против конституционных прав и свобод человека и гражданина (в три раза).

Принцип приоритетности ценности прав и свобод человека и гражданина пронизывает буквально все содержание Конституции РФ и соответствующим образом определяет законотворчество, применение законодательства. Правовой статус личности занимает центральное место в правовой системе общества, и сама ценность этой системы в значительной мере определяется тем, какая роль отводится в ней личности, как обеспечиваются, гарантируются, охраняются ее интересы, честь, достоинство, безопасность, в том числе и защищенность от криминальных угроз.

В современной преступности  получают развитие ее новые, чрезвычайно опасные виды, которые отличаются нетрадиционными, небывалыми по эффективности способами и средствами, несут в себе агрессивное воздействие криминальной культуры, преступного образа жизни, вызывающего в людях чувство страха, незащищенности перед всемогущим криминалитетом с его жестокостью, беспощадностью и угрозами. Защита, в том числе и, главным образом, от криминальной угрозы, прав и свобод, нравственности, здоровья и собственности каждого человека имеет приоритетное значение в формировании национальной системы безопасности, положения которой закреплены в Законе Российской Федерации «О безопасности», «Концепции национальной безопасности Российской Федерации», разрабатываются в современной российской юриспруденции и особенно – в криминологии.

Анализируя проблему антикриминальной безопасности и рассматривая в связи с этим задачу защиты государством граждан от преступности, становится очевидным, насколько востребованной является научная разработка концепции защиты человека от криминальной угрозы, современной модели управления процессами обеспечения антикриминальной безопасности личности.

Отмеченные обстоятельства обусловили постановку проблемы антикриминальной безопасности, или защищенности от криминальной угрозы, личности  в качестве объекта настоящего исследования. Такое исследование представляется актуальным не только с позиции криминологической науки, но и в плане его значения для правоохранительной деятельности, а равно и для образовательных учреждений, в которых предусмотрено обучение по специальности «юриспруденция».

Степень разработанности проблемы. Тема социальной (национальной) безопасности в различных ее аспектах разрабатывается учеными многих, в том числе и юридических отраслей науки. Все виды безопасности – экономической, информационной, экологической, демографической, тем более, уголовно-правовой, криминологической, иных разновидностей (подсистем) безопасности – имеют юридическую составляющую. Правовому аспекту национальной безопасности посвящены исследования таких отечественных ученых, как: Г.А. Аванесов, Ю.Е. Аврутин, П.В. Анисимов, В.В. Балдицын, Ю.М. Батурин, С.В. Бородин, Л.В. Брусицын, А.И. Васильев, А.Н. Волобуев, Л.Д. Глухман, Г.Н. Горшенков, К.К. Горяинов, А.В. Гыскэ, А.И. Гуров, С.В. Гущин, Б.В., С.Н. Данилин, Дрейшев, В.М. Егоршин, А.С. Емельянов, А.Ю. Епихин, А.М. Жодзинский, М.Н. Зацепин, Н.Д. Казаков, Д.А. Калмыков, И.И. Карпец, М.А. Кириллов, М.П. Клейменов, В.С. Комиссаров, В.В. Колесников, Б.П. Кондрашов, В.А. Копылов, Е.В. Красненкова, А.А. Крашенинников, В.Н. Кудрявцев, М.А. Лесков, В.В. Лунеев, С.В. Максимов, А.А. Марков, В.В. Меркурьев, В.И. Митрохин, Г.К. Мишин, А.Г. Морозов, В.С. Овчинский, С.С. Овчинский, Г.О. Петрова, В.А. Плешаков, Э.Ф. Побегайло, С.В. Потапенко, С.Л. Сибиряков, С.В. Степашин, А.А. Тер-Акопов, Д.И. Чистов, С.М. Шапиев, Л.И. Шерстнев, Д.А. Шестаков, Н.В. Щедрин, В.Д. Элькин и другие.

Благодаря вкладу ученых, в правоведении сложилась определенная система знаний о юридической безопасности, которая как научная категория поставлена сегодня в ряд актуальных, нуждающихся в исследовании проблем. Фундаментальный характер концепции юридической безопасности заключается, главным образом, в том, что в ней систематизируются положения, которые выступают в качестве составляющих отдельных видов национальной безопасности: экономической, экологической, государственной, демографической, военной, пожарной, информационной, антикриминальной  и др.

Однако, что касается антикриминальной безопасности, то эта проблема на сегодня остается совершенно не разработанной в юридической науке. И если в какой-то мере она и получает освещение в литературе, то преимущественно это делается относительно материальных объектов, организаций. Личностный аспект проблемы в значительной мере остается за пределами криминологических исследований.

Проблема негативного воздействия на сознание и подсознание человека всегда находилась в поле зрения специалистов, но сегодня она приобретает более острый характер, ввиду многих факторов. К их числу следует отнести: новые информационные технологии; злоупотребление свободой слова в средствах массовой коммуникации; компьютерные игры; аморальность, криминогенность, преступность Интернета, очень точно именуемого всемирной паутиной, которой опутываются, прежде всего, дети.

Существующая сегодня система нормативно-правовой и социально-правовой защиты прав и законных интересов личности (главным образом, относительно ее чести, достоинства, репутации, частной жизни) от преступных посягательств вызывает обоснованную критику со стороны гражданского общества. Представляется, что в ходе исследования проблемы антикриминальной безопасности личности автору удалось раскрыть ряд ее важных закономерностей и сформулировать теоретическую основу, на которой становятся возможными дальнейшие научные изыскания в данной области.

Объектом исследования определено явление «антикриминальная безопасность», внешней стороной (формой) которого выступают его структурообразующие элементы: объект антикриминальной безопасности; угроза и ее источники; субъект обеспечения безопасности и меры защиты личности от криминальной угрозы.

Предмет исследования составили внутренние и внешние связи системы антикриминальной безопасности, в которых выражены закономерности интегрированного свойства защищенности личности от криминальной угрозы, а также механизма обеспечения антикриминальной безопасности как сложного вида общественных отношений, урегулированных правом.

Цель исследования заключается в том, чтобы сформировать в рамках криминологической теории с позиции системного (по отношению к объекту исследования) и комплексного (с позиции методов и средств) подходов концепцию, или систему взглядов на антикриминальную безопасность личности, способы ее рассмотрения, выделить и описать содержательные элементы явления, их взаимосвязи, дать им научное объяснение, а также разработать основные положения государственной политики обеспечения антикриминальной безопасности личности и определить перспективы реализации научных положений.

Настоящая многогранная цель реализуется путем последовательного решения следующих наиболее общих задач:

1) рассмотреть юридический аспект социального феномена «национальная безопасность», и дать криминологическое описание основным элементам теоретической модели «юридическая безопасность» и ее видам;

2) провести анализ информационной сферы национальной безопасности и дать ей криминологическую характеристику через призму интересов личности;

3) выработать новое криминологическое понятие «антикриминальная безопасность» с ориентацией на личность как основной из трех объектов безопасности (наряду с обществом и государством), определенных в российском законодательстве, определить и описать содержательные элементы данной научной категории;

4) дать научное описание криминальной угрозы безопасности личности, классифицировать виды криминальной угрозы и дать им соответствующую криминологическую характеристику, исходя из определенных в науке и законодательстве двух видов (внутренних и внешних) источников угроз, их теоретического и прикладного значения;

5) изучить в нормативно-правовом и социально-правовом аспектах природу криминальной угрозы личности и выполнить теоретическое моделирование системы противодействия криминальным угрозам;

6) исходя из политического аспекта управленческого воздействия на источники и факторы криминальной угрозы в целях обеспечения антикриминальной безопасности, провести анализ стратегической линии управления (стратегии безопасности) и дать криминологическую характеристику основным ее элементам;

7) провести комплексный анализ феномена антикриминальной безопасности как теоретической модели и вида правоохранительной деятельности с позиции определения ее роли в построении стратегической линии предупреждения преступлений;

8) разработать в системе обеспечения антикриминальной безопасности личности алгоритм управленческого воздействия, представляющий собой последовательное выполнение важнейших элементов, или строгих правил, определяющих стадии управленческого процесса со свойственными им закономерностями и взаимосвязями;

9) разработать и научно обосновать основные положения государственной политики нравственно-психологической и правовой защиты личности от преступности;

10) учитывая преимущественно нормативно-правовой характер защитительной деятельности, рассмотреть возможные подходы к решению проблемы эффективности (мер) правовой защиты личности от криминальной угрозы.

Методологической основой исследования определена система, прежде всего, генеральных принципов, фундаментальных идей философского уровня, а именно: мировоззренческие и общеметодологические ориентиры и основные положения, теоретико-познавательные и иные философские представления, главным образом, составляющие материалистическую диалектику как науку об общих законах внешнего мира и мышления человека, а также общенаучные и специально-научные методы исследования, в особенности, операциональный, структурный, функциональный анализ социальных систем, социологические и уголовно-статистические методы, иные логические приемы и специальные способы исследования социальных (правовых) явлений.

Теоретической базой исследования послужили знания тех научных отраслей, которые были определены в соответствии с целями и задачами настоящего исследования и его нормативно-правовым и социально-правовым аспектами. В их число вошли опубликованные материалы, отражающие в той или иной степени знания о предмете исследования и методах его познания в области: теории права, научных дисциплин криминального цикла; ряда специальных правовых теорий (социально-правовой концепции юридического обеспечения безопасности человека, причинности нефизических явлений в уголовном праве, теории мер безопасности, криминологии массовых коммуникаций, безопасности личности в уголовном судопроизводстве и др.); социологии; социальной психологии; социальной коммуникации; теория государственного управления; формирующейся отрасли информационного права и др.

Вместе с тем в исследовании были использованы положения административной криминологии, получившей развитие в европейских странах, и оказывающей заметное влияние на практику превентивной деятельности в Великобритании. При этом особое значение придавалось положенным в основу административной криминологии теории рационального выбора и концепции предупреждения ситуативных преступлений, в частности, устранения криминогенных факторов внешней среды и создания условий, затрудняющих реализацию криминальной угрозы.

Сторонники указанного направления в криминологии акцентируют внимание не на социальной профилактике, которая связана с решением таких проблем, как, например, безработица, социальная незащищенность, пьянство и др., а на формальных методах контроля, на конкретных жизненных ситуациях и их воздействии на человека, на активном участии граждан в предупреждении преступлений.

Нормативную базу исследования составили имеющие отношение к предмету исследования положения Конституции Российской Федерации, международного права, нормы уголовно-правового, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного, оперативно-розыскного, административного и иного федерального законодательства, нормативные акты Президента РФ, органов законодательной, исполнительной, судебной власти, Правительства России и федеральных министерств. Также были использованы некоторые нормативные документы отдельных регионов России и зарубежных государств.  

Эмпирическая база исследования представлена:

– материалами, полученными автором в результате почти двадцатилетнего опыта изучения вопросов, относящихся к проблеме предупреждения преступлений против личности, в том числе в процессе прохождения службы в уголовном розыске, а затем – научно-педагогической деятельности, преимущественно в системе образовательных учреждений МВД РФ и образовательном учреждении Волго-Вятской академии государственной  службы.

– материалами диссертационных исследований, научных публикаций, отражающих эмпирическую область решения вопросов обеспечения защиты прав и законных интересов личности, прежде всего, в сфере информационных отношений, тематика которых близка разрабатываемой проблеме настоящего исследования;

– материалами эмпирических исследований последних лет (2001 – 2008 годы), в результате которых были получены содержательные материалы, относящиеся к изучаемой проблеме. В частности, были проведены опросы населения г. Нижнего Новгорода (в общей сложности 2550 человек), 300 предпринимателей г. Нижнего Новгорода, 400 работников правоохранительных органов (сотрудников уголовного розыска, следователей, работников прокуратуры, судей), редакторов, журналистов средств массовой информации Нижегородской области, Республики Мари Эл, Республики Чувашия (50 человек), 340 осужденных; изучены материалы кассационной практики Верховного Суда РФ, Верховного Суда Республики Коми за 2004-2007 годы, Нижегородского областного суда за 2004-й год; материалы Совета по информационным спорам в Нижегородской области за 2003-2006 годы, отражающие конфликтные ситуации в сфере массовой информации.

Автором также использованы материалы, полученные им как руководителем кафедры в результате криминологических исследований, проведенных совместно с юридическими кафедрами ряда вузов г. Владимира, Волгограда, Мурома, Нижнего Новгорода, Сыктывкара.

Научная новизна исследования выражена в системе знаний, раскрывающих понятие и содержание вводимой в научный оборот криминологической категории «антикриминальная безопасность личности», а также внутренние и внешние взаимосвязи исследуемого социально-правового явления, представляющие научный интерес с позиции криминологической детерминации и превенции.

Впервые проведен криминологический анализ юридического аспекта национальной безопасности, который позволил открыть и систематизировать знания о внутренней и внешней детерминации общественно опасной угрозы для защищаемого объекта (в том числе личности). На основе этих знаний становится возможной разработка адекватной системы управленческого воздействия на источники и факторы угрозы в целях защиты объекта.

Определены и сформулированы научно обоснованные положения об основных элементах и структуре юридической безопасности относительно криминальной угрозы личности. В частности, выделены и классифицированы виды юридической безопасности. В свою очередь, систематизация знаний об этой совокупности разновидностей юридической безопасности позволила открыть в исследуемом феномене безопасности его интегрированное свойство, которое было положено в основу разработки нового криминологического понятия – «антикриминальной безопасности». Определены и описаны содержательные элементы данного понятия, их взаимосвязи, им дано научное объяснение.

Разработаны положения о системы обеспечения антикриминальной безопасности личности, в которых определены: характеристики интегрированного субъекта управления, методов и средств (мер) защиты, основные стратегии управления защитительной деятельностью в регионе, или стратегии безопасности, а также криминологическая характеристика алгоритма управленческого воздействия на факторы и источники криминальных угроз. Сформулировано понятие и рассмотрено содержание антикриминальной политики относительно региональной защитительной деятельности, реализуемой в соответствии с целями и задачами стратегий безопасности.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. В рамках криминологической теории впервые разработана концепция антикриминальной безопасности личности, которая определена  как система знаний об интегрированном свойстве данного объекта юридической безопасности, выраженном в его устойчивости перед криминальной угрозой, а также обеспечение условий и правовых гарантий безопасной жизнедеятельности личности, осуществляемые на основе криминологического контроля и прогнозирования.

2. Поскольку антикриминальная безопасность личности предполагает состояние защищенности ее от криминальных угроз не только средствами криминологической профилактики, предупреждения преступлений, но в значительной мере средствами отраслей права криминального цикла, а также соответствующей юридической деятельностью, определены научные приоритеты по отношению к объекту исследования, которые предполагают разработку соответствующих видов антикриминальной безопасности: уголовно-правовая безопасность, уголовно-процессуальная безопасность, оперативно-розыскная безопасность, антикриминальная VIP-безопасность и антитеррор, пенитенциарная безопасность, криминологическая безопасность.

Исходя из специфики основных видов деятельности по обеспечению антикриминальной безопасности, предложена классификация соответствующих мер безопасности.

3. В основу данной концепции положена антикриминальная модель безопасности личности. Предложены и классифицированы критерии оценки личности в качестве объекта антикриминальной безопасности. К ним отнесены: а) личностные свойства человека как предметная выраженность и ценностное свойство объекта безопасности (например, честь, достоинство), б) критерий непосредственности объекта (например, подверженность личности шантажу), в) информационная, или  нефизическая  причинная связь в преступлении («ранение» словом), г) целенаправленность информационно-психологического воздействия (оклеветать конкретного адресата).

4. Феномену антикриминальной безопасности личности, ее защиты, или охраны невозможно дать научное описание и объяснение, не обратившись к их антитезе – криминальной опасности, или угрозе общественной опасности. По аналогии с определением опасности, которое имеется в литературе, можно сформулировать понятие криминальной опасности как объективно существующей угрозы (как намерения и возможности) непосредственного либо опосредованного преступного воздействия на личность. Поскольку такой возможностью по российскому уголовному законодательству (ст. 19 УК РФ) обладает вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного Уголовным кодексом РФ, следовательно, источником криминальной опасности являются физические лица.

5. Криминальная угроза в социально-правовом аспекте рассматривается не только как уголовно-правовой признак, или элемент (надежный, доступный и экономичный способ) уголовно наказуемого деяния, но как любой акт информационно-психического насилия над личностью, в целях преступного извлечения выгоды. Например, при вымогательстве чужого имущества (ст. 163 УК РФ) угроза распространением компрометирующих, или позорящих лицо сведений будет элементом уголовно наказуемого деяния, но в случае принуждения путем аналогичной угрозы должностного лица к злоупотреблению должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ) такая угроза – не будет иметь уголовно-правового значения.

6. На основе криминологического учения о жертве преступления разработаны новые положения о личности как возможном объекте преступного посягательства с учетом особенностей источника и факторов криминальной угрозы. Исходя из определенных в юриспруденции и законодательстве двух видов (внутренних и внешних) источников, данное положение следует относить и к угрозам личности. Личность как объект антикриминальной безопасности в то же время может заключать в себе и источник криминальной опасности, тем самым представлять для себя самой криминальную угрозу. Производящая, опасная для себя самой, волевая энергия личности, продуцирующая криминальную (само)угрозу выражается в таких ее качествах, как виктимность и криминогенность, или способность самокриминализации

7. Эффект самокриминализации заключается в том, что лицо под воздействием криминальной угрозы, реального преступного посягательства становится способным стать либо преступником, либо жертвой-преступником, или криминализированнойжертвой. В первом случае опасное для самого себя (рискованное, неосмотрительное, легкомысленное, распущенное, провокационное) поведение лица стимулирует, навлекает на себя преступное посягательство и в итоге претерпевает вред. Во втором случае лицо под воздействием преступника само совершает преступление и в итоге также претерпевает вред.

8. Как по отношению к преступнику (субъекту криминальной угрозы), так и по отношению к жертве (объекту угрозы), можно говорить о повышенной степени угрозы, которая зависит от личностных качеств. В связи с этим в исследовании предложена классификация жертвы-преступника как объекта антикриминальной безопасности по характеру и степени ее уголовно-правовой вины.

9. Обоснована и осуществлена (по разработанным автором критериям) классификация криминальных угроз, что имеет не столько теоретическое, сколько прикладное значение. Оно заключается в том, что субъект обеспечения антикриминальной безопасности получает знания о существенных признаках тех отношений, которые складываются между теряющим свойство защищенности объектом антикриминальной безопасности, и внешним источником криминальной угрозы, принимающей все более реальный характер. Эти знания позволяют субъекту обеспечения антикриминальной безопасности правильно разрабатывать стратегические цели и тактические задачи, оптимально использовать методы и средства в воздействии на источники и факторы опасности.

10. Нормальное функционирование системы, обеспечивающей защищенность личности от криминальной угрозы, нуждается в отлаженном управлении, искусство которого именуется политикой. В данном контексте речь идет об антикриминальной политике, которая определяется как направление государственной политики борьбы с преступностью, ориентированное на разработку и реализацию стратегической линии, тактических целей, принципов и средств, или возможностей специализированных (уголовно-правового, уголовно-процессуального, оперативно-розыскного, тактико-специального и др.) институтов государственного управления в обеспечении защищенности личности от криминальной угрозы в реальной криминологической ситуации.

Антикриминальная политика ориентирована, главным образом, на реальных лиц (источников криминальной угрозы), реальные обстоятельства криминогенного характера, в которых уже «вызрела» или явно «вызревает» предкриминальная ситуация, на потенциальных и реальных жертв преступления,  виктимогенные ситуации.

11. Социальная защита как сложная деятельность по реализации мер обеспечения безопасности личности, т. е. как основная составляющая управленческого воздействия на источник, факторы криминальной угрозы и объект защиты представляет собой главную проблему антикриминальной политики. Социальная защита – это линия поведения, прежде всего, исполнительно-распорядительных органов, которая выстраивается в соответствии с региональной концепцией антикриминальной политики, системой ее правового регулирования с учетом и использованием возможностей различных по характеру – (анти)криминогенных, (анти)виктимогенных, (анти)криминальных – факторов общественной жизни, а также складывающихся правозначимых условий и обстоятельств. Поэтому такого рода управленческую деятельность можно именовать «практической политикой защиты».

12. Выстраивание политической линии управленческого поведения в сфере защиты безопасности личности осуществляется, главным образом, путем разработки ее стратегии и тактики.

Стратегией определяются основные (приоритетные) направления этой деятельности: разработка и обеспечение реализации главных (стратегических) целей, определение и рациональное распределение по ключевым позициям ресурсов, обеспечению взаимодействия органов управления с основными союзниками – юридическими лицами, общественностью, населением в целом и др. Тактика рассматривается как совокупность методов, форм и средств достижения ближайших из основных целей защиты личности в определяемых стратегических направлениях и обусловленных характером, содержанием стратегии, ее установками.

13. В исследовании проведен дифференцированный анализ стратегий антикриминальной безопасности по двум условно определяемым – общему и специальному – направлениям управленческой деятельности. Под общим направлением, или стратегией антикриминальной политики определена преимущественно нравственно-психологическая защита личности, а под специальным направлением – ее правовая защита.

Разделение защитительной деятельности и ее характеристика по критериям морали и права обусловлено не только традиционными научными взглядами на неизменный вопрос о взаимоотношениях этих двух нормативно-ценностных регуляторов, но и потребностями деятельности государственных и негосударственных субъектов в сфере борьбы с преступностью. Однако такое разделение носит во многом условный характер и направлено на выявление не столько различий, сколько преимуществ того и другого института, использование которых позволит обеспечить наиболее успешные комплексные решения в антикриминальной политике.

14. Нравственно-психологическая защита антикриминальной безопасности личности может быть определена как часть (подсистема) системы обеспечения антикриминальной безопасности, позволяющая организовать и скоординировать деятельность субъектов социального управления, направленную, с одной стороны, на формирование нравственно-психологической устойчивости личности и ее окружения перед криминальной (и/или виктимальной) угрозой, а с другой стороны – на минимизацию общественной опасности такой угрозы вплоть до возможного полного устранения негативного информационного воздействия на личность и среду ее жизнедеятельности.

В исследовании сформулированы и раскрыты положения о предмете, целях, задачах; принципах; уровнях, направлениях; методах и средствах нравственно-психологической защиты.

15. Правовая защита представлена как система правового обеспечения антикриминальной безопасности личности путем формирование ее активного правоосознанного поведения, создания правовых гарантий реализации, восстановления ее прав, а также минимизации криминальной угрозы преимущественно правовыми средствами.

В качестве объекта правовой защиты выступает, прежде всего, личность, нуждающаяся в правовой помощи и защите. Помощь заключается, главным образом, в формировании правового мировоззрения, повышении уровня правовой культуры, обучении умению отстаивать, защищать свои права и законные интересы. При этом обращается внимание на гарантии ее прав и обязанностей.

В данном аспекте исследовании социальной защиты личности от криминальной угрозы также сформулированы и раскрыты положения о предмете, целях, задачах; принципах; уровнях, направлениях; методах и средствах защитительной деятельности.

16. Придавая большое значение трудноразрешимой проблеме эффективности защитительной деятельности прав и законных интересов личности в сфере борьбы с преступностью, рассмотрены определенные подходы к совершенствованию законодательства и правоприменительной практики в обеспечении антикриминальной безопасности личности.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Антикриминальная безопасность личности впервые выделена и рассмотрена в качестве крупной научной проблемы, имеющей важное, прежде всего криминологическое значение, и относящейся к юридической безопасности как многоаспектному компоненту национальной безопасности России.

На основе изученных в теории положений, в той или иной мере относящихся к предмету исследования, и собственных эмпирических исследований, данные которых были апробированы на различных научных форумах и в учебном процессе, разработана концепция антикриминальной безопасности личности. Настоящая концепция представляет собой теоретическую базу для научной разработки криминологических категорий, отражающих в себе сущность и закономерности тех общественных отношений, которые в целом составляют интегрированные свойства системы антикриминальной безопасности.

Концепция углубляет социально-правовое мышление субъекта управления в сфере обеспечения аникриминальной безопасности личности, что, в частности, способствует достижению объективности, достоверности и научности криминологических оценок и прогнозов.

В материалах диссертации систематизированы знания, которые обогащают криминологический инструментарий, освоение которого осуществляется в учебном процессе, в частности могут быть использованы в подготовке учебной литературы, в том числе при разработке специальных курсов по криминологии, уголовному праву, уголовно-исполнительному праву, а также уголовному процессу и оперативно розыскной деятельности.

Некоторые выводы могут служить в качестве отправных идей совершенствования уголовно-правовых норм, направленных на защиту прав и законных интересов личности.

Апробация результатов исследования. Основные выводы и положения диссертационного исследования изложены в 50 публикациях, общий объем которых составляет 86,6 печатных листов, а также в научных докладах и сообщениях, сделанных на научных и научно-практических конференциях, в частности: на Международной научно-практической конференции «Девиация и делинквентность: социальный контроль» (Н. Новгород, 21-22 апреля 2006 г.); на Международной научно-практической конференции, посвященной памяти доктора юридических наук, профессора Орданского Марка Семеновича (31 марта-1 апреля 2005 г.); на Международной научно-практической конференции «Государственная граница, организованная преступность, закон и безопасность России» (Санкт-Петербург, 15-17 января 2006 г.); на Международной научно-практической конференции «Преступность, общество, криминология: диалектика развития» (Суздаль, 27-3- августа 2006 г.); на Всероссийской научно-практической конференции  «Криминологические и правовые проблемы борьбы с криминальным насилием» (Якутск, август 2004 г.), на Всероссийской научно-практической конференции «Пенитенциарная преступность: история и современность» (Владимир, октябрь 2002 г.), на Всероссийской научно-практической конференции «Обеспечение прав граждан и интересов государства в современном обществе» (Муром, декабрь 2004 г.), на V Всероссийской научно-теоретической конференции «Политические, экономические и социокультурные аспекты регионального управления на Европейском Севере» (Сыктывкар, 19 апреля 2006 г.); на научно-практической конференции «Российское право в период социальных реформ» (Нижний Новгород, ноябрь 2004 г.), на научно-практической конференции «Приволжский федеральный округ в начале XXI в.: экономические, социально-политические, нравственные, правовые, экологические проблемы» (Нижний Новгород, май 2004 г.), на региональной научно-практической конференции «Оптимизация уголовной политики и экономического правопорядка на основе положений Федерального закона от 08.12.03 г. № 162-ФЗ» (Нижний Новгород, январь 2004 г.), на III региональной научно-теоретической конференции «Политические, экономические и социокультурные аспекты регионального управления на Европейском Севере» (Сыктывкар, январь 2004 г.), на научно-практической конференции «Проблемы науки и юридической практики» (Нижний Новгород, апрель 2004 г.); на научно-практической конференции «Война и права человека» (22 – 23 апреля 2005 г.);

Положения авторской концепции антикриминальной безопасности личности используются в учебном процессе Волго-Вятской академии государственной службы, Коми республиканской академии государственной службы и управления, Нижегородском государственном университете им Н.И. Лобачевского, Сыктывкарском госуниверситете и других образовательных учреждениях, главным образом, в изучении «Криминологии», «Уголовного права» и «Уголовно-процессуального права», специальных курсов «Приоритетные направления криминологической деятельности», «Криминология массовых коммуникаций», «Криминологическое обеспечение управленческой деятельности в сфере борьбы с преступностью», в особенности в разработанном автором спецкурсе «Безопасность личности».

Структура исследования. Диссертация состоит из введения, шести глав, включающих тридцать параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы, указаны цель, задачи, объект и предмет исследования, его методологическая и теоретическая основы, эмпирическая база, научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, апробация его результатов, представлены выносимые на защиту положения; приведены сведения об апробации и внедрении в учебный процесс результатов исследования.

Первая глава «Национальная безопасность как социальный феномен и ее юридическая оценка» состоит из пяти параграфов.

В первом параграфе «Историческая обусловленность и развитие правовой идеи безопасности» систематизированы знания об историческом аспекте научного осмысления феномена социальной безопасности, определения в ее параметрах идеи безопасности личности, защиты неимущественных благ, в частности путем установления и реализации института юридической ответственности за моральный вред.

Сравнительный анализ российского законодательства прошлых столетий и сегодняшнего периода позволил увидеть преемственность правовой идеи безопасности, в особенности безопасности личности. Наряду с нормативно-правовым аспектом исторического анализа проблемы безопасности было обращено внимание и на его социально-правовой аспект, в котором, получила развитие и криминологическая наука. Исследование показало, что современные представления о проблеме антикриминальной безопасности формировались еще в далекий период времени между средневековьем и концом XVIII в., когда складывалось система воззрений на преступление, его причины, наказание и иные меры защиты от преступных посягательств. И сегодня, особенно в условиях сближения России с европейским сообществом, более тесным приобщением к политической и правовой культуре стран Европы, феномену безопасности уделяется все большее  внимание, прежде всего политиков, правоведов.

На уровне общества, или страны феномен социальной безопасности приобретает определенные характеристики, свойственные людям, населяющим страну, их культуре, и, таким образом, именуется «национальной безопасностью». Автор рассматривает национальную безопасность как состояние защищенности от угроз всей совокупности национальных интересов личности, общества и государства во всех сферах их жизнедеятельности (и правоотношений). Защищенность (результат защиты, надежной охраны) рассматривается как ключевой признак национальной безопасности.

В зависимости от классификации национальных интересов по различным основаниям, можно, в частности, определить такие виды и подвиды национальной безопасности, как: экономическая, предпринимательская; экологическая; политическая; юридическая, антикриминальная (уголовно-правовая, криминологическая, уголовно-процессуальная, оперативно-розыскная, уголовно-исполнительная, антитеррористическая и др.); информационная (информационно-психологическая, массово-информационная, компьютерная, энергоинформационная) и др.

Во втором параграфе «Правовой аспект национальной безопасности» рассмотрены вопросы теоретической разработки комплекса общих правовых положений, связанных с обеспечением национальной безопасности в России и выделенных в относительно самостоятельную сферу – юридической безопасности. Приведено определение юридической безопасности как состояния правовой защищенности объекта при наличии необходимых ее правовых гарантий и юридического обеспечения нормальной жизнедеятельности. Данное состояние выражено в соответствующей системе правоотношений, основными элементами которой являются: объект и предмет безопасности, угрозы опасности и их источники, субъект обеспечения безопасности и меры защиты, самозащиты, функции, цели и задачи системы обеспечения юридической безопасности. Дана краткая характеристика каждого из выделенных элементов юридической безопасности, при этом человеческий фактор рассматривается как ключевой элемент функционирования системы безопасности и основная категория предмета исследования.

Под объектом безопасности человека понимается правовая защищенность его как субъекта правоотношений, следовательно, и отношения, охраняемые (например, уголовным) законом в их надлежащем качестве, обеспечивающим социально-правовую защиту человека, относятся к объекту безопасности. Свойство безопасности объекта определяется как интегрированное качество личности, т. е. такое внутренне состояние и объективное положение человека, которые возвышают ее над угрозой опасностью.

Предметом защиты выступают законные права и интересы личности витальные, или жизненно важные, репродуктивные интересы, духовные, интеллектуальные и иные интересы. В зависимости от конкретизации объекта, например, человека, и конкретизированной сферы его окружения (жизнедеятельности) соответствующим образом меняется характер угрозы и ее источников. Общие угрозы безопасности и их источники поддаются распределению на два разные по характеру и степени общественной опасности вида: внутренние – исходящие из самого человека, точнее его личностных свойств, и внешние – исходящие от определенных факторов окружения человека.

В третьем параграфе «Меры обеспечения безопасности» рассматривается комплекс элементов жизнеобеспечения, направленный на защиту объекта от вредного воздействия источника, например, общественно опасной угрозы. Данный комплекс вмещает в себя не только уголовно-правовые меры защиты как, но и материальную помощь малоимущему населению, в целом экономические, социальные, политические меры, направленные на социализацию не адаптировавшихся слоев населения, сглаживание межэтнических конфликтов и др.

Специфика, прежде всего, юридических средств защиты, позволяет выделить и соответствующие виды юридической безопасности. В системе юридической безопасности, в соответствии с отраслями права выделяются отраслевые виды безопасности, в том числе и  уголовно-правовая безопасность, определяемая как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз уголовно-правовыми средствами.

В исследовании не ставится задача провести относительно полную классификацию видов национальной безопасности и соответствующую классификацию мер их защиты, поскольку это не имеет существенного значения для исследования юридического аспекта настоящего социального феномена. В этом аспекте важно отметить определенные государством такие задачи, как: правовое обеспечение реформ и создание эффективного механизма контроля за соблюдением законодательства Российской Федерации, консолидация усилий в борьбе с преступностью и коррупцией и др.

Приоритетное значение в Концепции национальной безопасности РФ придается формированию системы мер социальной профилактики и воспитания законопослушных граждан. При этом подчеркивается, что данные меры должны быть направлены на защиту прав и свобод, нравственности, здоровья и собственности каждого человека.

В четвертом параграфе «Перспективы теоретического моделирования юридической безопасности» изложены результаты конструирования модели явления «юридическая безопасность», выделены основные ее элементы (категории), которым даны соответствующие определения; излагаются положения о сущности юридической безопасности как сложного социально-правового явления.

Исходя из определения юридической безопасности как состояния правовой защищенности объекта при наличии необходимых ее правовых гарантий и юридического обеспечения нормальной жизнедеятельности, систематизация знаний о данном явлении осуществлена с ориентацией на эти три основные его составляющие: состояние правовой защищенности (объекта), правовые гарантии или законодательство и юридическое обеспечение нормальной жизнедеятельности или юридическая деятельность.

Разработка концепции юридической безопасности предполагает дифференцированный подход к характеристике ее содержательных элементов (например, относящихся к объекту) безопасности, с учетом конкретных условий (например, в сфере функционирования), в которых реализуется система ее обеспечения. В соответствии с этим выделяются виды юридической безопасности. Например, в соответствии с объектом безопасности выделяют такие виды, как юридическая безопасность человека, юридическая безопасность общества (страны), юридическая безопасность государства. Представляется перспективным классифицировать юридическую безопасность по отрасли юриспруденции – определенной науке, виду юридической деятельности. Например, уголовно-правовая безопасность, уголовно-процессуальная безопасность, уголовно-исполнительная безопасность, криминологическая безопасность и др.

Вместе с тем виды юридической безопасности  можно определять по смешанным критериям: концепция безопасности личности в уголовном судопроизводстве, криминологическая безопасность личности, общества, государства, и др.

В пятом параграфе «Основные элементы юридической безопасности» дана относительно полная характеристика основным элементам конструируемой модели «юридическая безопасность». К их числу отнесены и охарактеризованы: а) объект (например, охраняемые законом права и свободы личности, материальные и духовные ценности общества, конституционный строй, суверенитет и территориальная целостность); б) предмет (например, физиологический, психический, нравственный и иные жизненно важные интересы личности); в) субъект (государственные органы, негосударственные организации, отдельные граждане, законодательно наделенные правами и обязанностями в деле обеспечения безопасности); г) угроза юридической безопасности как возможная опасность для охраняемых законом прав и свобод личности, материальных и духовных ценностей общества, конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности, или объективно существующая возможность нанести ущерб объекту (предмету) безопасности; д) меры и средства обеспечения юридической безопасности как совокупность реакций субъекта безопасности на угрозу и используемых при этом приемов, различных видов ресурсов.

Вторая глава «Информационная сфера национальной безопасности» состоит также из пяти параграфов.

В первом параграфе «Криминологическая оценка информации» рассматривается информационный приоритет проблемы безопасности. Субъекты информационных отношений с их правами и обязанностями как бы создают общую среду, в которой они взаимодействуют. И в этой среде возможны опасные информационные состояния. Для человека опасность этих состояний заключается в том, что, с одной стороны, сама информация может оказаться объектом угрозы (в частности, и особенно – преступного посягательства), и в этом случае  человек как субъект информационных правоотношений подвергается или подвергает себя угрозе. С другой стороны, информация может быть обращена в средство негативного воздействия на человека и, таким образом, представлять собой угрозу для личности.

В литературе наряду с информационной безопасностью выделяют психологическую безопасность, объектом которой выступает психика человека. Исходя из особенностей негативного психологического воздействия, которое может осуществляться и помимо воли человека, но вместе с тем, и органической взаимосвязи с ним информации, правильно именовать этот сложный процесс как информационно-психологический, а состояние защищенности от негативного информационно-психологического воздействия – как информационно-психологическая безопасность человека или группы людей.

В исследовании выделяются три основных аспекта такого рода нефизического воздействия на объект безопасности: криминальный, виктимогенный и криминогенный. Каждому из них дана криминологическая характеристика.

В параграфе втором «Информационная безопасность человека» изложена характеристика важной и острой проблемы, пока не получившей достаточного внимания со стороны криминологов.

Сегодня наблюдается возрастающая роль информационной сферы в развитии общества. Информационной сферой охватывается по существу вся жизнедеятельности общества. Этот процесс реализуется через постоянное возникновение, развитие, функционирование, прекращение, возобновление и т. п. общественных отношений. При этом информация  используется как во благо, так и во вред человеку.

Информационная сфера представляет собой совокупность информации, информационной структуры, субъектов, осуществляющих разные операции с информацией, а также системы регулирования возникающих при этом общественных отношений. Названные компоненты информационной сферы коррелируют интересам личности как ее важным компонентам предмета безопасности, поэтому названные компоненты определены в качестве отправных критериев криминологической оценки информационной безопасности личности и обстоятельно рассмотрены в диссертации.

В параграфе третьем «Правовое регулирование информационных отношений в сфере национальной безопасности» представлена сконструированная на основе человекоцентристского подхода модель правового регулирования информационных отношений в сфере национальной безопасности. Ее конструкция сформирована из пяти основных элементов: 1) объекта информационной безопасности, в данном случае личности; 2) субъекта обеспечения безопасности (защиты) объекта; 3) права как системы нормативных установок, большей частью выраженных в законодательстве; 4) правовых средств обеспечения безопасности; 5) угрозы безопасности (источника общественной опасности).

Система правового регулирования, с точки зрения теории информации, есть не что иное, как движение информации: ее создание, передача, восприятие, переработка, обновление, производство новой информации. Особая роль в этой уникальной (информационной) системе правового регулировании, в функционировании его механизма отводится средствам массовой информации. Уже первая стадия механизма правового регулирования, как правило, связана с промульгацией, то есть опубликованием закона (вводимой юридической нормы), иного государственного акта в специальных средствах массовой информации. Без этого невозможно обеспечить юридическую безопасность личности, общества, государства.

В системе обеспечении юридической безопасности правовое регулирование как специально-юридическая форма правового воздействия играет главную роль, поскольку названная система функционирует в условиях угрожающей объекту безопасности и самой системе опасности, в частности, преступного посягательства. Но в данном параграфе рассматриваются и общесоциальные, или социально-юридические формы (воспитательного, информационно-психологического, иного) влияния права на общественные отношения, что имеет большое значение для исследования в обеспечении защищенности от информационных угроз безопасности личности (общества и государства) возможностей более емких правовых средств, или правовых явлений.

В параграфе четвертом «Информационные угрозы безопасности человека» анализируются возможности наступления негативных последствий для человека, группы лиц, подвергающихся негативному информационно-психологическому воздействию. Ввиду множества выделяемых разными исследователями форм такого рода последствий, угроз (их насчитывается более тридцати), которые по своему содержанию носят, можно сказать, многопрофильный, а не исключительно криминальный, характер, автором приведены лишь некоторые классификации информационных угроз и вместе с тем выделена и рассмотрена наиболее опасная информационно-психологическая угроза, основанная на терроре.

Террористическая угроза является относительно новой для национальной безопасности России. Ее разрушительный потенциал настолько велик и не предсказуем, что представляет  более чем серьезную опасность не только для отдельного государства. Проводя криминологический анализ взаимосвязей безопасности и терроризма, проф. В.Н. Кудрявцев выделил в них четыре особенности, первая из которых как раз носит информационный характер. Терроризм, с одной стороны, разрушает состояние внутренней защищенности личности, общества, с другой стороны – подрывает доверие к субъекту обеспечения безопасности, поскольку тот оказывается не способным гарантировать эффективность системы внешней защиты. Развитие новых, относительно дешевых и доступных террористам информационных технологий с их, по сути дела, безграничными возможностями способствует активному развитию кибертерроризма, который вторгается в работу компьютерных, телекоммуникационный сетей, дезорганизует их работу, парализует инфраструктуру государства и создает опасность для жизни людей введя их в заблуждение, паническое состояние путем распространения слухов, призывов, угроз и т.д.

Отмечая позитивную роль института массовой коммуникации в обеспечении национальной безопасности, автор, тем не менее, указывает на необходимость исследовать и негативный, а в ряде случаев и общественно опасный, характер массово-информационного воздействия на объект безопасности и, прежде всего, на личность.

Автором рассматривается такой вид криминальной угрозы личности в сфере информационных отношений, который в криминологии недостаточно исследован – негативные последствия нарушений авторского права и смежных прав. Личностный подход к оценке данной криминальной угрозы ориентирует субъекта обеспечения безопасности объекта-личности на более широкое понимание предмета преступления, в частности, учитывать то обстоятельство, что в отличие от объекта преступления, который всегда терпит ущерб, предмету преступления ущерб может и не причиняться. Например,  преступник, создавая и пуская в торговый оборот подделку – контрафактную продукцию, причиняет моральный вред, как автору, так и потребителю. Автор лишается положенного ему по закону гонорара, он теряет стимул своей творческой деятельности, теряет уверенность в защите своих прав со стороны государства, которое действительно не способно сегодня бороться с интеллектуальным «пиратством». И наша страна является одной из наиболее неблагополучных стран, в которых интеллектуальная собственность буквально отдана на откуп «пиратам».

В пятом параграфе «Опасность информационной угрозы личности» проведен криминологический анализ опасности как основного признака угрозы личности. Опасность угрозы заключается в разрушительном воздействии на систему личностных свойств и взаимосвязей человека с ближайшим окружением, которое определяет его объективно положение. Больше того, причиняемый личности вред умаляет ценность всей правовой сис­темы, в которой значительная роль отведена именно личности.

Каждый человек обладает правом индивидуальной свободы, которая, однако, связана тысячами нитей с окружающей средой. В этой среде соз­даются социальные (материальные, нравственные, политичес­кие, юридические, духовные и другие) предпосылки личной жиз­ни, и было бы неправильным полагать, что любое противоправное нарушение  этих  связей или отношений причиняет именно моральный (нравственный) вред и никакой другой, кроме – имущест­венного. В связи с этим автором дается развернутое понятие морального вреда – как совокупности субъективных по­терь от правонарушения, т. е. физических, психических, нравс­твенных страданий, полной или частичной утраты, деформации оп­ределенных социальных качеств лица (во взглядах, способностях, интересах, потребностях, отношениях и пр.), нарушении возмож­ностей его социальной деятельности, дезориентации установок и т.д., а также упущенная выгода и дополнительные расходы как следствие умаления личного блага.

Третья глава теоретические предпосылки разработки научной категории «антикриминальная безопасность личности» содержит семь параграфов.

В первом параграфе «Основные сферы научных интересов в области изучения безопасности личности» сформулированы исходные положения об основных сферах научных интересов, которые проявляют криминалисты и  криминологи, обращаясь к проблеме безопасности личности.

Признание и закрепление в Конституции Российской Феде­рации статуса человека в качестве высшей ценности обусловливает новый концептуальный подход к осмыслению взаимоотношений государства (права) и личности. Этот подход, в свою очередь, основыва­ется на принципах и положениях прежде всего международного частного права. Первые идеи о возможности осмысления безопасности через призму безопасности человека встречаются в материалах о сотрудничестве Канады и Норвегии в проводимых ими миротворческих операциях ООН в 60-е годы  прошлого столетия (так называемая «ось Осло-Оттава»). Сегодня концепция безопасности человека продвигается многими учеными, экспертами и общественными деятелями, международной общественной Комиссией по безопасности личности.

В политико-правовой литературе рассматривается взаимосвязь концепции безопасности личности и концепции прав человека. Обе эти концепции ориентированы на выявление и ликвидацию основных угроз, возникающих ввиду распространения бедности и насилия. Таким образом, личностная безопасность (human security) передает термин личностная безопасность, связана с качеством жизни человека, общества, политических процессов. Все, что снижает это качество, представляет угрозу личностной безопасности. И наоборот, все, что повышает это качество (экономический рост, доступ к ресурсам и т.д.), способствует обеспечению личностной безопасности. Существуют и другие политико-правовые подходы к моделированию концепции личностной безопасности.

Авторские наблюдения показывают, что в последнее время возрастает активность научных поисков решения антикриминальной безопасности личности. При этом характер научных интересов ученых-правоведов, изучающих проблематику антикриминальной безопасности, позволяет выделить приоритетные направления современной юридической мысли на пути к поиску возможностей надежного  обеспечения безопасности личности в условиях чрезвычайно сложной криминологической ситуации в России. Такие направления автором выделены, их описание даны в следующих параграфах настоящей главы.

Во втором параграфе «Уголовно-правовая безопасность» изложена система взглядов на безопасность личности в уголовно-правовом аспекте. Уголовно-правовую безопасность А.А. Тер-Акопов определяет  как «состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз уголовно-правовыми средствами» . И хотя в Уголовном кодексе РФ не содержится прямой задачи обеспечения безопасности личности, но данная задача непосредственно вытекает из задач и принципов Общей части, а также многих других норм уголовного законодательства, содержащихся в Особенной части УК РФ.

Криминальная опасность есть не что иное, как общественная опасность, исходящая из деяний, запрещенных уголовным законом под угрозой наказаний. Таким образом, имеет место противодействие двух видов угроз: противоправной, а именно криминальной угрозы и встречной правомерной, или антикриминальной (превентивной) угрозы. В зависимости от объекта посягательства и вида криминальной угрозы «востребуется» и соответствующий вид (общей или частной) превентивной угрозы.

В криминологической литературе практически не рассматривается проблема уголовно-правовой защиты антикриминальной безопасности личности. Хотя в правовой теории мер безопасности отводится место систематизации знаний об уголовно-правовых мерах безопасности. Уголовно-правовые средства неоднозначно оцениваются криминологами при систематизации методов и средств, в зависимости от видов управленческого воздействия на преступность. Например, рассматриваемая некоторыми учеными реакция правоохранительных органов на совершенное преступление как мера защиты таковой,  не является, поскольку данная реакции представляет собой не упреждающее воздействие, поскольку преступление совершено, а ответные действия на последствия деяния и преследование виновного в соответствии с уголовным законом. Хотя предупредительное значение этих ответных действий на совершенное преступление отрицать невозможно.

В третьем параграфе «Уголовно-процессуальная безопасность» систематизированы высказывания ученых, в которых получает определенное развитие некоторые положения разрабатываемой сегодня концепции уголовно-процессуальной безопасности. Наиболее результативным в этом направлении является  комплексное исследование А.Ю. Епихина, криминологический анализ концепции которого проводится в настоящем параграфе.

Анализ А.Ю. Епихиным мер безопасности, их юридическая оценка и классификация приводят к выводу о том, что личность как объект безопасности следует рассматривать не только в аспекте внешних, но и внутренних источников противоправных воздействий. К последним – мы относим определенные свойства личности. А поскольку эти свойства продуцируют неоднозначный характер мотивации под противоправным давлением (воздействием) на личность, то в результате участник судопроизводства может оказаться либо жертвой правонарушения, либо правонарушителем, либо ни тем, ни другим.

В первом и втором случаях это может произойти ввиду того, что система защиты его уголовно-процессуальной безопасности окажется неэффективной, сыграют криминогенную и виктимогенную роль внутренние, или личностные источники угрозы безопасности (например, жалость, сострадание, корысть и пр.). В третьем случае эта система остается эффективной, поскольку характеризуется внутренней, нравственно-правовой устойчивостью, или отсутствием личностных источников противоправной угрозы. Таким образом, помимо мер обеспечения (защиты) безопасности субъекта уголовно-правовых отношений от противоправного воздействия внешнего характера, необходимо иметь в виду и аналогичные меры внутреннего характера (самозащиты), или меры самообеспечения безопасности субъектом уголовно-правовых отношений.

Идеи уголовно-процессуальной безопасности имеют существенное значение для развития криминологической (виктимологической) теории защиты личности в двух аспектах, определяемых Д.В. Ривманов: а) активизации защитных возможностей объекта безопасности, его обучении, воспитании, б) обеспечении безопасности личности «извне», в частности, работниками правоохранительных органов.

В четвертом параграфе «Оперативно-розыскная безопасность» рассмотрены возможности защиты личности от криминальной угрозы оперативно-розыскными средствами и, таким образом, разработаны положения очередного направления в изучении проблемы антикриминальной безопасности личности. Это направление не разработано в той мере, в какой разработаны рассмотренные выше уголовно-правовое и уголовно-процессуальное направления, границы между которыми носят достаточно условный характер.

Исходя из анализа научных положений, собственного опыта оперативно-розыскной деятельности, автором отводится особая роль в конструируемом понятии оперативно-розыскной безопасности двум основным элементам данного вида антикриминальной безопасности: объекту и методу обеспечения безопасности. К числу составляющих объект оперативно-розыскной безопасности  автором отнесены: а) виктим, или виктимная личность, подлежащая защите со стороны оперативных работников; данным понятием охватывается очень широкий круг физических лиц, которые, в силу виктимогенных качеств, представляют повышенный интерес для преступника; б) криминогенно прикосновенные лица, т. е. та категория лиц, которая вовлечена в криминальную инфраструктуру, люди, обслуживающие легальные и теневые потребности организованной преступности; в) лица, содействующие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность; г) штатные сотрудники  этих органов.

В пятом параграфе «Антикриминальная VIP-безопасность и антитеррор» систематизированы знания о проблеме, которая в криминологии не исследована. Антикриминальная VIP-безопасность определяется как криминологическая модель подсистемы безопасности, в которой объектом охраны выступают особо важные персоны, а обязанность по обеспечению безопасной жизнедеятельности объекта, его устойчивости перед криминальной угрозой возлагается на специально подготовленных субъектов, наделенных правоохранительными функциями. В исследовании дана дифференцированная характеристика объекту безопасности.

Проблема VIP-безопасности рассматривается в исследовании как одна из составляющих экстремальной ситуации особого вида – вооруженного конфликта, в которой многократно возрастает криминальная опасность для личности. Настоящую ситуацию следует назвать ситуацией фактической войны, которая наблюдается в Чечне, и эхо которой раздается в ряде регионов России и ее столице. Главным фактором в настоящей ситуации является террор (от лат. terrot – страх ужас) как особо опасный вид насилия, применяемый в целях устрашения, подавления политических противников, конкурентов, принуждения к определенной линии поведения. В связи с этим чрезвычайно важной для жизнеобеспечения общества выступает потребность в антитерроре как адекватном способе обеспечения антитеррористической безопасности.

В теме антикриминальной VIP-безопасности обращено внимание, в частности,  на очень важный аспект, в котором находит выражение феномен внутреннего источника криминальной угрозы. Этот феномен заключается в антитезе «криминальной VIP-опасности», который можно пояснить, в частности, высоким уровнем коррумпированности элиты, что создает опасность для общества, поскольку происходит активный процесс, с одной стороны, криминализации власти, с другой – политизация организованной преступности. «Названная закономерность, – пишет один из исследователей этого феномена М.Ю. Гаранин, – позволяет по-новому взглянуть на философско-правовую дискуссию о праве народа на самозащиту, сопротивление государству» .

В параграфе шестом «Пенитенциарная безопасность» подвергнуты анализу взаимосвязи пенитенциарной, или уголовно-исполнительной системы (УИС) с системой обеспечения антикриминальной безопасности оперативно-розыскными методами и мерами. Основными объектами безопасности здесь являются осужденные и работники уголовно-исполнительной системы. Вся деятельность по обеспечению антикриминальной безопасности личности в УИС осуществляется путем решения задач по двум направлениям: а) снижение уровня уязвимости личности как объекта безопасности, б) повышение результативности воздействия на источники угроз антикриминальной безопасности личности.

В числе внутренних наиболее значимых источников угрозы безопасности осужденных рассматривается криминальная субкультура. В отношении безопасности персонала, по мнению специалистов (в частности А.А. Горбунова, В.В. Меркурьева) существенную угрозу представляет поведение самих потерпевших, которые стимулируют преступное посягательство на их безопасность. К числу внутренних источников криминальной угрозы безопасности отнесены: а) низкий уровень специальной подготовки определенных сотрудников; б) слабые знания руководящих документов, что приводит к неправильным действиям, провоцирующим осужденных; в) заметная физическая, психологическая неподготовленность сотрудников УИС; г) снижение чувства опасности сотрудников, непосредственно контактирующих с осужденными (эффект привыкания) и др.

В настоящее время можно говорить о складывающейся системе безопасности сотрудников уголовно-исполнительной системы и членов их семей.

В седьмом параграфе «Криминологическая безопасность» дана характеристика последнему из выделенных видов антикриминальной безопасности. Настоящий термин появился в понятийном аппарате криминологии сравнительно недавно, но в специальной литературе тема криминологической безопасности уже находит отражение во многих работах. Однако данный термин не включен в число статей «Российской криминологической энциклопедии» (М., 2002), хотя термином «безопасность» в Энциклопедии обозначено около 30 видов состояния защищенности различных объектов: от безопасности человека – до безопасности страны.

Криминологическая безопасность личности определяется как состояние ее защищенности от криминальной угрозы в силу особых личностных свойств, которые позволят предвидеть прямую или косвенную криминальную угрозу, избегать ее или противодействовать ей, а также в силу определенных, специально созданных для этого условий среды. С системой криминологической безопасности обращает на себя такая важная особенность, которую можно было бы назвать «инверсией безопасности» (от лат. inversio – переворачивание, перестановка). Данным термином обозначается такое свойство системы безопасности, которое изменяет обычный порядок ее элементов, в результате  чего происходит взаимное перемещение ролей источника криминальной угрозы и объекта защиты. Такой переход, одного качества в прямо противоположное, может быть обусловлен переориентацией доводов, например, «переворачивающих», или оборачивающих правовой принцип справедливости в справедливое не-правовое (противоправное) отмщение преступнику.

В отличие от рассмотренных  выше видов антикриминальной безопасности личности криминологическая безопасность не предполагает специфического объекта и специфических методов обеспечения его защищенности от преступлений. В то же время любой вид деятельности обеспечения защищенности личности от криминальной угрозы предполагает применение любых легитимных, социально признанных мер предупреждения (от профилактики до пресечения).

Глава четвертая «Аникриминальная безопасность личности» включает в себя четыре параграфа.

В первом параграфе «Личность как объект конструирования модели безопасности» представлены положения, разработанные в процессе теоретического моделирования феномена антикриминальной безопасности с личностного подхода. В число основных элементов моделируемого объекта, или концептуальных категорий включены: объект (предмет), характер криминальной угрозы, источники криминальной угрозы и их классификация, субъект и меры обеспечения антикриминальной безопасности, ее  мониторинг и прогнозирование.

Антикриминальная безопасность личности рассматривается автором в двух ипостасях: а) как специфическое интегрированное свойство объекта юридической безопасности, или явление особенное по отношению к общему; б) как частная криминологическая концепция.

Теоретическое моделирование настоящей категории диктует необходимость «параллельного» построения модели-антитезы, т. е. образа «криминальной опасности» объекта защиты. Такая модель позволяет в нужных параметрах изучать предмет, получать и систематизировать знания необходимые криминологу, субъекту управленческого воздействия знания. Полученная система знаний выступает основополагающей компонентой в разработке программы, методов, ресурсов, плана мероприятий, что призвано обеспечивать оптимальное функционирование системы противодействия  криминальную угрозу и ее источникам.

В параграфе втором «Криминальная угроза личности. Источники криминальной угрозы» представлены положения относительно криминальной опасности как антитезы антикриминальной безопасности, без чего невозможно научное описание и объяснение феномена антикриминальной безопасности личности.

Понятие криминальной угрозы следует рассматривать в двух аспектах:  нормативно-правовом (как уголовно наказуемое деяние) и социально-правовом (как переживание возможной опасности оказаться жертвой любого преступления, дискомфортное состояние личности, вызываемое негативными тенденциями преступности в целом, ее наиболее опасными формами проявления).

В уголовном праве уголовно наказуемая угроза определяется как способ психического воздействия (Л.Л. Кругликов) и как вид (психического) насилия (Э.Ф. Побегайло). Констатируя неоднозначность нормативно-правовой оценки угрозы, автор не находит в контексте настоящего исследования принципиальным в социально-правовой, или криминологической оценке исходить из сущности угрозы исключительно как способа либо как вида психического насилия над личностью. Криминальная угроза в социально-правовом аспекте рассматривается не только как уголовно-правовой признак, или элемент (надежный, доступный и экономичный способ) уголовно наказуемого деяния, но как любой акт информационно-психического насилия над личностью, в целях преступного извлечения выгоды.

В соответствии с общей моделью антикриминальной безопасности личности, ориентирующей исследователя на двуединый объект, в котором интегрированы два вида личностных свойств (свойства личности жертвы и свойства личности «вынужденного» преступника), рассматривается вопрос о внутреннем источнике криминальной опасности как результате «самокриминализации» личности-объекта безопасности.

Виктимогенность и криминогенность как основные внутренние источники угрозы антикриминальной безопасности личности, подрывающие изнутри состояние устойчивости, защищенности, представляют собой интеграцию ее признаков, характер которых обусловлен их тесными взаимосвязями с элементами социальной микросреды. Данное обстоятельство ставит перед субъектом обеспечения антикриминальной безопасности личности сложную комплексную задачу внутренней и внешней защиты личности от криминальной угрозы.

В третьем параграфе «Классификация криминальных угроз» обосновывается дифференцированный подход к определению и изучению криминальных угроз личности, исходя прежде всего из прагматического значения классификации. Оно заключается в том, что субъект обеспечения антикриминальной безопасности получает знания о существенных признаках тех отношений, которые складываются, с одной стороны, между теряющим свойство защищенности объектом антикриминальной безопасности, и, с другой стороны – между источником криминальной угрозы, принимающей все более реальный характер. Эти знания позволяют субъекту обеспечения антикриминальной безопасности личности правильно разрабатывать стратегические цели и тактические задачи, оптимально использовать методы и средства в воздействии на источники и факторы опасности.

В качестве критериев классификации информационного характера криминальных угроз определены: характер, или (непосредственная или опосредованная) направленность криминальной угрозы; ее цель (целевая или нецелевая угроза); метод (речевая, паралингвистическая, вещественно-знаковая, рациональная и иррациональная, психоактивная, массово-коммуникативная (информационная) и иной способ реализации). Каждый из обозначенных видов криминальной угрозы рассматривается в данном параграфе.

Научный и практический интерес представляют особенности криминальной угрозы, исходящей из продукции средств массовой информации. При этом в исследовании обращается внимание не только на угрозу массово-информационного воздействия на личность-объект антикриминальной безопасности, но и на личность коммуникатора, или журналиста. Журналист, особенно пишущий, рассказывающий о проблеме преступности и проблемах борьбы с ней систематически пропускает через себя такой поток информации (об убийствах, коррупции, политических скандалах, заказных убийствах и т.п.), который в психологическом отношении для него является очень опасным. Как свидетельствуют  специалисты, в информации по криминальной проблематике, в частности получаемой путем «журналистского расследования», удельный вес негативного заряда составляет более девяноста процентов.

Данное обстоятельство диктует необходимость специальной (правовой и психологической) подготовки журналиста, работающего с такой «радиационной» информацией.

В параграфе четвертом «Субъекты и меры обеспечения антикриминальной безопасности личности» дано криминологическое описание субъектам, деятельность которых направлена на обеспечение антикриминальной безопасности объекта. К их числу отнесены: 1) специализированные субъекты правоохранительных органов, которые располагают широким набором правовых, технических, организационно-управленческих и иных средств; 2) общественно-государственные органы, специфику которых определяют составляющие их элементы гражданского общества и властно-административной системы (например, комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав при районных, городских, областных администрациях; совещательно–консультативные органы по вопросам обеспечения безопасности при губернаторе, мэре и др.); 3) иные социальные институты – специализированные и неспециализированные, в зависимости от того, какой характер носят их функции, цели, задачи. К их числу отнесены многочисленные формирования: центры или кабинеты по оказанию социально-психологической помощи родителям и лицам, их заменяющим; религиозные и иные благотворительные организации; охранные и детективные агентства; фонды защиты предпринимательства и др.

В соответствии с правовым статусом субъекта определены и рассмотрены меры обеспечения антикриминальной безопасности.

Пятая глава «Обеспечение антикриминальной безопасности как стратегическая линия управления в сфере борьбы с преступностью» включает в себя шесть параграфов.

В первом параграфе «Антикриминальная политика как направление комплексного использования управленческих возможностей в борьбе с преступностью» излагаются положения о политическом обеспечении системы управления процессами защиты личности от криминальной угрозы.

Под антикриминальной политикой в исследовании определяется направление государственной политики борьбы с преступностью. Суть этого направления государственной политики борьбы с преступностью заключается в том, что рассматриваемая в настоящем исследовании система обеспечения антикриминальной безопасности личности представляет собой очень сложный механизм социального управления. Чтобы обеспечить его эффективное функционирование, требуется большое искусство, которое заключается, во-первых, в разработке научной теории как синтезе соответствующих политических, иных не правовых и правовых знаний; во-вторых, в формировании нормативных актов, обеспечивающих управленческий процесс; в-третьих, в самой деятельности, которая представляет собой, главным образом, программирование управленческого воздействия на объект безопасности, источники и факторы криминальной угрозы. При этом разрабатываются и затем реализуются стратегические направления, цели, тактические  задачи.

Автором определены две основные функции-задачи антикриминальной политики, ориентированной на обеспечение эффективности защитительной деятельности по отношению к личности в области борьбы с преступностью: первая – минимизация и по возможности полное устранение криминальной угрозы в значительной мере путем разрушения криминальных отношений и структур; вторая – созидание и творчество во всех областях социальной жизни, т. е. укрепление внутренней устойчивости объекта перед криминальной угрозой.

Научное обоснование компонентов антикриминальной политики дается в последующих параграфах настоящей главы и в шестой главе.

Во втором параграфе «Преступность как объект управленческого воздействия» известное социально-правовое явление рассматривается как научная категория криминальной угрозы, выступающая главным элементом в системе обеспечения антикриминальной безопасности личности – ее объектом. При этом объект воспринимается как очень условный элемент, поскольку он не обозначает определенной сферы жизни общества, поведения индивидов. Преступность – это предметная сторона сферы общества, поведения индивида, группы лиц. Поэтому она  и не может быть объектом управления, или органом, воспринимающим управляющее воздействия и действующим в соответствии с полученными импульсами (командами субъекта управления).

Однако организованные формы преступности представляют собой близкую к пониманию объекта управления характеристику, поскольку они имеют специальные структуры управления, которые обладают соответствующими функциями. Больше того, сегодня криминологи находят все основания, чтобы современную организованную преступность в России рассматривать как криминальное общество в виде подструктуры «большого общества», поэтому при научной разработке и практической реализации положений  антикриминальной политики данное обстоятельство следует учитывать как одно из основополагающих.

При условии защитительного характера государственного и муниципального управления в воздействии на такой опасный объект, как преступность, угрожающая, в частности, личности, востребуются в первую очередь охранительные меры – правовые, организационно-управленческие. Следовательно, основным методом в антикриминальной политике выступает принуждение. Тогда как в предупреждении преступности (точнее, преступлений) вообще приоритетным признается метод убеждения.

В параграфе третьем «Понятие и основные элементы «антикриминальной политики» конкретизируются изложенные в предыдущих параграфах отдельные положения об антикриминальной политике как  направлении государственной политики борьбы с преступностью, которое ориентированно на разработку и реализацию стратегической линии и тактических целей, принципов и средств, или возможностей специализированных институтов государственного управления в обеспечении защищенности личности от криминальной угрозы в реальной криминологической ситуации.

Систематизируя знания о разрабатываемой криминологической категории «антикриминальная политика», автор выделил основные ее содержательные компоненты: объект и предмет, цели и задачи, методы и средства, принципы, приоритетные направления.

В четвертом параграфе «Криминологическое понятие стратегии» дана оценка важнейшей характеристике системы управления отношениями антикриминальной безопасности – ее стратегии как линии управления, которой свойственны: дальновидность, целеустремленность, программное обеспечение деятельности, рациональное использование ресурсов, ориентация управления на устойчивое развитие и др.

В российской криминологической науке стратегии безопасности рассматриваются (в частности, В.Н. Кудрявцевым) в ряду других стратегий, выделяемых из общего содержания деятельности государства по борьбе с преступностью: пресечения преступлений, уголовного преследования, истребления и устрашения, изоляции, исправления, компромиссов, индивидуальной профилактики и социальной профилактики. Употребляемый в концепции антикриминальной политики термин «стратегии» является более содержательным, поскольку он предполагает наличие общей концепции, определение, наряду с ближайшими (тактическими), и отдаленных (стратегических) целей, способов и мер их достижения.

Исходя из общего определения сущности стратегий борьбы с преступностью, стратегии безопасности представлены в исследовании как система программных и прогнозных положений, предусматривающих ближайшие и отдаленные цели, а также меры обеспечения (антикриминальной) безопасности личности (общества и государства) как государственной линии соответствующих действий долгосрочного характера, а также сама государственная деятельность по реализации названных программных положений.

В пятом параграфе «Алгоритм стратегического управления» рассматриваются основные элементы стратегического характера управления в сфере обеспечения антикриминальной безопасности. Последовательное выполнение указанных  элементов как реализация строгих правил преследует решение тактических задач, что в итоге обеспечивает достижение стратегической, или генеральной цели.

Элементами данного управленческого алгоритма являются: 1) концептуальный элемент (начальная стадия), реализация которого предполагает анализ и оценку криминологической ситуации, разработку общих положений о стратегиях, программировании защитительной деятельности и др.; 2) технологический элемент, заключающий в себе формирование комплекса инструктивных операций, методических (обязательных к применению) документов; 3) ресурсный элемент, определяющий виды, объемы, предназначение используемых мер безопасности иных средств, выделяемых на реализацию мероприятий; 4) временной элемент, выражающий такое правило, по которому определяются реальные сроки и последовательность действий (мероприятий); 5) кадровый элемент, в котором заложены очень важные вопросы развития и эффективного использования кадрового потенциала органов государственного и муниципального управления, обеспечивающих антикриминальную безопасность личности, организаций-участников социальной профилактики и специального предупреждения преступлений; 6) организационнаястадия, на которой формируется организационно-управленческий механизм реализации программы и плана мероприятий по обеспечению антикриминальной безопасности, оценки их результативности.

Рассмотренные элементы алгоритма стратегического управления в сфере обеспечения антикриминальной безопасности, во-первых, не претендуют на единственно правильное и исчерпывающее их определение, во-вторых, не предполагают применение к ним строгих параметров, которые бы исключали их диффузионный характер. Так, кадровая политика в управлении процессами обеспечения системы антикриминальной безопасности находит выражение не только в кадровом, но и ресурсном элементе. Например, планирование потребности в персонале, его обучение, переподготовка и повышение квалификации являются одинаково важными составляющими для обоих этих элементов.

В параграфе шестом «Принципы стратегий антикриминальной безопасности» рассматриваются основополагающие руководящие идеи, или правила поведения, которым должна строго следовать система управления, ориентируясь на стратегии антикриминальной безопасности личности.

Определенный в исследовании перечень включает следующие принципы, каждый из которых рассмотрен в диссертации: а) законности (и соответствия национального законодательства и мер воздействия на преступность международно-правовым актам); б) социально-экономической обусловленности и эффективности; в) справедливости (и адекватного правового реагирования); г) нравственности; д) целеустремленности; е) наступательного характера; ж) комплексности и координации;  з) эффективности.

Многообразные и многочисленные детерминанты преступности и конкретных актов ее проявления обусловливают и принятие адекватных мер реагирования на них. И эти меры, в особенности, меры безопасности, или меры защиты антикриминальной безопасности непременно применяются в комплексе. На основе комплексного подхода к программированию, планированию и реализацию стратегического курса обеспечения антикриминальной безопасности согласованные усилия государственных органов, государственных и негосударственных организаций сосредоточиваются на приоритетных направлениях стратегий безопасности. И здесь особое значение имеет неукоснительное соблюдение указанных правил всеми субъектами управления, действующими в сфере обеспечения антикриминальной безопасности личности. И в этом отношении также особое значение приобретает принцип единства и внутренней координации субъектов, направлений, видов и форм их деятельности.

Шестая глава «Основные стратегии обеспечения защищенности личности от криминальной угрозы» включает четыре параграфа.

В первом параграфе  «Социальная защита как прикладной аспект антикриминальной  политики» выделены вопросы, в большей мере относящиеся к реализации концепции антикриминальной политики в условиях региональной деятельности, направленной на защиту личности от криминальной угрозы, создание условий для ее самозащиты.

Социальная защита как сложная деятельность по реализации мер обеспечения безопасности личности, т. е. как основная составляющая управленческого воздействия на источник, факторы криминальной угрозы и объект защиты представляет собой главную проблему антикриминальной политики. Суть ее заключается, во-первых, в том, что сегодня на федеральном и особенно региональном уровнях не разработана концепция политики защиты населения от криминальной угрозы; во-вторых, отсутствует налаженный механизм управления силами и средствами государственных, муниципальных органов и институтов гражданского общества в обеспечении защищенности населения от криминальной угрозы.

В авторском представлении политика защиты – это линия поведения, прежде всего, исполнительно-распорядительных органов, которая выстраивается в соответствии с региональной концепцией антикриминальной политики, системой ее правового регулирования с учетом и использованием возможностей различных по характеру – (анти)криминогенных, (анти)виктимогенных, (анти)криминальных – факторов общественной жизни, а также складывающихся правозначимых условий и обстоятельств.

В прикладном аспекте государственной антикриминальной политики социальная защита определяется автором как разработка и реализация комплекса, или определенногонабора,мер обеспечения защищенности личности от криминальной угрозы. В этом комплексе первостепенная роль отводится специальным, главным образом, правовым, мерам (защиты), в которых реализуются нормы права, но при условии обеспечения, дополнения этих мер иными социальными мерами защиты, в числе которых особое значение имеют нравственно-психологические меры.

Исходя из дифференцированной характеристики социальной защиты личности от криминальной угрозы как стратегической линии управления в борьбе с преступностью, автор выделяет два соответствующих вида защитительной деятельности: нравственно-психологическую и правовуюзащиту. Каждый из них рассмотрен в последующих параграфах.

В параграфе втором «Стратегия нравственно-психологической защиты антикриминальной безопасности личности» излагаются положения об одном из названных выше видов социальной защиты личности от криминальной угрозы.

Нравственно-психологическая защита антикриминальной безопасности личности определяется как наиболее значительная подсистема системы обеспечения антикриминальной безопасности, позволяющая организовать и скоординировать деятельность субъектов социального управления, направленную, с одной стороны, на формирование нравственно-психологической устойчивости личности и ее окружения перед криминальной (и/или виктимальной) угрозой, а с другой стороны – на минимизацию такой угрозы вплоть до возможного полного устранения негативного информационного воздействия на личность и среду ее жизнедеятельности.

В исследовании рассматриваются основные элементы вида защитительной деятельности: объект (предмет); цели, задачи; принципы.

В основе стратегии нравственно-психологической защиты положена общая цель – обеспечение функционирования действенной системы формирования такого интегрированного свойства защищаемого объекта, как нравственно-психологическая устойчивость перед деструктивным информационным воздействием.

Задачи нравственно-психологического защитного воздействия формируются по разным критериям, например: сущностным свойствам информационного защитного воздействия, предметным свойствам объекта защиты,  сфере отношений и др. В качестве основной задачи нравственного характера защитного воздействия определено нравственное развитие личности. Решение этой основной задачи, в свою очередь, предполагает решение частных задач.

Важными системообразующими элементами стратегической линии нравственно-психологической защиты личности являются ее основные принципы: принцип законности, принцип адекватности нравственного осуждения, принцип соответствия принудительных мер, принцип оптимального сочетания мер, принцип оперативного реагирования, принцип своевременности и достаточности мер, принцип комплексного подхода к организации и реализации мер.

В параграфе третьем «Стратегии правовой защиты личности от криминальной угрозы» дано понятие и рассмотрено содержание второго стратегического направления социальной защиты личности от криминальной угрозы.

Термином «правовая защита» обозначена система правового обеспечения антикриминальной безопасности личности путем формирования ее активного правоосознанного поведения, создания правовых гарантий реализации, восстановления нарушенных прав, а также минимизации криминальной угрозы преимущественно правовыми средствами.

В концепции данной стратегии также определены ее основные категории: объект, цели и задачи, методы и средства, принципы

«Правовая защита личности» от криминальной угрозы не адекватна «защите прав человека» как устранения препятствий на пути осуществления прав человека. В первом случае в качестве объекта правовой защиты выступает прежде всего личность, нуждающаяся в правовой помощи и защите. Помощь заключается, главным образом, в формировании правового мировоззрения, повышении уровня правовой культуры, обучении умению отстаивать, защищать свои права и законные интересы. При этом обращается внимание на гарантии ее прав и обязанностей.

Во втором случае основополагающей выступает идея защиты как форма реализации прав человека. Например, П.В. Анисимов определяет защиту прав человека как «форму реализации права человека на правовую защиту, обеспеченную организационно-правовыми средствами и мерами принуждения, применяемыми в целях устранения препятствий на пути осуществления прав человека, а также восстановления нарушенных прав и наказания виновных в их нарушении» .

В определении «правовая защита» основополагающей идеей является обеспечение антикриминальной безопасности личности человека. Реализация данной идеи осуществляется через правовое воздействие (в широком смысле этого термина) на личность и среду ее окружения. В качестве объекта правовой защиты выступает прежде всего личность, нуждающаяся в правовой помощи и защите. Наряду с личностью в объект входит и среда ее окружения, или ближайшая сфера жизнедеятельности, например, частная жизнь.

Стратегию правовой защиты в антикриминальной политике определяет, главным образом, ее общая цель – обеспечение функционирования действенной управляющей системы, способной, во-первых, формировать такое интегрированное свойство защищаемого объекта, как его нравственно-правовая  устойчивость перед общественно опасным информационным воздействием, способность реализовать, восстановить свои права, а во-вторых, оказывать противодействие внешним факторам и источникам криминальной угрозы.

В параграфе четвертом «Эффективность мер правовой защиты безопасности личности» реализована попытка поисков возможностей решения актуальной задачи определения эффективности реализованных мер управленческой деятельности по правовой защите личности от криминальной угрозы. Решение этих задач позволяет разрабатывать более конкретные, научно обоснованные положения стратегий безопасности, главными содержательными компонентами которых являются меры безопасности.

На основе этих положений открывается возможность перехода к разработке такого управленческого механизма, который позволит обеспечить продуктивную координацию действий органов государственного и муниципального управления. При этом особое внимание ученых-правоведов должно быть направлено на совершенствование законодательства, регламентирующего отношения антикриминальной безопасности.

Таким образом, в результате диссертационного исследования получены знания, которые в значительной мере дополнили имеющиеся в науке положения о категории «юридическая безопасность» и на основе которых сформулирована новая научная концепция антикриминальной безопасности личности.

Данную концепцию можно рассматривать как итог начального этапа фундаментального исследования актуальной комплексной проблемы антикриминальной безопасности, в основе которой в данном случае определена личность как приоритетный объект национальной безопасности в целом. В качестве перспективных направлений дальнейших научных исследований проблемы можно определить антикриминальную безопасность жизни, здоровья, отдельных видов криминальной угрозы против личности.

Полученный научный опыт работы над источниками информации, последующей систематизации знаний, может быть положен в основу фундаментальных исследований антикриминальной безопасности общества, государств. И все эти направления исследований в итоге должны привести к совместному поиску решения вопроса об интегрировании, о координации и взаимодействии социальных (государственных, общественных) институтов на уровне региона, территориальных образований, о программировании и политическом обеспечении их совместной деятельности.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:

Монографии и учебные пособия

  • Горшенков, Г.Г. Антикриминальная безопасность личности: Монография / Г.Г. Горшенков. – Н. Новгород: Изд-во Волго-Вятской академии государственной службы, 2006. – 294 с. – 17 п. л.
  • Горшенков, Г.Г. Безопасность: право, информация, личность (криминологический аспект): Монография / Г.Г. Горшенков. – Казань, 2006. 108 с. – 6,75 п. л.
  • Горшенков, Г.Г. Личность перед опасностью криминальной угрозы: Монография / Г.Г. Горшенков. – Нижний Новгород, 2006. – 108 с. – 6,28 п. л.
  • Горшенков, Г.Г. Безопасность личности и государственное управление: Учебное пособие / Г.Г. Горшенков. – Н. Новгород: Изд-во Волго-Вятской академии государственной службы, 2006. – 108 с. – 6,5 п.л.
  • Горшенков, Г.Г. Безопасность личности как объект и цель региональной политики борьбы с преступностью: учеб.-метод. пособие / Г.Г. Горшенков. – Сыктывкар: КРАГСиУ, 2006. – 55 с. – 3,2 п.л.
  • Горшенков, Г.Г. Компенсация морального вреда как особая форма реализации права: Учеб. пособие / Г.Г. Горшенков.  Нижний Новгород: Изд-во Волго-Вятской академии государственной службы, 2002. – 104 с. –  6 п. л.
  • Горшенков, Г.Г. Криминология и государственное управление (Проблема антикриминальной безопасности): Учеб. пособие / Г.Г. Горшенков. – Н. Новгород: Изд-во Волго-Вятской академии государственной службы, 2005. – 160 с. – 9,3 п.л.
  • Горшенков, Г.Г. Стратегия предупреждения преступности: Учеб. пособие / Г.Г. Горшенков, А.Г. Горшенков, Г.Н. Горшенков. – Сыктывкар: КРАГСиУ, 2005. – 128 с. – 7,4 п.л. (авторство не разделено).
  • Горшенков, Г.Г. Основные направления (школы) в учении о преступности. Учеб. пособие / Г.Г. Горшенков. – Нижний.Новгород: Волго-Вятская академия государственной службы, 2005. – 37 с. – 2,3 п.л.
  • Горшенков, Г.Г. Терроризм как проблема криминологического изучения. Метод и методика контент-анализа: Учеб. пособие / Г.Г. Горшенков. – Нижний Новгород: Волго-Вятская академия государственной службы, 2005. – 66 с.– 2,7 п. л.

Публикации в  ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях,

определенных ВАК Министерства образования и науки РФ

  • Горшенков, Г.Г. Война как форма вооруженной защиты антикриминальной безопасности / Г.Г. Горшенков. // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия Право. Выпуск 1(9). Проблемы развития и функционирования правовой системы общества. – Н. Новгород: Изд-во ННГУ, 2006. – С. 243 – 251. – 0,6 п.л.
  • Горшенков, Г.Г. Вопросы права, саморегулирования массовой информации: нижегородский опыт / Г.Г. Горшенков. // Вестник Московского ун-та. – 2005. – № 3. – С. 37 – 46. – 0,5 п.л.
  • Горшенков, Г.Г. Криминологическая безопасность и ее антитеза (личностный аспект) / Г.Г. Горшенков. // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. – 2003. – № 4 (20). – С. 79 – 82. – 0,4 п.л.
  • Горшенков, Г.Г. Превентивный эффект компенсации морального вреда / Г.Г. Горшенков. // Российская юстиция. – 2006. – № 5. – С. 19 – 20. – 0,2 п.л.
  • Горшенков, Г.Г. Личность как элемент предмета криминологического изучения / Г.Г. Горшенков, А.Г. Горшенков, Г.Н. Горшенков. // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия Право. Вып. 1(8). Власть и право. – Н.Новгород: Изд-во ННГУ, 2005. – С. 123 – 131. 0,5 п.л. (авторство не разделено).  
  • Горшенков Г.Г. Многопрофильный подход в обучении специалистов в области борьбы с преступностью / Г.Г. Горшенков, А.Г. Горшенков // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. – 2004. – № 1 (21). – С. 120 – 126. – 0,4 п.л. (авторство не разделено).    
  • Горшенков, Г.Г. Наказание как мера защиты антикриминальной безопасности в учении о преступности / Г.Г. Горшенков, А.Г. Горшенков // Российский следователь. – 2005. – № 5. – С. 13 – 18. – 0,5 п.л. (авторство не разделено). 
  • Горшенков, Г.Г. Наказание как средство обеспечения общественной безопасности / Г.Г. Горшенков, А.Г. Горшенков. // Закон и право. – 2005. – №2. С. 42 – 44. – 0,3 п.л. (авторство не разделено). 
  • Горшенков, Г.Г. Ненависть или вражда в оправдании морали и осуждении права / Г.Г. Горшенков, Г.Н. Горшенков. // Российский криминологический взгляд. – 2008. – № 2. – С. 236 – 242. – 0,7 п.л. (авторство не разделено).
  • Горшенков, Г.Г. Преступление как криминологическая категория / Г.Г. Горшенков, А.Г. Горшенков, Г.Н. Горшенков. // Закон и право. – 2005. – №7. – С. 28 – 31. – 0,4 п.л. (авторство не разделено). 
  • Горшенков, Г.Г. Преступность как социальный феномен / Г.Г. Горшенков, А.Г. Горшенков, Г.Н. Горшенков. // Философия права. – 2004. – № 2. – С. 74 – 79. – 0,5 п.л. (авторство не разделено).    

Иные публикации

  • Горшенков, Г.Г. Антикриминальная безопасность личности в системе уголовного судопроизводства / Г.Г. Горшенков. // Современные проблемы публично-правового и частно-правового регулирования: теория и практика: Материалы международной научно-практической конференции, посвященной памяти доктора юридических наук, профессора Орданского Марка Семеновича. Часть IV. – Уфа: РИО БашГУ, 2005. – С. 38 – 41. – 0,2 п.л.
  • Горшенков, Г.Г. Антикриминальная безопасность как объект криминологического моделирования / Г.Г. Горшенков. // Актуальные проблемы обеспечения личной и имущественной безопасности населения на муниципальном уровне: Материалы «Круглого стола» (декабрь 2004 года) / Сост. С.Л. Сибиряков, А.И. Бортенев, Ю.М. Фетюхин. – Волгоград: Изд-во НОУ ВИБ, 2005. –  С.61 – 63. – 0,3 п.л.
  • Горшенков, Г.Г. Антикриминальная безопасность: понятие и содержание / Г.Г. Горшенков. // Обеспечение прав личности и интересов государства в современном обществе: Сб. тезисов Всероссийской науч.-практ. Конф. Муром, 17-18 декабря 2004 г. / Отв. ред. Н.В. Чайковская. – Муром: Изд-полиграф. Центр МИ ВлГУ, 2004. – С.259 – 264. – 0,4 п.л.
  • Горшенков, Г.Г. Антикриминальная модель безопасности предпринимателя / Г.Г. Горшенков. // Экономические интересы и правовые средства их обеспечения / Отв. ред. П.Н. Панченко. – Н. Новгород: «Стимул» – СТ, 2005. – С. 101 – 110. – 0,6 п.л.
  • Горшенков, Г.Г. Антикриминальная политика в управляющей системе общества / Г.Г. Горшенков. // Политические, экономические и социокультурные аспекты регионального управления на Европейском Севере: материалы V Всероссийской науч.-теорет. конф. (19 апреля 2006 г., Сыктывкар): в 4 ч. – Сыктывкар: КРАГСиУ, 2006. – Ч.I. – С. 208 – 211. – 0,4 п.л.
  • Горшенков, Г.Г. Безопасность как социальный феномен и его юридическая оценка / Г.Г. Горшенков. / Адвокатская практика. – 2005. – № 4. – С. 17 – 21. – 0,4 п.л.
  • Горшенков, Г.Г. Безопасность как юридическая категория (Криминологический аспект) / Г.Г. Горшенков. / Глобализация, политика, право: Материалы III межрегиональной  научной конференции. Нижний Новгород, 19 мая 2005. – Москва – Нижний Новгород, 2005. – С. 153-158. – 0,3 п.л.
  • Горшенков Г.Г. Безопасность личности (human security) как комплексная категория криминологической политики / Г.Г. Горшенков. // Сборник научных трудов юридического факультета. Вып. 4 / Отв. ред. П.А. Колмаков. – Сыктывкар, 2005. – С.163 – 171. – 0,7 п.л.
  • Горшенков, Г.Г. Вместо юридической ответственности – социальная / Г.Г. Горшенков. // Социальное и пенсионное право. – 2006. – № 2. – С. 2  – 5. – 0,3 п.л.
  • Горшенков, Г.Г. Война как вынужденная форма борьбы с преступностью / Г.Г. Горшенков. // Российский криминологический взгляд. – 2006. – № 2. – С. 108 – 113. – 0,6 п.л.
  • Горшенков, Г.Г. Девиация как фактор криминальной угрозы / Г.Г. Горшенков. // Девиация и делинквентность: социальный контроль: Сб. материалов международной конференции. В 2-х т. Том 2 / Под общ. ред. З.Х. Саралиевой. – Н.Новгород: Изд-во НИСОЦ, 2006. – С. 219 – 221. – 0,2 п.л.
  • Горшенков, Г.Г. Защита личности – задача комплексного юрисдикционного правоприменения / Г.Г. Горшенков. // Следователь. – 2005. – № 1(81). – С. 27 – 29. – 0,4 п.л.
  • Горшенков, Г.Г. Индивид как источник криминальной угрозы / Г.Г. Горшенков. // Природа человека и общество. Диалог мировоззрений: Материалы 8 международного, научно-богословского симпозиума, 14 – 15 июня 2005г. – Н. Новгород: Изд-во Волго-Вятской академии государственной службы, 2005. – С. 177 – 179. – 0,2 п.л.
  • Горшенков, Г.Г. Институт саморегулирования СМИ в системе предупреждения преступлений / Г.Г. Горшенков. // Актуальные проблемы саморегулирования СМИ. Серия "Журналистика и право". Выпуск 54. Институт проблем информационного права. – М., 2005. – С. 40 – 41. – 0,1 п.л. Электронный вариант:
  • Горшенков, Г.Г. Конфликт как источник криминальной угрозы / Г.Г. Горшенков. // Методологические и организационные проблемы обеспечения личной и имущественной безопасности населения на муниципальном уровне: Материалы межрегиональной научно-методологической конференции (февраль 2005 года) / Сост. А.Н. Ващенко, С.Л. Сибиряков. – Волгоград: Изд-во НОУ ВИБ, 2005. – С.104 – 108. – 0,3 п. л.
  • Горшенков, Г.Г. Криминальные угрозы личности и их классификация // Г.Г. Горшенков. // Преступность и проблемы борьбы с ней. Под общ. ред А.И. Долговой, В.И. Каныгина. – М.: Российская криминологическая ассоциация, 2007. – С. 58 – 61. Материалы международной научно-практической конференции. – 0,4 п.л.
  • Горшенков, Г.Г. Криминологическая безопасность личности (информационный аспект) / Г.Г. Горшенков. // Безопасность России: состояние и перспективы: Материалы Всероссийской научн.-практ. конф., 22 марта 2007 г. – Казань: Изд-во «Познание», 2007. – С. 209-215. – 0,3 п.л.
  • Горшенков, Г.Г. Наркотизм и агрессивный язык прессы: проблема антикриминальной безопасности / Г.Г. Горшенков. // Наркомания и наркотизм: вопросы теории и практики: Сборник научных трудов межвузовской научно-практической конференции / Под общ. ред. М.А. Кириллова, И.В. Павлова, В.В. Савельева. – Чебоксары, 2005. – С. 36 – 45. – 0,7 п.л.
  • Горшенков, Г.Г. Нравственно-психологическая защита личности несовершеннолетнего / Г.Г. Горшенков, А.Г. Горшенков. // Молодежь и формирование гражданского общества в России. Материалы Первой Общероссийской научно-практической конференции, Волгоград, 6 – 7 октября 2005 года / Волгоградский институт бизнеса. – Волгоград: Изд-во «Парма», 2005. – 533 – 539. – 0,4 п.л. (авторство не разделено).    
  • Горшенков, Г.Г. Политическая цель уголовного наказания / Г.Г. Горшенков. // Следователь. – 2004. – № 9. – С. – С. 15 – 17. – 0,4 п.л.
  • Горшенков, Г.Г. Понятие антикриминальной безопасности (личностный аспект) / Г.Г. Горшенков. // Российское право в период социальных реформ. Вып. 6. Ч. 2. Материалы конференции студентов, аспирантов, соискателей и молодых ученых-юристов (Нижний Новгород, 26 – 27 ноября 2004 г. Н.Новгород: Изд-во ННГУ, 2005. – С. 84 – 86. – 0,3 п.л
  • Горшенков, Г.Г. Правовой аспект национальной безопасности / Г.Г. Горшенков. // Российский криминологический взгляд. – 2006. – № 2. – С. 108 – 113. – 0,6 п.л.  
  • Горшенков, Г.Г. Преступность, ее организованность и криминальное общество / Г.Г. Горшенков. // Сборник научных трудов юридического факультета. Вып. 4 / Отв. ред. П.А. Колмаков. – Сыктывкар, 2005. – С.262 – 266. – 0,4 п.л.
  • Горшенков, Г.Г. Преступность ненависти / Г.Г. Горшенков. // Современные проблемы российского частного и публичного права: сборник научных трудов межвузовской научной конференции / под ред. С.М. Хужина. – Н.Новгород: Нижегородская правовая академия, 2007. – С.29 – 32. – 0,3 п.л.
  • Горшенков, Г.Г. Проблемы понятийного аппарата Уголовно-процессуального кодекса РФ / Г.Г. Горшенков. // Проблемные вопросы применения уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: материалы научно-практической конференции / Под ред. В.Т. Томина,  Л.Д. Калинкина. – Саранск, 2002. – С.57 – 62. – 2,7 п.л.
  • Горшенков, Г.Г. Противоречивость миграционных процессов и преступность / Г.Г. Горшенков. // Контакты России и стран АТР в правовом дискурсе. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2005. – С.314 – 317.–0,3 п. л.
  • Горшенков, Г.Г. «Стратегия безопасности» как криминологическая категория / Г.Г. Горшенков. // Противодействие преступности: Сборник научных трудов. Вып. 4 / Под ред. П.А. Кабанова. – Нижнекамск: Нижнекамский филиал МГЭИ. Нижнекамск, 2005. – С.40 – 47. – 0,4 п.л.
  • Горшенков, Г.Г. Теоретические предпосылки разработки научной категории «антикриминальная безопасность» / Г.Г. Горшенков. // Вестник Омского университета. Серия Право. – 2005. – № 2(3). – С. 154 – 163. – 1 п. л.
  • Горшенков, Г.Г. Этнический фактор криминальной угрозы безопасности личности / Г.Г. Горшенков. // Миграция. Межэтнические отношения. Преступность: сборник статей / под редакцией доктора юридических наук А.П. Кузнецова, кандидата юридических наук Е.А. Логинова. – Н. Новгород, 2005. – С. 90 – 94. – 0,3 п. л.

Тер-Акопов А.А. Преступление и проблемы нефизической причинности в уголовном праве. – М., 2003. – С. 17.

Гаранин М.Ю.  Социальная самозащита в контексте взаимодействия общества и власти // Глобализация, политика, право. – М., 2005. – С. 261.

Анисимов П.В. Теоретические проблемы регулирования защиты прав человека: Дис…д-ра юрид. наук: 12.00.08. – Нижний Новгород, 2005. – С. 14.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.