WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Испытание в уголовном праве Российской Федерации

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

Министерство внутренних дел Российской Федерации

Омская академия

 

На правах рукописи

 

 

Нечепуренко Алексей Алексеевич

Испытание в уголовном праве Российской Федерации

 

Специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

 

 

Омск 2009


Диссертация выполнена в Омской академии МВД России

 


Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

Арямов Андрей Анатольевич;

Заслуженный юрист Российской Федерации,

доктор юридических наук, профессор

Сабанин Сергей Николаевич;

Заслуженный юрист Российской Федерации,

доктор юридических наук, профессор

Уткин Владимир Александрович

 

Ведущая организация: Институт государства и права Российской академии наук (г. Москва)

Защита состоится 30 сентября 2009 г. в 1400 ч. на заседании диссертационного совета Д 203.010.01 при Омской академии МВД России по адресу: 644092, г. Омск, пр-т Комарова, д. 7, зал заседаний Ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Омской академии МВД России.

Автореферат разослан 29 апреля 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент                                  Баландюк В.Н.


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Глобальные процессы развития цивилизации в области права проявляются, прежде всего, в углублении международного сотрудничества по юридическим вопросам, сближении различных правовых систем, высокой взаимной информированности государств в сфере законотворчества и правоприменения, координации усилий, направленных на борьбу как с общеуголовной преступностью, так и с преступностью, угрожающей безопасности всего человечества (экстремизм, терроризм, незаконный оборот оружия и наркотиков и др.).

Вместе с тем ряд масштабных правовых проблем до настоящего времени остается вне пристального внимания мирового сообщества. Одной из них является усиливающийся кризис системы наказаний, в которой продолжает доминировать лишение свободы. Сходная ситуация полтора столетия назад на фоне общественного недовольства тюремным заключением породила широкую теоретическую дискуссию, в ходе которой всерьез рассматривался вопрос о лишении наказания статуса уголовно-правового средства борьбы с преступностью. Во многом благодаря восприятию научным сообществом компромиссной идеи условности наказания и внедрению ее в короткие сроки и в различных формах в уголовное законодательство большинства развитых стран мира проблему на достаточно длительный период удалось снять, но не разрешить кардинальным образом. Принимаемые в последние десятилетия рекомендательные международные правовые акты на уровне как Совета Европы, так и Организации Объединенных Наций не дают ожидаемого результата. Различные карательные альтернативы лишению свободы являются действенным фактором лишь в государствах с относительно малыми территорией и численностью населения, а также низким уровнем преступности, обусловленным национальными культурными традициями.

Нельзя не обратить внимание и на то, что уголовно-правовые реформы в России во многом носят прозападный, подражательный характер и проводятся без учета возможностей гармонизации существующей уникальной национальной системы уголовно-правового принуждения. Уникальность этой системы заключается, прежде всего, в том, что она формировалась не эволюционно и прагматично, а на фоне социально-политических потрясений, которые дали простор для правового экспериментирования в масштабах огромного государства. Это позволило в сжатые сроки выявить все плюсы и минусы альтернатив традиционным способам уголовно-правового воздействия на преступность. В свою очередь, своеобразие в развитии уголовно-правовых явлений и процессов нацеливает на изучение не сиюминутных, а стратегических проблем уголовно-правового регулирования, заставляет по-новому воспринимать такие, казалось бы, устоявшиеся уголовно-правовые категории, как наказание, уголовная ответственность, судимость и др. Пристальный взгляд «внутрь» системы уголовно-правового принуждения дает возможность обнаружить скрытые резервы для ее качественного преобразования, минуя многие затратные, сомнительные или вообще тупиковые варианты экстенсивного пути развития.

Речь идет, прежде всего, о том, что в системе уголовно-правового принуждения необходимо переосмыслить место и роль ряда уголовно-правовых мер, заменяющих наказание под условием соблюдения осужденным в течение установленного судом испытательного срока определенных правоограничений некарательного характера. К этим мерам по Уголовному кодексу Российской Федерации относятся условное осуждение, условно-досрочное освобождение от отбывания наказания, отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей. Требует прояснения и правовой статус такой уголовно-правовой меры, отнесенной законодателем к принудительным мерам воспитательного воздействия, как ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего.

Следует особо подчеркнуть, что вся совокупность правоограничений уголовной ответственности стала не только количественно, но и качественно неоднородной с появлением новой формы реализации уголовной ответственности, все разновидности которой объединены автором понятием «испытание». Именно правоограничения испытания (запреты и предписания), имеющие некарательный характер, и привносят в систему уголовной ответственности новое качество. Взаимодействие качественно неоднородных элементов должно быть осознано и по возможности в кратчайшие сроки гармонизировано. В противном случае система, в которую входят такие элементы, рано или поздно (в зависимости от ее устойчивости и способности к саморегуляции) отторгает то новое, что было привнесено, но так и не стало органической ее частью. Последний вариант развития событий, конечно же, чреват понижением уровня жизнеспособности системы, ее упрощением, низкой эффективностью функционирования оставшихся элементов. Представляется, что негативные последствия интенсивного внедрения идеи условности наказания в систему уголовно-правового принуждения в целом и в подсистему уголовной ответственности в частности в настоящее время все очевиднее начинают доминировать, что создает угрозу отказа на государственном уровне от некарательной составляющей уголовной ответственности в пользу ужесточения уголовной репрессии.

Степень разработанности темы исследования. Идея условности наказания достаточно широко обсуждалась российскими учеными-правоведами на рубеже XIX-XX вв., т. е. в тот период, когда она в различных формах уже нашла законодательное закрепление во многих странах мира. Среди ученых, занимавшихся ее осмыслением еще в дореволюционный период, можно выделить П.И. Люблинского, А.А. Пионтковского, Н.Д. Сергеевского, Н.С. Таганцева, Н.С. Тимашева, Н.И. Фалеева, И.Я. Фойницкого. В последующем различные аспекты реализации идеи условности наказания применительно к сфере своих научных интересов анализировали такие российские ученые, как В.А. Авдеев, З.А. Астемиров, Г.В. Виттенберг, И.М. Гальперин, В.А. Елеонский, С.И. Зельдов, С.Г. Келина, А.А. Магомедов, В.В. Мальцев, А.С. Михлин, А.К. Музеник, В.А. Никонов, С.Н. Сабанин, Р.А. Сабитов, Н.С. Стручков, А.Н. Тарбагаев, Ю.М. Ткачевский, В.А. Уткин, В.Д. Филимонов, А.В. Яковлева и др.

Теоретическим проблемам совершенствования отдельных форм реализации идеи условности были посвящены десятки диссертационных исследований. Наибольшее количество из них проводилось по такой форме испытания под угрозой исполнения наказания, как условное осуждение. Только в период действия Уголовного кодекса РСФСР 1960 г. по условному осуждению (после 1977 г. условное осуждение в ряде случаев исследовалось в совокупности с отсрочкой исполнения приговора) было защищено около двадцати диссертаций (В.Н. Баландюк, Е.В. Бушкова, Т.Г. Веретенникова, Г.С. Гаверов, Н.К. Гаджиев, Е.А. Горяйнова, О.М. Когуашвили, Ю.П. Кравец, В.Н. Курченко, С.К. Кыдыралиева, В.Я. Ласковый, В.А. Ломако, Г.Г. Менберг, Т.П. Русакова, Н.Ф. Саввин, Э.А. Саркисова, В.В. Скибицкий, Т.Ш. Шарипов и др.). В этот же период, помимо условного осуждения, на диссертационном уровне подвергались самостоятельному исследованию и иные разновидности испытания под угрозой исполнения наказания: отсрочка исполнения приговора (Б.Ж. Жунусов, Ю.А. Кондратьев, В.В. Николюк, В.М. Сидорова и др.) и условное осуждение к лишению свободы с обязательным привлечением осужденного к труду (В.И. Колосова, А.К. Музеник, И.С. Ретюнских, С.А. Салаутдинов и др.).

Изменения в законодательной регламентации условного осуждения по Уголовному кодексу Российской Федерации 1996 г. вызвали интерес к исследованиям в этой области еще целого ряда ученых (И.М. Агзамов, И.Н. Алексеев, Е.О. Ананьев, Н.В. Бельгарова, И.А. Бурлакова, А.Х. Валеев, М.Г. Гусейнов, А.Н. Кондалов, Э.В. Лядов, Н.В. Ольховик, В.В. Пронников, В.П. Романова, С.Ю. Скобелин, Р.В. Смаева, А.С. Суховеев, А.Н. Тарасов и др.).

Достаточно основательному изучению в диссертационных исследованиях подвергалась идея условности наказания, законодательно закрепленная в форме испытания под угрозой продолжения отбывания наказания. Большинством ученых исследовалась такая разновидность данной формы испытания, как условно-досрочное освобождение от отбывания наказания (в период действия Уголовного кодекса РСФСР 1960 г.: Э.Т. Борисов, А.И. Васильев, Д.П. Водяников, Ю.Н. Емельянов, Л.И. Иногамова-Хегай, Л.Е. Орел, В.М. Сизякин, Ю.М. Ткачевский, С.Я. Улицкий и др.; в период действия Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 г.: И.Д. Бадамшин, С.Г. Барсукова, А.А. Горшенин, Р.А. Дьяченко, И.И. Евтушенко, П.М. Малин, М.Ф. Нестерец, М.М. Рашидов и др.).

На диссертационном уровне исследовались и другие разновидности этой формы испытания: условное освобождение из мест лишения свободы с обязательным привлечением осужденного к труду (В.Н. Петрашов) и отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (Т.С. Буякевич). После внесения Федеральным законом от 9 марта 2001 г. № 25-ФЗ в регламентацию отсрочки отбывания наказания принципиальных изменений, позволивших применять ее к женщинам как на стадии назначения наказания, так и в процессе его отбывания, этот феномен подвергся осмыслению в диссертации И.А. Петровой.

Нельзя не отметить и содержащиеся в диссертационных исследованиях весьма симптоматичную попытку комплексного изучения всех разновидностей условного освобождения от наказания (Э.А. Казарян), а также согласующееся с ней предложение понимать пробацию не только в узком смысле как разновидность условного осуждения, но и в широком – как форму испытательного надзора, осуществляемого в процессе применения условного осуждения, отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, условно-досрочного освобождения (М.Р. Гета). Комплексный анализ проблем трех видов условного освобождения от отбывания наказания (по материалам Республики Таджикистан) в 2008 г. впервые проведен и на уровне диссертационного исследования на соискание ученой степени доктора юридических наук (Т.Ш. Шарипов).

Однако приходится констатировать, что до настоящего времени в теории уголовного права остается без концептуального осмысления вопрос о последствиях внедрения в начале XX в. идеи условности наказания в уголовное законодательство России. Не исследовалась проблема трансформации системы уголовно-правового принуждения под воздействием формирования института уголовного испытания как некарательной формы реализации уголовной ответственности. Осознание юридической научной общественностью качественной неоднородности уголовной ответственности, проистекающей из самого факта довольно длительного существования в ее пределах такого до сих пор не идентифицированного уголовно-правового явления, как испытание, уже само по себе могло бы стать полезным шагом в направлении предотвращения разрушительных процессов в системе уголовной юстиции. Понятно, что одного осознания характера угроз в сфере уголовно-правового принуждения недостаточно. Требуются адекватные этим угрозам упреждающие меры законодательного характера. Тот факт, что в науке уголовного права уделяется чрезвычайно большое внимание вопросам совершенствования закрепленных в законодательстве форм реализации идеи условности наказания, а также практике их применения и почти не подвергается критическому анализу бурно развивающийся процесс институционализации уголовного испытания, свидетельствует о чрезвычайной сложности ломки некоторых устоявшихся стереотипов в теоретическом правосознании. Чем раньше внимание ученых будет сосредоточено на самых болевых точках теории уголовно-правового принуждения, тем больше шансов на то, что переход уголовной юстиции в новое качество произойдет достаточно гармонично. Один из необходимых шагов на этом пути и представляет собой настоящее исследование.

Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования являлись общественные отношения, складывающиеся по поводу применения к лицам, признанным виновными в совершении преступлений, различных форм реализации уголовной ответственности.

Предметом исследования выступили нормы российского и зарубежного уголовных законодательств, регламентирующие меры уголовно-правового принуждения, сопряженные с прохождением испытания; материалы судебной практики условного осуждения и условно-досрочного освобождения от отбывания наказания; работы по теории уголовного права дореволюционных и современных авторов, в которых исследовались спорные вопросы наказания, уголовной ответственности и иных мер уголовно-правового принуждения. Особое внимание уделялось научным трудам, посвященным проблемам условности наказания и законодательного закрепления данной идеи в различных формах и видах.

Цель и задачи исследования. Цель диссертационного исследования состояла в решении проблемы адекватного отражения в законодательстве такого правового явления, развившегося из идеи условности наказания, как уголовное испытание, с учетом того, что сложившаяся ситуация негативным образом сказывается на функционировании системы уголовно-правового принуждения.

Достижение указанной цели потребовало постановки и решения следующих задач:

– изучить социально-исторические предпосылки возникновения идеи условности наказания;

– выявить специфику внедрения и развития идеи условности наказания в России в дореволюционный и советский периоды;

– определить правовую природу, сущность, содержание и формы реализации уголовного испытания;

– выявить существенные признаки уголовного испытания и сформулировать его определение;

– исследовать положительные и отрицательные последствия законодательного закрепления идеи условности наказания в России;

– изучить теоретические предпосылки развития уголовного испытания в самостоятельный правовой институт;

– проанализировать современные тенденции применения уголовного испытания;

– сформулировать предложения по совершенствованию практики уголовного испытания;

– определить возможности поэтапного совершенствования законодательной регламентации института уголовного испытания и предложить теоретическую модель внесения необходимых изменений в действующие Уголовный, Уголовно-процессуальный и Уголовно-исполнительный кодексы Российской Федерации.

Методология и методика исследования. Методологическую основу исследования составил комплекс общенаучных (диалектический, исторический, системный, прогностический, статистический) и частнонаучных (формально-логический, сравнительно-правовой, конкретно-социологический) методов познания.

Особенность методики данного исследования заключается в том, что изначально был сделан акцент не на анализе имеющихся законодательных решений и точек зрения ученых по поводу их совершенствования в интересуемой области, а на изучении генезиса и состояния разработанности проблемы. Это позволило абстрагироваться от множества второстепенных вопросов, уже в значительной части исследованных другими юристами-правоведами, и сосредоточиться на идее условности наказания, социально-исторических условиях ее возникновения и развития в диалектическом взаимодействии с противоположной идеей неотвратимости наказания, господствовавшей в теории уголовного права до середины XIX в. Переход к осмыслению современного уровня развития уголовного испытания как самостоятельного правового явления, развившегося из идеи условности наказания, потребовал использования приемов конкретно-социологического исследования (сравнение российского и зарубежного уголовных законодательств, выборочное изучение уголовных дел, изучение судебной статистики, опрос). Проведенный на этой основе теоретический анализ всех форм реализации уголовного испытания с использованием системно-структурного и прогностического методов позволил предложить поэтапное решение проблемы, заключающееся в гармонизации не только различных законодательных форм реализации идеи условности, но и в целом системы мер уголовно-правового принуждения.

Теоретическую основу исследования составили труды ученых по философии (Д.А. Керимов, В.С. Нерсесянц, Ж.Т. Туленов, А.П. Шептулин), политологии (А.С. Панарин), общей теории права (С.С. Алексеев, М.И. Байтин, Ю.А. Денисов, А.В. Малько, С.В. Моисеев, Л.С. Явич), психологии (С.Л. Рубинштейн, С.Д. Смирнов, Д.Узнадзе), криминологии (О.Н. Ведерникова, М.П. Клейменов, В.Н. Кудрявцев, Н.Ф. Кузнецова, С.В. Максимов, С.Ф. Милюков, В.С. Овчинский, Э.Ф. Побегайло, Н.А. Стручков), уголовному (Л.В. Багрий-Шахматов, В.И. Горобцов, И.Э. Звечаровский, И.Я. Козаченко, Н.М. Кропачев, А.И. Марцев, В.А. Наумов, Б.С. Никифоров, И.С. Ной, Т.Г. Понятовская, Б.Т. Разгильдиев, Ф.М. Решетников, В.Г. Смирнов, А.А. Тер-Акопов, М.Д. Шаргородский) и уголовно-исполнительному (А.С. Михлин, В.А. Уткин, О.В. Филимонов) праву.

Эмпирическая база исследования формировалась с учетом необходимости выявления общемировых тенденций в развитии идеи условности наказания, а также тенденций практики уголовного испытания в России в советский и современный периоды. В связи с этим акцент был сделан на анализе уголовного законодательства СССР и РСФСР разных лет, современного уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации; уголовных законодательств 29 стран, относящихся к различным правовым системам (20 стран дальнего и 9 стран ближнего зарубежья); официальных материалов различных форм статистической отчетности о деятельности судов по СССР (1986-1990 гг.) и по Российской Федерации (1991-2007 гг.) за более чем двадцатилетний период. Кроме того, в эмпирическую базу исследования вошли материалы выборочного изучения 614 уголовных дел по регионам Сибири (Омская, Новосибирская, Тюменская области, Республика Алтай) в отношении 694 осужденных условно и данные опроса 317 сотрудников правоприменительных органов о приоритетности целей наказания, в том числе 59 судей, 148 следователей органов внутренних дел, 110 сотрудников Федеральной службы исполнения наказаний.

При подготовке диссертации широко использовались опубликованные результаты эмпирических исследований, полученные как диссертантом, так и другими исследователями при изучении спорных вопросов уголовной ответственности и наказания, а также частных проблем реализации идеи условности наказания. Сбор и обработка эмпирических данных, положенных в основу исследования, осуществлялись в течение 15 лет (с 1994 по 2008 гг.).

Научная новизна исследования заключается в разработке концепции уголовного испытания как самостоятельного правового явления и определении его места в системе уголовно-правового принуждения.

Данная концепция базируется на углубленном изучении социально-исторических предпосылок возникновения и развития идеи условности наказания, специфики внедрения данной идеи в уголовное законодательство России, а также позитивных и негативных последствий такого внедрения.

Впервые сквозь призму идеи условности наказания рассматриваются сущность, содержание и формы реализации такого правового явления, как уголовное испытание, и анализируются общемировые тенденции его развития.

Уточняется содержание следующих ключевых уголовно-правовых понятий: «уголовная ответственность», «наказание», «судимость», и на этой основе дается развернутая аргументация положительного ответа на вопрос о наличии теоретических предпосылок институционализации уголовного испытания.

Комплексный подход к исследованию уголовного испытания позволил выявить современные тенденции применения уголовного испытания и предложить программу поэтапного и разноуровневого реформирования системы уголовно-правового принуждения, а также сформулировать теоретическую модель желательных изменений в правоприменительной практике и уголовном законодательстве.

Научную новизну диссертационного исследования определяют также основные положения, выносимые на защиту:

1. Уголовное испытание представляет собой правовое явление, возникшее в середине XIX в. и развившееся к настоящему времени в некарательную форму реализации уголовной ответственности.

2. Теоретической основой уголовного испытания выступает политико-правовая идея условности наказания. Данная идея сформировалась как компромисс между крайними взглядами ученых-правоведов на роль наказания в системе мер борьбы с преступностью. Не посягая на статус наказания как основного средства воздействия на преступников, она в то же время содержала концептуальный отказ от тесной связи между преступлением и наказанием путем внедрения в уголовное законодательство механизма замены краткосрочного лишения свободы либо неотбытой части лишения свободы альтернативными мерами принуждения под угрозой возврата к наказанию в случае несоблюдения правил поведения, установленных судом или контролирующим органом.

3. Под воздействием различных теорий некарательного обращения с преступниками идея условности наказания претерпела определенную трансформацию, в результате чего нормы уголовного законодательства, регламентирующие различные виды условного осуждения и условно-досрочного освобождения, были нацелены на достижение утилитарных целей, прежде всего на исправление осужденного. Это не позволило испытанию сформироваться в полноценный уголовно-правовой институт, призванный обеспечивать, как и требуется при осуществлении любого испытания, не изменение испытуемого объекта, а проверку его на наличие определенных качеств и свойств. Феномен «исправительного испытания», несмотря на всю нелогичность подобной правовой конструкции, тем не менее продолжает оставаться аксиомой современного российского и зарубежного уголовного права.

4. Специфику внедрения идеи условности наказания в уголовное законодательство России определил тот факт, что оно пришлось на период смены социально-экономической формации. Осторожное отношение дореволюционного законодателя к внесению в систему уголовной юстиции принципа условности наказания сменилось безоговорочным его принятием. Естественно-правовая в своей основе уголовно-правовая доктрина царской России воспринималась советской властью как проявление реакционности буржуазного права, а внедрение в уголовное законодательство социологических идей – как прогрессивный шаг, отвечающий революционным преобразованиям во всех сферах общественно-политического устройства. В результате последовательного курса на замену наказания некарательными мерами воздействия в СССР было законодательно апробировано такое количество способов реализации идеи условности наказания, какого не знала ни одна страна мира. Этот уникальный опыт позволяет продвинуться дальше других государств в вопросе осмысления испытания как правового явления и его места в системе уголовно-правового принуждения.

5. Система уголовно-правового принуждения, включив в себя различные формы реализации идеи условности наказания, стала качественно иной. С положительной стороны теперь ее можно охарактеризовать как более гибкую, менее репрессивную и затратную. Однако со временем обнаружилось и множество негативных последствий такого законодательного реформирования, которые постепенно начинают доминировать (переход системы уголовной юстиции в менее устойчивое состояние; широкое распространение практики применения уголовного испытания на те категории осужденных, на которые эта мера не была рассчитана; гораздо более значительные экономические издержки от функционирования системы испытания, чем изначально предполагалось; широчайшее судебное усмотрение, ослабляющее солидаризацию населения с уголовным законом). Эти последствия, оставленные без внимания, способны привести в обозримом будущем систему уголовной юстиции к новому кризису, еще более масштабному, чем тот, который имел место в середине XIX в.

6. Правовая природа различных форм уголовного испытания имеет уголовно-исполнительный характер. На начальном этапе положение правоограничений испытания не было четко определено. Постепенно часть режимных правоограничений входила в содержание различных видов испытания и по мере того, как закреплялась в уголовном законе, меняла свой статус на уголовно-правовой. В настоящее время с сущностной стороны испытание представляет собой совокупность некарательных уголовных правоограничений. По содержанию эти правоограничения состоят из возлагаемых на испытуемого запретов и предписаний, позволяющих убедиться в его способности вести в дальнейшем правопослушный образ жизни.

7. Испытание как совокупность некарательных правоограничений привносит в систему мер уголовной ответственности новое качество, что позволяет разграничить содержание уголовной ответственности и наказания, а также идентифицировать судимость как совокупность правоограничений, составляющих основу содержания уголовной ответственности.

8. Из последовательного восприятия уголовной ответственности как родового понятия по отношению к судимости, наказанию и испытанию вытекает ряд следствий принципиального характера:

а) судимость является неотъемлемым свойством (атрибутом) уголовной ответственности, а не наказания, и освобождение от наказания не должно влечь ее автоматическое прекращение;

б) ни наказание, ни испытание не могут применяться ранее, чем возникает уголовная ответственность, т. е. до момента вступления приговора в законную силу;

в) сроки судимости должны зависеть, прежде всего, от категории совершенного преступления, а не от личности осужденного или сроков назначенного наказания;

г) цели уголовной ответственности являются одновременно целями применения наказания, испытания и судимости;

д) при применении уголовной ответственности реализуются оба аспекта социальной справедливости: посредством судимости – уравнивающий, а посредством наказания и испытания – распределяющий.

9. Уникальность судимости как правового явления заключается в том, что она сформировалась в советский период на основе такого комплексного дополнительного наказания, существовавшего в дореволюционном российском уголовном законодательстве, как лишение и ограничение прав. В своем настоящем статусе судимость представляет совокупность уголовно-правовых ограничений карательного характера, рассредоточенных в различных федеральных законах. С учетом того, что совокупность этих правоограничений является содержательным компонентом уголовной ответственности, определить понятие судимости можно следующим образом: «Судимость есть мера уголовной ответственности, заключающаяся в совокупности ограничений прав и свобод, налагаемых в равном объеме на всех осужденных».

10. Решая проблему закрепления в уголовном законе дефиниции понятия «наказание», следует указать на его родовую принадлежность к понятию «уголовная ответственность». Видовой особенностью наказания является то, что только ему присущи такие правоограничения (тяготы и лишения), которые соразмерны тяжести совершенного лицом преступления и обозначаются термином «кара». С учетом этого понятию наказания может быть дано такое определение: «Наказание есть мера уголовной ответственности, заключающаяся в лишении или ограничении прав и свобод осужденного, соразмерных тяжести совершенного преступления».

11. Испытание обладает качественным своеобразием по отношению к другому видовому понятию уголовной ответственности – наказанию.

Уголовному испытанию присущи следующие отличительные признаки:

1) применяется как мера, заменяющая наказание;

2) соразмерно назначенному наказанию;

3) содержит определенный объем некарательных правоограничений в виде запретов и предписаний;

4) подкреплено угрозой отбывания наказания в случае невыполнения условий прохождения испытания.

Определение испытания можно сформулировать следующим образом: «Испытание есть мера уголовной ответственности, заключающаяся в обязанностях в виде запретов и предписаний, возлагаемых на осужденного под угрозой отбывания наказания в случае уклонения от их исполнения».

12. Анализ современного зарубежного уголовного законодательства позволяет выделить три основные формы испытания:

– под угрозой назначения наказания;

– под угрозой исполнения наказания;

– под угрозой продолжения отбывания наказания.

Абстрагируясь от множества особенностей, обусловленных как принадлежностью стран к разным правовым семьям, так и национальными правовыми традициями, можно обнаружить следующие закономерности в развитии указанных форм испытания:

а) отказ многих стран от закрепления в законодательстве испытания без назначения наказания на фоне развития двух других форм;

б) отказ от нескольких разновидностей испытания в пределах одной и той же формы;

в) сближение в регламентации различных форм испытания.

13. Содержание уголовного испытания не соответствует исторически сложившимся формам его реализации. Оптимальным выходом из создавшейся ситуации будет переход к следующей законодательно закрепленной классификации форм испытания в зависимости от видов назначенного наказания:

– испытание осужденного к лишению свободы;

– испытание осужденного к ограничению свободы;

– испытание осужденного к исправительным работам.

В этом случае содержание испытания составляли бы установленные в уголовном законе общие и специальные обязанности, объем которых суд изменять не вправе. Общими обязанностями для всех испытуемых являлись бы несовершение любых преступлений, а также несовершение административных правонарушений, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность. Специальные обязанности должны устанавливаться для каждого вида испытания, а их объем – зависеть от вида назначенного судом наказания.

14. При назначении испытания вопрос об учете характера и степени общественной опасности совершенного преступления и личности виновного может быть удовлетворительно решен только опосредованно, через тяжесть назначенного наказания. В связи с этим соотношение сроков назначенного наказания и испытания может быть только одно – полное равенство. В то же время равенство сроков наказания и испытания не следует устанавливать механически. Срок испытания должен быть равен не просто сроку назначенного наказания, а сроку наказания, определенного к отбыванию. Это означает, что вопрос о применении испытания следует решать после определения вида и размера наказания и зачета времени содержания под стражей в срок наказания в соответствии со ст. 72 УК РФ.

15. Период расширения практики применения уголовного испытания в России был пройден в 1999-2003 гг., и в последующем наблюдается ее снижение по многим показателям до более приемлемых значений. Однако это не свидетельствует о нормализации уголовно-правовой политики в данной сфере. Парадоксальность сокращения практики условного осуждения заключается в том, что оно происходило опережающими темпами за счет тех категорий осужденных, для применения к которым этот институт, прежде всего, предназначен. Резервы для продолжения такого снижения практики применения условного осуждения во многом уже исчерпаны. Дальнейшего ощутимого снижения практики условного осуждения можно добиться лишь за счет существенного уменьшения доли условно осужденных совершеннолетних, мужчин, а также условно осужденных к лишению свободы и за умышленные преступления в общем числе осужденных по каждой из указанных категорий.

16. Соотношение удельного веса условно осужденных несовершеннолетних и совершеннолетних в общем числе осужденных по каждой категории является базовым для установления устойчивого баланса между реальным и условным осуждением в целом. Анализ законодательных решений, устанавливающих в целом ряде случаев вдвое более мягкую уголовную ответственность для несовершеннолетних по сравнению со взрослыми осужденными (первоначальная редакция ч. 1 ст. 88 УК РФ до внесения в нее изменений Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ; ч. 4 ст. 88 УК РФ; ч. 6 ст. 88 УК РФ; ч. 61 ст. 88 УК РФ; ст. 94 УК РФ), позволяет признать наиболее взвешенным такое соотношение, как 2:1 (60 и 30% соответственно).

Предлагаемая в диссертации методика расчета оптимального уровня условного осуждения, сопровождаемая примерами ее использования на основе ежегодных статистических показателей, дает основание для заключения, что при поддержании указанного выше баланса в достаточно узких пределах от 1,9 до 2,1 раза доля всех условно осужденных в общем числе осужденных будет находиться в пределах от 30 до 35%. Данная правоприменительная ситуация примерно соответствовала бы гораздо более взвешенной российской судебной практике конца 80-х – начала 90-х гг. XX в.

17. В качестве первого шага на пути институционализации уголовного испытания речь может идти о совершенствовании судебной практики применения условного осуждения и условно-досрочного освобождения от отбывания наказания в рамках существующей редакции уголовного закона. В этом вопросе центральная роль должна быть отведена следующим руководящим разъяснениям высших судебных инстанций:

– применение условного осуждения за тяжкие и особо тяжкие преступления должно носить исключительный характер;

– с особой осторожностью следует применять условное осуждение к ранее судимым, в том числе и к лицам, уже осуждавшимся условно или освобождавшимся условно-досрочно, но не выдержавшим испытание;

– необходимо дифференцировать обязанности, возлагаемые на условно осужденного, в зависимости от тяжести назначенного наказания;

– возложение обязанностей на условно осужденного и условно-досрочно освобожденного от отбывания наказания желательно в каждом случае.

18. Совершенствование законодательной регламентации уголовного испытания целесообразно проводить в два этапа. На первом этапе следует внести изменения и дополнения в действующее уголовное, уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное законодательство (в УК РФ – в ст.ст. 2, 3, 6, 7, 8, 18, 43, 47, 50, 52, 53, 73, 74, 79-82, 86-88, 90, 91, 93; в УПК РФ – в ст.ст. 308, 397, 398, 430; в УИК РФ – в ст.ст. 16, 39, 40, 172, 175, 177, 178, 187-190). Соблюдая принцип системности, все вопросы, которые необходимо решить, можно разделить на три группы:

1) относящиеся к регламентации системы уголовно-правового принуждения в целом (введение термина «уголовно-правовое принуждение», классификация мер уголовно-правового принуждения);

2) относящиеся к идентификации уголовной ответственности как меры уголовно-правового принуждения (определение понятия уголовной ответственности и указание на цели ее применения; определение наказания как меры уголовной ответственности; изменение в регламентации судимости как базовой формы реализации уголовной ответственности);

3) относящиеся к формированию испытания как уголовно-правового института (введение понятия «испытание» и его определение как меры уголовной ответственности, взаимодействие испытания с наказанием и другими смежными институтами, унификация испытания по основаниям и условиям назначения, а также по видам испытания и их содержанию).

На втором этапе в общей части следующего Уголовного кодекса Российской Федерации необходимо сформировать систему норм, объединенных в соответствии с приводимыми в диссертации положениями в самостоятельный раздел «Уголовно-правовое принуждение», в который уголовное испытание будет окончательно встроено в качестве самостоятельного правового института.

Теоретическое и практическое значение исследования определяется современным предкризисным состоянием уголовной юстиции и системным видением автора выхода из данной ситуации. В диссертации исследуются причины создавшегося положения, правовые последствия внедрения в уголовное законодательство идеи условности наказания, переосмысливаются вопросы, касающиеся сущности уголовной ответственности, ее содержания и форм реализации, а также необходимости выделения испытания в самостоятельный уголовно-правовой институт. Предлагается теоретическая модель поэтапного реформирования системы уголовно-правового принуждения, в которую органично может быть встроено уголовное испытание.

Положения и выводы, изложенные в диссертации, могут быть востребованы в законотворческой деятельности по совершенствованию регламентации мер уголовно-правового принуждения, послужить основой для дальнейших теоретических изысканий по проблемам уголовной ответственности, а также использоваться при преподавании курса «Уголовное право» в системе вузовского и послевузовского профессионального образования.

Апробация результатов исследования. Результаты исследования докладывались диссертантом и обсуждались на 34 научных форумах: научно-практических конференциях, теоретических семинарах и «круглых столах»

(в том числе 17 международного и всероссийского уровней) в гг. Омске (1992, 1994, 1995, 1996, 2000, 2001, 2003, 2004, 2005, 2006, 2007, 2008 гг.), Москве (1994, 2004, 2006, 2008, 2009 гг.), Томске (2006 г.), Челябинске (2001, 2003, 2006 гг.), Тюмени (1992, 2006 гг.), Нижнем Новгороде (2005 г.), Саратове (2007 г.), Караганде (2007 г.), Бишкеке (2008 г.), а также на совместном заседании кафедр уголовного права, криминологии и юридических дисциплин Омской академии МВД России.

Материалы диссертации внедрены в образовательный процесс Южно-Уральского государственного университета (г. Челябинск), Омской академии МВД России, Сибирского (г. Красноярск), Ростовского юридических институтов МВД России, Академии Комитета уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Республики Казахстан (г. Костанай), а также в практику Омского областного суда.

Основные положения и выводы диссертации опубликованы в 55 работах (общий объем – 57,5 п. л.), включая препринт, 2 монографии (одна из них в соавторстве, авторство разделено, личный вклад – 3,2 п. л.), 2 учебника в соавторстве (авторство разделено, личный вклад – 5,3 п. л.), учебное пособие, 21 научную статью (две из них в соавторстве, авторство не разделено) и 28 тезисов и материалов выступлений на научных форумах (один материал в соавторстве, авторство не разделено).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух разделов и пяти глав, включающих 14 параграфов, заключения, списка использованной литературы и 22 приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность темы, степень ее разработанности; определяются объект и предмет, цели и задачи исследования; раскрываются его методология и методика, научная новизна; приводятся основные положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость, а также сведения об апробации полученных результатов.

Первый раздел «Условность наказания как исходная идея уголовного испытания», состоящий из трех глав, посвящен истории возникновения идеи условности наказания, а также осмыслению ее воплощения в таком правовом явлении, как уголовное испытание, и последствий закрепления в уголовном законодательстве России.

Первая глава «Возникновение идеи условности наказания и ее реализация в Российском уголовном праве» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Социально-исторические предпосылки возникновения и развития идеи условности наказания» наряду с другими факторами рассматривается влияние идей представителей науки уголовного права на реформирование карательных систем многих стран мира. Анализируются новые направления в науке уголовного права второй половины XIX в. (антропологическое, социологическое), и подчеркивается, что толчком к их развитию стали кризисное состояние уголовной юстиции и, как следствие, охлаждение общества к классическим догмам уголовного права.

Далее делается акцент на том, что уже в начале XX в. наукой уголовного права был определен новый уголовно-политический принцип условности наказания. Сторонники этой идеи в целом признавали необходимость института наказания, но указывали на его малую эффективность, когда речь шла о применении краткосрочного тюремного заключения к несовершеннолетним или к случайным преступникам. В этих случаях предлагалось считать допустимым отказ от принципа неотвратимости наказания и применение под угрозой наказания иных мер, не являющихся по своей сути уголовной репрессией. При таком подходе наказание, не теряя статуса меры уголовно-правового воздействия, лишалось монопольного положения как единственного уголовно-правового средства воздействия на преступника. Именно в силу меньшей радикальности восприятие идеи условности наказания юридической практикой, а затем и законодателем происходило гораздо быстрее, чем идеи отрицания наказания.

В то же время, попав в разряд мер, альтернативных наказанию, условное осуждение и условно-досрочное освобождение не могли не принять на себя и некоторые черты мер социальной защиты. В частности, под воздействием идей социологической школы уголовного права был запущен механизм трансформации процесса испытания в малоподдающийся контролю процесс исправления. Первоначальный смысл проверки условно осужденных и условно-досрочно освобожденных на криминальную безопасность был искажен, и акцент сместился на проверку возможности исправления преступника без применения наказания. С одной стороны, такая интерпретация идеи условности наказания повысила ее привлекательность, что обусловило активный поиск наиболее удачных форм ее законодательного воплощения и широкую практику их применения, а с другой – привела к упрощенному восприятию мер, объединенных принципом условности наказания, лишь в качестве разновидностей освобождения от наказания под условием и не позволила им сформироваться в самостоятельный правовой институт уголовного испытания.

Во втором параграфе «Развитие идеи условности наказания в России в досоветский период» исследуется вопрос, почему к началу XX в., когда идея условности наказания уже была всецело поддержана в той или иной форме законодательно и закреплена в большинстве развитых стран мира, в России еще продолжалась дискуссия о целесообразности такой новации.

В диссертации подробно рассматривается та правовая ситуация, которая не позволила идее условного осуждения в полной мере внедриться в уголовное законодательство дореволюционной России. Как доминирующая оценивается позиция тех ученых-юристов, приверженцев классической школы уголовного права, которые предостерегали от поспешного внедрения в уголовный закон идеи условности, усматривая в таких новациях громадные и труднопредсказуемые изменения в системе уголовной юстиции (С.В. Познышев, В.Д. Спасович, Н.Д. Сергеевский, Н.С. Таганцев и др.).

В третьем параграфе «Особенности внедрения идеи условности наказания в советское уголовное законодательство» показано, что, достаточно последовательно и наступательно продвигая идею условности наказания после Октябрьской революции, российский законодатель использовал практически все возможности для ее реализации. К 90-м гг. XX в. Россия получила самую разветвленную, громоздкую, избыточную и дублирующуюся систему норм, регламентирующих уголовно-правовые меры, основанные на принципе условности наказания (ст.ст. 52, 44, 461, 242, 46, 53, 55, 532, 462 УК РСФСР).

В конце главы делается вывод, что сдержанное отношение дореволюционной России к идее условности наказания могло сохраниться достаточно длительное время лишь в той конкретной социально-политической ситуации. В результате революционных перемен в общественном устройстве прежняя система уголовной юстиции России была разрушена, а вновь созданная приобрела совершенно иные черты и приоритеты и оказалась незащищенной от глобальных правовых экспериментов на фоне увлеченности общественности и законодателя передовыми и по-своему тоже революционными для того времени идеями социологической школы уголовного права. Инерция законодательного внедрения идеи условности оказалась настолько громадной, что Россия, отставая в этом вопросе от других стран не менее чем на два десятилетия, достаточно быстро догнала и перегнала их как по количеству норм, реализующих идею условности наказания, так и по практике их применения.

Вторая глава«Испытание как уголовно-правовое явление» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Сущность основных уголовно-правовых явлений» рассматривается современный уровень осмысления в теории уголовного права сущностных признаков таких категорий, как «преступление», «наказание» и «уголовная ответственность». Отмечается, что прочная связь преступления и наказания, существовавшая веками, не могла быть нарушена до тех пор, пока на определенном этапе общественного развития не были востребованы иные уголовно-правовые явления.

Среди правовых образований, заставивших пересмотреть соотношение преступления и наказания, выделяются меры безопасности (социальной защиты) и уголовная ответственность.

Диссертант обращает внимание на тот факт, что многие ученые, определяющие сущность уголовной ответственности как осуждение, отрицательную оценку (порицание) государством лица, совершившего преступление, к сожалению, с содержательной стороны не усматривают в иных, кроме наказания, мерах каких-либо значимых правоограничений, дающих возможность говорить о существовании самостоятельного уголовно-правового явления, по статусу равного наказанию.

Во втором параграфе «Правовая природа, сущность и содержание уголовного испытания» отмечается, что признанию наукой уголовного права испытания в качестве уголовно-правового явления в настоящее время препятствуют два обстоятельства: крайне запутанная ситуация с определением юридической природы различных форм испытания и, как следствие, нерешенность вопроса о его сущности и содержании.

В диссертации исследуется история вопроса и со ссылкой прежде всего на англосаксонскую систему права приводятся аргументы в пользу уголовно-исполнительной природы правоограничений, налагавшихся на осужденных, проходящих испытание в форме пробации и условно-досрочного освобождения. Подчеркивается, что это не свидетельствует об отсутствии у уголовного испытания собственно уголовно-правовых сущности и содержания. Лишь на начальном этапе статус испытательных правоограничений не был четко определен. Однако уже тогда шел процесс формирования новых уголовных правоограничений, способных замещать карательные правоограничения, свойственные лишению свободы, в случае, если это наказание реально не применялось. Постепенно такие правоограничения режимного характера (явка на регистрацию, запрет посещать определенные места, менять место жительства и работы, покидать жилище в определенное время суток и др.) входили в содержание указанных видов испытания и по мере того, как закреплялись в уголовных законах, меняли свой статус на уголовно-правовой. Другая часть правоограничений при законодательном воплощении идеи условности наказания не сменила своего характера и в итоге заняла место в рамках уголовно-исполнительного института контроля (надзора) за лицами, находящимися на испытании.

Только понимание сущности уголовного испытания как уголовных правоограничений позволяет рассматривать его и наказание в качестве однопорядковых правовых явлений, в каждом из которых заложен специфический способ реагирования на факт совершения преступления. В то же время правовая природа уголовного испытания не могла не сказаться на его сущности и содержании. Если правоограничения в наказании по сути своей репрессивны, выступают карой, соразмерным воздаянием преступнику за совершенное деяние и содержательно выражаются в тяготах и лишениях, налагаемых на осужденного приговором суда, то правоограничения уголовного испытания, будучи заимствованными из режимных, трансформировались в уголовном законе в комплекс некарательных обязанностей.

Некарательные правоограничения, в отличие от карательных, объективно не причиняют лицу физических и психических страданий, а представляют собой несколько повышенные требования к поведению в обществе, следование которым помогает испытуемому избегать ситуаций, провоцирующих его на правонарушение. В связи с этим принципиально различен механизм предупредительного воздействия на осужденного при наказании и испытании. Если тяготы и лишения, заключенные в наказании, порождают у осужденного прежде всего чувство страха их повторного претерпевания, то запреты и предписания испытания вырабатывают у него стереотипы правопослушного поведения, которые в последующем переходят в готовность действовать определенным образом в сходных ситуациях (установку), и тем самым постепенно внешний контроль поведения заменяется на самоконтроль.

Осознание сущности уголовного испытания как правоограничений некарательного характера позволяет под новым углом взглянуть на процессы в этой сфере, происходящие в русле наблюдающейся в XX-XXI вв. общемировой тенденции к сближению правовых систем. Анализ уголовного законодательства 29 стран дальнего и ближнего зарубежья позволил сделать вывод о том, что повсеместное распространение нашла англосаксонская модель условного осуждения и условно-досрочного освобождения с установлением судом требований к поведению испытуемого и контролем за их соблюдением со стороны специализированного государственного органа. Напротив, континентальная модель, не предусматривающая, кроме угрозы исполнения наказания, каких-либо дополнительных запретов и предписаний, постепенно деградирует и в настоящее время встречается лишь в некоторых странах, и то лишь наряду с англосаксонским вариантом системы испытания.

Вместе с тем и в заимствованном европейскими странами англо-саксонском варианте испытания далеко не все так совершенно, как может показаться на первый взгляд. Здесь в свое время чрезмерный акцент был сделан на надзорную составляющую испытания, которая рассматривалась как первичная по отношению к обязанностям, возлагаемым на испытуемого.

Такая интерпретация идеи условности наказания, например, в России привела к недооценке законодателем роли уголовно-правовых ограничений, содержащихся в испытании. Это выразилось в том, что суду предоставлены широчайшие возможности по манипулированию содержательным компонентом испытания. В частности, суд в соответствии со ст.ст. 73, 74 УК РФ имеет право:

– устанавливать любой объем уголовно-правовых ограничений для испытуемого либо полностью отказаться от их установления;

– уменьшать либо увеличивать в процессе испытания объем правоограничений по представлению контролирующего органа;

– устанавливать в указанных в законе пределах любую продолжительность испытательного срока, сокращать либо продлять его по представлению контролирующего органа.

Отмечается, что при сопоставлении испытания с наказанием сразу видна концептуальная непроработанность законодательной регламентации первого. Все, что касается изменения вида и размера наказания, оснований замены одного вида наказания другим и взаимозачета размеров наказания, в законе четко определено, а правоограничения конкретного вида наказания и размер назначенного наказания вообще никакому изменению в сторону увеличения не подлежат.

В то же время автором анализируются и обобщаются положительные общемировые тенденции в решении этого вопроса, выражающиеся в следующем.

1. В странах как дальнего, так и ближнего зарубежья во всех разновидностях испытания преобладает тенденция к установлению закрытых (исчерпывающих) перечней запретов и предписаний, которые могут налагаться судом.

2. Некоторые страны пошли по пути комбинирования обязанностей, возлагаемых судом, и обязанностей, распространяющихся на всех испытуемых.

3. В большинстве стран суд существенно ограничен в праве увеличить испытуемому объем правоограничений.

4. Предусматриваются обязанности, которые могут быть возложены на испытуемого только с его согласия.

5. Устанавливается закрытый перечень правил поведения для испытуемых, которые суд изменять не вправе.

Далее указывается, что Россия, хотя и достаточно противоречиво, тоже продвигается в указанном направлении. В Уголовном кодексе Российской Федерации 1996 г. произошла унификация видов испытания путем слияния условного осуждения и отсрочки исполнения приговора. Как определенный шаг назад можно расценивать тот факт, что усмотрение суда в обновленном условном осуждении было расширено в части установления открытого перечня обязанностей, которые могут быть возложены на испытуемого. Вместе с тем стало возможным возлагать данные обязанности и на условно-досрочно освобожденных. Был распространен на обе формы испытания и обязательный запрет совершать нарушения общественного порядка, за которые может быть наложено административное взыскание.

Акцентируя внимание на необходимости комплексного решения проблемы закрепления в уголовном законе дефиниций, касающихся всей системы уголовно-правового принуждения, диссертант в конце данного параграфа аргументирует позицию о родовой принадлежности понятий «наказание» и «испытание» к понятию «уголовная ответственность», имея в виду, что сущностью уголовной ответственности является именно осуждение лица, признанного виновным в совершении преступления. С учетом этого обосновываются и приводятся авторские определения уголовной ответственности и наказания, а также определяется испытание как мера уголовной ответственности, заключающаяся в обязанностях в виде запретов и предписаний, возлагаемых на осужденного под угрозой отбывания наказания в случае уклонения от их исполнения.

В третьем параграфе «Формы уголовного испытания» исследуются особенности формирования данного правового явления на начальном этапе в англосаксонской и франко-бельгийской правовых системах и идентифицируются три основные формы уголовного испытания: под угрозой назначения наказания, под угрозой исполнения наказания и под угрозой продолжения отбывания наказания. Анализируется ситуация терминологической неопределенности в обозначении каждой из форм испытания в зарубежном уголовном законодательстве, и делается вывод о желательности ее разрешения.

Абстрагируясь от множества особенностей, обусловленных как принадлежностью стран к разным правовым семьям, так и национальными правовыми традициями, диссертант указывает на углубление процесса унификации испытания, которое выражается в следующем:

а) отказ многих стран от закрепления в законодательстве испытания без назначения наказания на фоне развития двух других форм;

б) отказ от нескольких разновидностей испытания в пределах одной и той же формы;

в) сближение в регламентации различных форм испытания.

В конце главы отмечается, что, исходя из понимания содержания уголовного испытания как совокупности правоограничений некарательного характера и анализа законотворческих процессов, можно прогнозировать, каким будет результат снятия противоречия между содержанием и формой испытания. Как содержание наказания проявляется в конкретных, законодательно установленных сочетаниях различных тягот и лишений, именуемых видами наказания, так и содержание испытания должно выражаться в отдельных его видах. Специфика таких видов испытания должна состоять в том, что их количество и объем заключенных в них запретов и предписаний будет зависеть от того, какие наказания законодатель сочтет возможным заменять при определенных условиях испытанием.

Третья глава «Последствия законодательного закрепления идеи условности наказания в России» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Позитивное влияние идеи условности наказания на деятельность системы уголовной юстиции» отмечается, что внедрение идеи условности наказания в уголовное законодательство позволило достичь большей гибкости в уголовной политике, чем та, которая была бы доступна в случае, если наказание являлось единственной формой реализации уголовной ответственности.

Положительные результаты внедрения идеи условности наказания в уголовное законодательство России, по мнению автора, таковы:

1. Классическая система уголовной юстиции избежала распада.

2. Было найдено компромиссное решение выхода из кризиса системы наказаний, позволившее сохранить институт наказания в качестве уголовно-правового средства воздействия на преступность.

3. Снизилась острота уголовной репрессии в отношении некоторых категорий преступников, не представляющих большой общественной опасности.

4. Снятие на достаточно длительный период остроты кризиса системы наказаний позволило сосредоточить усилия на планомерном поиске и апробировании новых видов наказания, альтернативных лишению свободы.

5. Законодательное экспериментирование с формами реализации идеи условности наказания позволило обнаружить дополнительные возможности для совершенствования системы наказаний.

6. Система уголовной юстиции стала экономически менее обременительной для государства с учетом сокращения расходов, сопряженных с исполнением наказаний.

7. Уголовно-правовая политика стала более гибкой и избирательной, поскольку анализ применения различных форм реализации идеи условности наказания позволил законодателю достаточно оперативно реагировать на избыточность или недостаточность репрессии в отношении лиц, совершающих те или иные виды преступлений.

Во втором параграфе «Отрицательные последствия внедрения идеи условности наказания в уголовное законодательство» анализируются различные негативные правовые процессы, которые находятся в причинной связи с существованием законодательных форм реализации идеи условности наказания. В суммарном виде отрицательные последствия, по мнению диссертанта, сводятся к следующему:

1. В силу того, что принцип неотвратимости уголовного наказания был заменен на более «мягкий» принцип неотвратимости уголовной ответственности, система уголовной юстиции перешла в иное качественное состояние, которое характеризуется: а) лишением наказания статуса основного средства реагирования на факт совершения преступления и снижением стимулов к совершенствованию данного уголовно-правового института; б) широким усмотрением правоприменительных органов при осуществлении уголовной политики; в) сменой целевых приоритетов с общепредупредительных на специально-предупредительные и, как следствие этого, смещением акцентов в механизме уголовно-правового принуждения с общественно опасного деяния на личность преступника.

2. Многие аргументы сторонников введения идеи условности наказания в уголовное законодательство не выдержали проверку временем: а) не оправдался расчет на низкий рецидив условно осужденных и условно-досрочно освобожденных; б) испытание стало правилом не только для осужденных за преступления небольшой и средней тяжести, но и для лиц, осужденных за тяжкие преступления; в) не является исключением применение испытания к лицам, имеющим судимость.

3. Экономические издержки от введения испытания оказались гораздо более значительными, поскольку первоначально не был ясен масштаб его применения, не учитывались затраты, связанные с ослаблением контроля за осужденными, а также с подготовкой, принятием и исполнением решений в отношении лиц, находящихся на испытании.

4. Усиление неопределенности правоприменительного результата при функционировании системы уголовной юстиции негативным образом сказалось на уровне солидаризации населения с уголовным законом и наряду с другими факторами способствовало наращиванию правового нигилизма и негативизма в обществе.

Подводя итог исследованию последствий введения идеи условности наказания в уголовное законодательство, автор отмечает, что выявление просчетов и недоработок, ставших достаточно очевидными лишь спустя более ста лет с момента возникновения данного правового феномена, позволяет полнее осознать настоятельную необходимость идентификации его как самостоятельного уголовно-правового института.

Раздел второй «Испытание в системе мер уголовно-правового принуждения», состоящий из двух глав, посвящен исследованию предпосылок формирования института испытания в уголовном законодательстве России и перспектив его включения в систему уголовно-правового принуждения.

Глава четвертая «Теоретические предпосылки институционализации уголовного испытания» содержит три параграфа.

В первом параграфе «Проблема систематизации мер уголовно-правового принуждения» анализируются точки зрения ученых по данному вопросу и обосновывается тезис о том, что весьма затруднительно, если вообще возможно, прийти к однозначному пониманию системы уголовно-правового принуждения, используя для ее обозначения такие неоднозначные термины, как «меры уголовно-правового характера» и «меры уголовно-правового воздействия». Именно противоречивость их восприятия теорией уголовного права не позволила сформулировать в Уголовном кодексе Российской Федерации определения всех закрепленных в нем мер, применяемых государством к лицу, нарушившему уголовно-правовой запрет, помимо его воли и вынуждающих претерпевать какие-либо ущемления правового статуса.

Отмечается, что при всем многообразии точек зрения на классификацию уголовно-правового принуждения основная дискуссия разворачивается по поводу того, какие принудительные меры следует относить к уголовной ответственности, а какие – к мерам уголовной безопасности.

Во втором параграфе «Судимость как содержательный компонент уголовной ответственности» рассмотрена история возникновения института судимости в России, показана уникальность его становления и развития из такого дополнительного наказания, как лишение и ограничение прав.

Аргументируется точка зрения, что основой для разграничения всей совокупности мер уголовно-правового принуждения служит механизм их применения. По этому критерию можно выделить меры уголовной ответственности, которые применяются только в рамках осуждения, и меры безопасности, которые не связаны этими пределами, имеют гораздо более широкую сферу действия и могут применяться как наряду с осуждением, так и без него. Механизм осуждения включает в себя два обязательных компонента: обвинительный приговор как единственно возможную форму осуждения и судимость как минимальную совокупность правоограничений, распространяющуюся на любого осужденного. Анализ действующего уголовного законодательства дает основание для категорического заключения о том, что вне правового поля судимости в настоящее время не могут применяться только две разновидности мер принуждения: наказание и испытание. Именно они наряду с судимостью и являются мерами уголовной ответственности.

Обосновывается мнение, что в настоящее время именно судимость выступает тем равнопораженным состоянием всех лиц, признанных по приговору суда виновными в совершении преступления, которое наполняет уравнивающий аспект справедливости конкретным содержанием. При этом реализация распределяющего аспекта справедливости достигается путем применения иных содержательных компонентов осуждения: наказания и испытания.

В третьем параграфе «Цели уголовной ответственности и подходы к измерению ее эффективности» констатируется, что, поставив восстановление социальной справедливости на первое место среди целей наказания, российский законодатель тем самым наметил стратегию отступления от утилитарных взглядов на роль уголовной ответственности в регулировании общественных отношений, дал однозначно понять, что соображения пользы, материальной выгоды от обращения с преступником в российском уголовном праве вторичны по сравнению с духовными приобретениями.

На важность смены приоритетов в уголовно-правовой политике указывают, в частности, данные, полученные автором спустя 10 лет после вступления в действие Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 г. при опросе 317 работников правоприменительных органов (судьи, следователи органов внутренних дел, сотрудники Федеральной службы исполнения наказаний). Из всех опрошенных главенство цели восстановления социальной справедливости при применении наказания признали лишь 22,4% (71 из 317 чел.). Применительно к опрошенным судьям наблюдалась практически такая же ситуация (13 из 59 чел., или 22,0%). Противоречивая позиция респондентов не могла не проявиться и при ответах на другие вопросы, касающиеся целей применения наказания. Например, 77,9% опрошенных (среди судей – 56,0%) допустили применение чрезмерно сурового наказания и 71,0% респондентов (среди судей – 78,0%) – чрезмерно мягкого наказания, если оно направлено на предупреждение преступлений. Более того, неверно обозначенный законодателем в ч. 1 ст. 73 УК РФ приоритет цели исправления над другими целями при применении условного осуждения признают 71,3% правоприменителей. Позиция судей по этому вопросу оказалась еще более категоричной (78,0%). Результаты опроса свидетельствуют об устойчивости стереотипа понимания главенства утилитарных целей применения наказания над нравственными даже в профессиональном правосознании.

Далее подчеркивается, что, прислушавшись к аргументам ученых, предлагающих исключить исправление не только из числа целей применения уголовного наказания, но и из уголовной ответственности вообще, и указав в Уголовном кодексе только две цели уголовной ответственности: восстановление социальной справедливости и предупреждение преступлений, российский законодатель тем самым признал бы обязательность их учета при применении как наказания, так и испытания и судимости.

Анализируя существующие подходы к изучению эффективности целей уголовной ответственности, диссертант приходит к заключению, что наиболее перспективен тот, в основе которого лежат формирование у граждан реальных уголовно-правовых представлений и их корректировка в желаемом направлении путем изменений в уголовно-правовой политике, опирающихся на углубленное изучение уголовно-правовых процессов и явлений. Дается перечень таких уголовно-правовых представлений.

В конце данной главы делается вывод о том, что теория российского уголовного права постепенно, пусть и весьма противоречиво, преодолевает инерцию отождествления уголовной ответственности с назначением и применением наказания. Привнесение идеи условности наказания в теорию уголовного права привело к постепенной замене принципа неотвратимости наказания принципом неотвратимости уголовной ответственности и послужило катализатором для осмысления места уголовной ответственности в системе уголовно-правового принуждения. Все более очевидным становится наличие у уголовной ответственности атрибутов самостоятельного уголовно-правового явления: сущности, заключающейся в государственном осуждении лица, признанного судом виновным в совершении преступления; содержания в виде карательных и некарательных правоограничений, налагаемых на осужденного; форм реализации, представленных судимостью, наказанием и испытанием; целей, первичных по сравнению с целями наказания.

Пятая глава «Идентификация испытания как уголовно-правового института» содержит три параграфа.

В первом параграфе «Современные тенденции применения уголовного испытания» на обширном материале судебной статистики за 1986-2007 гг. проводится системный анализ современной практики уголовного испытания в России, который сопровождается ссылками на 20 приложений, содержащих таблицы и диаграммы.

Констатируется, что период расширения практики уголовного испытания был пройден в 1999-2003 гг. и в последующем наблюдается ее снижение по многим показателям до более приемлемых значений. Приводится социально-политическое обоснование закономерности таких изменений в деятельности системы уголовной юстиции.

В то же время диссертант приходит к выводу, что резервы для снижения практики применения условного осуждения во многом уже исчерпаны. Удельный вес условно осужденных несовершеннолетних в общей массе осужденных близок к оптимальному и в дальнейшем вряд ли будет существенно сокращаться. Это же можно сказать и относительно доли условно осужденных женщин, условно осужденных к исправительным работам и условно осужденных за неосторожные преступления в общем числе осужденных по каждой из указанных категорий. К тому же доли указанных категорий условно осужденных в общем числе условно осужденных незначительны (например, в 2007 г. статистическая картина была следующая: несовершеннолетние – 11,5%; женщины – 14,1; осужденные к исправительным работам – 6,9; осужденные за неосторожные преступления – 2,3%), и, следовательно, дальнейшего ощутимого снижения практики условного осуждения можно добиться лишь за счет существенного уменьшения доли условно осужденных совершеннолетних, мужчин, а также условно осужденных к лишению свободы и за умышленные преступления в общем числе осужденных по каждой из указанных категорий. Темпы же снижения практики условного осуждения этих категорий осужденных значительно ниже, чем названных выше.

Как наиболее тревожная тенденция отмечается продолжающийся рост применения условного осуждения к ранее судимым. Негативные изменения здесь особенно очевидны при сравнении показателей до реформы уголовного законодательства и в последние годы. Если в 1996 г. доля условно осужденных, имеющих неснятую и непогашенную судимость, в общем числе условно осужденных составляла всего 3,6%, то, постоянно увеличиваясь, в 2007 г. она составила уже 12,8%, т. е. за десять лет возросла в 3,56 раза.

Продолжает расти и удельный вес ранее судимых, совершивших преступление в период испытания (условное осуждение и условно-досрочное освобождение), в общем числе осужденных, имеющих судимость (с 17,3% в 1991 г. до 53,6% в 2007 г.). Характерно и то, что этот рост обеспечивается в основном за счет увеличения числа условно-досрочно освобожденных, совершающих преступления в период неотбытой части наказания.

Во втором параграфе «Совершенствование практики уголовного испытания» предлагается существенная корректировка механизма применения уголовного испытания посредством информирования судейского сообщества об оптимальной доле условно осужденных среди всех осужденных и путях достижения такого положения.

Особое внимание уделяется соотношению удельного веса условно осужденных несовершеннолетних и совершеннолетних в общем числе осужденных по каждой категории, поскольку оно представляется диссертанту базовым для установления устойчивого баланса между реальным и условным осуждением в целом. На основе анализа законодательных решений, устанавливающих в целом ряде случаев вдвое более мягкую уголовную ответственность для несовершеннолетних по сравнению со взрослыми осужденными, предлагается признать наиболее взвешенным соотношение 2:1 и применительно к условному осуждению несовершеннолетних и совершеннолетних (60 и 30% соответственно). Приводится формула, позволяющая вычислить оптимальный уровень условного осуждения на основе судебной статистики за тот или иной период. Делается вывод, что при соотношении практики применения условного осуждения несовершеннолетних и совершеннолетних, близком к оптимальному, доля всех условно осужденных в общем числе осужденных должна находиться в пределах от 30 до 35%.

Далее анализируются трудности, с которыми сталкиваются суды при применении условного осуждения и условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, и обосновывается целесообразность руководящих разъяснений Верховного Суда Российской Федерации, способных оптимизировать практику условного осуждения и условно-досрочного освобождения, не меняя на этом этапе норм уголовного законодательства. Приводится примерное содержание таких разъяснений.

В третьем параграфе «Возможности законодательной регламентации института уголовного испытания» предлагается включить в будущий Уголовный кодекс Российской Федерации самостоятельный раздел «Уголовно-правовое принуждение», в котором бы наряду с другими нашли отражение положения, позволяющие уголовному испытанию, уже давно ставшему фактически одним из основных средств уголовно-правового воздействия на преступность, стать таковым юридически. Приводится перечень из двенадцати положений, содержание которых вытекает из авторской позиции, изложенной в предыдущей части диссертации.

Некоторые шаги в указанном направлении диссертант считает возможным предпринять уже в рамках действующего уголовного законодательства. При этом предлагается все вопросы, которые следует решать путем внесения изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации, разделить на три группы:

– относящиеся к регламентации системы уголовно-правового принуждения в целом;

– относящиеся к идентификации уголовной ответственности как меры уголовно-правового принуждения;

– относящиеся к формированию испытания как уголовно-правового института.

Применительно к каждому блоку вопросов дается развернутое обоснование изменений, которые следует внести в уголовное законодательство.

Решение первого блока проблем предполагает:

1. Придание законодательно сложившейся системе мер уголовно-правового принуждения большей стройности путем закрепления следующей редакции части второй ст. 2 УК РФ:

«Статья 2. Задачи Уголовного кодекса Российской Федерации

2. Для осуществления этих задач настоящий Кодекс устанавливает основание и принципы уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, общества и государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает за их совершение меры уголовной ответственности, включающие судимость, наказание и испытание, а также предусматривает иные меры уголовно-правового принуждения: принудительные меры воспитательного характера, принудительные меры медицинского характера и конфискацию имущества».

2. Внесение в пятый раздел Уголовного кодекса Российской Федерации следующих изменений:

1) редакции наименования раздела V:

«Раздел V. Меры уголовно-правового принуждения, применяемые к несовершеннолетним»;

2) редакции наименования главы 14:

«Глава 14. Уголовная ответственность несовершеннолетних и принудительные меры воспитательного характера»;

3) редакция наименования статьи 87 и содержания части второй данной статьи:

«Статья 87. Особенности уголовной ответственности несовершеннолетних

2. К несовершеннолетним, совершившим преступления, могут быть применены меры уголовной ответственности с учетом положений настоящей главы. В случае освобождения от уголовной ответственности или освобождения от наказания к ним могут быть применены по решению суда также принудительные меры воспитательного воздействия».

3. Изменение названия раздела VI «Иные меры уголовно-правового характера» на «Иные меры уголовно-правового принуждения».

Для решения второго блока проблем в связи с приданием уголовной ответственности статуса самостоятельного, комплексного уголовно-правового института предлагается произвести следующие принципиальные изменения:

1. В главе 1 УК РФ («Задачи и принципы Уголовного кодекса Российской Федерации») заменить в ст.ст. 2, 6 и 7 слова «наказание и иные меры уголовно-правового характера» на слова «меры уголовной ответственности», а в ст. 3 слова «а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия» на слова «и меры уголовной ответственности за его совершение».

2. Ввести новую редакцию статьи 8:

«Статья 8. Понятие, цели и основание уголовной ответственности

1. Уголовная ответственность есть мера государственного принуждения, применяемая по обвинительному приговору суда, вступившему в законную силу, и заключающаяся в осуждении лица, признанного виновным в совершении преступления, к определенным лишениям или ограничениям его прав и свобод.

2. Меры уголовной ответственности применяются в целях восстановления социальной справедливости и предупреждения совершения новых преступлений как осужденными, так и иными лицами.

3. Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом».

3. Исключить из ст. 43 УК РФ часть вторую, а данную статью с учетом обоснования, изложенного в § 2 главы III настоящего исследования, представить в следующей редакции:

«Статья 43. Понятие наказания

Наказание есть мера уголовной ответственности, заключающаяся в предусмотренных настоящим Кодексом лишении или ограничении прав и свобод осужденного, соразмерных тяжести совершенного преступления».

4. Представить судимость в качестве базовой (обязательной) формы реализации уголовной ответственности, изложив ст. 86 УК РФ в следующем виде:

«Статья 86. Судимость

1. Судимость есть мера уголовной ответственности, заключающаяся в совокупности ограничений прав и свобод, налагаемых в равном объеме на всех осужденных.

2. Судимость погашается, если после отбытия (исполнения) наказания (основного и дополнительного) или прохождения испытания истекли следующие сроки:

а) один год при осуждении за преступления небольшой тяжести;

б) три года при осуждении за преступления средней тяжести;

в) шесть лет при осуждении за тяжкие преступления;

г) восемь лет при осуждении за особо тяжкие преступления.

3. Если осужденный после отбытия (исполнения) наказания или прохождения испытания вел себя безупречно, то по ходатайству осужденного или его законного представителя суд может снять с него судимость. При этом судимость может быть снята по истечении не менее половины сроков, указанных в части второй настоящей статьи.

4. Лицо, осужденное без назначения наказания или с назначением наказания и освобождением от его отбывания, считается судимым в течение сроков, указанных в части второй настоящей статьи.

5. Лицо, осужденное за совершение преступления, в отношении которого обвинительный приговор не был приведен в исполнение, считается судимым в течение сроков, указанных в части второй статьи 83 настоящего Кодекса.

6. Судимость в соответствии с настоящим Кодексом учитывается при рецидиве преступлений и при назначении наказания. В течение срока судимости на осужденного распространяются и другие ограничения прав и свобод, предусмотренные законодательством Российской Федерации.

7. Погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, с ней связанные».

5. Исключить пункт «в» ч. 4 ст. 18 УК РФ «Рецидив преступлений».

Наибольшую сложность представляет решение третьего блока проблем, касающихся преобразования существующих форм уголовного испытания (условное осуждение, условно-досрочное освобождение от отбывания наказания и отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей), в соответствии с авторским видением законодательной регламентации данного института и с учетом необходимости сохранения логики построения Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации.

Предлагается уже на данном этапе отказаться от указанных названий форм реализации идеи условности наказания. Статья 73 УК РФ должна называться таким образом, чтобы было понятно, о каком уголовно-правовом институте идет речь. Кроме того, здесь же можно было бы регламентировать виды испытания и назвать ст. 73 УК РФ «Понятие и виды испытания». В этом случае все вопросы назначения и отмены испытания были бы сосредоточены в ст. 74 УК РФ, названной соответственно «Назначение и отмена испытания». Логично бы было также, фактически объединив в разделе III институты наказания и испытания, переименовать его, назвав «Наказание и испытание», одновременно предусмотрев объединение ст.ст. 73 и 74 УК РФ в новую главу 101 УК РФ «Понятие, виды и назначение испытания».

Представив развернутую аргументацию о регламентации видов и сроков испытания и приводя на этот счет данные, полученные как лично, так и другими исследователями, диссертант предлагает следующую редакцию статей 73 и 74 УК РФ:

«Статья 73. Понятие и виды испытания

1. Испытание есть мера уголовной ответственности, заключающаяся в предусмотренных настоящим Кодексом обязанностях в виде запретов и предписаний, возлагаемых на осужденного под угрозой отбывания назначенного наказания в случае уклонения от их исполнения.

2. Испытание применяется к лицам, осужденным к исправительным работам, ограничению свободы и лишению свободы, если срок назначенного наказания не превышает трех лет.

3. Срок испытания устанавливается равным сроку наказания, определенного к отбыванию.

4. Осужденный в течение срока испытания должен соблюдать установленные законом общие и специальные обязанности. Общими обязанностями для всех испытуемых являются несовершение любых преступлений, а также административных правонарушений, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность. Специальные обязанности устанавливаются для каждого вида испытания, и их объем зависит от вида назначенного судом наказания.

5. Испытание лица, осужденного к исправительным работам, заключается в возложении на него следующих обязанностей:

а) являться один раз в месяц на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства осужденного;

б) не менять места жительства и учебы без уведомления уголовно-исполнительной инспекции.

6. Испытание лица, осужденного к ограничению свободы, заключается в возложении на него следующих обязанностей:

а) являться два раза в месяц на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию;

б) не менять места жительства, работы и учебы без разрешения уголовно-исполнительной инспекции;

в) не избирать работу, связанную с выездом за пределы населенного пункта;

г) не покидать пределы населенного пункта без разрешения уголовно-исполнительной инспекции.

7. Испытание лица, осужденного к лишению свободы, заключается в возложении на него следующих обязанностей:

а) являться три раза в месяц на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию;

б) не менять места жительства, работы и учебы без разрешения уголовно-исполнительной инспекции;

в) не избирать работу, связанную с выездом за пределы населенного пункта;

г) не покидать пределы населенного пункта без разрешения уголовно-исполнительной инспекции;

д) находиться по месту жительства ежедневно с десяти часов вечера до шести часов утра.

8. Испытание не назначается лицам, имеющим судимость. К указанным лицам испытание может применяться только в порядке замены неотбытой части наказания, предусмотренном статьей 79 настоящего Кодекса.

Статья 74. Назначение и отмена испытания

1. Суд назначает осужденному испытание только после того, как определит вид и размер наказания, произведет зачет времени содержания под стражей в срок наказания в соответствии со статьей 72 настоящего Кодекса и придет к выводу о возможности достижения целей уголовной ответственности без отбывания наказания.

2. Суд не вправе менять объем возлагаемых на осужденного обязанностей, устанавливать срок испытания, отличающийся от срока назначенного наказания, а также сокращать либо продлевать срок испытания.

3. Если осужденный в течение испытательного срока систематически не исполняет возложенные на него специальные обязанности либо скрылся от контроля, суд по представлению уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства осужденного постановляет об отмене испытания и исполнении наказания, назначенного приговором суда.

4. Если осужденный в течение испытательного срока был подвергнут административному наказанию за совершение административного правонарушения, посягающего на общественный порядок и общественную безопасность, и вновь совершил административное правонарушение, посягающее на общественный порядок и общественную безопасность, суд постановляет об отмене испытания и исполнении наказания, назначенного приговором суда.

5. Если осужденный в течение испытательного срока совершил преступление, суд постановляет об отмене испытания и назначает ему наказание по правилам, предусмотренным статьей 70 настоящего Кодекса.

6. Если в течение испытательного срока будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора по первому делу, суд постановляет об отмене испытания и назначает ему наказание по правилам, предусмотренным статьей 69 настоящего Кодекса. При этом суд не может, определив окончательное наказание, заменить его испытанием, так как согласно части восьмой статьи 73 настоящего Кодекса оно не назначается лицам, имеющим судимость».

Далее отмечается, что если рассматривать наказание и испытание как формы реализации уголовной ответственности, то правильнее было бы в ст. 79 УК РФ вести речь не об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, а о замене неотбытой части наказания испытанием, так же как в ст. 80 УК РФ говорится о замене неотбытой части одного наказания другим, более мягким. Назвав ст. 79 УК РФ «Замена неотбытой части наказания испытанием» и внеся соответствующие коррективы в ее содержание, законодатель тем самым автоматически решил бы вопрос и о субъекте контроля над данной категорией осужденных: им должен быть тот же государственный орган, который осуществляет в настоящее время контроль над той частью испытуемых, которые сейчас именуются условно осужденными, т. е. уголовно-исполнительные инспекции ФСИН России.

Подробно остановившись на мотивировке необходимых изменений в ст. 79 УК РФ, диссертант предлагает изложить ее следующим образом:

«Статья 79. Замена неотбытой части наказания испытанием

1. Лицу, отбывающему исправительные работы, ограничение свободы или лишение свободы, суд с учетом его поведения в период отбывания наказания может заменить оставшуюся неотбытой часть наказания испытанием. При этом лицо может быть полностью или частично освобождено от отбывания дополнительного вида наказания.

2. Замена неотбытой части наказания испытанием может быть применена только по ходатайству осужденного или его законного представителя и после фактического отбытия осужденным:

а) не менее одной четверти срока наказания, назначенного за преступление небольшой тяжести;

б) не менее одной трети срока наказания, назначенного за преступление средней тяжести;

в) не менее половины срока наказания, назначенного за тяжкое преступление;

г) не менее двух третей срока наказания, назначенного за особо тяжкое преступление.

3. Фактически отбытый осужденным срок лишения свободы не может быть менее шести месяцев, а неотбытая часть наказания, являющаяся испытательным сроком, не может быть более трех лет.

4. Замена неотбытой части наказания испытанием не применяется:

а) к лицу, которому назначалось испытание в порядке статьи 73 настоящего Кодекса, если испытание было отменено по основаниям, предусмотренным статьей 74 настоящего Кодекса;

б) к лицу, к которому применялась замена неотбытой части наказания испытанием, если испытание было отменено по основаниям, предусмотренным статьей 74 настоящего Кодекса;

в) к лицу, отбывающему пожизненное лишение свободы.

5. В случае замены неотбытой части наказания испытанием на осужденного распространяются все положения, предусмотренные статьями 73 и 74 настоящего Кодекса».

Также обосновывается необходимость внесения изменений еще в ряд статей Уголовного кодекса Российской Федерации (ст.ст. 47, 50, 53, 80-82, 88, 90, 91, 93). Указывается, что предлагаемые изменения повлекут за собой коррективы в уголовно-процессуальном и уголовно-исполнительном законодательстве (в УПК РФ – в ст.ст. 308, 397, 398, 430, в УИК РФ – в ст.ст. 16, 39, 40, 172, 175, 177, 178, 187-190).

Теоретическая модель всех предлагаемых новаций представлена в форме Проекта федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации», помещенного в приложении к диссертации.

В заключении формулируются выводы по рассмотренным в диссертации вопросам, касающимся истории возникновения и развития испытания как уголовно-правового явления, а также теоретических предпосылок и возможностей его становления как комплексного правового института.

Основные положения диссертационного исследования

опубликованы в следующих работах:

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Минобрнауки России для публикации результатов диссертационного исследования

1. Нечепуренко А.А. Тактика и стратегия выбора между условностью и неотвратимостью наказания // Современные тенденции развития уголовного законодательства и уголовно-правовой теории: мат-лы науч. конф. // Гос-во и право. – 1994. – № 6. – 0,1 п.л.

2. Нечепуренко А.А., Пронников В.В. Содержание условного осуждения и пути оптимизации его назначения // Российская юстиция. – 2006. – № 9. – 0,3 п.л. (авторство не разделено).

3. Нечепуренко А.А. Роль теоретического правосознания в возникновении института уголовного испытания // Психопедагогика в правоохранительных органах. – 2006. – № 1. – 0,4 п.л.

4. Нечепуренко А.А. Судимость как содержательный компонент осуждения // Психопедагогика в правоохранительных органах. – 2006. – № 2. – 0,8 п.л.

5. Нечепуренко А.А. Идея условности наказания и последствия ее внедрения в уголовное законодательство России // Уголовное право. – 2006. – № 6. – 0,3 п.л.

6. Нечепуренко А.А. Содержание и цели уголовной ответственности: сочетание карательных и некарательных парадигм // Психопедагогика в правоохранительных органах. – 2006. – № 3. – 0,4 п.л.

7. Нечепуренко А.А. Статистический подход к оптимизации практики условного осуждения // Российская юстиция. – 2008. – № 11. – 0,4 п.л.

8. Нечепуренко А.А. Роль руководящих разъяснений Верховного Суда Российской Федерации в совершенствовании практики уголовного испытания // Уголовное право. – 2009. – № 2. – 0,7 п.л.

Монографии, препринты, учебники, учебные пособия

9. Нечепуренко А.А., Марцев А.И., Максимов С.В., Морозов В.Н. Общее предупреждение преступлений (проблемы и перспективы): монография / под ред. проф. А.И. Марцева. – Омск: Омская высшая школа милиции МВД России, 1993. – 12,8/3,2 п. л. (авторство разделено).

10. Нечепуренко А.А. Неотвратимость наказания как принцип уголовного права: учебное пособие. – Омск: Омский юридический институт МВД России, 1996. – 5,2 п.л.

11. Уголовное право Российской Федерации: (Общая часть): учебник / под ред. проф. А.И. Марцева. – Омск: Омская академия МВД России, 2000. – 23,0/1,7 п.л. (авторство разделено).

12. Уголовное право Российской Федерации: (Общая часть): учебник / под ред. проф. А.И. Марцева. – 2-е изд., перераб. и доп. – Омск: Омская академия МВД России, 2006. – 25,1/3,6 п.л. (авторство разделено).

13. Нечепуренко А.А. Институт уголовного испытания как законодательное воплощение идеи условности наказания: препринт. – Омск: Омская академия МВД России, 2007. – 8,2 п.л.

14. Нечепуренко А.А. Испытание в уголовном праве Российской Федерации: опыт комплексного исследования: монография. – Омск: Омская академия МВД России, 2008. – 16,8 п.л.

Статьи и тезисы

15. Нечепуренко А.А., Марцев А.И. Проблема возможности достижения целей уголовного наказания мерами, его заменяющими // Совершенствование правоприменительной деятельности в условиях перестройки: межвуз. сб. науч. тр. – Омск: Омская высшая школа милиции МВД СССР, 1989. – 0,8 п.л. (авторство не разделено).

16. Нечепуренко А.А. Проблема измерения эффективности общего предупреждения преступлений // Совершенствование правоприменительной деятельности в условиях перестройки: межвуз. сб. науч. тр. – Омск: Омская высшая школа милиции МВД СССР, 1989. – 0,7 п.л.

17. Нечепуренко А.А. К вопросу о действительной и мнимой гуманизации уголовного законодательства // Материалы итоговой научной конференции Тюменской высшей школы милиции МВД России: мат-лы науч. конф. – Тюмень: Тюменская высшая школа милиции МВД России, 1992. – 0,4 п.л.

18. Нечепуренко А.А. К вопросу о совершенствовании системы наказаний в будущем Уголовном кодексе России // Концепция уголовного законодательства России: мат-лы межвуз. теоретич. семинара. – Омск: Омская высшая школа милиции МВД России, 1992. – 0,2 п.л.

19. Нечепуренко А.А., Баландюк В.Н. Институт условного осуждения в новом уголовном законодательстве России // Концепция уголовного законодательства России: мат-лы межвуз. теоретич. семинара. – Омск: Омская высшая школа милиции МВД России, 1992. – 0,2 п.л. (авторство не разделено).

20. Нечепуренко А.А. Влияние социально-экономического устройства на систему уголовных наказаний в государстве (на примере России) // Правовые проблемы реализации экономических реформ России: мат-лы межвуз. науч. конф. – Омск: Омская высшая школа милиции МВД России, 1994. – 0,2 п.л.

21. Нечепуренко А.А. Эволюционное развитие уголовно-правового принуждения в России: современные тенденции и перспективы // Проблемы применения современного уголовного законодательства России: мат-лы теоретич. семинара. – Омск: Омская высшая школа милиции МВД России, 1994. – 0,3 п.л.

22. Нечепуренко А.А. Правовые последствия законодательного закрепления идеи условности наказания // Совершенствование законодательной и правоприменительной деятельности в сфере борьбы с правонарушениями: межвуз. сб. науч. тр. – Омск: Омская высшая школа милиции МВД России, 1994. – 0,6 п.л.

23. Нечепуренко А.А. Условность или неотвратимость наказания: тактика и стратегия выбора // Современные тенденции развития уголовной политики и уголовного законодательства: сб. мат-лов науч. конф. – М.: Институт государства и права Российской академии наук, 1994. – 0,1 п.л.

24. Нечепуренко А. А. Внедрение идеи условности карательного воздействия в уголовную политику России (история вопроса) // Актуальные проблемы правовой науки: межвуз. сб. науч. тр. – Омск: Омская высшая школа милиции МВД России, 1995. – 0,8 п.л.

25. Нечепуренко А.А. Тенденции в уголовно-правовой политике (на основе анализа Закона Российской Федерации от 1 июля 1994 г.) // Научный вестник Омского юридического института МВД России. – 1996. – № 1. – 0,4 п.л.

26. Нечепуренко А.А. Проблема оптимизации санкций за преступления против правосудия // Преступления против правосудия: уголовно-правовые и уголовно-процессуальные аспекты: мат-лы теоретич. семинара. – Омск: Омский юридический институт МВД России, 1996. – 0,2 п.л.

27. Нечепуренко А.А. Освобождение от наказания под условием: исправление или испытание // Научный вестник Омской академии МВД России. – 2000. – № 2. – 0,3 п.л.

28. Нечепуренко А.А. Проблема отождествления испытания как самостоятельного уголовно-правового института // Проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел по борьбе с правонарушениями: межвуз. сб. науч. тр. – Омск: Омская академия МВД России, 2001. – 0,4 п.л.

29. Нечепуренко А.А. Институт испытания в системе мер уголовно-правового воздействия // Актуальные проблемы реформирования экономики и законодательства России и стран СНГ – 2001: мат-лы междунар. науч.-практ. конф. – Челябинск: Южно-Уральский государственный университет, 2001. – Ч. 3. – 0,3 п.л.

30. Нечепуренко А.А. Преступление как основание судимости // Научный вестник Омской академии МВД России. – 2001. – № 1. – 0,2 п.л.

31. Нечепуренко А.А. Социальные предпосылки возникновения и развития идеи условности наказания // Совершенствование государственной политики противодействия правонарушающему поведению: межвуз. сб. науч. тр. – Омск: Омская академия МВД России, 2002. – 0,8 п.л.

32. Нечепуренко А.А. Испытание как форма реализации уголовной ответственности // Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2003: мат-лы IV Междунар. науч.-практ. конф. – Челябинск: НТЦ – НЦИОГР, 2003. – Ч. 2. – 0,3 п.л.

33. Нечепуренко А.А. Уголовное испытание как социальная ценность // Онтология и аксиология права: мат-лы междунар. науч. конф. – Омск: Омская академия МВД России, 2003. – 0,2 п.л.

34. Нечепуренко А.А. О соотношении наказания и испытания в уголовном праве // Международные юридические чтения: мат-лы междунар. науч.-практ. конф. – Омск: Омский юридический институт, 2004. – Ч. 3. – 0,2 п.л.

35. Нечепуренко А.А. Законодательная регламентация и практика применения условного осуждения: тенденции и вопросы оптимизации // Конституционная защита граждан от преступных посягательств, реализуемая нормами уголовного и уголовно-процессуального права: мат-лы всерос. межвуз. науч.-практ. конф. – М.: Московский университет МВД России, 2004. – 0,3 п.л.

36. Нечепуренко А.А. Новации в системе мер уголовного принуждения // Новая редакция Уголовного кодекса России: попытка теоретического осмысления: мат-лы межвуз. науч. конф. – Омск: Омская академия МВД России, 2004. – 0,2 п.л.

37. Нечепуренко А.А. Вопросы уголовно-правового принуждения за преступления в сфере экономической деятельности // Пути повышения эффективности взаимодействия подразделений Министерства внутренних дел Российской Федерации с другими государственными органами в области противодействия легализации преступных доходов (стратегический и прикладной аспекты): сб. ст. / под ред. проф. В.М. Баранова. – Н. Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2005. – 0,2 п.л.

38. Нечепуренко А.А. Содержание уголовно-правового осуждения // Уголовное право на рубеже тысячелетий: мат-лы всерос. науч.-практ. конф. – Тюмень: Тюменский юридический институт МВД России, 2006. – 0,3 п.л.

39. Нечепуренко А.А. Содержание уголовного испытания осужденных к лишению свободы // Права осужденных, отбывающих наказание в местах лишения свободы, и международные стандарты исполнения наказания: мат-лы науч.-практ. семинара. – Омск: Омская академия МВД России, 2006. – 0,3 п.л.

40. Нечепуренко А.А. Правовая природа уголовного испытания // Уголовный закон: проблемы теоретического моделирования и применения: мат-лы межвуз. науч.-практ. конф. – Омск: Омская академия МВД России, 2006. – 0,2 п.л.

41. Нечепуренко А.А. Неопределенность уголовно-правового принуждения как фактор правового нигилизма // Правовая культура и правовой нигилизм: мат-лы межвуз. конф. – Омск: Омская академия МВД России, 2006. – 0,3 п.л.

42. Нечепуренко А.А. Основы правового статуса личности и институт судимости // Конституционные основы уголовного права: мат-лы I Всерос. конгресса по уголовному праву, посвященного 10-летию Уголовного кодекса Российской Федерации. – М.: ТК Велби, 2006. – Ч. 1. – 0,3 п.л.

43. Нечепуренко А.А. Правовая природа, сущность и содержание уголовного испытания // Правовая защита частных и публичных интересов: мат-лы междунар. науч.-практ. конф. – Челябинск: Изд-во ООО «Полиграф-Мастер», 2006. – 0,3 п.л.

44. Нечепуренко А.А. Уголовная ответственность в системе уголовно-правового принуждения: возможные подходы к переосмыслению // Вопросы правовой теории и практики: межвуз. сб. науч. тр. – Омск: Омская академия МВД России, 2007. – Вып. 3. – 1,1 п.л.

45. Нечепуренко А.А. Возможности переосмысления содержания и форм реализации уголовной ответственности // Правовые проблемы укрепления российской государственности: сб. статей / под ред. В.Д. Филимонова, М.К. Свиридова, Н.Т. Ведерникова. – Томск: ООО «ДиВо», 2007. – Ч. 38. – 0,2 п.л.

46. Нечепуренко А.А. Подходы к законодательной идентификации уголовного испытания: понятие, цели и формы реализации // Десять лет действия Уголовного кодекса Российской Федерации: опыт применения и перспективы совершенствования: мат-лы междунар. науч.-практ. конф. – Омск: Омский юридический институт, 2007. – 0,3 п.л.

47. Нечепуренко А.А. Испытание как уголовно-правовое явление: постановка проблемы // Международные юридические чтения: мат-лы междунар. науч.-практ. конф. – Омск: Омский юридический институт, 2007. – Ч. IV. – 0,3 п.л.

48. Нечепуренко А.А. Испытание как мера уголовной ответственности // Современная уголовно-правовая политика в Республике Казахстан и проблемы правового воспитания: мат-лы междунар. науч.-практ. конф. – Караганда: Карагандинский юридический институт МВД Республики Казахстан им. Б. Бейсенова, 2007. – Т. 1. – 0,3 п.л.

49. Нечепуренко А.А. Возможности унификации и дифференциации уголовной ответственности // Уголовно-правовой запрет и его эффективность в борьбе с преступностью: сб. науч. тр. / под. ред. проф. Н.А. Лопашенко. – Саратов: Саратовский центр по исследованию проблем организованной преступности: Сателлит, 2008. – 0,3 п.л.

50. Нечепуренко А.А. Цели уголовной ответственности: вопросы теории и законодательной регламентации // Противодействие преступности: уголовно-правовые, криминологические и уголовно-исполнительные аспекты: мат-лы III Российского конгресса уголовного права. – М.: Проспект, 2008. – 0,2 п.л.

51. Нечепуренко А.А. Современные тенденции практики применения уголовного испытания // Научный вестник Омской академии МВД России. – 2008. – № 1. – 1,2 п.л.

52. Нечепуренко А.А. Испытание в системе уголовно-правового принуждения // Уголовный закон: проблемы теоретического моделирования и правоприменения: мат-лы междунар. науч.-практ. конф. – Омск: Омский юридический институт, 2008. – 0,3 п.л.

53. Нечепуренко А.А. Рецидив преступлений среди лиц, проходящих уголовное испытание // Постпенитенциарный контроль и проблемы предупреждения рецидивной преступности: мат-лы межвуз. науч.-практ. конф. – Омск: Омская академия МВД России, 2008. – 0,3 п.л.

54. Нечепуренко А.А. Проблемы законодательного регулирования института уголовного испытания // Международные юридические чтения: мат-лы междунар. науч.-практ. конф. – Омск: Омский юридический институт, 2008. – Ч. IV. – 0,3 п.л.

55. Нечепуренко А.А. Некоторые подходы к институционализации уголовного испытания // Актуальные проблемы предупреждения, раскрытия и расследования преступлений: мат-лы междунар. науч.-практ. конф. – Бишкек: Академия МВД Кыргызской Республики им. генерал-майора милиции Алиева Э.А., 2008. – 0,6 п.л.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.