WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Противодействие экстремистской деятельности (экстремизму) в России (социально-правовое и криминологическое исследование)

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

На правах рукописи

Фридинский Сергей Николаевич

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ЭКСТРЕМИСТСКОЙ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (ЭКСТРЕМИЗМУ) В РОССИИ

(СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВОЕ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЕ

ИССЛЕДОВАНИЕ)

12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

доктора юридических наук

Москва – 2011


Работа выполнена на кафедре криминологии и уголовно-исполнительного права Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина.

Научный

консультант                         доктор юридических наук, профессор

Мацкевич Игорь Михайлович

Официальные

оппоненты:                          доктор юридических наук, профессор

Комиссаров Владимир Сергеевич

доктор юридических наук, профессор

Лебедев Семён Яковлевич

доктор юридических наук, профессор

Максимов Сергей Васильевич

Ведущая организация         Российская академия правосудия

Защита состоится 13 октября 2011 г. в 12.00 на заседании диссертационного совета Д 212.123.01 при Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина, г. Москва, 123995, ул. Садовая Кудринская, д. 9, зал заседаний Ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина.

Автореферат разослан ___ ____________ 2011 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета

доктор юридических наук, доцент                                    Г.А. Есаков


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования обусловливается вызовами экстремизма, которые в начале XXI в. представляют не только угрозу национальной безопасности и целостности России, но и общемировую проблему. Стратегией национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г. определено, что Российская Федерация при обеспечении национальной безопасности в сфере государственной и общественной безопасности на долгосрочную перспективу исходит из необходимости постоянного совершенствования правоохранительных мер по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию актов терроризма и экстремизма наряду с другими преступными посягательствами. При этом одним из основных источников угроз национальной безопасности в сфере государственной и общественной безопасности выступает экстремистская деятельность националистических, религиозных, этнических и иных организаций и структур, направленная на нарушение единства и территориальной целостности Российской Федерации, дестабилизацию внутриполитической и социальной ситуации в стране .

Возникновение политического, религиозного, национального и иных видов экстремизма как значимого явления – это тревожный сигнал для всего общества. В течение двух десятилетий после распада Союза ССР Российская Федерация в силу многочисленных факторов объективного и субъективного порядка превратилась в узел переплетения острейших проблем. Наиболее остро это проявилось в возникновении в Российской Федерации идеологических течений, основой которых стали политическая, идеологическая, расовая, национальная или религиозная ненависть или вражда и ненависть или вражда в отношении какой-либо социальной группы.

Очевидную угрозу национальной безопасности Российской Федерации представляет также имеющая экстремистский окрас тенденция размывания единого правового пространства страны местным нормотворчеством, поощряемым определенной частью региональных чиновников достаточно высокого уровня, что стимулирует сепаратистские настроения, неуважение к федеральному законодательству, правам и свободам человека, отдельным нациям. Наиболее остро эти проблемы проявились на Северном Кавказе, самом сложной в этническом и религиозном отношении части России. В регионе, где проживает 12% населения России и более 140 национальностей, периодически обостряется обстановка: возникают конфликты в Чечне, Ингушетии, Северной Осетии, Дагестане, Карачаево-Черкессии и Кабардино-Балкарии.

Роль экстремизма в этнополитических процессах, в том числе на Северном Кавказе, исследуется в социологических, политических, исторических аспектах. Вместе с тем, на наш взгляд, отсутствуют именно комплексные исследования правовых основ борьбы с данным явлением.

В этой связи следует отметить, что только в 2002 г. был принят действующий Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности». В действующий Уголовный кодекс РФ 1996 г. (далее – УК РФ) были введены новые нормы: ст. 2821 «Организация экстремистского сообщества» и ст. 2822 «Организация деятельности экстремистской организации»; содержание ст. 280 УК РФ «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности» подверглось существенным изменениям. Являвшиеся с тех пор предметом ряда исследований, указанные нормы вместе с тем еще далеки от совершенства, подвергались (как и сам Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности») изменениям и неоднозначно трактуются в правоприменительной практике, что также свидетельствует о необходимости проведения концептуального исследования данных правовых норм с целью дальнейшего их совершенствования и разработки единообразной практики их применения.

При этом динамика преступлений, связанных с осуществлением экстремистской деятельности, является негативной. Так, если в 2003 г. в Российской Федерации было зарегистрировано 157 преступлений экстремистской направленности, а в 2004 г. – 130 (–17,2%), то последующие годы показывают неуклонный рост числа регистрируемых преступлений: в 2005 г. – 152 (+16,9%), в 2006 г. – 263 (+73%), в 2007 г. – 356 (+35,4%), в 2008 г. – 460 (+29,2%), в 2009 г. – 548 (+19,1%), в 2010 г. – 597 (+25,2%) преступлений. В январе-мае 2011 г. зарегистрировано 280 экстремистских преступлений, что на 16,2% больше, чем за аналогичный период 2010 г.

Таким образом, необходимость проведения комплексного уголовно-правового и криминологического исследования экстремистской деятельности (экстремизма), необходимость выработки предложений по созданию эффективных мер противодействия экстремистской деятельности обусловливает актуальность избранной темы исследования, а также постановку крупной научной проблемы, имеющей важное значение для методологического обеспечения Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г. (в части касающейся противодействия экстремистской деятельности).

Степень научной разработанности темы диссертационного исследования. В отечественной литературе экстремизм являлся предметом систематического научного исследования во всех своих проявлениях, и имеется значительное количество публикаций, посвященных различным проявлениям экстремизма. Уголовно-правовые и криминологические аспекты противодействия преступлениям, связанным с осуществлением экстремистской деятельности, исследовались П.В. Агаповым, Ю.И. Авдеевым, Р.А. Адельханяном, А.И. Алексеевым, Д.И. Аминовым, Ю.М. Антоняном, М.М. Бабаевым, И.А. Бикининым, Т.А. Боголюбовой, В.А. Бурковской, А.А. Васильченко, Л.Д. Гаухманом, В.И. Гладких, Е.А. Гришко, А.И. Гуровым, А.Я. Гуськовым, А.И. Долговой, С.В. Дьяковым, В.П. Емельяновым, Э.Н. Жевлаковым, М.Г. Жилкиным, Н.Г. Ивановым, С.М. Иншаковым, М.П. Киреевым, В.С. Комиссаровым, О.Н. Коршуновой, С.М. Кочои, М.А. Красновым, Н.Ф. Кузнецовой, В.В. Лунеевым, С.В. Максимовым, Г.М. Миньковским, Б.А. Мыльниковым, А.В. Наумовым, А.В. Павлиновым, В.А. Плешаковым, П.Г. Пономаревым, Э.Ф. Побегайло, В.И. Поповым, А.В. Ростокинским, Д.Н. Саркисовым, Р.С. Тамаевым, В.А. Тишковым, И.Л. Труновым, В.Н. Фадеевым, Е.Г. Чугановым, А.А. Швыркиным и др. Отдельные аспекты экстремизма, в том числе его соотношение с терроризмом, рассматриваются в работах Н.Б. Бааль, П.П. Баранова, В.В. Витюка, С.А. Воронцова, И.В. Дементьева, А.Г. Залужного, П.А. Кабанова, Е.П. Кожушко, В.В. Красинского, Е.Г. Ляхова, Н.Е. Макарова, В.Н. Мальцева, И.В. Манацкова, Б.К. Мартыненко, С.В. Помазан, К.А. Салимова, Е.В. Сальникова, А.И. Тиводара, О.М. Хлобустова, С.А. Эфирова и других ученых.

Уголовно-политические аспекты экстремизма исследовались в трудах А.И. Александрова, А.И. Алексеева, С.С. Босхолова, Ю.В. Голика, А.Э. Жалинского, А.И. Коробеева, В.Н. Кудрявцева, Н.Ф. Кузнецовой, Г.Ю. Лесникова, Н.А. Лопашенко, В.В. Лунеева, С.Ф. Милюкова, Г.М. Миньковского, Р.И. Михеева, В.С. Овчинского, П.Н. Панченко, Э.Ф. Побегайло, Б.Т. Разгильдиева, Я.Г. Стахова, А.А. Тер-Акопова, А.В. Усса, В.С. Устинова, В.Ф. Цепелева и др.

Вместе с тем в настоящее время, по прошествии почти десяти лет с момента принятия Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности», по итогам наработанного опыта применения норм указанного закона и УК РФ, в условиях постоянного роста числа преступлений, связанных с осуществлением экстремистской деятельности, существует необходимость проведения комплексного фундаментального уголовно-правового и криминологического исследования экстремистской деятельности (экстремизма), системно аккумулирующего научные достижения предшествующего десятилетия, опыт международного и российского правотворчества в реализации уголовной политики в сфере противодействия экстремистской деятельности. Необходимо, кроме того, также провести на обновленной статистической и эмпирической базе криминологическое исследование преступлений, связанных с осуществлением экстремистской деятельности, личности экстремиста, факторов, детерминирующих совершение указанных преступлений, и мер борьбы с экстремистской деятельностью.

Объектом диссертационного исследования выступают общественные отношения, возникающие в процессе обеспечения национальной безопасности Российской Федерации от угроз экстремистской деятельности (экстремизма).

Предметом исследования являются:

– памятники русского уголовного права об ответственности за экстремистскую деятельность и схожие с ней преступные проявления;

– действующие уголовно-правовые нормы, которые предусматривают ответственность за совершение преступлений экстремистской напарвленности;

– нормы конституционного, административного и иных отраслей права, связанные с противодействием экстремистской деятельности (экстремизму);

– судебная практика по делам о преступлениях, связанных с осуществлением экстремистской деятельности;

– статистические данные о проявлениях экстремизма;

– научные публикации по исследуемым вопросам.

Целью диссертационной работы является системное исследование уголовно-правовых и криминологических проблем экстремизма как угрозы национальной безопасности Российской Федерации с тем, чтобы на основе теоретических исследований, изучения эмпирического материала и статистических данных: 1) разработать научно обоснованные предложения по уточнению конструкций норм, предусматривающих ответственность за преступления, связанные с осуществлением экстремистской деятельности; 2) разработать научно обоснованные рекомендации по практике применения указанных норм; 3) определить основные направления по предупреждению данных преступлений, по противодействию экстремистской деятельности в целом; 4) разработать основные направления реализации уголовной политики Российской Федерации по противодействию экстремизму.

Для достижения указанных целей были поставлены и решены следующие задачи:

  • исследованы международные основы борьбы с экстремизмом и исторический опыт регламентации уголовной ответственности за совершение преступлений, связанных с осуществлением экстремистской деятельности, в российском уголовном законодательстве;
  • проведено криминологическое исследование тенденций экстремисткой преступности, изучены состояние и динамика преступлений, связанных с осуществлением экстремистской деятельности;
  • обоснованы концептуальные, правовые и фактические подходы к определению экстремистской деятельности (экстремизма), разработаны меры борьбы с экстремистской деятельностью;
  • проведен анализ системы, объективных и субъективных признаков преступлений, связанных с осуществлением экстремистской деятельности;
  • исследованы вопросы разграничения преступлений, связанных с осуществлением экстремистской деятельности, от смежных составов преступлений;
  • проведено криминологическое исследование личности экстремиста;
  • установлены факторы, детерминирующие совершение преступлений, связанных с осуществлением экстремистской деятельности;
  • разработаны предложения по совершенствованию действующего уголовного законодательства об ответственности за совершение преступлений, связанных с осуществлением экстремистской деятельности, и практики их применения.

Методология и методика исследования. Методологической основой исследования является диалектический метод познания общественных явлений. В процессе работы использовались общенаучные методы исследования: исторический, системно-структурный, сравнительного анализа, а также частно-научные методы: статистический, изучение материалов уголовных дел и судебных решений, анкетирование и интервьюирование сотрудников правоохранительных органов.

Теоретическая и правовая основы работы. В качестве теоретической основы диссертации выступили научные труды в области уголовного права и криминологии, философии, социологии, политологии, психологии, криминологии и др.

Правовой основой исследования стали: а) памятники русского права дооктябрьского периода, УК РСФСР 1922, 1926 и 1960 гг.; б) действующие нормативные правовые акты: Конституция РФ 1993 г., международные правовые акты, Уголовный кодекс РФ 1996 г., положения уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства, административного и иных отраслей права в той части, в какой они регулируют общественные отношения в сфере противодействия экстремистской деятельности.

Эмпирическую основу диссертационного исследования составила следственная и судебная практика по делам о преступлениях, связанных с осуществлением экстремистской деятельности за период 2002–2010 гг. При подготовке диссертации изучено 200 уголовных дел о таких преступлениях. Автором использованы статистические сведения ГИАЦ МВД РФ, ИЦ ГУМВД при ЦФО, ИЦ ГУМВД при ЮФО, результаты, полученные при анкетировании 326 сотрудников правоохранительных органов, а также материалы информационно-аналитического управления Комитета по делам национальностей Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации.

Научная новизна исследования заключается в научно-теоретическом осмыслении вопросов реализации уголовной политики в сфере противодействия экстремизму как угрозы национальной безопасности Российской Федерации, выдвижении актуализированных требованиями современности предложений по совершенствованию уголовно-правовых и криминологических мер противодействия экстремизму, что определяется развернутым системным анализом преступлений, связанных с осуществлением экстремистской деятельности.

Автором предложено понятие «экстремизм», выделены его признаки, выявлены основные формы его проявления, определены меры борьбы с данным явлением; разработано понятие и принципы уголовной политики Российской Федерации по противодействию экстремизму; определены основные направления ее реализации; проанализированы объективные и субъективные признаки преступлений, связанных с осуществлением экстремистской деятельности (что позволило сформулировать конкретные рекомендации по их квалификации); обобщены и критически оценены актуальные данные о состоянии и динамике преступлений, связанных с осуществлением экстремистской деятельности; выявлены факторы, детерминирующие совершение указанных преступлений; разработаны меры, направленные на противодействие экстремистской деятельности; представлены конкретные предложения по совершенствованию действующего уголовного законодательства и других нормативных правовых актов.

Результаты исследования позволяют вынести на защиту следующие основные научные положения, выводы и рекомендации:

1. Предложено авторское определение экстремизма, согласно которому под экстремизмом следует понимать социальное системное явление, в рамках которого объединенные на основе общих политических, идеологических, национальных, религиозных, расовых, социальных, экологических, экономических взглядов и убеждений представители последних совершают, движимые экстремистскими побуждениями, противоправные действия, направленные на насильственное распространение таких взглядов и искоренение взглядов, отличных от отстаиваемых ими.

2. К существующим в отечественной научно-исследовательской литературе трем основным формам проявления экстремизма (политический, национальный и религиозный) предложено добавить также две новые его формы: экономический и экологический экстремизм.

3. Разработано новое понятие уголовной политики Российской Федерации по противодействию экстремизму в сфере обеспечения национальной безопасности России, которое представляет собой единую стратегию по противодействию экстремистской деятельности, обеспечиваемую комплексом экономических, социальных, правовых, организационных, политических и иных мер.

4. На основе уголовно-правовой характеристики преступлений, связанных с осуществлением экстремистской деятельности:

  • сформулирована система преступлений, связанных с осуществлением экстремистской деятельности, которую образуют: а) «чистые» экстремистские преступления, т.е. деяния, совершая которые, виновные движимые экстремистскими побуждениями, совершают действия, направленные на насильственное распространение таких взглядов и искоренение взглядов, отличных от отстаиваемых ими, или организацию таких действий в будущем (ст. 280, 282, 2821, 2822 УК РФ); б) любые иные преступления из предусмотренных УК РФ, при условии, что они совершаются по экстремистским мотивам; в) террористическая деятельностькак крайняя форма проявления экстремизма;
  • проанализированы экстремистские мотивы политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;
  • раскрыты основные признаки составов преступлений, предусмотренных ст. 280, 282, 2821, 2822 УК РФ;
  • уточнены дискуссионные вопросы толкования ряда признаков составов указанных преступлений;
  • предложены правила квалификации составов указанных преступлений и разграничения смежных составов преступлений;
  • выдвинуты предложения по совершенствованию уголовного закона и практики его применения.

5. В результате проведенного анализа состояния преступности в сфере экстремистской деятельности за 20 лет и более детально за последние 10 лет доказано, что статистические данные не отражают объективную картину распространения экстремистских проявлений в стране, поскольку преступления, совершаемые по мотивам политической, идеологической, национальной, расовой, религиозной, социальной ненависти и вражды, характеризуются достаточно высокой степенью латентности. С одной стороны, сотрудники правоохранительных органов не хотят регистрировать совершаемые преступления в качестве экстремистских, тем самым ухудшая показатели собственной работы, а с другой, потерпевшие от таких преступлений тоже не обращаются с соответствующими заявлениями в правоохранительные органы, поскольку зачастую нелегально находятся в стране, плохо знают русский язык, запуганы и боятся совершения более тяжких преступлений против себя.

6. Предложена собственная криминологическая характеристика личности экстремиста. Установлено, что личность экстремиста отличается своеобразием, поскольку в основном это молодые люди (дана возрастная классификация экстремистов), с неустоявшимися взглядами, примитивно воспринимаемой идеологией, борющиеся одновременно за чистоту расы, проповедующие религиозную нетерпимость, но стремящиеся, по их убеждению, к установлению справедливого миропорядка, основанного в то же время исключительно на насилии.

Особняком применительно к личности экстремиста стоит их идеолог, который в условиях российской действительности является организатором и лидером экстремистской организации. Характерной чертой идеологов экстремизма является пренебрежение чужой жизнью, причем в одинаковой степени, как врагов, так и соратников.

7. Установлены причины роста экстремизма, которые обусловлены действием трех главных групп факторов: 1) экономических, к которым относятся: экономические кризисы, сопровождающиеся безработицей, обнищанием большой части населения; криминализация определенной части экономики; возникновение большого социального расслоения в обществе; наличие на той или иной территории запасов природных богатств или выгодное географическое положение, что может вызвать рост сепаратистских настроений; 2) социально-политических, к которым относятся: ослабление государственной власти и пассивность ее силовых структур; высокая коррумпированность чиновников; криминализация общества; содействие экстремистам со стороны представителей зарубежных общественных организаций, направляющих деньги на финансирование экстремистской деятельности; 3) идеологических, к которым можно отнести отсутствие в государстве общепризнанной идеологической концепции, разделяемой подавляющим большинством населения.

8. Разработаны и систематизированы профилактические мероприятия в сфере противодействия экстремистской деятельности. При этом главным направлением следует считать устранение экстремистских проявлений среди молодежи. К такого рода мероприятиям, в частности, относятся:

  • разработка и реализация политики трудовой занятости с целью вовлечения молодежи в систему профессионального обучения, а также трудоустройство с расширением практики квотирования рабочих мест;
  • расширение сети военно-патриотических, спортивных и других профильных лагерей с информационно-пропагандистским сопровождением их деятельности;
  • активное и целенаправленное использование в средствах массовой информации материалов, разоблачающих идеологию экстремизма.

9. Предлагаются следующие изменения и дополнения уголовного закона:

а) п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ изложить в следующей редакции: «е) совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти, вражды или розни либо по мотивам ненависти, вражды или розни в отношении какой-либо социальной группы;». Аналогичные изменения следует внести в п. «л» ч. 2 ст. 105, п. «е» ч. 2 ст. 111, п. «е» ч. 2 ст. 112, п. «б» ч. 2 ст. 115, п. «б» ч. 2 ст. 116, п. «з» ч. 2 ст. 117, ч. 2 ст. 119, ч. 4 ст. 150, ч. 2 ст. 214, п. «б» ч. 2 ст. 244 УК РФ;

б) ст. 280 УК РФ изложить в следующей редакции:

«Статья 280. Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности, пропаганда экстремистской деятельности или публичное оправдание экстремизма

1. Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности, пропаганда экстремистской деятельности или публичное оправдание экстремизма –

наказываются…

2. Те же деяния, совершенные:

а) лицом с использованием своего служебного положения;

б) с использованием средств массовой информации, –

наказываются…

Примечание. В настоящей статье под публичным оправданием экстремизма понимается публичное заявление о признании идеологии и практики экстремизма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании.».

в) ст. 282 УК РФ дополнить ч. 3–4 следующего содержания:

«3. Массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление либо хранение в целях массового распространения, –

наказывается…

4. Деяния, предусмотренные частью третьей настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, –

наказывается…»;

г) ст. 2821 УК РФ изложить в следующей редакции:

«Статья 2821. Организация экстремистского сообщества или участие в нем

1. Создание экстремистского сообщества для подготовки или совершения преступлений экстремистской направленности, а равно руководство таким экстремистским сообществом, его частью или входящими в такое сообщество структурными подразделениями, а также создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей частей или структурных подразделений такого сообщества в целях разработки планов и (или) создания условий для совершения преступлений экстремистской направленности –

наказываются…

2. Участие в экстремистском сообществе, а равно участие в объединении организаторов, руководителей или иных представителей частей или структурных подразделений такого сообщества в целях разработки планов и (или) создания условий для совершения преступлений экстремистской направленности –

наказывается…

3. Деяние, предусмотренные частью первой настоящей статьи, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, –

наказываются…

4. Деяние, предусмотренные частью второй настоящей статьи, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, –

наказываются…

Примечания. 1. Под экстремистским сообществом в настоящей статье следует понимать структурированную организованную группу или объединение организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких преступлений экстремистской направленности.

2. Под преступлениями экстремистской направленности в настоящем Кодексе понимаются преступления, совершенные по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти, вражды или розни либо по мотивам ненависти, вражды или розни в отношении какой-либо социальной группы, предусмотренные соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса и пунктом «е» части первой статьи 63 настоящего Кодекса.

3. Лицо, добровольно прекратившее участие в экстремистском сообществе, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.»

д) действующую ст. 2822 УК РФ исключить, заменив ее новой статьей:

«Статья 2822. Изготовление, сбыт, приобретение, пропаганда или публичное демонстрирование фашистской символики

1. Изготовление или приобретение в целях сбыта, сбыт, пропаганда или публичное демонстрирование фашистской символики, в том числе свастики, знамен, значков, униформы или их атрибутов, приветственных жестов, либо символики, сходной с фашистской символикой до степени смешения, –

наказывается…

2. Те же действия, совершенные с использованием средств массовой информации, –

наказываются…

Примечание. Действие настоящей статьи не распространяется на случаи использования фашистской символики при проведении антифашистских публичных мероприятий, в антифашистских художественных или научных публикациях, других материалах.»;

е) дополнить УК РФ ст. 3151 УК РФ следующего содержания:

«Статья 3151. Неисполнение решения суда о ликвидации или запрете деятельности общественного или религиозного объединения, иной некоммерческой организации в связи с осуществлением экстремистской деятельности

Организация деятельности или участие в деятельности экстремистской организации, то есть общественного или религиозного объединения, иной некоммерческой организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности, –

наказывается…

Примечание. Лицо, добровольно прекратившее участие в деятельности экстремистской организации, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.».

Теоретическая и практическая значимость исследования связаны с комплексным исследованием крупной социально-правовой проблемы и порожденной ею крупной научной проблемы, сформулированными теоретическими выводами и практическими предложениями, позволяющими создать систему эффективных мер противодействия экстремистской деятельности с целью теоретико-методологического обеспечения Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г.

Практическая значимость проведенного исследования обусловлена также его направленностью на решение стоящих перед правоохранительными органами задач по своевременному выявлению, пресечению и предупреждению преступных экстремистских проявлений, а также точному и единообразному применению соответствующих уголовно-правовых норм.

Эмпирическая база диссертации, а также ее основные научные положения, выводы и рекомендации могут быть использованы в следующих направлениях: 1) при дальнейшей разработке теоретических вопросов исследования экстремизма в рамках уголовного права и криминологии; 2) в совершенствовании действующего уголовного законодательства и правоприменительной практики; 3) для разработки дополнительных мер предупреждения и профилактики преступлений, связанных с осуществлением экстремистской деятельности; 4) в учебном процессе высших учебных заведений юридического профиля при преподавании курсов «Криминология», «Уголовное право», а также в системе повышения квалификации сотрудников правоохранительных органов.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационного исследования были изложены автором на заседаниях Комитета по делам национальностей Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации (г. Москва), на научно-практических и научно-теоретических конференциях (г. Москва, г. Ростов-на-Дону), международных научно-практических конференциях и семинарах (г. Москва, г. Ростов-на-Дону), на международной научно-практической конференции по проблемам борьбы с терроризмом (г. Алма-Ата, 2005 г.), на международной научно-практической конференции стран-членов ОБСЕ (г. Вена, 2005 г.), на заседаниях коллегий, проводимых в ГУ МВД России при ЮФО, ГУ МВД России при ЦФО, на заседаниях коллегий МВД России, Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

Результаты диссертационного исследования внедрены в практику работы прокурорско-следственных органов Российской Федерации. Новые подходы к реализации уголовной политики в сфере противодействия экстремистской деятельности, предложенные в диссертационном исследовании, нашли отражение в направлениях научно-исследовательской деятельности НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, а также в учебном процессе Московского университета МВД России, Ростовского юридического института МВД России, используются при изучении слушателями курсов повышения квалификации работников органов прокуратуры Российской Федерации. Результаты проведенного диссертационного исследования отражены в методических рекомендациях для работников прокурорско-следственных органов.

Основные положения проведенного диссертационного исследования рецензировались и обсуждались на кафедре криминологии и уголовно-исполнительного права и уголовного права Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина.

Основные положения диссертации опубликованы в монографиях, научно-методических пособиях, научных статьях, в том числе в ведущих рецензируемых научных журналах, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученой степени доктора наук.

Объем и структура диссертации определены целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, четырех глав, объединяющих четырнадцать параграфов, заключения, библиографического списка и приложения. Объем и оформление диссертационного исследования отвечает требованиям, предъявляемым Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации.

Содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования и раскрывается степень ее научной разработанности, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, излагаются научная новизна, методология, теоретическая и эмпирико-правовая основы работы, формулируются основные научные положения, выносимые на защиту, раскрывается теоретическая и практическая значимость диссертации, приводятся данные об апробации результатов диссертационного исследования.

Глава 1 диссертации «Становление и реализация уголовной политики Российской Федерации в сфере противодействия экстремистской деятельности (экстремизму)» открывается § 1 «Понятие, сущность и основные формы проявления экстремизма», в котором проводится исследование экстремизма как целостного феномена с политико-правовых, религио-национальных и уголовно-правовых позиций, позволяющее выявить его основные сущностные характеристики.

В диссертации приводятся доводы в обоснование той точки зрения, согласно которой экстремизм как идеология, образ мышления и действий характеризуется следующими чертами:

  • отрицание инакомыслия и нетерпимость к сторонникам иных взглядов (политических, экономических, конфессиональных и др.);
  • попытки идеологического обоснования применения насилия по отношению не только к активным противникам, но и к любым лицам, не разделяющим убеждения экстремистов;
  • апелляцию к каким-либо известным идеологическим или религиозным учениям, претензии на их «истинное» толкование или «углубление» и, в то же время, фактическое отрицание многих основных положений этих учений;
  • доминирование эмоциональных способов воздействия в процессе пропаганды экстремистских идей; обращение в том числе к чувствам и предрассудкам людей, а не к их разуму;
  • создание харизматического образа лидеров экстремистских движений, стремление представить этих лиц «непогрешимыми», а все их распоряжения не подлежащими обсуждению.

При этом следует учитывать, что все эти признаки не только имеют место, но и в большинстве случаев тесно взаимодействуют между собой; вытекают один из другого; имеют неразрывную внутреннюю связь. Большинство из них присущи любому экстремистскому движению: от радикальных религиозных сект до профашистских организаций.

С точки зрения деятельностной экстремизм, в свою очередь, представляет собой совокупность действий, выражающихся:

а) в деятельности общественного объединения, организации, движения, должностных лиц (в широком смысле) и граждан, направленной на распространение идей, доктрин, учений, носящих крайние взгляды и противоречащих конституционным принципам общества и демократического государства;

б) в создании какого-либо общественного объединения, организации, движения, а также в деятельности должностных лиц (в широком смысле) и граждан для борьбы с неугодным по их мнению государственным строем, внутренней и внешней политикой, национальной, религиозной, экономической, социальной, военной программами государства;

в) в распространении экстремистской идеологии, учений, сопровождающемся применением насилия или иных радикальных способов, нарушающих установленные государством правовые запреты.

В отечественной научно-исследовательской литературе обычно выделяют три основные формы проявления экстремизма: политический, национальный и религиозный. В настоящее время, по мнению диссертанта, к этим формам следует добавить также экстремизм экономический и экологический.

Вместе с тем, подобное разделение экстремистских проявлений по политическому, национальному и религиозному признакам, которое присутствует в большинстве научных работ, посвященных этой проблеме, является условным, поскольку все факторы, влияющие на какое-либо социальное явление, находятся в тесном взаимодействии и взаимно влияют друг на друга. Поэтому и выделенные формы экстремизма, как правило, никогда в действительности не выступают в «чистом» виде.

1. Политический экстремизм является исторически и социально обусловленным явлением и его появление вызвано совокупностью объективных и субъективных причин экономического, национального, социального, идеологического, психологического характера. Политический экстремизм предусматривает насильственные действия, направленные на изменение политического строя или политики, проводимой правительством государства. Иногда его условно подразделяют на «левый», или «революционный», и «правый», однако подобное деление далеко не исчерпывает все формы политических экстремистских проявлений.

Обосновывается политический экстремизм обычно разнообразными утопическими социальными теориями: от псевдореволюционных до фашистских. В большинстве случаев он сопровождается осуществлением террористической деятельности, убийствами политических противников, попытками дестабилизации ситуации в стране и т.п.

В диссертации формулируются следующие характерные признаки политического экстремизма:

1. Политическая направленность экстремистской деятельности, осуществление ее в целях борьбы за власть. Политический характер целей указывает, что, не отличаясь от других подсистем политической борьбы постановкой основной цели – прихода к власти, политический экстремизм расходится с ними по способам ее достижения. Если его политические противники стремятся прийти к власти легитимным путем, то политический экстремизм пытается ее захватить, используя свой основной метод, т.е. насилие.

2. Использование насилия или угрозы его применения по отношению к объектам своих политических интересов путем агрессивного физического и морально-психологического воздействия, стремление добиться поставленных целей любыми средствами.

3. Организованный характер деятельности, наличие системы различных по своей структуре, идейно-политической направленности и материально-технической обеспеченности политических образований, составляющих субъект политического экстремизма.

4. Отказ субъектов политического экстремизма от компромиссов, принятия договоренностей с политическими противниками, что объясняется, во-первых, решительностью в достижении поставленных целей, во-вторых, использованием насилия в качестве основного метода в своей стратегии, и, в-третьих, отсутствием веры в возможность достижения политических целей иными путями.

2. Экстремизм национальный выступает под лозунгами защиты «своего народа», его экономических интересов, культурных ценностей, национального языка и т.д., как правило, в ущерб представителям других национальностей, проживающих на этой территории. Обычно конечной целью националистов является создание самостоятельного независимого государственного образования, в котором они претендуют на политическую власть. Национальный экстремизм почти всегда несет в себе элементы экстремизма политического и весьма часто – религиозного. Представители экстремистских движений часто приравнивают национальность человека к его религиозным убеждениям.

3. Что касается религиозного экстремизма, то под ним понимают нетерпимость по отношению к инакомыслящим представителям той же или других религий, а равно нетерпимость по отношению к атеистам. Религиозный экстремизм находит свои проявления во всех крупных религиях: исламе, индуизме и, отчасти, в христианстве и буддизме. Характерно, что в современных условиях его проповедниками выступают по большей части представители каких-либо сект, в своей идеологии достаточно далеко ушедших от традиционных религиозных догматов.

Религиозный экстремизм обычно предусматривает не только распространение какой-либо религии, но и создание государственных или административных образований, в которых эта религия стала бы официальной и господствующей. При этом нередко преследуются и чисто экономические и политические цели.

4. В области экологических отношений экологический экстремизм выступает против эффективной природоохранительной политики и научно-технического прогресса вообще, считая, что ликвидация неблагоприятных в экологическом отношении производств – единственно возможный путь улучшения качества окружающей среды. В отличие от правомерной природоохранной деятельности, экологический экстремизм нацелен на насильственное устранение вредных для окружающей среды производственных мощностей.

5. В сфере экономических отношений экономический экстремизм направлен, прежде всего, на уничтожение многообразия и установление какой-либо одной формы собственности, единых методов ведения хозяйства, сокращение социальных расходов, наступление на социальные завоевания трудящихся, устранение конкуренции в предпринимательской деятельности и др. Он находит отражение в деятельности преступных групп, соорганизовавшихся на базе акционерных обществ, коммерческих предприятий; бандитских нападениях на конкурентов; криминальных насильственных действиях работников кооперативов и товариществ; оказании давления, устрашении руководителей государственных предприятий и др. В последнее время в Российской Федерации самыми распространенными формами проявления экономического экстремизма стали действия, направленные на преступный захват предприятий, заводов, фабрик, иных коммерческих организаций при помощи судебных органов власти путем подделки документов, насильственного приобретения контрольного пакета акций акционерных обществ и т.п.

В диссертации также проводится анализ соотношения понятия «экстремизм» с такими ключевыми понятиями, как «радикализм», «национализм», «фундаментализм», «терроризм».

На основе проведенного исследования в диссертации формулируется понятие экстремизма, под которым следует понимать социальное системное явление, в рамках которого объединенные на основе общих политических, идеологических, национальных, религиозных, расовых, социальных, экологических, экономических взглядов и убеждений представители последних совершают, движимые экстремистскими побуждениями, противоправные действия, направленные на насильственное распространение таких взглядов и искоренение взглядов, отличных от отстаиваемых ими.

В § 2 «Исторический аспект формирования норм, предусматривающих уголовную ответственность за экстремистскую деятельность» проводится исследование истории вопроса, что позволяет выявить прообразы нынешних норм уголовного закона, определить тенденции развития последних и сформулировать в ряде случаев согласованные с историческим опытом предложения по совершенствованию действующего законодательства.

В диссертации выделяются пять периодов в истории развития норм, предусматривающих уголовную ответственность за экстремизм:

  • с середины XIX в. до 1917 г. (дореволюционный период);
  • с 1917 по 1958 гг. (советский период массовых идеологических репрессий);
  • с 1958 г. по конец 1980-х гг. (советский период подавления инакомыслия);
  • с конца 1980-х гг. по 2002 г. (период становления законодательства об ответственности за экстремистские проявления);
  • с 2002 г. по настоящее время (современный период).

На основе исследования уголовного законодательства, практики его применения и теоретических источников делается вывод о том, что в российском уголовном законодательстве проявляется преемственность установления ответственности за преступления экстремистского характера, сходные по объективным признакам с ранее действовавшими нормами, и история их становления имеет более чем столетний период. Вместе с тем процесс формирования уголовной политики Российской Федерации по противодействию экстремизму имеет свою юридическую историю, процесс этот весьма сложен и до настоящего времени пока еще не завершен.

В § 3 «Уголовная политика Российской Федерации в сфере противодействия экстремизму» отмечается, что уголовно-правовая охрана прав и свобод человека и гражданина, общества и государства от экстремистских проявлений выражается в осуществлении государственной уголовной политики Российской Федерации, направленной на обеспечение безопасности личности, общества и государства от различных угроз, в том числе и экстремистской направленности.

По мнению диссертанта, уголовная политика Российской Федерации по противодействию экстремизму в сфере обеспечения национальной безопасности России представляет собой единую стратегию по противодействию экстремистской деятельности, обеспечиваемую комплексом экономических, социальных, правовых, организационных, политических и иных мер.

Целью уголовной политики в противодействии экстремизму в сфере обеспечения национальной безопасности Российской Федерации является поддержание законности и правопорядка, а также защищенности основ существования Российской Федерации от внешних и внутренних угроз экстремистской направленности.

Основополагающими составляющими уголовной политики в противодействии экстремизму в целях обеспечения национальной безопасности Российской Федерации являются принципы противодействия экстремистской деятельности.

Совокупность принципов уголовной политики в противодействии экстремизму в целях обеспечения национальной безопасности России может быть представлена следующим образом:

  • принцип законности, представляющий собой двуединую составляющую: обязанность исполнения предписаний законов и подзаконных правовых актов государственными органами, должностными лицами, гражданами и их объединениями, а также наличие научно обоснованных и системно согласованных между собой законодательных актов по противодействию экстремизму;
  • принцип приоритета обеспечения национальной безопасности Российской Федерации при предупреждении экстремистской деятельности;
  • принцип неотвратимости наказания;
  • принцип толерантности;
  • принцип гуманизма, означающий приоритет соблюдения и защиты прав, свобод и законных интересов человека и гражданина, организаций, общества;
  • принцип справедливости, представляющий собой как равенство всех перед законом при реализации уголовной политики по противодействию экстремизму, так и соразмерность наказания содеянному;
  • принцип системности и комплексности применения федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, другими государственными органами, органами местного самоуправления политических, организационных, социально-экономических, информационных, правовых и иных мер противодействия экстремистской деятельности;
  • принцип приоритета предупредительных мер в целях противодействия экстремистской деятельности.

На основе понятия и принципов уголовной политики уголовной политики в противодействии экстремизму в целях обеспечения национальной безопасности России в диссертации формулируются и раскрываются следующие мероприятия в реализации указанной уголовной политики:

  • приведение уголовного законодательства Российской Федерации с учетом международных стандартов в области противодействия экстремистской деятельности в соответствие с потребностями правоприменительной практики;
  • выявление факторов, детерминирующих осуществление экстремистской деятельности;
  • устранение причин и условий, способствующих осуществлению экстремистской деятельности;
  • выявление и пресечение экстремистской деятельности общественных и религиозных объединений, иных организаций, физических лиц;
  • выработка, законодательное закрепление и реализация научно и практически обоснованных предложений, направленных на противодействие экстремистской деятельности;
  • реализация комплекса мер, направленных на профилактику экстремистской деятельности;
  • противодействие совершению преступлений экстремистской направленности путем применения норм уголовного законодательства.

Указ Президента РФ от 12 мая 2009 г. № 537 «О стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» // Собрание законодательства РФ. 2009. № 20. Ст. 2444.

С официального сайта МВД России <http://www.mvdinform.ru/>

Глава 2 «Уголовно-правовая характеристика преступлений, связанных с осуществлением экстремистской деятельности» открывается § 1 «Система преступлений, связанных с осуществлением экстремистской деятельности», в котором на основе анализа комплекса норм УК РФ и Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» и теоретической литературы предлагается классификация преступных проявлений экстремизма. В диссертации отстаивается точка зрения, согласно которой все преступления экстремистской направленности могут быть разделены на три группы.

Первую из них составляет группа, условно говоря, «чистых» экстремистских преступлений. Это деяния, совершая которые, виновные движимые экстремистскими побуждениями, совершают действия, направленные на насильственное распространение таких взглядов и искоренение взглядов, отличных от отстаиваемых ими, или организацию таких действий в будущем. Это «костяк» экстремизма, его «ядро», структурное оформление и распространение экстремистских взглядов. Совершая эти преступления, виновные создают основу для распространения своих взглядов и убеждений, для дальнейшего осуществления экстремистской деятельности. К этим преступлениям относятся деяния, ответственность за совершение которых предусмотрена ст. 280, 282, 2821, 2822 УК РФ.

Вместе с тем по своей природе экстремизм не может существовать изолированно от окружающей действительности; экстремистские взгляды должны распространяться и претворяться в жизнь. Средством к этому служит совершение преступлений из второй группы, т.е. любых иных преступлений из предусмотренных УК РФ, при условии, что они совершаются по экстремистским мотивам. Из списка деяний, приведенного в ст. 1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности», к данной группе относятся деяния, предусмотренные ст. 278, 279 УК РФ, а также ст. 136, 145, 148, 149 УК РФ (при условии, что эти деяния совершаются по мотивам социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой ненависти или вражды). Что касается ст. 278 и 279 УК РФ, то практически общепризнано в литературе, что хотя цель действий виновного в этих составах может быть различной, однако он всегда побуждаем, т.е. действует по мотиву неприятия либо прямой ненависти к существующему конституционному строю. В дальнейшем в диссертации рассматривается только содержание экстремистских мотивов при совершении указанных преступлений (поскольку, во-первых, их исчерпывающий перечень привести, как уже отмечалось, невозможно; и, во-вторых, они уже с достаточной полнотой освещены в литературе), а также делается акцент на криминологических аспектах их предотвращения.

Третью группу экстремистской деятельности образует террористическая деятельность как крайняя форма проявления экстремизма. Как самостоятельный социальный и уголовно-правовой феномен, достаточно изученный в литературе, терроризм остается за рамками диссертационного исследования.

В параграфе также дается критический анализ ст. 1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» и выдвигаются предложения по ее совершенствованию. Кроме того, обосновываются предложения об исключении из КоАП РФ ст. 20.3, 20.29 с одновременным дополнением УК РФ ч. 3–4 ст. 282 и новой ст. 2822 (действующая редакция ст. 2822 УК РФ, как обосновывается далее в диссертации, подлежит исключению из уголовного закона).

В § 2 «Преступления, квалифицированные наличием экстремистских мотивов» отмечается, что категория экстремизма с точки зрения ее идеологического наполнения отражается в уголовном законе именно через понятие экстремистского мотива совершения преступления: совершения преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. С принятием Федерального закона от 24 июля 2007 г. № 211–ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия экстремизму» указанный мотив совершения преступления получил закрепление в 10 статьях Особенной части УК РФ в качестве квалифицирующего признака состава (п. «л» ч. 2 ст. 105, п. «е» ч. 2 ст. 111, п. «е» ч. 2 ст. 112, п. «б» ч. 2 ст. 115, п. «б» ч. 2 ст. 116, п. «з» ч. 2 ст. 117, ч. 2 ст. 119, ч. 4 ст. 150, ч. 2 ст. 214, п. «б» ч. 2 ст. 244 УК РФ) и в п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, при совершении любых других преступлений, не предусматривающих изначально данный мотив в своей конструкции. В соответствии со сложившимся в науке уголовного права пониманием ненависти и вражды последняя представляет собой внешние практические (конфликтные, деструктивные) действия, тогда как первая представляет собой основу вражды без конкретных действий.

Уголовный закон допускает наличие пяти разновидностей мотива ненависти или вражды: политической, идеологической, расовой, национальной, религиозной ненависти или вражды, а также мотив ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Данные разновидности имеют частично пересекающееся содержание, и это требует корректного их определения, что и производится в диссертации.

Установление в действиях лица соответствующей разновидности мотива ненависти (вражды) предполагает, что сформировавшееся на почве ненависти или вражды побуждение вызвало у лица решимость совершить преступление и проявилось в нем. Ненависть или вражда, таким образом, возникают до совершения преступления, становятся его причиной, проявляются затем вовне в реальном совершении преступления, становясь в таком преступлении главным, доминирующим побуждением. Соответственно, квалификация по мотиву ненависти или вражды возможна только в том случае, когда ненависть или вражда являлись доминирующим мотивом преступления, а не внешне присутствовали в преступлении, совершенном на почве личных неприязненных отношений или из хулиганских побуждений.

Виновный, действующий по мотиву ненависти или вражды, может преследовать несколько различающихся по своему содержанию целей. Во-первых, он может действовать с целью спровоцировать дальнейший открытый конфликт между представителями различных политических, идеологических, религиозных, социальных групп, рас или национальностей. Во-вторых, его цель может сводиться к мести за переход потерпевшего из одной политической, идеологической, религиозной, социальной группы в другую (очевидно, что эта цель невозможна применительно к расе или национальности). В-третьих, его цель может быть «искренней» целью искоренения или ослабления иного; преступление в таких случаях может совершаться как спонтанно, так и в ходе массовых столкновений различных групп.

В диссертации доказывается, что уголовное законодательство обязано запрещать деятельность, направленную на совершение преступлений не только по мотивам ненависти или вражды, но и розни на идеологической, политической, расовой, национальной, социальной или религиозной почве как менее выраженного, но тем не менее достаточно негативного отношения. В УК РСФСР 1926 г. (ст. 597) и 1960 г. (ст. 74 в редакции 1995 г.) данное обстоятельство учитывалось, а в настоящее время Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» в определении понятия «экстремистская деятельность (экстремизм)» прямо использует термин «рознь» (возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни). Соответственно, при формулировании экстремистских мотивов необходимо использовать мотив розни. Соответствующие изменения следует внести в п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ.

В § 3 «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности (ст. 280 УК РФ)» отмечается, что общественная опасность данного преступления состоит в том, что это деяние способно существенно дестабилизировать социально-политическую обстановку в стране, нарушить общественное спокойствие, вызвать угрозу национальной безопасности государства.

На основе анализа признаков состава преступления и правоприменительной практики отмечается, что имеются определенные резервы для совершенствования ст. 280 УК РФ. Анализ судебной практики свидетельствует, что прямые призывы к осуществлению экстремистской деятельности встречаются редко. Вместе с тем пропаганда экстремизма, не упоминающаяся в ст. 280 УК РФ и криминализируемая лишь путем расширительного толкования уголовного закона, является распространенным явлением. Представляется необходимым криминализировать пропаганду осуществления экстремистской деятельности, а также публичное ее оправдание, так как и это явление обладает повышенной общественной опасностью. Понятие «публичное оправдание экстремистской деятельности» должно составлять публичное заявление о признании идеологии и практики экстремизма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании. При этом публичное оправдание экстремистской деятельности может заключаться: а) в одобрительных рассуждениях и выводах об идеологии экстремизма; б) в поддержке практики его осуществления. Глубинный смысл установления преступности этого деяния – лишение лиц, осуществляющих экстремистскую деятельность, возможности юридически легализовать свои действия под каким-либо благовидным предлогом (борьбы за независимость, восстановление справедливости, признания особых прав и т.п.). Поэтому при криминализации публичного оправдания экстремизма, его идеологии и практики совершения следует иметь в виду оправдание совершения любого преступления экстремистской направленности, так как оправдание экстремизма по существу превращается в реабилитирующую пропаганду экстремистской деятельности как таковой, вне зависимости от религиозной, национальной, этнической, расовой и прочей направленности.

Применительно к составу преступления, предусмотренному ст. 282 УК РФ, который анализируется в § 4 «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства (ст. 282 УК РФ)», отмечается, что данной нормой уголовного закона устанавливается уголовная ответственность за самые первые проявления экстремизма, вслед за которыми может последовать совершение более тяжких преступлений по экстремистским мотивам.

Анализ признаков состава преступления показал, что достаточно сложной проблемой при квалификации преступных действий является отграничение последних от ненаказуемого высказывания критических суждений, частных мнений, агитации, направленных на защиту идей социальной справедливости, высказывания суждений по вопросам межнациональных, межрелигиозных и иных отношений в материалах, носящих научный, обучающий, дискуссионный характер, предназначенных для определенного круга специалистов и т.п., не преследующих цель возбуждения ненависти либо вражды, а также унижения достоинства человека либо группы лиц.

Едва ли не наиболее противоречивой из рассматриваемого комплекса уголовно-правовых норм является ст. 2821 УК РФ, которой посвящен § 5 «Организация экстремистского сообщества (ст. 2821 УК РФ)». Вред при совершении указанного преступления может быть причинен законным правам и свободам личности, может возникнуть реальная угроза целостного существования государства, его стабильности, поскольку в основе экстремизма лежит идеология, направленная на то, чтобы различными, в том числе и силовыми методами добиваться незаконных, несправедливых, необоснованных требований, чаще всего связанных с нарушением основ конституционного строя Российской Федерации.

В диссертации отмечается, что в уголовном законе имеется текстуальное несоответствие заглавия ст. 2821 УК РФ «Организация экстремистского сообщества» с ее содержанием; доказывается, что определение экстремистского сообщества не вписывается в правила законодательной техники уголовного кодекса. В частности, в экстремистском сообществе налицо группа признаков преступного сообщества (преступной организации), являющегося наряду с организованной группой, группой лиц по предварительному сговору, группой лиц, одной из форм соучастия. Тем не менее, диспозиция ч. 1 ст. 2821 УК РФ определяет экстремистское сообщество как просто «организованную группу» без упоминания о ее структурированности и остальных признаках, хотя организованная группа вовсе не предполагает наличия в ней каких-либо частей, структурных подразделений и уж тем более объединения представителей. Соответственно, позиция законодателя по поводу правового положения экстремистского сообщества требует анализа и прояснения.

Недостаток конструкции ст. 2821 УК РФ в определении экстремистского сообщества создает трудности при разграничении данного состава преступления со ст. 210 УК РФ. Так как экстремистское сообщество смежно с преступным сообществом (преступной организацией), то эти два объединения отличаются друг от друга исключительно целями: преступное сообщество (преступная организация) преследует цели совершения общеуголовных преступлений, а экстремистское сообщество – цели совершения преступлений экстремистской направленности. Преступное сообщество (преступная организация) образуется для совершения общеуголовных преступлений, за что его создатели, руководители или участники будут осуждены по ст. 210 УК РФ. Однако если в процессе совершения тяжких или особо тяжких преступлений то же самое преступное сообщество (преступная организация) осуществляет подготовку к совершению преступлений экстремистской направленности, действия такого сообщества подлежат квалификации по ст. 2821 УК РФ, которая в таком случае вменяется в совокупности со ст. 210 УК РФ.

Существует также проблема разграничения ст. 2821 УК РФ и ст. 239 УК РФ. Если религиозное или общественное объединение создается исключительно с целью совершения преступлений экстремистской направленности, вменению подлежит ст. 2821 УК РФ. Если же наряду с такими преступлениями указанным объединением совершаются иные преступления, и объединение не возводит экстремистские цели во главу угла в своей деятельности, то применению подлежит ст. 239 УК РФ. Что же касается совокупности ст. 239 и 2821 УК РФ, то такая совокупность возможна в крайне редких случаях, когда, допустим, одна из частей общественного или религиозного объединения может быть рассматриваема как экстремистское сообщество (например, «боевой отряд» и т.п.).

Учитывая изложенное, можно было бы отказаться от понятия экстремистского сообщества, и попытаться привязать конструкцию нормы к упоминающейся в диспозиции ст. 2821 УК РФ организованной группе. Однако этот вариант неприемлем, так как понятие организованной группы не может в соответствии с действующим уголовным законодательством включать в себя возможность существования в ее рамках частей, входящих в нее структурных подразделений, объединения их организаторов, руководителей или иных представителей.

По нашему мнению, экстремистское сообщество является одним из разновидностей преступного сообщества (преступной организации) и отличается от собственно последнего тем, что целью создания экстремистского сообщества является не совершение только тяжких или особо тяжких преступлений, а совершение преступлений экстремистской направленности, в которые входят преступления и иных категорий.

Соответственно, во избежание различного толкования понятия экстремистского сообщества необходимо его законодательное определение, и такое определение предлагается в диссертации: «Под экстремистским сообществом в настоящей статье следует понимать структурированную организованную группу или объединение организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких преступлений экстремистской направленности».

Далее в диссертации описываются некоторые отличительные признаки экстремистского сообщества и проводится анализ признаков состава преступления, предусмотренного ст. 2821 УК РФ.

На основе проведенного анализа предлагается новая редакция ст. 2821 УК РФ.

В § 6 «Организация деятельности экстремистской организации (ст. 2822 УК РФ)» проводится анализ признаков соответствующего состава преступления. При этом отмечается, что ст. 2822 УК РФ пополнила достаточно узкую группу уголовно-правовых норм с судебной преюдицией (например, ст. 157, ч. 2 ст. 169, ст. 177, 315 УК РФ), и на практике ее применение базируется в основном на использовании ч. 2 этой нормы. Как следствие, в диссертации предлагается исключение действующей ст. 2822 УК РФ из уголовного закона. Учитывая, что само по себе продолжение деятельности экстремистской организации, вне реального совершения преступлений экстремистской направленности, преимущественно посягает на интересы правосудия, представляется необходимым дополнить УК РФ новой статьей 3151. Одновременно необходима дальнейшая проработка Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» и смежных с ним законов по недопущению возникновения и функционирования подобных организаций.

Глава 3 «Криминологическая характеристика преступлений, связанных с осуществлением экстремистской деятельности» открывается § 1 «Состояние и динамика преступлений, связанных с экстремистской деятельностью». В диссертации отмечается, что проблема распространения экстремизма в Российской Федерации стала одним из ключевых факторов, угрожающих государственной целостности, ведущих к росту нестабильности в обществе, порождающих в отдельных субъектах Российской Федерации сепаратистские настроения и создающих угрозу крайних форм экстремистских проявлений – террористических актов.

Данные уголовной статистики свидетельствуют об увеличении преступных проявлений экстремизма. Так, например, в 2004 г. было зарегистрировано 130 преступлений экстремистской направленности, в 2005 г. – 152, в 2006 г. – 263, в 2007 г. – 356 преступлений, в 2008 г. – 460 преступлений, в 2009 г. – 548 преступлений, а в 2010 г. – 656 преступлений .

Обобщение полученных результатов показывает, что столь существенный рост числа зарегистрированных преступлений обусловлен тремя факторами. Во-первых, изменениями, внесенными в уголовное законодательство, добавившими ряду составов преступлений соответствующие квалифицирующие признаки. Во-вторых, повышением активности со стороны экстремистки настроенных граждан и организаций, в том числе в связи со значительным увеличением миграции граждан из других государств, представляющих национальности, которые не имели широкого распространения в России. В-третьих, активизацией работы правоохранительных органов, направленной на выявление и пресечение преступлений данной категории.

Изучение статистических данных дает основание полагать, что наиболее распространенной формой проявления экстремизма в настоящее время является совершение преступлений экстремистской деятельности по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Анализируя состояние экстремистской преступности, необходимо учитывать, что статистические данные не отражают объективную картину распространения экстремистских проявлений в стране, поскольку преступления, совершаемые по мотивам национальной, расовой, религиозной вражды и ненависти, характеризуются достаточно высокой степенью латентности, о чем уже говорилось, что нередко связано с бездействием самих потерпевших, которые не обращаются с соответствующими заявлениями в правоохранительные органы, поскольку являются мигрантами и нелегально находятся в стране, плохо знают русский язык, запуганы и боятся совершения более тяжких преступлений.

На основе проведенного анализа в диссертации делается вывод, что группа экстремистских преступлений обладает высокой латентностью, и приведенные статистические данные не в полной мере отражают реальное положение дел. Причины такой высокой латентности обусловлены следующими факторами:

  • недостатки в работе органов внутренних дел, в частности не реализация информации, получаемой в результате оперативно-розыскной деятельности;
  • слабое взаимодействие служб органов внутренних дел, органов федеральной службы безопасности и органов прокуратуры Российской Федерации;
  • неконтролируемая миграция граждан из сопредельных государств и, прежде всего, стран Средней Азии и Китая;
  • низкий уровень подготовки сотрудников правоохранительных органов, неправильная квалификация уголовно-правовых деяний, слабое знание уголовно-процессуального законодательства, низкий уровень оперативно-розыскной деятельности;
  • нежелание сотрудников правоохранительных органов регистрировать совершенные преступления как экстремистские по субъективным причинам, связанным с неблагоприятными статистическими данными, которые придется указывать в информационных отчетах.

В завершение параграфа отмечается, что в условиях отсутствия руководящих разъяснений Верховного Суда Российской Федерации по исследуемой категории уголовных дел было бы целесообразно предложить Верховному Суду РФ рассмотреть весь комплекс вопросов, связанных с преступлениями экстремистской деятельности, дать им соответствующую уголовно-правовую оценку и, тем самым, еще раз подчеркнуть важность и остроту проблемы. Не следует умалять общепрофилактического значения роли Верховного Суда РФ, когда он обращается к той или иной проблеме.

В § 2 «Криминологическая характеристика личности экстремиста» подчеркивается, что особенности личности экстремиста, применительно к России, связаны с тем, что в основном экстремистские преступления совершаются людьми молодого возраста и несовершеннолетними. Это объяснимо, поскольку именно молодежи присущи радикализм во взглядах и оценках, максимализм в неприятии несправедливостей, как им это представляется. С другой стороны, молодежь подвержена чрезмерному влиянию со стороны идеологов экстремистских учений, особенно когда подобная идеология опирается на патриотические настроения и религиозные чувства молодежи.

Проявления экстремизма в молодежной среде в настоящее время стали носить более опасный для общества характер, чем за все прошедшие периоды существования Российского государства. Распространение молодежного экстремизма в России стало одной из острейших проблем. Увеличивается количество преступлений, поднимается уровень насилия, его проявления становятся всё более жестокими и профессиональными. Особое место в этом ряду занимает противоправное поведение молодежи, связанное с совершением действий насильственного характера по экстремистским мотивам.

В диссертации обосновывается, что основными источниками молодежного экстремизма в России являются социально-политические факторы: кризис экономической системы; криминализация массовой культуры; социокультурный дефицит; преобладание досуговых ориентаций над социально полезными; кризис школьного и семейного воспитания; конфликты в семье и в отношениях со сверстниками; деформация системы ценностей; криминальная среда общения; неадекватное восприятие педагогических воздействий; отсутствие жизненных планов.

В перечень основных причин роста экстремистского поведения молодежи также следует включить следующие: недостаточную социальную зрелость, социальное неравенство, желание самоутвердиться, недостаточный профессиональный и жизненный опыт, невысокий (неопределенный, маргинальный) социальный статус.

Наиболее характерным проявлением молодежного экстремизма в настоящее время следует назвать движение скинхедов. Данное движение, согласно экспертным оценкам, наиболее многочисленно. Кроме того, несмотря на то, что в организационном плане скинхеды разрозненны, они идеологически едины и легко объединяются в случае необходимости проведения каких-либо экстремистских мероприятий.

В диссертации анализируются особенности личности рядового, «обычного» экстремиста.

1. Молодой возраст, который, в свою очередь, также дифференцируется на: а) 14-16 лет; б) 16-18 лет; в) 18-20 лет; г) 20-25 лет; д) 25-30 лет; е) 30-35 лет; ж) 35 лет и старше.

2. Показная бравада. Экстремист хочет быть на виду, быть узнанным, хочет, чтобы о его преступлении узнало как можно больше людей. Можно назвать это эпатажем экстремизма, поскольку часто подобные правонарушения совершаются в вульгарной форме.

3. Комплекс Герострата, поскольку экстремист стремится войти в историю любой ценой, желательно с «черного хода».

4. Отсутствие конечной цели, так как заявленная конечная цель в виде расовой нетерпимости, построения мононационального государства, устранение людей, исповедующих другую религию или провозглашающих иные политические ценности явно недостижима. Если экстремист по мере взросления постепенно не отходит от радикальных взглядов, то для него становится характерной еще одна черта, – нарушение и полный распад семейно-бытовых связей.

Таким образом, личность экстремиста отличается своеобразием, так как эти люди, борющиеся одновременно за чистоту расы, проповедующие религиозную нетерпимость, но стремящиеся, по их убеждению, к всеобщему счастью для всего человечества (точнее той его части, которая достойна их внимания) через сакраментальное насильственное очищение.

Особняком применительно к личности экстремиста стоит их идеолог, который в условиях российской действительности является организатором и лидером экстремистской организации. Характерной чертой идеологов экстремизма является пренебрежение чужой жизнью, причем в одинаковой степени, как врагов, так и соратников. Никто из них не спешит лично участвовать в качестве террориста-смертника.

В § 3 «Факторы, детерминирующие совершение преступлений, связанных с осуществлением экстремистской деятельности» отмечается, что одной из основных причин, способствующих совершению насильственных преступлений экстремистской деятельности, является распространение идей национализма, нацизма, расового превосходства, в том числе среди несовершеннолетних и молодежи, отсутствие у отдельных категорий населения терпимого отношения к представителям других национальностей и религий, искаженное восприятие патриотизма.

Экстремистское движение представляет собой сложный феномен, имеющий тенденции к саморазвитию. Появление его обусловлено наличием целого ряда факторов, тесно взаимодействующих между собой. В то же время отсутствие одного или нескольких из этих факторов существенно препятствует распространению экстремистских настроений и снижает воздействие экстремистской идеологии на обычных граждан. При этом решающим фактором распространения экстремизма следует назвать идеологию. Убеждение в правоте собственных действий толкает экстремистов на совершение самых жестоких преступлений, которые в обычных условиях не могут быть объяснены. Экстремисты легко идут на самопожертвование и насколько они не дорожат собственной жизнью, настолько они не ценят никакую другую жизнь. Парадоксально, но насколько велика сила экстремистской идеологии говорит тот факт, что величайшая ценность, которая существует на Земле – жизнь, ими отвергается.

Идеология экстремизма опасна не потому, что она агрессивна и отвергает любые другие взгляды на происходящие в мире события (хотя это безусловно не может считаться ее достоинством), а потому, что несет в себе абсолютно деструктивные разрушительные начала.

В диссертации анализируются основные факторы, вызывающие появление и развитие экстремистского движения: 1) экономические; 2) социально-политические; и 3) идеологические.

В первую группу входят:

  • экономические кризисы, сопровождающиеся безработицей, обнищанием большой части населения и утратой ею своего социального статуса;
  • криминализация определенной части экономики;
  • возникновение значительного социального расслоения в обществе;
  • наличие на той или иной территории определенных запасов природных богатств или выгодное географическое положение, что может вызвать рост сепаратистских настроений и, как следствие, различные экстремистские проявления.

Как правило, все эти факторы не выступают самостоятельно, но тесно связаны друг с другом.

Ко второй группе следует отнести следующие факторы:

  • ослабление государственной власти и пассивность ее силовых структур;
  • высокая коррумпированность чиновников;
  • криминализация общества;
  • содействие экстремистам со стороны представителей зарубежных общественных организаций, направленное на достижение своих собственных целей за счет экономического и политического ослабления государства, территория которого подвержена сепаратистскому движению.

В третью группу следует включить отсутствие в государстве какой-либо общепризнанной идеологической концепции, разделяемой подавляющим большинством населения.

Далее в диссертации детально анализируются факторы, детерминирующие совершение преступлений, связанных с осуществлением экстремистской деятельности, на Северном Кавказе, и делается вывод, что последняя является результатом деятельности религиозных исламских экстремистов, поддерживаемых из-за границы.

Среди других факторов, детерминирующих совершение преступлений, связанных с осуществлением экстремистской деятельности, следует выделить социально-психологические. Экстремизм по-разному оценивается гражданами в зависимости от того, на кого направлены его проявления. Например, чеченцы не считают экстремистами представителей незаконных вооруженных формирований, которые пропагандируют борьбу за независимость и чистый ислам, а русские в своем большинстве не считают экстремистами скинхедов.

Специфическое воздействие на экстремизм оказывают административно-бюрократические факторы. Так, причиной распространения религиозного экстремизма остается бесконтрольный выезд молодежи на учебу в зарубежные мусульманские учебные учреждения. При этом отсутствует статистика о количестве выехавших, не ведется анализ деятельности конкретных учебных заведений, в которых учится наша молодежь. Очевидно, что при таком подходе молодежь оказывается в крайне сомнительных исламских учебных центрах.

Решением этой проблемы может стать подготовка и утверждение на уровне Президента концепции государственно-конфессиональной политики Российской Федерации как ориентира для государственных органов при обеспечении законности в сфере отношений между государством и религиозными конфессиями. Подобная политика станет важным фактором по предотвращению религиозного экстремизма.

Глава 4 «Совершенствование мер борьбы с экстремистской деятельностью» открывается § 1 «Международно-правовые аспекты борьбы с экстремистской деятельностью», в котором проводится анализ основных международных документов по борьбе с экстремизмом и выдвигаются предложения по их имплементации в российское законодательство.

В Париже 16 ноября 1995 г. странами – членами ЮНЕСКО была принята Декларация принципов толерантности, которая определила это явление как уважение, принятие и правильное понимание богатого разнообразия культур нашего мира, форм самовыражения и способов проявления человеческой индивидуальности.

Государства, ратифицировавшие Декларацию принципов толерантности (в том числе и Российская Федерация), заявили о своей готовности поддерживать программы научных исследований в области воспитания в духе терпимости, соблюдения прав человека и не применение насилия. Реализации этого намерения в России могло бы помочь проведение следующих мероприятий:

  • создание нормативно-правовую базу, обеспечивающую реализацию принципов толерантности и определение субъектов ее осуществления;
  • разработка методы внедрения норм толерантного поведения в практику борьбы с экстремистской деятельностью;
  • организация взаимодействия со средствами массовой информации в вопросах пропаганды установок толерантности в целях борьбы с экстремистской деятельностью;
  • использование возможности системы образования для формирования установок толерантного поведения у молодежи, профилактики социальных противоречий, национализма и экстремизма;
  • включение в содержание учебных планов, учебников, учебных материалов и занятий темы и вопросы, направленные на воспитание душевных, отзывчивых и ответственных граждан, открытых восприятию других культур, способных уважать человеческое достоинство и индивидуальность, способных предупреждать конфликты или разрешать их ненасильственными средствами;
  • повышение уровня педагогической подготовки, разработка и внедрение новых образовательных технологий, направленных на противодействие экстремистской деятельности.

В § 2 «Общие и специальные меры предупреждения экстремистской деятельности» отмечается, что в отечественной криминологии термины «превенция», «предупреждение», «профилактика» традиционно употребляются как синонимы и обозначают систему мер, направленных на устранение причин преступности и предотвращение преступлений. При этом, под профилактикой, как правило, имеют в виду предупреждение преступлений, когда преступная деятельность находится на ранней стадии развития и речь идет о формирование умысла, цели и мотивации противозаконных действий.

Что же касается противодействия преступности, то следует сказать, что до последнего времени использовался термин «борьба с преступностью». Однако в настоящее время прослеживается тенденция, согласно которой законодатель в названии федеральных законов, регламентирующих основы борьбы с тем или иным видом преступности использует термин «противодействие», который означает больше оборонительную позицию, чем наступательную.

В диссертации отмечается, что важнейшим звеном в системе противодействия экстремизму является система воспитания и образования. Необходимо разработать систему профилактики молодежного экстремизма в школе и в высших учебных заведениях, предусматривающую проведение мероприятий против насилия, ксенофобии, нетерпимости и формирование установок толерантности к представителям различных этнических, социальных и религиозных групп.

В диссертации предлагаются следующие мероприятия по борьбе с экстремистскими проявлениям в молодежной среде:

  • разработка и реализация политики трудовой занятости с целью вовлечения молодежи в систему профессионального обучения, а также трудоустройство с расширением практики квотирования рабочих мест;
  • расширение сети военно-патриотических, спортивных и других профильных лагерей с информационно-пропагандистским сопровождением их деятельности;
  • активное и целенаправленное использование в средствах массовой информации материалов, разоблачающих идеологию экстремизма.

Важная роль в противодействии экстремистской деятельности должна принадлежать органам внутренних дел. В отделах внутренних дел имеются списки мест массового досуга молодежи, дискотек, компьютерных клубов, мест проживания иностранцев, выходцев из кавказского региона, концентрации групп молодежи, имеются списки несовершеннолетних, в отношении которых поступила информация о принадлежности к неформальным молодежным объединениям.

Субъектом профилактики, предупреждения и противодействия осуществлению экстремистской деятельности являются и средства массовой информации. Оперативно и масштабно воздействуя на человеческую аудиторию, они способны донести любые сведения до миллиардов людей за считанные часы, что по сравнению с публичными лекциями, книгами и другими способами обмена информацией ставит их вне конкуренции. Эта способность средств массовой информации быть эффективным орудием формирования общественного сознания оценена и используется при достижении политических, национальных, религиозных, экономических, социальных и иных целей, причем полярность этого влияния в зависимости от стоящих задач может быть как положительной, так и отрицательной.

Складывающаяся в Российской Федерации обстановка требует принятия и незамедлительной реализации со стороны федеральных и региональных органов государственной власти комплекса согласованных мер правового, экономического и организационного характера, направленных на противодействие распространению экстремизма на территории России.

На федеральном уровне необходима разработка государственной программы противодействия экстремистской деятельности, основные задачи и направления реализации которой раскрыты в § 3 главы 1.

В заключении изложены основные результаты диссертационного исследования.

Основные научные результаты диссертации отражены в следующих опубликованных работах:

а) Монографии и научно-методические пособия

  • Фридинский, С. Н. Борьба с экстремизмом: уголовно-правовой и криминологический аспекты / С. Н. Фридинский. – Ростов-н/Д.:  РЮИ МВД РФ, 2004. – 12,3 п.л.
  • Фридинский, С. Н. Преступления, связанные с осуществлением экстремистской деятельности / С. Н. Фридинский. – М.: «ЮРКНИГА», 2007. – 11 п.л.
  • Фридинский, С. Н. Уголовно-правовая характеристика преступлений, связанных с осуществлением экстремистской деятельности (научно-методическое пособие) / С. Н. Фридинский. – М., 2009. – 4,9 п.л.
  • Фридинский, С. Н. Комплексная характеристика преступлений, связанных с осуществлением экстремистской деятельности (научно-методическое пособие) / С. Н. Фридинский. – М., 2009. – 3,4 п.л.
  • Фридинский, С. Н. Уголовная политика России в сфере противодействия экстремизму (научно-методическое пособие) / С. Н. Фридинский. – М., 2009. – 3,8 п.л.
  • Фридинский, С. Н. Экстремизм: понятие, сущность и основные формы проявления (научно-методическое пособие) / С. Н. Фридинский. – М., 2010. – 5,2 п.л.

б) Научные статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученой степени доктора наук

  • Фридинский, С. Н., Бойко, А. И. Прокуратура: «государево око» или правозащитная организация / С. Н. Фридинский, А. И. Бойко // Право и политика. – 2004. – №7 (55). –0,3 п.л.
  • Фридинский, С. Н. Факторы, детерминирующие совершение преступлений, связанных с осуществлением экстремистской деятельности / С. Н. Фридинский // Вестник Московского университета МВД России. – 2008. – № 2. – 0,4 п.л.
  • Фридинский, С. Н. Понятие экстремизма и основные направления борьбы с ним /С. Н. Фридинский // Вестник Московского университета МВД России. – 2008. – № 3. – 0,4 п.л.
  • Фридинский, С. Н. Терроризм как крайняя форма проявления экстремизма /С. Н. Фридинский // Уголовное право. – 2008. – № 3. – 0,4 п.л.
  • Фридинский, С. Н. Совершенствование уголовно-правовых мер борьбы с преступлениями, связанными с осуществлением экстремистской деятельности /С. Н. Фридинский // Вестник Московского университета МВД России. – 2008. – № 4. – 0,4 п.л.
  • Фридинский, С. Н. Совершенствование уголовно-правовых мер борьбы с осуществлением экстремистской деятельности / С. Н. Фридинский // Законность. – 2008. – № 6. – 0,4 п.л.
  • Фридинский, С. Н. Уголовная политика Российской Федерации по противодействию экстремизму в сфере обеспечения национальной безопасности государства / С. Н. Фридинский // Закон и право. – 2008. – № 6. – 0,4 п.л.
  • Фридинский, С. Н. Некоторые меры по противодействию осуществлению экстремистской деятельности / С. Н. Фридинский // Законность. – 2008. – № 7. – 0,4 п.л.
  • Фридинский, С. Н. Молодежный экстремизм как особо опасная форма проявления экстремистской деятельности / С. Н. Фридинский // Юридический мир. – 2008. – № 7. – 0,4 п.л.
  • Фридинский, С. Н. Религиозный экстремизм как идеология, используемая при совершении преступлений экстремистской направленности / С. Н. Фридинский // Российский следователь. – 2008. – № 12. – 0,6 п.л.
  • Фридинский, С. Н. Личность экстремиста / С. Н. Фридинский // Юридическое образование и наука. – 2011. – № 3. – 0,3 п.л.

в) В иных научных журналах и изданиях

  • Фридинский, С. Н. О ситуации в Северокавказском регионе // Закономерности преступности, стратегия борьбы и закон / под ред. А.И. Долговой. – М.: Российская криминологическая ассоциация, 2001. – 0.6 п.л.
  • Фридинский, С. Н. Законодательное обеспечение эффективного противодействия террористической угрозе / С. Н. Фридинский // Современные проблемы законодательного обеспечения глобальной и национальной безопасности эффективного противодействия терроризму: сб. науч. ст. – М.: Совет Федерации Федерального Cобрания Российской Федерации, 2003. – 0,9 п.л.
  • Фридинский, С. Н. Экстремизм как угроза национальной безопасности / С. Н. Фридинский // Современные проблемы совершенствования законодательного обеспечения глобальной и национальной безопасности, эффективного противодействия международному терроризму: сб. мат. междунар. науч.-практич. конф. – Ростов-н/Д.: Изд-во «РЮИ МВД России», 2003. – 0,4 п.л.
  • Фридинский, С. Н. Преступления, связанные с осуществлением экстремистской деятельности, и их классификация / С. Н. Фридинский // Закон и судебная практика: сб. науч. ст. ученых-юристов Северо-Кавказского региона. – Т. 4. – Краснодар, 2003. – 0,3 п.л.
  • Фридинский, С. Н. Законодательное обеспечение предупреждения терроризма: этноконфессиональный аспект / С. Н. Фридинский // Федеральное Собрание Российской Федерации. Комитет по делам национальностей. Информационно-аналитическое управление. Аналитический вестник. – Вып. 32. – М., – 2003. – 0,4 п.л.
  • Фридинский, С. Н. Межнациональные отношения: стабилизация обстановки и мир на Северном Кавказе / С. Н. Фридинский // Федеральное Собрание Российской Федерации. Комитет по делам национальностей. Информационно-аналитическое управление. Аналитический вестник. – Вып. 34. – М., – 2003. – 0,3 п.л.
  • Фридинский, С. Н. О соблюдении прав человека в Чеченской Республике /С. Н. Фридинский // Концептуальные основы диссертационных исследований докторов, адъюнктов и соискателей: сб. науч. тр. РЮИ МВД РФ. – Ростов-н/Д.: Изд-во «РЮИ МВД РФ», 2003. – 0,7 п.л.
  • Фридинский, С. Н. Деятельность органов прокуратуры по обеспечению единства правового пространства Российской Федерации / С. Н. Фридинский // Концептуальные основы диссертационных исследований докторов, адъюнктов и соискателей: сб. науч. тр. РЮИ МВД РФ. – Ростов-н/Д.: Изд-во «РЮИ МВД РФ», 2003. – 0,4 п.л.
  • Фридинский, С. Н. Законность нормотворчества как условие обеспечения прав и свобод человека и гражданина (на примере Южного федерального округа) // Права человека в России и правозащитная деятельность государства / под ред. В.Н. Лопатина. – СПб., 2003. – 0,4 п.л.
  • Фридинский, С. Н. О результатах прокурорской практики применения УПК /С. Н. Фридинский // Сборник научных трудов. – М.: НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре Российской Федерации, 2004. – 0,3 п.л.
  • Фридинский, С. Н. Крайние проявления ваххабизма как непосредственный источник терроризма / С. Н. Фридинский // Следственная практика. – Вып. 167. – М., 2005. – 0,4 п.л.
  • Фридинский, С. Н. Проблемы расследования уголовных дел о преступлениях террористического характера / С. Н. Фридинский // Сборник материалов международной научно-практической конференции по проблемам борьбы с терроризмом. – Алма-Ата, 2005. – 0,4 п.л.
  • Фридинский, С. Н. Международное сотрудничество правоохранительных органов России в вопросах предупреждения терроризма / С. Н. Фридинский // Сборник материалов научно-практической конференции стран – членов ОБСЕ. – Вена, 2005. – 0,5 п.л.
  • Фридинский, С. Н. Становление ювенальной юстиции в России: опыт, проблемы и перспективы / С. Н. Фридинский // Сборник материалов круглого стола в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации. – М, 2006. – 0,3 п.л.
  • Фридинский, С. Н. Некоторые проблемы противодействия экстремизму в Российской Федерации / С. Н. Фридинский // Прокурорская и следственная практика. – 2006. – № 1–2. – 0,5 п.л.

Статистические отчеты 04.12, 05.12, 06.12, 07.12, 08.12, 09.12, 1012.003.282 // С сайта МВД России <http://www.mvdinform.ru/>

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.