WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Проблемы теории и практики разрешения криминалистических ситуаций в процессе раскрытия, предварительного расследования и судебного рассмотрения уголовных дел

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

 На правах рукописи

Ким Дмитрий Владимирович

ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ РАЗРЕШЕНИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ СИТУАЦИЙ В ПРОЦЕССЕ

РАСКРЫТИЯ, ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ И СУДЕБНОГО РАССМОТРЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ

 

Специальность: 12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика

и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Автореферат диссертации

на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Омск  2009


Работа выполнена в Алтайском государственном университете (г. Барнаул)

Научный консультант:      Заслуженный деятель науки Российской

                                               Федерации, Заслуженный юрист

Российской Федерации,

                                    доктор юридических наук, профессор

Гавло Вениамин Константинович

 

Официальные оппоненты: Заслуженный деятель науки Российской

                                               Федерации, Заслуженный юрист

Российской Федерации,

                                    доктор юридических наук, профессор

Яблоков Николай Павлович

доктор юридических наук, профессор

Волчецкая Татьяна Станиславовна

доктор юридических наук, доцент

Головин Александр Юрьевич

Ведущая организация:       Байкальский государственный университет

экономики и права (г. Иркутск)

Защита состоится 01 октября 2009 г. в 1400 часов на заседании диссертационного совета Д 203.010.01 при Омской академии МВД России по адресу: 644092, г. Омск, пр-т Комарова, д. 7, зал заседаний Ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Омской академии МВД России.

Автореферат разослан «15» апреля 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат юридических наук, доцент                                  Баландюк В.Н. 


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы диссертационного исследования. Современные преобразования, происходящие в России, наряду с демократизацией общественной жизни и положительной динамикой в общей гуманистической направленности порождают ряд негативных процессов, влекущих за собой утрату значительной частью россиян духовных и нравственных ориентиров, что в свою очередь приводит к резкому и устойчивому росту преступности, ставшей одним из значимых факторов, дестабилизирующих общество.

Состояние криминогенной обстановки последних пяти лет в стране свидетельствует о сохранении негативных тенденций в развитии криминальных ситуаций . Преступность обретает новые и все более организованные формы, имеет латентный характер. Слияние государственных и криминальных структур препятствует проведению в жизнь прогрессивных реформ.

Все это существенно затрудняет работу правоохранительных органов, влияет на раскрываемость преступлений, в результате чего растет число приостановленных уголовных дел и, как следствие, нераскрытых преступлений.

Так, по данным МВД России в январе - декабре 2008 г. органами внутренних дел рассмотрено 21,5 млн. заявлений, сообщений и иной информации о происшествиях, что на 4,7% больше, чем за 12 месяцев 2007 г. и на 11,2% больше, чем за аналогичный период 2006 г. Почти по каждому восьмому сообщению (12,2%) принято решение о возбуждении уголовного дела. Всего возбуждено 2632,6 тыс. уголовных дел, что на 12% меньше показателя аналогичного периода прошлого года.

Хотя удельный вес тяжких и особо тяжких преступлений в числе зарегистрированных снизился с 26,8% (январь - декабрь 2007 г.) до 26,5% (аналогичный период 2008 г.), следует отметить, что половину всех зарегистрированных преступлений составляют хищения чужого имущества, совершенные путем: кражи - 1326,3 тыс., грабежа - 244,0 тыс., разбоя - 35,4 тыс. Почти каждая третья кража (31,2%), каждый двадцать пятый грабеж (3,93%) и каждое четырнадцатое разбойное нападение (7,1%) были сопряжены с незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище. Количество выявленных преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия, возросло на 5,7% и составило 31,9 тыс.

Что же касается раскрываемости преступлений, то в январе - декабре 2008 г. раскрыто 1713,4 тыс. преступлений (-3,5%), в том числе 882,8 тыс. - следствие по которым обязательно и 830,6 тыс. - следствие по которым необязательно.

Не раскрыто 1479,5 тыс. преступлений, что на 20,6% меньше аналогичного показателя за январь - декабрь 2007 г. Из этого количества на тяжкие и особо тяжкие преступления приходится 25,5% (в январе - декабре 2007 г. - 25,0%). Остались нераскрытыми 2321 убийство и покушение на убийство (-30,5%), 8612 умышленных причинений тяжкого вреда здоровью (-17,8%), 869,6 тыс. краж (-20,9%), 154,5 тыс. грабежей (-26,4%), 14,3 тыс. разбойных нападений (-36,6%).

Почти каждое третье (30,4%) оконченное расследованием преступление совершено лицами, ранее совершавшими преступления, почти каждое седьмое (13,5%) - в состоянии алкогольного опьянения, каждое пятнадцатое (6,8%) - несовершеннолетними или при их соучастии .

В этих условиях криминалистика призвана разрабатывать и совершенствовать научно обоснованные методы раскрытия, расследования и предотвращения любых преступлений, а также их судебного разбирательства в любой складывающейся криминалистической (оперативно-розыскной, следственной, экспертной, судебной) ситуации.

Историко-системный анализ развития отечественной криминалистики показывает, что криминалистика как наука всегда опиралась на достижения научно-технического прогресса и использовала методы, разработанные в других науках. В ее инструментарий вошли и широко применяются математические методы познания, моделирование, системный анализ, структурно-функциональный, системно-структурный методы и многие другие. Однако ориентация на методы других наук постоянно требует большой методологической работы, которая позволила бы не просто «пересаживать» эти идеи на новое предметное поле, что было бы явным редукционизмом, т.е. заведомо неудачной попыткой сведения криминалистических реалий к реалиям, на примере которых возникали и развивались эти науки. Необходимо очень осторожно и творчески переосмысливать эти идеи в рамках криминалистики.

Поэтому не случайно исследователи в последнее время отмечают интенсивное развитие общей теории криминалистики. Крупный вклад в исследованиях проблемы предмета науки имеется в работах современных ученых: Р.С. Белкина, А.Н. Васильева, Н.Т. Ведерникова, И.А. Возгрина, В.К. Гавло, Е.П. Ищенко, В.Я. Колдина, В.Е. Корноухова, Ю.Г. Корухова, М.К. Каминс­кого, В.П. Лаврова, С.В. Лаврухина, И.М. Лузгина, А.С. Подшибякина, А.Г. Филиппова, А.А. Эксархопуло, Н.П. Яблокова и других авторов.

На этом фоне, особенно в последнее время, первостепенное значение и особую актуальность приобретает развитие ситуационного подхода, пронизывающего практически все разделы криминалистики.

Первые выраженные признаки ситуационного подхода можно обнаружить в работах конца 60-х – начала 70-х гг. прошлого века, в которых обращалось внимание на значение и необходимость теоретического изучения следственных ситуаций, а также предлагались их определения (А.Н. Колесниченко, 1967; В.К. Гавло, 1968; Р.С. Белкин, 1970; А.Н. Васильев, Н.П. Яблоков, 1971 и др.).

Интерес к проблематике следственных ситуаций заметно возрос с середины 70-х гг. в связи с активной разработкой криминалистической методики и тактики, в которых понятие «следственная ситуация» являлось ключевым (В.Е. Корноухов, 1972; В.П. Бахин, Н.Л. Гранат, И.Ф. Герасимов, 1973; И.Ф. Пантелеев, 1975; В.И. Шиканов, 1976; И.А. Возгрин, Н.А. Селиванов, 1977 и др.). В публикациях тех лет предпринимались попытки исследования следственных ситуаций во всей их сложности и многозначности.

Концептуально отдельные аспекты ситуационного подхода были рассмотрены в 1987 г. в докторской диссертации Л.Я. Драпкина «Основы криминалистической теории следственных ситуаций» (Москва, 1987), в которой затрагивался ряд вопросов относительно понятия, сущности, классификации и разрешения следственных ситуаций.

Однако впервые целостная теория криминалистических ситуаций (криминалистическая ситуалогия) была сформулирована в 1997 г. Т.С. Волчецкой в ее докторской диссертации «Криминалистическая ситуалогия» (Москва, 1997). В этой оригинальной работе были разработаны и показаны методические основы познания, исследования, типизации и разрешения не только следственных, но и целого ряда иных изучаемых криминалистикой ситуаций. Кроме того, были предложены основные направления дальнейших научных изысканий, связанных с ситуационным подходом, не только в криминалистике, но и в целом ряде других наук.

В связи с этим понятными становятся истоки современного всплеска интереса к проблемам следственных, оперативно-розыскных и судебных ситуаций (Д.В. Ким, 1999; Ю.В. Кореневский, С.Э. Воронин, 2001; В.И. Комиссаров, 2002; О.Я. Баев, О.М. Баев, 2003; Я.М. Мазунин, О.Н. Коршунова, 2006; А.Ю. Корчагин, 2008 и др.). Анализ работ в этой области свидетельствует о чрезвычайной их актуальности, имеющей большое теоретическое и практическое значение, особенно в разработке и использовании новых, наиболее эффективных технических средств, тактических приемов и методик ведения досудебного и судебного производств под влиянием Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, провозгласившего состязательность процесса.

Вместе с тем остаются спорными и нерешенными многие вопросы. До сих пор не признано, является ли следственная ситуация ситуацией предварительного следствия, т.е. досудебного производства, или следственная ситуация распространяется и на судебное производство, или следственная ситуация – сквозное понятие, характерное для всех стадий уголовного процесса.

Для уяснения сущности и природы различных ситуаций, изучаемых криминалистикой, требуют дальнейшего изучения вопросы, связанные с их понятием, структурой и динамикой. Важными являются ответы на вопросы, в какой связи и зависимости находятся оперативно-розыскные ситуации и их разрешение субъектами оперативно-розыскной деятельности специальными методами и следственные ситуации, разрешаемые субъектами доказывания гласными уголовно-процессуальными методами; как соотносятся между собой эти ситуации; какое место в системе научного знания они занимают, какое влияние оказывают на судебные ситуации и др.

Можно предположить, что в современной криминалистике актуальность начнут обретать исследования, в которых будут предлагаться различные варианты реализации системного и ситуационного подходов. Дальнейшая разработка этих подходов позволит более углубленно и всесторонне исследовать криминалистическую ситуацию как динамическую информационно-поисковую систему, способную повысить эффективность разработки криминалистических рекомендаций в нынешней сложной обстановке борьбы с коррупцией, терроризмом, заказными убийствами и иными преступлениями. В связи с этим требуют своего дальнейшего развития целостные учения о криминальных, следственных, оперативно-розыскных, экспертных и судебных ситуациях.

Кроме того, углубленные исследования в этой области позволят более обоснованно отбирать и систематизировать рекомендации, относящиеся к частным методикам расследования и судебного разбирательства уголовных дел, а также обеспечат дальнейшую разработку и совершенствование на этой основе автоматизированных информационно-поисковых систем (АИПС) в методике расследования отдельных видов и групп преступлений.

Все сказанное актуализирует значимость научной разработки темы настоящего диссертационного исследования.

Объектом исследований выступает, с одной стороны, преступная деятельность, влияющая на формирование криминалистических ситуаций, с другой – правоприменительная деятельность по раскрытию, предварительному расследованию, предотвращению преступлений и судебному рассмотрению уголовных дел, влияющая на разрешение этих ситуаций.

Предметом исследования являются закономерности, лежащие в основе подготовки, совершения и сокрытия преступлений, возникновения информации о преступлении и его участниках, а также особенности формирования и совершенствования научных основ и практических рекомендаций по разрешению криминалистических ситуаций в деятельности субъектов, осуществляющих раскрытие, предварительное расследование и судебное рассмотрение уголовных дел.

Цели и задачи диссертационного исследования. Целью исследования является изучение методологических и научно-практических проблем разрешения криминалистических ситуаций в процессе раскрытия, предварительного расследования и судебного рассмотрения уголовных дел, а также определение основных путей решения существующих проблем, разработка комплекса научных выводов и рекомендаций, направленных на повышение эффективности криминалистического обеспечения деятельности субъектов доказывания на досудебных и судебных стадиях уголовного судопроизводства.

Поставленная цель конкретизируется в ряде следующих взаимосвязанных задач:

– используя различные методы познания, проанализировать закономерную смену этапов становления криминалистики как науки в целях выявления тенденций ее развития и влияния их на трансформацию понятия «криминалистическая ситуация»;

– проанализировать имеющиеся на сегодняшний день точки зрения по вопросу о понятии и содержании криминалистической ситуации и определить ее значение для техники, тактики и методики расследования отдельных видов и групп преступлений;

– исследовать информационную базу криминалистических ситуаций в целях создания теоретических основ для разработки криминалистических рекомендаций по их разрешению в досудебных и судебных стадиях уголовного судопроизводства;

– исследовать основания классификации криминалистических ситуаций в целях оптимизации процесса раскрытия, расследования и судебного рассмотрения уголовных дел;

– показать эволюцию криминалистических ситуаций в зависимости от этапов деятельности субъектов, осуществляющих раскрытие, расследование и судебное рассмотрение уголовных дел, а также задач, возникающих в процессе этой деятельности на различных стадиях уголовного судопроизводства;

– выявить закономерности информационно-познавательных процессов и структур, связанных с движением уголовно значимой информации в складывающихся криминалистических ситуациях раскрытия, расследования и судебного рассмотрения уголовных дел;

– исследовать возможности применения и значение выделенных механизмов развития криминалистической ситуации как динамической системы в деятельности субъектов доказывания на различных стадиях уголовного судопроизводства;

– с позиции ситуационного подхода исследовать возможности дальнейшей разработки и совершенствования автоматизированных информационно-поисковых систем (АИПС) на основе познания механизмов преступлений и криминалистических ситуаций в целях повышения эффективности раскрытия, расследования и предотвращения преступлений, а также судебного рассмотрения уголовных дел.

Методология и методика исследования. Методологической основой диссертационного исследования являются общие и специальные методы познания, такие, как сравнительно-правовой, статистический, комплексный, системный, методы аналогии, обобщения, классификации и моделирования.

Составной частью методологической базы исследования явились социологические методы, на основании которых исследовалась судебно-следственная практика, проводились анкетирование и опросы.

Нормативную базу исследования составили положения Конституции Российской Федерации, международные правовые акты, федеральные законы, а также межведомственные и ведомственные нормативные акты, регулирующие деятельность правоохранительных органов в сфере борьбы с преступностью. Диссертантом использованы многочисленные теоретические, статистические, методические и справочные источники по философии, психологии, кибернетике, уголовному и уголовно-процессуальному праву, криминалистике, криминологии, оперативно-розыскной деятельности.

Теоретической базой исследования послужили научные труды философов по проблемам науковедения и теории познания; психологов, затрагивающих проблемы изучения человека, его мыслительной деятельности; специалистов в области системных исследований и управления.

Объяснение, обоснование и развитие положений диссертации осуществлялись на теоретической базе, в основе которой лежат научные исследования по проблемам уголовного процесса и оперативно-розыскной деятельности, уголовного права, криминологии, юридической психологии и психиатрии.

Теоретическим фундаментом предпринятого исследования послужили труды известных криминалистов: О.Я. Баева, Р.С. Белкина, А.Н. Васильева, Н.Т. Ведерникова, И.А. Возгрина, Т.С. Волчецкой, В.К. Гавло, И.Ф. Герасимова, А.Ю. Головина, Л.Я. Драпкина, В.Д. Зеленского, Г.А. Зорина, Е.П. Ищенко, М.К. Каминского, В.Н. Карагодина, В.Я. Колдина, А.Н. Колесниченко, В.И. Комиссарова, В.Е. Корноухова, А.М. Кустова, В.П. Лаврова, А.М. Ларина, А.Ф. Лубина, И.М. Лузгина, В.М. Мешкова, В.А. Образцова, А.С. Подшибякина, А.А. Протасевича, Н.А. Селиванова, А.Г. Филиппова, С.И. Цветкова, В.И. Шиканова, Н.П. Яблокова и других ученых.

Эмпирическую базу исследования составили результаты анализа опубликованной и неопубликованной судебно-следственной практики, в том числе постановлений, определений и решений Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, обзоров кассационной и надзорной практики Верховного Суда Российской Федерации. Проведено обобщение 850 уголовных дел по корыстно-насильственным преступлениям (грабежи, разбои, убийства и др.), находившихся в производстве органов предварительного расследования в период 1994-2008 гг. и рассмотренных Верховным Судом Российской Федерации, судами в Алтайском крае, Республике Алтай, Новосибирской, Кемеровской, Томской областях и Республике Казахстан; данных, полученных в результате изучения 530 материалов по отказам в возбуждении уголовного дела, 460 материалов по прекращенным уголовным делам.

Проведено анкетирование и интервьюирование 73 следователей, 67 оперативных работников, 42 прокуроров, 73 судьей (всего 255 человек).

Эмпирический материал получен и в результате анкетирования 410 лиц, отбывающих наказание за совершение преступлений в учреждениях УБ-14/1 и УБ-14/3, по вопросам раскрытия, расследования и предупреждения преступлений.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что, развивая идеи и положения современной криминалистической науки, диссертант впервые на монографическом уровне предпринял попытку комплексного изучения теоретических и практических проблем разрешения криминалистических ситуаций на различных этапах деятельности субъектов, осуществляющих раскрытие, расследование и судебное рассмотрение уголовных дел.

В результате комплексного подхода к исследуемым аспектам обнаружены многие нерешенные проблемы, имеющие большое теоретическое и практическое значение в деле борьбы с преступностью криминалистическими методами.

Основные положения, отвечающие критерию научной новизны, заключаются в следующем.

В работе развиваются представления о теории криминалистических ситуаций, ее понятии, месте и значении в общей системе криминалистической науки, а также о ее информационной структуре.

В диссертации системно рассмотрены структура и динамика криминалистических ситуаций на различных этапах и стадиях уголовного судопроизводства. Криминалистическая ситуация представлена как специфическая информационно-познавательная система, имеющая кроме логико-формальной структуры еще и неформальную, ценностно-смысловую структуру, благодаря которой происходит избирательное, направленное и устойчивое развитие криминалистической ситуации как особой системно организованной реальности.

Рассмотрены механизмы возникновения и развития оперативно-розыскных, следственных и судебных ситуаций как самоорганизующихся систем, с собственными источниками саморазвития и трансформации, возникающими как новообразования процессов предотвращения, раскрытия, предварительного расследования преступлений и их судебного рассмотрения.

Новизной обладает авторский подход к решению таких научных проблем, как классификация криминалистических ситуаций и задач, разработка организационно-тактических приемов использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам; выбор оптимальных путей разрешения криминалистических ситуаций в зависимости от этапов деятельности субъектов доказывания на различных стадиях уголовного процесса. Разработаны алгоритмы (программы) деятельности этих субъектов, исходя из складывающихся ситуаций предварительного и судебного следствия.

Результатом диссертационного исследования явились следующие основные положения, выносимые на защиту:

1. Концепция, согласно которой системообразующим фактором криминалистической науки являются криминалистические ситуации досудебного и судебного производств, знания о которых необходимы и служат основой для дальнейшего развития всех ее разделов – техники, тактики и методики расследования отдельных видов и групп преступлений.





2. Авторский подход, согласно которому криминалистическая ситуация показана как сложная динамическая система информационного характера, возникающая в деятельности субъектов доказывания по предупреждению, раскрытию, расследованию преступлений, а также судебному рассмотрению уголовных дел, и определяющая дальнейшую организацию этой деятельности.

Выполняя системообразующую функцию по отношению ко всей указанной деятельности, криминалистическая ситуация позволяет объединить в одну систему знаний закономерности проявления механизма подготовки, совершения и сокрытия преступлений (преступной деятельности) и закономерности механизмов предупреждения, раскрытия, расследования преступлений и их судебного рассмотрения (правоприменительной деятельности). Познание этих закономерностей ведет к созданию криминалистической характеристики преступления, криминалистической характеристики предупреждения, раскрытия и предварительного расследования преступлений и криминалистической характеристики судебного рассмотрения уголовных дел, имеющих непосредственное отношение к криминалистической методике, в связи с чем криминалистическая методика выступает как специфическая информационно-познавательная система в деятельности субъектов доказывания, рассчитанная на определенные криминалистические ситуации досудебного и судебного производств.

3. Подход, в соответствии с которым информационная база криминалистических ситуаций включает в себя данные, относящиеся к криминалистической характеристике преступлений, криминалистической характеристике предупреждения, раскрытия и предварительного расследования преступлений, а также данные, полученные в ходе судебного рассмотрения уголовных дел, его криминалистической характеристике. С учетом этого даны предложения по совершенствованию компьютерного обеспечения поддержки принятия тактических решений на основе автоматизированных информационно-поисковых систем (АИПС).

4. В дополнение к ранее существующей – классификация криминалистических ситуаций по следующим основаниям:

– в зависимости от уровня познания: а) типовые; б) индивидуальные, которые в свою очередь подразделяются на типичные и атипичные;

– с учетом роли составляющих компонентов: а) ситуации с элементами тактического риска; б) ситуации с элементами организационной неупорядоченности; в) ситуации с элементами конфликтности;

– в зависимости от разделов науки криминалистики: а) ситуации технического характера; б) ситуации тактического характера; в) ситуации методического характера;

– с учетом мыслительной деятельности: а) репродуктивные (алгоритмические) и б) продуктивные, которые подразделяются на эвристические и творческие;

– в зависимости от стадий уголовного процесса: а) проверочные ситуации (относящиеся к стадии возбуждения уголовного дела); б) ситуации предварительного расследования; в) ситуации подготовки к судебному заседанию; г) ситуации судебного разбирательства; д) ситуации апелляционного производства; е) ситуации кассационного производства; ж) ситуации производства в надзорной инстанции; з) ситуации возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

5. Подход, в соответствии с которым структура криминалистической ситуации представлена в виде двух тесно взаимосвязанных составляющих (характеристик). Первой составляющей является логико-формальная структура криминалистической ситуации, которая отражает объективную взаимосвязь предметов и явлений. Второй составляющей является неформальная, ценностно-смысловая структура криминалистической ситуации, в которой как сами ее элементы (объективные обстоятельства по уголовному делу), так и их взаимосвязь оказываются детерминированными значениями, смыслами и ценностями, которые они имеют для субъекта доказывания.

6. Положение, согласно которому криминалистическая ситуация развивается с момента выявления и познания тех ее элементов, которые имеют наибольший смысл и ценность для субъекта доказывания и формируют криминалистическую ситуацию как таковую. Благодаря такому знанию криминалистическая ситуация становится на научную базовую основу и может развиваться направленно, осмысленно и упорядоченно.

7. Авторская периодизация этапов внутри стадий уголовного судопроизводства, которая, развивая традиционные подходы к выделению этапов предварительного расследования, способствует разработке более конкретизированных тактико-методических рекомендаций в стадиях возбуждения уголовного дела, подготовки к судебному заседанию, судебного разбирательства, апелляционного производства, кассационного и надзорного производств, а также в стадии возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

8. Подход, в соответствии с которым деятельность субъектов, осуществляющих раскрытие, предварительное расследование преступлений и судебное рассмотрение уголовных дел в криминалистическом аспекте, рассматривается как единый процесс познания, как целостное, постоянное движение по делу уголовно значимой информации с учетом оперативно-розыскных, следственных и судебных ситуаций, изучаемых криминалистикой. Ошибки, допущенные субъектами на ранних этапах их деятельности, могут негативно влиять на всю последующую деятельность. В связи с этим обосновывается вывод о необходимости взаимодействия оперативных работников, следователя и суда (судьи) на всех этапах их деятельности, при этом особую актуальность приобретает взаимодействие и оперативное сопровождение на стадии судебного разбирательства.

9. Вывод о необходимости обеспечения целостного подхода к процессу познания на всех этапах деятельности по раскрытию, предварительному расследованию и судебному рассмотрению уголовных дел, в том числе важного для дальнейшего развития криминалистического учения об оперативно-розыскных ситуациях. Благодаря успешному осуществлению оперативно-розыскной деятельности с присущими ей средствами и методами в складывающихся оперативно-розыскных ситуациях еще до возбуждения уголовного дела может быть получена информация, представляющая интерес не только для органов предварительного следствия, но и для суда (судьи). Кроме того, эта информация влияет на проведение комплекса процессуальных и иных действий, а также принятие процессуальных решений. Именно на вышеуказанные аспекты обращается внимание при разработке криминалистических рекомендаций тактического и методического характера.

10. Содержание криминалистической характеристики судебного рассмотрения уголовных дел, которая представлена как система обобщенных сведений, раскрывающих основные черты криминалистического механизма судебного рассмотрения отдельных видов и групп преступлений, исходя из судебных версий и складывающихся судебных ситуаций, а также вывод о характере судебных ситуаций как разновидности криминалистических ситуаций.

Особенности характера судебных ситуаций проявляются в том, что деятельность суда (судьи) в отличие от деятельности субъектов, осуществляющих раскрытие и расследование преступлений, в большинстве своем связана с исследованием доказательств, отраженных в материалах уголовного дела. Кроме того, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации ограничивает деятельность суда рамками предъявленного обвинения, а выводы, которые делаются по результатам обнаружения и исследования доказательств в суде, имеют другое процессуальное значение, нежели на досудебных стадиях уголовного процесса. В связи с этим судебные ситуации имеют совершенно иную природу возникновения и развития в отличие от следственных и оперативно-розыскных ситуаций. Поэтому криминалистика должна наиболее полно реализовывать потребности судей (в том числе и мировых) в рекомендациях тактического и методического характера, обусловливая активизацию исследований в области судебных ситуаций в целях оптимизации судебной деятельности.

Теоретическая значимость диссертационного исследования определяется постановкой и решением комплекса криминалистических проблем, а также тем, что полученные диссертантом результаты служат научной базой для разработки новых эффективных подходов к разрешению криминалистических ситуаций в процессе раскрытия, предварительного расследования и судебного рассмотрения уголовных дел. В своей совокупности диссертационные положения могут быть использованы в научных исследованиях преступной деятельности и деятельности по предотвращению, раскрытию, предварительному расследованию преступлений и судебному рассмотрению уголовных дел.

Разработанная концепция призвана внести определенный вклад в развитие общей теории криминалистики, ее отдельных разделов, криминалистической ситуалогии, а также в ряд важных научных направлений: криминалистическую характеристику преступлений; криминалистическую характеристику предварительного расследования преступлений; криминалистическую характеристику судебного рассмотрения уголовных дел; криминалистические версии и планирование и некоторые другие.

Практическая значимость диссертационного исследования определяется его общей направленностью на совершенствование деятельности по борьбе с преступностью. Отдельные диссертационные положения демонстрируют новые подходы не только к формированию, но и к практическому применению тактики и методики раскрытия, предварительного расследования, предотвращения преступлений и их судебного разбирательства.

Апробация результатов исследования и их внедрение в практику осуществлены:

1) публикациями основных положений диссертации: опубликовано 58 работ по теме общим объемом свыше 60 п.л.;

2) ознакомлением научных и практических работников с основными выводами, предложениями, рекомендациями в выступлениях:

– на международных научных и научно-практических конференциях: «Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе» (Красноярск, 2000, 2004, 2005 гг.); «Проблемы совершенствования борьбы с преступностью, наркобизнесом, терроризмом и религиозным экстремизмом» (Караганда, 2001 г.); «Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями» (Барнаул, 2003-2008 гг.); «Проблемы борьбы с преступностью на современном этапе» (Караганда, 2003 г.); «Проблемы уголовно-процессуального права» (Караганда, 2004, 2006 гг.); «Проблемы системных исследований в криминалистике и судебной экспертизе» (Москва, 2006 г.); «Криминалистика в системе правоприменения» (Москва, 2008 г.);

– всероссийских научно-практических конференциях: «Публично- и частноправовое регулирование в России: теоретические и практические проблемы» (Барнаул, 2002 г.); «Уголовно-процессуальная реформа: УПК РФ – год спустя. Актуальные проблемы применения» (Санкт-Петербург, 2003 г.); «Стабильность и динамизм общественных отношений в Российской Федерации» (Барнаул, 2005 г.);

– республиканских научных конференциях: «Современное российское право: федеральное и региональное измерение» (Барнаул, 1998 г.); «Российская правовая система: становление, проблемы, пути совершенствования» (Барнаул, 2001 г.);

– межрегиональных научно-практических конференциях: «Российская юриспруденция на рубеже ХХ-ХХI веков: проблемы и решения в творчестве молодых ученых» (Барнаул, 1997 г.); «Достоинство человека: от философско-правовой идеи к конституционному принципу современного государства» (Барнаул, 1999 г.); «Правовые проблемы борьбы с правонарушениями в России» (Барнаул, 2003 г.);

– региональных научно-теоретических и научно-практических конференциях: «Фиксированные формы поведения в образовании, науке и культуре» (Бийск, 2000 г.); «Уголовно-процессуальные и криминалистические чтения на Алтае» (Барнаул, 2001-2008 гг.);

– межвузовских научно-практических конференциях: «Совершенствование борьбы с преступностью в условиях Дальнего Востока» (Хабаровск, 1997 г.); «Актуальные проблемы борьбы с преступностью и иными правонарушениями» (Барнаул, 2001 г.);

– научно-практических конференциях профессорско-преподавательского состава Карагандинского юридического института МВД Республики Казахстан (1994, 1995, 2003-2007 гг.); Барнаульского юридического института МВД России (1995-2008 гг.); Томского филиала РИПК работников МВД России (1997 г.);

3) внедрением основных положений в учебные процессы Алтайского государственного университета, Белгородского государственного университета, Московского и Краснодарского университетов МВД России, Омской академии МВД России, Барнаульского, Челябинского, Калининградского, Сибирского юридических институтов МВД России, Карагандинского юридического института МВД Республики Казахстан; в практику Конституционного Суда Российской Федерации, в практическую деятельность Главного следственного управления при ГУВД по Алтайскому краю.

Тема диссертации разрабатывалась в соответствии с тематикой научных исследований кафедры уголовного процесса и криминалистики юридического факультета Алтайского государственного университета «Проблемы повышения эффективности борьбы с организованными и насильственными транснациональными преступлениями в Сибирском федеральном округе», а также кафедры уголовного процесса Барнаульского юридического института МВД России «Проблемы эффективности предварительного расследования» в рамках плана научно-исследовательских работ, выполняемых в Алтайском научном центре Сибирской академии наук высшей школы «Сибресурс-2010».

Объем и структура диссертации. Структура диссертации обусловлена целью и задачами исследования и включает в себя введение, четыре главы, объединяющие 11 параграфов, заключение, список использованной литературы и приложение.

 

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования; приводятся методологическая и методическая основы диссертации, ее эмпирическая база; раскрывается научная новизна исследования и основные положения, выносимые на защиту; характеризуется теоретическое и практическое значение работы; сообщаются данные об апробации полученных результатов.

Глава 1 «Проблемы познания криминалистических ситуаций как системообразующей основы в борьбе с преступностью методами науки криминалистики» состоит из трех параграфов и посвящена исследованию общих закономерностей научного познания, проявляющихся в криминалистике, возникновению и развитию криминалистической ситуации, ее понятию и месту в общей системе криминалистики.

В первом параграфе «Закономерности научного познания и их преломление в исследованиях предмета криминалистики и ее криминалистических ситуаций»рассматриваются спорные вопросы, связанные с дискуссией о предмете криминалистики и возможностях использования различных методов историко-криминалистического познания для выявления внутренней тенденции развития науки криминалистики в деле борьбы с преступностью криминалистическими методами.

Исследование показало, что все анализируемые методы (хронологический, историко-категориальный, историко-парадигмальный, историко-эволюционный и др.) ориентированы на решение определенного круга задач, как правило, непосредственно не направленных на вскрытие закономерностей развития криминалистического познания, но в разной степени предполагающих их наличие.

В то же время с позиции историко-системного подхода, возникшего в психологии и успешно применяющегося в других областях научного знания (В.Е. Клочко, О.М. Краснорядцева, Э.В. Галажинский и др.), можно выявить внутренние тенденции развития любой науки, в том числе и криминалистики. В основе этого метода лежит представление о том, что эволюция науки отражается в последовательных преобразованиях ее предмета, место которого занимают все более сложные системы.

Криминалистика отреагировала на это всплеском интереса к формированию теории криминалистических ситуаций. И это не случайно, ибо именно ситуационный подход, по мнению многих авторов, является основополагающим и центральным при определении предмета криминалистики, на что обращается внимание в современной литературе (О.Я. Баев, Р.С. Белкин, Т.С. Волчецкая, В.К. Гавло, Л.Я. Драпкин, В.Н. Карагодин, О.Н. Коршунова, А.Г. Филиппов, В.Ю. Шепитько, А.А. Эксархопуло и др.).

На криминалистическом поле деятельности возникли криминалистическая характеристика преступлений как криминалистическая система закономерных знаний о преступной деятельности с ее криминальными ситуациями (Л.А. Сергеев, 1966; В.К. Гавло, 1968; Р.С. Белкин, В.Г. Танасевич, В.А. Образцов, 1976; А.Н. Васильев, Н.П. Яблоков, 1978; А.А. Хмыров, 1984; А.Ф. Лубин, 1997; И.М. Комаров, 2003; М.В. Субботина, 2004; О.Н. Коршунова 2006 и др.), криминалистическая характеристика предварительного расследования преступлений как криминалистическая система знаний о раскрытии, предварительном расследовании и предотвращении преступлений уполномоченными на то уголовно-процессуальным законом субъектами доказывания с ее следственными ситуациями (Л.Я. Драпкин, 1975; В.К. Гавло, В.А. Образцов, 1982; В.И. Куклин, 1983; Л.Д. Самыгин, 1989; С.Н. Чурилов, 1998; В.Н. Бахин, Н.С. Карпов, П.В. Цымбал, 2001; С.И. Коновалов, 2002; Г.А. Густов, 2004; Я.М. Мазунин, 2006 и др.) и криминалистическая характеристика судебного разбирательства с ее судебными ситуациями (Л.Е. Ароцкер, 1964; Т.С. Волчецкая, 1997; В.К. Гавло, Д.В. Ким, 1999; С.Э. Воронин, Ю.В. Кореневский, 2001; В.И. Комиссаров, 2003; Н.П. Кириллова, 2007; А.Ю. Корчагин, 2008 и др.). В развитие этих идей в диссертации утверждается, что формирующиеся криминалистические характеристики преступления, предварительного расследования и судебного разбирательства позволяют объединить в одну систему все информационно-познавательные структуры, связанные с постоянным движением уголовно значимой информации: возникновением, обнаружением, исследованием и использованием ее и доказательств в уголовно-процессуальной деятельности – от выявления признаков преступления, возбуждения уголовного дела и до момента окончательного принятия процессуального решения по делу судом.

Во втором параграфе «Ситуационный подход как метод научного познания и его роль в криминалистическом обеспечении деятельности субъектов доказывания в уголовном судопроизводстве» констатируется, что понятие «ситуация» является полидисциплинарным, при этом для всех наук, использующих это понятие, остается справедливым утверждение о том, что «сложность, многоаспектность, диалектичность возникновения и функционирования механизма актуальной ситуации является ощутимым препятствием для ее содержательного анализа» (А.В. Филиппов, С.В. Ковалев,1986).

Впервые введенное в науку К. Ясперсом, анализируемое понятие «ситуация» в дальнейшем получило широкое распространение и глубокое изучение в других областях научного знания (физике, химии, космонавтике, военном деле и др.).

Сегодня необходимость осмысления и понимания широты распространения ситуационных представлений и в юриспруденции требует специального изучения, так как подход к познанию мира в ситуационном аспекте теоретически и практически оказывается востребованным многими науками.

Ситуационный метод дает необычайно широкие возможности для его применения и в криминалистике. Именно он позволяет дифференцировать все многообразие ситуаций, возникающих в процессе как преступной, так и правоприменительной деятельности, и на этой основе разрабатывать рекомендации технического, тактического и методического порядка.

Ситуационный метод позволяет любой элемент криминалистической ситуации рассматривать как центральный источник информации, как основной объект исследования. При этом взаимосвязи с остальными элементами остаются теми же, которые лежат в основе метода. Исследуя каждый элемент в отдельности и в одной системе, можно определить его взаимосвязи с другими элементами криминалистической ситуации, а также закономерности взаимодействия с ними на основе его индивидуальных качеств. В совокупности это позволяет исследовать как каждый элемент, так и всю систему (криминалистическую ситуацию) не только в статике, но и в динамике.

Таким образом, ситуационный метод выражает уникальность каждой складывающейся криминалистической ситуации, в то же время с учетом повторяемости, схожести общих черт и элементов, образующих эти ситуации, он служит для типизации криминалистических ситуаций. В конечном счете, как верно считает Н.М. Солодухо, ситуационный метод решает свою сверхзадачу – «научиться управлять ситуациями». Применительно к криминалистике это может означать дальнейшее совершенствование и разработку типовых алгоритмов разрешения криминалистических ситуаций, в том числе на базе автоматизированных информационно-поисковых систем (АИПС).  

В третьем параграфе «Криминалистическая ситуация как системообразующий фактор криминалистической науки и практики» указывается на то, что в последнее время, с учетом тенденций развития криминалистики первостепенное значение и особую актуальность приобретает дальнейшее развитие теории криминалистических ситуаций, основные положения которой пронизывают практически все разделы науки. Такой интерес к криминалистическим ситуациям, по мнению автора, обусловлен тем, что они являются результатом познавательной деятельности субъектов доказывания по раскрытию, предварительному расследованию преступлений и их судебному разбирательству, причем таким результатом, который включается в содержание деятельности и детерминирует ее последующую направленность и избирательность.

Основываясь на приведенной концепции, в работе дается авторское определение криминалистической ситуации и рассматривается ее структура, которая, по мнению автора, может быть представлена в виде двух тесно взаимосвязанных составляющих (характеристик). Первой составляющей является логико-формальная (формализованная) структура криминалистической ситуации, которая отражает природную взаимосвязь предметов и явлений. В этой характеристике предметы и вещи объективного мира связаны между собой сложными связями и процессами независимо от субъекта доказывания.

Помимо логико-формальной структуры криминалистической ситуации, ориентируясь на достижения современной психологии (О.К. Тихомиров, 1969; В.Е. Клочко, 1991; Э.Д. Телегина, 1993; О.М. Краснорядцева, 1997; И.А. Васильев, 1998 и др.), автор выделяет неформальную, ценностно-смысловую структуру криминалистической ситуации, которая характеризует соответствие природных свойств действующему человеку.

Объективные обстоятельства по уголовному делу связаны в определенную структуру, т.е. не являются некой разрозненной совокупностью обстоятельств, в связи с чем можно предположить, что логика субъекта доказывания уже в определенной мере предопределена объективной логикой структурных взаимосвязей между элементами криминалистической характеристики преступления (объективными обстоятельствами). С другой стороны, на этой логической (логико-формальной) структуре как бы надстраивается другое, неформальное измерение. Иначе говоря, каждый элемент, включенный в логическую структуру, имеет еще и неформальные (ценностно-смысловые) координаты в виде большего или меньшего значения и смысла каждого из элементов логической структуры для выдвижения версий, а также разработки и реализации тактики и стратегии расследования. Именно поэтому можно говорить о криминалистической ситуации как о самоорганизующейся, саморегулирующейся системе, которая, в свою очередь, выполняет системообразующую функцию по отношению ко всей деятельности субъектов доказывания, обеспечивая ее направленное и устойчивое развитие.

Динамика ценностно-смысловой структуры криминалистической ситуации пока не стала предметом самостоятельного криминалистического исследования, но без ее учета нельзя понять, почему то или иное обстоятельство, явление, факт включаются или не включаются в ситуацию расследования; почему, будучи включенными в криминалистическую ситуацию, они направляют познавательную деятельность субъекта доказывания в ту или иную сторону.

Дальнейшая разработка системного подхода применительно к проблемам криминалистики должна, по мнению автора, позволить выделение диалектики криминалистической ситуации как динамической информационно-познавательной системы. При этом остается задачей обнаружение источников трансформации криминалистической ситуации не во внешнем (объективном), не во внутреннем (субъективном), а в ней самой, в том сложном единстве субъективных и объективных, внешних и внутренних факторов, которые и обусловливают движение криминалистической ситуации, ее развитие. Это позволит более обоснованно отбирать и систематизировать рекомендации, относящиеся к частным методикам расследования преступлений и их судебному разбирательству, к проведению отдельных следственных действий и тактических операций.

Глава 2 «Информационная база и классификация криминалистических ситуаций» включает в себя два параграфа.

В первом параграфе «Информационная база криминалистических ситуаций» концептуальной основой является то, что информационная база криминалистических ситуаций, по мнению автора, состоит из данных, относящихся, с одной стороны, к закономерностям проявления механизма подготовки, совершения и сокрытия преступлений (преступная деятельность) и создания на этой основе криминалистической характеристики преступлений; с другой стороны, из данных, относящихся к закономерностям механизмов раскрытия, предварительного расследования и предотвращения преступлений и их судебного разбирательства, познание которых ведет к созданию типовых криминалистических характеристик предварительного расследования и судебного разбирательства преступлений как итоговой деятельности в осуществлении задач уголовного судопроизводства (В.К. Гавло, 1988).

Эти различные информационно-познавательные подсистемы, со своими внутренними составляющими, тесно связаны между собой сложными явлениями и процессами, центральным, ключевым из которых является криминалистическая ситуация. Именно через информационную базу криминалистической ситуации происходит пересечение этих трех подсистем и проявляется их общность в системе – методике расследования преступлений и их судебного рассмотрения. Согласно такому подходу, расследуемое событие преступления, закрепленное в криминалистической ситуации в доказательствах, является основой деятельности субъектов доказывания, т.е. тем информационно-структурным развивающимся элементом, который следователь, прокурор, суд (судья) познают под своим углом зрения, исходя из целей и задач уголовного судопроизводства, а также в пределах своих уголовно-процессуальных полномочий.

С учетом этого в криминалистике разрабатываются более совершенные технические, тактические и методические рекомендации по эффективному обнаружению, фиксации, изъятию и использованию доказательств на досудебных и судебных стадиях уголовного судопроизводства.

Рассматривая информационную базу криминалистических ситуаций более детально, автор определяет криминалистическую характеристику преступлений как систему типовых сведений, раскрывающих основные типичные черты преступления в ситуациях его подготовки, совершения и сокрытия. При таком толковании криминалистической характеристики преступлений важно то, что в нем связываются в единую систему такие понятия, как преступная деятельность и ситуации, складывающиеся в процессе этой деятельности.

С учетом анализа позиций ученых относительно структуры криминалистической характеристики преступления, в диссертации делается вывод о том, что в структуру криминалистической характеристики преступлений следует включать систему типовых сведений, раскрывающих основные черты способа, механизма и обстановки совершаемых преступлений, следообразования, преступника, его мотивы и цели в ситуациях подготовки, совершения и сокрытия преступлений, учитываемых в методике расследования. Эти элементы, взаимодействуя друг с другом, отражают динамический процесс преобразования криминальных ситуаций и по следам-последствиям указывают на закономерные связи и взаимодействия между ними, что в итоге позволяет установить корреляционную зависимость между элементами криминалистической характеристики преступлений. По мнению автора, тщательное изучение каждого из выделенных элементов (все они подробно анализируются в диссертации) в отдельности и в системе будет способствовать правильному построению криминалистической методики расследования преступлений.

Далее в диссертации исследуется понятие «криминалистическая характеристика предварительного расследования преступлений» как структурное звено в деятельности субъектов доказывания. Она показана как вторая, специфичная информационная подсистема, а ее выделение подтверждается фактическим становлением и развитием собственно методики расследования отдельных видов преступлений, базирующейся на криминалистической характеристике преступлений, ситуациях и методах их расследования. Если поле криминалистической характеристики преступления имеет ретроспективную направленность, находится в системе «преступление», отражая закономерности его подготовки, совершения и сокрытия, то поле криминалистической характеристики предварительного расследования преступления имеет перспективную направленность, отталкиваясь именно от криминалистической характеристики преступлений. В этом процессе проявляется сама сущность предварительного расследования, с его средствами, тактическими приемами, операциями, методами и этапами с учетом криминалистических ситуаций.

Диссертант пришел к выводу, что к основным компонентам криминалистической характеристики предварительного расследования преступлений необходимо отнести: следственные версии и направления расследования, криминалистические ситуации, складывающиеся на различных этапах расследования, систему следственных, оперативно-розыскных и иных действий и тактических операций (комбинаций), обеспечивающих выполнение целей расследования.

Так как правоприменительная деятельность является антиподом криминальной (преступной) деятельности, то ее этапная структура должна соотноситься с этапной структурой криминальной деятельности. В связи с этим в работе выделяются три этапа правоприменительной деятельности: первоначальный, дальнейший и заключительный. В свою очередь, в каждом из названных этапов могут быть выделены подэтапы как структурные его элементы. Выделение подэтапов диктуется необходимостью целенаправленной проверки версий относительно лица, подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления, как главного направления в расследовании, с учетом складывающихся в этот период криминалистических ситуаций, связанных с выявлением и установлением соучастников, задержанием подозреваемого, проверкой его показаний и т.д. Все это требует специфических приемов и методов расследования.

Каждому этапу соответствуют «свои» криминалистические ситуации с их специфической системой следственных и иных действий, исходя из задач, возникающих на том или ином этапе расследования. Динамическим фактором развития криминалистической ситуации, определяющим ее направленность и системность, может выступать тот смысл, который имеет уголовно значимая информация для субъекта доказывания в определенный момент времени.

В диссертации подробно исследуется проблема выделения третьей информационной подсистемы – криминалистической характеристики судебного рассмотрения уголовных дел. Исследование является продолжением дискуссии о целесообразности включения в предмет криминалистики судебного следствия (А. Цыпкин, 1938; К. Гарин, 1955; А.Н. Васильев, Н.П. Яблоков, 1984; В.К. Гавло, 1985; Р.С. Белкин, 1993; Т.С. Волчецкая, 1997; В.Н. Карагодин, 1998; Ю.В. Кореневский, 2001 и др.).

По мнению автора, «криминалистическая характеристика судебного рассмотрения уголовных дел» должна отражать особенности методик по ведению судебных стадий уголовного процесса с позиции ситуационного подхода.

Это понятие, наряду с криминалистической характеристикой преступления и криминалистической характеристикой предварительного расследования, является структурным компонентом единой криминалистической методики раскрытия, предварительного расследования и судебного рассмотрения уголовных дел. Все эти характеристики не являются тождественными, не поглощаются одна другой, а в научных и практических целях их целесообразно различать. Такой подход позволяет расширить категориальный аппарат криминалистической науки и способствует более углубленному ее изучению.

Сама же криминалистическая характеристика судебного рассмотрения уголовных дел, отражая закономерности механизма судебного рассмотрения отдельных видов и групп преступлений, как полагает соискатель, должна изучать систему сведений, во-первых, о криминалистических ситуациях, складывающихся в ходе судебного разбирательства уголовных дел с учетом его этапов и инстанций, во-вторых, о способах собирания, исследования и использования доказательств применительно к данным криминалистической характеристики преступлений и криминалистической характеристики расследования, а также судебным версиям в целях осуществления задач уголовного судопроизводства.

Криминалистическая характеристика судебного рассмотрения уголовных дел, по мнению диссертанта, отталкиваясь от криминалистической характеристики преступлений и криминалистической характеристики их расследования, в то же время ориентируется на них, на их информационную базу. Она имеет свою внутреннюю специфическую базу саморазвития, которая позволяет понять в генезисе специальный криминалистический (а не уголовно-процессуальный) ход, этапы и самое главное – поисковую сущность деятельности суда (судьи) криминалистическими средствами, тактическими приемами и методами с учетом складывающихся ситуаций.

Поле криминалистической характеристики судебного рассмотрения уголовных дел находится в плоскости, началом которой является момент поступления уголовного дела в суд и связанные с этим полномочия судьи (ст. ст. 227-233 УПК РФ), а окончанием – момент вынесения окончательного решения по делу, включая прохождение исключительных стадий уголовного процесса (производство в надзорной инстанции и возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств).

Во втором параграфе «Классификация криминалистических ситуаций как разновидность систематизации научного знания» отмечается, что в любой отрасли научного знания можно обнаружить большое количество различных классификационных оснований объектов в целях решения актуальных исследовательских задач. Не является исключением и криминалистика. Объектами классификации в ней становятся многие явления, связанные как с механизмом подготовки, совершения и сокрытия преступлений, так и с процессом их раскрытия, расследования и предупреждения.

Учитывая системный подход, базирующийся на анализе научной литературы, автор придерживается позиции, согласно которой классификация рассматривается как специфическая разновидность систематизации научных знаний (в широком смысле) в отличие от традиционного подхода – как средство, способствующее систематизации (в узком смысле).

Анализ научной литературы показывает, что существует многообразие точек зрения относительно оснований классификации криминалистических ситуаций (Р.С. Белкин, А.Ф. Волынский, В.К. Гавло, А.Ю. Головин, Л.Я. Драпкин, Г.А. Зорин, П.Б. Куцонис, В.П. Лавров, В.А. Образцов и др.). При этом отмечается, что субъективный подход исследователей, характерный для большинства классификационных оснований, таит в себе серьезную опасность «размывания» границ исследуемого понятия. В связи с этим автор полагает, что выбранное основание классификации должно исключить возможность такого подхода к созданию классификационной системы. Кроме того, при построении классификационных систем необходимо учитывать практическую деятельность правоохранительных органов. В свою очередь, криминалистические классификации должны служить оптимизации этой деятельности, что не всегда учитывается разработчиками.

Автор полагает, что в современной криминалистике актуальным является вопрос о классификации криминалистических ситуаций во всем их многообразии, разработка которой позволяет свести их в одну систему.

В дальнейшем в работе рассматриваются различные классификационные основания деления криминалистических ситуаций.

Классифицируя криминалистические ситуации в зависимости от уровней познания, автор выделяет типовые и индивидуальные (конкретные, специфичные) ситуации. Автор не разделяет точку зрения тех ученых, которые индивидуальные ситуации именуют реальными (А.Ф. Облаков). Такое название представляется спорным, а само понятие «реальная» требует уточнения. Реальность «предстает» перед субъектом доказывания в субъективном аспекте, преломляясь через ценностно-смысловую характеристику ситуации, а поэтому для каждого субъекта ситуация будет своя, индивидуальная, воспринятая и оцененная только им. Складываясь при расследовании уголовного дела, она обладает такими признаками, как динамичность, подвижность, неповторяемость, специфичность и т.д.

Обосновывая необходимость учета специфики уголовно-процессуального производства по уголовному делу и складывающихся при этом криминалистических ситуаций, все ситуации автор в зависимости от стадий уголовного процесса делит на: а) проверочные ситуации (относящиеся к стадии возбуждения уголовного дела); б) ситуации предварительного расследования; в) ситуации подготовки к судебному заседанию; г) ситуации судебного разбирательства; д) ситуации апелляционного производства; е) ситуации кассационного производства; ж) ситуации производства в надзорной инстанции; з) ситуации возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

При таком подходе в криминалистике, по мнению соискателя, в полной мере учитываются новеллы науки уголовно-процессуального права и основополагающие требования уголовно-процессуального закона по разработке технико-, тактико- и методико-криминалистических средств, приемов и методов в соответствии с назначением и принципами судопроизводства (ст. 6 УПК РФ).

В заключение параграфа делается вывод о том, что классификация криминалистических ситуаций позволяет систематизировать всё многообразие ситуаций в целях оптимизации процесса раскрытия, предварительного расследования и предупреждения преступлений, а также их судебного разбирательства.

[Электронный ресурс] – электрон. дан. – Режим доступа: http://www.mvd.rustats.

Состояние преступности в России за январь – декабрь 2008 года. – М., 2008.

Глава 3 «Проблемы разрешения криминалистических ситуаций в оперативно-розыскной и следственной деятельности» включает в себя три параграфа и содержит вопросы, касающиеся понятия, структуры и классификации целей и задач (в криминалистическом аспекте) в зависимости от этапов деятельности субъектов доказывания, с позиции ситуационного подхода исследуется трансформация криминалистических ситуаций в оперативно-розыскной деятельности и на досудебных стадиях уголовного процесса.

В первом параграфе «Влияние криминалистических ситуаций на постановку и решение задач в процессе доказывания по уголовному делу» показано, что деятельность субъектов доказывания в уголовном процессе представляет собой сложное системное образование по предупреждению, раскрытию и предварительному расследованию преступлений. Эта деятельность проявляется в решении субъектами доказывания различных мыслительных задач, в творческом подходе к криминалистическим ситуациям. С этих позиций следует говорить о процессе расследования как о системе криминалистических задач, возникающих в уголовном судопроизводстве и требующих своего решения.

В диссертации показано, что в основе постановки криминалистической задачи лежат результаты анализа криминалистической ситуации субъектом доказывания в рамках расследуемого уголовного дела для достижения определенной цели (целей).

Множество решаемых задач требует их объединения в определенные группы с учетом специфики содержания и способов решения. С учетом этого в работе рассматриваются различные виды классификации задач, дается их критический анализ.

Процесс постановки целей и задач субъектом доказывания, как показано в диссертации, протекает в определенных условиях, продиктованных сложившейся на тот или иной период времени криминалистической ситуацией. Этот процесс предполагает определенную мыслительную деятельность.

Динамический характер этой деятельности проявляется в том, что в момент восприятия субъектом доказывания следственной задачи существует несоответствие между тем, что «задано», т.е. теми элементами криминалистической характеристики преступления, которые известны, и тем, что должно быть установлено как результат решения (цель). Степень же этого несоответствия полностью зависит от индивидуальных возможностей субъекта. Поэтому субъект доказывания не может сконструировать для себя криминалистическую ситуацию, не определив так или иначе значение и смысл элементов объективного мира, формирующих ее, однако определение их возможно только в конце мыслительной деятельности, как ее результат, как решение следственной задачи. Несоответствие целей и условий является главным побудительным фактом, стимулирующим самостоятельное целеобразование. Субъект доказывания на базе «объективно заданных» условий конструирует свою цель и свои условия в складывающихся криминалистических ситуациях. Именно поэтому расследование преступлений имеет ситуационный характер.

Развитие криминалистической ситуации, как показало исследование, начинается с познания тех ее элементов (наличия или отсутствия данных о времени, месте, потерпевшем, способе преступления и т.д.), которые имеют наибольший смысл для субъекта доказывания в решении задач уголовного судопроизводства. Только благодаря такому знанию криминалистическая ситуация может развиваться направленно, осмысленно, упорядоченно. Анализ уголовных дел, позволивших своевременно развернуть расследование и раскрыть преступление, показывает, что оперативно-розыскные, организационно-технические мероприятия, следственные и иные действия подчинены логике криминалистических ситуаций, которая диктует смыслы деятельности субъектов, участвующих в расследовании. Поэтому обоснованно в науке криминалистики идет речь о типовой методике расследования, в основе которой лежит криминалистическая ситуация.

Во втором параграфе «Оперативно-розыскные ситуации в криминалистическом обеспечении задач преодоления информационной неопределенности в процессе раскрытия и расследования преступлений» отмечается, что в процессе расследования преступлений вся информация, имеющая значение для дела, может быть получена при производстве процессуальных, розыскных и оперативно-розыскных действий. Различные источники криминалистически значимой информации не только порождают отличающий ее правовой режим, но и имеют неодинаковое методическое и тактическое значение.

Кроме того, обращает на себя внимание то, что оперативные работники осуществляют свою деятельность не только в складывающихся криминалистических ситуациях, характерных для предварительного следствия (например, проводят следственные действия, принимают участие в работе следственно-оперативной группы и т.д.), но и в так называемых оперативно-розыскных ситуациях, для которых характерны в первую очередь методы негласной работы.

Понятие «оперативно-розыскная ситуация» не стало еще предметом широкого обсуждения среди ученых, однако появившиеся в последнее время отдельные работы свидетельствуют о том, что это достаточно перспективное направление, которое требует дальнейшего изучения (Н.М. Букаев, С.Э. Воронин, Д.В. Гребельский, С.И. Давыдов, С.С. Овчинский, В.Г. Самойлов и др.).

При всей схожести со следственными ситуациями оперативно-розыскные ситуации имеют и существенные отличия, в связи с чем, полагает автор, можно говорить о совершенно иной природе возникновения и развития оперативно-розыскной ситуации в отличие от следственной, а значит и об ином характере криминалистически значимой информации.

При этом первостепенное значение приобретают вопросы повышения эффективности взаимодействия органов дознания, предварительного следствия и суда, а также вытекающие отсюда проблемы использования оперативно-розыскной информации в доказывании, на что правильно обращается внимание в литературе (В.А. Азаров, А.М. Баранов, А.Р. Белкин, Р.С. Белкин, Е.А. Доля, В.А. Жбанков, Н.С. Железняк, Я.М. Мазунин, А.С. Подшибякин, М.П. Поляков, А.Е. Чечетин, А.Ю. Шумилов и др.).

Взаимодействие указанных органов обусловлено прежде всего их общими задачами и целями в совместной деятельности по раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений.

Для того чтобы сведения, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий, приобрели доказательственное значение, их необходимо ввести в процесс доказывания, то есть придать им процессуальную форму.

Введение данных, полученных в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий, как показало изучение судебно-следственной практики, происходит чаще всего при помощи следственных действий. С учетом полученных данных в работе приводится классификация оперативно-розыскных ситуаций, на основе которой сформулированы рекомендации по приданию информации, полученной в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий, статуса доказательств.

В третьем параграфе «Возникновение и развитие следственных ситуаций на досудебных стадиях уголовного процесса» отмечается, что на первоначальном этапе расследования преступлений выбор тактических приемов осуществления оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий во многом предопределяется криминальной ситуацией, характером преступления, способом его совершения, кругом обстоятельств, подлежащих доказыванию, содержанием сведений о лицах, совершивших преступление. Предметом рассмотрения в данном аспекте является деятельность правоохранительных органов и должностных лиц с учетом складывающихся следственных ситуаций. С точки зрения системного подхода весь комплекс проводимых действий на том или ином этапе представляет собой подсистему в общей методике расследования преступлений.

Первоначальный этап характеризуется информационной неопределенностью, поэтому весьма ответственным с точки зрения обеспечения успешного и быстрого раскрытия преступления является принятие решения о форме реагирования правоохранительных органов на поступившую информацию о преступлении.

Определяющим фактором при выборе очередности, совместности и параллельности решения отдельных (как стратегических, так и тактических) задач будет следственная ситуация, складывающаяся к первоначальному этапу расследования. С учетом проведенных исследований по корыстно-насильственным преступлениям можно выделить основные стратегические задачи, представляющие наибольшую сложность в достижении и имеющие решающее значение для оптимального расследования. Ими являются установление общего характера события преступления и подозреваемого (обвиняемого). Установление таких задач, как способ совершения преступления, обстановка преступления, орудие преступления и мотив, часто осуществляется на протяжении как первоначального, так и дальнейшего этапов расследования. Анализ изученных уголовных дел показал, что одновременно с установлением субъекта преступления решались задачи по установлению способа и мотива преступления – в 70% случаев, потерпевшего – в 90%, орудия преступления – в 25%, обстановки – в 35%.

С опорой на труды ученых (Н.Т. Ведерников, 1978; В.И. Шиканов, 1979; И.М. Лузгин, 1981; А.А. Протасевич, 1998; В.А. Образцов, С.Н. Богомолова, 2002; Р.Л. Ахмедшин, 2006 и др.) и судебно-следственную практику в диссертации рассматриваются актуальные вопросы изучения личности обвиняемых (подозреваемых). В современной зарубежной науке система сведений о психологических и иных признаках разыскиваемого преступника, существенных с точки зрения его выявления и идентификации, получила название «психологического профиля», а в России – «психологического портрета» преступника. С учетом отечественного и зарубежного опыта, научной литературы, а также достижений судебной психологии и психиатрии в работе анализируются различные подходы к составлению психологического портрета преступника. При этом подчеркивается, что особое внимание при разработке отечественных методик составления психологического портрета уделяется понятию «операциональный смысл», которое ввел в терминологический аппарат науки известный психолог О.К. Тихомиров. 

Феномен «операционального смысла» как механизма избирательности проявляет себя на подсознательном уровне реализации, зачастую выделяясь непривычным или редким для ситуации способом действия, употребления предмета, отличной от оптимального варианта линией поведения. Перестройка деятельности человека, начинаясь на бессознательном уровне, может и не выйти на уровень осознания и произвольной регуляции. Проведенное исследование показало, что правомерно говорить не только о смыслообразующих мотивах, но и о мотивообразующих смыслах, зарождающихся в ценностно-смысловой структуре следственной ситуации, на основе которых формируются мотивы, трансформирующие всю деятельность человека. Это позволяет связать в одну систему навыки, умения, привычки преступника с его признаками и свойствами, т.е. объяснить особенности его поведения.

Для преодоления проблемы, связанной с недостатком информации на первоначальном этапе расследования, получившей название «слепота на связи» (linkage blindness), автор предлагает продолжить разработку баз данных на основе информационной структуры: а) типовых криминалистических характеристик отдельных видов и групп преступлений и б) типовых криминалистических характеристик их раскрытия, расследования и судебного разбирательства.

Кроме того, на этой основе предлагается продолжить разработки автоматизированных информационно-поисковых систем (АИПС), направленных на оптимизацию расследования преступлений.

Как показало исследование, на дальнейшем этапе предварительного расследования преступлений степень неопределенности криминалистически значимой информации снижается, субъект доказывания, как правило, обладает достаточным объемом доказательств, однако эти доказательства требуют дальнейшей всесторонней проверки. Субъект доказывания не только обнаруживает и исследует доказательства о событии преступления и лице, его совершившем, но и, как только появляется обвиняемый, характер решаемых задач существенно меняется, – продолжается собирание доказательств, уже с учетом позиции обвиняемого (подозреваемого). Обвиняемый (подозреваемый) на дальнейшем этапе предварительного расследования преступлений приобретает значение центрального источника информации в доказывании, вокруг которого группируются все остальные элементы криминалистической характеристики преступления, в связи с чем существенно меняются средства и методы процессуальной и негласной работы.

Для следственных ситуаций, возникающих на этом этапе, характерны элементы конфликтности (80%) и тактического риска (около 40%). Кроме того, в них ярко выражено противодействие следствию со стороны заинтересованных лиц (около 70%).

Успешным результатом проведенных действий по сбору доказательств является формирование новых следственных ситуаций, когда субъект доказывания располагает достаточно полной информацией о совершенном преступлении и его участниках, что позволяет перейти к итоговому – заключительному этапу расследования. На этом этапе субъект доказывания, признав собранные доказательства виновности обвиняемого в совершении преступления достаточными для составления обвинительного заключения, объявляет заинтересованным лицам, что предварительное следствие по уголовному делу окончено, и выполняет ряд действий, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

Для заключительного этапа расследования преступлений характерны следующие типичные следственные ситуации: 1) после ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела никаких ходатайств с их стороны не поступало (48%); 2) после ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела от них поступили какие-либо ходатайства (47%); 3) обвиняемый отказывается от ознакомления с материалами дела (5%).

Если первая и третья ситуации характеризуются относительной стабильностью и решаются алгоритмическим путем, то вторая ситуация может вызвать определенную проблему, выражающуюся в разрешении ходатайств (ст. 219 УПК РФ).

В числе задач, также решаемых субъектом доказывания на заключительном этапе, следует выделить: систематизацию всех материалов уголовного дела и ознакомление с ними тех участников, кому это право предоставлено законом; проведение при необходимости дополнительных следственных и иных действий; подготовку окончательных выводов и их формулирование в обвинительном заключении (обвинительном акте); обобщение материалов о причинах и условиях, способствовавших совершению преступления, и принятие мер по их устранению и др.

Анализ проведенного исследования позволил автору сделать вывод о том, что на разных этапах предварительного расследования преступлений конкретного вида (группы) существуют особые закономерности целеобразования, а также формирования смыслов элементов, которые составляют структуру следственной ситуации. Так, если на этапе возникновения ситуация характеризуется объективированностью процесса целеобразования, то на дальнейших этапах расследования на ее формирование оказывают решающее влияние субъективные факторы (опыт, установки, знания, умения и т.д.). Вышесказанное позволяет рассматривать деятельность субъекта доказывания с учетом не только целей, действий, операций, но и личностного смысла, который элементы следственной ситуации для него имеют.

Основные принципы построения методики расследования отдельных видов (групп) преступлений, по мнению соискателя, должны строиться на знании закономерностей информационной структуры следственной ситуации, что позволяет оптимизировать процесс раскрытия, расследования и предупреждения преступлений.

Глава 4 «Особенности судебных ситуаций и их разрешение в процессе судебного рассмотрения уголовных дел» включает в себя три параграфа и дает представление о понятии, значении и месте судебных ситуаций в системе криминалистики. Приводится классификация судебных ситуаций, а также исследуется их динамика на различных судебных стадиях уголовного судопроизводства.

В первом параграфе «Понятие, значение, классификация и место судебных ситуаций в системе криминалистики» с учетом тенденций развития криминалистики, анализа литературы и уголовно-процессуального законодательства показано, что, исходя из принципа состязательности сторон (ст. 15 УПК РФ), суд создает необходимые условия для реализации сторонами своих прав и обязанностей, в связи с чем возникает проблема разработки криминалистической тактики и методики судебного следствия.

В исследовании отмечается, что криминалистика в равной степени обслуживает как предварительное расследование, так и судебное разбирательство с учетом целей и задач осуществления правосудия по уголовным делам, объединенных предметом доказывания (ст. 73 УПК РФ) и пределами судебного разбирательства (ст. 252 УПК РФ).

С учетом этого ситуационный подход позволяет разрабатывать конкретные методики по ведению судебного разбирательства с учетом складывающихся судебных ситуаций (Т.С. Волчецкая, 1997; С.Э. Воронин, 2001; Ю.В. Кореневский, 2001; В.В. Конин, 2002; В.И. Комиссаров, С.Л. Кисленко, 2003; О.Д. Кузнецова, И.В. Румянцева, 2004; А.Ю. Корчагин, 2008 и др.).

В процессе судебного разбирательства, согласно главе 37 УПК РФ, имеются свои особенности проведения процессуальных (следственных) действий, существенно отличающиеся от проведения следственных действий на досудебных стадиях уголовного процесса. Все это, несомненно, влечет за собой тактические особенности проведения следственных (судебных) действий в ходе судебного разбирательства, что является прерогативой криминалистики. Для суда открывается творческий простор, рассчитанный на исследование конкретных ситуаций судебного следствия и их наиболее эффективное разрешение.

С введением в действие нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации обострился ряд проблем, связанных с тактикой и методикой производства по уголовным делам, подсудным мировому судье (гл. 41 УПК РФ). Это положение основывается на том, что обязанность сбора доказательств по указанным категориям дел возложена на стороны, которые лишены права проводить следственные действия, а судебное разбирательство имеет свою специфику. В связи с этим мировые судьи нуждаются в методических рекомендациях, касающихся процессуальных и тактических вопросов возбуждения уголовных дел частного обвинения, подготовки их к слушанию, а также по рассмотрению данной категории дел в судебном заседании.

Вышеизложенное позволяет констатировать, что тенденции развития криминалистической науки относительно своего предмета, ситуационная природа судебного производства (в частности, судебного следствия), объективная потребность судей в рекомендациях тактического и методического характера обусловливают активизацию исследований в области судебных ситуаций в целях оптимизации судебной деятельности.

При этом основной задачей ситуационного подхода на судебных стадиях уголовного процесса является классификация ситуаций, возникающих при реализации судом (судьей) своей деятельности, и создание алгоритмов их разрешения.

В дальнейшем в работе критически анализируются различные позиции авторов относительно классификации ситуаций, складывающихся на судебных стадиях уголовного процесса (Т.С. Волчецкая, 1997; В.К. Гавло, С.Э. Воронин, 2000; О.Н. Коршунова, 2003; И.В. Румянцева, 2004; А.Г. Алексеев, И.В. Посохина, 2005; Н.П. Кириллова, 2007 и др.), предлагается новая система классификационных оснований деления судебных ситуаций и дается характеристика выделенных ситуаций.

Во втором параграфе «Особенности возникновения и функционирования судебных ситуаций и тактико-методические аспекты их разрешения на стадии судебного разбирательства уголовных дел» отмечается, что оценка судебной ситуации судьей происходит, начиная со стадии подготовки к судебному заседанию. Выясняя вопросы, указанные в ст. 228 УПК РФ, по поступившему в суд уголовному делу, судья не просто знакомится с материалами уголовного дела, а анализирует предшествующие ситуации – криминальную и криминалистическую. В то же время судья должен не только оценить сложившуюся на данный момент времени судебную ситуацию, но и предвидеть ситуации, которые могут возникнуть после принятия соответствующего решения. Отмечается, что в оценке ситуации судьей лежит иная ценностно-смысловая структура восприятия ситуации, нежели у следователя (дознавателя, прокурора и т.д.). Связано это, в первую очередь, с характером деятельности суда (судьи), которая отличается от деятельности субъектов доказывания на досудебных стадиях уголовного процесса как временными показателями, так и правовым регулированием.

Центральной в уголовном судопроизводстве является стадия судебного разбирательства. С учетом этапов, выделяемых в уголовно-процессуальной науке, все ситуации судебного разбирательства, по мнению диссертанта, можно классифицировать следующим образом: 1) ситуации первоначального этапа судебного разбирательства (охватывают подготовительную часть судебного разбирательства); 2) ситуации дальнейшего этапа судебного разбирательства (охватывают судебное следствие, прения сторон, последнее слово подсудимого); 3) ситуации заключительного этапа судебного разбирательства (охватывают постановление и провозглашение приговора).

Практическое значение указанной классификации состоит в том, что судья (суд) имеет возможность спрогнозировать примерный ход развития судебного разбирательства и выбрать варианты своего поведения в целях наиболее эффективного разрешения дела по существу. В работе также предлагаются алгоритмы разрешения указанных ситуаций.

В зависимости от позиции подсудимого как одного из основных (центральных) участников процесса предлагается выделить следующие ситуации судебного следствия: 1) ситуация, когда подсудимый признает себя виновным полностью (встречается в 28% изученных дел); 2) ситуация, когда подсудимый признает себя виновным частично (50%); 3) ситуация, когда подсудимый меняет свои показания на протяжении всего судебного следствия (5%); 4) ситуация, когда подсудимый не признает себя виновным и полностью отрицает свою причастность к совершенному преступлению (17%).

Учитывая данные предварительного расследования, нашедшие или не нашедшие свое подтверждение в суде, в работе выделяются следующие три типовые ситуации и предлагаются алгоритмы их разрешения: 1) данные предварительного расследования в суде подтверждаются полностью (60%); 2) данные предварительного расследования в суде подтверждаются частично (28%); 3) данные предварительного расследования в суде не подтверждаются (12%).

В третьем параграфе «Разрешение судебных ситуаций на иных судебных стадиях уголовного процесса» указывается на то, что развитие судебных ситуаций происходит и на других стадиях уголовного судопроизводства. На этих стадиях фактически продолжается защита участниками судебного разбирательства своих интересов в новых процессуальных условиях. Этим обстоятельством во многом обусловлено единство целей и задач осуществляемой деятельности на стадиях апелляционного, кассационного и надзорного производства. Хотя порядок производства в указанных стадиях во многом схож с порядком рассмотрения дел в суде 1 инстанции, при анализе судебных ситуаций, характерных для этих стадий, необходимо учитывать имеющиеся отличия не только в процессуальной форме, но и в тактике и методике судебного разбирательства.

С учетом анализа литературы (Т.С. Волчецкая, В.Я. Колдин, Д.А. Степаненко, Н.П. Кириллова и др.) и судебно-следственной практики в работе делается вывод о том, что в апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях суду приходится сталкиваться как с ретроспективным, так и с перспективным моделированием ситуаций (криминальной, следственной, судебной). Однако если в апелляционном производстве суд и участники судебного разбирательства могут более активно влиять на развитие сложившейся ситуации путем заявления ходатайства о вызове новых свидетелей, производстве судебной экспертизы, об истребовании вещественных доказательств и документов, в исследовании которых им было отказано судом первой инстанции (ч. 5 ст. 365 УПК РФ), то в кассационной и надзорной инстанциях как суд, так и участники процесса ограничены в своих действиях нормами закона (ст. ст. 377 и 407 УПК РФ). Основываясь на этом, автор в работе дает практические рекомендации для судьи и государственного обвинителя по разрешению типовых судебных ситуаций, возникающих на указанных стадиях процесса.

Завершающей (исключительной) стадией уголовного процесса является стадия возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. Несмотря на специфичность, ей также присуща ситуационность, что позволяет успешно применять рекомендации по выявлению и разрешению криминалистических ситуаций.

Так, для этапа возбуждения производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств (ст. 415 УПК РФ) можно использовать рекомендации по моделированию криминальных ситуаций, а также разрешению следственных ситуаций, характерных для стадии предварительного расследования. Что же касается порядка разрешения судом вопроса о возобновлении производства по делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств (ст. 417 УПК РФ), то здесь вполне подойдут рекомендации по разрешению судебных ситуаций.

В зависимости от установления (доказанности) в суде новых или вновь открывшихся обстоятельств автор выделяет две ситуации: 1) материалы, изложенные в заключении прокурора, нашли свое подтверждение в суде (98%); 2) материалы, изложенные в заключении прокурора, не нашли своего подтверждения в суде (2%).

Рассмотрев динамику судебных ситуаций на различных стадиях уголовного судопроизводства, в конце параграфа автор делает вывод о том, что ситуационный подход позволяет полно, всесторонне исследовать ситуации, складывающиеся на судебных стадиях уголовного судопроизводства, с учетом их этапов и инстанций. Сами же судебные ситуации играют системообразующую роль в деятельности субъектов доказывания, что в свою очередь способствует рациональному решению разнообразных прикладных задач криминалистическими средствами, приемами и методами.

В заключении подведены итоги проведенного исследования, сформулированы основные выводы, намечены перспективы дальнейших изысканий, призванных совершенствовать практику применения ситуационного подхода в деятельности субъектов доказывания как на досудебных, так и на судебных стадиях уголовного судопроизводства.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих

работах:

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией Минобрнауки России для публикации результатов диссертационного исследования

  • Ким Д.В. Методы историко-криминалистического познания и их роль в выявлении тенденции развития науки // История государства и права. – 2005. – № 6. – 0,3 п.л.
  • Ким Д.В. Закономерности научного познания и их проявление в криминалистике: методологические аспекты // Ползуновский вестник. – 2005. – № 1. – 0,5 п.л.
  • Ким Д.В. Кримосинергетика: новый взгляд на старую проблему // Вестник Московского университета МВД России. – 2005. – № 4. – 0,5 п.л.
  • Ким Д.В., Гавло В.К., Клочко В.Е. Методологические аспекты криминалистики на современном этапе ее развития // Вестник криминалистики. – Вып. 2. – М. : Спарк, 2005. – 1 п.л. / 0,3 п.л.
  • Ким Д.В. Судебно-криминалистические ситуации и их системообразующая роль на стадии судебного разбирательства // Ползуновский вестник. – 2006. – № 3/1. – 1 п.л.
  • Ким Д.В. Ситуационный подход как основа создания информационно-поисковых систем в расследовании преступлений // Российский следователь. – 2006. – № 5. – 0,3 п.л.
  • Ким Д.В. Классификация криминалистических ситуаций как разновидность систематизации научного знания // Вестник Томского государственного университета. – 2008. – № 311. – 1 п.л.
  • Ким Д.В. Ситуационный подход как основа полноструктурной криминалистической методики предварительного расследования и судебного разбирательства уголовных дел // Российский следователь. – 2008. – № 7. – 0,5 п.л.
  • Ким Д.В. Ситуационный подход как основа преодоления информационной неопределенности на первоначальном этапе расследования преступлений // Российский следователь. – 2008. – № 8. – 0,5 п.л.
  • Ким Д.В. Развитие криминалистики в свете общих закономерностей научного познания: историко-системный взгляд // Философия права. – 2008. – № 3. – 0,7 п.л.
  • Ким Д.В. Судебно-криминалистическая ситуация, ее понятие и место в системе криминалистики // Юристъ-правоведъ. – 2008. – № 3. – 0,7 п.л.

 

Монографии

  • Ким Д.В., Абакумова Н.Н., Бохан Т.Г., Брылева О.А. и др. Актуальные проблемы применения ситуационного подхода в обучении студентов юридических вузов // Изменения в обществе и классический университет: история и современность : коллективная монография. – Томск: Томский государственный университет, 2005. – 17,09 п.л. / 1 п.л.
  • Ким Д.В., Гавло В.К., Клочко В.Е. Судебно-следственные ситуации: психолого-криминалистические аспекты : монография – Барнаул: Алтайский государственный университет, 2006. – 14,2 п.л. / 12 п.л.
  • Ким Д.В. Криминалистические ситуации и их разрешение в уголовном судопроизводстве : монография. – Барнаул: Алтайский государственный университет, 2006. – 12,9 п.л.
  • Ким Д.В. Теоретические и прикладные аспекты криминалистических ситуаций: монография. – Барнаул: Алтайский государственный университет, 2008. – 12,25 п.л.

Другие статьи, тезисы докладов и выступлений на научных,

научно-практических конференциях и семинарах

    • Ким Д.В. Пределы доказывания по делам о кражах // Органы внутренних дел Республики Казахстан в механизме государств и проблемы совершенствования их деятельности: сб. науч. тр. – Караганда: Карагандинская высшая школа МВД Республики Казахстан, 1995. – 0,4 п.л.
    • Ким Д.В. Следственная ситуация как развивающаяся система // Современные проблемы раскрытия и расследования преступлений: сб. науч. тр. – Барнаул: Барнаульский филиал Рязанского института права и экономики МВД России, 1996. – 0,5 п.л.
    • Ким Д.В. Следственная ситуация как субъективно-объективное явление // Совершенствование борьбы с преступностью в условиях Дальнего Востока: сб. науч. тр. межвуз. науч.-пр. конф. – Хабаровск: Высшая школа МВД России, 1997. – 0,25 п.л.
    • Ким Д.В. Системный подход в исследовании следственной ситуации // Проблемы применения нового уголовного и уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации: мат-лы науч.-пр. конф. – Томск: Томский филиал Республиканского института повышения квалификации работников МВД России, 1997. – 0,25 п.л.
    • Ким Д.В. Следственная ситуация как объективно-субъективная система в поисково-познавательной деятельности субъектов доказывания // Российская юриспруденция на рубеже ХХ-ХХI веков: проблемы и решения в творчестве молодых ученых: мат-лы межрегион. науч. семинара молодых ученых. – Барнаул: Алтайский государственный университет, 1997. – 0,25 п.л.
    • Ким Д.В. Особенности информационно-познавательной деятельности субъектов доказывания в стадии предварительного расследования // Современное российское право: федеральное и региональное измерение: мат-лы республик. конф. – Барнаул: Алтайский государственный университет, 1998. – 0,25 п.л.
    • Ким Д.В. Криминальная ситуация как элемент системы «криминалистическая характеристика преступлений» // Достоинство человека: от философско-правовой идеи к конституционному принципу современного государства: мат-лы межрегион. науч.-пр. семинара. – Барнаул: Алтайский государственный университет, 1999. – 0,2 п.л.
    • Ким Д.В., Воронин С.Э. Следственная ситуация: онтологический и гносеологический аспекты // Вестник Барнаульского юридического института: сб. науч. тр. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 1999. – 0,5 п.л. / 0,3 п.л.
    • Ким Д.В. Применение ситуационного подхода в борьбе с преступностью // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: сб. мат-лов междунар. науч.-пр. конф. – Ч. 2. – Красноярск: Сибирский юридический институт МВД России, 2000. – 0,2 п.л.
    • Ким Д.В. Криминалистическая характеристика расследования преступлений как результат разрешения следственных ситуаций // Известия Алтайского государственного университета. – 2000. – № 2. – 0,5 п.л.
    • Ким Д.В. Применение ситуационного подхода как предупреждение ригидности в профессионально-правовой деятельности // Фиксированные формы поведения в образовании, науке и культуре: мат-лы 1-й регион. школы молодых ученых. – Бийск: Бийский государственный педагогический институт, 2000. – 0,7 п.л.
    • Ким Д.В. Ценностно-смысловая структура следственной ситуации как предмет криминалистического исследования // Актуальные проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел в современных условиях: мат-лы науч. конф. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2000. – 0,3 п.л.
    • Ким Д.В. Следственная ситуация в уголовном судопроизводстве: историко-системный взгляд // Проблемы совершенствования борьбы с преступностью, наркобизнесом, терроризмом и религиозным экстремизмом: сб. науч. тр. междунар. науч.-пр. конф. – Караганда: Карагандинский юридический институт МВД Республики Казахстан им. Б. Бейсенова, 2001. – 0,5 п.л.
    • Ким Д.В. Расследование преступлений как процесс постановки и решения задач (криминалистические аспекты) // Актуальные проблемы борьбы с преступностью и иными правонарушениями: мат-лы межвуз. науч.-пр. конф. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2001. – 0,5 п.л.
    • Ким Д.В. Следственная ситуация как системообразующий фактор в расследовании преступлений // Российская правовая система: становление, проблемы, пути совершенствования: мат-лы науч. конф. – Барнаул: Алтайский государственный университет, 2001. – 0,3 п.л.
    • Ким Д.В. Процессуальные аспекты использования результатов, полученных в процессе прослушивания телефонных и иных переговоров, в доказывании по уголовному делу // Уголовно-процессуальные и криминалистические чтения на Алтае: мат-лы регион. ежегод. науч.-пр. конф. (21-22 марта 2001 г.) – Вып. 1. – Барнаул: Алтайский государственный университет, 2001. – 0,3 п.л.
    • Ким Д.В. Некоторые вопросы обеспечения прав участников уголовного судопроизводства в стадии судебного разбирательства // Права человека и деятельность правоохранительных органов: сб. науч. тр. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2002. – 0,3 п.л.
    • Ким Д.В., Гавло В.К., Клочко В.Е.  Некоторые методологические проблемы криминалистики в свете реализации нового УПК РФ // Проблемы применения нового уголовно-процессуального законодательства в досудебном производстве: мат-лы науч.-пр. конф. – Ч. 1. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2002. – 0,8 п.л. / 0,3 п.л.
    • Ким Д.В., Гавло В.К. Некоторые вопросы дальнейшего развития ситуационного подхода в расследовании преступлений // Публично- и частноправовое регулирование в России: теоретические и практические проблемы: мат-лы всерос. науч. конф. – Барнаул: Алтайский государственный университет, 2003. – 0,3 п.л.
    • Ким Д.В. Ситуационный подход как методологическая основа алгоритмизации и программирования расследования преступлений // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями: мат-лы междунар. науч-пр. конф. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2003. – 0,2 п.л.
    • Ким Д.В. К вопросу о внутренних тенденциях развития уголовно-процессуальной науки // Проблемы борьбы с преступностью на современном этапе: мат-лы междунар. науч.-пр. конф. – Караганда: Карагандинский юридический институт МВД Республики Казахстан им. Б. Бейсенова, 2003. – 0,25 п.л.
    • Ким Д.В. Некоторые вопросы использования результатов, полученных в процессе прослушивания телефонных переговоров, в доказывании по уголовному делу // Научные труды Карагандинского юридического института Министерства внутренних дел Республики Казахстан. – Караганда: Карагандинский юридический институт МВД Республики Казахстан им. Б. Бейсенова, 2003. – Вып. 1. – 0,2 п.л.
    • Ким Д.В. Применение ситуационного подхода в процессе судебного рассмотрения уголовных дел // Правовые проблемы борьбы с правонарушениями в России: мат-лы межрегион. науч.-пр. конф. – Барнаул: Алтайская академия экономики и права, 2003. – 0,3 п.л.
    • Ким Д.В. Следственная ситуация как системное явление // Следователь. – 2003. – № 9. – 0,3 п.л.
    • Ким Д.В., Клочко А.В. Психологический портрет преступника: подходы и перспективы развития // Сибирский психологический журнал. – 2004. – № 19. – 1 п.л. / 0,5 п.л.
    • Ким Д.В. Ситуационный подход как информационная основа судебного рассмотрения уголовных дел // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями: мат-лы 2-й междунар. науч.-пр. конф. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2004. – 0,3 п.л.
    • Ким Д.В. К вопросу о допустимости производства следственных действий в стадии возбуждения уголовного дела // Проблемы уголовно-процессуального права : мат-лы междунар. дистанц. науч.-пр. конф. – Караганда: Карагандинский юридический институт МВД Республики Казахстан им. Б. Бейсенова, 2004. – Вып. 3. – 0,3 п.л.
    • Ким Д.В. К вопросу о тактике и методике судебного следствия // Уголовно-процессуальная реформа: УПК РФ – год спустя. Актуальные проблемы применения: мат-лы всерос. науч.-пр. конф. – СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2003. – 0,25 п.л.
    • Ким Д.В. Некоторые проблемы тактики и методики судебного следствия // Уголовно-процессуальные и криминалистические чтения на Алтае: мат-лы ежегод. регион. науч.-пр. конф. – Вып. 3-4. – Барнаул: Алтайский государственный университет, 2004. – 0,25 п.л.
    • Ким Д.В. Некоторые проблемы криминалистической методики и их разрешение на первоначальном этапе расследования преступлений // Вестник алтайской науки. – 2004. – № 1. – 0,5 п.л.
    • Ким Д.В. Следственная ситуация как системное явление // Вестник Карагандинского юридического института МВД РК. – Караганда: Карагандинский юридический институт МВД Республики Казахстан им. Б. Бейсенова, 2004. – Вып. 1. – 0,3 п.л.
    • Ким Д.В., Гавло В.К. Историко-системный подход как метод познания криминалистической науки // Стабильность и динамизм общественных отношений в Российской Федерации: мат-лы всерос. науч.-пр. конф. – Барнаул: Алтайский государственный университет, 2005. – 0,25 п.л. / 0,15 п.л.
    • Ким Д.В. Преступник как системообразующий фактор механизма преступления // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: сб. мат-лов междунар. науч.-пр. конф. памяти д.ю.н., проф. В.И. Горобцова (10-11 февраля 2005 г.). – Ч. 2. – Красноярск: Сибирский юридический институт МВД России, 2005. – 0,25 п.л.
    • Ким Д.В. Криминалистическая характеристика судебного рассмотрения уголовных дел как структурный компонент криминалистической методики // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями: мат-лы 3-й междунар. науч-пр. конф. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2005. – 0,3 п.л.
    • Ким Д.В. Тактика и методика судебного следствия: проблемы и перспективы // Правовая культура теории и практики уголовного судопроизводства: мат-лы междунар. науч.-пр. конф. – Караганда: Карагандинский юридический институт МВД Республики Казахстан им. Б. Бейсенова, 2005. – 0,3 п.л.
    • Ким Д.В., Гавло В.К. Криминалистическая характеристика судебного рассмотрения уголовных дел: проблемы становления и развития (исторический аспект) // Уголовно-процессуальные и криминалистические чтения на Алтае: мат-лы ежегод. регион. науч.-пр. конф. – Вып. 5. – Барнаул: Алтайский государственный университет, 2006. – 0,4 п.л. / 0,2 п.л.
    • Ким Д.В. К вопросу о криминалистических ситуациях апелляционного, кассационного и надзорного производства // Уголовно-процессуальные и криминалистические чтения на Алтае: мат-лы ежегод. регион. науч.-прт. конф. – Вып. 6. – Барнаул: Алтайский государственный университет, 2006. – 0,2 п.л.
    • Ким Д.В. Криминалистическая характеристика судебного рассмотрения уголовных дел и ее место в системе криминалистики // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями: мат-лы 4-й междунар. науч.-пр. конф. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2006. – 0,3 п.л.
    • Ким Д.В., Гавло В.К. Теоретико-методологические аспекты развития криминалистики как системы знаний в борьбе с преступностью криминалистическими методами // Проблемы системных исследований в криминалистике и судебной экспертизе: конференция 4-5 декабря 2006 г., МГУ им. М.В. Ломоносова: сб. тезисов. – М. : МАКС Пресс, 2006. – 0,4 п.л.
    • Ким Д.В. Ситуационный подход как метод познания криминалистических систем // Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями: мат-лы 5-й междунар. науч.-пр. конф. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2007. – 0,5 п.л.
    • Ким Д.В. Оперативно-розыскные ситуации как объект криминалистического исследования // Общество и право. – 2008. – № 2. – 0,6 п.л.
    • Ким Д.В. Предмет криминалистики в свете общих тенденций развития научного знания // Вестник Калининградского юридического института МВД России. – 2008. – № 1. – 0,5 п.л.
    • Ким Д.В. Оперативно-розыскное обеспечение судебного разбирательства уголовных дел // Криминалистика в системе правоприменения: мат-лы конф. Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова, 27-28 октября 2008 г. – М.: МАКС Пресс, 2008. – 0,3 п.л.
      СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
     





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.