WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Злоупотребление процессуальными правами в гражданском судопроизводстве

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

Санкт-Петербургский государственный университет                                                                                      

На правах рукописи

                           ЮДИН АНДРЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ

    Злоупотребление процессуальными правами в гражданском

                                      судопроизводстве

 

 

    Специальность 12.00.15. – гражданский процесс; арбитражный процесс

                                     

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора

юридических наук

                           

                                       Санкт-Петербург -2009

 

Работа выполнена на кафедре гражданского процесса государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет»         

Научный консультант:    член-корреспондент Российской Академии наук, 

доктор юридических наук, профессор                                             

Мусин Валерий Абрамович      

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

Ярков Владимир Владимирович

доктор юридических наук, профессор

                                               Носырева Елена Ивановна

доктор юридических наук, профессор

Кузбагаров Асхат Назаргалиевич

Ведущая организация:         ГОУ ВПО «Тверской государственный

                                               университет»

        Защита диссертации состоится 21 октября 2009 г. в 16ч.15мин. на заседании совета Д212.232.66 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199026, г. Санкт-Петербург, В.О., 22-я линия, дом 7.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке имени А.М.Горького при Санкт-Петербургском государственном университете (199034, г.Санкт-Петербург, Университетская набережная д.7/9)

        Автореферат разослан «___» ________________2009 года

       

Ученый секретарь

диссертационного совета     

кандидат юридических наук, доцент                                  Н.А.Сидорова

                        ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

         Актуальность темы диссертационного исследования. Неотъемлемым конституционным правом человека и гражданина является право на судебную защиту, закрепленное в ст. 46 Конституции РФ. В соответствии со ст. 32 Декларации прав и свобод человека и гражданина каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Однако реализация субъективного права на судебную защиту имеет и другой, негативный аспект, который, как правило, остается вне поля зрения исследователей. Речь идет о недобросовестном использовании процессуальных прав, в т.ч. права на судебную защиту.

Проблема злоупотребления правом уже становилась предметом изучения в науке гражданского права, однако в гражданском процессуальном и арбитражном процессуальном праве она практически не изучена. В настоящее время можно констатировать отсутствие определенной концепции по вопросу о противодействии злоупотреблению субъективными гражданскими процессуальными правами. В работах, посвященных процессуальному праву, проблема злоупотребления правами затрагивается фрагментарно, как правило, в связи с комментированием отдельных положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. №138-ФЗ (далее – ГПК, ГПК РФ), Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации от 24 июля 2002 г. №95-ФЗ (далее – АПК, АПК РФ) либо примеров из судебной практики.

Наличие рассматриваемой проблемы признается как учеными, так и практическими работниками. Н.А.Чечина замечала, что «добросовестное поведение каждой стороны в процессе обеспечивает нормальную деятельность суда и всех участвующих в процессе лиц, способствует выяснению материальной (объективной) истины в каждом деле и одновременно с этим гарантирует возможность осуществления процессуальных прав другой стороны, обеспечивает ее интерес в скором и правильном рассмотрении дела». Противодействие злоупотреблениям процессуальными правами рассматривается в качестве национальной проблемы российского правосудия. При обсуждении проекта ГПК РФ говорилось о том, что «необходимо оградить суд от злоупотребления правом» (М. С. Шакарян) ; указывалось, что суд сильно зависит от недобросовестных сторон (В. М. Жуйков). На проблему злоупотребления правом в гражданском процессе (в контексте соблюдения сроков судебного разбирательства) было обращено внимание в Докладе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2007 год. В Рекомендации Комитета министров Совета Европы от 28 февраля 1984 г. N R(84)5 «Комитет министров - государствам-членам относительно принципов гражданского судопроизводства, направленных на совершенствование судебной системы» отмечалось, что  «некоторые нормы гражданского судопроизводства, принятые в государствах-членах, могут стать препятствием в эффективном отправлении правосудия потому, что… ими могут иногда злоупотреблять или манипулировать для затягивания судебного разбирательства», и в связи с этим ставилась задача защитить стороны от «злоупотреблений или задержек, в частности, наделив суд полномочиями вести судопроизводство более эффективно». В зарубежной процессуальной науке также признается, что «ни на нормативном, ни на концептуальном уровне нет общего подхода для разрешения проблемы процессуальных нарушений и введения эффективных санкций за такого рода действия».

В настоящее время суд сильно ограничен в возможностях влияния на недобросовестное поведение стороны, что позволяет заинтересованному лицу разными способами затягивать разбирательство дела, препятствовать принятию неблагоприятного для себя судебного решения и совершать иные противоправные действия в сфере гражданского судопроизводства.

В целом практика демонстрирует настороженное отношение к категории «злоупотребление процессуальным правом», что связано в первую очередь с отсутствием концептуальных разработок понятия, сущности и признаков злоупотребления правом в гражданском и в арбитражном процессе, а также с отсутствием четких законодательных норм об ответственности за процессуальную недобросовестность. Сложившаяся ситуация отражает общее отношение к понятию злоупотребления правом в теории права и в отраслевых науках. В 1985 г. Н. В. Витрук писал, что «определение типичных случаев злоупотребления правами и свободами граждан является задачей отраслевых юридических наук».

Хотя многие законодательные акты используют данный термин, легитимность категории «злоупотребление правом» продолжает оставаться под вопросом. В основном исследователи указывают на внутреннюю противоречивость выражения «злоупотребление правом», полагая, что правом злоупотребить невозможно уже по определению.

Социальная опасность злоупотребления процессуальными правами заключается в том, что внешне действия лица протекают в рамках правового поля, а на самом деле ими причиняется вред интересам правосудия и интересам других участников гражданского процесса. Такие действия (бездействие) сложнодоказуемы, и лицо, злоупотребившее правом, может для прикрытия своих противоправных действий использовать арсенал мер защиты, предоставляемых лицу, добросовестно осуществляющему свои субъективные права. При этом особенно удручает беспомощность суда, не умеющего противостоять подобным проявлениям, а подчас и не имеющего правовой возможности для противостояния.

В науке гражданского процессуального права до сих пор не создано стройной концепции противодействия злоупотреблениям процессуальными правами, базирующейся на установлении признаков данного поведения в действиях участников процесса. Отсутствие такой концепции отрицательно сказывается на эффективности гражданского судопроизводства, влечет различные негативные явления в виде неоправданного увеличения сроков судебного разбирательства, принятия ошибочных судебных актов, нарушения материальных и процессуальных прав участников процесса и др.

Все изложенное предопределяет необходимость фундаментальной разработки указанных вопросов. В диссертации предпринята попытка исследования проблем противодействия злоупотреблению процессуальными правами на основе всестороннего изучения данной категории и ее основных проявлений.

Степень научной разработанности темы исследования. До настоящего времени проблема противодействия злоупотреблениям процессуальными правами в науке гражданского процессуального права оставалась практически неизученной. Дореволюционные и советские исследователи не уделяли должного внимания данной проблеме.

В дореволюционной литературе обсуждение рассматриваемых вопросов велось либо на уровне отдельных статей в периодических изданиях (Гедда А.Н., Розин Н.Н., Бугаевский А.А., Боровиковский А.Л., Красовский А.А., Попов Б. В., Яблочков Т. М.) либо выделялось в качестве параграфов учебника (курса) гражданского процесса (Васьковский Е.В.).

Советские исследователи в основном обходили проблему процессуальных злоупотреблений молчанием. Среди ученых, уделявших внимание проблемам процессуальной недобросовестности, можно назвать М.А.Гурвича, К.С.Юдельсона, Н.А.Чечину, И. М. Зайцева, болгарского процессуалиста Ж.Сталева и некоторых других.

В современной науке гражданского процессуального права проблемам злоупотреблений процессуальными правами было посвящено монографическое исследование автора, а также две кандидатские диссертации. Одновременно появляются исследования, в которых оспаривается правомерность конструкции злоупотребления процессуальными правами  (Д.А.Фурсов, А. И. Приходько). Проблемы отдельных видов злоупотреблений процессуальными правами затрагиваются в работах А.Казакова, Р.Ф.Каллистратовой, А.Г.Коваленко, В.А.Мусина, И.А.Приходько, Д.С.Радченко, М.А.Рожковой, Ю.А.Тарасенко, Л.В.Тумановой, Н.А.Шебановой. 

В иностранном гражданском процессе проблемы процессуальной недобросовестности разрабатывались в трудах М.Таруффо, К.Гельвига,  Шак Х.,  Баумгерталь Г., Андреус Н., Хазард Д., Донди А., Танигучи Дж., Биамонт Б. и др.

С проблемой злоупотреблений процессуальными правами непосредственно связан вопрос о понятии и признаках гражданских процессуальных правонарушений и гражданской процессуальной ответственности. Исследования данных категорий также немногочисленны. Среди них следует отметить труды Н.А.Чечиной, В.В.Бутнева,  М.И.Штефана, Н.В. Кузнецова, А.Г. Новикова, А.Н.  Ермакова, Д.А.Нохрина, М.Л.Гальперина.

Отдельные аспекты проблемы процессуальных злоупотреблений, а также смежные с исследуемой тематикой вопросы (субъективные гражданские процессуальные права, условия их реализации, меры защиты и др.), рассматривались в работах таких исследователей, как Аболонин Г. О., Аболонин В.О., Абрамов С. Н., Абушенко Д.Б., Авдюков М.Г., Аксенова О.В., Антимонов Б. С., Бабаков В.А., Балашов А.Н., Баулин О. В., Боннер А.Т., Борисова Е.А. Ванеева Л. А., Вершинин А.П., Викут М. А., Власов А. А., Герзон С. Л.,  Гукасян Р.Е.,  Гуреев П. П., Дегтярев С.Л.,  Жеруолис И.А. Жилин Г.А., Жуйков В. М., Зайцев И.М., Зейдер Н.Б., Исаенкова О.В., Клейнман А. Ф., Красильников Б.В., Кузбагаров А.Н., Курылев С. В., Медведев И.Р., Мельников А.А., Мурадьян Э. М., Нохрин Д.Г., Осокина Г. Л., Папкова О.А., Приходько И.А., Пучинский В. К., Резниченко И. М.,Решетникова И. В.,Ринг М. П., Савельева Т.А.  Самсонова Л.С., Сахнова Т. В., Семенов В. М., Скворцов О.Ю., Столяров А.Г.,  Терехова Л.А., Треушников М. К., Туманова Л.В., Фильченко Д.Г., Цихоцкий А.В., Шакарян М. С., Щеглов В.Н., Якубов С.А., Ярков В.В. и др.

В науке уголовного процессуального права, обнаруживающей сходство исследуемой проблематики, вопросы процессуальных правонарушений и ответственности за их совершение ставились и решались в работах Вепрева В.С., Ветровой Г. Н.,  Громова Н. А., Ковриги З. Ф., Полунина С. А.,  Тарасова А.А., Шейфера С.А., Элькинд П. С. и некоторых других.

В науке гражданского права вопросы о пределах осуществления субъективных прав, понятии добросовестности и злоупотребления правом, освещались в трудах дореволюционных (Новицкий И. Б., Петражицкий Л.И., Покровский И. А.), советских (Бару М.И., Грибанов В.П., Рясенцев В.А.) и российских (Белов В.А., Белоножкин А.Ю., Богданов Е.В., Вороной В.В., Емельянов В. И., Избрехт П.А., Краснова С.А., Лукьянцев А.А., Поротикова О.А., Скловский К.И., Степанов Д. И., Щенникова Л. В., Яценко Т.С.) ученых.  

В общей теории права проблема злоупотребления правом исследовалась дореволюционными авторами И.А.Покровским, В.Доманжо; советскими и российскими учеными  С.Н.Братусем, Ю.С.Васильевым,  Н.В.Витруком,  Г.А.Гаджиевым, Г.А.Гадличевым,  А.А.Ерошенко, С.Г.Зайцевой, В.И.Круссом, О.Э.Лейстом, А. А. Малиновским, А.И.Мурановым, А.А.Павлушиной, И.В.Сухининой, а также иностранными авторами Бержель Ж. Л., И. Сабо, Янко Г. Яневым и др. Критическое отношение к рассматриваемой категории было высказано в трудах М. М. Агаркова, М. В. Самойловой, Н. С. Малеина и некоторых других авторов. 

В общей теории права вопросы субъективных прав, правонарушения и ответственности, составляющие фундамент отраслевых исследований, анализировались в трудах Алексеева С. С., Гамбарова Ю., Горшенева В.М., Гревцова Ю.И., Иоффе О. С., Лукьяновой Е. Г., Мальцева Г.В., Матузова В. И., Маштакова К.М., Патюлина В.А., Протасова В. Н., Самощенко И. С., Скачковой О.С., Сорокина В.Д., Фарукшина М. Х., Халфиной Р.О., Чукреева А.А., Шаргородского М. Д.,  Экимова Р. И., Явича Л.С.  и др.

Анализ немногочисленных опубликованных работ, касающихся проблем процессуальных злоупотреблений, показал отсутствие трудов, полностью посвященных проблемам определения категории «злоупотребления процессуальными правами», его основных проявлений, а также мер противодействия.

Объектом исследования являются гражданские процессуальные отношения, возникающие в связи с противодействием злоупотреблениям  процессуальными правами, допускаемыми субъектами гражданского процесса.     

Предметом исследования являются, во-первых, нормы, направленные на противодействие злоупотреблениям процессуальными правами; во-вторых, теоретические и практические аспекты процессуальной деятельности по противодействию злоупотреблениям процессуальными правами. Эффективность мер противодействия определяется, в свою очередь, степенью изученности и качественной проработки категории «злоупотребление процессуальными правами», его социальной и юридической сущности, признаков и разновидностей. 

Цель исследования – научная разработка концептуальных основ противодействия злоупотреблению процессуальными правами; поиск путей повышения эффективности гражданского процесса за счет борьбы со злоупотреблениями процессуальными правами.

Достижение цели исследования предполагает решение следующих задач

1) определение категории субъективного гражданского процессуального права, осуществление которого выступает в качестве способа совершения рассматриваемого правонарушения;

2) определение категории гражданской процессуальной обязанности, поскольку обязанность лиц, участвующих в деле, добросовестно пользоваться принадлежащими им процессуальными правами имеет приоритетное значение в гражданском судопроизводстве и именно с нарушением данной обязанности связывается существование явления злоупотребления процессуальными правами;

3) рассмотрение видов злоупотреблений процессуальными правами и мер противодействия с точки зрения принципов гражданского процессуального права;

4) определение основных условий реализации субъективных гражданских процессуальных прав, среди которых ключевое место занимает условие  добросовестности осуществления процессуальных прав, выступающее как антипод злоупотреблению правом;

5) анализ категории гражданского процессуального правонарушения и описание его признаков;

6) обнаружение и анализ социально-психологических причин, мотивов, побуждающих участников процесса совершать недобросовестные процессуальные действия;

7) выработка понятия злоупотребления процессуальными правами в гражданском судопроизводстве, описание его признаков и видов;

8) определение понятия, сущности и форм ответственности, наступающей за злоупотребление процессуальными правами;

9) разработка иных мер противодействия злоупотреблениям процессуальными правами, которые не сводятся к одним лишь мерам гражданской процессуальной ответственности;

10) разработка юридических мер предупреждения злоупотреблений процессуальными правами;

11) внедрение в практику законотворчества предложений (de legа ferenda), направленных на противодействие злоупотреблениям процессуальными правами.

Методология и методика исследования. Методологическую основу исследования составили различные методы познания объективной действительности в сфере гражданского судопроизводства.

Правовой базой работы выступили Конституция Российской Федерации, гражданское процессуальное и арбитражное процессуальное законодательство.

В работе использован различный арсенал методов научного познания: догматический, исторический, системный, сравнительно-правовой, формально-юридический, проблемно-теоретический метод.

Достоверность и обоснованность положений, выводов и рекомендаций, содержащихся в диссертации, подтверждается их доказанностью с помощью использования автором разнообразных методов научного исследования, значительным научно-теоретическим, нормативным и эмпирическим материалом.

Научная новизна работы определяется тем, что впервые проведено исследование проблем злоупотребления процессуальными правами в гражданском судопроизводстве, что позволило создать целостную концепцию противодействия исследуемому явлению. Основные положения, рекомендации и предложения, разработанные в ходе исследования, способствуют расширению и углублению знаний о гражданских процессуальных правонарушениях. 

В настоящей диссертации представлена целостная научная концепция противодействия злоупотреблениям процессуальными правами, состоящая из совокупности научно обоснованных положений и выводов о теоретических и практических основах негативного явления, выступающего предметом исследования. Новизной отличаются взгляды диссертанта на содержание и структуру субъективного гражданского процессуального права и условий его реализации; на категорию гражданского процессуального правонарушения; выявлены социально-психологические причины, мотивы, побуждающие участников процесса совершать недобросовестные процессуальные действия; определена сущность злоупотреблений процессуальными правами и дан анализ последствий, наступающих за рассматриваемое правонарушение. Научная новизна проявляется также в предложениях (de legе ferenda), направленных на повышение эффективности противодействия процессуальным злоупотреблениям.

Разработанные концепция, теоретические основы и методические рекомендации, дефиниции, классификации и другие результаты исследования определяют систему, характер и содержание основных положений, выносимых соискателем на защиту.

Теоретическую основу исследования составляют современные представления о проблемах субъективных прав, правонарушений, ответственности и злоупотреблении правом. В работе используются труды российских ученых в области гражданского процессуального, арбитражного процессуального права, общей теории права, других отраслей, а также работы иностранных авторов-правоведов.

Эмпирическую базу составили различные источники информации: гражданское процессуальное законодательство дореволюционного, советского и современного периода; арбитражное процессуальное законодательство; законодательство зарубежных стран; международно-правовые акты; рекомендации Комитета министров Совета Европы; решения Европейского Суда по правам человека; правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации; материалы опубликованной и неопубликованной судебной практики федеральных судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

        Основные положения, выносимые на защиту.

1.Актуальность проблемы противодействия злоупотреблениям процессуальными правами связана с двумя принципиальными моментами - прежде всего, с широкой распространенностью форм поведения, которые мы относим к рассматриваемому правонарушению, и неразработанностью средств эффективной борьбы с процессуальными злоупотреблениями.         Задачей науки является формулировка понятия, сущности и выделение признаков злоупотребления процессуальными правами, поскольку это позволит выработать взвешенные и практически обоснованные рекомендации по противодействию данному негативному явлению.

2.Злоупотребление процессуальными правами резко диссонирует с провозглашенными законодателем целями и задачами гражданского судопроизводства. Правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в условиях процессуальной недобросовестности становится затруднительным, поскольку действия субъекта-правонарушителя препятствуют решению этих задач. Несмотря на то, что задача правильного и своевременного рассмотрения и разрешения гражданского дела ставится не перед сторонами процесса, а перед органом судебной власти, указанное обстоятельство ни в коей мере не оправдывает поведение лиц, участвующих в деле, направленное на умышленное воспрепятствование достижения органом судебной власти указанных задач. Лица, участвующие в деле, не имеют прямой юридической обязанности содействовать суду в правильном и своевременном рассмотрении и разрешении гражданского дела, однако за ними должна быть признана обязанность воздерживаться от действий, способных воспрепятствовать достижению названных задач.    

3.Под злоупотреблением процессуальными правами следует понимать особую форму гражданского процессуального правонарушения, т.е. умышленные недобросовестные действия участников гражданского процесса (а в отдельных случаях и суда), сопровождающиеся нарушением условий осуществления субъективных процессуальных прав и совершаемые лишь с видимостью реализации таких прав, сопряженные с обманом в отношении известных обстоятельств дела, в целях ограничения возможности реализации или нарушения прав других лиц, участвующих в деле, а также в целях воспрепятствования деятельности суда по правильному и своевременному рассмотрению и разрешению гражданского дела, влекущие применение мер гражданского процессуального принуждения.

4.Объективная сторона злоупотребления процессуальными правами состоит в искусственном создании участником процесса юридических фактов гражданского процессуального права, с которыми связывается наступление правовых последствий в виде совершения судом определенных процессуальных действий (бездействий). Данное поведение участника процесса является имитационным, т.е. призванным создать видимость наличия определенной правовой ситуации. Выделяются позитивные (направленные на создание видимости наличия определенных юридических фактов) и негативные (направленные на создание видимости отсутствия определенных юридических фактов) имитации.

5.Участники гражданского процесса, обладая широкими процессуальными возможностями по отстаиванию своих нарушенных или оспариваемых субъективных материальных прав, осуществляют их не произвольно, а в определенных рамках -  условиях реализации субъективных гражданских процессуальных прав. Под такими условиями следует понимать общие, закрепленные в нормах гражданского процессуального права ограничения – суть юридические обязанности, отражающие требования к осуществлению процессуальных прав лицами, участвующими в деле.

6. В качестве условий реализации субъективных гражданских процессуальных прав должны быть признаны активное использование права; осуществление права в соответствии с его назначением; реальное осуществление права; экономичность; разумность; оперативность; добросовестность. С учетом выявленных условий осуществления субъективных процессуальных прав, злоупотребление процессуальными правами можно охарактеризовать через совокупность следующих признаков: а) при злоупотреблении процессуальными правами принадлежащее лицу субъективное процессуальное право осуществляется в противоречии с его назначением; б) при злоупотреблении процессуальными правами отсутствует реальная основа совершаемых действий, которым свойственна некоторая искусственность; в) злоупотребление процессуальными правами - это неэкономичное процессуальное поведение. Воспроизводимые лицом обстоятельства (процессуальные юридические факты) ведут к неоправданному и искусственному усложнению гражданского процесса и затрудняют производство по делу; г) злоупотребление процессуальными правами отличается некой неестественностью, проявляющейся, в частности, в занятии непоследовательной и противоречивой позиции по делу, что с учетом иных обстоятельств может обусловить вывод суда о допущенном лицом злоупотреблении.

7.Добросовестность в гражданском процессе – это ключевая процессуальная обязанность лиц, участвующих в деле (ч.1ст.35 ГПК РФ), представляющая собою такое условие осуществления субъективного гражданского процессуального права, когда внутренние установки субъекта процесса (интеллектуальная сторона) соответствуют совершаемым им действиям (поведенческая сторона). Единство интеллектуальной и поведенческой сторон добросовестности как условия осуществления субъективного гражданского процессуального права наиболее отчетливо проявляется в сообщении суду только действительного состояния фактов и правоотношений и поведении в соответствии с этим знанием.

8.Анализ соотношения принципов процесса и рассматриваемого правонарушения приводит к выводу о том, что практически все формы злоупотреблений процессуальными правами в общем плане представляют собой нарушение принципов гражданского процессуального права. Большинство злоупотреблений процессуальными правами – это проявление своего рода «издержек» принципов процесса, что наиболее рельефно отражается в действии принципов состязательности, диспозитивности и процессуального формализма. Ни один из принципов гражданского процесса не имеет абсолютного и всеобъемлющего значения. Принципы состязательности, диспозитивности и процессуального формализма не могут служить оправданием процессуальной недобросовестности.

9.Решение проблемы противодействия процессуальным злоупотреблениям в гражданском судопроизводстве во многом предопределено решением вопроса о соотношении активности тяжущихся с активностью суда, рассматривающего дело. Суд в гражданском судопроизводстве обязан претворять в отношениях с тяжущимися требования процессуального закона, способствовать достижению целей процесса, что выступает проявлением его компетенции как органа государственной власти и отражает публичный характер норм процессуального права. В условиях состязательного и диспозитивного гражданского процесса необходима такая активность суда, которая бы препятствовала различным злоупотреблениям со стороны лиц, участвующих в деле. Усиление активности суда возможно по таким наиболее актуальным направлениям, как восстановление в законе права суда признавать обязательной явку в судебное заседание лиц, участвующих в деле;  передача суду частичной инициативы в определении субъектного состава участников спора с тем, чтобы исключить возможность манипулирования истцом факторами, определяющими подведомственность и подсудность дела, и неосновательного «приобретения» выгодной подведомственности и подсудности; расширения права суда в применении процессуально-предупредительных мер, направленных на предотвращение возможных злоупотреблений, и мер процессуального принуждения, при помощи которых суд имел бы возможность оградить интересы правосудия от недобросовестного поведения участников процесса, а также возможность защитить интересы других лиц, участвующих в деле.

10. В гражданском процессе у сторонотсутствует право на т.н. «распоряжение фактами» в ведущейся ими тяжбе, поскольку принцип диспозитивности, выступающий основой для формулирования концепции «свободы распоряжения фактами», не означает дозволение на сообщение ложных сведений для введения суда в заблуждение. Равным образом, принцип диспозитивности не предполагает наделение лиц правом предъявления в суд явно неосновательных требований, либо иных требований без цели действительной защиты своих прав; изменение подведомственности и подсудности дела путем искусственного создания факторов, относящихся к субъектному составу участников спора или характеру требований, не может быть оправдываемо ссылкой на свободу пользования правом; явка лиц, участвующих в деле, в судебное заседание является субъективным правом лиц, однако, лицо не имеет право использовать свою неявку в суд как повод для затягивания процесса и др.      

11.При определении субъекта инициативы в совершении процессуальных действий, направленных против злоупотреблений процессуальными правами, необходимо исходить из того, что  противодействие правонарушениям в сфере гражданского судопроизводства является публичной задачей и переносит инициативу в такой борьбе на орган судебной власти. Однако, это не лишает лиц, участвующих в деле, права инициировать постановку вопроса о привлечении к ответственности или о применении иных мер процессуального принуждения к лицам, злоупотребляющим своими правами. Бремя доказывания процессуальной недобросовестности противоположной стороны спора возлагается на лицо, делающее соответствующее заявление, однако суд также должен проявить инициативу в установлении фактов противоправного поведения, поскольку борьба с процессуальными нарушениями является его публичной обязанностью.

12. Привлечение к ответственности и применение иных мер процессуального принуждения за злоупотребление процессуальными правами порождает проблему определения допустимой степени судейского усмотрения при решении указанных вопросов. Опасение вызывает тот факт, что под видом борьбы со злоупотреблениями процессуальными правами, может произойти умаление процессуальных прав лиц со стороны суда, причем такое умаление может быть сопряжено с применением к лицам довольно ощутимых санкций. Минимизация судейского усмотрения в данном вопросе возможна за счет следующих факторов: а) максимальная определенность нормативных предписаний, устанавливающих общее понятие злоупотребления процессуальными правами, а также его отдельные разновидности; б) приоритетное применение иных мер процессуального принуждения перед применением мер процессуальной ответственности.

13. На основе концепции противодействия злоупотреблениям процессуальными правами была решена проблема определения содержания метода гражданского процессуального права. Для гражданского процессуального права характерен императивный метод правового регулирования, важными проявлениями которого являются регулирование процессуальных отношений способом предписания, а также  существование в гражданском процессе различных мер процессуального принуждения, отсутствие которых могло бы дестабилизировать правосудие по гражданским делам, в частности, в связи с его уязвимостью для различных форм злоупотреблений процессуальными правами.

14.Противодействие злоупотреблениям процессуальными правами реализуется в комплексе мероприятий, закрепленных в законе и применяемых каждый раз в случае установления фактов злоупотребления процессуальными правами. Противодействие злоупотреблениям процессуальными правами – это совокупность процессуальных действий (бездействия) суда, направленных на недопущение или устранение гражданских процессуальных правонарушений в виде злоупотреблений процессуальными правами, а также на применение мер гражданской процессуальной ответственности к лицам, допустившим умышленные недобросовестные действия в гражданском судопроизводстве. В состав мер противодействия должны быть включены меры гражданской процессуальной ответственности, а также иные меры гражданского процессуального принуждения, не являющиеся мерами ответственности (процессуально-предупредительные меры и меры гражданской процессуальной защиты).

15. Моделирование категории «злоупотребление процессуальными правами» для целей нормативной регламентации противодействия этому явлению может строиться по следующей схеме: а) установление в законе обязанности добросовестного пользования процессуальными правами; б) формулирование общего нормативного определения «злоупотребление процессуальными правами»; в) указание в законе на отдельные разновидности злоупотреблений процессуальными правами; г) установление мер ответственности и иных мер гражданского процессуального принуждения за злоупотребление процессуальными правами; д) совершенствование процессуального регламента, не связанное с установлением мер принуждения, для предотвращения и исключения различных форм процессуальных злоупотреблений.

16.Объективная невозможность законодателя предусмотреть и запретить все возможные процессуальные злоупотребления обусловливает вывод о том, что борьба со злоупотреблениями процессуальными правами возможна на основе принципа «генерального деликта». В законе должно быть установлено общее понятие злоупотребления процессуальными правами наряду с закреплением отдельных составов правонарушений («специальных деликтов»). За допущенное злоупотребление процессуальными правами меры принуждения применяются к лицу на основе норм «специального деликта»; если же такие нормы отсутствуют, то лицо отвечает по нормам «генерального деликта». При злоупотреблении процессуальными правами, которое сформулировано в законе по модели «генерального деликта», суд должен отказать лицу в санкционировании процессуальных действий, являющихся недобросовестными. Применение мер процессуальной ответственности без обращения к рассматриваемой защитной мере возможно только в ситуации, когда отказ в санкционировании процессуальных действий противоречит существу складывающихся процессуальных отношений и, как следствие, не предусмотрен процессуальным законом (например, недопустим отказ в принятии искового заявления или кассационной (апелляционной) жалобы по мотиву усматривающегося злоупотребления правом на обращение в суд).

17.Одним из направлений противодействия процессуальным злоупотреблениям является совершенствование процессуального регламента, не связанное с установлением мер принуждения. Вместе с тем, автором отрицается возможность противодействия злоупотреблениям процессуальными правами только лишь путем совершенствования процессуального закона и критикуется высказанное в науке мнение об избыточности категории «злоупотребление процессуальными правами», поскольку: а) поливариантность всех способов осуществления субъективного права и многообразие возникающих в гражданском процессе ситуаций объективно не поддаются законодательной регламентации; б) создание новых процессуальных правил, нацеленных на противодействие злоупотреблениям процессуальными правами, может повлечь появление новых злоупотреблений, основанных на таких правилах.

18.Не каждое злоупотребление процессуальными правами влечет за собой применение мер гражданской процессуальной ответственности; в ряде случаев в отношении лица следуют иные меры гражданского процессуального принуждения, не являющиеся мерами ответственности. Это вызвано рядом обстоятельств: а) трудностями доказывания умысла правонарушителя; б) универсальностью мер защиты, позволяющих предотвратить негативные последствия поведения без всякого личного ущерба или издержек для предполагаемого правонарушителя; в) экономией мер репрессии в ситуации, когда последствия допущенного злоупотребления незначительны. 

19.Применение мер ответственности за злоупотребление процессуальными правами должно производиться на основе системного подхода с учетом того, что рассматриваемая форма правонарушения вредит интересам правосудия, а также правам и законным интересам участников процесса. Меры процессуальной ответственности за злоупотребление процессуальными правами должны быть направлены как на восстановление правопорядка в публичной сфере, так и на защиту частных интересов лиц. За злоупотребление процессуальными правами должны быть установлены следующие меры ответственности: возмещение правонарушителем всех судебных расходов по делу, как отнесенных на счет соответствующего бюджета, так и понесенных лицами, участвующими в деле, независимо от исхода процесса; судебный штраф;  возмещение убытков, размер которых заранее определен законом либо убытков, размер которых доказан заинтересованным лицом; компенсация морального вреда.

20.Злоупотребление процессуальными правами, сформулированное в законе по модели «генерального деликта», должно влечь применение таких мер ответственности как возмещение всех судебных расходов по делу, независимо от исхода процесса, а также возмещение убытков, размер которых доказан заинтересованным лицом.

Злоупотребления процессуальными правами, сформулированные как «специальные деликты», в виде злоупотребления правом на предъявление иска (подачу заявления) в суд первой инстанции; неявку в судебное заседание (при одновременном наделении суда правом признавать явку лиц, участвующих в деле, обязательной); непредставление доказательств, истребуемых от лиц, участвующих в деле, по запросу суда; злоупотребление правом на подачу апелляционной или кассационной жалобы должны влечь применение к виновному лицу таких мер ответственности как возмещение всех судебных расходов по делу, как отнесенных на счет соответствующего бюджета, так и понесенных лицами, участвующими в деле; судебный штраф; возмещение убытков заранее определенного размера либо убытков, размер которых доказан заинтересованным лицом. Кроме того, судебный штраф должен налагаться за фальсификацию документов, оформляющих распорядительные действия сторон и документов, представляемых в обоснование уважительности причин своей неявки в судебное заседание; несообщение суду о причинах своей неявки в судебное заседание; дачу заведомо ложных объяснений; заведомо ложное заявление о фальсификации доказательств. Возможность компенсации морального вреда может быть установлена применительно к таким формам недобросовестного поведения как злоупотребление процессуальным правом на обращение в суд первой инстанции по делам искового и неискового производства, а также злоупотребление процессуальным правом на обжалование судебного акта.

Теоретическая значимость результатов исследования состоит в разработке и научном обосновании концепции противодействия злоупотреблениям процессуальными правами как негативного явления в сфере гражданского судопроизводства.

Исходя из того, что исследуемая категория в той или иной степени распространяет свое негативное влияние на все нормы и институты гражданского судопроизводства, научно обоснованные положения, выводы и рекомендации, содержащиеся в исследовании, в определенной мере дополняют основные и специальные положения гражданского процессуального права.

Практическая значимость работы состоит в том, что выводы, предложения и рекомендации автора могут использоваться в судебной практике – для профилактики и противодействия злоупотреблению процессуальными правами участниками процесса; в законотворческой работе; в практической деятельности лиц, участвующих в деле либо их представителей; при разработке Постановлений Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, посвященных применению процессуальных норм об ответственности за злоупотребление процессуальными правами, а также при разработке иных рекомендаций по применению норм процессуального права.

Выводы и положения практического характера могут быть использованы также в учебном процессе юридических вузов при изучении гражданского процессуального и арбитражного процессуального права; в мероприятиях, посвященных повышению квалификации судей судов общей юрисдикции и арбитражных судов; при подготовке учебных и учебно-методических пособий по исследуемой проблематике; в дальнейшей научно-исследовательской работе. 

          Апробация результатов исследования. Основные положения, выводы и предложения, сформулированные в исследовании, изложены автором в 79 научных работах (в т.ч. в 1 монографии, в 78 научных статьях), общим объемом 57,7 п.л., а также в докладах, сообщениях на 20 научных, научно-практических конференциях различного уровня.

Результаты исследования используются в учебном процессе при чтении лекций по курсу гражданского процессуального и арбитражного процессуального права перед студентами вузов, а также при проведении занятий по повышению квалификации судей, работников аппаратов судов и адвокатов, организуемых Управлением Судебного департамента при Верховном Суде РФ в Самарской области и Палатой адвокатов Самарской области .

         Структура и объем работы.  Работа состоит из введения, пяти глав, семнадцати параграфов, заключения, списка нормативных актов и использованной литературы.

                                       СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

       Во введении обосновывается актуальность избранной темы, определяется предмет, объект, цели и задачи исследования, раскрывается методологическая и теоретические основы, характеризуется научная новизна, теоретическая и практическая значимость достигнутых результатов, формулируются основные положения, выносимые на защиту, приводятся данные об апробации результатов исследования.

       Глава первая «Злоупотребление процессуальными правами в контексте исторического и современного правопонимания» состоит из четырех параграфов.

В параграфе 1.1 «История развития законодательства об ответственности за злоупотребление процессуальными правами в  российском и зарубежном  гражданском процессуальном праве» исследуемое явление  рассматривается в контексте исторических условий существования отдельных государств, что является проявлением более общей связи юридических явлений с государственно-правовыми институтами.

Проблема недобросовестности участников гражданского процесса была известна еще римскому праву, которое предусматривало меры противодействия поведению лиц, неосновательно предъявляющих или неосновательно отрицающих иски. Большинство памятников иностранного права, относящихся к судопроизводству, содержат нормы, так или иначе направленные на противодействие различным злоупотреблениям и правонарушениям, встречающимся в судебном процессе (Салическая Правда, Светские законы датского короля Кнута, Саксонское зерцало, Ордонанс Короля Людовика XII, Записи Магдебурского права и др.). При обращении к современному состоянию иностранного процессуального законодательства и практики его применения, мы обнаруживаем, что судебная и правовая системы зарубежных государств в не меньшей степени страдают от всевозможных процессуальных злоупотреблений, чем отечественная судебная система. Это свидетельствует, во-первых, о глобальном негативном характере изучаемого явления; во-вторых, о недостаточности противодействия недобросовестному поведению при помощи одних лишь нормативных средств, поскольку процессуальные регламенты отдельных европейских стран имеют многовековую историю и глубокие юридические традиции и, тем не менее, оказываются уязвимыми перед случаями процессуальных злоупотреблений.

Необходимость борьбы с различными правонарушениями и  злоупотреблениями в  процессе признавалась, начиная еще с древнерусских памятников права, которые предосудительно относились к клевете в отношении не только суда, но и противоположной стороны спора, к «хитростям» в суде. Противоправными признавались неявки заинтересованных лиц в суд; искажение доказательств; введение суда в заблуждение; предъявление «поклепных» исков; ябедничество (сутяжничество); нарушение порядка в суде и др. Дореволюционное законодательство о правосудии делало основной упор на религиозно-нравственных средствах обеспечения добросовестности сторон, хотя и оперировало имущественными мерами воздействия (штрафы, возмещение убытков). Советское и современное российское право отказалось от первой группы средств воздействия, учитывая произошедшие за это время десекуляризацию общества и модификацию многих моральных принципов.

Историко-юридический анализ показывает неготовность процессуального  законодательства к эффективному противодействию злоупотреблениям правами. В советский период пассивность законодателя объяснялась незначительным числом проявлений процессуальной недобросовестности, которая не стимулировала к выработке мер борьбы с такими явлениями. В современный период неготовность законодательства оказалась обусловлена изощренностью злоупотреблений процессуальными правами и распространенностью данного явления на практике.

В параграфе 1.2 «Социально-юридическая обусловленность злоупотребления процессуальными правами» утверждается, что рассматриваемое явление имеет определенную социальную обусловленность, выявление которой предполагает решение вопроса об истоках, причинах и мотивах злоупотребления процессуальными правами. Диссертант классифицирует различные мотивы злоупотреблений процессуальным правом и анализирует, в частности, такие мотивы как корыстный и личный.

В параграфе 1.3 «Классификации злоупотреблений процессуальными правами» диссертант отмечает, что злоупотребления субъективными гражданскими процессуальными правами неоднородны. Для выявления особенностей отдельных видов злоупотреблений с целью выработки мер противодействия автором предлагаются классификации злоупотреблений процессуальными правами на основе различных критериев: по стадиям гражданского процесса; по предметному признаку (общие и институциональные); по степени влияния на исход гражданского процесса; по качественному признаку (простые и сложные); по числу противоправных действий; по количеству лиц, совершающих злоупотребление; по цели, преследуемой субъектом и др.

В параграфе 1.4 «Отдельные виды злоупотреблений процессуальными правами в современном российском праве» анализируются наиболее распространенные виды процессуальных злоупотреблений. Диссертант не ставит себе целью выявление и анализ всех возможных злоупотреблений процессуальными правами в силу следующих причин: во-первых, любое субъективное процессуальное право в силу предоставляемых им дозволенностей может быть использовано в противоречие со своим назначением, поэтому описание абсолютно всех процессуальных злоупотреблений является задачей неосуществимой; во-вторых, нет никакой необходимости создавать «свод» злоупотреблений процессуальным правом (как это делает, например, Уголовный кодекс РФ в отношении составов преступлений). Изучение недобросовестных проявлений важно лишь постольку, поскольку конкретный эмпирический материал позволил бы сформулировать общее понятие злоупотребления процессуальными правами и разработать меры противодействия данному правонарушению.

В главе второй «Институциональные основания концепции противодействия злоупотреблениям процессуальными правами», состоящей из четырех параграфов, анализируются основные компоненты, которые могли бы лечь в основу создания концепции противодействия процессуальным злоупотреблениям.

В параграфе 2.1 «Понятие субъективных гражданских процессуальных прав» субъективное гражданское процессуальное право определяется как гарантированная и подкрепленная мерами государственного принуждения, предусмотренная законом и реализуемая управомоченным лицом на определенных условиях, своей волей и в своем интересе, возможность определенного поведения участника гражданского процесса, а также возможность требовать от суда санкционирования своих действий и обращаться за защитой в вышестоящие судебные инстанции.

Обращение к сущности субъективного процессуального права показывает, что последнее содержит в себе, с одной стороны, условия, способствующие возможным злоупотреблениям процессуальными правами, а с другой — условия, препятствующие возможным злоупотреблениям. Те и другие группы факторов тесно взаимосвязаны в конструкции субъективного права:

1) Субъективное гражданское процессуальное право как мера свободы поведения управомоченного лица. Несмотря на то, что субъективное право — это не абсолютная свобода, а возможность, которая имеет определенные границы, следует признать, что осуществление предоставленной субъекту дозволенности объективно способно причинить неудобства другим лицам.

2) Субъективное гражданское процессуальное право тесно связано с интересами управомоченных лиц. Проблема злоупотребления процессуальными правами – это, во многом, проблема выявления интереса, лежащего в основе субъективного права, осуществляемого лицом. Так, истец, обращающийся в суд, может и не иметь действительной заинтересованности в удовлетворении своих исковых требований; его интерес может сводиться только к причинению ответчику убытков.

3) Расхождение между содержанием норм объективного права и реализацией права. Злоупотребление процессуальными правами связано с возможным расхождением между содержанием нормы гражданского процессуального права и процессом реализации ее предписаний в реальных общественных отношениях, т.е. осуществлением субъективного процессуального права. 

4) Гарантированность субъективного права мерами государственного принуждения. Явление злоупотребления процессуальными правами основывается на том, что правообладатель под видом осуществления своего права получает возможность прибегнуть к принудительной силе государства для достижения юридически осуждаемых целей.

5)Особенности структуры субъективного гражданского процессуального права. В структуре субъективного гражданского процессуального права право на собственные действия неразрывно связано с правом требовать от суда их санкционирования, и в отрыве от него теряет самостоятельное значение. Данный момент очень важен для анализа сущности злоупотребления правом, поскольку оно становится возможным только в результате санкционирования судом (активного или пассивного) действий (бездействий) управомоченного лица. В силу различных причин (например, сообщение ложных сведений лицом, участвующим в деле) возможна ситуация, когда суд санкционирует действия лица, на самом деле являющиеся умышленными недобросовестными действиями.

На страницах диссертации высказываются критические замечания в адрес определений субъективного процессуального права, авторы которых моделируют право требования определенного поведения не только как требование к суду, но и как требование совершения определенных действий к другому участнику процесса.  Однако, совершение лицом, участвующим в деле, определенного процессуального действия (бездействия) и принятие этого действия (бездействия) судом объективно оказывает влияние на объем процессуальных прав и обязанностей всех других участников процесса, несмотря на то, что стороны не находятся друг с другом в гражданских процессуальных отношениях.

6) Недостатки действующего нормативно-правового регулирования – это также фактор, способствующий злоупотреблению процессуальными правами, который в отличие от рассмотренных выше, имеет субъективный характер и не связан с имманентно присущими праву свойствами. 

7)Связь субъективных гражданских процессуальных прав и обязанностей лиц. Осуществление субъективных процессуальных прав сопряжено с исполнением ряда долженствований, сопровождающих реализацию таких прав и блокирующих их ненадлежащее использование, так как отступление от установленных условий ведет к невозможности осуществления субъективного права и, соответственно, к невозможности использования его не по назначению.

8) Условия реализации субъективных гражданских процессуальных прав являются существенным фактором, препятствующим злоупотреблениям процессуальными правами, поскольку в большинстве случаев злоупотребление правом определяется как поведение, нарушающее условия реализации права.

Параграф 2.2 «Условия реализации субъективных гражданских процессуальных прав»посвящен определению понятия условий реализации субъективных прав и содержательной характеристике каждого условия. Условия реализации субъективных гражданских процессуальных прав — это общие, закрепленные в нормах гражданского процессуального права, ограничения – суть юридические обязанности, отражающие требования к осуществлению процессуальных прав лицами, участвующими в деле. Выделяются следующие условия реализации субъективных гражданских процессуальных прав лицами, участвующими в деле: а)  активное использование процессуального права; б) осуществление процессуального права в соответствии с его назначением; в) реальное осуществление процессуального права; г)разумное осуществление процессуального права; д)оперативное осуществление процессуального права; е) добросовестное осуществление процессуального права. Как будет показано в дальнейшем, злоупотребление процессуальными правами сопровождается нарушением условий осуществления субъективных процессуальных прав.

Ключевое значение для выработки понятия злоупотребления процессуальными правами и мер противодействия данному явлению имеет категория добросовестности, которая может пониматься в нескольких значениях. Приоритетным пониманием категории «добросовестность» является понимание ее в качестве условия осуществления субъективного гражданского процессуального права. Добросовестность как условие правореализации включает в себя два элемента: интеллектуальный и поведенческий. Данные составляющие передают соотношение намерения и поступка. Интеллектуальный момент добросовестности подразумевает осуществление права с внутренним убеждением в существовании определенных фактов и наличии субъективных прав. Поведенческая сторона добросовестности отражает процесс претворения внутренних установок лица в совершаемые им процессуальные действия (бездействие); при этом добросовестность олицетворяет адекватность совершаемых действий (поведенческой стороны) выработанным установкам (интеллектуальной стороне). Добросовестными должны признаваться процессуальные действия лица, участвующего в деле, совершаемые в целях защиты своих наличествующих либо предполагаемых гражданских прав, если утверждаемые лицом в процессе факты имели место в действительности, либо их существование предполагается лицом со значительной долей вероятности, а также очевидно явствует из сложившейся процессуальной ситуации.

В параграфе 2.3 «Предметная и функциональная взаимосвязь принципов гражданского процесса и условий реализации субъективных процессуальных прав» подчеркивается то обстоятельство, что тесная взаимосвязь всех юридических явлений, а также широкая сфера действия принципов гражданского судопроизводства позволяет говорить о предметном и функциональном взаимодействии принципов процесса и условий реализации субъективных процессуальных прав. Как известно, принципы гражданского судопроизводства находят свое выражение в процессуальных нормах и предопределяют содержание последних.

Условия реализации субъективных процессуальных прав представляют собой юридические обязанности, сопровождающие реализацию субъективных процессуальных прав. Как и прочие процессуальные обязанности, они закреплены в нормах гражданского процессуального права. Таким образом, условия реализации права формируются не произвольно, а исходя из общих начал гражданского процесса. Условия осуществления гражданских процессуальных прав подчинены принципам гражданского процесса и не должны противоречить им. Например, условие добросовестной реализации процессуальных прав лежит в контексте такого общего принципа гражданского процесса, как законность.

Анализ процессуальных злоупотреблений с позиций принципов гражданского процесса и условий реализации субъективных процессуальных прав как двух взаимосвязанных категорий представляется весьма продуктивным. Результат такого анализа позволил бы, с опорой на основополагающие начала гражданского судопроизводства, воплощенные, в том числе, в конкретных условиях осуществления субъективных прав, создать основу для противодействия вредоносным формам процессуального поведения.

       В параграфе 2.4 «Гражданская процессуальная обязанность и учение о гражданском процессуальном правонарушении» отмечается, что институциональным основанием ответственности за гражданское процессуальное правонарушение выступает  гражданская процессуальная обязанность, неисполнение которой позволяет ставить вопрос об ответственности субъекта. Не определив стандартов требуемого поведения участников гражданских процессуальных правоотношений, нельзя вести речь об ответственности этих лиц за ненадлежащее поведение, поскольку меры ответственности могут применяться только за отступление от четко выраженного в законе норматива поведения. Гражданская процессуальная обязанность – это устанавливаемая нормами гражданского процессуального права необходимость субъекта гражданских процессуальных правоотношений совершить определенные действия либо воздержаться от них, реализуемая в добровольном или в принудительном порядке, а также обеспеченная мерами гражданского процессуального принуждения.

Гражданское процессуальное правонарушение можно определить как виновно совершенное субъектом гражданского процессуального права действие (бездействие), причиняющее вред общественным отношениям в сфере отправления правосудия по гражданским делам (либо создающее угрозу причинения такого вреда), нарушающее нормы гражданского процессуального права и влекущее за собой применение мер гражданского процессуального принуждения. Состав процессуального правонарушения выступает как единственное основание гражданской процессуальной ответственности. Раскрытие и описание элементов состава процессуального правонарушения в виде злоупотребления правом позволит, с одной стороны, усилить противодействие нарушениям норм гражданского процессуального права недобросовестными лицами, а с другой — избежать привлечения к ответственности лиц, чье поведение не содержит признаков рассматриваемого процессуального нарушения.

 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 52.

Собрание законодательства РФ. 18.11.2002. N 46. Ст. 4532.

Собрание законодательства РФ. 29.07.2002. N 30. Ст. 3012.

Чечина Н.А. Гражданские процессуальные отношения. Л.:Изд-во Ленинградского университета, 1962. С.32.

Оптимизация гражданского правосудия России / (С.Л.Дегтярев и др.); предисловие В.Ф.Яковлева; под ред. В.В.Яркова. – М.: Волтерс Клувер, 2007. С.VII.

Путь к закону: Исходные документы, пояснительные записки, материалы конференций, варианты проекта ГПК, новый ГПК РФ / Под ред. М. К. Треушникова. М., 2004. С. 79.

 Там же. С. 83.

Российская газета. 14 март. 2008. С.21.

Российская юстиция. 1997. №6.

Abuse of Procedural Rights: Comparative Standarts of Procedural Fairness / ed. Taruffo M. 1999.Р.109.

 Витрук Н. В. Правовой статус личности в СССР. М., 1985. С. 156.

 См. напр.: Агарков М. М. Проблема злоупотребления правом в советском гражданском праве // Известия АН СССР. Отделение экономики и права. 1946. № 6. С. 427.

Юдин А.В. Злоупотребление процессуальными правами в гражданском судопроизводстве. СПб: Издательский Дом С.-Петерб. гос. ун-та, Издательство юридического факультета С.-Петерб. гос. ун-та, 2005.

Грель Я.В. Злоупотребления сторон процессуальными правами в гражданском и арбитражном процессе. Дис. …канд. юрид. наук. Новосибирск, 2006; Аболонин В.О. Злоупотребление правом на иск в гражданском процессе Германии. Дис. …канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2008.

        Третья глава «Понятие и признаки злоупотребления процессуальными правами» состоит из четырех параграфов.

В параграфе 3.1 «Злоупотребление процессуальными правами и принципы гражданского судопроизводства» отмечается органическая несовместимость и разнополюсность идей, составляющих квинтэссенцию принципов процесса и злоупотреблений процессуальными правами. Принципы гражданского процесса не только не оправдывают процессуальную недобросовестность, но и препятствуют ей, задавая такой строй гражданского процесса, который бы исключал всевозможные злоупотребления правами. Анализ соотношения принципов процесса и рассматриваемого правонарушения приводит к выводу о том, что практически все формы злоупотребления процессуальными правами в общем плане представляют собой нарушение принципов гражданского процессуального права. Большинство злоупотреблений процессуальными правами – это проявление своего рода «издержек» принципов процесса, что наиболее рельефно проявляется в действии принципов состязательности, диспозитивности и процессуального формализма.

П.3.1.1 именуется «Злоупотребление процессуальными правами и состязательность гражданского судопроизводства».Указание на дефекты состязательности в виде возможности процессуальных злоупотреблений является традиционным как для российской, так и для зарубежной литературы. Однако изучение природы процессуальных злоупотреблений в контексте состязательного начала позволяет утверждать, что принцип состязательности, как и всякий принцип гражданского процесса, не имеет абсолютного и всеобъемлющего значения. В диссертации доказывается, что понимание принципа состязательности как допустимости любых процессуальных приемов, направленных на «победу» над процессуальным противником, является ошибочным.

Функциональное назначение принципа состязательности, как и назначение других принципов процесса, предопределено общими целями и задачами гражданского судопроизводства, между тем, злоупотребление процессуальными правами резко диссонирует с данными целями и задачами. Правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в условиях процессуальной недобросовестности становится затруднительным, поскольку действия субъекта-правонарушителя препятствуют достижению этих задач. Однако, несмотря на то, что задача правильного и своевременного рассмотрения и разрешения гражданского дела ставится не перед сторонами процесса, а перед органом судебной власти, указанное обстоятельство ни в коей мере не оправдывает поведение лиц, участвующих в деле, направленное на умышленное воспрепятствование достижения органом судебной власти указанных задач. Следовательно, лица, участвующие в деле, не имеют прямой юридической обязанности содействовать суду в правильном и своевременном рассмотрении и разрешении гражданского дела; они обязываются лишь к воздержанию от действий, способных воспрепятствовать достижению названной задачи.     

Оценивая положение суда в состязательном процессе необходимо, вслед за многими исследователями, отрешиться от воззрений на суд как на орган, пассивно наблюдающий за состязанием сторон и провозглашающий результат состязания в конце процесса. Суд в гражданском судопроизводстве обязан претворять в отношениях тяжущихся требования процессуального закона, способствовать достижению целей процесса, что выступает проявлением его компетенции как органа государственной власти и отражает публичный характер норм процессуального права. В условиях состязательного и диспозитивного гражданского процесса необходима такая активность суда, которая бы препятствовала различным злоупотреблениям со стороны лиц, участвующих в деле.  

Усиление активности суда возможно по таким наиболее актуальным направлениям как восстановление в законе права суда признавать обязательной явку в судебное заседание лиц, участвующих в деле;  передача суду частичной инициативы в определении субъектного состава участников спора с тем, чтобы исключить возможность манипулирования истцом факторами, определяющими подведомственность и подсудность дела, и неосновательного «приобретения» выгодной подведомственности и подсудности; расширения права суда в применении процессуально-предупредительных мер, направленных на предотвращение возможных злоупотреблений, и мер процессуального принуждения, при помощи которых суд имел бы возможность оградить интересы правосудия от недобросовестного поведения участников процесса, а также возможность защитить интересы других лиц, участвующих в деле.

Сказанное позволяет ставить и решать вопрос о субъекте инициативы в совершении процессуальных действий, направленных против злоупотреблений процессуальными правами. Полагаем, что противодействие правонарушениям в сфере гражданского судопроизводства является публичной задачей и переносит инициативу в такой борьбе на орган судебной власти, что, одновременно, не лишает права лиц, участвующих в деле, инициировать постановку вопроса о привлечении к ответственности лиц, злоупотребляющих своими правами, а также о применении к ним иных мер гражданского процессуального принуждения.  Инициатива в доказывании фактов недобросовестности может исходить от суда, который вне зависимости от позиции лиц, чьи интересы были нарушены процессуальной недобросовестностью участника процесса, обязан поставить такие факты на обсуждение. Лица, участвующие в деле (их представители), также вправе делать заявления о нарушении процессуальных норм, требовать от суда применения мер ответственности или иных мер принуждения к виновным лицам, представлять доказательства наличия в действиях лиц признаков злоупотребления правом. Высказанное положение полностью согласуется, во-первых, с провозглашенной в ст.2 ГПК задачей суда по предупреждению правонарушений, а во-вторых, с положениями ч.1ст.55 ГПК, относящей к кругу фактов, подлежащих установлению, иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Обращение к современной юридической практике и тенденциям, существующим в сфере гражданского судопроизводства, позволяет подвергнуть критической оценке один из распространенных в процессуальной науке взглядов (А.Х.Гольмстен и др.), согласно которому исполнение процессуальных обязанностей тяжущимися может стимулироваться одной лишь угрозой наступления неблагоприятных последствий, под которыми понимается, как правило, проигрыш дела. Не оспаривая положения о том, что приведенный метод является приоритетным в сфере процессуального регулирования, заметим, что сам по себе он является недостаточным для нормального функционирования судопроизводства. Наиболее рельефно обозначенные закономерности проявляются в таких анализируемых на страницах диссертации случаях, как уклонение от явки в суд в ситуации невозможности рассмотрения дела в отсутствие неявившегося лица и (или) его представителя; создание ситуации неведения суда в отношении причин неявки лица в судебное заседание; создание видимости уважительности причин неявки в судебное заседание; непредставление доказательств лицами, участвующими в деле, в ситуации, когда отсутствие необходимых доказательств может повлечь «неблагоприятные последствия» не для стороны, уклоняющейся от их передачи, а для его процессуального противника, заинтересованного в их получении.

В п.3.1.2 «Принцип диспозитивности и злоупотребление процессуальными правами»  указывается, что свобода лиц, участвующих в деле, в распоряжении своими материальными и процессуальными правами также нередко трактуется в качестве допустимости процессуального поведения, которое может быть расценено как недобросовестное.  Однако свобода распоряжения материальными правами, а также процессуальными средствами их защиты не имеет абсолютного характера.

Истоки принципа диспозитивности в гражданском судопроизводстве усматривают в диспозитивности субъективных гражданских (материальных) прав. Отсюда можно сделать вывод, что проблема злоупотребления процессуальными правами – это во многом вопрос о соотношении материального и процессуального в гражданском судопроизводстве. Функционально существование всех процессуальных норм и институтов предопределено наличием материальных гражданских прав, подлежащих защите. Процессуальные права ценны ровно настолько, насколько они обеспечивают защиту нарушенных субъективных прав лиц. Злоупотребление процессуальными правами связано с положением, когда субъект-правообладатель осуществляет свои процессуальные права для защиты заведомо отсутствующих у него субъективных материальных прав. Поскольку вопрос о наличии либо отсутствии материальных прав решается, как правило, уже в конце рассмотрения гражданского дела, когда процессуальные права оказываются реализованными, субъект может беспрепятственно вести судебный процесс «ради самого процесса».

На страницах диссертации приведенные суждения иллюстрируются алгоритмом разрешения проблемы допустимости отказа в принятии иска (заявления) в случае, когда из поданного иска (заявления) усматривается злоупотребление правом. Диссертант приходит к выводу, что отказ в принятии искового заявления (заявления) по мотиву злоупотребления правом на обращение в суд является ошибочным. Сформулированные нами подходы функционально могут быть спроецированы на обращения в суд по делам не только искового, но и неисковых производств, а также применительно к обращениям в суды апелляционной и кассационной инстанции.

В контексте принципа диспозитивности, выступающего основой для формулирования концепции «свободы распоряжения фактами», диссертант, критически оценивая данную концепцию, приходит к выводу, что рассматриваемый принцип не означает дозволение лицам, участвующим в деле, на сообщение ложных сведений для введения суда в заблуждение. Безусловно, лица вправе, но не обязаны давать суду объяснения по существу дела. Они вправе по тем или иным причинам воздержаться от дачи объяснений, и суд не может принудить лицо к сообщению определенных сведений. Однако если лица, участвующие в деле, дают объяснения, они обязаны сообщить суду соответствующую действительности информацию об обстоятельствах дела и не вправе давать ложные объяснения.  

Равным образом принцип диспозитивности не предполагает наделение лиц правом предъявления в суд явно неосновательных требований, либо иных требований без цели действительной защиты своих прав; изменение подведомственности и подсудности дела путем искусственного создания факторов, относящихся к субъектному составу участников спора или характеру требований, не может быть оправдываемо ссылкой на свободу пользования правом; явка лиц, участвующих в деле, в судебное заседание является субъективным правом лиц, однако, лицо не имеет право использовать свою неявку в суд как средство для затягивания процесса и др.

В п.3.1.3 «Процессуальный формализм и обоснование противоправности злоупотребления процессуальными правами» указывается, что принципу  процессуального формализма, как и иным основным началам гражданского процесса, не может придаваться абсолютное значение. Так, ГПК дает истцу право на предъявление иска, однако это не означает, что истец имеет право обратиться в суд с недобросовестным исковым требованием; лицо, при дозволенности заявления ходатайств, неявок в суд, даче объяснений, не может воспользоваться соответствующими правами для затягивания процесса по делу или в целях ввести суд в заблуждение; основываясь на предусмотренном законом праве кассационного обжалования, субъект не вправе подать жалобу на судебный акт в полной уверенности в его правильности и т.д. Таким образом, злоупотребление процессуальными правами не может быть оправдываемо ссылкой на формальное соответствие поведения лица требованиям процессуальной формы.    

В связи с этим мы не можем согласиться с мнением ученых, полагающих, что возможность злоупотребления процессуальными правами не имеет под собой какой-либо почвы, т.к. все процессуальные действия, условия и порядок совершения каждого из них должны быть указаны законодателем (Д.А.Фурсов); кроме того, на основании отсутствия в процессуальном регламенте эффективных правовых средств, позволяющих реально обеспечить борьбу с процессуальными способами воспрепятствования осуществлению правосудия, применительно к арбитражному судопроизводству делается вывод об избыточности категории злоупотребления процессуальными правами (А. И. Приходько). Полагаем, что немаловажным фактором, который не позволяет согласиться с тем, что борьба со злоупотреблениями процессуальными правами возможна лишь за счет совершенствования процессуального регламента и минимизации проявлений судейского усмотрения в вопросах наказания недобросовестных лиц, является многообразие возникающих в гражданском процессе ситуаций. Законодатель в силу объективных причин не в состоянии предусмотреть и урегулировать все ситуации, в которых может возникнуть почва для процессуальных злоупотреблений. Второй причиной, по которой нормативное совершенствование процессуального регламента не может рассматриваться в качестве универсального средства противодействия процессуальным злоупотреблениям, является то обстоятельство, что создание новых процессуальных правил, нацеленных на противодействие злоупотреблениям процессуальными правами, может явиться благодатной почвой для злоупотреблений, основанных на новых процессуальных нормах. Любое позитивное нововведение процессуального законодательства может быть использовано как средство злоупотребления процессуальными правами.

Принцип процессуального формализма позволяет охарактеризовать изучаемое явление как юридически осуждаемое поведение, характеризующееся признаком противоправности. Моделирование категории «злоупотребление процессуальными правами» для целей нормативной регламентации противодействия этому явлению может строиться по следующей схеме:

а)Установление в законе обязанности добросовестного пользования процессуальными правами.

б)Формулирование общего нормативного определения «злоупотребления процессуальными правами».

в) Указание в законе на отдельные разновидности злоупотреблений процессуальными правами («специальные деликты»). В законе должны быть закреплены наиболее вредоносные и распространенные формы злоупотреблений процессуальными правами. Однако в гражданском процессе весьма вероятна возможность появления «новых» злоупотреблений, т.е. злоупотреблений, которые прямо не запрещены законом, и проистекают либо из новелл процессуального закона либо из уже давно действующих процессуальных норм. Противодействие таким злоупотреблениям может строиться по принципу «генерального деликта». В законе должно быть установлено общее понятие злоупотребления процессуальными правами (п.«б») наряду с закреплением отдельных составов злоупотреблений (п.«в»). Соответственно, привлечение к ответственности за злоупотребление процессуальными правами будет строиться по следующей схеме: если поведение лица содержит признаки поведения, запрещенного «специальным деликтом», то привлечение к ответственности происходит по нормам этого деликта; если суд усматривает в поведении субъекта признаки злоупотребления процессуальными правами, которое специально не запрещено законом, то суд должен отказать в санкционировании соответствующих процессуальных действий (п. «г»), а если эта защитная мера не может быть применена, то лицо привлекается к ответственности на основе норм «генерального деликта».

Кроме того, на базе общего понятия «злоупотребления процессуальными правами» (п.«б») законодателем могут моделироваться частные случаи процессуальных злоупотреблений; суд при привлечении лиц к ответственности за частные случаи злоупотреблений должен обращаться к общему определению рассматриваемой категории.

г) Установление мер ответственности и иных мер гражданского процессуального принуждения за злоупотребление процессуальными правами, прежде всего, в виде отказа в санкционировании недобросовестных процессуальных действий.

д) Совершенствование процессуального регламента, не связанное с установлением мер принуждения, для предотвращения и исключения различных форм процессуальных злоупотреблений, поскольку в ряде случаев злоупотребление правом выступает как «реакция» на несовершенство процессуального законодательства. Совершенствование процессуального закона может осуществляться по самым разным направлениям и в качестве основной цели должно быть направлено не только на предотвращение процессуальных злоупотреблений, а на оптимизацию процессуального регламента в целом.

Привлечение к ответственности и применение иных мер процессуального принуждения за злоупотребление процессуальными правами в «целом» (за «генеральный деликт»), а равно за закрепленные в законе отдельные виды процессуальных злоупотреблений, порождает проблему определения допустимой степени судейского усмотрения при решении указанных вопросов. В частности, опасение вызывает тот факт, что под видом борьбы со злоупотреблениями процессуальными правами может произойти умаление процессуальных прав лиц со стороны суда, причем такое умаление может быть сопряжено с применением к лицам довольно ощутимых санкций ответственности. Минимизация судейского усмотрения в данном вопросе возможна за счет следующих факторов: а) определенность нормативных предписаний, устанавливающих общее понятие злоупотребления процессуальными правами, а также его отдельные разновидности; б) приоритетное применение иных мер процессуального принуждения перед применением мер процессуальной ответственности. В соответствии с предлагаемой нами моделью меры процессуальной ответственности применяются за специально установленные в законе составы процессуальных злоупотреблений; если поведение лица образует злоупотребление процессуальными правами  по модели «генерального деликта», суд должен отказать лицу в санкционировании определенных процессуальных действий, и только в случае, если применение данной защитной меры невозможно, применить меры процессуальной ответственности.

В параграфе 3.2 «Общетеоретические и отраслевые подходы к категории «злоупотребление правом»: критический анализ» проблема выработки понятия и признаков злоупотребления правом характеризуется как глобальная межотраслевая проблема юридической науки. В научной литературе (преимущественно по общей теории права и по гражданскому праву) существует множество точек зрения на понятие «злоупотребление правом», вплоть до отрицания существования данного явления. Представления о злоупотреблении субъективными гражданскими процессуальными правами во многом сформировались на базе указанных позиций. Первая группа авторов в немногочисленных работах, прямо или косвенно посвященных затрагиваемой проблематике, путем непосредственного указания на институт злоупотребления процессуальными правами либо через отнесение к злоупотреблению конкретных процессуальных действий, признавала наличие данной категории в теории и практике применения гражданских процессуальных норм (К.С.Юдельсон, И. М. Зайцев, Р. Ф. Каллистратова, В.Я.Грель, А.В.Юдин, В.О.Аболонин). Вторая группа ученых демонстрирует отрицательное отношение к указанной категории; по их мнению, явлению злоупотребления процессуальным правом нет места, т.к. все процессуальные действия заранее должны быть указаны законодателем (взгляды этой группы авторов были разобраны выше, в контексте анализа принципа процессуального формализма).

Последние два параграфа четвертой главы диссертации – параграф 3.3«Злоупотребление процессуальными правами как разновидность гражданского процессуального правонарушения» и параграф 3.4 «Злоупотребление процессуальными правами как нарушение условий реализации субъективных процессуальных прав»основаны на идее о том, что, с методологических позиций злоупотребление процессуальными правами является своего рода промежуточной юридической категорией. Существование таких «промежуточных» категорий - известное науке явление. Они характеризуются тем, что «отдельные классификационные признаки в них либо отсутствуют, либо проявляются в ослабленном, «стертом» виде…». С этих позиций злоупотребление процессуальными правами может быть рассмотрено в двух магистральных направлениях: 1)как особая форма гражданского процессуального правонарушения и 2)как нарушение условий реализации субъективного процессуального права.

Главный признак злоупотребления процессуальными правами, позволяющий рассматривать его в качестве особой группы процессуальных правонарушений, – это совершение действий, образующих состав правонарушения, на внешне законной юридической основе. В этом проявляется отличие злоупотреблений от «обычных» правонарушений, в которых объективная сторона характеризуется очевидно незаконными действиями (бездействиями), не создающими даже видимости их правомерности.

Особенности объективной стороны состава правонарушения проявляются в специфике способа совершения правонарушения. Таким способом выступает реализация принадлежащего лицу субъективного права.

Механизм злоупотребления процессуальными правами сводится к тому, что лицо, стремящееся к достижению неких правовых последствий, совершает процессуальные действия (бездействие), внешне «похожие» на юридические факты, с которыми закон связывает наступление определенных последствий. Несмотря на то, что такие действия имеют полностью искусственный характер, т.е. не подкрепляются фактами объективной действительности, определенные правовые последствия, выгодные лицу, все же наступают.

Злоупотребление процессуальными правами можно определить также как имитационное поведение, когда субъект, поступающий определенным образом, создает видимость правомерности своих действий. Имитационные действия представляют собой своего рода инсценировки реализации лицом принадлежащих ему субъективных процессуальных прав. 

Виды имитаций, характеризующих злоупотребление процессуальными правами, могут быть позитивными и негативными. Позитивные имитации – это имитации наличия определенного фактического или правового состояния, с которым связывается наступление неких правовых последствий, выгодных лицу, поступающему подобным образом (например, имитация тяжелого имущественного положения с целью получения отсрочки или рассрочки уплаты государственной пошлины по делу; имитация неудовлетворительного физического состояния в целях отложения судебного заседания по «болезни»; имитация наличия определенного субъективного права для создания возможности легитимировать себя в качестве управомоченного лица для определенной процессуальной ситуации и др.). Негативная имитация – это имитация отсутствия какого-либо значимого фактора. Апеллирование к отсутствию того или иного компонента судебного процесса - весьма распространенный мотив злоупотребления процессуальными правами, направленный обычно на отмену судебного постановления, принятого против лица, либо на неосновательное получение иных процессуальных преференций (например, создание видимости своего неизвещения о времени и месте рассмотрения дела как повод для отмены судебного акта; иная ссылка на мнимое нарушение своих процессуальных прав).       

Вредоносность злоупотребления субъективным процессуальным правом производна от вредоносности гражданского процессуального правонарушения и заключается в отрицательных для правосудия и участников гражданского процесса экономических, организационных, идеологических и личных последствиях, описываемых в диссертации.

Злоупотребление процессуальными правами совершается с  умышленной формой вины, когда лицо осознает противоправность совершаемых им действий по реализации субъективного процессуального права, предвидит возможность наступления негативных последствий и желает наступления вредоносного результата в сфере гражданского судопроизводства, либо сознательно допускает его наступление, либо относится к совершаемым им действиям безразлично. При описании признаков злоупотребления правом, ГПК, в частности, использует термин «заведомость», акцентируя внимание на предумышленном поведении лица, злоупотребляющего субъективным правом (ст. 99, ч. 2 ст. 284 ГПК).

Обсуждая проблему субъекта данного правонарушения, диссертант исходит из того, что злоупотребить правом может только лицо, наделенное определенным комплексом субъективных гражданских процессуальных прав. Прежде всего, это лица, участвующие в деле, их представители. Автор также приходит к выводу, что в настоящее время является правомерной постановка вопроса о злоупотреблении процессуальными правами со стороны органа судебной власти. Речь может идти о ситуациях, когда суд, формально не допустив нарушений норм процессуального закона, реализует свои права в противоречии с целями и задачами гражданского судопроизводства, закрепленными в ст. 2 ГПК. На страницах диссертации рассматриваются отдельные примеры «судебных» злоупотреблений. Злоупотребления процессуальными правами, допускаемые судом, имеют существенную специфику, связанную с положением суда в гражданском процессе. Однако арсенал мер процессуальной ответственности и иных мер процессуального принуждения, используемый для противодействия злоупотреблениям процессуальными правами со стороны лиц, участвующих в деле, не может быть применен по отношению к органу судебной власти, за исключением такой меры как отмена или изменение судебного акта судом вышестоящей инстанции. 

Злоупотребление процессуальными правами основано на официально-правовом статусе субъекта и его властно-обеспеченных возможностях.  Если бы не государственное установление, выразившееся в принятии соответствующих нормативно-правовых актов, наделяющих лицо соответствующими правами и не создание системы юрисдикционных органов, данная правовая возможность отсутствовала бы у субъекта, который злоупотребляет тем, что ему при прочих условиях могло бы и не принадлежать. Когда субъект приобретает юридически обеспеченные, реализуемые через суд возможности влияния на противоположную  сторону, то его обращение в суд  может быть вызвано единственно целью осуществления таких возможностей в своих корыстных интересах.

Злоупотребление процессуальными правами – это нарушение конкретных условий реализации субъективных гражданских процессуальных прав, выделенных нами в первой главе работы.

1) С точки зрения такого условия правореализации как осуществление права в соответствии с его назначением злоупотребление процессуальными правами – это нарушение функционального назначения субъективного процессуального права, которое образует поведение, направленное на достижение противоправной цели.        

2)Злоупотребление процессуальными правами - это недопустимо формальное поведение, представляющее собой нарушение такого условия осуществления процессуального права как реальность. При злоупотреблении процессуальными правами отсутствует реальная основа совершаемых действий, которым свойственна некая искусственность. Это можно проиллюстрировать на примере такого злоупотребления как манипуляция подведомственностью или подсудностью спора путем искусственного вовлечения в процесс отдельных субъектов, в действительности не имеющих отношения к рассматриваемому делу.

3)Злоупотребление процессуальными правами как искусственное усложнение гражданского процесса нарушает такое условие реализации процессуального права как экономичность. Подобная процессуальная «стратегия» представляет собой совершение лицом процессуальных действий, связанных с попыткой осложнить процесс путем увязывания его с факторами, затрудняющими рассмотрение дела, т.е. искусственно создаваемыми лицом обстоятельствами, препятствующими вынесению правильного решения по делу либо затрудняющими совершение иных процессуальных действий, поскольку судебный акт, постановленный без учета данных факторов, будет иметь видимость незаконного и необоснованного.

4)Злоупотребление процессуальными правами – это непоследовательное и противоречивое процессуальное поведение, нарушающее такое условие осуществления процессуального права как разумность. Занятие непоследовательной позиции по делу, опровержение собственной предшествующей процессуальной позиции, с учетом иных обстоятельств, может быть расценено судом как злоупотребление процессуальными правами. В ряде случаев неразумное процессуальное поведение предстает в форме своеобразного процессуального «упрямства», сводящегося, например, к отрицанию явно обоснованных исковых требований или явно очевидных фактов, иному поддержанию заведомо проигрышной позиции.

5)Злоупотребление процессуальными правами - это недобросовестное процессуальное поведение, представляющее нарушение такого условия осуществления процессуального права как добросовестность. Недобросовестным будет считаться поведение, при котором лицо искажает известные ему обстоятельства и поступает в противоречии со своим знанием о действительных обстоятельствах дела (например, истец предъявляет иск о взыскании уже выплаченного ему долга).

На основе разноаспектного рассмотрения исследуемого понятия его единое определение можно сформулировать следующим образом: злоупотребление процессуальными правами - это особая форма гражданского процессуального правонарушения, т.е. умышленные недобросовестные действия участников гражданского процесса (а в отдельных случаях и суда), сопровождающиеся нарушением условий осуществления субъективных процессуальных прав и совершаемые лишь с видимостью реализации таких прав, сопряженные с обманом в отношении известных обстоятельств дела, в целях ограничения возможности реализации или нарушения прав других лиц, участвующих в деле, а также в целях воспрепятствования деятельности суда по правильному и своевременному рассмотрению и разрешению гражданского дела, влекущие применение мер гражданского процессуального принуждения.

       Четвертая глава «Последствия злоупотребления процессуальными правами в гражданском судопроизводстве» - состоит из пяти параграфов.   

        В параграфе 4. 1. «Общая характеристика последствий злоупотребления процессуальными правами в гражданском судопроизводстве. Гражданское процессуальное принуждение» утверждается, что выработка эффективных мер противодействия злоупотреблениям процессуальными правами — проблема, лежащая в контексте общих проблем обеспечения законности в гражданском судопроизводстве. Гражданский процесс воспринимается как одна из форм принудительной реализации нарушенных или оспоренных материальных прав, однако исследователи зачастую упускают из виду, что процессуальные нормы зачастую сами становятся уязвимыми для всякого рода правонарушений.

Диссертант приходит к выводу, что институциональной основой гражданского процессуального принуждения выступает метод гражданского процессуального регулирования. Доказывается, что гражданский процессуальный метод – это императивный метод правового регулирования, важными проявлениями которого являются регулирование процессуальных отношений способом предписания, а также  существование в гражданском процессе различных мер процессуального принуждения, отсутствие которых могло бы дестабилизировать правосудие по гражданским делам, в частности, в связи с его уязвимостью для различных форм злоупотреблений процессуальными правами.

Охрана процессуальных прав лиц от злоупотреблений противоположной стороны подразумевает наличие комплекса мер противодействия злоупотреблениям процессуальными правами. Вслед за авторами, подчеркивающими относительно самостоятельное значение процессуальных способов защиты права (в контексте защиты нарушенных гражданских прав), а также комплексный характер правовых норм, регламентирующих способы защиты гражданских прав, в диссертации предлагается определенная система мер процессуальной защиты, которая может быть использована для противодействия процессуальным злоупотреблениям. Противодействие злоупотреблению процессуальными правами определяется как совокупность процессуальных действий (бездействия) суда, направленных на недопущение или устранение гражданских процессуальных правонарушений в виде злоупотреблений процессуальными правами, а также на привлечение к ответственности лиц, допустивших умышленные недобросовестные действия в гражданском судопроизводстве.

Система мер противодействия злоупотреблениям процессуальными правами включает в себя меры гражданской процессуальной ответственности и иные меры гражданского процессуального принуждения. Не каждое злоупотребление процессуальными правами влечет за собой применение мер гражданской процессуальной ответственности; в ряде случаев в отношении лица следуют иные меры гражданского процессуального принуждения, не являющиеся мерами ответственности. Это вызвано рядом обстоятельств: 1) трудностями доказывания умысла правонарушителя; 2) универсальностью мер защиты, позволяющих предотвратить негативные последствия поведения лица; 3) экономией мер репрессии в ситуации, когда последствия допущенного злоупотребления незначительны.

В параграфе 4. 2. «Гражданская процессуальная ответственность за злоупотребление процессуальными правами» отмечается, что вопрос о существовании гражданской процессуальной ответственности, несмотря на интенсификацию исследований данной проблемы в последнее время, остается спорным. Основными доводами в пользу отсутствия гражданской процессуальной ответственности обычно служат, во-первых, их «похожесть» на меры ответственности другой отраслевой принадлежности, а, во-вторых, разнородность мер процессуальной ответственности. Отстаивая самостоятельность процессуальной ответственности, диссертант замечает, что в праве имеются многочисленные примеры «дублирования» мер ответственности (например, наложение штрафа предусмотрено нормами КоАП и УК; гражданскому праву известна штрафная неустойка). Возражения по существу второго аргумента сводятся к тому, что различные комбинации репрессивно-юридических мер встречаются и в иных отраслях права, чья отраслевая самостоятельность вряд ли может быть поставлена под сомнение (например, такие разнородные меры ответственности, как лишение свободы и штраф относятся к мерам уголовной ответственности; административный арест и штраф принадлежат к мерам административной ответственности).

Гражданская процессуальная ответственность определяется через вполне традиционные критерии определения любого вида юридической ответственности: 1) дополнительное обременение и 2) отрицательная оценка личности правонарушителя. Особое значение имеет отрицательная оценка личности правонарушителя при квалификации его поведения в качестве злоупотребления процессуальными правами, поскольку негативная оценка опровергает существующую в праве презумпцию добросовестности лица.

В настоящий момент кчислу мер ответственности, установленных законом за процессуальные злоупотребления, относятся взыскание компенсации за потерю времени; разрешение поворота исполнения по делам, по которым он, по общему правилу, не допускается; взыскание судебных расходов с недобросовестного лица. Вслед за отдельными авторами (М.А.Гурвич, Л.В.Туманова), диссертант утверждает, что такая мера как взыскание компенсации за фактическую потерю времени (ст.99 ГПК) нуждается в модернизации, поскольку в действующей редакции она не способна восполнить потери, понесенные лицами, пострадавшими от процессуального деликта.

В диссертации высказаны предложения о внедрении таких мер ответственности за процессуальную недобросовестность как судебный штраф, возмещение убытков в твердой сумме (заранее определенного законом размера) и убытков, размер которых законом не определен; компенсация морального вреда; возмещение лицом всех судебных расходов вне зависимости от исхода процесса.

Диссертант полагает целесообразным установление судебных штрафов за такие виды злоупотреблений процессуальными правами как злоупотребление правом на предъявление иска (подачу заявления) в суд первой инстанции; несообщение суду о причинах своей неявки в судебное заседание; фальсификация документов, оформляющих распорядительные действия сторон и документов, представляемых в обоснование уважительности причин своей неявки в судебное заседание; неявка в судебное заседание при одновременном наделении суда правом признавать явку лиц, участвующих в деле, обязательной; дача заведомо ложных объяснений; непредставление доказательств, истребуемых от лиц, участвующих в деле, по запросу суда; заведомо ложное заявление о фальсификации доказательств (безотносительно к решению вопроса о привлечении лица к уголовной ответственности); злоупотребление правом на подачу апелляционной или кассационной жалобы. Установленные гражданским процессуальным законодательством размеры судебных штрафов должны быть пересмотрены в сторону увеличения, поскольку существующий размер санкций представляется явно недостаточным для обеспечения воздействия соответствующих процессуальных норм. Для граждан размер штрафа может быть установлен в размере от 2000 до 10 000 руб., для организаций — в сумме от 10 000 до 50 000 руб.

Злоупотребление процессуальными правами причиняет экономический вред интересам государства и интересам лиц, участвующих в деле, который выражается в убытках в виде реального ущерба и упущенной выгоды. Изложенное позволяет выдвинуть предложение о закреплении в законе возможности взыскания известных зарубежному гражданскому праву «liquidated damages» (заранее оцененные убытки, оценочная неустойка). Должно быть установлено, что при злоупотреблении правом лицом, участвующим в деле, потерпевшая сторона могла бы потребовать возмещения убытков, размер которых был бы заранее определен законом.   Взыскание денежной суммы заранее определенного размера известно некоторым отраслям российского права (ст.1301, ч.4ст.1515, ст.1537, ч.3ст.1252 ГК). Трудности доказывания убытков, понесенных в связи с участием в процессе, возникшем и продолжавшемся в результате процессуальных злоупотреблений, обусловливают эффективность взыскания потерпевшим твердой суммы убытков как с точки зрения защиты его прав, так и с позиций экономии времени рассмотрения дела. При выборе данного способа защиты права лицо должно доказать лишь сам факт процессуального правонарушения. Размер убытков, взыскиваемых в твердой сумме, целесообразно установить в тех же пределах, что и взыскание судебного штрафа (для граждан - в размере от 2000 до 10 000 руб., для организаций — в сумме от 10 000 до 50 000 руб.). Взыскание твердой суммы убытков возможно, в частности, за такие формы недобросовестного поведения как злоупотребление правом на предъявление иска (подачу заявления) в суд первой инстанции; злоупотребление правом на подачу апелляционной или кассационной жалобы; а также за действия, повлекшие затягивание процесса: уклонение от явки лиц в судебное заседание при одновременном наделении суда правом признавать явку лиц, участвующих в деле, обязательной;  нарушение норм о раскрытии доказательств; непредставление доказательств лицом, участвующим в деле, по запросу суда.

При отказе от взыскания убытков в твердой сумме, лицо получает право требовать их возмещения по правилам, предусмотренным гражданским законодательством, прежде всего, частью 2 статьи 15 ГК РФ, допускающей взыскание убытков в виде реального ущерба и упущенной выгоды. Возмещение убытков, размер которых доказан лицом, целесообразно предусмотреть за злоупотребление процессуальными правами в «целом» (т.е. за «генеральный деликт»), а также за те отдельные разновидности злоупотреблений, за которые выше мы предлагали установить возможность взыскания убытков заранее определенного размера.

Экономический вред от злоупотреблений процессуальными правами выражается также в судебных расходах, понесенных государством и лицами, участвующими в деле. Диссертант считает, что трактовка взыскания судебных расходов только в качестве меры гражданской процессуальной ответственности за неправомерное обращение в суд (для истца) либо за доведение дела до суда (для ответчика) является ошибочной. В случаях, предусмотренных законом, при установлении фактов недобросовестного обращения в суд, взыскание судебных расходов выступает как мера процессуальной ответственности (ч. 2 ст. 284, ч. 2 ст. 319 ГПК); во всех остальных случаях данная мера относится к иным мерам процессуального принуждения и направлена на возмещение понесенных стороной расходов. В законе целесообразно установить, что судебные расходы, независимо от исхода процесса, должны быть обращены на лиц, злоупотребляющих своими процессуальными правами, в частности, на лиц, допустивших злоупотребление правом на предъявление иска (подачу заявления) в суд первой инстанции; лиц, уклоняющихся от явки в судебное заседание, при условии, что явка их была признана судом обязательной; лиц, нарушающих нормы о раскрытии доказательств или непредставляющих доказательств по запросу суда; лиц, несообщивших о причинах своей неявки в судебное заседание; лиц, допустивших злоупотребление правом на подачу апелляционной или кассационной жалобы.

В диссертации доказывается, что злоупотребление процессуальными правами может причинить нравственные страдания и переживания лицу, «против» интересов которого совершено данное правонарушение. Полагаем, что предлагаемая нами мера в виде взыскания «заранее оцененных убытков» имеет универсальный характер, и могла бы компенсировать любые издержки лица, в т.ч. и причиненный ему моральный вред; однако такое лицо не должно быть лишено права доказывать и заявлять требования о компенсации причиненного ему морального вреда (ст.151 ГК РФ) в случае отказа от взыскания убытков заранее определенного размера. Возможность компенсации морального вреда может быть установлена, в частности, применительно к таким формам недобросовестного поведения как злоупотребление процессуальным правом на обращение в суд первой инстанции по делам искового и неискового производства, а также злоупотребление процессуальным правом на обжалование судебного акта.

Как уже было установлено, процессуальные правонарушения, к числу которых отнесено и злоупотребление процессуальными правами, вредят как интересам правосудия, имеющим публичный характер, так и правам и законным интересам участников процесса. Следовательно, применение мер ответственности за злоупотребление процессуальными правами должно производиться на основе системного подхода. Меры процессуальной ответственности за злоупотребление процессуальными правами должны быть направлены как на восстановление правопорядка в публичной сфере, так и на защиту частных интересов лиц.

В числе предлагаемых нами мер ответственности за отдельные разновидности процессуальных злоупотреблений («специальные деликты») - возмещение правонарушителем всех судебных расходов по делу, как отнесенных на счет соответствующего бюджета, так и понесенных лицами, участвующими в деле, независимо от исхода процесса; судебный штраф;  возмещение убытков, размер которых заранее определен законом либо убытков, размер которых доказан лицом; компенсация морального вреда.

Злоупотребление процессуальными правами, сформулированное в законе по модели «генерального деликта», должно влечь за собой применение таких мер ответственности, которые прямо бы коррелировали  масштабу причиненного субъектом вреда – это возмещение убытков, размер которых доказан лицом, и обращение на лицо всех судебных расходов по делу, независимо от исхода процесса.

В параграфе 4.3. «Иные меры гражданского процессуального принуждения за злоупотребление процессуальными правами» диссертант приходит к выводу, что иные меры гражданского процессуального принуждения, не являющиеся мерами гражданской процессуальной ответственности, включают в себя предупредительные гражданские процессуальные меры и меры гражданской процессуальной защиты. 

Меры гражданского процессуального предупредительного воздействия направлены на недопущение либо минимизацию последствий поведения, создающего угрозу нарушения норм гражданского процессуального права. Например, это разъяснение лицам, участвующим в деле, их обязанности добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами и последствий злоупотребления процессуальными правами.

Меры гражданской процессуальной защиты можно определить как меры гражданского процессуального принуждения, не являющиеся мерами гражданской процессуальной ответственности, направленные на недопущение негативных последствий действий участников судопроизводства. По предметному или функциональному признаку диссертант выделяет следующие меры гражданской процессуальной защиты: 1) отказ лицу в санкционировании процессуального действия; 2) совершение судом процессуального действия, направленного против злоупотребления процессуальным правом; 3) наступление неблагоприятных последствий, не являющихся мерами гражданской процессуальной ответственности; 4) применение гражданских процессуальных фикций; 5) ограничение процессуальных и иных прав лиц при рассмотрении гражданского дела; 6) отмена или изменение судебного постановления судом вышестоящей инстанции.

При злоупотреблении процессуальными правами, сформулированном в законе по модели «генерального деликта», суд должен отказать лицу в санкционировании определенных процессуальных действий, являющихся недобросовестными. Применение мер процессуальной ответственности без обращения к рассматриваемой защитной мере возможно только в ситуации, когда отказ в санкционировании процессуальных действий противоречит существу складывающихся процессуальных отношений и, как следствие, не предусмотрен процессуальным законом. Например, недопустим отказ в принятии или возвращение искового заявления, кассационной (апелляционной) жалобы по мотиву усматривающегося злоупотребления правом на обращение в суд, поскольку в этом случае под «флагом» борьбы с процессуальными злоупотреблениями существует опасность умаления более ценных благ – права на судебную защиту и права на обжалование судебных актов.

       Параграф 4.4. именуется как «Способы и средства установления злоупотребления процессуальными правами  в гражданском судопроизводстве». Деятельность по доказыванию признаков злоупотребления правом в действиях лица, участвующего в деле, является разновидностью общей логико-процессуальной деятельности по доказыванию в гражданском судопроизводстве. Факты злоупотребления правом подлежат доказыванию именно как «иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела» (ч.1ст.55 ГПК). Одновременно факты процессуальных злоупотреблений можно было бы отнести к фактам процессуальным, включаемым, по мнению В.В.Яркова, в общий или локальный предмет доказывания по делу.

Совершение лицом процессуального правонарушения устанавливается на основе исследования совокупности ряда доказательств. Наиболее эффективными способами установления процессуальной недобросовестности в гражданском судопроизводстве выступает непосредственное наблюдение суда за процессуальными действиями (бездействием) тяжущихся; достаточно емкими доказательствами нарушений процессуальных норм могут быть также письменные доказательства, особенно протоколы судебных заседаний и судебные постановления, объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей.

В параграфе 4.5 «Порядок применения мер гражданского процессуального принуждения за злоупотребление процессуальными правами» диссертант приходит к выводу, что в российском гражданском процессе единственным субъектом, управомоченным на реализацию мер гражданского процессуального принуждения, является суд. Гражданское процессуальное принуждение должно реализовываться в установленных законом формах. Однако «изобретение» специальной процедуры для решения указанных вопросов нецелесообразно, поскольку для их обсуждения и решения вполне подходит традиционная форма судебного заседания, проводимого судом с извещением всех лиц, участвующих в деле, неявка которых не препятствует рассмотрению данного вопроса. Такое заседание может быть «совмещено» с текущими судебными заседаниями, проводимыми в ходе рассмотрения гражданско-правового спора, либо при необходимости может быть проведено отдельно.

Вопрос о наличии в действиях лица, участвующего в деле, признаков злоупотребления процессуальными правами, может быть решен в один из трех моментов производства по делу: 1) до вынесения решения судом первой инстанции; 2)при вынесении итогового постановления судом первой инстанции; 3)при производстве по пересмотру судебных постановлений. Это определяется совокупностью двух критериев: характером допущенного злоупотребления правом и характером применяемых судом мер процессуального принуждения. В ряде случаев вывод о допущенном субъектом злоупотреблении должен быть увязан с выводами суда об удовлетворении или об отказе в удовлетворении исковых требований (например, за злоупотребления в виде предъявления заведомо неосновательного иска, сообщения ложных сведений и за ряд других форм поведения, поскольку установление соответствующих фактов органически связано с установлением материально-правовой основы дела). Ряд мер ответственности по своему характеру объективно могут потребовать решения вопроса об их применении уже после завершения производства по делу (например, возмещение убытков заранее определенного размера и убытков, размер которых доказан лицом, компенсация морального вреда и виновное взыскание судебных расходов).

          В главе пятой «Основные направления развития и совершенствования норм гражданского процессуального права об ответственности за процессуальную недобросовестность (de lege ferendaавтор приводит рекомендации по совершенствованию гражданского процессуального законодательства, которые основаны на выводах, сделанных диссертантом в ходе исследования. Практические предложения, высказываемые автором в данной главе работы, органически связаны с теоретическими положениями, утверждаемыми в исследовании.

В заключении к диссертации обобщаются наиболее значимые выводы, к которым пришел автор в ходе исследования.  

  

По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы:

I.Монографии:

1. Юдин А.В. Злоупотребление процессуальными правами в гражданском судопроизводстве. СПб.: Издательский Дом Санкт-Петербургского государственного университета, Издательство юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета, 2005. – 17,6 п.л.

II. Научные статьи, опубликованные в рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК:

2.Как бороться со злоупотреблениями правами в гражданском процессе // Российская юстиция. 2005. №5. С.44-52. – 0,5 п.л.

3. Злоупотребление процессуальными правами как разновидность гражданского процессуального правонарушения // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. №7. С.35-39. – 0,4 п.л.

4. Классификация злоупотреблений процессуальными правами в гражданском судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. №2. С.28-31. – 0,4 п.л.

5. Недобросовестность и злоупотребление процессуальными правами при рассмотрении гражданских дел в судах // Хозяйство и право. 2006. №5. С.80-83. – 0,3 п.л.

6. Имеют ли стороны «право на ложь» в гражданском процессе? // Российская юстиция. №6. 2006. С.32-34. – 0,4 п.л.

7. Злоупотребление правом на предъявление иска в гражданском процессе / Иск в гражданском и арбитражном процессах // Труды Института государства и права Российской Академии наук. №1/ 2006. М., 2006. С.132-138. – 0,4 п.л.

8. «Злоупотребление правом на обращение» по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации юридических лиц // Журнал российского права. 2006. №10. С.108-114. – 0,4 п.л.

9. Злоупотребления процессуальными правами в гражданском и уголовном судопроизводстве: Межотраслевой аспект // Lex Russica. 2006. №5. С.976-987.  – 0,6 п.л.

10. Искусственное создание и изменение подведомственности и подсудности экономического спора суду как форма злоупотребления процессуальными правами // Хозяйство и право. 2007. №1. С.102-109. – 0,7 п.л.

11. Ускоренное судебное разбирательство как средство противодействия злоупотреблению процессуальными правами // Правоведение. 2007. №1. С.129-135 (в соавторстве с Давидян С.Ю.). – 0,5/0,3 п.л.

12. Затягивание судебного процесса в гражданском и арбитражном судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2007. №3. С.22-25. – 0,4 п.л.

13. «Параллельное представительство» интересов юридического лица в корпоративном конфликте: процессуальные проблемы // Хозяйство и право. Приложение к №7. 2007. С.9-14. – 0,7 п.л.

14. Инсценировка процессуальных действий в гражданском судопроизводстве // Российская юстиция. 2007. №10. С.34-36. – 0,7 п.л. 

15. Злоупотребление правом в трудовых отношениях // Трудовое право. 2007. №10. С.32-36. – 0,3 п.л.

16. Исторические причины неэффективности современного гражданского судопроизводства // Арбитражный и гражданский процесс. 2007. №12. С.12-14. – 0,3 п.л.

17. Фальсификация процессуальных документов по гражданским делам // Уголовное право. 2007. №6. С.129-132. – 0,5 п.л.

18. Представление доказательств вне судебного заседания в гражданском и арбитражном судопроизводстве: процессуальный порядок и критерии допустимости // Арбитражный и гражданский процесс. 2008. №6. С.25-28. – 0,6 п.л.

19.Правонарушения и ответственность в исполнительном производстве // Хозяйство и право. 2008. №7. С.105-110. – 0,7 п.л.

20. Юридическая оценка фактов фальсификации процессуальных документов в гражданском и арбитражном судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2008. №7. С.12-15. – 0,5 п.л.

21. Гражданскому и арбитражному процессу необходим институт исключения доказательств // Российская юстиция. 2008. №7. С.11-14. – 0,7 п.л.

22. Экономичность как условие осуществления процессуальных прав участниками гражданского судопроизводства // Актуальные проблемы российского права. 2008. №2. С.134-137. – 0,2 п.л.

23. Злоупотребления правом при исполнении решения суда о восстановлении на работе незаконно уволенного работника // Трудовое право. 2008. №11. С.25-31. – 0,4 п.л.

24. Запреты и ограничения законного представительства в гражданском судопроизводстве (процессуальные новеллы Федерального закона «Об опеке и попечительстве») // Арбитражный и гражданский процесс. 2008. №10. С.17-21. – 0,5 п.л.

25. Изменение и лишение процессуального статуса лиц, участвующих в деле, в гражданском судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. №1. С.10-14. - 0,5 п.л.

26. Частичное прекращение производства по делу и частичное оставление заявления без рассмотрения: допустимость и процессуальный порядок // Законодательство. 2009. №3. С.74-81. – 0,7 п.л.

27. Правильный выбор вида гражданского судопроизводства: самоцель или способ оптимизации судебной защиты прав лица? // Российский судья. 2009. №2. С.21-23. - 0,4 п.л.

28. Предотвращение злоупотреблений процессуальными правами // Законность. 2009. №5. С.42-44. - 0,7 п.л.

III. Научные статьи, опубликованные в иных изданиях:

         29.Арбитражная процессуальная ответственность // Актуальные проблемы правоведения. Вестник института права СГЭА. Самара, 2002. №2. С.156-159. – 0,5 п.л.

30. Гражданское процессуальное принуждение // Юридический аналитический журнал. №3(4), 2002. Самара: изд-во "Самарский университет", 2002. С.138-152. – 0,8 п.л.

31. Судебные штрафы в гражданском процессуальном и арбитражном процессуальном праве России // Юридический аналитический журнал. №3(4), 2002. Самара: изд-во "Самарский университет", 2002. С.168-181. – 0,8 п.л.

32. Гражданское процессуальное нарушение // Юридический аналитический журнал. №1 (5), 2003. Самара: изд-во "Самарский университет", 2002. С.60-67. – 0,5 п.л.

33. Допустимость реализации истцом права на отказ от иска и на изменение предмета и основания иска // Юридический аналитический журнал №4 (8). Самара: изд-во «Самарский университет», 2003. С.64-72. – 0,5 п.л.

34. Обязанность доказывания обстоятельств дел в гражданском процессе // Актуальные проблемы правоведения. Научно-теоретический журнал. Самара: изд-во Самарской государственной экономической академии. 2004. №1 (7). С.188-191. – 0,5 п.л.

35. Злоупотребление гражданским процессуальным правом // Российское правовое государство: Итоги формирования и перспективы развития. В 5 ч. Часть 2: Гражданское, гражданское процессуальное и арбитражное процессуальное право: Материалы Всерос. науч.-практич. конф. Воронеж, 14-15 ноября 2003 года/ Под ред. Ю.Н. Старилова. Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. Ун-та, 2004. С.288-306. – 1,1 п.л.

36.«Конкуренция» видов судопроизводств в гражданском процессуальном праве // Юридический аналитический журнал. 2004. №2-3 (10-11). Самара: изд-во «Самарский университет», 2004. С.149-155. – 0,4 п.л.

37. Проблемы юридической ответственности в гражданском процессуальном праве // Юрист Поволжья. 2004. №11-12 (12). Научно-практический журнал. С.69-70 (начало). Юрист Поволжья. 2005. №1-2 (14) Научно-практический журнал.С.42-43 (продолжение). Юрист Поволжья. 2005. №3-4 (16). Научно-практический журнал. С.56-57 (окончание). – 0,7 п.л.

38. Добросовестность и недопустимость злоупотребления правом как принцип гражданского процесса // Вестник Саратовской государственной академии права. №4 (41). 2004. Часть 2. С.153-154. – 0,1 п.л.

39.Гражданский процессуальный метод правового регулирования // Актуальные проблемы гражданского, предпринимательского права, гражданского и арбитражного процесса: Межвуз. сб. науч. ст. /Под ред. Е.А. Трещевой. Самара: Изд-во «Самарский университет», 2005. С.250-286. – 1,8 п.л.

40. Совершенствование законодательства об ответственности за  правонарушения против судебной власти в сфере гражданского                                         судопроизводства // Административное право. 2005. №3. С.41-45 (в соавторстве - Полянский В.В.). – 0,6/0,3 п.л.

41. Злоупотребление процессуальными правами: трудности правоприменительной практики // ЭЖ-Юрист. Российская правовая газета. №34 (388). Август, 2005. С.12. – 0,3 п.л.

42. Противодействие злоупотреблению процессуальными правами в гражданском судопроизводстве / Гражданский процесс: наука и преподавание / Под ред. М.К. Треушникова, Е.А. Борисовой. М.: ОАО «Издательский Дом «Городец», 2005. С.296-301. – 0,3 п.л.

43. Злоупотребления процессуальными правами при разбирательстве гражданского дела в суде первой инстанции // Юрист Поволжья. Научно-практический журнал. №9-10 (22). Сентябрь-октябрь, 2005. С.24-27. – 0,5 п.л.

44. Противодействие злоупотреблению процессуальными правами в гражданском судопроизводстве  Научные труды. Выпуск 5. В трех томах. Том 2 / Российская академия юридических наук. М.: Издательская группа «Юрист», 2005. С.532-535. – 0,2 п.л.

45. Принцип состязательности и недопустимость злоупотребления процессуальным правом: мнимый антагонизм // Юридические записки. Вып.19: Современные принципы гражданского права, гражданского процессуального и арбитражного процессуального права / Под ред.Е.И.Носыревой, Т.Н.Сафроновой. Воронеж: Издательство Воронежского государственного университета, 2005. С.171-183. – 0,6 п.л.

46.Злоупотребления процессуальными правами, связанные с несением судебных расходов в гражданском процессе // Юридический аналитический журнал. 2006. №1 (15). С.129-132. – 0,2 п.л.

47.  Ответственность за неуважение к суду // ЭЖ-Юрист. №20. Май 2006. С.8-9. – 0,4 п.л.

48. Применение арбитражными судами норм об ответственности за злоупотребление процессуальными правами // Право и экономика. 2006. №12. С.106-113. – 0,7 п.л.

49. Недобросовестное использование обеспечительных мер в гражданском и арбитражном процессе. Проблемы иска и исковой формы защиты нарушенных прав: материалы Всероссийской научно-практической конференции Кубанский государственный аграрный университет. Краснодар, 2006. С.322-333. – 0,7 п.л.

50. Альтернативные средства защиты норм гражданского процессуального права // Юрист Поволжья. Май-июнь. №5-6 (30). 2006. С.42-46. – 0,3 п.л.

51. Обращение граждан в органы власти // ЭЖ-Юрист. №29. Июль. 2006. С.13. – 0,3 п.л.

52. Понятие и признаки гражданского процессуального правонарушения / Актуальные проблемы гражданского права и процесса: Сборник материалов Международной научно-практической конференции. Вып.1 / Отв. ред. Д.Х.Валеев, М.Ю.Челышев. М., 2006. С.328-332. – 0,3 п.л.

53. Злоупотребление процессуальными правами при апелляционном обжаловании постановлений арбитражного суда первой инстанции // Апелляция. Арбитражные споры. №1. 2006. С.73-81. – 0,5 п.л.

54. Пределы реализации субъективных гражданских процессуальных прав / Государство и право: вопросы методологии, теории и практики функционирования: сб. науч. ст. Вып. 2 / под ред. А.А.Напреенко; Федеральное агентство по образованию. Самара: Изд-во «Самарский университет», 2006. С.312-324. – 0,7 п.л.

55. Злоупотребление правами в гражданском и гражданском процессуальном праве: понятие и соотношение / Проблемы взаимодействия отраслей частного права: Материалы Международной научно-методической конференции «Проблемы взаимодействия отраслей частного права: доктрина и методика преподавания». Воронеж, 3-4 марта 2006 / под ред. Е.И.Носыревой, Т.Н.Сафроновой. – Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2006. С.332-350. – 1 п.л.

56. Злоупотребление процессуальными правами при рассмотрении дел в арбитражных судах: проблемы теории и практики // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2007. №7. С.44-59. – 1 п.л.

57. Злоупотребление процессуальными правами в производстве по делам, возникающим из публичных правоотношений / Актуальнi проблеми застосування Цивiльного процессуального Кодексу та Кодексу адмiнiстративного судочинства Украiны: Тези доповiдей та наукових повiдомлень учасникiв мiжнародноi науково-практичноi конференцii (25-26 сiчня 2007 р.). За заг. Ред. проф. В.В.Комарова. - Х.: Нац. юрид. акад. Украiни, 2007.С.135-137. – 0,2 п.л.

58. Защита обманутых дольщиков // эж-Юрист. №8 (463). Март. 2007. С.8 (в соавторстве - Давидян С.Ю.). – 0,4/0,2 п.л.

59. Проблемы судебной защиты прав лиц, реализуемых в рамках национального проекта «Доступное и комфортное жилье – гражданам России» // Правовые вопросы строительства. 2007. №1. С.39-41. – 0,3 п.л.

60. Институт злоупотребления процессуальными правами в российском гражданском процессе: историко-правовой аспект // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. №5. 2006 / Под ред. д-ра юрид.  наук, проф. В.В.Яркова. – СПб.: Издательский Дом С.-Петерб. гос. ун-та, Издательство юридического факультета С.-Петерб. гос. ун-та, 2007. С.154-175. – 1,3 п.л.

61. Категория «добросовестность» в гражданском процессуальном праве //Унiверситетсъкi науковi записки. Часопис Хмельницкого унiверситету управлiння та права. Випуск. 1/2007. Право. Экономика. Управление. С.104-113. – 0,6 п.л.

62. «Конкуренция» форм пересмотра судебных постановлений в арбитражном процессе: преодоление коллизий // Вестник Федерального Арбитражного Суда Западно-Сибирского округа.  №4/2007. Июль-Август. С.103-108. – 0,5 п.л.

63. Имитационные (притворные) действия в гражданском процессе / Концепция развития судебной системы и системы добровольного и принудительного исполнения решений Конституционного Суда РФ, судов общей юрисдикции, арбитражных, третейских судов и Европейского суда по правам человека: Сб. науч. статей. – Краснодар – СПб.: Издательство Р.Асланова «Юридический центр Пресс», 2007. С.360-367. – 0,5 п.л.

64. Вопросы правового положения субъектов гражданского процесса по новому Гражданскому процессуальному кодексу Украины // Унiверситетсъкi науковi записки. Часопис Хмельницкого унiверситету управлiння та права. 2007. №4 (24). С.90-99 (в соавторстве - Белоусов Ю.В.). – 0,8/0,4 п.л.

65. Проблемы злоупотребления процессуальными правами в контексте развития гражданских процессуальных правоотношений / Гражданское судопроизводство в изменяющейся России: Междун. науч.-практ. конф. (14-15 сентября 2007 г.). Под ред. д.ю.н., проф. О.В.Исаенковой. Сборник. – Саратов: изд-во «Научная книга», 2007. С.122-130. – 0,5 п.л.

66. Проблемы судебной защиты прав лиц, реализуемых в рамках национального проекта «Доступное и комфортное жилье – гражданам России» / Научные труды. Российская академия юридических наук. Выпуск 7. В 2 томах. Том 2. М.: Издательская Группа «Юрист», 2007. С.151-155. – 0,3 п.л.

67.Проблемы юридической ответственности членов семьи лица, не способного в момент причинения вреда понимать значение своих действий и руководить ими // Юрист. 2007. №9. С.4-8 (в соавторстве - Шейфер М.С.). – 0,5/0,3 п.л.

68. Вправе ли суд обязать явкой лиц, участвующих в деле? // Судебная практика (Специальный выпуск). Правовое аналитическое издание. М.: Волтерс Клувер, 2007/2008. С.12. – 0,2 п.л.

69. Неявка в суд лиц, участвующих в деле, и проблема злоупотребления процессуальными правами // Исполнительное право. №4. 2007. – 0,3 п.л.

70. Нарушения при исполнении // эж-Юрист. Март. 2008. №10. С.5-6. – 0,3 п.л.

71.Дестимулирование обжалования судебных постановлений в гражданском и арбитражном процессах лицами, участвующими в деле / Проблемы пересмотра судебных актов в гражданском и арбитражном процессах: Сб. научных статей. М.: РАП, 2008. С.175-183. – 0,4 п.л.

72. Ограничение процессуальных прав сторон при пересмотре судебных постановлений в гражданском судопроизводстве /Актуальные проблемы унификации процессуальных норм, регулирующих производство по пересмотру судебных постановлений: Материалы Всероссийской научно-практической конференции, Тверь, 26 мая 2007 года/ Под общ. ред. Л.В.Тумановой. – Тверь: Твер. гос. ун-т, 2007. С.70-87. – 0,8 п.л.

73. Является ли «узаконение» прав на имущество в судебном порядке надлежащим способом защиты гражданских прав? // Нотариус. 2008. №1. С.15-19. – 0,5 п.л.

74. Противодействие злоупотреблениям процессуальными правами в гражданском судопроизводстве: практический аспект // Информационный бюллетень Управления Судебного Департамента в Самарской области. Апрель. 2008. №1 (34). С.104-113. – 0,8 п.л.

75. Суд как субъект злоупотребления процессуальными правами / Развитие процессуального законодательства: к пятилетию действия АПК РФ, ГПК РФ и Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации»: материалы междунар. науч.-практ. конф., посвященной юбилею Заслуженного деятеля науки РФ, доктора юрид. наук, проф. Т.Е.Абовой. Воронеж, 15-16 февраля 2008 г. / под ред. Е.И.Носыревой. – Сер. Юбилеи, конференции, форумы. – Вып.4. – Воронеж: Издательство Воронежского государственного университета, 2008.  С.193-205. – 0,7 п.л.

76. «Черная» бухгалтерия и «серые» деньги // эж-Юрист. 2009. №3. С.13. - 0,3 п.л.

77.Проблемы гражданской процессуальной ответственности представителя лица, участвующего в деле / Тенденции развития гражданского процессуального права России: Сб. науч. статей. СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2008. С.486-499. – 0,6 п.л.

78. Правовая природа обязанности должника по исполнению судебного акта // Исполнительное производство: процессуальная природа и цивилистические основы: Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции / Отв. ред. Д.Х.Валеев, М.Ю.Челышев; Казанский государственный университет. –М.: Статут, 2009. С.193-197. – 0,2  п.л.

79.Тактика в гражданском  и арбитражном процессе: понятие, разновидности и критерии допустимости //Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. №6. 2007 / Под ред. д.ю.н. проф. В.В.Яркова: Ежегодники права. - СПб.: ООО «Университетский издательский консорциум «Юридическая книга», 2008. С.154-166. - 0,7 п.л.

Общий объем публикаций – 57,7 п.л.

Гурвич М.А. Является ли доказывание в гражданском процессе юридической обязанностью? // Советская юстиция. 1975. №5. С.16.

Вершинин А.П. Способы защиты гражданских прав в суде. СПб.: Издательство С.-Петербургского унта, 1997. С.8, 60; Вершинин А.П. Способы защиты гражданских прав в суде. Диссертация в виде научного доклада на соиск. уч. ст. д.ю.н. СПб., 1998. С.13.

Ярков В.В. Познание и доказывание процессуальных юридических фактов // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. №2. 2002-2003 / Под ред. В.В.Яркова. СПб.: Издательский Дом С.-Петерб. гос. ун-та, 2004. С.144-147.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.