WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Криминалистическое обеспечение доказывания по уголовным делам: проблемы теории и практики

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

На правах рукописи

 

 

Новик Валерий Валентинович

Криминалистическое обеспечение

доказывания  по уголовным делам:

проблемы теории и практики

Специальность 12.00.09 – «Уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность»

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора  юридических наук

 

 

 

 

Москва – 2009

Работа выполнена в Петрозаводском государственном университете на кафедре уголовно-правовых дисциплин юридического факультета

 

Официальные оппоненты:              доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ

Россинская Елена Рафаиловна

доктор юридических наук,

профессор

Вандышев Валерий Васильевич

доктор юридических наук,

Бертовский Лев Владимирович

Ведущая организация:                            Санкт-Петербургский

государственный университет

Защита диссертации состоится «01» октября 2009 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 170.001.02 при Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации по адресу: 123022, Москва, ул. 2-я Звенигородская, 15.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации по адресу: 123022, Москва, ул. 2-я Звенигородская, 15.

Автореферат разослан «____» ___________ 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

Д 170.001.02

доктор юридических наук, доцент                                                        А.В. Савкин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Борьба с преступностью и укрепление правопорядка осуществляются в нашей стране в условиях тяжелейшей криминальной обстановки. Опасное развитие ситуации определяют такие характеристики преступности, как высокая степень организованности и криминальной квалификации, вооруженность, укрепление преступных межрегио­нальных и международных связей, изощренные и нередко крайние формы противостояния, как правоохранительным органам, так и друг другу при разделе сфер влияния.

Поиск способов укрепления правопорядка, которые бы отвечали требованиям современной демократии и сочетали в себе эффективные формы социально-правового контроля над преступностью, является одной из целей судебной реформы. В ходе судебной реформы, инновационного развития государственной деятельности, продолжается коренное переосмысление многих положений правоприменения, возникших под воздействием идеологии тоталитарного государства и в условиях функционирования закрытого общества. Идет активная разработка новых концептуальных положений уголовно-правового наук, направленных на обеспечение неотвратимости наказания для виновных, с одновременным ограждением лиц невиновных, от необоснованных обвинений. Судебная реформа реализуется путем интенсивного обновления федерального законодательства, регламентирующего деятельность суда, прокуратуры, предварительного расследования, органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность и производство судебных экспертиз.

Однако статистические данные последних лет и результаты исследований свидетельствуют о недостаточной эффективности уголовного преследования. Это выражается, в снижении уровня раскрываемости ряда преступлений, в невозможности по опасным, знаковым преступлениям установить существенные обстоятельства деяния, виновных в его совершении, и их вину, приводящее к прекращению уголовного преследования, к отмене обвинительных и вынесению оправдательных приговоров.

По мнению соискателя, отмеченные негативные тенденции являются следствием возникшего несоответствия между характером ряда преступлений, все более сложных и квалифицированных, и тактикой доказывания по ним, не соответствующей в полной мере современным реалиям в сфере противодействия преступности.

Рассмотрение современного состояния и проблем уголовного преследования через призму доказывания,  конструктивно. Во-первых, исходя из значения доказывания:

- как центрального, стержневого элемента для всех стадий уголовного процесса (за исключением стадии исполнения приговора);

- как основы для принятия процессуальных решений по уголовному делу, прежде всего, при постановлении приговора.

Во-вторых, с учетом модернизации уголовно-процессуального закона и новой идеологией доказывания, закрепивших равенство сторон, дальнейшее развитие состязательных начал уголовного процесса и суда присяжных; расширение права на защиту подозреваемого и обвиняемого; а также существенное расширение условий, которые делают собранные доказательства недопустимыми и др.

В-третьих, в связи с характером проблем  в сфере противодействия преступности:

- появлением деяний (новых составов УК РФ), по которым еще не сформированы  оптимальные стандарты  доказывания и соответствующее криминалистическое обеспечение;

- использованием новых способов, орудий и средств преступления, прежде всего, основанных на достижениях современной науки и техники;

- возрастанием количества уголовных дел, характеризуемых минимальностью и противоречивостью собранных обвинительных доказательств, а также активным противодействием уголовному преследованию;

- неприемлемостью применения к уголовному преследованию подхода, который акцентирован лишь на установлении и изобличении виновных по обнаруженным криминальным проявлениям, как не обеспечивающего выявление неочевидных и замаскированных деяний;

- возрастанием доли деяний со сложными для разграничения уголовно-правовыми и гражданско-правовыми отношениями, приводящими нередко к отказу от уголовного преследования или неправильному определению его границ;

- увеличением числа ситуаций процесса доказывания, когда невозможно сделать однозначный вывод ни о несомненной виновности, ни о несомненной невиновности обвиняемого, хотя все традиционные процессуальные и криминалистические средства, необходимые для устранения возникающих сомнений, исчерпаны и др.

Перечисленные обстоятельства инициируют ревизию укоренившихся стандартов доказывания на их адекватность квалифицированному, изощренному характеру деяний, и на соответствие современным  требованиям в сфере противодействия преступности. Отказ от тех стандартов доказывания и соответствующих криминалистических методов и средств, использование которых не дает ожидаемого эффекта, и вступает в противоречие с действующим законодательством. Таким образом, чрезвычайно актуальна дальнейшая разработка вопросов оптимальности и эффективности доказывания, во взаимосвязи с его криминалистическим обеспечением.

Степень научной разработки темы. Теория доказывание и тактика его осуществления всегда привлекали повышенное внимание ученых и практиков. Основополагающее значение в разработке вопросов доказывания имеют труды известных дореволюционных юристов: И. Я. Фойницкого, В. Д. Спасовича, Г. С. Фельдштейна, Д. Г. Тальберга, В. И. Случевского, А. Жиряева, Л. В. Владимирова, Н. С. Бокариуса, А. Ф. Кони.

Не потеряли своей научной и практической актуальности многие идеи родоначальников современного российского уголовного процесса и криминалистики: М.А.Чельцова, М.С.Строговича, С.М. Потапова, И. Н.Якимова, В.И. Громова, М. П. Шаламова, Н.Н Полянского, М. М. Гродзинского, П. И. Люблинского и других.

Значительный вклад в развитие учения о доказательствах внес фундаментальный труд «Теория доказательств в советском уголовном процессе» (М., 1973), в подготовке которого участвовали виднейшие отечественные ученые. Разработкой процессуальных, криминалистических, судебно-экспертных, оперативно-розыскных аспектов доказывания занимались: Т. В. Аверьянова, Л. Е. Ароцкер, О. Я. Баев, В. П. Бахин, А. Р. Белкин, И. Е. Быховский, А. Д. Бойков, В. П. Божьев, В. С. Бурданова, М. Б. Вандер, В. В. Вандышев, А. Н. Васильев,  И. А. Возгрин, В. К. Гавло, Г. А. Густов, Е. А. Доля, А. В. Дулов, Л. Я. Драпкин, О.Д. Жук, Г. А. Зорин, Г. Г. Зуйков, В.Н. Исаенко, Е.П. Ищенко, А.Ф. Козусев, Ю.В. Кореневский, Ю.Г. Корухов, А.М. Кустов, А. М. Ларин, А.Н. Ларьков, А.А.Леви, А.Ф. Лубин, П.А. Лупинская, В.В. Мельник, В. А. Образцов, Ю. К. Орлов, Н. И. Порубов, Г. М. Резник, В. И. Рохлин, Е. Р. Россинская, А.В.Савкин, Т.А.Седова, Н.А. Селиванов, А.Б. Соловьев, Л А. Соя-Серко, В.И. Телятников, А.Г. Халиулин, А.А.Хмыров, С.А. Шейфер,  С. П. Щерба, А.А. Эйсман, А. А. Эксархопуло, П.С. Элькинд,  Н.П.Яблоков, Н.А. Якубович и другие.

Зарубежные исследователи также уделяли и уделяют внимание вопросам доказывания: И. Бентам, А. Бертильон, Г. Гросс, Э. Локар, Э. Анушат, М. Бассиони, К. Кенни, Уигмор, К. Ковин, Р. Картер, У. Бергер, Д. Франк, Д. Фердико, Р. Ягер, А. Форкер, Д. Остербурх, И. Кертэс, Я. Пещек, А. Барак, Ж. Прадель, М. Грунхейзен, К. Барды, Х. Хорсткотт и другие.

Комплексному исследованию доказывания и криминалистики посвящены: монография Р. С. Белкина и А. И. Винберга «Криминалистика и доказывание (методологические проблемы)» - 1969 г.; научно-практическое пособие А.Р. Белкина «Теория доказывания» - 1999 г.; книга А. В. Дулова и А. С. Рубиса «Основы формирования криминалистической теории доказывания» - Беларусь, 2004 г.; монография А. С. Рубиса «Криминалистическое обеспечение деятельности прокурора в сфере борьбы с преступностью» - 2006 г.

Большинство работ по указанной проблематике сосредоточено на сборе доказательств и посвящено преимущественно досудебным стадиям процесса. Назрела необходимость комплексного монографического исследования современного состояния и проблем доказывания, во взаимосвязи с их криминалистическим обеспечением, как на досудебных стадиях, так и в суде, в условиях действия нового уголовно-процессуального законодательства, и существенного изменения характера ряда опасных и тяжких  преступлений.

Цель и задачи исследования. Целью исследования является разработка теоретических и практических положений криминалистического обеспечения доказывания, осуществляемого уполномоченными субъектами уголовного процесса, направленного на повышение эффективности уголовного преследования.

В соответствии с целью определены следующие задачи:

- исследовать современное состояние процесса доказывания во взаимосвязи с его криминалистическим обеспечением, выявить проблемы, требующие своего разрешения;

- исследовать уголовно-правовые и криминалистические признаки преступлений, значимые для доказывания;

- исследовать специфику доказывания, обусловленную процессуальными функциями и полномочиями ее ведущих субъектов, особенностями познания ими обстоятельств совершенного преступления;

- выявить основные факторы, воздействующие на ход и результаты доказывания;

- рассмотреть криминалистический аспект способа и механизма преступления, соотношение этих понятий и их роль в решении задач доказывания;

- проанализировать адекватность укоренившихся стереотипов  доказывания по различным группам деяний, действующему  законодательству, современным задачам противодействия преступности и современному уровню криминалистических знаний;

- рассмотреть возможность криминалистического обеспечения оценки и использования доказательств при обосновании итоговых выводов по делу; 

- исследовать применение в ходе доказывания положений криминалистической техники, тактики и методики, как средства повышения его эффективности.

Объектом исследования выступают правоотношения, возникающие в ходе доказывания по уголовным делам; закономерности возникновения следов-последствий преступной деятельности; закономерности формирования доказательств на основе их исследования; а также теоретические и практические аспекты деятельности субъектов доказывания в современных условиях уголовного судопроизводства, с позиций, существующих теоретических концепций в области уголовного процесса и криминалистики.

Предмет исследования составляют нормы уголовно-процессуального права, регулирующие процедуру доказывания; практика выполнения отдельных следственных действий и применения полученных результатов, отраженные в материалах уголовных дел; подзаконные  нормативные  правовые акты правоохранительных органов по вопросам расследования преступлений; средства, методы и приемы криминалистики, включаемые в процесс доказывания в качестве инструмента установления юридически значимых фактов.

Методологическую и теоретическую основу исследования составили диалектический, социологический, сравнительно-правовой, исторический, формально-логический, статистический методы, метод  системного анализа и др. Теоретической основой исследования являются научные труды в области уголовного процесса, криминалистики, уголовного права, криминологии, теории ОРД и судебных экспертиз.

Нормативно-правовой основой исследования явились положения Конституции Российской Федерации, международные нормативные правовые документы, федеральные конституционные и федеральные законы. Постановления, решения высших органов законодательной, исполнительной и судебной власти России, а также ведомственные нормативные правовые акты по вопросам борьбы с преступностью, охраны прав и свобод человека и гражданина.

Положения доказательственного права Российской империи, Российской Федерации, Англии, Франции, ФРГ, США, Италии, Нидерландов. Решения Европейского суда по правам человека по вопросам доказывания.

Эмпирическая база исследования. Исследования проводились более 20 лет.    Эмпирическую базу исследования составили:

- статистические данные о состоянии преступности в Российской федерации, эффективности раскрытия, расследования и судебного рассмотрения различных видов преступлений по России в целом и по отдельным, наиболее крупным субъектам Российской Федерации;

- данные опубликованной судебно-следственной практики по проблемам применения норм УК РФ, УПК РФ, доказательственного права, криминалистики, а также обзоров и обобщений по уголовным делам исследуемых групп за период 1980 - 2008 годы;

- материалы более 800 уголовных дел, изученных автором за период его работы в органах прокуратуры (1974 - 2007 годы);

- итоги опросов по различным вопросам уголовного преследования, практических работников суда, прокуратуры, следствия и дознания, обучавшихся в Санкт-Петербургском юридическом институте Генеральной прокуратуры РФ;

- информация, содержащаяся в письменных запросах по вопросам доказывания и криминалистики, поступивших в Институт из различных регионов России.

В диссертации нашел отражение опыт работы автора в должности следователя прокуратуры, а также двадцатисемилетний опыт преподавания в  системе повышения квалификации прокуроров и следователей Санкт-Петербургского юридического института (филиала) Академии Генеральной прокуратуры РФ.

Научная новизна работы заключается в том, что это первое  монографическое исследование деятельности участников уголовного судопроизводства при реализации ими доказательственной функции с применением положений криминалистической техники, тактики и методики. В представленной работе, это делается на основе системного, комплексного исследования положений уголовного и уголовно-процессуального права, теории доказательств, криминалистики и современной практики доказывания, как на досудебных стадиях процесса, так и в суде.

Исследованы негативные и позитивные факторы, воздействующие на ход доказывания и его результаты. Рассмотрено нормативно - процессуальное  и криминалистическое содержание различных элементов структуры  доказывания. Проанализировано соответствие укоренившихся стандартов доказывания новому уголовно-процессуальному закону, современным методам противодействия обвинению, минимальному и противоречивому содержанию доказательственной базы, характерной для расследования тщательно планируемых, квалифицированных преступлений. Разработаны криминалистические подходы по преодолению неблагоприятных и проблемных ситуаций доказывания, направленные на повышение эффективности уголовного преследования по актуальным, опасным преступлениям.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Авторская концепция основ криминалистического обеспечения доказывания, включающая ее теоретическое обоснование, понятийный аппарат и комплекс средств использования современных достижений криминалистики, соответствующих закону, гарантирующих конституционные права и свободы человека и гражданина, направленных на повышение эффективности уголовного преследования.

2. Авторское понимание доказывания, как деятельности по реализации взаимосвязанных объективно-практических и мыслительных операций ее субъекта с доказательствами, обеспечивающей переход вероятностных сведений о совершенном преступлении в достоверные факты; как деятельности, разрешающей, наряду с нормативно - процессуальными, также криминалистические задачи доказывания: собирание (выявление, прочтение, расшифровка, фиксация, изъятие и удостоверение следов совершенного деяния), проверку, оценку; использование доказательств в ходе производства следственных и судебных действий; распоряжение доказательствами для обоснования выводов по делу при принятии процессуальных решений.

3.  Положение о том, что эффективность доказывания и содержание его криминалистического обеспечения, обусловлены:

- стадийностью уголовного процесса;

-  процессуальным режимом конкретной стадии судопроизводства;

- состязательностью сторон обвинения и защиты;

-  процессуальным режимом при особом порядке судебного разбирательства;

-  характером полномочий конкретного субъекта доказывания;

- особенностями познания конкретным субъектом доказывания обстоятельств преступления;

- обстоятельствами, подлежащими исследованию, с учетом уголовно-правовых и криминалистических особенностей деяния;

-  степенью доказанности обстоятельств совершенного деяния.

4. Выводы о воздействии на ход доказывания и его результаты комплекса объективных и субъективных факторов. Классификация  наиболее значимых факторов, сгруппированных по следующим основаниям:

- по характеру  совершенного деяния;

- по содержанию механизма преступления, отражающегося в его следовой картине;

- по объему и содержанию доказательств, собранных по уголовному делу;

- по адекватности применяемых стандартов доказывания требованиям закона, характеру   деяний,  и решаемым  задачам уголовного преследования;

- по степени обеспеченности субъектов уголовного преследования специальными знаниями, методами оперативно-розыскной деятельности и криминалистическими средствами, соответствующими современному уровню научно-технического развития общества.

5.  Результаты исследования реализации принципа состязательностью сторон в ходе доказывания; процессуальные и криминалистические средства по преодолению злоупотреблений правом на защиту.

6. Обоснование вывода о наличии у преступного деяния, наряду, с признаками общественной опасности, - признаков, позволяющих оценивать его с точки зрения сложности доказывания в ходе уголовного преследования.

Классификация, подразделяющая деяния в зависимости от криминалистических свойств и сложности доказывания, на три категории: с низким, средним и высоким рейтингом сложности.

7.  Криминалистические подходы разрешения следующих проблемных ситуаций  доказывания:

-  при минимальности, фрагментарности и противоречивости следов деяния;

-  при выявлении неочевидных и замаскированных деяний;

-  при серийном характере  деяния;

- при использовании в ходе совершения и расследования преступлений научно-технических достижений;

- при различных формах противодействия уголовному преследованию;

- при установлении обстоятельств, относящихся к субъективной стороне убийства (цель, мотив, форма вины), и др.

8.         Авторская программа криминалистического обеспечения анализа материалов уголовного дела, позволяющая:

- диагностировать приемы противодействия обвинению;

- выявить обстоятельства, влекущие исключение обвинительных доказательств как недостоверных и/или недопустимых;

- установить степень достаточности собранной совокупности доказательств по уголовному делу для принятия соответствующего процессуального решения;

- избрать наиболее оптимальную тактику обвинения, учитывающую:  

а) состязательные начала уголовного процесса; б) особый порядок судебного разбирательства; в) воздействие на ход и результаты доказывания различных факторов.

9. Рассмотрены методы применения «внутреннего убеждения» оценки доказательств в ходе формулирования  выводов о доказанности искомых фактов:

а) нормативно - формализованная оценка доказательств, т.е. исходя из закона;

б) свободная оценка доказательств, т.е. при отсутствии алгоритма процесса оценки, выраженного в законе (ст.17 УПК РФ). Наиболее нормативно формализована ? оценка допустимости доказательств, менее всего ? оценка достаточности доказательств.

Вывод о том, что при оценке доказательств по своему внутреннему убеждению соответствующим уполномоченным субъектом уголовного судопроизводства, используется количественные и качественные показатели. При свободной оценке доказательств используются показатели, установление которых может быть формализовано в определенных пределах, путем применения соответствующих криминалистических программ.

 10.  Алгоритм оценки доказанности инкриминируемого деяния, включающий установление:

- исходных и выводных знаний о совершенном преступлении;

- главных  (опорных) доказательств обвинения;

- количества, силы, ценности доказательств, представляемых сторонами процесса;

- причинно-следственных связей между достоверно установленными фактами;

- тех фактических данных и выводов защиты о невиновности лица, привлекаемого к уголовной ответственности, которые не опровергнуты обвинением;

- тех доказательств, которые уязвимы в плане их подмены и фальсификации.

11. Базовые приемы распоряжения доказательствами, направленные на обоснование собственной позиции, и на опровержение альтернативного утверждения оппонентов-участников судопроизводства, при оценке обстоятельств преступления и виновности лица его совершившего.

12.       Предложение о необходимости комплексной экспертизы проектов вводимых или действующих норм УК РФ, с привлечением положений материального и процессуального уголовного права, теории доказательств и криминалистики, в целях проверки ее практической применимости, в том числе, с учетом воздействия негативных факторов, существенно затрудняющих процесс доказывания, и препятствующих установлению обстоятельств совершенного деяния.

Теоретическая значимость результатов исследования определяется постановкой и решением комплекса уголовно-процессуальных и криминалистических проблем, а также тем, что полученные диссертантом результаты служат научной базой для разработки новых подходов по оптимизации и повышению эффективности уголовного преследования.              

Возможностью использования научных выводов при совершенствовании уголовно-процессуального и уголовного законодательства, а также в дальнейших научных исследованиях теории доказывания и криминалистики.

Практическая значимость результатов исследования заключается в том, что выводы, предложения и рекомендации могут использоваться в следственной и судебной практике по организации и тактике уголовного преследования, в целях оптимизации и повышения его результативности. В практической деятельности органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование, либо выполняющих в уголовном процессе функции надзора, обвинения и защиты, в неблагоприятных и проблемных ситуациях осуществления доказывания. Возможностью использования научных выводов в учебном процессе образовательных учреждений юридического профиля, прежде всего в системе повышения квалификации судей, прокуроров и следственных кадров.

Апробация и внедрение результатов исследования осуществлялось по линии деятельности Санкт-Петербургского юридического института (филиала) Академии Генеральной прокуратуры РФ, в том числе по разрешению правоприменительных проблем уголовного преследования и поддержания обвинения, также при проведении занятий  с практическими работниками органов прокуратура России.

Научные идеи опубликованы в монографиях, научно-практических и учебных пособиях, статьях общим объем более 120 п.л.

Результаты исследования докладывались на 23 научных и научно-практических  конференциях, в том числе на 15 международных; на лекциях для судей Ленинградской области; на Межведомственном методическом совете по проблемам судебно-экспертной деятельности в Санкт-Петербурге.  

На основе исследований подготовлены  научно-практические и учебные пособия, используемые для обучения прокуроров, следователей и студентов в Санкт-Петербургском юридическом институте (филиале) Академии Генеральной прокуратуры РФ.

Результаты исследования использовались автором в процессе преподавания на факультете повышения квалификации в Санкт-Петербургском юридическом институте (филиале) Академии Генеральной прокуратуры РФ; в Санкт-Петербургском институте подготовки и повышения квалификации сотрудников ФСБ России, в Санкт-Петербургском Университете МВД России, в Санкт-Петербургском государственном инженерно-экономическом университете, в Петрозаводском государственном университете.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, четырех глав, объединяющих 22 параграфа, заключения, списка литературы и пяти приложений.

Содержание диссертационной работы

Во введении обоснована актуальность темы, определены объект, предмет, цели и задачи исследования, раскрываются его теоретические и методологические основы, нормативно-правовая и эмпирическая база, обосновываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость, сформулированы положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации и о внедрении результатов диссертационного исследования.

Глава 1 «Понятие и современное состояние знания о доказывании в уголовном процессе». Глава включает четыре параграфа, в которых с позиций современных воззрений рассмотрены понятие и структура доказывания; его особенности, обусловленные стадийностью и состязательными началами уголовного процесса; характер полномочий и специфика познавательной деятельности его субъектов; факторы, воздействующие на ход и результативность доказывания.

Доказывание – важнейшая часть, сердцевина уголовного процесса. Помимо доказывания уголовно-процессуальная деятельность включает и иную деятельность. Однако, место, которое занимает доказывание, является определяющим в назначении уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ). Без доказывания и его результатов, нельзя обосновать принимаемые процессуальные решения по уголовному делу, в том числе, постановить приговор, дающий ответы на вопросы, разрешаемые судом (ст. 299 УПК РФ).

Лишь в результате доказывания, включающего в себя равноценные, взаимосвязанные стороны – мыслительную и объективно-практическую, происходит сбор сведений, содержащихся в следах  преступления, и их трансформация в судебные доказательства. Доказывание, являясь процессом познания истины, функционирует на основе и посредством изменения. Меняются очередные цели и задачи, стадии, субъекты доказывания. Основой же движения уголовного дела является изменение количественного и качественного содержания доказательственной информации, пределы и степень доказанности фактических обстоятельств дела.

С качественным изменением доказательственной информации, акцент в деятельности лица, ответственного за дело, перемещается от сбора, к проверке и оценке собранных доказательств, к обоснованию на их основе выводов, необходимых для разрешения дела по существу.

С учетом анализа современной практики доказывания, обосновывается вывод о включении в его структуру дополнительных элементов, конкретизирующих его содержание, способствующих  повышению его эффективности. Предложена классификация участников уголовного процесса, исходя из их прав и обязанностей в доказывании. Рассмотрена специфика познания субъектами доказывания фактов преступления, которая обусловлена: предметом познания; моментом познания; способом познания; средствами и формой познания; способом  удостоверения познанного.

Согласно действующему законодательству предварительное расследование сохраняет розыскной характер, но с усилением контрольных и разрешительных полномочий суда. Только властным должностным лицам, уполномоченным вести расследование, предоставлено право на сбор и исследование доказательств путем производства следственных и иных процессуальных действий, и путем применения законных мер принуждения.

Новое уголовно-процессуальное законодательство, решительно меняет формы и пределы участия суда в доказывании, освобождая суд от обязанности принимать все предусмотренные меры к установлению события преступления и лиц,  виновных в совершении преступления.

С вступлением в силу УПК РФ, ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» «защитительная функция» юстиции получает приоритет над «карательной», путем установления ряда гарантий обеспечения стороне защиты прав на собирание и на представление доказательств, а также равенства сторон на исследование доказательств в суде. Действующее законодательство предусматривает возможность сбора сведений о преступлении не только в ходе уголовного судопроизводства, но представляет значительные возможности в этой сфере правоохранительным органам в ходе осуществления ими административных, контрольных, проверочных, оперативно-розыскных и иных функций. Эффективность всех этих действий возможна лишь при точном применении положений процессуального доказывания и рациональном использовании криминалистических средств.

Доказывание осуществляется на всех стадиях уголовного процесса (за исключением стадии исполнения приговора). Каждому этапу доказывания присущи гносеологические, процессуальные и тактические особенности, вытекающие из назначения каждой из стадий процесса, и установленного процессуального режима. Закон четко регламентирует минимальный и всегда обязательный перечень следственных и судебных действий, для каждой стадии, очередность их производства и принятия соответствующих процессуальных решений, а также объем полномочий участников уголовного процесса, исходя из их функций и роли в доказывании. Делается  сравнительный анализ особенностей доказывания на стадиях предварительного расследования и судебного разбирательства. Отмечается, что на этих стадиях процесса наиболее концентрированно проявляет себя новая идеология доказывания.

Для уголовного судопроизводства вопрос о конкуренции процессуальных прав и обязанностей обвинения и защиты является производным от центральной его проблемы, о соотношении прав гражданина и государства. Эта проблема системного характера, так как уголовно-процессуальный закон регулирует наиболее острые общественные отношения, определяющие взаимоотношения личности и государства в репрессивной сфере. Они проявляются в противоборстве между сторонами обвинения и защиты, и находят выражение, прежде всего, в состязательных началах,   выработанных  многовековой практикой уголовного процесса.

Прежние стандарты доказывания, ориентированные на идеологию тоталитарности и закрытости, обеспечивали системное превосходство стороне обвинения. Расширение состязательных начал создает предпосылки для справедливого разрешения спора сторон.

Деятельность адвоката по многим компонентам есть противодействие, в силу разделения функции обвинения и защиты, и процессуального противостояния сторон. Исключением являются действия адвоката на допущенные нарушения закона, при совпадении интересов обвинения и защиты (например, при проверке следователем версий защиты и алиби подзащитного), а также при защите потерпевшего, когда адвокат выступает на стороне обвинения. Действия защиты могут препятствовать незаконным мерам государственного принуждения, ошибочным процессуальным решениям, привлечению невиновного к уголовной ответственности. Но, они могут быть направлены на уход виновного от заслуженной ответственности, и привести к «развалу» уголовного дела, его прекращению. Обосновывается тезис о том, что адвокат является особым, ведущим субъектом противодействия обвинению, при сопоставлении с иными лицами.   

Обращается внимание на наметившуюся тенденцию дисбаланса полномочий обвинения и защиты, в ущерб интересам уголовного преследования. А также об ошибочности понимания защиты личности - как защиты лишь обвиняемого от органов государства, вместо защиты потерпевшего от преступника, приводящего к фактическому забвению его интересов. Отмеченное положение повлекло постановку  следующих вопросов: о пределах полномочий и независимости адвоката, которыми он наделен для реализации функции защиты; о гране между законным и незаконным противодействием адвоката; о тех действиях, приемах и средствах, которые должны  признаваться злоупотреблением правом на защиту.

По мнению автора, уголовно-процессуальный закон, наделяя адвоката широкими полномочиями и гарантией независимости, не установил четких границ допустимости средств, используемых защитой, что создает предпосылки для злоупотреблений правом на защиту.  

Противодействие адвоката - это комплекс правомерных и неправомерных действий, препятствующих законному расследованию и судебному разбирательству уголовного дела, сбору и исследованию значимой для обвинения доказательственной информации. Целью противодействия адвоката является снижение потенциала обвинительных доказательств, сокращения их количества и ценности; обоснование конкурирующих выводов, соответствующих собственным интересам, при оценке фактических обстоятельств дела и юридических фактов.

Анализ практики осуществления состязательности сторон,   свидетельствуют об отсутствии либо неадекватности мер процессуального реагирования на факты злоупотребления правом на защиту. Автором сформулирована классификация противодействий обвинению, предложены рекомендации, по нейтрализации негативных последствий злоупотребления правом на защиту.

Системное, комплексное исследование состояния уголовного преследования, основанного на положениях теории доказательств, криминалистики и практической деятельности в сфере борьбы с преступностью, позволило прийти к выводу о многофакторном характере причин, осложняющих ход расследования. Традиционная трактовка причин (неочевидность деяния; неблагоприятность следственной ситуации; противодействие расследованию; низкое качество и др.), не учитывает в полной мере новые тенденции преступного поведения и правоприменения, существенные изменения законодательства, значимость  криминалистических признаков деяний.

Автором предложена классификация факторов, воздействующих на ход доказывания и его результаты. Правильный их учет служит определению рациональной тактики доказывания, является резервом повышения эффективности уголовного преследования.

Глава 2. «Значение криминалистических признаков преступления в доказывании».

В первом параграфе сопоставляются признаки субъекта и способа преступления, включаемые в состав уголовно-правовой нормы с криминалистическими признаками, что позволяет уяснить их особенности и уяснить  роль в доказывании. Так, с учетом задач квалификации, к уголовно-правовым признакам субъекта отнесены лишь возраст, вменяемость, прежняя судимость, профессия и занимаемая должность или выполняемые обязанности. Криминалистических признаков субъекта преступления множество, знания о них необходимы для решения поисковых, идентификационных и тактических задач расследования.

В уголовном праве способ в определенных случаях включается в число обязательных признаков объективной стороны состава преступления и характеризует качественное своеобразие и индивидуальные особенности конкретного преступления. Способ преступления, упомянут во многих нормах Особенной части УК РФ. Он может быть и факультативным элементом состава преступления. Уголовно-правовая модель способа, как правило, не включает подготовительные, посткриминальные и маскировочные действия.    

Подготовительные действия применительно к тяжким и особо тяжким преступлениям рассматриваются в уголовном праве с точки зрения стадии, обеспечивающей дальнейшее совершение преступления. Иначе оцениваются приготовительные действия к преступлениям небольшой и средней тяжести, которые не признаются преступными. Аналогичное отношение к действиям по сокрытию преступления. Лишь укрывательство особо тяжких преступлений уголовно наказуемо.

Криминалистическая модель способа включает все вышеперечисленные действия, подразделяя их на соответствующие стадии.  Автором проанализированы типичные стадии совершения краж, вымогательств, сексуально-садистских и заказных убийств, террористических актов, а также рассмотрены ролевые функции лиц – участников групп, специализирующихся на совершении серийных преступлений (краж, наркопреступлений и вымогательств). Отмечается, что имеет место несколько вариантов криминалистической модели способа преступления. Основой каждого из вариантов модели могут выступать: внутренняя логика исполнителя; технологический процесс, в котором существуют субъект деяния и предмет посягательства; статус предмета посягательства (прежде всего, степень его защищенности); характер и особенности используемых орудий и средств  преступления.

Таким образом, состав преступления, ориентированный на обеспечение задач квалификации, абстрагируется от многих криминалистических признаков и свойств субъекта и способа, которые имеют значения для решения  задач доказывания.

Обосновывается значение криминалистической модели способа при формулировании содержания уголовно-правового запрета для целого ряда уголовно-правовых деликтов, как наиболее отвечающей по своему содержанию требованиям оптимальности и практической применяемости уголовно-правовой нормы.  

Второй параграф посвящен рассмотрению значения «способа» и «механизма» преступления в формулировании рекомендаций по оптимизации процесса доказывания.

Аккумулируя разностороннюю и важную информацию, способ совершения в конкретном преступлении – индивидуален и неповторим. Выступая носителем идентификационной, поисковой и иной информации, используется в решении криминалистических задач доказывания, основанных на том,  что  деяние определенным способом может быть совершено лишь конкретным человеком, обладающим соответствующими личностными данными.

Криминалистический аспект позволяет классифицировать поведенческие акты, по степени сложности доказывания. Автором обосновывается вывод о наличии у преступного деяния, наряду, с признаками общественной опасности, - признаков, позволяющих оценивать его с точки зрения сложности доказывания в ходе уголовного преследования.  При этом, деяние, относимое к тяжким или особо тяжким (п.4,5 ст.15 УК РФ), может не представлять трудности для раскрытия, изобличения виновного лица, установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, ? и наоборот.

Автором предложена классификация, подразделяющая деяния в зависимости от криминалистических свойств и сложности доказывания, на три категории:

1) с низким рейтингом сложности ? при очевидности преступления; при деятельном раскаянии виновного лица; при отсутствии противодействия обвинению со стороны виновного лица и иных участников уголовного судопроизводства;

2) со средним рейтингом сложности ? с высокой преступной квалификацией субъектов деяния, сформированной на основе предметной специализации, повторяемости или серийности совершения криминальных действий, внутренней организованности ее субъектов, активного использования для достижения преступных целей различных средств противодействия, а также специальных знаний, профессиональных навыков и научно-технических средств;

3)  с высоким рейтингом сложности –  характеризуемым:

- интеллектуальностью, высокой технологичностью, многоэтапностью и разветвленностью системы преступных действий; растянутостью их в пространстве и во времени;

- тщательной маскировкой криминальных действий, в том числе в массиве законных операций; созданием предпосылок для формирования доказательств, которые на момент осуществления уголовного преследования, могут быть оценены как оправдательные улики и использованы субъектом преступления в целях самосохранения;

- множественностью субъектов преступного посягательства и иных участников, включенных в преступную схему, на разных ее этапах и уровнях (как физических, так и юридических лиц; как рядовых граждан, так и должностных лиц, часть из которых используется нередко в слепую);

- высоким уровнем организационной структуры построения преступного сообщества, функционирующего на принципах многоступенчатости, иерархичности и секретности, с выполнением определенных ролевых функций; выстраиванием межрегиональных и транснациональных взаимоотношений;

- повышенным ресурсом противодействия уголовному преследованию.

Кроме того, выделена группа универсальных поведенческих актов, к которой  отнесены действия, приемы, уловки, взятые на вооружение при совершении разных деяний, в виду их криминальной рациональности по противодействию обвинению и уходу от уголовной ответственности. Такие поведенческие акты обнаруживаются при анализе фактических действий (способов) и орудийных средств, используемых виновными лицами. Они находят выражение также в уголовно-правовых нормах, на что обращает внимание В.Н.Кудрявцев. А представление об их содержании дополняется за счет понятия базового элемента организованной преступной деятельности, сформулированного В.И. Куликовым. Переориентация субъектов на другие предметы посягательства и уход в иные сферы криминальной деятельности, сопровождается перенесением в совершение новых деяний, знаний, опыта, навыков, орудийных средств, апробированных ранее.

Знания о криминалистических признаках и структуре деяния, а также о свойствах, препятствующих  осуществлению  доказывания, позволяет:

-  обеспечить сбор максимального числа доказательств;

- использовать схожие признаки действий для идентификации аналогичных деяний и на их основе объединять разрозненные эпизоды серии преступлений;

- проверять причастность конкретных лиц к совершению определенных действий, использованию характерных способов и средств, выполнению ролевых функций;

- использовать в тактических целях сведения о поведенческих актах, находящихся вне рамок преступного деяния и отстоящих от него во времени.

Анализ различных точек зрения о содержании механизма преступления, приводит к выводу о том, что наиболее важными и существенными для процесса доказывания, являются такие свойства, как взаимодействие и взаимообусловленность его элементов. Эти свойства, выражая характер контактов материальных объектов, вовлекаемых в сферу преступления, а также явлений и процессов, его сопровождающих, определяют возникновение источников уголовно-правовой, уголовно-процессуальной и криминалистической информации о преступлении (Н.П. Яблоков).

Обосновывается вывод о взаимозависимости результативности доказывания и механизма преступления. Выявлены следующие негативные факторы механизма, препятствующие установлению обстоятельств совершенного преступления:

- быстротечность деяния;

- большой временной разрыв между исполнением  и наступлением последствий, а также между исполнением и обнаружением признаков преступления;

- особенности материальных объектов преступления и процессов его сопровождающих, которые приводят к сбору лишь минимальных и нестабильных доказательственных сведений;

- совершение действий, направленных на ликвидацию следов преступления, маскировку, утаивание, сокрытие фактов события деяния; дезинформацию лиц, ведущих расследование, и иных участников судопроизводства;

- использование орудий преступления, приводящих к деформации или утрате источников информации о совершенном деянии и др.

В целях повышения уровня раскрываемости преступлений, рассмотрена возможность использования закономерностей, основанных на взаимообусловленности элементов механизма преступления, и их выражения не только в качественных, но и в количественных показателях. По мнению соискателя, с образованием общероссийского государственного информационного центра, данный аспект становится одним из приоритетных направлений криминалистического обеспечения доказывания.

Анализ сложившейся практики расследования свидетельствует о тенденции к апробированным методам работы с доказательствами в типичных ситуациях, а также к некоторой методической "стандартизации". А именно, к установлению наиболее рациональной системы правил (стандартов) работы с доказательствами, соответствующих закону и современному характеру преступности. Таким образом, эффективность избираемой тактики доказывания обеспечивается правильным учетом уголовно правовых и криминалистических признаков деяния, а также использованием адекватных стандартов доказывания и соответствующего криминалистического обеспечения.

Глава 3 «Особенности криминалистического обеспечения доказывания по группам однородных преступлений».

В данной главе комплексно исследуются особенности тактики доказывания по ряду актуальных деяний, в сопоставлении с их уголовно-правовым и криминалистическим содержанием, а также с учетом факторов, воздействующих на ход  доказывания.

Обосновывается деление преступлений на «традиционные» и «новые» типы. «Традиционные преступления» отличает большая распространенность и глубокое историческое толкование в сфере законодательства и правоприменения, наличие значительного арсенала апробированных средств противодействия. К «новым» видам отнесены деяния, не подвергавшиеся ранее криминализации, и не имеющие еще  сложившейся системы оптимальных стандартов доказывания.

Анализируются стандарты доказывания, используемые в ходе расследования отдельных групп деяний, с точки зрения их соответствия:

- обстоятельствам, подлежащим исследованию, согласно уголовно-правовым и криминалистическим особенностям  деяния;

-  криминалистическим задачам  доказывания в его типичных ситуациях;

- перечню типичных доказательств, используемых стороной обвинения и защиты;

- требованиям оптимальности и эффективности,  и др.

В первом параграфе рассматриваются особенности совершения и тактики доказывания краж. «Биография» кражи позволяет считать ее своеобразным полигоном, где аккумулируется криминальный опыт субъектов преступлений, где формируются действия с высоким рейтингом сложности доказывания и универсальным содержанием. Именно по кражам, как наиболее распространенному виду преступлений (наряду с грабежами и убийствами), формировались стандарты доказывания и его криминалистическое обеспечение, ставшие позднее базовыми для других деяний.

Криминалисты прошлого обратили внимание на то, что при  совершении аналогичных поведенческих актов по завладению чужим имуществом, формируются специальные  навыки и преступная специализация, что определяет высокую квалификацию субъекта преступной деятельности. Смена специализации может трактоваться как приспособляемость преступного элемента к изменяющейся криминальной обстановке, нацеленность на доходные объекты посягательства.

Обусловленность тактики доказывания уголовно-правовым и криминалистическим  содержанием деяния, характером его следовой картины, наиболее ярко проявляется при рассмотрении однородных групп и видов деяний. (Исходя из того, что  кража и  убийство включают несколько самостоятельных криминалистических групп деяний, их исследование  наиболее конструктивно на  групповом  уровне).

Так, кража (ст.158 УК РФ) включает следующие группы: кражи из квартир, из хранилищ и карманные; кражи грузов на транспорте; кражи автомашин и деталей и др. При делении кражи на группы, за основу берется специализация исполнителя.  Вид «воровской специализации» определяется исходя из способа и места совершения деяния; предмета посягательства и средств его охраны; места сбыта похищенного и др. При этом, знания о характере типичных действий лица, об их направленности и логике, а также о содержании механизма деяния, служат определению адекватной тактики доказывания. В работе рассмотрены основные средства криминалистического обеспечения доказывания по делам о краже.

Второй параграф посвящен рассмотрению наиболее актуальных групп убийств: на сексуальной почве, по найму и серийные. Эти группы убийств занимают существенное место в современной структуре преступности, именуются «резонансными» и «знаковыми», по их значимости для оценки криминальной обстановки и эффективности уголовного преследования.

Каждая группа характеризуется комплексом собственных проблем,  требующих своего разрешения, использованием адекватных стандартов доказывания, соответствующего криминалистического сопровождения, обеспечивающих эффективность уголовного преследования.

У убийств на сексуальной почве - психосексуальная патология и многовариантность социального статуса его субъектов; минимальность и специфичность следов-последствий деяния, правильная расшифровка  и прочтение которых невозможна без привлечения специальных знаний в области сексопатологии и медицины; сложность получения сведений о деянии, прежде всего, об обстоятельствах интимной сферы его участников, и  др.

У заказных убийств - высококвалифицированное исполнение;  как правило, отсутствие каких-либо связей и непосредственного контакта между исполнителем и жертвой; минимальность, фрагментарность, противоречивость сведений о совершенном деянии; сложность при установлении относимости тех или иных объектов и процессов к расследуемому деянию, в том числе взаимосвязи его соучастников (заказчика, посредника и исполнителя / исполнителей) и др.

Рассмотрены особенности осмотра места происшествия и работы «по горячим следам», а также практика оперативного сопровождения судебного разбирательства заказанных убийств. Обращается внимание на необходимость учета типовой криминалистической модели заказного убийства; на более эффективное использование оперативных учетов и информационно-поисковых систем, а также дополнительных источников сведений о преступлении, основанных на новых технических разработках (средства мобильной связи, системы видео-наблюдения и др.).

Рассмотрена практика «сделок с правосудием» и «защиты свидетелей», создающие предпосылки для более эффективного противодействия деятельности преступных сообществ, в том числе, заказным убийствам, путем увеличения доказательственного ресурса обвинения и обеспечения защиты тех, кто идет на сотрудничество со следствием. Проанализирована российская практика, а также зарубежный опыт уголовного преследования заказных убийств.

У серийных убийств – тайность совершения, отсутствие очевидцев; минимальность вещественных доказательств и скудность следовой картины места преступления; наличие преступных навыков, криминального опыта у виновного и др. Тактика доказывания серийных убийств исследуется применительно к группе сексуально-садистских убийств, в контексте с иными деяниями, имеющими тенденцию к серийности, а также исходя из зарубежной практики.

Формулируется типовые признаки серийности; содержание и структура типовых действий виновного лица. Предложена технология (алгоритм) доказывания серийного деяния, предусматривающая решение трех задач: 1) криминалистический анализ оперативной обстановки в регионе за определенный период; 2) диагностирование (распознание) серии, путем определения и использования признаков-совпадений деяния, образующих индивидуальный почерк конкретного преступника; 3) установление причастности лица к совершению одного из эпизодов деяния и к совершению всех эпизодов серии. [Криминалистически значимыми являются лишь признаки-совпадения деяния, характеризующие отдельные специфические элементы либо комплексы элементов поведения лица, которые можно отнести к числу его уникальных и неповторимых черт. При наращивании числа эпизодов, где присутствуют подобного рода признаки, меняется качественное содержание сведений о преступнике, способе его действий и других обстоятельствах деяния, что повышает эффективность решения поисковых, тактических и идентификационных задач расследования].

Анализ укоренившейся практики изобличения лица в совершении инкриминируемых эпизодов убийств, позволил выявить следующий стереотип действий. Как правило, бесспорно доказанными являются лишь 1?3 эпизода, по другим же эпизодам серии не собирается достаточной совокупности доказательств, позволяющей разрешить дело постановлением обвинительного приговора. Именно по этим эпизодам, обвинение базировалось лишь на признательных показаниях, полученных незаконными средствами воздействия на лицо. Подобный стереотип доказывания широко применялся в дореформенном российском судопроизводстве (60?90 годы XX века). Действующий УПК РФ препятствует его использованию и инициирует разработку новых стандартов доказывания серии преступлений.

В четвертом разделе § 2 исследуется тактика доказывания направленности умысла по делам об убийствах, связанная с квалификацией преступлений против личности, когда наступает смертельный исход. Особенности тактики доказывания, связанные с ней трудности и ошибки обусловлены тем, что смерть является объективным последствием преступных действий по целому ряду составов. Поэтому установление обстоятельств, характеризующих лишь объективную сторону состава, для правовой оценки содеянного, оказывается недостаточным. Доказывание же субъективной стороны состава нуждается в соответствующем криминалистическом обеспечении.

Отображение признаков субъективной стороны состава убийства в его следовой картине чрезвычайно своеобразное. Возможность выявления, расшифровки, фиксации, оценки и использования фактических данных, характеризующих субъективную сторону, возникает лишь при соблюдении определенных правил. При разрешении уголовных дел указанной категории исходят из того, что предвидение субъектом преступления неизбежности наступления определенных общественно опасных последствий, свидетельствует и о желании их наступления, т. е. о прямом умысле на причинение конкретных последствий, в частности смерти. Это правило приобретает особенное значение в ситуациях, когда потерпевший умер, очевидцы причинения ранения отсутствуют, виновный стремится скрыть или смягчить свою вину, то есть при дефиците  доказательств, свидетельствующих о направленности умысла.

Уголовно-правовая формула, указывающая на взаимосвязь объективных

и субъективных признаков состава преступления, имеет криминалистическое выражение, которое заключается в следующем. Установление интеллектуального и волевого элементов вины возможно, если исходить из определенных данных о личности исполнителя и жертвы; основываться на сведениях о содержании способа, о характере орудия и механизме причинения смерти, об обстановке совершения убийства. (См. Программу установления направленности умысла по делам об убийствах). 

Третий параграф посвящен рассмотрению вымогательства и сосредоточен на вопросах криминалистического обеспечения доказывания, состоящих в определении обстоятельств, подлежащих исследованию, типичных доказательствах обвинения, а также на средствах доказывания, позволяющих повысить эффективность уголовного преследования. В этой связи анализируется ОРД. По мнению соискателя, прежде всего по делам о вымогательстве с учетом содержания их совершения и расследования, шло формирование оптимального использования средств ОРД. Это обусловлено тем, что жертва насилия располагает достаточно полной  информацией о вымогателе и его действиях, идет на деятельное содействие правоохранительным органам в его изобличении, в том числе, путем участия в специальных оперативных мероприятиях по его задержанию в момент исполнения одного из этапов преступного деяния.

В четвертом параграфе исследованы правовые и криминалистические особенности наркопреступлений. Правовая специфика, определяющая тактику  доказывания данного вида деяний, заключается: 1) в осуществлении противодействия не только в рамках уголовно-процессуальных отношений, но также в ходе оперативно-розыскной и административной деятельности; 2) в установлении дифференцированного подхода к жертвам - потребителям, с одной стороны, и к сбытчикам наркотиков, с другой, и соответственным применением  административных  либо  уголовно-правовых  мер ответственности.

Рассмотрены дискуссионные вопросы тактики доказывания, связанные с правомерностью «пробных» и «повторных» закупок, проводимых оперативными подразделениями ФСКН. Проанализированы приемы и уловки по противодействию расследованию данных деяний, сформулированы рекомендации по рациональному сбору и распоряжению доказательствами, в условиях состязательных начал уголовного процесса и др.

     Пятый параграф посвящен особенностям совершения и доказывания взяточничества. Эти особенности обусловлены взаимозависимостью получения и дачи взятки, как особого случая соучастия в преступлении, а также приспособляемости его субъектов к применяемым мерам и средствам уголовного преследования. В силу этого ресурс доказательственной базы взяточничества дефицитен, отличается преобладанием косвенных доказательств и минимальностью прямых; преобладанием в их совокупности «личных» доказательств, что влечет их уязвимость и нестабильность. Рассмотрены криминалистические подходы, способствующие расширению  доказательственного ресурса обвинения по данному виду деяний, в частности основанные на положениях закона об освобождении от уголовной ответственности лица, давшего взятку.

Результаты исследования особенностей совершения и доказывания ряда однородных групп деяний позволили следующее.

Во-первых, выявить приспособляемость субъектов преступной деятельности к мерам социального и уголовно-правового контроля, путем смены предметов посягательства, совершенствования способов исполнения, применения достижений науки и техники. Отмеченное обстоятельство инициирует ревизию используемых стандартов доказывания на их соответствие новым характеристикам деяний.

Во-вторых, необходимость проведения по неочевидным и замаскированным деяниям административных действий и оперативно-розыскных мероприятий, для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

В-третьих, выявить своеобразие следовой картины деяния, при использовании высокотехнологических орудийных средств. В силу энергозависимости, быстродействия, анонимности, отсутствия личного визуального контакта, в частности отсутствия границ в киберпространстве, специфики выявления и фиксации следов-последствий, возникают препятствия при установлении юридически значимых признаков таких посягательств, в том числе при их оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности. [Так, для всех преступлений в сфере высоких технологий характерно то, что место и время совершения противоправных действий не совпадают с местом и временем неправомерного доступа к информации, и с наступлением вредных последствий. Это означает, что действия, совершаемые в одной местности, могут повлечь доступ к информации в нескольких других местах, значительно удаленных; а вредные последствия могут наступить в третьем, еще более удаленном от первых двух].

В-четвертых, сформулировать подходы по разрешению типичных  ситуаций  доказывания.

В-пятых, возможность использования по «новым преступлениям» универсальных криминалистических средств, которые разработаны для «традиционных преступлений».

Глава 4. «Криминалистическое обеспечение процесса оценки и распоряжения доказательствами по уголовному делу».

При рассмотрении вопросов данной главы следует иметь в виду три существенных момента:

- исходные фактические данные, собранные по уголовному делу, представляют собой единую базу, позволяющую обосновать выводы, соответствующие интересам, как обвинения, так и защиты;

- доказательственные материалы по уголовному делу характеризуются нестабильностью обвинительных и оправдательных улик; количественные и качественные показатели собранных доказательств могут меняться в зависимости от результатов их оценки и использования сторонами  процесса;

- при нескольких конкурирующих выводах, которые строятся на одном и том же исходном материале, повышение достоверности и доказанности одного вывода понижает обоснованность другого, и наоборот.

В первом параграфе рассмотрены негативные последствия нарушения правил оценки доказательств. С этой целью исследованы негативные явления в уголовном судопроизводстве СССР (60?90 г.г. ХХ в.), повлекшие многочисленные «судебные ошибки» - вынесение обвинительных приговоров невиновным лицам, в том числе к смертной казни. Анализ практики уголовного преследования указанного периода позволил выявить порочные стереотипы доказывания, укоренившиеся под воздействием идеологии тоталитаризма и функционирования розыскного, с репрессивной направленностью типа уголовного процесса.

Исследование факторов, воздействующих на процесс оценки доказательств, позволил выявить психологический барьер у практических работников, не позволяющий им признать и разрешить коллизию обвинительных и оправдательных сведений, обозначить и устранить содержащиеся в них противоречия. Это приводит  к тому, что имеющиеся противоречия «прячутся», то есть не отражаются в процессуальных документах.

Для практических работников, прежде всего для следователей, данный стереотип доказывания продолжает быть комфортным и экономичным. В настоящее время он используется не только из-за отсутствия навыков по рациональному распоряжению доказательствами, но также в связи с выбором момента представления обвиняемому и защите полного объема улик, устанавливающих виновность лица.   

Мотивация подобной тактики стороны обвинения следующая: только в суде формируется окончательный, вывод по делу, который является основой приговора. Поэтому полное и детальное представление и исследование обвинительных улик, наиболее оптимально в ходе судебного разбирательства. В силу этого субъект уголовного преследования стремится максимально сохранить тайну следствия: не раскрывать содержание всех, установленных на досудебных стадиях фактов, и логических схем  распоряжения ими; засекретить наиболее ценные и уязвимые обвинительные доказательства. Данный стандарт доказывания  рассматривается исходя из интересов, как обвинения, так и защиты, а также с учетом соответствующих решений Верховного суда РФ и Европейского суда по правам человека.

Во втором параграфе рассматриваются криминалистические аспекты процесса оценки доказательств.

Выделены следующие  ситуации, по которым процесс оценки  затруднен:

- минимальность собранных доказательств, наличие лишь косвенных улик;

- коллизия обвинительных и оправдательных сведений, содержащихся в доказательствах;

- при применении уполномоченными субъектами уголовного судопроизводства «внутреннего убеждения» в качестве метода оценки доказательств;

- установление относимости, допустимости, достоверности и достаточности доказательств;

- установление степени доказанности исследуемого деяния и виновности лица в совершении инкриминируемого преступления, согласно статьям 17 и 299 УПК РФ.

Обосновывается тезис о применении количественных и качественных показателей  для оценки совокупного доказательственного материала по уголовному делу. Отмечается, что понятия «количество», «ценность», «сила» доказательств, «главное/опорное доказательство», применяемые в теории и на практике, не имеют легального определения, что вносит смысловую неопределенность при их толковании и использовании субъектами уголовного процесса. Автором рассмотрены указанные понятия, предложен алгоритм их практического применения - см. Приложение 3.

Третий параграф посвящен рассмотрению внутреннего убеждения как метода оценки доказательств. Отмечается, что следует различать внутреннее убеждение -  при оценке доказательств и при юридической оценке деяния; иначе, доказывание фактических обстоятельств дела и доказывание юридических фактов. [Действующий УПК РФ суд присяжных делит на судей факта и судей права, воплощая данное различие в процедуре функционирования суда. Присяжные исключаются из процесса обсуждения допустимости доказательств, отстраняются от выражения своего отношения к применению норм права, так как эти вопросы отнесены к юридической оценке деяния].

Использование внутреннего убеждения как метода оценки доказательств и обоснования выводов о доказанности зависит от степени формализованности правил, регламентирующих этот процесс, и наличия критериев, необходимых для установления свойств доказательств.

В процессуальном законе оценка свойств доказательств выражена с различной степенью определенности. Наиболее формализованы признаки, указывающие на свойства недопустимости доказательства. Свойства относимости, достоверности и достаточности -  не имеют столь определенных критериев, что затрудняет их оценку.

При установлении свойств доказательств, используются два подхода: при наличии определенных нормативных критериев, и при их отсутствии; то есть, исходя из закона, и исходя из совести (свободная оценка доказательств), когда отсутствует  алгоритм процесса оценки, выраженный в законе. В первом случае, субъект доказывания подводит уже установленные фактические данные под норму закона, в которой содержится их готовая оценка. При втором, оценка осуществляется по внутреннему убеждению субъекта, исходя из свободной оценки  доказательств.

Как известно, в теории доказательств существует две альтернативные системы оценки доказательств: формальная система оценки доказательств и сменившая ее система свободы оценки доказательств, исходя из внутреннего убеждения. Каждая из систем имеет в своей основе концептуальную совокупность идей, положений и аргументов, их обосновывающих. При определении путей совершенствования судопроизводства, полезен исторический опыт применения указанных систем, уяснение того, что может быть использовано современной теорией и практикой, и каких крайностей необходимо избегать.

Формальная система нормативно установила критерии силы и ценности доказательства, которыми должны были руководствоваться судьи. Пришедшая ей на смену система, отказалась от какой-либо регламентации оценки доказательств, то есть от всех формализованных правил и критериев, применявшихся ранее. Принцип свободной оценки доказательств по внутреннему убеждению судей возник одновременно с судом присяжных заседателей. Этот принцип выражал новую идеологию судопроизводства, соответствовал новому уровню развития общества. Согласно этому принципу, вердикту суда присяжных не требовалось каких-либо обоснований, так как принятое ими решение признавалось безотчетным велением разума, «выражением народной совести».

В 30-х годах ХХ века многие отечественные процессуалисты считали «крайностями» как теорию формальных доказательств, так и принцип свободной оценки доказательств по внутреннему убеждению судей. Известный процессуалист М. М. Гродзинский отмечал, что, освободившись от оков формальных доказательств, теория и практика «ударились в другую крайность и объявили судью, совершенно свободным от каких бы то ни было правил и указаний». Сторонники этой позиции обосновывали потребность судьи в указаниях о ценности отдельных видов доказательств, как вещественных, так и личных. В связи с этим было высказано предложение о разработке обязательных для судей объективных критериев ценности доказательств. Однако в уголовно-процессуальной науке на тот момент восторжествовала точка зрения о необходимости значительно сократить область правового регулирования доказывания, ограничившись указанием в законе одних лишь процессуальных принципов и общих положений (Н.В.Крыленко).

Исторический анализ положений, регламентирующих исследование и эксплуатацию доказательств, свидетельствует о тенденции к частичной формализации этой деятельности. Указанная тенденция присутствует в российском и зарубежном законодательстве.

Автором обосновывается необходимость формализации метода свободной оценки доказательств, путем разработки соответствующих  криминалистических средств, позволяющих оптимизировать установление достоверности и достаточности, силы и ценности доказательств. 

Четвертый и пятый параграфы посвящены особенностям криминалистического обеспечения оценки относимости и допустимости доказательств, при минимальности и противоречивости собранного доказательственного материала.

Результаты сравнительного анализа процесса оценки различных свойств доказательств, позволили сделать вывод о том, что установление каждого из них имеет соответствующую процедуру и собственные правила оценки, установленные законом, и должны осуществляться по собственной технологии (алгоритму).

В шестом параграфе исследуются проблемы доказывания при дефиците и избыточности доказательств. Отмечается, что установление достаточности, актуализируется в двух полярных ситуациях: при избытке доказательственного ресурса и при его дефиците.

Дополнительные сложности возникают, когда косвенные улики становятся основным, а нередко, единственным средством доказывания для наиболее тяжких и  квалифицированных преступлений. Эффективность работы с косвенными уликами зависит от правильной постановки криминалистических задач, которые обусловлены: 1) особенностями их выявления и сбора (метод «случайного поиска»); 2) спецификой их взаимосвязей с обстоятельствами, подлежащими доказыванию; 3) особенностями  исследования и использования, путем построения определенной системы, позволяющей максимально и убедительно реализовать их обвинительный потенциал.

Сформулированы средства криминалистического обеспечения процесса оценки и использования косвенных доказательств. (Автор основывался при этом на исследованиях А.А. Эйсмана, Г.М. Резника, А.А. Хмырова, В.В. Мельника, и др.).

    При особом порядке судебного разбирательства вопросы оценки доказательств решены путем применения института компромисса с правосудием, что повлекло  изменение традиционной процедуры доказывания: сокращение бремя доказывания, сужение его пределов, упрощение правил оценки доказательств, но возрастание значения гарантий от самооговора (ст.314 УПК РФ).

В заключительном разделе § 6 анализируется понятие силы и достаточности доказательств. Рассмотрены различные предложения о наделении большей ценностью одних доказательств по сравнению с другими (И.Н. Якимов, Н.Д. Вороновский, В.И. Громов, А.Я. Вышинский, Л.Н. Корнеева, А.Р. Белкин, В.Н. Махов).

Результаты анализа подтвердили тезис о том, что попытки отдать предпочтение одному из доказательств путем нормативного установления в законе универсальных правил и критериев, единых для всех категорий дел и любых случаев, не находят положительного решения.

Вместе с тем, результаты анализа позволили прийти к следующему выводу: сила и ценность доказательств, а также их достаточность, могут быть установлены по конкретному уголовному делу, путем их анализа и сопоставления между собой, а также с обстоятельствами, подлежащими доказыванию. Обосновывается тезис о том, что криминалистическое обеспечение установления доказанности деяния заключается в определении формальных критериев оценки доказательств, с точки зрения их достаточности, а также в разработке методики оценки ресурса обвинительных улик.

Седьмой параграф посвящен рассмотрению средств, направленных на формализацию процесса оценки доказательств, позволивших выявить два важных момента. Во-первых, ряд существенных операций по оценке доказательств, может быть нормативно формализован, путем установления соответствующих правил, оснований, критериев, ограничений. При этом, может быть использован зарубежный опыт дополнительных нормативных критериев при установлении достаточности доказательств, которые отсутствуют в российском праве. В диссертации анализируется  практика применения правила минимума в сочетании с правилом подтверждения и правилом предустановленных доказательств,  установленных в ряде зарубежных правовых систем. Во-вторых, для отдельных характеристик доказательств, не поддающихся детальной нормативной регламентации, возможна частичная формализация процесса оценки, путем разработки соответствующих методов криминалистического обеспечения. Автором предложены количественные и качественные критерии оценки доказательств, сформулирован алгоритм установления силы, ценности и достаточности доказательств  (см. Приложение 3).

Во втором разделе § 7 рассматривается технология установления доказанности деяния, инкриминируемого подсудимому,  включающая - количественные и качественные показатели оценки доказательств, а также - алгоритм оценки доказательственного ресурса обвинения по уголовному делу. С учетом проведенного исследования, автор приходит к выводу о том, что оценка достоверности и достаточности доказательств носит преимущественно содержательный характер, не имеет пока необходимого инструментария для построения адекватной, полноценной модели данного процесса и его результатов.

Указанные выше препятствия не позволяют в формализованном, достаточно конкретизированном виде, регламентировать эту деятельность, путем нормативного установления соответствующего правила. Вместе с тем с развитием научно-технической революции, появлением новых видов экспертиз, методов сбора, фиксации и исследования доказательств, наряду с особым порядком судебного разбирательства, должно осуществляться дальнейшее развитие теории доказательств в части научного обоснования особой процедуры использования, проверки и оценки доказательств.

В настоящее время, по мнению диссертанта, разработка и использование методов криминалистического обеспечения способствует повышению эффективности процесса оценки доказательств. В частности, позволяют приблизиться к оценке достаточности доказательств, при их остром дефиците; наметить вектор поиска, направленного на создание оптимальной тактики доказывания, адекватной характеру современной преступности.

В заключении изложены основные выводы диссертационного исследования.

Основные положения диссертации отражены в следующих работах автора:

Монографии, научно-практические и учебные пособия:

1. Криминалистические аспекты доказывания по уголовным делам: проблемы теории и практики. Монография. СПб.: Изд. Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2005. 30,0 п.л.

2. Криминалистические аспекты доказывания по уголовным делам. Монография. / Изд.: СПб юридического института Генеральной прокуратуры РФ. СПб. 2004. 15,5 п.л.

3.Способ совершения преступления (уголовно-правовой и криминалистический аспекты). Монография. / Изд.: СПб юридического института Генеральной прокуратуры РФ. СПб. 2002. 5,75 п.л.

4. Криминалистические признаки личности виновного по делу о краже. Научно-практическое пособие. / Изд.: Института усовершенствования следственных работников  при прокуратуре СССР. Л., 1985. 0,7 п.л.

5. Доказывание направленности умысла виновного по делам об умышленных убийствах. Учебное пособие. / Изд.: Института усовершенствования следственных работников при прокуратуре СССР. Л. 1988. 0,8 п.л. (в соавторстве).

6. Уголовно-правовая характеристика и расследование похищений из автоматических камер хранения. Научно-практическое пособие. / Изд.: Института усовершенствования следственных работников при прокуратуре СССР. Л. 1989. 1,0 п.л. (в соавторстве).

7. Расследование хищений грузов из подвижного состава на железнодорожном транспорте. Учебное пособие. / Изд.: Института усовершенствования следственных работников при прокуратуре СССР. Л. 1991. 6,0 п.л. (в соавторстве).

8. Методика расследования краж. Учебное пособие. / Изд.: ИПК прокурорско-следственных работников Генеральной прокуратуры РФ. Л. 1992. 3,75 п. л.

9. Особенности расследования сексуально-садистских убийств. Научно-практическое пособие. / Изд.: ИПК прокурорско-следственных работников Генеральной прокуратуры РФ. Л. 1993. 3,0.п.л. (в соавторстве).

10. Расследование вымогательства / Учебное пособие. Под редакцией В. В. Новика. // Изд.: ИПК прокурорско-следственных работников Генеральной прокуратуры РФ. СПб. 1996. 3,75 п.л. (в соавторстве).

11. Порядок применения санкций за нарушения налогового законодательства // Вопросы налогового права: Научно-практическое пособие. Часть 1. / Изд.: ИПК прокурорско-следственных работников Генеральной прокуратуры РФ. СПб. 1996. 1,0 п. л. (в соавторстве).

12. Вымогательство (квалификация, доказывание, оперативно-розыскная деятельность). Учебное пособие. Под редакцией В. В. Новика / Изд.: СПб юридического института Генеральной прокуратуры РФ. СПб. 1998. 3,75 п.л. (в соавторстве).

13. Организация прокурорского надзора за соблюдением законодательства об оплате труда и методика расследования преступлений, предусмотренных статьями 145-1 и 315 УК РФ. // Научно-практическое руководство для прокуроров и следователей. Под редакцией В. В. Новика. / Изд.: СПб юридического института Генеральной прокуратуры РФ. СПб. 2001.0,8 п.л. (в соавторстве).

14. Криминальные взрывы: технико-криминалистическая характеристика, методы противодействия. / Научно-практическое пособие. Под редакцией В. В. Новика. Изд.: ЗАО «Эхо-штамп». СПб. 2002. 10,0 п.л. (в соавторстве).

15. Доказательственная деятельность и формирование доказательств. Конспект лекций. / Изд.: СПб юридического института Генеральной прокуратуры РФ. СПб. 2005. 5,0 п.л.

16. Тактика использования специальных знаний на предварительном следствии // Настольная книга следователя / Рук. авт. кол. Н.П. Дудин; отв. ред. О.Н. Коршунова, В.С.Шадрин. - СПб.: Издательство Р.Асланова «Юридический центр Пресс», 2008./ Раздел 3.14. С.365-378. 0,6 п.л. (в соавторстве).

Научные статьи

(опубликованы в изданиях, рекомендуемых ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации)

17. Права человека и правозащитная функция прокуратуры: к 50-летию Всеобщей декларации прав человека // Правоведение. 1999. № 1. СПб., С. 291-298. 0,4 п.л. (в соавторстве).

18.Международные научно-практические конференции / Законность. 1998. №3. С.48-49. 0,3 п.л.

19. Криминалистическое понимание общественно опасного деяния // Вестник СПб Университета МВД России. № 2 (10). 2001. С. 66-72. 0,3 п.л.

20. Оперативное сопровождение  судебного производства по уголовному делу / Уголовное право, №4, 2005. С.95-98. 0,6 п.л. (в соавторстве).

21. Криминалистические аспекты доказывания в процессе уголовного преследования / Уголовное право №4. 2006. С.106-110. 0,7 п.л.

22. Поддержание государственного обвинения по делам о незаконном обороте наркотиков /  Законность №9. 2006. С.20-22. 0,4 п.л. 

23. Нарушение авторских и смежных прав: задачи начального этапа расследования / Уголовное право №2. 2007. С.100-104. 0,7 п.л. (в соавторстве). 

24. Контрабанда наркотиков как одна из угроз национальной безопасности Российской Федерации / «Черные дыры в Российском законодательстве» №5. 2007. 0.3 п.л. (в соавторстве). 

25. Способ совершения преступления – как важнейший элемент криминалистической характеристики контрабанды наркотиков / Бизнес в законе №3. 2007. 0,4 п.л. (в соавторстве).

26. Состязательность сторон и противодействие адвоката уголовному преследованию: процессуальные и криминалистические аспекты. // Вестник криминалистики. / Отв. ред. А.Г.Филиппов. Вып. 2(22)-М: Спарк, 2007. С.15-22. 0,7 п.л.

(опубликованы  в сборниках  материалов международных и всероссийских научно-практических конференций)

27. Использование возможностей судебно-медицинской экспертизы при доказывании направленности умысла по делам об убийствах // Внедрение в практику новых методов судебной медицины и криминалистики: Материалы VI конференции научного общества судебных медиков и криминалистов Литовской ССР, посвященной 70-летию Великой октябрьской социалистической революции. Каунас. 1987. 0,1 п.л. (в соавторстве).

28. Изучение передового опыта – необходимое условие подготовки следственно-прокурорских кадров // Всесоюзный научно-практический семинар руководителей органов предварительного следствия и заведующих кафедрами криминалистики ВУЗ-ов России: Тезисы выступлений. (13-14 ноября 1990) / Л.- Уфа. 1991. С.102-107. 0,3 п.л.

29. Криминалистические аспекты сексуальных убийств // Серийные убийства и социальная агрессия: Тезисы докладов всероссийской конференции  (20-22.09.1994. г. Ростов-на-Дону). М., 1994. С. 77-79. 0,2 п.л.

30. Институт повышения квалификации – центр распространения передового опыта прокурорско-следственной деятельности // Проблемы прокурорской и следственной деятельности в сфере борьбы с преступностью в современных условиях. Международная научно-практическая конференция 5-6 июля 1996 г. / Тезисы выступлений. СПб. 1996. С.89-90. 0,2 п.л.

31. Компромисс в уголовном процессе // Проблемы прокурорской и следственной деятельности в сфере борьбы с преступностью в современных условиях.  Международная научно-практическая конференция 5-6 июля 1966 г. / Тезисы выступлений. СПб. 1996.С.91-92. 0,2 п.л. (в соавторстве).

32. Особенности повторяемых (серийных) преступлений в структуре организованной преступности // Международное сотрудничество в борьбе с организованной преступностью: Материалы международной научно-практической конференции 27-29 мая 1997 г. СПб. 1997. С.99-106. 0,4 п.л.

33. Права человека и эвтаназия // Всеобщая декларация прав человека и правозащитная функция прокуратуры: Международная научно-практическая конференция 15-16 декабря 1998 г. /Тезисы выступлений. СПб., 1998. 0,1 п.л. (в соавторстве).

34. Взяточничество: криминалистические проблемы доказывания // Расследование и судебное преследование коррупции: Материалы российско-американского семинара 23-24 сентября 1999г. – Отв. ред. В.В. Новик. СПб., 2002. С.123-133. 0,75 п.л.      

35.Соблюдение прав человека при использовании криминалистических приемов и средств ведения расследования // Бюллетень № 1. Правоохранительная деятельность и соблюдение прав человека. Международный научно-практический  семинар. 29 сентября 2000 г. / Отв. ред. В.В. Новик.  СПб. 2001. С.39-45. 0,3 п.л.

36. Криминалистические аспекты доказывания по уголовным делам об убийствах, совершенных в условиях неочевидности // Совершенствование взаимодействия следственных и криминалистических подразделений органов прокуратуры, экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел и судебно-экспертных учреждений. Межведомственный региональный семинар-совещание (14-15 ноября 2000 г.): Тезисы выступлений. / Отв. ред. В.В. Новик. СПб., 2000. С.114-131. 1,0 п.л.

37.       Европейские стандарты в уголовном судопроизводстве России // Бюллетень № 2. Правоохранительная деятельность и соблюдение прав человека. Международный научно-практический  семинар, 3-7 марта 2001г. / Отв. ред.  В.В. Новик.  СПб. 2001.С.3-8.  0,3 п.л.

38.       Статус потерпевшего и судебная реформа // Стенографический отчет международного научно-практического семинара «Защита прав потерпевших: юридические, психологические и социальные аспекты», 21-22 июня 2002 года./  «Гражданский контроль». СПб., 2002. С.32-39. 0,3 п.л.

39. Противодействие криминальным взрывам //  Актуальные проблемы защиты и безопасности: Тезисы докладов пятой Всероссийской научно-практической конференции  (2-5 апреля 2002 г.).  СПб., 2002. 0,3 п.л. (в соавторстве).

40. Противодействие криминальным взрывам // Терроризм и безопасность на транспорте: материалы II Международной научно-практической конференции 5-6 марта 2003 г. Сборник. / Под ред. Лопатина В.Н. М.: НИИ ГП РФ.2003.С. 83-85. 0,2 п.л.

41. Криминалистические аспекты противодействия  террористическим  актам // Терроризм и безопасность на транспорте: материалы II Международной научно-практической конференции 5-6 марта 2003 года. Сб. ч.2./ Под ред. Лопатина В.Н.  М.: НИИ ГП РФ. 2003.С.171-178.  0,5 п.л.

42. Правовые и криминалистические аспекты соблюдения экологической  безопасности в градостроительстве // Роль прокуратуры и контролирующих органов в обеспечении экологической безопасности: Материалы всероссийской научно-практической конференции, 19-20 декабря 2003. СПб. 2004.С.222-230. 0,5 п.л. (в соавторстве).

43. Проблемы авиационной безопасности. Организация вооруженного сопровождения воздушных судов // Терроризм и безопасность на транспорте: Сборник материалов Ш международной научно-практической конференции, 3-4 марта 2004 г. / Под ред. Лопатина В.Н. М.:НИИ ГП РФ: 2004.0,2 п.л. (в соавторстве).

44. Доказывание и криминалистика // Современное состояние и перспективы развития криминалистики и судебной экспертизы: Материалы международной научно-практической конференции. СПб 10.12.2004./ Сост. В.П. Сальников, И.А. Возгрин и др. СПб Университет МВД России.2005. С.224-234. 0,6 п.л.

45. Криминалистический анализ серии преступлений, совершенных одними и теми же лицами // Правоохранительная деятельность и соблюдение прав человека: Материалы российско-нидерландских научно-практических семинаров. Отв. ред. Р. Хилгерс и В.В. Новик. СПб., 2005. С.167-187. 1,1 п.л.

46. Преступления в сфере высоких технологий как угроза информационной безопасности бизнеса / Экономическая безопасность бизнеса: актуальные проблемы правового обеспечения: Материалы межвузовской научно-практической конференции в СПб государственном инженерно-экономическом университете. СПб., 19 января 2005 г. / Отв. Ред. Кабанов А.А. и др. – СПб.: СПб ГИЭУ, 2005. С.112-117. 0,5 п.л. (в соавторстве).

47. Проблемы доказывания  легализации («отмывания») незаконно приобретенных доходов / Экономическая безопасность предпринимательства на современном этапе. Теория и практика правового обеспечения: Сборник материалов 1-ой международной научно-практической конференции // Санкт-Петербург 21 апреля 2005 года: Изд-во СПб ГИЭУ. СПб. 2006. С.141-153. 0,8 п.л. (в соавторстве).

48. Профессиональный защитник (адвокат) как субъект противодействия расследованию и рассмотрению уголовного дела в суде / Расследование и противодействие ему в состязательном уголовном судопроизводстве: процессуальные и криминалистические вопросы: Сб. научных трудов. – М.: Академия управления МВД России, 2007.С.350-369. 1,0 п.л.

49. Технологический терроризм – проблема прогнозирования, мониторинга и упреждения. // Терроризм и безопасность на транспорте: Сборник материалов 1У международной научно-практической конференции, М.,2007. 0,2 п.л. (в соавторстве).

(опубликованы в иных научных изданиях)

50. Следователь как субъект доказывания // Совершенствование борьбы с преступностью в свете Конституции СССР. М., 1977. С.114-118. 0,2 п.л.

51. К вопросу о специфике познавательной деятельности участников предварительного следствия // Повышение эффективности деятельности органов прокуратуры, суда и юстиции в свете Конституции СССР 1977г.: Сб. науч. тр.  М., 1980. С.136-140. 0,2 п.л.

52. Обратная связь как положительный тактический фактор в расследовании // Проблемы предварительного следствия. М., 1980. С.130-138.  0,3 п.л.

53. Следователь как субъект доказывания в советском уголовном процессе. Автореф.  диссертации  кандидата юрид. наук. М., 1982. 1,0 п.л.

54. Следственные ситуации по делам о краже личного имущества граждан. //  Научно-практические рекомендации.   Л., 1985. 0,8 п.л.

55. Расследование хищений из автоматических камер хранения самообслуживания и их уголовно-правовая оценка / Бюллетень ГСУ МВД СССР №4. М.,1987. С.24-28. 0,4 п.л. (в соавторстве).

56. Использование железнодорожных перевозочных и иных документов при расследовании хищений грузов из подвижного состава // Научно-практические рекомендации. Л., 1987. 0,5 п.л.

57. Характеристика способов хищения грузов на железнодорожном транспорте. Криминалистические признаки личности виновного по делам данной категории. // Научно-практические рекомендации. Л., 1988. 0,7 п.л.

58. О структуре интересов следователя и их роли в доказывании // Процессуальные вопросы предварительного расследования на современном этапе. Сб. научных трудов. Волгоград. ВСШ МВД СССР. 1988. С.44-49. 0,3.п.л.

59. Значение и доказывание умысла виновного при похищении личного имущества, временно находящегося в государственной организации // Проблемы доказывания виновности в советском уголовном процессе:  Межвузовский сборник. Красноярск. 1989. С.159-164. 0,3 п.л. (в соавторстве).

60. Некоторые вопросы доказывания умысла, направленного на лишение жизни // Проблемы доказывания виновности в советском уголовном процессе:  Межвузовский сборник. Красноярск. 1989. С.164-169. 0,3.п.л. (в соавторстве).

61. Типовые программы расследования  хищений грузов на железнодорожном транспорте. // Научно-практические рекомендации. / Л.,  1989.  0,7 п.л.

62. Организация и проведение осмотра места происшествия // Социалистическая Законность / Верховная прокуратура  Вьетнама / Ханой.1990. № 1. С.27-29.0,2 п.л.

63. Расследование краж автомашин и автодеталей (алгоритмы доказывания) // Научно-практические рекомендации.  Л., 1991. 0,6 п.л.

64. Практикум по методике расследования преступлений, связанных с наркотиками. Л., 1991, 1,0 п.л. (в соавторстве).

65. Расследование преступлений, связанных с наркотиками на железнодорожном транспорте. Научно-практические рекомендации. / Л.,1991.0,5 п.л.

66. Программа исследования места происшествия по делу о краже // Научно-практические рекомендации. Л., 1991. 0,7 п.л.

67. Криминалистические признаки повторяющихся (серийных) преступлений  // Вопросы совершенствования предварительного следствия: Сборник статей.  Вып.7. СПб., 1992. С. 33-40. 0,4 п.л.

68. О подготовке частных детективов и охранников / Частный детектив и охранник. М. 1993. 0,3 п.л. (в соавторстве).

69. Криминалистическая характеристика вымогательства. // Вопросы совершенствования прокурорско-следственной деятельности: Сборник статей.  Вып.8. СПб. 1996.С.207-221. 0,2 п.л.

70. Проблемы доказывания по делам о сексуально-садистских и заказных убийствах / Учебные записки  СПб филиала Российской таможенной академии им. В.Б. Бобкова. №1 (5). 1998. С.40-52. 0,8 п.л. (в соавторстве).

71.Убийства по найму: понятие и проблемы доказывания // Сборник научных трудов: «Современные проблемы уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, прокурорского надзора». Москва–Санкт-Петербург–Кемерово. 1998. С.129-149. 1,2 п.л. (в соавторстве).

72. ОРД и судебное доказывание //  Криминалистический семинар. Выпуск 1. / Отв. ред. В.В. Новик.  СПб. 1998. С. 26-30. 0,2 п.л.

73. Некоторые вопросы борьбы с организованной преступностью. //  Криминалистический семинар. Вып.1. / Отв. ред. В.В. Новик. СПб.1998.С.46-49.0,2 п.л.

74. ЭВМ в уголовном судопроизводстве // Криминалистический семинар. Вып.2. / Отв. ред. В.В. Новик.  СПб. 1998. С. 66-68. 0,2 п.л.

75. Врачебные преступления при осуществлении трансплантологии // Сборник научных трудов: «Современные проблемы уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, прокурорского надзора». Москва–Санкт-Петербург–Кемерово. 1998. С.155-160. 0,3 п.л. (в соавторстве).

76. Актуальные вопросы правового регулирования трансплантологии // Труды Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры РФ. 1999. №1. СПб., 1999. С.52-58. 0,4 п.л. (в соавторстве).

77. Уголовно-правовое значение эвтаназии. //  Актуальные проблемы правовой науки и практики: Сборник научных трудов. Кемерово. 1999. С.689-695. 0,3 п.л. (в соавторстве).

78. О некоторых особенностях криминалистической характеристики преступлений, совершенных в экономической сфере // Вопросы квалификации и расследования преступлений в сфере экономики: Сборник научных статей. / Под редакцией Н.А. Лопашенко и др.: Саратовский юридический институт МВД России. Саратов. 1999. С.136-139. 0,2 п.л. (в соавторстве).

79. Способ совершения преступления в механизме уголовно-правового запрета // Труды Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры РФ. № 2. СПб., 2000. С.35-41. 0,3 п.л.

80. Депутатская неприкосновенность и уголовная ответственность // Криминалистический семинар. Вып.3. / Отв. ред. В.В. Новик. СПб., 2000. С.133-139. 0,3 п.л. (в соавторстве).

81. Некоторые вопросы правоотношений в сфере трансплантации органов и тканей человека //  Труды Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры  РФ № 2. СПб., 2000. С.198-204. 0,3 п.л. (в соавторстве).

82. Сравнительный анализ криминалистических и составообразующих признаков преступления. // Труды Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры РФ № 3. СПб.,  2001. С.166-176.  0,8 п.л.

83. Криминалистика и средства массовой информации (СМИ) // Взаимодействие средств массовой информации и правоохранительных органов: Материалы научно-практической конференции, 24 мая 2001 г. / Отв. ред. В.В. Новик. СПб. 2001. С.52-58. 0,3 п.л.

84. Реализация уголовно-правового запрета: криминалистические аспекты // Труды  Института подготовки и повышения квалификации сотрудников ФСБ России  № 7-8. СПб., 2002. 0,5 п.л.

85. Особенности уголовного преследования по делам, имеющим дефицит доказательственной базы // Труды Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры РФ №4.СПб., 2002. С.126-136.  0,8 п.л.

86. Технико-криминалистические аспекты криминальных взрывов // Труды  Института подготовки и повышения квалификации сотрудников ФСБ России  № 7-8. СПб., 2002. 0,5 п.л. (в соавторстве).

87. Особенности процесса доказывания по уголовным делам об убийствах, совершенных в условиях неочевидности // Ученые записки юридического факультета СПб Государственного Университета экономики и финансов. Вып.10. СПб., 2003. С.25-34. 1,0 п.л.

88. Криминалистические аспекты и особенности доказывания краж // Труды Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры РФ № 5. СПб.,  2003. С.121-131. 0,8 п.л.

89. Криминалистические аспекты доказывания серийных убийств, совершенных на сексуальной почве // Следственная практика №4 (161). М., 2003. С.41-54. 0,8 п.л.

90.Криминалистические аспекты процесса доказывания при дефиците доказательств // Вестник криминалистики. / Отв. ред. А.Г. Филиппов. Выпуск № 3(7). М., 2003.С.54-62. 1,0 п.л.

91. Факторы, влияющие на процесс и результаты доказывания по уголовным делам // Труды Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры РФ № 6. СПб., 2004. С.158-165.  0,8 п.л.

92.Уголовное преследование в ситуации дефицита доказательств // Актуальные проблемы теории и практики судопроизводства и криминалистики: Сборник статей в Ш частях. Часть 1: Вопросы уголовного судопроизводства. М.: Академия управления МВД России. 2004. С.224-234.  0,5 п.л.

93. Криминалистические аспекты доказывания по делам о терроризме / «Следственная практика» №167. Изд.: НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ. Москва. 2005.  С.213-227. 0,8 п.л.

94. Криминалистическое сопровождение оценки доказательств // Вестник криминалистики / Отв. ред. А.Г. Филиппов. Вып. 2 (14)– М: Спарк, 2005.  С.59-64; // Вып. 3(15) – М: Спарк, 2005. С.25-33. 1,0 п.л.

95. Особенности расследования взяточничества // Ученые записки юридического факультета. СПб Государственного Университета экономики и финансов.  Вып.3 (13) /  Изд-во СПБ ун-та экономики и финансов. 2005. С.91-96. 0,8 п.л.

96. Доказывание и криминалистика / Юстиция Белоруссии №7(56), Минск, 2006. С.78-79. 0,4п.л.

97. Доказывание субъективной стороны состава убийства // Вопросы криминологии, криминалистики и судебной экспертизы. / Сборник научных трудов №1/20. Право и экономика. Беларусь. 2006. Минск. С.16-23. 0,6 п.л.

98. Особенности процесса доказывания убийств на сексуальной почве // Информационный бюллетень прокуратуры республики Беларусь №37. Минск. 2006. С.138-157. 1,0 п.л.

99. Незаконный сбыт наркотиков: проблемы уголовного преследования // Ученые записки  юрид. факультета СПб Государственного Университета экономики и финансов. Вып.6(16) СПб., 2006. С.128-154. 2,0 п.л.

100. Современные вопросы доказывания наркопреступлений (ст. 228,228 -1 УК РФ) // Вестник криминалистики. / Отв. ред. А.Г. Филиппов. Вып. 4 (20)– М: Спарк, 2006.  С.61-72. 1,0 п.л.

101.Особенности доказывания по делам о нарушениях авторских и смежных прав // Вестник криминалистики. / Отв. ред. А.Г. Филиппов. Вып. 1(21)-М: Спарк, 2007. С.56-63. 0,7 п.л. (в соавторстве).

102. Рецензия на монографию: «Протопопов А.Л. Расследование серийных убийств / Издательский дом Санкт-Петербургского ун-та. СПб., 280 с.»  // Вестник  криминалистики. / Отв. ред. А.Г. Филиппов. Вып. 1(21)-М: Спарк, 2007. С.84-86. 0,1п.л.

103. Актуальные вопросы противодействия нарушениям авторских и смежных прав. // Ученые записки  юридического факультета СПб Государственного Университета экономики и финансов. Вып.8(18) СПб., 2007. С.131-139. 1,0 п.л. (в соавторстве).

104. Реализация принципа состязательности сторон в ходе доказательственной деятельности // Ученые записки  юридического факультета СПб Государственного Университета экономики и финансов. Вып.10(20) СПб., 2008. С.19-29.1,0 п.л.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.