WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Конституционно-правовые основы российского федерализма: проблемы теории, методологии и практики

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

На правах рукописи

ГЛИГИЧ-ЗОЛОТАРЕВА Милена Валериевна

КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ

РОССИЙСКОГО ФЕДЕРАЛИЗМА:

ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ, МЕТОДОЛОГИИ И ПРАКТИКИ

Специальность 12.00.02 — конституционное право; муниципальное право (юридические науки)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук

Тюмень-2009


Диссертация выполнена на кафедре конституционного и муници­пального права Института государства и права государственного об­разовательного учреждения высшего профессионального образования «Тюменский государственный университет»

Научный консультант:          доктор юридических наук, профессор

Добрынин Николай Михайлович

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

Керимов Александр Джангирович

доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации Зражевская Татьяна Дмитриевна

доктор юридических наук, профессор Чернов Сергей Николаевич

Ведущая организация:        Государственное образовательное

учреждение высшего профессионального образования «Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова»

Защита состоится 10 октября 2009 г. в 10:00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.274.06 при государственном образова­тельном учреждении высшего профессионального образования «Тю­менский государственный университет» по адресу: 625000, г. Тюмень, ул. Ленина, д. 38, зал заседаний совета, ауд. 303.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Тюменский государственный университет».

Автореферат разослан 15 июля 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета^,      *?^-~~

доктор юридических наук, профессор ZP^^^^ii. Д. Плесовских


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования

Первое. Согласно Конституции Россия является федеративным госу­дарством. Однако, невзирая на это, проблематика федерализма в послед­ние годы не пользуется особой популярностью в практике государственного строительства. Эта тенденция постепенно проникает и в государственно-правовую науку. Распространено мнение, что федерализм для нашей страны неактуален и что он представляет собой переходную форму по на­правлению к образованию унитарной государственности. Федеративное устройство все более становится второстепенным вопросом государствен­ного строительства. Практическое разграничение компетенции и финан­совых ресурсов, организация власти осуществляются по унитарному об­разцу. Вопрос о том, почему ключевая характеристика конституционного строя спустя не столь уж продолжительный срок с момента закрепления ее в действующей Конституции и начала практического построения федера­лизма стала восприниматься как отживший свое рудимент государствен­ного организма, настоятельно требует ответа.

Федерализм (шире — полицентризм) является базовой моделью организации человеческого общества, репродуцируемой им на разных этапах развития. Федерализм нельзя рассматривать как явление времен­ное: уходя с политико-правовой арены, он снова и снова возвращается на нее, заставляя народы и государства вспоминать о себе. Федерализм — это не только идеологический штамп, но и системная категория; это не только форма, но и содержание. Сегодняшний кризис идей федерализ­ма нельзя рассматривать в качестве определяющей парадигмы развития конституционно-правовой науки.

Второе. Решение теоретико-правовых проблем федерализма в со­временный период приобретает особую актуальность, поскольку важней­шей задачей, стоящей перед правовой наукой, является не только содей­ствие юридико-техническому закреплению тех или иных правовых норм, но и выявление приоритетов совершенствования общественных отноше­ний. Вопросы из области федеративного устройства встают в практике государственного строительства практически ежедневно, и далеко не на все из них находятся ответы. Первым этапом работы в этом направлении является создание с применением новейших методов научного познания системного учения о федерации, на основе которого можно было бы де­лать выводы и давать конкретные рекомендации о совершенствовании существующей модели федерации в России.

3


Тематика федерализма подробно исследована в конституционно-правовой науке. Однако традиционные для конституционно-правового исследования методы позволяют выявить лишь отдельные тенденции развития федеративных институций, они не формируют целостную кар­тину современного состояния федерализма, не объясняют его сущность, причины возникновения и основные закономерности развития. Данные, полученные традиционными способами, обладают невысоким прогно­стическим потенциалом, они неточны и в значительной степени оценоч­ны. Наконец, подобная методология не дает четких эволюционных ори­ентиров, что в известной мере снижает ее ценность.

В целях преодоления методологического застоя и дальнейшего раз­вития учения о федерализме в работе использован комплексный, систем­ный подход — методологическое направление в науке, основная задача которого состоит в разработке методов исследования и конструирования сложноорганизованных объектов — систем разных типов и классов.

Третье. Федерализм как форма и содержание территориально-политической организации государства не может не вызывать особый интерес в силу той роли, которую играют федеративные государства в со­временном мире. Федеративными (либо построенными исходя из прин­ципов федерализма и полицентризма) являются ведущие в экономиче­ском и политическом плане государства мира.

Необходимость нового подхода к федерализму закономерно стала следствием несоответствия укоренившихся представлений о государ­стве и праве их реальному содержанию, обусловленному изменениями, происходящими в современном мире. Существующие модели государ­ственной власти и ее территориальной организации все чаще не могут уже являться адекватным ответом на вызовы времени и в полной мере удовлетворять насущным потребностям интенсивно развивающегося общества.

Концентрация публичной власти, ставшая на определенном этапе развития общества плодом существующих технологий производства, уходит в прошлое. С развитием новых технологий, в том числе техноло­гий управления, ситуация коренным образом меняется. В большинстве высокоразвитых стран наблюдаются политическая децентрализация и федерализация, регионализация и деволюция. При этом регионы и мест­ности не становятся единообразными, напротив, усиливается их дивер­сификация, становится все труднее управлять ими из центра, применяя традиционные методы — централизованное государственное регулиро-

4


вание, налогообложение и контроль. На первый план практики государ­ственного строительства выходит передача функций на нижние уровни власти в соответствии с принципом субсидиарности. Возрастающим значением федерализма, равно как и других полицентрических моделей управления, объясняется интерес к ним все большего и большего чис­ла отечественных и зарубежных авторов. Раздвигаются теоретические и исторические рамки учения о федерации.

Четвертое. Протофедеративные начала территориально-полити­ческого устройства наблюдаются в России с самых истоков зарожде­ния государственности. По разным причинам формирование «зрелого» федерализма в стране было беспрецедентно длительным — достаточно сказать, что оно не завершено и по сей день. Несмотря на то что реализа­ция идей федерализма традиционно шла сложнейшими путями, а ошибки в федеративном строительстве подчас существенно искажали его смысл, этот выбор в конечном итоге способствовал обеспечению целостности и стабильности государства.

С принятием в 1993 г. Конституции Российской Федерации стра­на встала на путь создания такой модели федерации, которая позво­лила бы рационализировать осуществление государственной власти, снять противоречия между различными тенденциями государственно-территориального строительства. Однако теоретически отечественная модель федерации была непродуманной, а анализ реалий федеративного строительства свидетельствует о несоблюдении многих базисных прин­ципов федерализма. Федерация в России постоянно находится в состоя­нии бессистемного реформирования. Подобное положение дел стало следствием не только неудовлетворительной практики претворения в жизнь конституционных норм, но также и недостатков самой Консти­туции Российской Федерации, в отношении федеративного устройства явившейся актом половинчатым и противоречивым, воплотившим в себе все качества конституции переходного периода.

Степень научной разработанности темы

Становлению и развитию теории федерализма способствовали фун­даментальные исследования зарубежных авторов, в частности произве­дения И. Блюнчли, Ж. Бодена, М. Вебера, А. Гамильтона, Г. Ф. Гегеля, Т. Гоббса,Г Гроция,Д.Джея, Л.Дюги, Г. Еллинека,М. Зейделя, Л. Краб-бе, А. Лабанда, Ш. Монтескье, Д. Мэдисона, Ж.-Ж. Руссо, А. Смита, А. де Токвиля и других авторов.

5


Анализ реалий государственного устройства России был прове­ден с учетом взглядов на федерализм, сформированных российскими правоведами, историками, философами и политическими деятеля­ми прошлого, среди них А. С. Алексеев, М. А. Бакунин, Н. Т. Беляев, Г. Вернадский, А. Я. Гаркави, В. М. Гессен, А. А. Жилин, В. Ивановский, И. А. Ильин, В. О. Ключевский, Н. И. Костомаров, Ф. Ф. Кокошкин, Н. М. Коркунов, С. Н. Корф, С. А. Котляревский, П. А. Кропоткин, К. Кульчицкий, Н. И. Лазаревский, В. И. Ленин, Н. Муравьев, П. И. Нов­городцев, Н. И. Палиенко, Л. И. Петражицкий, П. И. Пестель, А. Н. Ра­дищев, Л. М. Савелов, В. И. Семевский, С. М. Соловьев, В. И. Сергее­вич, В. С. Сокольский, И. В. Сталин, Б. Н. Чичерин, Г. Ф. Шершеневич,

A. С. Ященко и другие.

Основополагающим трудом в области федерализма, имеющим все­мирное значение, является работа А. С. Ященко «Теория федерализ­ма. Опыт синтетической теории права и государства», увидевшая свет в 1912 г.

Глубокие теоретические и философские проблемы, касающиеся рас­сматриваемой проблематики, исследовались также на основе трудов С. А. Авакьяна, Д. А. Керимова, Ю. А. Тихомирова, Б. Н. Топорнина, И. А. Умновой, В. Е. Чиркина.

При написании работы диссертантом были использованы выводы и практические рекомендации, содержащиеся в исследованиях советских и российских авторов, затрагивавших проблематику федерализма и госу­дарственного строительства, среди которых Р. Г. Абдулатипов, А. С. Ав­тономов, Р. У. Айбазов, Л. В. Андриченко, А. Н. Аринин, В. И. Аршинов, Г. В. Атаманчук, М. В. Баглай, Ю. Г. Барсегов, И. Н. Барциц, А. В. Без­руков, В. М. Бейлис, Н. А. Богданова, Л. Ф. Болтенкова, И. М. Бусыги­на, Е. М. Бухвальд, С. Д. Валентей, Р. Ф. Васильев, Г. М. Вельяминов,

B. А. Виноградов, Б. Н. Габричидзе, М. Н. Губогло, В. Е. Гулиев, Н. М.До­

брынин, А. Н. Домрин, В. Дорогин, Д. Л. Златопольский, В. В. Иванов,

И. Иванов, Л. А. Иванченко, И. П. Ильинский, Л. М.Карапетян, А. И. Ким,

А. В. Киселева, И. М. Кислицын, А. Е. Козлов, Е. И. Козлова, Н. М. Ко­

лосова, Г. Королева-Конопляная, Л. Корявин, Б. С. Крылов, В. А. Кряж-

ков, Ю. С. Кукушкин, О. Е. Кутафин, В. В. Лазарев, В. И. Лафитский,

А. Н. Лебедев, И. Д. Левин, О. Э. Лейст, И. В. Лексин, А. И. Лепешкин,

А. А. Ливеровский, В. О. Лучин, В. Н. Лысенко, В. В. Мавродин, О. В. Мар-

тышин, М. Н. Марченко, А. X. Махненко, Н. А. Михалева, А. А. Ми­

шин, Л. А. Морозова, Ф. X. Мухаметшин, С. И. Некрасов, И. В. Петров,

C. В. Поленина, В. П. Пугачев, В. В. Пустогаров, В. А. Ржевский, О. Г. Ру-

6


мянцев, Б. А. Рыбаков, М. С. Саликов, А. А. Сергеев, В. Н. Сивицкий,

A. И. Соловьев, Я. Ю. Старцев, М. В. Столяров, Б. А. Страшун, Э. В. Таде-

восян, Р. И. Тарнапольский, Г. И. Тункин, Н. А. Ушаков, Н. П. Фарбе-

ров, М. X. Фарукшин, Т. Я. Хабриева, Р. С. Хакимов, А. М. Халилов,

B.   Н. Хропанюк, В. А. Черепанов, О. И. Чистяков, С. М. Шахрай,

Ю. Л. Шульженко, Б. В. Щетинин, Б. С. Эбзеев, Л. М. Энтин, Ю. А. Юдин

и другие.

Активно использовались и труды ряда зарубежных авторов, та­ких как Г. Берман, 3. Бжезинский, С. Б. Блюмкин, X. Борель, М. Боте, Г. Винтер, Д. Дардесс, А. Жалинский, А. Камински, Ф. Капоторти, П. Кинг, К. де Мальбер, Ж. Марку, Т. Модин, С. С. О'Брайн, В. Остром, У. Райкер, М. Рейнштейн, А. Рёрихт, П. Пернталер, М. Поланьи, К. Поппер, У. Райс-Джонстон, С. Тибоут, Э. Тоффлер, Р. Уоррен, Р. Уотс, Т. Фляйнер, Д. Фосетт, X. Ханнум, Т. Штауфер, Р.-О. Шульце, Д. Элазар и другие.

Немало внимания на страницах диссертации уделено работам зару­бежных и отечественных авторов, посвященных методологии научного познания, системного анализа и синергетики, среди которых: В. И. Ар-шинов, А. Бергсон, Л. фон Берталанфи, И. В. Блауберг, А. А. Богданов, В. Г. Буданов, Ю. Ю. Ветютнев, Э. Г. Винограй, В. А. Галактионов, В. В. Глу-щенко, М. Ю. Горемыкин, А. Г. Гранберг, Ю. А. Данилов, В. В. Зыков, Ю. Л. Климонтович, Б. Б. Кадомцев, Е. Н. Князева, С. П. Курдюмов, А. А. Малиновский, В. П. Милованов, А. Т. Надеев, И. В. Прангишвили, И. Пригожий, В. Л. Романов, Г. И. Рузавин, М. Н. Руткевич, А. А. Са­марский, Ю. В. Сачков, Э. М. Сороко, И. Стенгерс, Л. Б. Тиунова, Г. Хакен, И. Л. Честнов и другие.

В силу своей теоретической и практической значимости проблемы федерализма привлекают внимание значительного числа авторов1. Фе-

1 В качестве примеров можно указать достаточно объемные и широкие по кругу рассматриваемых проблем федерализма труды: Умнова И. А. Современ­ный российский федерализм и мировой опыт: итоги становления и перспективы развития. М.: Городец: Формула права, 2004; Абдулатипов Р. Г. Федералогия. СПб.: Питер, 2004; КарапетянЛ. М. Федеративное устройство Российского го­сударства. М., 2001; Федерализм: теория, институты, отношения (сравнительно-правовое исследование)/ отв. ред. Б. Н. Топорнин. М., 2001; ФарукшинМ. X. Федерализм: теоретические и прикладные аспекты. М., 2004; Добрынин Н. М. Новый федерализм: Модель будущего государственного устройства Российской Федерации. Новосибирск: Наука, 2003.

7


дерализму посвящено немало монографий и статей, диссертационных исследований; отдельные аспекты федеративных отношений рассматри­ваются в учебных пособиях по конституционному праву — одним словом, сложно найти тему, подвергшуюся столь массированному и глубокому на­учному исследованию. Тем не менее, это не препятствует, а напротив — способствует продолжению научного исследования темы, требующей обновления теоретических подходов. Федерализм — это динамично ме­няющаяся, сложная правовая и социальная система, постоянно продуци­рующая новые, требующие изучения, вопросы.

Неразрешенными остаются многие ключевые проблемы федерализ­ма — даже несмотря на то, что отечественная правовая наука занимается ими уже более ста лет. Нет четкого ответа на вопрос о причинах образо­вания и эволюционных закономерностях федеративных государств, нет единства в ответе на вопрос о природе федерализма, отсутствуют четкие критерии отграничения федеративного государства от унитарного. Среди множества дефиниций федерализма и федерации нет таких, которые в полной мере описывали бы данные феномены.

Процесс формирования федеративных устоев российского государ­ства нельзя считать завершенным, что также накладывает свой отпеча­ток на исследование темы, нуждающейся в постоянной актуализации. Кроме того, значительная часть проблем федерализма явно неразреши­ма в рамках только конституционно-правовой науки, что требует приме­нения комплексного, системного анализа и синтеза знаний многих на­учных направлений.

Аналогичная ситуация в области изучения проблем федерализ­ма сложилась в дореволюционной конституционно-правовой науке. Отечественные ученые уделяли немало внимания анализу проблем государственно-территориального устройства. Однако в своих трудах по отношению к территориальной организации государства исследователи чаще всего занимали нейтральную позицию, описывая лишь сложившее­ся на тот период юридическое положение вещей (империю с элементами автономии). Рассматривались в основном теоретические и сравнитель­ные аспекты проблемы.

Разработка теории федерализма оказалась недостаточной для ре­шения архисложных проблем, которые в скором времени встали перед страной. Концептуальная и практическая неготовность политиков и уче­ных страны к федерализму отчасти стала причиной не совсем удачного последующего опыта федерализации. Следует во многом согласиться с

8


мнением А. С. Ященко, высказанным им в 1912 г., о том, что «мы не знаем ни одной русской попытки дать хотя бы приблизительно самостоятельное построение федеративной теории»"1, хотя приме­нительно к самому автору это суждение вряд ли справедливо.

Похожая ситуация наблюдается в рассматриваемой сфере научного знания и сегодня. Причина, на наш взгляд, кроется в самой сущности фе­деративного устройства — оно многообразно, носит комплексный харак­тер, присутствует на разных слоях общественного бытия, следовательно, его теоретическая разработка всегда будет представлять сложность для исследователей.

Поэтому несмотря на значительный круг авторов, посвятивших свои научные изыскания проблемам федерализма, и их многочисленные ра­боты поданной теме, а возможно и благодаря этому, назрела очевидная необходимость обобщения уже накопленного опыта и выхода на прин­ципиально иные горизонты исследования. Требуется комплексное, си­стемное изучение федерализма, учитывающие реалии современного государственного строительства, совершенно новые подходы и методы исследования.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие на этапах генезиса и эволюции парадигмы федерализма, образующие в совокупности многообразные формы государственно-территориального устройства, характеризующие его реальное содержа­ние, и регулирующие эти отношения в России и других федеративных государствах нормы права.

Предмет исследования составляют политико-правовые идеи и тео­рии, опыт и практика конституционно-правового закрепления различных моделей федерализма, а также проблемы федеративных отношений в Рос­сии и других странах.

Цель исследования — выработка принципиально новой концеп­туальной модели российского федерализма, систематизация взглядов на федеративное государственно-территориальное устройство, отвечающая современным представлениям об эволюции государственно-правовых категорий, результаты которой могут быть использованы при модерни­зации федеративного устройства в России, а также при формировании

2 Ященко А. С. Теория федерализма. Опыт синтетической теории права и государства. Юрьев: Типография К. Маттисена, 1912. С. 77.

9


федеративного права — нормативной подотрасли конституционного права, одноименной науки и учебной дисциплины.

Основные задачи исследования

Первое, четкая дефиниция понятий «федерализм» и «федерация», выяснение их соотношения, классификация основных признаков, выяв­ление сущности рассматриваемых явлений;

второе, систематизация взглядов на федерализм, аргументация це­лесообразности применения по отношению к федерализму методологии комплексного, системного подхода, построение концептуальной модели федеративного государства;

третье, использование методологии синергетики как основы ком­плексного, системного анализа и синтеза знаний при исследовании фе­дерализма, выявление основных тенденций эволюции федеративного устройства как сложной, открытой, саморазвивающейся системы;

четвертое, обобщение исторического опыта федерализации Рос­сии и выявление на этой основе характерных черт и особенностей си­стемной модели современного российского федерализма и практики ее реализации, в том числе в сравнении с общемировыми тенденциями и зарубежной практикой федеративного строительства;

пятое,уточнение роли изначения конституции при построении феде­ративной государственности, исследование перспектив конституционно-правового обеспечения процесса модернизации федеративных отноше­ний в России, выявление и систематизация основных направлений кон­ституционной реформы;

шестое, исследование с системных позиций правового регулирова­ния российского федерализма, установление признаков, которыми оно в настоящее время характеризуется, а также выработка предложений по систематизации правовой базы российского федерализма;

седьмое, определение оптимальной для Российской Федерации мо­дели разграничения компетенции и процедурных аспектов ее распреде­ления между федерацией и субъектами;

восьмое, разработка стратегии совершенствования субъектного со­става Российской Федерации как структурного преобразования россий­ского федерализма на долгосрочную перспективу;

девятое, аргументация целесообразности ъъщеленияфедератив-ного права — нормативной подотрасли конституционного права, од­ноименной науки и учебной дисциплины, посвященных исследованию теоретических, сравнительных, исторических и системных аспектов

10


федерализма и его конституционно-правового закрепления в Россий­ской Федерации.

Методологическая, теоретическая и эмпирическая основы исследования

Методологической основой диссертации являются общенаучные методы исследования, а также конкретно-исторический, сравнительно-правовой, социологический и философский методы, нормативный и технико-юридический анализ; методдиалектического познания и логиче­ский метод, иные научные приемы исследования, которые дали возмож­ность выявить определенные закономерности и тенденции развития фе­дерализма, определить основные проблемы и наметить возможные пути их разрешения. В исследовании используется методология комплексно­го, системного анализа и синтеза научных знаний различных направле­ний, в том числе и синергетического подхода, что позволило совершенно по-новому представить многогранную проблему федерализма.

Диссертационное исследование проведено с использованием тру­дов отечественных и зарубежных авторов, затрагивающих не только конституционно-правовые, но исторические, философские, политологи­ческие, экономические и иные аспекты федерализма, а также посвящен­ных системному анализу, в частности исследованию сложных социальных систем, к которым относится федеративное государство.

В центре внимания исследования находятся теоретическая и фор­мально-юридическая модели федерализма, проблемы их воплощения в практику государственного строительства федеративных и так называе­мых региональных государств.

Нормативную базу исследования составляют Конституция Рос­сийской Федерации и законы Российской Федерации, конституции, уставы и законы субъектов Российской Федерации, нормативные акты Президен­та Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, мини­стерств и ведомств, акты конституционного правосудия и договорного пра­ва, правовые акты исторического характера, законодательство СССР и союзных республик, международно-правовые нормы, законодательство и судебные акты зарубежных государств.

Научная новизна исследования

Выражается, во-первых, в выработке принципиально новой кон­цептуальной модели российского федерализма и систематизации его теоретических и конституционно-правовых аспектов;

11


во-вторых, в применении новых методологических подходов, в том числе на основе комплексного, системного анализа и синтеза знаний раз­личных научных направлений в изучении феномена федерализма;

в-третьих, в представлении модели федерализма как сложной, от­крытой, самоорганизующейся системы;

в-четвертых, в обоснованных выводах и предложениях, непосред­ственно направленных на совершенствование конституционно-правового обеспечения российского федерализма посредством коррекции и пол­ного использования нереализованного потенциала Конституции Рос­сийской Федерации, законодательства Российской Федерации, консти­туций, уставов и законодательства субъектов Российской Федерации, оптимизации и эффективности деятельности органов государственной власти и характеризующихся концептуальной и научно-практической значимостью;

в-пятых, в аргументированных рекомендациях по выделению подо­трасли конституционного права — федеративного права.

На защиту выносятся следующие основные положения и выводы, являющиеся новыми или содержащими элементы на­учной новизны:

1. Сформулировано на основе всестороннего анализа известных при­

знаков федерации понятие федерации как конституционно закреплен­

ной формы государственно-территориального устройства, при которой

структура государства сложна и включает в себя элементы — субъекты

федерации, обладающие самостоятельностью вне сферы реализации об­

щих для всей федерации целей и задач, а также возможностью участия в

принятии общефедеральных решений.

Установлено, что ключевыми признаками федерации, требующими комплексной оценки в их неразрывном системном единстве, являются: во-первых, форма государственно-территориального устройства; во-вторых, закрепление федеративного характера государства в конститу­ции; в-третьих, наличие в составе федерации элементов — субъектов, ее образующих.

2. Доказан комплексный, системный характер сущности федерализма

и дано его понятие как совокупности цивилизационных, политико-пра­

вовых, бюджетно-экономических, историко-социологических, соци­

ально-культурных, духовно-нравственных параметров федеративного

государства, имеющего основные базовые составляющие: во-первых

собственно государство с отграниченной территорией, своим населением

12


и публичной властью; во-вторых — особый способ построения госу­дарства; в-третьих — особого рода отношения, возникающие при осу­ществлении государственной власти.

3.  Подтверждено, что федерализм является частным случаем более

широкого понятия — полицентризма.

Сделан вывод о том, что федерализму как разновидности полицен­тризма присущи его основные признаки: во-первых, множественность автономных властных единиц; во-вторых, их взаимодействие на основе принципов сотрудничества, конкуренции и стремления к самостоятель­ному урегулированию конфликтов; в-третьих, разграничение компе­тенции по принципу субсидиарное™; в-четвертых, максимальное уча­стие индивидуумов в общественной и государственной жизни.

4.    Отмечено, что федералистские тенденции (протофедерализм)

были характерны для России в течение всей ее истории, однако в силу

объективных причин в стране так и не создана федерация, в полной

мере отвечающая основным признакам федеративного государственно-

территориального устройства.

Установлено в то же время, что многие традиции отечественного про-тофедерализма вплоть до настоящего времени оказывают существенное влияние на развитие современного российского федерализма, утверждая тем самым неизменность и незыблемость базовых системных характери­стик отечественной государственности, в том числе такой, как наличие значительного ресурсного потенциала оптимизации структуры протофе-дерации на фоне противоречий и неустойчивости коммуникаций между ее элементами.

5.  Обоснован вывод об обязательности применения методологии си­

стемного подхода при исследовании федеративного государства. Она по­

зволяет рассматривать федерацию как комплексную, взаимосвязанную и

взаимообусловленную систему, состоящую из определенного множества

элементов — подсистем структуры (государственно-территориальных

образований, субъектов федерации), взаимосвязь и взаимодействие

которых обуславливают целостные свойства данного множества, уста­

навливаемые не только суммированием перечня свойств его отдельных

элементов, но и прежде всего качественными характеристиками свойств

этой структуры, определенными особыми, системообразующими, ин-

тегративными отношениями, позволяющими: во-первых, выявить и

дифференцировать закономерности и вероятностный характер целена­

правленного поведения подсистем в процессе взаимодействия (управ-

13


ления) путем рассмотрения разнообразных форм передачи (обмена) ин­формации от одних подсистем к другим, а также способов воздействия одних элементов структуры на другие, включая правовые механизмы; во-вторых, моделировать оптимальную концептуальную модель феде­ративного государства с учетом указанных существенных переменных.

Подтверждено, что федеративное устройство — многоплановый, многоуровневый институт и его изучение должно представлять ком­плексный, системный анализ и синтез знаний различных научных на­правлений.

6.  Определено, что федерация, с точки зрения системного подхода,

предстает как сложная, открытая, целостная, самоорганизующаяся, це­

ленаправленная система, обладающая структурой и состоящая из эле­

ментов — субъектов федерации.

В процессе исследования систематизированы основные признаки федерации: во-первых, целостность; во-вторых, обладание структу­рой, отличной от структуры иных образований; в-третьих, наличие в целостной структуре федеративной системы совокупности элементов — субъектов федерации; в-четвертых, наличие связей между элементами федеративной системы как через организующее начало — федеральный центр, так и через непосредственное взаимодействие в политической, пра­вовой, экономической, социальной, правовой и прочих сферах; в-пятых, устойчивость связей и взаимодействий между элементами федератив­ной системы; в-шестых, целенаправленность федеративной системы; в-седьмых, общность целей и ценностей федерации и ее субъектов.

Выявлено, что целью комплексного развития федеративной системы является достижение возможно большей степени устойчивости отноше­ний внутри самой системы.

Обозначенные признаки представляют собой интегральные систем­ные качества федерализма, определяющие уровень и качество становле­ния федеративной системы.

7.  Аргументирована необходимость использования методологии си­

нергетики как основы междисциплинарного синтеза знания при изучении

федерализма и как научного направления, исследующего и изучающего

связи и закономерности самоорганизации открытых сложных систем.

Синергетический подход позволил выявить в представленном иссле­довании основные принципы эволюции федеративного устройства, кото­рые определяются: во-первых, свойствами внешней среды; во-вторых, наличием ресурса становления федеративной системы; в-третьих,

14


степенью и качеством формирования внутрисистемной коммуникации между элементами структуры. Модернизация федеративной системы подразумевает общий темп развития ее субъектов, хотя при этом интен­сивность развития каждого из них может быть разной. Установленные принципы эволюции подтверждаются новейшей историей федерализма и задают вектор стратегии управления развитием федерации в России, а также его нормативно-правового обеспечения.

Применение методологии синергетики дало ответ на целый ряд во­просов из области федеративных отношений: во-первых, о построении федерации «сверху» и «снизу» (проблема детерминизма в эволюции сложных социальных систем); во-вторых, о симметрии в федеративном устройстве (соотношение анизотропности и фрактальности в структури­ровании сложных социальных систем); в-третьих, о балансе центра­лизации в федеративном государстве (слабо- и сильноиерархическое структурирование сложных социальных систем).

8. Признано, что субъектный состав Российской Федерации как структурная характеристика федеративного государства крайне неэф­фективен, громоздок и обременен неразрешимыми диспропорциями и противоречиями, которые отрицательно влияют на внутрисистемные процессы управления и координацию взаимодействия субъектов Россий­ской Федерации в отношениях между собой и с федеральным центром. Дифференциация субъектов Российской Федерации по ключевым пока­зателям огромна и продолжает расти.

Определено, что задачами конституционно-правового регулирования преобразования структуры федерации в свете системных представлений о федерализме являются: во-первых, создание однопорядковых в правовом и экономическом плане регионов нового типа, развивающихся в едином темпе (единая типология субъектного состава федерации); во-вторых, постепенная симметризация федеративной структуры; в-третьих, обе­спечение единства политического, правового, экономического и социаль­ного пространства; в-четвертых, формирование механизмов, обеспечи­вающих целостность и устойчивость системы; в-пятых, совершенство­вание и укрепление горизонтального взаимодействия между регионами, развитие внутрисистемных коммуникаций; в-шестых, сближение уровня социально-экономического развития регионов; в-седьмых, повышение степени самостоятельности и ответственности субъектов федерации, децентрализация полномочий и ресурсов по принципу субсидиарное™; в-восьмых, модернизация структуры федерации.

15


Отмечено, что в рамках переходного периода допустим отход от бук­вального понимания принципа равноправия субъектов Российской Фе­дерации, разделение их на виды в зависимости от состояния социально-экономической сферы и потенциала развития с последующим поэтапным преобразованием в регионы нового типа.

9.  Сделан вывод о том, что правовая система федерализма опреде­

ляется как сложная открытая, целостная, целенаправленная система с

началами самоорганизации, обладающая структурой и состоящая из эле­

ментов (норм и институтов) и подсистем (упорядоченных совокупностей

правовых норм и институтов субъектов федерации).

Выявлено, что современное состояние правовой системы российско­го федерализма характеризуется следующими признаками: во-первых, неустойчивость структуры; во-вторых, нечеткость и нестабильность системообразующих элементов и подсистем; в-третьих, отсутствие устойчивых взаимосвязей между системообразующими элементами и подсистемами; в-четвертых, замедленное становление подсистем и иных промежуточных форм организации элементов системы; в-пятых, отсутствие внутри системы единого целеполагания.

Предлагается устранение указанных противоречий осуществить по­средством систематизации правовой базы федеративных отношений.

10.  Установлена закономерность, согласно которой структурная мо­

дернизация правовой системы федерализма должна быть направлена на

восстановление системных связей, при этом ее осуществление невоз­

можно без одновременной систематизации всей правовой системы Рос­

сийской Федерации, поскольку правовая система федерализма взаимо­

связана, взаимообусловлена и неотделима от правовой системы в целом,

а не ее отдельных структурных компонентов.

Обоснована актуальная необходимость создания Свода законов — единого, целостного акта, основанного на Конституции Российской Фе­дерации и представляющего собой систему структурированных правовых норм и институтов, регулирующих общественные отношения в государ­стве.

Определены основные, характерные для Свода законов призна­ки: во-первых, единство; во-вторых, устойчивость структуры Свода; в-третьих, общность целевых установок систематизации правовой системы российского федерализма; в-четвертых, «жесткий» порядок принятия законодательных актов, его соответствие системным взглядам на правовое регулирование.

16


11.  Признано, что процесс формирования оптимальной модели фе­

дерации в России явно замедлился и далек от стадии завершения.

Подчеркивается, что Конституция Российской Федерации является общепризнанной правовой базой федерации, однако это само по себе не делает конституционно-правовое регулирование федеративных отноше­ний отвечающим вызовам современного государственного строитель­ства.

Выдвинуто аргументированное предложение о неизбежной модерни­зации Конституции страны в части установления эффективного право­вого режима регулирования федеративных отношений по следующим основополагающим направлениям:

первое, формально-юридические аспекты федеративного устрой­ства (суверенитет в Российской Федерации, статус субъектов Россий­ской Федерации);

второе, структурные несоответствия и противоречия федерации (равноправие субъектов Российской Федерации; асимметрия субъектно­го состава федерации, необходимость его совершенствования; введение единой типологии);

третье, системные проблемы федерализма (разграничение компе­тенции между разными уровнями публичной власти, в том числе ее фи­нансовое обеспечение; выстраивание единой системы государственной власти; оптимизация механизмов ответственности в системе федератив­ных отношений);

четвертое, проблемы нормативно-правового обеспечения фе­деративных отношений (договорное регулирование отношений между федерацией и ее субъектами, совершенствование процедур предста­вительства интересов субъектов Российской Федерации на федераль­ном уровне; статус, порядок формирования и полномочия Совета Фе­дерации).

12.  Обоснован вывод о том, что схема разграничения предметов ве­

дения и полномочий, применяемая в Российской Федерации, характерна

для унитарных централизованных государств и не способствует сбалан­

сированности федеративных институтов, ведет к отставанию регионов в

развитии, поскольку у них отсутствуют стимулы к модернизации своей

социально-экономической сферы, а также во многом и соответствующие

ресурсы.

Предложено реформировать законодательное обеспечение компе-тенционной сферы по следующим направлениям:

17


первое, принятие федерального закона «О минимальных социальных стандартах в Российской Федерации» с закреплением в нем основных нормативов предоставления социальных услуг гражданам страны;

второе, обеспечение субъектов Российской Федерации ресурсами, прежде всего финансовыми, достаточными для осуществления возло­женных на них обязательств, посредством предоставления им доходных полномочий и стимулирования эффективного распоряжения ресурсами собственных бюджетов;

третье, формирование и оптимизация механизмов ответственно­сти субъектов Российской Федерации за результаты социально-эконо­мического развития регионов;

четвертое, пересмотр действующего порядка законодательного ре­гулирования компетенционной сферы, а именно: законодательные акты, затрагивающие полномочия субъектов Российской Федерации и муни­ципалитетов, разрабатывать и принимать по единой схеме; полномочия закреплять по установленным нормативам и схемам; каждое полномочие строго идентифицировать; наделение субъектов правоотношений полно­мочиями должно в основном носить императивный характер.

13.  Подтверждено, что договорная практика регулирования взаимо­

отношений Российской Федерации и ее субъектов на определенном эта­

пе эволюции федеративного устройства (90-е гг. XX в.) показала свою

неэффективность и была свернута, хотя нельзя не признать позитивного

влияния договоров и соглашений на процессы стабилизации федератив­

ных отношений посредством укрепления внутрисистемных коммуника­

ций.

Констатируется, что попытки реализации идеи «реанимации» дого­ворного права3 прямо влияют в итоге на усиление противоречий в от­ношениях между субъектами Российской Федерации и их отношениях с федеральным центром, а также сказываются на системности правовой базы российского федерализма; в связи с указанным обстоятельством подобная идея в ее актуальных формах не может быть поддержана.

14.  Аргументирована объективная необходимость выделения подо­

трасли конституционного права — федеративное право в качестве:

во-первых, системы юридических принципов и норм, регулирующих

3 В частности, заключение Договора о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан.

18


федеративные и смежные с ними отношения; во-вторых, относитель­но самостоятельного подразделения конституционно-правового знания; в-третьих, одноименной учебной дисциплины, посвященной исследо­ванию теоретических, сравнительных, исторических и системных аспек­тов федерализма, а также его конституционно-правового закрепления в Российской Федерации.

Предполагается, что нормативный блок федеративного права вклю­чит в себя нормы как материального, так и процессуального характера. Все компоненты научной подотрасли составят единый комплекс, обо­собленный от других подотраслей конституционного права. Предметом изучения федеративного права станут федеративные отношения. Данная подотрасль конституционного права, конкретизируя предмет конститу­ционного права, явится его неотъемлемой частью; для него характерны те же принципы и методы регулирования. Выделение подотрасли феде­ративного права положительно скажется на доктринальном срезе кон­ституционного права.

По результатам теоретических разработок в диссертации сформули­рованы конкретные рекомендации по совершенствованию Конституции и законодательства Российской Федерации, конституций, уставов и за­конодательства субъектов Российской Федерации.

Научно-практическая значимость исследования

Содержащиеся вдиссертации выводы и предложения могут быть при­менены в процессе дальнейшего совершенствования конституционно-правовой базы федеративных отношений в Российской Федерации, а также при чтении лекций и проведении спецкурсов по конституционному праву и федеративному праву России.

Апробация результатов диссертационного исследования

Основные теоретические положения, выводы и научно-практические рекомендации, изложенные в диссертации, формировались в процес­се многолетней работы автора над темой исследования и получили от­ражение в монографиях, коллективных монографиях, учебных пособи­ях, статьях в научных сборниках и журналах, выступлениях на научно-практических конференциях, международных семинарах и круглых столах, при написании Доктрины регионального развития Российской Федерации, проектов федеральных законов.

Материалы диссертационного исследования использовались в пре­подавании конституционного права России студентам Московской ака-

19


демии экономики и права и других высших учебных заведений, на курсах повышения квалификации государственных гражданских служащих при Институте государства и права Тюменского государственного универси­тета.

Результаты авторского исследования нашли практическое применение:

во-первых, в работе Аналитического управления Аппарата Сове­та Федерации, Министерства Российской Федерации по национальной политике, Министерства Российской Федерации по делам федерации и национальностей, Института государства и права РАН, Института зако­нодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Рос­сийской Федерации, Центра экономики федеративных отношений, Ин­ститута экономики РАН;

во-вторых, при сотрудничестве с Центром проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования (Москва), Институ­том федерализма и Институтом истории АН Республики Татарстан (Ка­зань), в процессе реализации проекта «Институциональный, правовой и экономический федерализм в Российской Федерации» (под эгидой Евро­пейского союза);

в-третьих, в деятельности рабочей группы по общим вопросам организации органов государственной власти и местного самоуправле­ния Комиссии при Президенте Российской Федерации по подготовке предложений о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти, органами государ­ственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления, принятию и совершенствованию федерального законо­дательства (в частности, Федерального закона № 95-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принци­пах организации законодательных (представительных) и испол­нительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»);

в-четвертых, в участии в разработке проектов федеральных зако­нов в рамках Аппарата Совета Федерации; в подготовке ежегодных до­кладов Совета Федерации о состоянии законодательства в Российской Федерации, иных докладов, инициированных комитетами Совета Феде­рации, аналитических вестников Аппарата Совета Федерации, проектов выступлений и аналитических материалов для руководства Совета Фе­дерации.

20


Структура и объем работы

Диссертация состоит из введения, 4 глав, включающих 10 парагра­фов, заключения, списка использованных источников и литературы, при­ложения. Объем исследования составляет 525 страниц.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность и новизна диссертаци­онного исследования, определяются его цель, задачи, методологическая база и научно-практическая значимость, формулируются основные по­ложения, выносимые на защиту.

Первая глава «Теория и методология федерализма» посвя­щена рассмотрению теоретических и методологических аспектов феде­рализма. Ее целью является «инвентаризация» существующих и поиск новых, мало разработанных методик научного познания феномена феде­рализма.

В параграфе 1 «Категориальный аппарат учения о федера­лизме» выстраивается категориальный аппарат учения о федерализме, уточняются определения терминов «федерализм» и «федерация», уста­навливается их соотношение. Анализируется более тридцати признаков федерации, выделяемых в литературе, и дается ее определение как кон­ституционно закрепленной формы государственно-территориального устройства, при которой структура государства сложна и включает в себя элементы (субъекты федерации), обладающие самостоятельностью вне сферы реализации общих для всей федерации целей и задач, а также воз­можностью участия в принятии общефедеральных решений.

Ключевыми признаками федерации, которые необходимо оценивать комплексно, в их неразрывном системном единстве, являются: форма государственно-территориального устройства, закрепление федератив­ного характера государства в конституции, наличие в составе федерации элементов (субъектов), которые обладают специальными свойствами. При этом само по себе провозглашение государства федерацией автома­тически не заносит его в перечень федеративных государств, поскольку известно немало примеров фиктивного (фасадного, фантомного) феде­рализма (псевдофедерализма).

Федерализм — более широкое понятие, нежели федерация. Он определяется как принцип, концепция, парадигма государственного устройства, позволяющая обеспечить единство и плюрализм государ-

21


ственной и общественной власти в условиях ее территориальной орга­низации на нескольких уровнях. Как принцип федерализм воплощает способ урегулирования разногласий и объединения людей и их обра­зований на государственном уровне; как режим и форма государствен­ного устройства он определяет разделение государственной власти по вертикали между территориальными образованиями различного уров­ня в едином государстве.

Существенной частью федерализма является его идеологическая со­ставляющая. Федерализм может совпадать с федеративной формой го­сударственного устройства, но это необязательный признак его. Суще­ствуют унитарные государства с сильно развитыми началами федерализ­ма наряду с федеративными государствами, где собственно федерализм находится в зачаточном состоянии. Федерализм — это режим государ­ственного устройства, свидетельствующий в пользу наличия или отсут­ствия в структуре того или иного государства не столько формальных, сколько реальных федеративных элементов. Выделяется также широкое и узкое понимания федерализма: федерализм в узком понимании — это форма государственного устройства — федерация, в широком — поли­тическое движение за ее установление.

В указанном параграфе федерализм также рассматривается как частный случай более широкого понятия — полицентризма (п. 1.3). Федерализму как разновидности полицентризма присущи его основные признаки: множественность автономных властных единиц, их взаимо­действие на основе принципов сотрудничества, конкуренции и стрем­ления к самостоятельному урегулированию конфликтов, разграничение компетенции по принципу субсидиарное™, максимальное участие инди­видуумов в общественной и государственной жизни.

Глобализация привнесла в понимание федерализма новые «оттен­ки». Концентрация власти на уровне государства, ставшая на опреде­ленном этапе плодом технологий массового производства и приведшая к возникновению так называемой массовой демократии, уходит в прошлое. В высокоразвитых странах наблюдается политическая децентрализация, создаются предпосылки для радикального передела компетенционных сфер всех уровней власти.

При этом регионы и местности отнюдь не становятся единообразны­ми — напротив, усиливается их диверсификация, становится все труд­нее управлять ими из центра, применяя исключительно традиционные методы: централизованное государственное регулирование, налогообло-

22


жение и финансовый контроль. Как следствие, на первый план выходит передача функций, а не их исполнение. Сама природа власти пережива­ет глобальные метаморфозы, что выражается в отходе от традиционной властной иерархии по направлению к созданию более подвижной, поли­центрической системы. На этом фоне феномен федерализма в качестве одной из полицентрических моделей порядка приобретает новое, особое звучание.

Параграф 2 «Методология федерализма» посвящен поис­кам и апробации новых методов исследования федерализма. В качестве одного из них подробно исследован системный подход. Он позволяет рассматривать федеративное государство как систему, т. е. определенное множество элементов (государственно-территориальных образований, субъектов федерации), взаимосвязь которых обусловливает целостные свойства этого множества, определяемые не столько суммированием свойств его отдельных элементов, сколько свойствами его структуры, особыми системообразующими, интегративными связями в федератив­ном государстве.

Системный подход дает широкую возможность выявить вероятност­ный характер целенаправленного поведения федеративных систем по­средством изучения процессов управления системами, а именно форм передачи информации от одних элементов и подсистем к другим и спосо­бов воздействия одних частей системы на другие (включая правовые ме­ханизмы), а также создать обобщенную модель федеративной системы, учитывающую ее существенные переменные.

С системных позиций федерация определяется как сложная откры­тая целостная самоорганизующаяся целенаправленная система, обла­дающая структурой и состоящая из элементов (субъектов федерации).

В процессе исследования выявляются следующие признаки федера­тивной системы: целостность федеративной системы; обладание струк­турой, отличной от структуры иных образований; наличие в целостной структуре федеративной системы совокупности элементов — субъектов федерации; наличие связей между элементами федеративной системы как через организующее начало — федеральный центр, так и через не­посредственное взаимодействие в экономической, социальной, право­вой, политической и прочих сферах; устойчивость связей и взаимодей­ствий между элементами федеративной системы; целенаправленность федеративной системы, общность целей и ценностей федерации и ее субъектов.

23


Целью развития федеративной системы является достижение воз­можно большей устойчивости отношений внутри системы. Установлен­ные признаки представляют собой интегральные системные качества федерализма, определяющие развитие федеративной системы.

В качестве основы комплексного, системного анализа и синтеза зна­ний при изучении федерализма используется методология синергетики как науки, изучающей закономерности и связи самоорганизации слож­ных систем. Синергетический подход дает возможность выявить основ­ные принципы эволюции федеративного устройства. Она определяется свойствами внешней среды, наличием ресурса развития федеративной системы и степенью развития внутрисистемной коммуникации между ее элементами. Эволюция федеративной системы подразумевает общий темп развития ее субъектов, хотя при этом его интенсивность может быть разной. Указанные тенденции эволюции федеративного устрой­ства подтверждаются историей федерализма и задают вектор стратегии управления развитием федерации в России и ее нормативно-правового обеспечения.

Параграф 3 «Типология федеративных систем» посвящен классификации различных моделей федеративного устройства. Дается определение понятия модели федерализма как абстрактного анало­га реально существующих федеративных систем, подробно рассматри­ваются такие традиционные основания классификации федераций, как способ формально-юридического закрепления федеративного характера государственности (конституционный, договорный, конституционно-договорный); способ образования федерации («сверху» и «снизу»); субъектный состав федерации (симметричный и асимметричный); ха­рактер связей между федерацией и субъектами федерации; модель раз­граничения компетенции (централизованная и децентрализованная), а также учет этнического фактора в структуре федерации (федерации на­циональные, территориальные и смешанные).

В параграфе обстоятельно исследуются конституционные и договор­ные федерации; федерации, построенные по национальному и террито­риальному принципам; федерации, образованные «сверху» и «снизу»; централизованные и децентрализованные федерации; симметричные и асимметричные федерации; прочие модели федерации.

Федерализм многовариантен, разнообразен и представлен различ­ными моделями. В исследовании указано и описано около шестидесяти моделей федерализма и их разновидностей. При этом признается, что

24


всякая типология федерализма в известной мере условна, поскольку от­ражает лишь различные варианты видения основных признаков федера­тивного устройства в различных государствах.

Глава вторая «История федерализма в России» посвя­щена рассмотрению исторических аспектов федерализма как формы государственно-территориального устройства нашей страны.

В параграфе 1 «Становление нротофедерализма в России» анализируется период зарождения в стране федеративных отношений (периоде начала отечественной государственности до 1917 г.); подробно рассматриваются признаки протофедерализма в Древней Руси, статус древнерусских княжений и земель, среди которых выделяются приви­легированный статус, даннический статус (в его трех разновидностях — договорное данничество, обычное данничество и персональное данни-чество), домениальный статус, вассальный статус, «конфедеративный» статус и особый статус.

Делается вывод о том, что федералистские тенденции были харак­терны для России в течение всего периода ее становления и развития, однако за всю свою историю страна так и не стала полноценной феде­рацией в силу целого ряда объективных причин. Многие традиции про­тофедерализма в несколько видоизмененном виде дошли до наших дней и до сих пор определяют «лицо» современного российского федерализма. Среди них — фиксация союзного характера государства в верховном до­говорном акте (ряде); значительная степень самостоятельности терри­торий, наличие в договоре положений об их исключительном ведении; установление центром (князем) общих основ организации власти в зем­лях; финансовый и налоговый протофедерализм; наличие органа, пред­ставляющего территории, его участие в принятии общегосударственных решений; международная правосубъектность государства в сочетании с гарантией участия его составных частей во внешнеэкономической дея­тельности; обязательное рассмотрение органом, представляющим тер­ритории, вопросов войны и мира.

Федерализм в России — больше чем просто концепция государ­ственного устройства. Со всей уверенностью можно утверждать, что это устойчивая историческая традиция полицентрического общественного обустройства, элементы которой можно обнаружить в самые ранние пе­риоды русской истории. Народы, проживающие на территории России (Руси), изначально были склонны к сосуществованию в рамках союзного государственного образования.

25


В параграфе анализируются также процессы отхода Руси от прото-федеративных начал. Протофедерация как таковая была естественна для Руси. Однако такое государственное устройство имело один существен­ный недостаток: оно отличалось крайней нестабильностью.

Протофедеративное единство Руси, избыточно централизованное, стало быстро разрушаться и превратилось накануне татаро-монгольского вторжения в конфедеративный союз отдельных княжеств (вначале их было 15, затем — около 50), которые в основном номинально призна­вали центральную власть. Вследствие тяжелой внешне- и внутриполи­тической обстановки древнерусскому обществу и государству пришлось отказаться от идей федерализма и полицентризма. Начиная с эпохи Ива­на III открытое их высказывание могло быть расценено как опасное госу­дарственное преступление. В последующий исторический период Россия была унитарным государством (империей), признающим автономию от­дельных территорий. Федерализм данного периода предстает лишь как совокупность идей федерализации страны.

Параграф 2 «Советский федерализм» посвящен ленинскому видению федеративной идеи и реалиям советского федеративного и на­ционального строительства.

Большевики, будучи последователями учения К. Маркса о диктату­ре пролетариата, видели Россию прежде всего унитарным государством. Ленинские постановки национальной проблемы имели функцию идео­логической борьбы с царизмом и первоначально сводились к признанию общедемократической природы всех национальных движений. Был вы­двинут тезис о необходимости решения национального вопроса исходя из интересов победы социалистических идей в целом и сохранения на тер­ритории бывшей Империи единого государства с иным общественным строем.

Однако революционные события 1917 г. и последовавший за этим распад страны вынудили большевиков несколько сменить ориентиры. Федерализм стал рассматриваться ими как временная мера разреше­ния национального вопроса. В то же время сталинское видение реше­ния проблемы вело к претворению в жизнь плана «автономизации», т. е. возвращения России к состоянию унитарного государства с элементами территориального автономизма. Такая модель была реализована в СССР под вывеской федерализма.

Советский федерализм оказался разновидностью унитаризма, по­скольку страной руководила КПСС — партия, основанная на жестком

26


подчинении нижестоящих уровней вышестоящим. Ключевыми для все­го государственного строительства были принципы руководящей роли КПСС и демократического централизма, плохо совместимые с федера­лизмом в его современном понимании.

В параграфе 3 «Основные вехи «нового» федерализма» про­водится периодизация так называемого нового федерализма (начиная с 90-х гг. XX в.). Рассматриваются следующие его этапы:

  1. первый этап — «парад суверенитетов» — период с 1990 г. по 1993 г. Федерация характеризуется крайней нестабильностью, ослабле­нием правовых механизмов регуляции общественных отношений; многие субъекты федерации принимают декларации о суверенитете, присваива­ют дополнительные полномочия, не предоставленные им федеральной Конституцией и относящиеся к прерогативе федерального центра; кон­ституции, уставы и законодательство большинства субъектов федерации этого периода грубо противоречат федеральному законодательству; в некоторых субъектах федерации проходят референдумы об их государ­ственном суверенитете («парад суверенитетов»); в качестве компромис­са центра и регионов в 1992 г. подписывается Федеративный договор, которым устанавливался относительный баланс интересов в сфере тер­риториальной организации власти;
  2. второй этап — «парад заключения договоров» — период с 1993 г. по 1999 г. Всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. при­нимается Конституция Российской Федерации; начало выстраивания на ее базе новой системы законодательства; в качестве механизма согласо­вания интересов центра и регионов выступают двух- и трехсторонние до­говоры между Российской Федерацией и ее субъектами о разграничении полномочий и предметов ведения; нестабильность законодательной базы федеративных отношений сохраняется;
  3. третий этап — формирование единого, непротиворечивого пра­вового пространства федерации — периоде 2000 г. по настоящее время. Началась стабилизация законодательной базы федеративных отноше­ний, вступили в силу ключевые федеральные конституционные и феде­ральные законы, в частности Федеральный закон № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Рос­сийской Федерации» и поправки к нему; образовано семь федеральных округов; пошел так называемый «парад отказа от заключенных догово­ров», вследствие чего договорное право в России оказалось сведено на

27


нет; законодательство субъектов федерации приведено в соответствие с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами.

Проводится анализ действовавших на тот момент правовых актов фе -дерации и ее субъектов, Федеративного договора 1992 г. и двухсторонних договоров о разграничении предметов ведения и полномочий, правовых актов субъектов Российской Федерации; выделяется блок неконститу­ционного законодательства и договорного права, которые впоследствии были приведены к единому конституционному знаменателю в рамках фе­деративной реформы.

Всесторонне рассматриваются аспекты статуса отдельных групп субъектов федерации (республики, края и области, автономные образо­вания) и политические процессы в них (республиканизация, губерниза-ция); делается заключение о своевременности федеративной реформы и вывод о том, что, к сожалению, пока приходится констатировать неста­бильность современного российского федерализма.

Глава третья «Система конституционно-правового регу­лирования российского федерализма» освещает реалии конститу­ционно-правового обеспечения отечественных федеративных отноше­ний в их системном единстве.

Параграф 1 «Системные представления о конституционно-правовом регулировании федеративных отношений» посвящен исследованию правовой системы российского федерализма, которая представляется как сложная открытая целостная целенаправленная си­стема с началами самоорганизации, обладающая структурой и состоящая из элементов (норм и институтов) и подсистем (упорядоченных совокуп­ностей правовых норм и институтов субъектов федерации).

Современное состояние правовой системы российского федерализ­ма характеризуется следующими признаками: неустойчивостью струк­туры; нечеткостью и нестабильностью системообразующих элементов и подсистем; отсутствием устойчивых взаимосвязей между системообра­зующими элементами и подсистемами; медленным становлением под­систем и иных промежуточных форм организации элементов системы; отсутствием внутри системы единого целеполагания. Правовая система российского федерализма находится в стадии неустойчивого развития. Делается вывод о целесообразности систематизации правовой базы фе­деративных отношений.

Структурная модернизация правовой системы российского федера­лизма заключается в установлении системных связей, и она неотделима от систематизации правовой системы Российской Федерации в целом.

28


Подобное достижимо посредством создания Свода законов — единого, целостного акта, основанного на Конституции Российской Федерации и представляющего собой систему структурированных правовых норм и институтов, регулирующих общественные отношения в Российской Фе­дерации. Для Свода законов, по мнению автора, должны быть характер­ны следующие признаки: единство, устойчивость структуры, общность целевых установок правового регулирования, «жесткий» порядок при­нятия законодательных актов и обеспечение его соответствия системным взглядам на правовое регулирование.

Параграф 2 «Конституционно-правовая база федерации в России» посвящен анализу положений Конституции Российской Феде­рации, регулирующих федеративные отношения.

Конституция играет основополагающую роль в деле закрепления устоев федерации; ее принципы и нормы — правовой базис для выстра­ивания всей системы федеративных отношений. Вместе с тем действую­щая Конституция, по мнению диссертанта, противоречива и не отражает все реалии переходного периода; фактическое устройство страны выхо­дит за конституционные рамки; результатом реализации конституцион­ных норм не стало создание динамично развивающегося в современных условиях федеративного государства, что явилось следствием не только правоприменительной практики, но и несовершенства самих консти­туционных установлений. Конституция Российской Федерации несет в себе немалый груз изначально заложенных в ней и вновь открывшихся противоречий, стратегия преодоления которых на сегодняшний момент не может ограничиваться рутинным упорядочением федерального и ре­гионального законодательства.

Эффективность конституционного регулирования федеративных от­ношений оценивается по следующим направлениям: суверенитет в Рос­сийской Федерации, в том числе проблема статуса субъектов федерации; равноправие субъектов Российской Федерации и асимметрия в структу­ре федерации; место и роль договоров в правовой системе Российской Федерации; разграничение предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти, органами государ­ственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления; субъектный состав Российской Федерации и объеди­нение субъектов федерации; единство системы государственной власти; ответственность в системе федеративных отношений; статус и порядок формирования Совета Федерации.

29


В параграфе освещаются проблемы конституционной реформы с точки зрения необходимости модернизации федеративной составляю­щей Конституции РФ. Одним из факторов, свидетельствующих в пользу реформирования существующей конституционно-правовой модели фе­дерализма, является во многом «фасадная» природа действующей Кон­ституции. Основной закон должен носить реальный характер и в целом соответствовать фактически имеющимся в наличии общественным от­ношениям. Недостаточно принять конституцию и провозгласить федера­тивный характер государственности. Необходимо обеспечить такое раз­витие конституционных норм в текущем законодательстве, такую право­применительную практику, которые гарантировали бы действительно федеративный характер осуществления государственной власти.

Кроме того, в параграфе рассматриваются законодательные аспекты федеративного устройства страны, анализируются федеральные консти­туционные законы и федеральные законы, вносятся предложения по их совершенствованию. Предлагается принять целый ряд актов, устраняю­щих пробелы в нормативном правовом регулировании федеративных от­ношений.

Мониторинг законодательного обеспечения федеративных отноше­ний показывает, что сегодняшняя ситуация в указанной сфере отлича­ется от той, которая наблюдалась еще несколько лет назад. Приняты и вступили в силу базовые федеральные законы. Однако практика право­применения показала, что законодательные акты в рамках федеративной реформы, как правило, не взаимосвязаны и не соответствуют логике го­сударственного строительства. Регионы лишаются значительной части полномочий и выделяемых под них финансовых ресурсов, одновременно вводятся жесткие санкции к руководству субъектов федерации за несо­блюдение финансовой дисциплины, учреждается институт фактически назначаемых губернаторов, затем регионы вновь наделяются дополни­тельными полномочиями, причем в немалом объеме и зачастую без адек­ватного финансового сопровождения.

В параграфе обстоятельно исследуются основные законодательные акты, регулирующие сферу федеративных отношений: Федеральный за­кон № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (с изменениям и дополне­ниями), Федеральный закон № 131 -ФЗ «Об общих принципах органи­зации местного самоуправления в Российской Федерации», Бюджет-

30


ный и Налоговый кодексы Российской Федерации, Федеральный закон от 22 августа 2004 г. № 122-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с приня­тием Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законода­тельных (представительных) и исполнительных органов государ­ственной власти субъектов Российской Федерации», Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправле­ния в Российской Федерации», Лесной кодекс Российской Федерации от 29 января 1997 г. № 22-ФЗ, Федеральный закон от 31 декабря 2005 г. № 199-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием раз­граничения полномочий», Водный кодекс Российской Федерации от 3 июня 2006 г. № 74-ФЗ и многие другие.

Анализируются основные проблемы законодательной базы федера­тивных отношений, среди которых — неработоспособность многих ак­тов, их низкое качество; декларативность; политическая ангажирован­ность, оторванность от реальной жизни и необеспеченность ресурсным наполнением; дефектность с позиции соответствия Конституции Россий­ской Федерации; рассогласованность принимаемых актов сдействующим законодательством; необходимость их коррекции в процессе правопри­менительной деятельности; нестабильность законодательства, частое и спорадическое изменение законов; широкое распространение фрагмен­тарного, «лоскутного» нормотворчества, при котором в закон вносятся поправки, по своему объему сопоставимые с самим законом и меняющие его смысл и предмет правового регулирования; перегруженность зако­нов отсылочными нормами, нивелирующими ключевую характеристику законов как актов прямого действия.

Отличительной особенностью современного этапа законодательно­го обеспечения федеративной реформы является централизация ком­петенции на федеральном уровне, в результате чего гарантированная Конституцией Российской Федерации правовая автономия субъектов федерации оказывается фиктивной. Подавляющая часть правового поля по-прежнему остается в юрисдикции федерального центра.

В параграфе рассматриваются место и роль конституционного право­судия в системе федеративных отношений. Конституционный Суд Рос­сийской Федерации играет в этом процессе одну из ведущих ролей, о чем свидетельствует значительное количество его решений в сфере федера-

31


тивных отношений, ставших своего рода «живой конституцией». Анализ правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации по­зволяет выявить основные закономерности по следующим направлениям: установление правового статуса субъектов Российской Федерации, в том числе решение вопроса о суверенитете; разграничение предметов ведения и полномочий между разными уровнями публичной власти; общие вопро­сы организации власти в субъектах Российской Федерации.

В параграфе исследуется договорное право как способ регулирова­ния федеративных отношений. Диссертант пришел к выводу о том, что массив договорного права разросся и практически не поддавался учету и систематизации. Общее число договоров на момент «расцвета» договор­ного права (вторая половина 90-х гг. прошлого века) составляло более пятидесяти, а соглашений — превысило трехсотенный рубеж. Разграни­чение предметов ведения и полномочий, их делегирование происходило посредством заключения договоров и соглашений, в которых зачастую игнорировались нормы Конституции России и федерального законода­тельства. Договоры и соглашения страдали нечеткостью, декларативно­стью положений, в них не были закреплены механизмы реализации их норм. Подобная практика дискредитировала договорный способ разгра­ничения компетенции.

Последовательно рассматриваются особенности нормативного регу­лирования процесса договорного разграничения компетенции на разных уровнях законодательной и исполнительной иерархии: конституционные аспекты договорного процесса; договорный процесс на уровне Президен­та Российской Федерации; договорный процесс на уровне федеральных органов исполнительной власти; законодательный инструментарий регу­лирования договорного права. Проводится анализ исторических и процес­суальных аспектов, проблем и последствий, к которым они привели.

По мнению автора, договорная модель разграничения предметов ве­дения и полномочий является, пожалуй, одной из наиболее характерных особенностей так называемого нового федерализма. В то же время за период многолетней договорной практики так и не удалось отработать в полной мере эффективный порядок заключения договоров и согла­шений, определить их место в правовой системе страны, урегулировать проблемы ответственности за их ненадлежащее исполнение. Федераль­ный центр в результате отказался отданного эффективного способа со­гласования интересов федерации и регионов и полностью перешел на законодательное разграничение компетенции.

32


Глава четвертая «Системные характеристики федерации в России» посвящена рассмотрению ключевых аспектов федеративного устройства России в их системном единстве.

Параграф 1 «Разграничение компетенции в федеративной системе» освещает современную российскую практику размежевания предметов ведения и полномочий между разными уровнями публичной власти.

Проводится сравнительный анализ существующих моделей разгра­ничения компетенции; исследуется новейшая история разграничения компетенции в России; изучается компетенционная сфера субъектов Российской Федерации и пути ее оптимизации. Рассматривается совре­менное состояние процессов разграничения компетенции: квазиконсти­туционная реформа как механизм разграничения компетенции; рецепция принципа субсидиарное™ в российской законотворческой практике; вве­дение временной финансовой администрации — способа обеспечения действующей модели разграничения полномочий; практика разграниче­ния компетенции в сложносоставных субъектах Российской Федерации и изъятия из компетенции субъектов Российской Федерации.

В СССР проблемы разграничения компетенции по уровням публич­ной власти фактически не осуществляло. Централизованная вертикаль власти жестко пронизывала все сферы народного хозяйства и обществен­ной жизни. Последовавшие с распадом СССР децентрализация власти, попытка построения в России реального федерализма и воссоздания местного самоуправления, ориентация на рыночные формы хозяйство­вания коренным образом изменили ситуацию в стране и, к сожалению, показали в тот период неспособность органов власти и управления рабо­тать в совершенно новых условиях.

В диссертации, на основании анализа нормативных правовых актов и практики разграничения компетенции, делается вывод о том, что при­меняемая ныне схема разграничения компетенции обременена явными диспропорциями. В соответствии с обновленной редакцией Федерально­го закона № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законода­тельных (представительных) и исполнительных органов государ­ственной власти субъектов Российской Федерации» часть полномо­чий и ответственность за их надлежащее осуществление действительно передаются «вниз», однако при этом финансы по-прежнему концентри­руются на федеральном уровне. Указанным законом не была решена задача обеспечения регионов достаточными ресурсами для выполнения

33


возложенных на них полномочий; не изменили положение дел поправки в Бюджетный и Налоговый кодексы.

Главной новеллой новой редакции Федерального закона № 184-ФЗ стало включение в него перечня так называемых собственных полно­мочий субъектов Российской Федерации, осуществление которых фи­нансируется из бюджетов субъектов и подлежит их нормативному пра­вовому регулированию. Данный перечень был предназначен для четкого определения зон финансовой ответственности федерального центра и регионов; он был призван дисциплинировать федерального законодате­ля, поставить барьер на пути принятия им законов, в которых субъекты Российской Федерации необоснованно наделяются новыми полномочия­ми без соответствующего финансового сопровождения. Однако данная схема не была полностью реализована.

В параграфе излагается авторский вывод о том, что используемая в Российской Федерации схема разграничения предметов ведения и пол­номочий характерна для унитарных централизованных государств, она не способствует сбалансированности социально-экономического становле­ния России, ведет к явным перекосам в развитии регионов, их отстава­нию от общих темпов роста.

Диссертант полагает важным отметить, что реформирование за­конодательного обеспечения компетенционной сферы следует вести по следующим направлениям:

  1. принятие Федерального закона «О минимальных социальных стандартах в Российской Федерации» с обязательным закреплением в нем основных нормативов предоставления социальных услуг гражда­нам страны;
  2. обеспечение субъектов Российской Федерации ресурсами, до­статочными для осуществления возложенных на них обязательств, по­средством предоставления им доходных полномочий и стимулирования эффективного распоряжения ресурсами собственных бюджетов;
  3. формирование и оптимизация механизмов ответственности руко­водства субъектов Российской Федерации за социально-экономическое развитие регионов;
  4. пересмотр действующего порядка законодательного регулирова­ния компетенционной сферы.

В параграфе 2 «Субъектный состав как структурный ком­понент российского федерализма» рассматривается проблема оптимизации субъектного состава Российской Федерации. Совершен-

34


ствование субъектного состава федерации автор предлагает осущест­влять через реформу структуры федеративной системы России. Общие подходы к укрупнению регионов оцениваются с учетом всех прецедентов объединения субъектов Российской Федерации. Анализируются сущ­ность, истоки и гипотетический алгоритм формирования регионов, его актуальные проблемы.

Субъектный состав Российской Федерации, представленный в ст. 65 Конституции Российской Федерации, стал своеобразным ответом феде­рального центра на вызовы времени и позволил сохранить единство го­сударства, поскольку в 1993 г. речь шла не столько о совершенствовании федерализма, сколько о недопустимости распада России. Отмечаются недостатки нынешнего субъектного состава федерации: большое коли­чество субъектов; «пестрота» их статуса и, как следствие, фактическое отсутствие равноправия; неопределенность в правовом положении от­дельных субъектов (автономных образований).

По мнению диссертанта, очевидно, что любая попытка кардиналь­ного изменения субъектного состава федерации неизбежно повлечет коренную перестройку федеративных отношений, а это, в свою очередь, приведет к пересмотру или даже принятию новой конституции.

В работе обстоятельно анализируются политико-правовые и социально-экономические аспекты конкретных случаев объединения субъектов Российской Федерации. Излагается убедительный вывод о том, что субъектный состав Российской Федерации сложен, неодноро­ден, нуждается в реформировании и начинать следует, прежде всего, с выработки концептуальной модели федеративных отношений на долго­срочную перспективу.

Развитие федеративных отношений в России демонстрирует, что идея образования новых субъектов федерации путем укрупнения существую­щих не надуманна. Историческая, географическая, природно-ресурсная, демографически-языковая общность; политические, хозяйственные, транспортные, торгово-финансовые связи; общие интересы не могут не вести к интеграции территориально близких субъектов федерации, кото­рая должна происходить с учетом всей совокупности факторов, оказыва­ющих влияние на данный процесс. Само по себе укрупнение не принесет желаемого результата, если новые субъекты федерации будут неспособ­ны самостоятельно обеспечивать нужды населения и отвечать по своим обязательствам.

В параграфе делается вывод о том, что основными направлениями конституционно-правового регулирования структурного преобразования

35


в Российской Федерации являются: 1) создание однопорядковых в право­вом и экономическом отношении регионов нового типа, развивающихся в едином темпе; 2) постепенная симметризация федеративной структу­ры; 3) обеспечение единства правового, экономического, политического и социального пространства; 4) усиление механизмов, обеспечивающих целостность системы; 5) усиление горизонтального взаимодействия между самостоятельными территориями, развитие внутрисистемных коммуникаций; 6) сближение уровня социально-экономического раз­вития субъектов федерации; 7) повышение степени самостоятельности регионов, децентрализация полномочий и ресурсов по принципу субси­диарное™; 8) собственно модернизация структуры Российской Федера­ции.

В заключении диссертации «Федеративное право как подо­трасль конституционного права» автор аргументирует целесоо­бразность выделения подотрасли конституционного права — федера­тивного права — в качестве системы юридических принципов и норм, регулирующих федеративные и смежные с ними отношения, в качестве от­носительно самостоятельного подразделения конституционно-правового знания и в качестве одноименной учебной дисциплины, посвященной ис­следованию теоретических, сравнительных, исторических и системных аспектов федерализма, а также его конституционно-правового закре­пления в Российской Федерации.

Нормативный блок федеративного права, по мнению диссертанта, может включать в себя нормы как материального, так и процессуального характера. Все компоненты научной подотрасли составят единый ком­плекс, обособленный от других подотраслей конституционного права. Предметом изучения федеративного права являются федеративные от­ношения; оно конкретизирует предмет конституционного права и явля­ется его неотъемлемой частью; для него характерны те же принципы и методы регулирования. Автор полагает, что выделение подотрасли фе­деративного права положительно скажется надоктринальном срезе кон­ституционного права.

36


ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ОПУБЛИКОВАНЫ В СЛЕДУЮЩИХ РАБОТАХ:

/. Монографии и учебные пособия:

Федерация в России: проблемы и перспективы. М.: Пробел, 1999. Парламентское право России (в соавт.): учеб. пособие. М.: Юристъ, 2003. §4 гл. 5.

  1. Правовые основы федерализма. М.: Юристъ, 2005.
  2. Конституционное право России: курс лекций / отв. ред. Ю. Л. Шуль-женко. М.: ТК Велби: Изд-во Проспект, 2006. Лекция 5. Государственный строй монархической России: реалии, проекты, идеи, споры (в составе автор, коллектива). М.: Северный город-7, 2008. Российский федерализм. Экономико-правовые проблемы (в соавт.) / Институт экономики РАН, Центр экономики федеративных отношений; отв. редактор С. Д. Валентей. СПб.: Алетейя, 2008. Теория и практика федерализма: системный подход / под ред. Н. М.До­брынина. Новосибирск: Наука, 2009.

II. Рецензируемые издания, входящие в перечень ВАК Российской Федерации:

Договор против Конституции? //Федерализм. 1998. № 4. Асимметрия в федеративном устройстве России // Вестник МГУ. Сер. «Право». 1999. № 1. 3.     Проблема суверенитета: на стыке права и политики // Федерализм. 1999. №3.

Проблемы модернизации современного российского федерализма // Федерализм. 2000. № 2.

Укрупнение субъектов федерации: pro et contra // Федерализм. 2002. № 1.

6.      Законодательная база федеративных отношений: перспективы совер­

шенствования //Журнал российского права. 2002. № 7.

7.      Разграничение предметов ведения и полномочий между уровнями пу­

бличной власти: зарубежный опыт//Журнал российского права. 2003.

№ 4 (76).

  1. Конституция России о федеративном устройстве: былое и думы // Фе­дерализм. 2003. № 2 (30).
  2. Временная финансовая администрация как политико-правовой инсти­тут//Федерализм. 2004. № 1.
  3. Законодательная база федеративных отношений: «эпоха перемен» еще не завершена // Конституционное и муниципальное право. 2004. № 3.

37


  1. К вопросу о кризисе федерализма // Федерализм. 2005. № 4.
  2. О судьбах федерализма в России // Конституционное и муниципальное право. 2006. № 2.
  3. Субъектный состав Российской Федерации: эпоха перемен уже насту­пила? // Государство и право. 2006. №11.
  4. Синергетика федерализма. Ч. 1 (в соавт.) // Право и политика. 2006. № 11.
  5. Синергетика федерализма. Ч. 2 (в соавт.) // Право и политика. 2006. № 12.
  6. Федеративное государство и самоорганизация: опыт синергетического анализа(в соавт.)//Федерализм. 2007. № 1.
  7. Глобализация и федерализм (в составе автор, коллектива) // Государ­ство и право. 2007. № 7.
  8. К вопросу о синергетических аспектах федеративной модели государ­ственного устройства (в соавт.) // Конституционное и муниципальное право. 2007. № 17.
  9. Разграничение компетенции: от передела полномочий к устойчивому развитию (в соавт.)// Федерализм. 2007. № 4.
  10. Из истории отечественной федералистской мысли: Александр Ященко //Федерализм. 2008. № 1.
  11. Общие закономерности глобализации и субъекты федерации (в составе автор, коллектива)//Государство и право. 2008. № 6.
  12. Учение Ивана Ильина о федерации (в соавт.) // Право и политика. 2008. № 10.
  13. Федеративное право: pro et contra (в соавт.) // Государство и право. 2008. № 11.
  14. О систематизации правового регулирования федеративных отношений (в соавт.)//Право и политика. 2009. № 7.

III. Основные публикации в иных изданиях:

  1. Законодательство субъектов Российской Федерации: национальный аспект//Конституционное законодательство субъектов РФ: проблемы совершенствования и использования в преподавании / отв. ред. проф. С. А. Авакьян. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1999.
  2. Суверенитет национальный, но не этнический // Российская Федера­ция. 1999. №21.
  3. Европейский федерализм и Россия: опыт прошлого и настоящего // Со­временная Европа. 2001. № 1 (5) январь—март.
  4. Взаимодействие законодательных (представительных) органов государ­ственной власти субъектов Российской Федерации с другими органами (в соавт.)//Ученые записки. 2001. Вып. 7.

38


  1. Federalism in Russia: Edited by R. Khakimov// Strengthening the Con­stitutional Bases of Russian Statehood: Political, Legal and Economic As­pects. Kazan, 2002.
  2. Federalism: Russian and Swiss Perspectives: Edited by T. Fleiner and R. Khakimov (Kazan, June 22-23, 2001) // Topical Problems to Mod­ernise the Federal Structure of Russia (Legal Aspects). Moscow, 2001.
  3. Политико-правовые аспекты изменения субъектного состава Россий­ской Федерации // Научные труды Московской академии экономики и права. 2001. №2.
  4. Институт федерального вмешательства в системе конституционно-правовой ответственности // Конституционно-правовая ответствен­ность: проблемы России, опыт зарубежных стран / под. ред. проф. С. А. Авакьяна. М.: Изд-во МГУ, 2001.
  5. Договорный процесс: pro et contra // Юбилейные научные труды Мо­сковской академии экономики и права. 2003. № 10.
  6. Федерализм в свете разграничения компетенции: сравнительный аспект // Вестник Российского гос. торгово-эконом. ун-та. 2003. № 1.
  7. Федеративная составляющая конституции: опыт России и зарубежных стран //Актуальные проблемы конституционного строя: Сб. ИГПРАН. М.,2003.
  8. Бикамерализм в европейских парламентах: учет интересов и согласова­ние позиций (тез. выступления) // Материалы международного семи­нара. М, 2003.
  9. Правовое пространство федеративных отношений: состояние и пер­спективы // Законодатель. 2004. № 1.
  10. Разграничение властных полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов: новые тенденции // Го­сударство, право, управление: Материалы 3 Всерос. межвуз. научно-практ. конф. / под ред. В. А. Козбаненко, С. М. Зубаревой. Вып. 1. М., 2003.

15.   Разграничение компетенции между федеральным и региональным

уровнями публичной власти в России: проблемы и перспективы // Ка­

занский федералист. 2004. № 1 (9).

  1. Совершенствование федеративной составляющей Конституции: pro et contra//Конституция как символ эпохи: в 2 т. /под ред. проф. С. А. Ава­кьяна. М.: Изд-во МГУ, 2004.
  2. Перспективы конституционной реформы: федеративный аспект// На­учные труды Московской академии экономики и права. 2003. № 3.
  3. Разграничение компетенции в федеративном государстве: сравнитель­ный аспект // Федерализм: российское и международное измерения (опыт сравнительного анализа)/ под ред. Р. Хакимова. Казань, 2004.

39


  1. Новые тенденции законотворчества в современной России (на примере институтов объединения субъектов федерации и временной финансовой администрации)// Казанский федералист. 2004. № 2(10).
  2. Актуальные проблемы укрупнения субъектов Российской Федерации на примере объединения Пермской области и Коми-Пермяцкого автоном­ного округа // Государство, право и управление: Материалы 4-й Все-рос. научно-практ. конф. / под ред. М. И. Абдулаева, С. И. Некрасова. Вып. l.M.,2004.
  3. Новый порядок рекрутирования губернаторов и перспективы федера­лизма в России // Казанский федералист. 2004. № 4.
  4. Законодательная база федеративных отношений: состояние и перспек­тивы // Государственная власть и местное самоуправление. 2006. № 9.
  5. Новый порядок формирования губернаторского корпуса и перспективы федерализма в России (тез. выступления на 4-й Всерос. научно-практ. конф. «Государство, право и управление») / под ред. М. И. Абдулаева, С. И. Некрасова. Вып. 1. М., 2005.
  6. «Новый курс» федеративной реформы и эрозия законодательных стан­дартов // Казанский федералист. 2006. №2—3(14—15).
  7. Законодательные новеллы в области разграничения полномочий «вто­рой сто двадцать второй» или «второй сто девяносто девятый»? // Госу­дарственная власть и местное самоуправление. 2006. № 2.
  8. Метаморфозы парламентаризма в современном государстве // Рос­сийский парламентаризм: исторический опыт и современные тенден­ции развития: сб. докладов и материалов (тез. выступления на Всерос. научно-практ. конф.). Казань: Дом печати, 2006.
  9. Российская правовая наука: идеи и реалии // Научные труды Москов­ской академии экономики и права. Вып. 13. М.: МАЭП, 2005.
  10. Новая схема разграничения полномочий: «сто двадцать второй» и «вто­рой сто девяносто девятый» // Казанский федералист. 2006. № 1—2 (17-18).
  11. Актуальные проблемы парламентаризма: реализация законотворческих функций // Гражданин и право. 2006. № 8.
  12. Актуальные вопросы разграничения компетенции: добровольные пол­номочия или добровольно-принудительные? // Ежеквартальный бюл­летень проекта «Институциональный, правовой и экономический феде­рализм в Российской Федерации». 2006. № 6.
  13. На пути к «демократическому централизму»? //Централизм, демократия, децентрализация в современном государстве: конституционно-правовые вопросы: Материалы международ, науч. конф. Москва, 7—9 апреля 2005 г. / под ред. С. А. Авакьяна. М.: ТК Велби, 2006.
  14. О новой модели законодательного обеспечения разграничения компе­тенции (тез. выступления на научно-практ. конф.). Тюмень, 2006.

40


  1. Фрагментарный Конституционализм // Конституционный строй Рос­сии. Вып. 5. № 3. М., 2006.
  2. О состоянии законодательства в Российской Федерации: Доклад Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации 2004 г. (в составе автор, коллектива) / под общ. ред. С. М. Миронова, Г. Э. Бур­булиса. М.: Норма, 2007.
  3. О состоянии законодательства в Российской Федерации: Доклад Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации 2005 г. (в составе автор, коллектива) / под общ. ред. С. М. Миронова, Г. Э. Бур­булиса. М.: Норма, 2007.
  4. О состоянии законодательства в Российской Федерации: Доклад Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации 2006 г. (в составе автор, коллектива) / под общ. ред. С. М. Миронова, Г. Э. Бур­булиса. М.: Совет Федерации, 2007.
  5. Метаморфозы парламентаризма в современном федеративном государстве // Политико-правовые ресурсы федерализма в России. Казань, 2006.
  6. Новая схема разграничения полномочий: «сто двадцать второй» и «вто­рой сто девяносто девятый» // Политико-правовые ресурсы федера­лизма в России. Казань, 2006.
  7. Теория федерализма Александра Ященко // Конституционно-правовые идеи в монархический период. М.: Институт государства и права РАН, 2007.
  8. Федеративное государство и самоорганизация // Государство, право, управление: Материалы VII-й Всерос. научно-практ. конф. / отв. ред. С. И. Некрасов. М., 2007.
  9. Экономико-правовые основы современного федерализма и практика федеративной реформы в России (в соавт.). М.: Институт экономики РАН, Центр экономики федеративных отношений, 2007.
  10. Актуальные вопросы разграничения компетенции между Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации (в соавт.) // Государ­ственная власть и местное самоуправление. 2008. № 2.
  11. Российский федерализм в XXI веке: новое и хорошо забытое старое // Государство, право, управление: Материалы Всерос. научно-практ. конф. / отв. ред. С. И. Некрасов. М., 2008.
  12. Парламентские учреждения субфедерального уровня: опыт федератив­ных и региональных государств // Государственная власть и местное самоуправление. 2008. № 12.
  13. К вопросу о кризисе федерализма // Политика и общество. 2009. № 2.
  14. Верификация дефиниций конституционной науки vs. «увлечение общи­ми местами» // Политика и общество. 2009. № 5.

Общий объем опубликованных по теме диссертации научных ра­бот составляет 187 п. л.

41


Подписано в печать 10.07.09. Тираж 100 экз. Объем 2,0 уч.-изд. л. Формат 60x84/16. Заказ 462.

Издательство Тюменского государственного университета

625003, г. Тюмень, ул. Семакова, 10

Тел./факс (3452) 45-56-60, 46-27-32

E-mail: izdatelstvo@utmn.ru

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.