WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Виктимологическая профилактика преступлений, причинивших моральный вред

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

На правах рукописи

 

 

БУДЯКОВА Татьяна Петровна

 

Виктимологическая профилактика преступлений, причинивших моральный вред

 

12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право

 

 

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

 

 

Тамбов - 2009


Работа выполнена  на кафедре  уголовного права и  процесса государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Елецкий государственный университет имени И.А.Бунина»

 


Научный консультант:

доктор юридических наук, профессор

Голик Юрий Владимирович

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

Зубкова Валентина Ивановна

доктор юридических наук, профессор

Побегайло Эдуард Филиппович

доктор юридических наук, профессор

Букалерова Людмила Александровна

 

Ведущая организация:

 

Дальневосточный государственный университет

Защита состоится 28 января 2010 года на заседании диссертационного совета ДМ 212.061.10 при Тамбовском государственном университете им. Г.Р.Державина по адресу: 392000,  г. Тамбов, ул. Советская,6 (зал заседаний диссертационного совета).

С диссертацией и авторефератом можно ознакомиться в библиотеке Тамбовского государственного университета им. Г.Р.Державина, и на официальном сайте ВАК Министерства образования и науки РФ http://vak.ed.gov.ru.                       

Автореферат разослан         «   »  ________________ 2009 года.              

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат юридических наук, профессор                                                                                                                                               

В.М.Пучнин


I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Ежегодно по данным официальной статистики жертвами преступлений становятся до четырех миллионов человек. Виктимологическая профилак­тика преступности в условиях современной экономической и социальной ситуации в России становится чрезвычайно актуальной. Вероятность стать жертвой преступления существенно выросла даже в отношении традиционно защищенных слоев населения: лиц, обладающих высоким социальным статусом, социальной известностью, экономически сверхобеспеченных и др. Жертвами преступлений становятся губернаторы и мэры, банкиры и крупные чиновники. Не менее трагично на этом фоне воспринимаются несовершеннолетние жертвы преступлений, особенно когда жертвами преступного деяния  становятся одновременно десятки и сотни детей, как, например, в г. Беслане.

Несмотря на то, что в целом, согласно официальной статистике, в 2007-2009 г.г. наблюдается некоторое снижение числа тяжких преступлений, направленных против жизни, здоровья, чести и достоинства, телесной неприкосновенности и др., отмечается рост латентной преступности, особенно убийств, причинений тяжкого вреда здоровью, изнасилований, похищений человека. Ежегодно правоохранительным органам не удается установить судьбу более 70 тыс. человек, которые вполне могли стать жертвами преступлений. В современных криминологических исследованиях справедливо отмечается, что именно колоссальная латентность (гиперлатентность) современной преступности, существенным образом отравляет жизнь законопослушных граждан. Так, фактическое число жертв изнасилований превышает число зарегистрированных преступлений в десять раз.

На этом фоне отсутствие  официальной статистики по жертвам преступлений, все же позволяет сделать предположение о возрастающей виктимной уязвимости самых различных групп населения России. Исследователями отмечается увеличение доли виктимологических факторов в причинном комплексе преступности.

В криминологических и собственно виктимологических исследо­ваниях много сделано для того, чтобы очертить круг проблем, важность которых обусловлена как необходимостью усиления борьбы с преступностью, так и задачей обеспечения личной безопасности граждан. Это работы по изучению влияния фактора «виктимности» на совершение преступления, изучению более глобальной проблемы: виктимизации современного общества. Сюда же относятся: разработка критериев различных классификаций и типологий жертв преступлений, выделение собственно виктимологического научного инструментария исследования, определение основных научных виктимологических категорий: «потерпевший», «жертва», «вред», выделение собственно виктимологи­ческого ракурса в проблемах предупреждения и профилактики преступлений, проблема виктимологической статистики и т.д.

Вместе с тем требуется дальнейшее научное исследование ряда насущных проблем виктимологической профилактики преступлений.

Во-первых, совершенно очевидно, что дальнейшая демократизация и гуманизация  общественных отношений требуют не только либерализации репрессивных мер в отношении отдельных групп преступников, но и усиления охранительных и защитных мер для потенциальных жертв. Недаром даже  Маргарет Тэтчер однажды заметила, что гуманное отношение надо проявлять прежде всего не к преступникам, а к их возможным жертвам. Поэтому продолжают быть актуальными доктринальные исследования о законодательном определении потерпевшего, которое бы более эффективно выполняло функцию правовой превенции преступлений. Это – и уточнение правового статуса отдельных групп потерпевших, и расширение круга лиц, которые могут быть признаны потерпевшими от преступления и т.д. Продуктивной представляется также позиция правоведов, требующих определенной переориентации политики борьбы с преступностью в сторону усиления защиты прав и интересов жертв преступлений и за пределами уголовного процесса, включая в частности, законодательное закрепление мер социальной, медицинской, психологической и иной помощи жертвам преступлений.

Во-вторых, требуется дальнейшая разработка типологии жертв преступлений. В настоящее время на одно из первых мест в существующих типологиях выдвигается критерий виктимности потенциальных жертв. Вместе с тем ощущается насущная потребность создания такой типологии, где использовался бы комплексный показатель, учитывающий также подверженность потенциальной и реальной жертвы вредоносному воздействию преступления и его последствиям. В этом смысле актуальна исследовательская работа по выделению отдельных индивидуально-типологических признаков жертвы и по созданию их классификаций. Сложность и актуальность такой работы обусловлена тем, что она изначально многофакторна, причем объем и содержание значимых факторов – величины, подверженные изменению, потому что «поведение человека, функционирование его организма и отдельных органов становится все более сложным и часто зависимым от внешней среды: сложные биоэнергетические протезы, всевозможного рода стимуляторы, медикаментозные препараты и трансгенные продукты – количество и качественные параметры тех и других несмотря ни на что будет увеличиваться из года в год – с неизбежностью сказываются на поведении человека: замедляют или ускоряют его реакцию или процессы обмена в организме, изменяют физиологические параметры…» (Ю.В.Голик).

В-третьих, проблема совершенствования виктимологической профилактики преступлений невозможна без дальнейшего исследования феномена виктимности. В настоящее время практически не разработаны  или недостаточно исследованы вопросы о сущности так называемой вторичной виктимизации жертв, о влиянии на процесс превращения лица в жертву целого ряда социальных и психофизиологических характеристик потенциальной жертвы и др.

В-четвертых, есть необходимость дальнейшей разработки в плане уточнения содержания понятия «виктимологическая профилактика преступлений». На данный момент существующие определения виктимологической профилактики преступлений не учитывают виктимологические предпосылки преступности и феномен вторичной виктимизации жертвы.

В-пятых, эффективная виктимологическая  профилактика преступлений невозможна без комплексного сочетания мероприятий по предотвращению первичной и вторичной виктимизации жертв.

Феномен «вторичной виктимизации жертв преступлений», проявляющийся в появлении комплекса «жертвы», может обуславливать процессы повторной виктимизации и даже криминализации жертвы. Западные психологи уже давно описали феномен, названный ими «месть мучеников», суть которого заключается в криминализации жертв насилия в семье. Эффект криминализации жертв фрагментарно освещался и в отечественной криминологической литературе. В силу этого мероприятия по предупреждению вторичной виктимизации жертв в системе виктимологической профилактики заслуживают самостоятельного изучения как способ превенции криминализации жертвы.

В круг собственно виктимологических проблем с самого начала возникновения виктимологического направления в российской криминологии была включена и проблема компенсации вреда жертвам преступлений. О том, что это не просто одна из проблем, а ключевая виктимологическая проблема, свидетельствует тот факт, что в ней как в фокусе сконцентрировались практически все виктимологические проблемы. Действительно: законодательное и доктринальное виктимологическое определение потерпевшего дается через понятие «вред». Решение проблемы виктимологической профилактики преступлений невозможно без рассмотрения вопроса о возможных путях и методах защиты граждан от преступлений, в результате которых может быть причинен вред. Стержнем и основной направленностью социально-психологической реабилитации потерпевших является нейтрализация вредоносных последствий преступления и т.д. Характерно, что за сравнительно небольшой срок только поставленная Л.В. Франком в начале 70-х годов XX века в качестве виктимологической проблемы сатисфакция жертве преступления, в настоящее время рассматривается как одна из наиболее важных в виктимологии, а, по мнению В.Е. Квашиса, она является стержнем системы правосудия. 

Однако такой способ предупреждения преступности, как компенсация морального вреда, в доктринальной литературе пока не получил достаточного освещения. Вместе с тем, нельзя не согласиться с Г.Г. Горшенковым в том, что реализация государственного курса на гуманизацию уголовной политики, невозможна без должного криминологического анализа превентивного воздействия  механизма компенсации морального вреда на противоправное поведение участников правоотношений. В настоящее время компенсация морального вреда, с точки зрения предупредительного воздействия на преступность рассматривается в трех планах: анализируется а) превентивное значение компенсации морального вреда в порядке реституции (например, влияние компенсации морального вреда (в том числе, добровольной) на вид и меру наказания); б) виктимологическое значение государственной компенсации морального вреда, особенно в случаях, когда преступник не найден или у него нет достаточных средств для полной компенсации ущерба, причиненного преступлением; в) компенсация морального вреда рассматривается как условие примирения жертвы с преступником и, соответственно, как способ декриминализации отношений жертвы и преступника.

Вместе с тем, как справедливо отмечается в международных документах и современных доктринальных исследованиях, одной из главных проблем, тормозящих реализацию превентивного потенциала института компенсации морального вреда, является проблема определения ориентиров в расчете разумной  и справедливой компенсации за моральный вред, причиненный преступлением. Кроме этой общей проблемы  существует и ряд специальных проблем.

Во-первых – это обоснование иных, кроме денежной, форм компенсации морального вреда. Существующие исследования такого рода требуют большей обоснованности как в плане способов законодательного введения различных форм компенсации морального вреда, так и их уместности для различных типов жертв.

Во-вторых, требуется специальная работа по научному обоснованию способов учета индивидуальных особенностей потерпевшего при определении сумм выплаты за моральный вред. Эта проблема до сих пор не разрешена на должном уровне, о чем свидетельствует большой объем суждений бытового плана, когда речь идет об обосновании размера компенсационных выплат. В целом это снижает эффективность реабилитации жертвы.

В-третьих, актуальной является и проблема правовой регламентации научных психологических исследований претерпевания морального вреда жертвой, особенно экспериментального моделирования преступления. Очевидно, что в ходе таких исследований нельзя допускать виктимизации испытуемых. Оценка и анализ научных методов и методик в таком ракурсе пока еще не проводились.

И, наконец, самой актуальной виктимологической проблемой в реализации превентивной функции института компенсации морального вреда является разработка правил расчета сумм компенсации за моральный вред, которые отражали бы типологические признаки жертвы, и были бы понятны как правоприменителю, так и жертве. Существующие на данный момент методики определения размера компенсации за моральный вред не удовлетворяют указанным требованиям, что является причиной первичной, вторичной и повторной виктимизации жертвы. Трудно не согласиться с уполномоченным по правам человека в Российской Федерации В. Лукиным в том, что методики расчета сумм компенсации за моральный вред жертвам преступлений должны быть разработаны  и закреплены в российском законодательстве безотлагательно.

В силу сказанного разработка проблем виктимо­логической профилактики преступлений, посягающих на личные неимущественные права, является научно и практически значимой и актуальной.

Степень научной разработанности темы исследования. Анализ ключевых виктимологических категорий «жертва преступления», «личность жертвы», «виктимность», «виктимизация» проделан в работах П.С. Дагеля, Н.Ф. Кузнецовой, И.Г. Малкиной-Пых, В.С. Минской, В.И. Полубинского, Д.В. Ривмана, Л.В. Франка, В.Е. Христенко, Е.Е. Центрова, П.П. Яни и др.

Вопросы виктимологической профилактики освещались в трудах Е.Н. Банных, А.А. Гаджиевой, А.А. Глуховой, Ю.В. Журавлевой, В.И. Задорожного, А.Н. Ильяшенко, В.Е. Квашиса, Д.В. Ривмана и др.

Типология жертв преступлений изучалась в работах Д.В. Ривмана, Л.В. Франка, В.С. Устинова и др.

Проблема компенсации морального вреда жертвам преступлений была предметом исследования Н.В. Анисимовой, В.В. Владимирской, С.М. Воробьева, Г.Г. Горшенкова, В.Е. Квашиса, Н.В. Кривощекова, С.В. Нарижного, Р.Д. Шарапова, А.М. Эрделевского и др.

Вместе с тем остались слабо разработанными проблемы профилактики вторичной виктимизации жертв. Требуется дальнейшая разработка категориального аппарата криминальной виктимологии, уточнение ключевых виктимологических категорий и введение новых научных понятий. В настоящее время недостаточно изучены виктимные свойства многих видов жертв. До сих пор концептуально на достаточном уровне не исследована проблема компенсации морального вреда жертвам преступлений.

Методология и теоретическая  основа исследования. В процессе исследования, наряду с общенаучным диалектическим методом познания, использовались также такие  частно-научные методы, как системный, логический, исторический, сравнительного правоведения, которые позволяют рассматривать явления в их взаимосвязи и взаимообусловленности. Были применены также методы: экспертных оценок, опроса,  эксперимента, статистический, виктимографический метод (в модификации) Л.В. Франка.

Теоретическую основу исследования составляют работы видных отечественных ученых в области уголовного права, уголовного процесса,  криминологии, психологии: А.И. Алексеева, Б.Г. Ананьева, Ю.М. Антоняна, А.Г. Асмолова, Ю.В. Голика, П.С. Дагеля, В.Е. Квашиса, В.Н. Кудрявцева, Н.Ф. Кузнецовой,  А.Н. Леонтьева, В.С. Мерлина, В.С. Минской, Г.М. Миньковского, И.С. Ноя, С.С. Овчинского, Л.Ф. Обуховой, Э.Ф. Побегайло, В.М. Полубинского, В.Я. Понарина, И.И. Потеружи, А.Р. Ратинова, Н.А. Ратиновой, Д.В. Ривмана, В.Я. Рыбальской, В.М. Савицкого, Т.Е. Сарсенбаева,  М.С. Строговича, В.С. Устинова, И.А. Фаргиева, Л.В. Франка, Е.Е. Центрова, Д.А. Шестакова, С.П. Щербы, В.Е. Юрченко и др.

Различные аспекты данной проблематики исследовались в трудах известных российских и зарубежных правоведов дореволюционного периода: С.А. Беляцкина, В.В. Есипова, В. Кукольника, В.Д. Набокова, И.А. Покров­ского, Н.С. Таганцева, И.Я. Фойницкого, Ад. Франка и др.

Рассмотрение теоретико-правовых проблем виктимологии осуществля­лось на основе исследований отечественных ученых-правоведов, специа­листов в области теории права: А.В. Малько, Н.И. Матузова и др.

Нормативную и источниковедческую базу исследования составляет действующее законодательство России. При написании работы были использованы международно-правовые акты о правах человека. В ходе исследования анализировались законодательства стран ближнего зарубежья: Казахстана, Литвы, Молдавии, а также дальнего зарубежья: Австралии, Австрии, Аргентины, Болгарии, Германии, Голландии, Дании, Испании, Польши, Франции, Японии и др.

Эмпирическую базу исследования составили материалы судебной практики, постановления Пленумов Верховного Суда РФ, а также практика разрешения уголовных дел в г. Ельце, г. Липецке, Липецкой, Воронежской, Тульской областей. Всего было проанализировано 570 уголовных дел, из них 160 уголовных дел, в которых разрешались иски о компенсации морального вреда.

Эмпирическую базу исследования составили также результаты экспериментов, социологических опросов, экспертных оценок, наблюдений, проведенных с 1994 г. по 2008 г. В целом в эмпирическом исследовании приняло участие 2,5 тыс. испытуемых и респондентов, из них 720 несовершеннолетних. Некоторые эксперименты проводились в течение трех лет: эксперимент по формированию социальной ориентировки как способу превенции виктимизации несовершеннолетних и экспериментальное изучение оскорбительности карикатур и коллажей для разных типов жертв.

В исследовании был применен также метод психоаналитической беседы, которая проводилась в Москве, Орле, Воронеже, Липецке, Ельце. В ней участвовало 110 руководителей разного иерархического уровня, ставших жертвами преступлений, посягающих на личные неимущественные права.

В работе использованы также материалы экспертной деятельности  автора в уголовном судопроизводстве.

Объектом диссертационного исследования являются теоретические и практические вопросы виктимологической профилактики преступлений, посягающих на личные неимущественные права жертвы.

Предметом диссертационного исследования являются понятие, принципы, направления виктимологической профилактики преступлений, посягающих на личные неимущественные права, а также криминологически значимые параметры личности жертвы, типология жертв, их изучение под углом зрения системы предупреждения преступности.

Целями диссертационного исследования являются: разработка концептуальных положений виктимологической профилактики, типологии жертв преступлений, концепции виктимологической защиты различных типов жертв через компенсацию морального вреда, причиненного преступлением.

Достижению поставленных целей способствовало решение следующих задач исследования:

  • уточнение понятия «виктимологическая профилактика преступлений»;
  • комплексный анализ категорий «личность жертвы», «портрет жертвы», «индивидуально-типологический признак жертвы», разработка схемы такого анализа;
  • обоснование категориального аппарата, раскрывающего понятие «жертва преступления»;
  • уточнение законодательного определения понятия «потерпевший»;
  • разработка типологии жертв преступлений, посягающих на личные неимущественные права;
  • разработка классификаций типологических признаков жертвы, оказывающих существенное влияние на процесс первичной и вторичной виктимизации;
  • формулирование общих и частных принципов виктимологической профилактики преступлений;
  • выделение и обоснование направлений и содержания виктимологических профилактических   мероприятий с учетом типа жертвы;
  • комплексный анализ виктимных свойств некоторых индивидуально-типологических признаков жертв (пол, иерархический статус, несовершеннолетний возраст и др.), разработка схемы такого анализа;
  • анализ превентивных  возможностей правового института компенсации морального вреда;
  • раскрытие научного содержания основных понятий правового института компенсации морального вреда: «нравственные страдания», «физические страдания», «характер физических и нравственных страданий», «степень физических и нравственных страданий», «индивидуальные особенности потерпевшего»;
  • обоснование правил определения размера компенсации за моральный вред с учетом разных типов жертв;
  • разработка новых экспериментальных методик для виктимологических целей;
  • определение способов учета криминально-нейтральных индивидуально-типологических признаков жертвы в виктимологической профилактике преступлений;
  • рассмотрение доктринальных положений и основ нормативного регулирования в вопросе возможного использования разных форм компенсации морального вреда в целях превенции преступлений, посягающих на личные неимущественные права.

Научная новизна работы заключается в том, что предпринято всестороннее исследование теоретических и прикладных вопросов профилактики преступлений, причинивших моральный вред, в рамках частной теории предупреждения преступности –  криминальной виктимологии. В исследовании установлено, что в причинном комплексе преступности имеет значение не только виктимное поведение жертвы, но и наличие у нее индивидуально-типологических признаков, которые  в ряде случаев могут быть криминально-нейтральными. Показано, что профилактические цели с наибольшей эффективностью реализуются, если профилактические мероприятия по предупреждению как первичной, так и вторичной виктимизации строятся с учетом типоло­гического признака жертвы. При этом уточнено само понятие «виктимологическая профилактика преступлений». Сформулированы основные принципы виктимологической профилактики преступлений, а также частные принципы профилактической работы с разными типами жертв.

Впервые системно представлены мероприятия по предупреждению первичной и вторичной виктимизации особенных типов жертв: несовершеннолетних, умственно отсталых, лиц, страдающих психическими расстройствами.

Научная новизна исследования обусловлена также тем, что всесторонне рассматривается проблема предупреждения вторичной виктимизации жертвы, а именно: показывается, как тот или иной типологический признак жертвы может и должен учитываться в процедуре примирения жертвы с преступником, реабилитации жертвы, психокоррекционной работе с нею, в расчете справедливой суммы компенсации за моральный вред, выборе формы компенсации морального вреда и т.д.

Уточнен и дополнен перечень профилактических мероприятий, обеспечивающих предупреждение вторичной виктимизации всех типов жертв.

Внесены предложения по совершенствованию правовых способов нейтрализации условий и предпосылок, способствующих виктимизации преступников.

Предпринято всестороннее комплексное изучение превентивных возможностей института компенсации морального вреда. Впервые даны доктринальные определения основных категорий, входящих в правовой институт компенсации морального вреда, разработан проект нормативного документа, содержащий правила расчета сумм компенсации за моральный вред, причиненный преступлением с учетом типа потерпевшего.

Разработаны авторские экспериментальные методики, в частности по оценке степени оскорбительности карикатур и коллажей, обучающая методика по использованию «взгляда» заложника в защитных целях, программа по обучению судей и помощников судей, работающих по ювенальным технологиям.

Впервые рассматриваются возможные способы учета типологических признаков жертвы преступления для обоснования как самой возможности получения компенсации за моральный вред, причиненный преступлением, так и справедливости такой компенсации.

Обоснована концепция «среднетипичной» и «особенной» жертвы. Разработаны типологии жертв по комплексному критерию виктимизации жертвы (как первичной, так и вторичной). Выделены и систематизированы типологические признаки жертв.

Обоснована авторская концепция о введении в научный категориальный аппарат криминальной виктимологии понятий «устойчивость жертвы к вредоносному воздействию преступления»,  «индивидуально-типологический признак жертвы», «потенциальная наивная жертва», «потенциальная реальная жертва»; «степень виктимизированности жертвы».

Сформулирован подход к проблеме примирения с особыми типами жертв: малолетними, умственно отсталыми, лицами, страдающими психическими расстройствами, выделены условия такого примирения.

Сформулированы предложения по расширению круга уголовно-правовых и уголовно-процессуальных гарантий, функционально направленных на предупреждение первичной и вторичной виктимизации разных типов жертв.

На защиту выносятся следующие положения:

    • Под виктимологической профилактикой преступлений следует понимать включенную в социальную систему предупреждения преступлений подсистему общесоциальных и специально-криминологических мер, направленных на снижение индивидуальной и массовой виктимности посредством устранения негативных виктимных характеристик поведения, нейтрализации предпосылок виктимизации в виде индивидуально-типологических признаков жертвы, а также совокупность мероприятий, обеспечивающих предупреждение вторичной виктимизации жертвы.
    • Общие и частные принципы виктимологической профилактики должны соотноситься  с двумя основными ее направлениями: предупреждения первичной  и вторичной виктимизации. Кроме того частные принципы должны отражать специфику превентивного воздействия на конкретный тип жертвы.
    • Определение пострадавшего в уголовном праве должно быть дополнено признаком «социального вреда». Компенсация социального вреда – это и способ защиты нарушенного права на гуманное обращение, закрепленный в ряде международно-правовых стандартов специально для защиты жертв преступлений, не способных адекватно отражать социальную действительность и в силу этого не испытывающих морального вреда в ситуациях, где его претерпевает среднетипичная жертва, и способ коррекции криминальных установок преступника, а в целом – способ превенции преступлений против указанных категорий жертв.
    • Под индивидуально-типологическими признаками жертвы следует понимать биологические, социологические и психологические признаки человека как индивида и личности, увеличивающие вероятность для него как стать жертвой преступления, так и противостоять вредоносному воздействию преступления и его последствиям. Разработаны классификации индивидуально-типологических признаков жертв, имеющих значение для уточнения характера профилактических мероприятий.
    • Разработана типология жертв по критерию влияния индивидуально-типологического признака на процессы первичной и вторичной виктимизации. Выделены два исходных типа: а) тип «среднетипичной жертвы»; б) тип «особенной жертвы». Среднетипичная жертва – это условная конструкция, которая обозначает наличие у конкретных людей совокупности таких признаков, которые увеличивают вероятность их первичной виктимизации, а также позволяют им типично реагировать на психотравмирующее воздействие преступления и его последствия. Однако это – не среднестатистическая жертва. Особенная жертва – это такая жертва,  процесс первичной виктимизации которой качественно отличается от процесса виктимизации среднетипичной жертвы. Кроме того, ее страдания от вредоносного воздействия, вызванного преступлением и его последствиями, качественно отличаются от негативных переживаний среднетипичной жертвы, и их нельзя сопоставить по принципу «больше меньше». Особенной жертвой, с точки зрения качественной специфики мер виктимологической профилактики преступлений, следует считать: лицо, страдающее психическим расстройством в стадии психоза, несовершеннолетнего в возрасте до десяти лет, умственно отсталого. На основе исходных типов выделены частные типы жертв.
    • Под личностью пострадавшего следует понимать личность, в структуре самосознания которой присутствует аффективный личностный «комплекс жертвы», оказывающий влияние на ее поведение и психологическое самочувствие.
    • Мероприятия по предупреждению вторичной виктимизации должны быть дополнены. Они должны также включать:
  • процедуры примирения с жертвой с учетом ее индивидуально-типологических признаков;
  • психологическое сопровождение  жертвы в уголовном судопроизводстве, соответствующее типу жертвы;
  • компенсацию морального вреда, с учетом индивидуально-типологических признаков жертвы;
  • выбор формы компенсации морального вреда с учетом характерологических особенностей жертвы;
  • компенсацию социального вреда особым категориям жертв: умственно отсталым, лицам, страдающим психическим расстройством, иным лицам, которые в силу не зависящих от них причин, не могут адекватно отражать психотравмирующую ситуацию;
  • психологическую реабилитацию жертвы с учетом типа жертвы;
  • психологическую реабилитацию преступников, совершивших преступление вследствие виновного поведения жертвы;
  • психокоррекционную работу как с жертвами преступлений, так и со случайными преступниками.
    • В категориальный аппарат криминальной виктимологии введены понятия «потенциальная наивная жертва» – лицо, ранее никогда не становившееся жертвой преступления и «потенциальная реальная жертва» – лицо, ранее бывшее жертвой преступления. Теоретически и экспериментально показаны  особенности виктимологической профилактики в отношении этих видов жертв.
    • Под виктимностью следует понимать сложное интегративное качество, выражающееся как в поведении, так и в сочетании типологических свойств человека как личности и индивида, увеличивающее вероятность превращения лица в жертву преступления, а также подверженность его вредоносному воздействию преступления и его последствиям.
    •  В научный категориальный аппарат криминальной виктимологии следует ввести понятие «устойчивость жертвы к вредоносному воздействию преступления». Содержанием данного понятия является способность жертвы преступления претерпевать определенные как характер, так и степень физических и нравственных страданий в зависимости от наличия у нее определенных индивидуально-типологических признаков. Выделены виды устойчивости жертвы к вредоносному воздействию преступления: а) видовая устойчивость, которая обусловлена принадлежностью жертвы к определенному типу жертв и б) индивидуальная устойчивость, зависящая от наличия у жертвы таких специфических отличий, которые делают ее существенно не похожей в плане реакций на вредоносное воздействие преступления по сравнению с типичными представителями данного вида.
    • Разработана система понятий, характеризующая степень виктимизированности жертвы.
    •  Компенсация морального вреда является как общесоциальной мерой в профилактике преступлений, посягающих на личные неимущественные права, так и способом предотвращения вторичной виктимизации жертвы в случае возмещения морального вреда с учетом индивидуально-типологических признаков жертвы.  На защиту выносится Положение  об определении размера компенсации за моральный вред причиненный преступлением, где показано, как должны учитываться индивидуально-типологические признаки жертв в определении сумм компенсации и, где степень виктимизированности жертвы увязана со степенью причиненного ей морального вреда.
    •  Использование компенсации морального вреда в превентивных целях будет более эффективно, если при разрешении вопроса о возможности компенсации морального вреда, причиненного преступлением, будет учитываться нарушение личных неимущественных прав, которые хотя и не указаны в диспозиции Особенной части Уголовного кодекса РФ, но нарушаются конкретным преступлением, а также будут учитываться обстоятельства совершенного преступления, затрагивающие личность жертвы.
    • Следует дополнить Уголовный кодекс нормами о психологических формах компенсации морального вреда: от простых извинений, приносимых разными способами и с использованием различных средств (телекоммуникации, печати, личного письма и т.д.) до особых форм психологической поддержки и коррекции, в том числе, в случае примирения потерпевшего с обвиняемым.
    • Должны быть законодательно регламентированы научные психологические исследования, предметом которых является моделирование преступления в целях разработки мер его предупреждения или оценка нравственных и физических страданий, причиненных преступлением. В ходе таких исследований нельзя допускать виктимизации или криминализации испытуемых.
    • В целях снижения виктимности лиц, обладающих высоким иерархическим статусом, предлагается предусмотреть в УПК РФ особый порядок подачи заявления о возбуждении уголовного дела по статье 130 УК РФ «Оскорбление», учитывающих указанный статус.

Теоретическая значимость результатов исследо­вания определяется тем, что уточнено научное определение понятия «виктимологическая профилактика преступлений», сформулированы научные принципы виктимологической профилактики преступлений. Получили доктринальное обоснование такие научные категории как «виктимологическая предпосылка преступления», «индивидуально-типологический признак жертвы преступ­ления», «устойчивость жертвы к вредоносному воздействию преступления», предложен теоретический подход к рассмотрению компенсации морального вреда как способу предупреждения преступлений. Обоснована концепция  «особенной» и «среднетипичной жертвы преступления». Раскрыто доктринальное содержание  основных категорий, позволяющих оценить степень претерпеваемого морального вреда жертвой преступления и др.

Практическая значимость результатов исследования заключается в том, что:

  • представлены и научно обоснованы меры по предупреждению преступности с учетом индивидуально-типологических признаков жертвы;
  • разработаны психокоррекционные методики по коррекции виктимного поведения жертвы с учетом ее социально-ролевого статуса;
  • сформулированы задачи психологической службе по психологическому сопровождению жертвы в ходе уголовного процесса с учетом ее типа;
  • проведена психологическая оценка эффективности мер по освещению правил поведения заложников в случае захвата террористами школ в общеобразовательных учреждениях г. Ельца. Показана необходимость такой оценки в реализации виктимологических мероприятий;
  • оценены психологические возможности по восприятию опасности преступных деяний и необходимых мер безопасности в таких случаях умственно отсталыми детьми. Сделаны предложения коллективу учителей и воспитателей МОУ «Специальная коррекционная VIII вида общеобразовательная школа для детей с отклонениями в развитии» г. Ельца по адаптации мер виктимологической профилактики с учетом особенностей отражения реальности умственно отсталыми детьми;
  • апробирована и внедрена Программа по социальной ориентировке для воспитанников школы-интерната, обеспечивающая преодоление формирования у выпускников комплекса «жертвы»;
  • внедрены рекомендации по коррекции поведения родителей, способствующему виктимизации дошкольников, в практику работы МДОУ д/с 34 г.Ельца;
  • разработан психологический тренинг по формированию антивиктимного поведения подчиненного и руководителя. Тренинговые занятия могут проводиться в рамках курсов «Психология управления», «Криминальная виктмиология»;
  • разработанная методика по оценке семантики «взгляда» заложника может быть использована в целях виктимологической профилактики преступлений по захвату заложников;
  • в учебный процесс ЕГУ им. И.А. Бунина внедрены задания и методические рекомендации к ним по организации педагогической практики на старших курсах исторического факультета по теме: «Виктимологическая профилактика преступлений против несовершеннолетних (терроризм и захват заложников)»; методика «Помоги жертве» включена в качестве задания по педагогической практике для студентов отделения «Народное художественное творчество» факультета «Дизайн»;
  • разработана программа обучения судей и помощников судей, работающих по программам ювенальной юстиции (в рамках программ дополнительного профессионального образования);
  • сделаны предложения по совершенствованию действующего уголовного и уголовно-процессуального законодательства, направленные на предотвращение первичной и вторичной виктимизации жертв преступлений, посягающих на личные неимущественные права;
  • разработанный проект Положения «Об определении размера компенсации за моральный вред, причиненный преступлением» позволяет сделать более явными и конкретными критерии в оценке степени причиненного морального вреда с учетом типа жертвы. Это облегчит как работу судов в этом направлении, так и положение жертв, обращающихся в суд за защитой нарушенных преступлением личных неимущественных прав. Положением предусмотрена усиленная виктимологическая защита особенных жертв преступлений: несовершеннолетних, умственно отсталых, лиц, страдающих психическим расстройством, что позволяет предупреждать процессы первичной и вторичной виктимизации указанных типов жертв;
  • результаты исследования могут быть также использованы при проведении судебных экспертиз по делам о компенсации морального вреда, причиненного преступлением, а также для оценки виктимологического значения изображений: карикатур, коллажей, фотографий и др. с точки зрения степени их оскорбительности и неприличности для разных типов жертв.

Диссертационное исследование может послужить материалом для других научных исследований в области криминальной виктимологии и законопроектных работ в области профилактики преступлений и борьбы с преступностью.

Апробация результатов исследования.

Основные положения и выводы диссертационного исследования нашли отражение в научных публикациях (статьях, монографиях и др.) автора (общим объемом более 60 п.л.), обсуждены и одобрены на заседаниях кафедр уголовного права и процесса, психологии Елецкого государственного университета им. И.А. Бунина, а также применяются диссертантом в преподавании курсов: «Компенсация морального вреда: виктимологический ракурс», «Виктимологическая профилактика преступлений», «Криминальная виктимология».

Содержание отдельных глав и диссертации в целом изложено на международных (г. Пенза, г. Саратов, г. Таганрог, г. Смоленск, г. Елец), межрегиональных (г. Москва) конференциях, на ежегодных научно-практических конференциях Елецкого государственного университета им. И.А. Бунина (1996-2009 гг.), итоговом докладе на факультете дополнительного образования Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова (2005 г.). Практические предложения, выносимые диссертантом, одобрены Общественным Центром «Судебно-правовая реформа» (г. Москва), Координационным советом по развитию ювенальных технологий в Липецкой области (г. Липецк, 2009).

Проект «Положения  об определении размера компенсации за моральный вред, причиненный преступлением» направлен в Государственную Думу Российской Федерации и аппарат Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации.

Материалы докторского исследования используются в качестве информационных источников в справочно-правовой системе «Гарант».

Структура работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав (18 параграфов) и заключения, библиографического списка, трех приложений. В работе представлены: 23 таблицы, 4 схемы, 5 гистограмм, 8 рисунков. В заключении приводится Проект «Положения о определении размера компенсации за моральный вред, причиненный преступлением», а также иные предложения по совершенствованию действующего уголовного и уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации.


II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, рассматривается состояние ее изученности и степень научной разработанности, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, методологическая, нормативная и источниковедческая база исследования; формулируются основные положения, выносимые на защиту, показывается научная новизна и практическая значимость работы.

Глава 1. «Исследования потерпевшего в праве»

В первом параграфе (гл. I) «Потерпевший: уголовно-правовой, уголовно-процессуальный и виктимологиче­ский анализ понятия» исследуется проблема определения понятия потерпевшего.

Отмечается, что данное в УПК РФ определение потерпевшего не позволяет в некоторых случаях защитить нарушенные преступлением личные права отдельных категорий потерпевших, что способствует их виктимизации. Так, согласно статьи 42 УПК РФ, «Потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен  физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Решение о признании потерпевшим оформляется постановлением дознавателя, следователя прокурора, суда».

Между тем, международные правовые стандарты, например «Рекомендация R(85)11 относительно положения потерпевшего в рамках уголовного права и уголовного закона»  (принят Комитетом министров Совета Европы на 387 заседании заместителей министров от 28.02.1984) очерчивают круг жертв, которые наименее защищены в уголовном процессе. Это: инвалиды, душевнобольные и дети (статья 8). Но, главное, вышеназванный международный документ закрепляет четыре (а не три, как в российском уголовно-процессуальном законодательстве) вида возможного вреда, который может претерпевать потерпевший от преступления. Это: физический, материальный, психический и социальный вред. Проводя аналогию, можно полагать, что под психическим вредом понимается то, что в российском законодательстве называется моральным вредом. Каково же тогда содержание социального вреда? Исходя из общей смысловой направленности «Рекомендации...», призванной в большем объеме защитить права наименее слабых категорий жертв, можно утверждать, что имеется в виду защита прав и интересов особых групп жертв, в случаях, когда их права и законные интересы нарушены, но в силу объективных причин психофизического происхождения они не испытывают физических и нравственных страданий, как иные лица в тех же обстоятельствах.

Таким образом, расширение видов претерпеваемого вреда в легальном определении потерпевшего позволит обеспечить правовую превенцию наименее защищенных групп жертв. Под социальным вредом в свете вышесказанного следует понимать факт умаления личных прав особых категорий жертв в ситуациях, когда они по объективным, не зависящим от них причинам не могут отражать фактические обстоятельства совершаемого в отношении их преступления. В случае принятия такого дополнения в закон, например, жертвы изнасилования: лица, страдающие психическими расстройствами, умственно отсталые и малолетние не имеющие в настоящее время права на компенсацию морального вреда в случаях, когда они не понимают смысла совершаемых с ними преступных действий, получат дополнительную возможность избежать повторной виктимизации. В целом это будет полезно и в целях профилактики преступлений, объектом которых выступают особые категории жертв.

В доктринальной литературе было вполне обоснованное предложение использовать термин «пострадавший» для обозначения жертвы в уголовно-правовом смысле как лица, претерпевшего вред, а термином «потерпевший» обозначать лицо, получившее в уголовно-процессуальном порядке такой статус.

С учетом сказанного определение «пострадавшего» в уголовном праве, когда им выступает физическое лицо, можно сформулировать следующим образом: «Пострадавшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный, а в особом случае, и социальный вред. Примечание. Социальный вред – это нарушение преступлением личных неимущественных прав пострадавшего без претерпевания им физических и нравственных страданий. Особым случаем считается неспособность по не зависящим от пострадавшего причинам испытывать нравственные и физические страдания при нарушении преступлением его личных неимущественных прав».

Далее формулируется виктимологическое определение жертвы, когда ею выступает физическое лицо, как лица, которому преступлением причинен или может быть причинен физический, имущественный, моральный или социальный вред, затем приводится тезаурус основных понятий, раскрывающих содержание понятия «жертва преступления».

Второй параграф (гл. I) «Классификации жертв преступлений» посвящен анализу существующих в криминальной виктимологии классификаций жертв. Делается вывод о том, что для решения проблемы предупреждения первичной и вторичной виктимизации жертв существующих классификаций недостаточно. Кроме того, показывается, что указанная проблема может быть разрешена только при создании классификаций жертв от преступления на уровне типологий. В работе используется понимание типологии, предложенное Д.В. Ривманом и В.С. Устиновым. Основное отличие типологии  от классификации указанные авторы видят в том, что типология не подразумевает жесткой дифференциации, не содержит резкого обособления одной группы от другой. При этом за критерий обобщения принимаются различные, иногда не равнозначные признаки.

Диссертантом обосновывается следующее утверждение: в основу типологии жертв преступлений должен быть положен комплексный критерий. Содержанием критерия, разделяющего жертв преступлений, посягающих на личные неимущественные права, на типы выступает: а) вероятность определенных лиц стать жертвой преступления; б) устойчивость жертвы к вредоносному воздействию преступления и его последствиям (например, претерпевание первичного морального вреда как последствия преступления, так и вторичного морального вреда в ходе уголовного процесса). Этому критерию отвечает унифицирующая характеристика жертвы: индивидуально-типологический признак.

Предлагается концепция «среднетипичной жертвы», в основу которой положены содержательные характеристики, выделенные в научной психологии. Это: возраст, интеллект, приверженность социокультурным образцам, психическое здоровье.

Вводится понятие особенной жертвы определяемой как жертва, процесс первичной виктимизации которой качественно отличается от процесса виктимизации среднетипичной жертвы. Кроме того, ее страдания от вредоносного воздействия, вызванного преступлением и его последствиями, качественно отличаются от негативных переживаний среднетипичной жертвы.

В третьем параграфе (гл. I) «Понятие и классификации индивидуально-типологических признаков жертв преступлений, посягающих на личные неимущественные права» описаны, разработанные автором, классификации основных индивидуально-типологических признаков жертвы преступления.

В целом индивидуально-типологический признак жертвы определяется как сложное интегративное качество, решающим образом влияющее на процесс первичной и вторичной виктимизации.

Далее приводятся результаты эмпирического исследования уголовных дел, где предъявлялись иски о компенсации морального вреда.

Делается вывод о том, что суды мало используют виктимологические показатели для обоснования присуждаемого размера компенсации за моральный вред. Все это говорит даже не столько об малоинформированности судей о возможностях более глубокого использования виктимологических показателей при вынесении вердикта, сколько о малоразработанности самой научной проблемы  учета виктимологических данных в расчете сумм компенсации за моральный вред, а также об актуальности таких исследований.

Вторая глава «Проблема определения понятия «моральный вред» (виктимологический аспект)».

В первом параграфе (гл. II) – «Определение понятия «моральный вред» как виктимологическая проблема»  показывается, что в профилактике преступлений, посягающих на личные неимущественные права, особое значение имеет использование превентивного потенциала правового института компенсации морального вреда. В современной криминальной виктимологии возмещение вреда (в том числе морального), как правило, рассматривается как основное средство виктимологической защиты жертв преступлений. Выделены основные пути совершенствования механизмов удовлетворения жертве преступления. Это: а) возложение обязанностей по возмещению убытков как предпосылка условного прекращения уголовного преследования или условного прекращения исполнения приговора (с учетом материального положения обвиняемого); б) учет полного или частичного возмещения вреда при определении меры наказания; в) определение объема и процедуры ответственности государства перед потерпевшими (в том числе вопросы создания национальных фондов для предоставления возмещения жертвам преступлений); г) обеспечение особых мер виктимологической защиты тем жертвам преступлений, которые в результате тяжких преступлений получили значительные телесные повреждения или существенно подорвали свое психическое и физическое здоровье, а также семьям таких потерпевших.

В настоящее время в криминологии появилась тенденция рассматривать перечисленные выше меры с точки зрения их превентивного значения.

Утверждается, что в случае причинения преступлением морального вреда жертве, перечисленные мероприятия действительно могут выполнять превентивную функцию. Компенсация морального вреда – это средство, дополняющее уголовные санкции. Однако в силу невозможности точного определения денежного эквивалента страданий, оно выполняет скорее не компенсаторную, а штрафную функцию. При этом штраф как санкция в правовом сознании обычного человека отражается как вид наказания, а не как способ восстановления имущественного или психологического (в случае морального вреда) сознания жертвы. Поэтому, даже не являясь видом уголовного наказания, компенсация морального вреда оценивается как таковое, выполняя функцию сдерживания для преступника. Доказательством этому являются факты опротестовывания приговоров суда в части сумм компенсации за моральный вред. Анализ уголовных дел, осуществленный диссертантом, показал, что довольно часто (в 30 % случаев) преступник не настроен заглаживать свою вину, компенсируя моральный вред жертве (причем не только в объеме, требуемом жертвой, но и установленном судом), а заинтересован максимально минимизировать размер компенсации, обвиняя потерпевшего в корысти, а суд в необъективности. Самое удивительное, что совсем нередко (по данным опроса работников суда, проводимого нами, – почти в 80 % случаев) жертва также рассматривает компенсацию морального вреда как дополнительную санкцию к преступнику. Жертва, понимая, что такое возмещение за имущественные расходы (лекарства, погребение, услуги адвоката и т.д.), компенсацию морального вреда воспринимает как возможность получить дополнительную выгоду за счет преступника.

Вышесказанное позволяет рассматривать институт компенсации морального вреда как общесоциальный правовой способ превенции преступлений, посягающих на личные неимущественные права. Вместе с тем очевидно, что эффективность этого института будет намного выше, если будут установлены ясные и понятные правила компенсации за моральный вред, причиненный преступлением.

Далее анализируется виктимологический аспект дискуссии о понятии морального вреда в дореволюционном и современном российском праве.

Параграф 2 (гл. II) «Нравственные страдания как последствие преступления (виктимологический аспект)» посвящен виктимологической характеристике нравственных страданий жертвы преступления. Отмечено, что собственно виктимологическими признаками физических и нравственных страданий будут: а) негативность переживаний (тогда как отдельными субъектами в определенных ситуациях страдание может отражаться как благо, или даже, как радость); б) они являются последствием преступления. Дается виктимологическое определение термину «нравственное страдание». Это – родовой термин, обозначающий  синтез негативных эмоций и аффективно заряженных мыслей (например, в форме аффективных личностных комплексов), вызванных вторжением преступления в сферу нравственного сознания личности.

С использованием метода сравнительного правоведения показывается сходство предлагаемой автором трактовки термина «степень и характер нравственных страданий» с применяемым в США и Англии подходом в оценке степени претерпеваемого психического вреда. Это подтверждает обоснованность представленной в работе позиции. С учетом характера нравственных страданий автор выделяет их степени, коррелирующие со степенями виктимизированности жертвы.

В параграфе 3 (гл. II) «Физические страдания как последствие преступления (виктимологический аспект)» дается виктимологическая характеристика физических страданий жертвы преступления.

Предлагается под физическими страданиями понимать негативные ощущения (боль, зуд и т.п.) и негативные эмоции (чаще всего в виде различных фобий - страхов), возникающих в результате психотравмирующего воздействия преступления на организм жертвы.

Делается вывод, что под характером физических страданий следует понимать качество переживаемых физических страданий в их сопряженности со степенью физических страданий.

Выделяется пять виктимологически значимых степеней физических страданий в соответствии с их характером.

В параграфе 4 (гл. II) «Личность пострадавшего от преступления» сопоставляется содержание понятий «портрет жертвы», «статистический портрет жертвы», «личность жертвы», «личность пострадавшего». Дается определение личности пострадавшего от преступлений, причинивших моральный вред, как личности, в структуре самосознания которой присутствует аффективный личностный «комплекс жертвы», влияющий как на ее поведение, так и на психологическое самочувствие. Раскрывается содержание данного комплекса.

Данное определение имеет прикладное значение, важное для организации мероприятий по предупреждению вторичной виктимизации жертвы. Так, психологическая реабилитация жертвы преступления должна заключаться в психологической коррекции образовавшихся в результате преступления личностных комплексов. Психологическое сопровождение жертвы в уголовном судопроизводстве и за его пределами должно быть сконцентрировано на недопущении обострения страданий жертвы, связанных с преступлением и его последствиями, фиксации жертвы на аффективно заряженных мыслях. При расчете сумм компенсации за моральный вред, причиненный преступлением, также принимаются во внимание степень и характер страданий жертвы, которые, в свою очередь, зависят от степени выраженности «комплекса жертвы».

Предложенная нами градация степеней нравственных страданий жертвы (§ 2 главы 2), на наш взгляд, имеет значение не только для приемлемого для жертвы расчета сумм компенсаций за моральный вред, причиненный преступлением, но и включает более широкий виктимологический смысл. Она имеет прямое отношение к определению степени виктимизированности жертвы. Под степенью виктимизирован­ности жертвы, по нашему мнению, следует понимать характер вредоносных последствий для личности жертвы, выражающихся в изменении самовосприятия жертвы, в разрушении психологических защит и иных негативных проявлениях.

Можно описать пять степеней виктимизированности жертвы.

1-ая степень (легкая) – жертва сама справляется со своими негативными эмоциями, ставшими следствием преступления, психологически не дает воспринимать себя как жертву;

2-ая степень (средняя) – в структуре самосознания жертвы появляется личностный аффективный «комплекс жертвы», однако жертве удается контролировать проявление этого комплекса;

3-ья степень (тяжкая) – личностный аффективный «комплекс жертвы» становится плохо контролируемым, требуется медикаментозное лечение;

4-ая степень (особо тяжкая) – личностный аффективный комплекс становится причиной появления симптомов психоза (психической болезни). Появляется психотическая личность, в структуре которой доминирует аффективный комплекс, порожденный преступлением.

5-ая степень (сверхтяжкая) – жертва не воспринимает себя как личность.

Понятие «степень виктимизированности жертвы» крайне необходимо для правильного выбора мероприятий, предупреждающих вторичную виктимизацию жертвы, а также определения их содержания с учетом степени виктимизированности.

Состояние жертвы преступления, оцененное в логике степеней виктимизированности, может служить также критерием эффективности виктимологических мероприятий. Уточняется, что даваемое определение личности пострадавшего уместно лишь в случае среднетипичной жертвы. Если же речь идет об особенных типах жертв, то определение должно отражать особенности личности каждого типа особенной жертвы.

В главе 3 «Виктимологическая профилактика преступле­ний, посягающих на личные неимущественные права среднетипичной жертвы» рассматриваются вопросы предотвра­щения первичной и вторичной виктимизации среднетипичной жертвы с учетом ее индивидуально-типологических признаков.

В первом параграфе (гл. III) «Направления виктимологической профилактики преступлений, посягающих на личные неимущественные права» отмечается, что в криминологии под виктимологической профилактикой традиционно понимается «включенная в социальную систему предупреждения преступлений подсистема общесоциальных и специально-криминологических мер, направленных на снижение индивидуальной и массовой виктимности посредством устранения негативных виктимных предрасположений, активизации защитных возможностей потенциальных жертв преступлений и обеспечения их безопасности» (Д.В.Ривман). Автор доказывает, что направления виктимологической профилактики с очевидностью должны коррелировать с этапами виктимизации жертвы. Виктимологические исследования выделили два возможных этапа виктимизации жертвы, названных в литературе первичной и вторичной виктимизацией.  Под первичной виктимизацией понимается: во-первых, процесс превращения лица в жертву преступления, то есть динамический этап процесса виктимизации. Во-вторых, – конечный результат этого процесса: претерпевание вреда жертвой в результате преступления. Под вторичной – претерпевание вреда жертвой уже после преступления. Причинами вторичной виктимизации чаще всего выступают: равнодушие окружающих к жертве, недоверие к ее страданиям, и даже осуждение жертвы. 

В итоге, как отмечалось многими криминологами, значительно увеличивается вероятность повторной виктимизации жертвы, а в ряде случаев наблюдается процесс ее криминализации. Так, в ходе исследования последствий террористического акта в г. Беслане выявился эффект девиации его первичных и вторичных жертв. Отсюда вытекает необходимость разработки двух основных направлений виктимологической профилактики: а) профилактики первичной виктимизации жертвы и б) профилактики вторичной виктимизации жертвы. Конечной целью профилактики вторичной виктимизации жертвы является предотвращение ее повторной виктимизации или криминализации. Симптоматично, что в принятом в 1994 году в Германии в федеральной земле Северный Рейн Вестфалия Указе «О предупреждении преступности», более трети статей посвящены регламентации мероприятий по предупреждению вторичной виктимизации жертв.

Второе направление виктимологической профилактики: предот­вращение вторичной виктимизации жертв исследовано меньше, однако в последнее время в связи с его практической актуальностью началась его активная разработка.

Диссертантом выделены поднаправления в рамках вторичной виктимологической профилактики преступлений, посягающих на личные неимущественные права. Показано, что субъектами предупреждения как первичной, так и вторичной виктимизации  могут быть одни и те же структуры.

В итоге делается вывод, что под виктимологической профилактикой преступлений следует понимать: а) включенную в социальную систему предупреждения преступлений подсистему общесоциальных и специально-криминологических мер, направленных на снижение индивидуальной и массовой виктимности посредством устранения негативных виктимных характеристик поведения, нейтрализации предпосылок виктимизации в виде индивидуально-типологических признаков потенциальной жертвы, а также б) совокупность мероприятий, обеспечивающих предупреждение вторичной виктимизации жертвы.

Во втором параграфе (гл. III) «Учет пола как индивидуально-типологического признака жертвы в профилактике преступлений, посягающих на личные неимущественные права» вначале дается краткий исторический анализ проблемы, затем общая характеристика пола как индивидуально-типологического признака жертвы. Подчеркивается, что анализ пола как индивидуально-типологического признака жертвы не может игнорировать рассмотрение этого признака в двух планах.

Во-первых, необходим учет анатомо-физиологических различий мужчин и женщин, обуславливающих первичную и вторичную виктимизацию лиц разного пола. Во-вторых, нужно принимать  во внимание социокультурные требования, предъявляемые к выполнению  так называемых гендерных ролей, реализация которых также может стать ведущим фактором виктимизации.

В п/п 2.3. Профилактика первичной виктимизации жертв по признаку пола отмечается, что в основе профилактики первичной виктимизации с учетом признака пола должен лежать критерий оценки степени уязвимости жертвы в связи с ее анатомо-физиологическими характеристиками и гендерными особенностями.

Системно, с гендерным уклоном, анализируются  меры виктимологической профилактики на общесоциальном и специальном уровнях.В качестве обоснования приводятся данные констатирующих и формирующих экспериментов,проведенных лично автором и под его руководством, результаты опросов.Так, в проведенном автором в пяти исследовательских группах (120 человек) психологическом эксперименте по оценке семантики взгляда заложника были выявлены существенные гендерные различия в восприятии ситуации преступления, позволяющие психологически обоснованно делать рекомендации по виктимологическому предупреждению в ситуации захвата заложников. В частности,  было установлено, что одинаковые по семантическому значению взгляды условных заложников («дружелюбие», «угроза», «ненависть», «безразличие» и др.) по-разному воспринимались условными захватчиками в зависимости от того, кто выполнял роль заложника (мужчина или женщина) и, соответственно, кто выступил в роли захватчика (мужчина или женщина).

С гендерных позиций  анализируются меры индивидуальной виктимологической профилактики: диагностические, формирующие, коррекционные, консультационные, информационные.

 В п/п 2.4. Профилактика вторичной виктимизации жертв по признаку пола анализируются мероприятия по предупреждению вторичной виктимизации жертвы: компенсация морального вреда, психологическое сопровождение жертвы в уголовном судопроизводстве, психологическая реабилитация жертвы с учетом признака пола и др. Констатируется, что общим правилом в оценке морального вреда с учетом биологического или социального пола жертвы будет следующее:  физические и нравственные страдания женщин от вредоносного воздействия, оказываемого преступлением, имеют более сильную выраженность и более серьезные последствия для их здоровья.  Вместе с тем в отдельных случаях, имея в виду специфику гендерных установок, а также физической конституции, физического здоровья, физической тренированности  и закаленности конкретной женщины или мужчины, из общего правила могут быть исключения.

Вышесказанное позволяет говорить о необходимости учета при оценке степени нравственных и физических страданий специального виктимологического параметра – «устойчивость жертвы к вредоносному воздействию преступления». Содержанием данного понятия является способность жертвы претерпевать определенные как характер, так и степень нравственных и физических страданий в зависимости от биологической предрасположенности к ним или гендерных установок. Причем степень страданий по принципу «больше – меньше» учитывается, исходя из сравнения страданий в рамках диады, в данном случае «мужчина – женщина».

Далее выделяются виды устойчивости жертвы к вредоносному воздействию преступления. Во-первых, это – видовая устойчивость то есть определенная степень и характер претерпеваемых нравственных и физических страданий, обусловленные принадлежностью жертвы к определенному типу жертв. Во-вторых, это – индивидуальная устойчивость ­– зависящая от наличия у жертвы таких специфических отличий, которые делают ее существенно не похожей в плане реакций на вредоносное воздействие  преступления по сравнению с типичными представителями данного вида (например, «малосильные мужчины», «тренированные женщины» и т.п.).

В конце параграфа формулируются основные принципы виктимологической профилактики  с учетом признака пола.

  • Принцип половой дифференциации, заключающийся в учете признака пола в выборе мер превентивного воздействия.
  • Принцип раздельности. Поскольку существуют социально-ролевые стереотипы, то и содержание, и целевая направленность ряда профилактических мер по-разному воспринимаются лицами разного пола. В таких случаях, профилактические мероприятия должны проводиться раздельно для мужчин и женщин.
  • Принцип индивидуальности учитывающий нетипичные для конкретного представителя конкретного пола способы виктимизации.
  • Принцип особой деликатности, означающий необходимую трансформацию всех методов и приемов виктимологической профилактики с учетом особо деликатных конкретных криминальных ситуаций, например, когда речь идет о профилактике преступлений в семье.
  • Принцип реципроктности, учитывающий взаимосвязь и взаимодействие мер предупреждения первичной и вторичной виктимизации жертв по признаку пола.
  • Принцип уязвимости, требующий учета, как правило, большей виктимологической уязвимости женщин по сравнению с мужчинами.
  • Принцип диадности, учитывающий диадный характер как биологического пола, так  и гендерных ролей. Этот принцип важен в сравнительной оценке степени вредоносного воздействия преступления и его последствий.

В третьем параграфе (гл. III) «Учет иерархического статуса как индивидуально-типологического признака жертвы в профилактике преступлений, посягающих на личные неимущественные права» вначале дается исторический анализ проблемы, затем рассматриваются вопросы предупреждения первичной виктимизации жертв с учетом их иерархического статуса.

Виктимность руководителя обусловлена в первую очередь тем, что именно от него во многом зависит как материальное, так и психологическое  благополучие зависимых от него людей (подчиненных, лиц, вступивших в договорные отношения с организацией, возглавляемой им, и даже конкурентов). Часто по объективным причинам руководитель не может удовлетворить все потребности связанных с ним лиц, тем более виктимность начальника возрастает в случае намеренно вызванных им конфликтов, например, в случае необоснованной невыплаты зарплаты и т.д.

Современная криминологическая обстановка в России такова, что жертвами преступлений все чаще становятся лица с высоким иерархическим статусом. Жертвами убийств стали губернатор области, мэры городов, руководители банков, депутаты Государственной Думы и т.д.

Виктимологическая профилактика преступлений, жертвами которых становятся руководители, может осуществляться как на общесоциальном, так и на специально-криминологических уровнях. Однако более развернутый анализ посвящен проблемам индивидуальной профилактики, поскольку очевидно, что главным субъектом виктимологической профилактики в описываемом случае является сама жертва. Руководитель – более сильное лицо не только в иерархической диаде «начальник – подчиненный», но и среди других потенциальных жертв. У него больше материальных и организационных возможностей для самозащиты от преступных посягательств.

Впервые в виктимологическом исследовании была применена психоаналитическая беседа. В отличие от обычной беседы психоаналитическая беседа содержит вопросы наводящего характера, включает элементы психотерапии

В результате было установлено, что практически каждый второй из интервьюируемых  стал жертвой насильственного преступления (побоев, истязаний, покушений на жизнь и здоровье, угроз причинения смерти и тяжких телесных повреждений и др.) в связи с исполнением должностных обязанностей и практически все стали жертвами клеветы, оскорблений, незаконного вмешательства в частную жизнь.

Были выявлены факторы, способствующие виктимизации руководителей, в том числе:

а) легкомысленное отношение к вопросам собственной безопасности;

б) деструктивный стиль общения с подчиненными и иными зависимыми лицами;

в) проблемы с подчиненными в ходе реализации правил иерархической роли;

г) негативная роль ближайшего окружения руководителя, так называемых «приближенных лиц», а иногда родных и близких;

д) появление в окружении руководителя акцентуированных личностей, трудных в общении и управлении;

е) незащищенность друзей и близких знакомых руководителя, криминальное воздействие на которых воспринимается руководи­телем как личная трагедия и др.

Исследование выявило, что к индивидуальным профилактическим мерам, способствующим предотвращению первичной виктимизации лиц, имеющих высокий иерархический статус, можно отнести:

  • Коррекцию стиля общения с зависимыми лицами. Это могут быть, в частности, специальные тренинговые занятия с психологом.
  • Коррекцию логики  исполнения иерархической роли.
  • Повышение собственных защитных возможностей через специальные тренировки.
  • Отслеживание жизненного пути акцентуированных личностей, ранее находившихся в сфере непосредственных контактов руководителя (особенно тех, контакты с которыми были прерваны по инициативе руководителя) с целью упреждения и нейтрализации их криминальных действий в отношении руководящего лица.
  • Акцент в общении на проблемах, а не на благах, которые приносит руководящая должность, с целью избежать зависти акцентуированных личностей.
  • Публичное и в частном порядке признание своих ошибок в руководстве организацией и людьми, принятие мер по заглаживанию своей вины.

Далее делается анализ виктимологического воздействия на руководителя нетрадиционных способов оскорбления, в том числе через фотографический образ. Нетипичность и широкая публичность оскорбления оценивается как дополнительный фактор виктимизации руководителя.

В п/п 3.3. Профилактика вторичной виктимизации жертв с учетом их иерархического статуса рассматриваются  меры по предупреждению вторичной виктимизации  руководителя и подчиненного: компенсация морального вреда с учетом иерархического статуса; сопровождение жертвы в уголовном процессе с учетом иерархии, психореабилитационные и психокоррекционные мероприятия, отражающие иерархическое положение жертвы.

Отмечается, что при определении формы и характера мер, предупреждающих вторичную виктимизацию по иерархическому признаку, должно учитываться формирование особых аффективных комплексов, увеличивающих силу переживаний жертвы: «комплекса подчиненного», проявляющегося в страхе перед руководителем, «комплекса угрожаемого авторитета» у руководителя и «комплекса потерянного авторитета» у экс-руководителя.

В конце параграфа формулируются основные принципы виктимологической профилактики преступлений, причинивших моральный вред с учетом иерархического статуса жертвы: принцип диадности,  принцип «антирикошета», принцип индивидуализации, принцип ответственности, принцип уязвимости, принцип реципроктности.

В параграфе 4 (гл. III) «Экспериментальное исследование виктимизации жертвы в ситуации, когда моральный вред причиняется оскорбительным изображением» приводятся результаты виктимологического исследования с использованием методов психологического эксперимента и экспертных оценок. Причем эксперимент как метод научного виктимологического исследования был применен впервые. Актуальность исследования обусловлена тем, что как показывают криминологические данные, во многих случаях поводами к совершению тяжких и особо тяжких  преступлений стало оскорбление.

В последние десятилетия значительно расширился спектр оскорбительных средств и приемов. В силу этого актуальным является  виктимологические исследования о выявлении влияния различных средств оскорбления на процессы виктимизации в целях профилактики преступлений на почве оскорбления.

Были получены выводы, имеющие значение для определения виктимологических мер предупреждения оскорблений через изображение.

Глава 4. «Виктимологическая профилактика преступлений, посягающих на личные неимущественные права особенной жертвы» посвящена виктимологическому анализу жертв, которые, в силу присущих им индивидуально-типологических признаков, иначе, чем среднетипичные жертвы, отражают ситуацию, предшествующую преступлению, а также его последствия, и в силу этого, по мнению автора, виктимологическая профилактика преступлений в отношении особенных жертв кардинально отличается от традиционной, используемой для среднетипичной жертвы.

В первом параграфе (гл. IV) «Учет несовершеннолетнего возраста как индивидуально-типологического признака жертвы в профилактике преступлений, посягающих на личные неимущественные права» вначале рассматривается проблема профилактики первичной виктимизации несовершеннолетних. Дается виктимологическая характеристика возрасту как индивидуально-типологическому признаку несовершеннолетней жертвы.

Показано, что уже с дошкольного возраста возможно применение индивидуальных мер виктимологической профилактики преступлений психолого-педагогического плана, активирующих собственные защитные возможности ребенка. Эти меры подразделяются на три группы:

а) психодиагностические – выявляющие уровень ориентировки ребенка в криминальных элементах окружающей действительности;

б) психокоррекционные, направленные на устранение виктимных признаков поведения;

в) формирующие, имеющие целью сформировать у ребенка необходимые представления о криминальной действительности и обучение приемам самосохранения и обеспечения собственной безопасности.

Эмпирическое исследование, проведенное автором в пяти школах г. Ельца показало, что существенным недостатком виктимологических мероприятий в школах является отсутствие контрольного среза, определяющего эффективность виктимоло­гической профилактики. Исследование также однозначно привело к выводу, что пассивные методы виктимологической профилактики, имевшие место в школах, где проходил опрос, в виде памяток, плакатов, лекций и т.п. в среде несовершеннолетних мало эффективны.

Было также отмечено, что пассивные методы виктимологической профилактики обладают в некоторых случаях еще и потенциальной опасностью для школьников, когда они знакомятся с ними самостоятельно, поскольку они могут неправильно понять их или не смогут критично оценить.

Приводятся данные формирующего эксперимента, который в течение трех лет проводился под руководством автора в школе-интернате для детей-сирот. Цель обучения – повышение адаптационных возможностей выпускников школы-интерната к самостоятельной жизни через специальную социальную ориентировку,  позволяющую избежать формирование «комплекса жертвы».

Выделены общие принципы предупреждения первичной виктимизации несовершеннолетних: принцип возрастной дифференциации, принцип формирования, принцип компетентности, принцип неограниченности, принцип развития, принцип особенной жертвы, принцип наглядности.

Далее рассматриваются вопросы предупреждения вторичной виктимизации несовершеннолетних.

Обосновываются правила: а) увеличенного размера компенсации за моральный вред, причиненный преступлением несовершеннолетнему до 10 лет, б) компенсации за отсроченный моральный вред.

Отмечается, что к ребенку должны применяться особые меры психореабилитационного и психокоррекционного плана, обусловленные потребностями развития ребенка.

В конце параграфа приводятся общие принципы профилактики вторичной виктимизации несовершеннолетних жертв.

В параграфе 2 (гл. IV) «Учет умственной отсталости как индивидуально-типологического признака жертвы в профилак­тике преступлений, посягающих на личные неимущественные права» вначале дается викти­мологиче­ская характеристика умственно отсталых как особой категории жертв.

Далее рассматриваются типы жертв, с признаком «умственная отсталость».

В п/п 2.2. Профилактика первичной виктимизации умственно отсталых отмечается, что профилактика преступлений, в результате которых умственно отсталому лицу может быть причинен моральный или социальный вред, должна учитывать как особенности этого типа жертв в целом, так и отдельных их подтипов. Показано, как предупреждение первичной виктимизации умственно отсталых может быть реализовано через конкретные меры. Рассматриваются меры: а) предусматривающие ограничение личных прав умственно отсталых в целях их безопасности; б) меры общесоциального плана по изменению социальных стереотипов в сторону позитивного образа умственно отсталого; в) просветительская работа с умственно отсталыми и др.

В п/п 2.3. Профилактика вторичной виктимизации умственно отсталой жертвы рассматриваются вопросы компенсации морального и социального вреда умственно отсталой жертве, психореабилитационной работы с ней.

Обосновывается, что в целях превенции преступлений, посягающих на личные права умственно отсталых, в случаях, когда они не понимают смысла оскорблений, клеветы, не испытывают страданий из-за вмешательства в их частную жизнь нужно предусмотреть выплату им компенсации социального вреда за нарушение преступлением личных прав умственно отсталого.

В рамках реабилитационной работы предлагается организация групп самопомощи по аналогии с действующими в США, где могли бы в тренинговой форме проводиться занятия, как с самой жертвой, так и с ее родственниками и другие виды работы, учитывающие данный тип жертвы.

В конце параграфа формулируются  основные принципы виктимологической профилактики преступлений, посягающих на личные права умственно отсталой жертвы:

  • Принцип интеллектуальной дифференцированности, означающий необходимость дифференциации мер превентивного воздействия в зависимости от степени умственной отсталости.
  • Принцип компетентности, требующий обязательного участия в разработке и осуществлении мероприятий, предупреждающих виктимизацию умственно отсталого, специальных психологов и дефектологов.
  • Принцип особенной жертвы, предполагающий наличие в арсенале профилактических мер качественно особых, нетипичных для других типов жертв.
  • Принцип реципроктности, заключающийся в требовании взаимосвязи и взаимодополнения мер профилактики вторичной и первичной виктимизации.
  • Принцип комплексности, требующий сочетания в профилактической работе различных мер, как типичных, так и нетрадиционных.
  • Принцип гуманности, означающий уважение и защиту личных прав и свобод умственно отсталой жертвы,даже если она субъективно неспособна осознавать себя личностью.
  • Принцип «не навреди» заключающийся в отказе от некоторых мер профилактического воздействия, способных уменьшить виктимологическую защиту умственно отсталой жертвы, например, отказ в некоторых случаях от личного участия умственно отсталого лица в процедуре примирения.
  • Принцип развития, обеспечивающий повышение собственных защитных возможностей умственно отсталого лица за счет специальных обучающих программ, стимулирующих интеллектуальное развитие.
  • Принцип ограничений, заключающийся в ограничении личных прав умственно отсталого лица в целях его безопасности.

В параграфе 3 (гл. IV) «Учет психического расстройства как индивидуально-типологического признака жертвы в профилак­тике преступлений, посягающих на личные неимущественные права» вначале дается краткий исторический анализ проблемы, затем виктимологическая характеристика типов жертв, имеющих диагноз «психическое расстройство».

В п/п 3.3. Профилактика первичной виктимизации лиц, страдающих психическим расстройством рассматриваются меры по предупреждению первичной виктимизации лиц, страдающих психозами. Приводятся данные опроса лиц, находившихся в непосредственном контакте с психотическими больными, проведенного автором (выборка: 100 человек). Результаты опроса и данные теоретического анализа стали основой для формулирования мер предупредительного характера по ограничению некоторых личных прав больных, находящихся в стадии психоза.

В п/п 3.4. Профилактика вторичной виктимизации жертв, страдающих психическим расстройством рассматриваются вопросы компенсации морального и социального вреда, сопровождение лица, страдающего психическим расстройством в уголовном процессе, психореабилитационные мероприятия с этим типом жертв. Так, автор полагает, что в целях предупреждения вторичной виктимизации жертвы, страдающей психическим расстройством, функции ее психологического сопровождения должны иметь и гуманитарный аспект: то есть в ходе уголовного процесса жертве должна оказываться специализированная психологическая и психиатрическая помощь.

Она должна включать:

  • диагностику психического состояния жертвы, например: находится ли она в фазе ремиссии или обострения психического заболевания;
  • в случае обнаружения ухудшения психического состояния жертвы лицо, выполняющее функцию сопровождения, ставит вопрос перед органами предварительного следствия или судом о переносе судебного заседания или о возможности не присутствовать на нем потерпевшему;
  • контроль за текущим состоянием жертвы с целью упредить ухудшение ее психического состояния и т.д.

В конце параграфа формулируются  общие принципы виктимологической профилактики преступлений, причинивших моральный вред лицам, страдающим психическим расстройством, специфичные для данной категории жертв: принцип компетентности, принцип особенной жертвы, принцип патологической дифференцированности, принцип реципроктности, принцип «не навреди», принцип гуманности, принцип ограничений и др.

В параграфе 4 (гл. IV) «Примирение с особенным потерпевшим как способ профилактики повторной виктимизации жертвы» рассматриваются вопросы предупреждения вторичной виктимизации несовершеннолетних, умственно отсталых, жертв, страдающих психическим расстройством, в случае применения мер, альтернативных уголовному преследованию.

Автор полагает, что виктимологический ракурс в вопросе примирения с особенной жертвой заключается в оценке значимости и достаточности условий примирения для потерпевшей стороны. Именно такой план рассмотрения позволяет избежать вторичной виктимизации жертвы, а в ряде случаев и криминализации ее личности.

В примирении с особенной жертвой:

а) должны быть предусмотрены мероприятия по коррекции психической травмы у непосредственного потерпевшего;

б) посредником в примирении должно быть лицо, обладающее специальными познаниями о личности особенного потерпевшего;

в) поскольку вторичными потерпевшими часто выступают родители и иные родственники потерпевшего, то обвиняемый должен совершить определенные действия в интересах указанных лиц с целью смягчить их страдания от последствий совершенного им преступления в отношении их родственника;

г) если потерпевший – умственно отсталый или лицо, страдающее психическим расстройством, то в обязанность обвиняемому могут быть вменены действия по коррекции общественного сознания в отношении указанных категорий потерпевших;

д) в отдельных случаях в целях защиты психического здоровья потерпевшего обязательным условием примирения может быть запрет приближаться к особенному потерпевшему на определенное расстояние.

Глава V. «Некоторые специальные проблемы виктимо­логической профилактики преступлений, причинивших моральный вред».

В первом параграфе (гл. V) «Способы учета индивидуально-типологических признаков жертвы в случаях морального вреда, причиненного нарушением охраняемых уголовным законом личных прав» в ходе теоретического анализа выделяется пять вариантов учета индивидуально-типологических признаков жертвы при определении возможности компенсации причиненного ей преступлением морального вреда и его размера.

  • Во-первых, речь может идти  о защите специфичных именно для определенной категории жертв личных прав, которые им присущи в силу индивидуальных отличий, и которые хотя не указаны в диспозиции статьи Особенной части Уголовного кодекса, нарушаются конкретным преступлением.
  • Во-вторых, моральный вред конкретному лицу будет оцениваться более полно и справедливо, если нарушенное личное неимущественное право конкретизировать в перечне специфичных правомочий, характеризующих тип жертвы.
  • Третий вариант позволяет оценить фактические обстоятельства причинения морального вреда преступлением как фактор, который усиливает или уменьшает страдания жертвы, поскольку эти обстоятельства затрагивают ее личность.
  • В-четвертых, должна учитываться индивидуальная чувствительность жертвы к нарушению преступлением того или иного личного неимущественного права: очевидно, что страдания жертв могут быть более сильными или слабыми в зависимости от их индивидуальных особенностей.
  • Пятый вариант связан с ограничением личных прав некоторых типов жертв и способов их защиты.

В параграфе 2 (гл. V) «Психологические формы компенсации морального вреда как способ предупреждения вторичной виктимизации жертвы» обосновывается применение психологических форм компенсации морального вреда на разных стадиях уголовного процесса.

Выбор формы компенсации морального вреда расширяет спектр возможностей для предотвращения вторичной виктимизации жертвы, поскольку учитываются ее индивидуально-типологические признаки. Это позволяет найти для конкретной  жертвы оптимальную именно для нее форму восстановления психического равновесия.

Определяются возможные правовые пределы использования такой формы компенсации морального вреда как принесение извинений. В работе показано, что применение извинения в качестве меры юридической ответственности требует учета его психологической природы. Выделено пять признаков извинения, обуславливающих саму возможность использования его как правового способа компенсации морального вреда. Это: 1) квазипринудительный характер подобной меры ответственности; 2) её нематериальный характер; 3) наличие разных форм извинения в практике человеческого общения; 4) трудность выделения круга преступлений, где извинение будет достаточной формой компенсации причиненного вреда;  5) зависимость приемлемости этой меры от индивидуально-типологических признаков жертвы.

В параграфе 3 (гл. V) «Профилактика виктимизации испытуемого в психологических исследованиях» исследуется проблема правомерности причинения морального вреда в ходе научных психологических исследований. Показывается, в каких случаях испытуемый в психологических исследованиях может рассматриваться как жертва. Установлено, что в ходе научного психологического исследования могут нарушаться такие личные права испытуемого, охраняемые уголовным законом, как: право на честь и достоинство, право на охрану здоровья, на неприкосновенность частной жизни и др.

Делается вывод о том, что, несмотря на значимость и важность результатов научных психологических исследований в обосновании мер виктимологической профилактики, все же некоторые естественные эксперименты, максимально близко к реальности моделирующие отдельные виды преступлений (захват заложников и др.) не должны проводиться, поскольку могут представлять опасность для здоровья испытуемых.

В заключении подводятся итоги проведенного исследования, формулируются общие принципы виктимологической профилактики преступлений, причинивших моральный вред, обосновывается определение виктимности, учитывающее фактор вторичной виктимизации жертв.

Формулируются выводы и предложения по совершенствованию уголовного и уголовно-процессуального законодательства, способствующие предупреждению первичной и вторичной виктимизации жертв. Предлагается разработанный автором проект «Положения об определении размера компенсации за моральный вред, причиненный преступлением», учитывающий тип жертвы.

Основные положения диссертационного исследования изложены в следующих работах автора:

  • Монографии.
  • Будякова, Т.П. Индивидуальность потерпевшего и мораль­ный вред. Монография [Текст] / Т.П. Будякова. СПб.: Юридический центр Пресс, 2005. 16 п.л.
  • Будякова, Т.П. Виктимологическая профилактика преступле­ний, посягающих на личные неимущественные права. Монография [Текст]  / Т.П. Будякова. Елец, 2006. 25 п.л.
  • Будякова, Т.П. Виктимологическая профилактика преступлений, посягающих на личные неимущественные права. Монография. Изд. 2-ое, испр. и доп. [Текст] / Т.П. Будякова. Елец, 2008. 23 п.л.
  • Статьи в периодических изданиях, рекомендованных ВАК.
  • Будякова, Т.П. Личные неимущественные права испытуемого в психологических исследованиях [Текст] / Т.П. Будякова // Право и образование. 2003. №1. 0,42 п.л.
  • Будякова, Т.П. Индивидуальные особенности потерпевшего как критерий степени нравственных и физических страданий [Текст] / Т.П. Будякова // Российская юстиция. 2003. №2. 0,3 п.л.
  • Будякова, Т.П. Психологическая оценка оскорбления личности средствами карикатуры [Текст] / Т.П. Будякова // Психологический журнал. 2003. №5. 0,7 п.л.
  • Будякова, Т.П. Проблема ограничения личных неиму­щественных прав участников образовательного процесса [Текст] / Т.П. Будякова // Право и образование. 2004. № 3. 0,5 п.л.
  • Будякова, Т.П. Извинение как форма компенсации морального вреда в истории Российского государства и права [Текст] / Т.П. Будякова //Государство и право. 2004. №1. 0,3 п.л.
  • Будякова, Т.П. О праве ребенка на честь и достоинство [Текст] / Т.П. Будякова //Дошкольное воспитание. 2004. №3. 0,2 п.л.
  • Будякова, Т.П. Иерархический статус как индивидуальная особенность потерпевшего [Текст] / Т.П. Будякова // Закон и право. 2005. № 10. 0,5 п.л.
  • Будякова, Т.П. Примирение с особенным потерпевшим  (виктимологический аспект) [Текст] / Т.П. Будякова // Российская юстиция. 2006. № 4. 0,4 п.л.
  • Будякова, Т.П. Потерпевший: уголовно-правовой, уголовно-процессуальный и виктимологический анализ понятия [Текст] / Т.П. Будякова // Уголовное право. 2006. № 3. 0,5 п.л.
  • Будякова, Т.П. Виктимологическое исследование карикатур и коллажей [Текст] / Т.П. Будякова // Законы России: опыт, анализ, практика. 2006. № 9. 0,24 п.л.
  • Будякова, Т.П. Возмещение морального вреда жертвам преступлений [Текст] / Т.П. Будякова // Законность. 2006. № 10. 0,2 п.л.
  • Будякова, Т.П. Эффективность виктимологической профи­лак­ти­ки преступлений в образовательных учреждениях [Текст] / Т.П. Будякова // Право и образование. 2007. № 10. 0,5 п.л.
  • Будякова, Т.П. Психология взгляда заложника [Текст] / Т.П. Будякова // Российский криминологический взгляд. 2008. № 1. 0,5 п.л.
  • Будякова, Т.П. Восприятие судьи жертвой и преступником  [Текст] / Т.П. Будякова, Н.В. Мокринская, С.А. Тарова // Российский судья. 2008. № 5. 0,3 п.л.
  • Научные статьи в сборниках, тезисы и доклады на международных, всероссийских, межрегиональных и других конференциях.
  • Будякова, Т.П. Личностные комплексы (проблемы формирования) [Текст] / Т.П. Будякова //Психолого-педагогические основы повышения учебной активности учащихся. Липецк: ЛГПИ, 1996. 0,06 п.л.
  • Будякова, Т.П. Опытно-экспериментальная психолого-педагогическая программа «Социальная ориентировка воспитанников вспомогательной школы-интерната» [Текст] / Т.П. Будякова, Е.В. Кузнецова. М.: Образовательный научно-методический центр «Развитие», 1998 /2,5 п.л.
  • Будякова, Т.П. Зависимость размера и форм компенсации за бесчестье от индивидуальных особенностей потерпевшего в истории российского права [Текст] / Т.П. Будякова //Межвузовские научно-методические чтения памяти К.Ф. Калайдовича, выпуск 3. Елец, 2000. 0,5 п.л.
  • Будякова, Т.П. Особенности компенсации морального вреда потерпевшим от преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков [Текст] / Т.П. Будякова //XXI век – без наркотиков. Первая региональная научно-практическая конференция.  г. Елец, 27 марта 2000г. (Статьи, тезисы докладов и выступлений). Елец, 2000. 0,12 п.л.
  • Будякова, Т.П. Личностные комплексы как продукт моральных травм (к вопросу об определении степени морального вреда) [Текст] / Т.П. Будякова //Социально-психологические и этико-правовые аспекты в исследовании личности. Межвузовский сборник научных трудов. Елец, 2002. 0,8 п.л.
  • Будякова, Т.П. Возможные формы компенсации морального вреда в российском праве [Текст] / Т.П. Будякова //Социокультурные аспекты психологии и права: Межвузовский сборник научных трудов. Елец, 2003. 0,3 п.л.
  • Будякова, Т.П. Нормативные признаки иерархического статуса и их учет в делах о компенсации морального вреда [Текст] / Т.П. Будякова //Материалы научно-практической конференции юридического факультета Елецкого государственного университета им. И.А. Бунина. Елец, 2004. 0,27 п.л.
  • Будякова, Т.П. Направления виктимологической профилак­тики преступлений против умственно отсталых лиц [Текст] / Т.П. Будякова //Социокультурные аспекты психологии и права. Выпуск 2. Елец, 2006. 0,36 п.л.
  • Будякова, Т.П. Виктимологическая профилактика преступле­ний в сфере детско-родительских отношений [Текст] / Т.П. Будякова //Социокультурные аспекты психологии и права. Выпуск 2. Елец, 2006. 0,36 п.л.
  • Будякова Т.П. Профилактика вторичной виктимизации жертв террористических актов //Проблемы обеспечения национальной безопасности в контексте миграционных процессов и борьбы с терроризмом. По материалам международной научно-практической конференции, состоявшейся 12-13 октября 2006 г. [Текст] / Т.П. Будякова. Елец, 2006. 0,06 п.л.
  • Будякова, Т.П. Общие и частные принципы виктимоло­гической профилактики преступлений, посягающих на личные неимущественные права [Текст] / Т.П. Будякова // Материалы всероссийской научной конференции «Социализация личности в меняющемся мире». 23-24 ноября 2006 г. Елец, 2007. 0,5 п.л.
  • Будякова, Т.П. Направления виктимологической профилак­тики преступлений [Текст] / Т.П. Будякова // Материалы научно-практической конференции докторантов и аспирантов. 23 мая 2006 г.  Елец, 2007. 0,4 п.л.
  • Будякова, Т.П. Ювенальные суды для несовершеннолетних жертв [Текст] / Т.П. Будякова // Запад-Россия-Восток: параллели правовых культур (материалы Международной научно-практической конференции). Елец: ЕГУ им. И.А. Бунина, 2007. 0,18 п.л.
  • Будякова, Т.П. Психологическое сопровождение жертвы в уголовном судопроизводстве [Текст] / Т.П. Будякова // Материалы V Международной научно-практической конференции, посвященной памяти Н.С. Таганцева. Пенза, 2008. 0,5 п.л.
  • Будякова, Т.П. Учет пола жертвы в виктимологической профилактике преступлений, причинивших моральный вред [Текст] / Т.П. Будякова // Ekonomika. 2008. № 5-6. 0,8 п.л. (Республика Сербия).
  • Будякова, Т.П.Психологический образ судьи [Текст]/Т.П.Будякова//Вестник ЕГУ им.И.А.Бунина. Выпуск 24.Елец, 2009.1 п.л.

4.Учебные и учебно-методические пособия.

    • Будякова, Т.П. Юридико-психологические аспекты правово­го института компенсации морального вреда. Учебное пособие [Текст] / Т.П. Будякова. Елец, 2005. 2,8 п.л.
    • Будякова, Т.П. Правила определения размера компенсации за моральный вред. Учебно-методическое пособие [Текст] / Т.П. Будякова. Елец, 2005. 1,8 п.л.
    • Будякова, Т.П. Работа психолога по разъяснению содержания личных неимущественных прав ребенка (материалы для бесед с родителями) [Текст] / Т.П. Будякова // Психокор­рекционная работа в школе, детском саду и органах социальной защиты. Елец, 2004. С. 65-70. 0,33 п.л.
      СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
     






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.