WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Механизм доказывания по гражданским делам

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

На правах рукописи

 

 

ФОКИНА МАРИНА АНАТОЛЬЕВНА

МЕХАНИЗМ ДОКАЗЫВАНИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

Специальность 12.00.15 — гражданский процесс; арбитражный процесс

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

 

 

 

 

 

 

Москва —2011

Работа выполнена на кафедре гражданского, арбитражного и административного процессуального права Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия правосудия»

Научный консультант:

Заслуженный юрист Российской Федерации,

доктор юридических наук, профессор

Жилин Геннадий Александрович

 

Официальные оппоненты:

Заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор наук, профессор

Треушников Михаил Константинович

доктор юридических наук, доцент

Баулин Олег Владимирович

доктор юридических наук, доцент

Загайнова Светлана Константиновна  

 

Ведущая организация:

Институт государства и права

Российской академии наук    

Защита состоится 26 октября 2011 года в 15 часов на заседании диссертационного совета Д 170.003.01 при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Российская академия правосудия» по адресу: 117418, г. Москва, ул. Новочеремушкинская, д. 69А, ауд. 910.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия правосудия».

Автореферат разослан «___»___________2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                              С.П.Ломтев

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования.  Проблема доказывания занимает одно из центральных мест в науке гражданского процессуального права. Ни одно гражданское дело не может быть разрешено без доказывания. Разрешение гражданского дела означает, что суд устанавливает фактические обстоятельства дела, применяет нормы материального права и выносит от имени государства решение, которым властно подтверждает взаимоотношения субъектов материального права, устраняет их неопределенность.

Изменение функций суда в современном состязательном судопроизводстве связывается с приоритетом общечеловеческих ценностей. При этом — в зависимости от степени свободы граждан в защите своих частных прав — современными теоретиками и практиками решается вопрос о роли правоприменительных органов в гражданском и арбитражном процессах.

Ориентация современного гражданского судопроизводства на усиление состязательности процесса и, соответственно, процессуальной активности сторон потребовала пересмотра многих проблем доказательственного права.  Разработка концепции механизма доказывания дала возможность решить целый ряд проблем, возникающих при установлении обстоятельств дела по гражданским делам. Механизм доказывания позволил целенаправленно и упорядоченно раскрыть процесс установления фактических обстоятельств дела, и  объединить в единое целое все правовые явления, связанные с доказыванием.

Исходя из  концепции механизма доказывания по гражданским делам, определено место и значение судебного познания  как специализированной формы практического познания. В  рамках рассматриваемого механизма определяется  не только гносеологическая, но и процессуальная природа познания.  

Исследование  доказывания в гражданском и арбитражном процессах через призму механизма доказывания позволило решить следующие вопросы: 1) определить  юридическую природу полномочий субъектов доказывания; 2) сделать предложения по  совершенствованию порядка формирования доказательственного материала, в том числе раскрытия доказательств; 3) выявить роль суда в современном доказывании; 4) определить порядок распределения и перераспределения бремени доказывания, роль и значение презумпций; 6) разработать меры направленные на обеспечение достоверности доказательств; 7) определить пределы доказывания на отдельных стадиях гражданского и арбитражного процессов;  8) разработать предложения по совершенствованию законодательства, связанные с системой средств доказывания, борьбой со злоупотреблениями процессуальными правами,    а также   унификацией отдельных элементов механизма доказывания в гражданском и арбитражном процессах.

Определение системы целей доказывания по гражданским делам позволило выявить  проблемы объективного и субъективного характера, препятствующие достижению общей и промежуточных целей доказывания, и предложить пути их решения.

Степень разработанности темы исследования. До настоящего времени  механизм доказывания по гражданским делам в науке гражданского и арбитражного процессов не исследовался.

Проблемы механизма правового регулирования, механизма реализации права, механизма правоприменения, теоретические вопросы правовых средств исследовались специалистами в области теории права (С.С. Алексеев, В.К. Бабаев, В.Н. Баранов, В.Б. Исаков, В.В. Лазарев, А.В. Малько, В.С. Нерсесянц, В.А. Сапун, И.Е. Фарбер, К.Ф. Шундиков и др.). Отдельные труды посвящены теоретическим аспектам механизма процессуального регулирования (Е.Г. Лукьянова, В.Н. Протасов).

В науке гражданского процессуального права и арбитражного процессуального права есть работы, касающиеся отдельных аспектов механизма арбитражного процессуального регулирования, гражданского процессуального регулирования, механизма судебной защиты права (В.В. Блажеев, Л.А. Ванеева, О.В. Вязовченко, Г.А. Жилин,  С.К. Загайнова,  М.А. Сидоров, С.Ж. Соловых,  Л.А. Терехова, А.Р. Хакимулин, А.В. Цихоцкий, С.А. Шишкин,  В.В. Ярков  и др.).

Цель  исследования заключается в разработке концепции механизма доказывания по гражданским делам.

Для достижения цели исследования решаются  следующие  задачи:

1) обоснование необходимости формирования механизма, позволяющего правильно и своевременно устанавливать фактические обстоятельства дела;

2) разработка понятийного аппарата рассматриваемого терминологического ряда: дифференциация понятия «механизм доказывания», «механизм гражданского процессуального регулирования»; «механизм арбитражного процессуального регулирования»;

3) определение понятия механизма доказывания по гражданским делам;

4) установление места судебного познания в механизме доказывания по гражданским делам;

5) определение и систематизация целей и задач доказывания;

6) обоснование принципов доказательственного права и определение  их содержания;

7) выявление элементов, составляющих механизм доказывания по гражданским делам;

8) разработка предложений по совершенствованию гражданского процессуального и арбитражного процессуального законодательства и практики его применения по вопросам доказывания по гражданским делам.

Объектом диссертационного исследования являются  правоотношения, связанные с доказыванием по гражданским делам, их соотношение и  взаимодействие с другими процессуальными отношениями, перспективы их развития в  гражданском и арбитражном процессах.

Предметом исследования являются положения  действовавшего и современного отечественного и зарубежного процессуального и материального законодательства, современная судебная практика, по проблемам функционирования механизма доказывания в гражданском и арбитражном процессах.

Методологическую основу диссертационного исследования составляют общенаучные методы (описание, сравнение, анализ, синтез, аналогия, обобщение, классификация) и частнонаучные (историко-правовой, формально-юридический, сравнительно-правовой) методы познания.

Теоретической основой исследования послужили труды российских и зарубежных философов, историков, психологов и юристов; научные работы по общей теории права, гражданскому, арбитражному процессуальному, гражданскому процессуальному, международному, уголовному праву, уголовному процессу и другим отраслям науки.

Теоретическую базу составили труды ученых в области теории государства и права: С.С. Алексеева, В.К. Бабаева, В.Н. Баранова, У. Бернама, Р. Давида, В.В. Ершова, С.Л. Зивса, В.В. Лазарева, И.П. Левченко, Р. Леже, Е.Г. Лукьяновой, А.В. Малько, М.Н. Марченко, Н.И. Матузова, В.С. Нерсесянца, Н.А. Петухова. С.В. Полениной, Э. Сэверена, В.М. Сырых, Ю.А. Тихомирова, И.Е. Фарбера, К.В. Шундикова и др.

Диссертационное исследование опирается на труды  российских и зарубежных ученых по гражданскому и арбитражному процессам: Д.И. Азаревича, К.Г. Блюменфельда, Е.В. Васьковского, Л.Е. Владимирова, А.Х. Гольмстена, В.М. Гордона, В.Л. Исаченко, А.М. Краевского, К.И. Малышева, Е.А. Нефедьева, И.Я. Фойницкого, Т.М. Яблочкова, И.Е. Энгельмана, Т.Е. Абовой, Е.А. Борисовой,  Е.А. Виноградовой, А.Ф. Воронова, Н.А. Грамошиной, Р.Е. Гукасяна, П. Готвальда, К. Гюнтера, М. де Сальвиа, Г.А. Жилина, В.М. Жуйкова, С.К. Загайновой, И.М. Зайцева,  М.И. Клеандрова, А.Ф. Клейнмана,  Ф. Конта, С.В. Курылева, Ж. Лагрэ, Л.Ф. Лесницкой, Е.И. Носыревой, Г.Л. Осокиной, Ю.К. Осипова, И.А. Приходько, Ю.А. Поповой, В.К. Пучинского, И.М. Резниченко, М.К. Треушникова, А.А. Ференс-Сороцкого, Д.А. Фурсова, А.В. Цихоцкого, Н.А. Чечиной, М.С. Шакарян, В.М. Шерстюка, Я.Л. Штутина, Э. Штанке,  В.В. Яркова и др.

Теоретическую базу настоящей работы составили научные труды, посвященные проблемам доказывания и доказательств: С.М. Амосова, С.Ф. Афанасьева, О.В. Баулина, А.Т. Боннера,  Л.А. Ванеевой, А.П. Вершинина, И.М. Зайцева,  О.В. Иванова, А.Ф. Клейнмана, А.Г. Коваленко, А.С. Козлова, С.В. Курылева, И.Н. Лукьяновой, И.Г. Медведева, И.Р. Медведева, В.В. Молчанова, А.А. Мохова, Э.М. Мурадьян, С.В. Никитина,  С.С. Пахмана,  Ю.А. Поповой, Н.Н. Раскатовой, И.М. Резниченко, И.В. Решетниковой, Т.В. Сахновой,  М.К. Треушникова, Ф.Н. Фаткуллина,   Я.Л. Штутина,  В.В. Яркова и др.

Эмпирическую базу составили результаты изучения: решений Европейского Суда по правам человека за период с 1961 по 2010 г.г. (39),  актов Конституционного Суда РФ за 1993-2010 г.г. (31), практики Верховного Суда РФ за 1995-2011 г.г. (29), судебных актов Высшего Арбитражного суда РФ за 2002-2011 г.г. (30); обзоры деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей за 2007-2010 г.г.; федеральных арбитражных судов Волго-Вятского, Восточно-Сибирского, Западно-Сибирского,  Московского, Поволжского, Северо-Западного, Северо-Кавказского, Центрального, Уральского округов (52), практики апелляционных арбитражных судов (16); практики судов г. Москвы и Московской области за 2002-2011 г.г.(17).

Научная новизна исследования состоит  в формировании и обосновании концепции механизма доказывания по гражданским делам.  Впервые в науке разработано понятие механизма доказывания по гражданским делам, его соотношение с механизмами гражданского процессуального и арбитражного процессуального регулирования. Выявлены функции механизма доказывания, определено соотношение механизма доказывания с гражданской процессуальной и арбитражной процессуальной формой. Установлены элементы механизма доказывания, их место и значение в рассматриваемом механизме.

Положения, выносимые на защиту:

1. В работе сформирована концепция современного понимания  механизма доказывания по гражданским делам. Механизм доказывания по гражданским делам  рассматривается как реально функционирующая, динамически развивающаяся система правовых средств и действий субъектов доказывания, включающая как регулирующее воздействие норм доказательственного права на общественные отношения, так и практическую деятельность субъектов доказывания по установлению фактических обстоятельств дела из  предусмотренных законом доказательств с  применением специфических средств и  способов  доказывания в целях обеспечения доказывания обстоятельств дела, имеющих значение для правильного и своевременного рассмотрения и разрешения дела.

Механизм доказывания позволяет целенаправленно и упорядоченно отразить процесс установления фактических обстоятельств дела. Введение данного понятия позволило: 1) объединить правовые явления, связанные с установлением фактических обстоятельств дела, собрать их в целостную систему; 2) дифференцировать комплекс правовых средств на элементы, установить характерные признаки и определить их функции; 3) изучить проблемы функционирования механизма доказывания и  получить представление об эффективности  судебной защиты права.

2. Элементами механизма доказывания по гражданским делам являются: 1) нормы доказательственного права и правоположения судебной практики; 2) гражданские процессуальные и арбитражные процессуальные правоотношения и их субъекты; 3) юридические процессуальные факты; 4) правосознание субъектов доказывания; 5) методы (способы, приемы) доказывания; 6) доказательства.

3. Познание в гражданском и арбитражном процессах осуществляется участниками доказывания в порядке и пределах, предусмотренных  нормами гражданского процессуального и арбитражного процессуального права.  Познание включается в механизм доказывания при помощи гражданских процессуальных или арбитражных процессуальных правоотношений, выступающих в качестве одного из его элементов. Судебное познание в гражданском и арбитражном процессах является специализированной формой практического познания, которую характеризуют следующие черты: ориентация на конечный результат правосудия; сочетание вероятных знаний с проверенными и достоверными знаниями; оперативность и ситуационная конкретность судебного познания; максимальное единство всех психических процессов; консультативно-директивная или регулятивная направленность судебного познания. Познание, осуществляемое в рамках гражданского и арбитражного процессов, являясь специализированной формой практического познания, предполагает применение научных знаний в ходе установления фактических обстоятельств дела.

4. Система целей доказывания по гражданским делам включает в себя общую и промежуточные цели,  непосредственную и отдаленную цели, целевые установки отдельных субъектов доказывания.

Под общей целью доказывания следует понимать закрепленный в нормах гражданского процессуального и арбитражного процессуального права общественно необходимый результат процессуальной деятельности суда и других субъектов доказывания, обеспечивающий правильное и своевременное установление фактических обстоятельств дела.

В рамках общей цели доказывания — правильного и своевременного установления фактических обстоятельств дела — следует различать промежуточные цели, т. е. цели, которые стоят перед субъектами доказательственной деятельности на отдельных стадиях процесса.

Доказывание при возбуждении дела в суде общей юрисдикции и арбитражном суде нацелено на установление наличия предпосылок и соблюдения порядка возбуждения дела.

Цель доказывания на стадии подготовки дела к судебному разбирательству — выявление наличия условий для обеспечения правильного и своевременного установления фактических обстоятельств дела в суде первой инстанции. Для достижения этой цели решаются задачи  по определению круга фактических обстоятельств дела, подлежащих установлению, и доказательств, необходимых для этого; обеспечению взаимной информированности лиц, участвующих в деле, и суда о фактических обстоятельствах дела и доказательствах.

Цель доказывания на стадии судебного разбирательства совпадает с общей целью доказывания в гражданском и арбитражном процессах и состоит в правильном и своевременном установлении фактических обстоятельств дела.

Цель доказывания в суде апелляционной (второй) инстанции — выявление судебных ошибок, допущенных при установлении фактических обстоятельств дела в суде первой инстанции. Соответственно задачей доказательственной деятельности в суде второй инстанции является проверка  правильности и своевременности установления фактических обстоятельств дела судом первой инстанции. Установление новых обстоятельств дела как задача доказывания в суде второй инстанции  носит вспомогательный характер.

Цель доказывания в суде кассационной (третьей) инстанции — выявление судебных ошибок, допущенных нижестоящими судами при установлении фактических обстоятельств дела в отношении судебных актов, вступивших в законную силу. Задачей доказывания в суде  и арбитражном суде кассационной инстанции является правильная и своевременная проверка законности установления фактических обстоятельств дела, включая соблюдение законодательства судами первой и апелляционной инстанций в процессе самой доказательственной деятельности.

Цель доказывания на стадии надзорного производства — выявление судебных ошибок, допущенных нижестоящими судами в связи с неправильным применением и толкованием норм материального и процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита прав и свобод человека и гражданина, гарантированных Конституцией РФ, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами, повлекли нарушение прав неопределенного круга лиц и других охраняемых законом публичных интересов либо нарушения в единообразном толковании и применении судом норм права.

Задачей доказывания на этой стадии является правильное и своевременное установление наличия или отсутствия фактов неправильного применения и толкования нижестоящими судами норм права при определении фактических обстоятельств дела, подлежащих установлению, в ходе самой доказательственной деятельности, оказавших влияние на эффективность защиты прав и свобод человека и гражданина, гарантированных Конституцией РФ, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами, а также повлекших нарушение прав неопределенного круга лиц и других охраняемых законом публичных интересов либо нарушения единообразия в толковании и применении судами норм материального и процессуального права.

Цель доказывания на стадии пересмотра дел по вновь открывшимся и новым обстоятельствам — выявление наличия фактических данных, свидетельствующих о возможности пересмотра дела по вновь открывшимся и новым обстоятельствам. Задачи доказывания — правильное и своевременное установление фактических обстоятельств дела, свидетельствующих о наличии или отсутствии вновь открывшихся или новых обстоятельств, а также соблюдение условий обращения в суд с заявлением о пересмотре дела по вновь открывшимся или новым обстоятельствам.

Цели доказывания отдельных субъектов доказательственной деятельности обусловлены различной целевой направленностью в судопроизводстве. Отдаленной целью доказывания является правильное и своевременное разрешение дела на основе установления обстоятельств, имеющих значение для дела, осуществление защиты права, устранение социальной неопределенности и приведение социальных отношений в соответствие требованиям закона.

5. Предлагается перечень условий, при наличии которых допускается представление новых доказательств в суде второй инстанции: 1) необоснованный отказ суда первой инстанции в принятии или исследовании доказательств; 2) представление стороной доказательств в обоснование возражений на апелляционную жалобу, если заявитель ссылается на дополнительные доказательства; 3) представление в суд второй инстанции доказательств в подтверждение (опровержение) наличия или отсутствия оснований для безусловной отмены судебного решения в порядке ч. 4 ст. 330 ГПК РФ (в ред. Федерального закона от 09.12.2010 № 353-ФЗ), ч. 4 ст. 270 АПК РФ. Выработаны предложения, определяющие условия допущения новых доказательств: «Лицо не знало и не могло знать о существовании доказательства, при условии если принятие этого доказательства не будет неоправданно затягивать рассмотрение дела в суде второй инстанции». Факт незнания лицом о существовании доказательства должен быть им доказан.

6. Диссертантом выявлены принципы доказательственного права:   принцип обязательности доказывания; принцип относимости доказательств; принцип допустимости доказательств; принцип свободной оценки доказательств.

7. Диссертант полагает, что новое понимание принципа допустимости доказательств подразумевает наличие материально-правовой и процессуальной сторон.

Материально-правовая сторона принципа допустимости включает в себя: допустимость любых средств доказывания; допустимость средств доказывания, непосредственно предусмотренных законом; допустимость использования любых средств доказывания или средств доказывания, непосредственно предусмотренных законом, за исключением свидетельских показаний.

Процессуальное содержание  принципа допустимости доказательств составляют следующие элементы: 1) надлежащий субъектный состав лиц, осуществляющих процессуальные действия по доказыванию; 2) надлежащий источник фактических данных; 3) соблюдение процессуального порядка собирания, представления, раскрытия и исследования доказательств; 4) установленные законом пределы доказывания на стадиях судопроизводства.

8. Обоснован вывод о том, что утрата доказательством юридической силы является последствием признания доказательства недопустимым. Юридическая сила доказательства — это такое  свойство доказательства, которое приобретается им только при условии получения доказательства в порядке установленном законом. В работе дополнительно выявлены свойства, характеризующие рассматриваемое правовое явление, а именно: юридическая сила доказательств обеспечивает право сторон и других лиц, участвующих в деле, ссылаться на доказательства в целях обоснования своей позиции; юридическую силу доказательств характеризует обязательность, т. е. суд обязан считаться с наличием доказательства, рассмотреть ходатайства, связанные с ним, исследовать доказательство, дать ему оценку и отразить ее в судебном решении; признание судом юридической силы доказательства делает невозможным его исключение по формальным признакам из системы доказательств по конкретному делу.

9.  Правовую основу механизма доказывания по гражданским делам составляют нормы, регулирующие порядок доказывания.  Обосновывается вывод о том, что  доказательственное право является укрупненным системно-структурным образованием гражданского процессуального или арбитражного процессуального права на уровне объединения институтов.

10. Гражданские процессуальные и арбитражные процессуальные правоотношения рассматриваются в качестве необходимого элемента механизма доказывания по гражданским делам.  При помощи правоотношений правила, установленные нормами права, регулирующими доказывание по гражданским делам, воплощаются в реальную деятельность субъектов доказывания.

Обосновывается вывод о  достижении общей и промежуточных целей доказывания путем реализации регулятивных и охранительных гражданских процессуальных или арбитражных процессуальных норм в правоотношениях. На каждой стадии процесса существует свой комплекс правоотношений, формирующийся в связи с установлением фактических обстоятельств дела. Соответственно объект правоотношений, формирующийся в процессе доказывания, имеет иерархическую структуру. Наличие общей цели  и общего объекта системы правоотношений, складывающихся по поводу установления фактических обстоятельств гражданского дела, подчеркивает единство и целостность механизма доказывания. Наличие же целей и объектов правоотношений на отдельных стадиях процесса, целей и объектов конкретных правоотношений свидетельствует о существовании иерархической системы правоотношений между судом и другими участниками познавательно-доказательственной деятельности.

11. Обосновывается положение о том, что  механизм доказывания по гражданским делам начинает функционировать со времени подачи искового заявления (заявления) в суд. Соответственно с  момента обращения в суд заинтересованных лиц возникают правоотношения, складывающиеся по поводу установления фактических обстоятельств дела. В случае применения предварительных обеспечительных мер в арбитражном процессе (ст. 99 АПК РФ) механизм доказывания действует с момента подачи заявления об обеспечении имущественных требований.

12. В работе доказывание определяется как право лица, участвующего в деле. Содержание ч. 1 ст. 56 ГПК РФ («сторона должна доказать») означает порядок определения предмета доказывания каждой стороны. Лицо, участвующее в деле, вправе представлять доказательства в пределах, установленных ст. 56 ГПК РФ и ст. 65 АПК РФ. Право по представлению доказательств сочетается с обязанностью  представлять доказательства в установленной законом процессуальной форме.

13. Раскрытие доказательств является обязанностью лиц, участвующих в деле. Диссертантом выработаны предложения по детализации порядка раскрытия доказательств в гражданском судопроизводстве, сущность которых отражена в следующих положениях.

Истец обязан направить ответчику отзыв на его возражения, если ответчик  заявил встречные требования или указал новые фактические основания.

Срок для обмена состязательными бумагами, по мнению диссертанта,  должен составлять 14 дней.

Определены элементы письменных возражений на иск, связанные с раскрытием доказательств: указания на доказательства, которыми ответчик обосновывает свои возражения, и факты, подлежащие установлению; имена и почтовые адреса свидетелей, сведения о фактах, которые они могут сообщить. К возражению на иск должны прилагаться письменные доказательства, если такие имеются по делу.

Обмен состязательными документами в целях раскрытия доказательств целесообразен только для тех производств, в основе которых лежит спор о праве.

Порядок раскрытия доказательств, способы раскрытия отдельных видов доказательств определяются конкретным видом судебного доказательства.

В качестве меры процессуального принуждения за уклонение лиц, участвующих в деле, от раскрытия доказательств, автор предлагает введение ограничения в  представлении доказательств непосредственно на стадии судебного разбирательства. Это ограничение, по мнению диссертанта,  не является абсолютным.

14.  Сочетание частного и публичного начал в доказывании по гражданским делам проявляется в одновременном существовании  функции организации взаимодействия суда и лиц, участвующих в деле, и функции контроля суда за качеством доказательственной деятельности.

Определено место контроля суда в сфере доказывания и доказательств. Контроль суда в области  доказывания и доказательств включает в себя: 1) проверку соблюдения порядка представления, собирания и исследования доказательств, т. е. контроль деятельности субъектов доказывания; 2) сопоставление соответствия процессуальных действий по доказыванию требованиям закона; 3) проверку и оценку соответствия доказательств требованиям относимости, допустимости, достоверности, достаточности и взаимной связи; 4) принятие мер к предупреждению нарушений в сфере доказывания.

15. Нарушение закона при получении доказательства является  основанием для его исключения из системы доказательств по гражданскому делу. Исключение недопустимых доказательств, полученных с нарушением закона, вследствие утраты ими юридической силы является мерой государственного принуждения, направленной на достижение цели правильного и своевременного установления фактических обстоятельств дела. Разработан и предлагается к введению в АПК РФ и ГПК РФ институт исключения доказательств, регламентирующий круг субъектов, имеющих право ходатайствовать об исключении доказательства, время и порядок заявления ходатайства об исключении доказательства, доказательства, подлежащие исключению, порядок их проверки и оформления принятого решения по вопросу об исключении доказательств.

16. Иные документы и материалы в арбитражном процессе рассматриваются в качестве самостоятельного источника доказательств. Отмечается нелогичность законодателя в вопросе о включении иных документов и материалов в перечень средств доказывания в арбитражном процессе.

Отстаивая идею открытой системы доказательств в гражданском и арбитражном процессах,  вводится понятие неформализованного доказательства. В рамках арбитражного судопроизводства иные документы и материалы являются источником неформализованных доказательств.

Представление неформализованного доказательства  фиксируется в определении суда, отражающим: 1) стадию судопроизводства, на которой представляется неформализованное доказательство; 2) субъект судопроизводства, представляющий неформализованное доказательство; 3) источник доказательства.

Исследование неформализованных доказательств  осуществляется в общем порядке, т. е. путем сопоставления с другими доказательствами, установления источника такого доказательства, исследования других доказательств, подтверждающих или опровергающих неформализованное доказательство.

Неформализованные доказательства отвечают всем требованиям, предъявляемым к доказательствам, и занимают равное положение в системе доказательств по гражданскому делу, оцениваются судом в соответствии с принципом свободной оценки доказательств.

17. Методы доказывания — практическая составляющая механизма доказывания. В процессе доказывания используется широкий спектр методов. Методы доказывания применяются в пределах, регламентированных законом.

Исходя из содержания доказывания как деятельности по собиранию, исследованию и оценке доказательств, методы доказывания подразделяются на методы, непосредственно закрепленные в процессуальном законе, и методы, не регламентированные процессуальным законодательством. К непосредственно закрепленным в процессуальном законодательстве относятся методы, которые осуществляются с помощью процессуальных действий, регламентированных ГПК РФ и АПК РФ. 

Методы, не регламентированные процессуальным законодательством, включаются в механизм доказывания посредством процессуальных действий, осуществляемых участниками доказательственной деятельности. Методы доказывания, непосредственно закрепленные в процессуальном законе, выступают в качестве процессуальной формы, в рамках которой применяются методы, не регламентированные процессуальным законодательством. К последним относятся логические, психологические, экономические, криминалистические и другие методы.

Теоретическая значимость положений и выводов диссертации заключается в том, что они формируют концепцию механизма доказывания по гражданским делам, определяют его структуру, функции и динамику развития. Существенное значение для теории гражданского и арбитражного процессов являются выводы относительно сущности судебного познания, системы целей и принципов доказывания.

Идеи и выводы, содержащиеся в диссертационном исследовании, могут стать основой для дальнейших научных изысканий в области доказывания и доказательств в гражданском и арбитражном процессах, 

 Практическая значимость результатов исследования. Научные положения и выработанные предложения могут быть использованы в процессе совершенствования гражданского процессуального и арбитражного процессуального законодательства по вопросам доказывания и доказательств, способствовать наиболее эффективному функционированию механизма доказывания по гражданским делам, развитию судебной практики.

Ряд научных положений может  быть полезен при преподавании в высших учебных заведениях курса «Гражданское процессуальное право России», «Арбитражный процесс», спецкурса «Доказательства и доказывание в гражданском и арбитражном процессах», а также проведении занятий на факультете повышения квалификации судей судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

Апробация результатов исследования.

Основные теоретические положения и выводы, научно-практические и законодательные предложения изложены автором в опубликованных работах, а также докладах, сообщениях на научных, научно-практических конференциях, научных семинарах и заседаниях круглых столов, среди которых:  «Проблемы конституционного развития Российской Федерации и обеспечение прав человека» (Саратов, 1994 г.); «Права человека в России и Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод» (Саратов, 1996 г.); «Законодательная деятельность субъектов Российской Федерации» (Саратов. 1997 г.); «Права человека: пути их реализации» (Саратов, 1998 г.); «Теоретические и прикладные проблемы реформы гражданской юрисдикции» (Екатеринбург, 1998 г.); «Проблемы совершенствования деятельности правоохранительных органов» (Саратов, 1999 г.); «Проблемы защиты прав и законных интересов граждан и организаций» (Краснодар, 2002 г.); «Актуальные проблемы процессуальной цивилистической науки» (научно-практическая конференция, посвященная 80-летию М.А. Викут (Саратов, 2003 г.)); «Современная доктрина гражданского, арбитражного процесса и исполнительного производства. Теория и практика» (Сочи, 2004 г.); «АПК и ГПК 2002 г.: сравнительный анализ и актуальные проблемы правоприменения» (Москва, 2003 г.); «Современные проблемы гражданского процесса» (Новосибирск, 2003 г.);  «Новеллы гражданского процессуального права» (научно-практическая конференция, посвященная 80-летию М.С. Шакарян (Москва, 2004 г.)); «Правовые проблемы экономической, административной и судебной реформы в России» (Москва, 2004 г.); «Теоретические и практические проблемы гражданского и арбитражного процесса и исполнительного производства» (Сочи, 2005 г.); «Современные проблемы гражданского права и процесса» (Москва, 2005 г.); «Проблемы иска и исковой формы защиты нарушенных прав» (Краснодар, 2006 г.); «Тенденции развития гражданского процессуального права России» (Санкт-Петербург, 2006 г.); «Концепция развития судебной системы добровольного и принудительного исполнения решений Конституционного Суда РФ, судов общей юрисдикции, арбитражных, третейских судов и Европейского Суда по правам человека» (Сочи, 2007 г.); «Проблемы пересмотра судебных актов в гражданском и арбитражном процессах» (Москва, 2007 г.); «Актуальные проблемы развития судебной системы добровольного и принудительного исполнения решений Конституционного Суда РФ, судов общей юрисдикции, арбитражных, третейских судов и Европейского Суда по правам человека» (Краснодар, 2008 г.); «Предназначение современного гражданского процессуального права» (Вильнюс, 2008 г.);  «Тенденции развития науки гражданского процессуального права России» (Санкт-Петербург, 2008 г.); «Развитие процессуального законодательства: к пятилетию действия АПК РФ, ГПК РФ и Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» (Воронеж, 2008 г.); «Судебная защита прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций» (Москва, 2009 г.); «Тенденции развития цивилистического процессуального законодательства и судопроизводства в современной России» (Саратов, 2009 г.); «Роль гражданского права в современных условиях в России и странах СНГ. Тенденции и перспективы» (Москва, 2009 г.); «Защита прав в России и других странах Совета Европы: современное состояние и проблемы гармонизации» (Сочи, 2010 г.); «Судебная реформа и проблемы развития гражданского и арбитражного процессуального законодательства» (Москва, 2011 г.); «Европейский гражданский процесс и исполнительное производство» (Казань, 2011 г.).

Результаты диссертационного исследования используются автором при чтении лекций, проведении практических занятий по гражданскому процессуальному праву, спецкурсу «Доказательства и доказывание в гражданском и арбитражном процессах», дисциплине «Проблемы использования отдельных видов доказательств в арбитражном процессе» в рамках программы магистратуры, на факультете повышения квалификации судей судов общей юрисдикции.

Структура работы.  Структура работы соответствует ее целям и задачам и включает в себя: введение, четыре главы, объединяющие тринадцать параграфов.

П. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор и актуальность темы диссертационного  исследования, степень её научной разработанности; определены цели и задачи работы, её методологическая, теоретическая и эмпирическая основы; изложены положения, выносимые на защиту; отмечена научная и практическая значимость диссертационного исследования, приводятся сведения об апробации полученных результатов.

Глава 1 «Понятие механизма доказывания по гражданским делам» состоит из трех параграфов.

В параграфе 1.1 «Доказывание по гражданским делам (доктринальное толкование)» рассматривается понятие доказывания по гражданским делам, соотношение доказывания и механизма доказывания.

В работе подвергнут критике исключительно деятельностный подход к пониманию доказывания. Для уяснения понятия доказывания автор  полагает целесообразным исходить из сущности гражданского  процесса как урегулированного нормами гражданского процессуального права порядка рассмотрения и разрешения отнесенных к ведению судов гражданских дел (Ю.С. Гамбаров, М.К. Треушников, И.Е. Энгельман).

1. Доказывание по гражданским делам осуществляется в соответствии с правилами, установленными нормами гражданского процессуального и арбитражного процессуального права.

2. Доказывание есть не только деятельность субъектов доказывания, а единство процессуальных действий участников доказывания, их прав и обязанностей, правоотношений.

3. Доказывание представляет собой упорядоченное поступательное движение в направлении установления фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного и своевременного рассмотрения и разрешения дела.

Отстаивая идею  поэтапного развития процесса познания обстоятельств дела, автор разделяет мнение о несовпадении стадий судопроизводства и стадий доказывания (М.К. Треушников, И.М. Зайцев, О.В. Баулин). Элементы доказывания последовательно, хотя и не прямолинейно, отражают движение от незнания к знанию. Так, одновременно возможно указание на доказательства и представление доказательств. Закон дает возможность после завершения исследования доказательств вновь его возобновить, после окончания судебных прений суд может приступить к исследованию новых доказательств (ст. 191 ГПК РФ). Однако данные примеры не правило, а исключение из него. Этапы доказывания отражают общие закономерности развития доказывания (Т.В. Сахнова). Более того, осложнения (исключения) в движении судебного доказывания возникают не произвольно, а упорядоченно, в соответствии с правилами, предусмотренными нормами права. Поэтому сменяемость одной стадии доказывания другой, включая исключения из общего правила, следует рассматривать как регламентированный законом порядок поступательного установления фактических обстоятельств дела.

Доказывание имеет философский, информационный, логический, психологический и другие аспекты. Все они реализуются в судопроизводстве в порядке, установленном законом. Механизм доказывания — совокупность правовых средств, обеспечивающих доказывание по гражданским делам.

В параграфе 1.2 «Механизм доказывания по гражданским делам: понятие и значение»  обосновывается  значимость исследования механизма доказывания по гражданским делам.

В работе рассматривается соотношение  механизма доказывания по гражданским делам с иными правовыми механизмами, а именно с механизмом правового регулирования, механизмом реализации права, механизмом правоприменения, гражданским процессуально-правовым или арбитражным процессуально-правовым механизмом, механизмом судебной защиты. Такой подход обусловлен пониманием механизма доказывания как реально функционирующей, динамически развивающейся системы правовых средств и действий субъектов доказывания, включающей как регулирующее воздействие норм доказательственного права на общественные отношения, так и практическую деятельность субъектов доказывания по установлению фактических обстоятельств дела, используя  предусмотренные законом доказательства и способы  доказывания в целях обеспечения доказывания обстоятельств  дела, имеющих значение для правильного и своевременного рассмотрения и разрешения дела.

Поскольку механизм доказывания по гражданским делам  сочетает диспозитивное и императивное начала, регулирующее воздействие норм доказательственного права и практическую реализацию в рамках процессуальных правоотношений, его структура не должна полностью совпадать со структурой механизма гражданского процессуального или арбитражного процессуального регулирования, хотя черты преемственности исключать нельзя.

Механизм доказывания имеет  объективную и субъективную стороны. Объективная сторона определяется нормативной основой доказательственной деятельности, а система норм является объективным основанием возникновения гражданских процессуальных  или арбитражных процессуальных правоотношений по установлению фактических обстоятельств дела.

Субъективная сторона характеризуется определенной, предусмотренной законом системой действий субъектов доказывания, их правосознанием, а также специфическими способами и средствами установления фактических обстоятельств дела.

Элементы механизма доказывания находятся во взаимосвязи, предусмотрены нормами гражданского процессуального или арбитражного процессуального права, характеризуют права и обязанности субъектов доказывания в динамике, являются звеньями одной системы, отражают функциональную сторону, направлены на достижение целей доказывания.

Элементами механизма доказывания по гражданским делам являются: 1) нормы доказательственного права и правоположения судебной практики; 2) гражданские процессуальные  или арбитражные процессуальные правоотношения, субъекты, их права и обязанности; 3) юридические процессуальные факты; 4) правосознание субъектов доказывания; 5) методы (способы, приемы) доказывания; 6) доказательства.

Каждый элемент, входящий в механизм доказывания, имеет самостоятельное значение и характеризуется специфическим способом воздействия. Совокупность свойств каждого из элементов дает результат, который выражается в функциональном назначении механизма доказывания — переводе предписаний норм доказательственного права в практическую деятельность субъектов доказывания по установлению фактических обстоятельств дела. Такой подход к пониманию механизма доказывания по гражданским делам позволяет рассматривать его как реальное социально-правовое явление, а не как механическую совокупность элементов.

Механизм доказывания неразрывно связан с гражданской процессуальной  или арбитражной процессуальной формой доказывания. Установление фактических обстоятельств дела произвольно, без учета определенных законом сроков рассмотрения гражданских дел, порядка представления, раскрытия и исследования доказательств, формы доказательств и т. д., не соответствовало бы целям и принципам доказывания по гражданским делам.

При характеристике отдельных элементов механизма доказывания по гражданским делам проводится сравнение арбитражного процессуального и гражданского процессуального законодательства, делаются предложения по унификации норм, регулирующих доказывание по гражданским делам в гражданском процессуальном и арбитражном процессуальном праве, что вытекает из единства познавательных процессов. Аргументация унификации механизмов доказывания в рамках гражданского процесса и арбитражного процесса не рассматривается нами как предпосылка для объединения этих процессов. Однако в силу единства познавательных процессов по гражданским делам, характера процессуальной деятельности по установлению фактических обстоятельств дела механизм доказывания в рамках гражданского процесса и механизм доказывания в рамках арбитражного процесса должны быть унифицированы.

Функциональное взаимодействие элементов механизма доказывания (внутренние связи) обусловливает функциональное назначение механизма доказывания в целом (внешние связи). Функциональное действие механизма доказывания  проявляется в следующих направлениях: 1) обеспечительная функция; 2) организационная функция; 3) коммуникативная функция.

В параграфе 1.3 «Реализация феномена практического познания в механизме доказывания по гражданским делам» обосновывается практическое назначение и способы включения судебного познания в механизм доказывания по гражданским делам. Исследование познания в аспекте механизма доказывания представляет интерес в связи с тем, что в рамках рассматриваемого механизма оно имеет не только гносеологическую, но и процессуальную природу. Познание в гражданском и арбитражном процессах осуществляется участниками доказывания в порядке и пределах, предусмотренных  нормами гражданского процессуального и арбитражного процессуального права.  Познание включается в механизм доказывания при помощи гражданских процессуальных или арбитражных процессуальных правоотношений, выступающих в качестве одного из его элементов.

Правовое познание, в частности судебное, рассматривается диссертантом  как разновидность практического познания, имеющего специализированный характер. В работе выделяются и анализируются следующие черты судебного познания: 1) гармонизация вероятных и достоверных знаний в судебном познании; 2) оперативность и ситуационная конкретность судебного познания; 3) консультативно-директивная, или регулятивная, направленность судебного познания. 4) максимальное единство всех психических процессов; 5) ориентация на конечный результат правосудия.

Судебное познание соответствует признакам практического познания и является его специализированной формой. Вместе с тем не представляется целесообразным противопоставлять юридическую практику и юридическую науку. В ходе осуществления правосудия широко применяются научные знания, что, однако, не придает судебному познанию свойства научного познания.

Глава 2 «Цели  в механизме доказывания по гражданским делам» состоит из двух параграфов.

Параграф 2.1 «Система целей  в механизме доказывания по гражданским делам: общие положения». Механизм доказывания может существовать только при наличии цели, несмотря на то что цель не входит в содержание самого механизма. Определение целей и их роли в механизме доказывания по гражданским делам позволяет уяснить социальную роль доказывания, направленность доказательственной деятельности субъектов судопроизводства. Цели доказывания служат критерием эффективности функционирования механизма доказывания по гражданским делам.

Сложность в решении вопроса о цели доказывания связана с системным характером самой цели доказывания (Г.А. Жилин). Система целей доказывания включает в себя общую и промежуточные цели, непосредственную и отдаленную цели, целевые установки отдельных субъектов доказывания.

Под целью доказывания по гражданским делам понимается закрепленный в нормах гражданского процессуального и арбитражного процессуального права общественно необходимый результат процессуальной деятельности суда и других субъектов доказывания, обеспечивающий правильное и своевременное установление фактических обстоятельств дела.

В результате анализа существующих концепций  автор приходит к выводу, что общей целью доказывания по гражданским делам является правильное и своевременное установление фактических обстоятельств дела. В современном законодательстве термин «правильное» перестает носить оценочный, субъективный характер (ст. 2 АПК РФ, ст. 2 ГПК РФ). Понятие правильности рассмотрения и разрешения гражданского дела с точки зрения механизма судебной защиты права отражает результат функционирования как механизма в целом, так и всех составляющих его элементов. Соответственно, правильное установление фактических обстоятельств дела как цель доказывания является итогом работы механизма доказывания в рамках гражданской процессуальной  или арбитражной процессуальной формы. Для того чтобы сделать вывод о правильности установления фактических обстоятельств дела должны быть выполнены следующие условия: а) соблюдение гражданской процессуальной  или арбитражной процессуальной формы доказывания; б) правильное применение норм материального и процессуального права, регулирующих доказывание; в) учет правовых позиций, сформированных судебной практикой; г) надлежащее (в соответствии с законом) осуществление субъективных прав и выполнение обязанностей участников познавательно-доказательственной деятельности.

Своевременное установление фактических обстоятельств дела означает, во-первых, представление и собирание доказательств в срок, установленный законом для отдельной стадии процесса или судопроизводства в целом, а также в срок, установленный судом для совершения отдельных действий по доказыванию; во-вторых, представление и исследование доказательств в тот момент развития процесса, на той стадии процесса, как это определено гражданским процессуальным и арбитражным процессуальным законодательством.

Автор настоящей работы исходит из целесообразности концентрации доказательственного материала в суде первой инстанции, которая является проявлением в доказывании принципа концентрации процесса (Е.В. Васьковский, Е.А. Борисова, А.В. Малюкина). Концентрация доказательственного материала в суде первой инстанции соответствует функциональному назначению этого суда — разрешению дела по существу.

В рамках общей цели доказывания — правильного и своевременного установления фактических обстоятельств дела — следует различать промежуточные цели, т. е. цели, которые стоят перед субъектами доказательственной деятельности на отдельных стадиях процесса. Особенности целей доказывания на отдельных стадиях судопроизводства не исключают специфики целей доказательственной деятельности отдельных участников процесса. Именно цели, которые они перед собой ставят, обусловливают их функции в ходе судебного процесса, в том числе и в доказывании.

Несмотря на различие целей, стоящих перед отдельными субъектами доказывания, вся их деятельность ведется в рамках правовой регламентации и осуществляется под контролем суда. Поэтому цели отдельных субъектов доказывания следует рассматривать как элементы единой системы целей по гражданскому делу.

Цели доказывания подразделяются на непосредственные и отдаленные. Непосредственная цель доказывания направлена на достижение результата собственно доказательственной деятельности — правильное и своевременное установление фактических обстоятельств дела. Отдаленные цели доказывания — конечные цели судопроизводства. Отдаленной целью доказывания является правильное и своевременное разрешение дела на основе установления обстоятельств, имеющих значение для дела, осуществление защиты права, устранение социальной неопределенности и приведение социальных отношений в соответствие требованиям закона.

Отдаленная цель доказывания имеет социальный аспект (Е.А. Виноградова). Он обусловлен возможностью воздействия государства через институт судебной власти на общественные отношения и изменения их.  Социальное назначение доказывания в системе гражданской процессуальной деятельности, его роль в достижении задач судопроизводства в целом предопределяет конкретные направления гражданской процессуальной деятельности.

В параграфе 2.2 «Реализация целей доказывания  в механизме доказывания на отдельных стадиях гражданского и арбитражного процессов» рассматриваются цели доказывания на отдельных стадиях гражданского и арбитражного судопроизводства. Выявляются препятствия в их достижении в связи с несовершенством правового регулирования процессуальной деятельности на конкретных стадиях гражданского и арбитражного процессов и способы их устранения.

Доказывание — непрерывный процесс, поэтому на каждой процессуальной стадии существуют свои цели по установлению фактических обстоятельств дела, которые можно рассматривать в качестве задач по отношению к общей цели доказывания.

Цель доказывания на стадии возбуждения дела. Доказывание при возбуждении дела в суде общей юрисдикции  и арбитражном суде нацелено на установление наличия предпосылок и соблюдения порядка предъявления искового или иного требования. В работе, с использованием метода сравнительного правоведения, с точки зрения цели доказывания на стадии возбуждения дела дается  анализ  содержания ст. 132 ГПК РФ относительно обязанности истца прилагать к исковому заявлению документы, подтверждающие заявленные требования. По мнению автора, рассматриваемое требование ГПК РФ  принципиально (необратимо) не влияет на правильность и своевременность установления фактических обстоятельств дела. Исключение из законодательства обязанности истца прилагать к исковому заявлению документы не противоречит общей тенденции по активизации действий субъектов доказывания на этой стадии, максимальному раскрытию своих позиций до начала судебного разбирательства.

Представление необходимых доказательств сторонами и другими лицами, участвующими в деле, — одна из задач стадии подготовки дела к судебному разбирательству (ст. 148 ГПК РФ). Для достижения цели доказывания на стадии возбуждения дела достаточно указания на фактические обстоятельства дела, обосновывающие требования истца (заявителя), и представления доказательств, подтверждающих факты соблюдения порядка обращения в суд.

Цель доказывания при подготовке дела к судебному разбирательству. Большинство элементов механизма доказывания проявляются на стадии подготовки дела. Закон обязывает суд совершить действия по определению предмета доказывания, содействию сторонам в собирании доказательств, определению системы средств доказывания по рассматриваемому делу, для чего суд опрашивает истца или его представителя по существу заявленных требований и предлагает, если это необходимо, представить дополнительные доказательства; назначает экспертизу (ст. 150 ГПК РФ). Истец и ответчик раскрывают доказательства (ст. 149 ГПК РФ и др.). Часть 3 ст. 133 АПК РФ в числе задач подготовки дела к судебному разбирательству называет определение обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела; оказание содействия лицам, участвующим в деле, в представлении необходимых доказательств. Аналогичные задачи указаны в ст. 148 ГПК РФ: уточнение фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела; представление необходимых доказательств сторонами, другими лицами, участвующими в деле. Соответственно целью доказывания на стадии подготовки дела к судебному разбирательству является выявление наличия условий для обеспечения правильного и своевременного установления фактических обстоятельств дела в суде первой инстанции. Для достижения этой цели решаются задачи по определению круга фактических обстоятельств дела, подлежащих установлению, и доказательств, необходимых для этого; обеспечению взаимной информированности лиц, участвующих в деле, и суда о фактических обстоятельствах дела и доказательствах.

В результате сопоставления понятий «уточнение фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела» (ст. 148 ГПК РФ) как задачи подготовки дела к судебному разбирательству и «определение обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела» (ч. 1 ст. 152 ГПК) как цели предварительного судебного заседания в  работе делается следующий вывод. Определение обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, является одним из средств достижения цели подготовки дела к судебному разбирательству — обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела в суде первой инстанции. Поэтому определение фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, — это задача по отношению как к цели стадии подготовки дела к судебному заседанию, так и к цели доказывания на рассматриваемой стадии процесса.

В аспекте обеспечения взаимной информированности лиц, участвующих в деле, и суда о фактических обстоятельствах дела делаются предложения по совершенствованию порядка раскрытия доказательств.

В работе отмечаются недостатки существующей модели раскрытия доказательств в арбитражном процессе и делаются предложения по совершенствованию процессуального порядка раскрытия доказательств.

Несомненным достоинством АПК РФ с точки зрения раскрытия доказательств стало введение института отзыва на заявление (Федеральный закон от 19.07.2009 № 205-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»). В то же время недостатком рассматриваемой новеллы АПК РФ является отсутствие гарантий обязательного предоставления отзыва ответчиком. Предусмотренные законом процессуальные последствия — рассмотрение дела по имеющимся в деле доказательствам или, в случае невозможности рассмотреть дело без отзыва, установление нового срока для его представления — не могут в полной мере решить эту проблему.

ГПК РФ четко не сформировал институт раскрытия доказательств. С учетом отечественного и зарубежного опыта в работе делаются предложения по нормативному регулированию этого вопроса. При разработке названного института в гражданском процессе необходимо учитывать следующее: 1) представление доказательств является реализацией состязательных прав сторон и иных лиц, участвующих в деле; 2) субъектами доказывания в гражданском процессе выступают граждане, не всегда имеющие возможность пользоваться помощью представителя; 3) запрет на представление доказательств непосредственно в суде не должен носить абсолютного характера. Ключевыми моментами  института раскрытия доказательств в гражданском процессуальном праве должны стать детальная регламентация обмена состязательными документами; закрепление в законе процессуальных последствий нарушения процедуры обмена состязательными документами; ограничение обмена состязательными документами только теми производствами, в основе которых лежит спор о праве; порядок раскрытия доказательств и их фиксации; способы раскрытия отдельных видов доказательств; определение содержания действий по раскрытию доказательств.

Цель доказывания на стадии судебного разбирательства. Судебное разбирательство — центральная стадия судопроизводства, в которой дело разрешается по существу. Процессуальный порядок рассмотрения и разрешения дела направлен на реализацию конечных задач судопроизводства на стадии судебного разбирательства. Сущность и назначение судебного разбирательства определяют цель доказательственной деятельности на этой стадии. Цель доказывания на стадии судебного разбирательства совпадает с общей целью доказывания в гражданском и арбитражном процессах и состоит в правильном и своевременном установлении фактических обстоятельств дела.

В работе определяются пределы непосредственного представления доказательств на стадии судебного разбирательства. Действующее гражданское процессуальное и арбитражное процессуальное законодательство исходит из неограниченных возможностей сторон, других  лиц, участвующих в деле, по представлению доказательств на судебном заседании. Подобное решение вопроса имеет сильные и слабые стороны. Положительным моментом является то, что сторона имеет право до вынесения решения представлять все имеющиеся у нее доказательства и тем самым способствовать наиболее достоверному установлению фактических обстоятельств дела. К отрицательным моментам существующего положения вещей следует отнести: фактор внезапности представления доказательств непосредственно в зале судебного заседания и в связи с этим возможное отложение слушания дела; заявление в ходе судебного заседания ходатайств об истребовании доказательств и, как следствие, затягивание процесса в целом.

При определении пределов представления доказательств непосредственно в судебном заседании следует учитывать принципы состязательного судопроизводства, право стороны на формирование собственной позиции в деле относительно фактических обстоятельств дела и доказательств. Поэтому следует сохранить как право ответчика, так и право истца представить новые доказательства непосредственно на стадии судебного разбирательства, установив в законодательстве ограничения.

Вопрос о целях доказывания на проверочных стадиях гражданского и арбитражного процессов рассматривается в связи с общими проблемами совершенствования системы пересмотра судебных постановлений (актов) в гражданском и арбитражном процессах в ключе унификации.

Целью деятельности суда второй инстанции в гражданском и арбитражном процессах является устранение судебных ошибок, допущенных нижестоящим судом. Для достижения этой цели суд второй инстанции правильно и своевременно осуществляет проверку законности и обоснованности судебных постановлений, не вступивших в законную силу (Г.А. Жилин). Соответственно цель доказывания в суде второй инстанции выявление судебных ошибок, допущенных при установлении фактических обстоятельств дела в суде первой инстанции. Задачей доказательственной деятельности в суде второй инстанции является проверка правильности и своевременности установления фактических обстоятельств дела судом первой инстанции. Установление новых обстоятельств дела как задача доказывания в суде второй инстанции носит вспомогательный характер. Представление дополнительных доказательств обоснованно в той мере, в которой это необходимо для реализации основной цели — проверки правильности установления фактических обстоятельств дела при рассмотрении дела в суде первой инстанции.

Исходя из приоритета модели неполной апелляции, определяются доказательственные пределы пересмотра дела в суде второй инстанции. Анализ законодательства и судебной практики позволяет предложить перечень условий, при которых допускается представление новых доказательств в суде второй инстанции: 1) необоснованный отказ суда первой инстанции в принятии или исследовании доказательств; 2) представление стороной доказательств в обоснование возражений на апелляционную жалобу, если заявитель ссылается на дополнительные доказательства; 3) представление в суд второй инстанции доказательств в подтверждение (опровержение) наличия или отсутствия оснований для безусловной отмены судебного решения в порядке ч. 4 ст. 330 ГПК РФ (в ред. Федерального закона от 09.12.2010 № 353-ФЗ), ч. 4 ст. 270 АПК РФ.

Условия представления новых доказательств в суд второй инстанции должны быть четко определены законом; следует исключить такое неопределенное (неконкретное) основание, как невозможность представления доказательств в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от участвующего в деле лица и признанным судом уважительными. Выработано предложение, определяющие условие допущения новых доказательств: «Лицо не знало и не могло знать о существовании доказательства, при условии если принятие этого доказательства не будет неоправданно затягивать рассмотрение дела в суде второй инстанции». Факт незнания лицом, участвующим в деле, о существовании доказательства должен быть им доказан.

Основной задачей доказывания в суде второй инстанции является проверка правильности установления фактических обстоятельств дела в суде первой инстанции, а установление новых фактических данных — дополнительной, как средство устранения недостатков в доказательственной деятельности в суде первой инстанции. Установление новых обстоятельств дела возможно в той мере, в какой это требуется для устранения судебной ошибки и обеспечения эффективности судебной защиты прав, свобод и законных интересов участников спорных материальных правоотношений. Поэтому представление новых доказательств в суд второй инстанции в гражданском и арбитражном процессах является не правилом, а исключением.

Ограничение в представлении новых доказательств в суд второй инстанции не должно противоречить общей цели доказывания по правильному установлению фактических обстоятельств дела. ГПК РФ в ст. 328 (в ред. Федерального закона от 09.12.2010 № 353-ФЗ) закрепляет за судом апелляционной инстанции полномочие по вынесению нового решения на основании исследованных судом первой инстанции и вновь представленных доказательств, без возможности направления дела в суд первой инстанции. При таком решении вопроса не исключается ситуация, когда доказательства не допускаются судом апелляционной инстанции по формальным основаниям, при этом у суда есть осознание того, что исследование и оценка этих доказательств могут привести к иным выводам относительно фактических обстоятельств дела. Решение данного вопроса видится в последовательном проведении модели неполной апелляции и предоставлении суду апелляционной инстанции права отменить решение и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. В этом смысле следует отметить положительный опыт стран, ограничивающих представление новых доказательств в суд второй инстанции (Германия, Англия, Латвия, Литва, Эстония).

Целью доказывания в суде кассационной инстанции является выявление судебных ошибок, допущенных судами первой и апелляционной инстанций при установлении фактических обстоятельств дела в отношении судебных актов, вступивших в законную силу. Задачей доказывания при пересмотре судебных постановлений (судебных актов) в суде общей юрисдикции и арбитражном суде является правильная и своевременная проверка законности установления фактических обстоятельств дела, включая соблюдение законодательства судами первой и апелляционной инстанций в процессе  доказывания.

Содержание института кассации в современном гражданском и арбитражном процессах основано на сочетании признаков, присущих различным системам пересмотра, что в значительной мере усложняет содержание соответствующих процессуальных норм и придает данному институту новые возможности, которых лишены иные системы пересмотра.

В работе отстаивается мнение о том, что суд общей юрисдикции или арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность судебного акта. Не оспаривая мысли о том, что суды всех инстанций должны иметь право на оценку доказательств (И.В. Харламова), отмечается, что в случае проверки вступившего в законную силу судебного решения суд имеет право лишь на оценку доказательств с точки зрения правильности применения норм материального и процессуального права.

Доказательственные пределы кассационного производства в гражданском и арбитражном процессах становятся идентичными и состоят в следующем.

1. Суд кассационной инстанции не вправе устанавливать новые фактические обстоятельства дела, исследовать новые доказательства или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции.

2. Компетенция суда общей юрисдикции и арбитражного суда кассационной инстанции — проверка правильности установления фактических обстоятельств дела. Если суд придет к выводу о том, что судами первой и апелляционной инстанций полно и всесторонне исследованы имеющиеся в деле доказательства, но неправильно применена норма права, он вправе отменить или изменить решение суда первой инстанции или постановление суда апелляционной инстанции полностью или в части и принять новый судебный акт.

3. Суд кассационной инстанции вправе отменить или изменить решение суда первой инстанции или постановление апелляционного суда полностью или частично и направить дело на новое рассмотрение, если выводы, содержащиеся в обжалуемом решении (постановлении), не соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам или имеющимся в деле доказательствам.

В качестве положительной тенденции в гармонизации механизма доказывания рассматривается обязательность обжалования в судах апелляционной и кассационной инстанций, что позволяет в идеале решить вопрос об обжаловании решений в связи с неправильным установлением фактических обстоятельств дела, т. е. устранить «ошибки факта».

В то же время ГПК РФ и АПК РФ не учитывают того, что в Рекомендации № R (95) 5 Комитета министров Совета Европы от 07.02.1995 государствам-членам относительно введения в действие и улучшения функционирования систем и процедур обжалования по гражданским и торговым делам предлагается рассмотреть возможность введения в действие системы, в соответствии с которой суд третьей инстанции мог бы рассмотреть дело непосредственно, минуя одну инстанцию. Автор пришел к выводу о целесообразности закрепления на законодательном уровне перечня исключительных случаев, когда суд кассационной (третьей) инстанции мог осуществить проверку судебного акта независимо от его пересмотра на стадии апелляционного производства (например, в целях защиты прав социально незащищенных лиц, публичных интересов и др.).

Редакция ряда статей АПК РФ, регламентирующих производство в кассационной инстанции, позволяет арбитражным судам давать широкое толкование полномочий арбитражного суда кассационной инстанции, делая акцент на переоценке фактических обстоятельств дела, которая в сочетании с правом арбитражного суда кассационной инстанции на вынесение нового судебного акта ведет к дублированию функций арбитражного суда апелляционной инстанции.

В целях преодоления ситуации, когда арбитражные суды кассационной инстанции дублируют функции суда апелляционной инстанции, в частности при установлении фактических обстоятельств дела, предлагается изменить редакцию частей 1 и 3 ст. 286 АПК РФ и ч. 1 ст. 288 АПК РФ, чтобы ограничить возможность толкования судами своих полномочий только как полномочий по проверке законности, т. е. правильности, применения норм материального и процессуального права. В связи с этим ч. 1 ст. 286 АПК РФ может быть изложена в следующей редакции: «Арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права». Часть 3 ст. 286 АПК РФ может иметь следующее содержание: «В арбитражный суд кассационной инстанции запрещается представлять новые факты и новые доказательства. Оценка доказательств и фактических обстоятельств, данная судом первой и апелляционной инстанций, обязательна для арбитражного суда кассационной инстанции». Предлагается и новая редакция ч. 1 ст. 288 АПК РФ: «Основанием для изменения или отмены решения, постановления арбитражного суда первой и апелляционной инстанций является нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права».

Федеральный закон от 09.12.2010 № 353-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» в значительной степени унифицировал порядок пересмотра судебных актов (постановлений) в кассационной инстанции в гражданском и арбитражном процессах. Однако по сравнению с АПК РФ Гражданский процессуальный кодекс  РФ более категорично определил доказательственные пределы кассационного пересмотра. Во-первых, в ГПК РФ специально оговаривается, что суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, не вправе предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими и определять, какое судебное постановление должно быть вынесено при новом рассмотрении дела (ч. 2 ст. 390).  Во-вторых, ГК РФ последовательно и однозначно проводит мысль о том, что основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке является их незаконность, т. е. наличие существенных нарушений норм материального и процессуального права,  которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (ст. 387).

С учетом требований Совета Европы, прецедентной практики Европейского Суда по правам человека и тенденций развития отечественного процессуального законодательства определяется цель доказывания в суде надзорной инстанции. Целью доказывания на стадии надзорного производства является выявление судебных ошибок, допущенных нижестоящими судами в связи с неправильным применением и толкованием норм материального и процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита прав и свобод человека и гражданина, гарантированных Конституцией РФ, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами, повлекли нарушение прав неопределенного круга лиц и других охраняемых законом публичных интересов либо нарушения в единообразном толковании и применении судом норм права.

Соответственно задача доказывания на этой стадии — правильное и своевременное установление наличия или отсутствия фактов неправильного применения и толкования нижестоящими судами норм права при определении фактических обстоятельств дела, подлежащих установлению, в ходе самой доказательственной деятельности, оказавших влияние на эффективность защиты прав и свобод человека и гражданина, гарантированных Конституцией РФ, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами, а также повлекших нарушение прав неопределенного круга лиц и других охраняемых законом публичных интересов либо нарушения единообразия в толковании и применении судами норм материального и процессуального права.

В компетенцию суда надзорной инстанции входит проверка доводов надзорной жалобы (представления) с точки зрения правильности  применения и толкования судами нижестоящих инстанций (ст. 391.1 ГПК РФ в ред. Федерального закона от 09.12.2010 № 353-ФЗ) норм процессуального права, регулирующих порядок представления, исследования и оценки доказательств, имея в виду, что, во-первых, доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда (ч. 2 ст. 55 ГПК РФ), во-вторых, суд обосновывает решение лишь на тех доказательствах, которые были исследованы на судебном заседании (ч. 2 ст. 195 ГПК РФ), в-третьих, суд надзорной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, либо предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими; в-четвертых, ошибки, допущенные в ходе доказывания, привели к нарушению прав и свобод человека и гражданина, гарантированных Конституцией РФ, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации, прав и законных интересов неопределенного круга лиц и других публичных интересов,  обеспечения правильного и единообразного толкования и применения федерального законодательства  (ст. 391.9 ГПК РФ в ред. Федерального закона от 09.12.2010 № 353-ФЗ, ст. 304 АПК РФ). Этими обстоятельствами определяются доказательственные пределы надзорного производства.

Задача стадии пересмотра по вновь открывшимся и новым обстоятельствам — выяснить наличие или отсутствие вновь открывшихся и новых обстоятельств и установить, повлияли ли они на правильность вынесенного судом постановления. Соответственно целью доказывания на стадии пересмотра дел по вновь открывшимся и новым обстоятельствам является установление наличия фактических данных, свидетельствующих о возможности пересмотра дела по вновь открывшимся или новым обстоятельствам. Задачи доказывания — правильное и своевременное установление фактических обстоятельств дела, свидетельствующих о наличии или отсутствии вновь открывшихся или новых обстоятельств, а также соблюдение условий обращения в суд с заявлением о пересмотре дела по вновь открывшимся или новым обстоятельствам.

Глава 3 «Роль и место принципов доказательственного права  в механизме доказывания по гражданским делам» включает два параграфа.

В  параграфе 3.1 «Принципы доказательственного права: значение и общая характеристика»  автор обосновывает  мнение о необходимости разработки теории принципов доказательственного права. Доказательственное право, как и другие подразделы права, имеет интеллектуально-волевое содержание, выражающееся в собственных принципах.

Принципы доказательственного права – не абстрактная теоретическая конструкция. Они детализируют и дополняют отраслевые. Доказательственное право, являясь структурным элементом правовой системы, должно обладать интегративными элементами, которые объединяют его нормы в одно структурное образование. Значение принципов может быть определено с помощью выбранного в философской литературе понятия центра целостного системного образования. Принципы доказательственного права являются теми активными центрами, которые направляют деятельность субъектов доказывания по установлению фактических обстоятельств дела. Если отраслевые принципы выступают носителем интегративного начала на уровне отрасли права, то принципы доказательственного права являются показателем, с одной стороны, внутриотраслевой дифференциации, а с другой — правовой интеграции.

Принципы  доказательственного права   позволяют объединить в единое целое нормы отраслей материального и процессуального права, отражающие специфику деятельности субъектов гражданского и арбитражного процессов по установлению фактических обстоятельств дела в целях правильного и своевременного установления фактических обстоятельств дела.

В диссертации рассматривается вопрос о взаимосвязи принципов доказательственного права с принципами гражданского процессуального права и арбитражного процессуального права как соотношении общего и частного, что обусловлено иерархией системы гражданского процессуального права и арбитражного процессуального права.

Анализ системы доказательственного права позволяет выделить следующие ее принципы: 1) принцип обязательности доказывания (все обстоятельства дела подлежат доказыванию, за исключением тех, которые не подлежат доказыванию в силу закона или соглашения лиц, участвующих в деле); 2) принцип  относимости доказательств; 3) принцип допустимости доказательств; 4) принцип свободной оценки доказательств.

В диссертации исследуется вопрос о соотношении принципов доказательственного права и принципов доказывания. Специфика гражданского судопроизводства состоит в реализации гражданских процессуальных норм и именно потому принципы гражданского процессуального права становятся одновременно и принципами гражданского судопроизводства (М.К. Треушников, В.М. Семенов).

В параграфе 3.2 раскрывается  содержание принципов  доказательственного права.

Принцип обязательности судебного доказывания связан с решением проблем предмета доказывания. Все обстоятельства дела подлежат доказыванию, за исключением тех, которые не подлежат доказыванию в силу закона. Автор рассматривает предмет доказывания как совокупность юридических фактов материально-правового характера и доказательственных фактов. Критерием отнесения фактов к предмету доказывания является их значимость для правильного применения норм материального права.

Факты, устанавливаемые по делу, могут быть положительными и отрицательными (И.М. Зайцев, М.А. Фокина). В данной классификации факты рассматриваются как научно-практические категории, как модели, обязательные для практики юридического регулирования. В работе исследуются особенности доказывания отрицательных фактов. Такие факты процессуального характера познаются судом по материалам дела. Отрицательные факты материально-правового характера устанавливаются через выяснение связанных с ними положительных фактов. В этом случае знание выводится логическим путем из других установленных (положительных) фактов. Происходит построение логического вывода о наличии отрицательного факта, когда из одних утверждений (о каких-либо положительных фактах) выводятся другие утверждения (о наличии отрицательного факта).

В случаях, когда отрицательное обстоятельство составляет результат судебного разбирательства (безвестное отсутствие гражданина, бесхозяйное имущество и т. п.), оно может быть доказано посредством установления нескольких отрицательных фактов.

Специальное внимание в диссертации уделяется бесспорным фактам. Их правовое регулирование во многом определяется действием принципа состязательности. Признав существование сферы частных интересов, закон предоставил сторонам право распоряжаться фактическим и доказательственным материалом. Наличие  в гражданском процессе бесспорных фактов — один из способов реализации волеизъявления сторон в сфере доказывания. Бесспорные обстоятельства являются результатом распорядительного действия (бездействия)  стороны по формированию фактического материала по делу. Их юридическая природа определяется тем видом состязательности, который свойственен системе правосудия. Проанализировав узкое и широкое понимание бесспорных обстоятельств в отечественной доктрине конца Х1Х – начала ХХ веков, современном судопроизводстве России, а также опыт зарубежных стран, автор относит к ним две группы фактов: факты, признанные стороной, либо факты, не оспариваемые лицами, участвующими в деле.

Принцип относимости доказательств. Объем доказательственного материала по гражданскому делу определяется с учетом  относимости и допустимости доказательств. Понимание относимости как принципа доказывания по гражданским делам позволяет провести ее всесторонний анализ. Автор исследует существующие концепции относимости доказательств, расхождения в содержании норм статей 55 и 59 ГПК РФ, статей 64 и 67 АПК РФ и делает вывод об относимости всех доказательств, имеющих значение для дела. Вместе с тем не все доказательства имеют равное значение для разрешения правового конфликта. Круг относимых доказательств предлагается определять в зависимости от их значимости для разрешения правового конфликта. Относимость нельзя отождествлять со значимостью. Информация, имеющая значение для дела, как правило, всегда относима. В связи с этим представляется целесообразным все относимые доказательства подразделить на две категории: доказательства, значимые для разрешения дела по существу, и доказательства, необходимые для осуществления судом иной процессуальной деятельности. К первой категории относятся доказательства, содержащие сведения о фактах, входящих в предмет доказывания (юридических и доказательственных фактах), ко второй — о фактах процессуального характера и фактах, имеющих значение для укрепления законности и правопорядка, предупреждения правонарушений.

В результате анализа значимости доказательств, содержащих информацию о фактах материально-правового характера, доказательственных фактах, фактах процессуального характера, фактах, устанавливаемых судом для выполнения воспитательной и предупредительной функций, автор приходит к выводу об их относимости. Специальным вопросом, которому уделено внимание в диссертации, является вопрос об относимости процессуальных юридических и проверочных фактов.

Принцип относимости судебных доказательств в условиях состязательного судопроизводства выполняет двоякую роль: во-первых, конкретизирует состязательное начало в процессе формирования доказательственного материала, во-вторых, является эффективным средством предупреждения недобросовестного поведения сторон и их представителей при представлении доказательств. Стороны на протяжении всего процесса вправе просить о вызове свидетелей,  о приобщении к делу представленных ими письменных доказательств либо об истребовании их от других лиц, о приобщении к делу вещественных доказательств и их проверке, назначении экспертизы. В состязательном процессе важная роль в решении вопроса об относимости доказательств принадлежит представителям, поскольку они первоначально решают вопрос об относимости доказательств и в дальнейшем отстаивают свою позицию в суде.  Российская модель состязательного судопроизводства предусматривает относительно активное участие суда в доказывании. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой из сторон они подлежат доказыванию, ставит их на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались (ст. 56 ГПК РФ). Кроме того, арбитражный суд вправе отказать в принятии документов, не имеющих отношение к делу (ч. 2 ст. 67 АПК РФ).

Принцип допустимости доказательств. Значимость принципа допустимости доказательств в состязательном процессе трудно переоценить. Необходимость ограничения свободного распоряжения сторон средствами доказывания объясняется интересами прочности гражданского оборота, получения верного знания о действительности, гарантированностью от злоупотреблений недобросовестной стороны (М.К. Треушников).

В научной литературе неоднозначно решается вопрос о содержании принципа допустимости доказательств. Проанализировав существующие концепции  (А.Г. Калпин, М.К. Треушников, В.В. Молчанов), автор выделяет материально-правовую и процессуальную стороны принципа допустимости доказательств.

Материально-правовая сторона принципа допустимости включает в себя: допустимость любых средств доказывания; допустимость средств доказывания, непосредственно предусмотренных законом; допустимость использования любых средств доказывания или средств доказывания, непосредственно предусмотренных законом, за исключением свидетельских показаний.  Автором признан недостаточно убедительным вывод об отнесении к содержанию принципа допустимости доказательств таких элементов, как «допустимость использования только письменных доказательств» и «допустимость письменных доказательств только определенной формы и содержания, а также любых других средств доказывания» (В.В. Молчанов).

К числу  процессуальных критериев допустимости доказательств относятся: 1) надлежащий субъектный состав лиц, осуществляющих процессуальные действия по доказыванию; 2) надлежащий источник фактических данных; 3) соблюдение процессуального порядка собирания, представления и исследования доказательств; 4) установленные законом пределы доказывания на стадиях судопроизводства.

На основании анализа Конвенции о защите прав человека и основных свобод, правовых позиций Европейского Суда по правам человека, Конституции РФ, федеральных законов и судебной практики, отечественной и зарубежной доктрины процессуального права делается вывод  о недопустимости доказательств, полученных с нарушением закона.

В работе рассматривается соотношение понятий: «доказательства, полученные с нарушением закона», «недопустимые (допустимые) доказательства» и «юридическая сила доказательств». Доказательства, полученные с нарушением закона, — материал для проверки доказательств судом на предмет их допустимости в процесс; недопустимые (допустимые) доказательства — результат исследования судьей представленных доказательств. У доказательств, полученных с нарушением закона, и недопустимых доказательств разные хронологические рамки существования. Первые существуют начиная с момента представления их в суд и до того момента, когда нарушение процессуального требования будет открыто, а вторые — после установления факта нарушения закона.

Предлагается унифицированное регулирование рассматриваемого вопроса  в арбитражном процессуальном и гражданском процессуальном законодательстве, с введением следующей редакции ч. 2 ст. 55 ГПК РФ и ч. 3 ст. 64 АПК РФ: «Доказательства, полученные с нарушением федерального закона, не допускаются. Доказательства, признанные судом недопустимыми, не имеют юридической силы».

В развитие теоретических положений о юридической силе доказательств (С.В. Некрасов, В.В. Молчанов) автором дополнительно выявляются свойства, характеризующие юридическую силу доказательства и юридическое назначение рассматриваемого правового явления.

Юридическая сила доказательств  рассматривается автором в аспекте оценки доказательств. В результате оценки доказательства с точки зрения его соответствия принципу допустимости, прежде всего его процессуальным критериям, делается вывод о наличии или отсутствии у доказательства юридической силы. Соответствие доказательства процессуальным критериям допустимости не является проявлением юридической силы, а только основанием для признания наличия таковой. Внимательное рассмотрение дефиниций и критериев юридической силы доказательств показывает, что утрата доказательством юридической силы является последствием признания доказательства недопустимым. Таким образом, юридическая сила доказательства — это такое свойство доказательства, которое  приобретается только при условии получения доказательства в порядке, установленном законом.

Принципиальным является вопрос об  определении момента, с которого доказательство, представленное лицом, участвующим в деле, может утратить юридическую силу. Автором разработан проект института исключения доказательств. В работе определяются субъекты, имеющие право ходатайствовать об исключении доказательства; момент, когда следует заявлять ходатайства об исключении доказательства; доказательства, подлежащие исключению; порядок их проверки  и оформления принятого решения по вопросу об исключении доказательства.

Важнейшим принципом гражданского процессуального доказывания является свободная оценка доказательств.

В работе подвергается сомнению правильность понимания принципа свободной оценки доказательств как принципа гражданского процесса (К.Б. Рыжов). Автор считает, что принцип свободной оценки доказательств оказывает основополагающее воздействие не на весь механизм гражданского процессуального и арбитражного процессуального регулирования, а только на ту его часть, которая направлена на установление фактических обстоятельств дела.

Спорным является вывод ряда авторов (С.В. Курылев и др.), обосновывающих оценку доказательств в качестве самостоятельной процессуальной категории, находящейся вне границ понятия судебного доказывания. Оценка доказательств, считает автор, имеет логический и правовой аспекты. Обе стороны оценки тесно связаны между собой. Оценка доказательств имеет свою специфику по сравнению с другими этапами процесса доказывания. Однако это обстоятельство не дает оснований для выведения ее из процесса доказывания. На протяжении всего процесса доказывания субъекты судопроизводства оценивают доказательства. Оценка доказательств — это составная часть судебного доказывания, заключающаяся в осмыслении участниками результатов непосредственного восприятия доказательств, позволяющая сформулировать выводы о юридически значимых обстоятельствах.

Детально анализируется вопрос о субъектах оценки доказательств. Характер оценки  зависит от того, каким субъектом она осуществляется. Однозначным является признание суда в качестве основного субъекта оценки доказательств. Он — единственный участник познания, осуществляющий право контроля и власти в отношении всех процессуальных действий, в том числе и доказательственной деятельности лиц, участвующих в деле (Л.А. Ванеева). Субъектом оценки выступают как отдельные судьи, так и суд как  коллегиальный орган.

В ГПК РФ и АПК РФ нет положения, указывающего на право участников процесса осуществлять оценку доказательств. В действительности оценочные суждения формулируют и лица, участвующие в деле, так как для осуществления прав по доказыванию, заявлению ходатайств, доводов и т. д. необходимо осмыслить сведения о фактах, оценить имеющийся фактический материал, сформулировать  выводы. Оценочные суждения суда и лиц, участвующих в деле, имеют неодинаковое значение. Для выводов суда характерен властный характер, так как они находят отражение в судебных постановлениях.  Оценочные суждения лиц, участвующих в деле, носят вспомогательный характер. Поскольку они излагаются суду, то способны оказать влияние на формирование оценочных выводов суда. Всех субъектов оценки доказательств в зависимости от ее юридической значимости можно подразделить на: а) субъектов властной оценки; б) субъектов вспомогательной оценки, чьи выводы влияют на совершение процессуальных действий (лица, участвующие в деле); в) субъектов дополнительной оценки, мнение которых необязательно для суда, но способно в определенной мере помочь правильно оценить доказательства.

В работе раскрывается содержание принципа свободной оценки доказательств, составляющими элементами которого являются: внутреннее убеждение, беспристрастность, всесторонность и полнота, объективность, непосредственность рассмотрения имеющихся в деле доказательств.

На основании анализа действующего процессуального законодательства выделяются два вида критериев оценки доказательств: критерии индивидуальные, предусмотренные для каждого доказательства в отдельности, и критерии системные, применяемые для всей системы доказательств по данному делу.

Глава 4 «Элементы механизма доказывания по гражданским делам» состоит из шести параграфов.

В параграфе 4.1 «Нормы, регулирующие доказывание по гражданским делам, их место в системе гражданского процессуального права и арбитражного процессуального права. Роль судебной практики в механизме доказывания по гражданским делам» исследуются нормы, регулирующие доказывание по гражданским делам, их природа, место в системе гражданского процессуального права и арбитражного процессуального права.

Правовую основу механизма доказывания по гражданским делам составляют нормы, регулирующие доказывание по гражданским делам. Значение норм в механизме доказывания заключается в регламентации порядка установления фактических обстоятельств дела. Нормы доказательственного права определяют: круг общественных отношений, на который распространяется действие норм доказательственного права; содержание деятельности участников доказывания; место совершения действий; порядок представления, обеспечения, раскрытия, исследования и оценки доказательств; процессуальные средства, применяемые в доказывании (доказательства, презумпции, фикции и др.); юридические средства, с помощью которых обеспечивается должное поведение участников доказывания. Функционирование механизма доказывания осуществляется на основе применяемых норм, которые выступают в качестве правового средства достижения целей доказывания.

Автор приходит к выводу, что для уяснения роли норм гражданского процессуального права и арбитражного процессуального права в механизме доказывания по гражданским делам наиболее актуальным представляется выделение регулятивных и охранительных норм. В работе анализируются обобщающие, абсолютно определенные и относительно определенные, абсолютные и относительные нормы, регулирующие процесс доказывания.

Общеизвестно, что отдельные нормы никогда не действуют обособленно, изолированно друг от друга. Нормы, регулирующие доказывание в гражданском и арбитражном процессах, — обширная совокупность юридических норм, определяющих порядок собирания,  представления, раскрытия, исследования, оценки доказательств и еще достаточно широкий спектр вопросов, связанных с установлением фактических обстоятельств дела. Все названные нормы дополняют друг друга и реализуются как система. Поэтому нормы, составляющие доказательственное право, образуют единый нормативный механизм регламентирования (С.С. Алексеев).

Определение юридической природы норм, составляющих доказательственное право, важно с точки зрения регулирования функциональной стороны механизма доказывания по гражданским делам.

Для определения природы норм доказательственного права, являющихся частью материального права, предлагается исходить из функций этих норм и их способности регулировать правоотношения вне судебного процесса (И.Г. Медведев). Если рассматриваемые нормы одновременно влияют на процессуальную форму доказывания и устанавливают материально-правовые последствия событий и действий, можно говорить о двойственной природе таких норм — материально-правовой и процессуальной. Процессуальная сторона норм, имеющих двойственную природу, проявляется только в случае спора и регулирует особенности доказывания по отдельным категориям дел. Таким образом, положения, закрепленные в нормах материального права, одновременно регулируют как материально-правовые, так и процессуальные отношения и являются составной частью материально-правовых институтов.

Нормы, имеющие двойственную природу, регулируют процессуальные последствия несоблюдения простой письменной формы сделки  (ст. 162 ГК РФ), закрепляют доказательственные презумпции. Такие нормы в полной мере могут быть отнесены к числу норм доказательственного права,  подлежащих включению в механизм доказывания.

В результате анализа норм, регулирующих  доказывание,   в системе доказательственного права выделены отдельные элементы: ассоциация общих норм и специальные, по отношению к ней, институты. Это дает возможность отнести доказательственное право к более высокому уровню в иерархии системы гражданского процессуального права или арбитражного процессуального права, и рассматривать его как системное образование на уровне объединения институтов. Обоснованием настоящего положения могут служить следующие аргументы: 1) самостоятельное место в системе гражданского процессуального и арбитражного процессуального права; 2) наличие у доказательственного права однородного предмета регулирования, который составляет дифференцированный круг общественных отношений; 3) доказательственное право, будучи цельным структурным подразделением гражданского процессуального  и арбитражного процессуального права, имеет свою собственную организацию.

Обособленность доказательственного права как укрупненного подразделения гражданского процессуального  и арбитражного процессуального права получает выражение в наличии в его составе правовых институтов, многие из которых имеют комплексный характер.

Доказательственное право является результатом дифференциации и интеграции правового регулирования. Дифференциация привела к формированию в системе доказательственного права специальных институтов: институт объяснений сторон и третьих лиц (институт объяснений лиц, участвующих в деле в арбитражном процессе); институт вещественных доказательств; институт свидетельских показаний; институт письменных доказательств; институт судебной экспертизы; институт аудио- и видеозаписей; институт неформализованных доказательств (в арбитражном процессе).

Итогом интеграции правового регулирования в сфере доказывания явилось создание ассоциации общих норм доказательственного права, которая регламентирует то общее, единое, совпадающее, что свойственно отдельным институтам доказательственного права, т. е. объединяет общие нормы доказательственного права. К последним могут быть отнесены нормы, регламентирующие понятие доказательств,  относимость и допустимость, цель  доказывания, представление и оценку доказательств.

Критерием деления права на институты является предмет правового регулирования и метод правового регулирования. Институты доказательственного права имеют обособленные предметы регулирования, которые  в силу многоуровневого характера гражданского процессуального права и арбитражного процессуального права в совокупности составляют предмет регулирования доказательственного права. Так, предмет регулирования института судебной экспертизы составляют отношения по назначению, производству экспертизы, получению и оценке заключения эксперта. Предмет регулирования института письменных доказательств составляют отношения по представлению, раскрытию, исследованию и оценке письменных доказательств. Разновидность процессуальных отношений доказательственного права требует обособленного регулирования и является предпосылкой для выделения самостоятельного правового института.

Показателем юридического своеобразия подразделения структуры права выступают ее регулятивные свойства, и, прежде всего метод регулирования. Поскольку  доказывание осуществляется в рамках гражданского или арбитражного процессов, оно регулируется императивно-диспозитивным методом.

Институты доказательственного права воздействуют на различные стороны, участки правоотношений по установлению фактических обстоятельств дела, и различаются способами воздействия на регулируемые отношения. В институтах, регулирующих объяснения сторон и третьих лиц, лиц, участвующих в деле, преимущественное положение занимает такой способ правового регулирования, как дозволение (ч. 1 ст. 35 ГПК РФ, ч. 1 ст. 41 АПК РФ). В других специальных  институтах доказательственного права предпочтение отдается обязывающим нормам. Так, лицо, вызванное в качестве свидетеля, обязано явиться в суд, и дать правдивые показания (ч. 1 ст. 70 ГПК РФ, части 2 и 3 ст. 56 АПК РФ). Лицо, представляющее письменное или вещественное доказательство или ходатайство о его истребовании, обязано указать, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, могут быть установлены этим доказательством (ч. 2 ст. 57  ГПК РФ, ч. 4 ст. 66 АПК РФ).  Предписание как способ правового регулирования характеризует ассоциацию общих норм доказательственного права. Это объясняется тем, что большинство норм названного института адресовано суду. Суд как орган власти  осуществляет управление процессом, в том числе и деятельностью субъектов процесса по установлению фактических обстоятельств дела.

Автор полагает, что нормы общей и особенной частей гражданского процессуального права  или арбитражного процессуального права, а также нормы, закрепленные в институтах материального права, регламентирующие доказывание, распределяются по институтам доказательственного права, в соответствии с их предметом. 

В работе рассматривается  значение судебной практики в механизме доказывания  по гражданским делам. В связи с этим  специальному анализу подвергнуты правовые позиции Европейского Суда по правам человека, Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ.

Параграф 4.2 «Гражданские процессуальные и арбитражные процессуальные правоотношения как элемент механизма доказывания и их субъекты». Гражданские процессуальные и арбитражные процессуальные правоотношения являются необходимым элементом механизма доказывания по гражданским делам. При помощи правоотношений правила, установленные нормами права, регулирующими доказывание по гражданским делам, воплощаются в реальную деятельность субъектов доказывания.

В рамках настоящей работы рассматриваются отдельные вопросы правоотношений, связанных с установлением фактических обстоятельств дела. Такой подход допустим в связи с тем, что механизм доказывания имеет свои собственные цели, согласующиеся с целями гражданского и арбитражного процессов.

В научной литературе сделан логичный вывод о взаимосвязи цели, задач судопроизводства и системы правоотношений (Г.А. Жилин). Достижение целей доказывания осуществляется путем реализации гражданских процессуальных и арбитражных процессуальных норм в правоотношениях. На каждой стадии процесса можно выделить свой комплекс правоотношений, формирующийся в процессе установления фактических обстоятельств дела. Соответственно объект процессуальных правоотношений, складывающийся в процессе доказывания, имеет определенную иерархическую структуру. На каждой стадии судопроизводства комплекс правоотношений по доказыванию имеет свой объект.

Каждое процессуальное отношение, возникающее между судом и участниками доказывания, преследует свою цель, которая и будет выступать в качестве единичного объекта правоотношения (Г.А. Жилин). Например, объектом правоотношения «суд — свидетель» являются сведения о фактах, сообщаемых свидетелем.

Наличие общей цели и общего объекта системы правоотношений, складывающихся по поводу установления фактических обстоятельств гражданского дела, подчеркивает единство и целостность механизма доказывания. Наличие же целей и объектов правоотношений на отдельных стадиях процесса, целей и объектов конкретных правоотношений свидетельствует о сложной иерархической системе самостоятельных правоотношений между судом и другими участниками познавательно-доказательственной деятельности.

В работе изучается период возникновения гражданских процессуальных и арбитражных процессуальных правоотношений, что связывается автором с реализацией права на судебную защиту. Подача заявления (искового заявления) детерминирует обязанность суда рассмотреть его и совершить одно из следующих процессуальных действий, выступающих в качестве юридического факта: возбудить производство по делу (ст. 133 ГПК РФ), возвратить исковое заявление (ст. 135 ГПК РФ), оставить заявление без движения (ст. 136 ГПК РФ), — каждое из которых порождает самостоятельные последствия.

Процесс доказывания в суде, т. е. в порядке, установленном гражданским процессуальным и арбитражным процессуальным законодательством, начинается с утверждения о фактах, подлежащих доказыванию. Оно, как правило, делается одновременно с подачей заявления (искового заявления). С этого момента начинает функционировать механизм доказывания по гражданским делам. Подготовительную работу, которую ведут стороны и их представители до обращения в суд по собиранию и обеспечению доказательств нельзя назвать судебным доказыванием, и в то же время было бы неверным рассматривать ее как бесполезную для механизма доказывания. Результаты этой подготовительной работы встраиваются в механизм доказывания с момента обращения в суд.

В качестве исключения рассматривается время начала функционирования механизма доказывания при применении предварительных обеспечительных мер в арбитражном процессе (ст. 99 АПК РФ). В этом случае механизм доказывания действует с момента подачи заявления об обеспечении имущественных требований.

Содержание правоотношений, формирующихся в процессе доказывания, составляют права и обязанности субъектов доказывания. Проанализировав различные аспекты дискуссии относительно субъектов познания и субъектов доказывания,  диссертант пришел к мнению о схоластическом характере спора. Используя метод системно-структурного анализа, следует отметить, что предпочтительным представляется подход, позволяющий рассматривать всех участников познавательно-доказательственной деятельности в качестве системы, без разграничения собственно субъектов доказывания и участников доказывания. В этом смысле все участники познавательно-доказательственной деятельности являются элементами рассматриваемой системы. Исключение из числа субъектов этой деятельности лиц, являющихся источниками доказательственной информации, не позволит достичь цели доказывания по гражданскому делу, нарушит целостность самой системы доказывания. Однако всех участников процесса познавательно-доказательственной деятельности нельзя рассматривать как равнозначных в силу различия формы их деятельности. В связи с этим представляется целесообразным выделить следующие группы субъектов системы познавательно-доказательственной деятельности: 1) суд как орган правосудия; 2) субъекты, имеющие юридический, процессуальный, публичный или профессиональный интерес; 3) субъекты, являющиеся источниками доказательственной информации. В своей совокупности они образуют единую систему участников познавательно-доказательственной деятельности, в которой каждый из них выполняет определенные функции.

Роль суда в доказывании рассматривается с точки зрения сочетания частного и публичного начал, которое проявляется в сочетании функции организации взаимодействия суда и лиц, участвующих в деле (процессуального сотрудничества), и функции контроля  качества доказательственной деятельности.

Частно-публичный характер современного гражданского и арбитражного процессов, введение института соглашения об обстоятельствах дела позволяет по-иному взглянуть на систему гражданских процессуальных и арбитражных процессуальных правоотношений. Применительно к правоотношениям, складывающимся в процессе доказывания, можно отметить, что наряду с формированием системы процессуальных отношений по вертикали (как правило) в отдельных случаях, в силу детерминации доказывания действием принципов состязательности и диспозитивности, допускается формирование правоотношений по горизонтали (как исключение). Реалиями судопроизводства являются соглашения о фактических обстоятельствах дела в арбитражном процессе, где правоотношения складываются не только между сторонами и судом, но и между сторонами. Повышению эффективности механизма доказывания по гражданским делам, по убеждению автора, могло бы служить формирование процессуальных отношений между сторонами в ходе раскрытия доказательств, что необходимо закрепить в  нормах гражданского процессуального и арбитражного процессуального права.

Процессуальное сотрудничество суда и лиц, участвующих в деле, гармонично сочетается с контрольной деятельностью суда. Судебный контроль осуществляется как за доказательственной деятельностью участников судопроизводства, так и за качеством самих доказательств. Судья, контролируя качество доказательств, оценивает их относимость, допустимость, достоверность, достаточность и взаимную связь. В связи с этим в работе определяется соотношение понятий «судебный контроль доказывания и доказательств» и «судебная оценка доказательств». Применительно к доказыванию судебный контроль рассматривается как проверка и оценка деятельности субъектов доказывания, качественных характеристик доказательств на соответствие их требованиям закона, а также меры по предупреждению и устранению нарушений.

Ко второй группе субъектов познавательно-доказательственной деятельности относятся лица, участвующие в деле и их представители. Признаками данной группы субъектов судебного познания являются: 1) существование бремени доказывания по обоснованию своих требований и возражений; 2) наличие познавательной и доказательственной позиции, определяемой материальным и (или) процессуальным, публичным, профессиональным интересом.

В работе изучена юридическая природа бремени доказывания. Автором оспаривается понимание доказывания как обязанности. Анализ норм доказательственного права показывает, что для лиц, участвующих в деле, предписания закона имеют характер долженствования (В.В. Молчанов). Слова «сторона должна доказать», содержащиеся в ч. 1 ст. 56 ГПК РФ, означают не что иное, как порядок определения предмета доказывания каждой стороны, круг тех обстоятельств, которые следует установить стороне с помощью доказательств для достижения своих целей, детерминированных материально-правовым интересом.

Следующим аргументом, обосновывающим мнение о понимании доказывания как права лиц, участвующих в деле, являются теоретические положения о юридической обязанности. Признаком юридической обязанности выступает обеспеченность выполнения обязанности мерами государственно-принудительного воздействия (С.С. Алексеев, Н.И. Матузов). В ГПК РФ и АПК РФ отсутствуют санкции за непредставление сторонами доказательств. Последствием такой ситуации является вынесение решения, которое не будет соответствовать интересам стороны, не представившей доказательства. Однако эти последствия носят материально-правовой характер (О.В. Баулин).

В работе исследуются особенности юридической природы доказывания процессуальных фактов.

Определение правовой природы доказательственной деятельности является отправным моментом в рассмотрении вопроса о злоупотреблении процессуальными правами в доказывании. Для определения наличия злоупотребления процессуальными правами в ходе установления фактических обстоятельств дела необходимо выяснить следующее: 1) принадлежит ли субъекту право на осуществление доказательственной деятельности; 2) было ли оно осуществлено в противоречии с его назначением, которое определяется целью доказывания; 3) имелся ли умысел на злоупотребление процессуальными правами по доказыванию; 4) инициирована ли реализация субъективного процессуального права субъектом доказывания, или совершение действий предписано судом; 5) повлекло ли злоупотребление процессуальным правом последствия (срыв судебного заседания, затягивание процесса, воспрепятствование рассмотрению дела и принятию законного и обоснованного решения).

В связи с неоднозначным подходом к проблеме злоупотребления процессуальными правами в доказывании, различным и зачастую неоправданно широким толкованием судами фактов злоупотребления процессуальными правами, в работе на основе анализа судебной практики выявляются наиболее распространенные случаи злоупотребления процессуальными правами в доказывании.

Злоупотребление процессуальным правом не может просто констатироваться судом, а должно быть доказано. При решении вопроса о субъектах доказывания фактов злоупотребления процессуальным правом следует исходить из сочетания частного и публичного начал арбитражного и гражданского процессов, а также из функции контроля суда за доказательственной деятельностью участников процесса. В силу общего правила распределения бремени доказывания лица, участвующие в деле, вправе доказывать факт злоупотребления процессуальными правами другой стороной (лицами, участвующими в деле). В то же время суд контролирует доказательственную деятельность сторон и в случае злоупотребления ими процессуальными правами выявляет этот факт и обосновывает имеющимися в его распоряжении доказательствами.

Автором разработаны предложения, направленные на предупреждение злоупотребления процессуальными правами.

Исследован вопрос о месте представителя в доказывании. Автор разделяет мнение о том, что представитель является самостоятельным субъектом доказывания (О.В. Баулин, И.В. Решетникова), и приводит дополнительные аргументы: 1) наличие процессуальной заинтересованности;  2) наличие самостоятельной цели; 3) наличие комплекса самостоятельных процессуальных прав, необходимых для выполнения своих функций.

Третью группу субъектов познавательно-доказательственной деятельности составляют участники процесса, являющиеся источниками информации (свидетели, эксперты). Эти лица не имеют юридической заинтересованности в деле, на них не возлагается обязанность по доказыванию. Их нельзя отнести к субъектам доказывания в традиционном понимании, однако их исключение из системы участников познавательно-доказательственной деятельности невозможно в силу значимости сведений о фактах, сообщаемых суду.

Параграф 4.3 «Юридические факты в механизме доказывания по гражданским делам». Юридические факты в механизме доказывания по гражданским делам играют двойственную роль. С одной стороны, они выступают в виде правового средства, при помощи которого устанавливаются фактические обстоятельства дела. С другой стороны, являются конечным результатом функционирования механизма доказывания.

На основе анализа спорных мнений относительно понимания сущности юридических фактов автор пришел к выводу, что в качестве элемента механизма доказывания выступают действия участников познавательно-доказательственной деятельности, влекущие правовые последствия. Их деятельность носит волевой характер и направлена на достижение целей доказывания.

В работе поддерживается мнение о том, что в качестве юридических процессуальных фактов могут выступать как правомерные, так и неправомерные действия (В.В. Ярков). Примерами неправомерных действий при установлении фактических обстоятельств дела являются: лжесвидетельство; представление сторонами в суд апелляционной (второй) инстанции доказательств, если сторона имела возможность представить их в суд первой инстанции; отказ представить по запросу суда доказательства и др.

Юридические факты как элемент механизма доказывания в гражданском и арбитражном процессах определяют динамику доказывания. Это касается как последовательности смены этапов (стадий) доказывания, так и осуществления доказывания на отдельных стадиях гражданского и арбитражного процессов.

Роль юридических фактов определяется тем, что они связаны со всеми элементами механизма доказывания. Юридические процессуальные факты и фактические составы формируются нормами арбитражного процессуального, гражданского процессуального права, нормами материального права. При помощи юридических фактов реализуются права и обязанности субъектов доказывания, закрепленные нормами гражданского процессуального  или арбитражного процессуального права. В последующем конкретные действия субъектов доказывания по реализации прав и обязанностей ведут к появлению новых юридических процессуальных фактов. Действие механизма доказывания без юридических фактов невозможно. Именно юридические факты приводят в действие данный механизм. В этом состоит их основное назначение в механизме доказывания по гражданским делам.

Юридические факты обусловливают специфику доказывания в гражданском и арбитражном процессах и отражают роль принципов диспозитивности и состязательности в доказывании по гражданским делам. Так, ходатайство стороны об истребовании письменного или вещественного доказательства (ч. 2 ст. 57 ГПК РФ) является юридическим фактом, который детерминирует действия суда по истребованию доказательства непосредственно или путем выдачи стороне запроса для получения доказательства.

В процессуальных действиях субъектов доказывания находит проявление специфика метода доказывания. Специфика юридических процессуальных фактов определяет особенности способов воздействия на субъекты доказывания.

Процессуальная деятельность обосновывается юридическими фактами.  Так, в суд апелляционной  инстанции доказательства допускаются только в том случае, если сторона сможет обосновать тот факт, что доказательства не могли быть представлены в суд первой инстанции (ст. 358 ГПК РФ в ред. Федерального закона от 09.12.2010 № 353-ФЗ).

Используя общетеоретические подходы можно сказать, что  выделение правообразующих, правопрекращающих и правопрепятствующих юридических процессуальных фактов является актуальным и для механизма доказывания. Кроме того, юридические процессуальные факты как элемент механизма доказывания по гражданским делам можно классифицировать по стадиям гражданского или арбитражного процесса, по степени определенности последствий юридического факта, по форме реализации доказательственной позиции.

Значение юридических фактов в механизме доказывания наиболее ярко раскрывается в их функциях. В работе  рассматриваются функции юридических процессуальных фактов, которые они выполняют в механизме доказывания. На основе общетеоретических подходов выделяются следующие функции: функция обеспечения динамики установления фактических обстоятельств дела; функция детерминации процессуальной деятельности субъектов доказывания; функция обеспечения нормального функционирования механизма доказывания; функция ограничения процессуальной деятельности участников доказывания по установлению фактических обстоятельств дела; функция предварительного воздействия юридических фактов на процессуальные действия участников процесса доказывания.

Установлено, что фактами порождающими правовые последствия, могут быть только действия лиц, являющихся участниками доказывания.  Действия суда, иных участников доказывания, порождающие соответствующие правоотношения и являющиеся способом осуществления их субъективных прав и обязанностей (юридические процессуальные факты), регулируются нормами процессуального и материального права. Последовательность наступления юридических фактов предусмотрена нормами гражданского процессуального и арбитражного процессуального права и определяется целями как доказывания, так и судопроизводства.

Параграф 4.4 «Правосознание в механизме доказывания по гражданским делам». Правосознание как элемент механизма доказывания отражает его субъективную сторону. В работе определяется роль правосознания в реализации норм доказательственного права и установлении фактических обстоятельств дела.

Рассмотрение правосознания в области гражданского и арбитражного процессов в качестве самостоятельного вида правосознания представляется необоснованным. Правосознание формируется в результате воздействия одних и тех же факторов: материального и духовного состояния общества, господствующей идеологии, состояния менталитета в гражданском обществе и др. Рассматривая вопрос с точки зрения соотнесения правосознания как общетеоретической категории с гражданской процессуальной и арбитражной процессуальной практикой, следует  подчеркнуть универсальность функций правосознания для всех прикладных отраслей права, в том числе гражданского процессуального и арбитражного процессуального. Поэтому следует говорить о специфике проявления функций правосознания в гражданском и арбитражном судопроизводстве. Сами же функции правосознания едины для всех сфер правоприменения. В рамках настоящей работы рассмотрена специфика функционирования правосознания при установлении фактических обстоятельств дела по гражданским делам. Специальное внимание уделяется роли правосознания в реализации принципов гражданского процессуального права и арбитражного процессуального права в доказывании, принципов доказательственного права, в формировании предмета доказывания, системы средств доказывания по делу, в исследовании и оценке доказательств.

Параграф 4.5 «Доказательства как процессуальное средство в механизме доказывания в гражданском и арбитражном процессах». Доказательства являются необходимым процессуальным средством установления фактических обстоятельств дела в составе механизма доказывания. Разрешение гражданского дела означает, что суд на основе применения норм материального права выносит от имени государства решение, которым властно подтверждает взаимоотношения субъектов материального права, устраняет их спорность, создает правовую возможность беспрепятственной реализации права и тем самым оказывает им защиту (М.А. Гурвич).

Судебные доказательства являются процессуальным инструментарием, с помощью которого устанавливаются фактические обстоятельства дела. В этом смысле доказательства являются элементом механизма доказывания.

В работе анализируются перспективы формирования открытой системы средств доказывания не только в арбитражном, но и в гражданском процессе. Появление иных документов и материалов в арбитражном процессе (ст. 89 АПК РФ) дает основание подразделить доказательства на формализованные и неформализованные. В диссертации отмечается непоследовательность законодателя при отнесении иных документов и материалов к числу средств доказывания в арбитражном процессе. Иные документы и материалы — источник доказательств. Доказательства, источником которых они выступают, носят неформализованный характер и называются автором неформализованными доказательствами. Традиционные средства доказывания, в отличие от неформализованных доказательств, имеют жесткую процессуальную регламентацию. Закон не содержит процессуальных условий, соблюдение которых гарантирует допустимость неформализованных доказательств в рамках арбитражного процесса. К неформализованным доказательствам могут быть отнесены только те доказательства,  содержащие информацию, которая не может быть закреплена каким-либо формализованным доказательством.

В практической деятельности арбитражные суды достаточно часто обращаются к иным документам и материалам. В качестве доказательства рассматриваются акты экспертиз, проведенных в рамках уголовного дела в связи с установлением фактических обстоятельств дела по рассматриваемому арбитражным судом делу, заключения независимых экспертов, объяснения, данные управлению Федеральной службы налоговой полиции в ходе следственных действий, и другие. В работе анализируется практика арбитражных судов,  выявляются ошибки, связанные  как с неправильным применением ст. 89 АПК РФ, так и с полным игнорированием доказательств, источниками которых выступают иные документы и материалы.

В настоящее время развитие современных источников информации происходит столь стремительно, что указать их исчерпывающий перечень в законе представляется затруднительным. В связи с этим открытый перечень доказательств (как в арбитражном процессе, так и в гражданском судопроизводстве) представляется оправданным и соответствующим потребностям современной судебной практики.

Признание права на существование открытого перечня доказательств, наличия формализованных и неформализованных доказательств позволяет по-новому взглянуть на современную концепцию доказывания. В связи с рассмотрением вопроса об открытой системе доказательств в работе анализируются соотношение открытой системы доказательств с принципом состязательности и пределы судейского усмотрения в решении вопроса о допуске неформализованного доказательства.

Появление в судопроизводстве неформализованных доказательств (в настоящее время в арбитражном и уголовном процессах) позволяет выявить тенденцию формирования в отечественном судопроизводстве двух моделей доказывания — строгого и свободного. Названная тенденция гармонично сочетается с теорией и практикой доказывания в судопроизводстве европейских государств.

Параграф 4.6 «Методы доказывания». Методы доказывания — это практическая составляющая механизма доказывания по гражданским делам.

В процессе доказывания применяется широкий спектр методов: диалектический; логические; психологического воздействия; криминалистические; кибернетические, а также методы, используемые для анализа экономического положения юридического лица; методы, относящиеся к компетенции специалистов соответствующего медицинского профиля, и многие другие.

Нормы гражданского процессуального и арбитражного процессуального права являются определяющим фактором в применении методов доказывания.  АПК РФ и ГПК РФ устанавливают общий порядок рассмотрения гражданских дел в суде общей юрисдикции и в арбитражном суде. В зависимости от стадии процесса и вида судопроизводства, категории дела определяется система применяемых методов доказывания. Процессуальное законодательство определяют круг процессуальных действий, с помощью которых осуществляется процесс доказывания. Большинство процессуальных действий происходят по усмотрению субъектов доказывания. В отношении некоторых (например, психиатрическая экспертиза) закон содержит императивные указания. Доказывание ведется только с помощью тех средств, которые допускает закон. В АПК РФ и ГПК РФ содержится общая характеристика предмета доказывания, на основе которой определяются обстоятельства, подлежащие установлению по делу (категории дел), и система соответствующих методов.

На формирование цивилистической методологии как раздела теории доказывания большое влияние оказывает судебная практика. Она выбирает из всего многообразия существующих методов те, которые являются необходимыми для установления обстоятельств по той или иной категории дел. В то же время применение в судебной практике определенного метода является показателем его эффективности для установления фактических обстоятельств дела.

Методы доказывания не всегда и не в полной мере устанавливаются законом. Они могут быть подразделены на методы, непосредственно закрепленные в процессуальном законе, и методы, не регламентированные процессуальным законодательством. К непосредственно закрепленным в процессуальном законодательстве относятся методы, которые осуществляются с помощью процессуальных действий, регламентированных ГПК РФ и АПК РФ. Методы, непосредственно закрепленные в процессуальном законе, четко регламентированы в процессуальном законодательстве.

Второй вид методов, используемых в доказывании, прямо не предусмотрен гражданским процессуальным и арбитражным процессуальным законодательством. Однако это не дает основания для признания их непроцессуальными. Они включаются в механизм доказывания посредством процессуальных действий, осуществляемых участниками доказательственной деятельности. Таким образом, методы доказывания, непосредственно закрепленные в процессуальном законе, выступают в качестве процессуальной формы, в рамках которой применяются методы, не регламентированные процессуальным законодательством. Последние методы имеют ярко выраженную познавательную сущность. К ним относятся логические, психологические, экономические, криминалистические и другие методы.

В ГПК РФ и АПК РФ определяются процессуальные формы применения этих методов. Так, гражданское процессуальное право и арбитражное процессуальное право  регламентируют порядок допроса свидетеля, однако в законе ничего не говорится о том, в какой последовательности целесообразно задавать ему вопросы. ГПК РФ предусматривает возможность осмотра вещественных доказательств по месту их нахождения. При этом применяется метод наблюдения.

В работе анализируется применение в доказывании по гражданским делам диалектического метода, метода аргументации, дедукции и индукции, наблюдения, описания, сравнения, математических методов, моделирования, идентификации, психологических и экономических методов.

Методы, применяемые в доказывании по гражданским делам, очень разнообразны. Они, как правило, представлены в каждом деле не изолированно, а в определенном сочетании. Методы доказывания, являясь одним из элементов механизма доказывания, требуют дальнейшего исследования в рамках самостоятельного научного направления теории доказывания — методологии доказывания по гражданским делам.

 

По  теме диссертации опубликованы следующие работы:

В ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ

1. Фокина М.А. Юридические предположения в гражданском и арбитражном процессах // Современное право. 2009. № 6. — 1 п.л.

2. Фокина М.А. Методы доказывания в гражданском и арбитражном процессе // Законодательство. 2008. № 9. — 0,5 п.л.

3. Фокина М.А. Злоупотребление процессуальными правами, права и обязанности субъектов доказывания: проблемы соотношения // Российское правосудие. 2008. № 12. — 0,75 п.л.

4. Фокина М.А. Доказывание на проверочных стадиях гражданского и арбитражного процесса // Законодательство. 2007. № 12. — 0,5.

5. Фокина М.А. Система целей доказывания в гражданском и арбитражном процессе. Общие положения // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. № 4. — 1,2 п.л.

6. Фокина М.А. Система целей доказывания в гражданском и арбитражном процессе. Цели доказывания в суде первой инстанции // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. № 8, 9. — 1,5 п.л.

7. Фокина М.А. Система целей доказывания в гражданском и арбитражном процессе. Цели доказывания на проверочных стадиях гражданского и арбитражного процесса // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. № 6, 7. — 1,5 п.л.

8. Фокина М.А. Роль судебной практики в совершенствовании доказывания по гражданским делам // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. № 4. — 1,4 п.л.

9. Фокина М.А. Вопросы гармонизации публично-правового и частноправового начала в доказывании по гражданским делам // Арбитражный и гражданский процесс. 2004. № 12. — 0, 75 п.л.

10. Фокина М.А. Принцип допустимости и юридическая сила доказательств в гражданском судопроизводстве: проблемы соотношения // Вестник Саратовской государственной академии права. 2004. № 4. Ч. 2. — 0, 5 п.л.

11. Фокина М.А. К вопросу о характере познания в гражданском судопроизводстве // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2004. № 3. — СПб., 2005. — 1 п.л.

10. Фокина М.А. Оценка доказательств и новый ГПК // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. № 6. — 0,5 п.л.

12. Фокина М.А. Исторические периоды и тенденции становления доказательственного права России (гражданско-процессуальный аспект) // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. № 10. — 0,5 п.л.

13. Фокина М.А. Принципы гражданской процессуальной политики // Арбитражный и гражданский процесс. 2002. № 4. — 0,75 п.л.

14. Фокина М.А. Гражданская процессуальная политика: понятие и приоритеты // Правовая политика и правовая жизнь. 2002. № 1. — 1 п.л.

15. Фокина М.А. Доказательственное право — структурное подразделение гражданского процессуального права // Правоведение. 2000. № 3. — 1 п.л.

16. Зайцев И.М., Фокина М.А. Отрицательные факты в гражданских делах // Российская юстиция. 2000. № 3. — 0, 4 п.л.

17. Фокина М.А. Судебная практика как источник гражданско-процессуального права // Вестник Саратовской государственной академии права. 1999. № 1. — 0,7 п.л.

18. Фокина М.А. Состязательный гражданский процесс в феодальной России   // Правоведение. 1999. № 1. — 0,6 п.л.

19. Фокина М.А. Льготы в состязательном гражданском процессе  // Вестник Саратовской государственной академии права. 1998. № 1. — 0,5 п.л.

20. Фокина М.А. Процессуальное сотрудничество в состязательном гражданском судопроизводстве // Вестник Саратовской государственной академии права. 1996. № 1. — 0,5 п.л.

21. Фокина М.А. Свидетельский иммунитет в гражданском судопроизводстве // Правоведение. 1995. № 4—5. — 0, 7 п.л.

В иных научных изданиях

22. Фокина М.А. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. Г.А. Жилина (глава 6 (статьи 68—70, 73, 76, 78)).  6-е изд. — М.: Проспект, 2011. — 1 п.л.

23. Фокина М.А. Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. Д.А. Фурсова (глава 7 (статьи 64-74, 81—89)). — М.: Проспект, 2011. — 2,5 п.л.

24. Фокина М.А. Механизм доказывания по гражданским делам: проблемы теории и практики: Монография. — М.: Новый индекс, 2010. — 39 п.л.

25. Фокина М.А. Борьба с ложью в гражданском судопроизводстве: научные взгляды И.М. Зайцева и современные проблемы гражданского и арбитражного процессов // И.М. Зайцев. Научное наследие: В 3 т: Избранные статьи. Т.3. Кн.2: 1998—2000 гг. / Составитель А.И. Зайцев. — Саратов: Изд. центр «Наука», 2010. — 0,5 п.л.

26. Фокина М.А. Механизм доказывания по гражданским делам в системе судебной защиты права: проблемы теории // Роль гражданского права в современных экономических условиях в России и других странах СНГ. Тенденции и перспективы // Материалы международной научно-практической конференции (г. Москва, 7—8 декабря 2009 г.) / Под ред. д-ра юрид. наук проф. Т.Е. Абовой: В 2 т. Т. 2. — М.: ИГП РАН, 2010. — 0,5 п.л.

27. Фокина М.А. Интерес и оценка свидетельских показаний // Материалы международной научно-практической конференции, посвященной памяти доктора юридических наук профессора Р.Е. Гукасяна, «Судебная защита прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций» / Отв. ред. Е.Г. Стрельцова. — М.: Проспект, 2009. — 0, 5 п.л.

28. Фокина М.А. Пересмотр дел по вновь открывшимся обстоятельствам и проблема устранения судебных ошибок в гражданском и арбитражном процессах // Сборник материалов международной научно-практической конференции, посвященной памяти доктора юридических наук профессора заслуженного деятеля науки РФ И.М. Зайцева, «Тенденции развития цивилистического процессуального законодательства и судопроизводства в современной России» (г. Саратов, 23 октября 2009 г.)  / Отв. ред. А.И. Зайцев. — Саратов, 2009. — 0,25 п.л.

29. Фокина М.А. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. Г.А. Жилина (глава 6 (статьи 68—70, 73, 76, 78)).  5-е изд. — М.: ТК Велби, 2009. — 1 п.л.

30. Фокина М.А. Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. Г.А. Жилина (глава 7 (статьи 64—74, 88, 89)). 2-е изд. — М.: ТК Велби, 2009. — 2 п.л.

31. Фокина М.А. Некоторые проблемы производства  в арбитражном суде кассационной инстанции // Проблемы пересмотра судебных актов  в гражданском и в арбитражном процессах: Сборник научных статей / Под ред. Р.Ф. Калистратовой и М.А. Фокиной. – М.: РАП, 2008. — 1 п.л.

32. Фокина М.А. К вопросу об исключении недопустимых доказательств в гражданском и арбитражном процессе // Актуальные проблемы развития судебной системы добровольного и принудительного исполнения решений Конституционного Суда РФ, судов общей юрисдикции, арбитражных, третейских судов и Европейского Суда по правам человека. Сборник научных статей / Ред. коллегия: Е.А. Виноградова, и др. — Краснодар; СПб.: Юридический Центр-Пресс, 2008. — 0,75 п.л.

33. Фокина М.А. Общая концепция и приоритеты современной гражданской процессуальной политики // Материалы Международной научно-практической конференции «Предназначение современного гражданского процессуального права» (Вильнюс, 5 - 6 июня 2008 г.).  / Под ред. С. Веливиса. — Вильнюс, 2008. — 0,75 п.л.

34. Фокина М.А. Механизм гражданского (арбитражного) процессуального доказывания: вопросы теории и практики // Тенденции развития науки гражданского процессуального права России. Сборник научных статей. — СПб.: Юридический Центр-Пресс, 2008. — 0,5 п.л.

35. Фокина М.А. Раскрытие доказательств: некоторые итоги применения АПК РФ и ГПК РФ 2002 г. // Материалы международной научно-практической конференции, посвященной юбилею заслуженного деятеля науки РФ доктора юридических наук профессора Т.Е. Абовой «Развитие процессуального законодательства: к пятилетию действия АПК РФ, ГПК РФ и Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» (Воронеж, 15—16 февраля 2008 г.) / Под ред. Е.И. Носыревой. Сер. «Юбилеи, конференции, форумы». Вып.  4. — Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2008. — 0,5 п.л.

36. Фокина М.А. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. Г.А. Жилина (глава 6 (статьи 68—70, 73, 76, 78)).  4-е изд. — М.: ТК Велби, 2008. — 1 п.л.

37. Фокина М.А. К вопросу о критическом осмыслении применения норм доказательственного права в связи с проблемой злоупотребления процессуальными правами // Концепция развития судебной системы добровольного и принудительного исполнения решений Конституционного Cуда РФ, судов общей юрисдикции, арбитражных, третейских судов и Европейского Суда по правам человека. Сборник научных статей / Ред. коллегия: Т.Е. Абова, и др. — Краснодар; СПб.: Юридический Центр-Пресс, 2007. — 0,75 п.л.

38. Фокина М.А. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. Г.А. Жилина. 3-е изд. (глава 6 (статьи 68—70, 73, 76, 78)). — М.: ТК Велби, 2007. — 1 п.л.

39. Фокина М.А. К вопросу о целях и функциях доказывания  // Материалы Международной научной конференции «Современные проблемы гражданского права и процесса» (г. Москва, 24 июня 2005 г.) / Отв. ред. Е.Г. Стрельцова. — СПб.: Изд. дом СПб. ун-та, 2006. — 0, 75 п.л.

40. Фокина М.А. Механизм гражданского процессуального доказывания: проблема функций // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы иска и исковой формы защиты нарушенных прав». — Краснодар, 2006. — 0, 75 п.л.

41. Фокина М.А. Пределы доказывания в суде второй инстанции: европейские стандарты и российские реалии // Европейская интеграция и развитие цивилистического процесса России: Сборник научных статей / Под ред. Р.Ф. Калистратовой и М.А. Фокиной. — М.: РАП, 2006. — 1. п.л.

42. Фокина М.А. Роль правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, иных высших судов в доказывании по гражданским делам // Гражданский процесс: наука и преподавание / Под ред. М.К. Треушникова, Е.А. Борисовой. — М., 2005. — 1,5 п.л.

43. Фокина М.А. Судебный контроль и процессуальное сотрудничество в доказывании по гражданским делам // Теоретические и практические проблемы гражданского и арбитражного процесса и исполнительного производства. Сборник научных статей / Ред. коллегия: Т.Е. Абова, и др. — Краснодар; СПб.: Юридический Центр-Пресс, 2005. — 0, 75 п.л.

44. Фокина М.А. К вопросу о субъектах познавательно-доказательственной деятельности в гражданском судопроизводстве // Научные труды Российской академии юридических наук. Вып. 5. Т. 2. — М.: Юрист, 2005. — 0,3 п.л.

45. Фокина М.А. Совершенствование доказательственного права и новое процессуальное законодательство // Современные проблемы гражданского процесса. Сборник статей / Под ред. А.В. Цихоцкого. Вып. 2. — Новосибирск, 2004. — 0,5 п.л.

46. Фокина М.А. Некоторые аспекты совершенствования системы средств доказывания в гражданском и арбитражном судопроизводстве // Современная доктрина гражданского, арбитражного процесса и исполнительного производства. Теория и практика. Сборник научных статей / Ред. коллегия: В.В. Грязева, и др. — Краснодар; СПб., 2004. — 0,5 п.л.

47. Фокина М.А. Современные проблемы доказательственного права: сравнительный анализ ГПК и АПК 2002 г. // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «АПК и ГПК 2002 г.: сравнительный анализ и актуальные проблемы правоприменения» (г. Москва, 2-4 апреля 2004 г.). / Ред. коллегия: С.В. Никитин и др.— М.: РАП, 2004. — 0,5 п.л.

48. Фокина М.А. Унификация доказывания: перспективы и проблемы // Материалы научно-практической конференции, посвященной 80-летию М.С. Шакарян, «Новеллы гражданского процессуального права» / Отв. ред. Н.А. Грамошина. — М., МГЮА, 2004. — 0,5 п.л.

49. Фокина М.А. Вопросы применения норм доказательственного права в гражданском судопроизводстве // Практика применения Гражданского процессуального кодекса РФ: Пособие для судей / Под  ред. В.М. Жуйкова, С.В. Никитина. — М.: РАП, Council of Europe, 2004. — 0,5 п.л.

50. Фокина М.А. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. Г.А. Жилина. 2-е изд. (глава 6 (статьи 68—70, 73, 76, 78)). — М.: ТК Велби, 2004. —  1 п.л.

51. Фокина М.А. Современное доказательственное право в системе гражданской процессуальной политики // Материалы международной  научно-практической конференции «Проблемы защиты прав и законных интересов граждан и организаций» / Ред. коллегия: М.К. Треушников, и др. Ч. 2. — Краснодар, 2002. — 0,8 п.л.

52. Фокина М.А. Теория и практика судебного доказывания в состязательном гражданском судопроизводстве. — Домодедово: ВИПК МВД РФ, 2000. — 13,1 п.л.

53. Фокина М.А. Необходимые доказательства по гражданским делам // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. Сер. «Юриспруденция». Вып. 5. — Тольятти: Изд-во ТолПИ, 1999. — 0,5 п.л.

54. Фокина М.А. Истина в состязательном гражданском судопроизводстве  // Материалы научно-практической конференции, посвященной 200-летию создания в России Министерства внутренних дел, «Проблемы совершенствования правоохранительных органов» / Под ред. С.В. Лаврухина. — Саратов: СЮИ МВД РФ, 1999. — 0,3 п.л.

55. Фокина М.А. Система доказательственного права (гражданско-процессуальный аспект) // Дистанционное обучение. Проблемы гуманитарных наук. Труды современного гуманитарного университета. Вып. 15. — М.: Изд-во Соврем. гуманит. ун-та, 1999. — 0,6 п.л.

56. Фокина М.А. Состязательность в гражданском судопроизводстве: закономерности и исключения: Учеб. пособие. — Саратов: СЮИ МВД РФ, 1999. — 5 п.л.

57. Фокина М.А. Судебная реформа и проблемы состязательного гражданского судопроизводства // Проблемы реализации судебной реформы в России / Под ред. Н.А. Громова. Вып. 1. — Саратов: СЮИ МВД РФ, 1998. — 0,4 п.л.

58. Фокина М.А. Принцип допустимости средств доказывания в гражданском судопроизводстве // Труды Современного гуманитарного университета. Сер. «Юриспруденция». Вып. 12. — М.: Изд-во Соврем. гуманит. ун-та, 1998. — 0,5 п.л.

59. Фокина М.А. Принципы доказывания в гражданском судопроизводстве // Теоретические и прикладные проблемы реформы гражданской юрисдикции / Под ред. В.В. Яркова (отв. ред.). — Екатеринбург: Гуманит. ун-т, 1998. — 0,7 п.л.

60. Фокина М.А. Суд в состязательном судопроизводстве и европейские стандарты прав человека //  Материалы научно-практической конференции «Права человека в России и Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод» / Под ред. В.И. Новоселова: В 2 ч. — Саратов: Изд-во СГАП, 1997. Ч. 1. — 0,3 п.л.

61. Фокина М.А. Свидетельские показания в состязательном гражданском судопроизводстве. — Саратов:  СЮИ МВД РФ, 1996. — 6,97 п.л.

62. Фокина М.А. Состязательная форма защиты прав граждан // Материалы научно-практической конференции «Социально-экономические, правовые, оперативно-розыскные и экономические проблемы борьбы с организованной преступностью: В 2 ч. — Саратов: СВШ МВД РФ, 1995. Ч. 1. — 0,3 п.л.

63. Фокина М.А. Судебные доказательства по гражданским делам: Учеб. пособие. — Саратов: СВШ МВД РФ, 1995. — 3,11 п.л.

64. Фокина М.А. Конституционная реформа и некоторые аспекты совершенствования гражданского судопроизводства // Материалы научно-практической конференции «Проблемы конституционного развития Российской Федерации и обеспечение прав человека» / Под ред. А.С. Мордовца: В 2 ч. — Саратов: СВШ МВД РФ, 1994. Ч. 1. — 0,3 п.л.

65. Фокина М.А. Свидетельские показания в системе средств доказывания по гражданским делам // Теория и практика права на судебную защиту и ее реализация в гражданском процессе / Под ред. М.А. Викут. — Саратов: Изд-во Саратов. ун-та, 1991. — 0,5 п.л.

66. Фокина М.А. Система средств доказывания в современном гражданском процессе // Материалы межвузовской научно-практической конференции «Проблемы осуществления правовой реформы» / Под ред. М.И. Клеандрова. — Тюмень: Изд-во Тюмен. ун-та, 1990. — 0,3 п.л.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.