WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Судебный нормоконтроль в гражданском процессе и арбитражном процессе: вопросы теории и практики

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

                                                                              На правах рукописи

Никитин Сергей Васильевич

СУДЕБНый нормоКОНТРОЛь

В ГРАЖДАНСКОМ процессе И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССе: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

12.00.15 – гражданский процесс; арбитражный процесс

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

 

Москва – 2010

Работа выполнена на кафедре гражданского, арбитражного и административного процессуального права Российской академии правосудия.

Официальные оппоненты:   доктор юридических наук, профессор

         Вершинин Александр Павлович

                                                

доктор юридических наук, профессор

                                                            Борисова Елена Александровна

Заслуженный юрист РФ

доктор юридических наук, профессор

                                                    Туманова Лидия Владимировна

        Ведущая организация:    Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации

 

Защита состоится 29 апреля 2010 года в 14.00 на заседании диссертационного совета Д 212.123.03 при Московской государственной юридической академии имени  О.Е. Кутафина, г. Москва, 123995, ул. Садовая  Кудринская, д. 9, зал заседаний диссертационного совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина.

Автореферат разослан      _____________  2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                             

доктор юридических наук, профессор                                             И.В. Ершова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Судебный контроль в правовом демократическом государстве является важным и достаточно эффективным средством обеспечения законности в нормотворческой деятельности публичных органов и должностных лиц. Контроль судов общей юрисдикции и арбитражных судов за законностью (правомерностью) нормативных правовых актов (судебный нормоконтроль) представляет собой одно из проявлений контрольной функции судебной власти в сфере нормотворчества. Реализация судебных полномочий по проверке нормативных предписаний обеспечивает поддержание судебной властью баланса между законодательной и исполнительной ветвями власти, между федеральным, региональным и муниципальным уровнями власти, является важнейшим средством сохранения равновесия всей нормативно-правовой системы.

Судебный контроль в сфере нормотворчества является одним из важных  элементов системы судебной защиты прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций. Признавая незаконным нормативный правовой акт, ущемляющий права, свободы или законные интересы граждан и организаций, суд тем самым осуществляет их защиту.

В России судебный контроль за законностью (правомерностью) нормативных предписаний, осуществляемый в рамках гражданского и арбитражного процесса, находится в стадии становления и развития. Нуждается в совершенствовании законодательная модель судебного нормоконтроля. Вряд ли могут быть признаны оптимальными применяемые сегодня процессуальные формы разрешения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов. Достаточно острыми остаются вопросы разграничения полномочий судов в сфере судебного нормоконтроля.

В юридической науке вопросам судебного контроля за нормативными правовыми актами в последнее время уделяется все больше внимания. Тем не менее, преждевременно говорить о наличии общей концепции судебного нормоконтроля в гражданском и арбитражном процессе. Многие проблемы общетеоретического и практического характера еще далеки от своего разрешения. Пока достаточно сложно утверждать не только о выработке общепринятого понятия судебного контроля в сфере нормотворчества, но и наличии общих подходов в понимании этого правового явления. Дискуссионными остаются вопросы, касающиеся предмета и форм судебного нормоконтроля, разграничения компетенции судов общей юрисдикции и арбитражных судов по проверке нормативных правовых актов, понятия и содержания права на оспаривание нормативных предписаний, юридических последствий судебной проверки спорного акта и  т.д.

Для решения этих и других проблем необходимо проведение комплексного научного  исследования институциональных и функциональных аспектов системы судебного нормоконтроля в гражданском и арбитражном процессе с целью выработки предложений по ее дальнейшему совершенствованию, в том числе в свете  формирования в  России системы административного судопроизводства.

Степень научной разработанности темы исследования. Проблемы судебного нормоконтроля в гражданском и арбитражном процессе до настоящего времени не были предметом комплексного научного исследования. Отдельные аспекты судебного контроля в сфере нормотворчества затрагивались авторами в работах по теории права при изучении проблем осуществления  контрольной функции  государства (В.П. Беляев, Д.Н. Вороненков, В.В. Ершов, Н.А. Колоколов, Р.З. Лившиц, В.М.Лебедев, В.С. Нерсесянц,  Б.А. Едидин,  А.В. Молотов, Т.В. Паршина и др.); по конституционному праву - при исследовании вопросов конституционного судопроизводства (В.И. Анишина, А. Бланкенагель,  О.В. Брежнев, Н.В. Витрук,  Г.А. Гаджиев, Л.В. Лазарев, О.Е. Кутафин, В.В. Невинский, В.А. Сивицкий, Н.М. Чепурнова и др.),  а также нормоконтроля как способа разрешения конституционно – правовых споров (Е.К. Замотаева) и реализации конституционно-правовой ответственности (Н.И. Ярошенко); по административному праву -  в рамках исследования актов судебного нормоконтроля (Д.Н. Бахрах, А.Л. Бурков, Р.Е. Качанов, И.В. Панова, П.П. Серков и др.).

Вопросы судебной проверки законности нормативных правовых актов рассматривались   учеными - процессуалистами в ходе научного анализа производства по делам, возникающим из публичных правоотношений (А.Т. Боннер, Ю. А. Попова, Л.В. Туманова, С.Л. Симонян и др.).

Ряд проблем прямого (непосредственного) судебного нормоконтроля поднимались авторами в работах, посвященных вопросам рассмотрения и разрешения судами общей юрисдикции и арбитражными судами дел об оспаривании нормативных правовых актов (И.В. Антонов, О.А. Бек, А.А. Гусев, В.М. Жуйков, Г.А. Жилин, В.В. Зайцев, В.А. Кирсанов, И.Р. Медведев, И.Г. Моисеева, М.С. Носенко, Е.Е. Уксусова,  А.И. Федин, В.А. Филановский, В.Н. Яценко  и др.).

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в сфере организации и функционировании  контроля судов общей юрисдикции и арбитражных судов за законностью (правомерностью) нормативных правовых актов и иных источников права.

Предметом исследования являются теоретические представления, сложившиеся о судебном нормоконтроле в гражданском и арбитражном процессе; нормы права, регулирующие отношения в сфере организации и реализации судебного контроля за законностью нормативных предписаний; судебная практика по осуществлению нормоконтроля; комплекс мер организационно-правового характера, направленных на повышение эффективности судебного нормоконтроля.

Цель и задачи диссертационного исследования.  Целью диссертационного исследования является комплексный научный анализ закономерностей организации и функционирования  системы судебного контроля за нормативными правовыми актами и разработка концепции судебного нормоконтроля в гражданском и арбитражном процессе.

Достижение цели исследования предполагало решение следующих задач:

- рассмотреть правовую природу судебного нормоконтроля, определив его понятие, виды, формы и предмет;

-  провести анализ проблем построения и реализации законодательной модели разграничения компетенции судов в сфере нормоконтрольной деятельности и разработать предложения по ее  совершенствованию;

- определить понятие и субъектов судебного оспаривания нормативных правовых актов в гражданском и арбитражном процессе; проанализировать понятие и содержание права на оспаривание нормативных правовых актов, а также проблемы его процессуального регулирования;

- исследовать  процессуальную форму рассмотрения в судах дел об оспаривании нормативных правовых актов и внести предложения по ее оптимизации;

- показать специфику доказывания и доказательств по делам данной категории;

- рассмотреть особенности проверки и исполнения судебных решений по делам об оспаривании нормативных предписаний;

- проанализировать  особенности проведения косвенного нормоконтроля арбитражными судами и судами общей юрисдикции;

- выявить правовые последствия осуществления прямого и косвенного  судебного нормоконтроля.

Методологическую основу исследования составляют  общенаучные и частнонаучные методы познания: диалектический, исторический, сравнительно-правовой, формально-логический, а также методы системного и статистического анализа.

Теоретическую основу диссертационного исследования составили труды ученых в  области теории государства и права: С.С. Алексеева, В.Н. Баранова, С.В. Бошно, Р.Ф. Васильева, Н.А. Власенко, И.Я. Дюрягина, В.Н. Карташова,  В.В.Лазарева, А.В. Мицкевича, Н.И.  Матузова, А.В.  Малько, М.Н. Марченко, В.С. Нерсесянца, А.В. Полякова, Ю.А. Тихомирова, А.Ф. Черданцева и др.

Диссертационное исследование опирается на труды  дореволюционных, советских и современных российских и иностранных ученых по гражданскому и арбитражному процессу: Т.Е. Абовой, С.М. Амосова, Т.К. Андреевой, С.Ф.Афанасьева,  У. Бентама,  В.В. Блажеева,   Е.А.Борисовой, Л.А. Ванеевой, Е.В. Васьковского, А.П. Вершинина, М.А. Викут, А.Х. Гольмстена, Н.А. Громошиной, Л.А. Грось, М.А.Гурвича, Г.А. Жилина, В.М. Жуйкова, С.К. Загайновой, О.В. Иванова, О.В. Исаенковой, Р.Ф. Каллистратовой, А.Ф. Клейнмана; А.Г. Коваленко, К.И. Комиссарова, А.С. Козлова, К.И. Малышева, В.А. Мусина, Г.Л. Осокиной, Ю.К. Осипова;  И.В. Решетниковой, М.К. Треушникова, Л.В. Тумановой,  Ю.А. Поповой, И.А. Приходько, Т.В. Сахновой, А.К. Сергун, М.А. Фокиной, Д.М. Фурсова, А.В. Цихоцкого, М.С. Шакарян,  В.М. Шерстюка, Н.А. Чечиной,  Д.М. Чечота, К.С. Юдельсона, В.В. Яркова.

Научная новизна работы определяется тем, что впервые осуществлено всестороннее исследование проблем организации и осуществления нормоконтрольной деятельности судов общей юрисдикции и  арбитражных судов. Проведенное исследование позволило сформировать целостную концепцию судебного нормоконтроля в гражданском и арбитражном процессе и на ее основе разработать предложения по реформированию построения и практической реализации контрольной деятельности судов в сфере нормотворчества.

На защиту выносятся следующие положения:

  1.  Исследована правовая природа судебного нормоконтроля. Определены виды, формы и предмет судебного нормоконтроля.          Сформулировано и научно обосновано понятие и признаки судебного нормоконтроля, который рассматривается как самостоятельное направление в реализации  контрольной функции судебной власти, выступая средством «сдерживания» органов законодательной и исполнительной власти от незаконного (неправомерного) нормотворчества. Одновременно судебный нормоконтроль  является одним из способов осуществления правозащитной функции судебной власти, а также эффективным средством разрешения противоречий в нормативно-правовой системе государства.
  2.   Проведен анализ судебного нормоконтроля  в аспекте воздействия (влияния) судебного решения на нормативный  правовой акт. Определено содержание такого воздействия на юридическую силу и регулятивные свойства нормативного акта.
  3.  Выявлены и научно обоснованы признаки  нормативного правого акта, характеризующие его  как предмет судебного контроля.
  4.  Обоснована возможность  судебной проверки нормативных актов, содержащих не только типичные нормы права (правила поведения), но и специализированные нормативные предписания (нормы-дефиниции, нормы-принципы, нормы-декларации, коллизионные нормы, нестандартные нормативные предписания), а также нормативных актов, которые содержат рекомендательные нормы, нормы-разъяснения (интерпретационные нормы) и технико-юридические нормы (государственные стандарты, технические условия и пр.).
  5.  Раскрыты особенности судебного контроля в отношении нормативных правовых актов, содержащих дублирующие нормы, а также смешанных правовых актов, которые содержат как нормативные, так и индивидуальные предписания.
  6.  Научно обоснована необходимость введения особой  процедуры проверки законности нормативных  правовых актов, имеющих  пороки формально-юридического свойства (дефектные акты), а также  отмененных или утративших силу  нормативных предписаний. Данная процедура может быть вписана в рамки общего процессуального порядка прямого судебного нормоконтроля. Предложены основные элементы такой процедуры.
  7.  Выделены направления и разработаны предложения по совершенствованию правового регулирования компетенции арбитражных судов в сфере прямого контроля за нормативными правовыми актами и решению проблемы разграничения полномочий в этой сфере с судами общей юрисдикции. Обоснованы предложения по реформированию нормативной модели арбитражной подведомственности дел об оспаривании нормативных актов.
  8.  Сформулировано понятие судебного оспаривания нормативного правового акта  как многозначной правовой категории, отражающей различные правовые явления: определенную разновидность юридических дел,  особую  юридическую процедуру, в которой реализуется прямой судебный контроль за законностью нормативных правовых актов; действие заинтересованного субъекта по возбуждению процедуры проверки нормативного акта и запуску механизма судебного нормоконтроля.
  9.  Обоснованы необходимость и основные направления  совершенствования процессуальной формы рассмотрения  дел об оспаривании нормативных предписаний. Предлагается выделить процессуально-правовые нормы, регулирующие процедуру рассмотрения дел об оспаривании нормативных правовых актов, за рамки  разделов (подразделов) кодексов, которые регламентируют порядок рассмотрения дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений.  Внесены предложения по существенной конкретизации и детализации  порядка рассмотрения  дел об оспаривании нормативных правовых актов.
  10.  Раскрыто содержание и значение  юридического конфликта (спора), лежащего в основании дела об оспаривании нормативного правого акта, в понимании правовой природы судопроизводства по делам об оспаривании нормативных предписаний как особой юридической процедуры. Юридический конфликт определяет характер этой процедуры, особенности производства, а также состав участников процесса, включая тех из них, кто обладает правом на обращение в суд.
  11.  Доказана необходимость существенного расширения состава заинтересованных лиц по данной категории дел и сформулированы предложения по уточнению их процессуально-правового статуса.
  12.  Проведено обоснование вывода о том, что при оспаривании нормативных правовых актов гражданином или организацией предметом судебной защиты  выступает законный интерес субъекта, заключающийся в том, чтобы не допустить нарушения  его субъективных прав, которое может произойти  в результате действия незаконного акта,  либо обеспечить возможность для восстановления уже нарушенных прав. Объективным критерием, свидетельствующим о возможном нарушении (угрозе нарушении) субъективного права гражданина (организации), является наличие юридического дела,  в котором спорный нормативный акт применен или может быть применен в отношении данного гражданина (организации). Указанный критерий проверки юридического интереса и, соответственно, права гражданина (организации) в оспаривании нормативного правового акта предлагается  отразить в процессуальном законодательстве.
  13.  Выделены особенности доказывания и доказательств по делам об оспаривании нормативных правовых актов. Сформулировано и научно обосновано понятие судебного доказывания по этим делам, которое определяется как процессуальная деятельность заявителя и других заинтересованных лиц, направленная на обоснование их утверждений о наличии или отсутствии фактов, имеющих материально-правовое и процессуальное значение для дела, а также выводов о законности оспоренного акта,  осуществляемая с помощью судебных доказательств, а также логических аргументов (доводов), сформированных на основе доказательственной информации.

Аргументировано положение о том, что понятие содержания (структуры) и процесса доказывания  должно отражать не только отдельные предусмотренные законом процессуальные операции с доказательствами, но и весь спектр доказательственной деятельности заинтересованных лиц на всех стадиях гражданского или арбитражного процесса, как взаимосвязанных и последовательных процессуальных действий.

  1.  Выявлены и проанализированы материально-правовые и процессуальные последствия, наступающие в связи с принятием судебного решения  по делу об оспаривании нормативного правового акта. Показана  специфика судебных актов в сфере прямого нормоконтроля,  охарактеризованы особенности юридической природы  этих судебных актов, а также их место и роль в механизме правового регулирования.
  2.  Проведено исследование проблемы придания обратной силы решениям судов общей юрисдикции и арбитражных судов о признании незаконным нормативного правового акта и пересмотра  вступивших в законную силу   судебных решений,  основанных на  нормативном правовом акте, признанном   судом недействующими и не подлежащими применению.

Обосновывается вывод о том, что вступившие в законную силу и окончательные судебные решения, основанные на нормативных актах, признанных судом незаконными, должны пересматриваться в рамках специальной (исключительной) проверочной  процедуры, которая должна быть закреплена в процессуальном законодательстве.

  1.  Внесено и научно обосновано предложение о введении единообразного порядка проверки судебных постановлений, принимаемых судами общей юрисдикции и арбитражными судами, при этом предлагается предусмотреть, что не вступившие в законную силу постановления судов, вынесенные в рамках производства по делам об оспаривании нормативных правовых актов, могут быть обжалованы в ординарном порядке исключительно в одну проверочную инстанцию, которой должен быть суд кассационной инстанции.
  2.  Обоснована необходимость формирования  механизма реализации судебных актов по делам об оспаривании нормативных предписаний как части исполнительного производства, который должен включать в себя: процедуру обязательного опубликования судебного решения;  порядок обеспечения включения сведений о судебном решении, принятом в отношении нормативных правовых актов, подлежащих государственной регистрации, в соответствующий государственный реестр (регистр); процедуру исполнения соответствующим нормотворческим органом (должностным лицом) обязанности по отмене (изменению) положений нормативного акта,  признанных судом незаконными.
  3.  Научно обосновано разграничение косвенного нормоконтроля с деятельностью суда по выбору подлежащей применению правовой нормы, в том числе при наличии юридической коллизии нормативных предписаний. Косвенный  нормоконтроль в этой связи рассматривается в качестве самостоятельной формы  судебного нормоконтроля. 

Теоретическое значение результатов исследования состоит в разработке и научном обосновании концепции судебного нормоконтроля в гражданском и арбитражном процессе. Положения, выводы и рекомендации, содержащиеся в работе, могут быть использованы в научных исследованиях проблем организации и осуществления контрольной функции судебной власти, административной юстиции, теории судебных доказательств,  судебного оспаривания правовых актов, а также целого ряда общих  и специальных вопросов применения норм гражданского и арбитражного процессуального законодательства.

Практическая значимость работы заключается в том, что предложения, выводы и рекомендации автора могут быть использованы в судебной практике при осуществлении проверки законности нормативных предписаний; в практической деятельности участников  гражданского и арбитражного процесса; в законотворческой работе; при разработке проектов постановлений Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, а также обзоров и разъяснений судебной практики.

Практические результаты исследования могут быть применены в учебном процессе юридических вузов и факультетов при изучении курсов гражданского и арбитражного процесса, а также  при проведении занятий по повышению квалификации и переподготовке судей и работников аппарата судов.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре гражданского, арбитражного и административного процессуального права Российской академии правосудия, где проведено ее рецензирование и обсуждение.

Ряд положений диссертационного исследования  апробирован при участии автора в составе  рабочих групп по подготовке и обсуждению проектов постановлений Пленума Верховного Суда РФ: от 19.12. 2003 № 23 «О судебном решении»; от 29.11.2007 № 48 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части»; от 24.06.2008 № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству»; от 24.06.2008 № 12 «О применении судами норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции»; от 26.06.2008 № 13 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции».

Отдельные положения реализованы в законопроектной работе в Комитете по собственности Государственной Думы РФ, Государственном институте регионального законодательства при администрации Иркутской области.

Основные теоретические выводы, предложения и рекомендации изложены автором в опубликованных работах (монографиях, научных статьях, учебных и  практических пособиях, комментариях законодательства), а также в докладах и сообщениях более чем на 20 научных конференциях и семинарах, в том числе: на Международной конференции «Европейские стандарты защиты прав человека: обеспечение доступа в Российской Федерации» (Москва,  2002), Всероссийском научно-практическом семинаре «Российская и европейская правозащитные системы: соотношение и проблемы гармонизации» (Н. Новгород, 2002),  Международном  “круглом столе” под эгидой Совета Европы «Теоретические и практические проблемы правоприменения арбитражного и гражданского процессуального законодательства» (Страсбург, Франция, 2003), Всероссийской научно-практической конференции «АПК и ГПК 2002г.: сравнительный анализ и актуальные проблемы правоприменения» (Москва, 2003), Международном семинаре ТАСИС для председателей и судей Южного Федерального округа «Административная юстиция в Российской Федерации: проблемы и перспективы» (Краснодар,  2005), Международном научно-практическом семинаре «Система надзора в российском гражданском процессуальном праве» (Москва, 2007), ХХIV Международном  “круглом  столе” по вопросам конституционной юстиции (Экс-ан-Прованс, Франция, 2008).

Результаты диссертационного исследования используются автором в преподавании студентам курса «Гражданское процессуальное право», спецкурса «Судебное оспаривание нормативных правовых актов» на юридическом факультете, а также при проведении занятий с судьями на факультете повышения квалификации в Российской академии правосудия.

Структура диссертационного исследования. Работа состоит из введения,  5 глав, содержащих 14 параграфов, заключения, списка использованной литературы, нормативных источников и судебной практики.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, степень ее научной разработанности, раскрывается ее объект, предмет, цели и задачи, методологическая и теоретическая основа, обосновывается научная новизна исследования, формулируются положения, выносимые на защиту, определяется теоретическое и практическое значение работы, приводятся сведения об апробации исследования.

Глава первая «Правовая природа судебного нормоконтроля»   состоит из трех параграфов.

В параграфе  1.1. «Понятие судебного нормоконтроля»  исследуемое явление рассматривается как   вид судебного контроля, как одно из проявлений контрольной функции судебной власти.  Судебный контроль за законностью (правомерностью) нормативными правовыми актами (судебный нормоконтроль)  может рассматриваться  в качестве самостоятельного научного понятия, которое используется для характеристики одной из функций судебной власти в правовом демократическом государстве.

Судебный нормоконтроль обеспечивает осуществление контрольной функции судебной власти в одной из самых важных сфер деятельности законодательной и исполнительной власти — нормотворчестве. Реализация судебных полномочий по проверке законности нормативных правовых актов в значительной мере обеспечивает поддержание судебной властью баланса между законодательной и исполнительной ветвями власти, между федеральным, региональным и муниципальным уровнями власти, является важнейшим средством сохранения равновесия всей нормативно-правовой системы.   

Судебный контроль в сфере нормотворчества является одним из способов реализации правозащитной функции судебной власти, поскольку, признавая незаконным нормативный правовой акт, ущемляющий права, свободы или законные интересы граждан и организаций, суд тем самым осуществляет их защиту.

Судебный нормоконтроль является одной из форм взаимодействия судебных решений и нормативных правовых актов. В целях  глубокого и всестороннего исследования проблем судебного нормоконтроля последний может рассматриваться не только в отношении «суд - спорный нормативный правовой акт», но и в аспекте воздействия (влияния) судебных решений на нормативные правовые акты.

В общем виде под воздействием судебного решения на нормативный правовой акт следует понимать такое  влияние  решения,  в результате которого изменяется юридический статус или регулятивные свойства нормативного акта.

Изменение юридического статуса нормативного правового акта может быть связано с утратой им юридической силы. Лишение нормативного правового акта юридической силы означает признание его недействительным, и соответственно, полную правовую дисквалификацию и исключение акта из нормативно-правовой системы.

Воздействие судебного решения на регулятивные свойства нормативного правового акта может заключаться в следующем. Судебным актом может быть прекращено или приостановлено действие спорного нормативного акта. Прекращение или приостановление регулирующего действия нормативного акта не влечет за собой лишение его юридической силы и исключение из нормативно-правовой системы, а означает признание акта недействующим и не подлежащим применению на определенный или неопределенный срок.

Регулирующее действие нормативного правового акта может быть дисквалифицировано не вообще, а лишь в конкретном деле, когда суд приходит к выводу, что данный акт противоречит закону или иному нормативному правовому акту, обладающему большей юридической силой, и отказывается от применения незаконного нормативного правового акта.

Судебный акт может также выступать средством корректировки регулятивного действия нормативного правового акта в тех случаях, когда судебным решением осуществляется расширительное или ограничительное толкование содержащегося в нормативном правовом акте положения.

Судебное решение может выступать средством дополнительного регулирующего действия нормативного правового акта в случае конкретизации в судебном решении тех или иных нормативных положений.

Своеобразной формой влияния судебного решения на нормативный правовой акт является установление судебным решением запрета на нормативное воспроизведение положений, признанных судом незаконными и утратившими силу или недействующими, в том числе путем повторного принятия такого же акта (ч. 2 ст. 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», ч. 4 ст. 253 ГПК РФ).

Что касается судебного нормоконтроля, то указанным понятием охватываются такие формы воздействия судебного решения на нормативный правовой акт, как лишение акта юридической силы, прекращение или приостановление регулирующего действия акта, а также установление запрета на нормативное воспроизведение положений, признанных судебным решением   незаконными.

Судебный нормоконтроль — это действия судов по проверке нормативных правовых актов. По своей направленности и содержанию судебный нормоконтроль является проверочной судебной деятельностью. Проверка нормативного правового акта судом осуществляется в целях определения его легитимности, правомерности. В результате проверки нормативного правового акта суд либо подтверждает его законность, либо признает этот акт незаконным и подвергает его дисквалификации.

Судебный нормоконтроль является процессуальной деятельностью судов общей юрисдикции и арбитражных судов. Проверка законности нормативного правового акта осуществляется в рамках правосудия по правилам, установленным гражданским процессуальным или арбитражным процессуальным законодательством.

С учетом вышеизложенного можно дать следующее определение судебного нормоконтроля в гражданском и арбитражном процессе. Судебный нормоконтроль в гражданском и арбитражном процессе — это деятельность судов общей юрисдикции и арбитражных судов по реализации контрольной и правозащитной функции судебной власти, направленная на проверку законности нормативных правовых актов, осуществляемая в рамках правосудия по правилам, установленным гражданским процессуальным и арбитражным процессуальным законодательством, в результате которой изменяется юридический статус или регулятивные свойства нормативного акта.

В параграфе  1.2. «Виды и формы судебного нормоконтроля» рассматриваются проблемы классификации судебного контроля в сфере нормотворчества, приводится обоснование того, что судебный контроль за законностью нормативных правовых актов может быть разграничен по следующим критериям:

- по юридической процедуре контроля: на конституционный и общий (судебный);

- по времени вступления в силу подлежащего контролю нормативного правового акта: на предварительный и последующий;

- по форме судебного контроля: на прямой (непосредственный) и косвенный (опосредованный).

Исследование   видов и форм судебного контроля за  нормативными правовыми актами показывает, что  разграничение судебного нормоконтроля в гражданском и арбитражном процессе  на абстрактный и конкретный в том понимании, какое в него вкладывается в решениях Конституционного Суда РФ и научных источниках, в настоящее время не имеет теоретического и практического значения, поскольку  в судах общей юрисдикции и арбитражных судах абстрактный и конкретный контроль осуществляются в одной и той же процедуре.  С точки зрения формы судебного нормоконтроля может быть выделен прямой (непосредственный) и косвенный (опосредованный) контроль. Использование терминов «абстрактный» и «конкретный» для обозначения форм судебного нормоконтроля представляется в этой связи недостаточно точным.

В параграфе 1.3. «Предмет судебного нормоконтроля» анализируются понятие и признаки нормативного правового акта, выступающего объектом   нормоконтрольной деятельности суда, рассматриваются особенности судебной проверки отдельных видов нормативных предписаний.

Анализ представленных в юридической литературе многочисленных дефиниций нормативного правового акта позволяет прийти к выводу, что к признакам, которые характеризуют нормативный правовой акт как предмет судебного контроля, относятся:

- публичный характер нормативного правового акта (принят в форме прямой демократии; издан государственным органом, органом местного самоуправления или их должностными лицами; принят иным публичным органом; принят иным субъектом по вопросам реализации полномочий, переданных ему органами государственной власти или органами местного самоуправления);

- наличие соответствующей нормотворческой компетенции у субъекта, принявшего (издавшего) нормативный правовой акт;

- наличие в акте правовых норм (нормативных предписаний), содержащих общеобязательные правила поведения, рассчитанные на неоднократное действие (нормы-правила), либо иных (специализированных) правовых норм (нормативных предписаний);

- соответствие акта предусмотренному законодателем порядку принятия и введения его в действие, а также установленной форме письменного документа.

С учетом названных признаков нормативного правового акта как предмета судебного нормоконтроля можно дать его следующее краткое определение: нормативный правовой акт — это установленной формы правовой акт публичного характера, содержащий нормы-правила либо иные (специализированные) правовые нормы, принятый и введенный в действие в установленном порядке субъектом, обладающим соответствующей нормотворческой компетенцией.

Обосновывается возможность  судебной проверки нормативных актов, содержащих не только типичные нормы права (правила поведения), но и специализированные нормативные предписания (нормы-дефиниции, нормы-принципы, нормы-декларации, коллизионные нормы, нестандартные нормативные предписания), а также нормативные акты, которые содержат рекомендательные нормы, нормы-разъяснения (интерпретационные нормы) и технико-юридические нормы (государственные стандарты, технические условия и пр.).

Раскрываются особенности судебного контроля в отношении нормативных правовых актов, содержащих дублирующие нормы, а также смешанных правовых актов, которые содержат как нормативные, так и индивидуальные предписания.

Принимая во внимание существенное регулирующее значение разъяснений судебной практики, которые дают высшие судебные органы, на обсуждение ставится вопрос о применении в отношении  данных разъяснений  тех или иных судебно-контрольных процедур.

Обосновывается необходимость законодательного закрепления  специального порядка пересмотра спорных положений, содержащихся в разъяснениях судебной практики, который включил бы в себя перечень субъектов, имеющих право инициировать процедуру пересмотра, указание на судебный орган, полномочный осуществлять такой пересмотр, а также основные элементы собственно порядка пересмотра. Предлагается следующий вариант  такой процедуры.

Постановления пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросам разъяснения судебной практики могут пересматриваться только  этими Пленумами. В настоящее время в соответствии с п.6 ст.58 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР»  разъяснения Пленума Верховного Суда РФ по вопросам судебной практики могут быть пересмотрены по представлению Председателя Верховного Суда РФ по мотиву их несоответствия федеральному законодательству. Помимо Председателя Верховного Суда РФ такое право целесообразно предоставить также его заместителям, Президиуму и судебным коллегиям Верховного Суда РФ, а также Генеральному прокурору РФ и министру юстиции РФ. Аналогичный порядок может быть установлен и для пересмотра разъяснений Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ.

Схожая процедура может быть предусмотрена и для пересмотра разъяснений судебной практики, которая дается в обзорах судебной практики, утверждаемых Президиумом Верховного Суда РФ, и информационных письмах Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ. При этом помимо лиц, указанных выше, право вносить представление в Президиум Верховного Суда РФ и Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ целесообразно представить председателям судебных коллегий и председателям соответствующих судебных составов высших судебных органов. Кроме того, в случае отказа в пересмотре разъяснений необходимо предусмотреть возможность обращения указанных лиц с представлениями о пересмотре разъяснения соответственно в Пленум Верховного Суда РФ и Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ. Что касается суда, рассматривающего конкретное дело, а также заинтересованных участников процесса, полагающих, что разъяснение судебной практики, касающееся правовых норм, подлежащих применению в рассматриваемом деле, не соответствует положениям федерального законодательства, то им должно быть предоставлено право обращения к соответствующим лицам с ходатайством о внесении представления о пересмотре названного разъяснения судебной практики.

В главе второй «Проблемы разграничения компетенции судов по контролю за нормативными правовыми актами», состоящей из двух параграфов, рассматриваются вопросы правового регулирования судебной подведомственности дел об оспаривании нормативных правовых актов, а также проблемы разграничения полномочий судов общей юрисдикции арбитражных судов в сфере нормоконтрольной деятельности.

В параграфе 2.1. «Проблемы правового регулирования подведомственности» анализируется действующая законодательная модель разграничения полномочий судов по проверке законности нормативных предписаний и предлагаются меры по ее совершенствованию.

Отмечается, что до сих пор не сформирована в полном объеме законодательная основа судебной компетенции в сфере нормоконтроля. Особенно это касается закрепления полномочий судов общей юрисдикции и арбитражных судов по осуществлению прямого нормоконтроля, то есть рассмотрению дел об оспаривании нормативных правовых актов.

Далеко от совершенства законодательное регламентирование разграничения компетенции по проверке нормативных правовых актов между судами общей юрисдикции и арбитражными судами, что породило в судебной практике целый ряд проблем и разногласий, связанных с правильным определением подведомственности дел об оспаривании нормативных правовых актов.

Наконец, остается ряд вопросов в правовом регулировании предмета и содержания полномочий судов по проверке нормативных правовых актов в рамках косвенного контроля, о чем, в частности, свидетельствует несовпадение правовых позиций Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ по вопросу полномочий судов общей юрисдикции по проверке конституционности нормативного правового акта, подлежащего применению в конкретном деле.

Проблемы законодательного регулирования вопросов разграничения компетенции судов по контролю за нормативными правовыми актами в немалой степени связаны с состоянием юридической доктрины по этим вопросам. Следует отметить, что в юридической науке сохраняются значительные разногласия по решению проблем судебной компетенции в области нормоконтроля.

Подведомственность как правовая категория  раскрывается в юридической литературе с точки зрения характеристики правовых норм, регулирующих отношения подведомственности, их отраслевой принадлежности, места в системе права (Ю.К. Осипов). Подведомственность  рассматривается в качестве одного из юридических условий возникновения права на обращение в суд (И.В. Решетникова, В.В.Ярков). Понятие подведомственности, по мнению автора, может также  рассматриваться с точки зрения правовых критериев, признаков, по которым определяется компетенция властного органа (должностного лица) по рассмотрению юридических дел. В этом значении подведомственность будет представлять собой набор юридических правил, закрепленных в правовых нормах, на основании которых разграничивается предметная компетенция между властными органами (должностными лицами), в том числе органами судебной власти по рассмотрению и разрешению юридических дел.

Рассмотрение понятия судебной подведомственности под различными углами зрения, многоаспектный подход в ее понимании дает гораздо больше возможностей не только для глубокого и разностороннего исследования проблем разграничения предметной компетенции между различными ветвями судебной власти, но и, самое главное, для их результативного решения. Это в полной мере относится к проблемам разграничения судебной подведомственности по делам об оспаривании нормативных правовых актов.

В параграфе 2.2. «Проблемы разграничения полномочий в сфере нормоконтроля между судами общей юрисдикции и арбитражными судами»  проведен анализ  указанной проблематики и разработаны предложения по совершенствованию правового регулирования компетенции арбитражных судов в сфере прямого контроля за нормативными правовыми актами и решению проблемы разграничения полномочий в этой сфере с судами общей юрисдикции.

Исследование действующей законодательной модели разграничения подведомственности дел об оспаривании нормативных актов между судами общей юрисдикции и арбитражными судами, а также реализация этой модели в судебной практике позволяет  констатировать следующее.

Во-первых, практика арбитражных судов в определении их предметной компетенции по осуществлению прямого нормоконтроля в ряде случаев расходится с определением такой компетенции в действующем законодательстве, а также с практикой судов общей юрисдикции. Все это приводит к "конкурирующей" компетенции в области нормоконтроля, реальному пересечению полномочий судов по проверке законности нормативных правовых актов. В настоящее время по делам об оспаривании некоторых видов нормативных актов фактически сложилась альтернативная подведомственность, когда заявитель по своему усмотрению может обратиться либо в суд общей юрисдикции, либо в арбитражный суд.

Во–вторых, правила отнесения дел об оспаривании нормативных правовых актов к подведомственности арбитражных судов, закрепленные в действующей законодательной модели, нельзя признать оптимальными. 

Выделяются два направления решения указанных проблем. Первое направление — формально-юридическое - связано с уточнением места и порядка функционирования правил (норм) подведомственности в системе российского законодательства. Второе направление — содержательное - касается объема и содержания предметной компетенции арбитражных судов по проверке нормативных правовых актов.

Правила (нормы), регулирующие подведомственность арбитражным судам дел об оспаривании нормативных предписаний, должны быть расположены не в специальных отраслевых законах, которые содержат преимущественно нормы материального права, а в арбитражно-процессуальном законодательстве. Конкретные виды нормативных правовых актов, проверка которых относится к подведомственности арбитражных судов, должны быть прямо закреплены  в соответствующих  нормах АПК РФ, к примеру, в ст. 29 АПК РФ в виде определенного перечня, который должен носить закрытый (исчерпывающий) характер. При установлении указанного перечня нормативных правовых актов определяющее значение должен иметь характер правоотношений, регулируемых данным актом. Предлагается определить три вида таких отношений. Первый — отношения в сфере налоговых и иных обязательных платежей, осуществляемых субъектами хозяйственной деятельности. Второй — отношения в сфере административного регулирования стоимостных показателей результатов хозяйственной деятельности: цен, тарифов, ставок на товары, услуги и т.п. Третий — отношения, связанные с реализацией специальных требований и ограничений хозяйственной деятельности, направленных на обеспечение конкуренции на товарных рынках, защиту отечественных товаропроизводителей и др.

Определяя перечень нормативных правовых актов, подлежащих закреплению в ст. 29 АПК РФ, законодатель должен ориентироваться на те акты, которые регулируют указанные виды отношений. Кроме того, нельзя не учитывать сложившиеся правовые традиции и опыт рассмотрения арбитражными судами дел об оспаривании нормативных правовых актов.

С учетом вышесказанного предлагается  включить в ст. 29 АПК РФ перечень нормативных правовых актов, подлежащих оспариванию в арбитражном суде. Это нормативные правовые акты, принятые:

- по вопросам налогов и сборов;

- государственными органами, органами местного самоуправления по вопросам регулирования тарифов, цен (ставок) на товары и услуги;

- государственными органами, органами местного самоуправления, иными уполномоченными органами или организациями, если они, по мнению заявителя, противоречат антимонопольному законодательству;

- по вопросам применения специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер при импорте товаров.

В статье 29 АПК РФ также должно быть оговорено, что арбитражный суд рассматривает дела об оспаривании перечисленных нормативных правовых актов по заявлениям организаций и индивидуальных предпринимателей, а также прокуроров, государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов, которые в соответствии с федеральным законом вправе обратиться в арбитражный суд с таким заявлением, а равно с заявлением в защиту интересов неопределенного круга лиц.

Соответственно, в ч. 3 ст. 191 АПК РФ необходимо внести изменения в общее правило подведомственности арбитражному суду дел об оспаривании нормативных правовых актов. В этой норме следует указать, что арбитражный суд рассматривает дела об оспаривании нормативных правовых актов, затрагивающих права и законные интересы лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, если в соответствии с АПК РФ их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражных судов.

Указанное правило подведомственности целесообразно также включить в ст. 36 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации», с тем чтобы выполнить Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июня 1998 г. № 19-П в части установления компетенции арбитражных судов в сфере прямого нормоконтроля на уровне федерального конституционного закона.

В свою очередь в п. 1 ст. 10 указанного Закона необходимо предусмотреть, что Высший Арбитражный Суд РФ рассматривает дела об оспаривании нормативных правовых актов Президента РФ, Правительства РФ, федеральных органов исполнительной власти, затрагивающих права и законные интересы лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, если в соответствии с АПК РФ их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражных судов.

Объем и содержание полномочий судов общей юрисдикции и арбитражных судов по проверке нормативных правовых актов в форме косвенного контроля не связаны с предметной компетенцией судов и не охватываются понятием «судебная подведомственность». Компетенция судов по осуществлению косвенного нормоконтроля зависит от вида проверяемого акта и основания проверки.

Нормативный правовой акт может быть проверен судом на соответствие Конституции РФ (проверка конституционности), закону или иному обладающему большей силой подзаконному акту, а также общепризнанным принципам и нормам международного права, международным договорам Российской Федерации.

Глава третья «Рассмотрение судами дел об оспаривании нормативных правовых актов»,  посвященная проблемам осуществления арбитражными судами и судами общей юрисдикции прямого  нормоконтроля, состоит из 7 параграфов.

В параграфе 3.1. «Понятие и процессуальный порядок судебного оспаривания нормативных предписаний» судебное оспаривание нормативного правового акта рассматривается как многозначная правовая категория, отражающая различные правовые явления: определенную категорию юридических дел, рассматриваемых судами общей юрисдикции и арбитражными судами;  особую  юридическую процедуру, в которой реализуется прямой судебный контроль за законностью нормативных правовых актов; действие заинтересованного субъекта по возбуждению процедуры проверки нормативного акта и запуску механизма судебного нормоконтроля.

В основании дела об оспаривании нормативного правого акта лежит  юридический конфликт (спор)  как результат разногласий между определенными субъектами в отношении законности нормативного предписания. Исследование содержания, субъектного состава и других характерных особенностей  юридического конфликта имеет решающее значение в понимании правовой природы судопроизводства по делам об оспаривании нормативных предписаний как особой юридической процедуры. Юридический конфликт определяет характер этой процедуры, особенности производства, которое должно использоваться для разрешения данного спора, а также состав участников процесса, включая тех из них, кто обладает правом на обращение в суд.

С внешней (объективной) стороны юридический конфликт по делу об оспаривании нормативного правового акта проявляется как противоречие между нормативными правовыми актами различной юридической силы. Указанное противоречие может иметь различный характер, в зависимости от того, каких сторон нормативного правового акта оно касается: содержания акта, нормотворческой компетенции субъекта, принявшего акт, или формально-юридических признаков, характеризующих данный акт.

Противоречие по содержанию нормативных правовых актов означает, что те или иные правовые нормы (нормативные предписания), содержащиеся в спорном акте, регулируют определенные отношения в нарушение правовых норм (нормативных предписаний), установленных актом, обладающим большей юридической силой.

Противоречие, касающееся нормотворческой компетенции властного органа или должностного лица, проявляется как нарушение спорным актом положений нормативного правового акта большей юридической силы, определяющего компетенцию в сфере нормотворчества данного властного органа (должностного лица).

Наконец, наличие противоречия в части формально-юридической стороны спорного акта свидетельствует о том, что указанный акт нарушает нормативные положения, обладающие большей юридической силой, которыми установлены требования, касающиеся формы акта, порядка его принятия и введения в действие.

Состав участников (сторон) юридического конфликта по поводу законности спорного акта зависит от характера противоречия между нормативными правовыми актами разной юридической силы.

В конфликте по поводу содержания нормативного правового акта на одной стороне находится властный орган (должностное лицо), принявший спорный акт. Другую сторону могут представлять следующие субъекты: а) орган (должностное лицо), издавший нормативный правовой акт большей юридической силы; б) государственные органы, осуществляющие контрольные полномочия в той области нормотворчества, к которой относится спорный нормативный правовой акт, а также органы государственной власти, органы местного самоуправления и общественные объединения, наделенные полномочиями по защите прав и интересов неопределенного круга лиц; в) прокурор; г) граждане и организации, защищающие свои права и законные интересы.

Несколько иной состав участников юридических конфликтов, возникающих по поводу законности нормативных правовых актов, изданных с нарушением нормотворческой компетенции либо  формально-юридических требований, предъявляемых к нормативному акту, если, конечно, при этом отсутствует конфликт относительно содержания данного нормативного акта.

В первом случае, юридический конфликт возникает между субъектами, наделенными нормотворческими полномочиями, по поводу реализации нормотворческой компетенции при принятии спорного акта. На одной стороне конфликта выступает властный орган или должностное лицо, принявшее спорный нормативный акт, а на другой — государственный или муниципальный орган (должностное лицо), полагающее, что данным актом нарушена его компетенция, и  прокурор.

В случае нарушения формально-юридических требований, предъявляемых к нормативному правовому акту (форме акта, порядку принятия и введения в действие акта), при отсутствии претензий к содержанию акта, сторонами юридического конфликта являются орган (должностное лицо), принявший нормативный акт, и прокурор.

Иные лица, в том числе граждане и организации, которые могут быть субъектами отношений, регулируемых спорным нормативным правовым актом, не являются участниками такого рода юридических конфликтов, поскольку само по себе нарушение нормотворческой компетенции  или  несоответствие акта формально-юридическим требованиям  не может привести к нарушению их прав и интересов.

Анализ состава возможных участников юридических конфликтов (споров), возникающих по  поводу законности нормативных правовых актов, показывает наличие существенных пробелов и неточностей в правовой регламентации состава лиц, участвующих в делах об оспаривании нормативных правовых актов.

Исследование содержания и субъектного состава юридических конфликтов, возникающих по поводу законности нормативных правовых актов, показывает, что эти конфликты обладают существенной спецификой, отличающей их не только от тех, которые рассматриваются в порядке общеискового производства, но и от тех споров, которые разрешаются в рамках иных видов гражданского и арбитражного судопроизводства, в том числе производства по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений (гл. 25, 26 ГПК РФ, гл. 24, 25 АПК РФ).

В  этой связи достаточно трудно согласиться с теми исследователями, которые полагают, что исковое производство является наиболее приемлемой процессуальной формой разрешения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов (В.А. Кирсанов, М.С. Носенко и др.).  Применение одной юридической процедуры, одного процессуального порядка для рассмотрения и разрешения дел, предметом которых является спор о субъективных правах и обязанностях субъектов, связанных конкретным гражданским или аналогичным ему материальным правоотношением, и дел, в которых стороны не являются субъектами конкретного материально-правового отношения и между ними отсутствует какой-либо спор о субъективных правах и обязанностях, а предметом судебного разбирательства является разногласие в оценке законности нормативного акта, вряд ли можно считать приемлемым.

На основе критического анализа действующей законодательной модели судебной процедуры рассмотрения дел об оспаривании нормативных правовых актов, с точки зрения соответствия ее особенностям данной категории дел,  вносятся  предложения по оптимизации этой процедуры. Приводятся доводы о том, что процессуально-правовые нормы, регулирующие процедуру рассмотрения дел данной категории, должны занимать в процессуальных кодексах самостоятельное место, расположенное за рамками разделов (подразделов) кодексов, которые регламентируют порядок рассмотрения дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений (подраздел II раздела II ГПК РФ, раздел III АПК РФ). ). В связи с этим представляется обоснованным выдвинутое в литературе предложение  (Т.Е. Абова) включить нормы об оспаривании нормативных правовых актов в арбитражных судах в раздел, посвященный особенностям производства в арбитражном суде по отдельным категориям дел. В свою очередь, процессуально-правовые нормы, регулирующие производство по делам об оспаривании нормативных правовых актов в судах общей юрисдикции, целесообразно включить в раздел II ГПК РФ в качестве самостоятельного подраздела.

В параграфе 3.2. «Право на оспаривание нормативных правовых актов» отмечается, что в настоящее время законодательное регламентирование вопросов, связанных с правом на судебное оспаривание нормативных предписаний, далеко от совершенства.

При законодательном регламентировании права на оспаривание нормативного правового акта  необходимо исходить из того, что данное право должно быть жестко увязано с характером  юридического интереса субъекта в оспаривании данного акта. Характер юридического интереса субъекта в оспаривании нормативных правовых актов должен оказывать решающее влияние на содержание и объем правомочий по такому оспариванию, определять допустимые основания оспаривания, а также виды нормативных актов, которые могут быть оспорены данным субъектом в суд общей юрисдикции или арбитражный суд.

По  мнению автора, необходимо законодательное закрепление более объективных, четких и однозначных критериев оценки судом юридического интереса субъекта и его права на оспаривание нормативного акта, независимо от того, на какой стадии процесса проводится такая оценка. Указанные критерии должны также обеспечить оптимальный и унифицированный круг субъектов, имеющих право оспаривания нормативных предписаний в гражданском и арбитражном процессе.

В действующем процессуальном законодательстве достаточно противоречиво регулируется право на оспаривание нормативных правовых актов гражданами и организациями, имеющими собственный (личный) интерес в признании нормативного предписания незаконным. Предусмотренные действующим процессуальным законодательством критерии, на основании которых суд проверяет наличие или отсутствие юридического интереса гражданина или организации в оспаривании нормативного правового акта, нельзя признать удачным. Неоднозначно оценивается в юридической литературе и сложившаяся по этому вопросу судебная практика.

При анализе указанного права следует учитывать, что по делам об  оспаривании нормативных правовых актов гражданином или организацией предметом судебной защиты  выступает законный интерес субъекта, заключающийся в том, чтобы не допустить нарушения  его субъективных прав, которое может произойти  в результате действия незаконного акта,  либо обеспечить возможность для восстановления уже нарушенных прав,  Следовательно, юридический интерес гражданина  (организации) в оспаривании нормативного правового акта заключается в том, чтобы предотвратить угрозу нарушения незаконным актом их субъективных прав либо создать необходимые условия для восстановления прав, нарушенных действием такого акта.

Объективным критерием, свидетельствующим о возможном нарушении (угрозы нарушении) субъективного права гражданина (организации), является наличие юридического дела,  в котором спорный нормативный акт применен или может быть применен в отношении данного гражданина (организации). Таким образом, действительное или возможное применение спорного нормативного правового акта в конкретном юридическом деле является объективным и достаточно легко устанавливаемым обстоятельством, позволяющим суду  при принятии заявления проверить наличие у гражданина или организации юридического интереса в оспаривании нормативного акта. Указанный критерий проверки юридического интереса и, соответственно, права гражданина (организации) в оспаривании нормативного правового акта предлагается  отразить в процессуальном законодательстве.

С учетом вышесказанного необходимо внести в ГПК РФ и АПК РФ однотипные поправки, согласно которым граждане и организации будут обладать правом на оспаривание нормативного правового акта, если данный акт применен или подлежит применению в отношении данного гражданина (организации) в конкретном юридическом деле.

Правовое регулирование права на оспаривание нормативных правовых актов публичными органами и должностными лицами также страдает неполнотой и противоречивостью. Особенно это касается государственных и муниципальных органов и их должностных лиц.

Так,  согласно ч. 2 ст. 251 ГПК государственные (муниципальные)  органы и должностные лица могут оспорить незаконные нормативные акты только по основанию, связанному с нарушением их компетенции. Между тем,  публичный правовой интерес указанных  в оспаривании нормативных актов может носить и иной характер, не связанный с нарушением их компетенции.

В перечне органов и должностных лиц, данном в ч. 2 ст. 251 ГПК РФ, отсутствует указание на федеральные органы исполнительной власти, которые федеральными законами  прямо наделены  правом оспаривания нормативных правовых актов.

Действующий АПК РФ (ч. 2 ст. 192), в отличие от ГПК РФ, не дает перечня государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов, имеющих право оспаривания нормативных правовых актов в арбитражном суде. При этом право на оспаривание для этих субъектов увязывается с предположением (утверждением) заявителя о незаконности нормативного акта и нарушении им прав и законных интересов граждан, организаций и иных лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Как видим, в данном случае законодатель в значительной мере уклонился от детального регламентирования оснований оспаривания нормативных правовых актов в зависимости от вида и правового статуса государственных и муниципальных органов.

Представляется, что законодательные органы государственной власти, представительные органы местного самоуправления, а также органы исполнительной власти общей компетенции и высшие должностные лица федерального, регионального и муниципального уровня должны быть наделены правом оспаривания нормативных правовых актов не только в случае нарушения их компетенции, но и в том случае, когда спорный акт, имеющий меньшую юридическую силу, противоречит по содержанию принятому ими ранее нормативному правовому акту.

Нормы процессуального права (ст. 46 ГПК РФ, ст. 53 АПК РФ) в случаях, прямо предусмотренных законом, допускают возможность обращения в суд органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений (организаций) в защиту публичных интересов, а также прав и законных интересов других лиц или неопределенного круга лиц.

Между тем,  в ст. 252 ГПК РФ эти субъекты вообще не указаны в качестве лиц, наделенных правом оспаривания нормативных правовых актов, а в ст. 192 АПК РФ они не конкретизированы в общем перечне публичных и иных органов, имеющих право обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании нормативных правовых актов недействующими.

Предлагается внести в процессуальное законодательство (АПК РФ, ГПК РФ)  соответствующие коррективы и закрепить следующий перечень субъектов, обладающих правом на обращение в суд общей юрисдикции и арбитражный суд с заявлением об оспаривании нормативных правовых актов:

- граждане и организации, если оспариваемый нормативный правовой акт применен или подлежит применению в юридическом деле в отношении этих граждан (организаций);

- прокурор в пределах своей компетенции;

- государственные, муниципальные органы (должностные лица), считающие, что оспариваемым нормативным правовым актом нарушена их компетенция;

- государственные, муниципальные органы (должностные лица), полагающие, что оспариваемый нормативный правовой акт нарушает положения принятого ими нормативного правового акта, обладающего большей юридической силой;

- государственные, муниципальные органы (должностные лица) и иные субъекты, наделенные федеральным законом полномочиями по оспариванию данных нормативных правовых актов;

- государственные, муниципальные органы (должностные лица) и иные субъекты, наделенные федеральным законом полномочиями по защите прав и законных интересов неопределенного круга лиц.

В параграфе 3.3. «Проблемы процессуального регулирования состава

и правового положения лиц, участвующих в деле» отмечается, что в действующем процессуальном законодательстве состав и правовое положение лиц, участвующих в делах об оспаривании нормативных правовых актов, регламентировано достаточно схематично и неполно. Отмеченные недостатки и пробелы в правовом регулировании указанных вопросов привели к тому, что в судебной практике сложился значительный разнобой в определении состава, правового статуса и даже наименования лиц, которые должны принимать участие в делах об оспаривании нормативных правовых актов.

Обеспечение единообразных подходов судов при формировании состава лиц, участвующих в делах данной категории, и определении их процессуального статуса требует более детального регулирования этих вопросов процессуальным законодательством.

Соответствующие поправки должны быть внесены, на наш взгляд, как в раздел “общие положения” процессуальных кодексов (ГПК РФ, АПК РФ), регулирующий состав и правовое положение лиц, участвующих в деле, так и в те главы, которые посвящены порядку рассмотрения дел об оспаривании нормативных правовых актов, с тем чтобы отразить особенности участия юридически заинтересованных субъектов по делам данной категории.

При классификации лиц, участвующих в делах об оспаривании нормативных правовых актов, за основу может быть принято разграничение лиц, принимающих участие по делам искового производства, в частности, на стороны и третьи лица. Процессуальная категория сторон и третьих лиц применима не только к участникам искового производства, имеющим в деле собственный (личный) интерес, но и к юридически заинтересованным субъектам производства по делам об оспаривании нормативных правовых актов.

Сторонами  по делу будут выступать заявитель и ответственный государственный (муниципальный) орган или должностное лицо, принявшее спорный нормативный правовой акт.

В качестве третьих лиц в процессе могут участвовать граждане и организации, чьи субъективные права и обязанности затрагиваются решением суда, а также   публичные  органы или должностные лица, если судебное решение тем или иным образом влияет на реализацию их  властных полномочий: должностные лицо, подписавшее спорный нормативный акт в порядке промульгирования; представитель органа или должностного лица, издавшего нормативный правовой акт, которому противоречит оспариваемый акт; государственный или муниципальный орган, на который возложены обязанности, связанные с реализацией оспоренного нормативного правового акта; представитель Министерства юстиции РФ при оспаривании нормативного предписания, прошедшего процедуру регистрации в данном министерстве и др.

С учетом вышеизложенного, в состав лиц, участвующих в делах об оспаривании нормативных правовых актов, следует отнести: стороны (заявитель и ответственный орган или должностное лицо); третьи лица на стороне заявителя или ответственного органа (должностного лица), а также прокурора, вступившего в начатый процесс.

Анализ реализации распорядительных полномочий сторон по делам данной категории показывает, что  правовым последствием отказа заявителя от оспаривания нормативного правового акта  должно быть не прекращение производства по делу, так как это фактически приводит к процессуальному запрету повторно оспаривать нормативный правовой акт, законность которого осталась непроверенной. При отказе заявителя от своего требования суду необходимо предоставить право оставлять заявление об оспаривании такого акта без рассмотрения, предоставляя тем самым возможность  оспаривания данного акта иными лицами по тем же либо другим основаниям.

В параграфе 3.4. «Основания  судебной   проверки нормативных правовых актов» рассматривается комплекс взаимосвязанных критериев, с помощью которых суд оценивает законность оспоренного акта.

Проверка законности нормативного правового акта прежде всего означает оценку содержания оспариваемых правовых норм. Суд  также оценивает нормативный правовой акт с точки зрения соблюдения установленных пределов нормотворческой компетенции данного органа (лица). Наконец, законность нормативного правового акта может быть оценена судом с точки зрения соблюдения так называемых формальных требований, предъявляемых к нормативным правовым актам.

В параграфе 3.5. «Доказывание и доказательства по делам об оспаривании нормативных правовых актов» рассматриваются особенности доказательственной деятельности по делам об оспаривании нормативных правовых актов, определяется состав юридических фактов, которые образуют предмет доказывания по делам данной категории, формулируется круг обязательных (необходимых) доказательств по этим делам, обосновывается возможность назначения   научно-правовой экспертизы, необходимой   для оценки законности спорного нормативного правового акта.

Проведенное исследование показывает,  что по делам об оспаривании нормативных правовых актов  возможно осуществление процессуальной деятельности в форме судебного доказывания, а  отдельные элементы фактической и юридической основы дела могут выступать объектом  процессуального доказывания.

Судебное доказывание по делам об оспаривании нормативных правовых актов  определяется как процессуальная деятельность заявителя и других заинтересованных лиц, направленная на обоснование их утверждений о наличии или отсутствии фактов, имеющих материально-правовое и процессуальное значение для дела, а также выводов о законности оспоренного акта. Доказывание осуществляется с помощью судебных доказательств, а также логических аргументов (доводов), сформированных на основе доказательственной информации.

Понятие содержания (структуры) и процесса доказывания должно отражать не только отдельные предусмотренные законом процессуальные операции с доказательствами, но и весь спектр доказательственной деятельности заинтересованных лиц на всех стадиях гражданского или арбитражного процесса именно как взаимосвязанных и последовательных процессуальных действий. Содержание доказывания образуют процессуальные действия заинтересованных лиц с судебными доказательствами (указание на доказательства, представление доказательств, заявление ходатайств об истребовании доказательств судом, раскрытие доказательств, участие в исследовании и оценке доказательств), а также действия этих лиц по логическому обоснованию своих выводов о законности нормативного правового акта. Процесс доказывания по делам об оспаривании нормативных правовых актов  представляет собой цепь указанных процессуальных действий, последовательно совершаемых заинтересованными лицами на конкретных стадиях гражданского (арбитражного) судопроизводства и по гражданскому делу в целом.

В параграфе 3.6. «Правовые последствия решения по делу об оспаривании нормативных правовых актов» выявлены и проанализированы материально-правовые и процессуальные последствия, наступающие в связи с принятием судебных решений  по делам об оспаривании нормативных правовых актов, что  в свою очередь позволило показать  специфику судебных актов в сфере прямого нормоконтроля,  охарактеризовать особенности юридической природы  этих судебных актов, а также их место и роль в механизме правового регулирования.

При вступлении в законную силу судебного решения, которым подтверждается законность спорного нормативного правового акта, основное материально-правовое последствие заключается в том, что решением суда снимается неопределенность (спорность) законности нормативного правового акта, который был предметом судебного разбирательства. Процессуальные последствия заключаются в том, что указанный нормативный правовой акт, как правило, не может быть подвергнут повторному судебному контролю.

Обосновывается необходимость введения  особого порядка разрешения дел по заявлениям лиц, не участвовавших в деле, о повторной проверке нормативного правового акта, законность которого подтверждена решением суда. По мнению автора, в этом случае должно быть установлено специальное правило подсудности, согласно которому указанные заявления должны рассматриваться по первой инстанции судом более высокого уровня по отношению к тому суду, который ранее вынес решение по делу об оспаривании нормативного правового акта. Возможно также предусмотреть передачу такого дела на рассмотрение специальному (расширенному) составу судей данного суда, к примеру, всему составу соответствующей судебной коллегии и т.д.

Важную роль в понимании правовой природы судебных актов в сфере нормоконтроля имеет точное определение правовых последствий вступления в законную силу решения суда о признании спорного нормативного правового акта не соответствующим закону или иному нормативному правовому акту, имеющему боґльшую юридическую силу.

В соответствии с действующим процессуальным законодательством и сложившейся судебной практикой суды, придя к выводу о незаконности спорного нормативного правового акта, признают такой акт недействующим и не подлежащим применению. Правовым последствием признания нормативного правового акта или его отдельных положений недействующим является, таким образом, прекращение его регулирующего воздействия на соответствующие общественные отношения. Судебным решением останавливается реализация такого нормативного акта, он может не исполняться и не соблюдаться субъектами данных правоотношений. Это также означает введение запрета на дальнейшее его применение судами, иными государственными или муниципальными органами и должностными лицами и т.д. Суд, не отменяя, то есть формально не лишая нормативный правовой акт юридической силы, фактически парализует действие данного акта на неопределенное время.

Высказываясь в поддержку указанной  позиции законодателя и действующей судебной практики, автор приходит к выводу, что наделение судов общей юрисдикции и арбитражных судов полномочиями по признанию нормативных правовых актов недействительными и лишению их юридической силы, особенно с момента принятия нормативного правового акта, не согласуется с действующей Конституцией РФ, ведет к нарушению устойчивости и согласованности нормативно-правовой системы, а также существенно увеличивает риски возникновения негативных социальных и экономических последствий в случае  принятия судебных решений, реализующих указанные полномочия.

Исследование проблемы придания обратной силы решениям судов общей юрисдикции и арбитражных судов о признании незаконным нормативного правового акта и пересмотра вступивших в законную силу   судебных решений,  основанных на  нормативном правовом акте, признанном   судом недействующими и не подлежащими применению, показывает, что в действующем  процессуальном  законодательстве  не содержится правил, регулирующих  порядок пересмотра   судебных решений по указанному основанию. При этом аргументируется неприемлемость применения в данном  случае процедуры пересмотра решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам. Обосновывается вывод о том, что вступившие в законную силу и окончательные судебные решения, основанные на нормативных актах, признанных судом незаконными, должны пересматриваться в рамках специальной (исключительной) проверочной  процедуры, которая должна быть закреплена в процессуальном законодательстве. Подчеркивается, что исключительный порядок пересмотра  решений и исправления судебных ошибок должен применяться в отношении тех судебных актов, которые не могут быть оспорены в рамках обычных проверочных процедур. Обосновывается  необходимость включения в процессуальные кодексы правовых норм, регламентирующих основания и процедуру пересмотра правоприменительных, в том числе судебных, актов, основанных на  нормативном правовом акте, признанном судом недействующим и не подлежащим применению.

В параграфе 3.7. «Проблемы судебного оспаривания дефектных и утративших силу нормативных предписаний» исследуются вопросы судебного контроля за законностью нормативных  правовых актов, имеющих  пороки формально-юридического свойства, а также  отмененных или потерявших силу  нормативных предписаний, отмечается, что действующий процессуальный порядок судебного нормоконтроля не рассчитан на проверку таких актов. Обосновывается  необходимость введения специальной  процедуры проверки законности такого рода правовых актов, которая может быть вписана в рамки общего процессуального порядка прямого судебного нормоконтроля, предлагаются  основные элементы такой процедуры.

Глава четвертая «Особенности проверки и исполнения (реализации) судебных решений по делам об оспаривании нормативных правовых актов»  состоит из двух параграфов.

В параграфе 4.1. «Особенности обжалования и проверки судебных актов» с учетом результатов исследования правового регулирования и применения  действующей процедуры обжалования  и проверки судебных постановлений,  принятых по результатам прямого судебного нормоконтроля, обосновывается необходимость введения  единообразного  порядка проверки судебных постановлений, принимаемых судами общей юрисдикции и арбитражными судами по делам об оспаривании нормативных правовых актов. При этом предлагается предусмотреть, что не вступившие в законную силу постановления судов, вынесенные в рамках производства по делам об оспаривании нормативных правовых актов, могут быть обжалованы в ординарном порядке исключительно в одну проверочную инстанцию, которой должен быть суд кассационной инстанции.

В системе судов общей юрисдикции полномочиями суда кассационной инстанции по данной категории дел целесообразно наделить суды уровня субъектов РФ, которые будут осуществлять проверку решений районных судов, а также Кассационную коллегию Верховного Суда РФ, которая будет проверять принятые по первой инстанции решения Верховного Суда РФ и решения судов субъектов РФ.

В системе арбитражных судов кассационные полномочия по проверке не вступивших в законную силу решений по делам об оспаривании нормативных правовых актов предлагается закрепить за судами федеральных округов, а для кассационной проверки принятых по первой инстанции решений Высшего Арбитражного Суда РФ образовать в его составе соответствующую кассационную коллегию.

Специфика предмета судебного решения по делам об оспаривании нормативных правовых актов позволяет говорить о праве на кассационное обжалование только в отношении заявителя и других заинтересованных лиц, участвующих в деле, а также прокурора, независимо от привлечения его для участия в процессе.

Анализ реализации кассационных полномочий суда показывает, что по делам об оспаривании нормативных правовых актов  необходимо законодательно  ограничить  право кассационной инстанции передавать дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Выявленные ошибки правового и фактического характера должны исправляться проверочной инстанцией при вынесении нового решения.

В параграфе 4.2. «Особенности исполнения судебных решений, принятых по делам об оспаривании нормативных правовых актов» обосновывается необходимость формирования  механизма реализации судебных актов по делам об оспаривании нормативных предписаний как части исполнительного производства. Указанный механизм должен содержать не только процедуру обязательного опубликования судебного решения, но и порядок обеспечения включения сведений о судебном решении, принятом в отношении нормативных правовых актов, подлежащих государственной регистрации, в соответствующий государственный реестр (регистр), а также процедуру исполнения соответствующим нормотворческим органом (должностным лицом) обязанности по отмене (изменению) тех положений нормативного акта, которые признаны судом незаконными.  В этой связи в законодательство об исполнительном производстве  предлагается включить положения, которые предусматривали бы порядок исполнения судебных решений по данной категории дел.

В главе пятой «Проблемы осуществления косвенного судебного нормоконтроля» проверка судом законности (правомерности) нормативного предписания в конкретном деле (косвенный нормоконтроль) рассматривается в качестве самостоятельной формы  судебного нормоконтроля. Приводятся аргументы, что косвенный нормоконтроль, осуществляемый судами общей юрисдикции и арбитражными судами, не совпадает с деятельность суда по выбору подлежащей применению правовой нормы, в том числе при наличии юридической коллизии нормативных предписаний. Анализируются субъекты, основания и правовые последствия судебной проверки законности (правомерности) нормативных предписаний в рамках косвенного нормоконтроля. Рассматриваются проблемы проверки судами общей юрисдикции и арбитражными судами конституционности закона, подлежащего применению (примененного) в конкретном юридическом деле.

В заключении формулируются общие выводы диссертационного исследования.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

I. Научные статьи, опубликованные в рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК:

  1.  Никитин С.В.  Предмет  судебного нормоконтроля в гражданском и арбитражном процессе/ С.В. Никитин. // Журнал российского права. 2010. № 1. – 0,8 п.л.
  2. Никитин С.В. О перспективах реформирования  гражданского процессуального законодательства  в области проверочной деятельности судов по делам, возникающим из публичных правоотношений / С.В. Никитин, Т.Б. Юсупов. // Российское правосудие. 2009.  № 10 .– 0,6 п.л.
  3. Никитин С.В. Особенности проверки судебных решений по делам об оспаривании нормативных правовых актов/ С.В. Никитин. //Арбитражный  и гражданский процесс. 2009. № 10. – 0,5 п.л.
  4. Никитин С.В. Основания судебного оспаривания нормативных правовых актов / С.В. Никитин. //Российская  юстиция. 2009. № 9.– 0,5 п.л.
  5. Никитин С.В. Лица, участвующие по делам об оспаривании нормативного акта/ С.В. Никитин. //Арбитражный  и гражданский процесс. 2009. № 4. – 0,8 п.л.
  6. Никитин С.В. Реформирование проверочных инстанций в гражданском судопроизводстве и реализация принципа правовой определенности / С.В. Никитин.// Российское правосудие. 2009.  № 3 . – 0,7 п.л.  
  7. Никитин С.В. О формировании единой информационной инфраструктуры Российской академии правосудия / С.В. Никитин, В.А. Ниесов. // Российское правосудие. 2008.  № 7 .– 0,3 п.л. 
  8. Никитин С.В. Подготовка специалистов для судебной системы / С.В. Никитин. // Российское правосудие. 2008. май (спецвыпуск).– 0,7 п.л.
  9. Никитин С.В. Проблемы судебной подведомственности дел об оспаривании нормативных правовых актов/ С.В. Никитин.// Российское правосудие. 2007. № 3.– 0,7 п.л.
  10.  Никитин С.В. Правовые последствия признания судом нормативного правового акта незаконным / С.В. Никитин.// Российское правосудие. 2006. № 2. – 0,9 п.л.
  11.  Никитин С.В. Рецензия на книгу «Конституционное право субъектов Российской Федерации» /Отв. ред. В.А. Кряжков. - М.: Городец, 2002 / С.В. Никитин, Н.А. Власенко, А.В. Мадьярова, Л.А. Нудненко //Журнал российского права. 2004. № 4. – 0,6 (лично автором – 0,1 п.л.).
  12.  Никитин С.В. О развитии института родовых угодий в Ханты-Мансийском автономном округе/ С.В. Никитин, Н.А. Власенко, Е.В. Сырых // Российский юридический журнал. 2003. № 4. (лично автором – 0,1 п.л.).
  13.  Никитин С.В. Правовые меры преодоления кризисных ситуаций в местном самоуправлении: новые идеи и первый опыт / С.В. Никитин.// Российский юридический журнал. 2000. № 4. (лично автором –0,25 п.л.).
  14.  Никитин С.В. Правовой режим родовых угодий малочисленных народов Севера (на опыте Ханты-Мансийского автономного округа) / С.В. Никитин,  Н.А. Власенко, С.Ю. Марочкин// Российский юридический журнал. 1993. № 1.–0,24 п.л. (лично автором – 0,1 п.л.).
  15.  Никитин С.В.  Рецензия на практическое пособие «Необходимые доказательства и практика их использования в гражданском процессе»/ С.В. Никитин. // Правоведение. 1988. № 6. – 0,2 п.л.  
  16.  Никитин С.В. Письменные доказательства по делам о возмещении ущерба материально-ответственными работниками / С.В. Никитин. //Советская юстиция. 1982. № 17. – 0,3 п.л.     
  17. Монографии:
  18.  Никитин С.В. Судебный контроль за нормативными правовыми актами в гражданском и арбитражном процессе: монография / С.В. Никитин – М.: Волтерс Клувер, 2010. – 19,0 п.л.
  19.  Никитин С.В. Установление достоверности письменных доказательств в гражданском процессе: монография/ С.В. Никитин. – Тюмень, 1988. –   8,5 п.л.

III. Научные статьи, опубликованные в иных изданиях:

 Никитин С.В.  Понятие и формы судебного нормоконтроля  /С.В. Никитин // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. - СПб.: Изд. Дом СПб. гос. ун-та,  2006. № 5.– 0,7 п.л.

 Никитин С.В.  Проблемы правового регулирования судебного нормоконтроля/ С.В. Никитин // Теоретические и практические проблемы административного правосудия: материалы Научно-практической конференции.– М.: Междунар. академия оценки и консалтинга, 2006. – 0,2 п.л.

  1.  Никитин С.В.  Судебное оспаривание нормативных правовых актов как способ защиты прав и законных интересов граждан и организаций/С.В. Никитин//  Зарубежный опыт и отечественные традиции в российском праве. СПб, 2004.– 0,2п.л.
  2.  Никитин С.В. Проблемы судопроизводства по делам об оспаривании нормативных правовых актов/ С.В. Никитин// Новеллы гражданского процессуального права. М.: МГЮА, 2004.– 0,3 п.л.

 Никитин С.В. Региональное право в России/ Рецензия на монографию «Правовые основы российского федерализма»/ С.В. Никитин, Н.А. Власенко, А.В. Мадьярова, Л.А. Нудненко/ Маликов М.Ф. - Уфа: РИО БашГУ, 2004. – 1 п.л.  (лично автором – 0,1 п.л.).

  1.  Никитин С.В.  Судебное оспаривание нормативных правовых актов/С.В. Никитин// АПК и ГПК 2002г.: сравнительный анализ и актуальные проблемы правоприменения.– М.:РАП, 2004.– 1,0 п.л.

 Никитин С.В. «Судебное руководство» К.П. Победоносцева. Вступительная статья. /С.В. Никитин,  П.А.Егоров, В.М.Жуйков, В.Н.Руднев/ М.: Статут, РАП, 2004.– 0,8 п.л. (лично автором – 0,3 п.л.).

 Никитин С.В.   Право на оспаривание нормативных правовых актов в арбитражном суде/ С.В. Никитин // Современная доктрина гражданского, арбитражного процесса и исполнительного производства: теория и практика: сборник научных статей.– Краснодар: Юрид. центр Пресс, 2004.– 1,25 п.л.;

  1.  Никитин С.В.  Нормоконтроль - не абстракция, это реальность/ С.В.Никитин// ЭЖ- Юрист. 2003. № 21.– 0,2 п.л.

 Никитин С.В. Право на оспаривание нормативных правовых актов в арбитражном суде и европейские судебные стандарты /С.В. Никитин //Российская и европейская правозащитные системы: соотношение и проблемы гармонизации. Сборник статей/ Под ред. В.М. Баранова. Н. Новгород: Ин-т "Открытое Общество", 2003.–  0,5 п.л.

  1.  Никитин С.В. Проблемы прямого (абстрактного) контроля за нормативными правовыми актами в гражданском процессе/ С.В. Никитин// Межвузовский сборник научных трудов.– Екатеринбург.: УрГЮА, 2000.–    0,8 п.л.
  2.  Никитин С.В. Проблемы судебного контроля за нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации (Тезисы доклада) / С.В. Никитин/ Пять лет региональному законодательству: проблемы, опыт, перспектива: материалы межрегиональной научно-практической конференции.– Тюмень, 1999.– 0,2 п.л.
  3.  Никитин С.В. Нормативно-правовая основа разграничения совместной компетенции федеральных и региональных органов государственной власти (Тезисы доклада)/ С.В. Никитин, Н.А.Власенко // Правовая реформа в России: проблемы теории и практики: материалы Всероссийской научно-практической конференции.- Екатеринбург, 1996. (лично автором  –  0,15 п.л.).
  4.  Никитин С.В. Проблемы судебного контроля за правовыми актами субъектов Российской Федерации (Тезисы доклада)/ С.В. Никитин// Развитие российской государственности и права в период перехода к рыночной экономике: материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 10-летию юридического факультета Тюменского государственного университета. – Тюмень: Изд-во Тюмен. ун-та., 1995.– 0,2 п.л.
  5.  Никитин С.В. Формы взаимодействия судебных и иных правовых актов (Тезисы доклада)/ С.В. Никитин// Проблемы реализации правовых норм в период проведения судебно-правовой реформы: материалы  Межгосударственной научной конференции.– Тюмень, 1994.– 0,1 п.л.
  6.  НикитинС.В. «The Tribial Lands Lewal Status Of The Natives In The North Russia» /С.В. Никитин, Н.А. Власенко, С.Ю. Марочкин //Third Circumpolar Universities Cooperation Conference. Rovaniemi, 1992. (лично автором–0,25 п.л.).  
  7.  Никитин С.В. Защита прав малочисленных народов Тюменского Севера/ С.В. Никитин, Н.А.Власенко, С.Ю.Марочкин// Роль приполярных университетов в развитии Северных территорий: материалы Второй международной конференции, Тюмень-Лейкхед, 1992 (лично автором – 0,15 п.л.).
  8.  Никитин С.В. Родовые угодья / С.В. Никитин,  Н.А.Власенко, С.Ю.Марочкин //Народный депутат, 1992.– № 17 (лично автором –0,15 п.л.).
  9.   Никитин С.В. Рецензия на монографию «Совершенствование законодательства Союза ССР и союзной республики»/ С.В. Никитин, Н.А. Власенко, Л.В. Иногамова, М.И. Клеандров/  Под ред. В.И. Семенкова, В.Г. Тихини. - Минск: Наука и техника// Советское государство и право. 1991. № 5. (лично автором – 0,2 п.л.).
  10.  Никитин С.В. Федеральный договор национальных и территориальных автономий России: проект/ С.В. Никитин, Н.А.Власенко, С.Ю.Марочкин //Народный депутат. 1991. № 7. (лично автором – 0,15 п.л.).
  11.  Никитин С.В. О концепции реформы гражданского судопроизводства (Тезисы  доклада) /С.В. Никитин// Проблемы осуществления правовой реформы. Материалы межвузовской научно-практической конференции. – Тюмень, 1990.– 0,2 п.л.
  12.  Никитин С.В.  Концепция реформы гражданского процесса (Тезисы доклада) // Проблемы совершенствования правоприменительной деятельности. Материалы  межвузовской научной конференции.– Воронеж, 1990.0,2 п.л.
  13.  Никитин С.В. Взаимодействие судебных решений и иных правоприменительных актов /С.В. Никитин/  Проблемы реализации норм гражданского процессуального права.– Свердловск: СЮИ, 1990.– 0,5 п.л.
  14.  Никитин С.В. О допустимости использования вероятных знаний в судопроизводстве по гражданским делам // Реализация процессуальных норм органами гражданской юрисдикции: Межвуз. сб. науч. тр. – Свердловск: СЮИ,  1988. – С.47-57.– 0,5 п.л.
  15.  Никитин С.В.  Некоторые вопросы совершенствования арбитражной формы защиты имущественных интересов социалистических организаций. (Тезисы  доклада)/ С.В. Никитин //Всесоюзное совещание «Гражданское право и защита имущественных интересов граждан и организаций».- Алма-Ата, 1986. – 0,2 п.л.

IV.  Комментарии законодательства Российской Федерации:

  1.  Никитин С.В.  Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный)/ С.В. Никитин, Б.А.Горохов,  И.А.Приходько, Д.А.Фурсов, В. М. Жуйков, С.Ф. Афанасьев, В.В. Калинин, А.В. Кряжков, В.В. Калинин, А.Г. Першутов, Н.К. Толчеев, М.Ю, Новик-Качан, М.А. Фокина, И.В. Харламова, К.И. Худенко/ отв. ред. Г.А. Жилин.-/5-е изд. - М.: ТК Велби, Изд-во “Проспект”. - 2009.– 55 п.л. (лично автором – гл. 4, 6, 17, 31. 32 –2,9 п.л.).
  2.  Никитин С.В.  Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный)/ С.В. Никитин, А.А. Власов, Б.А.Горохов,  И.А.Приходько, Д.А.Фурсов, В. М. Жуйков, С.Ф. Афанасьев, В.В. Калинин, А.В. Кряжков, В.В. Маташова, М.Ш. Пацация, А.Г. Першутов, Ю.А. Попова, М.А. Фокина, И.В. Харламова, К.И. Худенко/ отв. ред. Г.А. Жилин.-/2-е издание – М.: Проспект,  2009.- 50 п.л.  (лично автором гл.23, 24 -2,9 п.л.).  
  3.  Никитин С.В. Устав Иркутской области. Научно-практический комментарий /С.В. Никитин, О.Г. Брянцев, Н.А. Власенко, Л.В. Гаврилова, Е.В. Гриценко, Г.В.Истомин, А.В. Кобжицкий, В.А. Семеусов, В.Г. Татарников/  Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1995. (лично автором - 0,8 п.л.).
  4.  Никитин С.В.  Контроль за законностью актов и действий органов и должностных лиц местного самоуправления. Гарантии местного самоуправления/ С.В. Никитин, Н.А.Власенко, А.А.Петров, А.В. Мадьяров и др./ Научно-практический комментарий к закону Иркутской области «О местном самоуправлении в Иркутской области», 2001.– 2,4 п.л. (лично автором– 0,4 п.л.).  

V. Учебная и научно-практическая литература:

  1.  Никитин С.В. Судебное рассмотрение дел об оспаривании нормативных правовых актов: учебно-методический комплекс. – М.: Российская академия правосудия , 2008.- 1,13 п.л.
  2.  Никитин С.В. Гражданское процессуальное право: практикум/ С.В.Никитин, В.В. Бриксов, Г.А. Жилин, В.Ю. Зайцев, С.А. Иванова, И.А.Приходько, М.А. Фокина, В.А. Черкашин, В.В. Маташова, Р.В. Нестерова/ отв. ред. Г.А. Жилин.– М.: ТК Велби, 2005.– 18 п.л. (лично автором –1,5 п.л.).
  3.  Никитин С.В. Практика применения Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации: пособие для судей/С.В. Никитин, Н.А. Власенко, Г.А.Жилин, В.М.Жуйков, В.Ю.Зайцев и др./ - М.: Российская академия правосудия, 2004. – 16,25 п.л. (лично автором – 2 п.л.).
  4.  Никитин С.В. Судебное рассмотрение административных дел: правовая реальность и перспективы развития. Пособие для судей/ С.В. Никитин, В.В.Ершов, Г.А.Жилин, Р.Ф.Калистратова, Н.Г.Салищева и др./ - М.:  Российская академия правосудия, 2002.– 24 п.л.  (лично автором – 2,2 п.л.).  
  5.  Никитин С.В. Юридическая ответственность за экологические правонарушения в Байкальском регионе. Практическое пособие. / С.В. Никитин, Е.Е.Борисова, Н.Л.Романова, А.В.Мадьярова/ Иркутск, 2002. – 8,75 п.л. (лично автором – 0,4 п.л.).
  6.  Никитин С.В. Правовая охрана озера Байкал и Байкальской природной территории. - Аннотированный сборник нормативных правовых актов: практическое пособие/ С.В. Никитин, Р.В.Буянов, А.С.Лукьянова, А.В. Мадьярова, В.Е.Михайлова, Д.В.Шорников/ – Иркутск; № 1, 2002. – 32,78 п.л. (лично автором– 6,5 п.л.).
  7.  Никитин С.В. Юридическая ответственность за санитарные правонарушения - практическое пособие. Тюмень, 1992.- 7,0 п.л.
  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.