WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Теоретические и прикладные проблемы совершенствования уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями)

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

На правах рукописи

 

 

Зуев Сергей Васильевич

 

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ ПО ДЕЛАМ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ,

СОВЕРШАЕМЫХ ОРГАНИЗОВАННЫМИ ГРУППАМИ И ПРЕСТУПНЫМИ

СООБЩЕСТВАМИ (ПРЕСТУПНЫМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ)

 

Специальность 12.00.09 – уголовный процесс,

криминалистика и судебная экспертиза;

оперативно-розыскная деятельность

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

 

Москва – 2010


Работа выполнена на кафедре уголовно-правовых дисциплин Московской академии экономики и права. 

Официальные оппоненты:          Заслуженный юрист РФ,

доктор юридических наук, профессор

Гаврилов Борис Яковлевич

доктор юридических наук, профессор

Григорьев Виктор Николаевич

доктор юридических наук, профессор

Халиулин Александр Германович

Ведущая организация:       Нижегородская академия МВД России

Защита состоится « 14 » мая  2010 г. в 13.00 часов на заседании диссертационного совета Д 521.023.02 при Московской академии экономики и права по адресу: 117105, г. Москва, Варшавское шоссе, 23.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московской академии экономики и права.                                 .

Автореферат разослан « ___  »  ________________  2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент                         Ю.С. Харитонова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. Организованная преступность представляет собой сложное общественно опасное явление. Многие годы она эволюционирует параллельно с экономическим, культурным и социально-политическим развитием государства, проявляясь в таких пороках человеческого общества, как коррупция, наркомания, проституция, торговля оружием, людьми, человеческими органами и т.п. Лица, занимающиеся организованной преступной деятельностью, обладают коррумпированными связями во власти, значительным капиталом. Они не останавливаются перед выбором средств достижения своих корыстных целей, допуская применение грубого физического насилия, вплоть до причинения смерти. Производству по делам о преступлениях, связанных с организованной преступностью, оказывается активное воспрепятствование с использованием любых, в том числе противоправных, способов для ослабления позиций стороны обвинения.

Многие ученые, а также сотрудники правоохранительных органов отмечают интенсивное развитие криминалитета в России в 90-х годах XX века – бандитизм, рэкет, заказные убийства. Однако на сегодня ситуация не только не нормализовалась, но и существенно ухудшилась. По данным МВД России, в период 1990-2000 гг. количество расследованных преступлений, совершенных организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями), увеличилось почти в 10 раз . За последние пять лет официально зарегистрировано более 150 тысяч таких преступлений. Так, в 2003 г. правоохранительными органами России расследовано 25 671 преступление организованного характера, в 2004 г. – 28 161; в 2005 г. – 28 611; в 2006 г. – 30 209; в 2007 г. –   34 814, в 2008 г. – 36 601 .

При этом не сложно заметить количественный рост совершения указанных преступлений. Все это не могло не отразиться на состоянии действующего законодательства. Изменения и дополнения норм УПК РФ за последние годы ознаменовали появление новых форм уголовного преследования лиц, причастных к организованной преступной деятельности. Так, в соответствии с Федеральным законом от 22 апреля 2004 г. № 18-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» в ст. 100 УПК РФ появилась ч. 2, положение которой позволило содержать под стражей до 30 суток лицо, совершившее преступление, предусмотренное ст. 205 или 205.1, 206, 208, 209, 277, 278, 279, 281 и 360 УК РФ, до предъявления обвинения. Практически все перечисленные составы преступлений (бандитизм, организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем, организация вооруженного мятежа, террористический акт и др.) имеют или могут иметь отношение к организованной преступности.

Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 153-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму» в ч. 1 ст. 73 УПК РФ включен п. 8, согласно которому при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию обстоятельства, подтверждающие, что имущество, подлежащее конфискации в соответствии со ст. 104.1 УК РФ, получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).

Кроме того, Федеральным законом от 3 ноября 2009 г. № 245-ФЗ        «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в статью 100 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» в ч. 2 ст. 100 УПК РФ добавлена ст. 210 УК РФ (организация преступного сообщества (преступной организации) и участие в нем (в ней)), что свидетельствует о повышенном внимании законодателя к проблемам уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями).

В то же время результативность практики привлечения к уголовной ответственности по уголовным делам указанной категории преступлений остается на относительно низком уровне. В частности, по официальным данным Судебного департамента РФ процент лиц, оправданных по ст. 208-210 УК РФ в 2007 г., составил 6,7%, в 2008 г. – 10,5%, тогда как в целом по всем уголовным делам, рассмотренным в судах первой инстанции, эти показатели равны 1,9% и 1,06% соответственно.

Все это, безусловно, свидетельствует об актуальности темы диссертации и обусловливает необходимость комплексного изучения проблем, связанных с совершенствованием уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями).

Степень разработанности темы исследования. Проблемы уголовного судопроизводства по делам, связанным с организованной преступностью, рассматривались в работах многих ученых. Так, например, в 90-х годах XX столетия вышли работы Д.К. Канафина и Б.М. Нургалиева. Их предложения по совершенствованию законодательства в большей степени касались УПК КазССР. Уголовному преследованию по уголовным делам об организации преступных сообществ (преступных организаций) была посвящена диссертация О.Д. Жука. Среди последних работ можно отметить исследование      М.В. Беляева, посвященное уголовно-процессуальным и криминалистическим вопросам расследования дел о бандитизме и судебного разбирательства по ним. Вместе с тем за рамками известных автору научных исследований остались проблемы совершенствования уголовного преследования по делам о преступлениях, совершенных организованными группами. Кроме того, не использовался системный подход в рассмотрении правовых средств уголовного преследования, его эффективности, не решены многие межотраслевые проблемы, связанные с изобличением лиц, совершивших преступления организованного характера.

Таким образом, необходимость комплексного рассмотрения вопросов уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями), отсутствие научно-теоретических основ эффективного его осуществления предопределили выбор темы исследования.

Цель настоящего исследования заключается в научно-теоретической разработке концепции эффективного уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями), основанной на совершенствовании системы правовых средств его обеспечения.

Для достижения указанной цели решались следующие задачи:

исследовать теоретико-правовые и методологические основы осуществления уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями);

раскрыть понятие и содержание уголовного преследования относительно указанной категории преступлений;

определить систему правовых средств уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями);

разработать концепцию эффективного уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями);

обосновать необходимость введения особого процессуального режима по уголовным делам, связанным с организованной преступностью, определить особенности производства по данной категории дел;

показать особенности доказывания участия лиц в совершении преступлений организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями);

рассмотреть межотраслевые проблемы уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями);

сформулировать предложения по совершенствованию законодательства, направленного на изобличение лиц, совершивших преступления организованного характера.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в сфере уголовного производства по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями), а также проблемные ситуации, требующие правового разрешения в сфере уголовно-процессуального законодательства. 

Предметом исследования выступают правовые средства уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями), в том числе международные правовые акты, положения действующего УПК РФ, а также других федеральных законов.

Методологическая основа исследования заключается в использовании комплекса общенаучных и специальных методов познания: исторического, сравнительно-правового, статистического, социологического и некоторых других. Методологическим принципом при исследовании послужило соблюдение взаимосвязи общего, особенного и единичного, исторического и логического, абстрактного и конкретного.

Теоретическую базу исследования составили научные труды по философии, теории информации, криминологии, общей теории и истории права, современные достижения теории права и государства, международного, конституционного, уголовного, уголовно-процессуального права, криминалистики, теории оперативно-розыскной деятельности, других отраслей знаний.

Анализ проблем уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными преступными группами и преступными сообществами (преступными организациями), основывался на трудах таких ученых, как: А.В. Агутин, В.А. Азаров, В.С. Балакшин, А.Р. Белкин, М.В. Беляев,     Д.И. Бедняков, В.М. Бозров, А.Д. Бойков, Л.В. Брусницын, В.М. Быков,       Б.Я. Гаврилов, С.П. Голубятников, К.К. Горяинов, В.Н. Григорьев,                 А.П. Гуськова, Е.А. Доля, Л.Я. Драпкин, О.Д. Жук, В.И. Зажицкий, О.А. Зайцев,           В.К. Зникин, Я.М. Мазунин, Л.Н. Масленникова, А.Г. Маркушин,                    В.В. Кальницкий, Д.К. Канафин, А.Д. Марчук, В.В. Николюк, Б.М. Нургалиев, К.В. Питулько, М.П. Поляков,  А.Д. Прошляков, В.А. Семенцов, А.Б. Сергеев, В.Т. Томин, Е.В. Топильская, Ю.Г. Торбин, А.Г. Халиулин, А.Е. Чечетин,  А.А. Чувилев, С.А. Шейфер, А.Ю. Шумилов, Н.П. Яблоков и др.

Изучение зарубежного опыта привлечения к уголовной ответственности лиц, причастных к организованной преступной деятельности, осуществлялось по работам: Б.Б. Булатова, В.Н. Бутова, В.М. Геворгяна, Л.В. Головко,       К.Ф. Гуценко, В.М. Дементьевой, А.Н. Ежова, А.М. Иванова,                      В.В. Каминского, Р. Кларка, А.Г. Корчагина, Н.А. Морозова,                        Е.Е. Николайчика, В.В. Николюка, А.С. Самойлова, М.П. Смирнова,           А.А. Спиваковского, Б.А. Филимонова, А.Е. Ширихина и др.

Правовая и информационная основа исследования включает в себя международные документы, Конституцию, действующее уголовно-процессуальное, уголовное и оперативно-розыскное законодательство, законы и подзаконные нормативные акты, решения Европейского Суда по правам человека, постановления и определения Конституционного Суда, руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда, обзоры и обобщения следственной и судебной практики по вопросам применения уголовно-процессуальных и оперативно-розыскных норм. Анализировались отдельные положения Устава уголовного судопроизводства 1864 г., УПК РСФСР 1922, 1923, 1960 гг., законодательство зарубежных стран (США, Канады, ФРГ, Франции, Италии, Бельгии, Украины, Латвии, Азербайджана, Казахстана и др.)

Эмпирическая основа исследования – данные статистической отчетности центра статистической информации Главного информационно-аналитического центра МВД России, Департамента правовой информации и систематизации Минюста России и Главного управления организационно-правового обеспечения деятельности судов Судебного департамента при Верховном Суде РФ (2002-2008 гг.); материалы обобщения следственной, прокурорской и судебной практики по Челябинской области (2000-2009 гг.); личный опыт работы соискателя в органах предварительного следствия. Автором по специально разработанной анкете в течение 2004-2009 гг. изучено в общей сложности 518 архивных уголовных дел, рассмотренных в Свердловском областном суде, Советском районном суде г. Челябинска, Тюменском областном суде, Курганском областном суде, Курганском городском суде, Челябинском областном суде, Порховском районном суде Псковской области, Рязанском областном суде, Верховном Суде Республики Дагестан, Ставропольском краевом суде. Проанализированы и обобщены судебные решения, опубликованные в Бюллетенях Верховного Суда РФ в период 2001-2009 гг., имеющие отношение к теме исследования.

По ряду актуальных и спорных вопросов производства по уголовным делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями), проведено интервьюирование 312 следователей, 49 дознавателей, 98 должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и 60 судей. По вопросам обеспечения безопасности потерпевших, свидетелей и других участников уголовного судопроизводства было опрошено 240 граждан. Полученные результаты сопоставлялись с эмпирическими данными других авторов, занимающихся проблемами борьбы с организованной преступностью.

Научная новизна исследования заключается в том, что на основе современных представлений о юридической природе уголовного преследования с использованием системного подхода разработана концепция эффективной деятельности по изобличению лиц, совершивших преступления в составе организованных групп и преступных сообществ (преступных организаций). Сформулированы предложения по совершенствованию этой деятельности, развитию законодательства, даны рекомендации по повышению результативности применения норм уголовно-процессуального законодательства. Выявлены особенности доказывания по уголовным делам данной категории преступлений. Разработана система правовых средств уголовного преследования, включающая общие и специальные правила установления членов организованных преступных формирований, с целью привлечения виновных к уголовной ответственности.

Дано понятие и раскрыта сущность специальных процессуальных средств, применяемых по уголовным делам, связанным с организованной преступностью. Обосновано предложение о введении особого процессуального режима по данной категории дел.

Аргументирован вывод о необходимости более подробной регламентации в уголовно-процессуальном законодательстве вопросов использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. Предложен проект уголовно-процессуального института как части федерального закона «О противодействии организованной преступности».

Основные положения исследования, выносимые на защиту.

1. Уголовное преследование по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами  и преступными сообществами (преступными организациями), нельзя считать эффективным. Основными направлениями совершенствования указанной деятельности являются:

внесение изменений и дополнений в УПК РФ, Федеральный закон от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» , разработка и принятие федерального закона «О противодействии организованной преступности»;

унификация понятийного аппарата, используемого в теории и практике изобличения лиц, совершивших преступления в составе организованных групп и преступных сообществ (преступных организаций);

выработка практических рекомендаций по повышению результативности уголовного преследования по рассматриваемой категории дел на основе оптимизации конкретных механизмов его осуществления.

2. Содержание понятия «уголовное преследование», приведенное в      п. 55 ст. 5 УПК РФ, не отражает всей сущности данной деятельности.

Под уголовным преследованием по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями), следует понимать деятельность следователя, дознавателя, органа дознания и прокурора, осуществляемую в порядке, установленном УПК РФ, а также другими федеральными законами, по изобличению лиц, совершивших указанные преступления, с целью привлечения виновных к уголовной ответственности.

3. Уголовное преследование должно быть обеспечено надлежащими правовыми средствами, включающими различные правовые механизмы, процедуры, юридические гарантии, нормы, правила, решения и действия, используемые в уголовном судопроизводстве уполномоченными должностными лицами и государственными органами.

Система правовых средств уголовного преследования определяется в зависимости от характера их применения и включает в себя общие и специальные средства. К первой группе относится подавляющее большинство положений УПК РФ, законы, действующие на территории Российской Федерации, многие международные правовые акты, а также действия и решения по претворению их при производстве по уголовным делам. Вторая группа средств содержит правила, изложенные в Конвенции против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 г., а также положения п. 2 ч. 2 ст. 30, п. 8 ч. 1 ст. 73, ч. 2 ст. 100 УПК РФ (относительно преступлений, совершенных организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями)); действия и решения, осуществляемые по реализации этих правил.

4. Разработка уголовно-процессуального института специальных норм федерального закона «О противодействии организованной преступности» должна вестись с учетом принятой в стране уголовной политики, а также современных подходов к решению задач уголовного преследования. 

5. Стремление повысить эффективность работы правоохранительных и судебных органов за счет совершенствования технологии производства по уголовным делам об организованной преступности неизбежно приводит к рассмотрению идеи дифференциации уголовного судопроизводства. Сохранение единообразия уголовно-процессуальной формы способствует формированию позитивного отношения к установленным правилам доказывания виновности лиц в совершении преступлений, а также признанию юридической силы судебных решений. Вместе с тем в законе следует предусмотреть возможность введения особого процессуального режима по делам о преступлениях, связанных с организованной преступностью.

6. Производство по уголовным делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями), отличается широким спектром применения процессуальных средств специального характера. Прежде всего, это относится к вопросам использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании, а также обеспечения безопасности лиц, подлежащих государственной защите, в уголовном судопроизводстве.

Разграничение категорий «процессуальное» и «непроцессуальное» предопределяет вопрос о законности выполненных действий, а также допустимости полученных доказательств. При этом категория «процессуальное» может иметь отраслевой, межотраслевой и переходящий характер. В целях достижения согласованности положений действующего законодательства необходимо внести изменения в ряд статей УПК РФ в части замены термина «процессуальное» на «уголовно-процессуальное».

7. Специальные процессуальные средства уголовного преследования, применяемые по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями) – это особые правила производства процессуальных действий и принятия решений, обусловленные невозможностью в общем порядке устанавливать обстоятельства организованной преступной деятельности и реализовывать назначение уголовного судопроизводства.

8. Для обеспечения безопасности заявителя или очевидца преступления, а также лица, содействующего раскрытию и расследованию преступлений, на стадии возбуждения уголовного дела в законе следует предусмотреть право следователя (дознавателя) выносить постановление о сохранении в тайне данных о защищаемом лице с присвоением ему псевдонима и получением от него образца подписи, которые будут использованы в процессуальных документах. Данное правило необходимо закрепить в ст. 144 УПК РФ. 

9. Законодательное разрешение проблемы назначения и производства судебной экспертизы на стадии возбуждения уголовного дела будет способствовать эффективному уголовному преследованию лиц, совершивших преступления в составе организованных групп и преступных сообществ (преступных организаций). Проведение предварительного исследования предметов, документов и веществ в период проверки заявлений (сообщений) о преступлениях делает его практически сходным с указанным следственным действием, что неоправданно усложняет систему доказывания и ведет к дублированию этих действий.

10. Проблема использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании нуждается в более подробной регламентации этого вопроса в ст. 89 УПК РФ с отражением порядка представления, проверки, оценки и использования данных результатов в доказывании. Вместе с тем в федеральном законе «О противодействии организованной преступности» необходимо указать, что результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы в качестве доказательств.

11. Комплексное использование уголовно-процессуальных и иных правовых средств, их согласованность и приоритетное значение уголовно-процессуального законодательства при производстве по уголовным делам являются необходимыми условиями эффективного уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями).

12. В целях совершенствования практики выявления преступлений, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями), необходимо законодательно закрепить возможность проведения оперативно-розыскных мероприятий по поручению следователя или дознавателя на стадии возбуждения уголовного дела. В связи с этим следует внести изменения и дополнения в ст. 144 УПК РФ и ч. 1 ст. 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

13. Стратегическими направлениями комплексного применения уголовно-процессуальных и иных правовых средств уголовного преследования по рассматриваемой категории уголовных дел должны являться: 1) выявление преступлений, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями), и лиц, их совершивших; 2) доказывание существования организованного преступного формирования и участия его членов в преступной деятельности; 3) защита от вмешательства в раскрытие и расследование преступлений, а также в рассмотрение уголовных дел в суде со стороны членов организованных преступных формирований. Эффективность каждого из направлений во многом зависит от комбинирования данных средств в различном их соотношении.

14. Особенности доказывания участия лиц в совершении преступлений организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями) заключаются в специфике установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания; в повышенном внимании к обеспечению безопасности «защищаемых лиц» в уголовном судопроизводстве; в широком использовании технических средств и научных достижений как в досудебном производстве по уголовным делам, так и в суде.  

15. Безопасность лиц, внедренных (внедрявшихся) в организованные группы, в том числе штатных негласных сотрудников органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также лиц, оказывающих или оказывавших этим органам содействие на конфиденциальной основе, должна быть обеспечена гарантией сохранения в тайне сведений о личности указанных лиц в уголовном судопроизводстве. Проверку представленных в суд результатов оперативно-розыскной деятельности следует ограничивать допросом гласного оперативного работника (или руководителя органа, осуществляющего указанную деятельность), используя также другие доступные средства, предусмотренные УПК РФ.





Теоретическая значимость исследования обусловлена тем, что разработанные диссертантом концептуальные положения образуют единую научно-теоретическую основу уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями). Результаты проведенного общетеоретического анализа позволили определить систему правовых средств уголовного преследования по указанной категории уголовных дел, разработать концепцию эффективного его осуществления, обосновать необходимость введения особого процессуального режима по делам, связанным с организованной преступностью.

Соискатель приходит к выводу о неразрывной взаимосвязи уголовного процесса и оперативно-розыскной деятельности, которая максимально проявляет себя по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями). Автор предлагает более активно использовать нормы УПК РФ для регулирования правовых отношений оперативно-розыскного характера.

Теоретическую ценность представляют вопросы унификации общих понятий уголовного процесса и оперативно-розыскной деятельности; поэтапного рассмотрения механизма привлечения результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовный процесс; взаимодействия субъектов уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями). Полученные выводы могут быть использованы в дальнейших исследованиях института уголовного преследования.

Теоретические положения настоящего исследования образуют в своей совокупности новое крупное научное достижение, повышающее потенциал науки уголовного процесса.

Практическая значимость исследования. Работа содержит предложения по совершенствованию действующего законодательства, которые были направлены в Правовой департамент МВД России для разработки законодательных инициатив в сфере борьбы с организованной преступностью. Содержащиеся в диссертации научные идеи и выработанные на их основе рекомендации могут быть использованы: а) в процессе ведомственного нормотворчества; б) при подготовке постановлений Пленумов Верховного Суда РФ;            в)  в правоприменительной деятельности судей, прокуроров, руководителей следственных органов, начальников органов дознания, следователей, дознавателей; г) в научной деятельности, а также при преподавании учебных курсов (уголовного процесса, криминалистики, раскрытия и расследования преступлений организованных групп, а также при повышении квалификации лиц, занимающихся расследованием преступлений, и сотрудников оперативных подразделений).

Апробация результатов исследования. Результаты диссертационного исследования проверялись и апробировались по разным направлениям.

Работа обсуждалась на заседании кафедры уголовно-правовых дисциплин Московской академии экономики и права.

В рамках данной темы опубликованы две монографии, 14 пособий и методических рекомендаций, 77 научных статей и тезисов. Выводы и положения диссертационного исследования представлялись автором на международных, всероссийских и региональных научно-практических конференциях и семинарах (Омск – 2000, 2005, Тюмень – 2004, Екатеринбург – 2004, 2005, Москва – 2005, Н. Новгород – 2005, Саратов – 2006, Санкт-Петербург – 2007, Барнаул – 2008, Челябинск – 1998-2009).

В период 2005-2008 гг. автором по проблемам настоящего исследования выполнялись научно-практические работы, заявки на которые поступили из Главного следственного управления при ГУВД по Челябинской области (2005-2008), Южно-Уральского УВД на транспорте (2005), Главного следственного управления по Уральскому федеральному округу (2005), Следственного комитета Министерства внутренних дел Российской Федерации (2005).

В феврале 2006 г. диссертант участвовал в качестве эксперта на Всероссийском научно-практическом семинаре, проводимом Саратовским центром по исследованию проблем организованной преступности и коррупции. В 2007-2008 гг. по теме исследования была успешно проведена работа, отмеченная грантами Челябинского юридического института МВД России, Российского гуманитарного научного фонда, Челябинского центра по исследованию проблем противодействия организованной преступности и коррупции. 

Подготовленные автором научные разработки внедрены в практическую деятельность Главного следственного управления при ГУВД по Челябинской области, Управления федеральной службы по контролю за незаконным оборотом наркотических средств по Челябинской и Калининградской областям, Управления по борьбе с организованной преступностью УВД по Курганской области, Службы криминальной милиции ГУВД по Оренбургской области, Главного следственного управления при ГУВД по Свердловской области, Следственного правления при УВД по Ямало-Ненецкому автономному округу, Главного следственного управления при ГУВД по Пермскому краю, Пограничного управления ФСБ по Саратовской и Самарской областям, Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Челябинской области; в образовательную деятельность Омской академии МВД России, Нижегородской академии МВД России, Барнаульского юридического института МВД России, Уфимского юридического института МВД России, Санкт-Петербургского университета МВД России, Уральской государственной юридической академии, Южно-Уральского государственного университета и других образовательных учреждений, а также используются при проведении служебных занятий с сотрудниками органов внутренних дел. Внедрение результатов исследования подтверждено 43 актами.

Материалы исследования использовались при разработке специальной модульной программы повышения квалификации, предназначенной для обучения сотрудников Министерства внутренних дел, Федеральной службы исполнения наказания, Федеральной службы по контролю за незаконным оборотом наркотических средств, Федеральной службы судебных приставов, Федеральной миграционной службы, Федеральной таможенной службы РФ. В соответствии с данной программой в мае 2007 г. проводились занятия по проблемам взаимодействия правоохранительных органов Челябинской области по противодействию организованной преступности.

Соискателем на основе диссертационного исследования разработан 50-часовой спецкурс «Уголовно-процессуальные и оперативно-розыскные средства противодействия организованной преступности», рассчитанный на студентов, курсантов и слушателей высших учебных заведений. 

Структура диссертации. Работа состоит из введения, пяти глав, содержащих 16 параграфов, заключения, списка нормативных актов и литературы, а также приложений.

 

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются выбор темы диссертации, ее актуальность, излагаются цель и задачи, объект и предмет исследования, его методология, определяется научная новизна, раскрываются теоретическая и практическая значимость, приводятся сведения об апробации и внедрении научных результатов, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Теоретико-правовые и методологические основы уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями)» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе первой главы «Понятие и сущность уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями)» дается ретроспективный анализ, рассматриваются различные точки зрения и подходы ученых к определению юридической природы уголовного преследования, его сущности, значения для уголовного судопроизводства.

В работе отмечается, что уголовное преследование является неотъемлемой частью производства по уголовным делам.

Сущностное содержание рассматриваемой деятельности состоит в том, что, находясь в очевидном противоречии с интересами стороны защиты, уголовное преследование является важной функцией, присущей участникам стороны обвинения, по реализации назначения уголовного судопроизводства в плане защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений.

Проведя ретроспективный анализ, соискатель обращает внимание, что осуществление уголовного преследования всегда было обусловлено совершенным преступлением.

Автор согласен с учеными (О.Д. Жук, А.Г. Халиулин и др.), полагающими, что уголовное преследование может осуществляться только в отношении конкретного лица, однако считает, что его статус в какой-то момент может быть не процессуальным, а фактическим. Такая постановка вопроса не препятствует данному лицу использовать меры по защите своих прав и законных интересов в соответствии с действующим законодательством. При этом законодательное определение содержания понятия «уголовное преследование» в п. 55 ст. 5 УПК РФ неоправданно сужает круг преследуемых лиц, ограничивая их статусом подозреваемого и обвиняемого.

По мнению диссертанта, учитывая публичный характер обвинения по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями), уголовное преследование по ним следует понимать как деятельность следователя, дознавателя, органа дознания и прокурора, осуществляемую в порядке, установленном УПК РФ, а также другими федеральными законами, по изобличению лиц, совершивших преступления в составе указанных объединений, с целью привлечения виновных к уголовной ответственности. При этом данная деятельность может иметь как процессуальный, так и непроцессуальный характер.

Категория «процессуальное» неоднократно подвергалась исследованиям со стороны ученых (Т.В. Аверьянова, Д.И. Бедняков, В.К. Зникин,        М.П. Поляков и др.). Анализируя различные точки зрения по данному вопросу, соискатель делает вывод о том, что разграничение категорий «процессуальное» и «непроцессуальное» во многом предрешает вопрос о законности выполненных действий, а также допустимости полученных доказательств. Вместе с тем «процессуальное» как качественная характеристика отношений может иметь отраслевой, межотраслевой и переходящий характер.

Автор считает, что изобличение лиц, совершивших преступления организованного характера, включает в себя: 1) оперативную разработку данных лиц; 2) действия по проверке сообщений о преступлениях в отношении конкретных лиц; 3) установление личности подозреваемых, обвиняемых; 4) сбор доказательств совершения лицом преступлений; 5) розыск лиц, скрывшихся от органов расследования и суда; 5) поддержание обвинения в суде.

В работе обосновывается важность определения общего подхода в понимании того, кто подозревается, обвиняется, а затем привлекается к ответственности за совершенное преступление. Проанализировав различные мнения ученых (А.П. Гуськова, А.Д. Прошляков, Ю.В. Францифоров и др.) по данному вопросу, диссертант предлагает в отношении того, кто совершил преступление, использовать уголовно-правовой подход, и поэтому, даже не имея доподлинно известных анкетных данных задержанного, уголовное дело должно направляться в суд, а лицу, скрывающему свои данные, следует присваивать условное имя или какой-либо номер.

Параграф второй первой главы «Процессуальные и непроцесуальные формы взаимодействия субъектов уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями)» посвящен анализу участия в различных формах взаимодействия субъектов уголовного преследования.

Диссертант отмечает, что совместные усилия субъектов уголовного преследования могут рассматриваться в процессуальных и непроцессуальных формах взаимодействия.

К процессуальным формам взаимодействии субъектов уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями), автор относит: 1) создание следственной группы (ч. 1 ст. 39 УПК РФ); 2) дачу поручения следователя органу дознания в порядке п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ; 3) проведение оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных ст. 6 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»; 4) уведомление следователя о результатах применения оперативно-розыскных и розыскных мер по установлению лица, совершившего преступление (ч. 4 ст. 157 УПК РФ); 5) получение разрешения следователя, дознавателя, в производстве которых находится уголовное дело, на встречу с подозреваемым сотрудника органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, для проведения оперативно-розыскных мероприятий (ч. 2 ст. 95 УПК РФ); 6) производство следственного действия с участием сотрудника органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность (ч. 7 ст. 164 УПК РФ); 7) применение мер безопасности к участникам уголовного судопроизводства (Федеральный закон от 20 августа 2004 г. № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства»; п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ; ч. 3 ст. 7 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»).

Непроцессуальные формы взаимодействия указанных субъектов уголовного преследования включают в себя: 1) обмен информацией; 2) распространение положительного опыта; 3) создание следственно-оперативных групп; 4) проведение совместных целевых мероприятий для выявления и пресечения преступлений, а также устранения причин и условий, способствующих их совершению; 5) повышение квалификации, проведение совместных семинаров, конференций; 6) издание совместных приказов, указаний, подготовка информационных писем и иных организационно-распорядительных документов; 7) выпуск совместных бюллетеней (сборников) и других информационных изданий; 8) разработка и утверждение согласованных планов координационной деятельности.

По мнению соискателя, субъекты уголовного преследования должны представлять собой не совокупность разрозненных элементов, а совершенную систему, основанную на тесных, доверительных отношениях.

В третьем параграфе первой главы «Правовые средства уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями)» исследуются правовые средства, применение которых определяет форму и содержание уголовного преследования по делам указанной категории преступлений.

Автор отмечает, что уголовное преследование по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями), должно быть обеспечено надлежащими правовыми средствами, предусмотренными международными правовыми актами, а также действующим национальным законодательством.

По мнению диссертанта, правовые средства уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступные организации), – это юридические конструкции, процедуры, механизмы, гарантии, нормы, правила, решения и действия, используемые в уголовном судопроизводстве уполномоченными должностными лицами и государственными органами в связи с изобличением лиц, совершивших преступления в составе указанных объединений, с целью привлечения виновных к уголовной ответственности.

Система правовых средств уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями), включает в себя общие и специальные средства. К первой группе диссертант относит подавляющее большинство положений УПК РФ, законы, действующие на территории Российской Федерации, многие международные правовые акты, а также действия и решения по претворению их при производстве по уголовным делам. Вторая группа указанных средств содержит правила, изложенные в Конвенции против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 г., а также положения п. 2 ч. 2 ст. 30, п. 8 ч. 1 ст. 73, ч. 2 ст. 100 УПК РФ (относительно преступлений, совершенных организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями); действия и решения, осуществляемые по реализации этих правил.

В зависимости от количества стран-участниц применения правовых средств уголовного преследования следует выделять международные (наднациональные) и внутригосударственные (национальные) средства. В российском уголовном процессе определяются: 1) средства, установленные Конституцией РФ; 2) средства, закрепленные в УПК РФ; 3) средства, предусмотренные другими законами. Вместе с тем, по мнению автора, подзаконные акты могут определять порядок выполнения каких-либо действий, однако их положения не должны самостоятельно устанавливать правила производства по уголовным делам и восполнять пробелы в законе.

Диссертант обращает внимание на то, что в настоящее время достаточно активно развивается оперативно-розыскной процесс.

Вторая глава «Концепция эффективного уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями)» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе второй главы «Общие условия осуществления эффективного уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями)» автор исследования определяет условия осуществления эффективного уголовного преследования по делам указанной категории преступлений.  

Соискатель обращает внимание, что эффективность характеризует то свойство правозащитной деятельности, которое позволяет правоохранительным органам сохранять свое место и роль в регулировании социальных отношений, поддерживать государственный строй и правопорядок в стране.

Анализируя теорию и практику правоприменения и используя комплексный подход в исследовании, автор считает, что основополагающими условиями эффективного уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями), является комплексное использование уголовно-процессуальных и иных правовых средств, их согласованность и приоритетное значение уголовно-процессуального законодательства при производстве по уголовным делам.

Второй параграф второй главы «Дифференциация производства по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями)» построен на обосновании позиции диссертанта по поводу важности сохранения единообразия уголовно-процессуальной формы. 

Уголовно-процессуальное законодательство носит универсальный характер и в большинстве своем не содержат специальных норм относительно особенностей производства по уголовным делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями). Вместе с тем вопрос о дифференциации уголовного судопроизводства по делам, связанным с организованной преступностью, достаточно активно рассматривался в работах многих авторов (В.А. Азаров,       Д.К. Канафин, С.Л. Масленков, Б.М. Нургалиев и др.). Анализ литературных источников, а также изучение судебной и следственной практики позволили диссертанту прийти к выводу о необходимости отказа от самостоятельной законодательной регламентации особенностей производства по уголовным делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями), в рамках УПК РФ. Соискатель считает, что сохранение единообразия уголовно-процессуальной формы способствует формированию позитивного отношения к установленным правилам доказывания виновности лиц в совершении преступлений, а также признанию юридической силы судебных решений.

Вместе с тем просматривается явная недостаточность имеющихся на сегодня в распоряжении правоохранительных и судебных органов специальных процедур эффективного уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями).

Диссертант отмечает, что специальные процессуальные средства уголовного преследования, применяемые по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями), – это особые правила производства процессуальных действий и принятия решений, обусловленные невозможностью в общем порядке устанавливать обстоятельства организованной преступной деятельности и реализовывать назначение уголовного судопроизводства.

Оптимальным решением рассматриваемой проблемы, по мнению автора, является сохранение единообразной уголовно-процессуальной формы в УПК РФ и разработка с учетом современной уголовной политики отдельного закона, направленного на противодействие организованной преступности.     В данном нормативном акте должны быть предусмотрены дополнительные правовые, в том числе уголовно-процессуальные, средства, применение которых по уголовным делам будет обусловлено особым процессуальным режимом (включая использование результатов оперативно-розыскной деятельности в качестве доказательств, назначение и производство судебных экспертиз до возбуждения уголовного дела, широкое использование мер безопасности в отношении участников уголовного судопроизводства, их близких и родственников независимо от тяжести совершенного преступления и т.д.).

Основанием для введения такого режима по конкретному уголовному делу, как считает соискатель, должно стать обоснованное предположение о том, что преступление совершено организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией), на что могут указывать: 1) результаты оперативно-розыскной деятельности, подтверждающие совершение группой лиц нескольких преступлений, а также наличие длительных отношений среди этих лиц; 2) наличие непогашенной судимости за преступление, совершенное организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией), хотя бы одного из соучастников преступления; 3) результаты опроса граждан (жителей конкретной местности), указывающие на преступную деятельность организованного формирования и (или) его членов в данном регионе; 4) доказательства устойчивости организованной группы и сплоченности преступного сообщества (преступной организации), полученные в порядке, установленном УПК РФ.

В третьем параграфе второй главы «Стратегические направления комплексного применения уголовно-процессуальных и иных правовых средств по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями)» автор формулирует указанные направления, раскрывает их содержание.

Анализ теории и практики раскрытия и расследования преступлений, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями), позволил диссертанту выделить основные стратегически важные направления комплексного применения уголовно-процессуальных и иных правовых средств уголовного преследования, а именно: 1) выявление преступлений организованных преступных групп и преступных сообществ (преступных организаций) и лиц, их совершивших; 2) доказывание существования организованного преступного формирования и участия его членов в преступной деятельности; 3) защита от вмешательства в раскрытие преступлений и производство по уголовным делам, связанным с организованной преступной деятельностью.

Первое направление характеризуется в большей степени разведывательной деятельностью, второе обеспечивает наступательность уголовного судопроизводства, третье позволяет сохранить имеющиеся силы и средства и носит правозащитный характер. Эффективность каждого из указанных направлений во многом зависит от удачного комбинирования данных средств в различном их соотношении.

См.: Информационно-аналитические материалы к Всероссийскому совещанию по проблемам борьбы с организованной преступностью, в том числе транснациональной     (24 сентября 1999 г.). М., 1999. С. 3; О результатах борьбы с организованными преступными группами: Сводный отчет по России за 2000 год. М., 2001. С. 3-4.

См.: Официальный сайт МВД России: http://www.mvd.ru.

См.: Собрание законодательства РФ. 2004. № 17. Ст. 1585.

См.: Собрание законодательства РФ. 2006. № 31 (Ч. 1). Ст. 3452.

См.: Собрание законодательства РФ. 2009. № 45. Ст. 5263.

См.: Собрание законодательства РФ. 1995. № 33. Ст. 3349.

Четвертый параграф второй главы «Оптимизация процессуальных средств уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями)» посвящен формулированию и обоснованию оптимизации процессуальных средств обеспечения данной деятельности.

По мнению диссертанта, оптимизация указанных средств может быть достигнута путем развития уголовно-процессуального законодательства, совершенствования практики правоприменения и модернизации научного обеспечения уголовного процесса. Данные элементы достаточно взаимосвязаны и взаимообусловлены.

Развитие уголовно-процессуального законодательства по совершенствованию уголовного преследования лиц, совершивших преступления в составе организованных групп и преступных сообществ (преступных организаций), по мнению диссертанта, должно осуществляться в соответствии с следующими требованиями:

поэтапное внесение изменений и дополнений в законодательство с учетом принятой уголовной политики в стране;

в УПК РФ должны найти более широкое отражение: а) вопросы использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам; 2) порядок применения мер безопасности на стадии возбуждения уголовного дела; 3) дальнейшая ориентация норм и институтов уголовного процесса на решение задач по уголовному преследованию лиц, совершающих, совершивших и готовящих преступления;

предоставление следователю, дознавателю, прокурору и суду более широких возможностей в использовании по своему усмотрению тех или иных процессуальных средств для объективного расследования и рассмотрения дела по существу.  

Автор обращает внимание, что в УПК РФ имеют место ссылки на гражданское процессуальное законодательство, указывается и на иные (не уголовно-процессуальные) действия. В связи с этим требуется уточнение характера принимаемых решений и производимых действий по уголовным делам. В частности, следует внести изменения в ряд статей УПК РФ в части замены термина «процессуальное» на «уголовно-процессуальное».

Применительно к уголовному преследованию по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами или преступными сообществами (преступными организациями), автор настоящего исследования обращает внимание на возможности применения функционального подхода в толковании норм уголовно-процессуального права, что позволит максимально использовать институт усмотрения правоприменителя.

Модернизация научного обеспечения уголовного процесса предполагает критическое переосмысление сущности и предназначения уголовного судопроизводства. По мнению автора, научные исследования необходимо ориентировать на современные нужды борьбы с преступностью, потребности практики правоприменения. Фундаментальная наука не должна развиваться в ущерб прикладным исследованиям. В частности, научной проработки требуют вопросы упрощения порядка производства по уголовным делам, применение так называемых формальных средств установления обстоятельств дела (фикций, презумпций) и т.д. Соискатель предлагает в качестве презумпции рассматривать признание лица, в отношении которого был вынесен приговор по ст. 208-210 УК РФ, а также неоднократно судимого за преступления, совершаемые организованными группами, лицом, обладающим устойчивыми преступными связями.

Интерес представляет также зарубежный опыт привлечения к уголовной ответственности лиц, причастных к организованной преступности, который может быть использован для разработки законодательных инициатив с учетом сложившейся правовой системы в стране.

Третья глава «Особенности доказывания участия лиц в совершении преступлений организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями)» включает в себя три параграфа.

В первом параграфе третьей главы «Установление обстоятельств, подлежащих доказыванию, по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями)» рассматривается предмет доказывания применительно к уголовным делам о преступлениях, совершенных организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями).

В настоящее время общепринятой является точка зрения, в соответствии с которой предмет доказывания – это обстоятельства, указанные в ст. 73 УПК РФ. Как известно, они являются общими для всех уголовных дел. Вместе с тем это своеобразная «матрица», которая при расследовании каждого преступления наполняется конкретной доказательственной информацией.

Несмотря на требования Пленума Верховного Суда РФ, изложенные в постановлении от 10 июня 2008 г. № 8 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)» о необходимости тщательно выявлять и учитывать конкретные обстоятельства совершения преступлений, анализ практики позволил диссертанту прийти к выводу о том, что ряд обстоятельств устанавливается во всех случаях (событие преступления; виновность лица в совершении преступления; обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, и т.д.); другие не всегда имеют место быть (например, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание); некоторые требования закона остаются не востребованными по делам данной категории преступлений (например, обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния).

Во втором параграфе третьей главы «Обеспечение безопасности «защищаемых лиц» по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями)» рассматриваются проблемы государственной защиты лиц, от которых зависят или могут зависеть ход и результаты производства по уголовным делам, связанным с организованной преступностью.

Активное воспрепятствование со стороны членов преступных формирований расследованию совершаемых ими преступлений, а также рассмотрению уголовных дел требует особого внимания к обеспечению безопасности лиц, имеющих отношение к уголовным делам. Решение данной проблемы не может ограничиваться только участниками уголовного судопроизводства, указанными в Разделе II УПК РФ, так как за рамками государственной защиты останутся заявители, очевидцы, лица, оказывающие конфиденциальное содействие правоохранительным органам в раскрытии и расследовании преступлений, штатные сотрудники, внедренные в организованные преступные группы, близкие и родственники следователей, дознавателей, прокуроров и судей, а также все те, от кого может зависеть ход и результат производства по уголовному делу.  В связи с этим автор исследования предлагает использовать более широкое понятие – «защищаемые лица». 

По мнению диссертанта, обеспечение безопасности характеризуется направленностью на предупреждение и пресечение любых попыток воспрепятствовать производству по уголовному делу, а также на преуменьшение нежелательных последствий совершения процессуальных действий или принятия каких-либо решений по делу. Средства достижения обозначенной цели можно разделить на несколько групп, а именно: 1) меры безопасности, прямо предусмотренные УПК РФ; 2) меры безопасности, предусмотренные федеральными законами; 3) иные процессуальные средства, применение которых обусловлено их правовой регламентацией; 4) меры, не предусмотренные законодательством, но используемые на практике; 5) меры безопасности, характерные для конкретных преступлений (специальные меры).

Изучение уголовных дел, связанных с организованной преступностью, а также результаты опроса сотрудников правоохранительных органов и граждан убеждают автора в недостаточности имеющихся мер безопасности в уголовном судопроизводстве. В частности, соискатель предлагает при необходимости обеспечить безопасность заявителя или очевидца преступления, а также лица, содействующего раскрытию и расследованию преступлений, следователю (дознавателю) предоставить право выносить постановление о сохранении в тайне данных о личности защищаемого лица с указанием его псевдонима и образца его подписи, которые он будет использовать в процессуальных документах. Постановление следует помещать в конверт, который после этого необходимо опечатать и приобщить к материалам проверки сообщения о преступлении.

Диссертант обращает внимание на новые меры безопасности, применение которых стало возможным в отношении лиц, с которыми заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, а также отмечает несовершенство их правого регулирования. В частности, вынесение постановления о хранении документов, свидетельствующих о заключении соглашения о сотрудничестве, в опечатанном конверте вряд ли может рассматриваться как достаточно эффективное средство обеспечения безопасности защищаемого лица. Дело в том, что согласно ч. 4 ст. 317.7 УПК РФ в ходе судебного заседания предполагается открытое исследование характера и пределов содействия подсудимого следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления,  и т.д. Такая перспектива своего рода «публичного разоблачения» может негативно повлиять на желание членов организованных преступных формирований идти на заключение указанного соглашения и сотрудничать с правоохранительными органами.

Соискателю представляется возможным и необходимым применять по уголовным делам рассматриваемой категории преступлений меры безопасности, прямо предусмотренные в законе, а также иные организационные, информационные и технические возможности, не противоречащие принципам и назначению уголовного судопроизводства.

Третий параграф третьей главы «Использование современных технологий и научных достижений по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями)» содержит анализ проблем соответствия используемых технологий и научных достижений в уголовном судопроизводстве современным условиям борьбы с организованной преступностью.

В настоящее время преступность заметно отличается своей технической оснащенностью, поэтому успешная борьба с организованными формами ее проявления становится возможной только благодаря использованию современных технологий и научных достижений в уголовном процессе.

Развитие науки и техники создает предпосылки к расширению системы следственных действий путем включения в нее электронного копирования информации, снятия информации с технических каналов связи. Результаты применения технических средств при проведении следственных действий претендуют на самостоятельное доказательственное значение, что побуждает к корректировке правовой основы системы доказательств.

По мнению диссертанта, аудио- и видеозаписи следственных действий должны признаваться в качестве вещественных доказательств, если содержание технической записи будет рассматриваться как самостоятельное средство установления обстоятельств уголовного дела. Данное правило следует применять в случаях утраты протоколов следственных действий, а также в связи с необходимостью установления факта добровольного волеизъявления подозреваемого, обвиняемого при получении от них показаний в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника. Последнее требует внесения изменения в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, позволяющего сохранять доказательственное значение показаний указанных лиц в суде при использовании технических средств фиксации. 

Возможность использования видеоконференцсвязи при рассмотрении дела предусмотрена в кассационном порядке и в порядке надзора. Вместе с тем автор соглашается с мнением В.И. Руднева, И.Л. Петрухина и других ученых, которые отрицательно относятся к распространению такого опыта на суд первой инстанции, считая, что это существенно затруднит доступ к правосудию. При этом никакие технические средства не заменят непосредственного восприятия участниками судебного заседания сущности уголовно-процессуальных отношений.

Глава четвертая «Осуществление уголовного преследования в досудебном производстве и в суде по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями)» содержит три параграфа.

В первом параграфе четвертой главы «Досудебное уголовное преследование по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями)» исследуются некоторые особенности возбуждения уголовных дел и осуществления предварительного расследования по данной категории преступлений.

По мнению автора, своевременному решению вопроса о возбуждении уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, оружия и боеприпасов, заказных убийств, террористических актов и других преступлений, связанных с организованной преступностью, будет способствовать назначение и производство судебной экспертизы на стадии возбуждения уголовного дела. Проведение экспертизы следует разрешить в тех случаях, когда объектом исследования являются предметы преступления. Она может применяться также в отношении живых лиц при наличии их письменного согласия подвергнуться судебной экспертизе либо для установления причины смерти. Уголовно-процессуальное закрепление такого действия, как предварительное исследование предметов и веществ, сделает его практически сходным с указанным следственным действием, что приведет к усложнению системы доказывания по уголовным делам.

Диссертант обращает внимание на особенности задержания лиц, совершивших преступления, важность оперативно-розыскного обеспечения производства следственных действий, грамотное составление обвинительного заключения по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями).

В работе рассматриваются вопросы, связанные с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве, целью которого является стимулирование положительных посткриминальных поступков. Заключив такое соглашение, подозреваемый (обвиняемый) имеет возможность получить более мягкое или даже минимальное уголовное наказание. Закон не ограничивает действие уголовно-правовых и уголовно-процессуальных норм той или иной категорией преступлений, их тяжестью или групповым характером совершения. Это позволит достаточно широко применять положения рассматриваемого института в уголовном преследовании. Вместе с тем уже сегодня ученые (например, И. Звечаровский, С.Б. Погодин) отмечают несовершенство данного закона и предвещают ряд проблем реализации данного института на практике.

Во втором параграфе четвертой главы «Поддержание обвинения в суде по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями)» диссертант останавливается на некоторых проблемных вопросах осуществления уголовного преследования в суде по указанной категории уголовных дел.

Соискатель отмечает, что поддержание обвинения в суде по делам, связанным с организованной преступностью, имеет ряд особенностей. Во-первых, защитники, обладая высокой квалификацией, особое внимание обращают на допустимость имеющихся в деле доказательств, не признают таковыми результаты оперативно-розыскной деятельности, используют любые слабые стороны обвинения, в том числе касающиеся формальных ошибок следствия. Во-вторых, оценочные понятия «устойчивость» и «сплоченность» вызывают дополнительную сложность в доказывании организованного характера преступлений, совершаемых группами лиц. В-третьих, члены организованных преступных формирований способны оказать посткриминальное воздействие по преступлениям любой тяжести  на участников судебного разбирательства или их близких, родственников, знакомых и т.д. В связи с этим институт мер безопасности, рассчитанный, как правило, на тяжкие и особо тяжкие преступления, не способен обеспечить безопасность потерпевших, свидетелей, а также их родственников по малозначительным нарушениям уголовного закона, что требует совершенствования законодательства.

В настоящее время ст. 5 Федерального закона от 22 марта 1995 г. № 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» предусматривает такую меру безопасности, как обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах, к числу которых относятся также лица, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность (ст. 2 данного Закона). Однако вопрос о сохранении в тайне данных о сотрудниках оперативных подразделений в законе не разрешен. Представляется, что к таким сотрудникам следует применять правила, предусмотренные ч. 9 ст. 166 УПК РФ в отношении свидетелей. Это позволит исключить из практики случаи, когда в протоколе допроса раскрываются установочные данные сотрудников оперативных подразделений, а также предпринимаемые ими действия по изобличению лиц, совершивших преступления.

В литературе активно обсуждается вопрос о том, что существующие ныне меры безопасности в уголовном судопроизводстве не могут в полной мере обеспечить сохранение конфиденциальности лица, оказывающего содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность на негласной основе (В.Ф. Луговик, С.И. Давыдов, О.Н. Пономаренко и др.). Информацию о конфиденте могут получить лица, препятствующие производству по уголовному делу, от тех, кто имеет доступ к засекреченным данным (следователь, прокурор, судья): в период проведения допроса; при доставлении в суд и обратно; во время судебного заседания через незащищенные каналы видеотрансляции и т.д.

Соискатель считает, что безопасность лиц, внедренных (внедрявшихся) в организованные преступные группы, в том числе штатных негласных сотрудников органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также лиц, оказывающих или оказывавших этим органам содействие на конфиденциальной основе, должна быть обеспечена гарантией сохранения в тайне сведений о личности указанных лиц в уголовном судопроизводстве. Проверку представленных в суд результатов оперативно-розыскной деятельности следует ограничивать допросом гласного оперативного работника или руководителя органа, осуществляющего указанную деятельность, используя также другие доступные средства, предусмотренные УПК РФ.

Исходя из сложности, многоэпизодности и большой вероятности посткриминального воздействия по уголовным делам, связанным с организованной преступностью, диссертант предлагает исключить из числа преступлений, по которым уголовные дела рассматриваются судом с участием присяжных заседателей, бандитизм и организацию преступного сообщества (преступной организации).

Третий параграф четвертой главы «Судебный контроль и прокурорский надзор за деятельностью субъектов уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями)» посвящен деятельности прокурора и суда по обеспечению законности уголовного преследования по делам указанной категории преступлений.

Автор отмечает, что деятельность суда по реализации судебного контроля, прокурора – прокурорского надзора следует отличать от действий и решений, которые выполняют данные субъекты в ходе осуществления правосудия и уголовного преследования соответственно. Совмещение в одном лице нескольких функций прямо предусмотрено в действующем законодательстве. Реализация функции судебного контроля несколько усложняет отдельные процедуры производства по уголовным делам, но является гарантией защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства.

Согласно ст. 8 Федерального закона от 17 января 1992 г. № 2202-1      «О прокуратуре Российской Федерации» особая роль прокурора определяется в осуществлении им уголовного преследования, надзора за деятельностью следователя, дознавателя, органа дознания, а также координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью. В связи с этим соискатель считает, что прокурор ответственно заинтересован в обеспечении законности и результативности объединения усилий субъектов уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями).

Диссертант указывает, что прокурорский надзор распространяется на исполнение не только законов, но и подзаконных актов. Так, в соответствии с п. 1.2. приказа Генеральной прокуратуры РФ от 10 сентября 2007 г. № 140 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях в органах дознания  и предварительного следствия» прокурорам вменяется проверка законности разрешения сообщений о преступлениях, связанных с проявлениями коррупции, организованной преступности (выделено авт. – С.З.), терроризма и экстремизма; незаконным оборотом оружия, взрывчатых веществ, взрывных устройств, наркотических средств и психотропных веществ и т.д.

Контрольные функции руководителей следственных органов и начальников органов дознания в последнее время приобретают все большее значение и в определенном смысле составляют конкуренцию прокурорскому надзору. Учитывая возможность проявления служебной, личной или иной заинтересованности указанных руководителей в получении желаемых показателей деятельности их подчиненных, диссертант считает, что нельзя ослабевать прокурорский надзор за производством по уголовным делам. В частности, соискатель предлагает возвратить прокурору право давать прямые письменные указания следователю о направлении расследования и производстве процессуальных действий.

Глава пятая «Межотраслевые проблемы уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями)» включает в себя три параграфа.

В первом параграфе пятой главы «Унификация понятийного аппарата теории и практики уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями)» раскрывается содержание отдельных понятий, используемых как в уголовном процессе, так и в оперативно-розыскной деятельности.

Диссертант считает, что совершенствование уголовного преследования по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями) во многом зависит от унификации общих кримкогнитивных понятий. В частности, автор исследования обращает внимание на такие категории межотраслевого значения, как: «оперативно-розыскная информация», «результаты оперативно-розыскной деятельности», «привлечение результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовный процесс», «понятые».

Диссертант обосновывает авторское понимание содержания понятия «оперативно-розыскная информация», под которым подразумевает информацию, полученную гласно и (или) негласно в порядке, установленном Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» и ведомственными правовыми актами, оперативными подразделениями государственных органов и используемую для общей оценки события преступления, определения направления расследования, разработки и проверки следственных версий, способствующую обнаружению предметов и документов, имеющих значение для дела, а также установлению  лиц, виновных в содеянном, с целью привлечения их к уголовной ответственности.

Результаты оперативно-розыскной деятельности, по мнению соискателя, – это аудио- и видеозаписи, кино- и фотоматериалы, а также иные предметы и документы, полученные органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, в порядке, установленном Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности», в ходе проведения оперативно-розыскных действий (мероприятий, операций).

Автор исследования обращает внимание, что разграничение оперативно-розыскной информации и результатов оперативно-розыскной деятельности имеет важное практическое значение. Во-первых, привлечение результатов оперативно-розыскной деятельности представляет собой достаточно сложный механизм, реализация которого требует дополнительного правового и организационного обеспечения. В то же время свободная форма передачи оперативно-розыскной информации значительно упрощает процедуру ее поступления в уголовный процесс, тем самым достигается быстрота и своевременность ее использования. Во-вторых, результаты указанной деятельности могут быть использованы в доказывании в соответствии с требованиями, предусмотренными для собирания, проверки и оценки доказательств. Оперативно-розыскная информация, не имеющая доказательственного значения, будет способствовать принятию уголовно-процессуальных решений, ориентировать на поиск предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела, определять тактику производства процессуальных действий и т.д.

Привлечение результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовный процесс понимается соискателем как совокупность последовательно сменяющих друг друга этапов: подготовка и проведение оперативно-розыскных мероприятий; представление результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, следователю, органу дознания, прокурору или в суд; формирование процессуального отношения к представленным результатам и их использование в уголовном судопроизводстве.

Автор обращает также внимание на то, что институт участия понятых в оперативно-розыскных мероприятиях требует легализации.

Во втором параграфе пятой главы «Привлечение результатов оперативно-розыскной деятельности в производство по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями)» исследуется механизм привлечения результатов данной деятельности в уголовный процесс.

Привлечение результатов оперативно-розыскной деятельности в сферу уголовно-процессуальных отношений состоит из четырех этапов, включающих в себя элементы.

Первый этап. Подготовка и проведение оперативно-розыскных мероприятий: а) инициирование проведения оперативно-розыскных мероприятий; б) собственно подготовка к их проведению; в) непосредственно проведение данных мероприятий.

Второй этап. Представление результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд: а) оценка руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, полноты и достоверности полученных материалов, а также соблюдения требований Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»; б) вынесение постановления о представлении результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд; в) вынесение, при необходимости, постановления о рассекречивании отдельных оперативно-служебных документов, содержащих государственную тайну; г) оформление сопроводительных документов и осуществление фактической передачи материалов.

Третий этап. Формирование процессуального отношения к результатам оперативно-розыскной деятельности: а) получение дознавателем, органом дознания, следователем, прокурором и судом представленных материалов;    б) осмотр представленных материалов и принятие решения о приобщении их к уголовному делу или об отказе в этом; в) проверка результатов оперативно-розыскной деятельности; г) оценка предметов и документов, полученных и представленных в качестве результатов данной деятельности.

Четвертый этап. Использование полученных в ходе оперативно-розыскной деятельности информационных и материальных продуктов в уголовном судопроизводстве.

Анализируя точки зрения ученых (В.С. Балакшин, А.М. Баранов,     М.П. Поляков, В.А. Семенцов и др.) по поводу структуры и содержания       ст. 89 УПК РФ, диссертант приходит к выводу о том, что положения данной статьи должны быть общими для всех категорий уголовных дел независимо от их сложности или многоэпиздности, что станет правовой основой использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании. В то же время в федеральном законе «О противодействии организованной преступности» следует указать на использование результатов оперативно-розыскной деятельности в качестве доказательств.

Третий параграф пятой главы «Международное сотрудничество по делам о преступлениях, совершаемых организованными группами и преступными сообществами (преступными организациями)» отражает специфику международных отношений субъектов уголовного преследования по делам указанной категории преступлений.

Автор рассматривает различные формы международных отношений правоохранительных органов в сфере уголовного судопроизводства, выделяя наиболее значимые из них для уголовного преследования лиц, совершивших преступления в составе организованных групп и преступных сообществ (преступных организаций): 1) обмен информацией; 2) выдача преступника (экстрадиция); 3)  международный розыск лиц; 4)  выполнение поручений по запросам; 5) проведение совместных оперативно-розыскных мероприятий.

Особое внимание диссертант обращает на проблемы выдачи (экстрадиции) лиц, находящихся за пределами территории Российской Федерации. Несовершенство законодательства, а также различное отношение некоторых государств к решению данного вопроса способствует уклонению виновных от уголовной ответственности. Кроме того, многие годы остается не разрешенной проблема установления и соблюдения сроков исполнения запросов.

Диссертант считает необходимым активизировать действия по ратификации Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, принятой 7 октября 2002 г. в г. Кишиневе. Данный документ позволит государствам – участникам Содружества Независимых Государств оказывать друг другу правовую помощь не только через центральные, но и через территориальные органы, что существенно сократит время пересылки запросов и ответов по ним, а значит, положительно скажется на результативности уголовного преследования.

В заключении приводятся итоги исследования и намечаются пути дальнейшей работы по исследуемой теме.

В приложении представлены статистические данные, основные результаты анкетирования, проведенного автором, перечень предлагаемых изменений и дополнений в УПК РФ, в Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности», а также проект части федерального закона «О противодействии организованной преступности».


Основные научные положения диссертации

опубликованы в следующих работах:

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых

журналах и изданиях, указанных в перечне ВАК

  • Зуев, С. В. Средства уголовно-процессуального познания / С. В. Зуев, Ю. Д. Лившиц // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Сер. «Право». – 2001. – № 8. – 1 п.л. (авт. не разделено).
  • Зуев, С. В. Понятие и виды информации в уголовном процессе /

    С. В. Зуев, Ю. Д. Лившиц // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Сер. «Право». – 2002. – № 3. – 1 п.л. (авт. не разделено).

  • Зуев, С. В. Залоговое поручительство в США / С. В. Зуев // Российский судья. – 2003. – № 3. – 0,2 п.л.
  • Зуев, С. В. Залог в качестве меры пресечения / С. В. Зуев,

    Ю. Д. Лившиц // Законность. – 2003. – № 5. – 0,2 п.л. (авт. не разделено).

  • Зуев, С. В.История развития бандитизма в России / С. В. Зуев,

    В. В. Бычков // История государства и права. – 2004. – № 5. – 0,4 п.л. (авт. не разделено).

  • Зуев, С. В. Осуществление оперативно-розыскной деятельности при выявлении фактов легализации доходов, полученных преступным путем /

    С. В. Зуев // Российский следователь. – 2006. – № 5. – 0,2 п.л.

  • Зуев, С. В.  О необходимости внесения в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации главы «Особенности производства по уголовным делам об организованной преступности» / С. В. Зуев // «Черные дыры»

    в Российском законодательстве. – 2006. – № 2. – 0,3 п.л.

  • Зуев, С. В. Противодействие организованной преступности: стратегия и средства / С. В. Зуев // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Сер. «Право». – 2006. – № 5 (60). – 0,5 п.л.
  • Зуев, С. В. Применение мер безопасности к участникам уголовного процесса в ходе судебного разбирательства по уголовным делам в отношении членов организованных преступных сообществ / С. В. Зуев // Уголовное

    право. – 2006. – № 5. – 0,25 п.л.

  •  Зуев, С. В. Морально-этические основы противодействия организованной преступности в сфере уголовного процесса и оперативно-розыскной деятельности / С. В. Зуев // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Сер. «Право». – 2006. – № 6. – 0,3 п.л.
  •  Зуев, С. В. Противодействие организованной преступности: зарубежный опыт / С. В. Зуев // Современное право. – 2007. – № 2. – 0,3 п.л.
  •  Зуев, С. В. Использование результатов оперативно-розыскной

    деятельности в качестве доказательств / С. В. Зуев // Уголовное право. – 2007. – № 3. – 0,25 п.л.

  •  Зуев, С. В. Новая Инструкция о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору и в суд / С. В. Зуев // Законность. – 2007. – № 8. – 0,15 п.л.
  •  Зуев, С. В. Защита свидетелей на стадии предварительного расследования/ С. В. Зуев // Уголовное право. – 2007. – № 6. – 0,3 п.л.
  •  Зуев, С. В. Назначение и производство судебной экспертизы на стадии возбуждения уголовного дела / С. В. Зуев // Российская юстиция. – 2007. –

    № 11. – 0,2 п.л.

  •  Зуев, С. В. Организация применения уголовно-процессуальных и оперативно-розыскных средств противодействия организованной преступности // Российский следователь. – 2008. – № 1. – 0,3 п.л.
  • Зуев, С. В. Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве / С. В. Зуев // Российская юстиция. – 2009. – № 8. – 0,3 п.л.

 

Монографии

  • Зуев, С. В. Уголовно-процессуальные и оперативно-розыскные средства противодействия организованной преступности: монография / С. В. Зуев. – Челябинск: Челябинский юридический институт МВД России, 2007. – 18,3 п.л.
  •  Зуев, С. В.Уголовное судопроизводство по делам о преступлениях, совершаемых организованными преступными формированиям: монография / С. В. Зуев. – М.: Юрлитинформ, 2008. – 21 п.л.

 

Пособия, методические рекомендации

  •  Зуев, С. В. Использование оперативной информации в уголовном процессе: учебное пособие / С. В. Зуев; Под ред. В. И. Казакова. – Челябинск: Челябинский юридический институт МВД России, 2002. – 5,7 п.л.
  •  Зуев, С. В. Залог в уголовном процессе: учебное пособие / С. В. Зуев; Под ред. Ю. Д. Лившица. – Челябинск: Челябинский юридический институт МВД России, 2003. – 3,4 п.л.
  •  Зуев, С. В. Привлечение результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовный процесс: научно-практическое пособие/ С. В. Зуев,

    В. Е. Горюнов. – Челябинск: Челябинский юридический институт МВД России, 2005. – 6,3 п.л. (авт. не разделено).

  •  Зуев, С. В. Информационное обеспечение уголовного процесса : методические рекомендации / С. В. Зуев. – Челябинск: Челябинский юридический институт МВД России, 2006. – 7 п.л.
  •  Зуев, С. В. Противодействие легализации доходов, полученных

    преступным путем: учебно-практическое пособие / С. В. Зуев, М. В. Арзамасцев, В. А. Никулина. – Челябинск: Челябинский юридический институт МВД России, 2006. – 5 п.л. (авт. не разделено).

  •  Зуев, С. В. Особенности производства по уголовным делам об организованной преступности: учебно-практическое пособие / С. В. Зуев;

    П. А. Сустретов. – Челябинск: Челябинский юридический институт МВД России, 2006. – 4,8 п.л. (авт. не разделено).

  •  Зуев, С. В. Выявление, документирование и процессуальное оформление процессуальной деятельности взрослых лиц, вовлекающих несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий: методические рекомендации / С. В. Зуев, М. В. Арзамасцев, К. В. Михайлов. – Челябинск: Челябинский юридический институт МВД России, 2006. –

    2,4 п.л. (авт. не разделено).

  •  Зуев, С. В. Использование современной досмотровой техники и

    служебно-розыскных собак при проведении предполетных досмотров: методические рекомендации / С. В. Зуев, Б. В. Рудаков, Д. В. Тишин. – Челябинск: Челябинский юридический институт МВД России, 2006. – 5,5 п.л. (авт.

    не разделено).

  •  Зуев, С. В. Оформление процессуальных и иных документов по уголовным делам, связанным с применением холодного оружия: учебно-практическое пособие / С. В. Зуев, Е. Л. Маклакова. – Челябинск: Челябинский юридический институт МВД России. 2007. – 13,2 п.л. (авт. не разделено).
  •  Зуев, С. В. Курс лекций по уголовному процессу. Общие положения: учебное пособие / С. В. Зуев. – Челябинск: Челябинский юридический институт МВД России. 2007. – 15,6 п.л.
  •  Зуев, С. В. Применение уголовно-процессуальных и оперативно-розыскных средств противодействия организованной преступности: научно-практическое пособие / С. В. Зуев. Челябинск: Челябинский юридический институт МВД России, 2007. – 13,2 п.л.
  • Зуев, С. В. Задержание лиц, совершивших вымогательство: методические рекомендации / С. В. Зуев,Ю. В. Кочкин, К. В. Михайлов, Д. В. Тишин. – Челябинск: Челябинский юридический институт МВД России, 2008. –

    4 п.л. (авт. не разделено).

  • Зуев, С. В. Обеспечение безопасности участников уголовного судопроизводства: научно-практическое пособие / С. В. Зуев. – Челябинск: Челябинский юридический институт МВД России. 2009. – 4,9 п.л.
  • Зуев, С. В. Уголовный процесс Украины, Республики Казахстан, Латвийской и Азербайджанской Республик: учебное пособие / С. В. Зуев. – Челябинск: Челябинский юридический институт МВД России, 2009. – 4,3 п.л.

Другие статьи, тезисы докладов

и вступлений на научных конференциях

  • Зуев, С. В. Информационное обеспечение безопасности обвиняемого в уголовном процессе / С. В. Зуев // Уголовно-правовые, криминологические и уголовно-процессуальные аспекты обеспечения безопасности граждан

    в современных условиях: материалы межкафедральной конференции. –

    Челябинск: Челябинский юридический институт МВД России, 1998. – 0,15 п.л.

  • Зуев, С. В. Использование ориентирующей информации в уголовном процессе / С. В. Зуев // Судебно-правовая реформа в России и современные проблемы выявления и расследования преступлений: материалы научно-практической конференции. – Омск: Омская академия МВД России, 2000. – 0,15 п.л.
  • Зуев, С. В. Когда личность преступника не установлена / С. В. Зуев, В. И. Казаков // Следователь. – 2000. – № 1. – 0,15 п.л. (авт. не разделено).
  •  Зуев, С. В. Субъективный фактор или теория вероятности в основе судебного решения / С. В. Зуев // Подходы к решению проблем законодательства и правоприменения. – Омск, 2000. – Вып. 5. – 0,2 п.л.
  •  Зуев, С. В. Уголовно-процессуальные возможности и потребности законодательного регулирования порядка использования информации в уголовном процессе  / С. В. Зуев // Актуальные проблемы экономики и законодательства России: материалы всероссийской научно-практической конференции. – Челябинск: Южно-Уральский государственный университет, 2000. – 0,15 п.л.
  •  Зуев, С. В. Контроль и запись переговоров – новое следственное действие / С. В. Зуев, Ю. Д. Лившиц // Следователь. – 2001. – № 1. – 0,25 п.л. (авт. не разделено).
  •  Зуев, С. В. Сравнительный анализ порядка проведения прослушивания телефонных переговоров как оперативно-розыскного мероприятия и контроля и записи переговоров как следственного действия / С. В. Зуев // Актуальные проблемы реформирования экономики и законодательства России и стран СНГ – 2001: материалы международной научно-практической конференции: в 3 ч. / Под общ. ред. В. А. Киселевой. – Челябинск, 2001. – Ч. II. – 0,2 п.л.
  •  Зуев, С. В. Потребности нормативно-правового регулирования

    вопросов информационного обеспечения уголовного процесса / С. В. Зуев // Следователь. – 2002. – № 2. – 0,25 п.л.

  •  Зуев, С. В. Привлечение оперативной информации в уголовный процесс / С. В. Зуев // Следователь. – 2002. – № 3. – 0,25 п.л.
  •  Зуев, С. В. Носители информации, используемые в уголовном процессе / С. В. Зуев // Следователь. – 2002. – № 5. – 0,25 п.л.
  •  Зуев, С. В. Требования, предъявляемые к информации, используемой

    в уголовном процессе / С. В. Зуев // Следователь. – 2002. – № 6. – 0,25 п.л.

  •  Зуев, С. В. Основные направления использования оперативной

    информации в уголовном судопроизводстве / С. В. Зуев // Следователь. – 2002. – № 8. – 0,25 п.л.

  •  Зуев, С. В. Правовая основа использования оперативной информации

    в уголовном процессе / С. В. Зуев // Следователь. – 2002. – № 12. – 0,15 п.л.

  •  Зуев, С. В. Примерный порядок установления и присвоения фамилии, имени и отчества лицу, совершившему преступление, но скрывающему свои анкетные данные / С. В. Зуев // Следователь. – 2002. – № 11. – 0,2 п.л.
  •  Зуев, С. В. Доказательства подозрения или информационное обоснование / С. В. Зуев // Следователь. – 2002. – № 11. – 0,2 п.л.
  •  Зуев, С. В. Электронное копирование информации как самостоятельное следственное действие / С. В. Зуев, К. И.Сутягин// Следователь. – 2003. – № 4. – 0, 25 п.л. (авт. не разделено).
  •  Зуев, С. В. Способы собирания информации в уголовном процессе / С. В. Зуев // Следователь. – 2003. – № 3. – 0,3 п.л.
  •  Зуев, С. В. Информационные и иные гарантии использования результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном процессе / С. В. Зуев // Следователь. – 2003. – № 3. – 0,2 п.л.
  •  Зуев, С. В. Нужна ли уголовному процессу философия / С. В. Зуев // Следователь. – 2003. – № 4. – 0,15 п.л.
  •  Зуев, С. В. Привлечение оперативной информации в уголовный процесс как вынужденная мера обеспечения осуществления правосудия / С. В. Зуев // Следователь. – 2003. – № 4. – 0,2 п.л.
  •  Зуев, С. В. Система залоговых поручительств в Соединенных штатах Америки / С. В. Зуев // Международное публичное и частное право. – 2003. – № 2. – 0,2 п.л.
  •  Зуев, С. В. Использование результатов цифровой съемки при предъявлении для опознания / С. В. Зуев // Следователь. – 2003. – № 7. – 0,15 п.л.
  •  Зуев, С. В. Привлечение результатов электронного наблюдения в уголовный процесс / С. В. Зуев // Следователь. – 2003. – № 7. – 0,2. п.л.
  •  Зуев, С. В. Некоторые вопросы задержания лица по подозрению в совершении преступления / С. В. Зуев // Следователь. – 2003. – № 8. – 0,15. п.л.
  •  Зуев, С. В. Привлечение результатов проверочной закупки в уголовный процесс / С. В. Зуев, В. Е. Горюнов// Следователь. – 2003. – № 12. –

    1 п.л. (авт. не разделено).

  •  Зуев, С. В. Общие черты уголовного процесса России и Германии / С. В. Зуев // Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2004 г.: материалы VI международной научно-практической конференции. – Челябинск, 2004. – 0,2 п.л.
  •  Зуев, С. В. Информационное и нормативное обеспечение раскрытия и расследования преступлений / С. В. Зуев // Актуальные проблемы совершенствования деятельности органов внутренних дел в условиях чрезвычайных ситуаций: материалы всероссийской научно-практической конференции. – Челябинск, 2004. – 0,2 п.л.
  •  Зуев, С. В. Применение мер пресечения в истории России / С. В. Зуев, Ю. Д. Лившиц // Реализация положений Конституции Российской Федерации

    в законодательстве: материалы международной научно-практической конференции. – Челябинск, 2004. – 1 п.л. (авт. не разделено).

  •  Зуев, С. В. Опосредованное Конституцией проявление закона уголовного процесса / С. В. Зуев // Реализация положений Конституции Российской Федерации в законодательстве: материалы международной научно-практической конференции. – Челябинск, 2004. – 0,2 п.л.
  •  Зуев, С. В. О внесении изменений и дополнений в ст. 89 УПК РФ /

    С. В. Зуев // Проблемы применения норм уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации в деятельности правоохранительных органов: материалы всероссийской научно-практической конференции. – Челябинск, 2004. – 0,2 п.л.

  •  Зуев, С. В. Частно-публичный механизм обеспечения осуществления правосудия / С. В. Зуев // Правовая защита частных и публичных интересов : материалы международной научно-практической конференции. – Челябинск, 2004. – 0,2 п.л.
  •  Зуев, С. В. Особенности производства по уголовным делам об организованной преступности / С. В. Зуев // Проблемы применения уголовно-процессуального законодательства России на современном этапе : сборник тезисов докладов и сообщений на всероссийской научно-практической конференции. – Тюмень, 2004. – 0,2 п.л.
  •  Зуев, С. В. Вопросы привлечения результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовный процесс / С. В. Зуев // Теневая экономика: проблемы диагностики и нейтрализации: материалы сообщений секционных заседаний всероссийской научно-практической конференции. – Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2004. – 0,2 п.л.
  •  Зуев, С. В. Уголовный процесс как правовое явление / С. В. Зуев // Государственная и муниципальная служба в условиях формирования гражданского общества и рыночной экономики: опыт, проблемы, перспективы: материалы 2-й региональной научно-практической конференции. – Челябинск: Челябинский институт УрАГС, 2004. – 0,2 п.л.
  •  Зуев, С. В. Уголовно-процессуальные средства противодействия организованной террористической деятельности / С. В. Зуев // Проблемы противодействия терроризму: материалы всероссийской научно-практической конференции. – Челябинск, 2004. – 0,2 п.л.
  •  Зуев, С. В. Способы установления данных о личности террориста /

    С. В. Зуев, Е. В. Битюцкая // Проблемы противодействия терроризму: материалы всероссийской научно-практической конференции. – Челябинск, 2004. – 0,2 п.л. (авт. не разделено).

  •  Зуев, С. В. Влияние организованной преступности на уголовный процесс / С. В. Зуев // Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮИ): материалы международной научно-практической конференции :

    в 2 ч. – Екатеринбург, 2005. – Ч. 1. – 0,3 п.л.

  •  Зуев, С. В. Дифференциация уголовного судопроизводства по делам об организованной преступности / С. В. Зуев // Правовая защита частных и публичных интересов: материалы международной научно-практической конференции. Челябинск, 2005. – 0,3 п.л.
  •  Зуев, С. В. Некоторые проблемы активизации интереса обучаемых при изучении уголовного процесса / С. В. Зуев // Многоуровневая система профессионального развития, подготовки, переподготовки и стажировки кадров: реалии и перспектива: материалы всероссийской научно-практической конференции. – Челябинск, 2005. – 0,2 п.л.
  •  Зуев, С. В. Формирование процессуального отношения к результатам оперативно-розыскной деятельности и их использование в уголовном судопроизводстве / С. В. Зуев // Актуальные вопросы криминалистики, судебной экспертизы и иных наук на рубеже веков: материалы всероссийской интернет-конференции. – Челябинск, 2005. – 1 п.л.
  •  Зуев, С. В. Порядок предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовный процесс/ С. В. Зуев // Следователь. – 2005. –

    № 8. – 0,2 п.л.

  •  Зуев, С. В. Низкий профессионализм или плохой УПК / С. В. Зуев // Профессионал. – 2005. – № 6. – 0,2 п.л.
  •  Зуев, С. В. Презумпция невиновности и информация о доходах:

    проблемы и уголовно-процессуальный порядок их разрешения / С. В. Зуев // Пути повышения эффективности взаимодействия подразделений Министерства внутренних дел РФ с другими государственными органами в области противодействия легализации преступных доходов (стратегический и прикладной аспекты): сборник статей / Под ред. В. М. Баранова. – Н. Новгород, 2005. – 0,5 п.л.

  •  Зуев, С. В. Применение функционального подхода как критерий

    изменений уголовно-процессуального законодательства / С. В. Зуев // Совершенствование норм и институтов Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации : материалы межвузовской научно-практической конференции. – Омск, 2005. – 0,3 п.л.

  •  Зуев, С. В. Некоторые особенности предмета доказывания по делам об организованной преступности / С. В. Зуев // Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2006: материалы VIII международной научно-практиче-ской конференции: в 2-х ч. – Челябинск, 2006. – Ч. II. – 0,3 п.л.
  •  Зуев, С. В. Применение мер безопасности к участникам уголовного процесса по делам об организованной преступности / С. В. Зуев // Правовая защита частных и публичных интересов: материалы международной межвузовской научно-практической конференции: в 3 ч. / отв. ред. Б.И. Ровный. – Челябинск, 2006. – Ч. 1. – 0,5 п.л.
  •  Зуев, С. В. Анализ следственно-оперативной практики раскрытия и расследования преступлений, совершаемых участниками организованных преступных формирований / С. В. Зуев // Противодействие организованной преступности, связанной с незаконным оборотом оружия, взрывчатых

    веществ, взрывных устройств, наркотических средств и иными формами ее проявления: материалы всероссийского научно-практического семинара. – Челябинск, 2006. – 0,6 п.л.

  •  Зуев, С. В. Защита прав несовершеннолетних подозреваемых (обвиняемых) при производстве по уголовным делам / С. В. Зуев // Вестник ГУВД по Челябинской области. – 2006. – № 2. – 0,3 п.л.

 Зуев, С. В. Международное сотрудничество по уголовным делам, связанным с выявлением фактов легализации доходов, полученных преступным путем / С. В. Зуев // Юридическая теория и практика. – 2006. – № 2.– 0,3 п.л.

  •  Зуев, С. В. Возбуждение уголовных дел по преступлениям организованных преступных формирований / С. В. Зуев// Юридическая теория и практика. – 2007. – № 2.– 0,2 п.л.
  •  Зуев, С. В. Формирование инновационной модели дополнительного образования специалистов правоохранительной службы / С. В. Зуев, Г. А. Казарцева // Юридическая теория и практика. – 2007. – № 2.– 0,4 п.л. (авт. не разделено).
  •  Зуев, С. В. Уголовно-процессуальные последствия ратификации функциональных положений Конвенции «О правовой помощи и правовых положениях по гражданским, семейным и уголовным делам» / С. В. Зуев// Актуальные проблемы противодействия преступности в современных условиях:

    материалы всероссийской научно-практической конференции: в 2 ч. – Челябинск, 2007. – Ч. 1. – 0,5 п.л.

  •  Зуев, С. В. Противодействие организованной преступности в условиях действующего УПК РФ / С. В. Зуев// Противодействие организованной преступности, терроризму, экстремизму и другим угрозам безопасности общества и

    государства в современных условиях: материалы международного научно-практического семинара. – Челябинск, 2007. – 0,4 п.л.

  •  Зуев, С. В. Обеспечение безопасности участников уголовного процесса по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 127-1 УК РФ / С. В. Зуев// Предупреждение трэффика: законотворческий и правовой аспекты. Российский и международный опыт: материалы международного научно-практического семинара. – Челябинск, 2007. – 0,3 п.л.
  •  Зуев, С. В. Использование компьютерной информации в доказывании / С. В. Зуев, К. В. Савченко // Проблемы профилактики и противодействия компьютерным преступлениям: материалы международного научно-практиче-ского семинара. – Челябинск, 2007. – 0,3 п.л. (авт. не разделено).
  •  Зуев, С. В. Проблемы доказывания по уголовным делам об экстремизме / С. В. Зуев/ Правовые, организационные и социально-экономические аспекты противодействия экстремизму: материалы научно-практического семинара. – Челябинск, 2008. – 0,5 п.л.
  •  Зуев, С. В. Взаимодействие правоохранительных органов в противодействии преступности / С. В. Зуев // Совершенствование теории и практики противодействия преступности в современных условиях: материалы всероссийской интернет-конференции. – Челябинск, 2008. – 0,5 п.л.
  •  Зуев, С. В. К вопросу об эффективности применения уголовно-процессуальных средств в борьбе с организованной преступностью / С. В. Зуев //Актуальные проблемы уголовного процесса и криминалистики: материалы международной научно-практической конференции. – Челябинск, 2009. – 0,3 п.л.
  •  Зуев, С. В. Оптимизация уголовно-процессуальных средств борьбы

    с организованной преступностью / С. В. Зуев// Противодействие преступности

    в деятельности органов внутренних дел: уголовно-правовые, уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы теории и практики: материалы всероссийской научно-практической конференции. – Челябинск, 2009. – 0,5 п.л.

  •  Зуев, С. В. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу / С. В. Зуев, А. Ю. Попков / Юридическая теория и практика. – 2009. – № 2. – 0,3 п.л.

    (авт. не разделено).

Общий объем опубликованных работ – 147,75 п.л.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.