WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Территориальная целостность государств в современном международном праве и ее обеспечение в Российской Федерации

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ

На правах рукописи

Остроухов Николай Викторович

ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ ЦЕЛОСТНОСТЬ ГОСУДАРСТВ В

СОВРЕМЕННОМ МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ И ЕЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ В

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И НА ПОСТСОВЕТСКОМ

ПРОСТРАНСТВЕ

Специальность: 12.00.10 - «Международное право. Европейское право»

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук

Москва  2010


2

Диссертация выполнена на кафедре международного права юридического факультета Российского университета дружбы народов.


Научный консультант

Официальные оппоненты:


доктор юридических наук, профессор Капустин Анатолий Яковлевич

заслуженный деятель науки Россий­ской Федерации, доктор юридиче­ских наук, профессор Колодкин Ана­толий Лазаревич


заслуженный юрист Российской Фе­дерации, доктор юридических наук, профессор Демин Юрий Георгиевич

доктор юридических наук, профессор Ромашев Юрий Сергеевич


Ведущая организация


Дипломатическая академия МИД России


Защита состоится «19» мая 2010 г. в 15.00 на заседании Диссертацион­ного совета ДМ 212.203.21 при Российском университете дружбы народов по адресу: 117198, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, д. 6, ауд. 347.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российского универ­ситета дружбы народов по адресу: 117198, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, д. 6.


Автореферат разослан «_ »


2010 г.



Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат юридических наук, доцент


Е.П. Ермакова


3

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Обеспечение территориальной цело­стности государств является одной из актуальных проблем современности. Ис­тория свидетельствует о многочисленных случаях распада государств на со­ставные части, попытках отделения от государств части их территории. Распад СССР, дробление бывшей Югославии на множество государств, непрекра­щающиеся зарубежные попытки по отделению Чеченской Республики от Рос­сии, сложная ситуация в Молдове и Азербайджане, отделение Южной Осетии и Абхазии от Грузии и многие другие современные территориальные проблемы свидетельствуют о продолжающемся процессе изменений в мире, затрагиваю­щих основной принцип международного права - принцип территориальной це­лостности государств. Поэтому исследование проблемы территориальных из­менений в современном мире является весьма актуальным.

Одной из главных особенностей социальной жизни современной России является обострение этнической ситуации и возникновение в этой связи внут­ренних этнических конфликтов разной степени интенсивности, отдельные из которых носили характер вооруженных конфликтов немеждународного харак­тера. Как полиэтническое и многоконфессиональное государство наша страна всегда имела достаточно высокий этноконфликтный потенциал. Однако в тече­ние 90-х гг. прошлого и в начале нынешнего века многие латентные этнические конфликты в Российской Федерации реализовались и приняли открытый харак­тер, что создало угрозу ее территориальной целостности.

Указанные события были отчасти обусловлены общими тенденциями в развитии этнической ситуации в мире, но главную роль в них сыграли произо­шедшие в нашей стране в начале 90-х гг. прошлого века радикальные измене­ния в политической и социально-экономической системе государства. Распад СССР положил начало цепной реакции этнических конфликтов на территории Российской Федерации и ряда сопредельных с ней государств, что создало уг­розу их территориальной целостности. Положение усугублялось активизацией деятельности на территории этих государств международных террористических организаций, различного рода сепаратистских сил. На первом этапе становле­ния государственности на постсоветском пространстве тогдашнее руководство стран оказалось не в состоянии должным образом отреагировать на обострение этнической ситуации, что имело для этих стран серьезные негативные послед­ствия.

И только новому руководству Российской Федерации, пришедшему к власти в стране в конце XX в., удалось создать относительно эффективный ме­ханизм разрешения и предотвращения этнических конфликтов и несколько ос­лабить этническую напряженность в стране. Главным достижением в этом пла­не стала стабилизация ситуации в Чеченской Республике и других республиках Северо-Кавказского региона. Вместе с тем этническая ситуация в Российской Федерации по-прежнему остается достаточно сложной, и потребуется еще не­мало времени и усилий, чтобы закрепить наметившиеся положительные тен­денции в этой области и полностью нормализовать этнические отношения в


4

стране. В других образовавшихся на территории бывшего СССР государствах, таких, как Грузия, проблема сохранения территориальной целостности так и не была решена. Сложная ситуация по данному вопросу имеет место в Молдове и Азербайджане.

Сохранение территориальной целостности государств является как внут­ригосударственной, так и международной проблемой. Условия и факторы, влияющие на территориальную целостность государства, могут иметь внутрен­ний и внешний характер. Порою государствам в одиночку не решить данную задачу, поэтому требуется принятие комплекса политических, правовых, орга­низационных и иных мер по сохранению территории государств, важное место среди которых занимают международно-правовые меры. В этой связи актуаль­ность приобретает научная проработка всего комплекса международно-правовых вопросов, которые влияют на территориальную целостность госу­дарств и способствуют ее укреплению.

Впервые юридически обозначенный на универсальном уровне в Уставе ООН 1945 г. и отразивший наиболее важное свойство любого государства меж­дународно-правовой принцип территориальной целостности получил дальней­шее развитие в ряде международных договоров, Декларации о принципах меж­дународного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций 1970 г., Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудни­честву в Европе 1975 г., а также закрепление во многих других международных документах. Международное право стоит на страже принципа территориальной целостности государств, не поощряет сепаратизм и иные посягательства на дан­ный принцип.

Однако в российской юридической практике название этого принципа окончательно не установилось: можно встретить упоминание как о территори­альной целостности, так и о территориальной неприкосновенности. Подобная ситуация возникла из-за несоответствий между формулировками принципа не­применения силы и угрозы силой (воздержания от применения силы и угрозой силой) в русском и английском текстах Устава ООН. В русском варианте гово­рится о «территориальной неприкосновенности», в английском - о «территори­альной целостности» («territorial integrity»). В то же время понятие территори­альной целостности неоднократно встречается как в самом Уставе ООН, так и в Декларации о принципах международного права 1970 г., ее Преамбуле, других ее положениях, например, связанных с принципом равноправия и самоопреде­ления народов.

В международном праве принцип территориальной целостности госу­дарств, к сожалению, не раскрывается. В доктрине международного права в его содержание также нередко вкладывается разный смысл, нечетко определено соотношение данного принципа с другими принципами международного права, в частности с принципом нерушимости государственных границ, принципом равноправия и самоопределения народов. Указанное нередко приводит к раз­личной оценке происходящих в мире событий. Так, например, имеет место не­однозначная трактовка событий в Южной Осетии и Абхазии в связи с призна-


5

нием их независимости Россией и Никарагуа.

Одним из слабых мест, снижающих эффективность обеспечения террито­риальной целостности государств, является то, что еще не получили необходи­мого развития теоретико-правовые основы данного вопроса, равно как и его конкретное международно-правовое регулирование. Недостаточно развит поня­тийный аппарат в данной области. Как следствие, отсутствует цельная и строй­ная концепция развития международного права, отвечающая современным по­требностям обеспечения территориальной целостности государств. На между­народном уровне нет единого понимания содержания мер, которые следует принимать для обеспечения территориальной целостности государств, построе­ния соответствующего механизма, позволяющего противодействовать угрозам территориального единства государств. Требуются комплексное рассмотрение данного вопроса, выработка соответствующих научно обоснованных рекомен­даций, имеющих большое значение для обеспечения безопасности Российской Федерации, ее территориальной целостности, а также для ее взаимоотношений с другими государствами.

Степень научной разработанности темы исследования. Проблемам территориальной целостности государств посвящены многочисленные иссле­дования как в нашей стране, так и за рубежом. Они освещались в работах таких отечественных ученых - специалистов по внутригосударственному праву, как Р.Г. Абдулатипов, С.А. Авакьян, С.С. Алексеев, Г.В. Атаманчук, С.Н. Бабурин, М.В. Баглай, И.Н. Барциц, А.А. Белкин, А.К. Болгенков, В.Г. Вишняков, В.Е. Гулиев, М.Д. Давитадзе, Ю.А. Дмитриев, Д.В. Доленко, О.А. Жидков, P.M. Кочкаров, В.Н. Кудрявцев, И.В. Ложкин, В.А. Муравский, Н.В. Караханов, Л.М Карапетян, Е.А. Лукашев, Г.В. Мальцев, Г.Н. Манов, А.В. Мицкевич, Н.А. Ми­халев, И.В. Мухачев, В.В. Овчинников, В.А. Романов, М.А. Рыльская, И.Н. Си-някин, В.Н. Синюков, В.А. Туманов, B.C. Шевцов, И.А. Умнов, В.Е. Чиркин, Т.М. Шамба, Д.Ю. Шапсугов, Г.Х. Шахназаров, В.А. Щегорцев, Б.С. Эбзеев и др. При этом основное внимание уделялось рассмотрению правовых основ су­веренитета государств, появившихся после распада СССР, конституционных и законодательных основ построения органов власти, правового положения субъ­ектов Российской Федерации. Многие из указанных ученых имеют научные труды и в международно-правовой сфере.

Территориальная проблематика нашла отражение в работах зарубежных ученых: S. Апауа, Н. Вегап, М. Bassioni, Y. Blum, С. Brolmann, A. Cassese, S. Chandra, J. Crawford, V. Dimitrijevic, A. Gerson, G. Groll, L. Goodrich, E. Hambro, K. Fricker, H. Kelsen, Q. Wright, H. Weber и др.

Российские специалисты по международному праву А.Х. Абашидзе, К.А. Аджаров, Ю.Г. Барсегов, И.П. Блищенко, Г.М. Вельяминов, Л.И. Волова, А.Я. Капустин, Б.М. Клименко, Ю.М. Колосов, В.И. Кузнецов, A.M. Ладыженский, И.И. Лукашук, Ю.Н. Малеев, А.А. Моисеев, Е.Г. Моисеев, СМ. Пунжин, А.А. Порк, В.В. Пустогаров, Ю.А. Решетов, Г.С. Стародубцев, Р.А. Тузмухамедов, Н.А. Ушаков, СВ. Черниченко, Г.Г. Шинкарецкая и другие рассмотрели раз­личные аспекты территориальной целостности государства. Так, например, Ю.Г. Барсегов рассматривал территориальную целостность России в контексте


6

права нации на самоопределение1. Б. Клименко и А. Порк увязывали данный вопрос с проблемами границ СССР2.

Территориальным вопросам посвящены диссертационные работы Л.И. Воловой, В.А. Карташкина, Ч.А. Мусабековой, Эль-Сир Аббас Абдель Хамида,

-з

Ю.А. Яснокирского и др. Так, В.А. Карташкин рассмотрел основные теорети­ческие и прикладные вопросы территориального верховенства, целостности и неприкосновенности территории развивающихся стран Азии и Африки. Значи­тельное внимание им уделено исследованию территориальных и пограничных споров между государствами. Ч.А. Мусабекова на примере Кыргызской Рес­публики обобщила и развила юридические положения целостности территории данного государства. Эль-Сир Аббас Абдель Хамид посвятил диссертацию уре­гулированию территориальных споров в Африке. Ю.А. Яснокирский исследо­вал международно-правовые и политические аспекты мирного урегулирования споров в рамках СБСЕ/ОБСЕ. Наибольшее внимание заслуживает работа Л.И. Воловой, которая с позиций 80-х гг. прошлого столетия осветила развитие принципа территориальной целостности и неприкосновенности государств, его юридическую природу, кодификацию и прогрессивное развитие, международ­но-правовые проблемы, связанные с данным принципом, его нарушение в практике империалистических государств и реакционных режимов.

Многие работы по территориальной проблематике имеют политологиче­ский и философский характер. Так, А.В. Авраменко, В.В. Белоедов, И.В. Бо-чарников, СВ. Витрянюк, М.Ю. Мешков, Н.В. Явкин4 с политологических по­зиций оценили и проанализировали вопросы целостности территорий госу-

См.: Барсегов Ю.Г. Самоопределение и территориальная целостность. М., 1993.326 с. 2 См.: Клименко Б.М., Порк АЛ. Территория и граница СССР. М., 1995. 204 с.

-1

См., например: Абашидзе А.Х. Проблемы международно-правовой защиты мень­шинств: дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1997. 481 с; В олова JI.И. Принцип территориальной це­лостности и неприкосновенности в современном международном праве: дис. ... д-ра юрид. наук. Ростов-на-Дону, 1981. 433 с; Карташкин В.А. Международно-правовые вопросы тер­риториальной целостности и территориального верховенства развивающихся стран Азии и Африки: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М.,1964. 16 с; Мусабекова Ч.А. Государственно-правовые вопросы территории и границ Кыргызской Республики: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Бишкек, 1999. 24 с; Эль-Сир Аббас Абдель Хамид. Практика урегулирования территориальных споров в Африке (международно-правовые аспекты): автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1998. 24 с; Яснокирский Ю.А. Международно-правовые и политические ас­пекты мирного урегулирования споров в рамках СБСЕ/ОБСЕ: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2001.24 с.

См., например: Авраменко А.В. Сепаратизм: сущность и проблемы: дис. ... канд. полит, наук. М., 1997. 195 с; Белоедов В.В. Угрозы территориальной целостности России в условиях глобализации: политологический анализ: дис. ... канд. полит, наук. М., 2007. 178 с; Бочарни-ковИ.В. Противодействие сепаратизму: теоретико-политологический анализ: автореф. дис. ... д-ра полит, наук. М., 2008. 132 с; Витрянюк СВ. Современные политико-правовые подходы к разрешению территориальных споров: дис. ... канд. полит, наук. М., 2004. 184 с; Мешков М.Ю. Политико-правовой статус автономий в Республиках СНГ: дис. ... канд. полит, наук. М., 2005. 198 с; Явкин Н.В. Проблема обеспечения единства и территориальной целостности государства в условиях борьбы народов за самоопределение: дис. ... канд. полит, наук. Н. Новгород, 2004. 190 с.


7

дарств, проблемы сепаратизма.

Столь большое внимание, придаваемое данному вопросу, подтверждает его значимость для международных отношений и безопасности государств. В то же время данная проблема с позиций международно-правового регулирова­ния обеспечения территориальной целостности Российской Федерации, других государств на постсоветском пространстве, вопросов противодействия сепара­тизму как одной из основных угроз территориальной целостности государств на современном этапе в рамках докторской диссертации ранее не рассматрива­лась. Многие теоретические положения в свете происходящих в настоящее время территориальных изменений, различных подходов государств к данному вопросу требуют научного переосмысления, уточнения понятийного аппарата в данной области.

Объектом диссертационного исследования являются территориальная целостность государств как социальное и правовое явление и межгосударст­венные отношения, возникающие в области обеспечения территориальной це­лостности Российской Федерации и государств, образовавшихся на постсовет­ском пространстве.

Предмет исследования - территориальная целостность государств в со­временном международном праве и ее обеспечение в Российской Федерации и на постсоветском пространстве.

Цель диссертационного исследования состоит в решении актуальной на­учной проблемы, имеющей большое прикладное значение: на основе ком­плексного и всестороннего исследования отражения территориальной целост­ности государств в современном международном праве, состояния обеспечения территориальной целостности в Российской Федерации и на постсоветском пространстве представить его современную международно-правовую модель, разработать теоретико-правовые основы и пути совершенствования междуна­родного права в данной области. Реализация результатов исследования на прак­тике, по мнению автора, должна привести к качественно более высокому уров­ню обеспечения территориальной целостности Российской Федерации, других государств на постсоветском пространстве.

Достижение цели исследования потребовало решения следующих част­ных научных задач:

исследовать территориальную целостность государств как социальное и правовое явление, выявить ее международно-правовую природу и содержание;

проанализировать международно-правовой принцип территориальной це­лостности государств, его формирование;

уточнить место принципа территориальной целостности среди основных и других общепризнанных принципов международного права;

исследовать реализацию принципа территориальной целостности в со­временной практике международных отношений государств на постсоветском пространстве;

описать международно-правовую модель обеспечения территориальной целостности государств в Российской Федерации и на постсоветском простран­стве;


8

выявить внутренние и внешние угрозы территориальной целостности го­сударств, предложить комплекс международно-правовых мер, направленных на парирование и нейтрализацию этих угроз;

исследовать отражение в международном праве сепаратизма и противо­действия ему, предложить меры по совершенствованию международного права в данном вопросе;

выработать предложения по дальнейшему развитию понятийного аппара­та в исследуемой сфере.

Решению указанных выше научных задач и посвящено настоящее иссле­дование. Оно направлено на получение новых и дальнейшее развитие прежних знаний, касающихся территориальной целостности государств и ее обеспечения в современном международном праве.

Актуальность, поставленные цель и частные научные задачи исследова­ния дают основание автору сделать вывод о том, что в рамках рассматриваемой темы выдвигается и требует своего разрешения крупная научная проблема, со­ответствующая уровню докторской диссертации. Специальное научное иссле­дование по данной проблеме, на взгляд автора, будет способствовать обеспече­нию безопасности Российской Федерации.

На защиту выносятся следующие научные положения:

  1. Ввиду отсутствия в международном праве определения территориаль­ной целостности государства, являющегося ключевым вопросом при ее обеспе­чении, различного ее толкования в философских, правовых, политологических и иных научных работах, предлагается под территориальной целостностью го­сударства понимать качественную характеристику государства, отражающую состояние ее безопасности, проявляющуюся в единстве территории, на которую распространяется суверенитет государства, и определяемую способностью го­сударства сохранять свою территорию в пределах установленных в соответст­вии с международным правом границ, противодействовать внешним и внут­ренним угрозам, направленным на их изменение. Данное определение целесо­образно закрепить в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН или ином уни­версальном международном документе.
  2. С точки зрения современного международного права сохранение тер­риториальной целостности государств - это важнейшее право, присущее суве­ренитету государства, которое означает осуществление всех суверенных прав в их полноте и исключительным образом в пространстве, определенном его го­сударственными границами, в пределах сухопутной, водной, воздушной терри­торий государства, его недр. Данному праву корреспондирует обязанность всех других субъектов международного права соблюдать и уважать территори­альную целостность государства, не применять в его отношении силу или угро­зу силой, не вмешиваться в дела, входящие в его компетенцию, с целью нару­шения целостности территории или каким-либо иным неправомерным образом нарушать это право. В современном международном праве складывается норма, распространяющая эту обязанность не только на государства, но и на междуна­родные межправительственные организации. Таким образом, под международ­но-правовым принципом территориальной целостности государств предлагает-

9

ся понимать право каждого государства сохранять в соответствии с междуна­родным правом свою территориальную целостность и соответствующую обя­занность других государств, международных межправительственных организа­ций и иных субъектов международного права ее уважать и соблюдать. Неук­лонное выполнение данного принципа как нормы jus cogens позволяет вы­страивать систему мер по обеспечению территориальной целостности как на межгосударственном, так и на внутригосударственном уровне.

  1. Международно-правовой принцип территориальной целостности госу­дарств как основной, общепризнанный принцип международного права зани­мает важное место в системе основных принципов международного права, яв­ляющихся взаимосвязанными, так что каждый принцип должен рассматривать­ся в контексте всех других основных принципов международного права. Он взаимосвязан прежде всего с принципом неприменения силы или угрозы силой, принципом невмешательства, принципом равноправия и самоопределения на­родов, а также с другими основными и иными имеющими более низкий уровень нормативного регулирования общепризнанными принципами международного права. В современном международном праве сформировался ряд других обще­признанных принципов, относящихся к обеспечению территориальной целост­ности государства, имеющих производный от основных принципов характер. К таковым относятся принцип территориальной неприкосновенности государств как принцип запрета применения силы против территории иностранного госу­дарства, принцип нерушимости государственных границ как принцип запрета неправомерного изменения государственных границ и принцип неприкосно­венности государственных границ как принцип соблюдения прохождения госу­дарственной границы на местности и ее режима. Действие каждого из перечис­ленных принципов и их взаимосвязь друг с другом создают важнейшие норма­тивно-правовые гарантии обеспечения территориальной целостности госу­дарств.
  2. Распад Союза ССР привел к возникновению на его территории пятна­дцати новых независимых государств, бывших союзных республик, которые приняли обязательство признавать и уважать территориальную целостность друг друга и неприкосновенность существующих между ними границ, которые на момент прекращения существования СССР были административными гра­ницами союзных республик. Однако в процессе становления новых независи­мых государств возник ряд конфликтов, поставивших под угрозу территори­альную целостность отдельных из них (конфликты в Нагорном Карабахе, Приднестровье, Южной Осетии, Абхазии) или приведших к возникновению территориальных споров между ними, но не получивших до настоящего време­ни окончательного международно-правового урегулирования. Эти конфликты осложняют развитие Содружества Независимых Государств, установление прочного мира и безопасности на постсоветском пространстве и затрагивают жизненно важные интересы Российской Федерации.

Угрозу территориальной целостности России несут не имеющие правовой основы территориальные притязания отдельных соседних государств, достав­шиеся в наследство от СССР, в частности претензии Японии в отношении ряда


10

Курильских островов. Дестабилизирующее влияние на поддержание террито­риальной целостности в мире и на постсоветском пространстве оказывает про­блема самопровозглашения Косово в качестве независимого государства.

Указанные проблемы обусловливают необходимость совершенствования в рамках формирования системы обеспечения территориальной целостности государств политических, правовых, организационных, дипломатических, во­енных, специальных и иных мер, предпринимаемых на международном и внут­ригосударственном уровнях, направленных на сохранение единства территории Российской Федерации, других государств на постсоветском пространстве от всякого рода посягательств. При этом основной целью данных мер является защита жизненно важных интересов государств от внутренних и внешних угроз их территориальной целостности. К частным целям, то есть к целям второго порядка, можно отнести такие цели, как ослабление влияния, а если возможно, и ликвидацию причин и условий, способствующих возникновению, действию данных угроз, их нейтрализацию и ликвидацию последствий. Эти цели лежат в основе соответствующего международно-правового регулирования и предопре­деляют ту роль, которую система обеспечения территориальной целостности играет в функционировании систем обеспечения безопасности конкретных го­сударств. Кроме того, данные цели являются составляющими целей систем бо­лее высокого уровня, лежащих в сфере обеспечения международной и регио­нальной безопасности и поддержания международного правопорядка. Система обеспечения территориальной целостности государств может рассматриваться как неотъемлемая составляющая таких глобальных систем.

5. В условиях глобальной этнизации общественных отношений, отмечае­мой в настоящее время в мире, важной задачей международного сообщества является обеспечение необходимого баланса между соблюдением принципа территориальной целостности государств и принципа равноправия и самоопре­деления народов. Несмотря на то что в современном международном праве бы­ла признана правомерность реализации права на самоопределение в форме соз­дания собственного независимого государства колониальными странами и от­дельными народами, в науке международного права встречаются различные оценки правовой природы самоопределения: от признания этого права в каче­стве императивной нормы международного права до отрицания юридического характера этого права (моральный или политический принцип).

В настоящее время доктрина международного права включает в принцип равноправия и самоопределения народов такие важные его компоненты, как:

все народы равноправны и имеют право на самоопределение;

данное право исключает какое-либо давление, принуждение или вмеша­тельство извне, оно реализуется только путем свободного волеизъявления дан­ного народа;

все субъекты международного права обязаны уважать это право;

основным способом самоопределения является внутреннее самоопреде­ление;

внешнее самоопределение является экстраординарным случаем и может осуществляться только в соответствии с международным правом, при этом на-


11

род имеет возможность выбора формы государства, социально-экономического строя и путей своего развития. Внешнее самоопределение, в частности, будет считаться правомерным, если власти государства делают невозможным внут­реннее самоопределение.

Принцип самоопределения не должен толковаться как поощряющий час­тичное или полное нарушение территориальной целостности, поэтому при оценке правомерности использования института признания новых государств, образующихся в результате провозглашения соответствующими этническими общностями (народами) реализации права на самоопределение, следует руко­водствоваться общепризнанными международно-правовыми критериями само­определения.

6. Одним из важнейших юридических компонентов системы обеспечения

территориальной целостности государств является международно-правовое

оформление государственной границы сопредельных государств как залог на­

дежного закрепления с помощью международных средств линии прохождения

государственной границы. Подобное оформление подтверждает в международ­

ном плане законность прав государства на его территорию и отсутствие терри­

ториальных претензий со стороны соседних государств, что свидетельствует о

признании ими территориальной целостности соответствующего государства.

Любые изменения установленных в соответствии с международным правом го­

сударственных границ должны осуществляться с согласия заинтересованных

государств либо на основе международного договора, либо определенно при­

знанного ими локального международного обычая. Особую осторожность сле­

дует проявлять при рассмотрении вопросов восстановления исторических прав

на территории, которое также должно осуществляться международно-

признанными способами.

Для России при поиске путей урегулирования нерешенных вопросов тер­риториального разграничения с сопредельными государствами, при рассмотре­нии территориальных претензий соседних государств характерно использова­ние исключительно мирных средств разрешения подобного рода проблем.

7. Одной из основных угроз территориальной целостности Российской

Федерации и других государств на постсоветском пространстве является сепа­

ратизм, правовое регулирование противодействия которому также относится к

важнейшим юридическим компонентам системы обеспечения территориальной

целостности государств.

Согласно международной практике в основе сепаратизма нередко лежит стремление населения той или иной территории, тех или иных отдельных эт­нических общностей, не имеющих по общему признанию права на самоопреде­ление, к отделению от государства, сам процесс отделения или обособление со ставкой на полное автономное существование или присоединение к другому государству. Часто сепаратизм сопровождается этническими конфликтами, а предметом последних выступают территориальные споры, так как этнос явля­ется территориально организованной структурой. Возникновению и развитию сепаратизма в отдельных государствах нередко сопутствует и способствует на­рушение ряда общепризнанных принципов и норм международного права (на-


12

пример, принципа невмешательства), причем со стороны не только других го­сударств, но и неправительственных организаций. Поскольку сепаратизм пред­ставляет собой покушение на один из основных принципов международного права - территориальную целостность государств и сопровождается нарушени­ем других основополагающих норм международного права, предлагается за­крепить на универсальном международном уровне международно-правовую противоправность деятельности, лежащей в основе сепаратизма.

8.  Одним из элементов сепаратизма, позволяющим выработать соответст­

вующую международную квалификацию, является противоправная сепаратист­

ская деятельность отдельных физических лиц, их групп и организаций. Под

противоправной сепаратистской деятельностью (далее - сепаратистская дея­

тельность) предлагается понимать противоречащие международному праву

деяния, совершаемые физическими лицами, их группами и организациями и

направленные на нарушение территориальной целостности государства, в том

числе на отделение от него части его территории, или дезинтеграцию государ­

ства, совершаемые насильственным путем, а равно планирование и подготовка

таких деяний, пособничество их совершению, подстрекательство к ним. Сепа­

ратистская деятельность, какими бы лозунгами она ни прикрывалась, не может

рассматриваться как реализация права народов на самоопределение. Такая дея­

тельность может быть приписана государству, если проявляется в поведении

любого органа государства, то есть любого лица или любого образования, ко­

торое имеет такой статус по внутригосударственному праву, независимо от то­

го, осуществляет ли этот орган законодательные, исполнительные, судебные

или какие-либо иные функции, независимо от положения, которое он занимает

в системе государства, и независимо от того, является ли он органом централь­

ной власти или административно-территориальной единицы государства, или в

поведении лица или образования, не являющегося органом государства, но

уполномоченного правом этого государства осуществлять элементы государст­

венной власти. В этом случае государство, которому присваивается указанное

поведение, будет нести международно-правовую ответственность. Противодей­

ствие сепаратистской деятельности должно стать предметом особого междуна­

родного сотрудничества, формы которого будут определены по соглашению

между заинтересованными государствами.

9.   Международное сотрудничество по противодействию сепаратизму

должно предусматривать разработку и реализацию системы международно-

правовых и общих внутригосударственных правовых мер в данной области, то

есть мер по нейтрализации причин и условий, способствующих зарождению

сепаратизма, локализации его развития в государствах, борьбы с сепаратизмом,

минимизации и (или) ликвидации последствий проявлений сепаратизма. Ос­

новной целью международного сотрудничества в данной сфере и его междуна­

родно-правового регулирования должно стать обеспечение защиты территори­

альной целостности государств от угроз сепаратизма. Основными задачами со­

трудничества могут быть: выработка общих подходов государств к противо­

действию сепаратизму; совершенствование правовых основ сотрудничества, а

также развитие и гармонизация законодательств государств в данной области;


13

выявление и устранение причин сепаратизма и условий, способствующих его развитию; предупреждение и пресечение сепаратизма; противодействие его финансированию в любых формах; повышение эффективности взаимодействия компетентных органов государств в области предупреждения, выявления, пре­сечения и расследования сепаратизма, выявления и пресечения деятельности организаций и лиц, причастных к ним; создание в мире атмосферы полного не­приятия сепаратизма. При этом государства должны руководствоваться прин­ципами: соблюдения общепризнанных принципов и норм международного пра­ва; взаимного доверия; взаимного уважения суверенитета, равенства и террито­риальной целостности; недопущения применения практики "двойных стандар­тов" в международных усилиях по противодействию сепаратизму; обоюдного признания сепаратистской деятельности независимо от того, включает ли уго­ловное законодательство государств соответствующее деяние в категорию пре­ступлений; комплексного подхода в противодействии сепаратизму с использо­ванием превентивных, правовых, политических, социально-экономических, пропагандистских и иных мер; непредоставления в любой форме поддержки организациям и лицам, причастным к сепаратистской деятельности; непредос­тавления убежища таким лицам; единства подходов к возможности применения адекватных мер при возникновении угроз безопасности государств от сепара­тизма.

10. Важное место в международном сотрудничестве по противодействию сепаратизму принадлежит международным межправительственным организа­циям (ММПО), особенно тем из них, которые ставят своей целью обеспечение международной или региональной безопасности, включая обеспечение терри­ториальной целостности государств - членов таких организаций. Сегодня ММПО обладают большим организационно-правовым потенциалом, позво­ляющим принимать эффективные меры по предотвращению и устранению уг­роз международной безопасности и суверенитету их членов. Вместе с тем вклад конкретных ММПО в решение проблемы противодействия сепаратизму разли­чен. Несмотря на то что ООН создана для поддержания международного мира и безопасности и принятия в этих целях эффективных коллективных мер, анализ конкретных случаев реакции ООН на проявления сепаратизма показывает, что Организация часто запаздывает с принятием необходимых мер, что приводит к негативным последствиям. В целях усиления роли ООН в противодействии се­паратизму предлагается принять ряд мер по усилению превентивных функций данной международной организации. В частности, ООН могла бы принять ме­ры по: разработке проектов международных соглашений по противодействию сепаратизму; инициированию разработки рекомендаций правительствам госу­дарств по локализации и нейтрализации мирными средствами угроз сепаратиз­ма; созданию на международном уровне обстановки нетерпимости к сепара­тизму и действиям по его поддержке или разжиганию; применению различных мер в соответствии с Уставом ООН, направленных на пресечение оказания по­мощи сепаратистам со стороны отдельных государств и иных организаций. Существует возможность применения и иных мер со стороны ООН, которые не противоречат международному праву. ООН должна стать центром координа-


14

ции международных мер по обеспечению территориальной целостности госу­дарств от угроз сепаратизма.

11. Большим потенциалом в противодействии сепаратизму обладают ре­

гиональные ММПО, в частности Шанхайская организация сотрудничества

(ШОС), которая разрабатывает и реализует обширный перечень совместных

правовых и организационных мероприятий в этой сфере. Организация сотруд­

ничества по противодействию сепаратизму на региональном уровне носит пра­

вомерный характер, поскольку государства - члены таких организаций вправе

принимать индивидуально или коллективно необходимые меры по обеспече­

нию своей территориальной целостности. Важно, чтобы эти меры проводились

в строгом соответствии с международным правом и Уставом ООН. Деятель­

ность ШОС соответствует указанным критериям.

Одним из перспективных направлений этой деятельности ШОС, наряду с совершенствованием собственных международных и внутригосударственных механизмов противодействия сепаратизму, является развитие взаимодействия с другими компетентными международными и региональными организациями в этом направлении, в том числе и с ООН.

Сотрудничество по противодействию сепаратизму провозглашается в до­кументах других региональных ММПО, таких, как Содружество Независимых Государств (СНГ), Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА), которое еще не превратилось в общепризнанную международную организацию, ОБСЕ и Совет Европы, в частности это находит отражение также в постановлениях Европейского суда по правам человека. Вместе с тем в их деятельности еще не сложились действенные организационно-правовые меха­низмы, что должно стать предметом особого внимания со стороны их членов.

12. Сложившееся в современном мире положение с обеспечением терри­

ториальной целостности государств обусловливает необходимость разработки

концепции сотрудничества государств по противодействию сепаратизму, кото­

рая должна включить положения, содержащие:

международно-правовую оценку сепаратизма как угрозы международно­му миру и безопасности, препятствия развитию дружественных отношений и сотрудничества между государствами, а также осуществлению основных прав и свобод человека;

конкретные обязательства государств по развитию международного со­трудничества государств по противодействию сепаратизму;

определения используемых понятий («сепаратизм», «противоправная се­паратистская деятельность», «противодействие сепаратизму»);

основные цели, задачи и принципы международного сотрудничества по противодействию сепаратизму;

основные направления сотрудничества государств по противодействию сепаратизму;

основные формы такого сотрудничества.

Настоящая концепция могла бы быть принята резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН, а в дальнейшем могла бы быть основой при разработке меж­дународной конвенции против сепаратизма.


15

  1. Важным международно-правовым средством обеспечения территори­альной целостности России и других государств на постсоветском пространстве с учетом их современного положения в мире является установление и развитие международного сотрудничества в сфере охраны государственной границы, по­зволяющего координировать совместную деятельность государств в данной сфере. Проблемы, связанные с охраной внешних границ государств - участни­ков СНГ, наличие «прозрачных» границ между ними потребовали формирова­ния соответствующей международно-правовой базы сотрудничества по охране государственных границ. Можно выделить следующие основные направления такого сотрудничества: совместная деятельность государств на равноправной основе, осуществляемая через общие координирующие органы СНГ; обеспече­ние стабильного положения на внешних границах Содружества; координация деятельности пограничных войск и других компетентных служб государств по осуществлению контроля за соблюдением установленного порядка пересечения их внешних границ. Это свидетельствует о появлении нового международно-правового средства совместного обеспечения территориальной целостности го­сударств - участников СНГ, которое соответствует общепризнанным принци­пам и нормам международного права и не создает какой-либо угрозы государ­ствам, сопредельным государствам - участникам СНГ. Новым явлением в по­добном сотрудничестве следует признать привлечение к решению вопросов ох­раны государственных границ субрегиональной ММПО - Евразийского эконо­мического сообщества (ЕврАзЭС), в рамках которой укрепляется взаимодейст­вие государств и их пограничных органов. Компетенция Сообщества в этой сфере включает меры по обеспечению пограничной безопасности своих членов, охватывающей создание и совершенствование нормативно-правовой базы по пограничным вопросам; осуществление на внешних границах всех видов кон­троля; прогнозирование обстановки на территориях, прилегающих к внешним границам государств - членов ЕврАзЭС; выработку и реализацию мер по со­вершенствованию механизма совместных решений. Наделение экономической межправительственной организации подобными полномочиями не противоре­чит международному праву, потому что их передача осуществлена на добро­вольной основе ее членами в соответствии с принципами суверенного равенст­ва государств и невмешательства.
  2. Одним из действенных средств обеспечения территориальной целост­ности государств является создание надежной системы коллективной безопас­ности на универсальном или региональном уровне. Для России и других госу­дарств на постсоветском пространстве в ближайшем будущем окончательно не будет устранена угроза применения военной силы против их территориальной целостности или нерушимости границ, что делает весьма актуальной проблему формирования международно-правовой базы региональной (или субрегиональ­ной) системы коллективной безопасности в рамках функционирования системы международной безопасности, направленной на предупреждение, пресечение и нейтрализацию внешних угроз безопасности государств. В складывающейся новой системе международных отношений СНГ и Организация договора о кол­лективной   безопасности   (ОДКБ)   имеют  все  необходимые  международно-

16

правовые основания для определения своего места в универсальной или всеоб­щей системе безопасности и в состоянии взять на себя ответственность за обес­печение безопасности на постсоветском пространстве. Весомый вклад в безо­пасное и стабильное развитие в регионе и мире в целом способна внести ШОС. Наличие целого ряда региональных ММПО, действующих на постсоветском пространстве, несущих ответственность за поддержание мира и безопасности в этом регионе, актуализирует задачу не только обеспечения взаимодействия ме­жду ними в интересах поддержания мира и безопасности, но и разграничения компетенции в этих вопросах. Возможным решением подобной проблемы мо­жет выступить предложение о создании единой субрегиональной системы безопасности Европы и Центральной Азии, которая сможет интегрировать дея­тельность перечисленных ММПО, а также иных международных организаций, расположенных на Евразийском континенте.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что впервые для научного решения выбрана указанная научная проблема. Но­выми являются и его результаты, так в работе: всесторонне и комплексно ис­следована территориальная целостность государств как социальное и правовое явление, выявлены содержание и наиболее важные ее свойства; сформулирова­ны предложения по международно-правовой оценке сепаратизма и противо­правной сепаратистской деятельности; уточнено место принципа территори­альной целостности среди других принципов международного права, при этом особое внимание уделено проблеме соотношения принципа территориальной целостности государств и принципа равноправия и самоопределения народов в современном международном праве; раскрыты особенности реализации прин­ципа территориальной целостности государств на современном этапе на пост­советском пространстве; определены внешние и внутренние угрозы, влияющие на территориальную целостность государств на постсоветском пространстве; сформулирована международно-правовая модель обеспечения территориальной целостности Российской Федерации и других государств на постсоветском пространстве, предложен комплекс международно-правовых средств, которые можно использовать для парирования и нейтрализации этих угроз, в частности представлена концепция международного сотрудничества государств в области противодействия сепаратизму. Особое внимание уделено исследованию роли универсальных и региональных международных организаций по обеспечению территориальной целостности государств на современном этапе, выработке пу­тей совершенствования их деятельности, соответствующего международно-правового регулирования.

Такой комплексный подход впервые используется при проведении иссле­дований в данной сфере. Это отличает настоящую работу от других работ, по­священных отдельным проблемам территориальной целостности государств. В то же время автор опирается на результаты ранее проведенных исследований по территориальной проблематике, развивает их положения.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что в диссерта­ции получили дальнейшее развитие теоретические взгляды на основополагаю­щие принципы и нормы международного права, касающиеся территориальной


17

целостности государств, а также основы международного права по проблемам статуса и правового режима территорий, права международной безопасности, международного гуманитарного права (права вооруженных конфликтов), меж­дународного сотрудничества в борьбе с преступностью, других областей меж­дународного права, затрагивающих вопросы обеспечения территориальной це­лостности государств. В частности, уточнено определение территориальной це­лостности государств и содержания соответствующего международно-правового принципа, других взаимосвязанных территориальных принципов международного права, таких как принцип территориальной неприкосновенно­сти государств, принцип нерушимости границ государств, принцип неприкос­новенности государственных границ; уточнено место принципа территориаль­ной целостности в системе принципов международного права, показаны их взаимосвязь и взаимодействие; с позиций современного международного права раскрыто влияние на территориальную целостность государств международно­го признания, борьбы народов за самоопределение, защиты при территориаль­ных изменениях прав национальных меньшинств; представлены компоненты структурной модели внутренних этнических конфликтов, которые могут угро­жать территориальной целостности государств; предложена модель этнической ситуации в государстве, которая может использоваться для анализа состояния территориальной целостности государства и ее обеспечения международно-правовыми средствами; дано определение системы обеспечения территориаль­ной целостности государств, уточнены ее цели и решаемые задачи, ее основные международно-правовые компоненты; выявлены пути прогрессивного развития международного права в области обеспечения территориальной целостности государств; уточнены понятия сепаратизма и противоправной сепаратистской деятельности, раскрыты теоретико-правовые вопросы противодействия им.

Наряду с вышеуказанным результаты данной диссертационной работы на основе системного подхода к исследованию межгосударственных отношений позволяют очертить круг тех общих проблем, которые, по мнению автора, мог­ли бы послужить отправной точкой дальнейших исследований проблем терри­ториальной целостности государств и ее обеспечения.

Практическая значимость исследования состоит в том, что полученные в ходе исследования знания, научно обоснованные предложения о развитии международного права в исследуемой области будут способствовать упорядо­чению межгосударственных отношений, направленных на обеспечение терри­ториальной целостности государств на постсоветском пространстве, и прежде всего Российской Федерации, повышение ее безопасности. Результаты иссле­дования могут широко использоваться при осуществлении нашим государством внутренней и внешней политики, в международном и внутригосударственном нормотворчестве, в деятельности органов государственной власти и в образова­тельном процессе вузов страны. Предложенная концепция международного со­трудничества по противодействию сепаратизму может получить закрепление в форме резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, а в дальнейшем стать основой для разработки соответствующей международной конвенции.


18

Теоретико-методологическую основу исследования составляет система принципов, приемов и способов изучения общих закономерностей возникнове­ния, становления и развития межгосударственных правовых явлений. Фило­софской мировоззренческой основой исследования является диалектика. Из общих методов использовались методы анализа, синтеза, абстрагирования, сравнения, системного и структурного подхода, из специальных и частных ме­тодов исследования - конкретно-социологический, формально-юридический, историко-правовой, сравнительно-правовой, методы правового моделирования, толкования норм права, а также статистический, кибернетический, историче­ский, логический, прогнозирования и другие методы.

Нормативная и эмпирическая основа исследовательской базы. Иссле­дование проведено на основе изучения международных договоров и других международных документов, законодательства Российской Федерации и зару­бежных государств по рассматриваемой проблеме, опыта международного со­трудничества государств по обеспечению их территориальной целостности, ма­териалов международных организаций, международных конференций, научных трудов, посвященных различным аспектам данной проблемы.

Реализация и апробация научных результатов. Результаты настоящего исследования реализованы в деятельности Министерства иностранных дел Рос­сийской Федерации, других государственных органов власти, участвующих в обеспечении территориальной целостности Российской Федерации, апробиро­ваны в ходе выступлений на научных конференциях.

II. СТРУКТУРА И СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Для обеспечения безопасности Российской Федерации, других государств мирового сообщества необходима эффективная защита их жизненно важных интересов от различного рода угроз, в том числе и угроз их территориальной целостности. С этой целью необходимо принятие комплекса научно обоснован­ных мер на международном и внутригосударственном уровнях. Это будет спо­собствовать обеспечению мира и безопасности как на постсоветском простран­стве, так и в мире в целом.

Раздел 1 «Территориальная целостность государств в современном международном праве и на постсоветском пространстве» посвящен рас­смотрению территориальной целостности государств как социального и право­вого явления, места соответствующего принципа международного права в сис­теме общепризнанных принципов международного права, в практике госу­дарств на постсоветском пространстве.

Глава 1 «Теоретико-методологические вопросы выработки понятия территориальной целостности государств и его отражения в международ­ном праве» посвящена исследованию понятия территориальной целостности государств, раскрытию содержания международно-правового принципа терри­ториальной целостности государств, рассмотрению его формирования в меж­дународном праве, уточнению места данного принципа среди других общепри­знанных принципов международного права, а именно в системе принципов Ус­тава ООН, а также среди других территориальных общепризнанных принципов


19

международного права.

Параграф 1 «Проблема определения понятия территориальной цело­стности государств». «Территориальная целостность» и «международно-правовой принцип территориальной целостности» - это взаимосвязанные но различной природы понятия: первое - политологическое, второе - правовое. Определение этих дефиниций имеет важное прикладное значение для мирового сообщества, его нормального функционирования. Оно является той точкой опоры, от которой необходимо отталкиваться при понимании, реализации и обеспечении территориальной целостности каждого государства.

Термин «территориальная целостность государства» находит отражение во многих международных документах и в законодательстве государств, но что понимается под ним в международном праве не определено. Нет и общепри­знанного определения территориальной целостности государства в науке. Мно­гие ученые вкладывают в него тот или иной смысл, в зависимости от того какие стороны этого явления они хотят осветить.

Согласно сложившемуся в науке пониманию целостность - это обобщен­ная характеристика объектов, обладающих сложной внутренней структурой. Понятие целостности выражает интегрированность, самодостаточность, авто­номность этих объектов, их противопоставленность окружению, связанную с их внутренней активностью. Оно характеризует их качественное своеобразие, обусловленное присущими им специфическими закономерностями функциони­рования и развития. Иногда целостностью называют и сам объект, обладающий такими свойствами, - в этом случае это понятие употребляется как синоним понятия «целое». Указанные характеристики следует понимать не в абсолют­ном, а в относительном смысле, поскольку сам объект обладает множеством связей со средой, существует лишь в единстве с ней. Кроме того, представления о целостности какого-либо объекта исторически преходящи, обусловлены предшествующим развитием научного познания данного объекта. Методологи­ческое значение представления о целостности состоит в указании на необходи­мость выявления внутренней детерминации свойств целостного объекта и на недостаточность объяснения специфики объекта извне. В современной науке, по мнению многих ученых, понятие целостности выступает как один из основ­ных компонентов системного подхода.

Чтобы разобраться в вопросе, что же все-таки понимать под территори­альной целостностью следует обратиться прежде всего к понятию государст­венной территории, о целостности которой следует говорить в том числе и с международно-правовых позиций.

Несмотря на понимание территории как объективного явления, в право­вой доктрине упускается, что представление о территории конкретного госу­дарства (ее расположения, состава, очертания границ) связано и с отношением к ней как самого суверена, так и других, прежде всего сопредельных, госу­дарств.

Общеизвестно, что границы государства определяют пределы распро­странения его суверенитета, его территории. Это определение в большей степе­ни соответствует представлению государства, его желанию распространять


20

свой суверенитет на некоторое пространство. Такую «предписательную» мо­дель суверенитета государства закрепляют в своем законодательстве. Реальное же пространство, в пределах которого государство может реализовать свой су­веренитет, может существенно отличаться от указанной модели, а в отдельных случаях в пределах некоторых областей может вступать в коллизию с предела­ми «предписательного» суверенитета сопредельного государства. Это создает предпосылки к тому, что территория государства изначально не представляет собой целостное образование с четко обозначенными границами, что нередко порождает территориальные споры. Ввиду этого в решении данного вопроса возрастает роль международного права, своего рода арбитра в территориальных спорах. Границы территории государства должны быть установлены в соответ­ствии с международным правом. Это основа обеспечения территориальной це­лостности государств.

Нарушение территориальной целостности может иметь формы распада государств на два или большее число государств, отделение от государства час­ти его территории и образование самостоятельного государства, отделение от государства части его территории и присоединение ее к другому государству. Это негативные последствия потери части территории государства, которые принято считать нарушениями его территориального единства. Позитивные из­менения, то есть приращение части территории государства, на практике не рассматриваются как нарушение его территориальной целостности.

Субъектами нарушения территориальной целостности государства явля­ются иностранные государства, противоправные действия которых могут вы­ражаться в захвате и оккупации части его территории, повлекшие присоедине­ние оккупированной территории к своей территории (аннексия). Однако любые территориальные приобретения не должны считаться законными, если они яви­лись результатом угрозы силой или ее применения.

Противоправные действия иностранного государства могут выражаться в создании условий в другом государстве путем осуществления политических, экономических, организационных и иных мер, которые могут привести к деста­билизации обстановки в государстве и его дальнейшему распаду. К таким же последствиям в настоящее время привела противоречащая Уставу ООН военная деятельность НАТО в Югославии.

Субъектами нарушения территориальной целостности могут быть и силы в пределах самого государства, действия которых могут привести к его распаду. Ими могут быть различного рода сепаратистские формирования, народы, бо­рющиеся за самоопределение. На практике они нередко устанавливают кон­троль над определенной частью территории. Однако это не означает, что суве­ренитет государства в ее пределах перестает действовать и оно потеряло часть своей территории. Появление новых государственных очертаний возможно с наступлением значимых в соответствии с международным правом событий. Следует заметить, что нередко иностранные государства поддерживают анти­правительственные силы в том или ином государстве.

Любое отторжение от государства его территории, противоречащее меж­дународному праву, ничтожно изначально. В таких случаях следует говорить о


21

нарушении территориальной целостности государств.

Считается, что территориальная целостность государства не нарушается, если распад (деление) государств на составные части осуществляется на основе соглашения правительств, контролирующих соответствующие части террито­рии этого государства. Такое согласие оформляется, как правило, в договорной форме.

Таким образом, по мнению автора, территориальная целостность госу­дарства проявляется в единстве территории, на которую распространяется су­веренитет государства. Это качественная характеристика государства, отра­жающая состояние его безопасности. Территориальная целостность государства определяется его способностью сохранять свою территорию в пределах, уста­новленных в соответствии с международным правом границ, противодейство­вать внешним и внутренним угрозам, направленным на их изменение. Данное определение целесообразно закрепить в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН или в ином универсальном международном документе.

Параграф 2 «Принцип территориальной целостности государств и его формирование в международном праве». По мнению соискателя, называть международно-правовой принцип территориальной целостности государств (далее - принцип территориальной целостности) таковым можно лишь условно, для краткости. Как известно, принцип международного права - это наиболее общее правило, являющееся юридически обязательным для субъектов между­народного права, которому соответствуют другие нормы международного пра­ва. На внутригосударственном уровне государствами предпринимаются меры по сохранению своей территориальной целостности. Это вытекает из правовой природы самого государства, его верховенства в пределах своей территории. Данная норма получила всеобщую практику во всем мире, определяется кон­ституциями и иными законодательными актами государств, это политико-правовая установка любого государства и поэтому можно сказать, что это давно сформировавшаяся общепринятая норма внутригосударственного права, имеющая в последнее время непосредственное отношение и к международному праву. С точки зрения современного международного права сохранение терри­ториальной целостности государств - это важнейшее право, присущее сувере­нитету государства, которое означает осуществление всех суверенных прав в их полноте и исключительным образом в пространстве, определенном его госу­дарственными границами, в пределах сухопутной, водной, воздушной террито­рий государства, его недр. В свою очередь, на межгосударственном уровне го­сударства должны соблюдать и уважать территориальную целостность друг друга - это общепризнанная норма международного права (общепризнанный принцип международного права).

Таким образом, принцип территориальной целостности включает в себя право государства «принимать все допустимые в соответствии с международ­ным правом меры по сохранению своей территориальной целостности» и соот­ветствующую обязанность других государств «соблюдать и уважать территори­альную целостность этого государства».

Принцип территориальной целостности государств начал складываться в


22

период образования суверенных государств, когда были широко распростране­ны феодальные княжества и государства-города, и прошел в своем развитии длительный путь, прежде чем стал общепризнанным (проект декларации На­ционального собрания Франции 1790 г., впоследствии ставший декретом, рос­сийский Декрет о мире, призывавший в октябре 1917 г. к отказу от аннексий, Парижский договор об отказе от войны как орудия национальной политики (Пакт Бриана - Келлога) 1928 г., Устав ООН 1945 г., Декларация о принципах международного права 1970 г., Заключительный акт СБСЕ 1975 г., уставы ряда авторитетных региональных международных организаций (Лига арабских госу­дарств, Организация американских государств, Организация африканского единства (ныне Африканский Союз), большое число международных договоров и иных международных документов, нормативных правовых актов большинст­ва государств мира). Таким образом, данный принцип в настоящее время полу­чил всеобщую практику и признание в качестве правовой нормы.

Параграф 3 «Место принципа территориальной целостности госу­дарств среди других общепризнанных принципов международного права».

Подпараграф 1 «Принцип территориальной целостности государств в системе принципов Устава ООН».Как известно, основные принципы между­народного права составляют фундамент международного правопорядка. Такие принципы являются общепризнанными нормами международного права и но­сят императивный характер. Однако в доктрине международного права еще не сложилось общее мнение относительно перечня данных принципов и их на­именования. Это наблюдается в трудах ученых, в учебниках по международно­му праву различных государств.

По мнению автора, можно говорить о системе принципов Устава ООН, рассматриваемых как основные принципы международного права, и о системе основных принципов международного права, нашедших в целом отражение в международном праве и подтвержденных в доктрине международного права. Первая является подсистемой второй системы.

Применение системного подхода при рассмотрении системы основных принципов международного права является одним из главных методологиче­ских направлений в современной науке, базирующихся на общей теории систем и имеющих междисциплинарную природу. Он широко применяется для изуче­ния наиболее сложных социальных процессов и явлений. Поэтому очевидно, опора на системный подход может быть достаточно продуктивной и для иссле­дования международно-правовой проблематики.

В соответствии с Уставом ООН и Декларацией о принципах международ­ного права 1970 г. к основным принципам международного права относят семь принципов, которые согласно Декларации 1970 г. при толковании и примене­нии являются взаимосвязанными, и каждый принцип должен рассматриваться в контексте всех других принципов.

Принцип территориальной целостности не нашел отражения в указанном перечне. Понятие территориальная целостность фигурирует лишь в тексте Ус­тава ООН как составная часть одного из принципов, в том числе и при их тол­ковании в Декларации 1970 г. Однако во многих документах и доктрине меж-


23

дународного права принцип территориальной целостности обозначен как само­стоятельный. Применение системного подхода позволило автору уточнить ме­сто принципа территориальной целостности государств среди других принци­пов Устава ООН, показать их взаимосвязь. Эта задача, решалась путем анализа как Устава ООН, так и Декларации о принципах международного права 1970 г. Установлена цель, в соответствии с которой система принципов Устава ООН функционирует - поддержание международного мира и безопасности и разви­тие дружественных отношений и сотрудничества между государствами. Имен­но в контексте содержания этой цели должны толковаться данные принципы. Взаимосвязь принципа территориальной целостности государств с другими принципами Устава ООН подкреплена положениями Заключительного акта СБСЕ 1975 г.

Принцип территориальной целостности государства можно рассматри­вать как общепризнанный, основной принцип международного права, норму jus cogens. Он взаимосвязан прежде всего с принципом неприменения (воздержа­ния от применения) силы или угрозы силой, принципом невмешательства и принципом равноправия и самоопределения народов, а также с другими основ­ными и иными общепризнанными территориальными принципами междуна­родного права.

Подпараграф 2 «Принцип территориальной целостности среди других территориальных принципов международного права».К территориальным принципам международного права, наряду с принципом территориальной цело­стности государств, можно отнести принцип нерушимости государственных границ, принцип территориальной неприкосновенности, принцип неприкосно­венности государственных границ. Они имеют различное содержание и явля­ются взаимосвязанными. В диссертации показывается их взаимосвязь, произво­дится анализ этих принципов на предмет общепризнанности и отнесения к ос­новным принципам международного права.

Нельзя согласиться с отдельной точкой зрения в доктрине международно­го права, что принцип нерушимости государственных границ, как и принцип территориальной целостности государств, впервые появился с момента приня­тия Заключительного акта СБСЕ 1975 г. В этом документе они были лишь впервые формально обозначены как принципы. Еще ранее в ряде международ­ных документов и договоров государств Европы, заключенных после Второй мировой войны, наряду с понятием «территориальная целостность», употреб­лялось понятие «нерушимость государственных границ».

В дальнейшем положения Заключительного акта СБСЕ о нерушимости государственных границ получили признание, в большинстве случаев молчали­вое, государств мира, закрепление во многих международных договорах других регионов и поэтому приобрели универсальный, общепризнанный характер. Так, принцип нерушимости государственных границ, наряду с принципом тер­риториальной целостности государств, нашел свое подтверждение на постсо­ветском пространстве. В Уставе СНГ 1993 г., большинстве международных до­говоров, заключенных в рамках СНГ, или в двусторонних международных до­говорах и иных международных документах его участников говорится об этом


24

принципе. Данный принцип был подтвержден в Среднеазиатском регионе и в Юго-Восточной Азии, на Ближнем Востоке, Африканском и других континен­тах. Поэтому нет сомнений, что принцип нерушимости государственных гра­ниц является общепризнанным.

В доктрине международного права высказываются различные точки зре­ния относительно соотношения принципа территориальной целостности госу­дарств и принципа нерушимости государственных границ. Нет четкого ответа на вопрос, являются ли эти принципы самостоятельными или соотносятся как общее и особенное? В международных договорах и иных документах они не­редко используются или вместе или раздельно. По мнению автора, в рассужде­ниях по данному вопросу не следует ограничиваться рассмотрением только международных документов как, например, Заключительный акт СБСЕ 1975 г. В таких документах нередко закрепляются политические оценки происходяще­го. Необходимо при решении данной задачи рассматривать содержание таких понятий, как «территориальная целостность государств» и «нерушимость госу­дарственных границ».

По сути, в Заключительном акте СБСЕ нерушимость государственных границ - это признание существующего положения линии совместной границы сопредельных государств на момент принятия данного акта и отказ от каких-либо территориальных притязаний в будущем.

Если сравнить более детально элементы принципов нерушимости грани­цы и территориальной целостности государства, содержащиеся в этом доку­менте, то в них есть много общего. При этом первое соотносится со вторым как особенное и общее. Следует заметить, что принцип нерушимости границы в За­ключительном акте СБСЕ в тексте поставлен раньше принципа территориаль­ной целостности государства. В этом, по-видимому, отражается политическая составляющая данного документа. По нашему мнению, выделение в качестве самостоятельного основного принципа международного права принципа неру­шимости государственных границ, в отличие от принципа территориальной це­лостности, - это дань не научным обоснованиям, а чисто политическому расче­ту - провозглашению нерушимыми государственных границ прежде всего Ев­ропы, а не США и Канады. Данный принцип сыграл особую роль в судьбах Ев­ропы и всего земного шара, так как спорные пограничные вопросы всегда были источником войн в этом регионе. Все народы мира заинтересованы в том, что­бы границы государств были гарантированы. А поэтому, если согласиться с наиболее распространенным мнением в доктрине международного права, что это основной принцип международного права ввиду его прежде всего полити­ческой важности, то следует подчеркнуть, что принцип нерушимости государ­ственных границ является производным от других принципов. В то же время вершиной нормативного построения международного права, по нашему мне­нию, он не является. С долей условности можно считать, что принцип неруши­мости государственных границ - основной принцип международного права. В то же время - это общепризнанная норма международного права, норма jus cogens. Данный принцип является производным прежде всего от принципа не­применения (воздержания от применения) силы или угрозой силой, других


25

взаимосвязанных с ним основных принципов международного права, в том числе принципа территориальной целостности. Данный принцип можно назвать принципом запрета неправомерного изменения государственных границ.

Другие территориальные принципы, такие как принцип территориальной неприкосновенности государств, неприкосновенности государственной грани­цы, являются общепризнанными, но не основными принципами международно­го права.

Принцип территориальной неприкосновенности государств, по мнению автора, можно иначе называть принципом запрета применения силы против территории иностранного государства - общепризнанный принцип междуна­родного права, норма jus cogens. Он является производным от принципа непри­менения (воздержания от применения) силы или угрозы силой, принципа тер­риториальной целостности, других взаимосвязанных с ним основных принци­пов международного права.

В доктрине международного права принцип территориальной целостно­сти государств нередко именуют принципом территориальной целостности и неприкосновенности. На это повлияло в том числе и не совсем точный рус­ский перевод в Уставе ООН и Декларации о принципах международного права 1970 г. термина «территориальная целостность», использован термин «террито­риальная неприкосновенность». В науке и на практике в качестве самостоя­тельного используется также термин «принцип территориальной неприкосно­венности». По мнению автора, это самостоятельные понятия, хотя и взаимосвя­занные. Так, территориальная целостность государства путем применения силы извне не может быть нарушена без нарушения неприкосновенности государст­венной территории. Да и нарушение территориальной неприкосновенности не всегда влечет нарушение территориальной целостности, на нее могут влиять, как указано выше, и внутренние условия и факторы в государствах.

Принцип неприкосновенности государственных границ - общепризнан­ный принцип международного права. Он является производным прежде всего от принципа неприменения силы или угрозой силой, суверенного равенства го­сударств, других взаимосвязанных с ним основных принципов международного права, а также принципа территориальной неприкосновенности государств. По мнению автора, его иначе можно назвать принципом соблюдения прохождения государственной границы на местности и ее режима.

Несмотря на то что в доктрине международного права, в отдельных меж­дународных договорах говорится о равнозначности основных принципов меж­дународного права в отношениях между государствами, иными субъектами международного права, можно выстроить следующую условную иерархию об­щепризнанных территориальных принципов международного права с учетом вышеизложенных рассуждений, если идти от общих правил к конкретным пра­вилам поведения государств, иных субъектов международного права, содержа­щимся в этих принципах:

1-й уровень - основные принципы международного права, считающиеся принципами Устава ООН, т.е. наиболее общие правила поведения государств.

2-й уровень - принцип территориальной целостности государств;


26

3-й уровень - принцип территориальной неприкосновенности государств и взаимосвязанный с ним принцип нерушимости государственных границ;

4-й уровень - принцип неприкосновенности государственных границ.

Указанная иерархия определяет место территориальных принципов, в том числе принципа территориальной целостности государств, среди основных и иных общепризнанных принципов международного права, отражает их взаимо­связь.

Глава 2 «Проблемы территориальной целостности государств на постсоветском пространстве» посвящена вопросу реализации принципа тер­риториальной целостности на территории государств постсоветского простран­ства.

Параграф 1 «Распад СССР с точки зрения международного права». Прекращение существования СССР породило широкий круг вопросов и про­блемных ситуаций, которые до сих пор требуют правовой оценки и решения.

С точки зрения международного права распад СССР был порожден теми противоречиями, которые имели место как внутри этого государства, так и в его отношениях на международной арене. Сам распад с одной стороны сопро­вождался процессами соответствующими международному праву, с другой стороны его нарушениями, в том числе и нарушениями законодательства СССР и прежде всего его Конституции. Оформление межгосударственных отноше­ний между бывшими союзными республиками не было одномоментным актом, а представляло собой довольно длительный процесс, как и процесс становления государственности каждой бывшей союзной республики. Автор подробно рас­сматривает, каким образом в правовом отношении происходило объявление не­зависимости новых государств, признание бывшими республиками друг друга, процесс оформления их межгосударственных отношений, соответствие прини­маемых актов международному праву.

В научной и иной литературе в большей степени отражается не оценка с позиций международного права самого распада, а о то, как государства решали вопросы правопреемства в отношении международных договоров, государст­венных архивов, собственности и долгов. Эти вопросы, как считает автор, удачно вписались в концепцию «продолжательства» в отношении международ­ных договоров бывшего СССР, т.е. континуитета, и в классическую схему пра­вопреемства. Хотя последнее и поныне вызывает определенные разногласия между образовавшимися на территории Советского Союза государствами, на­пример претензии Грузии к России по поводу раздела Черноморского флота, Украины - зарубежной собственности за рубежом.

Параграф 2 «Правовое положение Курильских островов и Южного Сахалина с позиций современного международного права». Проблема право­вого положения Курильских островов и Южного Сахалина уходит своими кор­нями в далекое прошлое. Российская и японская стороны приводят самые раз­личные доводы, свидетельствующие об исторической принадлежности данных территорий. Японский парламент в июне 2009 г. принял даже поправки к Зако­ну о специальных мерах по содействию решению проблемы Северных террито­рий 1982 г. В принятых поправках Южные Курилы названы «исключительно


27

японскими территориями», на что Россия активно возразила, заявив протест. Эти поправки, как и положения Совместной Декларации СССР и Японии от 19 октября 1956 г. о передаче Японии островов Хабомаи и острова Шикотан, не меняют сложившегося положения дел. Важным и ключевым этапом в опреде­лении принадлежности Курильских островов и Южного Сахалина были и ос­таются итоги Второй мировой войны. Данные территории отошли к СССР на основе международных актов, определивших мирное урегулирование в отно­шении Японии по результатам Второй мировой войны. Если право СССР, а ны­не России на эти острова подтверждено хотя бы в форме деклараций союзных держав, то у Японии не только вообще нет каких-либо документальных под­тверждений обоснованности ее притязаний, но, напротив, прямо указывается на отсутствие у нее каких-либо оснований для этого.

Желая установить и развивать добрососедские отношения с Японией, Российская Федерация продолжает переговоры с Японией по этому вопросу, предлагая, в частности, совместную эксплуатацию природных богатств Ку­рильских островов. Однако Япония настаивает на признании ее суверенитета над островами, хотя и соглашается отложить на некоторое время фактическую передачу ей Курильских островов. Переговоры еще не закончены, но они пока­зывают, что решение территориальных проблем является сложным и длитель­ным процессом.

Параграф 3 «Карабахский конфликт как территориальная проблема Армении и Азербайджана». Конфликт, который впоследствии получил назва­ние карабахского, имеет длительную историю и порожден территориальными противоречиями, возникшими еще до появления СССР, а также в советское время и постсоветский период. Проблемы разделенных народов, просчеты во внутригосударственной, особенно в национальной политике нередко приводи­ли к эскалации вооруженных конфликтов внутри государств. Исключением не стал и Азербайджан. Большую роль в приостановлении эскалации вооружен­ного конфликта в пределах территории Нагорного Карабаха сыграли ООН в лице ее Совета Безопасности, ОБСЕ, Россия и другие государства, выступаю­щие посредниками. Данный вооруженный конфликт может быть отнесен к воо­руженным конфликтам немеждународного характера. В диссертации проанали­зированы причины его возникновения, условия эскалации данного конфликта, принятие нормативных правовых актов, изменяющих правовой статус Нагорно­го Карабаха в советское время, а также документов, принятых враждующими сторонами.

Автор полагает, что основными принципами разрешения данного кон­фликта являются: соблюдение территориальной целостности и суверенитета Азербайджана; неприменение силы для решения карабахской проблемы со сто­роны конфликтующих сторон; восстановление под контролем властей Азер­байджана всех незаконно занятых в ходе конфликта территорий; установление особого статуса Нагорного Карабаха, возможно, и изменение его территори­альной конфигурации; расширение участия проживающего на его территории народа в управлении государством; упрощение отношений армянского населе­ния Нагорного Карабаха с народом Армении, транспортных и иных сообщений;


28

внимательное отношение к интересам национальных меньшинств, проживаю­щих на территории Азербайджана.

В процесс разрешения карабахского конфликта вовлечено достаточное количество субъектов международного права. Но желаний и усилий мирового сообщества, направленных на урегулирование этого кризиса, недостаточно. Стороны конфликта должны пойти на реальные уступки друг другу и смягчить свои непримиримые позиции. Достижение мирного урегулирования должно сопровождаться юридически обязывающими гарантиями всех его аспектов и этапов.

Параграф 4 «Проблемы разрешения приднестровского конфликта». Другим центром территориального противостояния на постсоветском про­странстве можно считать приднестровский конфликт. В советский период ка­ких-либо острых конфликтных ситуаций между левобережной и правобереж­ной Молдавией не возникало. Первые разногласия между Кишиневом и Тирас­полем обозначились в 1989 году, когда сессия Верховного Совета Молдовы ут­вердила закон о функционировании национального языка. В июле 1990 г. пар­ламент Молдовы принял решение о незаконности освобождения большей части Молдавии от румынских войск и о неправомочности образования Молдавской ССР, в связи с чем провозгласил декларацию о суверенитете. В августе 1990 г. был принят Закон о языках, согласно которому государственным языком объ­являлся румынский с одновременным переходом на латинскую графику. По су­ти эти три политических события послужили отправной точкой для осложнения внутренней ситуации, вплоть до возникновения вооруженного конфликта, ко­торый носит немеждународный характер.

В диссертации подробно представлены исторические аспекты формиро­вания нынешнего состава населения Приднестровья и создания Приднестров­ской Молдавской Республики (ПМР), проанализированы принимаемые в ней правовые акты, показаны ее взаимоотношения с властями Молдовы, дана ха­рактеристика имевшего место между сторонами вооруженного конфликта, ко­торый является вооруженным конфликтом немеждународного характера. Народ ПМР нельзя отнести к народу, борющемуся за самоопределение, - это много­национальный народ. По сути, у власти Приднестровья стоит сепаратистское правительство, однако приход его к власти связан с просчетами в национальной политике властей Молдовы, ведением ими националистической политики, имеющейся тенденцией объединения с Румынией, отстранением народа лево­бережных районов Молдовы от полноправного управления государством, по­литическими амбициями руководства ПМР. Позиция СНГ по данному кон­фликту заключается в сохранении территориальной целостности Республики Молдова как «краеугольного камня» политики СНГ во взаимоотношениях с этим государством - членом ООН, важнейшего фактора стабильности в Содру­жестве и в регионе. Приднестровский конфликт нельзя разрешить до тех пор, пока не будет подписан итоговый документ по его урегулированию. До этого же времени возможно лишь заключение промежуточных соглашений по тем или иным вопросам. Поэтому сейчас наиболее оптимальным представляется вариант многоступенчатого поэтапного выстраивания будущих отношений ме-


29

жду Республикой Молдова и Приднестровьем. Именно тактика малых шагов навстречу друг другу и была избрана сторонами при ведении переговоров, в ре­зультате которых на данном этапе урегулирования наблюдается последователь­ное сближение их позиций.

Параграф 5 «Территориальные проблемы Грузии». В диссертации ис­следованы проблемы территориальной целостности Грузии на протяжении дли­тельного отрезка времени, начиная с 12 века по настоящее время, вопросы межнациональных отношений на территории этого государства, изменения правового статуса ее отдельных территорий. Особое внимание уделено состоя­нию дел в современной Грузии, ее взаимоотношениям с Южной Осетией и Аб­хазией в связи с их выходом из состава этого государства, дана правовая оценка этих событий. Исследованы грузино-югоосетинский вооруженный конфликт и его международно-правовые последствия, вопросы признания со стороны ми­рового сообщества новых государств, образовавшихся на территории Грузии. При этом проведен анализ оценок данных событий в мире, в российской док­трине международного права, выражено и авторское отношение к августовско­му конфликту 2008 г. на Кавказе.

Оценивая действия грузинского руководства в связи с нападением на Южную Осетию, следует сказать, что они изначально были неправомерными. Прежде всего потому, что в 1992 г. и 1994 г. Грузия заключила с участием Юж­ной Осетии и России международное соглашение, согласно которому она взяла обязательство не применять вооруженную силу протии Южной Осетии. Была создана специальная демилитаризованная зона. В отдельных положениях со­глашения 1994 г. было прямо сказано, что стороны будут решать все разногла­сия только мирным путем.

Жертвой вооруженного нападения стала Южная Осетия, которая еще до признания Россией конституировалась как субъект международного права. Это уже был не просто народ, а народ, который в соответствии с международным правом образовал свое государство. На момент вооруженного нападения Гру­зии Южная Осетия уже была государством.

Грузинская сторона первой напала на Южную Осетию и российские ми­ротворческие силы. Россия только через несколько часов после этого нападения ввела свои войска в Южную Осетию. Наше государство использовало свое пра­во на самооборону, так как на его миротворческие силы, которые находились на законных основаниях в Южной Осетии в соответствии с международным со­глашением, было совершено вооруженное нападение. Было именно целена­правленное нападение, а не побочные последствия для миротворческих сил в рамках общих действий против югоосетинских формирований. Поэтому оце­нивая нападение на миротворческие силы, можно утверждать, что это было на­падение на Вооруженные Силы Российской Федерации.

Действия Вооруженных Сил Российской Федерации соответствовали принципу пропорциональности, в том числе и за пределами Южной Осетии, так как было необходимо вывести из строя военную инфраструктуру грузинской армии, с помощью которой осуществлялось вооруженное нападение на Южную Осетию.  Никаких свидетельств широкомасштабных нарушений Российской


30

Федерацией норм международного гуманитарного права нет. Как правило, в отношении агрессора не применяют концепцию пропорциональности.

Грузия в ходе своего нападения на Южную Осетию в августе 2008 г. на­рушила такие принципы международного права, как применение силы или уг­розы силой, равноправия и самоопределения народов, уважения прав и свобод человека. Были нарушены Женевские конвенции 1949 года, поскольку постра­дало прежде все мирное югоосетинское население, их дома, больницы, средст­ва для обеспечения жизнедеятельности населения. Нарушены международные договоры о защите культурных ценностей, пострадало множество объектов, они были разрушены. Все это может стать предметом разбирательства в меж­дународных судебных органах.

Параграф 6 «Проблема Косово как фактор дестабилизации террито­риальной целостности государств в мире и на постсоветском пространст­ве». В диссертации подробно освещаются проблемы правового статуса Косово, изменения этнического состава данной территории в 20 веке и в настоящее время, вопросы оценки правомерности объявления независимости Косово, его признания со стороны мирового сообщества, последствий для территориаль­ной целостности других государств, в том числе и на постсоветском простран­стве.

Ситуация в Косово, признание его многими европейскими государствами в угоду своим политическим и геополитическим амбициям создали исключи­тельно опасный прецедент для зарождения новых и активизации действующих сепаратистских движений, том числе имеющих цель отстаивания своих интере­сов вооруженным путем. Это сказалось и на постсоветском пространстве - в Грузии, стало своего рода катализатором выхода из ее состава Южной Осетии и Абхазии. Не исключено аналогичное развитие событий и в других государст­вах, образовавшихся на территории бывшего СССР, в ряде европейских госу­дарств и иных государствах мира. Это пример, когда субъективное отношение к оценке событий внутри иностранного государства, вмешательство в его внут­ренние дела может привести к нарушению территориального единства государ­ства.

При прямой поддержке ряда западных государств и США (наиболее ак­тивного сторонника независимости Косово) 17 февраля 2008 г. косовский пар­ламент в нарушение норм сербского законодательства и международного права объявил о своей независимости от Сербии. Если сравнить условия объявления независимости Косово, Южной Осетии и Абхазии, то они имеют свои особен­ности. Так, независимость Косово была провозглашена не в рамках самоопре­деления народов, а в результате действий сепаратистских сил, являющихся на­циональным меньшинством, подпитываемых извне, без волеизъявления всего народа, проживающего на этой территории. Кроме того, в тот момент в Косово присутствовал крупный контингент иностранных военных сил, поддерживаю­щих сепаратистов. Такое воздействие на внутриполитическую обстановку в го­сударстве делает процесс образования нового государства неправомерным. В Заключительном акте СБСЕ заложена идея о том, что народы имеют право на определение своей судьбы без вмешательства извне. Когда же провозглашалась


31

независимость Абхазии и Южной Осетии, то на их территории каких-либо ино­странных вооруженных сил не было. Более того, поддерживая независимость Косово, указанные государства учитывали интересы исключительно одной конкретной этнической группы - албанского населения, интересы и требования других игнорировались.

В главе 3 «Принцип территориальной целостности государств и пра­во народов на самоопределение» рассматривается реализация права народов на самоопределение в современном мире, показывается его влияние на терри­ториальную целостность государств, определяется возможность участия в дан­ном процессе национальных меньшинств. Исследуется влияние международно-правового признания на территориальную целостность.

Параграф 1 «Право народов на самоопределение в современном мире и территориальная целостность». Очень сложно соблюсти баланс между со­блюдением принципа территориальной целостности государств и принципа равноправия и самоопределения народов при неизменном соблюдении послед­него принципа, в основе которого лежит уважение права каждого народа сво­бодно выбирать пути и формы своего развития, самоопределяться. На практике реализация первого принципа, без учета второго, лежит в основе многих этни­ческих конфликтов. Борьба народов за самоопределение, отдельных политиче­ских элит, прикрывающихся этим правом, нередко приводила к острым кон­фликтным ситуациям внутри государств, их распаду, гражданским войнам. Ис­торически сложилось, что самоопределение народов довольно часто станови­лось причиной нарушения территориальной целостности государств. Ошибки в реализации права народов на самоопределение привели к распаду СССР и Югославии. И ныне существует угроза территориальной целостности Велико­британии, Индии, Испании, Канады, Китая, Турции, Российской Федерации, Шри-Ланки и других государств. Поэтому в научном плане стоит проблема ус­тановления взаимосвязи этих принципов. Решение этой проблемы позволит правильно строить национальную политику в государстве, обоснованно вы­страивать международные отношения, противодействовать нарушениям меж­дународного права в этом вопросе. Настоящая проблема занимает большое ме­сто в трудах ученых, включается в повестку дня политиками многих стран ми­ра.

Источником этнических конфликтов может быть различное толкование вопроса о праве народов на самоопределение. Если же указанное право абсо­лютизируется, оно может быть легко истолковано как право на выход из соста­ва государства и создание нового независимого государства, присоединение к другому государству, даже если для этого нет необходимых объективных пред­посылок. Такая абсолютизация идеи права народов на самоопределение чревата серьезными опасностями. Рост этнической напряженности в мире и широкое распространение сепаратистских настроений являются ярким тому подтвер­ждением. Поэтому, продолжая формально признавать право народов на само­определение, многие государства в своей реальной политике в этой области на­чинают руководствоваться прежде всего своими национальными интересами. Возможность некоторого маневрирования в данном вопросе допускается в пре-


32

делах международного права и может, по-видимому, находить отражение в на­циональной политике государств с учетом складывающейся в них этнической ситуации.

Весьма полезным в решении проблем в данном области является учет эт­нического фактора, который довольно часто лежит в основе территориальной дезинтеграции многих государств. С этой целью целесообразно построение мо­дели этнической ситуации в государстве, которая может использоваться для анализа состояния территориальной целостности государства и ее обеспечения международно-правовыми средствами. Данная модель на основе проведенного автором исследования представлена в диссертации.

Важным научным и практическим вопросом является соотношение «внутреннего» и «внешнего» самоопределения. Международное право стоит на страже территориальной целостности государств и в то же время допускает из­менение территории государства в рамках реализации права народов на само­определение. На этот счет существуют различные точки зрения. Они нашли от­ражение во многих международно-правовых актах, в высказываниях известных юристов - международников, решениях международных научных конферен­ций. Сложилась и некоторая международная практика.

Можно согласиться с мнением многих ученых, что «внешнее» самоопре­деление (сецессия) может считаться законным, если власти государства делают невозможным «внутреннее» самоопределение. Все более распространяется мнение, что в плане практической реализации акцент должен переноситься с «внешнего» на «внутреннее» самоопределение, то есть на строительство демо­кратических институтов и механизмов группового представительства, позво­ляющих всем членам общества и всем группам эффективно участвовать в управлении и в распределении ресурсов. Государства прибегают к установле­нию того или иного политического статуса, свободно определенного народом, самостоятельно.

Наиболее сложным и проблематичным вопросом как в доктрине между­народного права, так и в практике является вопрос о критериях, при которых тот или иной народ имеет право на «внешнее» самоопределение в форме созда­ния суверенного и независимого государства, свободного присоединения к не­зависимому государству или объединению с ним. Однако не каждый народ, же­лающий «внешне» самоопределиться, имеет право на это. Кроме того, нацио­нальное самоопределение не должно приводить к разрушению национального единства и территориальной целостности страны. Недопустимость этого под­черкивается в Декларации о принципах международного права 1970 г., Декла­рации о предоставлении независимости колониальным странам и народам 1960 г.

По мнению автора, наиболее удачным для определения правомерности «внешнего» самоопределения народов является установление наличия органи­зационных и правовых условий. Наличие только организационных условий в борьбе народов за «внешнее» самоопределение, при отсутствии правовых, сви­детельствует о ее сепаратистской направленности и выводит на первый план реализацию права государств по сохранению своей территориальной целостно-


33

сти. Однако необходимо отметить, что общий перечень таких критериев не нашел закрепления ни в одном юридически обязательном международном до­кументе. Автор в диссертации подробно останавливается на таких критериях, нашедших отражение в отдельных международных документах, доктрине меж­дународного права, в международной практике, раскрывает их содержание. Наибольшее внимание им уделяется критерию, нашедшему отражение в Декла­рации о принципах международного права 1970 г., в соответствии с которым принцип равноправия и самоопределения народов не должен толковаться как санкционирующий или поощряющий любые действия, которые вели бы к рас­членению или к частичному или полному нарушению территориальной целост­ности или политического единства суверенных и независимых государств, дей­ствующих с соблюдением этого принципа, имеющих правительства, представ­ляющие весь народ, принадлежащий к данной территории, без различия расы, вероисповедания или цвета кожи. Данный критерий наиболее применим при оценке событий на постсоветском пространстве.

Данная ситуация является наиболее актуальной для новейшей истории России. Так, самопровозглашенная Чечня не могла стать правомерным субъек­том международного права ввиду того, что чеченский народ не подвергался ни­какой дискриминации со стороны властей России, ему было предоставлено са­моопределение в форме членства в федерации, представительство в Государст­венной Думе и Совете Федерации, возможность организовывать выборы в ор­ганы местного самоуправления. Даже главой правительства некоторое время был Р. Хасбулатов - чеченец по национальности.

Иначе дело обстоит с Южной Осетией и Абхазией. Народы, проживаю­щие на этих территориях, были лишены автономий в результате националисти­ческой политики руководства Грузии. По-сути, таким образом лишение абхаз­ского и югоосетинского народов самоопределения уже стало первым основани­ем для возникновения государственности этих территорий. Тем больше основа­ний для этого дали попытки выдавливания этих народов с мест исторического проживания, реализации принципа «Грузия для грузин».

События, происшедшие в ночь на 8 августа 2008 г. в Южной Осетии, на­глядно продемонстрировали, что и нынешнее правительство Грузии не отказа­лось от аналогичных силовых неправомерных действий - лишения югоосетин­ского народа самоопределения и отстранения его от участия в управления стра­ной, представительства в органах государственной власти путем его целена­правленного уничтожения. Руководство Грузии в ходе происходящих событий не предложило населению Цхинвала и других населенных пунктов Южной Осетии коридоров для выхода из района предстоящих боевых действий, а нача­ло применять в отношении гражданского населения вооруженную силу, в том числе стариков, женщин и детей, что является грубейшим нарушением между­народного гуманитарного права.

В настоящее время согласно доктрине международного права принцип равноправия и самоопределения народов включает в себя такие важные компо­ненты, как: все народы равноправны и имеют право на самоопределение; дан­ное право исключает какое-либо давление, принуждение или вмешательство


34

извне, оно реализуется только путем свободного волеизъявления данного наро­да; все субъекты международного права обязаны уважать это право; основным способом самоопределения является внутреннее самоопределение; внешнее са­моопределение является экстраординарным случаем и может осуществляться только в соответствии с международным правом, при этом народ имеет воз­можность выбора формы государства, социально-экономического строя и путей своего развития.

Полностью соответствующее нормам международного права и нашедшее отражение в российской правовой системе традиционно уважительное отноше­ние государства к этническому многообразию России, включая признание за ее народами права на самоопределение в рамках федерации, оказывает, вне со­мнения, существенное стабилизирующее воздействие на этническую ситуацию в Российской Федерации. Это означает признание полиэтничности как объек­тивной реальности России, обусловленной многочисленностью и разнообрази­ем исконно проживающих совместно на ее территории этносов. Иными слова­ми, сам факт институализации этнокультурного фактора является реализацией традиционной для нашей страны национальной политики, включающей при­знание законного права каждого из проживающих в ней народов на самоопре­деление. Анализ законодательства Российской Федерации позволяет сделать вывод о том, что реализация права на самоопределение в нашей стране воз­можна в следующих формах: национально-государственные образования (рес­публики, автономные округа, автономные области); национально-территориальные образования (национальные поселения; административно-территориальные единицы с особым статусом); экстерриториальные автономии (национально-культурные автономии).

Вместе с тем институализация этнонационального фактора в администра­тивно-государственном устройстве России, несмотря на выполняемую ею, вне сомнения, позитивную функцию, содержит в себе в современных условиях дос­таточно серьезный негативный потенциал и делает этническую ситуацию в на­шей стране более сложной, чем в странах, где такая институализация не рас­пространяется на административно-государственное устройство.

Реализованное в административно-государственном устройстве Россий­ской Федерации право народов на самоопределение может толковаться в со­временных условиях сепаратистски настроенными представителями этнических элит вне рамок сложившегося в России правового поля как право этнических общностей на самоопределение вплоть до отделения. При этом для обоснова­ния такого толкования могут использоваться характерные для недавнего про­шлого идеологические и политические лозунги, имевшие широкое хождение в период распада колониальных империй и борьбы за национальную независи­мость. В современных условиях эти лозунги могут дополняться и конфессио­нальной риторикой.

Такого рода по существу сепаратистские настроения могут найти в со­временной России благодатную почву, о чем отчасти свидетельствуют события, имевшие место в Чеченской Республике. Процесс роста этнического самосоз­нания в стране имеет объективную природу и во многом подобен процессам,


35

идущим во всем мире. Этническая идея стала в нашей стране средством реали­зации самыми различными этническими общностями, их отдельными структу­рами и представителями права свободного развития, сохранения культурного и исторического достояния. Поэтому возможность ее трансформации в идею на­ционального суверенитета проживающих в России этносов не представляется такой уж надуманной.

Для современной России представляется исключительно важным выкри­сталлизовавшийся в ходе ее развития тезис о том, что практическое отсутствие у большинства этнических общностей, проживающих в полиэтническом госу­дарстве, исторически принадлежащих только им территорий, делает невозмож­ным формирование на их основе жизнеспособных, устойчивых моноэтнических государств. Право народов на самоопределение опасно возводить в абсолют, так как это может привести к ущемлению прав и свобод граждан других наро­дов и национальностей, проживающих на территории Российской Федерации.

Параграф 2 «Национальные меньшинства и право народов на самооп­ределение». Вопрос о правовом статусе национальных меньшинств, дискути­руемый в государствах, на международном уровне, нередко связан с территори­альной целостностью государств. Здесь можно выделить следующий ряд про­блемных вопросов: как соотносятся термины «народы» и «меньшинства» в плане их возможного самоопределения; имеют ли меньшинства возможность самоопределиться и в каких формах; являются ли меньшинства субъектами международного права?

Общей линией мирового сообщества, в лице ООН, является не стремле­ние к микроинтернационализму и раздроблению мира, а наоборот, его желание объединить государства. В случает требования какое-либо меньшинства в стра­не права на самоопределение, по мнению ООН, принцип самоопределения не­применим поскольку преобладает принцип территориальной целостности.

Вопрос об определении понятия «меньшинства» всегда вызывал жаркие дискуссии на международном (универсальном, региональном, двустороннем) и внутригосударственном уровнях. Международное право не делает различий в классификации меньшинств по тому или иному признаку, как правило, объеди­няя их в единое понятие «национальные меньшинства». Отсутствует общепри­знанное определение данного понятия, в том числе и в доктрине. В целом оно сводится к тому, что под национальным меньшинством понимаются лица, по­стоянно проживающие на территории какого-либо государства и имеющие его гражданство, которые по своему этническому происхождению, языку, культу­ре, религии или традициям отличаются от основного населения данного госу­дарства и численно меньшие по сравнению с ним. Меньшинством может быть признана только группа, осознающая себя как меньшинство и стремящаяся к сохранению своей самобытности и равному участию во всех видах политиче­ской и социальной жизни государства.

На вопрос о том, являются ли национальные меньшинства субъектом са­моопределения, существуют различные точки зрения. В то же время согласно позиции ООН не следует смешивать право народа на самоопределение с права­ми меньшинств, так как в намерение авторов Устава ООН не входило предос-


36

тавление этого права меньшинствам; право народа на самоопределение не должно осуществляться для подрыва единства нации или создания препятствий для осуществления этого единства в нарушение национального суверенитета. По общему мнению, сформировавшемуся в доктрине международного права, право народов на самоопределение на меньшинства не распространяется. Не ставится в какой бы то ни было плоскости и вопрос о возможности их наделе­ния международной правосубъектностью. Основа принципа самоопределения заключается в праве населения как образования на участие в управлении госу­дарством, без какой бы то ни было дискриминации. Меньшинства участвуют в управлении государством на общих основаниях с остальным населением и в данном вопросе им не может быть предоставлено какое-либо привилегирован­ное положение. Поощряя этническую, культурную, языковую и религиозную самобытность национальных меньшинств государства в принятых ими между­народных договорах не акцентируют на возможности предоставления нацио­нальным меньшинствам, только на основании принадлежности к этой группе, права требовать какого-либо особого положения в управлении государством или иной территории. Как правило, говорится об их равенстве с проживающим на территории того или иного государства населением. В своей политике пра­вовые государства должны учитывать интересы национальных меньшинств и принимать необходимые меры с целью создания благоприятных условий для сохранения и развития их этнической, языковой, культурной и религиозной са­мобытности. Государства обеспечивают лицам, принадлежащим к националь­ным меньшинствам, право на участие в общественной и государственной жиз­ни, особенно в решении вопросов, касающихся защиты их интересов. В случаях игнорирования их идентичности, противодействия этому со стороны властей государства речь идет не о самоопределении, а о международно-правовой от­ветственности государства за невыполнение своих обязательств по междуна­родному праву.

Меньшинства нередко становятся объектом политических спекуляций в отдельных государствах. Поэтому государства имеют все основания применять соответствующие общепризнанным принципам и нормам международного пра­ва ограничительные меры в отношении тех или иных лиц, действия которых направлены против их территориальной целостности и политического единст­ва. На международном уровне такие действия должны быть признаны преступ­ными. Это в частности касается: организации или подстрекательства к дейст­виям, направленным против права национальных меньшинств на существова­ние и самобытность в рамках страны проживания, а также на разжигание на­циональной или религиозной нетерпимости; любых призывов к насильствен­ному изменению границ между государствами; любых попыток официальных лиц, включая членов национальных парламентов, подстрекать своих соотечест­венников, проживающих в других государствах, к воссоединению со страной проживания основной части народа, если эти действия нарушают суверенитет и территориальную целостность другого государства; любых попыток таких лиц переселить национальные меньшинства из данной страны в другое государство без ясно и законно выраженной воли меньшинства либо насильственными ме-


37

тодами. Это актуально как на постсоветском пространстве, так и в целом в ми­ре.

Большую угрозу территориальной целостности государств могут создать попытки привнесения религиозной почвы в доктрину правосубъектности наро­дов, борющихся за самоопределение, и борьбы национальных меньшинств за свои права.

Российская Федерация как государство полиэтническое является в то же время и многоконфессиональным. Хотя вероятность возникновения в ней этни­ческих конфликтов на религиозной почве, которые принято относить в совре­менной конфликтологии к категории этноконфессиональных, в настоящее вре­мя невысокая, конфессиональная ситуация в России дает достаточно оснований утверждать, что конфессиональные различия в их нынешней форме существен­но осложняют конфликтогенную среду в нашем государстве и способствуют возникновению и обострению этнических конфликтов. Аналогичное можно сказать и в отношении других государств постсоветского пространства.

Таким образом, национальные меньшинства согласно международному праву не могут являться первичными субъектами международного права как народы, борющиеся за самоопределение, и претендовать на какие-либо исклю­чительные права, по сравнению с основным населением государства, в управ­лении государством. Права национальных меньшинств не имеют ничего обще­го с принципом территориальной целостности и принципом равноправия и са­моопределения народов, а относятся к области уважения прав человека и его основных свобод. Государства в соответствии со своим законодательством и международными обязательствами в данной области, в том числе и в области прав национальных меньшинств, должны предоставить этой категории лиц права в вопросах пользования своей культурой, исповедования своей религии и исполнения своих обрядов, пользования родным языком и т.п., а также обеспе­чить защиту таких прав. Это является залогом обеспечения территориальной целостности государств, противодействия сепаратизму и экстремизму, обеспе­чению международной и прежде всего региональной безопасности. Предостав­ление же какому-либо меньшинству, в основе которого лежит этническая, ре­лигиозная или языковая общность, самоопределения приведет к массовому дроблению ныне существующих государств, подрыву всеобщего мира и безо­пасности, экономического благосостояния народов, возможным жертвам в ходе нередко сопровождающих территориальные изменения вооруженных конфлик­тов.

Параграф 3 «Признание и территориальная целостность». В XX веке и в настоящее время вопрос о научном обосновании международно-правового признания новых государственных образований стал актуальным вследствии массового появления новых государств, расширения борьбы народов за само­определение.

Государства, следующие конститутивной теории, при осуществлении признания на международной арене пытаются привнести субъективные, поли­тические, нередко противоречащие международному праву оценки в объектив­но происходящие в мире процессы. Это, как правило, приводит только к ос-


38

ложнению международных отношений, нарушению территориальной целост­ности государств, их единства, стабильности в мире, что и наблюдается в си­туации, связанной с признанием группой государств Косово и негативной реак­цией западных стран на признание Россией Южной Осетии и Абхазии. Да и с научной точки зрения конститутивная теория, по мнению автора, не совсем корректна, если не рассматривать данную оценку как метод своеобразного экс­пертного опроса.

Декларативная теория, в свою очередь, основывается на объективной оценке происходящего. Согласно ей признание лишь констатирует появление объекта признания, обладающего необходимым качеством, и служит средст­вом, облегчающим осуществление с ним контактов. Последняя теория, по мне­нию автора, является наиболее обоснованной. Она получила широкое распро­странение среди ученых, довольно часто применяется на практике.

Если предположить, что в том или ином государстве, в пределах его тер­ритории была установлена власть неконституционным путем, которая контро­лирует территорию, создала органы власти, схожие с государственными, спо­собна представлять население данной территории на международной арене и желает создать новое государство, то независимо от этого правосубъектность такого государства может возникнуть только в соответствии с международным правом. В противном случае такие действия антиконституционных сил по соз­данию независимого государства могут рассматриваться как сепаратизм.

Как и государства, народы, борющиеся за самоопределение, являются первичными субъектами международного права. Появление таких субъектов -объективная реальность, результат естественного исторического процесса. Правосубъектность таких народов носит временный, переходный характер, а ее наличие влечет определенные правовые последствия. Нередко в таких случаях говорят о правосубъектности государств, находящихся в процессе формирова­ния. Государственность в данном случае, если все происходит в соответствии с международным правом, появляется с момента провозглашения этих госу­дарств. Об этих субъектах можно говорить как о реальных субъектах междуна­родного права. Поэтому оценивая события, происшедшие в августе 2008 г. на Кавказе, можно заключить, что Россия признала Южную Осетию и Абхазию в качестве новых государств в рамках реализации права народов этих образова­ний на самоопределение. Степень дискриминации абхазского и особенно юго-осетинского народов со стороны Грузии, систематичность такой дискримина­ции и достаточные опасения того, что грузинская сторона не поменяет данную политику, дали основание Южной Осетии и Абхазии объявить себя независи­мыми, а России признать их как суверенные государства. Поэтому признание Россией новых государственных образований - Южной Осетии и Абхазии -стало объективной оценкой как нынешних, так и прежних, уходящих в прошлое событий, имевших место на их территории. Данное признание констатировало лишь факт появления государственности этих территорий. Россия исходила из того, что территориальная целостность Грузии в прежних границах уже не дей­ствует.

Соответствующей международному праву является и ситуация, когда на


39

территории какого-либо государства возникают несколько государств или же от прежнего государства отделяется территория, которая провозглашается но­вым государством, и между соответствующими субъектами имеется соответст­вующий международный договор или иное соглашение, которое в дальнейшем может рассматриваться и как локальный международный обычай.

Возникновение государств в указанных ситуациях не зависит от их при­знания остальными. Признание констатирует лишь факт появления нового го­сударства или новых государств и направлено на облегчение отношений с но­выми образованиями. Само признание может появиться в течение самого раз­личного периода времени. Здесь весьма обширный международный опыт.

Иначе обстоит дело, если нарушаются международное право и междуна­родная практика, например, когда народ или часть населения, борющиеся за создание нового независимого государства в пределах некоторой территории какого-либо государства, не имеют достаточных для этого оснований, отсутст­вуют соответствующие соглашения заинтересованных сторон, как, например, в случае Косово или Чеченской Республики. Самопровозглашение стороной соб­ственного государства правосубъектности этому образованию не принесет. Субъектом международного права остается прежнее государство. Однако не исключено, что другие государства исходя из конкретной обстановки, состоя­ния отношений с государством, на территории которого находится самопровоз­глашенное государство, а также политической, экономической, стратегической и иной заинтересованности могут признать это новое образование. В свою оче­редь прежнее государство может посчитать подобные действия как покушение на его территориальную целостность, вмешательство в дела, входящие в его внутреннюю компетенцию. Последствием такого признания может стать ухуд­шение межгосударственных отношений, включая даже разрыв дипломатиче­ских отношений между этим государством и признающим государством. В этом случае, при признании со стороны отдельных государств нового образова­ния, можно говорить о его мнимой правосубъектности. Признающие государ­ства могут приписывать таким государствам желаемую правосубъектность, ко­торая может учитываться только в отношениях друг с другом. Как показывает практика, государства, не признающие новое государство, нередко поддержи­вают с ним экономические и культурные международные отношения. Подоб­ные процессы наблюдаются в настоящее время в ситуации с Косово, Тайванем.

Неурегулированной в международном праве является ситуация, когда власть самопровозглашенного государства длительное время, например в тече­ние одного или нескольких десятилетий, устойчиво и эффективно контролирует обстановку на той или иной территории, а власти прежнего государства не мо­гут восстановить прежнее положение, как, например, это имеет место во взаи­моотношениях Молдовы и Приднестровья. Критерии появления государствен­ности в такой ситуации в международном праве еще не выработаны, за исклю­чением вышеизложенных. Существуют лишь доктринальные позиции ученых по данному вопросу. Международно-правовым выходом из данной ситуации является признание государством, на территории которого появилось новое об­разование, сложившейся ситуации и появления нового государства.


40

Раздел 2 «Международно-правовое обеспечение территориальной це­лостности Российской Федерации и других государств на постсоветском пространстве» посвящен рассмотрению комплекса международно-правовых мер по обеспечению территориальной целостности государств, в том числе Российской Федерации и других государств, появившихся на постсоветском пространстве после распада СССР. Отмечается, что защита жизненно важных интересов государств, к числу которых относится и обеспечение их территори­альной целостности, требует принятия комплекса политических, правовых, ор­ганизационных, дипломатических, военных, специальных и иных мер на меж­дународном и внутригосударственном уровнях. Важное место среди этих мер отводится международно-правовым мерам, регулирующим деятельность госу­дарств, международных межправительственных организаций и иных субъек­тов международного права, создаваемых международных органов, призванных осуществлять меры по обеспечению территориальной целостности государств.

Можно с уверенностью утверждать, что в мире сложилась система обес­печения территориальной целостности государств, хотя еще недостаточно эф­фективная, но находящаяся в постоянном развитии. При этом основной целью этой системы является защита жизненно важных интересов государств от угроз их территориальной целостности. К частным целям, то есть к целям второго порядка, можно отнести такие цели, как ослабление влияния, а если возможно и ликвидацию причин и условий, способствующих возникновению, действию данных угроз, их нейтрализацию и ликвидацию последствий.

Указанные цели предопределяет ту роль, которую играет система обеспе­чения территориальной целостности в функционировании систем обеспечения безопасности государств, в том числе и государств на постсоветском простран­стве. Кроме того, данные цели являются составляющими целей систем более высокого уровня, лежащих в сфере обеспечения международной безопасности и поддержания международного правопорядка. Это свидетельствует о том, что система обеспечения территориальной целостности государств может рассмат­риваться как неотъемлемый компонент таких глобальных систем.

Направления международного сотрудничества по обеспечению террито­риальной целостности государств должны соответствовать характеру угроз. Прежде всего, должен учитываться их внутренний и внешний характер. Это обусловлено тем, что на территориальную целостность влияют как внутренние, так и внешние факторы. К их пониманию можно подходить как с межгосудар­ственных, так и внутригосударственных позиций, сложившихся доктрин. Осо­бый интерес представляет международный подход. Воздействия извне на госу­дарство нередко приводят к тем или иным территориальным изменениям. Хотя и внутригосударственные процессы, не связанные с внешним воздействием, также могут привести к нарушению территориальной целостности государств.

По мнению автора, наибольшее внимание заслуживают следующие акту­альные вопросы международного сотрудничества, являющие важнейшими компонентами системы обеспечения территориальной целостности государств: международно-правовое оформление государственной границы сопредельных


41

государств, как залог надежного закрепления с помощью международных средств линии прохождения государственной границы; изменение в соответст­вии с международным правом прохождения государственных границ; между­народно-правовое противодействие сепаратизму, как одному из основных ис­точников разрушения территориальной целостности государств; международ­ное сотрудничество в сфере охраны государственной границы, позволяющее координировать совместную деятельность государств; обеспечение территори­альной целостности государств в рамках функционирования системы междуна­родной безопасности, направленное на предупреждение, пресечение и нейтра­лизацию внешних угроз.

В Главе 4 «Установление и изменение государственных границ в ме­ждународной практике и на постсоветском пространстве» рассматривается состояние международно-правового оформления государственных границ на постсоветском пространстве. Анализируются правомерные способы изменения государственных границ как основа обеспечения территориальной целостности государств.

Параграф 1 «Международно-правовое оформление государственной границы Российской Федерации и сопредельных государств». Вопрос о гра­ницах имеет большое значение для каждого государства. На границах сосредо­точен спектр интересов государств, многие из которых являются жизненно важными и составляют основу национальной безопасности каждого из них. Ус­тановление справедливых и прочных государственных границ, их надлежащее оформление является важным фактором обеспечения международной безопас­ности, развития дружественных отношений государств.

Особенно велико значение данного вопроса для России, имеющей грани­цы с 16 государствами общей протяженностью 61110 км (сухопутная - 14519 (23,76%), речная - 7381,55 (12,08%), озерная - 470,4 ( 0,77%), морская - 38738,9 (63,39 %). Большая протяженность ее границ и значительное количество сопре­дельных государств обусловливают для России вопросов их надлежащего оформления. При этом четкость определения государственной границы в дого­воре сопредельных государств и установления ее на местности способствует реализации на практике таких основополагающих принципов современного международного права, как территориальная целостность государств и непри­косновенность государственных границ. От этого во многом зависят сохране­ние и упрочение международного мира и безопасности, поскольку территори­альные споры, притязания одного государства на территорию другого очень часто приводили к конфликтам, вооруженным столкновениям и войнам между ними. Если же для территориальных претензий действительно имеются основа­ния, то любое изменение принадлежности государственной территории воз­можно только мирным путем, на основе соглашения заинтересованных госу­дарств, с помощью которого могут быть установлены и юридически оформле­ны новые государственные границы. Установление справедливой государст­венной границы имеет большое значение для нормализации отношений между сопредельными государствами, особенно в тех случаях, когда между ними в прошлом существовали разногласия по вопросам прохождения границы.


42

Государственная граница Российской Федерации полностью оформлена в международно-правовом отношении с Норвегией, Финляндией, Польшей, Монголией, КНР и КНДР. Не завершена работа по международно-правовому оформлению государственной границы России с Латвией, Литвой, Украиной, Казахстаном. Не оформлена граница России с Эстонией, Белоруссией, Абхази­ей, Грузией, Южной Осетией, Азербайджаном и Японией. Остро стоит вопрос разграничения морских пространств Российской Федерации. Разграничение территориального моря в международно-правовом отношении оформлено толь­ко с Норвегией, Финляндией, Польшей и КНДР. С Эстонией, Украиной, Абха­зией и Японией граница на море не оформлена.

Завершение договорного закрепления государственной границы Россий­ской Федерации с сопредельными государствами на всем ее протяжении, явля­ется одной из основных задач пограничной политики Российской Федерации. Россия не имеет территориальных претензий ни к одному из сопредельных го­сударств и ведет дело к последовательному и бесконфликтному завершению процесса международно-правового оформления границ на основе уважения су­веренитета и территориальной целостности друг друга и нерушимости сущест­вующих границ. Сопредельные с Россией государства по-разному относятся к совместной с ней границе. Большинство государств не имеют никаких претен­зий по поводу их прохождения, в отдельных все же наблюдается желание их пересмотреть.

Параграф 2 «Правомерные способы изменения государственных гра­ниц (образование новых границ, территориальные споры)». Любое измене­ние территории государства, его новых политико-правовых очертаний, за ис­ключением случаев отторжения части территории государства, совершившего акт агрессии (при этом согласия такого государства не требуется - прим. авто­ра), должно осуществляться на основе добровольного соглашения сопредель­ных государств, принципа равноправия и самоопределения народов, населяю­щих соответствующую территорию, с учетом иных правомерных интересов го­сударств. Новые границы должны получить закрепление в договоре сопредель­ных государств или в локальном международном обычае.

Нечеткое определение прохождения государственной границы, разные подходы к ее установлению, обусловленные историческими, экономическими и иными интересами государств, отсутствие четких договоров о прохождении границы, неясности их формулировок и даже ошибки в документах о делими­тации границы, неточная демаркация границы могут привести к территориаль­ным спорам. Такие споры являются весьма важной проблемой и снижают уро­вень безопасности государства, его жизненно важных интересов, одним из эле­ментов которого является обеспечение территориальной целостности государ­ства.

Одними из основных международно-правовых средств обеспечения тер­риториальной целостности государств, разрешения территориальных споров являются мирные средства. Они применяются вне зависимости от того, каково содержание того или иного спора. Стороны в зависимости от ситуации могут выбирать любые из средств мирного разрешения споров, касающихся террито-


43

риальных вопросов. Данные средства как ранее, так и ныне являются действен­ным механизмом обеспечения территориальной целостности государств.

В Главе 5 «Международно-правовое регулирование противодействия сепаратизму» изложено отношение к сепаратизму как противоправному явле­нию, показана роль международного права, международных межправительст­венных организаций в противодействии этому явлению на международной аре­не, предложена концепция сотрудничества государств в данной области.

Параграф 1 «Сепаратизм и противодействие ему на межгосударст­венном уровне». Опасность сепаратизма всегда сопутствовала человечеству и ныне представляет угрозу территориальной целостности государств. Однако мировое сообщество может и должно предпринять реальные шаги по противо­действию этому явлению, а именно - по нейтрализации причин и условий, спо­собствующих зарождению сепаратизма, локализации его развития в государст­вах, борьбе с сепаратизмом, минимизации и (или) ликвидации последствий проявлений сепаратизма. Не снята проблема сепаратизма и на постсоветском пространстве. В России в 1996-1999 гг. наблюдалась активизация сепаратистов в Чеченской Республике. По-разному в мире относятся к действиям народов Южной Осетии и Абхазии по отделению от Грузии. Не сняты разногласия в Нагорном Карабахе и Приднестровье. В остальном мире сепаратисты контро­лируют ситуацию, например в Косово и на Тайване, в пределах территории ря­да государств. Как известно, Косово признали не многие европейские государ­ства, ряд из них, например Испания и Российская Федерация, активно возра­жают против государственности этого территориального образования.

Условия появления сепаратизма могут быть самыми различными. Одни­ми из них являются этнические конфликты. Само понятие "этнический кон­фликт" стало широко применяться как в зарубежной, так и в отечественной конфликтологии в качестве собирательного понятия относительно недавно. Ра­нее использовался целый ряд других понятий, таких как, национальный, меж­национальный, этнонациональный и межэтнический конфликты, которые трак­туются по-разному, хотя в принципе имеют по существу один и тот же смысл. Эти понятия остаются в научном и тем более практическом обиходе и по сей день. Вместе с тем все они по своей природе тождественны, что и позволяет объединить их в одно собирательное понятие.

Особую остроту этническим конфликтам может придавать также тот факт, что довольно часто их предметом являются территориальные споры, так как этнос является территориально организованной структурой. В ходе подоб­ных конфликтов нередко всплывают на поверхность и приобретают этниче­скую окраску экономические, экологические, конфессиональные, нравственные и другие проблемы. Поэтому не случайно представляется достаточно убеди­тельным выдвигаемый отечественными конфликтологами тезис о том, что эт­нический конфликт в чистом виде практически не существует.

В диссертации представлены основные компоненты структурной модели внутреннего этнического конфликта, которая может быть положена в основу соответствующего международно-правового противодействия таким конфлик­там в интересах обеспечения территориальной целостности государств.


44

Рассматривая содержание сепаратизма с позиций обеспечения территори­альной целостности государства, следует учитывать политическую составляю­щую деятельности сепаратистских сил. Именно ее реализуют сепаратисты при отделении от единого государства. Формы и направления этой деятельности вытекают из характера и степени развитости других компонентов национально-этнического сепаратизма, текущих и перспективных факторов развития кон­кретных государств.

Возникновению и развитию сепаратизма в государствах нередко способ­ствует и вмешательство тех или иных внешних сил в тот или иной этнический конфликт. Вмешательство извне является одной из особенностей возникающих в России этнических конфликтов. Такие конфликты испытывают на себе пря­мое и косвенное воздействие со стороны внешних сил самого широкого диапа­зона. В выгодном для себя плане пытаются влиять на этническую ситуацию в нашей стране определенные политические круги ряда государств Запада, а так­же страны исламского мира. Активно вмешиваются в этнические конфликты на территории Российской Федерации международные религиозно-экстремистские и террористические организации. При этом первые способст­вуют распространению среди российских мусульман экстремистских взглядов, а вторые оказывают сепаратистам в Северо-Кавказском регионе физическую и материальную поддержку.

Несмотря на столь широкое понимание сепаратизма под ним на межгосу­дарственном уровне понимается стремление населения той или иной террито­рии, тех или иных отдельных этнических общностей, не имеющих по общему признанию права на самоопределение, по отделению от государства, сам про­цесс отделения или обособление со ставкой на полное автономное существова­ние или присоединение к другому государству. По мнению автора, сепаратизм должен олицетворяться как явление противоправное, если в его основе лежит противоречащие международному праву стремление и соответствующая дея­тельность населения той или иной территории по отделению от государства или присоединению к другому государству. В иных случаях деятельность является правомерной. Правомерное отделение территории от государства может иметь место, если оно осуществляется в соответствии с конституцией, иным законом соответствующего государства или же в рамках реализации права народов на самоопределение. В таких случаях о противоправном сепаратизме, по мнению соискателя, говорить не следует.

Конкретное государство на практике само дает правовую оценку деятель­ности лиц, которые ратуют за отделение. Оно или разрешает или запрещает в соответствии с законодательством такую деятельность (пропаганду, выступле­ние в парламенте, средствах массовой информации и т.п.). Нередко в законода­тельстве предусматриваются такие правомерные мирные формы решения дан­ного вопроса, как проведение референдума. Немирные действия по борьбе за отделение от государства являются противоправными, если они не являются ответом на применение вооруженной силы властями государства.

При этом в оценке правомерности происходящего довольно часто ис­пользуется субъективный подход. Те или иные события нередко трактуются


45

исходя из разных правовых позиций. Это осложняется тем, что в международ­ном праве на универсальном уровне определение понятия «сепаратизм», как противоправного явления, так и не выработано. Нередко в международных от­ношениях государства используют его научное определение и, как показывает практика, не всегда однозначное.

В то же время отдельные признаки сепаратизма как противоправного яв­ления нашли отражение в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, утвердив­шей Декларацию о принципах международного права 1970 г. Примечательно, что первым международным договором, в котором нашло отражение определе­ние сепаратизма и закреплен его состав, стала Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом 2001 г., являющаяся, как извест­но, региональным международным договором. В настоящей Конвенции речь идет о запрете действий, совершаемых физическими лицами. Следует заметить, что сепаратизм - это общественно опасное явление, включающее в себя идео­логию и практику сепаратизма, отдельных физических лиц, их групп и органи­заций, участвующих в сепаратистской деятельности. Кроме того, сепаратизм, по мнению автора, может быть приписан государству, если проявляется в пове­дении любого органа государства, то есть, любого лица или любого образова­ния, которое имеет такой статус по внутригосударственному праву, независимо от того, осуществляет ли этот орган законодательные, исполнительные, судеб­ные или какие-либо иные функции, независимо от положения, которое он за­нимает в системе государства, и независимо от того, является ли он органом центральной власти или административно-территориальной единицы государ­ства, или в поведении лица или образования, не являющегося органом государ­ства, но уполномоченного правом этого государства осуществлять элементы государственной власти. В таком случае можно ставить вопрос о международ­но-правовой ответственности государств.

Анализ составов преступлений, предусмотренных Шанхайской конвен­цией о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом 2001 г., свидетель­ствует о том, что в Конвенции разработчики криминализировали только сило­вые действия сепаратистов. Например, призыв мирными средствами к разру­шению территориальной целостности государств не стал предметом рассмот­рения данного договора. Видимо стороны посчитали, что дело каждого госу­дарства самостоятельно привлекать или не привлекать лиц, занимающихся та­кой деятельностью, к ответственности.

Однако государства все-таки вынуждены давать правовые оценки, выска­зывать свое отношение к происходящему, закрепляя это в двусторонних или многосторонних договорах или иных международных документах, вырабаты­вать комплекс мер по противодействию сепаратизму, объединять свои усилия.

В целом же можно сказать, что при совершении общественно опасных деяний, признаки которых содержат международно-правовой состав сепара­тизма (если все же так обобщенно называть такую деятельность - прим. авто­ра), "запускается" механизм осуществления прав и обязанностей государств-участников в соответствии с международным правом. Он также может преду­сматривать принятие организационных, технических, оперативных и иных мер,


46

вытекающих из норм международного права. Эти меры могут быть направлены на выявление и пресечение таких правонарушений, привлечение к уголовной ответственности лиц, их совершивших.

Анализ международных документов показывает, что совместная правовая оценка сепаратизма присутствует в отношениях между государствами, в кото­рых существует угроза этого противоправного явления. В то же время, в рамках двусторонних и многосторонних международных договоров в настоящее время не предусмотрена система мер, позволяющих комплексно противодействовать сепаратизму как социально опасному явлению. Борьба сепаратистов за отделе­ние той или иной территории от государства, осуществляемая отдельными ли­цами, группами лиц, партиями, движениями, нередко сопровождается исполь­зованием террористических методов насилия. Поэтому, к сожалению, сотруд­ничающие стороны, как правило, ограничиваются борьбой с терроризмом, хотя последствия сепаратизма могут быть намного тяжелее для государств и их на­родов, межгосударственных отношений.

Параграф 2 «Роль международных организаций в противодействии сепаратизму». Вопрос противодействия сепаратизму стал находиться в поле зрения международных межправительственных организаций. Хотя следует за­метить, что на универсальном уровне в рамках международных организаций принято незначительное число документов, которые могут быть положены в основу противодействия неправомерному разрушению территориальной цело­стности государств - сепаратизму. Исключение составляют лишь вышеупомя­нутые положения Декларации о принципах международного права 1970 г.

Международные межправительственные организации, провозглашая принцип территориальной целостности государств как основной принцип меж­дународного права, по сути не предпринимают конкретных усилий по противо­действию сепаратизму на ранних стадиях его зарождения. Совет Безопасности ООН активизирует свои усилия, как правило, только тогда, когда вооруженная борьба сепаратистов с правительством того или иного государства выходит за рамки государственных границ, угрожает международному миру и безопасно­сти или же такая борьба сопровождается кровопролитием, массовым наруше­нием основных прав и свобод человека. Наиболее отчетливо это можно наблю­дать в государствах Африки (Сомали, Руанда, Сьерра-Леоне и др.). Нередко ООН вмешивается в события в государстве только тогда, когда уже наступили необратимые последствия и распад государств уже свершился, или просто яв­ляется пассивным наблюдателем происходящего негативного развития собы­тий, ограничиваясь принятием отдельных резолюций. Примером тому являются события в Косово, Грузии, Южной Осетии и Абхазии.

По сути, мы видим недостаточно эффективное выполнение ООН и ее главным органом Советом Безопасности своей основной цели - поддерживать международный мир и безопасность и с этой целью принимать эффективные коллективные меры для предотвращения и устранения угрозы миру или других нарушений мира и проводить мирными средствами, в согласии с принципами справедливости и международного права, улаживание или разрешение между­народных споров или ситуаций, которые могут привести к нарушению мира.


47

Не нарушая принцип невмешательства и принцип равноправия и самооп­ределения народов, ООН могла бы предпринимать прежде всего предупреди­тельные меры, в частности: закрепление общего определения сепаратизма в едином документе; разработка международных договоров по противодействию сепаратизму, закрепление в них четких прав и обязанностей государств в дан­ном вопросе, принятие иных международных документов; создание на между­народном уровне обстановки нетерпимости к сепаратизму, действиям госу­дарств, не соблюдающих принцип равноправия и самоопределения народов; выработка рекомендаций правительствам государств, где существует угроза се­паратизму, по нейтрализации причин и условий, способствующих зарождению сепаратизма, локализации его развития мирными средствами; оказание эконо­мической помощи таким государствам, если подобная помощь может ликвиди­ровать или нейтрализовать угрозу сепаратизма, его последствия; оказание мер в соответствии с Уставом ООН, направленных против действий отдельных ино­странных государств, сил, находящихся в них, оказывающих какую-либо по­мощь сепаратистам (военную, политическую, материальную и т.п.); иные меры, не противоречащие международному праву, в рамках компетенции ООН.

В ООН и в ее Совете Безопасности, как показывает современное состоя­ние международного мира и безопасности, в том числе и в вопросах сохранения территориальной целостности государств, еще не налажена соответствующая эффективная прогностическая работа. Ведь только качественный прогноз по­зволяет на ранней стадии выявить зарождающиеся опасности и предпринять своевременные меры. ООН и все мировое сообщество тратит огромные финан­совые и иные средства, чтобы «погасить костер» межнациональных вооружен­ных конфликтов в тех или иных государствах, которые нередко возникают в ре­зультате деятельности сепаратистов.

Однако ситуация в данном вопросе начинает изменяться. Примером тому является сотрудничество государств в рамках Шанхайской организации со­трудничества (ШОС), где региональное международное сотрудничество по противодействию сепаратизму осуществляется в комплексе мер борьбы с тер­роризмом и экстремизмом. Это, как уже было указано выше, объясняется тем, что сепаратисты нередко используют немирные террористические и экстреми­стские методы.

Конвенция регулирует взаимодействие государств ШОС, их правоохра­нительных ведомств и спецслужб в вопросах борьбы как с терроризмом и экс­тремизмом, так и с сепаратизмом. Она закрепила такие ключевые направления и формы международного сотрудничества, как обмен информацией, осуществ­ление в интересах сотрудничающих сторон оперативно-розыскных мероприя­тий, принятие совместных мер по пресечению поставок вооружения и боепри­пасов террористическим группировкам, их финансирования, а также мер по прекращению деятельности центров подготовки боевиков, в том числе и сепа­ратистских движений.

Конвенция имеет большое значение для России в контексте противодей­ствия указанным противоправным деяниям и призвана заложить надежную правовую основу для обеспечения мира, безопасности и стабильности в Цен-


48

трально-Азиатском регионе на долгосрочную перспективу. Меры по борьбе с сепаратизмом нашли отражение в Концепции сотрудничества государств - чле­нов Шанхайской организации сотрудничества в борьбе с терроризмом, сепара­тизмом и экстремизмом, принятой в Астане 5 июля 2005 г., которая является основой для выработки согласованной стратегии и системы мер по борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом среди государств - членов ШОС.

Сепаратизм как угроза территориальной целостности государств является реальной и среди государств Азиатского региона в целом, находится в центре внимания Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА). Вопросы противодействия сепаратизму, защиты лиц, которые незаконно пре­следуются за сепаратизм, все чаще стали находить отражение в решениях Ев­ропейского Суда по правам человека.

Параграф 3 «Концепция сотрудничества государств в противодейст­вии сепаратизму». Анализ опыта развивающегося сотрудничества государств, в том числе в рамках международных организаций, позволяет автору сформу­лировать концепцию международного сотрудничества государств в противо­действии сепаратизму, которая могла бы быть закреплена в форме резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, а в дальнейшем стать основой для разработки соответствующей универсальной конвенции.

Содержание Концепции представлено в диссертации. В ней под «проти­воправной сепаратистской деятельностью» понимаются какое-либо деяния, ни­чего не имеющие общего с правом народов на самоопределение, направленные на нарушение территориальной целостности государства, в том числе на отде­ление от него части его территории, или дезинтеграцию государства, совер­шаемые насильственным путем, а равно планирование и подготовка таких дея­ний, пособничество их совершению, подстрекательство к ним, и преследуемые в уголовном порядке в соответствии с законодательством государств; под «противодействием сепаратизму» - нейтрализация причин и условий, способ­ствующих зарождению сепаратизма, локализация его развития в государствах, борьба с сепаратизмом, минимизация и (или) ликвидация последствий проявле­ний сепаратизма.

Основной целью сотрудничества в противодействии сепаратизму и его международно-правового регулирования должно стать обеспечение защиты территориальной целостности государств от угроз сепаратизма.

Основными направлениями сотрудничества - формирование единой по­литики государств в области противодействия сепаратизму и осуществление межгосударственной координации этой деятельности; оказание экономической помощи государствам, их территориям, где существует угроза сепаратизма; вы­работка единых подходов к прекращению деятельности сепаратистских органи­заций, которые запрещены в государствах, в том числе создание единого пе­речня таких организаций, с последующей конфискацией их имущества и фи­нансовых средств; обеспечение неотвратимости наказания за сепаратизм; со­вершенствование правовой основы сотрудничества в противодействии сепара­тизму; разработка и осуществление межгосударственной системы мер по про­тиводействию сепаратизму; разработка правовых, организационных и иных


49

мер, направленных на укрепление пограничного и таможенного контроля с це­лью предотвращения проникновения сепаратистов на территории государств, а также пресечения незаконного перемещения через границы государств средств, используемых для осуществления сепаратистской деятельности; научно-техническое, информационное и аналитическое обеспечение противодействия сепаратизму; исключение доступа сепаратистов к оружию массового уничто­жения и средствам его доставки, радиоактивным, токсичным и другим опасным веществам, материалам и технологиям их производства; оказание помощи в ли­квидации последствий и реабилитации лиц, пострадавших от действий сепара­тистов, использующих террористические методы насилия; противодействие любым формам финансирования сепаратизма; предотвращение использования или угрозы использования для пропаганды сепаратизма в локальных и глобаль­ных компьютерных сетях; взаимодействие с гражданским обществом и средст­вами массовой информации в целях противодействия пропаганде сепаратизма; согласование позиций для участия в международных организациях и междуна­родных форумах по вопросам противодействия сепаратизму; участие в объе­динении усилий мирового сообщества по формированию глобальной стратегии противодействия сепаратизму; неоказание содействия сепаратистам; совершен­ствование материально-технической базы противодействия сепаратизму; обоб­щение и распространение опыта совместного противодействия сепаратизму; подготовка, переподготовка и повышение квалификации кадров для компе­тентных органов государств, участвующих в противодействии сепаратизму; формирование в общественном сознании понимания необходимости беском­промиссной борьбы с сепаратизмом.

Основными формами сотрудничества - проведение согласованных про­филактических мероприятий; проведение согласованных оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, в том числе выполнение за­просов об их проведении; оказание друг другу содействия путем разработки и принятия согласованных мер для предупреждения, выявления и пресечения се­паратистских действий и взаимоуведомление о результатах их осуществления; осуществление сотрудничества и принятие мер по предупреждению, выявле­нию и пресечению на территории своего государства деяний, связанных с сепа­ратизмом, направленных против других сторон; обмен оперативно-розыскной, справочной, криминалистической информацией, в том числе сведениями о го­товящихся действиях сепаратистов, причастных к этим действиям лицах и ор­ганизациях, создание специализированных банков данных и систем связи, в том числе закрытой; оказание правовой помощи; проведение консультаций, обмен мнениями, опытом работы и методической литературой, согласование позиций по вопросам противодействия сепаратизму, в том числе в международных ор­ганизациях и на международных форумах; подготовка кадров, проведение со­вместных научных исследований в данной области.

В Главе 6 «Внешние угрозы территориальной целостности госу­дарств и противодействие им на межгосударственном уровне» раскрывается содержание международно-правовых мер, предпринимаемых государствами на постсоветском пространстве в сфере охраны государственной границы, а также


50

по обеспечению территориальной целостности государств в рамках функцио­нирования системы международной безопасности.

Параграф 1 «Международное сотрудничество в сфере охраны государ­ственной границы». Российская Федерация предпринимает активные меры по охране своей государственной границы в соответствии с ее статусом, опреде­ляемым международными договорами и законодательством Российской Феде­рации. При этом она сотрудничает с иностранными государствами в сфере за­щиты их совместной государственной границы на основе общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Россий­ской Федерации.

Защита государственной границы Российской Федерации обеспечивает жизненно важные интересы личности, общества и государства на границе в пределах приграничной территории, осуществляется всеми федеральными ор­ганами исполнительной власти в соответствии с их полномочиями, установлен­ными законодательством Российской Федерации, и направлена в том числе на обеспечение территориальной целостности государства.

Охрана государственной границы Российской Федерации является со­ставной частью ее защиты и осуществляется пограничными органами, входя­щими в состав федеральной службы безопасности, в пределах приграничной территории, Вооруженными Силами Российской Федерации в воздушном про­странстве и подводной среде и другими силами (органами) обеспечения безо­пасности Российской Федерации в случаях и в порядке, определяемых законо­дательством Российской Федерации. Охрана границы осуществляется в целях недопущения противоправного изменения ее прохождения, обеспечения со­блюдения физическими и юридическими лицами режима границы, погранично­го режима и режима в пунктах пропуска через нее. Указанные меры регулиру­ются законодательством государств, в то же время нельзя обойтись без между­народного права, которое регулирует в том числе и вопросы режима государст­венной границы.

Режим государственной границы определяется как международными до­говорами, так и законодательством сопредельных государств. Число элементов, охватываемых понятием "режим государственной границы" и предусмотрен­ных международными договорами и законодательством различных государств, может быть различным и определяться сферой общих интересов сопредельных государств на их границах. Данный режим является одним из важных состав­ляющих обеспечения территориальной целостности. Нередко именно государ­ственную границу пересекают лица, участвующие в сепаратистской деятельно­сти, перемещаются грузы и предметы, которые могут использоваться для со­вершения актов терроризма, разжигания расовой, религиозной и национальной нетерпимости в государствах, дезинтеграции государств и их последующего расчленения. На государственной границе можно поставить первый барьер та­кой противоправной деятельности. Его эффективность напрямую зависит от эффективности международно-правового регулирования сотрудничества со­предельных государств по установлению и поддержанию режима государст­венной границы.


51

Наряду с режимными мерами на совместных границах государства при­нимают меры по их совместной охране, которая осуществляется органами по­граничных ведомств сопредельных государств. Сопредельные государства в интересах обеспечения своей безопасности, как правило, заключают двусто­ронние и многосторонние международные договоры по системе взаимосвязан­ных вопросов охраны общей государственной границы. Российское государст­во заключило за свою многовековую историю множество таких международ­ных договоров. Большое их число было оформлено в период существования Советского Союза. После его распада были заключены новые международные договоры с вновь образованными государствами.

На постсоветском пространстве имеет место практика оказания государ­ствами взаимопомощи друг другу в охране границ с третьими государствами, в рамках соответствующих международных договоров. Россия оказывает такую помощь Беларуси, Армении и Таджикистану. В связи с образованием новых го­сударств Южной Осетии и Абхазии, в интересах обеспечения их территориаль­ной целостности, возникла необходимость в оказании им помощи в обустрой­стве и охране государственных границ с Грузией. Правовой основой таких мер стали двусторонние соглашения, заключенные 30 апреля 2009 г. между Росси­ей и Южной Осетией и Абхазией о совместных усилиях в охране государствен­ной границы. Эти меры должны позволить противодействовать попыткам реа­нимировать прежнее положение дел, не допустить опасную эскалацию воору­женных действий в регионе. Основными направлениями взаимодействия Рос­сии с Южной Осетией и Абхазией по обеспечению их территориальной целост­ности могут стать реализация сотрудничества по: совместной охране их госу­дарственной границы с Грузией; созданию совместных структур по охране гра­ницы, осуществлению совместной оперативно-розыскной деятельности в инте­ресах охраны государственной границы; проведению на территории новых го­сударств российским пограничными органами помощи в вопросах дознания по делам о нарушениях государственной границы; производству неотложных следственных действий в соответствии с уголовным и уголовно-процессуальным законодательством этих государств, а также по делам об ад­министративных правонарушениях; подготовке кадров и передаче опыты охра­ны государственной границы. Одним из основных направлений должен стать обмен информацией полномочными органами сторон.

Сотрудничество в охране границ государств на постсоветском простран­стве осуществляется на многостороннем и двусторонних уровнях путем за­ключения договоров о сотрудничестве по пограничным вопросам. Они обеспе­чивают своевременный и согласованный обмен информацией, в том числе о лицах, в отношении которых в соответствии с национальным законодательст­вом имеются ограничения на въезд на территории этих государств или на выезд за их пределы, в том числе лиц, участвующих в сепаратистской деятельности. Стороны согласовывают совместную пограничную политику, разрабатывают и реализуют совместные программы по пограничным вопросам, долгосрочную стратегию взаимовыгодного пограничного сотрудничества. Основными меро­приятиями  в данной сфере должны стать: сближение концептуальных подхо-


52

дов к структурной перестройке охраны границ государств; унификация законо­дательной и нормативно-правовой базы государств-участников в области по­граничной политики; формирование унифицированной системы пограничного и таможенного контроля на границах; унификация подходов к заключению ме­ждународных договоров с третьими странами по пограничным вопросам; инте­грация управления и оптимизация взаимодействия государственных органов государств в области обеспечения безопасности на их границах.

Международные организации являются одним из важных инструментов обеспечения территориальной целостности государств посредством координа­ции усилий по охране границ их членов. На постсоветском пространстве такой организацией является прежде всего СНГ. Существующая геополитическая ре­альность вызывает необходимость тесного объединения усилий государств -участников СНГ в области защиты национальных интересов в экономической, политической, социальной, международной, информационной, военной, погра­ничной и иных сферах обеспечения безопасности этих государств. Жизненно важными для них являются устойчивые и надежные государственные границы, защита и охрана которых представляет собой главное условие, гарантирующее их национальную безопасность.

Вследствие распада СССР на территории ее бывших союзных республик возникли новые границы, требующие их соответствующего оформления и ох­раны. Проблемы, связанные с охраной внешних границ государств, входящих в СНГ, наличие "прозрачных" границ между этими государствами потребовали формирования соответствующей международно-правовой базы. Такая база соз­дана и постоянно совершенствуется. Ее основа была заложена Соглашением о создании Содружества Независимых Государств (Минск, 8 декабря 1991 г.), а в дальнейшем принятием 22 января 1993 г. Устава Содружества Независимых Государств. Можно выделить такие направления сотрудничества государств, подлежащих международно-правовому регулированию, как совместная дея­тельность, реализуемая на равноправной основе через общие координирующие органы, обеспечение стабильного положения на внешних границах Содружест­ва, координация деятельности пограничных войск и других компетентных служб государств по осуществлению контроля за соблюдением установленного порядка пересечения их внешних границ. Государства - участники СНГ при охране границ с государствами, не входящими в сотрудничество: обеспечивают соблюдение положений соответствующих международных договоров по вопро­сам границ на двусторонней и многосторонней основе; осуществляют правовое регулирование и содействуют сближению национального законодательства по пограничным вопросам; обеспечивают самостоятельно или коллективно (по со­глашению с другими государствами - участниками Содружества) пресечение проникновения через границу террористических групп и других преступных элементов, преследующих в том числе сепаратистские цели; создают при необ­ходимости на двусторонней или многосторонней основе региональные объеди­ненные командования (штабы, координационные советы) пограничных войск заинтересованных государств - участников Содружества в целях совместной охраны границ и реализации ими пограничной политики; проводят консульта-


53

ции и согласовывают, координируют свои позиции по обеспечению охраны границ и при принятии решений по вопросам пограничной политики на грани­цах с учетом интересов безопасности государств - участников Содружества; содействуют решению вопросов строительства пограничных войск и определе­ния их статуса, обеспечения материально-техническими средствами и специ­альной техникой, подготовки кадров; осуществляют координацию усилий по разработке проектов межгосударственных соглашений по этим и другим вопро­сам, связанным с деятельностью пограничных войск государств - участников Содружества. При этом установление и поддержание режима внешних границ осуществляются на основе принципов: учета взаимной безопасности при уста­новлении режима внешних границ и прежде всего при установлении правил пе­ресечения внешних границ лицами, транспортными средствами и грузами; вза­имной ответственности государств за поддержание установленного режима на их внешних границах; взаимной заинтересованности по предупреждению и пресечению противоправной деятельности на внешних границах; оказания вза­имного содействия в приемлемой для заинтересованных государств форме при разрешении пограничных споров, конфликтов, инцидентов, связанных с режи­мом внешних границ.

Вопросы охраны государственных границ на постсоветском пространстве занимают место в деятельности и такой международной организации, как Евра­зийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), в рамках которого укрепляется взаимодействие государств и их пограничных органов в данной сфере. Погра­ничная политика государств - членов Сообщества должна быть направлена на обеспечение их суверенитета и территориальной целостности, реализацию и защиту национальных интересов и безопасности этих государств. Обеспечение пограничной безопасности государств-членов Сообщества должно охватывать: создание и совершенствование нормативно-правовой базы по пограничным во­просам; осуществление на внешних границах всех видов контроля; прогнозиро­вание обстановки на территориях, прилегающих к внешним границам госу­дарств - членов Сообщества, выработку и реализацию мер по совершенствова­нию механизма принятия совместных решений.

Параграф 2 «Обеспечение территориальной целостности государств в рамках функционирования системы международной безопасности». Од­ним из действенных средств обеспечения территориальной целостности госу­дарств является создание надежной системы коллективной безопасности, кото­рая, как известно, может быть всеобщей (универсальной) или региональной. Такая система представляет собой организационную форму и комплекс согла­сованных совместных мер государств всего мира или определенного географи­ческого района, предпринимаемых для предотвращения и устранения угрозы миру, подавления актов агрессии или других нарушений мира, а также для за­щиты от иных внешних угроз жизненно важным интересам государств, в том числе и территориальной целостности государств. Функционирование данной системы невозможно без соответствующих международно-правовых мер.

В настоящее время военно-политическая обстановка в мире приобрела качественно новый характер: с одной стороны, спад международной напряжен-


54

ности, с другой - ее сложность и противоречивость. Влияние на ее развитие оказывают многочисленные внешние и внутренние факторы, находящиеся в тесной взаимосвязи и взаимозависимости.

Официальный отказ западных держав от военно-политической конфрон­тации с государствами, образовавшимися на постсоветском пространстве, а точнее государствами - участниками СНГ и ОДКБ, их готовность строить от­ношения на основе диалога, доверия, сотрудничества, признание того, что вой­на уже не может служить средством достижения политических целей для этих государств имеют принципиальное значение.

В складывающейся новой системе международных отношений СНГ и ОДКБ имеют все основания занять весомое место в мировом сообществе и раз­делить коллективную ответственность за международную безопасность. Осу­ществляя радикальные реформы, государства - участники этих международных организаций оказывают и будут оказывать значительное влияние на процессы, происходящие в системе международных отношений.

Вместе с тем существует значительное количество региональных межго­сударственных и внутригосударственных проблем, обострение которых чревато перерастанием в международные вооруженные конфликты и локальные войны. Предпосылки для этого сохраняются в социальных, политических, экономиче­ских, территориальных, национально-этнических, религиозных и других проти­воречиях, а также в приверженности ряда государств к решению их силовыми методами. В настоящее время нельзя полностью исключить возможных попы­ток со стороны отдельных стран или групп стран проводить курс на региональ­ное или глобальное доминирование, желание занять особое место в мировой системе за счет своего военно-стратегического, экономического или научно-технического потенциала, проводя при этом политику с позиции силы.

На обстановку на границах, обеспечение территориальной целостности влияют факторы и внутри государств. Наличие зон вооруженных конфликтов немеждународного характера, сложность переходного периода, причины кото­рых заключаются в нерешенности взаимных претензий независимых госу­дарств и новых национальных образований друг к другу, действия многих не-конституированных вооруженных формирований внутри государств отрица­тельно влияют на внутриполитическую обстановку и являются главной причи­ной нестабильности в этих государствах. Такая неустойчивость ситуации в не­которых суверенных государствах, образовавшихся на территории бывшего Союза ССР, например таких, как Молдова и Азербайджан, значительно ослож­няется экономическим кризисом и неразрешенностью многих серьезных соци­ально-этнических проблем, а это, при определенных обстоятельствах, может привести к тому, что внутренняя нестабильность в одних государствах - участ­никах СНГ и ОДКБ становится источником нарушения безопасности других государств. Сохраняется значительный риск возникновения различного рода кризисов в непосредственной близости от внешних границ государств - участ­ников этих международных организаций.

Таким образом, в ближайшей перспективе вряд ли будет окончательно устранена военная опасность для государств - участников СНГ и ОДКБ, угроза


55

их территориальной целостности. При любом, прежде всего нежелательном, варианте развития военно-политической обстановки перед этими государства­ми встает актуальный вопрос обеспечения их военной безопасности, который непосредственно влияет на обеспечение их территориальной целостности, не­рушимости государственных границ, а также соответствующего развития меж­дународно-правовой базы. В диссертации показано развитие такой базы, его тенденции, дана общая характеристика международных договоров и иных до­кументов, принимаемых в рамках этих международных организаций и направ­ленных на обеспечение территориальной целостности их государств - членов.

Начало созданию региональной системы коллективной безопасности на пространстве бывшего СССР, формирование соответствующей международно-правовой базы было положено с момента образования СНГ. Его государства -участники считают военную безопасность Содружества и каждого из них одной из главных политических целей. Недопущение войны рассматривается в каче­стве основного средства достижения этой цели. Они видят в лице всех госу­дарств мирового сообщества партнеров и строят свои отношения на общепри­знанных принципах и нормах международного права, дружбы и сотрудничест­ва. В политическом и военном отношении государства Содружества не считают своим противником ни одно государство или коалицию государств.

Первым существенным шагом в формировании такой системы стало под­писание 15 мая 1992 г. в Ташкенте Договора о коллективной безопасности. В нем государства - участники подтвердили обязательство воздерживаться от применения силы или угрозы силой в межгосударственных отношениях, раз­решать все разногласия между собой и с другими государствами мирными средствами. Договор оказал позитивное влияние на развитие международной обстановки на постсоветском пространстве. Его участники неоднократно при­нимали активное участие в миротворческой деятельности СНГ для обеспечения региональной безопасности5.

Важным шагом в обеспечении безопасности на постсоветском простран­стве, территориальной целостности государств - участников СНГ, нерушимости их государственных границ стало Соглашение о Концепции военной безопас­ности государств - участников Содружества Независимых Государств (Бишкек, 9 октября 1992 г.), ставшее основной при проведении военной политики, разра­ботке и принятии законодательных актов по вопросам обороны, в том числе и формулировании национальных военных доктрин государств - участников СНГ. Концепция представляет собой совокупность согласованных и официаль­но принятых взглядов на защиту этих государств от внешних угроз, обеспече­ние независимости, их территориальной целостности и политической стабиль­ности.

Принимая во внимание важность проблем, связанных с укреплением мира и безопасности на территориях государств - участников СНГ, в контексте обес­печения общеевропейской и международной безопасности, соблюдения суве-

См. более подробно: Остроухое Н.В. Международно-правовые проблемы разрешения вооруженных конфликтов на постсоветском пространстве: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. 238 с.


56

ренитета, территориальной целостности, неприкосновенности границ этих го­сударств 15 апреля 1994 г. в Москве была принята Декларация о соблюдении суверенитета, территориальной целостности и неприкосновенности границ го­сударств - участников СНГ, в которой подтверждена территориальная целост­ность, нерушимость границ друг друга, отказ от противоправных территори­альных приобретений и от любых действий, направленных на расчленение чу­жой территории, провозглашен ряд мер в данной области.

Меры по обеспечению территориальной целостности государств нашли отражение в Меморандуме о поддержании мира и стабильности в Содружестве Независимых Государств 1995 г. К их числу можно отнести: намерение пресе­кать в соответствии со своим национальным законодательством создание и дея­тельность на своих территориях организаций, групп или отдельных лиц, на­правленные против независимости, территориальной целостности и неприкос­новенности границ либо на обострение межнациональных отношений, а также на посягательства извне на государственное устройство государств, подписав­ших этот документ; подтверждение нерушимости существующих границ друг друга и противодействие любым действиям, подрывающим их незыблемость, а также решение всех споров, возникающих по вопросам границ и территорий, только мирными средствами; проведение безотлагательных консультаций госу­дарств при возникновении ситуации, затрагивающей интересы безопасности какого-либо государства; поддержка усилий друг друга по дальнейшему укреп­лению мер доверия и безопасности между государствами - участниками СНГ.

Одним из основополагающих документов по обеспечению территориаль­ной целостности государств - участников СНГ стало заключенное 9 октября 1992 г. в Бишкеке Соглашение о сотрудничестве государств - участников Со­дружества по обеспечению стабильного положения на их внешних границах, в котором предусмотрен механизм осуществления совместных мер государств в случаях дестабилизации либо угрозы дестабилизации на каком-либо из участ­ков их внешних границ. При возникновении кризисных ситуаций на внешних границах, угрожающих их нерушимости, необходимо взаимодействие погра­ничных войск. Этой цели служит Соглашение о взаимодействии пограничных войск государств - участников Содружества Независимых Государств при воз­никновении кризисных ситуаций на внешних границах 1996 г.

В современных условиях военной обстановки, политической конфигура­ции на постсоветском пространстве знаковым событием стало создание Орга­низации Договора о коллективной безопасности. Целями ОДКБ согласно ее Уставу стало укрепление мира, международной и региональной безопасности и стабильности, защита на коллективной основе независимости, территориальной целостности и суверенитета государств-членов, приоритет в достижении кото­рых эти государства отдают политическим средствам.

Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) является перспективной международной региональной организаций, призванной решать широкий спектр задач, в том числе и по обеспечению территориальной целостности та­ких государств Центральной Азии, как Россия, Китай, Таджикистан, Кыргыз­стан, Узбекистан.


57

Вопросы нейтрализации угроз государствам на их внешних границах просматриваются во многих документах данной организации, среди которой особое место занимает Хартия Шанхайской организации сотрудничества 2002 г. При этом одними из основных направлений сотрудничества в рамках ШОС стали: поддержание мира и укрепление безопасности и доверия в регионе; по­иск общих точек зрения по внешнеполитическим вопросам, представляющим общий интерес, в том числе в международных организациях и на международ­ных форумах; выработка и реализация мероприятий по совместному противо­действию терроризму, сепаратизму и экстремизму; координация усилий по во­просам разоружения и контроля над вооружениями.

ШОС может и должна внести заметный вклад в безопасное и стабильное развитие не только на ее пространстве, но и в мире в целом. Эта международная организация должна активно участвовать в строительстве системы региональ­ной безопасности, которая в равной степени учитывала бы интересы и подходы всех участников, и конструктивно сотрудничать со всеми государствами и объ­единениями в этом важном деле.

Как известно, Российская Федерация является участником ОБСЕ. В За­ключительном акте СБСЕ, составляющем основу ее деятельности, были закре­плены важнейшие принципы международного права, на которых должны осно­вываться отношения государств. В нем были также определены совместные ме­ры по обеспечению европейской безопасности. Эта организация играла актив­ную роль в процессе урегулирования вооруженных конфликтов в регионах тра­диционных российских интересов - Нагорном Карабахе, Абхазии, Приднестро­вье. Основными направлениями формирования системы коллективной безопас­ности в Европе стали контроль за соблюдением принципов, норм и стандартов сотрудничества государств, согласование мер по предотвращению конфликтов, ограничение и сокращение вооружений, укрепление мер доверия.

После отражения Россией вооруженной агрессии Грузии на Южную Осе­тию возникла необходимость в создании надежного механизма обеспечения безопасности как на границах Южной Осетии, так и в Северо-Кавказском ре­гионе в целом. Этому способствует подписание 17 сентября 2008 г. в Москве Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Российской Фе­дерацией и Республикой Южная Осетия и аналогичного договора с Республи­кой Абхазия, где предусмотрен комплекс мер, которые, по мнению договари­вающихся государств, могут решить стоящую проблему обеспечения их безо­пасности.

Таким образом, по мнению автора, территориальная целостность госу­дарств, образовавшихся на постсоветском пространстве, обеспечивается в рам­ках универсальной системы международной безопасности и региональных сис­тем международной безопасности, сформировавшихся на территории госу­дарств - участников СНГ, ОДКБ, ШОС и ОБСЕ, на основе соответствующей международно-правовой базы. Эти системы взаимосвязаны, находятся в посто­янном развитии и должны тесно взаимодействовать друг с другом в интересах поддержания мира и безопасности на постсоветском пространстве, в целом в мире, в том числе и в интересах обеспечения территориальной целостности го-


58

сударств, интегрироваться друг с другом и составляться единое целое. Можно говорить о необходимости формирования на постсоветском пространстве, в рамках Европы и Центральной Азии единой субрегиональной системы между­народной безопасности ввиду огромных пространств, в пределах которых рас­положены государства этих регионов, их взаимозависимости. Данные процессы должны сопровождаться соответствующим развитием международного права. Большое значение в этой связи призвана сыграть инициатива Президента Рос­сийской Федерации Д. Медведева о разработке нового Договора по европей­ской безопасности.

В заключении изложены основные итоги и выводы, предложения и ре­комендации, отражающие основные научные результаты, полученные в ходе диссертационного исследования.

Основные положения диссертации отражены в следующих научных

публикациях:

Монографии

  1. Теоретико-методологические, правовые и прикладные вопросы ге­незиса, эволюции и разрешения этнических конфликтов в современной России (опыт системного исследования): Монография. М.: Юрлитинформ, 2008. 216 с. (9,0 авт. л.).
  2. Остроухов Н.В., Алешин В.В. Теоретические и методологические основы использования основных правовых режимов в период вооруженных конфликтов: Монография. М.: Юрлитинформ, 2008. 136 с. (в соавторстве, доля соискателя 0,8 авт. л.).
  3. Территориальная целостность государств в современном междуна­родном праве и ее обеспечение в Российской Федерации и на постсоветском пространстве: Монография. М.: Юрлитинформ, 2009. 352 с. (17,8 авт. л.).

Научные статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных жур­налах и изданиях, рекомендованных ВАК

  1. О некоторых мирных средствах разрешения вооруженных кон­фликтов // Черные дыры в российском законодательстве. 2008. № 6. С. 45 - 47 (0,3 авт. л.).
  2. Политико-правовое регулирование этнической ситуации как основа обеспечения безопасности Российской Федерации // Черные дыры в Россий­ском законодательстве. 2009. № 2. С. 53 - 56 (0,3 авт. л.).
  3. Некоторые вопросы кодификации и прогрессивного развития гума­нитарного права, применяемого во время вооруженного конфликта немеждуна­родного характера // Московский журнал международного права. 2009. № 1. С. 195-205 (0,5 авт. л.).

59

  1. Основные международно-правовые режимы, применяемые в период вооруженного конфликта // Московский журнал международного права. 2009. №2. С. 63 - 75 (0,6 авт. л.).
  2. Вооруженные конфликты международного характера и принцип территориальной целостности государств // Современное право. 2009. № 8. С. 114-116 (0,6 авт. л.).
  3. Некоторые особенности вооруженного конфликта немеждународ­ного характера // Современное право. 2009. № 10. С. 40 - 43 (0,6 авт. л.).
  4. Правовые основы регулирования вооруженного конфликта немеж­дународного характера // Обозреватель. 2009. № 8 (235). С. 26 - 34 (0,6 авт. л.).
  5. О мнимой и реальной правосубъектности // Вестник РУДН, серия «Юридические науки». 2009. № 2. С. 90 - 94 (0,33 авт. л.).
  6. О международно-правовой оценке августовских событий на Кавказе // Закон и право, 2009. № 8. С. 14 - 17 (0,33 авт. л.).
  7. Проблема определения понятия территориальной целостности го­сударств // Вестник московского университета МВД России. М., 2009. № 6. С. 165-168 (0,4 авт. л.).
  8. Правомерные способы изменения государственной границы // Ме­ждународное право - International Law. М. 2009. №4. С. 5-14 (0,2 авт. л.).
  9. Международно-правовое оформление государственной границы Российской Федерации и сопредельных государств // Вестник РУДН, серия «Юридические науки». М. 2009. №4. С. 85-92 (0,3 авт. л.).

Научные статьи, опубликованные в иных изданиях

  1. О содержании понятий «конфликт», «вооруженный конфликт» // Российский ежегодник международного права. Спецвыпуск, 2008. СПб.: РОССИЯ - НЕВА, 2009. С. 130 - 140 (0,6 авт. л.).
  2. Правовой статус территорий в вооруженном конфликте // Право и современность: Сборник научно-практических статей. М.: Саратовский юриди­ческий институт МВД России. 2009. Вып. 4, Часть 2. С. 97 - 101 (0,5 авт. л.).
  3. О понятии территориальная целостность государств, как основном объекте преступлений против государства // Международное уголовное право и международная юстиция. М., 2010. № 1. С. 3 - 7 (0,65 авт. л.).
  4. Международно-правовое обеспечение территориальной целостно­сти Российской Федерации и других государств на постсоветском пространстве // Право и безопасность. М., № 1 (34). 2010. С. 38 - 45 (1,3 авт. л.).

Учебники, учебные пособия

20.     Актуальные проблемы применения международного гуманитарного

права в период вооруженных конфликтов: Учебное пособие. М.: РУДН, 2010.

114 с. (4,2 авт. л.).

Материалы конференций

21.     Принцип территориальной целостности государств в системе прин­

ципов Устава ООН: Сборник научных докладов и сообщений на межвузовской

научно-практической конференции. 29 октября 2009 г. // Современные пробле-


60

мы государственно-правового строительства в России. Орел: Орловский юри­дический институт МВД России. 2009. С. 107 - 112 (0,42 авт. л.).

22. Наемничество как угроза современному миру и безопасности // Сборник статей и доклады международной конференции «Глобализация и тер­роризм: противоречия и угрозы XXI века». М.: РГГУ, 2008. С. 217 - 224 (0,3 авт. л.).

АННОТАЦИЯ НА ДОКТОРСКУЮ ДИССЕРТАЦИЮ Н.В. ОСТРОУХОВА НА ТЕМУ: «ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ ЦЕЛОСТНОСТЬ ГОСУДАРСТВ В СОВРЕМЕННОМ МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ И ЕЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАН­СТВЕ»

Диссертация Н.В. Остроухова посвящена решению актуальной научной проблемы, имеющей большое прикладное значение для обеспечения безопас­ности Российской Федерации. В работе исследована территориальную целост­ность государств как социальное и правовое явление, выявлена ее международ­но-правовая природа и содержание. Проанализирован международно-правовой принцип территориальной целостности государств, его формирование. Уточне­но место принципа территориальной целостности среди основных и других общепризнанных принципов международного права, показаны их взаимосвязь и взаимодействие. Исследована реализация принципа территориальной целост­ности в современной практике отношений государств на постсоветском про­странстве. С позиций современного международного права раскрыто влияние на территориальную целостность государств международного признания, борь­бы народов за самоопределение, показаны место и роль национальных мень­шинств при территориальных изменениях. Дано определение системы обеспе­чения территориальной целостности государств, уточнены ее цели, решаемые задачи и основные международно-правовые компоненты. Описана междуна­родно-правовая модель обеспечения территориальной целостности государств на постсоветском пространстве, представлены пути прогрессивного развития международного права в данной области. Выявлены внутренние и внешние уг­розы территориальной целостности Российской Федерации, других государств на постсоветском пространстве, предложен комплекс международно-правовых мер, направленных на парирование и нейтрализацию этих угроз. Исследовано отражение в международном праве сепаратизма и противодействия ему, пред­ложены меры по совершенствованию международного права в данном вопросе. Рассмотрено международное сотрудничество в сфере охраны государственной границы, а также обеспечение территориальной целостности государств в рам­ках функционирования системы международной безопасности. Выработаны предложения по дальнейшему развитию понятийного аппарата в исследуемой сфере.


61

Annotation of Doctor's Dissertation: byN.B. Ostroukhov:

Territorial Integrity of States in Modern International Law and Ensuring it in the Russian Federation and on the Post-Soviet Territories.

The Dissertation by N.V. Ostroukhov is devoted to the topical scientific problem which can be applied to ensure security of the Russian Federation. The paper re­searches the territorial integrity of states both as a social and legal phenomenon, shows its international legal nature and its contents. It also analyses the international-legal principle of territorial integrity of states and its formation. It finds out the role of the principle of territorial integrity among basic and generally acknowledged princi­ples of the international law, demonstrates their interrelationship. The paper re­searches the implementation of the principle of territorial integrity in modern rela­tionship of the former soviet republics. Taking into consideration modern interna­tional law the dissertation highlights the impact of the international acknowledgement on the territorial integrity of states. It also depicts the influence of nations fighting for their self-identification and the role of national minorities under the conditions of the territorial instability. The dissertation gives the definition of the system of ensuring the territorial integrity of states, clarifies its goals, problems to solve and its main in­ternational components. It gives the international legal model to ensure the territorial integrity of states in the post-soviet world, presents ways of the progressive develop­ment of the international law in this sphere. The dissertation outlines interior and ex­ternal threats to the territorial integtity of the Russian Federation and other states in the post-soviet area. A system of the international legal measures is offered to rebuff and neutralize these threats. It studies separatism as reflected in the international law and ways to counteract it. It offeres measures to sophisticate the international law in this field. It consideres the international cooperation connected to the security of the state borders. The paper also points out how the system of the international security ensures the territorial integrity of states.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.