WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Государственная политика в системе органов юстиции СССР в 1933-1956 гг.

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

На правах рукописи

Кодинцев Александр Яковлевич

Государственная политика в системе

органов юстиции СССР в 1933-1956 гг.

Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Екатеринбург 2010

Работа выполнена на кафедре Истории государства и права Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Уральская государственная Юридическая Академия»

Научный консультант: Доктор юридических наук, профессор

Смыкалин Александр Сергеевич

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

                                                Винниченко Олег Юрьевич

                                                доктор юридических наук, профессор

                                                     Казанцев Сергей Михайлович

                                                     доктор юридических наук, профессор

                                                     Печников Андрей Павлович

 

Ведущая организация: ФГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права»

 

Защита состоится 24 июня 2010 г. в 13 часов на заседании

диссертационного совета Д 212.282.01 при Федеральном государственном

образовательном учреждении высшего профессионального образования

«Уральская государственная Юридическая Академия» по адресу: 620066, г. Екатеринбург, ул. Комсомольская, 21. Зал Ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального

государственного образовательного учреждения высшего профессионального

образования «Уральская государственная Юридическая Академия».

Автореферат разослан «_____»  _____________ 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор юридических наук, профессор                                              В.И. Леушин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

           Актуальность темы. Проблематика роли и места юстиции в жизни общества и государства интересует исследователей уже на протяжении длительного времени. Точка зрения на эту проблему меняется в зависимости от конкретно - исторических условий и культуры той или иной страны. Изменение этих условий приводит к появлению новых и новых концепций, в которых предыдущий опыт подвергается критическому переосмыслению, а новые исторические обстоятельства приводят к выработке иных моделей органов юстиции. При этом надо разделять ситуативные изменения и общее представление о системе правоохранительных органов. Многие исследователи оказываются под влиянием социально-политических условий и следуют за ними при обосновании тех или иных изменений государственно-правовых институтов.

Одновременно продолжаются горячие споры о структуре правоохранительных органов, их функциях и, самое главное, о степени эффективности их деятельности. Для того чтобы понять направление деятельности органов связанных с осуществлением правосудием и постараться улучшить их работу необходимо обратиться к историческому опыту, рассмотреть предшествующие модели. Потребность в этом велика. Она обусловлена туманностью, нечеткостью и в ряде случаев противоречивостью понятий и концепций по поводу органов юстиции. Изучение истории органов юстиции позволяет преодолеть поспешные выводы в этой сфере и дает возможность создать теорию юстиции путем постижения эволюции системы правоохранительных органов. Особенно важно выяснить обобщенную теорию юстиции в настоящее время в связи с переходом к правовому государству. Необходимо отказаться от чрезмерной политизированности связанной с ролью органов юстиции в современном обществе. Многое зависит от целей государства. Власть, похоже, стремится совместить послушность и эффективность в этой сфере. В итоге ни одна цель не достигается. Вне зависимости от правовой политики государства по исследуемой нами теме мы считаем, что можно выработать общие представления о сущности юстиции. Конечно, эти обобщения могут быть только очень абстрактными, но, по крайней мере, они не будут носить сиюминутный характер.

Многие проблемы органов юстиции, освещенные в нашей работе, остаются актуальными и в наши дни. Президент РФ Д. Медведев, выступая на VII съезде судей России (декабрь 2008 года) отметил частоту сменяемости судей, плохую исполняемость судебных решений, недостаточную гарантированность независимости судей. Он призвал к защите судей от давления со стороны СМИ, предлагал усилить специализацию судов и признал необходимость в создании единого дисциплинарного органа. Судьи обеспокоены низким материальным положением судебных работников и чрезмерными нагрузками. Данное исследование показывает, как разрешались схожие проблемы в 30-50-е годы ХХ века.

Степень научной разработанности темы исследования

          Тема диссертации была выбрана после тщательного изучения сотен опубликованных источников по теории и истории советской юстиции. Исследователи раскрывали различные аспекты деятельности органов юстиции. В том числе содержание понятия юстиция, судебное управление, советское судоустройство, правосудие, судебная власть. Рассматривались проблемы становления и эволюции судебных органов, адвокатуры, прокуратуры и т.д. В то же время ряд проблем осталось не изученными или мало изученными. Это история реальная практика управления в сфере юстиции, состав органов юстиции, деятельность и структура специальных органов юстиции, организационная структура союзных административных органов юстиции и т.д. Понятия управление в системе юстиции, государственная политика в системе юстиции, тоталитарная юстиция остались почти вне поля зрения ученых. Таким образом, данное исследование раскрывает проблему государственной политики в сфере юстиции через систему административного управления. Органы юстиции входящие в систему Наркомюста (Минюста) СССР в 30-50-е гг. ХХ века рассматриваются как единая организационная система взаимосвязанных элементов, объединенных едиными целями и управляемых единым органом власти. Автор впервые предпринял комплексное исследование административных органов юстиции и суда через систему административного управления. Данное исследование отчасти восполняет указанные пробелы и позволяет взглянуть на проблему с новой стороны.

Объектом исследования выступают общественные отношения, сложившиеся в сфере государственной политики по управлению органами юстиции. Государственная политика осуществлялась через механизм партийного, ведомственного и контрольного управления правоохранительной системой. Таким образом, объектом исследования выступают идеи положенные советским руководством в основу управления органами юстиции, нормативно-правовые акты, регулирующие деятельность в этой сфере, организационное построение органов юстиции, их функции, конкретная реализация властных полномочий в сфере правосудия и эффективность механизма управления органами юстиции при проведении массовых репрессий.

Предметом исследования выступают организационно-правовые основы возникновения и развития аппарата Наркомата (Министерства) Юстиции СССР и подчиненных ему учреждений, а также Верховного Суда СССР в 1933-1956 гг. Эти органы совместно осуществляли функции по управлению. В рамках предмета исследования автор рассматривает эволюцию структур и компетенций административных органов юстиции, суда, адвокатуры, нотариата, судебного исполнения, механизм участия органов юстиции в массовых репрессиях. Также предметом исследования выступают сложившиеся теоретические представления об управлении в сфере юстиции. Особое внимание уделяется роли органов юстиции при организации массовых репрессий.

Хронологические рамки

Традиционно хронологические рамки истории органов советской юстиции выделяются в четыре этапа: первый с 1917 по 1936, период господства республиканских Наркоматов Юстиции; второй с 1936 по 1956 гг., централизация управления и руководство органами юстиции Наркоматом (Министерством) Юстиции СССР; третий с 1956 по 1970 гг., децентрализация управления и передача функций управления в республиканские судебные органы; четвертый с 1970 по 1991 гг. централизованное управление органами юстиции через Министерство Юстиции СССР. И.И. Олейник разделила первый этап на три части, в том числе выделив 1929-1936 гг., когда функции Наркомюстов республик были ограничены.

Что выделять в качестве критериев хронологического деления? Можно выделять даты принятия ключевых актов, или организацию органов юстиции, или крупные социально-экономические изменения в обществе, или изменения государственной политики в сфере юстиции. По мнению автора, если принять в качестве критерия колебания государственной политики в сфере управления органами юстиции, то можно выделить следующие периоды: первый с 1917 по 1933 гг., эпоха республиканских наркоматов юстиции и эксперименты с управлением; второй с 1933 по 1956 гг., централизованное управление в сфере юстиции; третий с 1956 по 1970 гг. децентрализация управления; четвертый с 1970 по 1996 гг. централизованное управление. Данное деление носит условный характер. В первый период органы юстиции подвергались постоянным реорганизациям. Сначала была ликвидирована имперская юстиция. Были созданы различные квазиюстициарные учреждения. В 1920-е годы органы юстиции были восстановлены и, советская модель внешне совпадала с имперской моделью (подчинение всех органов юстиции Наркомату Юстиции). В конце 20-х - начале 30-х годов органы юстиции были частично ликвидированы. На третьем этапе большую роль сыграла децентрализация управления, которую проводил Хрущев. Система управления органами юстиции напоминала 20-е годы. Министерства юстиции республик и верховные суды республик управляли правоохранительными органами. На четвертом этапе управление было вновь централизовано и сосредоточено, главным образом, в Министерстве Юстиции СССР. В 90-е годы органы юстиции были окончательно децентрализованы.

Второй период четко подразделяется на следующие этапы:

с 1933 по 1936 гг. – эксперименты Сталина в сфере управления органами юстиции, сочетание союзных и республиканских органов управления. Нормативное обеспечении деятельности органов юстиции в этот период основывалось на Положении о Прокуратуре СССР от 17.12.1933 года и Постановлении ЦИК СССР о расширении полномочий Верховного Суда СССР. Согласно этим актам высшие органы юстиции получили право общего управления нижестоящими органами.

с 1936 по 1938 гг. – централизация органов управления в Наркомюсте СССР и Прокуратуре СССР. Этот период четко определяется принятием 20 июля 1936 года постановлением ЦИК и СНК СССР об образовании Наркомата Юстиции СССР, Положением о Наркомюсте СССР от 8 декабря 1936 года.

с 1938 по 1941 гг. – правовое оформление деятельности органов юстиции. На этом этапе были приняты Закон о судоустройстве 1938 года, Положения о НКЮ СССР, НКЮ республик и Управлений НКЮ в 1939 году, Положение об адвокатуре 1939 года и ряд других нормативно-правовых актов.

С 1941 по 1945 гг. – реорганизация органов юстиции в связи с военными действиями. Доминирование органов военной юстиции. Этот период начался с принятия Положения о военных трибуналах от 22 июня 1941 года, которое существенно изменило структуру и судопроизводство органов юстиции.

С 1945 по 1953 гг. – реорганизация органов юстиции в послевоенный период. Завершение правового оформления управления в системе юстиции. Этот период был характерен эпохой повышенной секретности и господством специальных органов юстиции. Данный период можно также разделить на 2 подпериода: с 1945 по 1948 гг., характеризовался сохранением господства военных органов юстиции и системы управления сложившейся в годы войны; с 1948 по 1953 гг. демилитаризация органов юстиции, частичное ограничение функций органов управления юстицией.

С 1953 по 1956 гг. – свертывание и ликвидация органов союзного управления юстицией, расширение и укрепление органов республиканского управления юстицией. Демонтаж сталинской модели юстиции.

Первый и последний периоды характерны дуализмом управления. Сочетались союзные и республиканские органы управления. Период с 1936 по 1953 характерен полным господством органов союзного управления.

Цели и задачи исследования обусловлены актуальностью исследования. Целью является раскрытие природы системы советского государственного управления в органах юстиции в 1933-1956 гг., механизма государственной политики в сфере юстиции и степень участия органов юстиции в репрессиях.

Для достижения этой цели исследователь решал следующие задачи:

  1. Изучить теоретические основы понятий в сфере юстиции. Проанализировать и дать понятия «государственное управление в сфере юстиции», «государст­вен­ная политика в сфере юстиции», «тоталитарная юстиция». Определить составные элементы понятия «управления в сфере юстиции»;
  2. Рассмотерть эксперименты в сфере юстиции в 30-50-е годы ХХ века;
  3. Исследовать становление и эволюцию организационно-правовых структур Нар­комата (Министерства) Юстиции СССР в 1936-1956 гг. Рассмотреть положение органов юстиции в системе Наркомюста (Минюста) СССР;
  4. Изучить эволюцию структуры и функций республиканских и региональных орга­нов юстиции;
  5. Изучить специфику государственного управления в сфере юстиции в 30-50-е годы ХХ века и выявить степень эффективности этого управления;
  6. Провести анализ нормативно-правовых актов в системе органов юстиции в рас­сматриваемый период;
  7. Выяснить степень участия органов юстиции в репрессивной политике совет­ского государства;
  8. Определить допустимость модели единого управления в системе юстиции.

Методология исследования основана на диалектическом методе. Диалектический метод позволил рассматривать все явления одновременно во взаимосвязи и в развитии. Автор использовал принципы объективности и историзма. Материал излагается по проблемно-хронологическому принципу. Применялись методы: системно-структурный, формально-юридический, сравнительно-правовой, конкретно-исторический, статистический анализ. Также применялись методы анализа и синтеза.

Используя принцип историзма, автор рассматривает органы юстиции в их развитии. Также применяется институционально-функциональный подход для познания сущности правоохранительных органов. Используя статистический метод, исследователь выявляет качественные и количественные изменения в структуре, составе и деятельности органов юстиции. Формально-юридический метод применялся при анализе сущности нормативно-правовых актов. При этом выявлялись цели составления документа, нормы, которые противоречили друг другу и т.д. Сравнительный метод применялся при сопоставлении функций правоохранительных органов, их структуры и компетенции на протяжении советского периода. В том числе автор сравнивал эффективность управления органами юстиции со стороны судов и Наркоматов (Министерств) Юстиции. Данный метод автор тесно использовал в связи с методом актуализации. Современные политические процессы автор связывал с их советскими традициями и определял параллели связывавшие прошлое и настоящее. Основным методом, который был использован при подготовке данной работы, стал системно-структурный подход. Органы юстиции изучались как единая система. Автор устанавливал параметры системы, ее эволюцию и взаимосвязь между элементами. Также как система рассматривается организация управления в системе юстиции. Эта система формировалась в 30-50-е годы, и ее развитие прервалось после ликвидации Минюста СССР в 1956 году.

Также в работе использовались методы социальной психологии. Автор работы выявлял и определял основные ментальные установки, которыми руководствовались советские юристы в 30-50-е годы ХХ века. Применение этого метода позволил выявить процесс становления юристов как корпорации. Использование правовой герменевтики позволило сымитировать «погружение» в мир советских юристов, определить их ценностные установки и мотивы поведения. Автор, применяя метод экстраполяции, делал общие выводы об уровне культуры советских юристов на основании изучения отдельных представителей и наблюдения за общими тенденциями развития советской юриспруденции. При выполнении работы автор активно использовал диахронный метод анализа. С помощью этого метода было изучено изменение структуру органов юстиции во времени, на протяжении 24 лет. Исследователь активно использовал метод контент-анализа. Причем внимание уделялось как содержательной (исторической) так и формальной (юридической) стороне изучаемых документов.

Теоретическая основа вытекает из работ советских, российских и зарубежных исследователей в области теории и истории государства и права и истории правоохранительных органов. Значение имеют выводы о месте органов юстиции в механизме государства, об их функциях, эволюции, внутренней структуре в историческом развитии и в современное время.

Автор опирался на научные открытия и положения ученых-юристов определявших место и роль органов юстиции в механизме советского государства: Ю.А. Горькова, П.Ю. Гулягина, Ю.И. Колесова, Ю.Н. Кучма, Р.С. Мулукаева, И.В. Павлова, О.В. Хлевнюка, О.И. Чердакова и других.

Труды ряда авторов позволили лучше понять исторический аспект деятельности органов юстиции: Д.В. Бондаренко, Е.А. Быковской, В.А. Звягинцева, Й. Горлиски, Л.А. Губжоковой, А.Е. Епифанова, Г.М. Ивановой, М.В. Кожевникова, А.В. Клевцова, Р.Г. Кочарьянц, И.Н. Кузнецова, А.И. Муранова, М.И. Настюк, В.В. Обухова, О.Ю. Олейник, В.Г. Орлова, А.Г. Петрова, А.Д. Святоцкого, В.Н. Смирнова, Н.В. Соколова, М.С. Строговича, Д.С. Сусло, В.М. Сырых, А.В. Пыжикова, А.С. Тагер, Ю. Хаски, Н.Ф. Чистякова, Н.А. Юркевич, М. Янсен и других специалистов.

Понимание идеи управления в системе юстиции было бы невозможно без трудов Г.Н. Агеевой, В.Б. Алексеева, Ч.А. Баширова, Н.В. Блиновой, В.П. Божьева, С.В. Бородина, А.И. Казакова, Д.С. Карева, В.П. Кашепова, Т.Р. Козуб, Н.В. Лазаревой-Пацкой, А.Е. Лунева, А.Л. Ривлина, В.М. Савицкого, Л.С. Симкина, Э.Я. Стумбиной, Ф.Г. Тарасенко, Л.В. Филатовой, С.М. Ходыревского, И.С. Яртых и других правоведов.

Изучение идеи судебной власти и сущности органов юстиции основано на трудах: М.Ю. Барщевского, Х. Бермана, В.М. Вдовенкова, Л.А. Воскобитовой, М.Р. Гумба, Т.Н. Добровольской, Е.П. Дубкова, М.В. Ивановой, И.Н. Кашурина, В.А. Колоколова, В.Ф. Кузнецова, О.Е. Кутафина, С. Кучерова, В.А. Лазаревой, В.М. Лебедева, Т.Г. Морщаковой, А.Н. Просвиркина, Ю.И. Стецовского, А.В. Хоменя, И.Г. Черемных, К.С. Юдельсона и других ученых.

Концептуальная часть диссертации была бы невозможна без трудов: С.С. Алексеева, О.Ю. Винниченко, М.В. Горбачевой, П. Джуливера, С.М. Казанцева, Т.В. Кондратьевой, В.Н. Кудрявцева, М.С. Малыгина, М.Б. Моттаевой, И.И. Олейник, В.Д. Перевалова, И.Д. Перлова, С.Ф. Филипчук, А.П. Печникова, А.С. Смыкалина, П. Соломона, Н.Н. Тарасова, А.И. Трусова, А.С. Шабурова, Г.К. Шарова и других исследователей.

Эмпирическую базу исследования составили материалы архивов, сборников, юридические публикации, научные труды деятелей советской юстиции, воспоминания.

1. Нормативно-правовые акты. Правовую основу диссертации составляют различные законодательные и подзаконные акты, принятые центральными советскими, правительственными и партийными органами СССР. Эти акты содержатся в Собрании законов СССР, Собрании узаконений РСФСР, а также в многочисленных сборниках и архивах.

2. Архивные материалы составляют основную часть диссертации

А) Материалы  центральных архивов

Автор исследовал архивные материалы Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ), Российского государственного архива новейшей истории (РГАНИ), Центрального архива Министерства обороны РФ (ЦАМО), Центральный архив общественно-политической истории г. Москва (ЦАОПИМ), Российский государственный военный архив (РГВА), Российский государственный архив Военно-морского флота (РГА ВМФ). Основная часть материалов впервые ведена в оборот.

В ГАРФ исследователь изучил фонды центральных органов власти СССР. Это материалы фондов ЦИК СССР (ф.Р-3316, описи 27,28,40), Верховного Совета СССР (ф.Р-7523, описи 9,14,15,40,65,40,41,42,45,45а,58,75). Наибольшее количество важного и интересного материала содержится в фонде Совнаркома (Совета Министров) СССР за 1933-1956 гг. (ф.Р-5446). Каждый год параллельно велась общая и секретная опись. Автором просмотрены дела общих описей: 25,50,51,86,88,87,89,90 и секретных описей: 16а, 18а,20а,22а,23а,24а,25а,43а,44а, 46а,47а,48а,49а,50а,51а,80а,86а. В них отражена деятельность органов юстиции в 1933-1956 гг. Особый интерес представляют описи 81а и 81б, которые содержат документы секретариата заместителя председателя СНК СССР А.Я. Вышинского.

Огромный объем фактического материала содержится в фондах высших органов юстиции. Прежде всего, это материалы фонда Министерства Юстиции СССР (ф.Р-9492) за 1936-1956 гг. Этот фонд содержит множество важных материалов по деятельности органов юстиции. 1,9 описи содержат основные материалы по деятельности ведомства, опись 1а секретные материалы, опись 2 переписка, опись 3 материалы спецколлегий за 30-е годы, опись 6 судебная статистика, описи 4,5,12,13,14 материалы по работе специальных судов. Большой интерес представляет фонд Верховного Суда СССР (ф.Р-9747) за 1933-1956 гг. Особое внимание автором было уделено 1 описи (материалы Пленумов Верховного Суда СССР), описи 1а (секретные материалы), описи 2 (судебно-надзорная коллегия), описи 4 специальная коллегия, описям 10 и 16 (канцелярия). Также автор просматривал описи по работе судебной коллегии по гражданским делам, по уголовным делам, воднотранспортной коллегии, коллегии по делам лагерных судов, военной коллегии и транспортной (железнодорожной) коллегии. Особо можно выделить фонд Р-8131 (Прокуратура СССР) за 1933-1956 гг. Прежде всего исследователь изучил 37 (секретную) опись этого фонда. Описи 27,29,32 и другие также содержат ценный материал по прокурорскому надзору за судами. Также важный материал содержится в фондах советского государственного контроля. Прежде всего это фонды Комиссии советского контроля СССР в 1934-1940 гг. (ф.Р-7511, описи 1,10), Наркомата (Министерства) госконтроля СССР в 1940-1957 гг. (ф.Р-8300, опись 11).

Исследователь также подробно проанализировал фонды ГАРФ по РСФСР. В первую очередь это материалы парламентских учреждений России: ВЦИК РСФСР (ф.Р-1235, описи 31,75,76) и Верховный Совет РСФСР (ф.А-385). Значительный объем материалов содержится в фонде СНК (СМ) РСФСР за 1933-1956 гг. (ф.А-259, описи 2,3,5,6,7,18,19,20,36,37,38). Также можно выделить фонд министерства госконтроля РСФСР (ф.А-339).

Большой блок интересных и важных документов содержится в фонде Министерства (Наркомата) Юстиции РСФСР А-353 (описи 10,13,14,15,16). Материалы фонда в целом однородны с документами Минюста СССР. Интерес представляет фонд А-428 (Верховного Суда РСФСР), описи 1,2,3,4,5. Материалы в целом однородны с документами Верховного Суда СССР.

В военных архивах (РГВА, РГА ВМФ и ЦАМО) содержится ценный материал по истории органов военной юстиции. В том числе документы главной военной прокуратуры, военной коллегии Верховного Суда СССР, главного управления военных трибуналов Наркомата Юстиции (Минюста) СССР, военно-юридической академии, военных прокуратур и трибуналов. Материалы по деятельности органов военной юстиции до 1941 года хранятся в РГВА и РГА ВМФ и доступны для исследователя. Материалы с 1941 года хранятся в ЦАМО.

Важная информация содержится в центральных партийных фондах РГАСПИ и РГАНИ. Почти все материалы по партийной политике в отношении органов юстиции содержатся в 17 фонде РГАСПИ (Политбюро ЦК) за 1933-1952 гг. В том числе опись 2 (Пленумы ЦК), описи 3,162 (особая папка),163, в которой содержатся все постановления Политбюро по вопросам работы органов юстиции. Описи 112-121,161 Секретариата и Оргбюро ЦК содержат дела, в которых хранятся материалы предварительного обсуждения вопросов по работе органов юстиции и утверждению высших чиновников. Аналогичные фонды (материалы Пленумов, постановления Политбюро, документы административного отдела ЦК) с 1952 года хранятся в РГАНИ. Интерес представляют документы 89 фонда «Коллекция рассекреченных документов», фонд 6 (материалы Комитета партийного контроля).

Отдельно необходимо выделить партийные фонды центральных учреждений юстиции. Они хранятся в ЦАОПИМ. В том числе это фонды первичных парторганизаций Верховного Суда СССР (фонд 1936), Прокуратуры СССР (фонд 1246), Наркомюста (Минюста) СССР (фонд 2273), Верховного Суда РСФСР (фонд 494), Прокуратуры РСФСР (фонд 4672), Наркомюста (Минюста) РСФСР (ф.393).

Б) Региональные архивы

Изучение истории региональных органов юстиции невозможно без материалов региональных архивов. Исследователь выборочно использовал архивные материалы Свердловской, Челябинской, Курганской областей и города Москва. В том числе материалы фондов: Объединенный государственный архив Челябинской области (ОГАЧО), Государственный архив Курганской области (ГАКО), Государственный архив общественно-политической документации Курганской области (ГАОПДКО), Центр документации общественных организаций Свердловской области (ЦДООСО), Государственный архив Свердловской области (ГАСО), Государственный архив административных органов Свердловской области (ГААОСО), Центральный архив общественно-политической истории Москвы (ЦАОПИМ) и Центральный архив г. Москва (ЦМАМ). Работа охватила фонды областных судов, управлений юстиции, народных судов, нотариальных контор, коллегий защитников (адвокатов), правовых школ, юридических институтов, областных прокуратур, военных трибуналов, военных прокуратур, лагерных судов, линейных судов транспорта, уполномоченных комиссий советского контроля, уполномоченных комиссий партийного контроля, уголовные дела на бывших работников юстиции, обкомов партии, облисполкомов, горкомов, горисполкомов, райкомов партии, партийных ячеек органов юстиции и прочие фонды.

3. Выступления и научные работы советских руководителей и деятелей юстиции.

            В диссертации используется сочинения, опубликованные выступления, программные статьи М.И. Калинина, Н.М. Бухарина, Л.М. Кагановича. А также В.О. Антонова-Саратовского, Н.В. Крыленко, А.Я. Вышинского, Н.М. Рычкова, И.Т. Голякова, К.П. Горшенина, А.А. Волина, Я.Н. Бранденбургского, С.А. Голунского, Н.О. Лаговиера, М.С. Строговича, А. Йодковского, Д.С. Карева, К.С. Юдельсон, В. Чхиквадзе, И.Д. Перлова, В. Ширвинского, С. Файнблита, А.Н. Винокурова и других правоведов.

4. Периодическая печать.

Прежде всего, деятельность юстиции освещалась в центральных партийных изданиях «Правде» и «Известиях». Острокритические или юмористические публикации выходили в региональных изданиях: «Уральский рабочий», Челябинский рабочий» и т.д.

Значительный объем информации содержится в юридических журнальных публикациях. До июля 1941 года выходил журнал Советская Юстиция. С 1934 года журнал Прокуратуры СССР (с 1941 года орган Прокуратура СССР, Верховного Суда СССР и Наркомата Юстиции СССР) Социалистическая Законность. До 1939 года выходил журнал АН СССР Советское государство с 1939 года Советское государство и право (выходил с перерывом в 1941-1945 гг.). В 1935-1939 гг. выходили Проблемы уголовной политики (в 1937-1939 гг. Проблемы социалистического права). Также выходили Ученые записки и Ученые труды ВИЮН в 1940-1941, 1944-1947, 1949 гг. Эти издания содержат важнейшую информацию по деятельности органов юстиции.

5. Мемуары, воспоминания, личные архивы.

По деятельности органов юстиции сохранилось относительно небольшое количество мемуаров и личных документов. В опубликованных мемуарах современники, как правило, описывали отдельные аспекты деятельности своих учреждений, не анализируя их сущность (Васнев, Брауде, Гречуха, Неручев и другие). Воспоминания, выходившие за рубежом, наоборот, очень критичны в отношении советского правосудия (Палибин, Каминская и другие). Среди мемуаров вышедших в современное время можно отметить воспоминания бывшего главного военного прокурора СССР А.Н. Афанасьева.

Отдельный блок материалов составляют личные архивы. Среди них можно выделить фонд бывшего председателя Уголовно-судебной коллегии Верховного Суда СССР А.О. Антонова-Саратовского (ГАРФ, ф.Р-7474). Отдельные интересные материалы содержатся в личных фондах советских руководителей хранящиеся в РГАСПИ. В том числе в фондах М.И. Калинина (ф.78), Молотова (ф.82), П.И. Стучки (ф.153), М.Н. Шверник (ф.399), Н.И. Ежова (ф.671).

Научная новизна диссертации определяется тем, что впервые рассматривается реализация государственной политики в сфере юстиции через централизованное управление органами юстиции с целью создания эффективных органов юстиции для реализации целей правосудия или для проведения массовых репрессий. Раскрываются понятия в сфере управления юстицией, государственной политики в правоохранительной сфере, тоталитарная юстиция. На основе комплексного подхода рассматривается структура органов юстиции и, ее положение в системе правоохранительных органов СССР.

В диссертации излагаются неизученные или малоизученные проблемы истории советской юстиции:

1. Изложена историография истории управления в сфере юстиции, судебной деятельности, адвокатуры, нотариата.

2. Раскрывается структура и функции органов юстиции и суда в 30-50-е годы ХХ века. Изучается состав органов юстиции.

3. Подробно рассматривается государственная политика при реорганизации органов юстиции и проведении уголовно-правовых кампаний.

4. Выявлен и изучен механизм управления органами юстиции на всесоюзном, республиканском и региональном уровнях.

5. Автором прослежена тенденция централизации и децентрализации органов юстиции в годы сталинского режима.

6. Комплексно рассматривается история органов специальной юстиции. Выявляется специфика управления этими органами.

7. Подробно исследована история борьбы за власть в системе юстиции.

8. Выделены аспекты участия органов юстиции и суда в репрессивной политике советского государства.

9. Излагается комплексная теория управления в сфере юстиции.

10.Определяются позитивные результаты, достигнутые при реализации управления в сфере союзной юстиции. Проанализированы элементы управления и степень их эффективности.

11.Раскрывается значение и взаимосвязь опыта истории советских органов юстиции для современной России.

12.Выявляются культурные установки и мотивация деятельности советских юристов.

Достигнутые выводы основаны на архивных материалах и существенно расширяют представления об истории органов советской юстиции. По нашему мнению органы юстиции наряду с другими репрессивными органами разделяют ответственность за участие в организации и проведении массовых репрессий во время правления Сталина. Результаты исследования позволяют выделить и обосновать значение государственной политики в сфере юстиции. Автор подчеркивает возможность применения единого подхода к управлению органами юстиции. Обосновывается целостная концепция государственной политики в сфере юстиции. 

Впервые в научный оборот вводится большой круг источников.

Теоретическая и практическая значимость исследования

В диссертации исследуется проблема управления органами юстиции в истории России. Раскрывается противоречивость и непоследовательность государственной политики в этой сфере. Формулируются общие теоретические положения системы управления органами юстиции.

Научно-практическое значение работы заключается в том, что предлагается комплексный поход к системе государственного управления, нормативного регулирования и государственной политике в системе правосудия. Это позволяет выработать рекомендации по принятию законов и их реализации в сфере управления правоохранительными органами. Изложенные в диссертации положения могут служить методологической основой для разработки рекомендаций по общим параметрам управления в системе юстиции: общие методики обобщения юридической практики, методики, устанавливающие общие параметры статуса работников юстиции, типовые правила проверки органов юстиции и т.д. В настоящее время эти и подобные методики существуют, но они носят обособленный характер и применяются отдельно к каждому органу. В то же время, зачастую их объектом является одно и то же явления так или иначе связанное с правосудием. Полученные результаты исследования могут способствовать повышению научного уровня при организации правового регулирования деятельности органов юстиции. Например, на VII всероссийском съезде судей (декабрь 2008 года) Председатель Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькин выступил с предложением создать специальные судебные органы, которые бы занимались рассмотрением дисциплинарных вопросов по деятельности судей. Примером такого органа может служить Коллегии по дисциплинарным делам существовавшие в СССР в 50-е годы ХХ века. На съезде высказывались пожелания применять научные методы при определении объемов нагрузки судей. Но такие методы были разработаны в СССР в 40-е и 70-е годы ХХ века.

Выводы, изложенные в диссертации, позволяют лучше понять и осмыслить нынешнее состояние органов юстиции России. На их основе можно выработать единые параметры государственной политики в сфере юстиции, вернуться к понятию единства управления в системе юстиции, восстановить систему управления органами юстиции. Положения и выводы исследования могут быть использованы при разработке курсов истории государства и права, политическая юстиция, история органов юстиции и других историко-правовых дисциплин.

Основные положения, выносимые на защиту

  1. Общие развитие органов юстиции СССР в 30-40-е годы ХХ века определялось политикой централизации государства, которую проводил Сталин. При созда­нии Наркомюста СССР и Прокуратуры СССР преследовалась цель организации всеобщего контроля за органами юстиции.
  2. Создание единых органов юстиции сопровождалось унификацией управления. Разрабатывались параметры руководства, создавались единые подзаконные акты в сфере управления, организовывались стандартные ведомственные структуры, разрабатывались единые требования к работникам юстиции. В изу­чаемый период была сформирована нормативная база по деятельности админи­стративных органов юстиции, суда, адвокатуры и нотариата.
  3. Автор выявил эксперименты, проводившиеся в сфере советской юстиции. В середине 30-х годов в форме эксперимента существовала двойная система управления органами юстиции в виде Прокуратуры СССР, Верховного Суда СССР и Наркомюстов союзных республик. Эта модель управления оказалась крайне неэффективной, привела к многочисленным конфликтам и от нее отка­зались в 1936 году. В середине 30-х годов было произведено искусственное разделение органов юстиции и прокуратуры. Прокуратура СССР выделяется в отдельное ведомство и по ряду полномочий превосходит другие органы юсти­ции, встает над ними. Разделение органов юстиции на две части нарушило единство в системе управления органами юстиции и ослабило их деятельность.
  4. Нормативно-правовые акты 1936-1939 гг. создали систему дуалистического управления судебными органами со стороны Верховного Суда СССР и Нар­комюста СССР. Этот дуализм прослеживается на всех уровнях судебной вла­сти: союзном, республиканском и местном. Верховный Суд СССР взаимодей­ствовал с Минюстом СССР, Верховные суды союзных республик с Минюстами республик, областные суды с Управлениями Министерства Юстиции.
  5. Функциональный подход позволил выявить неустойчивость полномочий и «одно­разовый» характер деятельности органов юстиции. Их в первую очередь ориентировали на проведении тех или иных, необходимых режиму кампаний. Господствовало кампанейское правосудие.
  6. Деятельность органов юстиции подчинялась циклам сталинской политики, кото­рая колебалась от «законности» к беззаконию. Автор, проанализировав ты­сячи архивных материалов, выделяет периоды «законности» с 1933 по 1936, с 1938 по 1940, с 1944 по 1947, с 1949 по 1952 годы и периоды массового террора с 1930 по 1933, с 1936 по 1938, с 1940 по 1944, с 1947 по 1949 и с 1952 по 1953 годы. Под «законностью» понималось общее временное снижение репрессий, оправдание части невинно осужденных (за год-два до наступления «законно­сти») и имитация правосудия. Под беззаконием («усилением репрессивной по­литики») понималось резкое возрастание репрессий, ликвидация небольших процессуальных норм и беспорядочное осуждение граждан. С точки зрения Сталина периоды репрессий были необходимы для «воспитания» советского народа, для достижения каких-то практических результатов, для устранения «врагов» и т.д. Как правило, волна репрессий поднималась во время проведе­ния крупных политических кампаний, которые инициировал Сталин.
  7. В системе органов юстиции существовали перекосы в организационном и управ­ленческом аспектах. Основной упор делался на те подразделения, кото­рые имели значение для высшего руководства советского государства в кон­кретный момент. Так, в периоды «законности» большее внимание уделялось общегражданским органам, а в периоды «террора» органам специальной юсти­ции.
  8. В сталинский период формировалась, но не была завершена модель тоталитар­ной юстиции. Изучение архивных материалов позволило выявить основные признаки такой формы юстиции. Она, по нашему мнению, включала в себя та­кие элементы как стандартизация и централизация при управлении органами юстиции, специальная юстиция, бюрократизация, воспитательно-карательная роль суда, упрощенное правосудие, имитация правосудия, широкое примене­ние секретных актов фактически отменявших процессуальное законодатель­ство и т.д.
  9. Системный подход позволил выявить положительные моменты в деятельности административных органов юстиции. Так, были разработаны единые пара­метры судебной статистики, методики проведения ревизий, стандарты кадро­вой работы, модели обобщения практики и т.д.
  10. На протяжении всего изучаемого периода возрастала роль органов специальной юстиции, в том числе и органов по их управлению. Это было связано с расши­рением секретности в деятельности правоохранительных органов СССР, вой­ной и с наличием большого количества дел по специальной компетенции. По­степенное сокращение специальной юстиции, вплоть до почти полной ее лик­видации проходило, начиная с 1948 года.
  11. Управление в системе адвокатуры повлекло за собой вредные последствия для советской защиты. Были репрессированы дореволюционные кадры адвокатуры, коллегии адвокатов подвергались постоянным чисткам. В существенной сте­пени адвокатура была бюрократизирована и фактически включена в состав Минюста СССР. Независимость адвокатских организаций превратилась в фик­цию. При этом автор отмечает постоянную специфическую особенность совет­ской адвокатуры. В нее, прежде всего, попадали самые активные советские юристы.
  12. Во второй половине 30-х годов ХХ века был восстановлен нотариат. Оставаясь в структуре Минюста, он постепенно эволюционировал в сторону более ста­бильного и развитого органа юстиции. Но в то время нотариальные органы в целом оставались на задворках юридического мира.

Апробация и внедрение результатов исследования

Всего по теме исследования опубликовано 97 работ общим объемом 95 п.л., в том числе 2 монографии. Основные положения и выводы были апробированы на 11 научных конференциях, в том числе 3 международных, 2 всероссийских, 1 межрегиональной, 5 областных (окружных). Работа прошла апробацию на четвертых Уральских юридических чтениях в 2005 году и на семинарах в Германском историческом институте в 2010 году. Результаты исследования обсуждались на кафедре Истории государства и права Уральской государственной Юридической Академии и кафедре Теории и истории государства и права Сургутского государственного университета. Диссертационные материалы включены в разработанное автором учебное пособие, в течение 6 лет апробировались автором при чтении лекционных курсов по Истории органов юстиции России и Истории отечественного государства и права.

Структура работы

Работа состоит из введения, 6 глав, заключения и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

             Во введении обоснована актуальность темы, обозначены цель и задачи, объект и предмет исследования, его методологическая и теоретическая основа, сформулированы выносимые на защиту положения, показана научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, приведены сведения об апробации полученных результатов.

В главе I – «ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ И ИСТОРИОГРАФИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ В СФЕРЕ СОВЕТСКОЙ ЮСТИЦИИ» - раскрываются основные теоретические положения исследования. В том числе понятия «тоталитарная юстиция», «управление в системе юстиции», «государственная политика в системе юстиции», «орган юстиции».

На наш взгляд можно дать такое определение органа юстиции - это орган (учреждение) государственной или общественной власти, главной сферой деятельности которого является осуществление функции правосудия или вспомогательных судебных функций. Можно дать такое определение государственной политики в сфере юстиции: это деятельность государства, предусматривающая разработку и реализацию целей и средств по осуществлению судопроизводства для решения государственных задач. Применительно к сталинскому времени основными целями государства были устрашение и подавление общества. Для достижения цели применялись такие средства как принцип коллективной ответственности, объективное вменение, принцип аналогии, ускоренное и упрощенное судопроизводство, неадекватность мер репрессии содеянному, применение позорящих и устрашающих наказаний, имитация правосудия и т.д.

Для осуществления государственной политики государству необходимы специальные органы управления. В разное время органами юстиции управляли или специальные ведомства (Министерство юстиции) или управление осуществлялось вышестоящими органами внутри самой системы юстиции (Верховный Суд, прокуратура и т.д.). Следовательно, в ретроспективе, в силе остаются термины «судебное управление», «управление адвокатурой», «управление нотариатом», «управление судебным исполнением», «управление исполнительно-трудовой системой», «управление прокуратурой», «управление в сфере юстиции» и т.д. Мы считаем возможным применение термина «управление в сфере юстиции» по следующим причинам. Во-первых, методы управления и сущность управления в сфере юстиции имеют сходство. Во-вторых, специфичность и сложность управления в сфере юстиции. Специфичность обусловлена особой автономностью большинства органов юстиции.

Мы считаем, что термин «управление в сфере юстиции» имеет право на жизнь и, это управление реально существовало. При этом в настоящее время такое управление не может осуществляться из единого центра. Если абстрагироваться от временного значения этого термина, то можно дать такое определение. Управление в сфере юстиции – это деятельность различных государственных органов по реализации государственной политики в сфере юстиции для достижения государственных задач с помощью эффективного судопроизводства. В настоящее время термин управление в сфере юстиции не применяется. Выделяют понятия «управление» в отдельных сферах юстиции. В отношении судов применяется термин «организационное обеспечение деятельности судов».

Автор проводит историографический анализ развития советских органов юстиции. В первую очередь рассматриваются исследования посвященные истории, и сущности органов юстиции России. Среди советских исследователей в послевоенный период можно выделить Д.С. Карева описавшего структуру и функции Министерств юстиции СССР, республик и Управлений Минюста. Подробное описание структуры органов юстиции содержалось в фундаментальном труде М.В. Кожевникова. В 60-80-е гг. ХХ века в большинстве исследований, посвященных общей структуре государственных органов СССР, органы юстиции зачастую не рассматривались. Одним из немногих исследователей, попытавшихся определить сущность органов юстиции, был Г.К. Шаров.

За последние два десятилетия вышла серия работ, посвященных механизму сталинской власти. Можно назвать таких авторов, как В.А. Ежов, М.К. Ильясова, Ю.Н. Кучма, И.В. Павлова,  О.В. Хлевнюк, В.Н. Хрусталев, В.В. Черепанов, Й. Горлиски, Г. Риттершпорн, Р. Шарлет и другие. Отдельно выделяется группа работ, посвященных положению органов юстиции СССР и современной России в структуре правоохранительных органов. В диссертации О.И. Чердакова была рассмотрена система правоохранительных органов СССР в 1917-1936 гг. Природу органов юстиции в своих работах рассмотрели А.Ю. Гулягин и Ю.И. Колесов. Интерес представляет работа А.В. Пыжикова и В.И. Скоробогатова. Авторы вслед за английским ученым Йорамом Горлиски проанализировали деятельность органов юстиции в системе государственных органов СССР в 1953-1964 гг.

В конце 90-х годов появилось много диссертаций, посвященных месту и роли органов юстиции в системе государственной власти России. Значительная их часть выполняется в системе Министерства юстиции России. (М.В. Горбачева, Т.В. Кондратьева, И.И. Олейник, С.В. Филипчук, А.Ф.Шестаков, М.Б. Моттаевой).

Одним из первых вопрос по истории государственной политики в сфере формирования органов юстиции подняла И.И. Олейник. В своей диссертации в 1998 году она рассмотрела партийно-государственную политику в области права и проследила развитие судебно-прокурорских органов РСФСР в 1929-1936 гг. В том числе И.И. Олейник постаралась выяснить причины тех или иных преобразований в этой сфере, совершаемых партийным руководством, проанализировала НПА, принятые по деятельности репрессивных органов. В 2006 году О.Ю. Олейник защитил диссертацию по организационно-правовым основам Наркомюста РСФСР в 1929-1936 гг. Исследователь подробно проанализировал правовые основы функционирования наркомата, его структуру, правовое положение всех структур входящих в НКЮ РСФСР. В 2006 году была защищена диссертация И.И. Олейник по истории становления и развития органов управления юстицией РСФСР. В этой крупной работе вновь был поднят вопрос о правомерности применения термина «управление в сфере юстиции». Центральным объектом исследования автор выбрала структуру НКЮ РСФСР и его территориальных органов в первые 20 лет советской власти.

Особый интерес представляет серия, посвященная истории российских и советских прокуроров, выполненная А.Г. Звягинцевым и В.Г. Орловым. Авторы не только раскрывали психологические портреты и подробности биографий высших деятелей юстиции, но и провели большой анализ практической деятельности возглавляемых ими органов правопорядка. Одновременно вышли очерки по истории министров юстиции России и СССР. Особый интерес представляет биография Крыленко, составленная ученым В.М. Сырых. Автор, опираясь на обширный исторический материал, создал подробную картину жизни и деятельности «народного трибуна». Автор использует личность Крыленко для того, чтобы показать правовую систему Советской России.

На Западе сложилась группа исследователей, занимающихся историей советской юстиции. Первым исследователем советской юстиции стал американский ученый Берман. От Бермана пошла традиция зарубежных исследователей рассматривать советское право как своеобразное продолжение имперского законодательства. Джуливер проанализировал основные факторы, толкавшие Сталина на проведение определенной уголовно-правовой политики. Также он выделил и проанализировал основные уголовно-правовые кампании, проводившиеся в СССР. Борьба Крыленко и Вышинского стала предметом изучения ученых с 80-х годов ХХ века. Одним из первых этот вопрос стал рассматривать Ю. Хаски. Самуэль Кучеров выполнил большую работу по истории и деятельности советских органов юстиции. Также выходили работы Риттершпорна, Соломона, Коллиниона, Ван дер Берга, Й Горлиски и других авторов.

Наиболее значительным исследователем истории советской юстиции является П. Соломон. Ученый подробно рассмотрел различные аспекты реорганизации правосудия, деятельность органов юстиции, развитие юридического образования, политику государства в сфере правоохранительных органов и т.д. Он проследил государственную политику законности и кампании, которые инициировал Сталин, рассмотрел основные моменты конфликта между Вышинским и Крыленко.

Во вторую очередь рассматриваются исследования посвященные системе советского суда и правосудия. Самую подробную и до сих пор непревзойденную работу по истории советского суда написал М.В. Кожевников. Работа Кожевникова еще долго будет служить настольным пособием для всех желающих описать историю советского суда. В 60-80-е гг. ХХ в. выходит масса работ посвященных судоустройству, судебной деятельности, правосудию, истории советских судов. Своего рода итог истории советского судоустройства подвел А.С. Смыкалин. Автор данной работы использовал многие ссылки и умозаключения ученого в своей работе. А.С. Смыкалин в том числе, сформулировал основные понятия в сфере организации органов юстиции, расширил термин «судоустройство». В 60-80-е годы выходили различные исследования по истории высших судов СССР и России. Можно выделить работы Н.Ф. Чистякова, Т.Н. Добровольской.

После падения советской власти проблема судоустройства, правосудия, судебной власти подвергается коренному пересмотру. Меняются все определения, связанные с судом. Многие исследователи сосредоточились на изучении истории суда (В.П. Палченков, К.А. Алакпарова, С.А. Педан, В.И. Власов). В 1998 году была защищена одна из самых интересных работ по истории советского суда – труд И.Л. Лезова. Автор осветил становление советской судебной системы в первые два десятилетия. Исследователь выступил с возражением против преувеличения репрессивности судов в 30-е годы ХХ века.

В настоящее время вышло несколько интересных исследований: сборники «Судебная власть» под редакцией О.Е. Кутафина, «80 лет Верховного Суда РФ» и т.д. В 2002 году в «Российской юстиции» вышла серия статей А.С. Смыкалина, посвященная истории советской судебной системы в 1917-1956 гг. Исследователь подробно проанализировал структуру судебных органов СССР, деятельность общественных судов, участие судов в массовых репрессиях, судебное управление, восстановление юридического образования.

Особый интерес представляет история специальных судов. Современники описывали, как правило, структуру военных трибуналов и редко их работу. С.А. Голунский и Д.С. Карев, подробно проанализировали структуру и механизм функционирования органов военной юстиции. История спецсудов подробно была описана в монографии М.В. Кожевникова. В 1951 году Д.С. Карев провел сравнительный анализ военной юстиции ряда стран. После 1956 года общий характер работ существенно не изменился. Писали в основном сами работники военных трибуналов и в исключительно восторженных тонах (И. Мирошниченко, С. Максимов, Г.И. Загорский, А. Горный, Д. Терехов).

В последние годы авторы, как правило, продолжают выполнять восторженные работы по истории военных судов (Р.В. Бабенко, Н.А. Петухов, Г.Н. Носов). По мнению А. Муранов, надо искать «средний путь» в описании истории военных трибуналов. В настоящее время одним из лучших является исследование В.В. Обухова по истории военных трибуналов войск НКВД. В исследовании Обухов подробно проанализировал структуру, компетенцию и систему управления военными трибуналами НКВД накануне войны.

В 90-годы выходит много работ, характеризующих общие тенденции развития советского процессуального права. В 1997 году Ю. Стецовский в резкой форме осуждал репрессивную политику советской власти. О природе репрессий писали М.Е. Жаркой, В. Романовская. Исследователь А.Г. Петров постарался исследовать типологию репрессий в СССР.

Анализ сталинских уголовно-политических процессов был проведен в работе Л.А. Губжоковой. М.Ю. Карасева проанализировала применение знаменитого постановления ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 года. О. Хлевнюк рассмотрел применение указа ПВС СССР от 26.06.1940 года. В 1999 году вышла обширная статья, в которой известный английский ученый Й. Горлиски раскрыл применение указа от 26 июня 1940 года в СССР в послевоенный период. Особый интерес представляет работа Д.В. Бондаренко о юридической ответственности в годы Великой Отечественной войны. Исследователь подробно рассмотрел виды юридической ответственности в военный период, а также особенности действия уголовного законодательства. Значительный объем информации содержится в работе А.Е. Епифанова. Исследователь очень подробно проанализировал специфику и реализацию норм уголовного права, оперативно-розыскную деятельность, следствие и судебный процесс, а также реабилитацию военных преступников и их пособников в годы войны и послевоенный период. Используя многочисленные архивные источники, автор проводит убедительный анализ и создает общую панораму репрессивной политики советского государства в отношении военных преступников.

Самый подробный анализ осуществления правосудия провел П. Соломон. Исследователь проследил общий характер процессуальных экспериментов, нарушений и кампаний. Эпоху 30-х годов ученый определял как кампанейское правосудие. Исследователь проследил несколько циклов-колебаний от законности к кампании и вновь к законности. По данным Соломона, первые кампании отличались крахом процессуальных норм, внеклассовым характером  репрессий, переквалификацией обычных преступлений в политические, осуждением на сроки, превышающие пределы, установленными уголовными кодексами.

В 2002 году вышла монография В.Н. Кудрявцева и А.И. Трусова, посвященная проблеме контрреволюционных преступлений в СССР. Используя обширные материалы, авторы постарались впервые в современной истории провести комплексное исследование основных проблем политической юстиции. Они рассмотрели предпосылки формирования политической юстиции, определили политико-правовую основу, перечень контрреволюционеров, уголовное и процессуальное законодательство, процессуальные стадии, меры наказания. Авторы подчеркивают, что политическую юстицию называть «юстицией» можно только с натяжкой, так как она только по форме имела некоторые элементы правосудия.

В третью очередь в исследовании рассматривается теория судебного управления в СССР. Первые определения по системе «судебного управления» сформировали Д.С. Карев, И.Н. Ананов, В.А. Мусина, С.С. Студеникин, С.В. Бородин.

Ликвидации министерств юстиции привела к пересмотру взглядов на судебное управление. Теперь всякий раз со сменой органа, управляющего судами, ученые и чиновники стали менять термин «судебное управление» и вкладывать в него различное содержание в зависимости от принятых законов. Исследователи выделяли тот или иной элемент в судебном управлении, выявляли соотношение понятий судебное управление, организационное руководство судами, обеспечение судебной деятельности и судебный надзор (И.Д.Перлов, Ф.Г. Тарасенко, Н.В. Блинова, Т.Н. Добровольская, В.П. Божьева, Л.П. Маковская, А.Л. Ривлин, Н.А. Ельчанинов, Р.А. Лопухов, А.Е. Лунев, Э.Я. Стумбина, О.М. Якуба, В.П. Шишкин, Н.П. Макарова, С.М. Ходыревский, М.П. Шаламов, В.М. Семенов, Л.С. Симкин, Г.Н. Агеева, Ч.А. Баширов, В.М. Зуев, В.Б. Алексеев, В.П. Кашепов, Л.В. Филатова).

Своего рода итог многолетней дискуссии по судебному управлению подвел А.С. Смыкалин. Исследователь привел точки зрения разных авторов по этому вопросу. Он также подчеркнул несовпадение понятий «судебное управление» и «управление в сфере юстиции». Практический итог исследований в сфере судебного управления был подведен в докторской диссертации В.П. Кашепова. Ученый дал общую характеристику системе организации руководства судами и судебного надзора, а также проанализировал проблемы развития законодательства о руководстве судебной деятельностью.

Первым, кто описал историю судебного управления, был М.В. Кожевников. Фактически Кожевников задал круг тем по истории судебного управления, которые после него разрабатывали другие исследователи (И.И. Мартинович, Н.А. Ельчанинов, А.С. Смыкалин, А.И. Казаков, Е.О. Шкрыль). В настоящее время термин «судебное управление» или «организационное руководство судами» не употребляется.

Значительный вклад в историю судебного управления Советской России внесли О.Ю. Олейник и И.И. Олейник. В своей диссертации И.И. Олейник постаралась осветить эксперименты, проводившиеся в судебном управлении в начале 30-х годов ХХ века. На отдельных аспектах управления в сфере юстиции, прежде всего судебного управления, остановился П. Соломон. В том числе исследователь проанализировал кадровую политику руководства органами юстиции, проведение ревизий. Преимущество работы Соломона заключается в том, что он не только изучил судебное управление, но и показал, как оно реально осуществлялось.

В четвертую очередь рассматривается история адвокатуры и нотариата в 30-50-е годы ХХ века. Советские юристы, как правило, рассматривали адвокатуру с утилитарной точки зрения, то есть изучали положение советского адвоката на процессе (Б.С. Антимонов, С.А. Герзон, Н. Левин, А.Л. Ривлин, М.А. Чельцов). Первый исторический очерк по советской адвокатуре выпустил в 1937 году защитник А.С. Тагер. Одним из первых историю советской адвокатуры подробно проанализировал в 1939 году бывший начальник отдела судебной защиты НКЮ СССР М.В. Кожевников. В том же году вышла монография М.П. Шаламова по истории советской адвокатуры. В 1945 году вышла статья профессора Полянского о юридической природе адвокатуры. Эта статья в каком-то смысле «закрыла» вопрос на много лет вперед.

В период с 1956 по 1991 гг. исследователи в СССР освещали разные аспекты адвокатуры (В.Г. Журавлев, Т.Э. Нейштадт, Махбубов-Мумин, Е.П. Дубков, А.Я. Сухарев, В.И. Зайчук, М.С. Васикова, Т.В. Варфоломеева, Б.В. Русаков, Э.С. Ривлин, П.М. Филиппов). Природу советской адвокатуры тщательно разбирал Е.П. Дубков. Он определял функцию советской адвокатуры как публично-правовую. Интерес представляет диссертация Г.К. Шарова. По мнению Г.К. Шарова, адвокатура не могла считаться органом юстиции, в том числе и потому, что не только участвовала в отправлении правосудия, но и еще защищала права граждан. В 1989 году Стецовский одним из первых, не отрицая возможности управления адвокатурой со стороны государства, подверг методы управления осторожной критике. А.Д. Святоцкий и И.И. Мартинович выполнили исторические работы по истории советской адвокатуры.

90-е годы открыли период большого количества публикаций по природе и истории советской адвокатуры. Среди этих работ можно выделить исследование А.В. Воробьева, А.В. Полякова и Ю.В. Тихонравова по теории адвокатуры. Исследователь И.С. Яртых подробно остановился на проблеме взаимодействия адвокатуры и государства. Ученый отмечал двойную природу управления адвокатурой - корпоративную (самоуправление) и государственную. Ю.И. Стецовский подверг острой критике управление адвокатурой со стороны административных органов.

Во многих трудах затрагиваются проблемы истории советской адвокатуры. Большинство исследователей ограничивались пересказом Положения об адвокатуре СССР 1939 года (А.П. Галоганов, И.И. Зайцева, Н.В. Лазарева-Пацкая, А.В. Хоменя, А.Х. Туркменян, В.К. Ботнев). Работа М.Ю. Барщевского содержит небольшой очерк истории советской юстиции. И.И. Олейник проанализировала правовой статус защитников в условиях коллективизации. Взаимоотношения государства и адвокатуры подробно разобрал В.Н. Смирнов. А.В. Клевцов посвятил свое диссертационное исследование истории всей советской адвокатуры.

В конечном счете, и в настоящее время лучшим автором по истории советской адвокатуры остается Юджин Хаски. Его работа по истории советской адвокатуры охватывает период с 1922 по 1939 годы. Историк рассматривает исключительно уникальный период в истории адвокатуры, когда она состояла из смешанных дореволюционно-советских юридических групп.

В 20 - 40-е годы проблемы советского нотариата не подвергались глубокой научной разработке. Первые «наметки» к теоретическому обоснованию сущности нотариата сделал К.С. Юдельсон, в 40-50-е гг. чуть ли не единственный специалист по нотариату в СССР. В своем труде он, прежде всего, сосредоточился на практической стороне деятельности нотариата. В 1954 году Д.С. Карев механически отнес нотариат к органам, «содействующим суду», а руководство им считал элементом  судебного управления. По мнению Н.В. Блиновой, управление нотариальными органами являлось частью управления в сфере юстиции. Ее поддерживали В.П. Божьев, Т.Н. Добровольская и А.С. Смыкалин. В 70 - 80-е годы ХХ века ряд авторов выпустили пособия общего характера по нотариату (Н.И. Авдеенко, М.Г. Авдюков).

В 90-е годы особый интерес представляет первая попытка определить новый характер взаимоотношений власти и нотариата в работе Т.Р. Козуб «Взаимодействие органов государственной власти и нотариата в Российской Федерации». Связью нотариата и государства также интересовались исследователи Н.А. Игнатюк, В.С. Репин, О. Хышиктуев. Ряд авторов обратились к природе российского нотариата (И.Н. Кашурин, Г.Г. Черемных, В.В. Ярков, В.М. Жуйков). Центральным был спор о том, является ли нотариат органом юстиции или нет?

В начале 2000-х годов популярной становится история нотариата (С.П. Выменец, Л.Л. Шаповалова, М.А. Долгов, А.Г. Олейнова, А.С. Смыкалин). В череде работ выделяется серьезное исследование И.Г. Черемных по истории российского нотариата. Именно И.Г. Черемных одним из первых определил нотариат как орган «превентивного правосудия» и подробно разобрал его природу. Вопрос о кадровом составе нотариата и реальной практике управления был впервые поднят в работах О.Ю. Олейник и И.И. Олейник. Авторы в своих диссертационных исследованиях перечисляли органы, управляющие нотариатом, анализировали их практическую деятельность.

В заключение следует отметить, что комплексного исследования организационно-правовых форм союзной юстиции в 30-50-е годы проведено не было. Структура, принципы функционирования, методы управления, проводимые НКЮ (МЮ) СССР, глубокому изучению не подвергались. Почти отсутствуют работы по управлению судебным исполнением, органами специальной юстиции, нотариатом, адвокатурой в союзном и республиканском масштабах в сталинский период. Государственная политика в сфере юстиции изучалась, но общие параметры и принципы государственного регулирования не выявлялись.

В главе II  - «СИСТЕМА ОРГАНОВ ЮСТИЦИИ СССР В СЕРЕДИНЕ 30-х ГОДОВ ХХ ВЕКА» - на основе источников рассматриваются государственные эксперименты в системе органов юстиции в середине 30-х годов ХХ века. Проанализированы основные дискуссии, связанные с поисками оптимальной модели советской юстиции. Выявляются основные проблемы правоохранительных органов СССР в середине 30-х годов. Изучаются основные «переходные» нормативные акты, выражающие поиск новой структуры судебно-прокурорских органов.

В 30-е годы ХХ века руководство СССР искало возможные варианты по формированию общесоюзных органов юстиции. При этом преследовались следующие цели. Во-первых, государство стремилось сформировать единый орган по управлению органами юстиции для проведения эффективной государственной политики. Во-вторых, государство стремилось не усиливать какой-то один правоохранительный орган. В-третьих, государство стремилось повысить качественный состав органов юстиции. Для реализации этих задач государство проводит реорганизацию органов юстиции под руководством административного отдела ЦК партии.

Одной из моделей союзной юстиции стало усиление Верховного Суда СССР и Прокуратуры СССР. Органы юстиции оказались органами двойного подчинения. Они одновременно подчинялись общесоюзным органам и наркоматам юстиции республик. Это привело к серии конфликтов. В ходе этого конфликта республиканские наркоматы юстиции постепенно потеряли почти все полномочия. Специальные комиссии в течение ряда лет обсуждали проекты законов о судоустройстве и процессуальных кодексов. Союзные органы юстиции предпринимали активные действия по восстановлению правоохранительных органов (нотариата, гражданского судопроизводства). В тот период выделяются и начинают активно развиваться органы специальной юстиции (военной, транспортной, лагерной), которым было суждено сыграть важную роль в массовых репрессиях.

Еще одним экспериментом стало введение производственно - территориального принципа организации судебно-прокурорских органов. Были созданы различные «экзотические» правоохранительные органы: прокурорские сельскохозяйственные зоны, промышленные и сельскохозяйственные коллегии судов, различные камеры народных судов (по делам несовершеннолетних, лагерные, по делам о хищениях, трудовые и т.д.), проводилась адвокатская коллективизация и т.д. Коллегии защитников подверглись жесткой чистке, нотариальные органы были ликвидированы.

Эксперимент по созданию судебно-прокурорских союзных органов юстиции наделенных управленческими функциями в отношении республиканских и региональных органов был отвергнут в 1936 году. Отчасти это стало следствием интриг Прокурора СССР Вышинского. Летом 1936 года был создан Наркомат Юстиции СССР. Создание союзно-республиканского наркомата сопровождалось конфликтами между судами и административными органами. Прокуратура выделяется и становится единым независимым органом, занимает доминирующие положение в системе юстиции. Верховный Суд СССР теряет большинство своих полномочий. Новый наркомат юстиции оказался не в состоянии наладить нормальное управление органами юстиции и не смог организовать успешные уголовно-правовые кампании. Органы юстиции сыграли второстепенную роль при проведении массовых репрессий в тот период. Успешной работе мешали конфликты, тяжелое материальное положение, чистки и массовые репрессии против судебно-прокурорских работников.

Много времени было потрачено на установление контроля над защитниками. Потребовалось провести массовые чистки и аресты для «очищения» адвокатуры от досоветских юристов. К концу рассматриваемого периода наркомату юстиции не удалось подчинить коллегии защитников. С 1936 года административные органы юстиции активно восстанавливали нотариат.

Складывается представление, что высшие органы власти СССР в данный период не представляли себе достаточно ясно, как должна выглядеть система органов юстиции СССР. По крайней мере, рациональный подход к построению структуры правоохранительных органов отсутствовал. Сталин периодически переделывал систему, передавая различные подразделения в разные ведомства. В итоге получались фантастические конструкции.

Уже в тот период наметилось то явное, то скрытое противостояние прокуратуры и судов административному управлению наркоматов юстиции. Это противостояние подогревалось со стороны центральных правительственных органов власти. В итоге прокуратура освободилась от административной опеки и приобрела большую власть, а суды попали в еще большую зависимость от новых бюрократических органов юстиции.

Создание Наркомата юстиции СССР совпало с периодом массового террора и сопровождалось борьбой за власть в системе органов юстиции. Деятельность органов юстиции в существенной степени была парализована из-за чисток и массовых арестов. Одновременно наркомы юстиции СССР пытались создать новую систему управления органами юстиции. Руководство носило «импровизационный» характер и зачастую сводилось к неэффективным кампаниям.

В главе III – «ОРГАНЫ ЮСТИЦИИ СССР НАКАНУНЕ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ» - рассматривается реорганизация органов юстиции накануне Великой Отечественной войны. Такая реорганизация проводилась на основании закона о судоустройстве 1938 года. В главе проанализированы все аспекты реализации закона 1938 года. Изучаются нормативно-правовые акты, принятые во исполнение закона, рассматривается реализация этих актов, раскрываются уголовно-правовые кампании, проведенные накануне войны.

Закон 1938 года декларировал демократичный и независимый советский суд. На самом деле внутренние противоречия, содержащиеся в законе, а также ряд пробелов не позволили реализовать либеральные принципы судоустройства. Во исполнение закона было принято ряд нормативных актов: Положение о наркомате юстиции СССР (1939 года), Положения о наркоматах юстиции союзных республик (1939 год), Положения о управлениях наркоматов юстиции союзных республик (1939 год), Положение об адвокатуре СССР (1939 год), постановление СНК РСФСР «Об организации и руководстве деятельностью государственных нотариальных контор РСФСР» (1940), положения о нотариате отдельных союзных республик (1940) и т.д. В работе подробно проанализировано содержание принятых актов и проектов, обсуждавшихся в 1938-1941 гг. (Положение о Верховном суде СССР, Положение о прокуратуре СССР, Положение о военных трибуналах и военных прокуратурах СССР).

В ходе внутренних интриг и конфликтов победителем вышел Вышинский. Заняв пост заместителя председателя Совнаркома, Андрей Януарьевич отвечал за всю правоохранительную сферу и проводил реорганизацию органов юстиции в соответствии со своими представлениями. Он стремился сформировать баланс власти между Верховным Судом СССР, Наркомюстом СССР и Прокуратурой СССР. В ходе согласования полномочий высших органов юстиции Верховный Суд СССР стал осуществлять судебную политику, а Наркомат Юстиции СССР судебное управление. Провести разделение между политикой и управлением оказалось невозможно и, Наркомюст стал осуществлять полное руководство судебными органами. Появилось ведомство, отвечающее за органы юстиции (кроме прокуратуры) в целом. Наркоматы юстиции принимали ведомственные акты, проводили ревизии, решали кадровые вопросы.

Централизация органов юстиции положительно сказалась на организации и проведении массовых уголовно-правовых кампаний накануне войны (кампания 1939 года по борьбе с хищениями, кампания 1940 года по борьбе с трудовыми преступлениями, кампания 1940 года по борьбе с хулиганством и т.д.). Наркоматы юстиции смогли организовать массированные операции по репрессированию миллионов граждан.

В преддверии войны возрастает роль органов специальной юстиции. После 1938 года компетенция специальной юстиции и штатный состав специальных судебно-прокурорских органов расширяются. Органы специальной юстиции стали рассматривать основную массу дел по контрреволюционным преступлениям и, отчасти, заместили НКВД.

После серии чисток (1938 и 1940 годов) советской власти удалось достичь приемлемого кадрового состава адвокатуры. Она стала рабоче-крестьянской. Административные органы юстиции смогли установить реальный контроль над коллегиями адвокатов. Было принято много подзаконных актов, с помощью которых государство урегулировало многие аспекты адвокатской деятельности. Адвокатура подверглась частичной бюрократизации и была встроена в систему Наркомюста. Нотариальные органы подверглись реорганизации в 1940 году и были существенно сокращены.

Создание правовой базы органов юстиции было прервано войной. Реорганизация в соответствии с законом 1938 года не была завершена.

В главе IV – «СОВЕТСКАЯ ЮСТИЦИЯ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ» - проанализирована реорганизация органов юстиции СССР в годы войны. Изучены многочисленные правительственные и ведомственные акты по перестройке правоохранительных органов.

В годы войны продолжалась централизация органов юстиции. Наркомат юстиции СССР принимал серию актов расширивших полномочия административных органов юстиции. Центральные органы юстиции не смогли в должной мере организовать работу судебно-прокурорских органов. Это было связано с эвакуацией, сокращением финансирования, ухудшением кадрового состава. Судебное управление осуществлялось неудовлетворительно.

В тот период продолжает возрастать роль советских военных юристов. Это вполне объясняется спецификой военного времени. Однако эта роль становится воистину всеобъемлющей. Органы юстиции «милитаризуются». На значительное количество правонарушений распространяется жестокое уголовное законодательство, которое все больше переходит под юрисдикцию военных трибуналов. Значительная часть органов общей юстиции военизируется. Стирается четкая грань между военными и гражданскими органами юстиции. Вводятся мундиры и знаки различия для ряда невоенных органов юстиции (прокуратура). Развивается военно-юридическое образование и военное право. Военная юриспруденция занимает доминирующее положение. При этом гражданская юстиция переживает глубокий упадок.

Органы военной юстиции активно участвовали в массовых репрессиях. Можно отметить, что в годы войны основным репрессивным органом оставались органы юстиции, а точнее, военные трибуналы. Как орган политической юстиции военные трибуналы и военные прокуратуры выступали в качестве орудия устрашения мнимых врагов государства. Военные трибуналы войск НКВД сыграли решающую роль в проведении жестокой и бессмысленной кампании по борьбе с трудовыми преступлениями на военных предприятий, жертвами которой стали сотни тысяч невинных людей. Военные трибуналы вынуждены были перейти на упрощенное судопроизводство. С распространением на органы военной юстиции прав предоставленных военно-полевым судам (приговоры к повешению, присутствие судьи при исполнении приговора) для проведения устрашающих казней пособников фашизма военно-судебные учреждения стали ассоциироваться с репрессивными учреждениями.

Эвакуация защитников на восток привела к повышению качественного уровня защиты на неоккупированных территориях. Управления наркоматов юстиции регионов оказались не в состоянии проконтролировать деятельность органов адвокатского самоуправления. Устойчивость адвокатских органов была связана с повышенной гибкостью советских адвокатов. Они быстро подстраивались под реальную обстановку, мигрировали на восток, имитировали общественно-политическую деятельность, когда этого от них требовали. Все это позволило советской адвокатуре относительно успешно (несмотря на гибель тысяч адвокатов) пережить ужасы войны. При этом было принято много подзаконных актов, мелочно регламентирующих деятельность адвокатов. В годы войны нотариат оставался парией советской юстиции. Его как будто вообще не существовало. Материальное положение работников ухудшилось. Работа нотариата оставалась неудовлетворительной.

Органы юстиции в годы войны развивались по различным направлениям. Удалось сохранить кадровый потенциал, но сократилось общее количество юристов. Наркомат юстиции СССР в существенной степени укрепил свое положение в системе органов юстиции, но в то же время уменьшились его возможности по реальному управлению. Продолжилось правовое оформление модели юстиции 1938 года, но оно не было завершено. В годы войны все усилия органов юстиции сосредоточились на нескольких ключевых направлениях. Во-первых, на военном правосудии. Органы военной юстиции занимали доминирующе положение в правоохранительной системе. Расширилась их компетенция. Во-вторых, усилия органов юстиции были направлены на проведение масштабных уголовно-политических кампаний.

Концентрация на узловых направлениях при сокращении ресурсов привела к распаду остальных сфер правосудия. В упадок приходит нотариат, формализуется адвокатура, ухудшается гражданское судопроизводство. В целом органы юстиции были поставлены в условия выживания. Это приводит к падению качества работы, упрощению процесса, росту преступности среди работников юстиции, частичному свертыванию юридического образования. Из года в год повторялись одни и те же кризисные явления. Наркомат юстиции СССР, созданный для улучшения системы управления юстицией, со своей задачей справиться не мог. Вопрос о его реорганизации или ликвидации возник вновь в конце войны и должен был быть разрешен после ее окончания.

В главе V – «РАЗВИТИЕ ОРГАНОВ СОВЕТСКОЙ ЮСТИЦИИ В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД (1945-1953 гг.)» - рассматривается завершение формирования административной системы управления органами юстиции. Подробно проанализированы принятые правовые акты (указы о проведении уголовно-правовых кампаний, указ о дисциплинарной ответственности судей, положение о выборах народных судов, постановления ЦК ВКП (б) по работе органов юстиции в 1946-1949 гг. и т.д.), проекты реформ органов юстиции и реальная практика применения правовых норм.

Можно разделить рассматриваемый период на две части. С 1945 по 1948 годы Министерство Юстиции СССР достигает максимального влияния в системе правоохранительных органов. Сохраняется большое количество органов военной юстиции. Была проведена большая кампания по борьбе с хищениями (1947-1948 гг.). Одновременно обостряется борьба за власть. Министерство Юстиции СССР подверглось жесткой критике за неспособность наладить эффективное управление, за фактический провал кампании 1947 года, за снижение усилий в борьбе с контрреволюционными преступлениями, за чрезмерную бюрократизацию. В 1948 году началась сплошная чистка органов юстиции. Больше всех пострадали министерства юстиции, суды и адвокатура. В 1948-1952 гг. в СССР проходят процессы над судьями. Полномочия министерств юстиции были существенно сужены. Они лишились части учебных заведений, были ограничены кадровые полномочия, возросла роль судов. Верховный Суд СССР с помощью постановлений проводил судебную политику. В конечном счете, к 1953 году Минюст СССР смог восстановить свое прежнее положение, в правоохранительной системе используя сохранившиеся рычаги влияния.

Органы специальной юстиции в послевоенный период оставались главными органами политической юстиции. В то же время их значение постепенно уменьшалось. Сокращалось общее количество судов, они демилитаризовались (транспортные суды). В то же время появляются новые виды специальной юстиции (лагерная). Большую роль при проведении кампаний против военных преступников и их пособников сыграли военные трибуналы. В послевоенный период в целом сохранялась репрессивная направленность советских органов юстиции. Они рассматривались в первую очередь как политический инструмент Политбюро. Однако кампанейское правосудие постепенно уходило в прошлое. Крупнейшая кампания по трудовым преступлениям выродилась из-за ошибок в процессуальном регулировании и пассивности работников органов юстиции. Еще более неудачно развивалась кампания по борьбе с хищениями 1947 года. Она фактически продолжалась три месяца и затормозилась, из-за саботажа судебных чиновников. Была организована кампания по борьбе с необоснованными осуждениями граждан. По-прежнему уголовно-правовые кампании развивались циклично. В 1946-1949 гг. непрерывно ужесточались наказания и увеличивалось количество осужденных. Затем произошел спад. В 1952 году Сталин принуждал репрессивные органы вновь ужесточать уголовно-правовую политику по большинству категорий преступлений.

В послевоенный период Министерство юстиции СССР как главный орган судебного управления сохраняло полный контроль над судами. Основной аспект управления был смещен на проведение кадровой политики. Другим функциям по управлению также отводилась важная, но несколько меньшая роль. В тот период административная модель управления юстиции приобретает законченный облик. Складываются и получают научное обоснование основные элементы управления: ревизии, обобщений практики, статистика, руководство кадрами. Постановление ЦК ВКП (б) от 5 октября 1946 года определило объем работы министерств юстиции и прокуратур на много лет вперед. В 1946-1955 гг. проводилась массовая кампания по подготовке и переподготовке юристов. Проводились самые различные мероприятия по обучению юристов, их переподготовке, повышению квалификации, распределению и закреплению кадров. Было подготовлено несколько десятков тысяч юристов с высшим и средним юридическим образованием, организовывались выборы судей, принимались многочисленные подзаконные акты призванные повысить качество подготовки советских судей, адвокатов и прокуроров. Одновременно прилагались усилия по улучшению материально-бытового положения судебно-прокурорских работников. Министерству Юстиции СССР и Генеральной прокуратуре СССР удалось достичь относительных успехов в улучшении кадрового состава и бытового положения работников юстиции. Были построены новые здания для судов, большинство юристов получили юридическое образование, сократилась текучка кадров, вырос стаж работы в органах юстиции.

После ревизий и чисток 1948 года МЮ СССР был предоставлен своего рода «последний шанс» исправить положение и улучшить управление. Министерству пришлось засекречивать свою работу по судебному управлению. Повышение эффективности управления вылилось в кампанию 1948-1949 гг. В конечном счете, улучшение не наступало или наступало крайне медленно. Главная причина заключалась в маленьких ресурсах руководства юстиции. Критика работы Министерства юстиции СССР не прекращалась.

Минюст СССР добивался расширения своих прав в отношении адвокатского самоуправления. Министерство юстиции стремилось окончательно превратить адвокатуру в придаток своего ведомства. С помощью подзаконных актов административные органы юстиции усилили мелочный контроль над коллегиями адвокатов и довели его до абсурда. В случае совершения дисциплинарного проступка проводилось расследование похожее на предварительное следствие, председатель коллегии члены президиума назначался министром юстиции, вводилось фиксированное время работы адвоката, массовые чистки сопровождались арестами адвокатов-космополитов, тщательно ограничивались адвокатские заработки, принуждали бесплатно работать, устанавливали предельную численность коллегий,  адвокатов быстро снимали и назначали. Советские адвокаты в свою очередь проявляли прямо чудеса изобретательности в уклонении от советских повинностей: создавали «черные кассы», параллельные адвокатские структуры, имитировали борьбу с высокими заработками, изобретали бесчисленные способы по приобретению денег. Советская адвокатура оставалась самым гибким органом советской юстиции.

Первые послевоенные годы нотариат, оставался дискриминированным правоохранительным органом. Не хватало квалифицированных кадров, помещений, инвентаря. Органы юстиции так и не смогли наладить эффективное управление. Из-за низкой оплаты труда сохранялась высокая текучесть кадров, и совершались многочисленные правонарушения. После войны завершилось правовое оформление статуса советского нотариата. Были приняты республиканские положения о нотариате. Материальное положение нотариусов было неудовлетворительным. Министерство Юстиции СССР ограничивалось нормативным регулированием работы нотариальных контор. С 1948 года прилагались усилия по повышению образовательного уровня нотариусов, а с 1952 года - по улучшению их работы.

Послевоенные кампании позволили руководству юстиции несколько повысить формальные показатели в работе юстиции. Но во многих случаях они по-прежнему, скрывали неудовлетворительное состояние советского правосудия. Это отражалась и в увеличении секретности в работе советских учреждений. Разработка множества правил привела к чрезвычайной бюрократизации всей системы управления.

В главе VI – «РЕОРГАНИЗАЦИЯ ОРГАНОВ ЮСТИЦИИ СССР В СЕРЕДИНЕ 50-х годов ХХ ВЕКА» - описываются последние годы функционирования сталинской модели юстиции основанной на законе о судоустройстве 1938 года. Рассматриваются реорганизации правоохранительных органов, основные нормативно-правовые акты, принятые с целью демонтажа административного управления органами правосудия.

Рассматривается дискуссия партийного руководства и руководства высших органов юстиции о новой модели правоохранительной системы СССР. Выделяется конфликт интересов между Верховным Судом СССР, стремившимся к расширению своих полномочий, и Министерством Юстиции СССР, желавшим сохранить существующее положение. В 1953-1954 гг. происходи временное усиление Минюстов за счет передачи в их ведение ГУЛАГа, Госарбитража.

В 1954 году административные органы юстиции вновь подверглись жесткой критике за неспособность наладить нормальное управление. Упорно формировалось общее мнение о неспособности Минюстов и управлений Минюстов организовать деятельность судов. На волне антиминстерской кампании Хрущева в 1954-1956 гг. Минюсты лишаются многих полномочий. Были созданы президиумы судов, которые ограничивали управленческие функции управлений минюстов в регионах, ликвидируются транспортные и лагерные суды, большинство военных трибуналов, ограничиваются полномочия минюстов в судебном управлении, свертывается юридическое образование, из компетенции минюстов изымается ГУЛАГ и Госарбитраж, сокращаются штаты. Сокращение было связано с общим уменьшением дел рассматриваемых правоохранительными органами. Сокращение в целом положительно сказалось на судебной системе. Качественный состав судебных органов укрепился и улучшился.

В середине 50-х годов ХХ века происходил процесс перехода функций по судебному управлению от органов юстиции к судам. Система управления при этом несколько напоминала период 1936-1938 гг., когда  шел процесс передачи функций по руководству судами от судебных органов к наркомюстам. Минюсты и управления минюстов были окончательно дискредитированы в глазах советского партийного руководства.

Одновременно органы юстиции подвергаются критике за участие в репрессиях. Политическая юстиция серией секретных актов почти полностью отменяется, наиболее одиозные судебно-прокурорские работники были уволены, советские юристы принимают активное участие в демонтаже сталинской системы правосудия. В прошлое уходит кампанейское правосудие. Основные уголовно-правовые кампании завершаются (о трудовых преступлениях, о хищениях, о хулиганстве и т.д.). Уголовное и уголовно-процессуальное законодательство существенно либерализуется. Восстанавливалось нормальное судопроизводство по всем категориям дел. Общее количество дел рассматриваемых судами плавно снижалось. В середине 50-х годов ХХ века в СССР состоялся первый этап массовой реабилитации граждан, осужденных по политическим мотивам. Проходила реабилитация беспорядочно и во многих случаях с нарушением норм законодательства. Как людей осуждали, так и оправдывали. Те лица, которые активно осуждали людей, так же быстро их оправдывали. Рассмотрение дел о контрреволюционных преступлениях почти прекратилось. Внесудебные органы были ликвидированы. С 1956 года гражданские суды становятся основными органами, рассматривающими политические дела.

В 1956 году руководство страны приняло важное решение о существенном сокращении органов юстиции. Было ликвидировано Министерство Юстиции СССР, управления юстиции в регионах, многие суды. Существенно ограничивается компетенция Верховного Суда СССР. Происходит децентрализация органов юстиции. Основные функции по управлению правоохранительными органами возлагаются на республиканские министерства юстиции, а позже на верховные суды республик.

В середине 50-х годов советская адвокатура с большим трудом избавлялась от опеки со стороны административных органов. Уменьшалась опека со стороны государственных органов управления защитой, восстанавливалась финансовая система адвокатских общественных организаций, повышалось качество оказания юридической помощи населению. Прошла серия конфликтов между управлениями юстиции и коллегиями адвокатов. В течение многих лет дебатировался вопрос о новой системе оплаты труда адвокатов. Проект системы предусматривал установление всестороннего контроля над адвокатами со стороны председателей президиумов и управлений юстиции. Адвокатам удалось отстоять свои интересы. Министерство юстиции утрачивает контроль над нотариатом, контроль вновь переходит к судебной системе. Повышается качественный уровень обслуживания нотариусов, постепенно уменьшается количество правонарушений в нотариальной сфере.

В 1953-1956 гг. органы юстиции СССР находились в состоянии реорганизации и перехода к новой модели управления и взаимоотношений в системе правоохранительных органов. В ходе этой реорганизации сотрудники юстиции старались снять с себя ответственность за плохую работу в предыдущие годы. Органы юстиции были сокращены в несколько раз, а многие были ликвидированы совсем. Такое сокращение было обусловлено как объективными, так и субъективными причинами (кампания Хрущева). Основное сокращение коснулось союзных и региональных органов юстиции. Главная цель реорганизации заключалась в децентрализации и передаче основных управленческих функций в республиканские органы юстиции. В ходе реорганизации и ликвидации важный положительный опыт, накопленный органами юстиции, был частично утрачен.

В заключение диссертации сформулированы основные выводы исследования.

В начале 30-х годов советское руководство приходит к мысли о централизации управления органами юстиции СССР. При этом режим стремился сделать органы юстиции послушным инструментом. Когда было необходимо, они должны были служить орудием репрессий или законности. Также, иногда органы юстиции рассматривались как противовес органам внутренних дел. Представляется, что такой подход не позволял правоохранительным органам ни повысить свою эффективность, ни успешно проводить кампании. Неудачи приводили к новым реорганизациям.

Сталин рассматривал государственные органы как объект постоянных экспериментов. Говорить об устоявшихся моделях управления в системе правоохранительных органах не приходится. Создать устойчивую модель стремились сами руководители юстиции. Вождь стремился к созданию такой модели юстиции, которую условно можно определить как «тоталитарная». Тоталитарная юстиция – это специфическая организация органов правосудия главной целью деятельности, которой выступает не установление истины в ходе судебного разбирательства, а реализация государственной карательно - воспитательной политики с помощью процессуальных средств. Такая юстиция может считаться «юстицией» только условно. Она характеризуется следующими основными признаками:

  1. Жесткая централизация и унификация органов юстиции, сосредоточение боль­ших полномочий в союзных органах.
  2. Особая роль органов специальной (политической) юстиции принимавших уча­стие в массовых репрессиях. К системе специальной юстиции относились ор­ганы военной, лагерной, транспортной юстиции, специальные коллегии и спе­циальные прокуратуры. Орган специальной юстиции действовали в условиях повышенной секретности, находились под контролем органов госбезопасности, применяли ускоренное судопроизводство, использовали максимальное ограни­чение прав личности в уголовном процессе.
  3. Органы юстиции в первую очередь ориентировали на проведении тех или иных, необходимых режиму кампаний. Господствовало кампанейское правосу­дие. Сталин стремился сделать из работников юстиции безотказных специали­стов, которые бы осуждали безвинных людей и через несколько лет их же оп­равдывали.
  4. Деятельность органов юстиции подчинялась циклам сталинской политики, кото­рая колебалась от «законности» к беззаконию. Под «законностью» пони­малось общее временное снижение репрессий, оправдание части невинно осу­жденных (за год-два до наступления «законности») и имитация правосудия. Под беззаконием («усилением репрессивной политики») понималось резкое возрастание террора, ликвидация небольших процессуальных норм и беспоря­дочное осуждение граждан.
  5. За 20 лет существования Наркомата Юстиции (Минюста) СССР управление орга­нами юстиции можно охарактеризовать как «бюрократизация». Бюрокра­тизация проявлялась в непомерном количестве подзаконных ведомственных актов, которые мелочно регулировали деятельность органов правосудия, в мно­гочисленных ревизиях (проверках), в грубом вмешательстве в деятельность суда и т.д.
  6. Применение ленинских принципов при осуществлении судопроизводства. Воспи­тательная роль советского суда (организация процессов-спектаклей и фиктивных товарищеских судов) и карательная роль (проведение массовых ре­прессий с целью запугать население).

         С 1956 года сложилась традиция, оправдывающая органы юстиции и обвиняющая органы внутренних дел в организации массовых репрессий. Эту идею подхватили и использовали советские юристы. Объективные данные, представленные автором, опровергают такую точку зрения. Имеются примеры сотен приказов Прокурора СССР, наркома юстиции и постановлений Верховного Суда СССР которые вводили (на время) упрощенное судопроизводство и ужесточали уголовную ответственность. В отдельных случаях, проводя репрессии, органы юстиции шли дальше указаний правительства СССР. Имеются примеры вынесения большого количества неправосудных приговоров, многочисленных фактов нарушения процессуальных норм. В отдельные периоды органы юстиции усиливались настолько, что оттесняли органы внутренних дел на задний план и выступали как важный орган репрессий.

В то же время сводить деятельность органов юстиции только к участию в массовых репрессиях нельзя. Многие работники юстиции стремились минимизировать вредный эффект от сталинских кампаний. Они пытались уклониться от участия в кампаниях. Значительную часть времени они занимались повседневной юридической работой. Юристы стремились развивать правовую систему даже в условиях террора. При благоприятной возможности они стремились смягчить суровость уголовного законодательства. Этот потенциал получил свой выход и был реализован после смерти Сталина во время либерализации советского режима.

В 1933 году начался эксперимент, который предусматривал систему двойного управления в органах юстиции. Постоянные реорганизации не позволили наладить систему управления органами юстиции. Сохранялось импровизированное руководство характерное для 20-30-х годов ХХ века.

Накануне Великой Отечественной войны система органов юстиции постепенно стабилизировалась. А.Я. Вышинский как заместитель председателя СНК СССР курировал все репрессивные органы и провел их реорганизацию в соответствии со своими представлениями. Благодаря его усилиям дуализм управления органами юстиции заложенный в актах 1936 года был зафиксирован в 1938-1939 гг. Наркомат Юстиции СССР создавал различные бюрократические структуры для управления органами юстиции, вырабатывал акты в этой сфере. Наркомат Юстиции СССР стал реально осуществлять управление судами (в том числе специальными), адвокатурой, судебным исполнением, нотариатом, юридическими учебными заведениями. Для осуществления функций по управлению изменяется и расширяется структура наркоматов юстиции, были созданы управления НКЮ в регионах. Отдельно выделялись специализированные подразделения по управлению специальными органами юстиции (военными, транспортными судами). Происходило относительное усиление органов юстиции, что можно связать с периодом «законности» наступившим после 1938 года. Наркомюст СССР рассматривался советским руководством как один из основных органов по организации уголовно-правовых кампаний. Во время проведения этих кампаний «законность» отбрасывалась в сторону, и господствовало упрощенное правосудие.

Война существенно преобразила органы управления юстицией. Расширяется система органов военной юстиции. Военные трибуналы в отдельные годы войны играли большую роль, чем НКВД СССР. Система органов управления постоянно изменялась. В послевоенный период административные органы юстиции зачастую подвергались жесткой критике за проблемы при управлении подопечными учреждениями и организациями. Это привело к постепенному сокращению функций министерств юстиции. В 1948-1950 гг. органы юстиции подверглись большой чистке. В то же время можно констатировать, что Минюст СССР, по крайней мере, до 1953 года сохранил основной объем своих полномочий. Система управления усложнялась.

Сохранилась роль административных органов юстиции как главных организаторов кампанейского правосудия в СССР. Причем, проводились как кампании направленные на осуществление функций органов юстиции (кампания по реализации указов от 4 июля 1947 года о хищениях), так и на совершенствование работы самих правоохранительных органов (кадровая кампания, кампания по борьбе с необоснованными осуждениями граждан, кампании по выборам народных судей). К 1953 году способности органов юстиции проводить эффективные кампании существенно уменьшились. Все последние сталинские мероприятия проводились без большого энтузиазма. Можно сказать, что их торможение было, прежде всего, связано, с чрезмерной бюрократизацией государственного аппарата. Органы юстиции должны были действовать быстро и эффективно при усложнившихся правилах.

После смерти Сталина сфера деятельности административных органов юстиции существенно сокращалась, кампанейское правосудие уходит в прошлое. Окончательно возобладал курс на законность. Сокращается объем политических репрессий. Многие деяния считавшиеся уголовными были декриминализованы. Снижается потребность в массовой подготовке юристов. Все это привело к сокращению всех органов юстиции. Административные органы юстиции ослабели и ситуация стала напоминать дуалистическое управление в 1933-1936 гг. Органы юстиции подвергались упрекам за плохую работу в предыдущие десятилетия. Следствием такой политики стало сокращение полномочий центральных органов юстиции, а затем и ликвидацией Министерства Юстиции СССР и Управлений Минюста. Были также сокращены многие судебные и нотариальные органы.

Различные исследования советских, российских и зарубежных исследователей позволяют сформировать понятие государственная политика в сфере юстиции и управление в сфере юстиции. В разные периоды истории у государства могут быть различные цели, задачи и методы судопроизводства. Автор считает необходимым различать понятия судопроизводство и правосудие. Правосудие осуществляется с определенной целью, судопроизводство же может производиться с различными целями. Для осуществления государственной политики государству необходимы специальные органы управления. В разное время органами юстиции управляли или специальные ведомства (Министерство Юстиции) или управление осуществлялось вышестоящими органами внутри самой системы юстиции (Верховный Суд, Прокуратура и т.д.). Термин управление в сфере юстиции несколько раз упоминался в советской литературе, но в настоящее время почти забыт и применяется только отдельными работниками Минюста России и, в основном с применением ведомственного подхода. Мы считаем возможным ретроспективное применение термина управления в сфере юстиции по следующим причинам. Во-первых, методы управления и природа управления в сфере юстиции однородны. Действует общие элементы управления характерные именно для юстиции (учет кадров, единое юридическое образование, обобщения практики, которое так или иначе связано с деятельностью суда, ревизия как основной метод управления, особое значение судебных разъяснений и определений, которые важны для всех органов юстиции и т.д.). Все это создает общую систему управления характерную для всех органов юстиции независимо от их ведомственной принадлежности. Во-вторых, специфичность и сложность управления в сфере юстиции. Специфичность обусловлена особой автономностью большинства органов юстиции. Мы считаем, что термин «управление в сфере юстиции» (в абстрактном смысле) имеет право на жизнь и.

В настоящее время в юстиции продолжается обсуждение проблем судебной реформы. В том числе рассматриваются вопросы об усилении вмешательства Минюста в деятельность нотариата и адвокатуры, о постепенном включении всех органов обеспечивающих деятельность судов в систему Судебного департамента РФ, о расширении гласности, о независимости суда, об эффективности судопроизводства, о характере аттестации судей, об ответственности работников юстиции, о повышении материально-технического уровня работы судов, о низкой оплате труда работников аппарата суда. В высказываниях юристов, так или иначе, прорываются мысли о централизации организации деятельности судебных органов. Все эти проблемы были актуальными и 60 лет назад. В 30-50-е годы ХХ века эти проблемы решались способами присущими тому времени, некоторые из которых можно применить и в настоящее время. Необходимо восстановить идею единого управления (или организация деятельности) в системе юстиции. Речь не идет о формировании единого органа управления, а о систематизации общих принципов, моделей и форм управления, которые в настоящее время не систематизированы. Представляется, что восстановление единой модели управления в этой сфере позволило бы повысить эффективность деятельности органов юстиции. Организационное построение такого управления может иметь несколько вариантов. Возможно расширение функций Министерства Юстиции или судебных органов.

Наиболее перспективной представляется модель предполагающая развитие координации между органами юстиции. Такая координация реально осуществляется и сейчас. Но в реальности единство целей в системе органов юстиции отсутствует, что оказывает крайне негативное влияние на правосудие. Нарушается единство судебной политики. Об этом говорили много раз. Последний раз вопрос об отсутствии единой политики поднял Председатель Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькин на VII всероссийском съезде судей. Интересно отметить, что на VII съезде судей РФ было принято постановление, в котором предлагается утвердить порядок, при котором проекты законов по деятельности судов страны могут быть внесены в Государственную Думу только при наличии официальных отзывов от Конституционного Суда, Верховного Суда, Высшего Арбитражного Суда. Автор считает, что было бы возможно создать некий «Совет Юстиции» (название может быть самым различным). Это Совет должен включать Министра Юстиции, Генерального Прокурора, Председателя Следственного Комитета, Председателей высших судов России, Председателя Федеральной нотариальной палаты, Председателя Федеральной адвокатской палаты, Главного судебного пристава России, Директора Судебного Департамента, Директора ФСИН, и, возможно министра внутренних дел, а также их заместителей. Этот орган мог бы вырабатывать общие принципы деятельности органов юстиции, принимать общие методические рекомендации по проведении ревизий и проверок в системе юстиции, унифицировать статистику и обобщения практики в правоохранительных органах. Арбитром при возникновении конфликтов между членами Совета мог бы выступать Президент России или представитель администрации Президента. Такую функцию они выполняют и сейчас, но такой «арбитраж» носит неформальный и неопределенный характер. В 1941-1956 гг. такой орган фактически существовал под названием «Юридическая комиссия при СНК СССР». Забытый опыт единой государственной политики в сфере юстиции может быть восстановлен.

Основные положения диссертации опубликованы автором в следующих публикациях.

Статьи, опубликованные в изданиях, указанных в перечне ВАК

  1. Кодинцев, А.Я. Наркоматы юстиции союзных республик СССР в 30-е годы ХХ века – образец патримониальной бюрократии // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. - СПб: Изд-во СПбУ МВД. 2004. № 4. - С. 24-35. – 0,5 п.л.
  2. Кодинцев, А.Я. Репрессии против деятелей советской юстиции в годы Большого террора // Закон. – Москва: ЗАО «Известия», 2006. № 3. - С.114-118. – 0,8 п.л.
  3. Кодинцев, А.Я. Споры о роли и месте народных и общественных судов в судебной системе СССР в середине 30-х годов ХХ века // Российский судья. – М.: Изд-во Юрист, 2007. № 2. – С. 45-47. – 0,5 п.л.
  4. Кодинцев, А.Я. Среднее юридическое образование в системе органов юстиции СССР в 30-е годы ХХ века // Среднее профессиональное образование. – М: СПО. 2007. № 9. - С.83-84. – 0,6 п.л.
  5. Кодинцев, А.Я. Организация органов советской юстиции в западных районах СССР в 1939-1941 гг. // История государства и права. - 2007. № 20. - С.24-25. – 0,3 п.л.
  6. Кодинцев, А.Я. Осуществление правовой политики советского государства органами юстиции при проведении компании по реализации Указа ПВС СССР от 26 июня 1940 года // Право и политика. - 2007. № 10. - С.126-130. – 0,6 п.л.
  7. Кодинцев, А.Я. Высшее юридическое образование в системе органов юстиции СССР в 30-е годы ХХ века // Право и образование. - 2007. № 11. - С.115-128. – 0,8 п.л.
  8. Кодинцев, А.Я. Правовая политика советского государства по делам о контрреволюционных преступлениях накануне Великой Отечественной войны // Правовая политика и правовая жизнь. - 2007. № 4. - С.127-133. – 0,5 п.л.
  9. Кодинцев, А.Я. Специальные коллегии Уральских областных судов как органы политической юстиции в 1935-1938 гг. // Вестник ЧелГУ. История. - 2007. № 21. - С.81-85. – 0,4 п.л.
  10. Кодинцев, А.Я. Высшие органы юстиции СССР и режим законности в 30-е гг. ХХ века // Российский Юридический журнал. - 2008. №3. - С.134-138. – 0,6 п.л.
  11. Кодинцев, А.Я. Чистка судебных органов СССР в годы Большого Террора // Российский судья. - 2008. № 8. - С.39-41. – 0,4 п.л.
  12. Кодинцев, А.Я. Юридическое образование в СССР при Сталине: историография проблемы // Право и образование. - 2008. № 8. - С.126-129. – 0,4 п.л.
  13. Кодинцев, А.Я. Кампания по борьбе с «дезертирством» с предприятий военной промышленности СССР в 1941-1948 годах // Отечественная история. - 2008 № 6. - С.101-107. – 0,9
  14. Кодинцев, А.Я. Высшее заочное юридическое образование в СССР в 30-50-е годы ХХ века // Право и образование. - 2009. № 9. - С.143-151. – 0,7 п.л.
  15. Кодинцев, А.Я. Восстановление органов юстиции в западных районах СССР в 1942-1945 гг. // История государства и права. - М., 2010. № 1. - С.24-26. – 0,3 п.л.

Статьи, опубликованные в материалах международных и всероссийских конференций.

  1. Кодинцев, А.Я. Информационные сводки и информационные бюллетени Наркоматов юстиции РСФСР и СССР, Верховных Судов РСФСР и СССР как исторические источники и источники права в 1934-1941 годах // Государство и право в условиях глобализации: Проблемы и перспективы: Тезисы научных докладов Межд. науч.-практ. конф. / УрГЮА - Екатеринбург: Издательский дом «Уральская государственная юридическая академия», 2004. - С.172-178. – 0,3 п.л.
  2. Кодинцев, А.Я. Сравнительный анализ полномочий Наркоматов Юстиции СССР и РСФСР в 30-е годы ХХ века // Сравнительное правоведение и проблемы современной юриспруденции: тезисы научных докладов Межд. науч.-практ. конф. 21-22 апреля 2005 г. Екатеринбург/УрГЮА – Екатеринбург: Издательский дом «Уральская государственная юридическая академия», 2006. - С.321-326. – 0,6 п.л.
  3. Кодинцев, А.Я. Прокуратура СССР и Верховный суд СССР как органы управления юстицией в середине 30-х годов ХХ века // Всероссийская научная конференция памяти профессора Жидкова Олега Андреевича. 22-23 мая 2006 г. Москва/РУДН - Сборник статей. Москва: Изд-во РУДН, 2006. - С.174-177. – 0,4 п.л.
  4. Кодинцев, А.Я. Компетенция и деятельность органов военной юстиции СССР в годы Великой Отечественной войны. // Российский военно-правовой сборник № 12: Проблемы юридической ответственности военнослужащих и военных организаций. - мат-лы всеросс. конф., Москва, 26-27 ноября 2008 г. – Москва: Изд-во «За права военнослужащих», 2009. – С. 369-374. – 0,6 п.л.
  5. Кодинцев, А.Я. Проблемы кодификации союзного законодательства в 30-50-е годы ХХ века // Актуальные вопросы историко-правовой науки. - мат-лы межд. конф., Челябинск, 18-19 октября 2008 г.: / Челяб. гос. ун-т. – Челябинск: Изд-во ЧелГУ, 2009. – С.151-163. – 0,9 п.л.

Монографии:

  1. Кодинцев, А.Я. Советское государство и нотариат. 1920-1950-е годы: монография/ Кодинцев А.Я.;  Федеральная нотариальная палата – Москва: Изд-во ФНП, 2008. – 110 с. – 6 п.л.
  2. Кодинцев, А.Я. Государственная политика в сфере юстиции в СССР. 30-50-е гг. ХХ века: монография / Кодинцев А.Я.;  РИЦ КГУ – Куртамыш: Куртамышская типография, 2008. – 600 с. – 35 п.л.

Публикации в научных сборниках и периодических изданиях:

  1. Кодинцев, А.Я. Председатели колхозов под судом и следствием в 40-х-начале 50-х годов (по материалам Курганской области) // Великая Отечественная война. Мат-лы науч.-практ. конф. по проблемам гражданского и патриотического воспитания молодежи. / Курган. обл. библ. – Курган: Шумихинская межрайонная типография, 2000. - С.102-106. – 0,3 п.л.
  2. Кодинцев, А.Я. Военная юстиция в Кыргызстане в 1939 году // Наука и инновации XXI века: мат-лы V Открытой окружной конференции молодых ученых. Сургут, 25-26 ноября 2004 года / Сургут. гос. ун-т. – Сургут: Изд-во СурГУ, 2005. - С.158-160. – 0,2 п.л.
  3. Кодинцев, А.Я. Поиск модели управления советской адвокатурой в годы Большого террора (1936-1938 гг.) // Адвокат. – Москва: ЗАО «Законодательство и экономика», 2005. № 12. - С. 89-97. – 1 п.л.
  4. Кодинцев, А.Я. Военные трибуналы войск НКВД Уральского военного округа накануне Великой Отечественной войны // Сборник научных трудов: Гуманитарные науки. - Сургут: Изд-во СурГУ, 2005. - Вып. 21. - С.29-34. – 0,3 п.л.
  5. Кодинцев, А.Я. Чистка в коллегиях Урала и Западной Сибири в 1935-1936 гг. // Северный регион. – Сургут:Изд-во СурГУ, 2005. -  № 2. - С. 102-107. – 0,4 п.л.
  6. Кодинцев, А.Я. Большой террор и деятели советской юстиции // Наука и инновации XXI века: материалы VI открытой окружной конференции молодых ученых. - Сургут, 24-25 ноября 2005 года – Изд-во СурГУ, 2006. - С.228-230. – 0,3 п.л.
  7. Кодинцев, А.Я. Проблемы развития системы юридического образования в СССР в середине 30-х годов XX века // Юридическое образование и наука.- Изд-во Юрист, 2006 №2 –С. 30-33. – 0,6 п.л.
  8. Кодинцев, А.Я. Эксперименты и дискуссия о структуре органов юстиции СССР в середине 30-х годов ХХ века // Адвокатская практика. - Изд-во Юрист, 2006. № 4. – С. 28-33. – 0,6 п.л.
  9. Кодинцев, А.Я. Legal education in the USSR during the Thirties // Russian Law: Theory and Practice, - M.: Russian Academy of Legal Sciences, no 2. 2006. – P. 159-167. – 0,6 п.л.
  10. Кодинцев, А.Я. Разрушение и восстановление системы советского нотариата в середине 30-х годов ХХ века // Нотариус.- Изд-во Юрист, 2006 №3 – С. 43-46. – 0,4 п.л.
  11. Кодинцев, А.Я. Деятельность органов союзной юстиции по судебному управлению в середине 30-х годов ХХ века // Сборник научных трудов: Гуманитарные науки. - Сургут: Изд-во СурГУ, 2006. - Вып. 24. - С.183-190. – 0,4 п.л.
  12. Кодинцев, А.Я. Проблемы систематизации, кодификации союзного и республиканского законодательства и консультационная работа наркоматов юстиции в середине 30- годов ХХ века // Сборник научных трудов: Гуманитарные науки. - Сургут: Изд-во СурГУ, 2006. - Вып. 24. - С.190-196. – 0,3 п.л.
  13. Кодинцев, А.Я. Управление системой советского нотариата накануне Великой Отечественной войны  // Нотариус. - Изд-во Юрист. 2007. № 2. – С.45-47. – 0,4 п.л.
  14. Кодинцев, А.Я. Проведение организационных мероприятий по развитию системы юридического образования в СССР накануне Великой Отечественной войны // Юридическое образование и наука. - Изд-во Юрист. 2007. № 2. – С.37-42. – 0,8 п.л.
  15. Кодинцев, А.Я. Областные суды РСФСР как органы управления судами в середине 30-х годов ХХ века // Наука и инновации XXI века: мат-лы VII окружной конференции молодых ученых. Сургут, 23-24 ноября 2006 г.: в 2 т./ Сургут. гос. ун-т. – Сургут: Изд-во СурГУ, 2007. – т.1. - С.204-205. – 0,2 п.л.
  16. Кодинцев, А.Я. Управление советской адвокатурой накануне Великой Отечественной войны // Адвокат. – Москва: ЗАО «Законодательство и экономика». 2007. № 6. - С.73-84. – 0,9 п.л.
  17. Кодинцев, А.Я. Структура органов юстиции СССР в середине 30-х годов ХХ века // Наука и инновации XXI века: мат-лы VII окружной конференции молодых ученых. Сургут, 23-24 ноября 2006 г.: в 2 т./ Сургут. гос. ун-т. – Сургут: Изд-во СурГУ, 2007. – т.1. - С.205-207. – 0,3 п.л.
  18. Кодинцев, А.Я. Управление системой судебного исполнения в СССР в 30-х годах ХХ века // Исполнительное право. - 2007. № 2. - С. 13-16. – 0,6 п.л.
  19. Кодинцев, А.Я. Советский нотариат в годы войны // Нотариус. - Изд-во Юрист. 2007 № 6. – С.22-24. – 0,3 п.л.
  20. Кодинцев, А.Я. Органы транспортной юстиции СССР в 30-е гг. ХХ века // Транспортное право. - 2007.  № 4. - С.34-39. – 0,6 п.л.
  21. Кодинцев, А.Я. Советская адвокатура в годы Великой Отечественной войны // Адвокат. – Москва: ЗАО «Законодательство и экономика». - 2007. № 12. - С.70-80. – 0,9 п.л.
  22. Кодинцев, А.Я. Консультационно-кодификационная работа наркоматов юстиции в СССР в конце 30-х годов ХХ века. // Сборник научных трудов: Гуманитарные науки. - Сургут: Изд-во СурГУ, 2007. - Вып. 26. - С.153-160. – 0,4 п.л.
  23. Кодинцев, А.Я. Суды в СССР как органы судебного управления в конце 30-х годов ХХ века // Сборник научных трудов: Гуманитарные науки. - Сургут: Изд-во СурГУ, 2007. - Вып. 26. - С.160-166. – 0,3 п.л.
  24. Кодинцев, А.Я. Управление юридическим образованием в СССР в годы Великой Отечественной войны // Юридическое образование и наука. - Изд-во Юрист. 2008 № 1. – С.36-40. – 0,6 п.л.
  25. Кодинцев, А.Я. История и природа советского нотариата в трудах советских и российских ученых // Нотариальный Вестник. - 2008. № 2. - С.58-61. – 0,5 п.л.
  26. Кодинцев, А.Я. Военная юстиция в СССР в 30-е годы // Военно-юридический журнал. - 2008. №1. - С.24-31. - 0,7 п.л.
  27. Кодинцев, А.Я. Нотариат в послевоенный период // Бюллетень нотариальной практики. - 2008. № 1. - С.23-29. – 0,8 п.л.
  28. Кодинцев, А.Я. Реорганизация органов военной юстиции в годы Великой Отечественной войны // Военно-юридический журнал. - 2008. № 2. - С.29-32. – 0,4 п.л.
  29. Кодинцев, А.Я. Организация Наркомата Юстиции СССР в 1936-1938 годах // Юстиция. - 2008. №3. - С.3-10. – 0,6 п.л.
  30. Кодинцев, А.Я. Управление системой советского судебного исполнения в годы войны // Администратор суда. - 2008. № 1. - С.40-42. – 0,3 п.л.
  31. Кодинцев, А.Я. Наркомат Юстиции СССР: полномочия и их осуществление в конце 30-х годов ХХ века // Наука и инновации XXI века: мат-лы VIII окр. конф. молодых ученых, Сургут, 22-23 ноября 2007 г.: в 2 т. / Сургут гос. ун-т. – Сургут: Изд-во СурГУ, 2008. – Т.1. – С.181-183. – 0,2 п.л.
  32. Кодинцев, А.Я. Реорганизация советской судебной системы по закону о судоустройстве 1938 года // Наука и инновации XXI века: мат-лы VIII окр. конф. молодых ученых, Сургут, 22-23 ноября 2007 г.: в 2 т. / Сургут гос. ун-т. – Сургут: Изд-во СурГУ, 2008. – Т.1. – С.183-184. – 0,4 п.л.
  33. Кодинцев, А.Я. Осуществление правовой политики советского государства органами юстиции при проведении кампании по реализации Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 года в военный и послевоенный период // Политика и общество. - М., 2008 № 5. - С.72-79. – 0,9 п.л.
  34. Кодинцев, А.Я. Транспортная юстиция СССР в годы Великой Отечественной Войны // Транспортное право. - М., 2008. № 2. - С. 42-45. – 0,3 п.л.
  35. Кодинцев, А.Я. Юридическое образование в СССР в послевоенный период. Управление. Часть 1 // Юридическое образование и наука. - М., 2008. № 2. - С. 35-39. – 0,5 п.л.
  36. Кодинцев, А.Я. Деятельность органов юстиции союзных республик по судебному управлению в середине 30-х годов ХХ века // Администратор суда. - 2008. № 2. - С.44-48. – 0,5 п.л.
  37. Кодинцев, А.Я. Советский нотариат в середине 50-х годов ХХ века // Бюллетень нотариальной практики. - 2008. №3. - С.16-18. – 0,3 п.л.
  38. Кодинцев, А.Я. Органы военной юстиции и военно-судебного управления СССР в первые послевоенные годы // Военно-юридический журнал. - 2008. №7. - С.27-32. – 0,6 п.л.
  39. Кодинцев, А.Я. Прокуратура и органы юстиции России: к истории разделения правоохранительных функций // Вестник Российской правовой академии. - 2008. № 2. - С.32-34. – 0,5 п.л.
  40. Кодинцев, А.Я. Реорганизация органов военной юстиции и военно-судебного управления СССР в 1948-1957 годах // Военно-юридический журнал. - 2008. №8. - С.24-27. – 0,4 п.л.
  41. Кодинцев, А.Я. Лагерная юстиция в СССР // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. - 2008. №4. - С.41-46. – 0,6 п.л.
  42. Кодинцев, А.Я. Юридическое образование в СССР в послевоенный период. Обучение. Часть 2 // Юридическое образование и наука. - 2008. № 3. - С.44-56. – 1,1 п.л.
  43. Кодинцев, А.Я. Legal Education in the USSR During the Second World War // Russian law: theory and practice. - M.: Russian Academy of Legal Sciences, n. 1. 2008. - P. 6-15. - 0,6 п.л.
  44. Кодинцев, А.Я. Транспортная юстиция СССР в первые послевоенные годы // Транспортное право. - 2008. № 3. - С.46-47. – 0,3 п.л.
  45. Кодинцев, А.Я. Советская адвокатура в послевоенный период // Адвокат. – Москва: ЗАО «Законодательство и экономика». 2008. № 6. - С. 84-98. – 1,5 п.л.
  46. Кодинцев, А.Я. Советская адвокатура на переломе эпох (середина 50-х годов ХХ века) // Адвокат. – Москва: ЗАО «Законодательство и экономика». 2008. № 8. - С. 116-122. – 0,8 п.л.
  47. Кодинцев, А.Я. Кодификационно-справочная работа органов юстиции в годы Великой Отечественной войны // Сборник научных трудов: Гуманитарные науки. - Сургут: Изд-во СурГУ, 2008. - Вып. 30. - С.116-119. – 0,2 п.л.
  48. Кодинцев, А.Я. Суды в СССР как органы судебного управления в 1941-1945 гг. // Сборник научных трудов: Гуманитарные науки. - Сургут: Изд-во СурГУ, 2008. - Вып. 30. - С.120-124. – 0,3 п.л.
  49. Кодинцев, А.Я. Наркомат Юстиции СССР как орган судебного управления  накануне и в годы Великой Отечественной войны // Юриспруденция. - 2008. № 12. - С.77-87. -0,6 п.л.
  50. Кодинцев, А.Я. Дискуссия о природе разъяснений ВС СССР в послевоенные годы // Сборник научных статей юридического факультета СурГУ. - Сургут: Изд-во СурГУ, 2008. - С. 3-9. – 0,2 п.л.
  51. Кодинцев, А.Я. Кодификация союзного законодательства в послевоенный период // Сборник научных статей юридического факультета СурГУ. - Сургут: Изд-во СурГУ, 2008. - С. 9-12. – 0,4 п.л.
  52. Кодинцев, А.Я. Теория и история советской адвокатуры 30-50-х годов в трудах советских, российских и зарубежных ученых // Адвокат. – Москва: ЗАО «Законодательство и экономика». 2008. № 11. - С. 105-112. – 0,8 п.л.
  53. Кодинцев, А.Я. Выборы народных судей СССР в 1948-1954 гг. // Администратор суда. - 2008. № 3. - С.39-43. – 0,4 п.л.
  54. Кодинцев, А.Я. Транспортная юстиция СССР в 1948-1957 гг. // Транспортное право. - 2008. № 4. - С.41-45. – 0,4 п.л.
  55. Кодинцев, А.Я. Наркоматы юстиции союзных республик как органы судебного управления накануне и в годы Великой Отечественной войны // Военно-юридический журнал. - 2008. № 12. - С. 38-42. – 0,6 п.л.
  56. Кодинцев, А.Я. Компетенция и деятельность военных трибуналов СССР в послевоенный период // Уголовное судопроизводство. - 2008. № 4. - С. 38-42. – 0,5 п.л.
  57. Кодинцев, А.Я. Управление судебной статистикой в СССР в 30-50-е годы ХХ века // Администратор суда. - 2008. № 4. - C.42-46. – 0,6 п.л.
  58. Кодинцев, А.Я. Управление системой советского судебного исполнения в послевоенный период // Исполнительное право. - 2008. № 1. - С.28-32. – 0,5 п.л.
  59. Кодинцев, А.Я. Военная юстиция Уральского военного округа в годы Великой Отечественной войны // Военно-юридический журнал. - 2009. №1. - С.27-32. – 0,4 п.л.
  60. Кодинцев, А.Я. Реорганизация Наркомата Юстиции СССР в годы Великой Отечественной войны и в первые послевоенные годы // Юстиция. - 2009. № 1. - С.3-12. – 0,7 п.л.
  61. Кодинцев, А.Я. Свердловская областная коллегия защитников в годы чисток и массового террора // Адвокат. – Москва: ЗАО «Законодательство и экономика». 2009. № 2. - С.106-114. – 0,9 п.л.
  62. Кодинцев, А.Я. Нотариат Среднего Урала и Предуралья в 30-50- годы ХХ века // Нотариальный Вестник. - 2009. № 1. - С.58-63. – 0,6 п.л.
  63. Кодинцев, А.Я. Нотариат Южного Урала в 30-50-е годы ХХ века // Нотариальный Вестник. - 2009. № 3. - С.59-63. – 0,4 п.л.
  64. Кодинцев, А.Я. Свердловская областная коллегия адвокатов в конце 30-х – конце 50-х годов ХХ века // Адвокат. – Москва: ЗАО «Законодательство и экономика». 2009. № 3. - С. 87-97. – 1,2 п.л.
  65. Кодинцев, А.Я. Проекты преобразования судебной системы СССР в послевоенный период (1946-1956 гг.) // Администратор суда. - 2009. № 2. - С. 44-48. – 0,5 п.л.
  66. Кодинцев, А.Я. Советская адвокатура до и после Великой Отечественной войны // История российской адвокатуры. Сб. очерков. Под общей ред. Е.В. Семеняко, Г.К. Шарова, А.В. Крохмалюка. – М., 2009. - С.66-115. – 3,2 п.л.
  67. Кодинцев, А.Я. Проекты положений о выборах народных судов накануне и в годы войны // Военно-юридический журнал. - 2009. №7. - С.41-43. – 0,5 п.л.
  68. Кодинцев, А.Я. Народные комиссариаты юстиции союзных республик в системе правоохранительных органов накануне Великой Отечественной войны // Военно-юридический журнал. - 2009. №8. - С.19-25. – 0,7 п.л.
  69. Кодинцев, А.Я. Высшие органы юстиции СССР и социалистическая законность в 30-х годах ХХ века // Государственная власть и местное самоуправление. - 2009. № 7. - С.41-44. – 0,6 п.л.
  70. Кодинцев, А.Я. Нотариат Южного Зауралья (Курганской области) в 1937-1957 гг. // Нотариальный вестник. - 2009. № 10. - С.44-50. – 0,8 п.л.
  71. Кодинцев, А.Я. Кадровая кампания в системе органов юстиции СССР в 1946-1955 гг. // Администратор суда. - 2009. № 3. - С.38-46. – 1 п.л.
  72. Кодинцев, А.Я. Общественные суды в СССР в 30-50-е годы ХХ века // Администратор суда. -  2009. № 4. - С. 43-45. – 0,3 п.л.
  73. Кодинцев, А.Я. Деятельность органов кодификации министерств юстиции СССР и республик в послевоенный период (1946-1956) // Сборник научных трудов: Гуманитарные науки. - Сургут: Изд-во СурГУ, 2009. - Вып. 31. - С.124-131. – 0,4 п.л.
  74. Кодинцев, А.Я. Челябинская областная коллегия защитников в 1934-1956 гг. // Адвокат. - Москва: Изд-во Законодательство и экономика, 2010. № 1. - С. 87-97. – 1 п.л.
Кодинцев, А.Я. Эволюция судебной системы в СССР накануне и во время войны // Администратор суда. 2010. № 1. - С. 43-45. – 0,5 п.л.
  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.