WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Правовые основы защиты этнонациональных интересов в условиях глобализации

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

На правах рукописи

 

НАПСО  Марьяна  Бахсетовна

  ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ЗАЩИТЫ ЭТНОНАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ В УСЛОВИЯХ  ГЛОБАЛИЗАЦИИ

 

 

Специальность 12.00.01 –

теория и история права и государства; история учений о праве и государстве

 

 

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

 диссертации  на соискание учёной степени 

доктора юридических наук

 

Краснодар-2010

Работа  выполнена  на кафедре теории и истории государства и права     Кубанского государственного аграрного университета.

Научный консультант:              доктор юридических  наук, профессор

                                                                             заслуженный деятель науки РФ

                                                         Рассказов Л.П.

Официальные оппоненты:      -  доктор юридических  наук, профессор

                                                                                заслуженный деятель науки РФ

                                                          Малько А.В.

-  доктор юридических  наук, профессор

                                                         Глушаченко С.Б.

                                                       -  доктор юридических  наук, профессор

                                                         Дзидзоев Р.М.

 

Ведущая организация:            Южный Федеральный университет

Защита состоится 1 июля  2010 г.  в 10 часов в ауд. 215 на заседании объединенного диссертационного совета по защите докторских и кандидатских диссертаций по юридическим наукам ДМ 220.038.10 при Кубанском государственном аграрном университете по адресу: 350044, г. Краснодар, ул. Калинина,13.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Кубанского государственного аграрного университета (350044, г. Краснодар, ул. Калинина,13).

Автореферат разослан «____»_____________2010 г.

Учёный  секретарь

объединенного  диссертационного совета,                              

доктор юридических наук,

профессор                                                                               Камышанский В.П.

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. В наше время проблематика глобализации стала одной из основных тем научных исследований:  макромасштабные глобализационные процессы   активно меняют существующую  картину мира,  и рассмотрение практически всех аспектов  развития современного общества вне её контекста становится  невозможным. Глобальные трансформации  коренным образом преобразуют сложившийся миропорядок и тем самым   ведут к усилению его противоречивости. Самым плодотворным для определения перспектив и альтернатив развития становится взгляд на проблему через призму  вызовов, с которыми сталкиваются  мировое сообщество, государства,  социальные и этнические общности, индивиды.

В центре научных дискуссий оказались   вопросы, касающиеся  определения роли государства, надгосударственных и субгосударственных структур, национальной идентификации, перспектив развития этничности,  способов обретения независимости, реализации интересов, форм соразвития народов и культур, взаимодействия различных этнонациональных и конфессиональных сообществ. Чем громче  заявляет о себе  глобализация,  тем  актуальнее   проблема адаптации национального (государственного и этнонационального) развития к мировым реалиям. Глобализационный процесс опирается на современные научно-технические, экономические, политические  основания. Он  создает собственные ценности и культурные формы, которые   трудно уложить в привычные формы существования. Стандартизация социальных потребностей людей, усиливающееся сходство образа жизни, унификация культурного пространства теснят национальные культуры. В таких условиях самым  первостепенным  становится  вопрос сохранения естественного культурного многообразия. Поэтому этнокультурные  аспекты глобализации приобретают особую значимость.

В мире насчитывается до 10 000 этнонациональных  групп,  и нельзя отрицать за ними право на  достойное существование,  сохранение собственной  культуры. Проблема сохранения и развития народов является по существу центральной темой глобализации, как и исследования в этой области. Её решение  невозможно как без обеспечения  безопасного  соразвития разных  народов, стран,  цивилизаций, так и  без  защиты и сохранения  этнокультурной самобытности.

Вопрос о защите этнонациональных интересов в условиях глобализации можно отнести к числу самых сложных. Многие  этнические общности не обладают достаточным потенциалом для  реализации своих интересов:   не имеют традиционных факторов национальной мощи (территории, большой численности, высокого уровня развития и т.д.),  более подвержены негативному воздействию  факторов глобального развития  и вследствие этого менее конкурентоспособны. Для отстаивания этнонациональных интересов в  современных  условиях осуществления  индивидуальных  прав недостаточно: реализация базовых потребностей этнических общностей   требует   создания необходимых социальных условий, в качестве которых   выступают  индивидуальные и коллективные права. Поэтому постановка вопроса о  дополнении  правовой конструкции прав человека  правами народов в качестве  самостоятельного правового института   и об установлении  минимума равных для всех  народов прав  представляется правомерной и соответствующей реалиям времени.

Современные преобразования  повышают значимость института  прав человека. Однако защитить этноиндивидуальность  человека, его право быть национально выраженным  посредством только института прав человека в  условиях глобализации становится всё труднее. Главная причина  заключается в том, что реализация  индивидуальных культурных прав  не позволяет  сохранить уникальность самой культуры. Для этого  необходима  защита самих  этнических групп как  носителей самобытных культур, что требует  установления соответствующих прав народов. Только  это  обеспечит  реальное  многообразие стилей жизни  и  придаст истинный  смысл  свободе выбора  индивида в вопросах самоидентификации.

Усиление регионализма и локальных идентичностей, рост требований со стороны этнических групп  – ярко выраженные  признаки  глобализирующегося мира.  Эти и другие его реалии остро  ставят вопрос о необходимости уточнения, пересмотра  привычных понятий и  представлений,  в том числе и  в юридической науке. Защита этнонациональных интересов – это именно та сфера, где в полной мере должна проявиться одна из характерных тенденций глобализации права: предметом правового   регулирования являются не столько проблемы национального характера, сколько международного, общечеловеческого. И здесь особую  важность приобретают разработка  международно-правовых норм, опережающее правовое регулирование, что позволяет  выработать общепризнанные правовые подходы и  стандарты  в области защиты прав и интересов этнических групп и  способствует их имплементации в национальное право.

Таким образом, актуальность избранной темы определяется её научной, познавательной, практической значимостью и вызвана необходимостью  всестороннего  исследования и  осмысления характера и перспектив правового регламентирования в области защиты этнонациональных интересов  в контексте   сложных   глобализационных  процессов.

Степень научной разработанности темы диссертационного исследования. Национальная проблематика,  вопросы, касающиеся роли этничности в  общественном развитии, всегда были и остаются достаточно востребованными  различными отраслями  социально-гуманитарного знания, в особенности  философией, социологией, политологией. Эта тематика  пользуется неизменной  популярностью среди отечественных исследователей, благодаря множеству фундаментальных научных трудов   российская наука значительно продвинулась в области  изучения  этносоциальных  процессов.   Но правовой аспект данной проблематики традиционно остаётся без должного внимания. Хотя в последнее время заметно повышение исследовательского интереса к  вопросам правового регулирования национальных отношений, о чём свидетельствуют диссертационные работы Т.А. Артикуленко, А.К. Бейн, А.В. Дуденкова, Д.В. Замышляева, Н.В. Кузьминой, Т.Л. Курач, Н.М. Мусаевой, Л.А. Стешенко, С.Н. Турченюка, Н.И. Уткина и др. 

Всё больше в центре научного поиска оказываются  проблемы, касающиеся особенностей этнонационального развития  в условиях   глобализационных  трансформаций. Идёт активное осмысление  его содержания,  тенденций, в том числе и  в контексте   вызовов глобализации и  ответов на неё. Главной темой   исследований российских ученых (О.Т. Богомолова, В.Н. Брюшинкина, И.А. Василенко, А.Г. Вишневского, В.Б. Власовой, А.Г. Володина, М.Г. Делягина, Л.М. Дробижевой, Г.А. Ершова, А.Г. Иванова, Н.П. Косолапова, В.В. Лапкина, В.К. Левашова, И.И. Лукашука,  В.П. Малиновского, Э.А. Паина, А.С. Панарина, В.И. Пантина, В.И. Самохваловой, Л.Г. Суперфин, Т.Т. Тимофеева,  В.Р. Чагилова, М. А. Чешкова, Ю.В. Шишкова, В.М. Шумилова, Ю.В. Яковец  и др.)  является  изучение не только характера интеграционных процессов, структурных  сдвигов и вызываемых ими социальных  изменений, но и  противоречивости, парадоксальности процесса глобализации. 

Характер и содержание основных тенденций глобализации  предопределяют заметный рост интереса к   вопросам современного государственного строительства, регионализации, федерализации, оказывающих непосредственное  влияние на этносоциальное развитие и особенности  защиты государственных и национальных интересов.  Многие российские ученые (С.В. Бахин, М.М. Бирюков, А.С. Блинов, А.И. Быков, Н.А. Воронцова, Е.В. Гриценко, А.П. Жабин, С.Г. Еремеев, В.П. Иванов, Р.Ф. Идрисов, Ю.К. Краснов, В.В. Куликов, В.О. Миронов, В.В.Михеев, Т.Н. Михеева, А.А. Моисеев, Е.Г. Моисеев, А.А. Муравьев, Н.Л. Пешин, А.В. Сеидов, А.А. Уваров, Ю.А. Ургалкин, Н.И. Уткин, С.М. Шахрай, Н.Б. Шеленкова, М.Ю. Шинковский, С.И. Шишкин, Д.В. Шумков и др.)  достаточно плодотворно работают в этих направлениях.

И тем не менее работ, посвященных исследованию различных аспектов современного этнонационального развития, его социально-философских, идейно-политических, правовых основ,  явно недостаточно: они быстро устаревают и зачастую отстают от реалий времени. Кроме того, научно обоснованные  ответы на  вызовы глобализации возможны только с использованием  комплексного междисциплинарного подхода. В основе уточнения и изменения существующих  исследовательских парадигм должно лежать  целостное осмысление особенностей современного мирового, государственного, этнонационального развития. Системный подход к  этой проблеме  позволяет преодолеть известный негативизм в  восприятии как глобальных, так и этнонациональных проявлений. В свете сказанного данное исследование   может представлять  определенный интерес.

Обращает на себя внимание тот факт, что современной наукой практически не разработана проблематика этнонациональных интересов. Отдельные работы, в частности  диссертационное исследование Б.С. Муханова,  не восполняют  существующий пробел и не отражают весь спектр  вопросов, объемлемых понятием этнонациональных интересов и связанных с особенностями их реализации и защиты в контексте глобализации.  Не так много фундаментальных научных трудов, посвященных отдельным  аспектам  проблемы (вопросам самоопределения, этнического самоуправления, защиты прав отдельных этнических групп, их самобытности, культуры и т.д.). Наиболее известные работы в этой области принадлежат Ю.Г. Барсегову, В.А. Бойко, Р.М. Валееву,  С.Н. Горбунову, Д.В. Грушкину, Ю.Д. Дубровину, Т.В. Замятиной, Е.А. Киселеву, В.А. Кряжкову, В.А. Кучериненко, А.М. Лисецкому, М.Ю. Мартынову, В.О. Миронову, Б.А. Молчанову, М.А. Нагорной, Н.И. Новиковой, И.Ю. Пешперовой, Т.В. Полосковой,  Ю.В. Попкову, Л.А. Стешенко, Б.А. Схатуму, Д.Е. Фурману, Т.Я. Хабриевой, С.В. Черниченко, С.С. Юрьеву и др. Среди современных диссертационных исследований они крайне редки (Л.В. Андриченко, М.А. Журов, Д.В. Харакка-Зайцев, Е.А. Черячукина), и это никак не соответствует сложности проблематики  национального вопроса.

Защита этнонациональных интересов непосредственно связана с реализацией прав человека и в особенности - прав народов. В наши дни тематика прав человека пользуется большой популярностью среди  отечественных и зарубежных ученых, принадлежащих к различным  научным школам,  и в первую очередь у  правоведов. В работах М.И. Абдуллаева, Н.С. Бондаря, М.М. Бринчука, К.К. Гасанова, Л.И. Глухаревой, С.Б. Глушаченко, П.П. Глущенко, И.В. Гончарова, А.В. Грязнова, Н.В. Колотовой, Г.Н. Комковой, И.А. Ледях, Е.А. Лукашевой, В.В. Лунеева,   Т.Д. Матвеевой, А.С. Мордовца, А.В. Наумова, И.В. Ростовщикова,  О.Ю. Рыбакова, Е.В. Тутинас  и других исследователей  эта проблема рассматривается в различных аспектах: в контексте глобализации, международного сотрудничества и региональных систем защиты прав человека; с  точки зрения  генезиса идеи, эволюции  правового закрепления,  разработки правовых механизмов обеспечения прав и свобод человека, их реализации и защиты в условиях межнациональных  конфликтов, чрезвычайного положения; через призму   местного самоуправления, деятельности неправительственных организаций и т.д.  Всё большее развитие  получает разработка отдельных в диссертационных исследованиях (А.А. Алпатова, А.П. Анисимова, Е.В. Аристова, Л.Н. Бурковой, О.В. Гликман, И.Р. Диваевой, Т.А. Жадяевой, А.А. Кощеевой, С.А. Лубенниковой, Л.В. Малюковой, Г.А. Митцуковой, А.П. Морозова, В.Я. Неказакова, Г.Т. Овадюка, М.А. Паладьева, С.В. Пенкина, Е.В. Перевозчиковой, Д.А. Радченко, В.М. Решетина, Н.А. Рубановой, В.В. Стаховой, А.А. Тришкина, С.И. Фролова, В.В. Чепурина и многих других) прав человека.  Обращает на себя внимание тот факт, что среди них  практически нет работ, посвященных  индивидуальным этническим правам, правам, связанным с этнокультурной принадлежностью индивида.

Аналогичная картина складывается и вокруг проблемы коллективных прав, прав народов. Классическими в этой области стали труды В.А. Кряжкова, И.Ю. Пешперовой, С.В. Соколовского, Р.А. Тузмухамедова, С.С. Юрьева.  Период активных дискуссий по поводу «третьего поколения прав человека» (прав народов) пришелся на 80-90-е гг. прошлого века. В это время появляются диссертационные  исследования  А.П. Мартыненко (полностью посвящённое  правам народов),  А.Х. Абашидзе, Ф.Р. Ананидзе, В.В. Кочеряна о правах национальных меньшинств и коренных народов,    публикации Н.Ф.Бариновой, И.П. Блищенко, Т.А. Васильевой, И.Б.Власенко, О. Егорова, В.Ю.Зорина, И.С. Крыловой, В.И. Кузнецова, В.Н. Лисецкого, Н.А.Михалёвой, Р.А. Мюллерсона,С.М. Пунжина, М.В.Пучковой, М.Д. Смыслова,  Г.В. Старовойтовой, Г.Б.Старушенко, В.П. Ступишина,  И.А.Умновой, Ф.В. Шелова-Коведаева и др.

В наши дни научный интерес к проблеме прав народов как правовому механизму защиты этнических групп и их интересов заметно спал и перешёл в плоскость споров  о  противоречии коллективных и индивидуальных  прав и о преимуществах территориального или этнического принципов построения федеративного государства. Именно эти вопросы   стали центральной темой проблематики  прав народов. В этой полемике в разное время активно участвовали В.В. Амелин, М.Г. Арутюнов, А. Б. Габоев, А.А. Галкин, А.А. Жириков, М.В. Золотарева, К.В. Калинина, А.Е. Козлов, Р. Г. Кузеев, И.В. Левакин, В.А. Михайлов, А.Г. Осипов, Ю.А. Решетов, С.С. Сироткин, С.С. Собянин, В.А. Тишков, Ж.Т. Тощенко, В.Р. Филиппов, Р.С. Хакимов, С.К. Червонная, С.В. Чешко, В.Д. Шуверова и др. В силу такого сужения проблематики  исследования прав народов  приходится констатировать  недостаток  в  научных разработках. Немногочисленные  серьёзные исследовательские  труды (в частности, С.К. Смирновой, Л.А. Стешенко, И.Р. Султанова), новые  монографические исследования  Ю.В. Анохина, М.П. Фомиченко, отдельные  публикации (Ф.А. Ахметшиной, Ж.У. Ибрашева, Н.С. Катько, М.И. Лепихова, Р. Мадояна, Э.Т. Майбороды, Т.А. Сенюшкиной, В.Ю. Сухачёва, В.П. Федосенко и др.)  не охватывают  всего круга    проблем, имеющих отношение к  правам народов.   И вопрос о    создании   их единой   правовой концепции  остается открытым.

В такой ситуации  комплексный взгляд на проблему этнонациональных интересов: на фоне глобальных социально-экономических, политических, идеологических, культурных трансформаций, в соотношении с  правами человека, правами народов и правовыми механизмами их защиты и в контексте процессов федерализации - становится всё более   востребованным. Он позволяет преодолеть односторонность,  фрагментарность  исследований и предложить, кроме детальной разработанности и информационной насыщенности, ещё и объемное видение всего  исследовательского поля. Именно в таком ракурсе представлено решение   проблемы этнонациональных интересов в  настоящей работе. Кроме того, несомненную актуальность  представляет изучение  правового аспекта глобализации, который всё ещё (в отличие от экономического, культурного, социального и др.) остается мало разработанным.

Объектом диссертационного исследования является совокупность общественных отношений, связанных с формированием и реализацией этнонациональных  интересов.

Предметом диссертационного исследования выступает  состояние современного правового регламентирования в области защиты  интересов  различных этнических  общностей.

Цель  и задачи диссертационного исследования. Цель настоящей работы    – всестороннее   изучение содержания  и направлений развития правового регулирования в сфере защиты этнонациональных интересов   в условиях  глобализации.

Для достижения этой цели  автором поставлен ряд исследовательских задач:

  1. вскрыть социально-философские основы правового обеспечения этнонационального развития в условиях глобализационных трансформаций  и показать  их влияние на  характер правового регулирования механизма защиты этнонациональных интересов;
  2. определить   содержание  этнонациональных интересов как особой категории публичных интересов и рассмотреть специфику их проявления в контексте глобализации;
  3. изучить  основные подходы в решении проблемы признания прав народов как самостоятельного правового института;
  4. проанализировать социально-философские и правовые основы международно-правового регламентирования прав народов;
  5. рассмотреть   возможность  определения  содержания  основных прав народов через призму этнонациональных интересов;
  6. исследовать особенности и перспективы правового регламентирования  защиты самобытности народов, их национальной идентичности;
  7. раскрыть причины отсутствия качественной правовой базы в области защиты национальной идентичности;
  8. обосновать необходимость утверждения права на национальную идентичность;
  9. установить особенности   этнического самоутверждения в условиях глобализации  и предложить современный взгляд на содержание и тенденции развития его правовой базы;
  10. охарактеризовать специфику современных процессов федерализации и рассмотреть возможности федерализма в реализации этнонациональных интересов. 

Теоретическую основу диссертационного исследования со­ставляют работы отечественных и зарубежных ученых-правоведов, касающиеся общих вопросов теории и истории права и государства,  проблем прав человека, прав народов, государственной национальной политики,  реализации и защиты государственных и этнонациональных интересов, становления, развития и совершенствования федеративного государственного устройства, а также труды по философии,  этносоциологии,  политологии.

Философско-правовой базой   диссертации явились  работы отечественных и зарубежных юристов и философов, чьи идеи и концепции стали  основополагающими в разработке  исследуемой проблемы, -  Д. Локка,  Ш.Л.Монтескье, Ж.-Ж.Руссо,  А.Токвилля,  Д.С. Милля, К. Маркса, Ф. Энгельса,  О. Бауэра, К. Реннера,  Т. Джеф­ферсона, В. Вильсона, А.Балога, Г.Плеттнера, Л.Эпштейна, К.Маккартни, О.Яновски, Г.Еллинека, Д.Элазара,  К. Вазака, Ф. Люшера, Ч. Тейлора, У. Кимлика, Б.Дж. Сингера;  Н.А. Бердяева, В.И.Даневского, И.А. Ильина, Н.М. Коркунова, Ф.Ф. Кокошкина, П.И. Новгородцева, М.И. Свешникова,  Г.Ф.Шершеневича, М.М. Сперанского, Б.Н. Чичерина, В.И. Вернадского, В.И. Ленина;  Р.Г. Абдулатипова, А.Г. Агаева, В.А. Ачкасова, Э.А. Баграмова, Ю.В. Бромлея,  Т.Ю. Бурмистровой, М.Н. Губогло, Л.Н. Гумилева, М.С. Джунусова, Л.М. Дробижевой, А. Г. Здравомыслова,  Л.М.Карапетяна, И.И. Лукашука, Э.В. Тадевосяна, В.А Тишкова, Ж.Т. Тощенко,  М.А. Чешкова, В.Е. Чиркина и др.

В ходе  разработки категории этнонациональных интересов как разновидности публичных интересов были использованы работы С.С. Алексеева, Р.С. Байниязова, В.О. Бернацкого, В.И. Бырлэдяну, В.П. Грибанова, А.И. Кравченко, С.А. Кравченко, А.В. Кряжкова, В.Д. Мазаева, Б.Ф. Мартынова, О.В. Мартышина, А.Г. Маслоу, Н.И. Матузова, С.В. Михайлова, Г.И. Муромцева, Б.С. Муханова, М.И. Пискотина, Г.А. Свердлык, Ю.А. Тихомирова, К.Ю. Тотьева,  Д.И. Чеснокова, А.И. Экимова  и др.

Основой  исследования  проблемы прав народов, прав отдельных этнических общностей  послужили   труды А.Х.Абашидзе, С.А. Авакьяна, А.В. Авдюшина, М.В. Баглая,  Ю.Г.Барсегова,  И.П.  Блищенко, Н.С. Бондаря, Т.А. Васильева, Г.А. Гаджиева, Л.И. Глухаревой, В.Д. Зорькина, Г.В. Игнатенко, В.А. Карташкина, В.В. Кочеряна,  В.А. Кряжкова, О.Е. Кутафина, В.В. Лазарева, Л.В. Лазарева, Д.Б. Левина, Е.А.Лукашевой,  А.П. Мартыненко, В.Г. Маюрова, А.П. Мовчана,  А.А. Моджоряна, В.С. Нерсесянца, П.А. Оля, И.Ю. Пешперовой,  С.В. Полениной, С.К. Смирновой, М.Д.Смыслова, С.В. Соколовского, Л.В. Сперанской,  Г.Б. Старушенко, Л.А. Стешенко, Р.А. Тузмуха­медова, Г.И. Тункина, И.А. Умновой, Н.А. Ушакова, А.Г. Хабибуллина, Т.Я. Хабриевой,  С.В. Черниченко, Б.С. Эбзеева, А.А. Юнусова, С.С. Юрьева и др.

Необходимость углубленного изучения социально-правовых механизмов реализации этнонациональных интересов обусловила  обращение диссертанта к работам по проблемам федерализма, федерализации и автономизации  таких исследователей, как А.С. Автономов, А.Н. Аринин, Н.И. Барциц, Е.Н. Барышников, С.Д. Валентей, И.В. Гончарова, И.Б. Гоптарева, Н.М. Добрынин, С.М. Дорохин, И.С. Каспэ, А.И. Ким, А.Н. Кожановский, А.Н. Колбин, И.В. Левакин,  С.В. Нарутто, Т.Ю. Огородникова, А.В. Одинцова, Н.В. Павлов, В.Г. Пахомова, А.С. Пиголкин, И.А. Полянский, В.И. Радченко, Ф.М. Раянова, В.А. Смаков, Х.М. Фарукшин, Н.К. Филиппов, Е.Н. Ширко, С.И. Шишкина,  В.В. Штукин,  А.В. Якушева и др.

В диссертации использованы труды зарубежных авторов, работавших над  проблематикой прав народов, прав меньшинств и коренных народов, федерализма, - А. Блейкни, М. Ван дер Стоела, Г. Глисона, К. Джона, С. Дион, Ф.Капоторти, И. Кристана, Л. Линдхойта,  С. Нистен-Хаарала, У. Пройсса, У. Рикера, Д. Трейсмана, Р. Шумана, Ф. Эрмакора, А. Этциони и др.

Анализ  социально-философских  основ правового регулирования в области защиты этнонациональных интересов в условиях глобализации осуществляется на основе  трудов таких зарубежных исследователей, как У. Альтерматт, Ж.-Л. Амселль, Б. Андерсон, П. Аснер, З. Бауман, Ж. Бодрийяр, Д. Вайсбродт,  И. Валлерстайн, У. Ганнерс, Э.Геллнер, М. Кастельс, Б. Колер-Кох, И. Г.-П. Мартин, А. Мартинелли,   И. Мильчин, М. Опальски, Н. Рулан, Дж. Томпсон, Э. Тоффлер, А. Турен,  С. Хантингтон, П. Хирст, К. Цюрхер, Х. Шуманн,    и отечественных, как Д.Д. Амоголонова, Е.В. Астапова, З.З. Биктимирова, В.В. Бойцова, И.М. Бусыгина, А.В. Дуденков, Б.С. Ерасов, З.А. Жаде, Б. Кагарлицкий, И.И. Кравченко, А.А. Макеев, Л.А. Морозова, Н.В. Мотрошилова, С. В. Погорельская, Е.Г.Пономарева,  М.Н. Росенко,  Т.Д. Скрынникова,  А.Н. Смирнов, Х.Г. Тхагапсоев, А.И. Уткин, Д.Л. Хилханов и др.

Методологической основой диссертации   явились общенаучные и частнонаучные методы  исследования,  принципы  объективности, историзма, конкретности, системности, комплексности, детерминизма. Объект, предмет, цель и задачи диссертационной работы  раскрыты посредством всестороннего охвата предмета исследования, рассмотрения фактов, процессов и явлений   в  их  противоречивом  единстве, взаимосвязи, взаимозависимости  и развитии, с учетом  реалий  современной социально- политической, правовой, духовной жизни.

В качестве частных методов научного исследования использовались историко-правовой, историко-сравнительный, проблемно-хронологический методы, что позволило показать  эволюцию правовых норм,  принципов и подходов с учётом специфики  современного социального развития. Плодотворным оказалось применение сравнительно-правового, формально-логического и системно-структурного методов, столь необходимых для соотнесения различных правовых норм  и разработки  внутренне непротиворечивой правовой концепции.

Для  выявления  закономерностей и тенденций  развития, определения основных противоречий и путей их преодоления были привлечены и   некоторые социологические (моделирование, экстраполяция, контент-анализ) и статистические (классификация, корреляция) методы познания. Отсутствие признанной концепции прав народов (их перечня, содержания)  и принципов правового регулирования этнополитических процессов обусловило  построение формализованных теоретических моделей.

Использование  названных методов в совокупности позволило обеспечить научную обоснованность, последовательность и логичность анализа рассматриваемых проблем,  максимально полно изучить  юридические, социально-экономические, политико-идеологические, исторические и иные факторы, воздействующие на процессы формирования  (в сочетании преемственности и трансформации)  правовой модели защиты этнонациональных интересов.

Нормативно-правовая, источниковедческая и эмпирическая база исследования. При написании  диссертации автор руководствовался  концептуальными положениями общей теории права и государства, общей теории прав человека и опирался на нормативно-правовую базу, фундаментальные  научные исследования  в области защиты прав и свобод человека и прав народов. В основу диссертации положен  анализ современного и действовавшего ранее международного,  отечественного и зарубежного законодательств, новых  и уже получивших известность научных работ в этой сфере,   а также  трудов,  имеющих смежный характер исследования.

Нормативную  базу настоящей работы составили  международно-правовые акты по  правам человека и правам  народов универсального и регионального характера,  основополагающие документы Организации Объединенных Наций и ее учреждений, документы Совета Европы, Организа­ции по безопасности и сотрудничеству в Европе, Организации Американских Государств, Организации Африканского Единства, Лиги Арабских Государств,  Содружества Независимых Государств;  конституционные акты (Конституция РФ, конституции (уставы) субъектов РФ, конституции отдельных государств);  акты  законодательства РФ и  зарубежных стран,  регулирующие отношения  по обеспечению прав и свобод личности, прав народов и отдельных этнических общностей; подзаконные акты (указы Президента РФ, акты палат Федерального Собрания, постановления Правительства РФ).

К особой группе источников следует отнести декларации (хартии) прав и свобод человека, декларации прав народов международных и национальных   организаций, в том числе и неправительственных, и  их проекты; проекты Конституции РФ, концепции национальной политики в РФ, об Уполномоченном Федерального Собрания Российской Федерации по правам народов Российской Федерации;  документы  работы комиссий по их подготовке; ма­териалы   экспертизы, обсуждения, информация о содержании парламент­ских слушаний.  

Активно использовались материалы научно-практических конференций и «круглых столов» последнего десятилетия по проблемам прав народов и защиты этнонациональных интересов.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что впервые в отечественной правовой доктрине, на основе комплексного анализа социально-философских основ,   предпринята попытка исследования   проблемы правового  обеспечения этнонационального развития в условиях глобализации с точки зрения  правового регулирования защиты этнонациональных интересов. Это обусловило необходимость обращения к самой проблеме   этнонациональных интересов, практически не разработанной отечественной и зарубежной наукой. Считая существующую конструкцию   прав человека недостаточной для  эффективной  защиты этнонациональных интересов в современных условиях, автор  обосновал доводы в пользу  необходимости её  расширения за счет прав народов и  возможности их утверждения  как самостоятельного правового института. Взгляд на проблему прав народов через призму этнонациональных интересов, подкрепленный  анализом социально-философских и правовых основ международно-правового регламентирования прав народов,  позволил сформулировать перечень основных прав народов и определить их содержание, а также принципы правового регулирования этнополитических процессов. В работе приводится аргументация в пользу  распространения права на самобытность в качестве права на отличие на  все народы, в пользу признания  индивидуального и коллективного права на национальную идентичность и перспектив его утверждения, предложена  авторская формулировка этого права. Исследованы  особенности   этнического самоутверждения в условиях глобализации,  представлен современный взгляд на проблему реализации права на самоопределение и его содержание. Проблема защиты этнонациональных интересов, прав народов  рассмотрена  и в контексте  процессов  федерализации и регионализации. Исходя из этого  определено основное назначение  федерализма как метода и как цели, объяснена причина его востребованности и перспективности в современных условиях.

Положения, выносимые на защиту:

1. Глобализация – это процесс системного преобразования  разнородного мира  в единое целое,  превращения мирового сообщества из простой  совокупности государств, народов, экономик  в  систему, характеризующуюся  новым  качеством   связей и зависимостей; это  объединение множества территорий в особое   пространство и  создание новой их архитектуры. Глобализация характеризуется  всеохватностью и комплексностью изменений, взаимопроникновением   национальных, локальных, региональных  структур и  процессов, усложнением и интенсификацией социальных зависимостей. Формирование единого взаимосвязанного  и взаимозависимого мира  ведет к   изменению  социальных институтов, общностей, культур, характера  внутринациональных и наднациональных отношений.

2. Глобализации свойственно прежде всего  усиление  экономической, информационной, научно-технической и  правовой  взаимозависимости. Становление всё  более усложняющейся  и укрупняющейся  социально-экономической  системы  ведет к усилению надгосударственного регулирования. Поэтому включение  в единое пространство  регионов, государств, народов, с одной стороны,   расширяет границы и возможности: глобализация имеет то несомненное преимущество, что в ходе ее развития  преодолеваются  замкнутость, узость и ограниченность интересов, объединяются усилия  в  достижении целей.   С другой стороны, снижение роли национального государства, национальной экономики, национальной культуры и национального фактора в целом  порождает множество страхов по поводу утраты  политико-экономической независимости и национальной  самобытности. Кроме того, глобализации  присущи    неравномерность и  иерархичность,  сложившиеся вследствие  неравенства территорий  как по уровню развития, так и по темпам происходящих в них модернизационных изменений. Поэтому  глобализация, соединяя в себе противоположно направленные процессы: интеграцию и дезинтеграцию, укрупнение и дробление, унификацию и  дифференциацию, разгосударствление и  усиление позиций государства, ослабление   роли национального и рост национального самосознания, - имеет сложный и противоречивый характер.

3. Глобализация и связанные с нею процессы модернизации  объективно ведут к снижению значимости   этнонационального фактора и  к сужению его роли как  социального регулятора. Существенное изменение характера социокультурной идентичности сопровождается   определенным ослаблением  самобытности,  унификацией  национального  бытия.  Глобальная реальность меняет  даже самое консервативное и устойчивое -  культуру местных сообществ. Глобализационные  процессы представляют собой диалектическое единство двух  тенденций - взаимопроникновения, обогащения  культур и  ренессанса   этнонационального, роста интереса к локальным идентичностям. В условиях растущей универсализации  ценностей и стилей жизни проблема  сохранения    самобытности местных культур  оказывается   в  центре общественного и научного внимания. Сложность ее решения усугубляется  недостаточностью  усилий, направленных на сохранение различий.

4.Этнонациональные интересы, будучи концептуальным выражением совокупных потребностей этнической общности на определенном  этапе ее развития, представляют собой очень сложное явление. Их реализация является предпосылкой  существования этнической общности. И это позволяет говорить о них как об  особой категории публичных интересов. Встраивание   этнонациональных интересов  в  систему  социальных отношений требует создания   социально-правовых механизмов, развивающих самоорганизацию и самодеятельность этнических сообществ, регламентирующих процесс формирования, формулирования и выдвижения этнонациональных интересов, что  и  обеспечивает  легитимность выдвигаемых требований. Сложность реализации этнонациональных  интересов  в современных условиях связана с тем, что они  формируются      под мощным влиянием    процессов унификации потребностей и   стандартизации образа жизни, осуществляются в условиях неравномерности глобального развития,  растущей  этноконкуренции  и во многом   зависят  от действия внешних факторов, в частности  таких,  как интересы  международного и регионального сообщества  и государства. Этим, а также  наличием явных преимуществ, связанных со статусом субъекта международного права,  объясняется растущее стремление народов к обретению государственной независимости.  Не меньшую роль в этом может играть и играет субъективный фактор  в лице  этнических  элит, чью экономическую и политическую заинтересованность нельзя недооценивать. 

5. Стремление сохранить себя как этническую группу, обладающую специфической культурой,  и  воспроизводить себя как отдельную социальную общность составляет основу этнонациональных интересов. И это стремление  может быть осуществлено через совокупность прав народов.  Однако   реализация прав народов невозможна  вне контекста прав человека: существовать в качестве самобытной  единицы имеет право не только этническая общность в целом, но и отдельно взятый индивид. Само содержание прав народов, заключающееся в   предоставлении надежных гарантий для их сохранения и развития,  позволяет говорить о двойственной природе коллективных прав: они призваны защищать   и  человека как члена  общности, носителя культурно-отличительных признаков,  и  саму общность, саму культуру. При этом возможности индивида в осуществлении этого права во многом зависят от объема  и реальности прав этнической общности,  и в первую очередь - от самого факта ее существования  в качестве таковой. Поэтому коллективные этнические права можно рассматривать как правовой механизм обеспечения свободы выбора индивида в вопросах самоидентификации, реализации его социально-экономических и культурных потребностей, т.е. его индивидуальных прав.

6. Наличие коллективных  прав, оптимальное соотношение прав человека и прав народов, взаимодополнение индивидуальных и коллективных прав создают  прочную основу для  легитимации отношений между государством и населяющими его народами. Это особенно важно для полиэтничных государств. Однако полноценная реализация прав народов  требует  высокого уровня  самодеятельности  государства и международного сообщества  и  столь же высокого качества  правового обеспечения. В условиях глобализации,  которая  представляет собой процесс, с одной стороны,   универсализации, стирания различий,  с другой, -  выравнивания уровней социально-экономического развития, расширения демократических практик, совершенствования правовых систем, становления социально ориентированных государств,   оформление прав народов  в качестве самостоятельного правового института, а прав человека и прав народов   как  самостоятельной отрасли  права и необходимо,  и возможно. Для Российской Федерации, где этнический фактор исторически оказывает самое серьёзное влияние на все сферы жизнедеятельности общества, такая постановка вопроса имеет особую актуальность.

7. Рассмотрение проблемы прав народов в контексте этнонациональных интересов  вполне закономерно. Это позволяет  определить  содержание основных прав и сформулировать их  примерный перечень.  Основой этнонациональных интересов являются, во-первых, сохранение    этнической территории и  геокультурного  пространства  как главного условия национального бытия и самобытности;  во-вторых, осознание, утверждение и сохранение  собственного индивидуального существования, признаваемого окружающими. Исходя из этого, основными правами народов можно считать:  1) право на физическое существование и национальную сущность (национальное своеобразие, культурную самобытность); 2) право на независимость (свободу от иностранного ига, господства, эксплуатации и территориальных захватов и агрессий); 3) право на достойное существование и свободное развитие на основе культурной самобытности; 4) право проживать на исторически сложившейся территории, использовать ее естественные ресурсы в интересах народа и сохранять  среду обитания;   5) право на самоуправление и участие в решении вопросов, затрагивающих этнонациональные интересы, предполагающее реализацию  права на свободное волеизъявление; 6)   право на внутриэтническую солидарность;  7) право на уважительное отношение к себе, к своей культуре и право на защиту  национального  достоинства; 8) право на свободную и полную информацию по вопросам, касающимся  национального развития. В приведенном перечне нет  права на самоопределение, которое в его широком понимании объемлет собой все названные права.

8. Сохранение  культурной самобытности  жизненно важно и для этнической общности,  и для индивида:  как таковая,  она является  свойством  социальной общности и  полноценно существует и проявляется только как внутреннее её качество,  но  индивид является   носителем культурно-отличительных признаков. В силу этого  ее защита  только посредством института  индивидуальных прав  недостаточно эффективна. Право на самобытность должно быть  прежде всего  правом коллективным: право индивида на самобытность защищает не саму самобытность, а  индивида в его сущностном выражении, тогда как  коллективное право на самобытность есть защита самой этнической общности, что и делает возможным самобытное существование отдельно взятых индивидов. Поэтому современное правовое регулирование защиты самобытности должно основываться на  сочетании культурных прав народов и культурных прав человека, на их органичном единстве.

9. Современное международное право признаёт  субъектами коллективного права на самобытность не все народы, а отдельные этнические общности – меньшинства и коренные народы. В условиях глобализации, когда стремление сохранить  различия   не менее сильно, чем  стремление не быть дискриминированным в силу тех или иных различий,  правомерна постановка вопроса о  признании права на самобытность за всеми народами. В данном случае право на самобытность представляет собой право быть иным, непохожим и в этом смысле не быть равным другим этническим общностям. В таком понимании   право на самобытность   приобретает  характер своего рода права на неравенство, что может стать серьёзным шагом по пути  преодоления формально-юридического равенства и установления юридической формулы  признания фактических различий и права на них. 

10. В условиях глобализации особую актуальность приобретает проблема сохранения      индивида и этнического сообщества  как носителей своеобразных культур.    Реализация этого стремления может  быть  обеспечена путем установления  права человека и  права народов  на национальную  идентичность. Представленное как единство коллективного и индивидуального права,  оно может быть сформулировано  следующим образом: «1. Все народы в целях самосохранения, обеспечения целостности и единства имеют право на собственное экономическое, социальное и культурное развитие  в соответствии со свободно осуществленным выбором и с учетом своей самобытности,   при обеспечении  равноправного доступа к общечеловеческому  культурному наследию и признании  самобытности других народов.  2. Право на собственное самобытное существование и  развитие  осуществляется без ущерба для   прав других народов и прав человека и с учетом  интересов общества, нации и государства и направлено на защиту   этнонациональных  интересов, на развитие и укрепление взаимного уважения и терпимости. 3. Каждый человек имеет право на самоидентификацию, свободное определение своей этнокультурной принадлежности  и  на  свободное  на этой основе развитие и осуществляет это право  без ограничения доступа к общенациональным, цивилизационным  и общечеловеческим ценностям  и без ущерба   права  других на самоидентификацию и саморазвитие. 4. Каждый человек   имеет право   сохранять и укреплять  единство и целостность своего народа,  его культурные ценности,   с проявлением  должного   уважения  к  культурным  ценностям других народов. 5. Реализация права на этническую принадлежность и идентификацию не должна никому причинять ущерб, равно как и должна осуществляться без  ущерба для других. Никто не должен страдать в результате осуществления или неосуществления им этого права. 6. Государство обязано обеспечить индивидуальное или коллективное право на   самобытное существование и развитие».

11. Право на самоопределение осуществляется в соответствии с положениями международного права и с   учетом  особенностей    конкретно взятых условий и интересов сторон, что требует  разработки заинтересованными сторонами механизмов его реализации. Интересы, их характер, содержание играют главную роль в осуществлении права на самоопределение. Именно как процесс согласования интересов право на самоопределение и должно подвергнуться дополнительной  правовой регламентации. Необходимо  установление правовых основ определения «содержательной» и «процедурной» легитимности  защищаемых интересов, что предполагает  регламентирование  процесса формирования, формулирования и выдвижения этнонациональных интересов. Это в свою очередь требует  развития демократических институтов, институтов гражданского общества, механизмов группового представительства, которые позволяют этническим общностям утвердиться в качестве активных участников политических процессов, обрести полноценный политико-правовой статус и способствуют     реализации права на самоопределение.

12.Современная правовая наука  трактует право на самоопределение  в узком и  широком смысле: как право на государственную независимость и как право на развитие. В  каждом  случае реализация   интересов населения самоопределяющейся территории (в том числе и этнонациональных) осуществляется по-разному и имеет различные правовые последствия: объем прав народов определяется обретенным ими  политико-правовым  статусом.  Обретение  государственной независимости  утверждает народ   в качестве субъекта международного права –  из субъекта культуры  он становится субъектом политики и права, что значительно расширяет возможности  по  развитию социально-экономического потенциала, сохранению сложившегося образа жизни, культуры, материальных и духовных ценностей.   Однако полноценная реализация всех этих  интересов  зависит от успешности государственного строительства и реальности суверенитета. Реализация права на самоопределение  как права на собственное самостоятельное развитие позволяет обеспечить соблюдение  принципа территориальной целостности государств. Но требует преодоления экономического, политического, социального неравенства народов, живущих на территории государства;  установления   юридических гарантий, конституционных предпосылок для развития народов, в том числе   правового закрепления   минимума прав народов, в особенности  права на автономию и права на самобытность; выработки и последовательной реализации  соответствующей концепции государственной национальной политики. Создавая условия для реализации права народов на развитие, государство  не только предоставляет возможность всем народам выразить и осуществить свою волю, защитить свои интересы, но и  обеспечивает  успешное этнонациональное развитие в условиях  сложившегося  геокультурного, экономического, политического пространства,  использует  преимущества  проживания в  едином  государстве.

13. Институт федерализма – один из эффективных правовых механизмов реализации права на самоопределение как права на развитие. Цель федерализма   - организация   экономически и  политически    автономных субъектов,   динамично развивающихся   и  сохраняющих свою самобытность  в условиях  единого политико-экономического и культурного пространства. А его основное  назначение  как метода -  обеспечение  более высокого уровня чувствительности к особенностям и потребностям  территорий,  оперативность в  реагировании на происходящие в них изменения, а также установление баланса интересов в достижении общегосударственных целей. Таким образом федерализм  позволяет  реализовать принцип экономической целесообразности,  обеспечить политический и культурный плюрализм,  политическую  и межэтническую стабильность,  согласование  общегосударственных интересов и интересов субъектов федерации.

14. Причина особой востребованности  федерализма в современных условиях  объясняется многими факторами.  Во-первых,   при объективной сложности  реализации права на самоопределение   как права на государственную независимость единственным   действенным способом защиты  этнонациональных интересов становятся  автономизация, федерализация. Современные вызовы    значительно повысили «стоимость» федерализма (вкупе с правами народов) в решении   национального вопроса. Во-вторых, федерализм способствует  становлению эффективных региональных экономик. В-третьих,  он значительно расширяет возможности для самосохранения и развития,  утверждения собственной национальной идентичности, и в условиях глобализации это делает его  одним  из оптимальных  способов  самоопределения этнических общностей, особенно малочисленных. В-четвертых, федерализм, преодолевая  административную, политическую, культурную однородность, придаёт  государственному устройству  черты  универсальности, предохраняет  от  чрезмерного ассимилирующего и унифицирующего воздействия. В-пятых, в условиях   федерализма реализация «территориальных» (и этнонациональных) интересов осуществляется в согласии с интересами других территорий и с учетом политико-экономических, этнокультурных и межнациональных традиций взаимодействия. Тем самым преодолеваются узость и эгоизм   «территориальных» (и этнонациональных)  интересов. В целом же преимущество федеративного устройства в том, что оно  более приспособлено к   противоречивости  современного этнонационального  развития. Всё это   позволяет говорить о  федерализме как  о  перспективной  реальности периода глобализации.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическое достоинство   работы  заключается в том, что в ней получили развитие  концептуальные правовые основы теории прав человека и прав народов как правовых механизмов обеспечения и реализации индивидуальных и коллективных этнических интересов. И это  нашло выражение  в обосновании тезиса о целесообразности расширения правовой конструкции прав человека за счет включения в нее прав народов как самостоятельного правового института, что позволит положить начало   становлению прав человека и прав народов в качестве   самостоятельной отрасли  права. Основные   положения и выводы диссертации определенным образом восполняют   существующие в международном и национальном  праве пробелы в области правовой защиты этнонациональных интересов и могут служить основой для  дальнейшей разработки как  этой проблематики, так и  тематики этничности  в целом.

Работа представляет  научный интерес и с точки зрения развития государствоведения, теории науки конституционного и муниципального права, конституционно-правовых основ  федерализма и местного самоуправления. Комплексное исследование  социально-философских, идейно-политических и юридических  основ современного правового регулирования в сфере защиты этнонациональных интересов, разработка  практических предложений по его совершенствованию способствуют утверждению научно-обоснованного подхода и  определению основных  направлений  международной и российской  правовой реформы.

Предложенные автором выводы теоретического и прикладного характера  могут быть использованы в правотвор­ческой деятельности по совершенствованию законодательства в области прав человека и прав народов, защиты  этнонациональных интересов, федеративных отношений и самоопределения, государственной национальной политики, а также  в правоприменительной практике. Материалы диссертации могут найти  применение при разработке  учебников, учебно-методических пособий,   в учебном процессе  при изучении    дисциплин социально-гуманитарного цикла, могут быть включены в содержание курсов по  подготовке, переподготовке и повышению  квалификации  государственных и муниципальных служащих. 

Апробация результатов диссертационного исследования осуществлена автором в процессе преподавания, при разработке и чтении спецкурсов. Основные положения и результаты  работы нашли отражение в многочисленных научных статьях (свыше 80 публикаций) и в трёх  монографиях  автора    - общим объемом  около 60 п.л.   Они   были положены в основу докладов и выступлений на международных, всероссийских, региональных  и межвузовских  научно-практических конференциях   по проблемам  современного этнонационального развития, прав  человека, прав народов,  федерализма, регионализма,  таких  как: «Гуманитарные и социально-экономические науки в начале XXI века» (Нижний Новгород, 2007 г.), «Концепт будущего России в XXI веке» (Армавир, 2007 г.), «Модернизация экономики Юга России и новые стратегии региональной экономической политики» (п. Домбай, КЧР, 2007 г.), «Собственность и государство (вопросы теории и практики)» (Пенза, 2007 г.), «Актуальные проблемы российского права» (Краснодар, 2007 г.), «Актуальные проблемы юридической науки» (Нижний Новгород, 2007 г.), «Современное российское право: пробелы, пути совершенствования» (Пенза, 2008 г.), «Федерализм. Гражданское общество. Государство: политические и правовые аспекты» (Пенза, 2008 г.), «Права человека и права народов в современном обществознании»  (Пенза, 2008 г.), «Рациональные пути решения социально-экономических и научно-технических проблем региона» (Черкесск, 2006-2008 гг.), «Актуальные проблемы научного знания в XXI веке» (Рубцовск, 2008 г.), «Власть и право в меняющейся России» (Тамбов, 2008 г.), «Проблемы сравнительного правоведения в странах АТР» (Улан-Удэ, 2008 г.) и др.

Структура диссертации обусловлена   целью и  задачами диссертационного исследования, по  объему выполненного в соответствии с установленными требованиями, и включает введение, пять  глав, состоящих из одиннадцати   параграфов, заключе­ние и список использованных  источников и литературы.

  1. СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во  введении   обосновывается   актуальность  темы;  определяются  объект, предмет, цель и задачи исследования;  характеризуются  теоретико-методологические его основы; рассматривается степень научной разработанности проблемы  и круг использованных источников; раскрываются научная новизна диссертационного исследования, его  теоретическое и практическое значение; излагаются   основные положения, выносимые на защиту;  приводятся сведения об апробации  полученных результатов и о структуре диссертации.

Первая глава – «Государство, этносы в условиях глобализации», -  состоящая из трех параграфов,  содержит анализ  особенностей   государственного и национального развития периода глобализации, что позволило диссертанту показать влияние происходящих  трансформаций на характер правового регулирования механизма защиты этнонациональных интересов и тем самым вскрыть  социально-философские основы современного правового обеспечения  этнонационального развития и  определить его перспективы.

В первом параграфе первой главы – «Глобализация, её риски и парадоксы» - на основе обобщения  различных  точек зрения на  содержание  глобализации как объективного процесса показаны её противоречивая и сложная природа, характерные особенности. Основное  внимание   сосредоточено на исследовании рисков и парадоксов глобализации, неоднозначности её проявлений и последствий.

Современный взгляд на глобализацию позволяет говорить о ней как о    процессе  превращения разнородного мира  во  взаимозависимое  интегрированное целое. Главное в глобализации – придание межтерриториальным, межгосударственным, межрегиональным взаимодействиям системного характера, что  качественно меняет структуру, облик, механизм функционирования  мирового сообщества.  Её отличают:  1) глубинные трансформации мировой экономики, ведущие не только к усилению  процессов интернационализации хозяйственной жизни, но и к превращению   мирового экономического сообщества  в целостную  и постоянно расширяющуюся экономическую систему; 2) значительное ускорение процессов глобальной интеграции,  последовательно развивающейся вглубь и вширь; 3)  высокие темпы,  масштабность и  интенсивность  происходящих изменений; 4) активное коммуникационное сжатие мира, возрастание роли мобильности; 5)  углубление процессов взаимодействия и взаимопроникновения  цивилизаций, культур; 6)  «разгосударствление» системы международных отношений и усиление роли надгосударственных структур; 7) парадоксальность национального развития: объективное снижение  роли национального фактора в   социальной  жизни одним из своих наиболее важных последствий имеет рост национального самосознания; 8)  экстерриториальность, снижение значимости  фактора территориальной обусловленности,    изменение роли национальных границ. Всё это  снимает существующие преграды,   продвигает человечество по пути формирования  единого пространства, но при этом актуализирует проблему сохранения этнической мозаичности мира.

Глобализация, как процесс международной и межгосударственной  интеграции и усложняющихся взаимодействий,  пронизывает все сферы  жизнедеятельности государств, этносов, индивидов. Представляя собой   всеобъемлющую   модернизацию,  она  неизбежно наталкивается на столь же объективное   сопротивление. Поэтому наряду с глобализацией в современном мире активно идут и процессы, ей противоположные, - дезинтеграция, локализация,  фрагментация. Глобализация, стремящаяся   к  более высоким формам целостности, включает в себя множество противоположным образом направленных процессов, ведущих в своем сочетании  к  самым  неожиданным результатам и непредсказуемым последствиям. В этом её главный парадокс и риск.  

При этом наиболее  выраженными  сторонами глобализации  являются глобальная интеграция и  глобальная дезинтеграция. Современный мир, интегрируясь, постоянно   усложняясь и обновляясь,  с таким же постоянством все более  дифференцируется, порождая и теряя множество самых различных социальных образований, дробится, создавая неустойчивые ценности, вкусы, стили. В  результате смешения, взаимодействия, столкновения культур возникает  множество культурных гибридов, не соответствующих  традиционному контексту  и  отличающихся пластичностью, нестабильностью. Расширяющаяся мозаичность мира,  культ свободы  выражения многообразия стали  одними из главных символов глобализации.

Второй параграф первой главы – «Государственное и этнонациональное развитие периода глобализации» - посвящен исследованию  особенностей  развития  института государства в условиях глобализации и изучению сложностей современного этнонационального развития.

Государство периода глобализации как   управленческая и регулятивная система существует в  принципиально новых условиях, напрямую  связанных со спецификой самого феномена глобализации. Главная особенность этих условий заключается в объективной   сложности  решения  глобальных и многих внутринациональных проблем усилиями отдельных государств  и невозможности эффективного  функционирования без учета их  интересов. Современное государство не может не считаться с такими глобальными реалиями, как усиление роли наднациональных, международных  организаций, с одной стороны,  локальных и региональных, - с другой; появление новых международных субъектов; расширение горизонтальных контактов и  взаимодействий  структур гражданского общества;  утверждение самостоятельности регионов; признание человека, его прав и свобод  высшей ценностью. Всё  это значительно меняет характер требований к публично-властным институтам, их формам, содержанию,  объему полномочий  и ведёт к пересмотру правового регламентирования. Однако постановка вопроса об ослаблении, минимизации  роли государства в процессе глобального изменения общества не вполне правомерна. В современных условиях  речь  идет о мобилизации государственной власти  и деабсолютизации роли государства, понимаемой как оптимизацияего регулирующих и консолидирующих  функций.

В условиях глобализации институт государства  имеет, по мнению автора, три главных измерения: государство и общество, государство и надгосударственные регулирующие механизмы, государство и  его роль в обеспечении преемственности развития. Особое внимание диссертант уделяет последнему и  подчеркивает, что в условиях глобализации такая функция государства, как обеспечение преемственного нравственно-культурного развития,  приобретает исключительное значение.  Именно государство способствует  сохранению и поддержанию социально-исторической и культурной идентичности в  процессе продвижения общества от прошлого к будущему.

Глобализация   объективно ведёт к снижению роли  этнонационального  как одного из регуляторов общественных отношений, к утрате некоторых национально-самобытных черт, определенной  унификации  национального  бытия. Таким образом этнонациональная, культурная специфика  оказывается под воздействием множества рисков.  Существенно меняется характер социокультурной идентичности, активно создаются новые формы самоотождествления.  Когда глобализация протекает  без обеспечения свободы выбора  путей развития, при  отсутствии  усилий, направленных на сохранение различий,  проблема  сбережения   этнических сообществ и их  культур  становится одной из главных.

Глобализация  помещает этнонациональное в совершенно иную социальную атмосферу, что неизбежно вызывает к жизни новые способы  и формы  национального  воспроизводства, которые  контрастируют с привычной ролью и значением этнонационального. Поэтому  одной из главных характеристик глобализации становится так называемый  социокультурный парадокс: индивид, группа, сообщество оказываются поставленными перед необходимостью пройти сложный путь  приятия и восприятия   других культур  и других форм идентификации, оставаясь при этом самими собой,  -  развитие  глобализации происходит в диалектическом сочетании с активизацией  этнического  фактора. Успешность глобализационного проекта во многом  зависит от того, как будут сочетаться два процесса – сохранение смысловых корней существующих культур и  их органичное присутствие в современности.

В третьем параграфе первой главы – «Эффект регионализации» - особенности современного этнонационального развития рассматриваются через призму процессов регионализации.

Глобализации присуща  небывалая динамичность развития региональных структур. Именно они позволяют  согласовать действие национальных и глобальных факторов: глобальный фактор уже не рассматривается как исключительно внешний, равно как и национальный  перестает замыкаться во внутреннем пространстве. Регионализация изменяет соотношение между глобальными и региональными составляющими мировой политики в пользу последних, выводит  региональные проблемы   из тени  глобальных, требуя от национального государства перераспределения своих полномочий  как вверх, так и вниз. Перераспределение суверенных полномочий государства  наверх (международным организациям) и вниз (территориям) придает международному сообществу  многоуровневый характер, увеличивая число субъектов политики.  «Удачность» регионализма заключается  в том, что именно в нём и через него проявляются столь характерные для глобализации процессы интеграции и  децентрализации,  которые расширяют  возможности защиты этнонациональных интересов: децентрализация позволяет  увеличить объем  прав и полномочий регионального и местного уровней, а интеграция –  преодолеть  собственную узость и ограниченность. 

Регионализм  имеет  целью не просто эффективное использование возможностей и преимуществ регионов  и придание  им   особого значения. Он призван обеспечить  самостоятельное развитие территорий в едином   пространственном контексте на основе  локальных идентичностей.Речь идет о   развитии территорий  во взаимодействии друг с другом и окружающим миром  посредством взаимообогащения,  обновления  и   при сохранении и развитии их специфики, возрождении культуры и традиций.  Так регионализм, с одной стороны,  противостоит унификации, игнорирующей  местную культуру и колорит, с другой, - обеспечивает открытость  местных сообществ   миру.  

В силу этого главную «ценность» регионализма  автор видит в возможности обеспечения   высокого уровня чувствительности     экономической, политической и  правовой политики    к   культуре различных территориальных и этнических сообществ. Эффект регионализации, по мнению диссертанта, заключается  не только  в сближении народов, но и в   утверждении права быть национально выраженным (в широком смысле этого слова), с одной стороны,   и  в преодолении эгоизма национальных (государственных) и этнонациональных интересов и в формировании  единого социокультурного пространства -  с другой. 

Во второй главе – «Теоретико-методологические основы исследования проблемы этнонациональных интересов»,  - состоящей из двух параграфов, рассматриваются теоретико-методологические подходы  к освещаемой  проблематике.

В первом параграфе второй главы  – «Общетеоретические аспекты защиты этнонациональных интересов» - раскрываются характер, содержание этнонациональных интересов, дается анализ основополагающих понятий, имеющих непосредственное  отношение к   исследуемой проблеме,  изложена эволюция  идеи самоопределения.

Этнонациональные интересы представляют собой сущностное  выражение совокупных потребностей этнической общности на том или ином  этапе ее развития. Это  сложное, многокомпонентное  явление, содержание которого в целом сводится к стремлению  народов, этнических групп сохранить себя, определить и отстоять свое  место в окружающем мире, наиболее адекватно  соответствующее  национальным и историческим традициям, - а значит, самосохраниться, самоопределиться и  самореализоваться. Для  формирования подлинных  этнонациональных интересов необходим высокий уровень социального и духовного развития. Поэтому  успешность процесса  формирования  интересов,  встраивания их  в сложившуюся систему  социальных отношений  определяется  качеством институтов, развивающих самодеятельность и самоорганизацию этносоциальных  общностей. 

Тот факт, что защита этнонациональных интересов является предпосылкой  существования этнической общности,  позволяет, как считает диссертант,   говорить об  этнонациональных интересах как   об  особой категории публичных интересов – интересах социальной общности,  признанных государством и обеспеченных правом, реализация которых отвечает ее насущным потребностям и требует от государства создания необходимых экономических, политических, идеологических, правовых условий.  Именно это, по убеждению автора, и должно быть положено в основу   правового регламентирования  защиты и реализации этнонациональных интересов.

Идея самоопределения  была и остается основной в понимании содержания национального интереса. Особенности мирового политического процесса, политического развития  стран и регионов  в тот или иной период времени предопределили различное  наполнение  права на самоопределение как  права нации: сначала в ее гражданско-политическом смысле,  потом в качестве этнической общности, а затем  и как населения  территории - на обретение независимости  и как права на развитие. Признана важность  наличия и осуществления права народа на самоопределение, т.е. коллективных прав,   для реализации прав индивидуальных. Считается, что  с утверждением  в международном праве принципа и права на самоопределение    был признан сам факт  существования  национальных интересов. Но можно сказать и  иначе: само признание  права на самоопределение стало  результатом  осознания  реальности   национальных интересов и  необходимости их реализации  на основе  свободного волеизъявления для обеспечения полноценного  развития народа и личности.

Как видно, исследование проблемы защиты  этнонациональных интересов  непосредственно связано с проблемой прав человека и прав народов, что потребовало, кроме рассмотрения категорий «интерес», «национальный интерес», «публичный интерес», и   изучения содержания таких  понятий, как  «нация», «народ»,  «коренной народ», «меньшинство». Это   позволило определить, какие интересы  и интересы каких   этнических общностей защищаются либо подлежат защите посредством реализации  индивидуальных и коллективных прав. Говоря о проблеме защиты самобытности народов, их образа жизни, автору пришлось оперировать такими понятиями, как «национальное», «этническое», «этнонациональное», «национальная идентичность», «этническая идентичность». Опираясь на существующие   трактовки, автор выбирает наиболее  приемлемые  из них, исходя из   рассматриваемой им проблемы - защиты этнонациональных интересов и реализации прав народов.  Кроме того, диссертант предпринимает попытку представить  свое понимание содержания  многих из них.  В частности, этническими правами автор позволил себе назвать  те индивидуальные права, которые связаны  с этнокультурной принадлежностью человека: право на самоидентификацию (право свободно определять свою национальность), право  на сохранение своей национальной принадлежности, право изучать и свободно пользоваться  родным языком, право  исповедовать свою религию или убеждения и др., – а также  коллективные права, обеспечивающие защиту  идентичности, культуры и самобытности народа. Кроме того, возможно употребление  термина «этнические права» и в широком смысле:  понятие  «коллективные этнические права»  можно использовать в значении    прав этнических общностей, т.е.  как синоним  правам народов.

Во  втором  параграфе второй главы - «Этнонациональные интересы в условиях глобализации» - показана важность  сохранения духовно-культурной традиции в условиях глобализации в целом и в процессе глобализации права,  в частности; рассмотрена специфика  формирования и реализации  этнонациональных интересов в процессе глобализации.

Транснациональный характер права, тот факт, что история государственно-правового развития во многом проходит через  заимствование оправдавших себя правовых норм и институтов,  не отрицает, а с необходимостью предполагает их адаптацию  к конкретным условиям, сообразно  культурному (и правовому в том числе) уровню развития каждого в отдельности государства. По мере продвижения глобализации  точка зрения  о том, что заимствование правового опыта   должно соотноситься  с культурным контекстом социума, получает все большее распространение, и  о важности сохранения самобытности, духовности  все больше говорят в связи с  процессами глобализации права.

В условиях глобализации этнонациональные  интересы находятся под сильным влиянием  таких факторов, как унификация образа жизни, стандартизация  потребностей и ценностей, фрагментация культур, их гибридизация и конструирование. Этнонациональные интересы, направленные  на сохранение  коллективной идентичности,  входят в определенное противоречие с  процессами глобализации. Очевидную опасность представляют свойственная  глобализации этнофрагментация, разрушение  полиэтничных государств: территории  теряют  историческое и этнокультурное  единство. Кроме того,  неравномерность глобального развития, растущая в условиях объективно существующего экономического, политического, социального неравенства  этноконкуренция способствуют «индивидуалистскому» удовлетворению этнонациональных интересов, без  их естественной взаимосвязи с интересами близких народов, территорий. Реализация этнонациональных интересов  приобретает характер бескомпромиссного этнического самоутверждения. В этом процессе не последнюю роль играют  интересы  политических и экономических   элит. 

Нельзя не учитывать и то обстоятельство, что реализация коренных  интересов этнонационального  развития  требует    соблюдения прав человека,  приоритета  принципов демократии и верховенства закона и находится в зависимости от   действия таких факторов, как     интересы международного сообщества и государства. Поэтому  их осуществление  уже давно перестало быть внутренним делом  не только этнических сообществ, но и государств. Такое положение усиливает стремление  народов  к  независимому существованию. Всё большее распространение получают и требования о предоставлении народам непосредственного права участвовать в жизни международного сообщества: наличие лишь одной формы участия в международных делах -  в форме наций в лице государств -   оставляет многие народы вне магистрального пути развития,  создаёт почву для националистических проявлений, которые могут вести и ведут к дестабилизации  и  разрушению   государств.

Процесс правового обеспечения этнонациональных интересов затрудняется  тем, что  носителями этнонациональных интересов являются  многочисленные  этнические общности и группы, различающиеся по степени целостности,  а также территориально, экономически, демографически, социально, культурно, религиозно, ментально, т.е. имеющие  множество объективных отличий. К примеру, очевидно, что характер защиты этнонациональных интересов коренных народов, ставших на своей территории малочисленными народами  и проживающих в инонациональном большинстве,  и коренных народов, составляющих  большинство (подавляющее большинство) либо являющихся достаточно многочисленными, будет изрядно разниться. Если для первых установление специальных прав  (в силу наибольшей актуальности  проблемы самосохранения перед угрозой ассимиляции) вполне приемлемо, то для вторых -  вряд ли:  политико-правовое закрепление особых прав с большой долей вероятности может обернуться дискриминацией всех остальных по национальному признаку. Особо актуальной является проблема   защиты  этнонациональных интересов   малочисленных народов (на территории почти 150 полиэтничных государств их более трех тысяч): возможности политического самоопределения  для них объективно ограничены, но  это не лишает их  права на саморазвитие, достойное существование и собственную идентичность.

В силу этого автор приходит к выводу о том, что  международным и внутригосударственным   правом  должны  быть предусмотрены  как  основополагающие принципы, так  и самый широкий спектр  разнообразных  правовых форм, позволяющих отстаивать те или иные этнонациональные интересы, и  модель их конкретной реализации  должна быть поставлена в зависимость от специфики  того или иного региона.

В третьей главе – «Особенности правового регулирования прав народов», -  включающей два параграфа,  проблема прав народов рассматривается в контексте этнонациональных интересов. На основе анализа социально-философских и правовых основ международно-правового регламентирования прав народов и современных концепций изучена возможность признания прав народов как самостоятельного правового института и   оформления прав человека и прав народов  в качестве  самостоятельной отрасли права.

В  первом параграфе третьей главы – «Права народов и  права индивида: к вопросу о соотношении   индивидуальных и коллективных  прав» - показана особая важность коллективных прав (прав народов) для защиты их жизненно важных интересов, в особенности  самобытности народов; обосновывается правомерность, необходимость и возможность  в условиях глобализации  признания прав народов в качестве самостоятельного правового института,  дополняющего   правовую конструкцию прав человека.  

В основе этнонациональных интересов лежит стремление этнического сообщества сохранить себя как социальную общность, обладающую специфической культурой. Наилучшим образом это стремление  может быть реализовано через совокупность коллективных и индивидуальных этнических прав: правом на различие обладает как  этническая общность, так и  индивид. Несомненное преимущество коллективных прав в том, что они, обеспечивая сохранение и развитие самой этнической общности и её культуры, тем самым  защищают   и  человека в его этническом выражении. Очевидно, что  возможности индивида в осуществлении этнических  прав непосредственно зависят, во-первых, от самого факта  существования  этнической общности как  таковой, во-вторых, от  объёма  и реальности  её прав - они могут быть реализованы лишь при наличии  эффективной защиты самой этнической общности.

Индивидуальные и коллективные права  не противостоят друг другу. На современном уровне развития международного сообщества, государства и социума проблема ранжирования индивидуальных и коллективных прав стоять не должна. Права народов  призваны расширить  индивидуальные права и  дополнить их. В частности, коллективные  права как правовой механизм охраны самобытности позволяют  обеспечить свободу выбора индивида в вопросах самоидентификации, т.е. его индивидуальных культурных прав.  Сама  возможность   индивидуального выбора становится реальной   лишь при условии сохранения и развития   этнической общности,  чье полноценное развитие  и обеспечивает воспроизводство ее культуры, а также  при условии конкурентоспособности самой  культуры. Это наиболее наглядно иллюстрирует  диалектическое единство прав человека и прав народов, в котором   последние   можно рассматривать как  особую,  самостоятельную подсистему прав в структуре индивидуальных прав. Основная же сложность, возникающая в связи с коллективными правами (и именно в этом смысле должна рассматриваться возможность противоречия индивидуальных и коллективных прав),  - это обеспечение  в равной степени   права индивида быть и не быть этнически выраженным. Право народа на сохранение собственной культурной самобытности не означает обязанности для его представителей  разделять  его ценности, это есть необходимое условие для осуществления индивидом  равноправного выбора.

Традиционно  права народов относятся к «третьему поколению прав человека» наряду с  групповыми правами. По мнению автора, групповые права и права народов, несмотря на наличие несомненных сходств, -  явления  разнопорядковые.  И в том и в другом  случае  необходимо констатировать  наличие и действие фактора коллективности,  воздействующего на  индивида и  формирующего у него как члена общности новые интересы, что требует дополнительного объема  прав и свобод, связанных с обеспечением жизнедеятельности самого коллектива, частью которого и является индивид. Однако  характер связи индивида с этнической общностью абсолютно иной, он настолько сложен и  прочен, что его  самочувствие  во многом зависит  от  положения   этнической общности,   -  бесправие,  нарушение  прав народа  ведут и к  попранию прав личности, принадлежащей к данному народу.  Кроме того, дискриминация и иные формы преследования, а также  проявления неравенства направлены против индивидов не в их личном качестве, а как  представителей определенной этнической общности и даже против самих этих общностей как таковых.  

Главное же  сходство групповых прав и прав народов автор видит  не столько в том, что для их осуществления  нужны коллективные действия, а в том, что   этим коллективным действиям предшествуют  формирование группового   самосознания, становление интересов, по мере развития  которых формулируются  и кристаллизируются коллективные права. В силу этого коллективные права – в отличие от прав человека -   не считают  естественными, а значит,  они  не должны   противоречить индивидуальным правам, ограничивая правовой статус личности. В силу этого же большое значение имеет  создание и развитие  социально-правовых механизмов, обеспечивающих    формирование, формулирование и выдвижение  интересов, в том числе и этнонациональных.

Сложность  реализации прав народов заключается  в том, что  государство должно располагать реальными ресурсами и  политическими  возможностями для   создания и развития условий, позволяющих  свободно и беспрепятственно осуществлять  коллективные права.  Автор считает, что  в условиях глобализации возможности государств в  обеспечении  прав народов  расширяются: этому способствуют процессы  постепенного выравнивания уровней социально-экономического развития стран и регионов, расширения демократических практик, совершенствования правовых систем. С другой стороны, глобализация  делает  необходимым  (в силу остроты проблем этнокультурного развития) дополнение   правовой конструкции прав человека правами народов: в рамках  существующей конструкции становится всё  сложнее защищать интересы, жизненно важные не только для человека, но и для народов, регионов и всего человечества, а именно это является сегодня первостепенным.   Уже тот факт, что права народов, как никакой другой правовой механизм,  позволяют эффективно  защищать  самобытность народов, в качестве специальных прав  - удовлетворять потребности отдельных  этнических сообществ, а в условиях унитарного государства -  реализовать  интересы  проживающих на его территории народов, а значит, обеспечить    целостность государства, стабильность его развития  и межнациональное согласие, говорит  об особой актуальности  института прав народов в условиях глобализации.

Во втором параграфе третьей главы – «Права народов в контексте этнонациональных интересов» - представлен  анализ  положений международного права о правах народов, проектов деклараций   о правах народов,  сформулированы принципы правового регулирования этнополитических процессов, аргументирована возможность  определения перечня  основных прав народов  и их содержания, исходя из  содержания   этнонациональных интересов.

Права народов  находятся   на стадии становления в качестве юридически обязательных норм,  за исключением права на самоопределение, и содержатся, главным образом, в резолюциях международных организаций. Их  перечень достаточно большой,  равно как и весьма разнообразны формулировки. Поэтому уточнение их нормативного содержания, с одной стороны, как прав народов, с другой стороны, как  прав человека и народов, утверждение их общепринятого перечня – вопрос  ближайшей и отдаленной перспективы. Политико-правовой  интерес к  правам народов неизменно растёт, постепенно утверждается мысль, что  расширение рамок прав человека  за счёт включения в них дополнительно минимума прав  народов, защищающих их равенство и национальное своеобразие, - самый действенный  способ продвижения  по пути  свободы и демократии.

Для определения сущности  содержания основных прав и  примерного их перечня  весьма плодотворным  оказывается  взгляд на  эту проблему с точки зрения этнонациональных интересов. Все они непосредственно связаны с национальной идентичностью и ее атрибутами: территорией, исторической памятью, культурой, единством и солидарностью, самоутверждением, - а также возможностью самостоятельного решения проблем собственного развития и в выборе его форм. Именно  это   и стремится защитить и отстоять любая этническая общность. Исходя из этого,  автор и сформулировал основные права народов, которые, по его мнению, должны быть прежде всего определены в рамках международного  права  как права, равные для всех народов в их как этнокультурном, так  и территориальном и гражданско-политическом понимании.

Рассмотрение проблемы прав народов в контексте этнонациональных интересов  вполне закономерно и с другой точки зрения: выступая  как субъекты права,  народы  становятся субъектами правоотношений, достигнув определенного уровня этносоциального развития, имея развитое  национальное самосознание и  сформированные этнонациональные интересы - это и объемлется понятием  национальной правосубъектности.  Поэтому автор особое значение придаёт  принципу  добровольности, осознанности волеизъявления и принципу гражданской и национальной самоорганизации, которые должны быть положены в основу  регламентирования  процесса формирования, формулирования и выдвижения этнонациональных интересов.

Народы реализуют те или иные права  по мере своего развития, а значит, могут быть наделены одинаковым объемом потенциальных прав. Различия в уровнях развития народов, по убеждению диссертанта,  не могут быть основанием для установления  неравенства в правах, влекущего за собой градацию  народов и  определение  разного объема прав. Юридическое равенство  народов является необходимым условием для достижения действительного, фактического их равенства. Именно в этом случае  государство будет призвано  прилагать целенаправленные усилия по обеспечению социальной справедливости. Подобный общепризнанный в сфере  прав человека подход  может  быть распространен и на права народов:   государство  должно  создавать  благоприятные условия  для этносоциального развития, всесторонней реализации этнонациональных интересов как основы осуществления прав народов.

Традиционный взгляд на проблему прав народов предполагает признание  национальности не в силу её самоценности, а потому,  что она преследуема, угнетаема и должна быть освобождена – именно угнетённая национальность берётся под защиту и опеку. Это   актуально  и сейчас, но сегодня уже назрела необходимость  постановки вопроса о всестороннем развитии    потенциала всех народов. Поэтому, как считает автор,   современная модель  правового регулирования национальных отношений   должна     основываться на  сочетании  прав человека и прав народов, на признании этнической субъектности в единстве её политической, правовой и  культурной составляющих. Успешность  национальной политики в современных условиях зависит от способности и готовности  государства преодолеть, с одной стороны,  устоявшийся взгляд  на борьбу за этнонациональное бытие как на фактор раздора  и страх перед национализмом как её результатом, с другой стороны,   узость, эгоизм, «провинциализм» национальной жизни и национальных интересов.

 Четвертая  глава – «Современное состояние и перспективы правового регламентирования в области защиты национальной идентичности», - состоящая из двух параграфов, посвящена исследованию особенностей  и перспектив  правовой защиты самобытности народов, их национальной идентичности. Автором раскрыты причины отсутствия качественной правовой базы в этой области, показана особая важность  сохранения и развития национальной идентичности, обоснована необходимость утверждения права на национальную идентичность и предпринята попытка  сформулировать его.

В первом параграфе четвертой главы – «Особенности регламентации права на самобытность» - рассмотрен  современный правовой подход в вопросе  обеспечения права народа на самобытность, показаны его преимущества и недостатки, сформулирован вывод о необходимости признания  права на самобытность в качестве права на различие за всеми  этническими сообществами.

Самобытность - это  своеобразная институциональная  форма  существования этнических общностей, и она    может быть эффективно  защищена    посредством   институциональной среды – посредством права. Однако в рамках индивидуального права на самобытность защита самобытности  как свойства этнической общности невозможна. Только группекак таковой присуща вся совокупность этнокультурных признаков, составляющих содержание её  идентичности и отличающих её от других групп. Поэтому защита самобытности как внутреннего качества этнической общности  должна осуществляться  прежде всего посредством коллективного права, предполагающего  защиту не столько самобытности, сколько самой общности. В  условиях глобализации, когда происходит    замещение традиционных культурных ценностей  на искусственные конструкты,    коллективные  права становятся   механизмом  защиты  самих этнических общностей от многочисленных разрушительных воздействий. Следовательно,  в основе современной регламентации права на самобытность должна быть защита прав самих  носителей – групп и индивидов, что в одинаковой мере относится  к  проблеме соблюдения и прав человека, и прав народов и отдельных этнических групп.

Главная особенность регламентации права на самобытность в современном   международном праве заключается в том, что  его субъектами признаются не все народы, а отдельные этнические общности - коренные народы и меньшинства. Этот  специальный правовой механизм защиты  коренных народов и меньшинств представляет собой  единство коллективных и индивидуальных прав (и гарантий государства), что предполагает  защиту как лиц, принадлежащих к  коренным народам и меньшинствам,  так и самих  меньшинств и коренных народов.  Признание за меньшинствами и коренными народами  коллективного права на самобытность   в условиях приоритета индивидуальных прав  стало результатом осознания недостаточности имеющихся  возможностей для эффективной защиты их интересов и продиктовано особостью их положения:  малочисленностью, проживанием в инокультурном доминирующем окружении, высокой  вероятностью  рисков дискриминации  и реальностью опасности  ассимиляции, т.е.   объективной сложностью   реализации прав и свобод человека и народов.  Для этих этнических общностей одинаково важно как обеспечение   всех прав, которыми пользуется основное население страны,  так и  наличие специального права беспрепятственно развивать присущие им специфические характеристики. Первое  позволяет  коренным народам и меньшинствам интегрироваться, второе -  сохранить себя в качестве  своеобразных  культурных сообществ.

Таким образом, в своей сущности право на самобытность представляет собой  механизм выравнивания в правах,  но основывается оно на   юридическом признании  этнокультурного неравенства: в данном случае неравенство выступает как  способ установления равенства в пользовании   гражданскими правами. Именно с этой точки зрения – как   первая попытка  установления юридической формулы  признания фактических различий и права на них – право на самобытность и представляет особый интерес для диссертанта. В таком контексте оно предстаёт как   своего рода право на неравенство в значении  права быть иным. Этот  взгляд  разделяют лишь Декларация ООН о расе и расовых предрассудках (1978): в ней    право на самобытность – это   право отличаться друг от друга, считать себя отличающимися от других и пользоваться уважением в таком своём качестве,  и им   наделены    все народы – и Декларация ООН о правах коренных народов (2007), в точности повторившая приведенную формулировку. По мнению автора, именно этот  подход и должен в перспективе возобладать, тем более что  в   условиях глобализации желание  сохранить  различия, позволяющие   выразить и утвердить собственное индивидуальное существование, свою непохожесть (и в этом смысле своё неравенство) так же  сильно, как и  противостояние различным формам дискриминации,  как борьба за равенство. При этом автор подчеркивает, что сохранение собственного этнокультурного своеобразия, преодоление дискриминации -  проблема  не только малочисленных, но и крупных  народов, в   особенности  тех из них, которые,   живя  в составе государства (субъекта федерации) иной (так называемой коренной) нации, оказываются в положении национальных меньшинств, но таковыми  (в силу многочисленности)  не признаны.

В современном праве  давно признано, что различия ни в коем случае не могут служить основанием для установления иерархической классификации наций и народов, т.е. того, что автор называет нежелаемым неравенством. Однако взгляду на различия как на  желаемое неравенство только предстоит утвердиться. И это, по убеждению диссертанта, неизбежно: формально-юридическое равенство, господствующее в современном праве, противоречит   принципу справедливости, который  требует  признания факта неравенства в силу объективной несхожести этнических сообществ и их желания таковыми остаться, и создаёт условия для особого рода дискриминации, названной В.А. Кряжковым   «дискриминацией в результате отсутствия дифференциации» .  В условиях  глобализации  право на различия, преодоление «дискриминации равенства»   и  обеспечение единства  «политики равенства» и «политики различий», как пишут Ч. Тейлор и У. Кимлика , имеют особую важность и звучание.

Во втором параграфе четвертой главы – «Право на национальную идентичность как механизм защиты этнонациональных интересов» - аргументирована  необходимость утверждения права на национальную  идентичность, впервые сформулировано содержание этого права, всесторонне  проанализированы его основные аспекты.

Изучив феномен национальной идентичности, диссертант пришёл к выводу, что право народа на национальную  идентичность неправомерно ограничивать правом на сохранение его культурного и языкового своеобразия (или правом на уважение к нему, как это сформулировано в Конституции ЕС). Национальную идентичность  невозможно определить посредством  простого перечисления признаков: территория, язык, национальные ценности, история, национальный характер, образ жизни, традиции -  и даже  как   их  совокупность.  Это  своего рода философия национального бытия,предопределяющая образ  жизни.В силу этого речь должна идти о праве на самобытное существование и сообразное ему собственное развитие - экономическое, политическое, социальное, культурное.  В таком контексте становится очевидным, что   право на самобытное существование, тем более коллективное,  есть нечто иное, чем  то, что принято называть правами человека, связанными с этнической самоидентификацией. По своей сути оно более близко к  праву на самобытность для коренных народов.

При формулировании   права на национальную  идентичность (как коллективного и индивидуального) автор исходил  из важности   нескольких моментов. Во-первых, это  право на сообразное национальному бытию  развитие, предполагающее осознанный выбор в его пользу путем  свободного волеизъявления народа (что сближает его с правом на самоопределение). Во-вторых, это право на  развитие, основанное на  учете (максимальном, должном, максимально возможном в условиях глобализации)  этнонациональной  самобытности, что означает  сохранение жизненно важных   основ человеческой деятельности, взаимоотношений друг с другом,  другими народами, окружающей средой. В-третьих, право на развитие подразумевает и право на целостность народа, создание  условий для обеспечения единства народа, право на самосохранение.  В-четвертых, это «равноправие самобытностей» в атмосфере толерантности и  признание  самоценности общечеловеческого культурного наследия, наличие свободного доступа к  нему. В-пятых, право на национальную  идентичность является   единством индивидуального и коллективного  права – права  человека  и права народа - в их сочетании. Для индивида это право на индивидуальное самоопределение не только в вопросах  самоидентификации, но и в  выборе   образа жизни. Для этнического коллектива соответственно – право не только идентифицировать себя  как  определенное этническое сообщество, но и развиваться на основе   самобытного образа жизни. В-шестых, право индивида на национальную  идентичность и его право сохранять и укреплять этнонациональные ценности  должны сочетаться с правом на самоидентификацию (свободное определение своей этнокультурной принадлежности) и обязанностью  ценить и уважать культурные ценности других народов. В-седьмых,  субъектом  коллективного права на национальную  идентичность является   народ, понимаемый расширенно  - как  любая  национально-территориальная и этническая единица, которая  помнитсвое этническое происхождение и желаетсохранить свои этнические корни. В-восьмых, признание  народа в качестве субъекта права  и требование о реализации  права на национальную  идентичность на основе  свободно осуществленного выбора требует тщательной правовой разработки проблемы  группового представительства, формулирования и выдвижения защищаемых  интересов. И,  наконец, в-девятых,  на государство должна быть  возложена обязанность по обеспечению условий для реализации  коллективного или индивидуального права на этническую непохожесть.

Говоря о реальности перспектив становления права на национальную  идентичность в качестве основного из прав народов, автор приводит следующие доводы. В современных условиях   желание  этнических  групп самоутвердиться имеет не меньшую силу, чем  объективная потребность в  интеграции. Растущее стремление  к самостоятельности, автономности, независимости не в последнюю очередь вызвано необходимостью   сохранения и утверждения    собственной культурной идентичности. Глобализация – с точки зрения вызываемых ею угроз - делает   человека и этнические группы всё более уязвимыми, особенно в духовной сфере, поэтому особую актуальность приобретают проблемы обеспечения безопасности человека и  человеческого развития, т.е. защиты  жизненно важных  интересов человека от внутренних и внешних угроз.  Решать эти проблемы только посредством института индивидуальных  прав становится всё сложнее. С учётом  этих точек зрения   утверждение права на национальную   идентичность выглядит весьма перспективным.

В пятой главе – «Этносы и государственность: правовые основы этнического самоутверждения», -  включающей в себя два параграфа, рассматривается специфика   процессов  этнического самоутверждения, предложен современный взгляд на содержание и тенденции развития  его правовой базы.

В первом параграфе пятой главы – «Самоопределение: суверенизация, автономизация, самоуправление и реализация коллективных прав» - показана  особая роль права на самоопределение в процессах самоутверждения  этнических общностей;  на основе анализа выявленных особенностей его  международно-правовой регламентации и предложений по её совершенствованию  представлено авторское видение   проблемы  реализации права на самоопределение – в частности, с точки зрения «минимизации издержек» при его осуществлении,  как процесса согласования интересов  и  в контексте  прав народов.

Востребованность права на самоопределение  как права на обретение государственной независимости диссертант объясняет следующим. Оно   легитимирует  связь между народом и территорией. Это позволяет  не только реализовать  право  на  проживание на  определенной  территории, но и четко обозначить   и сохранить собственноегеокультурное и политическое  пространство, что наилучшим образом обеспечивает сохранность образа жизни, традиций, обычаев, культуры, реализацию всех других коллективных прав  и   признание  со стороны иных народов, государств и всего мирового сообщества. Реализация права  на самоопределение ведёт  к обретению  народами полноценного политико-правового статуса,  превращает их   в субъекты  политики и права, в том числе и  международного, что  значительно расширяет объём их прав и возможности в защите своих интересов.

Говоря о современной трактовке права на самоопределение, диссертант имеет в виду прежде всего  преодоление рамок его традиционного понимания (как права на обретение государственной независимости, права на сецессию)  в пользу более разнообразных  форм его реализации. Учёт особенностей конкретно-исторической ситуации требует отхода от схематичного применения международно-правовых норм, но при полном соблюдении  принципов международного права. Таким образом, речь должна идти об  интерпретации права на самоопределение для  конкретно взятых условий и о разработке заинтересованными сторонами  механизмов его реализации, которые  учитывают  особенности этих условий и интересы сторон и   соответствуют  положениям  международного права.

Взгляд на проблему с точки зрения этнонациональных интересов оказывается продуктивным и в случае с правом на самоопределение и позволяет увидеть в нем правовой механизм согласования и учёта    интересов всех народов и этнических групп:  право на  самоопределение  есть   обретение самостоятельности   через согласование интересов. И  здесь, как и в случае с правами народов, интересы, их характер, содержание  первичны: то, в какой форме  может быть реализовано  право на самоопределение, определяется контекстом  самых разнообразных интересов, отражающих как объективные процессы развития, так и их субъективное  восприятие. Поэтому выбор конкретной формы реализации права на самоопределение, во-первых, напрямую зависит  от содержания  истинных  этнонациональных интересов,  во-вторых, определяется с учётом  интересов и  прав иных этнических общностей,в-третьих, обретает легитимность при условии их ненарушения и ненарушения индивидуальных прав. Исходя из этого, автор и говорит о необходимости дополнительной  правовой регламентации права на самоопределение именно с этой точки зрения - как процесса согласования интересов.

Исследуя причины  «популярности» права на самоопределение, автор приходит к следующему выводу.  Право на самоопределение в его широком понимании -   как право на развитие, предполагающее обеспечение условий для реализации экономических, политических и культурных интересов всех народов, проживающих на территории государства, путем предоставления им совокупности прав народов (и в первую очередь права на автономию и права на самобытность) – имеет декларативный характер  в силу  отсутствия конституционных  основ   осуществления прав народов. Речь идет о четкой формулировке права на самоопределение в такой его интерпретации либо  об установлении  прав народов (путем прямого перечисления), которые   в своей совокупности и являются  надёжной основой реализации  основного права народа -   права на развитие. Именно   в силу того, что права народов не реализуются  в полном объеме, в том числе и по причине отсутствия  качественной правовой базы,  право на самоопределение столь востребовано в его традиционной трактовке и  используется как самый действенный механизм защиты этнонациональных интересов.

Автор убежден, что  в  целом  сложный комплекс проблем национальной жизни  может быть решен на основе  совершенствования политических, экономических и социальных институтов, общей демократизации общества, а в частности  -  через   обеспечение конституционных гарантий и наиболее полное осуществление прав народов. Однако, если учесть тот факт, что перечень прав народов даже в варианте, предложенном диссертантом, достаточно обширный, первоначально речь должна идти об установлении минимума прав народов, равных для всех, защищающих жизненно важные интересы. Для автора это   право на автономию и  право на   самобытность, национальную идентичность. Наличие   минимума прав народов   не исключает возможности установления  специальных прав для народов, групп населения, испытывающих особые сложности в реализации своих потребностей.

Во втором параграфе пятой  главы – «Федерализм и его возможности в реализации государственных и этнонациональных интересов» -  проблема защиты этнонациональных интересов и реализации прав народов рассмотрена в контексте процессов федерализации, регионализации, на основании чего  определены преимущества и основные функции  федерализма,  его  назначение как цели и  как метода, указаны  причины  его востребованности и перспективности в современных условиях.

В контексте рассматриваемой проблемы диссертант   выделяет такие  функции федерализма, как  децентрализация процессов принятия политических решений и обеспечение сотрудничества, согласование и учёт интересов. Развитие  федеративных институтов  как одной  из форм ограничения верховной власти ведёт к  увеличению  числа политических субъектов (в том числе и за счет  национально-культурных, этнических сообществ),   привлечению   их к участию в процессах принятия политических решений. Поэтому  федерализм можно считать   механизмом формирования, выдвижения и отстаивания как собственной,так иобщей воли. Немаловажное значение при этом  имеет умение учитывать взаимные интересы и потребности. С этой точки зрения федерализм  представляет собой достаточно гибкий инструмент согласования интересов, обеспечивающий реальное сотрудничествоцентра и регионов.

Определяя  главную цель федерализма  и исходя из  понимания  федерализма  как  метода распределения власти,  диссертант, тем не менее,   предпочитает разграничивать назначение   федерализма  как  метода и как  цели. Основное  назначение федерализма как метода  он видит  в   обеспечении внимательного отношения  к особенностям и потребностям  территорий, цель же федерализма – становление самостоятельных субъектов, включенных в общее  пространство. Таким образом федерализм позволяет реализовать право на самоопределение и придать иное наполнение  «территориальным» (и этнонациональным) интересам.  Рассмотрение  проблемы федерализма через призму этнонациональных интересов  позволило автору  показать      ценность   федерализма для регионального (этнонационального)  развития. Она  заключается в том, что    реализация интересов субъектов федерации, регионов, территорий  перестает быть их частным делом: они осуществляются в единстве и обеспечиваются сложившимися  традициями взаимодействия.

Несомненное преимущество федеративного устройства, по мнению автора, заключается в том, что оно  более приспособлено к   условиям полиэтничности,  противоречивости  этнонационального  развития, обусловленной, с одной стороны,   стремлением народов обрести самостоятельность, сохранить свои специфические этнокультурные особенности, с другой, -  усилением процессов  интеграции и  консолидации. В современных условиях национальный вопрос не перестал быть главной темой федерализма. Подавляющее большинство национальных проблем решается  институтами федеративного государства.  Но современные вызовы    значительно повысили как «цену» национального вопроса, так и  востребованность  федерализма как одного из способов его решения. Причина   востребованности  федерализма    заключается  в том, что,  при объективной сложности реализации права на самоопределение как права на обретение государственной независимости, в условиях  недостаточной развитости различных социально-политических и правовых механизмов обеспечения высокого политического и культурного статуса народов автономизация, федерализация становятся  единственным эффективным  способом защиты   этнонациональных интересов. Поэтому адекватным ответом на главный из современных  вызовов -  развитие дезинтеграционных процессов, порождаемых экономическим неблагополучием, экономической и политической зависимостью,  упадком культуры, -  может стать, по мнению автора, установление конституционных гарантий  и  обеспечение условий для реализации прав народов.

В заключении диссертационной работы подводятся итоги исследования и формулируются наиболее существенные выводы.

Кряжков В.А. Права коренных малочисленных народов России: методология регулирования // Государство и право. – 1997. - № 1. – С. 20.

См.: Сенюшкина Т.А. Право на сохранение культурной независимости и новейшие тенденции в концепции прав национальных меньшинств // Ученые записки Таврического национального университета. – 2006. – Выпуск № 11 (45). – С. 16; Электронный ресурс: < http://www.crimea.edu/internet/Education/notes/edition11/n01106.html >

НАУЧНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

I. Монографии

  1. Напсо М.Б. Коллективные права народов как правовой механизм реализации этнонациональных интересов в условиях глобализации. – Черкесск: Карачаево-Черкесская государственная технологическая академия, 2007. – 220 с. – 12,8 п.л.
  2. Напсо М.Б. Социально-философские основы правового регулирования защиты этнонациональных интересов в условиях глобализации.

    – Пятигорск: Пятигорский государственный лингвистический университет, 2007. –196 с. – 11,4 п.л.

  3. Научные исследования: информация, анализ, прогноз: монография /под общей  ред. проф. О.И. Кирикова. -  Книга 15. – Воронеж: Воронежский госпедуниверситет, 2007. – 537 с. – 33,6 п.л. (авторский текст Напсо М.Б. – 2,1 п.л.).

II. Научные статьи в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК для опубликования научных результатов докторских диссертаций в области права

  1. Напсо М.Б. Российское законодательство о праве на национальную идентичность и праве на самобытность // Известия Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена. – 2007.- № 9 (50). – С. 96 – 102. – 0,4 п.л.
  2. Напсо М.Б. Этнические коллективные и индивидуальные права: выбор между правами народов и культурными правами индивида // Известия Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена. – 2007. -№ 9 (50). – С. 103-109. - 0,4 п.л.
  3. Напсо М.Б. Самоопределение в современном мире // Федерализм. -  2007. - № 4 (48). – С. 69 – 78. – 0,6 п.л.
  4. Напсо М.Б. Коллективное право на национальную идентичность или культурные права индивида? // Право и политика. – 2007.-  № 12 (96). – С. 99 – 106. – 0,5 п.л.
  5. Напсо М.Б. Национальная идентичность в современном мире: социально-философский и политико-правовой аспекты // Право и политика. – 2008. - № 1 (97). – С. 165-172. – 0,5 п.л.
  6. Напсо М.Б. Право на самобытность как правовой институт защиты отдельных этнических общностей // Право и политика. – 2008.- № 2 (98). – С. 391-399. – 0,56 п.л.
  7. Напсо М.Б. Федерализм как метод и как цель // Право и политика. – 2008. - № 3 (99). – С. 503-511. – 0,5 п.л.
  8. Напсо М.Б. Институт права на самобытность. К вопросу о его эффективности в защите этнонациональных интересов меньшинств // Закон и право. – 2008. - № 1. – С.50-52. – 0,18 п.л.
  9. Напсо М.Б. Современный взгляд на роль и значение права на самобытность // Закон и право. – 2008.- № 2. – С. 37-40. – 0,2 п.л.
  10. Напсо М.Б. Право на национальную идентичность: содержание и перспективы утверждения в современном праве // Закон и право. – 2008. - № 3. – С. 44-46. – 0, 18 п.л.
  11. Напсо М.Б. Международное и российское право о правах народов // Закон и право. - № 4. – С. 26-28. - 0,18 п.л.
  12. Напсо М.Б. О специфике регламентации права на самобытность для коренных народов и меньшинств // Актуальные проблемы российского права. – 2008. - № 1 (6). – С. 38-44. – 0,4 п.л.
  13. Напсо М.Б. Традиционные и новые подходы в интерпретации права на самоопределение // Актуальные проблемы российского права. – 2008. - № 2 (7). – С. 267-273. – 0,4 п.л.
  14. Напсо М.Б. Защита территориальных прав как основа права коренных народов на самобытность // Известия Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена. – 2008. -№ 11 (71). – С. 173-182. - 0,56 п.л.
  15. Напсо М.Б. Защита этнонациональных интересов в современных условиях: социально-философские основы и правовое регулирование // Современное право. – 2009. - № 5. – С. 19-23. – 0,3 п.л.
  16. Напсо М.Б. Права народов и права человека: к вопросу о правомерности конституционного закрепления коллективных и индивидуальных этнических прав // Конституционное и муниципальное право. – 2009. - № 10. – С. 10-12. – 0,18 п.л.
  17. Напсо М.Б. Европейский взгляд на проблему защиты этнонациональных интересов и национальной идентичности: к вопросу о продвижении коллективных прав этнических общностей // Современное право. – 2009. - № 6. – С. 122-126. – 0,3 п.л.

III. Статьи, опубликованные в  материалах  конференций

  1. Напсо М.Б. Феномен глобализации // Рациональные пути решения социально-экономических и научно-технических проблем региона. Материалы VI региональной научно-практической конференции 17-18 апреля 2006 г. Часть II. – Черкесск: Карачаево-Черкесская государственная технологическая академия, 2006. – С. 154-158. – 0,2 п.л.
  2. Напсо М.Б. Эпоха глобализации и её противоречия // Рациональные пути решения социально-экономических и научно-технических проблем региона. Материалы VI региональной научно-практической конференции 17-18 апреля 2006 г. Часть II. – Черкесск: Карачаево-Черкесская государственная технологическая академия, 2006. – С. 158-163. – 0,2 п.л.
  3. Напсо М.Б. Глобализация как объективный процесс и результат субъективной деятельности // Рациональные пути решения социально-экономических и научно-технических проблем региона. Материалы VI региональной научно-практической конференции 17-18 апреля 2006 г. Часть II. – Черкесск: Карачаево-Черкесская государственная технологическая академия, 2006. – С. 163-167. – 0,2 п.л.
  4. Напсо М.Б. Глобализация, государство, суверенитет, гражданское общество // Актуальные проблемы российского права: Материалы общероссийской научно-практической конференции (16 ноября 2007 г.), Краснодар, Институт экономики, права и гуманитарных исследований. – Краснодар, 2007. – С. 237-244. – 0,5 п.л.
  5. Напсо М.Б. Коллективные права: «за» и «против» // Актуальные проблемы российского права: Материалы общероссийской научно-практической конференции (16 ноября 2007 г.), Краснодар, Институт экономики, права и гуманитарных исследований. – Краснодар, 2007. – С. 245-252. – 0,5 п.л.
  6. Напсо М.Б. Регион в условиях глобализации // Модернизация экономики Юга России и новые стратегии региональной экономической политики. Материалы III Всероссийской научной конференции («Домбайские чтения») 12-16 апреля 2007 г. Часть I. – Черкесск: Карачаево-Черкесская государственная технологическая академия, 2007. – С. 164-169. – 0,3 п.л.
  7. Напсо М.Б. Некоторые аспекты современной регионализации // Модернизация экономики Юга России и новые стратегии региональной экономической политики. Материалы III Всероссийской научной конференции («Домбайские чтения») 12-16 апреля 2007 г. Часть II. – Черкесск: Карачаево-Черкесская государственная технологическая академия, 2007. – С. 67-72. – 0,3 п.л.
  8. Напсо М.Б. К вопросу о перераспределительном и стимулирующем  регионализме // Модернизация экономики Юга России и новые стратегии региональной экономической политики. Материалы III Всероссийской научной конференции («Домбайские чтения») 12-16 апреля 2007 г. Часть II. – Черкесск: Карачаево-Черкесская государственная технологическая академия, 2007. – С. 64-67. – 0,18 п.л.
  9. Напсо М.Б. Глобализация и регионализация // Рациональные пути решения социально-экономических и научно-технических проблем региона. Материалы VII региональной научно-практической конференции 20-21 апреля 2007 г. Часть II. – Черкесск: Карачаево-Черкесская государственная технологическая академия, 2007. – С. 323-331. – 0,5 п.л.
  10. Напсо М.Б. Некоторые особенности регионализации в Европе // Рациональные пути решения социально-экономических и научно-технических проблем региона. Материалы VII региональной научно-практической конференции 20-21 апреля 2007  г. Часть II. – Черкесск: Карачаево-Черкесская государственная технологическая академия, 2007. – С. 332-340. – 0,5 п.л.
  11. Напсо М.Б. Государство и его роль в эпоху глобализации // Рациональные пути решения социально-экономических и научно-технических проблем региона. Материалы VII региональной научно-практической конференции 20-21 апреля 2007  г. Часть II. – Черкесск: Карачаево-Черкесская государственная технологическая академия, 2007. – С. 340- 350. – 0,6 п.л.
  12. Напсо М.Б. Государство в условиях глобализационной модернизации // Рациональные пути решения социально-экономических и научно-технических проблем региона. Материалы VII региональной научно-практической конференции 20-21 апреля 2007  г. Часть II. – Черкесск: Карачаево-Черкесская государственная технологическая академия, 2007. – С. 351-356. – 0,3 п.л.
  13. Напсо М.Б. Социокультурные трансформации и современное право // Концепт будущего России в XXI веке: идеология, политика, практика. Материалы межрегиональной научной конференции 11-12 октября 2007 г. – Армавир: Армавирский государственный педагогический университет, 2007. -  С. 98-103. – 0,3 п.л.
  14. Напсо М.Б. Государство в условиях глобализации: к вопросу о его сущности и главных функциях // Собственность и государство (вопросы теории и практики). Материалы II международной научно-практической конференции, ноябрь 2007 г. – Пенза: Изд-во АНОО «Приволжский Дом  знаний», 2007. -  С. 115-117. – 0,18 п.л.
  15. Напсо М.Б. Право собственности на территорию в контексте прав народов // Собственность и государство (вопросы теории и практики). Материалы II международной научно-практической конференции, ноябрь 2007 г., г. Пенза. – Пенза: Изд-во  АНОО «Приволжский Дом  знаний», 2007. -  С. 118-120. – 0,18 п.л.
  16. Напсо М.Б. Социокультурный контекст и имплементация правовых норм // Гуманитарные и социально-экономические науки в начале XXI века. Материалы Всероссийской научной конференции, декабрь 2007 г. – Нижний Новгород: Изд-во «Нижегородский научный и информационно-методический центр «Диалог», 2007. – С. 11-13. – 0,18 п.л.
  17. Напсо М.Б. Усиление роли надгосударственности в современных условиях: сужение суверенитета или добровольное ограничение функций государства // Федерализм. Гражданское общество. Государство: политические и правовые аспекты. Материалы IV международной научно-практической конференции, февраль 2008 г., г. Пенза. – Пенза: Изд-во АНОО «Приволжский Дом  знаний», 2008. -  С. 72-75. – 0,25 п.л.
  18. Напсо М.Б. Федерализм как особенность интеграции по-европейски // Федерализм. Гражданское общество. Государство: политические и правовые аспекты. Материалы IV международной научно-практической конференции, февраль 2008 г., г. Пенза. – Пенза: Изд-во АНОО «Приволжский Дом  знаний», 2008. -  С. 76-79. – 0,2 п.л.
  19. Напсо М.Б. Проблемы использования трудового потенциала региона в контексте защиты интересов этнических общностей // Проблемы социально-экономической устойчивости региона. Материалы IV международной научно-практической конференции, февраль 2008 г., г. Пенза. – Пенза: Изд-во АНОО «Приволжский Дом  знаний», 2008. -  С. 48-51. – 0,18 п.л.
  20. Напсо М.Б. Современные подходы к решению проблемы развития территорий // Проблемы социально-экономической устойчивости региона. Материалы IV международной научно-практической конференции, февраль 2008 г., г. Пенза. – Пенза: Изд-во АНОО «Приволжский Дом  знаний», 2008. -  С. 51-54. – 0,18 п.л.
  21. Напсо М.Б. К вопросу о правомерности признания прав народов // Вопросы теории и практики российской правовой науки. Материалы IV международной научно-практической конференции, март 2008 г., г. Пенза. – Пенза: Изд-во АНОО «Приволжский Дом  знаний», 2008. -  С. 170-173. – 0,2 п.л.
  22. Напсо М.Б. Право народов на различие // Вопросы теории и практики российской правовой науки. Материалы IV международной научно-практической конференции, март 2008 г., г. Пенза. – Пенза: Изд-во АНОО «Приволжский Дом  знаний», 2008. -  С. 173-176. – 0,18 п.л.
  23. Напсо М.Б. Защита экономических интересов этнических общностей в условиях глобализации // Экономико-правовые проблемы бизнеса в контексте инновационного развития. Материалы Международной научной конференции (3-8 октября 2007 г.), г. Сочи. Сборник научных статей. Ч. 1. – Краснодар, 2008. – С. 218-221. – 0,25 п.л.
  24. Напсо М.Б. Некоторые особенности регламентации территориальных прав  этнических общностей // Экономико-правовые проблемы бизнеса в контексте инновационного развития. Материалы Международной научной конференции (3-8 октября 2007 г.), г. Сочи. Сборник научных статей. Ч. 2. – Краснодар, 2008. – С. 137-140. – 0,25 п.л.
  25. Напсо М.Б. Современный взгляд на особенности развития территорий // Рациональные пути решения социально-экономических и научно-технических проблем региона. Материалы VIII региональной научно-практической конференции 25-26 апреля 2008  г. Часть II. – Черкесск: Карачаево-Черкесская государственная технологическая академия, 2008. – С. 28-33. – 0,3 п.л.
  26. Напсо М.Б. К вопросу о защите территориальных прав этнических общностей в современных условиях // Рациональные пути решения социально-экономических и научно-технических проблем региона. Материалы VIII региональной научно-практической конференции 25-26 апреля 2008  г. Часть II. – Черкесск: Карачаево-Черкесская государственная технологическая академия, 2008. – С. 250-255. – 0,3 п.л.
  27. Напсо М.Б. Право на самобытность: право народов или отдельных этнических общностей // Современные проблемы российского частного и публичного права: сборник  научных трудов межвузовской научной конференции (5 марта 2008 г.), г. Н. Новгород, Нижегородская правовая академия. – Нижний Новгород, 2008. – С. 101-106. – 0, 38 п.л.
  28. Напсо М.Б. Права человека и права народов: к вопросу об их противопоставлении // Права человека и права народов в современном мире: сборник статей международной научно-практической конференции (июнь 2008), г. Пенза. - Пенза: Изд-во АНОО «Приволжский Дом  знаний», 2008. -  С. 25-27. – 0,18 п.л.
  29. Напсо М.Б. О причинах непризнания прав народов // Права человека и права народов в современном мире: сборник статей международной научно-практической конференции (июнь 2008), г. Пенза. - Пенза: Изд-во АНОО «Приволжский Дом  знаний», 2008. -  С. 28-30. – 0,18 п.л.
  30. Напсо М.Б. Современный взгляд  на проблему деабсолютизации роли государства, перераспределения государственного суверенитета и разделения властей // Актуальные проблемы научного знания в XXI веке: сборник статей Второй межрегиональной научно-практической конференции (7 июня 2008 г.), г. Рубцовск. – Барнаул: Изд-во Алтайского государственного университета, 2008. – С. 315-319. – 0,3 п.л.
  31. Напсо М.Б. Национальная политика в РФ в современных условиях: выбор в пользу единства индивидуальных и коллективных этнических прав // Власть и право в меняющейся России: сборник научных трудов по материалам Общероссийской  научно-практической конференции 16 мая 2008 г., г. Тамбов, Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина, Институт права. -  Тамбов: Издательский дом  ТГУ им. Г.Р. Державина, 2008. – С. 245-248. – 0,25 п.л.

IV. Статьи в журналах и сборниках

  1. Напсо М.Б. Коллективные права этнических общностей // Ученые записки. Выпуск IV. Сборник научных и научно-методических трудов Северо-Кавказского филиала Российской академии правосудия. – Краснодар,2007. – Т.1. – С. 35-40.- 0,3 п.л.
  2. Напсо М.Б. К вопросу о защите этнонациональных интересов в условиях глобализации // Современные гуманитарные исследования.- М., 2007. - № 5 (18). – С. 182-184. – 0,18 п.л.
  3. Напсо М.Б. Этноидеологический дискурс и его роль в современных процессах этнического самоутверждения // Современные гуманитарные исследования.- М., 2007. - № 5 (18). – С. 185-189. – 0,25 п.л.
  4. Напсо М.Б. Этнонациональные интересы: взгляд через призму глобализации // Современные гуманитарные исследования.- М., 2007. - № 5 (18). – С. 190-193. – 0,2 п.л.
  5. Напсо М.Б. Государство и глобальный контекст // Научные проблемы гуманитарных исследований: научно-теоретический журнал Института региональных проблем российской государственности на Северном Кавказе. – Пятигорск,  2007. – Выпуск 5. – С. 3-10. – 0,5 п.л.
  6. Напсо М.Б. Риски и парадоксы глобализации // Человек и общество: на рубеже тысячелетий: международный сборник трудов / под общей ред. проф. О.И. Кирикова. – Выпуск XXXIX. – Воронеж: Воронежский госпедуниверситет, 2007. - С.29 –36. – 0,37 п.л.
  7. Напсо М.Б. Регионализация как единство интеграции и децентрализации // Человек и общество: на рубеже тысячелетий: международный сборник трудов / под общей ред. проф. О.И. Кирикова. – Выпуск XXXIX. – Воронеж: Воронежский госпедуниверситет, 2007. - С.36-43. – 0,4 п.л.
  8. Напсо М.Б. Национальная идентичность и объединенная Европа // Человек и общество: на рубеже тысячелетий: международный сборник трудов / под общей ред. проф. О.И. Кирикова. – Выпуск XXXIX. – Воронеж: Воронежский госпедуниверситет, 2007. - С.58 –65. – 0,4 п.л.
  9. Напсо М.Б. Глобализация и этнонациональное развитие // Человек и общество: на рубеже тысячелетий: международный сборник трудов / под общей ред. проф. О.И. Кирикова. – Выпуск XXXIX. – Воронеж: Воронежский госпедуниверситет, 2007. - С.66 –72. – 0,4 п.л.
  10. Напсо М.Б. Международное право о правах народов и их обязанностях // Научное обозрение. – М., 2007. - № 5. – С. 124-129. – 0,3 п.л.
  11. Напсо М.Б. Специфика и особенности формирования этнонациональных интересов в современных условиях // Вестник развития науки и образования. – М., 2007. - № 5. – С. 107-113. – 0,4 п.л.
  12. Напсо М.Б. Этнонациональные интересы: права индивидов и права народов в современном мире // Научная жизнь. – М., 2007. - № 6. – С. 103-107. – 0, 25 п.л.
  13. Напсо М.Б. Некоторые особенности этнонационального развития в условиях глобализации // Юридические науки. – М., 2007. - № 5(27). – С. 31-34. – 0,18 п.л.
  14. Напсо М.Б. Современный мир и этнонациональная идентичность // Юридические науки. – М., 2007. - № 5(27).- С. 35-38. – 0,18 п.л.
  15. Напсо М.Б. Социокультурные трансформации и современное право // Юридические науки. – М., 2007. - № 5(27). – С. 39-41. – 0,18 п.л.
  16. Напсо М.Б. Этнонациональная идентичность как философская и правовая категория // Вопросы гуманитарных наук. – М., 2007. - № 6. – С. 111-115. – 0,28 п.л.
  17. Напсо М.Б. Этнонациональные интересы: правовое регулирование и правовое воздействие // Вопросы гуманитарных наук. – М., 2007. - № 6. – С. 116-119. – 0,25 п.л.
  18. Напсо М.Б. Конституция ЕС и проблемы национальной идентичности // Вопросы гуманитарных наук. – М., 2007. - № 6. – С. 160-163. – 0,2 п.л.
  19. Напсо М.Б. Право на этническую идентичность в контексте современных социально-философских воззрений // Актуальные проблемы современной науки. – М., 2007. - № 6. – С. 55-58. – 0,25 п.л.
  20. Напсо М.Б. Права народов: современный взгляд // Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов. – Курск, 2007. - № 9. – С. 65-69. – 0,3 п.л.
  21. Напсо М.Б. Право на самобытность как основа реализации этнонациональных интересов // Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов. – Курск, 2007. - № 9. – С. 70-73. – 0, 25 п.л.
  22. Напсо М.Б. Современное право о возможностях этнического самоутверждения // Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов. – Курск, 2007. - № 9. – С. 75-79. – 0,3 п.л.
  23. Напсо М.Б. Некоторые особенности  современных проектов о правах народов // Право: теория и практика. – М., 2007. - № 7. – С. 4-9. – 0,37 п.л.
  24. Напсо М.Б. Права народов в источниках международного права // Право: теория и практика. – М., 2007. - № 8. – С. 4-11. – 0,5 п.л.
  25. Напсо М.Б. Регионализация: этнонациональный и этнокультурный аспект // Объединенный научный журнал. – М., 2007. - № 11. – С. 11-14. – 0,25 п.л.
  26. Напсо М.Б. К вопросу о глобализации права // Объединенный научный журнал. – М., 2007. - № 10. – С. 7-10. – 0,25 п.л.
  27. Напсо М.Б. Национальная идентичность и особенности эволюции конституционных норм в странах Центральной и Восточной Европы // Федерация. – М., 2007. - № 6. – С. 15-18. – 0,25 п.л.
  28. Напсо М.Б. Национальное государство, его суверенитет и роль в условиях глобализации // Федерация. – М., 2007. - № 7. – С. 9-13. – 0,28 п.л.
  29. Напсо М.Б. Право народов на самоопределение и право на самобытность: диалектика взаимосвязи // «МИТС-Наука»: международный научный вестник: сетевое электронное научное издание. – 11.07.2007. - № 0429700032/0081 – 0,6 п.л.
  30. Напсо М.Б. Некоторые особенности современной интерпретации права народов на самоопределение // «МИТС-Наука»: международный научный вестник: сетевое электронное научное издание. – 11.07.2007. - № 0429700032/0080 – 0,68 п.л.
  31. Напсо М.Б. Международное право о праве на самоопределение // «МИТС-Наука»: международный научный вестник: сетевое электронное научное издание. – 11.07.2007. - № 0429700032/0079 – 0,75 п.л.
  32. Напсо М.Б. Концепция новой Европы и коллективные права этнических общностей // «МИТС-Наука»: международный научный вестник: сетевое электронное научное издание. – 11.07.2007. - № 0429700032/0078 – 0,75 п.л.
  33. Напсо М.Б.  Проблемы правового обеспечения преемственности нравственно-культурного развития в современных условиях // Научные проблемы гуманитарных исследований: научно-теоретический журнал Института региональных проблем российской государственности на Северном Кавказе. – Пятигорск,  2008. – Выпуск 1. – С. 124-132. – 0,5 п.л.
  34. Напсо М.Б. К вопросу о правомерности рассмотрения проблемы защиты этнонациональных интересов в контексте безопасного развития // Политика и общество (научный гуманитарный журнал). – М., 2008. - № 9 (51). – С. 4-10. – 0,3 п.л.
  35. Напсо М.Б. О причинах востребованности права на самоопределение в современных условиях // Политика и общество (научный гуманитарный журнал). – М., 2008. - №  10 (52). – С. 26-33. – 0,5 п.л.
  36. Напсо М.Б. Этнонациональные интересы  в контексте современной регионализации // Политика и общество (научный гуманитарный журнал). – М., 2008. - №  11 (53). – С. 50-58. – 0,56 п.л.
  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.