WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Криминологическая политика защиты населения от наркотизации

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

На правах рукописи

 

ВОРОНИН МИХАИЛ ЮРЬЕВИЧ

 

КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА

ЗАЩИТЫ НАСЕЛЕНИЯ ОТ НАРКОТИЗАЦИИ

 

Специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Москва – 2010


Работа выполнена в Государственном учреждении

«Всероссийский научно-исследовательский институт МВД России»

 

Научный консультант –                 доктор юридических наук, профессор

Плешаков Владимир Алексеевич

Официальные оппоненты:              Заслуженный юрист РФ

доктор юридических наук, профессор Яковлев Александр Максимович;

Заслуженный деятель науки РФ

доктор юридических наук, профессор   Ревин Валерий Петрович;

Заслуженный юрист РФ

доктор юридических наук, профессор  Лебедев Семен Яковлевич

Ведущая организация –                 Академия управления МВД России

Защита диссертации состоится «28» сентября 2010 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 203.005.02 при Государственном учреждении «Всероссийский научно-исследовательский институт МВД России» по адресу: 123995, Москва, Г-69 ГСП-5, ул. Поварская, 25.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ВНИИ МВД России.

Автореферат разослан  «    » ___________ 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                              Кулешов Р. В.


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. За последние двадцать лет общественные отношения, существующие в сфере контроля над наркотиками в Российской Федерации, как объект правоохраны и управления претерпели существенные изменения. Это было обусловлено рядом обстоятельств. С одной стороны, в 1993 году Верховным Советом Российской Федерации была утверждена Концепция государственной политики по контролю за наркотиками , был принят Федеральный закон «О наркотических средствах и психотропных веществах» , Указом Президента РФ «Вопросы совершенствования государственного управления в Российской Федерации» был создан Государственный комитет Российской Федерации по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ. С другой стороны прозрачность государственных границ, географическое положение России, удобное для транзита наркотических средств, способствуют лавинообразному росту контрабанды наркотических средств и психотропных веществ. По данным Управления ООН по наркотикам и преступности ежегодно в Россию поступает 627 тонн наркотиков, а изымается не более 4% от всей массы. Конвертируемость рубля и ряд других социально-экономических причин обусловили емкий внутренний рынок сбыта наркотиков, что повлекло рост числа потребителей и больных наркоманией.

По сведениям Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков и УНП ООН ежегодно в Российской Федерации умирают от передозировки наркотиков и иных вредных последствий употребления наркотических средств и психотропных веществ от 30 до 40 тысяч человек. Согласно экспертным оценкам, приведенным в обзоре ООН, процент российского населения, вовлеченного в злоупотребление опиатами, в 5-8 раз превышает соответствующий показатель в странах Европейского Союза. И если число лиц, находящихся под наблюдением наркологической службы, за период с 1992 по 2009 год выросло почти в 11,5 раз и составляет около 538 тысяч человек, то опыт употребления наркотиков в России имеют около 6 миллионов человек (примерно 4% населения), находящихся под воздействием факторов наркотизации. По мнению экспертов ООН Критическая масса наркотизации населения в любом государстве, за которой следует полная деградация населения составляет 5% . Учитывая, что более двух третей от всего числа наркопотребителей – это лица в возрасте до 30 лет, мы можем утверждать, что наркотики являются оружием селективного действия, направленного против будущего России.

Традиционно научные концепции обеспечения защиты интересов личности, общества и государства в рассматриваемой сфере строятся по двум основным направлениям. Во-первых, это исследования в области совершенствования и применения антинаркотического законодательства, включающего уголовное, уголовно-процессуальное, уголовно-исполнительное и административное. Во-вторых, развитие науки криминологии. Криминологами рассматриваются причины и условия незаконного оборота, личность преступника, различные меры предупреждения такого оборота, связанные с воздействием на эти причины и личность, большое внимание уделяется виктимологическим аспектам работы с населением, антинаркотической пропаганде.

Названные выше направления играют существенную роль в развитии российской правовой науки, тем не менее, их практическое влияние на тенденции наркотизации и борьбу с преступностью, связанной с незаконным оборотом наркотиков, все же оказывается недостаточно эффективным. Исследования американских ученых показывают, что вкладываемые в борьбу с незаконным оборотом наркотиков средства не только не дают необходимой отдачи, но даже не могут приостановить негативной динамики распространения наркотиков и наркомании . Основной причиной неэффективности является увеличивающийся спрос на наркотические средства и психотропные вещества. А его повышение связано, прежде всего, с увеличением численности лиц, находящихся под воздействием факторов наркотизации. Современная концепция антинаркотической политики строится на подходе, который  заключается в балансе мер, направленных на предупреждение и пресечение незаконного предложения наркотиков и уменьшение спроса на них. Уменьшение спроса на них предполагается лишь за счет антинаркотической пропаганды и повышения эффективности лечения от наркомании.

В то же время предполагается, что группы риска входят в состав населения, с которым организуется виктимологическая профилактика. В то же время группа риска и составляет основной «потенциальный объект» для распространителей наркотиков. Именно группа риска  нуждается в оперативных мерах защиты, которые создают реальные преграды на пути предложений наркотических средств и обеспечивают защиту лиц от вовлечения в систематическое потребление наркотиков.

Не отказываясь от подхода, связанного с сокращением незаконного предложения наркотиков и уменьшением спроса на них, мы считаем необходимым в основу концепции государственной антинаркотической политики положить дифференциацию мер воздействия исходя из объектов такого воздействия. Разделение данных объектов необходимо в связи с их ролью и специфическими особенностями. Таким образом, можно выделить четыре основные группы таких объектов: во-первых, это лица, организующие, участвующие и способствующие незаконному обороту наркотиков; во-вторых, это наркозависимые лица, не только потребляющие, но и часто распространяющие наркотические средства; в-третьих, это «группа риска» наркотизации, т.е. лица, имеющие опыт потребления, знающие источники, а соответственно имеющие возможность приобретения наркотиков, но не являющиеся наркозависимыми; и, в-четвертых, это остальные граждане, которых не только необходимо удерживать от контакта с наркотиками, но и формировать у них активную антинаркотическую жизненную позицию.

Определяя группу риска как объект защитного воздействия, следует выделить направление государственной антинаркотической политики, связанное с обеспечением криминологической защиты этой социальной группы и позволяющее выстроить определенным образом систему субъектов и мер криминологической политики в рассматриваемой сфере. Подобное разделение объектов воздействия государственной антинаркотической политики позволит дифференцировать имеющуюся систему мер и субъектов, акцентировав  внимание на приоритетных направлениях, т.к. «… именно общенациональная политика задает те рамки, в пределах которых ведется наркотическая война» .

Исходя из указанных соображений, актуальность темы диссертационного исследования обусловлена решением двух новых проблем: формирования концептуальных основ криминологической политики защиты части населения, находящегося под угрозой наркотизации (группы риска), и выработки целостной теоретической платформы для образования системы ее субъектов и системы мер профилактического воздействия.

Степень научной разработанности проблемы. На исходную мировоззренческую позицию автора, формирование им еоретических оснований, идей и выводов оказали существенное влияние фундаментальные научные труды по общей теории права, философии права, социологии, криминологии, а также работы известных ученых, исследовавших проблемы уголовной и криминологической политики: А.П. Алехина, Ю.М. Антоняна, В.Г. Афанасьева, Г.А. Аванесова, М.М. Бабаева, Л.И. Беляевой, Н.А. Беляева, С.В. Бородина, С.С. Босхолова, Л.Ш. Берекашвили, С.Е. Вицина, В.А. Владимирова,  И.М. Гальперина, Л.Д. Гаухмана, А.А. Герцензона, С.И. Гирько, С.К. Гогеля, В.В. Гордиенко, П.Ф. Гришанина, А.И. Долговой, П.С. Дагеля, А.Э. Жалинского, Н.И. Загородникова, И.А. Исмаилова, А.П. Ипакяна, И.И. Карпеца, Ю.М. Козлова, А.И. Коробеева, В.Н. Кудрявцева, Н.Ф. Кузнецовой, Ф.Е. Колонтаевского, А.П. Коренева, В.В. Лазарева, С.Я. Лебедева, Г.Ю. Лесникова, В.В. Лунеева, Ю.И. Ляпунова, В.Д. Малкова, Г.М. Миньковского, В.С. Овчинского, В.А. Плешакова, П.Н. Панченко, В.А. Петрова, Э.Ф. Побегайло, Н.Ф. Поповой, В.П. Ревина, Л.И. Романовой, Ю.В. Степаненко, Н.С. Стручкова, Ю.А. Тихомирова, А.Ф. Токарева, Г.А. Туманова, Р.О. Халфиной, В.Ф. Цепелева, В.В. Черникова, М.Д. Шаргородского, А.П. Шергина, В.Е. Эминова, А.М. Яковлева и др.

В последние годы защищены диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук (Б.П. Михайлов, Е.Е. Тонков), ряд диссертаций на соискание ученой степени кандидата юридических наук, предметом исследования которых явились отдельные аспекты деятельности правоохранительных органов по борьбе с незаконным оборотом наркотиков.

Несмотря на очевидные достоинства этих исследований, большинство из них имеет прикладной характер, посвящено разным субъектам государственной политики в сфере контроля над наркотиками, одному или нескольким направлениям (аспектам) их оперативно-служебной деятельности.

Более того, за рамками научного анализа остаются перспективы развития субъектов государственной политики контроля над наркотиками и совершенствования их деятельности. Недостаточно разработаны проблемы оптимизации их правового статуса, нормативного регулирования и реализации принадлежащей им компетенции. Не рассмотрены и другие актуальные вопросы механизма реализации государственной политики в сфере профилактики немедицинского потребления наркотических средств и психотропных веществ и их незаконного оборота. Вместе с тем, современное знание о системе управления профилактикой немедицинского потребления наркотических средств и психотропных веществ и их незаконного оборота, а также о системе управления профилактикой других видов преступлений, связанных с таким социальным явлением, как наркотизация населения, остается проблематичным. Поэтому необходимость переосмысления достигнутых научных результатов и выработки новых теоретических и практических подходов к обеспечению правопорядка в такой жизненно важной сфере общества, как охрана здоровья населения, требует проведения исследований более широкого теоретического научного диапазона.

Объектом исследования является система общественных отношений складывающихся в сфере вовлечения населения страны в процесс наркотизации и формирования криминологической политики защиты от наркотизации.

Предметом исследования выступают теоретические, правовые и организационные закономерности формирования и реализации криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации, научные труды, посвященные данной проблематике, результаты эмпирических исследований и статистические данные.

Цель исследования – разработка современной научной концепции криминологической политики защиты населения от наркотизации, ее понятия и сущности, правовых и организационных основ.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

разработать концептуальные основы криминологической политики защиты населения от наркотизации и ее понятийный аппарат, а также построить ее современную модель;

разработать систему принципов криминологической политики защиты населения от наркотизации;

определить состояние и выявить тенденции развития наркоситуации, а также факторы, детерминирующие наркотизацию населения Российской Федерации;

выделить части населения (группы риска), находящиеся под воздействием факторов наркотизации и являющиеся объектом наркотизации;

проанализировать действующую юридическую базу, а также существующие теоретические представления о правовых началах формирования криминологической политики защиты населения от наркотизации;

раскрыть особенности криминологической политики, предопределяющие специфику ее субъектов;

проанализировать систему субъектов криминологической политики, в том числе принадлежащую им специальную компетенцию и механизм ее реализации;

исследовать деятельность органов внутренних дел как субъекта криминологической политики защиты населения от наркотизации;

изучить информационно-аналитическое обеспечение как основу формирования и реализации криминологической политики защиты населения от наркотизации.

Методология диссертационного исследования. Методологической основой исследования принят всеобщий метод познания – диалектика, которая позволила на криминологическом уровне проследить связь общего, особенного и единичного, необходимого и случайного, причины и следствия. Законы диалектики легли в основу криминологической характеристики структуры и динамики наркотизации населения России, ее связи с незаконным оборотом наркотиков и влияния на деструктивное поведение отдельных категорий лиц. Системный подход дал возможность изучить криминологическую политику защиты населения от наркотизации как единство ее субъектов и мер, реализуемых этими субъектами. Использование системного подхода позволило выявить качественные стороны субъектов криминологической политики защиты населения от наркотизации как интегрального образования.

В процессе исследования также применялись методы анализа, синтеза, моделирования, прогнозирования, сравнительно-правовой, формально-логический, конкретно-исторический, статистический, социологический и другие общенаучные и специальные методы научного познания, способствующие достижению поставленной цели.

Эмпирическая база исследования. В ходе подготовки диссертации автор обращался к нормативным правовым актам, регламентирующим деятельность в сфере реализации государственной политики контроля над наркотиками,  а также правовой статус, компетенцию и организацию деятельности ее субъектов. Кроме того, в работе нашли применение статистические сведения о результатах борьбы правоохранительных органов с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, сильнодействующих веществ, как в целом по России, так и по отдельным регионам, в процессе исследования использовались статистические данные Министерства здравоохранения и социального развития РФ о числе больных синдромом зависимости от наркотических средств в целом по России и по отдельным регионам.

В основу выводов автора положены результаты опроса по специально разработанным анкетам 2985 респондентов из Московской, Тульской, Ростовской областей Российской Федерации, а также Северного, Северо-Восточного и Западного округов г. Москвы. В том числе было опрошено несовершеннолетних лиц – 1244; совершеннолетних – 990; лиц, состоящих на учетах в органах здравоохранения по поводу злоупотребления наркотическими средствами – 139. В качестве экспертов выступили 582 сотрудника органов внутренних дел и 68 врачей-наркологов, работающих в учреждениях здравоохранения.

Научная новизна исследования. Концептуальная идея диссертации заключается в необходимости формирования криминологической политики защиты населения, относящегося к группам риска, от наркотизации как самостоятельного направления государственной антинаркотической политики. Результатом диссертационного исследования стало формулирование авторской концепции криминологической политики защиты населения от наркотизации, позволяющей выйти на комплексное решение проблем, связанных с существующим противоречием между принимаемыми мерами в рамках государственной антинаркотической политики и тенденциями наркотизации населения России.

В диссертационном исследовании с учетом современного состояния теории и практики в систематизированном виде освещаются основные понятия и институты криминологической политики защиты населения, относящегося к группам риска, от наркотизации. Подвергнута изучению сама категория «криминологическая политика защиты от наркотизации» и ее соотношение с государственной политикой контроля над наркотиками. Дается авторское теоретическое толкование и анализ таких отличительных качеств рассматриваемой деятельности, как ее объект, сущность, содержание. Определяются принципы, исходя из которых формируется криминологическая политика защиты населения, относящегося к группам риска, от наркотизации.

Новыми положениями диссертации выступают теоретические конструкции понятий «наркотизация населения», «объект наркотизации», «наркоситуация». Предлагается детальная типология факторов, детерминирующих наркотизацию населения.

Автором дается системная характеристика субъектов криминологической политики защиты населения, относящегося к группам риска, от наркотизации. Определяется роль и место органов внутренних дел в системе субъектов криминологической политики. Охватываются исследованием информационно-аналитические основы реализации криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации.

Содержание и круг рассмотренных проблем позволяют считать данное диссертационное исследование, пополняющим теоретическую и практическую сферы новыми знаниями нацеленными на совершенствование государственной стратегии защиты населения от наркотизации.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Авторское видение Концепции криминологической политики защиты населения от наркотизации, которой является совокупность основополагающих идей и положений, определяющих: стратегическую цель – обеспечение эффективной криминологической защиты той части населения, которая находится под угрозой наркотизации (группы риска); совокупность принципов, позволяющих формировать политическую систему защиты группы риска от наркотизации; круг задач, решение которых необходимо для достижения поставленной цели; нормативное правовое, информационно-аналитическое, научное, кадровое обеспечение криминологической политики защиты группы риска от наркотизации.

2. Авторская позиция, касающаяся необходимости выделения объекта наркотизации – части населения (локализованной в пределах каких-либо границ – административно-территориальных, естественно-географических, национальных, этнических, социальных), находящейся под воздействием суммы личностных и социальных факторов, воздействующих на эту группу и детерминирующих систематическое незаконное употребление наркотических средств и психотропных веществ, влекущее наркотизацию.

3. Авторское определение криминологической политики защиты населения от наркотизации как направления деятельности системы субъектов, имеющей основным назначением обеспечение криминологической защиты части населения, находящейся под угрозой наркотизации (группы риска), т. е. объективного состояния защищенности этой части населения от воздействия факторов наркотизации и опасности, связанной с распространением наркотических средств и психотропных веществ среди лиц, входящих в группу риска, а также осознание этой частью населения такой своей защищенности.

4. Выделение криминологической политики защиты населения от наркотизации позволяет, во-первых, адекватно говорить о разработке стратегических задач, связанных с обеспечением объективного состояния защищенности объекта наркотизации в рамках криминологической политики, воплощенной в Концепции  криминологической политики защиты населения от наркотизации, федеральных законах, указах Президента Российской Федерации и других нормативных правовых актах; во-вторых, требует формировать и развивать систему наблюдения за объектом наркотизации – группой риска, систему оценки, прогноза состояния и динамики потребления наркотиков, их распространения, факторов наркотизации группы риска для выделения системы мер и субъектов по защите от наркотизации; в-третьих, позволяет акцентировать внимание на управленческом аспекте, который подчеркивает гибкость системы мер и субъектов, сформированной с учетом факторов, детерминирующих наркотизацию, способность учитывать изменения во внешней среде и реагировать на ее требования, разрешая оптимально использовать потенциал системы в целях защиты группы риска от наркотизации; в-четвертых, требует получения новых знаний о характеристике такого социально-медицинского явления как наркотизация, характеристике группы риска, вовлеченной в этот процесс, ее классификации, комплексе причин и условий, детерминирующих наркотизацию, которые необходимы для разработки системы мер по криминологической охране объекта наркотизации от воздействия названных факторов и создания препятствий на пути распространения наркотических средств и психотропных веществ среди группы риска.

5. Авторское понятие «наркотизации», относящееся к группе сложных и многоуровневых понятий. Наркотизация в широком смысле является и процессом и результатом. Наркотизация как процесс – постоянное воздействие на население, относящееся к группе риска, совокупность факторов, создающих благоприятные условия для ее приобщения к систематическому незаконному потреблению наркотиков, которое завершается сформированной психической и физической зависимостью личности, изменением ее социального статуса и ценностно-нормативной структуры. Наркотизация как результат характеризуется численностью лиц, приобщившихся к систематическому незаконному потреблению наркотиков. В специальном (узком) смысле наркотизацией является процесс взаимодействия внешних факторов с личностными характеристиками, включающими биофизиологические, социально-демографические и социально-ролевые, нравственно-психологические, уголовно-правовые и криминологические составляющие отдельно взятого индивидуума, относящегося к группе риска. Одним из результатов такого взаимодействия становится систематическое злоупотребление наркотиками.

6. Авторское определение системы нормативных правовых актов, регламентирующих криминологическую защиту объекта наркотизации, которая состоит из совокупности норм, во-первых, определяющих объект криминологической защиты – группу риска наркотизации, во-вторых, норм, регулирующих общественные отношения в сфере криминологической охраны объекта наркотизации, и, в-третьих, норм, регулирующих деятельность по созданию преград на пути распространения наркотиков.

7. Реализация криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации – это постоянный, динамичный и планомерный процесс использования органами государственной власти и институтами гражданского общества имеющихся ресурсов в целях выявления лиц, относящихся к группе риска наркотизации, и обеспечения ее защищенности от наркотизации, создавая двустороннюю связь между поставленными целями и мероприятиями по их достижению.

8. Субъектами криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации является круг государственных органов и органов местного самоуправления, а также институтов гражданского общества, целенаправленно осуществляющих на различных уровнях и в различных масштабах политическое и законодательное регулирование, планирование и осуществление мероприятий, направленных на обеспечение криминологической защиты объекта наркотизации.

Основой системной характеристики субъектов криминологической политики в сфере защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации является содержание их деятельности, заключающееся в криминологической охране объекта наркотизации (группы риска) и создании преград на пути распространения наркотиков.

9. Авторская формулировка понятия «наркоситуация» – пространственно-временная характеристика, имеющая два уровня и отражающая состояние, структуру, уровень, динамику наркотизации населения Российской Федерации.

На первом уровне рассматривается состояние, структура, уровень и динамика незаконного потребления наркотических средств и незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ на определенной территории, включая характеристику социальных слоев, вовлекаемых в наркотизацию.

Второй уровень включает в себя характеристику системы мер по профилактике незаконного употребления наркотиков, мер по противодействию их незаконному обороту, совокупность экономических, демографических, идеологических, политических, организационно-управленческих, социально-психологических явлений и процессов, детерминирующих как немедицинское потребление наркотиков, так и их незаконный оборот.

10. Эффективное управление деятельностью органов внутренних дел в сфере криминологической защиты группы риска от наркотизации, основывающееся на постоянном мониторинге наркоситуации, требует выделения задач и функций, направленных на криминологическую охрану группы риска и создание преград на пути распространения наркотиков, из всей совокупности задач и функций органов внутренних дел и их закрепление в ведомственном нормативном правовом акте.

11. Авторская позиция совершенствования информационного обеспечения криминологической политики защиты группы риска от наркотизации, связанного с определением объема и структуры необходимой информации, определением информационной потребности в рассматриваемой сфере, т.е. потребности в данных, отражающих весь комплекс социальных процессов и наркоситуации на определенной территории за определенный промежуток времени, что способствует определению задач и методов криминологической защиты, а также сроков, способов и средств воздействия в целях профилактики немедицинского потребления наркотических средств и психотропных веществ, в том числе правонарушений и преступлений в сфере оборота наркотических средств и психотропных веществ.

12. Авторское определение информационно-аналитического обеспечения реализации криминологической политики защиты от наркотизации, которое является процессом систематического наблюдения, анализа и оценки состояния и тенденций наркотизации населения, это система наблюдений, оценки и прогноза совокупности факторов, детерминирующих наркотизацию, в целях эффективного управления деятельностью по криминологической охране объекта наркотизации и созданию препятствий на пути распространения наркотиков среди группы риска. Информационно-аналитическое обеспечение включает в себя выделение группы риска наркотизации, оценку степени ее подготовленности противодействию факторам наркотизации как личностного, так и социального характера. Основной функцией информационно-аналитического обеспечения является оценка баланса задач, нормативного обеспечения, организационных форм и ресурсов, то есть оценка равновесия в системе: задачи — правомочия — ресурсы по защите группы риска от наркотизации.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что научные положения диссертации, теоретико-прикладные предложения соискателя по совершенствованию рассматриваемого вида деятельности и ее нормативного правового регулирования формируют научно-методическую и информационную базу для разработки комплекса мер, направленных на повышение эффективности защиты населения современной России от наркотизации. Разработанные в исследовании теоретические и прикладные проблемы позволяют расширить представление о теории криминологической политики и практике ее реализации.

Практическая значимость исследования определяется характером ряда выводов и положений, направленных на решение стоящих перед общественными и государственными институтами задач в рассматриваемой сфере. Положения, разработанные в рамках диссертационного исследования, могут быть использованы при подготовке новой редакции государственной политики по контролю за наркотиками, а также при совершенствовании современного антинаркотического законодательства. Предложенная автором дифференциация функций органов внутренних дел как субъекта криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации, позволит внести изменения и дополнения в ведомственные нормативные правовые акты, регламентирующие данную сферу деятельности ОВД.

Практическая значимость исследования определяется также тем, что его результаты могут быть использованы в аналитической работе, для проведения дальнейших научных исследований, в учебном процессе образовательных учреждений Российской Федерации, правоохранительных органов Российской Федерации и в системе служебной подготовки органов внутренних дел Российской Федерации.

Апробация результатов исследования. Основные результаты, положения, выводы и рекомендации исследования опубликованы в 53 работах, в числе которых монографии, комментарии к федеральному законодательству, научные статьи, учебные и учебно-методические пособия, методические рекомендации общим объемом 184 п.л. Из них лично – 23,4 п.л. и 160,6 п.л. – в соавторстве.

Основные положения диссертации докладывались автором на научно-практических конференциях, круглых столах и семинарах, в том числе: Всероссийской межвузовской научной конференции «Государство, право и управление» (Москва,  22 апреля 2003 г.); научно-практической конференции «Актуальные проблемы ОРД ОВД» (Нижний Новгород, 27 октября 2003 г.); Международной научно-практической конференции «Роль науки в повышении эффективности деятельности правоохранительных органов» (Академия МВД Республики Казахстан, Алма-Аты, 2005 г.); международной конференции «Здоровье нации и борьба с наркотерроризмом» (Москва, Дом союзов, 30-31 марта 2006 г.); круглом столе «Проблемы расстановки и использования спецаппарата с учетом наиболее опасных форм преступности» (ВНИИ МВД России, Москва, 2006 г.); круглом столе «Социальная и правовая защита негласных сотрудников органов внутренних дел» (ВНИИ МВД России, Москва, 2006 г.); круглом столе «Совершенствование организации предупреждения и раскрытия корыстно-насильственных преступлений» (ВНИИ МВД России, Москва, 2007 г.); Международной научно-практической конференции «Теоретические и прикладные аспекты использования новейших научных достижений в сфере борьбы с преступностью» (Тула, 18 октября 2007 г.); круглом столе «Совершенствование организации предупреждения и раскрытия корыстно-насильственной преступности» (ВНИИ МВД России, Москва, 2007 г.); Международной научно-практической конференции «Уголовная политика России на современном этапе: состояние, тенденции, перспективы, задачи органов внутренних дел (полиции) по противодействию коррупции» (Москва, Академия управления МВД России, Академия ФСБ России, Государственный университет – Высшая школа экономики, 28 ноября 2008 г.); международной научно-практической конференции, посвященной Дню белорусской науки (Минск, Академия МВД Республики Беларусь, 23 января 2009 г.); научно-практической конференции «Деятельность Шанхайской организации сотрудничества по противодействию новым вызовам и угрозам в сфере обеспечения региональной безопасности» (Москва, 15 апреля 2009 г.); Международной научно-практической конференции «Проблемы развития международного сотрудничества государств-участников СНГ в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров» (Домодедово, 1 декабря 2009 г.).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, одиннадцати параграфов, заключения, списка использованных нормативно-правовых и литературных источников, двух приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются выбор темы диссертационного исследования, ее актуальность, значимость исследуемых проблем, формулируется цель и вытекающие из ее задачи диссертации, дается характеристика методологической и эмпирической базы исследования, определяются его научная новизна, теоретическая и практическая значимость, указываются основные положения, выносимые на защиту, и результаты апробации и внедрения материалов диссертационного исследования в практику.

Первая глава «Концептуальные основы криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации» состоит из трех параграфов, в которых излагаются теоретические вопросы применительно к теме диссертационного исследования.

В первом параграфе исследуется понятие и содержание криминологической политики защиты населения от наркотизации и отмечается, что исследовательский интерес к политике государства в сфере защиты населения от наркотизации представляется вполне закономерным, обоснованным и своевременным. В свете современных тенденций развития нашего общества отчетливо проявляется мысль, высказанная профессором Г.М. Миньковским, о заинтересованности цивилизованного общества в поддержании у себя порядка и безопасности и о том, что эта заинтересованность будет еще большей в обществе, в котором солидарность интересов возведена в основной принцип. Общественная безопасность, отражаясь в сознании, ассоциируется с уверенностью граждан в личной защищенности и защищенности общества, неприкосновенности основных социальных благ от различного рода угроз, включая и угрозу наркотизации, имеющую криминальный характер. Обращаясь к идее, высказанной профессором М.М. Бабаевым, отметим, что обеспечение безопасности населения Российской Федерации должно быть встроено в конструкцию государственной политики контроля над наркотиками, стать ее сущностью, ее контрапунктом.

Современные концепции в качестве основного направления обеспечения общественной безопасности в рассматриваемой сфере предусматривают воздействие на преступность с целью ее сокращения и удержания на социально приемлемом уровне. Концепция криминологической безопасности строится в рамках парадигмы «безопасность – это защита от опасности». Такая постановка вопроса не только не снижает значимость борьбы с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, но и дополняет ее еще одним направлением – криминологической защитой населения, являющегося объектом наркотизации.

Система мер обеспечения криминологической безопасности в рассматриваемой сфере может быть дифференцирована на три группы. Во-первых, это меры, воздействующие на угрозы наркотизации и их источники. Во-вторых, меры, обеспечивающие криминологическую защиту объекта наркотизации, которые дифференцируются на меры по криминологической охране объекта наркотизации и меры по созданию преград на пути распространения наркотиков в отношении объекта наркотизации. Третьей группой мер в сфере обеспечения криминологической безопасности всего населения являются меры виктимологической профилактики наркотизации.

Обеспечение криминологической охраны группы риска и создание трудностей на пути распространения наркотических средств и психотропных веществ среди группы риска является социальным механизмом государственного управления в сфере защиты объекта наркотизации через единую цепь взаимосвязанных общественных явлений: «потребности – интересы – цели – решения – действия – результаты», в том числе и путем выработки соответствующих норм и правил социальной деятельности, механизма их реализации, что охватывается понятием «политическая деятельность».

Профессором Г.А. Аванесовым и профессором М.М. Бабаевым в 80-х годах прошедшего столетия был введен термин «криминологическая политика». В юридической литературе, издаваемой в прошедший период, этот термин употребляется в разных контекстах, причем авторы вкладывают в него различное содержание. Определение понятия криминологической политики является основой для понимания и практического применения ее основных концептуальных положений.

Именно в рамках криминологической политики мы можем говорить об эффективном управлении применением мер воздействия на угрозу наркотизации, включая источник угрозы и ее носителя, меры по криминологической охране объекта наркотизации от факторов наркотизации и мер по созданию преград в реализации криминальных угроз в отношении группы риска.

Выделение криминологической политики защиты населения от наркотизации влечет, во-первых, определение стратегических задач, связанных с обеспечением объективного состояния защищенности объекта наркотизации, которые отражены в Концепции  криминологической политики защиты населения от наркотизации, федеральных законах, указах Президента Российской Федерации и других нормативных правовых актах.

Во-вторых, выделение криминологической политики защиты населения от наркотизации требует выделения объекта наркотизации, нуждающегося в криминологической защите, формирования и развития системы наблюдения за объектом наркотизации, системы оценок потребления наркотиков, их распространенности, факторов наркотизации.

В-третьих, выделение криминологической политики защиты населения от наркотизации позволяет акцентировать внимание на управленческом аспекте, который подчеркивает гибкость системы мер и субъектов защиты объекта наркотизации, сформированной с учетом факторов, детерминирующих наркотизацию. Выделение криминологической политики защиты населения от наркотизации требует учитывать изменения во внешней среде и реагировать на ее вызовы, позволяя оптимально использовать потенциал политической системы защиты от наркотизации.

В-четвертых, выделение криминологической политики защиты населения от наркотизации детерминирует потребность в получении новых знаний о характеристике такого социально-медицинского явления как наркотизация, характеристике объекта наркотизации, вовлеченного в этот процесс, его классификации, комплексе причин и условий, детерминирующих наркотизацию.

Таким образом, криминологическая политика защиты населения от наркотизации понимается нами как направления деятельности системы субъектов, имеющей основным назначением обеспечение криминологической защиты части населения, находящейся под угрозой наркотизации, т. е. объективного состояния защищенности от воздействия факторов наркотизации и опасности, связанной с распространением наркотических средств и психотропных веществ, а также осознание этой группой населения такой своей защищенности.

Учитывая, что уяснение и совершенствование основных операционных понятий – необходимый этап в исследовании любой проблемы во втором параграфе  анализируется понятие «наркотизация» как системное социально-правовое явление. Большинство авторов, употребляя термин «наркотизация» избегают давать развернутое его определение. Сравнение работ различных исследователей показывает, что они не одинаково подходят к содержательной стороне этого понятия. Наконец, обращает на себя внимание, что термин «наркотизация» нередко выступает синонимом таких терминов, категорий как «наркомания», «незаконное потребление наркотиков», «наркотизм» и др.

Результаты проведенного исследования показывают, что наркотизация в теоретическом плане относится к группе сложных и многоуровневых понятий. В широком смысле наркотизация может рассматриваться и как процесс и как результат. Наркотизация как процесс это –  постоянное воздействие на население страны, региона на совокупности различных факторов, создающих благоприятные условия для его приобщения к незаконному потреблению наркотиков. Наркотизация как результат характеризуется численностью лиц среди населения страны, региона, в той или иной социальной, этнической группе, приобщившихся к систематическому незаконному потреблению наркотиков.

В специальном смысле под наркотизацией следует понимать процесс взаимодействия внешних факторов с индивидуальными характеристиками, отражающими структуру личности отдельно взятого индивидуума. Одним из результатов такого взаимодействия становится злоупотребление наркотиками. Эксперты из числа врачей-наркологов относят к факторам, детерминирующим наркотизацию, плохое воспитание детей (75% опрошенных), доступность наркотиков (72,1% опрошенных), неорганизованность досуга молодежи (64,7% опрошенных), принцип добровольности при лечении (36,8% опрошенных), низкие санкции за незаконный оборот наркотиков (20,6%). Эксперты из числа сотрудников правоохранительных органов относят к факторам, детерминирующим наркотизацию: любопытство и стремление к экспериментированию (50% опрошенных), пропаганду употребления наркотиков (17,4% опрощенных),  трудные жизненные обстоятельства (17,9% опрошенных), отсутствие достаточного числа мест для доступного молодежного досуга (21,1% опрошенных), мягкие санкции за употребление наркотиков (27,5% опрошенных) и ряд других факторов, установленных в результате исследования.

Концептуальной основой криминологической политики является дифференциация населения на различные социальные группы, которые занимают определенное место в сфере оборота наркотических средств и психотропных веществ. Очевидно, наркотизация как процесс воздействия ряда факторов, детерминирующих приобщение населения к незаконному потреблению наркотиков, имеет свой объект, определенную социальную группу. Данная дифференциация позволит определить границы объекта наркотизации, а также построить систему мер и субъектов по реализации криминологической защиты объекта наркотизации.

Объект наркотизации – часть населения (локализованная в пределах каких-либо границ – государственных, административно-территориальных, естественно-географических, национальных, этнических, социальных), имеющая опыт потребления, детерминированный факторами наркотизации, но не находящаяся в зависимости от потребления веществ, препаратов, природных материалов, растений, включенных в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации. Очевидно, что разовые, случайные и эпизодические потребители, по сути дела, относятся к части населения, которая не была подвергнута наркотизации, и соответственно является ее объектом. Привычные потребители наркотиков с устоявшейся психической зависимостью также не относятся к объекту наркотизации, а сама устойчивая зависимость есть состояние, принципиально разделяющее лиц, больных наркоманией, и лиц, являющихся объектом наркотизации.

Результаты опроса экспертов из числа сотрудников правоохранительных органов показал, что более половины опрошенных (60,1%) считают несовершеннолетних лиц в возрасте от 14 до 17 лет наиболее подверженными факторам наркотизации, т.е. входящими в группу риска. Кроме того, в названную группу необходимо включить молодых людей в возрасте от 18 до 25 лет (28,5% опрошенных), учащуюся молодежь (36% опрошенных), безработных (61,1% опрошенных). При дифференциации по половому признаку превалируют лица мужского пола, что отражается результатами названного экспертного опроса (86%). В свою очередь, 45,9% опрошенных респондентов из числа врачей-наркологов считают, что реальное число потребителей наркотиков превышает более чем в два раза официальные статистические данные.

Учитывая, что наркотизация рассматривается не только как процесс, но и как результат, мы обращаем внимание на такое понятие, как «наркоситуация», которое включает информацию о системе мер по профилактике наркомании, лечению и реабилитации наркозависимых, мер по противодействию незаконному обороту наркотиков и наркобизнесу, а также совокупность экономических, демографических, идеологических, политических, организационно-управленческих, социально-психологических явлений и процессов, детерминирующих как немедицинское потребление наркотиков, так и их незаконный оборот.

В третьем параграфе  содержащем исследование принципов криминологической политики защиты населения (группы риска) от наркотизации, отмечается, что деятельность по защите от наркотизации, которая рассматривается как социальное отклонение, является одной из отраслей социального контроля. Если право, пишет профессор В.И. Гойман, имеет своим назначением направлять развитие прогрессивной деятельности людей, то принципы права представляют собой определенные требования, предъявляемые к этой деятельности, и в этом смысле способны оказывать прямое регулирующее воздействие на поведение граждан без всякой дополнительной уточняющей нормы. Методологически верным является подход к проблеме построения системы принципов в рассматриваемой сфере, предложенный профессором Н.А. Лопашенко, который дает нам основания утверждать, что криминологическая политика осуществляется в соответствии с теми же принципами, на которых строится и любая другая правовая политика.

В основе авторской системы принципов криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации лежит приоритет общечеловеческих ценностей, что позволяет, дифференцируя население государства на различные социальные группы, реализовать в отношении каждой социальной группы свой, индивидуальный комплекс мер криминологической защиты от наркотизации.

Именно на основе системы принципов криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации могут быть решены такие задачи концептуального уровня, как правильное определение места мер криминологической защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации во всей структуре антинаркотической политики государства.

Постановление ВС РФ от 22.07.1993 N 5494-1 «О Концепции государственной политики по контролю за наркотиками в Российской Федерации» // Ведомости СНД и ВС РФ, 12.08.1993, N 32, ст. 1265.

Федеральный закон от 8 января 1998г. №3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» // Собрание законодательства РФ, 12.01.1998, N 2, ст. 219.

Указ Президента РФ от 11 марта 2003г. №306 «Вопросы совершенствования государственного управления в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 24.03.2003, N 12, ст. 1099.

Далее по тексту УНП ООН.

См.: Черкесов В.В. Развитие наркосистемы приостановлено // Наркоконтроль, 2008. №1. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

Мальцев Ю.А. Актуальные проблемы противодействия наркоугрозе с афганского направления // Деятельность ШОС по противодействию новым вызовам и угрозам в сфере обеспечения региональной безопасности: Материалы научно-практической конференции. М.: Известия, 2009. С. 94.

Криминология / Под ред. Дж. Ф. Шели / Пер. с англ. – СПб.: Питер, 2003, С. 617.

Там же, с. 617.

Вторая глава «Социальные предпосылки формирования криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации» состоит из двух параграфов, в которых исследуется состояние наркотизации населения (группы риска) России и факторы, детерминирующие наркотизацию данной социальной группы.

В первом параграфе определяется, что исследование наркотизации как социально-правового явления должно учитывать конкретно-исторические условия его формирования, с тем, чтобы выяснить причины возникновения, определить этапы развития, оценить современное состояние и сделать прогноз на будущее. Тенденции усиления наркотизации начинают проявляться с конца 50-х годов вследствие расширения экономических, культурных и иных связей с внешним миром.

Массовая наркотизация населения Российской Федерации началась после 1985 года и прошла несколько этапов. Первый этап — с 1985 года по 1990 год – наличие комплексной системы антинаркотического законодательства, медицинских мер, правоохранительной деятельности оказывало сдерживающее влияние. Второй этап – с 1991 года по 2002 год – характеризовался ростом как общего объема потребления наркотических средств и психотропных веществ, так и числа лиц, стоящих на учетах. Это обусловлено было рядом социально-экономических причин. Третий этап – с 2003 года и по настоящее время – характеризуется некоторым улучшением ситуации.

Существенно дополняют представление о масштабах и структуре наркотизации данные проведенного исследования. Результаты опроса несовершеннолетних респондентов показывают, что в кругу общения 22,5% опрошенных есть 1 – 2 потребителя наркотиков, в кругу общения 21,5% опрошенных – от 3 до 10 потребителей наркотиков, в кругу общения 5,5% опрошенных – от 11 до 20 человек потребителей наркотиков, в кругу общения 9,2% опрошенных имеется более 20 человек из числа потребителей наркотиков.

Представляет определенный интерес структура нелегального рынка наркотиков на территории регионов, где проводились исследования. В основу исследования структуры нелегального рынка наркотиков легли опросы врачей-наркологов. По мнению врачей-наркологов самыми распространенными среди потребителей являются марихуана, гашиш, героин (и иные производные опия) – на их долю приходится две трети незаконно употребляемых наркотиков. Эта оценка корреспондируется с результатами опроса потребителей наркотиков. Среди них 37,3% потребляют в основном марихуану и гашиш, а 36,7% – героин. Вместе с тем, растет число потребителей амфетаминовой группы наркотиков, а также кокаина.

Следует констатировать, что точных сведений о численности и составе группы риска, в отношении которой необходимо применять меры криминологической защиты, нет. Отсутствует общероссийский банк данных о демографической и социальной структуре группы риска, о причинах и механизма наркотизации этой группы.

Одним из основных факторов, детерминирующих наркотизацию, является целенаправленная деятельность по распространению наркотиков в отношении лиц, входящих в группы риска. Более половины экспертов из числа сотрудников правоохранительных органов полагают, что реальное число совершенных незаконных сделок с наркотиками в 10 раз больше, чем это следует из официальных статистических данных. Среди несовершеннолетних наркотики насаждаются целенаправленно и организованно, при этом 69,8% экспертов отметили, что несовершеннолетние активно участвуют в незаконных операциях с наркотиками. Более 30% опрошенных наркоманов сообщили, что они занимались деятельностью по склонению к потреблению наркотиков других лиц, причем среднее количество вовлеченных лиц составляет 4-5 человек на каждого потребителя наркотиков. Таким образом, необходим комплекс мероприятий, направленных на создание трудностей по распространению наркотиков в отношении населения, входящего в группу риска, и применение мер по криминологической охране этой группы.

Во втором параграфе исследуются факторы, детерминирующие потребление наркотических средств и психотропных веществ лицами, входящими в группу риска. А.Н. Сергеев и Б.Ф. Калачев выделили наиболее распространенные групп таких факторов.

Формирование мотива употребления наркотических средств и психотропных веществ включает три компонента – биологический, когнитивный и научения. При исследовании влияния биологических факторов на первичное стремление потребить наркотик, автором рассмотрена корреляция между употреблением наркотиков и особенностями темперамента, например, такими, как настроение, уровень активности и поиск новизны (модуляционная сфера). В частности, когнитивно-эмоциональный диссонанс в структуре представлений о наркомании, возникающий при существующих формах антинаркотической пропаганды и функционирующих подростковых субкультур, сам по себе может явиться фактором, побуждающим искать истину опытным путем.

В частности, приобщение молодежи к наркотикам рассматривается как результат общественных дисфункций, феномена отчуждения. Человек начинает искать ту социальную среду, где он будет востребован, и находит ее в кругу лиц, принимающих наркотики. В связи с этим обращают на себя внимание результаты исследования, которые показывают, что 58,7% несовершеннолетних респондентов имеют в своем окружении лиц, употребляющих наркотики.

Было установлено, что принадлежность к определенной социальной группе, имеющей свои культурные, этнические и иные особенности, влияет на формирование мотива потребления наркотических средств или психотропных веществ. Важным представляется вывод, заключающийся в том, что главными при первой пробе вне зависимости от пола и возраста становились мотивы, связанные с особенностями общения в группе, а основной причиной отказа – не опасение за здоровье, а отсутствие наркотика в данный момент. Из числа несовершеннолетних респондентов 40,4% находились в ситуации, когда им предлагались наркотики в целях немедицинского употребления. В аналогичной ситуации в течение года оказывалась треть совершеннолетних респондентов (33,8% опрошенных респондентов).

Механизм наркотизации конкретной личности содержит два основных звена – личностные характеристики и внешнюю среду. Внешняя среда не может рассматриваться в отрыве от личности, так как является необходимым элементом, формирующим мотив употребления наркотических средств и психотропных веществ.

Комплекс факторов внешней среды, оказывающих влияние на формирование у личности мотива употребления наркотических средств или психотропных веществ, в каждом случае индивидуален и находится в рамках конкретной ситуации.

Третья глава «Правовые и организационные основы формирования криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации» состоит из четырех параграфов, в которых исследуются субъекты криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации и нормативное правовое обеспечение их деятельности.

В первом параграфе рассматриваются правовые основы формирования криминологической политики защиты населения (группы риска) от наркотизации. Деятельность по защите населения, относящегося к группе риска, от наркотизации должна быть неразрывно связана с ее правовым регулированием.

Вся нормативная правовая база, регулирующая общественные отношения, представляет собой определенную систему. Система антинаркотического законодательства России стала строиться в начале прошлого столетия. Доктрина сбалансированного противодействия незаконному спросу на наркотики и их незаконному предложению закреплена в Концепции по контролю за наркотиками в Российской Федерации 1993 года и Федеральном законе от 8 января 1998 г. № 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах».

Сложность системы антинаркотического законодательства обусловлена наличием значительного числа общественных отношений, предметом которых являются наркотики. В литературе приводятся самые разные классификации правовых норм, регламентирующих отношения в  данной сфере. Традиционно одной из наиболее часто встречающихся является классификация по отраслевому критерию. Интересной представляется классификация правовых норм, применяемых в рассматриваемой сфере, по функциональной направленности (содержанию). По этим критериям выделяют: нормы, устанавливающие сферы, пределы, порядок легального оборота наркотиков; нормы, предусматривающие юридическую ответственность за нарушение правил легального оборота; нормы, регламентирующие права, обязанности, организацию и порядок деятельности субъектов, осуществляющих государственную политику контроля над оборотом наркотиков.

Назначение научной классификации правовых норм состоит в полном выявлении всех возможностей ее использования для упорядочения общественных отношений, в анализе состояния правового регулирования в целом либо в отдельной сфере, в разработке предложений по его совершенствованию. Если вся совокупность правовых предписаний, регулирующих общественные отношения в сфере реализации антинаркотической политики государства, представляет собой систему, состоящую из подсистем, то очевидно, что нормы, упорядочивающие общественные отношения в сфере криминологической защиты объекта наркотизации, включают деятельность по охране объекта наркотизации и созданию преград на пути распространения наркотиков.

Анализ нормативного правового регулирования рассматриваемой сферы показывает, что современное антинаркотическое законодательство отличается несбалансированностью и несовершенством. Обращает на себя внимание явное преобладание норм, воздействующих на угрозу. Некоторые группы норм могут рассматриваться как нормы, направленные на создание преград на пути распространения наркотиков среди лиц, относящихся к группам риска. В то же время практически отсутствуют нормы, которые призваны обеспечить охрану объекта наркотизации.

Необходимо в рамках антинаркотического законодательства формировать систему нормативных правовых актов, регламентирующих криминологическую защиту объекта наркотизации. Названная система включает Концепцию криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации, а также совокупность норм, регламентирующих криминологическую защиту населения, относящегося к группе риска. Эта совокупность норм позволит, во-первых, определить объект криминологической защиты, во-вторых, регулировать общественные отношения в сфере криминологической охраны объекта наркотизации, и, в-третьих, регулировать деятельность по созданию преград на пути распространения наркотиков в отношении группы риска.

Реализация криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации может быть обеспечена путем законодательного закрепления следующих понятий: «криминологическая защита населения, относящегося к группе риска, от наркотизации и ее структуры»; «определение объектов, подлежащих криминологической защите от наркотизации». Помимо этого необходимо законодательное определение системы субъектов криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации, установление их компетенции в рассматриваемой сфере.

Во втором параграфе рассматривается системная характеристика субъектов криминологической политики защиты населения (группы риска) от наркотизации. Направления деятельности субъектов криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации могут быть дифференцированы на три уровня: во-первых, это уровень, на котором разрабатываются теоретические аспекты и доктринальные положения в рассматриваемой сфере; во-вторых, уровень, на котором вырабатываются ее нормативные правовые основы; в-третьих, уровень реализации криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации.

В свою очередь, субъекты криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации могут быть дифференцированы по реализуемым функциям, по направлениям деятельности, по территориальному признаку, по объему деятельности.

Такая дифференциация «сфер воздействия» берется в расчет и при выработке Концепции криминологической политики защиты населения от наркотизации, и при выборе линии законодательного регулирования. Подчеркивается необходимость рассмотрения субъектов криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации как системы. Это необходимо чтобы учитывать: во-первых, все группы субъектов, деятельность которых непосредственно согласуется во времени и пространстве по задачам, уровню, масштабу, осуществляясь одновременно или продолжая одна другую; во-вторых, все связи между субъектами, которые существуют или требуют установления  для решения конкретной задачи. Основой системной характеристики субъектов криминологической политики в рассматриваемой сфере является содержание их деятельности, которое заключается в криминологической охране объекта наркотизации и создании преград на пути распространения наркотиков.

Содержанием криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации является управление общественными процессами как в сфере создания преград на пути распространения наркотических средств и психотропных веществ, так и в сфере охраны объекта наркотизации. Выделяется три вида объектов управления.

Во-первых, это – государственные органы, органы местного самоуправления, негосударственные учреждения и организации, осуществляющие создание преград на пути распространения наркотических средств и психотропных веществ. Учитывая множественность таких органов и разнообразие выполняемых ими функций, этот управленческий аспект представляется актуальным и сложным.

Во-вторых, объектом управления является деятельность субъектов, осуществляющих работу с различными социальными группами, группами риска, отдельными личностями, которая направлена на профилактику немедицинского потребления наркотических средств и психотропных веществ и связана с воздействием на факторы, детерминирующие названные процессы.

В-третьих, объектом управления – это сам процесс наркотизации населения.

В связи с этим утверждением возникают сомнения и вопросы: можно ли говорить об управлении негативными социальными явлениями, включая преступность? Как вообще можно управлять стихийным, неупорядоченным явлением? Такой вопрос поставил профессор И.И. Карпец и по этому поводу сделал замечание, что «…нельзя «управлять» преступностью, но можно и нужно на основе глубокого научного анализа управлять процессом борьбы с нею». Об управлении негативными социальными явлениями можно говорить лишь в определенном смысле как о целенаправленном воздействии на них с целью качественного изменения, сокращения до социально приемлемого уровня.

Для каждого субъекта криминологической политики требуется:            а) нормативное регулирование его задач, функций, правомочий;                     б) информационные связи по вертикали и горизонтали, обеспечивающие своевременность получения, полноту выработки, своевременность передачи управленческой информации; в) сбалансированность задач, правомочий, ресурсов.

В третьем параграфе исследуются функции и место в системе криминологической защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации федерального органа исполнительной власти по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ. В частности, отмечается, что ФСКН России – это федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке государственной политики, нормативно-правовому регулированию, контролю и надзору в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также в области противодействия их незаконному обороту.

Профилактика немедицинского употребления наркотических средств и психотропных веществ и противодействие их пропаганде представляет собой важное направление в деятельности ФСКН России. Такой работой в структуре ФСКН России занимается Департамент межведомственной и информационной деятельности, в обязанности  которого входит достоверное, квалифицированное освещение существующих проблем в сфере распространения наркотических средств и психотропных веществ и их немедицинского потребления, формирующее у населения социальные и психологические установки на неприятие наркомании.

Вопросы координации деятельности субъектов реализации государственной политики в рассматриваемой сфере регулируются Указом Президента Российской Федерации от 18 октября 2007 г. № 1374 «О дополнительных мерах по противодействию незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров». Этим Указом устанавливается, что в целях совершенствования государственного управления в области противодействия незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров образован Государственный антинаркотический комитет.

Известно, что координация как обеспечение согласованных действий различных участников отношений в управляемой сфере является функцией управления, которая в свою очередь понимается как один из наиболее типичных, однородных и четко выраженных видов (направлений) деятельности управляющего субъекта, отвечающих содержанию и служащих интересам достижения основных целей управляющего воздействия.

Таким образом, органы госнаркоконтроля обеспечивают координацию деятельности различных государственных служб и ведомств, как на федеральном, так и на региональном уровне. В то же время следует обратить внимание, что деятельность службы вписывается в предложенную концепцию и связана с противодействием угрозе наркотизации населения и воздействием на источник угрозы. При этом внимание акцентируется на проблемах борьбы с организованными преступными группами, имеющими как межрегиональные, так и международные связи, включая борьбу с отмыванием преступных доходов.

В четвертом параграфе раскрывается характеристика органов внутренних дел как субъекта криминологической политики защиты населения (группы риска) от наркотизации. Она предполагает необходимость вычленить соответствующие задачи и функции из всей совокупности задач и функций органов внутренних дел, но сделать это лишь для системного анализа, который необходим при управлении данной сферой деятельности органов внутренних дел. При этом мы помним, что задачи и функции органов внутренних дел в уголовно-правовой, оперативно-розыскной, административно-правовой, профилактической сфере интегрируются с задачей по обеспечению защищенности объекта наркотизации.

Важной особенностью органов внутренних дел как субъекта предупредительной деятельности является то, что осуществление ими мероприятий по нейтрализации факторов, обусловливающих наркотизацию населения, относящегося к группе риска, предполагает обязательное включение иных субъектов. Органы внутренних дел не только используют помощь других субъектов профилактической деятельности, осуществляют совместные и согласованные мероприятия, но и принимают меры по активизации их профилактической деятельности, оказывают им методическую помощь, пресекают любые попытки помешать деятельности субъектов криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации.

Профилактическая деятельность органов внутренних дел представляет собой их функциональную обязанность, предусмотренную законодательством. Вместе с тем, профилактика преступлений и правонарушений в исследуемой области имеет глубокую социальную обусловленность, заключающуюся в тесной связи между наркотизацией и различными социальными процессами, включая незаконный оборот наркотиков. Профилактическая деятельность органов внутренних дел выступает, во-первых, составной частью предупреждения незаконного оборота наркотиков в Российской Федерации, т.е. воздействия на угрозу наркотизации населения, относящегося к группе риска, и носителей этой угрозы, и, во-вторых, одним из важных направлений по защите населения, относящегося к группе риска, от наркотизации.

Следует заметить, что предлагаемая нами дифференциация профилактических мер, реализуемых органами внутренних дел в рассматриваемой сфере, на два направления – меры по охране объекта наркотизации, включающие виктимологическую профилактику, и меры, направленные на создание преград на пути непосредственного распространения наркотиков среди населения, не отрицает сложившегося подхода к дифференциации на две составные части – общая профилактика, основным содержанием которой являются мероприятия по выявлению и устранению причин и условий, способствующих возникновению и совершению противоправных деяний, и индивидуальная профилактика в отношении конкретных лиц, ведущих антиобщественный образ жизни, совершающих правонарушения с наркотиками либо стоящих на грани нарушения антинаркотического законодательства.

В связи с этим деятельность органов внутренних дел по охране объекта наркотизации заключается в выявлении специфических криминогенных обстоятельств, способствующих втягиванию представителей конкретной социальной группы в незаконное употребление наркотических средств, психотропных и сильнодействующих веществ. Установление названных обстоятельств позволит в дальнейшем планировать проведение мероприятий по прекращению или уменьшению влияния этих факторов.

Концепция защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации исходит из того, что в фокусе профилактической деятельности органов внутренних дел должна находиться личность и три основные сферы, где реализуется ее жизнедеятельность: семья; образовательное учреждение или трудовой коллектив; досуг, включая связанную с ним социальную среду.

Особого внимания заслуживает подобная деятельность с представителями органов исполнительной власти, органов местного самоуправления, руководителями предприятий и организаций, видными общественными деятелями и политиками, спортсменами, артистами. Сотрудники органов внутренних дел могут получить содействие в решении стоящих перед ними задач и оказать влияние на профилактику наркомании в более широком общесоциальном аспекте.

В связи с тем, что основную массу потребителей наркотиков составляет молодежь, стратегия должна также включать в себя меры по предупреждению злоупотребления наркотиками путем формирования атмосферы их неприятия в школах, по месту работы молодежи, в местах проведения досуга. В этой среде предлагается создавать и поддерживать условия, при которых выбор здорового образа жизни становится привлекательным и доступным. Ключевое место в этой сфере занимают органы внутренних дел как наиболее представленный на территории страны правоохранительный орган, а также педагогические коллективы. Представляется, что органам внутренних дел необходимо оказывать содействие педагогическим коллективам в различных формах антинаркотической профилактики. По мнению специалистов, в число мер могут быть включены организация деятельности родительских групп по оказанию эмоциональной  и социальной поддержки,  психологическому консультированию родителей с целью изменения их реакции на данную проблему; обучение родителей формам и методам общения с подростками, входящими в группу риска; организация досуга; разработка школьных программ, направленных на просвещение по вопросам злоупотребления наркотиками, и иные меры антинаркотической профилактики.

В настоящее время, как показывают результаты проведенного исследования, крайне неэффективно участвуют в антинаркотической пропаганде работники милиции и медицинские работники. Первые сведения  о наркотиках более половины несовершеннолетних получили из средств массовой информации (53,2%), еще 24,4% – от друзей и лишь 6,7% узнали о них от медицинских работников, а 7,2% – от сотрудников органов внутренних дел.

Лица, злоупотребляющие наркотиками, а также входящие в «группы риска», выявляются в процессе повседневной деятельности сотрудниками органов внутренних дел. Для правильной организации индивидуальной профилактики сотрудник органов внутренних дел должен обладать знаниями о причинах и условиях наркотизации личности на индивидуальном уровне.

Анализ материалов, посвященных исследованию индивидуальной профилактики наркотизации, позволяет выделить три модели персонифицированной деятельности по охране от негативного воздействия факторов, детерминирующих наркотизацию. Во-первых, медицинская модель, которая ориентирована преимущественно на медико-социальные последствия наркомании и включает информирование о негативном влиянии приема наркотических средств и психотропных веществ на здоровье. Во-вторых, образовательная (когнитивная) модель, заключающаяся в обеспечении населения информацией о проблеме наркомании и обеспечении свободы выбора при максимальной информированности. И, в-третьих, психосоциальная модель, которая предусматривает развитие определенных психологических навыков в решении конфликтной ситуации, в умении сделать правильный выбор.

Деятельность органов внутренних дел, направленная на создание преград на пути непосредственного распространения наркотиков среди населения, обеспечивается реализацией трех стадий предупреждения, а именно – профилактикой, предотвращением и пресечением незаконного оборота наркотиков на определенной территории. Каждая стадия является самостоятельной по своему содержанию и включает конкретные формы и методы предупредительной деятельности.

Регулирование данной сферы детализируется и в ведомственных нормативных правовых актах. К ним относится, например, приказ МВД России от 16 сентября 2002 г. № 900 «О мерах по совершенствованию деятельности участковых уполномоченных милиции». Этим приказом предписано, что участковый уполномоченный должен устанавливать организаторов либо содержателей притонов, где потребляют наркотические средства и психотропные вещества; выявлять на административном участке лиц, незаконно изготавливающих, приобретающих, хранящих, перерабатывающих, потребляющих без назначения врача, пропагандирующих и сбывающих наркотические средства, психотропные вещества и их прекурсоры, а также занимающихся незаконным посевом и выращиванием запрещенных к культивированию наркотикосодержащих растений.

Таким образом, вопросы общей и индивидуальной профилактики злоупотребления наркотиками, немедицинского потребления наркотиков, правонарушений, связанных с ними, должны составлять единую стратегическую линию защиты объекта наркотизации. Защита населения, относящегося к группе риска, от наркотизации, осуществляемая органами внутренних дел, включает деятельность по охране объекта наркотизации от воздействия факторов наркотизации, а также профилактике и предотвращении незаконного оборота наркотиков на местном уровне, и деятельность по созданию преград на пути непосредственного распространения наркотиков среди населения, относящегося к группе риска, которая обеспечивается пресечением преступлений.

Четвертая глава «Информационно-аналитическое обеспечение криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации» состоит из двух параграфов, где исследуются информационные и аналитические аспекты процесса формирования и реализации криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации.

В первом параграфе рассматриваются содержание и роль информационного обеспечения формирования и реализации криминологической политики защиты населения (группы риска) от наркотизации. Процесс реализации политики можно представить как совокупность различных видов деятельности (интеллектуальной, управленческой, правоохранительной) и результатов этой деятельности, включающих состояние общества, отдельных его институтов. Реализация криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации является важнейшим этапом воплощения концептуальных идей в деятельность как государственных органов, так и негосударственных организаций, объединений и отдельных граждан, являющихся субъектами социальной политики рассматриваемого направления.

Таким образом, под реализацией криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации следует понимать поведение ее субъектов, направленное на охрану объекта наркотизации, создание преград на пути распространения наркотиков в отношении такого объекта, и заключающееся в применении как специальных мер, так и мер социального характера. Причем в рамках охраны объекта наркотизации превалируют меры социального характера, а в случае создания преград на пути распространения наркотиков преобладают специальные меры.

При реализации криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации программа по ее реализации должна периодически корректироваться по мере обновления информации о наркоситуации, осуществления расчета ресурсов в режиме «текущая ситуация — задача криминологической политики». Принципиальным является то, что неизменной остается стратегическая цель при возможности корректировки промежуточных задач. Таким образом, процесс реализации криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации должен обладать адаптационными свойствами по отношению к возможным осложнениям наркоситуации, недостоверности информации, ошибкам в управлении и, следовательно, обеспечивать более высокую эффективность.

Механизм реализации включает следующие компоненты: нормативную правовую основу реализации политики, ресурсный механизм, систему управления субъектами политики. Причем центральное место занимает управленческий цикл реализации политики. Принятие управленческих решений в рассматриваемой сфере связано с информированностью о социальных процессах. Отсутствие информации влечет принятие умозрительных решений о возможных путях и средствах повышения эффективности криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации. В то же время обладание информацией позволяет учитывать наиболее характерные особенности управляемой социальной системы.

Учитывая, что функция информационного обеспечения носит вспомогательный характер, следует обратить внимание на потребность в информационном обеспечении различных социальных процессов, понимая под информационной потребностью нехватку информации (знаний, сведений, данных и т.д.), необходимой для осуществления стоящих перед субъектом криминологической политики задач. Информационные потребности носят динамический характер и развиваются в силу расширения информационного горизонта, тем самым стимулируя постоянное изучение социальных процессов. Осознание информационных потребностей, детерминирует сам процесс информационного обеспечения.

Таким образом, информационная потребность криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации — это потребность в информации, отражающей конкретный объект наркотизации, структуру факторов, детерминирующих наркотизацию группы риска и другой информации, отражающей состояние защищенности конкретного объекта наркотизации. При этом проблема совершенствования информационного обеспечения криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации одновременно является и проблемой определения объема и структуры необходимой информации, и проблемой использования информации для целей реализации данного направления внутренней политики государства. Правильно поставленная работа по информационному обеспечению реализации криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации способствует ориентации ее субъектов в условиях конкретного времени и места, определению задач и методов профилактического воздействия. Информационное обеспечение ложится в основу прогнозирования ситуации, причем прогностической оценке подвергаются как факторы, влияющие на рост и распространение негативных социальных явлений, так и факторы, стабилизирующие наркоситуацию.

Профессор А.Э. Жалинский отмечает, что основными критериями надежности криминологической информации могут быть: полнота, правильность, достоверность, истинность и используемость. Именно «используемость» говорит о целенаправленности информационного обеспечения. Соответственно, определение круга адресатов криминологической информации – одна из задач информационного обеспечения. Адресатами такой информации могут быть как субъекты криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации, так и объекты наркотизации.

Другим направлением является формирование блока оперативной информации, которая применительно к конкретным задачам охраны объекта наркотизации и создания преград на пути распространения наркотиков  может накапливаться и систематизироваться в виде отдельных документов и массивов документов в информационных системах (библиотеках, архивах, фондах, базах и банках данных), в специальных делах оперативного учета. Благодаря таким информационным системам создаются условия для обеспечения защиты объекта наркотизации, а также обеспечение контроля за деятельностью оперативных подразделений как субъектов оперативно-розыскной деятельности, обоснованностью проводимых ими мероприятий.

Принятие Концепции криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации позволит создать методологическую основу информационного обеспечения деятельности в рассматриваемой области.

Во втором параграфе исследуется аналитическое обеспечение реализации криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации. Отмечается, что, помимо информационной работы, аналитическая работа тесно переплетается с управленческой деятельностью, здесь неправильно отождествлять аналитическую работу и управленческую.

Основные направления аналитической работы включают, во-первых, анализ явлений, процессов в сфере наркотизации и ее объектов; во-вторых, получение новых знаний об этих явлениях, процессах, объектах; в-третьих, установление тенденций развития интересующих практику явлений, процессов, объектов; в-четвертых, анализ практической деятельности людей в различных сферах их взаимодействия с окружающей средой и выработку рекомендаций, предложений по совершенствованию этой деятельности.

Субъектами аналитической работы в узком понимании этого термина являются специальные элементы, занимающиеся сбором, обработкой, анализом информации об объектах и процессах воздействия и выработкой предложений и рекомендаций по совершенствованию деятельности в сферах создания преград на пути распространения наркотиков среди групп риска и защиты объекта наркотизации от факторов внешней среды.

Таким образом, аналитическая работа — это совокупность организационной, аналитико-мыслительной, аналитико-информационной деятельности по сбору, анализу, оценке, обобщению, преобразованию информации, связанной с определением групп риска и их классификацией; информации о системе факторов, детерминирующих потребление наркотиков у представителей определенных социальных групп; информации о мерах, направленных на охрану объекта наркотизации и создание трудностей на пути распространения наркотиков в группах риска.

Аналитическое обеспечение реализации криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации включает в себя следующие направления: выделение аналитической работы в виде специальной функции путем создания информационно-аналитических подразделений; обеспечение создаваемых подразделений кадрами; необходимое материально-техническое обеспечение; определение функциональных обязанностей и задач информационно-аналитических подразделений; определение порядка реализации результатов аналитической деятельности и критериев проверки эффективности их применения в правоохранительной деятельности.

Основной функцией аналитической работы в рамках реализации криминологической политики защиты населения, относящегося к группе риска, от наркотизации является оценка баланса задач (охрана объекта наркотизации, создание преград на пути распространения наркотиков), оценка баланса нормативных требований, организационных форм и ресурсов.

В заключении диссертации сформулированы наиболее общие положения и выводы, основанные на результатах проведенного исследования.

В приложении 1 приводится проект Концепции криминологической политики населения, относящегося к группе риска, от наркотизации.

В приложении 2 приводятся сводные результаты опросов респондентов.

Основные положения и выводы диссертации отражены в следующих опубликованных работах:

Монографии

  1. Криминологическая политика защиты населения от наркотизации: Монография. – М.: ВНИИ МВД России, 2007 г. – 9,5 п.л.
  2. Воронин М.Ю., Вандышев А.С. Совершенствование оперативно-розыскного обеспечения борьбы с незаконным оборотом наркотиков: Монография. – М.: ВНИИ МВД России, 2008. – 10,5/5,0 п.л.

Статьи в изданиях, рекомендуемых ВАК Минобразования России

  1. Воронин М.Ю., Прохорова М.И. Немедицинское потребление наркотиков как один из факторов, обусловливающих корыстно-насильственную преступность // Российский следователь. 2008. № 13. – 0,5/ 0,25 п.л.
  2. Воронин М.Ю. Право как элемент социального контроля над оборотом наркотиков // Российский следователь. 2008. № 15. – 0,5 п.л.
  3. Воронин М.Ю. К вопросу о криминологической политике защиты населения от наркотизации // Российский следователь. 2009. № 9. – 0,3 п.л.
  4. Воронин М.Ю. Принципы криминологической политики защиты населения от наркотизации // Российский следователь. 2009. № 17. – 0,25 п.л.
  5. Воронин М.Ю., Прохорова М.И. К вопросу о системе субъектов профилактики корыстно-насильственной преступности // Российский следователь. 2009. № 18. – 0,34/0,2 п.л.
  6. Воронин М.Ю. К вопросу о правовом регулировании защиты населения от наркотизации // Российский следователь. 2009. № 19. – 0,25 п.л.
  7. Воронин М.Ю. Некоторые аспекты законодательного регулирования борьбы с незаконным оборотом наркотиков // Общество и право. Всероссийский научно-практический журнал. 2009. № 3(25).– 0,21 п.л.
  8. Воронин М.Ю. Правовое регулирование противодействия наркотизации населения // Известия ТулГУ. Сер. Актуальные проблемы юридических наук. Вып. 16. – Тула: ТулГУ, 2006. – 0,5 п.л.
  9. Воронин М.Ю. Законодательное регулирование вопросов борьбы с незаконным оборотом наркотиков на территории государств - участников СНГ // Известия ТулГУ. Сер. Актуальные проблемы юридических наук. Вып. 16. – Тула: ТулГУ, 2006. – 0,5 п.л.

Комментарии, статьи в иных изданиях

  1. Гирько С.И., Воронин М.Ю., Драган Г.Н. Комментарий к Федеральному закону: «О наркотических средствах и психотропных веществах» (постатейный). – М.: Деловой двор, 2009. – 20,0/6,6 п.л.
  2. О противодействии терроризму: Комментарий к Федеральному закону «О противодействии терроризму» (постатейный) / Гирько С.И., Воронин М.Ю., Назаркин М.В., Попченко А.Р., Мешалкин С.Н. – М.: ЗАО «Юстицинформ», 2007. – 5,5 / 1,1 п.л.
  3. Воронин М.Ю. Некоторые меры по профилактике наркомании (на примере Московской области) // Вестник МВД России. – М.: ОИД МВД России, 2007. № 4. – 0,5 п.л.
  4. Воронин М.Ю., Петров С.П. Криминологическая характеристика этнических преступных сообществ в сфере незаконного оборота наркотиков // Оперативно-розыскная работа: Бюллетень. – М.: ОИД МВД России, 2007. № 4. – 0,5 / 0,25 п.л.
  5. Воронин М.Ю. Конституционные и гражданско-правовые основы защиты права собственности в России // Уголовная политика: совершенствование законодательства и правоприменительной практики. Труды Академии управления МВД России. – М.: Академия управления МВД России, 2000. – 0,5 п.л.
  6. Воронин М.Ю., Покаместов А.В. Проблемы пресечения подразделениями криминальной милиции МВД России финансирования незаконных вооруженных формирований // Организованный терроризм и организованная преступность / Под ред. А.И. Долговой. – М.: Российская криминологическая ассоциация, 2002. – 1,5/0,75 п.л.
  7. Воронин М.Ю., Ендольцева А.В. Обзор состояния, динамики и структуры преступлений, связанных с использованием служебного положения в корыстных целях // Человек в социальном мире: проблемы, исследования, перспективы: Междисциплинарный научно-практический вестник. Вып. 2/2003 (№ 11). – 0,6/0,3 п.л.
  8. Воронин М.Ю., Морозова Р.В. Организация оперативно-розыскной деятельности по выявлению, разработке организаторов и наиболее активных членов молодежных объединений экстремистской направленности, причастных к преступной деятельности в отношении иностранных граждан // Актуальные проблемы ОРД ОВД: Материалы научно-практической конференции (Н. Новгород, 27 октября 2003 г.). – М.: ВНИИ МВД России, 2004. Ч. 2. – 0,5/0,25 п.л.
  9. Воронин М.Ю., Смирнова Е.А. Выявление преступлений, совершенных в отношении средств внебюджетных социальных фондов // Актуальные проблемы ОРД ОВД: Материалы научно-практической конференции (Н. Новгород, 27 октября 2003 г.). – М.: ВНИИ МВД России, 2004. Ч. 3. – 0,5/0,25 п.л.
  10. Воронин М.Ю., Шпакова О.Ю. Из опыта борьбы с хищениями бюджетных средств выделяемых на ликвидацию последствий чрезвычайных ситуаций в сельском хозяйстве // Оперативно-розыскная работа: Бюллетень. – М.: ГОИУ МВД России, 2004. №2. – 0,5/0,25 п.л.
  11. Воронин М.Ю. Уголовная политика и ее содержание // Роль науки в повышении эффективности деятельности правоохранительных органов: Материалы международной научно-практической конференции. – Алма-Аты: ООНИиРИР Академии МВД Республики Казахстан, 2005. Ч. 1. – 0,5 п.л.
  12. Воронин М.Ю., Драган Г.Н. Некоторые вопросы противодействия незаконной перевозке наркотиков // Проблемы расстановки и использования спецаппарата с учетом наиболее опасных форм преступности: Материалы круглого стола. – М.: ВНИИ МВД России, 2006. – 0,5/0,25 п.л.
  13. Воронин М.Ю. Об обстоятельствах, исключающих преступность деяния в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности // Социальная и правовая защита негласных сотрудников органов внутренних дел: Материалы круглого стола. – М.: ВНИИ МВД России, 2006. – 0,5 п.л.
  14. Воронин М.Ю. Влияние наркомании на уровень корыстно-насильственной преступности // Совершенствование организации предупреждения и раскрытия корыстно-насильственных преступлений: Материалы круглого стола. – М.: ВНИИ МВД России, 2007. – 0,5 п.л.
  15. Воронин М.Ю. К определению содержания уголовной политики // Теоретические и прикладные аспекты использования новейших научных достижений в сфере борьбы с преступностью: Сборник материалов ежегодной Международной научно-практической конференции (18-19 октября 2007 г.). – Тула, 2007. – 0,5 п.л.
  16. Воронин М.Ю. Основные направления в сфере противодействия наркотизации населения // Актуальные проблемы юридической науки и образования: Сборник статей. / Под общ. ред. д.ю.н., проф., Заслуженного деятеля науки Удмуртской Республики С.Н. Иванова – Ижевск: Ижевский филиал Нижегородской академии МВД России. ГОУ ВПО «Удмуртский государственный университет», 2007. Вып. VI. – 0,4 п.л.
  17. Воронин М.Ю. Влияние наркомании на уровень корыстно-насильственной преступности // Совершенствование организации предупреждения и раскрытия корыстно-насильственной преступности: Материалы круглого стола. — М.: ВНИИ МВД России, 2007. – 0,5 п.л.
  18. Воронин М.Ю. Некоторые проблемы нормативно-правового регулирования освобождения от уголовной ответственности при проведении оперативно-розыскных мероприятий в целях борьбы с незаконным оборотом наркотиков // Актуальные проблемы оперативно-розыскной и административной деятельности ОВД: Научный журнал. – М., 2007 № 2. – 0,5 п.л.
  19. Воронин М.Ю. О содержании и сущности понятия «наркотизация населения» // Научный портал МВД России. 2008 г. № 4. – 0,5 п.л.
  20. Воронин М.Ю. К вопросу о соотношении международного и отечественного правового регулирования контроля над наркотиками // Наркоконтроль. 2009. № 2. – 0,35 п.л.
  21. Воронин М.Ю. Общая характеристика распространенности наркотических средств и психотропных веществ в России в первой четверти XX столетия // Наркоконтроль. 2008. № 4. – 0,2 п.л.
  22. Воронин М.Ю. О содержании криминологической политики // Проблемы борьбы с преступностью и подготовки кадров для органов внутренних дел Республики Беларусь: Тезисы докладов Международной научно-практической конференции, посвященной Дню белорусской науки. — Минск: Академия МВД Республики Беларусь, 2009. – 0,3 п.л.
  23. Воронин М.Ю. Некоторые аспекты информационного обеспечения  реализации криминологической политики защиты населения от наркотизации // Информатизация и информационная безопасность правоохранительных органов: Сборник трудов XVIII международной научной конференции, Москва  20-21 мая 2009 г. – М.: Академия управления МВД России, 2009. – 0,5 п.л.
  24. Воронин М.Ю. Сравнительный анализ наркоситуации на территории Российской Федерации и Республики Таджикистан // Деятельность ШОС по противодействию новым вызовам и угрозам в сфере обеспечения регулирования безопасности: Материалы научно-практической конференции. – М.: Известия, 2009. – 0,2 п.л.
  25. Воронин М.Ю. Некоторые меры борьбы с квартирными кражами // Актуальные проблемы оперативно-розыскной и административной деятельности органов внутренних дел. – М.: ВНИИ МВД России, 2009. № 2. – 0,5/0,4 п.л.

Учебно-методические работы

  1. Воронин М.Ю. Конституционные и гражданско-правовые основы защиты права собственности в России // Уголовная политика: совершенствование законодательства и правоприменительной практики: Труды Академии управления МВД России. – М.: Академия управления МВД России, 2000. – 0,5 п.л.
  2. Воронин М.Ю., Смирнова Е.А., Шпакова О.Ю. Выявление и документирование преступлений, связанных с нецелевым использованием бюджетных средств, выделяемых на ликвидацию последствий чрезвычайных ситуаций в сельском хозяйстве // Практика борьбы с преступлениями в сфере экономической деятельности: Сборник аналитических и методических материалов. – М.: ВНИИ МВД России, 2004. – 0,9/0,3 п.л.
  3. Практика пресечения подразделениями криминальной милиции МВД России каналов финансирования незаконных вооруженных формирований: Методические рекомендации / Ларичев В.Д., Воронин М.Ю., Смирнов В.В., Покаместов А.В., Мазеин В.Т. – М.: ВНИИ МВД России. 2002. – 1,3/0,5 п.л.
  4. Воронин М.Ю., Ситковец Н.Г., Смирнова Е.А. Практика борьбы с преступными посягательствами на бюджетные средства, выделяемые для развития и поддержки агропромышленного комплекса // Практика борьбы с преступностью в сфере экономики: Сборник аналитических и методических материалов. – М.: ВНИИ МВД России, 2003. – 0,75/0,25 п.л.
  5. Воронин М.Ю. Преступления в сфере экономики: Учебная программа и методические материалы. – М.: МНЮИ, 2003. – 1,25 п.л.
  6. Воронин М.Ю., Смирнова Е.А., Гулевич А.Н. Выявление преступлений, совершаемых в деятельности государственных внебюджетных фондов // Практика борьбы с преступлениями в сфере экономической деятельности: Сборник аналитических и методических материалов. – М.: ВНИИ МВД России, 2004. – 0,75/0,25 п.л.
  7. Гирько С.И., Воронин М.Ю., Куприянов А.А. Противодействие незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ: Учебно-методическое пособие / Под ред. профессора, академика Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка А.Н. Сергеева. / Гл. 4. § 2. – М.: Щит-М, 2005. – 1,22/0,4 п.л.
  8. Воронин М.Ю., Драган Г.Н. Противодействие незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ: Учебно-методическое пособие / Под ред. профессора, академика Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка А.Н. Сергеева. / Гл. 4. § 5. – М.: Щит-М, 2005. – 2,67/1,3 п.л.
  9. Воронин М.Ю., Бородулин В.В., Вандышев А.С. Правовые и организационно-тактические вопросы деятельности сотрудников уголовного розыска горрайорганов внутренних дел: Учебное пособие / Под ред.         С.И. Гирько. – М.: ВНИИ МВД России, 2005. – 5,0/1,5 п.л.
  10. Организация аналитической работы в подразделениях по борьбе с незаконным оборотом наркотиков: Учебно-методическое пособие / Воронин М.Ю., Драган Г.Н., Дьяков Ф.С., Куприянов А.А., Скворцов В.В. – М.: ВНИИ МВД России, 2005. – 3,38/0,6 п.л.
  11. Гирько С.И., Федоров А.В., Воронин М.Ю., Борбат А.В. и др. Методические рекомендации по выявлению потребителей наркотических средств и психотропных веществ среди соискателей на должности Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков. – М.: ВНИИ МВД России, 2005. – 7,75/0,8 п.л.
  12. Методические рекомендации по оценке профилактической деятельности Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков / Гирько С.И., Федоров А.В., Воронин М.Ю., Борбат А.В. и др. – М.: ВНИИ МВД России, 2005. – 5,38/0,5 п.л.
  13. Воронин М.Ю., Вандышев А.С., Сухарев В.А. Уголовно-правовые меры борьбы с должностными хищениями: Учебное пособие. – М.: ВНИИ МВД России, 2006. – 7,75/2,5 п.л.
  14. Воронин М.Ю., Драган Г.Н., Жданова Е.В. Проблемы законодательного регулирования борьбы с незаконным оборотом наркотиков: Учебно-методическое пособие. – М.: ВНИИ МВД России, 2006. – 8,69/2,5 п.л.
  15. Воронин М.Ю., Драган Г.Н., Жданова Е.В. Предупреждение, выявление и расследование преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, совершенных на территориях нескольких государств - участников СНГ: Учебно-методическое пособие. – М.: ВНИИ МВД России, 2005. – 0,9/0,25 п.л.
  16. Профилактика преступлений органами внутренних дел в условиях нового законодательства: Учебное пособие / Воронин М.Ю., Кондратюк Л.В., Горшков А.А., Вандышев А.С., Бородулин В.В., Козлов В.И. – М.: ВНИИ МВД России, 2006. – 14,38/2,5 п.л.
  17. Воронин М.Ю., Зарецкий В.В., Булатников А.Н. и др. Формирование социально-ответственного поведения у детей и молодежи. Профилактика девиантного и аддитивного поведения среди детей и молодежи в учреждениях высшего, среднего и начального профессионального образования: Учебно-методическое пособие. – М.: АПКиППРО, 2008. – 12/2,4 п.л.

Подписано в печать ___ _________ 2010 г.  Формат 60?84   1/16   Заказ №

Тираж 80 экз.                                                                                Авт. л. 2,1

Отпечатано на УОП РИО ВНИИ МВД России

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.