WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Расследование преступлений, совершенных против интеллектуальной собственности

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

На правах рукописи

ЛАПИН  Евгений Станиславович

 

 РАССЛЕДОВАНИЕ  ПРЕСТУПЛЕНИЙ,

СОВЕРШЕННЫХ  ПРОТИВ

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

Специальность 12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика;

оперативно-розыскная деятельность

 

 

 

 

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Москва – 2011

Работа выполнена в Академии экономической безопасности МВД Российской Федерации на кафедре криминалистики.

         Научный консультант – Заслуженный  юрист  Российской Федерации,

Заслуженный деятель науки Российской

Федерации,  доктор  юридических  наук,

профессор

ВОЛЫНСКИЙ Александр Фомич

    Официальные оппоненты: доктор   юридических    наук,    профессор                  

                               ВИНИЦКИЙ Лев Витальевич;

                                                  Заслуженный юрист Российской Федерации                                                                                                       

доктор юридических наук, профессор

                                          КУСТОВ   Анатолий    Михайлович;

                                                      доктор технических наук, доктор  

юридических наук, профессор                                                                                                                                                                                                                  

                                    ПРОРВИЧ  Владимир  Антонович

 

      Ведущая организация     Московский университет МВД России

Защита состоится 11 ноября 2011 года в 13 ч. 00 мин. на заседании диссертационного совета Д 203.022.02 при Академии экономической безопасности МВД Российской Федерации по адресу: 129329, г. Москва, ул. Кольская, д. 2, зал Ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Академии экономической безопасности МВД Российской Федерации.

Автореферат разослан «____» ______________2011 года.

Ученый секретарь диссертационного совета                            

доктор юридических наук, профессор                                              В.И. Гладких                              

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы диссертационного исследования. Важным направлением борьбы с экономической преступностью является выявление, раскрытие и расследование преступлений против интеллектуальной собственности, борьба с контрафактом (ст. 146, 147, 180, 183 УК РФ), потому как с самого начала смыслом патентного, авторского и смежных прав было ограждение интересов предпринимателей. Именно они, а не изобретатели и авторы выводят на рынок результаты интеллектуальной деятельности и поэтому нуждаются в монополии на их распространение. Приобретя у изобретателей и авторов, путем покупки или иного отчуждения, принадлежащие им исключительные имущественные права на данные объекты, затратив подчас значительные средства на организацию и производство, предприниматели выходят на рынок первыми с новыми товарами, получая тем самым значительные преимущества перед остальными  предпринимателями. Всё это делает неразрывным интеллектуальную и экономическую составляющие природы данных общественных отношений, а значит, позволяет отнести преступления, предусмотренные ст. 146 и 147 УК РФ, к экономическим.

Преступления, предусмотренные ст. 183 УК РФ, в части собирания сведений, составляющих секреты производства (ноу-хау), в отношении которых установлен режим коммерческой тайны, как и преступления, предусмотренные ст. 180 УК РФ, относятся к преступлениям в сфере экономической деятельности, и также входят в сферу защиты прав интеллектуальной собственности.

Под интеллектуальной собственностью в российском законодательстве понимаются результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана (п. 1 ст. 1225 ГК РФ).

Одними из таких объектов интеллектуальной собственности являются товарные знаки, знаки обслуживания, наименования мест происхождения товаров, незаконное использование которых в нашей стране приобрело широкомасштабный характер. Произошло массовое, создающее угрозу экономической безопасности страны, проникновение на рынок контрафактных товаров то есть товаров, этикеток, упаковок товаров, на которых незаконно размещены товарные знаки (наименования мест происхождения товаров) или сходные с ними до степени смешения обозначения (п. 1 ст. 1515, абз. 2 п. 3 ст. 1519 ГК РФ). А это, во-первых, увеличивает риск причинения вреда здоровью и угрозы жизни, если, к примеру, речь идет о контрафактных фальсифицированных продуктах питания, косметике, лекарственных средствах или напитках, во-вторых, подрывает международный авторитет России и уверенность ее граждан в способности государства осуществить защиту прав на интеллектуальную собственность, гарантированную ч. 1 ст. 44 Конституции РФ, в-третьих, формирует питательную среду для организованной преступной деятельности.

Интеллектуальная собственность является стратегическим ресурсом страны и успешная борьба с преступностью в сфере интеллектуальной собственности может способствовать насущному процессу диверсификации экономики, усилению инновационной составляющей деятельности хозяйствующих субъектов. Неслучайно поэтому в последнее время из всех действующих десятков правительственных комиссий Председатель Правительства Российской Федерации (или его первый заместитель) возглавляют только две – три и из них непременно комиссию по противодействию нарушениям в сфере интеллектуальной собственности. В целях оптимизации структуры Правительства РФ по данному направлению деятельности Указом Президента РФ от 24 мая 2011 г. № 673 образована Федеральная служба по интеллектуальной собственности. Осуществить технологический прорыв и, наконец, уйти от сырьевой ориентации – одна из важнейших задач, стоящих сегодня перед Российской  Федерацией. Однако развитие науки и техники само по себе экономический рост обеспечить не способно, если нужным образом, включая криминалистическими методами и средствами, не защитить интеллектуальную собственность.

О серьезности  отношения нашего государства к решению этой проблемы свидетельствует то, что в марте 1999 г. в Главном управлении по борьбе с экономическими преступлениями (ГУБЭП) в составе Федеральной службы по экономическим и налоговым преступлениям (с 2004 г. Департамент экономической безопасности) МВД России был создан отдел по борьбе с нарушениями в области интеллектуальной собственности, а с 2003 г. такие подразделения появились во всех субъектах Российской Федерации.

Обнаружение и расследование преступлений, совершенных против интеллектуальной собственности, имеет международный приоритет. Так, на 77-й сессии Генеральной ассамблеи Интерпола 7–10 октября 2008 г. в Санкт-Петербурге проблема нарушений авторских прав и незаконного использования товарных знаков обсуждалась  наряду с такими наиболее важными направлениями деятельности этой международной полицейской организации, как торговля людьми и сексуальная эксплуатация детей, розыск обвиняемых, оповещение о побегах опасных преступников, преступления в сфере финансов и высоких технологий, незаконный оборот наркотиков и организованная преступность.

Обращают на себя внимание и уголовно-правовые меры защиты интеллектуальной собственности. В связи с ростом организованной преступности, в сферу интересов которой прочно вошли помимо материальных ценностей ценности интеллектуальные, ст. 180 «Незаконное использование товарного знака» УК РФ была дополнена третьей частью, где в качестве квалифицирующих признаков установлено совершение преступлений группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (Федеральный закон от 17 ноября 2001 г. № 144-ФЗ). Это детализировало механизм уголовной ответственности, позволило активизировать борьбу с организованной экономической преступностью, для которой объекты интеллектуальной собственности стали одним из источников дохода. Позднее, в конце 2003 г. законодатель в этой же статье изменил меру назначаемого наказания в виде штрафа, увеличив его размер. Указанные изменения и дополнения в уголовном законе (в ред. от 17 ноября 2001 г. № 144-ФЗ) перевели данный вид преступлений из категории небольшой тяжести в преступления средней тяжести и из разряда преступлений, в отношении которых предварительное следствие необязательно, в преступления, в отношении которых предварительное следствие обязательно. А это означает, что существенно изменяется (в направлении усложнения) вся организация расследования рассматриваемой категории уголовных дел и в связи с этим требуется уточнение соответствующих криминалистических методических рекомендаций.

Однако это были не последние изменения и дополнения, ужесточающие наказание за преступления, предусмотренные 180 и 146 статьями уголовного закона. Федеральным законом от 9 апреля 2007 г. № 42-ФЗ были внесены изменения в абз. 2 ч. 3 ст. 146 и ст. 180 УК РФ. Измененные эти абзацы прочитывались так: «наказываются лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового». Смысл изменений заключался в том, что законодатель названные виды преступлений отнес уже к категории тяжких. Этим решалась задача профилактики (предупреждения) данных преступлений – как убеждением и разъяснением, так и устрашением суровым и неотвратимым наказанием.

Данные изменения в уголовном законе соответствуют международным стандартам охраны авторского и смежных прав, прав на средства индивидуализации товаров, работ и услуг (интеллектуальных прав). С 1986 по 1994 гг. проходил Уругвайский раунд международных переговоров в рамках Генерального соглашения по тарифам и торговли (ГАТТ), в результате чего была создана ВТО (Всемирная торговая организация), и который завершился принятием Заключительного акта, в который вошли – Генеральное соглашение по торговле услугами и Соглашение о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности (Trade Related Aspects of Intellectual Property Rights – TRIPS), которые вступили в силу 1 января 2006 г., и которые с ГАТТ 1947 г. в редакции 1994 г. составили организационный и правовой механизм ВТО. Соглашение о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности – TRIPS (ТРИПС) – содержит положение, в соответствии с которым условиями членства в ВТО являются приверженность страны основным международным договорам по интеллектуальной собственности, готовность обеспечить уровень ее охраны не меньше, чем это требуется по соответствующим договорам. В Соглашении ТРИПС говорится: «Страны-участницы должны применять меры уголовно-правового и уголовно-процессуального характера в случаях умышленной фальсификации товарных знаков… в коммерческих целях». Далее указывается, что «виды наказания должны включать лишение свободы и (или) денежные штрафы, размер которых должен быть настолько значителен, чтобы удержать других от подобных действий, и соразмерен строгости наказаний, предусмотренных за преступления соответствующей тяжести. В нужных случаях должны использоваться такие меры, как арест, изъятие и уничтожение фальсифицированных товаров и любых материалов и оборудования, которые были использованы при совершении данного правонарушения». Усиление борьбы с контрафактом является одним из условий вступления России в ВТО.

Всерьез озабоченные ныне сложившимся в нашей стране положением дел с охраной интеллектуальной собственности государство и общество поставили (сформулировали) перед криминалистической наукой конкретную задачу («государственный заказ») по совершенствованию имеющихся и разработке новых методик расследования преступлений в сфере оборота объектов права интеллектуальной собственности. Без этого не начнут эффективно действовать нормы уголовного закона, охватывающие составы преступлений в сфере оборота интеллектуальной собственности. Заострить внимание на решении данной задачи заставил процесс модернизации экономики России и вступления ее в ВТО.

Создавшееся положение актуализировало постановку и решение задач по обеспечению деятельности правоохранительных органов новыми эффективными методическими рекомендациями по выявлению, раскрытию и расследованию названной группы преступлений. Все это и предопределило актуальность и выбор темы исследования.

Степень научной разработанности темы диссертационного исследования. Анализируя степень научной разработанности методических рекомендаций по расследованию уголовных дел против интеллектуальной собственности, нельзя не отметить, что она весьма низка. Точнее сказать: тщательное, всестороннее криминалистическое исследование данной проблемы на основе нового гражданского законодательства об интеллектуальной собственности пока не проводилось. В основном криминалистические исследования относились к преступлениям, предусмотренным ч. 2 и 3 ст. 146 УК РФ. Этой тематике посвятили работы ученые-криминалисты: Г.К. Авдеева, В.А. Галанов, А.И. Гальченко, Б.Д. Завидов, З.А. Ибрагимова, Д.А. Коваленко, Д.В. Кулаков, Н.А. Куркова, С.Ю. Лапин, В.В. Новик, А.В. Пахомов, И.Н. Салахиев, В.Е. Черновол и др. Первой и единственной до последнего момента работой, посвященной расследованию преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 146 УК РФ, оставалась кандидатская диссертация Р.Б. Хаметова (1999), но она базируется на прежнем, утратившим свою силу гражданском законодательстве об интеллектуальной собственности. В литературе же по методике расследования преступлений, предусмотренных ст. 147, 180, 183 (в части ноу-хау) УК РФ, оказался полный пробел. И в устранении его чувствуется настоятельная потребность.

Главным образом вопросы борьбы с преступностью в сфере интеллектуальной собственности рассматривались и продолжают рассматриваться  с уголовно-правовой точки зрения. За последние двенадцать лет каждый год и иногда по несколько раз в год защищались диссертации, посвященные уголовно-правовой охране интеллектуальной собственности (А.Н. Батутин, В.Н. Бондарев, М.Ю. Бондарев, А.Б. Борисов, Л.А. Букалерова, М.В. Ващинский, А.Х. Гацалаева, И.А. Головизина, Г.О. Глухова, Р.О. Долотов, А.Ф. Жигалов, В.Н. Зайцев, Т.А. Клочун, А.В. Козлов, А.А. Коваленко, Л.А. Корнева, С.М. Крянин, Ю.В. Логвинов, А.В. Масленников, Д.В. Молчанов, А.Г. Морозов, М.И. Орешкин, Д.Д. Сребец, Б.Л. Терещенко, С.А. Федосов, П.А. Филиппов, А.В. Шульга и др.). Отмечая высокое научно-практическое значение работ указанных авторов, необходимо отметить, что в некоторых из них проводится анализ лишь отдельных составов преступлений против интеллектуальной собственности. Кроме того, большинство работ было написано до официального опубликования (обнародования) IV части ГК РФ (22 декабря 2006 г.), а значит в них не нашли своего отражения положения нового гражданского законодательства об интеллектуальной собственности.

Следует также понимать ограниченность эффекта уголовно-правовых мер в борьбе с указанным видом преступности без должного внимания проблемам криминалистических методов и средств расследования названной категории преступлений. Этим объясняется тот факт, что количество возбужденных в этой связи уголовных дел ежегодно не превышает пятисот , несмотря на огромный оборот контрафактных товаров во всех регионах страны . И это  косвенным образом подтверждает тезис о том, что криминалистическая наука в плане разработки комплекса методических рекомендаций по расследованию нарушений авторских и смежных прав, незаконного использования товарных знаков, нарушений изобретательских и патентных прав, незаконного собирания сведений, составляющих ноу-хау, все еще остается в большом долгу перед практикой расследования данной категории преступлений.

Объектом исследования явились общественные отношения, и, соответственно, нашедшие отражение в уголовных делах, проверочных материалах, научных публикациях, в нормативных правовых актах и организационно управленческих документах по проблемам, проявляющимся в механизме преступной деятельности в сфере интеллектуальной собственности, а также в деятельности органов предварительного расследования и органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений, предусмотренных ст. 146, 147, 180, 183 (в части ноу-хау) УК РФ.

Предмет исследования составили закономерности процесса подготовки, совершения и сокрытия преступных деяний, предусмотренных ст. 146, 147, 180, 183 (в отношении ноу-хау) УК РФ и деятельности правоохранительных органов по выявлению, раскрытию и расследованию указанных видов преступлений.

      Целью диссертационного исследования является разработка комплекса научно обоснованных рекомендаций прикладного характера наиболее оптимального методического обеспечения раскрытия и расследования преступлений, предусмотренных ст. 146, 147, 180, 183 (в отношении секретов производства) УК РФ, и соответственно системы мер по совершенствованию деятельности по расследованию преступлений указанных видов.

В соответствии с указанной целью исследования были поставлены и решались следующие основные исследовательские задачи:

обосновать возможность формирования названной групповой криминалистической методики через возможность обособить совокупность указанных видов преступлений в отдельную группу на основе учения науки уголовного права об объекте преступления. Общим объектом здесь выступают общественные отношения, возникающие по поводу прав на объекты интеллектуальной собственности, вовлекаемые в экономический оборот, которые требуют особой защиты со стороны государства;

проанализировать уголовно-правовые аспекты, связанные с пониманием оснований привлечения к уголовной ответственности за нарушение авторских и смежных прав (ст. 146 УК РФ), нарушение изобретательских и патентных прав (ст. 147 УК РФ), незаконное использование чужого товарного знака (ст. 180 УК РФ), незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну ноу-хау (ст. 183 УК РФ), обобщить эти проблемы и сформулировать предложения о путях их разрешения;

разработать групповую (общую, базовую) и конкретизированные криминалистические характеристики нарушения авторских и смежных прав (ст. 146 УК РФ), нарушения изобретательских и патентных прав (ст. 147 УК РФ), незаконного использования товарных знаков (ст. 180 УК РФ), незаконного получения и разглашения сведений, составляющих коммерческую тайну – ноу-хау (ст. 183 УК РФ), посредством определения и описания их типичных элементов (обобщенных данных) – характерных, отличительных черт этих видов преступлений;

определить, исходя из соответствующих норм уголовного и уголовно-процессуального законов, перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 146, 147, 180, 183 (в отношении секретов производства) УК РФ;

раскрыть закономерности возникновения информации о преступлении, проанализировать особенности возбуждения изучаемой категории уголовных дел;

описать типичные следственные ситуации и разработать соответствующие им программы оптимальных действий следователя (дознавателя) на первоначальном этапе расследования дел о нарушении авторских и смежных прав (ст. 146 УК РФ), нарушении изобретательских и патентных прав (ст. 147 УК РФ), незаконном использовании товарных знаков (ст. 180 УК РФ), незаконного получения и разглашения сведений, составляющих коммерческую тайну – ноу-хау (ст. 183 УК РФ);

рассмотреть особенности тактики осуществления следственных действий при расследовании преступлений, предусмотренных ст. 146, 147, 180, 183 (в отношении секретов производства) УК РФ: допрос подозреваемого, допрос потерпевшего, допрос свидетеля, выемка, осмотр, обыск, судебные экспертизы;

проанализировать отечественную историческую компоненту и современные зарубежные подходы к расследованию преступлений, предусмотренных ст. 180 УК РФ, на предмет использования положительного опыта;

выявить обстоятельства, способствующие совершению исследуемых видов преступлений.

Методология исследования, обеспечивающая достоверность и обоснованность выводов и предложений соискателя. Методологической основой диссертационного исследования явился диалектический подход: о познаваемости объективной действительности, о взаимосвязи материальных и социальных явлений и т.д. Из методов диалектической логики прежде всего был использован метод единства исторического и логического.

При изложении общих положений методики расследования преступлений против интеллектуальной собственности (вводная глава) основополагающим методическим правилом формирования обобщенного понятия указанной групповой методики явилось то, что оно должно отражать существенные свойства отдельных видовых методик, входящих в его логический объем.

Концептуальный подход к исследуемому объекту обусловил использование специального метода сочетания уголовно-правовых и цивилистических начал в криминалистическом исследовании проблем выявления, раскрытия и расследования преступлений в сфере экономики. Принципиальная необходимость его применения проистекает из того, что признание какого-либо деяния преступлением, административным проступком или гражданско-правовым деликтом в каждом случае предопределено гражданским, предпринимательским законодательством. При криминалистическом исследовании по названной теме был применен комплексный подход, заключавшийся в анализе проблем организации расследования дел о преступлениях, предусмотренных ст. 146, 147, 180, 183 (в отношении ноу-хау) УК РФ, на основе данных наук уголовно-правового цикла и выработанных общих положений теории интеллектуальных прав, а также более узкой области законодательства об исключительных правах авторов, патентообладателей, владельцев средств индивидуализации товаров, обладателей секрета производства, что позволило найти ответы на актуальные практические вопросы расследования, решение которых без учета общих свойств таких прав было бы крайне затруднительно.

Методологическую основу исследования также составили: общенаучные (анализ и следующий за ним синтез теоретического и эмпирического материала; описание и др.) и частнонаучные (социологический метод – анкетирование работников правоохранительных органов по проблемам расследования рассматриваемой категории уголовных дел; сравнительно-правовой – метод познания, использованный при изучении обусловленных темой настоящего исследования норм уголовного и уголовно-процессуального права, практики их применения; структурный метод, который направлен на познание и разработку структуры названной методики, т.е. последовательности решения тактических задач, что в основном определяется отношением исходных данных о преступлении и предмета доказывания; и другие) методы. Так,  из числа общенаучных методов использован исторический метод при рассмотрении процесса становления (генезиса) и последовательности развития такого явления как преступления в отношении средств индивидуализации товаров, работ и услуг субъектов предпринимательской деятельности, а также организации деятельности по их раскрытию и расследованию. Метод сравнения был использован при изучении (путем сопоставления) подходов к расследованию незаконного использования товарного знака в Российской Федерации и отдельных современных зарубежных странах. Из числа частнонаучных методов использовался структурно-криминалистический метод для построения структурных систем –  формирования рекомендаций, составляющих групповую и отдельные видовые методики расследования преступлений против интеллектуальной собственности.

Теоретической базой исследования послужили работы отечественных ученых в области: уголовного права – Л.А. Букалеровой, А.Ф. Быкодоровой, Б.В. Волженкина, Л.Р. Клебанова, И.А. Клепицкого, Н.А. Лопашенко, А.В. Рагулиной, А.А. Пионтковсеого, М.Х. Хакулова; в области уголовно-процессуального права – В.П. Божьева, Е.А. Доля, С.А. Шейфера С.П. Щербы; гражданского права – В.А. Дозорцева, Н.М. Коршунова, В.Н. Лопатина, П.Б. Мэггс, В.М. Мельникова, В.В. Орловой, А.П. Сергеева; криминалистики и судебной экспертизы – Т.В. Аверьяновой, В.М. Быкова, Л.В. Виницкого, А.Ф. Волынского, Е.И. Галяшиной, Ю.П. Гармаева, В.А. Жбанкова, М.К. Каминского, Л.П. Климович, В.И. Комиссарова, Ю.Г. Корухова, В.И. Куликова, А.М. Кустова, В.П. Лаврова, В.С. Митричева, А.К. Педенчука, А.С. Подшибякина, В.А. Прорвича, В.В. Степанова, М.В. Субботиной, А.Г. Филиппова, Н.П. Яблокова; теории оперативно-розыскной деятельности – К.К. Горяинова, И.А. Климова, В.С. Овчинского, Г.К. Синилова, А.Ю. Шумилова; таможенного права – А.Н. Козырина, теории брендинга – В.Н. Домнина; и др. Использовалась также иностранная литература по криминалистике и интеллектуальным правам, которая представлена такими современными авторами как: Г. Боденхаузен, С. Женетль, В. Корж, Ч. Свенсон,  Л. Террито, Т. Филлпс, Н. Чемелин, Г. Штумпф и другими.

 Правовая база исследования представляет собой совокупность положений Конституции Российской Федерации, федеральных законов (в том числе УК РФ, УПК РФ, Кодекс РФ об АП, ГК РФ (прежде всего IV части), «О таможенном регулировании в РФ», «Об оперативно-розыскной деятельности»), подзаконных нормативных юридических актов (в частности, принятых федеральным органом исполнительной власти, осуществляющем нормативно-правовое регулирование в сфере интеллектуальной собственности), регламентирующих деятельность субъектов экономических отношений, правоохранительных и судебных органов, государственных экспертных учреждений России, а также договорных норм международного права (прежде всего – Парижской конвенции по охране промышленной собственности и других международных соглашений по борьбе с интеллектуальным пиратством, ратифицированных в установленном порядке).

      Эмпирической основой диссертационного исследования явилось изучение по специально разработанной программе 350 уголовных дел и опубликованных обзоров судебной практики о преступлениях, предусмотренных ст. 146, 147, 180, 183 (в отношении секретов производства) УК РФ, рассмотренных в 1999 – 2009 гг. судами г. Москвы, Краснодарского края, Саратовской, Челябинской и других областей. С использованием  специально разработанной анкеты в 2006 – 2009 гг. был проведен опрос 200 следователей из различных регионов нашей страны. Изучены данные из Управлений Судебных департаментов при Верховном Суде РФ в Саратовской и Смоленской областях.

 Научная новизна работы предопределена результатами комплексного, анализа практики реализации нового уголовного, уголовно-процессуального, а также гражданского законодательства об интеллектуальной собственности, системного изучения проблем раскрытия и расследования всех видов преступлений против интеллектуальной собственности. Причем ранее не было опубликовано ни одной работы, посвященной частным методикам расследования преступлений, предусмотренных ст. 147, 180 и 183 (в части ноу-хау) УК РФ. Научная новизна исследования заключается в том, что в его результате:

– предложены и обоснованы концептуальные подходы к определению следующих понятий: преступления против интеллектуальной собственности, вовлеченной в экономический оборот; судебная ревизия и судебная документальная проверка; кабинет для производства невыездных (камеральных) следственных действий;

– проведен структурно-содержательный анализ криминалистических характеристик преступлений против интеллектуальной собственности, а именно: групповой криминалистической характеристики и видовых криминалистических характеристик – нарушений авторских и смежных прав, нарушений изобретательских и патентных прав, незаконного использования товарного знака, незаконного получения и разглашения сведений, составляющих секреты производства, в отношении которых установлен режим коммерческой тайны;

– раскрыто содержание, обоснованы и систематизированы общие положения научных и информационных основ выявления и расследования преступлений против интеллектуальной собственности в целом, а также конкретно в отношении преступлений, предусмотренных ст. 146, 147, 180 и 183 (в части ноу-хау) УК РФ;

– определена система и показаны особенности обстоятельств, подлежащих установлению при раскрытии и расследовании преступлений, предусмотренных ст. 146, 147, 180 и 183 (в части секретов производства) УК РФ;

– выявлены и типизированы следственные ситуации, складывающиеся на первоначальном этапе расследования по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 146, 147, 180 и 183 (в отношении ноу-хау) УК РФ;

– разработаны теоретические положения и практические рекомендации, способствующие оптимизации процесса решения организационно-тактических и методико-криминалистических задач на уровне общих положений криминалистической методики расследования преступлений против интеллектуальной собственности и применительно к выявлению, раскрытию и расследованию преступлений, предусмотренных ст. 146, 147, 180 и 183 (в отношении секретов производства) УК РФ.

Все это позволяет сделать обоснованное утверждение о том, что в работе заложены теоретические основы построения, разработки и использования методик расследования и предотвращения преступлений против интеллектуальной собственности, вовлеченной в гражданский оборот.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Общая (групповая) криминалистическая характеристика преступлений против интеллектуальной собственности, представляющая собой типовой, научно обоснованный информационный продукт, позволяющий составить представление о сущности механизма рассматриваемой группы преступлений, имеющий значение для определения на практике криминалистических версий, основных направлений, задач, средств и методов поисково-познавательной деятельности.

2. Криминалистические характеристики преступлений, предусмотренных ст. 146, 147, 180 и 183 (в части секретов производства, в отношении которых установлен режим коммерческой тайны) УК РФ, которые представляют собой типовые, научно обоснованные информационные продукты, позволяющие составить конкретные представления о сущности и содержании механизма указанных отдельных видов преступлений, имеющих значение для определения на практике криминалистических версий, основных направлений, задач, средств и методов деятельности следователей (дознавателей) при расследовании названных преступлений, ориентируясь на которые они могут эффективно реализовать функции познания и доказывания совершения преступлений, которые ими расследуются.

3. Отдельные системы обстоятельств, подлежащих доказыванию по делам о каждом из видов преступлений, предусмотренных ст. 146, 147, 180 и 183 (в отношении ноу-хау) УК РФ, которые представляют собой типовые информационные продукты научного исследования, определяющие цели и задачи доказывания по указанным видам преступлений. Эти системы разработаны с учетом результатов криминалистической интерпретации обстоятельств, включенных в уголовно-процессуальный предмет доказывания, диспозиции названных норм УК РФ и данных, отражаемых в их криминалистических характеристиках.

4. Типовые следственные ситуации, возникающие на первоначальном этапе расследования, типовые версии и особенности планирования расследования по каждому из указанных уголовно наказуемых деяний, которые представляют собой научно обоснованные типовые информационные продукты, помогающие следователю (дознавателю) определиться при расследовании конкретных уголовных дел указанной категории с системой действий и последовательностью их выполнения при решении задач, стоящих на начальном этапе расследования названных преступлений.

5. Система криминалистических методических рекомендаций по организации и тактике выявления, раскрытия и расследования рассматриваемых видов преступлений. Концептуально важными из них являются следующие:

а) прежде чем возбуждать уголовные дела о преступлениях, предусмотренных соответственно ст. 180 и ст. 147 УК РФ, необходимо непременно дожидаться результатов процедуры оспаривания предоставления правовой охраны товарному знаку или недействительности патента;

б) экспертизы по определению «сходности обозначения с чужим товарным знаком (знаком обслуживания) или наименованием места происхождения товара» назначать только в исключительном случае, когда без ее проведения при решении данного вопроса получают результат не однозначный, примерно равный («и да, и нет») по степени вероятности; и решать этот вопрос с позиции рядового потребителя (не прибегая к использованию специальных знаний) путем допросов (или следственного эксперимента с участием) рядовых граждан, предмет которых (цель следственного эксперимента установить): возможно ли спутать товар одного лица (подозреваемого, обвиняемого), принимая за товар другого (потерпевшего);

в) в служебных зданиях учреждений правоохранительных органов, осуществляющих предварительное расследование, оборудовать специальные помещения (следственные кабинеты), предназначенные исключительно для производства следственных действий камерального [от лат. camera (кaмэра) кабинет] (невыездного) характера, как-то: допрос, очная ставка, предъявление для опознания и т.д., при этом использовать положительный опыт правоохранительных органов США по организации таких кабинетов.

6. Предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства:

а) дополнить УПК РФ ст. 156? под названием «Место производства следственных действий» следующего содержания: «Местом производства следственных действий невыездного (камерального) характера является отдельное, специально оборудованное для этого в учреждении следственного органа (органа дознания) помещение»;

б) исключить в ст. 190 УПК РФ указание о возможности применения для фиксации процесса и результатов допроса фотосъемки и киносъемки, как не имеющих никакого практического значения;

в) изложить ч. 3 ст. 183  УПК РФ в следующей редакции: «Выемка предметов и документов, содержащих охраняемую федеральным законом тайну, производится на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса». Изменения того же характера должны коснуться соответственно п. 7 ч. 2 ст. 29 и ч. 5 ст. 165 УПК РФ;

г) дополнить УПК РФ новыми нормами, определяющими содержание и порядок проведения таких следственных действий, как судебная ревизия и судебная документальная проверка;

д) дополнить ч. 6 ст. 183 УПК РФ сведениями о том, какую информацию следует отражать в уведомлении заемщика или поклажедателя о производстве выемки заложенной или сданной на хранение в ломбард вещи, составляемом следователем (дознавателем) согласно требованию ч. 6 ст. 183 УПК РФ;

7. Предложения о внесении изменений и дополнений в уголовный закон:

а) уточнить название ст. 147 УК РФ, изложив его в следующей редакции: «Нарушение патентных прав»;

б) исключить из уголовного закона деяние, предусмотренное ч. 2 ст. 180 УК РФ, как не обладающее такой степенью опасности, чтобы относить его к числу преступных;

в) дополнить п. «а» ч. 1 ст. 104? УК РФ цифрами «180» – т.е. предусмотреть конфискацию денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступления, предусмотренного ст. 180 УК РФ, как это имеет место в отношении других преступлений (ст. 146, 147, 183 УК РФ) против интеллектуальной собственности.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Выводы и предложения, сформулированные в диссертационном исследовании, вносят вклад в развитие криминалистической теории, способствует совершенствованию криминалистической практики и, в частности, методики расследования рассматриваемых видов преступлений. Результаты исследования могут использоваться:

а) в практической деятельности правоохранительных органов, осуществляющих предварительное расследование преступлений;

б) при подготовке учебников, учебных и учебно-методических пособий, разработке спецкурсов (например, «Расследование преступлений в сфере экономической деятельности» или «Расследование преступлений в сфере оборота объектов права интеллектуальной собственности») в юридических образовательных учреждениях;

в) в дальнейших научных исследованиях проблем борьбы с преступностью в сфере интеллектуальной собственности, раскрытия и расследования указанных видов преступлений;

г) при подготовке рекомендаций по совершенствованию уголовно-процессуального и уголовного законодательства, а также практики их применения в рассматриваемой сфере.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения и методические рекомендации по организации и осуществлению раскрытия и расследования указанной группы преступлений диссертантом изложены в 7 монографиях, изданных в г. Москве общим тиражом 16 тыс. экз. (одна из которых – «Руководство по расследованию незаконного использования товарных знаков» была анонсирована в связи с её приобретением ВПТБ как патентно-правовое издание в ведущем рецензируемом научном журнале: Патенты и лицензии. – 2007. – № 7. – С. 60), 8 учебных пособиях и 24 статьях (тринадцать из которых опубликованы в журналах, включенных ВАК Минобрнауки России в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, выпускаемых в РФ, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты на соискание ученой степени доктора наук), общим объемом 241,85 п.л. За учебное пособие «Расследование незаконного использования товарных знаков (ст. 180 УК РФ)» (Саратов, 2004) автору была вручена почетная грамота, как занявшему третье место в номинации «Лучшее учебное пособие» в конкурсе на лучшую учебно-методическую работу в 2005 г. по Саратовской государственной академии права. Отдельные положения диссертационного исследования обсуждались на конференциях (международных в Уфе 2003 г. и Саратове 2011 г., всероссийских в Саратове 2001, 2008, 2009 г.г.); его результаты рассматривались и были одобрены на заседании кафедры криминалистики ФГОУ ВПО «Академия экономической безопасности Министерства внутренних дел Российской Федерации». Апробация также имела место в форме чтения лекций и проведения практических занятий по спецкурсу «Современные методы расследования преступлений» в Смоленском филиале ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права» (СГАП), а также с магистрантами, студентами, слушателями на курсах повышения квалификации следователей прокуратуры в СГАП. Содержащиеся в диссертации положения были использованы при разработке автором учебно-методических комплексов по дисциплине специализации СГАП. Результаты исследования внедрены в учебный процесс СГАП и практику расследования ОВД г. Саратова, что подтверждается соответствующими актами.





Структура работы. Диссертационное исследование состоит из вводной главы, двух разделов, разделенных на главы, которые в свою очередь подразделены на параграфы, а также заключения, списка использованной литературы по данной теме и приложений. Наименование и расположение разделов, глав и параграфов в них обусловлено логикой диссертационного исследования и порядком изложения его результатов.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

 

Во введении обосновывается выбор и актуальность темы исследования; освещается состояние ее научной разработанности; определяются объект и предмет исследования, его цель и задачи, а также теоретические, методологические и эмпирические основы диссертационного исследования; раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования; формулируются основные положения, выносимые на защиту; приводятся данные об апробации результатов диссертационного исследования и внедрении их в практику; говорится о структуре диссертации.

ВВОДНАЯ ГЛАВА – «Общие положения методики расследования преступлений против интеллектуальной собственности» включает три параграфа, где устанавливаются совместные положения, лежащие в основе объединения рекомендаций по расследованию преступлений, предусмотренных ст. 146, 147, 180 и 183 (в части секретов производства) УК РФ, в групповую методику.

В параграфе первом – «Теоретическое обоснование формирования групповой методики расследования преступлений, совершенных против интеллектуальной собственности» обосновывается возможность построения групповой методики расследования названных видов преступлений В ее основу положено сходство, которое заключается в одновременном посягательстве, во-первых, на интеллектуальную собственность, а, во-вторых, на нормальную (соответствующую нормам права) экономическую деятельность. Иными словами – это группа экономических преступлений, предметом которых являются охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Таким образом, преступления, предусмотренные ст. 146 и 147 УК РФ главы 19 УК РФ «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина», в большей степени относятся к экономическим преступлениям, как и преступления, предусмотренные ст. 180 и 183 УК РФ, помещенные в главу 22 УК РФ «Преступления в сфере экономической деятельности».

Обосновывая этот тезис, автор отмечает, что понятие «экономическое преступление» до сих пор остается спорным, по нему нет единства взглядов, несмотря на то, что тождественное ему понятие «преступление в сфере экономики» вошло в обиход уголовного права (см. Раздел VIII УК РФ) еще до принятия УК РФ и никаких возражений со стороны юристов не встретило. Решение этого общеправового теоретического вопроса применительно к более частным проблемам методик расследования преступлений данной категории имеет методологический, определяющий характер. По мнению автора, все экономические преступления одновременно посягают как на нормальный уклад данной области (отрасли) экономических отношений, так и на право собственности. Они обладают тремя обязательными признаками, наличие которых в совокупности дает основание отнести преступное деяние к преступлению, совершенному именно в сфере экономики. Это: 1) виновность и уголовная противоправность; 2) хотя бы одна из сторон – потерпевший или виновный является субъектом предпринимательской деятельности либо прикрывается статусом субъекта рыночных отношений; 3) объект преступления – субъективные права, связанные с получением прибыли. Отсутствие хотя бы одного из этих признаков лишает деяние статуса экономического преступления. Отсюда, к экономическим преступлениям следует отнести в соответствии с УК РФ все посягательства на капитализированную собственность (т.е. на вовлеченное в предпринимательский оборот имущество), служебные, налоговые, финансовые, таможенные и иные преступления предпринимательского характера. В их числе преступления, предусмотренные ст. 180 и 183 УК РФ, а также преступления, закрепленные в ст. 146 и 147 УК РФ, как обладающие вышеуказанными признаками.

Неслучайно, что некоторые ученые-юристы (В.Д. Ларичев, Ю.В. Трунцевский и др.), анализировавшие состав преступления, предусмотренного ст. 146 УК РФ, выделяют его основной и факультативный непосредственный объект. К последнему они вполне обоснованно отнесли нормальную деятельность предпринимателей, юридических лиц (правообладателей) по поводу реализации интеллектуальной собственности.

Наконец, последствия преступлений, предусмотренных ст. 146 и 147 УК РФ, – крупный ущерб, а также крупный и особо крупный размер, под которым понимается ценовое выражение предмета преступления, возможны лишь в результате введения данных результатов интеллектуальной деятельности в гражданский, экономический (предпринимательский) оборот.

Итак, названные преступления относятся к группе преступлений против интеллектуальной собственности, их объединяет: один и тот же «специальный» потерпевший – обладатель исключительного права; наличие прямого умысла; одинаковая цель – использовать чужое средство индивидуализации товара или результат интеллектуальной деятельности, вводя в оборот без разрешения (вопреки воли) его владельца, иначе говоря – хищение плодов чужого труда, незаконное их присвоение; равноименными последствиями, которые выражаются в причинении крупного ущерба либо связаны с преступными посягательствами в крупном размере; общая особенность способов преступления, заключающаяся в тайных действиях по незаконному присвоению чужого результата интеллектуальной деятельности, средства индивидуализации и явному (открытому) его проявлению – наличию в обороте контрафактного материального носителя.

Таким образом, в качестве основания построения групповой методики расследования указанных видов преступлений лежат фактические данные, которые определили, во-первых, высокую доходность от деятельности по выпуску, импорту и реализации контрафактных товаров и, как следствие, значительную распространенность данных преступлений, а, во-вторых, их общность по мотивам, целям, способам преступных действий, что составило содержание их базовой криминалистической характеристики, а соответственно и общей методики их расследования.

В параграфе втором «Групповая криминалистическая характеристика преступлений, совершенных против интеллектуальной собственности» представлен перечень и краткое содержание элементов их групповой криминалистической характеристики, которая разработана на основе результатов обобщения материалов архивных уголовных дел и следственной практики. В систему данных о криминалистически значимых признаках (или особенностях) преступлений названной группы отнесены были следующие элементы криминалистической характеристики.

1. Данные о предмете преступного посягательства, имеющие криминалистическое значение. Непосредственными предметами преступного посягательства являются объекты авторского и смежных прав, патентного права, товарные знаки, знаки обслуживания, наименования места происхождения товаров, а также сведения, составляющие секрет производства (ноу-хау). Данные об этих результатах интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средствам индивидуализации товаров, работ и услуг проистекают в первую очередь из гражданского права, четвертой части ГК РФ. Необходимость постоянного ориентирования на гражданско-правовой аспект данных о предмете преступления непременное, исходное условие для правильной оценки расследуемого события.

2. Данные о способах преступления. Обобщенно способ совершения преступления состоит в незаконном (против воли потерпевшего правообладателя) использовании результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, заключающемся в изготовлении, распространении или ином использовании, а также импорте, перевозке или хранении с целью введения в оборот контрафактных материальных носителей. Такие действия, как правило, тщательно планируются и осуществляются согласованно.

3. Данные о типичных следах преступлений. Общими для всех рассматриваемых видов преступлений следами или, иными словами, признаком (следствием) события преступления, его открытым (явным, не скрываемым) проявлением являются находящиеся в обороте контрафактные носители – материальные носители, в которых выражен результат интеллектуальной деятельности либо средство индивидуализации товара, использованные с нарушением исключительного права на данный результат или данное средство.

4. Данные о личности потерпевшего. Они базируются на том, что потерпевшим является «специальный субъект». Это – правообладатель, т.е. лицо, которому принадлежит исключительное право на результат его интеллектуальной деятельности или на приравненное к нему средство индивидуализации товаров, работ и услуг, а  также иные лица, к которым перешло исключительное право в соответствии с гражданским законом. Потерпевших можно подразделить на две категории. Одна из них активно борется за результаты своей интеллектуальной деятельности и старается по мере сил противодействовать противоправным на них посягательствам. Они постоянно проявляют интерес к действиям следователя (дознавателя) как на стадии возбуждения уголовного дела, так и в дальнейшем – в ходе предварительного расследования и судебного заседания. Другая категория потерпевших недооценивает общественную опасность преступлений против интеллектуальной собственности, не проявляет заинтересованности в борьбе с контрафактом, малоактивна в отстаивании своих законных прав. Они не стремятся предоставлять в распоряжение следствия (дознания) необходимые для расследования сведения, что весьма затрудняет производство по уголовному делу.

5. Данные о личности субъекта преступления. Нередко они являются членами организованной преступной группы, действующие по корыстным мотивам. Практика показывает, что изготавливать, импортировать и сбывать контрафактный товар выгоднее и безопаснее, чем, например, рисковать с наркотиками или оружием. Их отношение к расследуемому событию характеризуется тем, что они не особо беспокоятся в отношении того, какое наказание будет назначено им по приговору суда. Больше тревожит их то, что это повлечет за собой судимость, дело получит огласку на работе (учебе, среди общественности, по службе, в меньшей степени среди родных и близких), а, возможно, и в средствах массовой информации и в итоге пятно на репутации (карьере, общественном положении, бизнесе).

Таковы обобщенные элементы криминалистической характеристики названной группы преступлений, содержащие именно то общее, что объединяет указанные отдельные виды преступлений в эту группу и служит основанием для формулирования общих или исходных рекомендаций по их расследованию.

Параграф третий «Общие положения организации расследования преступлений, совершенных против интеллектуальной собственности»посвящен установлению и описанию наиболее общих подходов к осуществлению (организации) расследования рассматриваемой группы преступлений, отражающих основные особенности их расследования. К их числу автор относит:

– непременно применять гражданско-правовой подход к расследованию преступлений данных видов, так как в каждом случае признание какого-либо деяния преступлением, административным проступком или гражданско-правовым деликтом предопределено гражданским законодательством и в первую очередь частью IV ГК РФ. Рекомендация обусловлена тем, что ст. 146, 147, 180 и 183 УК РФ являются бланкетными, которые отсылают к иному источнику права, дополнительно «подключают» к другому правовому регулятору и прежде всего к гражданскому законодательству;

– предусмотреть при организации труда следователем на своем рабочем месте нормативное правовое и иное информационное обеспечение расследования. Это продиктовано прежде всего тем, что сейчас нет постоянства в нормативных правовых актах и уже нет возможности, как в советский период, руководствоваться при расследовании только УК и УПК РФ, да несколькими постановлениями Пленумов Верховного Суда Российской Федерации. В настоящее время без знания всех законов и подзаконных нормативных правовых актов, регулирующих сферу интеллектуальной собственности, невозможно расследовать преступления данных видов;

– наиболее полно использовать благоприятную (потому как нет острого недостатка исходной информации) из всех возможных типичных следственных ситуаций первоначального этапа расследования, когда правообладатель, чьи права нарушаются, сам выявляет такие случаи и сообщает об этом в правоохранительный орган; у последнего появляется основание к проведению предварительной проверки, изъятия контрафактных материальных носителей и возбуждения уголовного дела;

– при доказывании факта причинения крупного ущерба (особенно в части упущенной выгоды) непременно привлекать к определению ущерба потерпевшего, но при этом не перекладывать всю эту работу на него самого. Не исключать возможности использования в этих целях помощи специалистов-оценщиков результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации;

– обеспечивать оперативно-розыскное сопровождение расследования преступления. Такая необходимость вызвана достаточно высокой латентностью этих преступлений и тем, что они нередко сопровождаются побочными преступлениями тяжкой категории и совершением их организованными преступными группами, а их расследованию оказывается активное противодействие. По данной категории уголовных дел наиболее характерным является проведение оперативно-розыскного мероприятия – проверочная закупка (п. 4 ч. 1 ст. 6 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»). Здесь необходимо указать на нередко встречающуюся ошибку, когда названное оперативно-розыскное мероприятие как в оперативно-служебных, так и далее в процессуальных документах называют «контрольная закупка». По нашему мнению, эта распространенная ошибка проистекает из того, что ранее, в 1992-1995 годах, существовало оперативно-розыскное мероприятие с похожим названием «контрольные закупки» (п. 4 ч. 2 ст. 6 Закона РФ от 13 марта 1992 г. «Об оперативно розыскной деятельности в Российской Федерации»). Указанная ошибка, исходя из ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, делает невозможным использование результатов оперативно-розыскной деятельности, как полученных с нарушением федерального закона, в доказывании по уголовным делам;

– использовать помощь общественности (профсоюзные органы или иные уполномоченные работниками организаций представительные органы; объединения (союзы, ассоциации) предпринимателей, потребителей и т.д.);

– принимать на самой ранней стадии расследования меры к обеспечению возмещения причиненного преступлением ущерба (удовлетворения гражданского иска) и возможной конфискации имущества путем использования механизма наложения ареста на имущество;

– осуществлять непременное изъятие из оборота всех выявленных контрафактных материальных носителей (контрафактных товаров), которые затем подлежат по решению суда уничтожению или их ждет иная судьба с учетом мнения потерпевшего-правообладателя;

– организовывать взаимодействие с федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления по решению вопросов, связанных как с расследованием, так и с предупреждением данных видов преступлений среди предпринимательских структур;

– использовать преюдициальные сведения.

Вышеперечисленные общие рекомендации (положения по организации) расследования преступлений названной группы диссертантом конкретизируются по видам указанных преступлений в последующих главах.

Так, в 2000 г. незаконного использования товарных знаков (ст. 180 УК РФ) зарегистрировано 444 случая, выявлено 106 лиц, совершивших преступления, из которых осуждено 96 (см.: Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности (экономические преступления) / Б.В. Волженкин. СПб., 2002. С. 112), в 2003 году таких преступлений было зарегистрировано 352, выявлено всего 80 лиц, их совершивших, из которых осуждено 32 (см.: Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. 2004. № 12. С. 31). «Количество дел, разрешаемых по существу по ст. 146, 147, 180 УК РФ, – отметил заместитель председателя Московского городского суда А.И. Паршин в своем выступлении на Пленуме Верховного Суда РФ 29 марта 2007 г., – относительно невелико» (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. № 7. С. 2).

По данным Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам оборот всех контрафактных товаров на российском рынке составляет 80-100 миллиардов рублей (порядка 69%) ежегодно (см.: Зыкова Т. Что подделывают чаще всего в России? // Российская газета. 2005. 14 янв.; Власова В. Россию оставили на второй год // Российская газета. 2006. 4 мая.).

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ – «Расследование преступлений против средств индивидуализации товаров, работ и услуг» посвящен методике расследования незаконного использования товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товаров (ч. 1, 3 ст. 180 УК РФ).

В главе 1 «Криминалистическая характеристика незаконного использования товарных знаков (ст. 180 УК РФ)», исходя из базовой (групповой) криминалистической характеристики и изученного эмпирического материала именно в отношении данного вида преступлений, рассматривается система (содержание) криминалистической характеристики преступлений, предусмотренных ст. 180 УК РФ, которую составили существенные и типичные элементы (обобщенные данные), каждому из которых посвящен отдельный параграф.

В первом параграфе «Данные об особенностях предмета преступного посягательства» приводятся сведения об особенностях предмета преступного посягательства – чужих средств индивидуализации товара (товарные знаки, знаки обслуживания, наименования мест происхождения товаров), использованных в гражданском (предпринимательском) обороте для однородных товаров, имеющие криминалистическое значение.

Вначале диссертантом оговорено следующее. Поскольку товарные знаки, являясь обозначениями, которые отличают (индивидуализируют) товары одних предпринимателей от однородных товаров других, а знаки обслуживания отличают выполняемые работы или оказываемые услуги, но при этом правовой режим товарного знака и знака обслуживания одинаков; к тому же, одно и то же обозначение может явиться одновременно и знаком обслуживания, и товарным знаком; в дальнейшем речь будет вестись только о товарном знаке, при этом сказанное будет в равной мере относиться и к знакам обслуживания.

Раскрываются весьма сложные, проблемные с точки зрения точной и полной квалификации преступления, обязательные признаки основного состава незаконного использования товарного знака, включенные в ч. 1 ст. 180 УК РФ: а) незаконность использования товарного знака и наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров; б) неоднократность совершения деяния; в) причинение крупного ущерба; г) причинно-следственная связь между преступными действиями и наступившими последствиями.

Обосновывается тезис, что деяние, предусмотренное ч. 2 ст. 180 УК РФ, не обладает характером тяжкого посягательства, не является преступлением. Исходя из того, что законодатель ошибся, признав данное уголовно наказуемое деяние обладающим высокой, характерной для уголовного закона степенью общественной опасности, предлагается исключить ч. 2 из ст. 180 УК РФ.

Во втором параграфе «Данные о потерпевшем и особенности его обнаружения» раскрываются с гражданско-правовой точки зрения, кто в действительности, юридически может являться обладателем исключительного права на средство индивидуализации товара, что важно при правильном определении потерпевшего по делам данной категории.

С криминалистической точки зрения выявлены две типичные группы потерпевших. Одна из них – потерпевшие юридические лица, в особенности располагающие популярными («раскрученными») товарными знаками (наименованиями мест происхождения товаров), вышедшие с товаром на мировой рынок, которые имеют у себя подразделения, занимающиеся борьбой с контрафактом, нанимающие с выплатой больших вознаграждений по договорам об оказании информационных услуг агентов для получения сведений о подделках своих товаров, идущие на тесное взаимодействие с правоохранительными органами. Для данных потерпевших вопросы защиты прав на свои товарные знаки (наименования мест происхождения товаров) являются актуальными. Поскольку для них объекты интеллектуальной собственности – это, по сути, одна из главных ценностей и их защита выступает как жизненная необходимость. Данная категория потерпевших обладает характерной чертой, которая выражается в том, что они уделяют большое внимание предъявлению гражданского иска, тщательному обоснованию и установлению его размеров, производя соответствующие детальные расчеты убытков. В дальнейшем, постоянно проявляют интерес к действиям следователя (дознавателя) в отношении мер по обеспечению иска, наложению ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого (и нередко высказывают желание участия в этом процессуальном действии) для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска и возможной конфискации имущества. Изученные автором уголовные дела в абсолютном большинстве (91 %) характеризуются именно такой ситуацией

Другая группа потерпевших  – не проявляющая особой заинтересованности в борьбе с распространением контрафактного товара. Они малоактивны в отстаивании своих законных прав, часто отказываются от права предъявления гражданского иска. За этим может скрываться: правовая неграмотность; нежелание участвовать в расследовании, считая, что привлечение к ответственности виновных в нарушении исключительных прав необходимо правоохранительным органам, а не им самим; желание разобраться с правонарушителем в рамках административного, гражданского или арбитражного судопроизводства, но никак не уголовного процесса; скрытое поощрение нарушителей исключительных прав; и др. Эти потерпевшие не стремятся предоставлять следователю (дознавателю) необходимые документы, образцы товара для экспертного исследования и их обозначений (знаков) и т.д. Отдельные такие потерпевшие не могут даже документально подтвердить свои исключительные права на знак, представить надлежащим образом оформленные документы, подтверждающие обладание ими исключительного права на знак. Все это осложняет процесс возбуждения уголовных дел и их предварительного расследования.

В третьем параграфе «Данные о типичных способах совершения преступления» отмечается, что в основе способов совершения преступлений рассматриваемого вида лежит незаконное размещение (применение) чужого товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения:

– на товарах, а также этикетках, бирках, ярлыках, упаковках (таре) этих товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся и (перевозятся) с этой целью либо ввозятся (импортируются) на территорию России;

– на документации (письмах, договорах, счетах и т.п., а также бланках документов), связанной с введением товаров в гражданский оборот;

– в предложениях к продаже товаров (оферты, в том числе – публичные оферты, рекламные предложения, вывески при входе или внутри торговой организации);

– в сети Internet, в частности, в доменном имени и при других способах адресации, дистанционной торговли.

При этом судебной и следственной практике известны следующие действия, совершаемые непосредственно со знаками в рамках указанных способов:

– полное копирование знака во всех элементах;

– частичное воспроизведение знака, включающее характерные элементы охраняемого знака, составляющие его содержание;

– определенная модификация (обманная имитация чужого знака) путем прибавления буквы или части слова (приставки, суффикса, окончания и т.д.) или элемента (слова, изображения), то есть приближенное воспроизведение знака, при котором обнаруживается достаточная для обычного потребителя степень сходства между настоящим и «поддельным» знаком, способная вызвать смешение – т.е. путаницу, принимая одно за другое (проведенное исследование практически показало, что по 51 % изученных уголовных дел использовались именно такие действия с товарными знаками);

– перевод на другой язык (перевод слова или словосочетания по его точному смыслу);

– воспроизведение чужого знака с добавлением (как правило, более мелким шрифтом) слова: «род», «вид», «тип», «фасон», «система», «метод» и т.п.

Особенностью способов преступлений является то, что действия по производству, несанкционированному ввозу и хранению контрафактных партий товара являются замаскированными, тайно (негласно) совершаемыми, тогда как сбыт таких товаров осуществляется открыто (гласно).

В четвертом параграфе «Данные о типичных следах преступления» описываются, какие наиболее типичные изменения материального и идеального характера влекут за собой преступления данного вида, т.е. следы преступления в широком криминалистическом смысле.

При незаконном использовании товарных знаков остается много материальных следов. Прежде всего это поддельные этикетки (ярлыки, бирки, наклейки), упаковка, тара, на которых незаконно используется чужой товарный знак (наименование места происхождения товара), сертификаты соответствия. Для этого соответственно используются типографское оборудование, копировально-множительная техника (принтеры, сканеры, ксероксы), промышленное оборудование (пресс-формы и клише для изготовления тары и упаковки, включая фасовочные полиэтиленовые пакеты для торговых точек для контрафактного товара), которые, таким образом, служат средствами совершения преступления, признаются  через совершение определенных процессуальных действий вещественными доказательствами.

Следы, свидетельствующие о совершенном преступлении данного вида, могут быть обнаружены в Интернете (интернет-страницы с предложениями о продаже), рекламе (газетной, телевизионной, наружной) и буклетах, на официальных бланках документов, платежных поручениях и других документах бухгалтерского учета субъекта преступления. Чаще всего потерпевший-правообладатель именно по сбору рекламного характера и получению прейскурантов (справочников цен на товары) с наличием чужих товаров со своим товарным знаком получает информацию о своем нарушенном исключительном праве.

Если товар ввозится на таможенную территорию или вывозится с таможенной территории РФ, то субъектом преступления предоставляется пакет документов, содержащих сведения, необходимые для таможенного оформления товаров в соответствии с выбранным таможенным режимом. В этих документах содержатся, в частности, сведения, подтверждающие правомерность использования объектов интеллектуальной (промышленной собственности). Такие документы, представленные в таможенный орган, являются поддельными, содержащими недостоверные сведения и также являются потенциальными вещественными доказательствами по делу.

Кроме материальных следов остаются и весьма специфические идеальные следы, представляющие собой мысленный образ у сотрудников специальной службы организации-правообладателя, отслеживающей свой сектор рынка, которые планово посещали торговые точки и отмечали, в каких из них сбывался контрафактный товар. Допросами рабочих, производивших контрафактный товар, в частности, устанавливаются его количество и период правонарушения, лица, причастные к этому.

В пятом параграфе «Данные о личности субъекта преступления» –анализируются признаки и свойства личности человека, которые детерминируют его криминальную деятельность. Лица, незаконно использующие товарные знаки (ст. 180 УК РФ), – это руководители организаций, индивидуальные предприниматели, а также граждане РФ, лица без гражданства и иностранные граждане, занимающиеся предпринимательской деятельностью без регистрации; они являются нелегальными (подпольными) изготовителями и (или) продавцами контрафактной продукции – недобросовестными конкурентами. В подавляющем числе случаев они совершают преступления с корыстным мотивом (в 100% от изученных автором уголовных дел), который стимулируется рыночными отношениями в экономике, ролью денег как всеобщего эквивалента в обмене товаров. Они корыстолюбивы, расчетливы, скупы, во всем видят торг, в том числе и в своем освобождении от уголовной ответственности. В них отразились глубоко две черты: с одной стороны – лицемерие и скрытность, с другой – выставка и хвастовство. Они обычно упорно и настойчиво отстаивают свои интересы, вступают в поединок с дознавателем, следователем, имея связь и чувствуя поддержку со стороны коррумпированных чиновников, а также, иногда, организованной преступности. Причем исследуемый вид преступлений весьма часто совершается группой лиц (16% от общего количества изученных уголовных дел), группой лиц по предварительному сговору (11% от общего количества изученных дел), организованной группой или преступным сообществом (1% от общего количества изученных дел). Соискатель полагает, что эти процентные данные не отражают реальной картины с групповой преступностью, поскольку, как показал опрос – 20% следователей указало, что установление таких обстоятельств, как совершение данных преступлений группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, вызывают наибольшие трудности. Подозреваемый (обвиняемый) по данному виду преступлений нередко, как было установлено изучением уголовных дел, оказывается лицом, совершившим преступления, предусмотренное одной или несколькими следующими статьями УК РФ: 158, 159, 160, 165,  171, 171?, 174?, 178, 181, 188, 198, 199, 199?, 210, 236, 238, 291, 322?, 327?.

В главе 2 «Обстоятельства, подлежащие доказыванию по делам о незаконном использовании товарного знака (180 УК РФ)» – анализируются по параграфам такие обстоятельства и особенности их проявления в механизме преступления.

В первом параграфе «Событие преступления» – рассматриваются проблемы, связанные с определением «неоднократности» совершения данного деяния и причинения «крупного ущерба», т.е. обстоятельств, которые подлежат доказыванию при установлении факта незаконного использования товарного знака. При этом в соответствии с разъяснением, данным Пленумом Верховного Суда РФ в Постановлении от 26 апреля 2007 г. № 14, автором конкретизируется понятие неоднократности совершения исследуемого уголовно наказуемого деяния, рассматривая его с позиции вариантности: 1) на одной и той же единице (наименовании) товара одновременно используется два или более чужих средств индивидуализации товаров (например, на тюбике очищающего геля для умывания имеется сразу два товарных знака: «Clean&Clear®» и «Нежный уход®»); 2) на однородных товарах используется одновременно два и более чужих знаков; 3) на однородных товарах двух и более видов используется одно и то же чужое обозначение; 4) на одном виде однородных товаров, но изготавливаемых самостоятельными (различными) партиями, используется одно и то же чужое обозначение.

Абсолютное большинство (89%) опрошенных автором практических работников отметили, что испытывают большие трудности в установлении размера крупного ущерба по делам о преступлении рассматриваемого вида. И связано это прежде всего со сложностью определения упущенной выгоды. В настоящее время пока нет единого стандарта, по которому возможно было бы рассчитать ущерб, причиненный владельцу знака, от нарушения принадлежащего ему исключительного права на средство индивидуализации товара. Хотя попытки решить эту проблему, в частности, в порядке разработки проблем судебно-оценочной экспертизы и оценки результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, уже предпринимаются (А.В. Костин, В.Н. Лопатин, В.А. Прорвич и др.). По мнению автора, при решении этой задачи на практике следует исходить, прежде всего, из данных, полученных от потерпевшего, разумеется, подтвержденных соответствующими документами. Один лишь предположительный расчет размера упущенной выгоды, облеченный в любую форму сослагательного наклонения, выражающее какое-либо допущение, судом не будет принят. Нужны доказательства о возможности получить доход. Свою незаменимую роль в этом отношении могла бы сыграть судебно-оценочная экспертиза, но она пока не получила широкого признания и практического применения. Поэтому в следственной практике зачастую используется в общем-то примитивный математический расчет. Число изъятого товара с незаконно использованным чужим знаком умножается на их стоимость на легальном рынке; подразумевая при этом, что все изъятое было бы продано, что все покупатели, как если бы не купили у субъекта преступления такой товар, пошли бы на легальный рынок, и что цены на товар потерпевшего правообладателя и субъекта преступления одинаковы.

В случае обнаружения отдельно этикеток или упаковок, на которых размещено обозначение, без разрешения его правообладателя, или сходное с ним до степени смешения обозначение, а равно количество копий рекламных объявлений субъекта преступления с незаконным использованием средства индивидуализации товара (газет, листовок, буклетов, количество посещений сайта), подсчет ущерба ведется аналогично, как если бы эти этикетки и упаковки и т.п. были вместе с товаром.

Такой расчет причиненного ущерба приблизителен, хотя, по мнению большинства (57%) опрошенных автором следователей, в его результате определяется его минимальная, нижняя граница, что важно для правильной квалификации на этапе возбуждения уголовного дела. Укрупнение ущерба (его уточнение) возможно за счет дополнительных иных исходных данных, получаемых в процессе расследования. Поскольку следователь (дознаватель) не знает по какой методике результаты расчета ущерба, причиненного потерпевшему, будут положены в основу приговора, он должен выяснить соответствующие вопросы с позиции не только обвинения, но и защиты. В конечном итоге в материалах уголовного дела должны быть все данные подтверждающие правильность расчета ущерба следователем, а при необходимости достаточные для его уточнения судом.

Далее автором рассматриваются вопросы методики расчета упущенной выгоды и дается развернутая критика позиции А.Ш. Юсуфова о том, что следовало бы законодательно уйти от такого криминообразующего признака, как «крупный ущерб», заменив его другим признаком ст. 180 УК РФ – «крупный размер», подсчет которого, исходя из примечания к ст. 146 УК РФ, не вызывает особых затруднений. Известно, что аксиомой рыночной экономики является получение ее субъектами прибыли. Слишком маленькая прибыль или ее отсутствие грозит несостоятельностью данному субъекту рыночных отношений. Отсюда вся собственность, вовлеченная в экономический оборот, предполагает свое непременное приращение путем получения прибыли. Поэтому последствия преступного посягательства на интеллектуальную собственность, вовлеченную в предпринимательский оборот, уже не есть только прямая имущественная потеря (прямой ущерб или размер – ценовое выражение предмета преступления), а потенциально новое (увеличенное на соответствующую прибыль) имущество – т.е. реальный (действительный) ущерб, представляющий собой по стоимости сумму прямого ущерба («размера») и упущенной выгоды. Обязательный учет упущенной выгоды (неполучении должного) при расчете денежного выражения ущерба – убытков позволяет оценивать наступившее последствие (ущерб) в его более полном и точном содержании и, следовательно, точнее квалифицировать правонарушение.

Наряду с раскрытием понятий «неоднократности», «крупного ущерба», автором с гражданско-правовых позиций подробно раскрываются понятия «незаконность использования товарного знака», «сходность обозначений», «однородность товаров», которые также влияют на правильность квалификации и процесс расследования содеянного.

Особое внимание обращено на необходимость выяснения в процессе расследования, имеет ли в настоящее время место в Палате по патентным спорам или Федеральной службе по интеллектуальной собственности процесс по признанию недействительным предоставления правовой охраны данному товарному знаку (наименованию места происхождения товара) по основаниям, предусмотренным ст. 1512 (1535) ГК РФ. Решение Федеральной службы по интеллектуальной собственности о признании недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку влечет аннулирование товарного знака и исключительного права с момента подачи в Федеральную службу по интеллектуальной собственности заявки на регистрацию этого товарного знака. То есть признание недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку делает его как бы не существовавшим вовсе. При наличии данного обстоятельства рекомендуется непременно подождать, чем закончится данное оспаривание.

Второй параграф «Виновность лица в совершении преступления, форма его вины, цель и мотив» – посвящен вопросам доказывания умышленного характера совершения данных преступлений. В связи с этим необходимо доказать следующие обстоятельства: 1) лицо осознавало, что незаконно использует чужое зарегистрированное обозначение (что у него отсутствует на это право) или сходное с ним до степени смешения и во второй и более раз (осознавало общественную опасность своих действий); 2) лицо предвидело неизбежность или возможность наступления общественно опасных последствий – причинения крупного ущерба правоохраняемым интересам потенциального потерпевшего в связи с безвозмездным использованием данного чужого обозначения товара; 3) лицо желало наступления предвиденных последствий. Мотив данного преступления, имеющий отношение к труду и собственности, определяется корыстным. Целью рассматриваемых преступлений является обладание более широким сектором рынка сбыта по сравнению с тем, который был без использования чужого обозначения товара и тем самым извлечение незаслуженной прибыли. Преступление может быть направлено на причинение вреда владельцу знака. Эту цель не следует смешивать с корыстной целью. Заключается она в том, что исходя из личной заинтересованности (например, из-за неприязненных отношений, мести, зависти), испортить деловую репутацию данного владельца средства индивидуализации товара.

В третьем параграфе «Обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого», – исходя из обобщения материалов судебной и следственной практики, сформирован перечень сведений, составляющих указанные обстоятельства, которые устанавливаются путем обращения к оперативно-справочным учетам органов внутренних дел (включая ЕИТКС ОВД) и ФСКН России, запросов (ч. 4 ст. 21 УПК РФ) и допросов соответствующих свидетелей.

Одним из особенных для данной категории уголовных дел обстоятельств являются сведения о совершении ранее обвиняемым административных правонарушений, в частности, в области предпринимательской деятельности, в том числе по ст. 14.10 «Незаконное использование товарного знака» Кодекса РФ об административных правонарушениях. Субъектами преступления нередко оказываются индивидуальные предприниматели, занимающиеся торговой деятельностью, в отношении которых ранее рассматривались дела об указанном административном правонарушении. При этом сотрудники органов внутренних дел, выявившие такое правонарушение, проводят, как правило, с правонарушителем индивидуальную профилактическую работу – профилактическое воздействие в форме индивидуальной беседы ознакомительно-разъяснительного характера о признаках контрафактности того или иного вида товара, а также основаниях административной и уголовной ответственности за нарушения прав владельцев индивидуализации товаров, которые (эти беседы) документально оформляются в виде акта за подписью правонарушителя либо отмечаются в акте проверки торговой деятельности, копия которого (акта) под подпись вручается проверяемому. Когда против сбытчика контрафактного товара возбуждено уголовное дело, то на допросе в качестве подозреваемого (обвиняемого) он, как правило, заявляет, что занимался данной незаконной деятельностью умышленно, однако не знал, что это влечет за собой не только гражданскую и административную ответственность, но и уголовную; либо заявляет о том, что не знал признаков контрафактного товара и потому не думал, что нарушал закон. Отсюда, документы дела об административном правонарушении в отношении данного подозреваемого (обвиняемого) должны быть тактически грамотно использованы при расследовании уголовного дела, в том числе для сведения следователем на нет такого рода перечисленных защитительных объяснений этого участника уголовного процесса.

Четвертый параграф «Обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также могущие повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности» – посвящен, в основном, раскрытию специфики, связанной с рассматриваемой категорией уголовных дел, обстоятельств, которые влекут за собой освобождение от уголовной ответственности в связи: 1) с деятельным раскаянием, 2) с примирением сторон, 3) с истечением сроков давности. Исходя из того, что формальным требованием для применения институтов деятельного раскаяния и примирения сторон является совершение преступления впервые, а также из-за незначительного количества возбужденных дел по ст. 180 УК РФ можно утверждать, что названные институты могут быть применимы к 100% обвиняемых. Институт истечения сроков давности в отношении ч. 1 ст. 180 УК РФ выявил следующую тенденцию в поведении заподозренных, подозреваемых, обвиняемых. Согласно ст. 78 ч. 1 п. «а» УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекло два года. Сроки давности исчисляются со дня совершения преступления. В этой связи нередко (по данным автора 16% от всех лиц, в отношении которых возбудили уголовное дело по ч. 1 ст. 180 УК РФ) наблюдается намеренное затягивание доследственной проверки и предварительного расследования субъектами преступления с целью избежать привлечения к уголовной ответственности.

В пятом параграфе «Обстоятельства, обусловленные институтом конфискации имущества, признанного орудием, оборудованием или иным средством совершения преступления, принадлежащих обвиняемому» –  представлена группировка предметов, которые могут быть использованы для достижения общественно опасной цели, независимо от основного назначения предмета, которые должны подлежать конфискации по данной категории уголовных дел. Это: а) типографское оборудование, которое использовалось для печати этикеток, ярлыков, упаковок товара и другой полиграфической продукции, на которых незаконно размещалось чужое средство индивидуализации товара; б) устройства (машины, установки, аппараты), использовавшиеся для незаконного размещения на товаре, его упаковке и т.д. чужого средства индивидуализации этого товара в виде защищенной идентифицирующей маркировки (например, устройства для изготовления голографических наклеек на упаковку лекарственных  средств с изображением товарного знака; лазерные установки для нанесения изображения товарного знака и индивидуальной маркировки на автозапчасти для розничного рынка; литьевые машины для производства CD с отсутствующим номером лицензии на производство компакт-дисков; швейные машины, использовавшиеся для изготовления бирок с чужим товарным знаком, вшиваемых в изделия, или вышиваемых на одежде); в) компьютеры, принтеры, сканеры, копиры, ризографы, цифровые фотоаппараты, физические носители компьютерной информации, использовавшиеся для незаконного изготовления чужого обозначения товара; г) расходные материалы (бумага, картон, ткань, кожа, металл, полимерный материал, керамика, стекло, краска и т.п.), которые шли на изготовление этикеток, бирок, упаковки товара с незаконно размещенными чужими обозначениями товара; д) печатная, рекламно-информационная, упаковочная и сувенирная продукция, изготавливаемая с незаконным размещением на ней чужого средства индивидуализации товара; е) оборудование, на котором производился собственно контрафактный товар.

По результатам исследования, изложенном в этом параграфе, обосновывается необходимость включения ст. 180 УК РФ в перечень статей п. «а» ч. 1 ст. 104? УК РФ, по которым  предусмотрена конфискация денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступления, как это сделано в отношении других преступлений (ст. 146, 147, 183 УК РФ) против интеллектуальной собственности.

В шестом параграфе «Обстоятельства, способствовавшие совершению преступления» – приводятся наиболее общие обстоятельства, способствующие совершению деяний, предусмотренных ст. 180 УК РФ, а именно:

– высокая «доходность» деятельности по выпуску, неконтролируемому ввозу и реализации контрафактных товаров;

– высокий уровень налогообложения производства и импорта легальной продукции;

– низкая покупательная способность большей части потребителей. (Мысли простого потребителя понятны: «Зачем переплачивать за легальный продукт, если его «пиратский» аналог стоит дешевле?» Контрафакт стал социально приемлемым. Но контрафакт – это вопрос не только ментальности, но и экономического положения большинства россиян. Отсюда следует: с одной стороны, надо пропагандировать, заниматься широким распространением в обществе и разъяснением тезиса о том, что покупать контрафактный товар –  значит способствовать организованной преступности, а с другой – на легальную продукцию надо снижать цены. Однако обсуждается и другой путь решения проблемы: нужно повысить себестоимость контрафактного товара, чтобы у потребителей, ориентирующихся прежде всего на низкую его цену, не было резона его покупать. Этого можно добиться, как, например, предлагают некоторые авторы, путем введения на федеральном уровне маркировки лицензионных товаров. На подделку специальной марки правонарушителям придется тратить немалые силы и средства; в результате чего контрафактный товар будит стоить примерно столько же, сколько и легальный продукт. По мнению диссертанта, такой путь решения проблемы весьма сомнителен, так как введение дополнительной маркировки приведет к дополнительным затратам, которые отразятся и на цене легального товара, повысив и без того ее высокий уровень);

– правовой нигилизм, присущий отечественным предпринимателям. (Необходима кропотливая работа по изменению правосознания в предпринимательском сообществе, да и в обществе в целом, по отношению к интеллектуальной собственности, возникновению у каждого понимания того, что интеллектуальная собственность находится под такой же защитой государства, как и любая другая);

– незаинтересованность многих владельцев права на знак (в том числе иностранных) в принятии участия в борьбе с производством и сбытом контрафактных товаров в стране. (Одной из основных причин того, что практика применения ст. 180 УК РФ весьма незначительна , является незаинтересованность правообладателей в отстаивании своих нарушенных прав. Правообладателям, особенно российским, необходимо самим и с помощью своих дистрибьютеров, оптовиков, через логистических операторов (компаний, оказывающих складские услуги) постоянно отслеживать появление контрафакта и принимать энергичные меры по их нераспространению на рынке);

– недостаток средств у многих владельцев права на знак для противодействия незаконному использованию их обозначения товара;

– наличие должностных лиц в государственных органах и (или) органах местного самоуправления покровителей подозреваемых (обвиняемых), нередко, лично, прямо или косвенно, заинтересованных во введении в гражданский оборот контрафактных товаров;

– длительное безнаказанное производство, неконтролируемый ввоз и сбыт контрафактных товаров.

Среди причин такого положения автором особо выделяется сложность и нечеткость законодательных определений признаков преступления, предусмотренного указанной статьей, бланкетный (гражданско-правовой) её характер, отсутствие достаточного опыта в применении этой нормы уголовного закона и очевидная робость и неуверенность в судебной перспективе расследования, которую проявляют практические работники органов внутренних дел. В целом, ситуация с высоким уровнем контрафакта – есть издержки становления рынка и слабая еще со стороны правоприменителей борьба с «пиратством».

Перечисленные общие обстоятельства, способствующие совершению указанных уголовно наказуемых деяний, должны учитываться правоохранительным органом при разработке мероприятий по общей профилактике названного вида преступлений и правонарушений, отражаемых в комплексном плане по предупредительно-профилактической и разъяснительной работе.

Глава 3 «Возбуждение уголовного дела и планирование расследования незаконного использования товарного знака (ст. 180 УК РФ)» – состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Особенности возбуждения уголовного дела. Криминалистические версии» – раскрываются источники исходной информации о совершенном преступлении рассматриваемой категории, а также представлены типичные общие версии о незаконном использовании товарных знаков (ст. 180 УК РФ).

В качестве общих следственных версий, подлежащих проверке до возбуждения уголовного дела, могут выдвигаться следующие: 1) имеет место преступление, предусмотренное ст. 180 УК РФ; 2)  имеет место административное правонарушение, предусмотренное ст. 14.10 Кодекса РФ об административных правонарушениях; 3) контрверсии соответственно: а) преступления, предусмотренного ст. 180 УК РФ не было, б) административного правонарушения, предусмотренного ст. 14.10 Кодекса РФ об административных правонарушениях не было; 4) имеет место не виновное нарушение права на данное средство индивидуализации товара (п. 3 ст. 1250 ГК РФ).

Автором обосновывается предложение (подробно изложено в приложении) включить в УПК РФ, такие новые следственные действия, как судебная ревизия и судебная документальная проверка. Самим предложением называть ревизию и документальную проверку судебными, автор таким образом решил подчеркнуть необходимость придания им статуса процессуальных действий в уголовном судопроизводстве.

По мнению соискателя, в уголовном процессе под судебной ревизией следует понимать назначаемое должностным лицом, наделенным соответствующими полномочиями, предусмотренными уголовно-процессуальным законом, обследование всей производственно-хозяйственной и финансовой деятельности (работы) организации (индивидуального предпринимателя) или должностного лица и документов, эту деятельность отражающих, для выяснения правильности и законности их действий. Судебная документальная проверка  отличается от судебной ревизии тем, что обследование производства, наличного имущества, обязательств, хозяйственных операций и документов, их сопровождающих, имеет выборочный характер (изучается состояние дел на определенном участке, отдельный вид хозяйственных операций, имущества и (или) обязательств) и не затрагивает всю хозяйственную деятельность проверяемого субъекта за определенный период. Таким образом, для судебной документальной проверки ближайшим родовым понятием, в объем которого она могла бы входить как соподчиненная, является судебная ревизия. В общем, под словом «судебная» понимается ревизия и документальная проверка как процессуальные (следственные) действия, как виды процессуальной формы использования специальных знаний. Если бы законодатель придал ревизиям и документальным проверкам статус судебных, т.е. процессуальных, говоря конкретнее – следственных действий (за что диссертант ратует), то в процессе расследования уголовных дел ревизия или документальная проверка могла бы стать: а) необходимым и достаточным (не требующим в дальнейшим производства каких-либо судебных экспертиз) исследованием для подтверждения, дополнения или опровержения тех или иных сведений по делу; б) неотложным следственным действием, призванным, в частности, обеспечивать получение фактических данных и документов, необходимых в качестве объектов, для проводимых затем судебно-экономической и/или иных экспертиз. В последнем случае, относясь к числу неотложных следственных действий, назначение и проведение судебной ревизии и судебной документальной проверки должно разрешаться и до возбуждения уголовного дела. При этом и в одном, и в другом случае в результате их производства получались бы новые доказательства. И что важно, как показывает следственная практика, почти всегда эти доказательства содержат определенные сведения в отношении обстоятельств, способствовавших совершению преступления, которые согласно ч. 2 ст. 73 УПК РФ подлежат доказыванию. Таким образом, судебные ревизия и документальная проверка по взаимоотношению с судебной экспертизой ни как не могут подменять (равноценно заменять) друг друга.

Во втором параграфе «Типичные ситуации первоначального этапа расследования и планирование расследования» – с учетом определенных исходных следственных ситуаций по каждой из них представлен по существу алгоритм действий, направленных на их разрешение.

На первоначальном этапе расследования данной категории уголовных дел чаще всего складывается следующие две типичные следственные ситуации: а) непосредственное выявление органом дознания признаков преступления, предусмотренного соответствующей частью ст. 180  УК РФ; б) имеются сведения, поступившие от владельца исключительного права на средство индивидуализации (потенциального потерпевшего), о незаконном использовании его зарегистрированного средства индивидуализации (или, что очень редко, имеются материалы, поступившие из арбитражного суда, суда общей юрисдикции, рассматривавших иски о признании сделок недействительными, о взыскании необоснованно приобретенного в результате незаконных действий). Соответственно, при планировании расследования определяется система следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, последовательность и особенности тактики их осуществления, в том числе в форме взаимодействия следователя с органом дознания.

При производстве контрафактного товара доказыванию подлежит факт его создания (изготовления) с целью введения в экономический оборот. Это достигается прежде всего осмотром помещений, где изготавливались контрафактные материальные носители; допросами свидетелей, в частности, лиц, которые производили их.

При сбыте контрафактного товара доказыванию подлежит факт его продажи. Это достигается чаще всего путем проведения проверочной закупки и перевода ее результатов в доказательства.

При хранении контрафактного товара подлежит доказыванию факт нахождения на хранении контрафактного товара, предназначенного для последующего его введения в гражданский оборот. Это достигается посредством осмотра хранилища контрафактных материальных носителей, включая документы, учитывающие этот факт (накладные и пр.), получения свидетельских показаний.

При предложении к продаже (в т.ч. через Internet) доказыванию подлежит факт предложения к продаже, включая факты выхода рекламы, размещения объявлений, участия в выставках и ярмарках. Это достигается путем выемок рекламных объявлений, буклетов с выставок, газет, листовок, каталогов выставок (ярмарок), допросов свидетелей.

При ввозе  (вывозе) на территорию РФ контрафактных товаров доказыванию подлежит факт импорта их в Россию (экспорта). Начало этому процессу кладут действия органа Федеральной таможенной службы РФ по закреплению факта перемещения через таможенную границу РФ контрафактных материальных носителей; затем материалы передаются в орган внутренних дел для решения вопроса о возбуждении уголовного дела и производства предварительного расследования. Планирование действий последнего базируются на указанных материалах таможенного органа, выявившего преступление.

В главе 4 «Особенности тактики отдельных следственных действий, производимых по делам о преступлении, предусмотренном ст. 180 УК РФ» рассматриваются в отдельных параграфах– особенности проведения тех следственных действий (осмотр; допросы подозреваемого, потерпевшего, свидетелей; обыск, контроль и запись переговоров; выемка; назначение и производство судебных экспертиз), которые занимают центральное место при предварительном расследовании незаконного использования товарных знаков (ст. 180 УК РФ). При этом основное внимание автор сосредоточил на особенностях и трудностях, с которыми сталкиваются следователи (дознаватели), а также на ошибках, которые наиболее часто имеют место при их производстве, тогда как типичные криминалистические тактические рекомендации, о которых широко известно из специальной литературы, автором сознательно были опущены. В этой связи предложен алгоритм описания в протоколе осмотра упаковки (тары), на которой обнаружен незаконно размещенный товарный знак; в отношении назначения отдельных судебных экспертиз указано на ошибки, наиболее часто допускаемые при формулировании вопросов, подлежащих разрешению экспертом, выражающиеся в постановке правовых вопросов.

Подробное внимание уделено экспертизе «сходности обозначения с чужим товарным знаком или наименованием места происхождения товара». Отмечено, что она не всегда является обязательной, поскольку использование специальных знаний для выяснения указанного обстоятельства не требуется. Предлагается указанный факт устанавливать путем проведением допросов граждан – потребителей и производством следственного эксперимента. Когда допросами и следственными экспериментами не удается ответить на вопрос о том, маркировал ли подозреваемый свой товар обозначением, сходным до степени смешения с товарным знаком потерпевшего, иными словами, получают ответ не категорического, не однозначного характера, примерно равный по степени вероятности, либо когда стороны (одна из сторон) ходатайствуют о назначении и проведении данной экспертизы, то тогда следует ее произвести.

Глава 5 «Отечественная история и зарубежный опыт подходов к расследованию незаконного использования товарных знаков» – посвящена исследованию истории этого вопроса и его новейшего зарубежного положительного опыта. Как известно, без истории предмета исследования – нет теории предмета исследования. Необходимость изучения и использования зарубежного опыта в данной сфере проистекает из соответствующей специальной задачи науки криминалистики.

В первом параграфе «Подходы к расследованию преступлений, связанных с незаконным использованием товарных знаков, существовавшие в России до 1917 года» – поиски результатов исследования данного вопроса привели автора к уголовному законодательству 1845 г., ст. 1354, которая затем была заменена законом от 26 февраля 1896 г. на ст. 1357-1 Уложения о Наказаниях Уголовных и Исправительных издания 1885 г. До этого в России не было систематизированных нормативных правовых актов, касающихся ответственности за незаконное использование чужих товарных знаков. Далее диссертантом приводится обобщенная следственная практика применения этой нормы. Исторический аспект исследования помог проследить зарождение на рубеже XIX-XX в. многих понятий и явлений, связанных с товарными знаками, свойственных нашему времени.

Во втором параграфе «Современный зарубежный опыт подходов к расследованию незаконного использования товарных знаков» излагаются результаты сравнительного анализа правового регулирования, организации и практики расследования незаконного использования товарных знаков во Франции, Польше и некоторых других зарубежных странах. При этом, по мнению автора, заслуживает внимание опыт Франции, где все дела о нарушении права на товарный знак возбуждаются только по заявлению правообладателя (лицензиата). Это позволяет в ряде случаев разрешать конфликты из-за незаконного использования товарного знака путем переговоров, не прибегая к помощи правоохранительных органов, особенно когда потенциальный потерпевший не желает сотрудничать со следствием в отстаивании своих нарушенных прав. При рассмотрении этого, как и любого другого зарубежного опыта расследования преступлений нельзя, отмечает автор, механически переносить его в систему сложившейся в нашей стране криминалистических методических рекомендаций или правовых предписаний. Законодательство и практика расследования нашей страны должны учитывать конкретные особенности ее настоящего социально-экономического положения, характеристики преступности, наработанный опыт, обычаи и традиции организации расследования, особенности национальной психологии, менталитет россиян и т.п.

В диссертации обосновывается необходимость излагать методику расследования против интеллектуальной собственности в отечественных учебниках по криминалистике. Проведенный автором опрос следователей показал, что проблемы расследования преступлений, совершенных в сфере оборота охраняемых результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, освещены не достаточно (57%).

РАЗДЕЛ ВТОРОЙ – «Особенности расследования преступлений против результатов интеллектуальной деятельности» отведен методикам расследования преступных нарушений авторского и смежных прав (ст. 146 УК РФ), изобретательских и патентных прав (ст. 147 УК РФ) и незаконному получению и разглашению сведений, составляющих секреты производства (ноу-хау), в отношении которых установлен режим коммерческой тайны (ст. 183 УК РФ). Причем, как явствует из названия раздела, автор сосредоточил внимание на тех особенностях, что присущи расследованию преступлений именно против результатов интеллектуальной деятельности, сознательно оставив за рамками этого раздела те рекомендации, которые рассматриваются подробно при расследовании преступлений, предусмотренных ст. 180 УК РФ, и которые изложены в предыдущем разделе диссертации.

Глава 6 – «Особенности расследования преступных нарушений авторских и смежных прав» содержит три параграфа, в которых представлены результаты исследования особенностей указанной видовой криминалистической методики.

В первом параграфе «Криминалистическая характеристика нарушений авторских и смежных прав (ст. 146 УК РФ). Обстоятельства, подлежащие доказыванию» изложены результаты структурно-содержательного анализа криминалистической характеристики названного вида преступлений, являющейся общим основанием криминалистических методических рекомендаций по расследованию преступлений данного вида; а также конкретизированные данные об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 146 УК РФ. В настоящее время, отмечает автор, достаточно полно разработаны вопросы методики расследования лишь наиболее часто проявляющихся на практике деяний, предусмотренных ч. 2-3 ст. 146 УК РФ. «Работоспособность» этих норм объясняется их правовой конструкцией, в которой отсутствует, в отличие от ст. 180, 147 и ч. 1 ст. 146 УК РФ, такой оценочный признак, как «крупный ущерб».

Стержневым элементом криминалистической характеристики данного вида преступлений являются данные о типичных способах его совершения. В сгруппированном автором виде они выглядят так:

1. Присвоение чужого авторства, выдача чужого произведения за собственное или плагиат при условии причинения крупного ущерба осуществляется путем:

выпуска чужого произведения (в полном объеме или частично) под своим именем;

издания под своим именем произведения, созданного в соавторстве с другим (другими) лицом (лицами), без указания его (их) имен;

объявление себя автором чужого произведения.

Способы совершения текстового плагиата довольно хорошо известны. Они заключаются в следующем: а) прямое списывание (отдельных абзацев, глав и т.д.); б) видоизменение чужого произведения путем синонимической замены некоторых слов (словосочетаний), перемене их местами, пропуска одних и (или) добавления других отдельных слов; в) сбор отдельных фрагментов из нескольких чужих произведений; д) делаются ссылки на произведение другого автора в отношении одного фрагмента, в то время как другие отрывки текста того же автора остаются без таких ссылок.

2. Незаконное использование объектов авторского права – умышленное, вопреки воли автора либо иного правообладателя, без его согласия использование экземпляров его произведения в целях введения в гражданский оборот  в крупном или особо крупном размере могут осуществляться путем:

изготовления одного и более экземпляра или его части в любой материальной форме (воспроизведение произведения) с целью последующей реализации;

распространения произведения (продажа или иное отчуждение оригинала произведения или его экземпляров);

  любой демонстрации оригинала или экземпляра произведения непосредственно либо на экране с помощью пленки, диапозитива, телевизионного кадра или иных технических средств, а также демонстрации отдельных кадров аудиовизуального произведения без соблюдения их последовательности непосредственно либо с помощью технических средств в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи автора данного произведения, независимо от того, воспринимается произведение в месте его демонстрации или в другом месте одновременно с демонстрацией произведения (публичный показ произведения);

импорта оригинала или экземпляров произведения с целью распространения;

проката экземпляров произведения;

представления произведения в живом исполнении или с помощью технических средств (телевидения, радио и иных технических средств), а также показа аудиовизуального произведения (с сопровождением или без сопровождения звуком) в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи автора данного произведения, независимо от того, воспринимается произведение в месте его представления или показа либо в другом месте одновременно с представлением или показом произведения (публичное исполнение произведения);

сообщения произведения для всеобщего сведения (включая показ или исполнение) по радио или телевидению (в том числе путем ретрансляции) (сообщение в эфир или сообщение по кабелю);

создания производного произведения – перевода, обработки, экранизации, аранжировки, инсценировки и т.п.;

модификации (переработки) программы для ЭВМ или базы данных – любых изменений, в том числе перевода такой программы или такой базы данных с одного языка на другой язык, за исключением адаптации – внесения изменений, осуществляемых исключительно в целях функционирования программы для ЭВМ или базы данных на конкретных технических средствах пользователя или под управлением конкретных программ пользователя;

практической реализацией архитектурного, дизайнерского, градостроительного или садово-паркового проекта;

доведения произведения до всеобщего сведения так, что любое лицо могло получить доступ к произведению из любого места и в любое время по собственному выбору (доведение до всеобщего сведения).

3. Приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта в крупном (особо крупном) размере.

Как правило, крупные оптовые фирмы («дистрибьютеры») проводят маркетинговые исследования, выявляя, на какие произведения, фонограммы в настоящее время наибольший спрос на рынке, добывают «свежие» аудио-, видеоэкземпляры или программное обеспечение, копируют диски, формируют сборники, проводят русификацию зарубежного программного обеспечения, заказывают тиражи на предприятиях. Обычно они поставляют указанный контрафакт дилерским мелкооптовым фирмам, у которых его приобретают курьеры, работающие под началом владельцев торговых точек и выполняющие их конкретные заказы. Субъекты преступления приобретают контрафактные экземпляры произведения и фонограмм небольшими партиями (2030 штук) на оптовых рынках, в издательствах, оптовых складах и сразу же реализуют их в розницу в торговых точках, нередко в той же местности, где приобретают. Одной из разновидностей приобретения указанного контрафакта является покупка его у приезжих незнакомых лиц. Те лица, которые регулярно приобретают контрафактные экземпляры произведений или фонограмм на оптовом рынке, у издательства со временем считаются постоянными клиентами, и тогда оптовый продавец предлагает им приобретать контрафактные материальные носители непосредственно на своих складах по более низким ценам.

Указанные способы незаконного использования объектов авторского и смежных прав проистекают из исключительного права автора или иного правообладателя на свое произведение (ст. 1270 ГК РФ) и имеют более конкретизированный вид в зависимости от конкретного объекта авторских или смежных прав. Диссертантом приводятся конкретные способы незаконного использования следующих объектов: фотографических произведений; программ для ЭВМ; географических, геологических и других карт; печатных изданий.

Диссертантом отмечается, что в отношении этих составов преступления бремя доказывания размера причиненного ущерба (или размера не полученных доходов от преступления) лежит исключительно на следствии (дознании) и не может перекладываться на самого потерпевшего. Однако анализ следственной практики показал в этом вопросе обратную тенденцию, но при этом следует признать совершенно справедливым указание следователей на то, что когда они не могут получить от потерпевшего необходимые документы, подтверждающие заявленные расходы (подсчет ущерба), то становится весьма затруднительным, а иногда и невозможным расследование преступления.

Во втором параграфе «Особенности возбуждения уголовного дела о преступлении, предусмотренном ст. 146 УК РФ. Типичные ситуации первоначального этапа расследования и действия следователя»приводится свод источников исходной информации о совершении преступления исследуемой категории и результаты анализа (оценка) закономерностей появления этой информации; а также программа (порядок) действий следователя (дознавателя) на начальном этапе расследования названного вида преступлений с учетом установленных в качестве типичных следственных ситуаций.

Источниками информации о совершенном преступлении рассматриваемой категории могут явиться:

заявление автора, правообладателя (включая универсальных правопреемников), их законных представителей (например, организации по управлению правами на коллективной основе, получившей государственную аккредитацию (аккредитованная организация), другая организация по управлению правами на коллективной основе);

заявление потребителя о ненадлежащем качестве купленного товара;

материалы плановых и внеплановых надзорных проверок за исполнением законов в сфере авторского права и смежных прав, выявивших нарушения законодательства;

непосредственное обнаружение контрафактных экземпляров произведения и фонограмм оперативными сотрудниками в местах их производства, хранения, сбыта;

сведения, содержащиеся в публикациях средств массовой информации;

объявления рекламного характера в средствах массовой информации,  отдельных изданиях и Интернет;

материалы контролирующих органов;

материалы судов общей юрисдикции и арбитражных судов;

сведения от предпринимателей-конкурентов, в том числе проверяемых и подозреваемы в совершении данных преступлений (просьбы «проверить соседнюю торговую точку» обращенные к следователю);

информация от различных общественных объединений;

заявление о преступлении работников (чаще всего из числа бывших) организации, в котором оно совершено;

сведения, поступившие от правоохранительных органов других стран.

Отмечается, что в число общих следственных версий (§ 1 гл. 3), выдвигаемых в отношении присвоения авторства (ч. 1 ст. 146 УК РФ) до возбуждения уголовного дела, в процессе проверки следователем или дознавателем поступивших к ним сведений о плагиате, должна входить и проверяться версия о наличии совершенного административного правонарушения, предусмотренного ст. 7.12 Кодекса РФ об АП.

На первоначальном этапе расследования данной категории дел чаще всего возникает три типичные ситуации.

Первая: сведения о нарушении авторских прав, прав смежных с авторскими, поступили от правообладателя (его законного представителя). Данная ситуации благоприятна для следствия, поскольку заявитель представляет необходимые документы, подтверждающие его права, а также, как правило, документы, содержащие информацию, свидетельствующую о нарушении его исключительного права. Следователь в этой ситуации проводит проверку полученной им информации, выясняя: 1) имело ли место в действительности событие, о котором сообщил заявитель; 2) содержит ли содеянное признаки преступления, предусмотренного ст. 146 УК РФ; 3) является ли заявитель автором или иным правообладателем данного результата интеллектуальной деятельности, а значит потенциальным потерпевшим, или его законным представителем. Необходимость установления последнего обстоятельства о надлежащем заявителе проистекает в первую очередь из того положения, что уголовные дела о преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 146 УК РФ, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя. При названной ситуации производят такие следственные действия: допрос заявителя, выемка у заявителя (потерпевшего или его представителя) предметов и документов, относящихся к расследуемому событию, осмотр места происшествия, обыск у лиц, причастных к совершению расследуемого события, осмотр предметов и документов, изъятых в результате выемки и обыска, назначение судебных экспертиз, допрос подозреваемого.

Вторая: информация о нарушении авторских и смежных прав получена органом дознания в результате оперативно-розыскной деятельности либо налоговой проверки, осуществленной по запросу налогового органа. Следователь приобщает к уголовному дела полученные в результате этого материалы. Производит допросы потерпевшего, свидетелей, подозреваемого, а также обыск и выемку и осмотр изъятого в результате их проведения, назначает судебные экспертизы. При наличии достаточных оснований полагать, что информация о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами имеет значение для уголовного дела, указанная информация может быть получена в ходе следственного действия, предусмотренного ст. 186? УПК РФ.

Третья: данные о нарушении авторских и смежных прав поступили от лиц, не являющихся потенциальными потерпевшими (их законными представителями), лицензиатами или сублицензиатами (включая сообщения о преступлении, распространенными в средствах массовой информации, полученные в результате журналистского расследования), и они не подкреплены сведениями, получаемыми путем проведения оперативно-розыскных мероприятий и проверок. Эта ситуация характеризуется наличием очень малого количества документальной информации, которой можно было бы оперировать следователю для принятия того или иного обоснованного правового решения, а потому требует значительных усилий на сбор дополнительных сведений, имеющих значение для установления обстоятельств происшествия, что в итоге может потребовать более длительной предварительной проверки. По результатам проверки, при наличии достаточных данных, указывающих на признаки данного преступления, принимается решение о возбуждении уголовного дела и в дальнейшем производятся действия, обозначенные для 2-й ситуации.

В третьем параграфе «Особенности тактики отдельных следственных действий»указываются особенности тактики подготовки и проведения наиболее характерных следственных действий, производимых по делам о преступлении, предусмотренном ст. 146 УК РФ: осмотр, допрос потерпевшего или его представителя (заявителя), допрос свидетелей, допрос подозреваемого, выемка, назначение и производство судебных экспертиз (техническая документов, трасологические, лингвистическая письменных текстов, компьютерная (для выявления признаков контрафактности информации на машинных носителях), экспертиза картографического произведения, фототехническая, искусствоведческие, КЭМВИ, товароведческая, бухгалтерская, экспертиза видео- и звукозаписей, экспертиза произведений архитектуры, градостроительства и садовопаркового искусства).

Анализируется положительный опыт правоохранительных органов США по использованию и оборудованию специальных комнат – камер следственных действий, специально предназначенных для производства процессуальных действий камерального (не выездного) характера, где, в частности, предоставляется возможным поместить специальное стекло, позволяющее скрытно наблюдать за лицами, находящимися в таком помещении, а также вести аудиозапись и осуществлять стенографирование вне этой основной (смежной с ней) комнаты. В этой связи предложено дополнить Главу 21 «Общие условия предварительного расследования» УПК РФ новой статьей 156? под названием «Место производства следственных действий» следующего содержания: «Местом производства следственных действий не выездного (камерального) характера является отдельное специально оборудованное для этого в учреждении следственного органа (органа дознания) помещение». Что же касается непосредственно организационной стороны обустройства и функционирования таких следственных камер, то это следовало бы отразить в совместно изданном подзаконном нормативном правовом акте (приказе) федеральных органов исполнительной власти, полномочных осуществлять производство предварительного расследования.

В заключение главы шестой автор на основании проведенного исследования делает вывод о полезности для эффективности расследования уголовных дел, предусмотренных ч. 1 ст. 146 УК РФ, перевод их из числа уголовных дел частно-публичного обвинения в уголовные дела частного обвинения (т.е. предлагается перенести цифры и слова: «146 частью первой» из ч. 3 ст. 20 УПК РФ в ч. 2 этой статьи). Это поможет оградить следствие от возможного противодействия расследованию как со стороны подозреваемого (обвиняемого), так и потерпевшего, обоюдно пожелавших прекращения возбужденного уголовного дела.

Глава 7 – «Особенности расследования преступных нарушений изобретательских и патентных прав» – включает три параграфа, в которых излагаются результаты исследования вопросов методики расследования названного вида преступлений.

Применяется ст. 147 УК РФ ежегодно в единичных случаях, а в некоторых субъектах Российской Федерации, по данным, полученным автором от Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, вообще не применяется.

В первом параграфе «Криминалистическая характеристика нарушений изобретательских и патентных прав (ст. 147 УК РФ). Обстоятельства, подлежащие доказыванию»приводится составленная криминалистическая характеристика указанного вида преступлений (данные о: предмете преступного посягательства, личностных свойствах потерпевшего, личностных свойствах субъекта преступления, способах совершения преступлений) и конкретизированные формулировки обстоятельств, подлежащих доказыванию по делам о преступлении, предусмотренном ст. 147 УК РФ.

Здесь же автором обращается внимание на некорректное название ст. 147 «Нарушение изобретательских и патентных прав» УК РФ, точнее на словосочетание «изобретательских и патентных» с точки зрения современного гражданского законодательства (части четвертой ГК РФ). С позиции системного анализа, изобретательское право – подсистема патентного права (наряду с нормами права в отношении полезных моделей и промышленных образцов).  Было бы точней и корректней назвать эту статью так: «Нарушение изобретательских и иных патентных прав» либо без лишних сложностей – «Нарушение патентных прав».

Особо подчеркнута необходимость выяснения: имеется ли спор о признании недействительности данного патента. Поскольку признание патента недействительным влечет его аннулирование с момента подачи в Федеральную службу по интеллектуальной собственности заявки на выдачу патента. Возможно представить ситуацию, когда уголовное дело было расследовано, направлено с обвинительным заключением прокурору, а он, утвердив обвинительное заключение, направил уголовное дело в суд, который завершился постановлением обвинительного приговора. А через некоторое время патент потерпевшего (в течение срока его действия) в соответствии со ст. 1398 ГК РФ был признан недействительным (был оспорен), что означало аннулирование патента со дня подачи заявки на патент: отмену Федеральной службой по интеллектуальной собственности своего решения о выдаче патента и аннулирование записи в соответствующем реестре. Патент оспаривается в смысле его действия в прошлом, ретроспективно, а не просто прекращения в будущем. То есть недействительный патент (равно как и заявка о выдаче патента) как бы не существовал вообще, его как бы никогда не было. Между тем лицо, признанное судом виновным, незаслуженно понесло уголовную ответственность и было подвергнуто (и, возможно, не условному) наказанию. Отсюда, при установлении наличия данного обстоятельства автор предлагает в качестве рекомендации непременно подождать (повременить) с возбуждением уголовного дела до того, как закончится данное оспаривание.

Во втором параграфе «Особенности возбуждения уголовного дела о преступлении, предусмотренном ст. 147 УК РФ. Типичные ситуации первоначального этапа расследования и действия следователя»раскрываются вопросы организации расследования данного вида преступлений, содержание которых имеет весьма специфический характер.

Уголовные дела данной категории возбуждаются в основном по заявлению потенциальных потерпевших – авторов изобретений, полезных моделей или промышленных образцов и патентообладателей (более 86% от изученных дел).

В ходе предварительной проверки осуществляются проверочные действия в отношении изобретения, полезной модели или промышленного образца на предмет их патентоспособности, когда речь идет о разглашении без согласия автора или заявителя сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них. В ходе проверки необходимо получить соответствующим образом заверенные копии документов заявки на изобретение, полезную модель или промышленный образец в федеральном органе исполнительной власти, осуществляющим нормативное правовое регулирование в сфере интеллектуальной собственности; проверить, не оспаривается (или может быть уже оспорена) кем-либо заявка на данный объект патентных прав и назначение для этого экспертизы заявки по существу; проверить, не отозвана ли самим заявителем поданная им заявка на этот объект патентных прав или не признана ли отозванной.

От заявителя требуется получить расчет причиненного ущерба с приложением к нему материалов, обосновывающих эти выкладки. Основу ущерба составляют расчеты, связанные с оценкой патента (оценкой имущественных прав), которую может осуществить оценщик. При этом диссертантом рекомендуется предупреждать заявителей, что в таком расчете они не должны учитывать причиненный им моральный вред, в том числе связанный с подрывом их деловой репутации, и что требования о компенсации морального вреда могут быть рассмотрены в будущем, в рамках уголовного дела путем предъявления гражданского иска.

Исходя из обобщения практики расследования рассматриваемого вида преступлений, диссертантом, выделяются следующие две типичные следственные ситуации:

1. Информация о нарушении патентных прав поступила от автора изобретения, полезной модели или промышленного образца либо от лицензиата – т.е. потенциальных потерпевших или от их законных представителей (иными словами – от надлежащего заявителя). В рассматриваемой ситуации у заявителя, как правило, имеются веские основания предполагать, что, например, в определенном техническом устройстве, принадлежащем субъекту преступления, используется запатентованное им (заявителем) изобретение, но имеющихся сведений, которые смогут явиться доказательствами того, что данный субъект является преступным нарушителем патентных прав, не достаточно. В этой ситуации производится предварительная проверка с целью выяснить:

а) является ли данный патент действующим (уплачивается ли пошлина за поддержание патента в силе);

б) действительно ли в сомнительном продукте или способе использованы все признаки независимого пункта формулы патента либо в изделии содержатся все существенные признаки промышленного образца, нашедшие отражение на изображениях изделия. Последний факт, сведения о нем возможно установить только с привлечением специалиста (например, патентного поверенного), обладающего помимо специального образования знаниями в той области науки или техники, к которой относится спорный продукт, способ или изделие. Специалист, установивший наличие или отсутствие использования патента в исследуемом продукте (способе, изделии), дает письменное заключение об этом, либо такое исследование возможно оформить в виде заключения эксперта;

в) являются ли действия заподозренного лица действиями по извлечению дохода непосредственно от использованного изобретения, полезной модели или промышленного образца (т.е. введены в гражданский, точнее, в предпринимательский оборот, а не используются для удовлетворения личных, семейных, домашних или иных не связанных с предпринимательской деятельностью нужд; целью такого использования не является получение прибыли или дохода). В рассматриваемой ситуации первым следственным действием является допрос заявителя; затем выемка и осмотр предметов и документов; обыск у подозреваемого в жилище, по месту работы с целью обнаружения предметов и документов, относящихся к данному изобретению, полезной модели или промышленному образцу, а также обнаружения имущества, подлежащего конфискации; допросы свидетелей и подозреваемого; назначение судебных экспертиз.

2. Следователю представлены результаты оперативно-розыскной деятельности, содержащие достаточные данные, указывающие на признаки преступления, предусмотренного ст. 147 УК РФ. В данной ситуации следователь посредством проведения соответствующих процессуальных действий переводит отдельные сведения, полученные оперативно-розыскным путем, в доказательства по уголовному делу. Осуществляются другие следственные действия, обозначенные по первой следственной ситуации. В обеих ситуациях, по мнению соискателя, при возникновении проблемных вопросов правоприменения в области патентных прав следует взаимодействовать с сотрудниками отдела судебного представительства, выполняющего функции единой юридической службы Федеральной службы по интеллектуальной собственности. Указанный отдел был создан в целях надлежащего обеспечения представительства Федеральной службы по интеллектуальной собственности в судах, органах прокуратуры, органах предварительного следствия и дознания.

В третьем параграфе «Особенности тактики отдельных следственных действий» рассматриваются тактические особенности допросов потерпевшего, свидетелей, подозреваемого, а также назначения и производства судебных экспертиз: патентно-технической (или экспертизы технического (художественно-конструкторского) решения) и технической документов.

Автором обращено внимание на ошибочность упоминания в ч. 4 ст. 190 УПК РФ на возможность применения фотографирования и киносъемки в качестве дополнительного технического способа фиксации хода допроса. Фотографирование при проведении допросов, а киносъемка вообще при расследовании преступлений не применяется. Фотосъемка при допросе никакой доказательственной информации не несет. Ее использование будит только отвлекать внимание допрашиваемого, оказывать на него не нужное психологическое воздействие, мешать допрашивающему наладить психологический контакт с допрашиваемым и сосредоточиться обоим на предмете допроса. Применение киносъемки не получило широкого распространения до освоения следственной практикой видеозаписи по причине ее дороговизны и трудоемкости, тем более она остается не востребованной в современных условиях. Опрос следователей показал, что в качестве дополнительных технических способов фиксации допроса наиболее практично использовать видеозапись (87 %) и аудиозапись (13 %).

Диссертантом также отмечается, что понятие «допрос» относится к числу процессуальных, которое закреплено в законе (имеет нормативный правовой характер), но не раскрыто в нем. Допрос, как следственное действие, заключающееся в получении уполномоченным лицом от допрашиваемого в установленной уголовно-процессуальной форме любых известных ему сведений, имеющих значение для предварительного расследования или судебного разбирательства по уголовному делу, по мнению автора, следовало определить в ст. 5 «Основные понятия, используемые в настоящем Кодексе» УПК РФ.

     Глава 8 «Особенности расследования незаконного получения и разглашения сведений, составляющих коммерческую тайну – ноу-хау (ст. 183 УК РФ), состоящая из трех параграфов, посвящена подвидовой криминалистической методике расследования незаконного получения и разглашения сведений, составляющих секреты производства (ноу-хау), в отношении которых установлен режим коммерческой тайны.

В первом параграфе «Криминалистическая характеристика незаконного получения и разглашения сведений, составляющих коммерческую тайну –  ноу-хау (ст. 183 УК РФ). Обстоятельства, подлежащие доказыванию» раскрываются элементы, составляющие содержание криминалистической характеристики названного подвида преступлений, представляющие собой данные о: предмете преступного посягательства, личностных свойствах потерпевшего и субъекта преступления, способах незаконного получения и разглашения сведений, составляющих секрет производства, в отношении которого установлен режим коммерческой тайны; а также конкретизируются обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу.

Данные о личностных свойствах субъекта преступления приводятся в соответствии со следующей, предложенной автором, группировкой: 1) лица, получившие доступ к секрету производства в рамках трудовых отношений (работники любого должностного уровня); 2) лица, получившие доступ к ноу-хау в рамках гражданско-правовых отношений – контрагенты обладателя коммерческой тайны (контрагенты – лица, являющиеся стороной гражданско-правового договора, которым обладатель секрета производства, передал сведения, составляющие коммерческую тайну, например, подрядчик, заказчик, поставщик, аудитор, и которые, согласно закону, обязаны сохранять конфиденциальность секрета производства до прекращения действия исключительного права на секрет производства); 3) лица, которым ноу-хау стало известно в силу выполнения ими должностных (служебных) обязанностей (в целях выполнения своих функций) в органах государственной власти, иных государственных органах, органах местного самоуправления; 4) лица из числа недобросовестных конкурентов обладателя секрета производства, т.е. лица, допускающие недобросовестные конкурентные действия; 5) лица, основным источником дохода которых стало собирание информации, составляющей коммерческую тайну (включая лиц, занимающихся частной детективной или охранной деятельностью); а также другие лица, которые тайно добровольно или вынужденно, на постоянной или временной основе выполняют конфиденциальные поручения заказчика по сбору информации, составляющие секреты производства.

В диссертации отмечаются следующие наиболее распространенные способы совершения рассматриваемого вида преступлений:

а) собирание сведений, составляющих секрет производства (незаконное их получение):

похищение (незаконное изъятие у их законных владельцев) документов, образцов продукции, не поступивших в открытую продажу и охраняемых в режиме коммерческой тайны, моделей изделий, которое может быть тайным или открытым, с применением обмана либо насилия или без таковых, когда документы и предметы, содержащие информацию, составляющую ноу-хау, изымаются не на время, а навсегда;

использование технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных или запрограммированных) для негласного перехвата и регистрации с технических каналов связи;  прослушивания телефонных и иных переговоров; проникновения и обследования помещений, транспортных средств и других объектов; получения и регистрации акустической информации; получения (копирования) информации с технических средств ее хранения, обработки и передачи;

получение (чаще посредством покупки, реже – обманом, введением в заблуждение) информации у должностных лиц органов государственной власти, иных государственных органов, органов местного самоуправления, государственных или муниципальных служащих указанных органов, которая стала им известной в силу выполнения должностных (служебных) обязанностей;

подкуп (склонение на свою сторону деньгами, иным имуществом, выполнением работ, оказанием услуг имущественного характера) и (или) угрозы работников организации (учреждения), должностных лиц (служащих), имеющих доступ к сведениям, составляющим секрет производства, в отношении которого установлен режим коммерческой тайны;

внедрение в лаборатории и другие подразделения организации (учреждения), из которых можно получит секреты производства, своих лиц в качестве работников либо под видом специалистов (экспертов) иностранных фирм или отечественных организаций, стажеров, практикантов, аспирантов, студентов;

б) незаконное разглашение или использование сведений, составляющих ноу-хау, без согласия их владельца лицом, которому они были доверены или стали известны по службе или работе:

передача – сообщение сведений, составляющих коммерческую тайну (путем продажи ноу-хау в материальной форме (документы, образцы и т.д.), или посредством объяснений, консультирования, обучения) конкуренту или иному подысканному заинтересованному лицу;

публикации в отечественных и иностранных изданиях;

доклады (выступления) при участии в конференциях, конгрессах и семинарах.

Во втором параграфе «Особенности возбуждения уголовного дела. Типичные ситуации первоначального этапа расследования и действия следователя» исследуются вопросы организационного характера с учетом выявленных закономерностей возникновения информации о данных преступлениях, а также действия следователя в зависимости от установленных типичных следственных ситуаций на начальном этапе расследования.

Анализ практики расследования данной категории уголовных дел позволяет выделить три типичных ситуации на начальном этапе расследования.

Первая ситуация: имеется информация о незаконном получении и разглашении сведений, составляющих секрет производства, в отношении которого установлен режим коммерческой тайны, и лице, совершившим это, и которое задержано на месте преступления с поличным, либо вскоре после совершения преступления, а также когда заявитель – обладатель ноу-хау и (или) очевидцы происшествия знают субъекта преступления.

Исходная информация о преступлении в данной ситуации обычно не вызывает сомнений в наличии преступного события и позволяет следователю принять обоснованное процессуальное решение. Поэтому его задача заключается в основном в процессуальном закреплении имеющихся сведений о причастности данного лица к незаконному получению и разглашению сведений, составляющих коммерческую тайну в части ноу-хау, а ее решение характеризуется комплексом следующих действий следователя: 1) задержание подозреваемого, включая его личный обыск; 2) осмотр места происшествия; 3) выемка документов, содержащих информацию о ноу-хау и установлении в отношении его режима коммерческой тайны; 4) допрос лиц, обнаруживших и принимавших участие в задержании с поличным подозреваемого, а также иных свидетелей об обстоятельствах происшествия; 5) обыск по месту жительства или пребывания подозреваемого; 6) допрос подозреваемого; 7) предъявление для опознания документов и предметов, обнаруженных при обысках у подозреваемого.

Вторая ситуация: установлена личность субъекта незаконного получения и разглашения сведений, составляющих секрет производства, в отношении которого установлен режим коммерческой тайны, но он скрылся от следствия. В этой ситуации действия следователя и органа дознания направлены на сбор сведений, наиболее полно характеризующих личность разыскиваемого, выявление его связей, установление возможного местонахождения. Одним из наиболее эффективных следственных действий здесь является получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами. Также производятся: осмотр места происшествия, допросы потерпевшего, свидетелей, в том числе тех, кто может предоставить сведения о подозреваемом и его образе жизни, контроль и запись переговоров (для преступлений, предусмотренных ч. 2 – 4 ст. 183 УК РФ), обыск по месту жительства подозреваемого.

Третья ситуация: сведения о лице, совершившем преступление, предусмотренное ст. 183 (в части ноу-хау) УК РФ, отсутствуют. Следователь в этой ситуации занимается определением круга лиц, среди которых следует вести поиск субъекта преступления. Для этого выдвигаются следующие версии: а) лица из числа бывших и (или) настоящих работников организации обладателя ноу-хау; б) лица, которые являются или являлись работниками работодателя – контрагента обладателя информации, составляющей коммерческую тайну; в) должностные лица государственных органов, органов местного самоуправления, служащие этих органов, как работающие, так и работавшие, которым стала известна коммерческая тайна в силу выполнения ими должностных (служебных) обязанностей; г) лица из числа работников конкурирующей организации (включая иностранную) или действовавших по ее найму. Для разрешения данной ситуации рекомендуется проведение следующих действий следователем: осмотр места происшествия; допрос потерпевшего и лица (свидетеля), сообщившего обладателю ноу-хау о ставшем ему известном факте разглашения, незаконного получения или незаконного использования сведений составляющих секрет производства; выявление иных возможных свидетелей и их допрос; составление или дача задания о составлении субъективного портрета лица, совершившего преступление (если его кто-либо видел); организация установления личности субъекта преступления и его розыск.

Отмечается, что в число общих следственных версий (§ 1 гл. 3), выдвигаемых до возбуждения уголовного дела, в процессе проверки следователем или дознавателем поступивших к ним сведений о незаконном получении и разглашении сведений, составляющих секреты производства, в отношении которых установлен режим коммерческой тайны, должна входить и проверяться версия о наличии совершенного административного правонарушения, предусмотренного ст. 13.14 Кодекса РФ об АП.

В третьем параграфе «Особенности тактики отдельных следственных действий» рассматриваются тактические особенности производства осмотра; выемки; допросов потерпевшего, подозреваемого, свидетелей; обыска; назначения и производства судебных экспертиз (фоноскопическая, дактилоскопическая, почерковедческая, автороведческая, химическая, информационно-компьютерная).

По изученным материалам уголовных дел было установлено, что зачастую потерпевшие допрашиваются неоднократно, причем об одних и тех же обстоятельствах, но с разной степенью детализации, а иногда отмечаются и  противоречия в протоколах их допросов. Для того чтобы при производстве допроса потерпевшего свести к минимуму недостатки, связанные с неполнотой установления обстоятельств, имеющих значение для расследования данной категории дел, и повысить его эффективность автором разработана типовая программ (вопросник) допроса указанного участника уголовного судопроизводства.

Анализ ч. 3 ст. 183 «Основание и порядок производства выемки» УПК РФ и практики осуществления этого следственного действия привел автора к выводу, что её следует изложить, исходя из юридической техники, в такой редакции: «Выемка предметов и документов, содержащих охраняемую федеральным законом тайну, производится на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса». Этим достигается простота, обобщенность, краткость и свобода нормы от суживающих её конкретных случаев (т.е. перечисления видов тайн, охраняемых федеральными законами, которых на сегодня насчитывается уже почти два десятка), когда суд правомочен принимать решения о производстве выемки. Потому что, как видно из законотворческого процесса, имеется тенденция к появлению всё новых таких случаев – законодательно закрепляемых видов тайн, когда выемка предметов и документов, их содержащих, требует получения на то разрешения суда. В связи с этим соответствующие изменения требуется также внести в ч. 2 ст. 29 и ч. 5 ст. 165 УПК РФ.

Предложено, какую информацию следует отражать в уведомлении заемщика или поклажедателя о производстве выемки им заложенной или сданной на хранение в ломбард вещи, составляемом согласно требованию ч. 6 ст. 183 УПК РФ, путем дополнения этой части данной статьи следующим предложением. «Уведомление направляется по почте заказным письмом, с уведомлением о вручении и содержит следующие сведения: 1) дата выемки вещи; 2) указание на основание произведенной выемки вещи; 3) указание на следователя (дознавателя) (Ф.И.О., должность, классный чин или звание), осуществившего выемку вещи».

При необходимости может быть получена информация о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами (ст. 186? УПК РФ), т.е. проведено следственное действие, состоящее, по мнению автора, из ряда взаимосвязанных процессуальных действий, заключающихся в получении на основании судебного решения от операторов связи результатов биллинга и приобщения данной информации в полном объеме к материалам уголовного дела в качестве вещественного доказательства на основании осмотра и соответствующего постановления следователя, а также сохранения ее в опечатанном виде при деле. Это новое следственное действие производится в целях: получения новых (вещественных) доказательств (ч. 6 ст. 186? УПК РФ); проверки следственных версий и полученных доказательств; проверки заявленного алиби; обнаружения разыскиваемого; установления преступных связей, выявления возможных соучастников преступления. На взгляд автора получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами возможно классифицировать по следующим основаниям: а) предикативности (по отнесению получаемой указанной информации к тому или иному временному плану): 1/ ретроспективное, обращенное к прошлому, относящемуся к уголовному делу событию, связанному с соединениями между абонентами (абонентскими устройствами); 2/ перспективное, относящееся к будущему, предусматривающее ситуацию, при которой может возникнуть такого рода криминалистически значимая информация в ходе расследования преступления; б) содержанию получаемой названной информации: 1/ данные о времени и продолжительности телефонных переговоров абонента, а также номерах абонентов, с которыми производились соединения (как исходящие, так и входящие переговоры, т.е. детализация счета абонента); 2/ данные о местонахождении абонента или аппарата мобильной связи в зоне действия той или иной базовой станции данного оператора сотовой связи в указанное время, которые позволяют установить примерное местонахождение звонившего (или получившего входящий звонок) в интересующее следствие время.

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы, а также предложения по совершенствованию уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

В приложение включены: 1) рекомендуемый образец процессуального документа – постановление о внесении дополнений (изменений) в ранее принятое постановление о производстве предварительного следствия следственной группой; 2) сведения о результатах анкетирования лиц, специализирующихся на расследовании преступлений в сфере экономической деятельности; 3) обоснованиепредложения о необходимости введения в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации норм о судебной ревизии и судебной документальной проверке.

Основные положения диссертации изложены в следующих опубликованных работах:

а)  в журналах, включенных ВАК Минобрнауки России в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, выпускаемых в Российской Федерации, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты на соискание ученой степени доктора наук:

1. Лапин Е.С. Правовые воззрения А.Н. Радищева: криминалистические аспекты // Государство и право. – 2002. – № 1. – С. 94–99 (0,5 п.л.);

2. Иванов А.Н., Лапин Е.С. УПК РФ: нужны коррективы // Государство и право. – 2004. – № 6. – С. 99–102 (0,5 п.л.) (соавторство не разделено);

3. Лапин Е.С. Нужны ли судебные ревизия и документальная проверка в современном уголовном процессе? // Вестник криминалистики / отв. ред. А.Г. Филиппов. – Вып. 4 (32). – М.: Спарк, 2009. – С. 80–83 (0,4 п.л.);

4. Лапин Е.С. Некоторые проблемы допроса // Вестник криминалистики / отв. ред. А.Г. Филиппов. – Вып. 3 (35). – М.: Спарк, 2010. – С. 101–103 (0,3 п.л.);

5. Лапин Е.С. Об общих положениях методики расследования преступлений против интеллектуальной собственности // Вестник Московского университета МВД России. – 2010. – № 9. – С. 107–111 (0,5 п.л.);

6. Лапин Е.С. Криминалистическая характеристика нарушений изобретательских и патентных прав // Вестник Московского университета МВД России. – 2010. – № 12. – С. 99–103 (0,5 п.л.);

7. Лапин Е.С. Значение, развитие и современное состояние библиографии по криминалистике // Вестник криминалистики / отв. ред. А.Г. Филиппов. – Вып. 4 (36). – М.: Спарк, 2010. – С. 147–151 (0,5).

8. Лапин Е.С. Криминалистическая характеристика незаконного получения и разглашения сведений, составляющих коммерческую тайну – ноу-хау (ст. 183 УК РФ) // Вестник криминалистики / отв. ред. А.Г. Филиппов. – Вып. 1 (37). – М.: Спарк, 2011. – С. 93–100 (0,7 п.л.);

9. Лапин Е.С. О необходимости усиления борьбы с преступностью в сфере интеллектуальной собственности // Образование. Наука. Научные кадры. – 2011. – № 1. – С. 56–61 (0,5 п.л.);

10. Лапин Е.С. Методика расследования преступлений, совершенных против интеллектуальной собственности // Российский следователь. – 2011. – № 2. – С. 4–8 (0,5 п.л.);

11. Лапин Е.С. Технология получения информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами при расследовании преступлений против интеллектуальной собственности // Российский следователь. – 2011. – № 3. – С. 2–5 (0,4 п.л.);

12. Лапин Е.С. Расследование преступных нарушений изобретательских и патентных прав // Российский следователь. – 2011. –  №. 4. – С. 6–12 (0,6 п.л.).

13. Иванов А.Н., Лапин Е.С. Вопросы получения информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами // Вестник Российской правовой академии. – 2011. – № 3. – С. 25–28 (0,5 п.л.) (соавторство не разделено).

б) в монографиях и учебных пособиях:

14. Расследование отдельных видов преступлений в сфере экономической деятельности: учебно-методическое пособие / под ред. Е.Н. Быстрякова, Е.С. Лапина. – Саратов: Научная книга, 2001. – 94 с. (5 п.л.) (соавторство не разделено).

15. Расследование отдельных видов преступлений: учебное пособие / под ред. В.И. Комиссарова. – Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Сарат. гос. академия права», 2003 (автор глав: 8 (в соавт.), 11, 15, 16 – Е.С. Лапин) (4,5 п.л.).

16. Лапин Е.С. Расследование незаконного использования товарных знаков (ст. 180 УК РФ): учебное пособие. – Саратов: ГОУ ВПО «Сарат. гос. академия права», 2004. – 60 с. (3,75 п.л.).

17. Иванов А.Н., Лапин Е.С. Криминалистика. Основные положения: учеб.-справоч. пособ. – Саратов: Научная книга, 2005. – 588 с. (50,2 п.л.) (соавторство не разделено).

18. Лапин Е.С. Руководство по расследованию незаконного использованиятоварных знаков. Монография. – М.: Юрлитинформ, 2006. – 96 с. (6 п.л.).

19. Лапин Е.С., Михайлова Ю.Н. Краткий курс теоретических основ оперативно-розыскной деятельности: учеб. пособ. – Саратов: Научная книга, 2006. – 148 с. (8,6 п.л.).

20. Иванов А.Н., Лапин Е.С. Криминалистика. Основные положения: учеб.-справоч. пособ. – 2-е изд., перераб. и доп. – Саратов: Научная книга, 2006. – 540 с. (39,5 п.л.).

21. Иванов А.Н., Лапин Е.С. Наложение ареста на имущество в уголовном судопроизводстве. Монография. – М.: Юрлитинформ, 2007. – 152 с. (9,5 п.л.) (соавторство не разделено).

22. Лапин Е.С., Евстигнеев Б.А. Оперативно-розыскная деятельность. Правовые и теоретические основы: учебное пособие. – Саратов: Издательский центр «Наука», 2008. – 164 с. (10,25 п.л.).

23. Лапин Е.С. Методика расследования незаконного использования товарных знаков. Монография. – М.: Юрлитинформ, 2008. – 200 с. (12,5 п.л.).

24. Лапин Е.С. Расследование преступлений, совершённых против интеллектуальной собственности. Монография – М.:  Юрлитинформ, 2009. – 336 с. (21 п.л.).

25. Иванов А.Н., Лапин Е.С. Тактика наложения ареста на имущество: Монография. – М.: Юрлитинформ, 2009. – 198 с. (12,4 п.л.) (соавторство не разделено).

26. Лапин Е.С. Оперативно-розыскная деятельность. Курс правовых и теоретических основ. Учебное пособие. – М.: Юрлитинформ, 2010. –  224 с. (14 п.л.).

27. Волынский А.Ф., Лапин Е.С. Расследование провокаций взятки и коммерческого подкупа. Монография. – М.: Юрлитинформ, 2010. – 160 с. (10 п.л.) (соавторство не разделено).

28. Лапин Е.С. Теория и практика расследования преступлений против интеллектуальной собственности: монография / под ред. док. юрид. наук, проф. А.Ф. Волынского. – М.: Юрлитинформ, 2011. 360 с. (22,5 п.л.).

в) в статьях:

29. Божкова Н.Р., Лапин Е.С. Предварительная оценка материалов налоговой проверки // Правовая наука в современном мире: сборник статей (Всероссийская конференция «Российская юридическая доктрина в ХХI веке: проблемы и пути их решения (3–4 окт. 2001 г.)» / под ред. А.И. Демидова. – Саратов: Изд-во Сарат. гос. академии права, 2002. – С. 115–117 (0,2 п.л.) (соавторство не разделено).

30. Лапин Е.С. Технология контроля и записи переговоров // Следователь. – 2002. – № 8 (52). – С. 5–8 (0,4 п.л.).

31. Иванов А.Н., Лапин Е.С. Особенности организации расследования преступлений всфере экономической деятельности // Проблемы противодействия преступности в современных условиях: материалы международной научно-практической конференции 16–17 окт. 2003 г. – Уфа: РИО БашГУ, 2003. – Часть II. – С. 127–131 (0,4 п.л.) (соавторство не разделено).

32. Лапин Е.С. Некоторые процессуальные и криминалистические вопросы допроса // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы: межвузовский сб. науч. ст. / под ред. В.В. Степанова. – Вып. 12. – Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Сарат. гос. академия права», 2004. – С. 54–56 (0,2 п.л.).

33. Иванов А.Н., Лапин Е.С. Проблемы процессуальной регламентации отдельных следственных действий: криминалистические аспекты // Вестник криминалистики / отв. ред. А.Г. Филиппов. – Вып. 4. (12). – М.: Спарк, 2004. – С. 23–29. (0,5 п.л.) (соавторство не разделено).

34. Лапин Е.С. Об основах следственной профилактики // Актуальные проблемы современной юридической науки и практики: сб. науч. тр. – Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Сарат. гос. ун-т им. Н.Г. Чернышевского», 2006. – С. 223–226 (0,2 п.л.).

35. Лапин Е.С. Взаимодействие следователя и оперативно-розыскных подразделений при розыске подозреваемого (обвиняемого) // Проблемы розыскной работы органов внутренних дел: Материалы научно-практической конференции (г. Саратов, 14–15 июня 2007 г.) / под ред. В.Л. Ильиных. – Саратов: СЮИ МВД России, 2008. – С. 36–41 (0,3 п.л.).

36. Лапин Е.С. О декриминализации деяния, предусмотренного частью 2 статьи 180 Уголовного кодекса Российской Федерации // Правовое регулирование экономической деятельности: сб. науч. трудов (по материалам Всероссийской научно-практической конференции, Саратов, 17 апреля 2008 г.) / под ред. С.Н. Туманова, Э.В. Семеновой. – Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Сарат. гос. академия права», 2008. – С. 106–108 (0,2 п.л.).

37. Лапин Е.С. Криминалистическая характеристика незаконного использования товарных знаков (ст. 180 УК РФ) // Актуальные проблемы современной юридической науки и практики: сб. науч. тр. – Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Сарат. гос. ун-т им. Н.Г. Чернышевского», 2009. – Вып. 3. – С. 393–431 (3,2 п.л.).

38. Лапин Е.С. Вопросы выемки вещей, заложенных или сданных на хранение в ломбард // Современная юридическая наука и правоприменение: сб. ст. по материалам Всероссийской научно-практической конференции, проводимой в рамках Вторых Саратовских правовых чтений (Саратов, 28-29  мая 2009 г.) / [ред. кол.: О.С. Ростова (отв. ред.) и др.]; ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права». – Саратов: ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2009. – С. 325–327 (0,3 п.л.).

39. Дементьев В.В., Лапин Е.С. Технология получения информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами // Современная юридическая наука и правоприменение: сб. ст. по материалам Международной научно-практической конференции, проводимой в рамках IV Саратовских правовых чтений (Саратов, 3–4  июня 2011 г.) / [ред. кол.: О.С. Ростова (отв. ред.) и др.]; ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права». – Саратов: ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2011. – С. 311–313 (0,4 п.л.) (соавторство не разделено).

 

Так, по данным, полученным автором от Управления Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации в Саратовской области (справка от 4.10.2007 г. № 02-32/2304), районными (городскими) судами Саратовской области было рассмотрено следующее число уголовных дел о преступлении, предусмотренном ст. 180 УК РФ (причем только ее ч. 1), в: 1999 г. – 0, 2000 г. – 1, 2001 г. – 2, 2002 г. – 0, 2003 г. – 1, 2004 г. – 0, 2005 г. – 0, 2006 г. – 0; от Управления Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации в Смоленской области судами Смоленской области за 2004-2008 г. – не было рассмотрено ни одного уголовного дела о незаконном использовании товарного знака (справка от 14.05.2009 г. № 02-33/846).

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.