WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Теоретические основы и прикладные проблемы механизма реализации полномочий следователя в уголовном судопроизводстве

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

На правах рукописи

 

Шумилин Сергей Фёдорович

 

 

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ И ПРИКЛАДНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

МЕХАНИЗМА РЕАЛИЗАЦИИ ПОЛНОМОЧИЙ СЛЕДОВАТЕЛЯ

В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

 

Специальность 12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика;

оперативно-розыскная деятельность

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

 

 

 

Воронеж – 2010
Работа выполнена в государственном

образовательном учреждении высшего профессионального образования «Воронежский государственный университет»

Научный консультант:                  доктор юридических наук, профессор

Баев Олег Яковлевич

Официальные оппоненты:                    доктор юридических наук, профессор

                                               Белкин Анатолий Рафаилович

доктор юридических наук, профессор

Макарова Зинаида Валентиновна

доктор юридических наук, профессор

Победкин Александр Викторович

Ведущая организация:                    Академия управления МВД России

Защита состоится ________ 2010 года в __ часов __ минут на заседании диссертационного совета Д 212.038.04 при ГОУ ВПО «Воронежский государственный университет» по адресу: 394006, г. Воронеж, пл. Ленина, д. 10, корп. 9, ауд. 610.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Воронежского государственного университета.

Автореферат разослан «___»_______2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                          В.А. Ефанова
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы диссертационного исследования. Способность судов, прокуратуры и органов предварительного расследования преступлений обеспечить гарантии соблюдения и защиты прав и свобод личности, является, как известно, одним из обязательных признаков правового государства. Между тем в 1991-2006 г.г. в России сохранялась  устойчивая тенденция к увеличению количества ежегодно совершаемых преступлений при одновременном снижении их раскрываемости, что послужило основанием для вывода о несостоятельности усилий правоохранительных органов по охране законности и правопорядка, и о необходимости реформирования, если не всей, то значительной части российской правоохранительной системы.

В ходе реформирования правоохранительной системы, основные направления которого были намечены в Концепции судебной реформы в РСФСР, в России осуществлен комплекс правовых и организационных мер: приняты Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации», федеральные законы «О статусе судей в Российской Федерации», «О прокуратуре Российской Федерации», «Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации», «Об оперативно-розыскной деятельности», «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», в которых определяется назначение, состав, принципы деятельности и полномочия  судебных и правоохранительных органов; разработаны и приняты новые уголовный и уголовно-процессуальный кодексы Российской Федерации; внесены существенные изменения в Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности», образован Следственный комитет при прокуратуре РФ; созданы следственные подразделения в Федеральной службе РФ по контролю за оборотом наркотиков; предоставлены полномочия на производство дознания судебным приставам, органам государственного пожарного надзора, начальникам учреждений и органов уголовно-исполнительной системы и др.

Однако вышеперечисленные и другие меры, в том числе разработка и полная или частичная реализация федеральных целевых программ по борьбе с преступностью, в настоящее время, к сожалению, не дали ожидаемого эффекта. Основанием для такого вывода являются сопоставимые данные, приведенные в Концепции судебной реформы в РСФСР и содержащиеся в статистической отчетности МВД РФ за последние годы.

Если в 1990 г. в СССР было зарегистрировано 2,7 млн. преступлений, из них в первом полугодии нераскрыто 489 тыс., то в РФ за последние пять лет количество зарегистрированных и нераскрытых в первом полугодии преступлений составляет: 2005 г. – 3,5 млн. и 580,3 тыс.; 200 г. – 3,8 млн. и 934,1 тыс.; 2007 г. – 3,5 млн. и 887,7 тыс.; 2008 г. – 3,2 млн. и 720 тыс.; 2009 г. – 2,9 млн. и 610 тыс.

Не оправдались надежды и на повышение качества следственной деятельности, связанные с образованием Следственного комитета при прокуратуре РФ (далее – Следственный комитет), о чем свидетельствуют материалы Всероссийского совещания руководителей следственных органов Следственного комитета (31 января 2008 г.) и заседаний коллегии Следственного комитета,  (4 декабря 2008 г. и 12 февраля 2009 г.).

Таким образом, одной из проблем российского уголовного судопроизводства была и остается проблема низкого качества следственной деятельности, основными показателями которого считаются: необоснованность итоговых решений следователей, постановлений о задержании подозреваемых, о привлечении в качестве обвиняемых, а также нарушение прав участников уголовного судопроизводства и др.

В юридической науке низкое качество следственной деятельности объясняется причинами объективного и субъективного характера. При этом основными причинами считаются негативные обстоятельства, относящиеся непосредственно к самому следователю (О.Я. Баев, В.И. Власов, А.Д. Назаров, А.Б. Соловьев и др.). Вместе с тем непрофессионализм следователей не может служить универсальным объяснением низкого качества следственной деятельности.

Во-первых, принятие необоснованных решений (о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела или уголовного преследования и др.), как правильно отмечается в литературе (Р.С. Белкин, В.В. Трухачев и др.), может быть результатом противоправного воздействия на следователя.

Во-вторых, необоснованными нередко признаются решения, принятые квалифицированными следователями, имеющими достаточный опыт работы, деятельность которых контролируется надлежащим образом. Результаты, проведенных специальных исследований свидетельствуют о том, что ошибки в своей деятельности допускали старшие следователи и следователи по особо важным делам, причем две трети из них имели стаж следственной работы свыше трех лет, а половина из них – свыше пяти лет. Мало что изменилось в данной ситуации и ныне. Председатель Следственного комитета, комментируя факт возвращения на дополнительное расследование значительного количества уголовных дел, признал, что «многие следователи, допустившие ошибки, – не новички».

Определение причин допускаемых следователями логических и операционных ошибок является одной из актуальных задач науки уголовного процесса, а рациональным способом ее решения – анализ механизма реализации полномочий следователя на формирование фактической основы принимаемых им решений и на принятие тех решений, которые считаются показателями низкого качества его уголовно-процессуальной деятельности. Это свидетельствует, по нашему убеждению, не только об актуальности и необходимости, но и о повышенной теоретической и практической значимости монографического исследования данной проблемы, учитывающего реалии  современного законодательства и его применение в уголовном судопроизводстве.

Степень разработанности темы исследования. В науке уголовного процесса вопросы реализации полномочий следователя рассматриваются в рамках научного анализа: правовой природы полномочий следователя          (А.А. Власов и др.); процессуального статуса и функций следователя              (А.П. Гуляев, В.Д. Дармаева, В.Д. Зеленский, Е.И. Тишковец, В.В. Шимановский и др.); проблем обеспечения законности и обоснованности процессуальных решений следователя (О.Я. Баев, Н.В. Глинская, В.С. Зеленецкий, Ю.В. Манаев, Д.А. Солодов и др.), совершенствования досудебного производства                (Н.А. Власова, Ю.В. Деришев, Г.П. Химичева), производства следственных действий (В.М. Быков, В.В. Кальницкий, В.А. Семенцов, С.А. Шейфер), применения мер уголовно-процессуального принуждения (Б.Б. Булатов,          Е.Г. Васильева, З.З. Зинатуллин, З.Ф. Коврига, В.В. Николюк) и  т.д.

Предметом проведенных исследований были либо содержание полномочий следователя, либо отдельные элементы механизма их реализации. В результате механизм реализации полномочий следователя до сих пор остается одной из малоизученных категорий теории уголовного процесса, что является еще одним доводом актуальности предпринятого в настоящей работе исследования.

Кроме того, ряд ранее проведенных исследований этой проблемы осуществлялся в период действия УПК РСФСР 1960 г., который претерпел существенные изменения в связи с принятием Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации 2001 г. (далее – УПК РФ), последующих его изменений, в первую очередь касающихся правового статуса следователя, что с логической неизбежностью предопределяет необходимость учета этого в современном ее теоретическом осмыслении.

Цели и задачи исследования. Целью предпринятого исследования является анализ уголовно-процессуальной деятельности следователя для определения проблемных ситуаций, которые могут возникать либо возникают в процессе реализации его полномочий, и разработка научно-практических рекомендаций по их разрешению.

Задачами исследования являются:

- анализ теоретической основы реализации полномочий следователя, что предполагает уяснение целей уголовно-процессуальной деятельности следователя как детерминанты его полномочий, правовой природы полномочий следователя как средства достижения целей его уголовно-процессуальной деятельности, нормативной регламентации полномочий следователя и процедуры их реализации;

- построение теоретической модели механизма реализации полномочий следователя как исходного положения для определения круга проблем, возникающих в процессе реализации конкретных его полномочий;

- уяснение факторов, которые негативно влияют на функционирование механизма реализации полномочий, и разработка способов их нейтрализации;

- определение круга проблем, возникающих в связи с реализацией полномочий следователя на проверку сообщений о преступлениях;

- исследование механизма реализации полномочий следователя на разрешение сообщений о преступлениях для установления факторов, обусловливающих возникновение проблемных ситуаций при принятии решений о возбуждении уголовных дел и об отказе в возбуждении уголовных дел;

- анализ механизма реализации полномочий следователя на производство следственных действий,  установление причин допускаемых при этом ошибок и разработку научно-практических рекомендаций по их устранению;

- уяснение правовой природы полномочия следователя на привлечение в качестве обвиняемого и проблем реализации данного полномочия;

- анализ полномочия следователя на разрешение ходатайства подозреваемого или обвиняемого о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве и теоретическое осмысление проблем реализации данного полномочия как обнаруженных следственной практикой, так и прогнозируемых, исходя из законодательного закрепления института досудебного соглашения о сотрудничестве;

- анализ проблем реализации полномочий следователя на разрешение уголовного дела;

- разработка предложений, направленных на совершенствование механизма реализации полномочий следователя.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования в настоящей работе являются общественные отношения, возникающие в связи с реализацией полномочий следователя как средства достижения целей его уголовно-процессуальной деятельности, а также теория и практика последней.

Предметом настоящего исследования является нормативная основа полномочий следователя и механизма их реализации, выявление соответствующих закономерностей, на основе которых – авторское видение путей и средств разрешения правовых и практических коллизий в механизме реализации полномочий следователя.

В предмет исследования включена юридическая практика, объективированная в опубликованной судебной практике по уголовным делам Верховного Суда РФ как фактор, влияющий на функционирование механизма реализации полномочий следователя.

Методологическую основу предпринятого исследования образуют диалектический метод познания действительности, а также методы моделирования, сравнительного, исторического, логико-юридического, конкретно-социологического, системно-структурного анализа.

Теоретическую базу исследования составляют труды известных ученых в области философии (Л.П. Буева, Е.К. Войшвилло, Б.А. Воронович,              М.В. Демин, Т.А Казакевич, Д.А. Керимов, В.А. Колеватов, В.А. Леванский,  В.Г. Макаров, А.А. Чунаева), психологии (А.В. Дулов, И.М. Кондаков,            В.А. Крутецкий, А.Н. Леонтьев, А.Р. Ратинов, Н.В. Рейнвальд, О.К. Тихомиров); теории деятельности (М.С. Каган, А.Г. Мамиконов, В.С. Тюхтин); общей теории права (С.С. Алексеев, К.Т. Бельский, Ю.И. Гревцов, В.П. Казимирчук,            А.В. Мальцев); теории уголовного процесса (Л.Б. Алексеева, Б.Т. Безлепкин, В.П. Божьев, В.М. Быков, В.В. Вандышев, Б.Я. Гаврилов, Л.В. Головко,         Г.Ф. Горский, В.Н. Григорьев, А.П. Гуляев, С.П. Ефимичев, Н.В. Жогин,        З.Ф. Коврига, Л.Д. Кокорев, А.М. Ларин, П.А. Лупинская, З.В. Макарова,       И.Б. Михайловская,  И.Л. Петрухин, А.В. Победкин, А.В. Смирнов,                М.С. Строгович, Ю.Г. Торбин, М.А. Чельцов, С.А. Шейфер, П.С. Элькинд и др.); криминалистики (О.Я. Баев, А.Р. Белкин, Р.С. Белкин, Ю.В. Гаврилин, В.И. Гончаренко, В.Н. Яшин и др.); и теории оперативно-розыскной деятельности (Е.А. Доля, В.И. Зажицкий и др.).

Отдельные положения работы основываются на трудах, написанных во время действия Сводов законов Российской империи 1830 и 1841 г. г., а также Устава уголовного судопроизводства 1864 г. (И.Я. Баршев, Н.М. Гернет,        В.П. Даневский, М.В. Духовской, А.А. Квачевский, П.И. Люблинский,           П.В. Макалинский, Н.Н. Полянский, В.С. Случевский, И.Я. Фойницкий и др.).

Правовой и информационной основой исследования явились: международно-правовые договоры Российской Федерации; Конституция РФ; уголовное и уголовно-процессуальное законодательство РФ, ведомственные нормативно-правовые акты, применяемые в уголовно-процессуальной деятельности следователя; решения Конституционного Суда РФ; постановления Пленума Верховного Суда РФ, обзоры и обобщения следственной и судебной практики по вопросам применения уголовно-процессуальных норм в досудебном производстве.

Эмпирическая база исследования. Автором по специально разработанным анкетам в течение 2002–2009 гг. изучено 367 архивных уголовных дел. По ряду актуальных и спорных вопросов производства следственных действий проведено интервьюирование 186 следователей.

В ходе диссертационного исследования автором изучено свыше 50 постановлений и определений Конституционного Суда РФ, около 200 решений Президиума Верховного Суда РФ и Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ. Использован личный  многолетний опыт работы в органах предварительного следствия, а также в качестве члена научно-консультативного совета при Белгородском областном суде.

Научная новизна исследования заключается в том, что оно представляет первую монографическую работу, в которой на основе современного уголовно-процессуального законодательства, анализа и обобщения теоретических концепций сформулировано понятие целей уголовно-процессуальной деятельности следователя и предложена их система, обусловленная стадийным характером досудебного производства по уголовным делам.

В диссертации сформулирована гипотеза, согласно которой способность полномочий следователя выполнять функцию средств достижения целей его уголовно-процессуальной деятельности в значительной мере зависит от их точной и полной нормативной регламентации. Отмечается, что между нормами УПК РФ и федеральных законов существуют противоречия, которые порождают проблемы реализации полномочий следователя на производство некоторых следственных действий и применение мер процессуального принуждения.

Автором впервые разработана теоретическая модель реализации полномочий следователя. В частности, выявлены функции различных элементов механизма реализации полномочий следователя (правовых норм, профессионального правосознания следователя, юридической практики) по переводу предписаний правовых норм, регламентирующих уголовно-процессуальную деятельность следователя в уголовно-процессуальные действия. Это дает возможность для дальнейшего исследования позитивных и негативных аспектов влияния различных правовых и социально-психологических факторов на механизм реализации полномочий следователя.

Выявлена несогласованность норм УПК РФ, устанавливающих полномочия следователя на проверку сообщений о преступлениях путем направления требований о проведении документальных проверок и ревизий, исследования предметов, документов и трупов,  и ведомственных нормативных актов, регламентирующих проведение указанных исследований, проверок и ревизий.

Приводятся дополнительные аргументы в обоснование необходимости законодательного определения следственных действий как основного средства достижения целей уголовно-процессуальной деятельности.

Выявлены проблемы реализации полномочий следователя на производство следственных действий, которые редко попадают в поле зрения представителей юридической науки, и предложены способы их решения.

В диссертации критически осмысливается исключение из УПК РФ  такого основания прекращения уголовного дела, как недоказанность участия обвиняемого в совершении преступления. Это не исключает возникновения на стадии предварительного расследования ситуаций недоказанности участия подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления, но уголовные дела прекращаются по таким основаниям, как: отсутствие события преступления, отсутствие в деянии состава преступления или непричастность подозреваемого (обвиняемого) к совершению преступления. При этом в некоторых случаях (в частности, по уголовным делам об изнасиловании) презумпция добропорядочности потерпевшего приносится в жертву презумпции невиновности подозреваемого (обвиняемого), однако полная реабилитация последнего не наступает, так как юридическое признание невиновным не равнозначно моральной реабилитации.

Автор приводит дополнительные аргументы в поддержку предложения о совершенствовании ст. 220 УПК РФ (О.Я. Баев) и считает необходимым предусмотреть в ней требование, об изложении в обвинительном заключении отношения обвиняемого к предъявленному обвинению, а также доводов, приведенных обвиняемым и его защитником, для опровержения предъявленного обвинения. В таком случае следователь не будет ограничиваться, как это часто бывает, бессистемным изложением имеющихся в уголовном деле доказательств, а давать их анализ для опровержения приведенных стороной защиты доводов, что является существенным фактором, обеспечивающим обоснованность реализации полномочия следователя на окончание предварительного следствия путем направления уголовного дела прокурору с обвинительным заключением.

На защиту выносятся следующие положения, являющиеся новыми или обладающие элементами новизны:

1.Системообразующими факторами уголовно-процессуальной деятельности следователя являются цели, т.е. установленные уголовно-процессуальным законом результаты, которые должны быть получены на определенном этапе досудебного производства.

2. Достижение целей уголовно-процессуальной деятельности следователя обеспечивается системой таких средств, как: полномочия следователя, криминалистические средства, результаты оперативно-розыскной деятельности и психолого-педагогические средства. При этом в иерархии указанных средств полномочия следователя занимают доминирующее положение, поскольку их реализация является единственным способом использования других средств.

3. Основными правовыми средствами достижения целей уголовно-процессуальной деятельности следователя являются его полномочия. В свою очередь, цели являются детерминантами законодательного закрепления полномочий следователя. Это свойство целей представляет собой единственный критерий, на основании которого можно судить о способности полномочий следователя и существующего механизма их реализации выполнять функции средства достижения целей уголовно-процессуальной деятельности следователя.

4. Полномочия следователя способны выполнять функции средств достижения целей при условии их точного законодательного определения. Данное условие по отношению к отдельным полномочиям следователя не соблюдается, что привело к возникновению коллизий между нормами УПК РФ, регламентирующими полномочия следователя, и нормами иных федеральных законов, в которых установлены ограничения на их реализацию.

5. Механизм реализации полномочий следователя представляет собой управляемую психикой следователя динамическую систему, где каждый из образующих ее структурных элементов выполняет определенные функции по переводу предписаний правовых норм о мере возможного и должного поведения в уголовно-процессуальные действия следователя, в каждом случае получения информации, детерминирующей реализацию определенного полномочия следователя. В механизме реализации полномочий следователя, как совокупности определенных  процессов  и состояний, различаются три стадии: 1) формирование установки на принятие решения о реализации соответствующего полномочия; 2) принятие решения о реализации полномочия; 3) исполнение принятого решения. В механизме реализации отдельных полномочий следователя выделяется стадия установления оснований для принятия решения.

6. Полномочие следователя на проверку сообщения о преступлении не обеспечено процедурными предписаниями, что зачастую является причиной неполноты проведенных проверок и необоснованности итоговых решений следователя в стадии возбуждения уголовного дела.

7. Для устранения проблемных ситуаций, возникающих в связи с неопределенностью понятия «следственные действия», необходимо его законодательное определение, путем включения в ст. 5 УПК РФ дефинитивной нормы следующего содержания: «следственное действие – предусмотренный настоящим Кодексом комплекс познавательных и удостоверительных операций, выполняемых для получения сведений, которые могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу».

8. Реализация полномочия следователя на производство осмотра существенно осложняется в ситуациях, когда жилище является предполагаемым местом происшествия, а проживающие в нем лица отказываются допустить следователя и других участников для производства данного следственного действия. Это требует четкого определения условий, при наличии которых на осмотр жилища распространяется положение, закрепленное в ч.5 ст. 177 УПК РФ. В частности, 78 % опрошенных следователей указали на то, что они испытывали проблемы при производстве осмотра жилища, обусловленные недостаточно четкой регламентацией данного следственного действия в УПК РФ.

9. УПК РФ не содержит положений об основаниях допуска адвоката к участию в производстве обыска; о процедуре допуска адвоката к участию в следственном действии; о действиях следователя в случае заявления лицом, в помещении которого должен производиться обыск, ходатайства об отложении обыска до явки адвоката и др. Это обстоятельство требует дополнения ст.182 УПК РФ нормами, регламентирующими порядок действий следователя в данной ситуации, проект которых предлагается в работе.

10. Законодательный пробел в отношении реализации полномочия следователя на получение предметов и документов, представляемых участниками уголовного судопроизводства, для приобщения к уголовному делу в качестве доказательств, должен быть устранен путем установления процедуры процессуального оформления факта их получения следователем.

11. Полномочия следователя на получение и разрешение ходатайства подозреваемого или обвиняемого о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве нуждаются в уточнении путем установления процедуры проверки следователем полученного ходатайства.

12. Анализ правовой природы привлечения в качестве обвиняемого приводит к выводу о том, что это начальный этап привлечения к уголовной ответственности лица, в отношении которого собраны доказательства, дающие основания для обвинения в совершении преступления. Следовательно, на привлечение в качестве обвиняемого в полном объеме распространяется сформулированное в ст. 8 Уголовного кодекса РФ положение, согласно которому «основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом».

Теоретическая и практическая значимость исследования.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что сформулированные в нем научные положения раскрывают понятие и сущность полномочий следователя как средства достижения целей его уголовно-процессуальной деятельности, а их реализации как способа достижения указанных целей.

Кроме того, теоретическое значение исследования определяется глубиной анализа таких базовых категорий, как цели уголовно-процессуальной деятельности следователя, средства их достижения, проблемы реализации полномочий следователя как факторов, детерминирующих принятие незаконных и необоснованных решений.

Теоретические положения настоящего исследования образуют в своей совокупности новое крупное научное достижение, повышающее потенциал науки уголовного процесса.

Практическая значимость исследования. Работа содержит ряд предложений по совершенствованию действующего уголовно-процессуального законодательства, сформулированных в виде проектов конкретных уголовно-процессуальных норм. В частности, результаты исследования позволили обосновать предложения об изменении, дополнении, введении новых редакций более чем 30 статей УПК РФ. Многие из содержащихся в работе рекомендаций могут быть непосредственно внедрены в практическую уголовно-процессуальную деятельность следователей.

Содержащиеся в диссертации научные положения и выработанные на их основе рекомендации могут быть использованы при подготовке учебной и научной литературы, а также найти применение в учебном процессе по курсу «Уголовно-процессуальное право» и связанных с этой дисциплиной спецкурсов, при повышении квалификации дознавателей и следователей.

Апробация результатов исследования. Результаты диссертационного исследования проверялись и апробировались по нескольким направлениям.

Диссертация обсуждалась на заседании кафедры криминалистики Воронежского государственного университета и на научных и научно-практических конференциях (г. г. Москва, Воронеж, Белгород и др.)

Результаты диссертационного исследования внедрены в учебный процесс Академии экономической безопасности МВД России, Волгоградской академии МВД России, Омской академии МВД России, Белгородского юридического института МВД России,  Воронежского юридического института МВД России и ряда других высших учебных заведений, а также в практическую деятельность УВД по Белгородской области, что подтверждается актами внедрения.

По результатам диссертационного исследования автором разработан спецкурс «Проблемы уголовно-процессуальной деятельности следователя» для студентов уголовно-правовой специализации юридического факультета Белгородского государственного университета.

По теме диссертации опубликованы 40 научных статей, 8 из которых в изданиях, рекомендуемых ВАК РФ, три монографии, учебное пособие, главы в комментариях к Уголовно-процессуальному кодексу РФ и руководствах для следователей; всего автором по теме диссертационного исследования опубликовано 58 работ, общим объемом 227,9 п.л.

Структура и объем диссертации обусловлены целью и задачами проведенного исследования. Работа состоит из введения, двух разделов, включающих в себя 8 глав, разбитых на 24 параграфа, заключения, библиографического списка и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ





Во введении обосновывается актуальность и степень разработанности темы диссертационного исследования; определяются его объект и предмет, формулируются цель и задачи. В данном разделе характеризуются методологические основы и методы исследования; раскрывается научная обоснованность и достоверность результатов исследования, его научная новизна и основные положения, выносимые на защиту; определяется теоретическая и практическая значимость работы; приводятся сведения об апробации и внедрении результатов исследования.

Первый раздел  «Полномочия следователя как средства достижения целей его уголовно-процессуальной деятельности»  посвящен анализу теоретической основы реализации полномочий следователя как основных средств достижения целей его уголовно-процессуальной деятельности.

Раздел состоит из трех глав.

Глава 1. Цели уголовно-процессуальной деятельности следователя и средства их достижения.

В первом параграфе  «Понятие и система целей уголовно-процессуальной деятельности следователя» обосновывается необходимость уяснения понятия целей уголовно-процессуальной деятельности следователя. В обоснование указанной необходимости положена философская концепция, согласно которой любая сознательная деятельность человека осуществляется целенаправленно (А.П. Огурцов, А.В. Петровский, Э.Г. Юдин,                          В.Г. Ярошевский); уголовно-процессуальная деятельность следователя в этом отношении не является исключением.

Исходя из высказанных в философии суждений о том, что цель представляет собой предвосхищение в мышлении результата, а также способ интеграции различных действий человека в некоторую последовательность или систему» (Н.Н. Трубников, Т.А. Чунаева) и что «определенная цель требует и определенных соответствующих средств; средства – инструмент осуществления цели, и в этом плане средство выступает как подчиненное, цель как бы господствует над ним» (А.А. Казакевич), автор формулирует тезис, согласно которому цели являются детерминантами законодательного закрепления полномочий следователя и системообразующими факторами его уголовно-процессуальной деятельности.

Обусловленность полномочий следователя целями осуществляемой им уголовно-процессуальной деятельности и указанные выше свойства целей имеют важное методологическое значение для исследования механизма реализации полномочий следователя. Главным образом, это относится к такому свойству целей уголовно-процессуальной деятельности следователя, как способность выполнять функцию детерминант его полномочий. В силу этого свойства цели уголовно-процессуальной деятельности следователя представляют собой единственный критерий, на основании которого можно судить о способности полномочий следователя и существующего механизма их реализации выполнять функции средства их достижения.

Между тем использование целей уголовно-процессуальной деятельности следователя как инструмента научного исследования проблематично из-за отсутствия в российском уголовно-процессуальном законодательстве дефинитивной нормы, в которой давалось бы их легальное определение.

Автор приходит к выводу о том, чтов уголовно-процессуальной деятельности следователя цель – это установленный уголовно-процессуальным законом результат, который должен быть получен путем реализации конкретных полномочий следователя в целом или на определенном этапе его уголовно-процессуальной деятельности.

Соответственно предлагается следующая система целей уголовно-процессуальной деятельности следователя: 1) цели реализации конкретных полномочий следователя; 2) цели, которые должны быть достигнуты на стадии возбуждения уголовного дела (установить наличие или отсутствие признаков уголовно-правового конфликта, разрешить сообщение о преступлении); 3) цели, которые должны быть достигнуты на стадии предварительного расследования (установить наличия или отсутствия обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ и разрешить  уголовное  дело одним  из  способов,  предусмотренных ч. 1   ст. 213, ст. 220, ч. 1 ст. 427 и ч. 1 ст. 439 УПК РФ).

Во втором параграфе  «Система средств достижения целей уголовно-процессуальной деятельности следователя»  диссертант, используя в качестве исходного положения разработанные в различных отраслях науки определения средства (Т.А. Казакевич, А.А. Квачевский, М.Г. Макаров, А.А. Чунаева,       П.С. Элькинд), приходит к выводу о том, что основными средствами достижения целей уголовно-процессуальной деятельности следователя являются его процессуальные полномочия.

Кроме того, производство следственных действий в ряде случаев невозможно без применения разработанных в криминалистике технических средств (прежде всего различных поисковых приборов), тактических приемов, результатов оперативно-розыскной деятельности, педагогических знаний, а также знаний в области общей, в том числе юношеской, и судебной психологии.

Рассматривая указанную выше систему средств, диссертант акцентирует внимание на применении результатов оперативно-розыскной деятельности в качестве средств достижения целей уголовно-процессуальной деятельности следователя.

Автор диссертационного исследования разделяет высказанное в юридической науке мнение о том, что результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть основаниями для производства отдельных следственных действий, а также фактического задержания подозреваемого, если применение этой меры процессуального принуждения действительно носит экстренный, неотложный характер (О.Я. Баев, В.И. Зажицкий и др.).

Результаты оперативно-розыскных мероприятий (таких, как проверочная закупка, снятие информации с технических каналов связи,  оперативный эксперимент и др.) объективируются в соответствующих документах и могут приобщаться к уголовному делу в порядке ст.84 УК РФ, т.е. как иные документы (А.Р. Белкин).

Глава 2. Полномочия следователя как средства достижения целей уголовно-процессуальной деятельности следователя.

Первый параграф главы  «Правовая природа полномочий следователя»  посвящен анализу вербальной формы закрепления полномочий следователя в тех нормах УПК РФ, в которых устанавливается порядок действий следователя в конкретных процессуальных ситуациях. В результате автор пришел к выводу о том, что большинство полномочий следователя по своей правовой природе являются его процессуальными обязанностями. Это объясняется тем, что полномочия следователя представляют собой основные средства достижения целей его уголовно-процессуальной деятельности, и поэтому закон не может ставить достижение в зависимость от усмотрения следователя.

По мнению диссертанта, такое положение предполагает детальную нормативную регламентацию как самих полномочий следователя, так и процедуры их реализации.

Во втором параграфе  «Нормативная регламентация полномочий следователя»  автор анализирует отдельные полномочия следователя с точки зрения их законодательного закрепления и  обращает внимание на то, что в УПК РФ, в международных договорах РФ и в некоторых федеральных законах полномочий следователя ограничены.

При этом между нормами УПК РФ и международными договорами коллизии не возникают (во всяком случае, не должны возникать) в силу приоритета последних над нормами национального законодательства, закрепленного в ст. 15 Конституции РФ и в ст. 1 УПК РФ.

В то же время правовые коллизии возникают между нормами УПК РФ, регламентирующими особенности досудебного производства в целом и в отношении  отдельных категорий лиц (ст. 449 УПК РФ; о порядке возбуждения уголовных дел, задержания подозреваемых и др.).

Существует также коллизия между нормами УПК РФ, регламентирующими полномочия следователя на производство следственных действий, и Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Анализ ситуаций, в которых могут возникать (в ряде случаев и возникают), коллизии между нормами УПК РФ и указанными федеральными законами, позволил сформулировать предложения о внесении изменений как в УПК РФ, так и в иные федеральные законы.

В частности, предлагается исключить из ст. 449 УПК РФ (Задержание) формулировку «за исключением случаев задержания на месте преступления» и дополнить статью словами «депутат законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ». По мнению диссертанта, коллизию между ст. 29, 91, 92 УПК РФ и ст. 17 Федерального закона «Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации» следует разрешить путем исключения из ст. 17 названного Федерального закона части четвертой, согласно которой при исполнении сотрудником ФСБ служебных обязанностей не допускается его задержание без официального представителя органов ФСБ или решения суда.

В третьем параграфе  «Нормативная регламентация процедуры реализации полномочий следователя» автор формулирует положение, согласно которому полномочия следователя становятся средствами достижения целей его уголовно-процессуальной деятельности лишь в процессе их реализации, для чего они должны быть обеспечены процедурными предписаниями.

Анализ действующего уголовно-процессуального законодательства с точки зрения обеспеченности полномочий следователя процедурными предписаниями приводит к выводу о том, что ряд полномочий следователя полностью или частично не обеспечен процедурными предписаниями. Это является причиной логических ошибок, допускаемых следователями на стадии принятия решений о реализации конкретных полномочий и операционных ошибок на стадии исполнения принятых решений.

Сложившееся положение подтверждает необходимость разработки теоретической модели механизма реализации полномочий следователя как инструмента исследования проблем реализации полномочий следователя на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования.

Глава 3. Механизм реализации полномочий следователя.

В первом параграфе  «Структура механизма реализации полномочий следователя» автор констатирует, что единственным способом установления признаков, образующих понятие механизма применительно к предпринимаемому исследованию, является метод моделирования действительности, диалектически сочетающий в себе абстрактно-логические и эмпирические аспекты и основанный на процессе постепенного проникновения в сущность исследуемых целостных системных объектов, называемых оригиналами, путем последовательного создания, анализа и применения концептуальных, информационных, математических и иных систем, называемых моделями и отражающих те свойства систем-оригиналов, которые необходимо учитывать для достижения целей и решения задач исследования, а также получения новых знаний об оригиналах (В.А. Леванский, В.Н. Сагатовский,   В.С. Тюхтин).

Диссертант пришел к выводу о том, что структурными элементами механизма реализации полномочий следователя, осуществляемых с момента получения сообщения о преступлении и до его разрешения, являются следующие: 1) информация, которая детерминирует уголовно-процессуальную деятельность следователя; 2) профессиональное правосознание следователя;     3) правовые нормы, в которых содержатся предписания следователю относительно образа его действий, а также правоположения, сформулированные в решениях Конституционного Суда РФ и Пленума Верховного Суда РФ.

Названные элементы распространяют свое действие на все стадии феномена полномочий следователя: 1) стадию формирования установки на реализацию соответствующего полномочия; 2) стадию принятия решения о реализации данного полномочия; 3) стадию исполнения принятого решения.

Второй параграф «Функции правовых норм в механизме реализации полномочий следователя» посвящен анализу функций, выполняемых юридическими фактами и правовыми нормами в механизме реализации полномочий следователя.

Понимание функций права и правовых норм в общей теории права (исследованных в работах В.П. Кулакова, Т.Н. Радько, Н.Н. Рыбушкина, И.Н. Сенякина и др.) дает основание для вывода о том, что правовые нормы призваны выполнять в механизме реализации полномочий следователя информационную, регулятивную, конкретизирующую, оценочную и обеспечительную функции, а также функцию формирования целеустановки.

Третий параграф «Функции профессионального правосознания в механизме реализации полномочий следователя».

Критическое осмысление высказанных в общей теории права суждений относительно функций правосознания позволило автору сделать вывод о том, что в механизме реализации полномочий следователя решающее значение имеют познавательная, оценочная, регулятивная, прогностическая и конкретизационная функции профессионального правосознания следователя.

В четвертом параграфе «Роль юридической практики в механизме реализации полномочий следователя»диссертант обосновывает мнение, что  юридическая практика выполняет в механизме реализации полномочий следователя ориентирующую функцию, суть которой состоит в том, что результаты юридической деятельности «присоединяясь к нормативной основе механизма правового регулирования, выполняют задачу по организации судебной и иной индивидуально-правовой деятельности правоприменительных органов» (С.С. Алексеев).

Указанную функцию в механизме реализации полномочий следователя выполняет, главным образом, юридическая практика, объективированная в решениях Конституционного Суда РФ, постановлениях и определениях Пленума Верховного Суда РФ, Президиума Верховного Суда РФ.

Рассматривая ориентирующую функцию юридической практики, автор акцентирует внимание на проблемах применения в процессе реализации полномочий следователя правовых позиций, сформулированных в определениях Конституционного Суда РФ, в которых он дает толкование отдельных процессуальных норм, тем самым устанавливает полномочия следователя и суда, неизвестные действующему уголовно-процессуальному законодательству (например, реализовывать вещественные доказательства в виде спиртосодержащей продукции на основании судебного решения).

Между тем правовые позиции Конституционного Суда РФ не относятся к источникам уголовно-процессуального права. Это обстоятельство отмечают     97 % опрошенных следователей, по мнению которых правовые позиции Конституционного Суда РФ, устанавливающие полномочия следователя или иной порядок реализации закрепленных в УПК РФ полномочий, необходимо легализовать путем внесения изменений и дополнений в соответствующие  нормы УПК РФ.

Второй раздел «Проблемы реализации полномочий следователя»  посвящен анализу проблем реализации отдельных полномочий следователя в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Он включает в себя пять глав.

Глава 1. Полномочия следователя на рассмотрение сообщений о преступлениях и проблемы их реализации.

В первом параграфе  «Полномочия следователя на проверку сообщений о преступлениях и проблемы их реализации» автор, основываясь на изучении следственной практики, приходит к выводу о том, что реально документальные проверки и ревизии в стадии возбуждения уголовного дела проводятся по инициативе органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, в целях обнаружения преступлений, совершаемых в сфере экономической деятельности.

Большинство сообщений, поступающих в правоохранительные органы, также не могут быть проверены путем назначения документальных проверок и ревизий и/или истребования необходимой для проверки информации от редакций средств массовой информации. Чаще всего для принятия одного из решений, указанных в ч. 1 ст. 145 УПК РФ, необходима информация об обстоятельствах совершенного или предполагаемого преступления, которая может быть получена от потерпевшего, очевидцев, осмотра места происшествия или тела потерпевшего либо лица, предположительно совершившего преступление, и др. 

В связи с этим в следственной практике достаточно широко используются такие средства получения необходимой информации, как отобрание объяснений от граждан, истребование необходимых материалов, назначение предварительных исследований.

В то же время действующее уголовно-процессуальное законодательство не предоставляет следователю право на истребование этих документов и осуществление названных действий в стадии возбуждения уголовного дела.

Отсутствие законодательной регламентации полномочий следователя на истребование необходимых материалов создает предпосылки для обжалования его действий лицами, заинтересованными в том, чтобы производство по уголовному делу закончилось принятием реабилитирующего их решения; такие жалобы будут удовлетворены с полным на то основанием.

Кроме того, создаются предпосылки для признания незаконными и необоснованными решений о возбуждении уголовных дел, принимаемых на основе полученных такими способами сведений.

По мнению диссертанта, объяснения граждан отвечают всем признакам документов, указанным в ст. 84 УПК РФ, что дает основание поставить перед законодателем вопрос о соответствующем дополнении главы 19 УПК РФ.

В данной части работы автор приводит дополнительные аргументы в обоснование высказанных в юридической науке предложений о разрешении назначения и производства на стадии возбуждения уголовного дела судебных экспертиз, если это не связано с применением мер процессуального принуждения к участникам уголовного судопроизводства.

Во втором параграфе «Полномочие следователя на производство освидетельствования на стадии возбуждения уголовного дела и проблемы его реализации»диссертант пришел к выводу о том, что данное следственное действие может быть способом установления основания для возбуждения уголовного дела лишь в том случае, если в результате освидетельствования на теле освидетельствуемого обнаружены следы преступления или телесные повреждения и установлена связь между ними и совершением преступления, по признакам которого осуществляется проверка.

Кроме того, автор полагает необходимым установить порядок изъятия следов преступления с тела освидетельствуемого лица и тем самым привести   ст. 179 УПК РФ в соответствие с ч. 3 ст. 180 УПК РФ, согласно которой в протоколе освидетельствования должно быть указано, в частности, «какие предметы изъяты и опечатаны и какой печатью». О необходимости такого дополнения высказалось 85 % опрошенных следователей.

В третьем параграфе «Полномочия следователя на разрешение сообщений о преступлениях и проблемы их реализации» рассматривается комплекс вопросов, возникающих в связи с реализацией полномочия следователя на возбуждение уголовного дела частнопубличного обвинения, и высказываются рекомендации относительно реализации данного полномочия следователя.

На взгляд автора, проблемный характер нередко приобретает реализация полномочия следователя на возбуждение уголовного дела о преступлении, причинившем вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием. На основе анализа этой ситуации диссертант формулирует ряд  законодательных предложений, в частности: о приведении содержания ст. 23 УПК РФ в соответствие с ее наименованием и разграничении согласия на возбуждение уголовного дела и осуществление уголовного преследования; о дополнении ст. 144 УПК РФ самостоятельной частью, устанавливающей обязанность следователя уведомлять руководителя такой организации об имеющихся основаниях для возбуждения уголовного дела с постановкой перед ним вопроса о согласии на возбуждение уголовного дела; о дополнении ч. 1 ст. 24 УПК РФ самостоятельным основанием, исключающем возбуждение уголовного дела или влекущем прекращение уголовного дела или уголовного преследования, в связи с отсутствием на то согласия руководителя коммерческой или иной организации, если совершенным деянием причинен вред интересам исключительно данной организации.

Глава 2. Полномочия следователя на производство отдельных следственных действий и проблемы их реализации.

В первом параграфе «Понятие и система следственных действий»  диссертант анализирует сложившиеся в юридической науке подходы к определению понятия следственных действий (О.Я. Баев, В.М. Быков,            И.Е. Быховский, В.И. Зажицкий, А.М. Ларин, А.Б. Соловьев, С.А. Шейфер и др.), нормы УПК РФ, в которых содержится упоминание о следственных действиях, и дает их классификацию.

Второй параграф данной главы  «Проблемы реализации полномочий следователя на производство осмотра» посвящен проблемным ситуациям, возникающим в связи с принятием решений о производстве осмотра жилища, в частности анализу правовой неопределенности понятия «жилище», а также проблемам, кого следует считать проживающим в подлежащем осмотру жилище (лиц, проживающих в нем постоянно или временно, зарегистрированных в этом жилище или нет, но владеющих этим жилищем на праве собственности); каким образом и у кого следователь должен получить согласие, если в жилище проживают несколько человек, в том числе несовершеннолетние и др.  Автор предлагает ряд законодательных  предложений по разрешению названных проблем.

Реализация полномочия следователя по производству эксгумации трупа осложняется тем, что в УПК РФ нет ответа на ряд вопросов: что следует понимать под эксгумацией трупа; каким образом должны быть уведомлены близкие родственники и (или) родственники покойного о предстоящей эксгумации трупа; должен ли следователь устанавливать всех близких родственников и (или) родственников покойного и получать согласие каждого из них или кого-либо одного и др.

По мнению диссертанта, для разрешения указанных вопросов ч. 3 ст. 178 УПК РФ необходимо изложить в следующей редакции: «При необходимости извлечения трупа из места захоронения следователь выносит постановление об эксгумации и уведомляет об этом близких родственников (родственников) покойного. Если близкие родственники (родственники) возражают против эксгумации или отсутствуют сведения о них, либо они являются подозреваемыми или обвиняемыми в совершении преступления, повлекшего смерть потерпевшего, разрешение на эксгумацию выдается судом».

В третьем параграфе «Проблемы производства обыска и выемки» в частности, рассматривается ситуация, когда к моменту производства обыска в жилище либо не установлено местонахождение лиц, с участием которых он должен быть произведен, либо эти лица по иным причинам не могут принять участие в данном следственном действии. Автор полагает, что первое предложение ч. 11 ст. 182 УПК РФ следует дополнить словами «а в случае невозможности участия этих лиц – представитель жилищно-эксплуатационной организации или местного органа самоуправления».

Еще более проблематична реализация полномочия следователя по производству обыска в жилище в присутствии защитника или адвоката другого лица в ситуациях, усложняющих возможность обеспечения этого права обыскиваемого.

Эта коллизия должна быть разрешена путем закрепления в ч. 11 ст. 182 УПК РФ положения, согласно которому в случаях, не терпящих отлагательства и при невозможности обеспечить присутствие при производстве обыска защитника подозреваемого или обвиняемого, следователь производит обыск без его участия.

Обращается внимание также на то, что, если УПК РФ установлен порядок допуска к участию адвоката в уголовном деле в качестве защитника (наличие удостоверения адвоката и ордера – ч. 5 ст. 49 УПК РФ), то относительно условий допуска адвоката для участия в производстве обыска и допросе свидетеля закон никаких указаний не содержит.

Согласно ч. 5 ст. 183 УПК РФ «в случае отказа выдать требуемые предметы или документы следователь осуществляет их выемку принудительно». Между тем из содержания ст. 183 УПК РФ невозможно сделать вывод о том, что следует понимать под принудительной выемкой.

Для устранения возникшей неопределенности целесообразно изложить ч. 5 ст. 183 УПК РФ в следующей редакции: «До начала выемки следователь предлагает выдать предметы и документы, подлежащие изъятию, а в случае отказа производит обыск в порядке, предусмотренном частью пятой статьи 165 настоящего Кодекса».

В параграфе четвертом данной главы «Проблемы реализации полномочий следователя на производство допроса, очной ставки, предъявления для опознания и проверки показаний на месте» автор обращает внимание на ряд проблемных ситуаций, возникающих при производстве указанных следственных действий.

В частности, в следственной практике возникает неопределенность в понимании закрепленного в ч. 2 ст. 189 УПК РФ положения, согласно которому в ходе допроса запрещается задавать наводящие вопросы, а «в остальном следователь свободен при выборе тактики допроса».

Диссертант разделяет точку зрения О.Я. Баева о том, что данное положение «может быть воспринято на практике как индульгенция для применения следователем тактических приемов, не соответствующих критериям их допустимости…».

Критически оценивая положение ч. 6 ст. 173 УПК РФ автор считает целесообразным дополнить ее следующей формулировкой: «за исключением случаев необходимости допросить обвиняемого по поводу новых обстоятельств, связанных с обвинением». Такого же мнения придерживается большинство следователей (98,3 % от числа опрошенных).

Автор считает, что повторное опознание может быть произведено в случае, если предыдущее опознание было произведено: а) когда опознающий находился в состоянии временного расстройства психики, зрения, слуха и поэтому не мог адекватно воспринимать происходящее; б) когда первоначальное опознание производилось в условиях, худших по сравнению с условиями, в которых происходило наблюдение опознаваемого лица или предмета. При повторном опознании непременным условием является предъявление лица среди тех же лиц, что и при первоначальном опознании.

В пятом параграфе «Проблемы реализации полномочия следователя на назначение судебных экспертиз» автор обращает внимание на то, что согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ обвиняемому и его защитнику должна быть обеспечена возможность ознакомления с данными, свидетельствующими о надлежащей квалификации эксперта, в том числе если судебная экспертиза поручается лицу, не являющемуся государственным судебным экспертом. Формально такими данными являются сведения о профессиональных обязанностях лица, назначенного экспертом, о наличии у него специального образования и ученой степени, что в совокупности и дает основание для вывода о наличии у лица специальных знаний.

В шестом параграфе данной главы «Полномочия следователя на производство иных процессуальных действий и проблемы их реализации» диссертант приходит к выводу о том, что действия следователя в случае представления участниками уголовного судопроизводства документов или предметов в ходе предварительного следствия представляют следующий алгоритм: составление протокола; допрос лица, представившего предмет (документ) о времени, месте и других обстоятельствах их обнаружения, приобретения и хранения; приобщение полученного объекта к материалам уголовного дела путем вынесения об этом постановления.

Во избежание проблемных ситуаций, которые возникают в следственной практике, указанный порядок целесообразно закрепить в УПК РФ.

Глава 3. Полномочия следователя на разрешение ходатайства подозреваемого или обвиняемого о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве и проблемы его реализации.

В этой главе автор приходит к выводу, что данное полномочие относится к «латентным полномочиям» и не обеспечено процедурными предписаниями в должной мере. В связи с этим диссертант предлагает дополнить главу 40.1 УПК РФ соответствующими нормами. В частности, он полагает, что следователь при возбуждении в отношении лица уголовного дела о тяжком или особо тяжком преступлении, при задержании лица по подозрению в совершении такого преступления или применения к нему пресечения в виде заключения под стражу, либо предъявлении обвинения в совершении такого преступления должен разъяснить подозреваемому (обвиняемому) право заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

Глава 4. Полномочие следователя на привлечение в качестве обвиняемого и проблемы его реализации.

В первом параграфе «Понятие привлечения в качестве обвиняемого по российскому уголовно-процессуальному законодательству» автор анализирует понятие «привлечение в качестве обвиняемого», как исходное положение для определения процессов (состояний), которые образуют механизм реализации этого полномочия следователя.

Диссертант пришел к выводу, что привлечение в качестве обвиняемого состоит из составления постановления о привлечении в качестве обвиняемого и предъявления данного постановления лицу, в отношении которого оно вынесено.

Вместе с тем это положение не распространяется на случаи привлечения в качестве обвиняемого лица, находящегося за пределами территории Российской Федерации.

По мнению соискателя, для таких случаев в уголовно-процессуальном законодательстве должен быть установлен особый порядок привлечения в качестве обвиняемого, для чего УПК РФ необходимо дополнить следующими нормами: обвинение предъявляется обвиняемому, который находится за пределами территории Российской Федерации и уклоняется от следствия (п. 8 ст. 51 УПК РФ); если обвиняемый находится за пределами Российской Федерации и уклоняется от следствия, следователь принимает меры к обеспечению участия защитника при предъявлении обвинения (ч. 2.1 ст. 172 УПК РФ); защитник обвиняемого и следователь удостоверяют на постановлении о привлечении в качестве обвиняемого невозможность объявления данного постановления обвиняемому (ч. 5.1 ст. 172 УПК РФ); если обвиняемый не явился для предъявления обвинения по причине, указанной в предлагаемых ч. 21 и 61 ст. 172 УПК РФ, и место его нахождения известно, копия постановления о привлечении его в качестве обвиняемого направляется следователем по почте (ч. 8 ст. 172 УПК РФ).

Второй параграф  «Проблемы реализации полномочия следователя на привлечение в качестве обвиняемого» посвящен уяснению проблем, возникающих на стадиях формирования установки на привлечение в качестве обвиняемого и принятие решения о привлечении в качестве обвиняемого.

В частности, на стадии формирования установки на привлечение в качестве обвиняемого нередко возникает обвинительный уклон, который выражается в сосредоточенности следователя на получении лишь обвинительных доказательств; при этом сведения, которые при надлежащем их получении и введении в уголовное судопроизводство могут стать оправдательными доказательствами, следователь не собирает и/или должным образом не оценивает.

Данную проблему автор предлагает решить путем изменения порядка привлечения  в качестве обвиняемого: поручить принятие решения о привлечении в качестве обвиняемого руководителю следственного органа или следственного подразделения.

Глава 5. Проблемы реализации полномочий следователя на разрешение уголовного дела.

В первом параграфе «Проблемы реализации полномочий следователя на прекращение уголовного дела» рассматриваются проблемные ситуации, возникающие в связи с принятием следователем решений о прекращении уголовных дел в связи с отсутствием события преступления или отсутствием в деянии состава преступления, по отдельным нереабилитирующим основаниям, а также формулируются рекомендации по устранению данной проблемы.

Как показывает изучение следственной практики, принятие решений о прекращении уголовных дел по реабилитирующим основаниям нередко обусловлено недоказанностью участия подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления. При этом оказываются не опровергнутыми в равной мере как презумпция невиновности, так и презумпция добропорядочности потерпевшего, однако решение принимается в пользу подозреваемого (обвиняемого). Между тем в данной ситуации цель полной реабилитации не достигается. Во-первых, признание подозреваемого (обвиняемого) невиновным с правовой точки зрения не означает его моральной реабилитации. Во-вторых, анализ доказательств в постановлении о прекращении уголовного дела в данной ситуации, как бы ни хотел следователь этого избежать, оставляет сомнение в невиновности реабилитированного. В связи с этим приводятся аргументы в обоснование необходимости восстановления в УПК РФ такого основания прекращения уголовного дела, как «недоказанность участия подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления».

В диссертации приводятся аргументы в пользу реализации полномочия следователя на прекращение уголовного дела по основаниям, предусмотренным ст. 25 и 28 УПК РФ, лишь при условии, если принятие решения о прекращении уголовного дела по любому из этих оснований является альтернативой направлению уголовного дела прокурору с обвинительным заключением.

Во втором параграфе «Проблемы реализации полномочия следователя на направление уголовного дела с обвинительным заключением прокурору»  критическому анализу подвергаются действия нормативная регламентация действий следователя по выяснению желания потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика ознакомиться по окончании предварительного следствия с материалами уголовного дела. В настоящее время такие действия, как правило, осуществляются уже в момент объявления постановлений о признании потерпевшим и гражданским истцом или о привлечении в качестве гражданского ответчика, чем нередко нарушаются права указанны участников уголовного судопроизводства. Для исправления такого положения предлагается изложить ч. 1 ст. 215 УПК РФ  в следующей редакции: «Признав, что все следственные действия по уголовному делу произведены, а собранные доказательства достаточны для составления обвинительного заключения, следователь направляет письменное уведомление об этом обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику или их представителям и разъясняет им право на ознакомление со всеми материалами уголовного дела. Обвиняемому разъясняется право ознакомиться с материалами уголовного дела как лично, так и с помощью защитника, законного представителя, о чем составляется протокол в соответствии со статьями 166 и 167 настоящего Кодекса».

Кроме того, в данном параграфе анализируется  нормативная регламентация содержания обвинительного заключения. Как показывает изучение следственной практики, отсутствие в ст. 220 УПК РФ указания на необходимость выяснения мнения обвиняемого по поводу предъявленного обвинения, а также изложения доводов, приведенных стороной защиты в опровержение предъявленного обвинения, приводит к тому, что следователи не анализируют имеющиеся в деле доказательства, а ограничиваются их бессистемным изложением.

В частности, выборочное изучение 80 уголовных дел, поступивших в суды с обвинительными заключениями, позволило обнаружить в 22 обвинительных заключениях противоречия между доказательствами, приведенными в обоснование предъявленного обвинения.

В связи с этим диссертант в целом разделяет позицию О.Я. Баева о необходимости совершенствования ст. 220 УПК РФ.

В заключении диссертации по результатам исследования формулируются основные итоговые выводы теоретического и практического характера, подчеркивается необходимость дальнейших научных исследований  рассмотренных в диссертации проблем, определяются некоторые их возможные направления совершенствования.

По теме исследования автором опубликовано 58 научных, научно-практических и учебно-методических  работ.

Работы, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации

  1.  Шумилин С.Ф. Цели уголовного судопроизводства по Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / С.Ф. Шумилин // Вестник Белгородского университета потребительской кооперации. – Белгород, 2004. – Вып. 3 (8) (спецвыпуск).  –  С. 176–188 (1 п.л.).
  2.  Шумилин С.Ф. Цели уголовного судопроизводства – детерминанты полномочий следователя / С.Ф. Шумилин // Российский судья. – 2008. – №5. – С.27–30 (0,46 п.л.).
  3.  Шумилин С.Ф. Полномочие следователя на возбуждение уголовного дела частнопубличного обвинения : проблемы реализации / С.Ф. Шумилин // Российский следователь. – 2008. – №10. – С.5–7 (0,43 п.л.).
  4.  Шумилин С.Ф. Принуждение как составная часть механизма реализации полномочий следователя на производство следственных действий / С.Ф. Шумилин // Российский следователь. – 2008. – №11. – С.4–6 (0,4 п.л.).
  5.  Шумилин С.Ф. Механизм реализации полномочий следователя на задержание подозреваемого (проблемы функционирования) / С.Ф. Шумилин // Российский следователь. – 2008. – №9. – С.13–15 (0,36 п.л.).
  6. Шумилин С.Ф. Проблемы реализации полномочий следователя на производство иных процессуальных действий как способов получения доказательственной информации / С.Ф. Шумилин // Научные ведомости Белгородского государственного университета.  –  2009.  –  № 16 (71), вып. 10. – С. 178–186 (0,74 п.л.).
  7.  Шумилин С.Ф. Механизм реализации полномочия следователя на разрешение ходатайства подозреваемого или обвиняемого о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве нуждается в совершенствовании / С.Ф. Шумилин // Российский следователь. – 2010. – № 5. – С. 9–12 (0,35 п.л.).
  8.  Шумилин С.Ф. Проблема обвинительного уклона в механизме реализации полномочия следователя на привлечение в качестве обвиняемого и способ её решения / С.Ф. Шумилин // Российский следователь. – 2010. – № 6. – С. 8–10 (0,33 п.л.).

Работы, опубликованные в иных научно-практических изданиях

    •  Шумилин С.Ф. Правовое регулирование на предварительном следствии: предмет, механизм, способы: монография / С.Ф. Шумилин, Ю.А. Ключников. – Гомель, 1999. – 291 с. (14 п.л., авт. – 10, 0 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Следственные действия: процессуальный порядок и тактика производства: учебное пособие / С.Ф. Шумилин. – Белгород, 2002. –    356 с. (20,7 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Полномочия следователя: система и механизм реализации: монография / С.Ф. Шумилин. – Белгород, 2005. – 130 с. (8,5 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Полномочия следователя: механизм и проблемы реализации: монография / С.Ф. Шумилин. – М., 2006. – 382 с. (17 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Уголовное судопроизводство. Применение международно-правовых актов / С.Ф. Шумилин. – М., 2007. – 765 с. (62, 4 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Роль социально-психологических явлений в механизме уголовно-процессуальной деятельности / С.Ф. Шумилин,             Ю.М. Грошевой // Актуальные проблемы юридической науки на этапе развитого социализма: краткие тезисы докладов и научных сообщений республиканской науч. конф. (16-18 октября 1985 г.). – Харьков, 1985. – С. 232–233 (0,1 п.л., авт. – 0, 05 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. К вопросу о правовой сущности процессуальных решений следователя / С.Ф. Шумилин // Региональные особенности государственного строительства и укрепления правопорядка в свете идей Октября : Сб. тезисов и докладов науч.-практ. конф. – Орджоникидзе, 1988. –   С. 81–83 (0,1 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. К вопросу о социально-правовой активности следователя / С.Ф. Шумилин // Проблемы социалистической законности : Республ. междуведомств. науч. сборник.– Харьков, 1989. – Вып. 24. – С. 71–76 (0,5 п.л.).
    • Шумилин С.Ф. Проблемы правового статуса следователя в советском уголовном процессе / С.Ф. Шумилин // Правовая реформа и проблемы ее реализации : тезисы докладов и сообщений региональной науч.-практ. конференции (14-15 сентября 1989 г.). – Краснодар, 1989. – С. 216–217 (0,1 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Проблемы совершенствования правоприменительной деятельности следователя / С.Ф. Шумилин // Актуальные проблемы формирования правового государства : краткие тезисы докладов и науч. сообщений республиканской науч. конференции (24-26 октября 1990 г.). – Харьков, 1990. – С. 274–274 (0,2 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Процессуальные решения следователя как элемент его профессиональной деятельности / С.Ф. Шумилин // Правовая реформа и проблемы совершенствования юридической деятельности : сб. науч. тр. – Ярославль, 1990. – С. 84–91 (0,5 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Проблемы повышения эффективности правоприменительной деятельности следователя / С.Ф. Шумилин // Проблемы обеспечения законности в механизме правоприменения : сб. тезисов и докладов межреспубликанской науч.-практ. конф. – Волгоград, 1991. – С. 221–222 (0,2 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Совершенствование уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего деятельность следователя в стадии возбуждения уголовного дела / С.Ф. Шумилин // Совершенствование уголовно-процессуального законодательства : сб. науч. трудов. – М., 1991. – С. 55–63 (0,5 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. К вопросу о проблеме истребования доказательств в профессиональной деятельности следователя / С.Ф. Шумилин, Д.П. Письменный // Проблемы подготовки юристов в условиях правового государства : тематический сб. науч. тр. – Киев, 1992. – С. 59–64 (0,4 п.л., авт. 0,3 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Проблемы построения теоретической модели механизма правового регулирования на стадии предварительного следствия / С.Ф. Шумилин // Юридическая наука и проблемы формирования демократического правового государства Украины : тематический сб. науч. тр. – Киев, 1993. – С. 117–124 (0,6 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Конституция Российской Федерации и некоторые проблемы совершенствования уголовно-процессуального законодательства / С.Ф. Шумилин, В.А. Галков // Конституция Российской Федерации : проблемы дальнейшего совершенствования законодательства в области охраны прав и свобод человека и гражданина, организации и деятельности правоохранительных органов. Доклады и сообщения региональной науч.-практ. конференции (26 мая 1994 г.). – Белгород, 1994. – С. 53–58 (0,2 п.л., авт. – 0,1 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Некоторые вопросы правового регулирования применения технических средств в оперативно-розыскной и следственной деятельности и использования полученных результатов / С.Ф. Шумилин, А.П. Гайдук, С.П. Назаренко // Конституция Российской Федерации: проблемы дальнейшего совершенствования законодательства в области охраны прав и свобод человека и гражданина, организации и деятельности правоохранительных органов: доклады и сообщения региональной науч.-практ. конференции (26 мая 1994 г.). – Белгород, 1994. – С. 142–145 (0,2 п.л., авт. – 0,1 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Проблемы правовой регламентации судебной экспертизы / С.Ф. Шумилин, С.М. Лапин // Проблемы организации и деятельности органов внутренних дел в условиях формирования правового государства : тематический сб. – Белгород, 1996. – С. 54–58 (0,5 п.л., авт. – 0,2 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Глава 2. Другие следственные действия. Глава 14. Общие вопросы производства следственных действий. Глава 15. Следственный осмотр (§ 1, 2, 4). Глава 16. Следственный эксперимент. Глава 17. Обыск и выемка. Глава 18. Допрос. Глава 19. Очная ставка. Глава 20. Предъявление для опознания. Глава 22. Судебные экспертизы / С. Ф. Шумилин // Руководство для следователей / под ред. Н.А. Селиванова, А.И. Дворкина. – М., 1997. – С. 49–61, 244–271, 275–280, 283–356, 363–374 (12 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Проблемы реабилитации граждан на предварительном следствии / С.Ф. Шумилин // Следователь. – 1998. – № 4. –     С. 29–35 (0,9 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Проблемы установления оснований для принятия решений в стадии возбуждения уголовного дела / С.Ф. Шумилин // Российский следователь. – 1999. – № 3. – С. 20–25 (0,8 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Осмотр места происшествия по делам о кражах, совершаемых с проникновением в жилище или иные помещения : науч.-практ. рекомендации / С.Ф. Шумилин, М.А.Селезнев // Осмотр места происшествия : практ. пособие / под ред. А.И.Дворкина. – М., 2000. – С. 259–275 (2,5 п.л., авт. – 2,0 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Полномочия органов дознания и предварительного следствия. Задержание подозреваемого в совершении преступления. Привлечение в качестве обвиняемого. Общие вопросы производства следственных действий. Следственный осмотр. Освидетельствование. Воспроизведение обстановки и обстоятельств события. Обыск и выемка. Допрос. Очная ставка. Предъявление для опознания. / С.Ф. Шумилин // Руководство по расследованию преступлений : науч.-практ. пособие. – Харьков, 2001. – С. 65–77, 90–117, 303–504 (12,5 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Полномочия следователя. Привлечение в качестве обвиняемого. Фактическое задержание лица по подозрению в совершении преступления. Общие вопросы производства следственных действий. Осмотр. Освидетельствование. Следственный эксперимент. Обыск и выемка. Наложение ареста на почтово-телеграфные отправления. Допрос. Очная ставка. Предъявление для опознания. / С.Ф. Шумилин // Руководство по расследованию преступлений : учеб. пособие / рук. авт. кол. А.В. Гриненко. – М., 2002. – С. 46–51, 132–145, 147–152, 336–442, 451–544 (11,5 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации : достоинства и недостатки / С.Ф. Шумилин // Стратегия и социальная миссия потребительской кооперации : сб. науч. докладов профессорско-преподавательского состава, аспирантов университета, практических работников системы потребительской кооперации : в 2 ч. – Белгород, 2002. – Ч. 2. – С. 13–20 (0,5 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Глава 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения уголовного дела и уголовного преследования / С.Ф. Шумилин // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации; науч.-практ. издание / под общ. ред. В.В. Мозякова и др. – М., 2003. – С. 87–121 (2,1 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Глава 9. Привлечение в качестве обвиняемого и окончание предварительного расследования по делу о ДТП / С.Ф. Шумилин // Расследование дорожно-транспортных происшествий / под общ. ред.              В.А. Федорова, Б.Я. Гаврилова. – 2 изд., перераб. и доп. – М., 2003. – С. 221–235 (1,5 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Некоторые проблемы и коллизии правоприменения нового федерального законодательства / С.Ф. Шумилин, А.Б. Свистильников // Конституция Российской Федерации и развитие отраслевого законодательства : материалы межрегиональной науч.-практ. конференции (10 декабря 2003 г.). – Белгород, 2003. – С. 174–177 (0,2 п.л., авт. – 0,1 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Функции юридической науки в процессе формирования профессионального правосознания / С.Ф. Шумилин / Гуманитарные науки и юридическое мировоззрение : материалы межвуз. науч.-практ. конференции (30 марта 2003 г.). – Белгород, 2003. – С. 23–28 (0,4 п.л.).
    • Шумилин С.Ф. Полномочия следователя по возбуждению уголовных дел о преступлениях в сфере экономики / С.Ф. Шумилин // Проблемы организации раскрытия и расследования преступлений в сфере экономики : материалы региональной науч.-практ. конф. (26 мая 2004 г.). – Белгород, 2004. – С. 26–31 (0,5 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Полномочия следователя в уголовном судопроизводстве и проблемы их реализации / С.Ф. Шумилин // Российское правовое государство : итоги формирования и перспективы развития : в 5 ч : материалы Всероссийской науч.-практ. конф. (Воронеж, 14–15 ноября 2003 г.) / под ред. Ю.Н. Старилова. – Воронеж, 2004. – Ч. 5 : Уголовное право, уголовный процесс и криминалистика. – С. 306–324 (0,8 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Особенности реализации полномочий следователя при расследовании уголовных дел с участием иностранных граждан / С.Ф. Шумилин // Вестник Белгородского юридического института МВД России. Белгород, 2004. – №2 (3). – С. 44–48 ( 0,3 п.л.).
    • Шумилин С.Ф. Проблемы реализации полномочий следователя по обеспечению прав участников предварительного следствия / С.Ф. Шумилин // Духовно-нравственные основы социально-экономической деятельности потребительской кооперации: сб. науч. докладов профессорско-преподавательского состава и аспирантов университета: В 5 ч. – Белгород, 2004. – Ч.2. – С.93–101 (0,6 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Роль юридической науки в совершенствовании механизма реализации полномочий следователя / С.Ф. Шумилин // Российская академия юридических наук : науч. труды. Вып. 4 : в 3 т. – М., 2004. – Том 3. – С. 259–262 (0,2 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Глава 2. Особенности возбуждения уголовных дел в отношении отдельных категорий лиц (§2). Глава 3. Полномочия следователя (§1). Глава 4. Меры процессуального принуждения на стадии предварительного расследования. Глава 5. Привлечение в качестве обвиняемого. Глава 16. Общие вопросы производства следственных действий. Глава 17. Следственный осмотр. Глава 18. Освидетельствование. Глава 19. Следственный эксперимент. Глава 20. Обыск и выемка. Глава 21. Контроль и запись переговоров. Глава 22. Допрос. Глава 23. Очная ставка. Глава 24. Предъявление для опознания / С. Ф. Шумилин // Руководство для следователей / под общ. ред. В.В. Мозякова. – М., 2005. –     С. 38–53, 90–108, 278–394 (18.75 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Основания отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения уголовного дела и уголовного преследования. Возбуждение уголовного дела / С.Ф. Шумилин // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под общ. ред. О.Г. Ковалева.– М., 2005. – Т. I. – С. 91–127, 520–553 (4,0 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Проблемы собирания доказательств стороной обвинения в уголовном процессе / С.Ф. Шумилин, И.А. Андреев, В.И. Диденко // Проблемы правоохранительной деятельности: Международ. науч.-теорет. журнал.– Белгород, 2005. – Вып. 1 (1). – С.138–143 (0,5 п.л., авт. – 0,3 п. л.)
    •  Шумилин С.Ф. Процессуальные аспекты борьбы с терроризмом / С.Ф. Шумилин // Международный терроризм : причины, формы и проблемы противодействия: материалы международ. науч.-практ. конференции (16 марта 2005 г.). – Белгород, 2005. – С.22–32 (0.6 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Проблемы реализации полномочий следователя по проверке сообщения о преступлении / С.Ф. Шумилин // Проблемы правоохранительной деятельности: Международ. науч.-теорет. журнал. – Белгород, 2005. – Вып. 2. – С.138–145 (0,6 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Полномочия следователя по обеспечению возмещения имущественного вреда, причиненного преступлением / С.Ф. Шумилин // Современные проблемы кооперативного образования и науки : материалы региональной науч.-практ. конференции (28-29 апреля 2005 г.), в 5 ч. – Белгород, 2005. – Ч. 1. – С.512–520 (0,4 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. К вопросу об установлении основания для возбуждения уголовного дела путем производства освидетельствования / С.Ф. Шумилин // Воронежские криминалистические чтения : сб. науч. трудов. – Воронеж, 2006. – Вып. 7. – С.295–311 (0,75 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Проблемы прекращения уголовного преследования по основаниям, реабилитирующим подозреваемого или обвиняемого / С.Ф.Шумилин // Научные труды. Вып. 5: в 3 т. – М., 2005. – Т. 3  – С.333–336 (0,3 п.л.).
    • Шумилин С.Ф. Нормативная регламентация полномочий следователя в определениях Конституционного Суда РФ / С.Ф. Шумилин // Уголовно-процессуальное право  понятие, содержание, источники: материалы науч.-практ. конференции, посвященной 100-летию со дня рождения профессора Д.С. Карева – М., 2006. – С. 132–138 (0,33 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Основания отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения уголовного дела и уголовного преследования. Возбуждение уголовного дела / С.Ф. Шумилин // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под общ. ред. О.Г. Ковалева. – 2- е изд. испр. – М., 2006. – Т.I. – С. 90–126 (1,6 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Порядок возбуждения уголовного дела / С.Ф. Шумилин // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под общ. ред. О. Г. Ковалева. – 2-е изд., испр.– М., 2006. – Т.II. – С. 150–161 (2,5 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Осмотр места происшествия по делам о кражах, совершаемых с проникновением в жилище или иные помещения Настольная книга следователя / С.Ф. Шумилин, М.А.Селезнев // Тактические приемы проведения осмотра места происшествия и допросов при расследовании преступлений различных категорий: науч.-метод. пособие / под ред. канд. юрид. наук А.И. Дворкина. – М., 2006. – С. 251–267 (2,5 п.л., авт. – 2,0 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Основания отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения уголовного дела и уголовного преследования. Порядок возбуждения уголовного дела / С.Ф. Шумилин // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под общ. ред. А.А. Чекалина. – М., 2006. – С. 88–115, 429–439 (5,7 п.л.).
    •  Шумилин С. Ф. Полномочия следователя. Привлечение в качестве обвиняемого. Фактическое задержание лица по подозрению в совершении преступления. Общие вопросы производства следственных действий. Осмотр. Освидетельствование. Следственный эксперимент. Обыск и выемка. Наложение ареста на почтово-телеграфные отправления. Допрос. Очная ставка. Предъявление для опознания / С.Ф. Шумилин // Руководство по расследованию преступлений : науч.-практ. пособие / отв. ред. А.В. Гриненко. – 2-е изд., пересмотр. и доп. – М., 2008. – С. 65-70, 151–164, 166–170, 354–456, 464–558 (11 п.л.).
    •  Шумилин С.Ф. Юридическая практика судов общей юрисдикции и её применение в уголовном судопроизводстве РФ / С.Ф. Шумилин, А.В.Волкова // Сборник научных работ студентов юридического факультета. – Белгород, 2010. – С. 143–146 (0,2 п.л., авт. – 0, 15 п.л.)
    •  Шумилин С.Ф. Применение в российском уголовном судопроизводстве правовых позиций Конституционного Суда РФ / С.Ф. Шумилин, Ю.В. Масалытина // Сборник научных работ студентов юридического факультета. – Белгород, 2010. – С. 170–173 (0,2 п.л., авт. – 0,15 п.л.).
      СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
     





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.