WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Эффективность процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

                                                        НА ПРАВАХ РУКОПИСИ

 

 

ПАЦАЦИЯ МАЛХАЗ ШОТАЕВИЧ

 

 

 

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРОВЕРОЧНЫХ   ИНСТАНЦИЙ АРБИТРАЖНОГО СУДА.

 

 

Специальность 12.00.15 – гражданский  процесс,

арбитражный процесс.

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

 

                                       МОСКВА – 2010

   Работа выполнена в отделе гражданского, арбитражного и административного  процесса государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия правосудия»

 

    Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор Елена Александровна Борисова

доктор юридических наук, профессор Ирина Валентиновна Решетникова

доктор юридических наук, профессор Олег Владимирович Баулин

              Ведущая организация – Институт философии и права Сибирского отделения РАН

    Защита состоится 24   ноября  2010 года в  11  часов на заседании диссертационного совета  Д.002.002.06 при Институте государства и права РАН, по адресу: 119991, Москва, ул. Знаменка, дом. 10, зал заседаний Ученого совета.                     

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института государства и права РАН

Автореферат разослан   27    мая 2010 года.

Ученый секретарь диссертационного совета,

доктор юридических наук  Санникова Л.В.                                

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

                                                        

Актуальность темы исследования. В соответствии с ч. 1 ст. 45 Конституции РФ (далее — Конституция) каждому гарантируется государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации, а согласно ч. 1 ст. 46 Конституции — судебная защита его прав и свобод. Эти конституционные нормы означают, что Российское государство  гарантировало судебную защиту законных прав и интересов, в том числе и по делам, подведомственным арбитражным судам. Однако далеко не всегда это происходит в результате принятия судебного акта арбитражным судом первой инстанции. Известно, что ежегодно эти акты в среднем в 15 % случаев обжалуются. Поэтому осмысление проблем эффективности проверочных производств — это актуальная исследовательская задача, особенно в современных условиях, когда формирование системы арбитражных судов как самостоятельной ветви судебной власти в значительной степени завершено и на первый план для процессуальной доктрины выдвигается проблематика качества судопроизводства в арбитражных судах.

Среди этих научных проблем приоритетное значение имеет осмысление того сегмента судопроизводства в этих судах, который касается эффективности процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда. Таким образом, выделение в качестве предмета познания процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда объясняется ее важной и, что особенно значимо, самостоятельной ролью в обеспечении защиты  нарушенных или оспариваемых прав и охраны интересов соответствующих лиц.

Разумеется, процессуальная деятельность проверочных инстанций арбитражного суда осуществляется под влиянием внешних по отношению к ней факторов, причем как процессуального, так и внепроцессуального характера. Выделение в познавательных целях проблем процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда не означает игнорирования того обстоятельства, что их судебная деятельность — это хотя и важный, самостоятельный, но все-таки элемент судопроизводства, шире — функционирования суда вообще и, наконец, социума, различные сферы которого находятся во взаимосвязи и взаимодействии. Вместе с тем именно эффективность процессуальной деятельности суда, включая его проверочные инстанции, во многом предопределяет результативность всего судопроизводства в арбитражных судах.

Следует выделить еще один аспект. Если судебная деятельность неэффективна, то это не может не привести в конечном счете к делегитимизации судебной власти. В юридической науке правильно отмечено, что легитимность судебной власти проявляется через отношение к ней субъектов судопроизводства и общества вообще, что прежде всего выражается в  доверии (либо недоверии)  к судебной власти в обществе в целом и в судебном процессе в частности. Неэффективный суд со временем неизбежно становится нелегитимным (т.е. происходит его делегитимизация) со всеми вытекающими отсюда социальными последствиями. Кроме того, учитывая вхождение Российской Федерации в единое европейское правовое пространство в сфере защиты прав и свобод человека, не следует забывать и о международном аспекте легитимности, ибо легитимность российской судебной власти в современных условиях — это не только признание ее субъектами права в России, но еще и признание ее правомерности соответствующими международными институтами (Л. А. Воскобитова). И это влечет возникновение дополнительных проблем, которые раньше не существовали.

Между тем в доктрине арбитражного процессуального права не только до сих пор отсутствует целостная концепция эффективности процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда, но и не изучено то, что именно следует понимать под процессуальной деятельностью проверочных инстанций арбитражного суда и, соответственно, что такое эффективность их деятельности. Более того, по большому счету вопрос об этом даже не поставлен. Концептуальное осмысление этого круга вопросов возможно лишь в результате уяснения ряда таких ключевых понятий, как «цель», «средство», «результат» процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда. Все названные категории являются важнейшими компонентами концепции эффективности этой деятельности. Однако выявление категориального смысла этих понятий (а соответственно, и явлений, отражаемых ими) пока еще даже не начато, что также указывает на актуальность предмета настоящего исследования.

Актуальность избранной темы не ограничивается вышеизложенным. Важно выработать научно обоснованные критерии и показатели эффективности процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда, поскольку без них невозможна оценка  складывающейся практики их деятельности. Недостаточно формулирования в действующем процессуальном законе норм о целях, средствах процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда. Нужен научный инструментарий для оценки  реальной результативности их деятельности. Это необходимо для создания добротной информационно-аналитической базы, без которой невозможна выработка действительно обоснованных правовых идей, направленных на повышение эффективности процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда. Именно поэтому актуальной научной задачей является выработка критериев и показателей эффективности процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда. Вопрос об этих критериях и показателях — важный компонент концепции эффективности процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда.

Актуальность предмета исследования становится особенно очевидной с учетом требований Европейского суда по правам человека (далее — ЕСПЧ) к процессуальной деятельности проверочных инстанций суда, связанных с уважением принципа resjudicata, особенно в аспекте правовой определенности. Это ставит перед процессуальной деятельностью проверочных инстанций арбитражного суда в современных условиях связанные с этим  требования, которые в ее отношении раньше не формулировались столь четко ( и даже жестко). При этом возникает проблема создания такой модели процессуальной деятельности этих проверочных инстанций, которая органично синтезировала бы в себе, с одной стороны, уважение требования правовой определенности, а с другой - безусловный учет необходимости соблюдения упомянутых выше положений ч. 1 ст. 45 и ч. 1 ст. 46 Конституции.

Степень научной разработанности темы исследования. Отсутствие концепции эффективности процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда не означает, что и отдельные вопросы эффективности их процессуальной деятельности не привлекали внимания исследователей. Чаще всего предметом изучения становились конкретные проверочные производства, что важно, но явно недостаточно, поскольку они — элементы единой системы проверки судебных актов, являющейся подсистемой более широкой системы — системы судопроизводства в целом. В науке арбитражного процессуального права, как, впрочем, и в науке гражданского процессуального права, очень мало исследований, посвященных комплексному осмыслению проблем системы проверочных производств (в качестве позитивного факта в этом плане можно выделить только вышедшие в последние годы монографии Е. А. Борисовой и Л. А. Тереховой).

Некоторые теоретические проблемы эффективности процессуальной деятельности арбитражного суда как самостоятельного судебного органа рассмотрены в ряде написанных до принятия Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации 2002 г. (далее — АПК) кандидатских диссертаций (В. В. Ефимовой, Е. Г. Тришиной, М. А. Плюхиной).

Вместе с тем нельзя не выделить особо изданные в 70—90 гг. прошлого столетия монографические труды, которые создали значительную теоретико-методологическую базу для современных ученых. Это работы Г. П. Батурова, Т. Г. Морщаковой, И. Л. Петрухина, А. В. Цихоцкого. Из работ последнего времени можно отметить лишь защищенную в  2005 году одну кандидатскую диссертацию (Л. Л. Сабировой), а также интересное исследование, посвященное реализации социологического подхода к проблеме эффективности гражданского судопроизводства, т.е. речь о публикации по  проблематике, которая  почти на 30 лет выпала из поля зрения отечественной науки (Эффективность гражданского судопроизводства в России: институциональный анализ и институциональное прогнозирование. М., 2005).

Однако этого недостаточно. Тем более, что в теории права уже более 20 лет назад отмечалось, что именно эффективность следует рассматривать в качестве критерия научно обоснованного совершенствования законодательства и правоприменительной практики (В.М.Баранов). А в гражданской процессуальной доктрине  подчеркивалось, что исследование проблем эффективности гражданского процессуального права, отдельных его институтов, судебной практики по гражданским делам — второе (после обеспечения законности по этой категории судебных дел) основное направление развития науки гражданского процессуального права (Н. А. Чечина). Тем не менее концепция эффективности процессуальной деятельности арбитражного суда в том числе его проверочных инстанций еще не стала предметом специальных исследований отечественных процессуалистов.

Объектом исследования являются правоотношения, связанные с  процессуальной деятельностью проверочных инстанций арбитражного суда, рассматриваемые в контексте национальных российских правовых реалий, а также в рамках единого европейского пространства в области прав человека и основных свобод.

Предмет исследования составляют прежде всего концептуальные, но также и некоторые практические проблемы процессуальной деятельности современной системы проверочных инстанций арбитражного суда, аспекты ее генезиса, качество взаимодействия, а также перспективы развития в обозримый исторический период.

Актуальность проблем эффективности процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда обусловливает цель исследования, которой является разработка  концепции эффективности этой деятельности, в том числе  выработка критериев и показателей ее оценки и на основе этого анализ ряда конкретных проблем функционирования нынешних проверочных инстанций в арбитражном процессе и формулирование правовых идей, направленных на их устранение.

Для достижения этой цели необходимо решение следующих задач :

формулировать понятия социальной задачи,  цели процессуальной деятельности арбитражного суда и его проверочных инстанций (и проанализировать виды этих целей), средства процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда (и рассмотреть виды средств этой деятельности), результата процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда (проанализировать виды результатов этой деятельности)

- определить понятие процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда, выяснить его место в системе категорий науки арбитражного процессуального права, а также его соотношение с основными смежными понятиями;

- сформулировать понятие эффективности процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда, прояснить его место в системе категорий науки арбитражного процессуального права, а также его соотношение с основными смежными понятиями;

-сформулировать определение понятия «судебно-арбитражная ошибка»;

- определить понятия критерия эффективности процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда (а также рассмотреть их виды), показателя эффективности процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда (и про- анализировать их виды) ;

- с применением выработанных критериев эффективности, а также учетом опыта стран с развитыми судебными системами и применимых принципов и норм Конституции и Конвенции по защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) в их истолковании Конституционным Судом РФ и ЕСПЧ, рассмотреть актуальные проблемы правового регулирования и процессуальной деятельности апелляционной инстанции арбитражного суда по проверке не вступивших в законную силу судебных актов, высшей судебно-арбитражной инстанции по проверке вступивших в законную силу судебных актов ( и сформулировать правовые идеи, направленные на их устранение), а также оценить необходимость и сформулировать предпочтительные варианты усовершенствования регулирования взаимодействия элементов современной системы проверочных инстанций арбитражного суда по проверке вступивших в законную силу судебных актов.

Методологической основой исследования являются философские (в частности, восхождение от абстрактного к конкретному), общенаучные (например, системный анализ) методы познания, а также традиционные для юридической доктрины приемы и способы изучения правовых явлений: сравнительно-правовой, формально-юридический и др.

Теоретическую основу исследования составили труды таких ученых, как: Т. Е. Абова, С. С. Алексеев, Т. К. Андреева, В. С. Анохин, А. А. Арифулин, И. Г. Арсенов, В. М. Баранов, О. В. Баулин, Ж.-Л. Бержель, В. В. Блажеев, А. Т. Боннер, Н. Бонноль, А. В. Борзенко, Е. А. Борисова, Н. А. Буцковский, А. М. Васильев, Е. В. Васьковский, А. П. Вершинин, М. А. Викут, Л. А. Воскобитова, А. Г. Гасман, М. Гоняев, В. Гордон, В. В. Грязева, Л. А. Грось, М. А. Гурвич, С. Л. Дегтярев, А. Е. Ефимов, И. Жеруолис, Г. А. Жилин, В. М. Жуйков, С. К. Загайнова, А. Загоровский, И. М. Зайцев, А. А. Иванов, А. Б. Измайлов, Р. Ф. Каллистратова, В. С. Калмацкий, В, Н. Карташов, Д. А. Керимов, М. И. Клеандров, А. С. Кожемяко, К. И. Комиссаров, В. Н. Кудрявцев, Е. В. Кудрявцева, В. И. Куценко, В. В. Лазарев, В. А. Лазарева, Э. Лаужикаса, А. Н. Леонтьев, Л. Ф. Лесницкая, Л. Г. Лукайдес, К. Мальчевский, П. Марков, А. Б. Михайловская, Т. Г. Морщакова, Э. М. Мурадьян, Т. Я. Насырова, Т. Н. Нешатаева, Я. Э. Одар, В. Пастухов, М. А. Плюхина, И. О. Подвальный, Б. Я. Полонский, Н. Н. Полянский, И. А. Приходько, Б. И. Пугинский, В. К. Пучинский, Г. Радбрух, И. В. Решетникова, А. К. Рихтер, Л. Л. Сабирова, М. де Сальвиа , Т. В. Сахнова, Г. Семека-Максимович, Е. Н. Сыскова, Л. А. Терехова, М. К. Треушников, Н. Н. Трубников, П. Я. Трубников, Н. А. Тузов, Л. В. Туманова, И. М. Тютрюмов, М. А. Филатова, Д. А. Фурсов, И. В. Харламова, О. Хеффе, А. В. Цихоцкий, Д. М. Чечот, Н. А. Чечина, Р. В. Шагиева, В. М. Шерстюк, К. В. Шундиков, А. И. Экимов, П. С. Элькинд, В. Ф. Яковлев, В. В. Ярков и др.

Научная новизна исследования заключается в том, что в нем впервые в науке арбитражного процессуального права:

  1. сформулирована концепция эффективности процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда, в том числе даны  определения ее ключевых  понятий:  социальная задача, цели, средства, результаты, а также критерий и показатель эффективности этой деятельности;
  2. осуществлено комплексное исследование наиболее актуальных на данном этапе развития процессуальной доктрины теоретических и некоторых практических проблем эффективности процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда;
  3. сформулированы новые правовые идеи, направленные на  реформирование процессуальной деятельности системы проверочных инстанций арбитражного суда в целом (и ее отдельных элементов) и обеспечение эффективности проверки как не вступивших, так и вступивших в законную силу судебных актов (в том числе и высшей судебно-арбитражной инстанции), корреспондирующие основополагающим началам Конституции и международно-правовым обязательствам Российской Федерации.

На защиту выносятся следующие основные положения, отражающие новизну проведенного диссертационного исследования:

1. Концепция эффективности процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда — это система понятий о социальной задаче, целях, средствах и результатах их проверочной процессуальной деятельности, а также  критериях и показателях ее оценки. Эти понятия  в своей совокупности составляют категориальный каркас для осмысления эффективности этой деятельности. Разработка концепции эффективности — это необходимый этап, с одной стороны, реалистичного осмысления положения дел в сфере процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда, поскольку позволяет соотнести ее с базовыми ценностями судебно-арбитражной системы, а с другой — выработки оптимальных правовых идей, направленных на ее совершенствование.

2. Процессуальная деятельность проверочных инстанций арбитражного суда —это совершаемые ими на основании имеющихся полномочий процессуальные действия, связанные с проверкой судебных актов нижестоящих судов на предмет соответствия установленным законом требованиям и их отменой и (или) пересмотром в случаях несоответствия им, находящая выражение в принимаемых судебных актах.

3. Исходной категорией концепции эффективности процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда является понятие социальной задачи. Социальная задача процессуальной деятельности арбитражного суда —это желательный конечный результат, ради достижения  которого создан арбитражный суд. Им является не что иное, как  осуществление правосудия по спорам и иным делам, возникающим в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности (как это усматривается из  ст. 1 АПК).

Понятие социальной задачи следует отличать от понятия цели процессуальной деятельности арбитражного суда, означающего конкретную форму выражения социальной задачи, стоящей перед арбитражным судом, законодательно фиксирующую ориентир, достижение которого является необходимым этапом решения социальной задачи. Основными среди целей процессуальной деятельности арбитражного суда них являются следующие. Универсальные цели т. е. цели, обязательные для всех арбитражных судов (как первой, так и проверочных инстанций). Общие цели системы проверочных инстанций, т.е. цели корреспондирующие универсальным целям процессуальной деятельности арбитражного суда и конкретизирующие их  применительно к условиям проверочной процессуальной деятельности. Специальные, т.е. собственные самостоятельные цели той или иной проверочной инстанции.

4. Универсальными целями процессуальной деятельности являются:

- защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов, т. е. обеспечение арбитражным судом действительной защищенности подлежащих охране судебными средствами прав и интересов соответствующих лиц при рассмотрении по существу споров и иных дел, возникающих в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

- доступность процессуальной деятельности, т. е. обеспечение арбитражным судом заинтересованным лицам реальной возможности инициирования судебного процесса как в суде первой, так и проверочных инстанций;

- справедливость процессуальной деятельности, т. е. обеспечение арбитражным судом равенства возможностей для судебной защиты всех лиц, обращающихся за судебной защитой (в том числе и отсутствия у кого-либо из них преимуществ, умаляющих права других) и избежания неравенства, которое может повлиять на исход дела.

- своевременность процессуальной деятельности, т. е. обеспечение арбитражным судом рассмотрения дел в установленные законом (а если таковые не установлены, то в определенные судом разумные) процессуальные сроки, минимизирующие положение затянувшейся неопределенности, дающее основание толковать отсрочку как фактический отказ в правосудии.

Отсутствие реализации этих целей указывает на наличие судебно-арбитражной ошибки — зафиксированного в судебном акте недостижения при рассмотрении дела универсальных целей процессуальной деятельности арбитражного суда, выявляемого в проверочной инстанции и подлежащего устранению в  процессуальном порядке.

5. К общим целям процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда следует отнести:

- проверку в определенных в процессуальном праве пределах правомерности процессуальной деятельности нижестоящих арбитражных судов, отраженной в обжалованных (оспоренных) в установленном порядке не вступивших и вступивших в законную силу судебных актах, принимаемых по существу рассмотренных арбитражных дел [и их пересмотр и (или) отмену, если они не отвечают  требованию правомерности];

- проверку в определенных в процессуальном праве пределах доступности процессуальной деятельности нижестоящего арбитражного суда, отраженной в обжалованных (оспоренных) в установленном порядке не вступивших и вступивших в законную силу судебных актах [и их пересмотр и (или) отмену , если они не отвечают требованию доступности];

- проверку в определенных в процессуальном праве пределах справедливости процессуальной деятельности нижестоящего арбитражного суда, отраженной в обжалованных (оспоренных) в установленном порядке не вступивших и вступивших в законную силу судебных актах [и их пересмотр и (или) отмену, если они не отвечают требованию справедливости];

- проверку в определенных в процессуальном праве пределах своевременности процессуальной деятельности нижестоящего арбитражного суда, отраженной в обжалованных (оспоренных) в установленном порядке не вступивших и вступивших в законную силу судебных актах [и их пересмотр (или)  отмену , если они не отвечают требованию своевременности].

6. Средство процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда — это присущий им процессуально-правовой инструмент властного воздействия, предназначенный для обеспечения реализации установленных законом целей (а в конечном счете социальной задачи) его процессуальной деятельности.

Средства процессуальной деятельности процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда делятся на виды:

- процессуальные полномочия — права и обязанности проверочных инстанций, которыми они наделены законом для достижения стоящих перед ними целей (т. е. речь идет о компонентах, составляющих правовой статус арбитражного суда проверочной инстанции как субъекта арбитражного процессуально права). Они в зависимости от уровня проверочной процессуальной деятельности делятся: на полномочия, присущие только суду, пересматривающему не вступившие в законную силу судебные акты (ч. 2 ст. 268 АПК); на полномочия, характерные для арбитражного суда, пересматривающего вступившие в законную силу судебные акты (ст. 283, 298 АПК). Есть правомочия, присущие только той или иной проверочной инстанции (для апелляции — ч. 5 ст. 270 АПК, для кассации — ст. 291 АПК, для надзора — ч. 6 ст. 299 АПК);

- процессуальные действия — основанная на процессуальном законе активность проверочных инстанций, направленная на фактическое достижение соответствующих процессуальных целей (т. е. речь идет о реализации арбитражным судом проверочной инстанции своих правомочий при рассмотрении конкретных судебных дел, которыми практически реализуется его правовой статус, поэтому можно говорить, что это проявление «дееспособности» арбитражного суда). Процессуальные действия проверочных инстанций арбитражного суда основаны на их предусмотренных законом полномочиях, и, соответственно, их классификация по видам совпадает с видовым делением процессуальных полномочий;

- процессуальные акты — официальные документы проверочных инстанций, в которых отражаются основанные на имеющемся у них правовом статусе процессуальные действия, направленные на достижение стоящих перед ними целей и их результаты (т. е. в данном случае речь идет о так называемых актах — документах проверочных инстанций арбитражного суда).

7. Результат процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда — это достигнутое вследствие использования ими своих процессуальных средств фактическое состояние реализации установленных законом целей их деятельности, находящее объективное выражение в принятых судебных актах. Достижение целей может оцениваться на уровне результата, отраженного: а) в судебном акте по конкретному делу: б) судебных актах по виду дел (объединенных, например, характером споров), рассмотренных определенными арбитражными судами за соответствующий период; в) судебных актах всей судебно-арбитражной системы по виду дел за тот или иной период.

8. Эффективность процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда — это их способность реально достигать в ходе своей процессуальной деятельности стоящих перед ними целей, а в конечном счете обеспечивать решение социальной задачи, стоящей перед арбитражным судом как органом правосудия.

9. Реальная оценка эффективности процессуальной деятельности системы проверочных инстанций арбитражного суда возможна только с использованием определенных критериев и показателей ее эффективности.

Достижение четырех общих целей [т.е. проверки 1) правомерности при рассмотрении дела по существу, 2) доступности, 3) справедливости и 4) своевременности] следует признать в качестве основных критериев эффективности  процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда.

Полноценная оценка эффективности процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда затруднена, если критерии, упомянутые выше, не выражены соответствующими показателями, т. е. количественными измерителями реализации критериев. Критерии предназначены для уяснения качественных характеристик процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда, а показатели необходимы для измерения количественных параметров, необходимых для оценки реализации имеющих критериальное значение целей этой деятельности.

Показателемпо первому критерию (т.е. правомерности при рассмотрении дела по существу) следует считать соотношение количества отмененных и измененных в проверочных инстанциях как вступивших, так и не вступивших в законную силу судебных актов по существу дела по мотиву их неправомерности, сохранивших силу  к числу проверенных за определенный период.

Показателем по второму критерию (т.е. доступности) следует признать соотношение количества отмененных и измененных в проверочных инстанциях как вступивших, так и не вступивших в законную силу судебных актов по мотиву их отступления от требования доступности, сохранивших силу к числу проверенных за определенный период.

Показателем по третьему критерию ( т.е. справедливости) следует считать соотношение количества  отмененных и измененных в проверочных инстанциях как вступивших, так и не вступивших в законную силу судебных актов по мотиву их отступления от требования справедливости,  сохранивших силу к числу проверенных за определенный период.

Показателем по четвертому критерию(т.е. своевременности) следует признать соотношение количества  отмененных и измененных в проверочных инстанциях как вступивших, так и не вступивших в законную силу судебных актов по мотиву отступления от требования своевременности, сохранивших силу к числу проверенных за определенный период.

10. Имея в виду , что введение в арбитражный процесс института апелляции означает избрание законодателем модели «двойного рассмотрения судебных дел по существу», направленной в том числе и на  обеспечение завершения в апелляционной инстанции прояснения фактических обстоятельств дела,  с наделением в этой связи  только этой инстанции правом пересмотра дел, а также то, что специальной  целью этой инстанции является проверка обжалованных не вступивших в законную силу судебных актов на соответствие универсальным целям процессуальной деятельности арбитражного суда, в правовом регулировании деятельности апелляционной инстанции следует:

  1. исключить процессуальные препятствия для  доступа в апелляционную инстанцию лиц, участвующих в деле и лиц, не участвовавших в деле, о правах и обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт,  которые имеют характер абсолютных запретов, никак не связанных с действиями (бездействием) самих заявителей жалоб (например, т.н. пресекательный предельный срок обжалования,ч.2 ст. 259 АПК);
  2. предусмотреть нормы о задачах и действиях апелляционной инстанции и сторон по подготовке дела к рассмотрению. Среди таких задач одной из важнейших является оценка процессуальной деятельности арбитражного суда первой инстанции по определению предмета доказывания и бремени доказывания сторон, фиксации результатов этого в протоколе судебного заседания и с учетом этого решение вопроса о допустимости представленных заявителем жалобы доказательств для решения вопроса об их принятии (или непринятии). При этом решение вопроса о допуске доказательств, представленных заявителем, должно осуществляться апелляционным судом при состязательном участии сторон и других лиц, участвующих в деле в подготовительном судебном заседании, а результаты рассмотрения этих вопросов должны фиксироваться в протоколе этого. В этой связи, для обеспечения условий для нормальной подготовительной процессуальной деятельности, предусмотреть и увеличение срока рассмотрения дела в инстанции, проверяющей не вступившие в законную силу судебные акты,  до трех месяцев, с самостоятельным определением апелляционной инстанцией в рамках этого срока периода времени, необходимого для подготовки дела к повторному рассмотрению.

11. Формирование эффективной системы проверочных инстанций арбитражного суда невозможно без осмысления того, для решения какой социальной задачи создана современная судебно-арбитражная система и каковы самостоятельные цели ( и, соответственно, процессуальные средства) каждой из  существующих и/или предлагаемых de lege ferenda  проверочных инстанций, без чего невозможно обеспечение того, чтобы они взаимно дополняли, а не дублировали друг друга.

Имея в виду специфику процессуальной деятельности арбитражных судов, направленной на  урегулирования судебными средствами споров и иных дел, связанных с предпринимательской и иной экономической деятельностью, скорейшее внесение определенности в соответствующие правоотношения — ценность, которую невозможно игнорировать. Поэтому формирование каждой дополнительной проверочной инстанции (неизбежно увеличивающей срок рассмотрения дел) в этой сфере правосудия требует детальной оценки баланса приобретений и утрат, которые связываются с ее введением.

Одним из заслуживающих в этом плане учета обстоятельств является наличие (либо отсутствие) доверия тех слоев общества которые осуществляют предпринимательскую и иную экономическую деятельность, к системе проверочных инстанций арбитражного суда. Если она вызывает их недоверие, то в этом случае неизбежно возникает вопрос о ее модернизации, включая создание дополнительной проверочной инстанции. В этой связи само по себе создание (или сохранение) той или иной проверочной инстанции для разгрузки вышестоящей судебной инстанции (особенно когда речь не идет о высшей инстанции), нельзя признать мерой повышающей эффективность системы проверочных инстанций арбитражного суда. Разгрузка вышестоящих судов необходима в той мере, в какой их соответствующая загрузка становится препятствием для осуществления поставленных перед ними законодателем самостоятельных целей, а в конечном счете в достижении универсальных целей и решении социальной задачи, стоящих перед всей системой арбитражных судов.

12. Специальной целью процессуальной деятельности Высшего Арбитражного Суда РФ как высшей судебной инстанции должна быть проверка вступивших в законную силу судебных актов на предмет обнаружения в них судебно-арбитражной ошибки в применении и толковании норм права для гарантирования равенства лиц перед законом и судом. В конечном счете реализация этой цели направлена на обеспечение  единства правового пространства России по делам, относящимся к правосудию в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Научная обоснованность и достоверность полученных результатов, выводов и предложений обеспечиваются комплексным характером проведенного исследования, использованием большого количества источников, публикаций по различным аспектам проблемы эффективности процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда.

Научная и практическая значимость исследования заключается в том, что формулируемые автором выводы дополняют, а в ряде аспектов обобщают и/или углубляют сложившиеся научные знания о предмете исследования. Выявленные проблемы эффективности процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда могут послужить основой для дальнейших теоретических исследований в этой области. Правовые идеи, содержащиеся в диссертации, могут быть использованы в законотворческой деятельности, при совершенствовании судебно-арбитражной практики. Положения диссертационного исследования могут быть применены в учебном процессе при преподавании курса арбитражного процесса, а также спецкурса «Проблемы эффективности арбитражного судопроизводства»; при обучении и переподготовке судей и помощников судей арбитражных судов.

Апробация и внедрение результатов исследования. Диссертация подготовлена в отделе гражданского, арбитражного, административного процессуального права государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия правосудия», где проведено ее обсуждение. Основные положения диссертационного исследования изложены автором в опубликованных работах, в выступлениях на таких международных и всероссийских научных и научно-практических конференциях, как: «Проблемы доступности и эффективности правосудия в гражданском и арбитражном судопроизводстве» (Москва, 2001); «Судебная реформа в России: проблемы совершенствования процессуального законодательства» (Москва, 2001); «Проблемы судебной защиты прав граждан и организаций» (Краснодар; Сочи, 2002); «АПК и ГПК 2002 г.: сравнительный анализ и актуальные вопросы правоприменения» (Москва, 2003); «Новеллы гражданского процессуального права» (Москва, 2004); «Проблемы пересмотра судебных актов» (Москва, 2007) и др.

Структура диссертационного исследования. Работа состоит из введения, трех глав, включающих семь параграфов, заключения и библиографического списка.

                          ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении  обосновывается актуальность темы диссертации, определяются цели и задачи работы, ее научная новизна, практическая значимость, методология исследования, формулируются положения, выносимые на защиту, сообщается об апробации результатов диссертационного исследования.

Первая глава диссертации называется «Концепция эффективности процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда»  и посвящается уяснению  смысла понятий, составляющих категориальный каркас этой концепции.

В параграфе 1  данной главы уясняется категориальный смысл понятия «процессуальная деятельность проверочных инстанций арбитражного суда. При этом, следуя методу восхождения от абстрактного к конкретному, вначале проясняется смысл ряда более общих понятий и прежде всего  такого, как «процессуальная деятельность суда», а также соотношение последнего с такими категориями как судебная власть, судопроизводство, правосудие. На этой основе уясняется содержание понятия «процессуальная деятельность арбитражного суда», которое в диссертации определяется, как совершаемая  им на основании имеющихся полномочий система процессуальных действий, связанных с  рассмотрением по существу правовых конфликтов и иных дел,  с проверкой правомерности судебных актов нижестоящих судов  и  их отменой и  пересмотром в случаях, установленных законом, а также контролю за исполнением судебных постановлений,  находящих выражение в принимаемых судебных актах. Оценивая значимость понятия процессуальной деятельности суда в том числе арбитражного, диссертантом отмечается, что значимость этого понятия в том, что им, с одной стороны, охватывается вся процессуальная активность суда, которая отличается от соответствующей активности других участников процесса, а с другой — оно позволяет дифференцировать эту деятельность суда от совершаемых им на основании закона иных юридических действий.

Затем проясняется смысл  понятия проверка судебных актов. Под последним диссертант понимает оценку правомерности судебных актов нижестоящих судов, осуществляемую вышестоящим судом, наделенным полномочием исправления обнаруженных судебных ошибок, посредством реализации полномочия по  их отмене или изменению в  установленных законом случаях и формах..

На этой основе в диссертации формулируется понятие процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда , как совершаемой ими на основании имеющихся полномочий процессуальных действий, связанных с проверкой судебных актов нижестоящих судов на предмет соответствия установленным законом требованиям и их отменой и или изменением в случаях несоответствия им, находящая выражение в принимаемых судебных актах.

Параграф 1.2. посвящен уяснению  понятия эффективности процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда. В этой связи диссертантом указывается, что, поскольку процессуальная деятельность арбитражного суда относится к видам деятельности, связанным с целеполаганием, то для уяснения  природы этой деятельности необходим последовательный анализ ее целей, средств и результатов, поскольку общими моментами деятельности с точки зрения целеполагания являются цель, ради которой осуществляется деятельность, средство необходимое для реализации этой цели, и результат этой деятельности. Поэтому в качестве познавательной предпосылки к определению категориального смысла понятия «эффективность процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда», в  диссертации уясняется, что следует понимать под целями, средствами и результатами соответствующей процессуальной деятельности.

Вначале рассмотрен вопрос о целях процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда и их видах. При этом по результатам оценки различных подходов к категории «цель» сложившимся в науке, в том числе ее соотношения с понятием «задача» диссертантом сформулирован ряд общих  выводов. Основной из них сводится к следующему.  Цель деятельности — это одна из форм выражения социальной задачи, являющейся наиболее общей формой социального долженствования. В конечном счете, цель — элемент субъективной стороны механизма формирования и реализации социальной задачи. Следовательно, в процессе формирования конкретных задач и адекватных им целей появление первых имеет предопределяющее значение. Субъект осознает социальную задачу как необходимость для себя добиться определенного результата посредством совершения определенной деятельности. На основе этого осознания он формулирует цель, достижение которой обеспечивает решение задачи. В этом смысле цель предопределяется задачей.

Вместе с тем, как и в случае с любой иной формой выражения социальной задачи, достижение той или иной цели является условием разрешения соответствующей социальной задачи. А это значит, что, в конечном счете, задача и цель имеют направленность на достижение в результате практической деятельности совпадающего желаемого результата.

Социальная задача процессуальной деятельности арбитражного суда определяется диссертантом, как  тот желательный конечный   результат,  который должен быть обеспечен  арбитражным судом, а именно — осуществление  правосудия по спорам и иным делам, возникающим в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности .

Что касается  цели процессуальной деятельности арбитражного суда , то она определяется в диссертации, как  форма выражения социальной задачи, стоящей перед арбитражным судом,  законодательно фиксирующая ориентир, достижение которого является необходимым этапом решения   этой социальной задачи.

Иначе говоря, формулировка цели процессуальной деятельности арбитражного суда показывает не что иное, как то, чтo должно быть достигнуто, а формула задачи предназначена для прояснения ответа на другой вопрос — для чего это необходимо сделать. Нет сомнений, что ответ на второй вопрос (для чего) должен быть ясен до определения того, чтo именно должно быть достигнуто. Ответ на второй вопрос  указывает на ту потребность, которая  осознана обществом  и требует реализации. Речь в данном случае идет о потребности в правосудии в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. После прояснения того, что есть социальная задача , которая поставлена законодателем перед процессуальной деятельностью арбитражного суда, можно и необходимо ответить на вопросы о том, чтo должно быть достигнуто (это и есть цель процессуальной деятельности), а также  о том, как этого достичь (т.е. речь о  соответствующих средствах достижения цели).

Из анализа процессуального права и доктринальных подходов диссертантом выводится несколько универсальных целей процессуальной деятельности арбитражного суда. При этом отмечается, что их универсальность в том, что они, во-первых, являются наиболее общими целями процессуальной деятельности арбитражного суда, во-вторых, их реализация осуществляется в ходе всей этой процессуальной деятельности, и, наконец, в-третьих, они являются конечными целями этой деятельности, обеспечивающими решение стоящей перед ней социальной задачи – правосудие в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Речь идет о  четырех универсальных целях.

Первая - защита  в ходе процессуальной деятельности арбитражного суда  нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов соответствующих лиц при рассмотрении по существу споров и иных  дел. Под нею в диссертации понимается обеспечение арбитражным судом действительной защищенности подлежащих охране судебными средствами прав и интересов соответствующих лиц при рассмотрении по существу споров и иных дел, возникающих в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Эта цель рассматривается в диссертации в качестве  доминирующей  для этой процессуальной деятельности. Отсутствие ее реализации (в той мере в какой это зависит от деятельности суда, поскольку это может быть и результатом пассивности или полного отказа соответствующего лица, участвующего в деле, от совершения необходимых для этого действий , что в силу принципа диспозитивности не может быть преодолено судом) в конечном счете, как правило, обессмысливает достижение судом иных универсальных целей процессуальной деятельности. Очевидно, что в этом случае вести речь о состоявшемся  правосудии нельзя, поскольку невозможно утверждать, что действительно произошло правомерное окончательное определение судом в рамках рассматриваемого правового конфликта управомоченного лица или установление факта, имеющего юридическое значение.

Вторая - доступность  процессуальной деятельности арбитражного суда, т.е. обеспечение арбитражным судом заинтересованным лицам реальной возможности инициирования судебного процесса как в суде первой, так и проверочных инстанций. При отступлении и от нее также невозможно утверждать, что действительно произошло правомерное окончательное определение судом в рамках рассматриваемого правового конфликта управомоченного лица или установление факта, имеющего юридическое значение. Ведь, в этом случае заинтересованное лицо не допускается к суду. По своим последствиям это равнозначно тому, что арбитражным судом не обеспечивается действительная защищенность, подлежащих  охране судебными средствами  прав и интересов соответствующих лиц при рассмотрении по существу споров и иных  дел.

При оценке этой универсальной цели процессуальной деятельности арбитражного суда указывается, что процессуальная деятельность арбитражного суда, приводящая к отказу в доступе к суду непосредственно  не связана с разрешением дела по существу. Следовательно, доступность процессуальной деятельности имеет самостоятельное значение.

Третья цель - справедливость процессуальной деятельности арбитражного суда в диссертации определяется, как обеспечение арбитражным судом равенства возможностей для судебной защиты всех лиц, обращающихся за судебной защитой (в том числе и отсутствия у кого-либо из них преимуществ, умаляющих права других) и избежания неравенства, которое может повлиять на исход дела.

При ее рассмотрении в диссертации указано, что важнейшим компонентом справедливости как универсальной цели процессуальной деятельности арбитражного суда является равенство всех перед законом, ибо трудно представить справедливое правосудие, не обеспечивающее подобное равенство. Вместе с тем не любое неравенство свидетельствует об отступлении от этой универсальной цели процессуальной деятельности арбитражного суда. Принципиально важным признаком подобного отхода от нее является допущение арбитражным судом такого неравенства при рассмотрении дела, которое способно было повлиять на исход дела. В этом случае возникают основательные сомнения в том, действительно ли произошло правомерное окончательное определение судом в рамках рассматриваемого правового конфликта управомоченного лица или установление факта, имеющего юридическое значение.

Четвертой  целью рассматривается своевременность процессуальной деятельности арбитражного суда, т.е. обеспечение арбитражным судом рассмотрения дел в установленные законом (а если таковые не установлены, то в определенные судом разумные) процессуальные сроки, минимизирующие положение затянувшейся неопределенности, дающее основание толковать отсрочку как фактический отказ в правосудии.

Определяющим моментом своевременности, как универсальной цели процессуальной деятельности арбитражного суда является обеспечение такого развития судебного процесса, когда   минимизируется положение затянувшейся неопределенности, дающее основание толковать отсрочку, как фактический отказ в правосудии. Любое отклонение от этого указывает на  отступление от четвертой универсальной цели. В этой связи в диссертации особенно подчеркивается значимость трех процессуальных ситуаций. Во-первых, неправомерного оставления заявлений (жалоб) без движения. Во-вторых, не согласующегося с законом приостановления производства по арбитражному делу. В-третьих, необоснованного отложения разбирательства по делу на длительный срок. Диссертантом отмечается, что должны быть процессуальные средства выявления и устранения подобных ситуаций.

Важность универсальных целей процессуальной деятельности арбитражного суда в том, что их не достижение указывает на наличие антипода эффективности этой деятельности – судебно-арбитражной ошибки.

В диссертации приведены признаки судебно-арбитражной ошибки и дано ее определение, как зафиксированного в принятом арбитражным судом судебном акте недостижения  при рассмотрении дела универсальных целей процессуальной деятельности арбитражного суда, выявляемого в проверочной инстанции и подлежащего устранению в  процессуальном порядке. Выявление судебно-арбитражной ошибки является основанием для отмены или изменения содержащего ее судебного акта именно потому, что свидетельствует о том, что в рамках конкретного дела процессуальная деятельность арбитражного суда была неэффективной. Это происходит в проверочных инстанциях арбитражного суда.

В этой связи в диссертации указывается, что в этих инстанциях реализуются не только отмеченные выше социальная  задача и универсальные цели, но и собственные, т.е. специальные цели этих инстанций. Вместе с тем какой-либо особой задачи, отличной от социальной задачи, стоящей перед арбитражным судом как особым судебным органом, у процессуальной деятельности его проверочных инстанций не имеется. Этот вывод  увязывается диссертантом с тем, что вся деятельность последних также подчинена реализации упомянутой выше социальной задачи арбитражного суда – обеспечению правосудия в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

После уяснения вопроса об универсальных целях процессуальной деятельности арбитражного суда в диссертации осуществлено рассмотрение общих целей системы его проверочных инстанций. Первая общая цель  всех проверочных инстанций арбитражного суда в диссертации формулируется, как проверка в определенных в процессуальном праве пределах правомерности процессуальной деятельности нижестоящих арбитражных судов, отраженной в обжалованных (оспоренных) в установленном порядке  судебных актах, принимаемых по существу рассмотренных арбитражных дел [и их  пересмотр  или отмену, если они не отвечают  требованию правомерности].

Осуществление этой цели направлено на обеспечение реализации в системе проверочных инстанций первой универсальной цели процессуальной деятельности арбитражного суда. Проверочная инстанция, осуществляя проверку судебного акта по существу дела, оценивает его правомерность (т.е. по общему правилу, законность и обоснованность) и принимает собственное постановление , отражающее результаты проверки. Имея в виду  норму ч.3 ст. 15 АПК , в которой речь идет также и о мотивированности судебных актов, диссертантом подчеркивается значимость этой характеристики судебных актов, однако аргументируется, что в настоящее время нет достаточных правовых оснований для того, чтобы уравнивать ее  с  их  законностью и обоснованностью.

Применительно к первой общей  цели диссертантом указано, что в ней не случайно речь идет об обжалованных (оспоренных) судебных актах. Это связано с принципом диспозитивности. Не обжалованные и не оспоренные судебные акты не попадают в поле зрения проверочных инстанций арбитражного суда и, соответственно, распространение на них действия указанного выше критерия невозможно. В настоящее время не существует никаких процессуальных возможностей для проверки судебных актов без инициирования этого процесса заинтересованным лицом. При этом диссертантом отмечается, что в известном смысле потерял свою актуальность  вопрос, именовавшийся в литературе как проблема т.н. латентных судебных ошибок. Предметом реагирования в проверочных инстанциях  являются  лишь выявленные в судебных актах в установленном процессуальном порядке судебные ошибки.

В диссертации  дается характеристика таких компонентов первой общей цели, как законность и обоснованность.

Второй общей целью процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда в диссертации признается проверка в определенных в процессуальном праве пределах доступности процессуальной деятельности нижестоящего арбитражного суда, отраженной в обжалованных (оспоренных) в установленном порядке не вступивших и вступивших в законную силу судебных актах [и их пересмотр или отмену, если они не отвечают требованию доступности].

Дело в том, что в случае иерархического обжалования ( оспаривания) судебных актов в каждой из вышестоящих инстанций должна производиться проверка доступности процессуальной деятельности нижестоящего арбитражного суда, в том числе и  проверочной инстанции, поскольку проблемы доступа к суду могут возникать и на уровне суда первой, и на уровне любой проверочной инстанции. В этой связи рассмотрена проблема введения предельных сроков обжалования судебных актов. При этом указано, что введение шестимесячного предельного срока обжалования (оспаривания) судебных актов в арбитражном процессе, трактуемого как основание для прекращения соответствующего  процессуального права  по факту его фактического истечения (т.е. в виде абсолютного запрета) необоснованно. Вместе с тем формулируются правовые идеи, направленные на устранение дефектов нынешнего правового регулирования ( в частности, идея введения срока процессуальной давности).

Третьей общей целью процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда признается проверка в определенных в процессуальном праве пределах справедливости процессуальной деятельности нижестоящего арбитражного суда, отраженной в обжалованных (оспоренных) в установленном порядке  судебных актах [и их  пересмотр или  отмену , если они не отвечают требованию справедливости].

В качестве четвертой общей цели признается проверка в определенных в процессуальном праве пределах своевременности процессуальной деятельности нижестоящего арбитражного суда, отраженной в обжалованных (оспоренных) в установленном порядке судебных актах [и их пересмотр или отмену , если они не отвечают требованию своевременности].

Диссертантом подчеркивается, что наличие указанных выше четырех общих целей процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда не исключает, а предполагает наличие у каждой из проверочных инстанций собственной специальной цели, а также существование иных целей, имеющих более частный характер, формулируются основные из этих целей.

В диссертации указывается, что самого по себе уяснения целей  процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда недостаточно. Требуется также прояснение вопросов о средствах и результатах этой деятельности. Поэтому следующий вопрос, рассмотренный в диссертации – что следует понимать под «средством процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда.

Вначале  рассмотрен вопрос о средствах процессуальной деятельности арбитражного суда. При этом указано, что все эти средства характеризуются следующими  признаками:

1) это юридические по своей природе феномены, поскольку относятся к сфере арбитражного судопроизводства;

2) они имеют инструментальный характер, ибо относятся к способам достижения указанных выше задачи и целей, законодательно определенных для арбитражного суда; посредством их применения достигается снятие препятствий для реализации соответствующих прав и законных интересов, возникших в правоотношениях, относящихся к сфере правосудия в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, чем обеспечивается результативность правового регулирования;

3) они являются инструментами властного воздействия со стороны арбитражного суда.

Средство процессуальной деятельности арбитражного суда  определяется в диссертации, как процессуально-правовой инструмент властного воздействия арбитражного суда, предназначенный для обеспечения реализации установленных законом  целей ( а в конечном счете социальной задачи)  его процессуальной деятельности.

В диссертации определяются виды средств процессуальной деятельности арбитражного суда [процессуальные полномочия, процессуальные действия и процессуальные акты (документы)] и дается их характеристика. Указывается и  на то, что все эти виды процессуальных средств должны сочетаться друг с другом, с одной стороны, а с другой -  корреспондировать целям и социальной задаче арбитражного суда.

Что касается понятия  средства процессуальной деятельности  проверочных инстанций арбитражного суда , то оно определяется, как  присущий им процессуально-правовой инструмент властного воздействия, предназначенный для обеспечения реализации установленных законом целей (а в конечном счете социальной задачи) его процессуальной деятельности  .

Проверочные полномочия  по характеру влияния на реализацию стоящих перед проверочной инстанцией целей делятся на два вида подвида . Первый – предметные полномочия, связанные с предметом проверки соответствующей судебной инстанции(применительно к кассации, например, это законность и обоснованность судебных актов, что явствует из  норм ч.3 ст.216,ч.ч.2,3,4 ст.287 АПК). Второй – функциональные полномочия, т.е. связанные с реагированием проверочной инстанции на качество реализации целей процессуальной деятельности в проверяемом судебном акте(так, функциональные полномочия кассации определены в п.п.1-6 ч.1 ст.287,п.15 и последнем абзаце ч.2 ст. 289 АПК).

Проверочные полномочия в зависимости от уровня проверочной процессуальной деятельности делятся на два подвида. Во-первых, полномочия, присущие только суду, пересматривающему не вступившие в законную силу судебные акты. Здесь речь идет не только правомочиях, связанных с движением апелляционной жалобы , таких, как  ее принятие , оставление без движения, возвращение, прекращение производства по ней. Но и таких , как  принятие  дополнительных доказательств в случаях предусмотренных законом, рассмотрение дела по правилам суда первой инстанции, если обнаружены нарушения, являющиеся безусловными основания для отмены  решения.

Во-вторых, на полномочия, характерные для  арбитражного суда, пересматривающего вступившие в законную силу судебные акты. Кроме  полномочия по приостановлению исполнения вступившего в силу судебного акта, это такое полномочие, как дача указаний, в том числе по толкованию закона, излагаемых в постановлении об отмене решения, постановления нижестоящих судов, обязательные для арбитражного суда вновь рассматривающего дело.

Есть правомочия, присущие только  той или иной проверочной инстанции(для апелляции – предусмотренные в ч.5 ст. 270 АПК, для кассации –  в ст.291 АПК , для надзора –  в ч.6 ст. 299 АПК ).

Что касается совершаемых проверочными инстанциями арбитражного суда процессуальных действий, то они как отмечено в диссертации,  основаны на их предусмотренных законом полномочиях и их классификация по видам совпадает с видовым делением процессуальных полномочий.

Судебные акты-документы проверочных инстанций – третий вид процессуальных средств. Их  специфика в том, что это  не могут быть решения, поскольку согласно абз. 1 ч.2 ст.15 АПК, их принятие – это прерогатива суда первой инстанции. Проверочные инстанции отражают результаты своей оценки судебных актов нижестоящих судов в постановлениях, когда речь идет об итогах рассмотрения по существу  обращенных к ним жалоб и заявлений ( абз. 2 ч. 2 ст. 15, а также, например, ст.271, 289, 305 АПК), в определениях, когда  фиксируются иные ( промежуточные) процессуальные действия проверочных инстанций, совершаемые в ходе осуществления судопроизводства ( абз.3 ч. 2 ст. 15, а также , например, ст. 265, ч.3 ст.291, ч.4,4 ст.299 АПК). Таким образом, судебные акты-документы, как вид процессуальных средств проверочных инстанций предстают - в зависимости от достигаемых процессуальных целей - в двух подвидах – постановления и определения.

После анализа  того, что следует считать результатом процессуальной деятельности арбитражного суда и каковы его виды в диссертации рассмотрен вопрос о категориальном смысле понятия «результат процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда». Под последним в диссертации понимается не что иное, как   достигнутое вследствие использования ими своих процессуальных средств фактическое состояние реализации установленных законом целей их деятельности, находящее объективное выражение в принятых судебных актах.

Что касается видов результатов процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда, то они   делятся на  три разновидности:

- состояние полной реализованности целей при имеющихся процессуальных средствах;

- состояние частичной реализованности целей при наличных процессуальных средствах;

- состояние полной нереализованности целей при тех средствах, которыми они располагали.

Таким образом, содержательные особенности результата процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда обусловливаются  их  специфическими целями и средствами деятельности.

Результат процессуальной деятельности арбитражного суда , в том числе и его проверочных инстанций, явствует из судебных актов. Это касается   результата процессуальной деятельности  по конкретному делу, а также по  всем арбитражным делам в целом (хотя между этими крайними величинами, разумеется, есть и иные выборки состояния реализации целей - по тем или иным временным периодам, по тем или иным группам судов и т.д.). Именно через анализ соответствующих судебных актов, прежде всего, и  следует оценивать реальное состояние реализации целей процессуальной деятельности.

После рассмотрения вопросов, связанных с уяснением  целей, средств и результатов процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда в работе формулируется определение понятия эффективности этой деятельности, как их способности реально достигать в ходе своей процессуальной деятельности стоящих перед ними целей, а в конечном счете обеспечивать решение социальной задачи, поставленной перед арбитражным судом .

В диссертации отмечено, что существеннейшим  элементом концепции эффективности процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда является  выяснение того, каким образом можно установить степень реализованности соответствующих целей в их процессуальной деятельности. Поэтому в  параграфе 1.3. первой  главы речь идет о критериях и показателях эффективности процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда.

При рассмотрении вопроса о критериях эффективности диссертантом указано, что достижение поставленных законодателем целей соответствующей  деятельности и есть мерило ее эффективности. Цель - это тот желательный результат, наступление которого с точки зрения законодателя должно явиться итогом процессуальной деятельности арбитражного суда, в том числе и его проверочных инстанций. С учетом этого, критерий эффективности процессуальной деятельности арбитражного суда к – это не что  иное, как конкретное  мерило оценки качества  этой процессуальной деятельности. Подобным мерилом может быть только достижение  целей, как желательного для общества результата соответствующей деятельности.

К подобным целям относятся указанные выше четыре универсальные цели процессуальной деятельности арбитражного суда, поскольку их реализация обеспечивает осуществление социальной задачи, стоящей перед арбитражным судом, и выражающей, в конечном счете,  соответствующие потребности российского общества. Именно проверка их достижения, а при условиях, определенных в законе, прямое или опосредованное устранение судебно-арбитражных ошибок, допущенных нижестоящими судебными инстанциями – это и есть цель деятельности проверочных инстанций. Надлежащий характер проведенной ими проверки определяет их вклад в достижение универсальных целей процессуальной деятельности арбитражного суда.

Поэтому достижение четырех общих целей [т.е. проверки 1) правомерности при рассмотрении дела по существу, 2) доступности, 3) справедливости и 4) своевременности] следует признать в качестве основных критериев эффективности  процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда.

В диссертации указывается, что объективная оценка эффективности процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда очень затруднена, если критерии, упомянутые выше не выражены соответствующими показателями, т.е. некими измерителями реализации критериев. Поэтому, важным компонентом концепции эффективности процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда являются  показателиэтой эффективности.

Показатели эффективности процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда по каждому из критериев, указанных выше, должны отвечать трем основным требованиям:

-объективность  и полнота отражения количественно имеющих критериальное значение сторон соответствующей деятельности;

-верифицируемость, т.е. возможность сведения со своим эмпирическим основанием;

-сопоставимость по проверочным инстанциям арбитражного суда, а также временным периодам их процессуальной  деятельности.

Источником сведений о положении дел по указанным выше критериям эффективности процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда являются судебные акты (а обобщенно - соответствующие судебно-статистические данные о них). Мониторинг эффективности этой деятельности следует осуществлять на основе анализа того, соответствует ли она этим критериям или нет. Объекты оценки — судебные акты за определенный период а)конкретного суда (и даже отдельного судьи) той или иной  проверочной инстанции, б) судов определенного уровня проверочных судов (апелляционных, кассационных), в) всех проверочных инстанций судебно-арбитражной системы.

Вклад того или иного суда проверочной инстанции в решение социальной задачи арбитражного суда – это не что иное, как соотношение на определенный момент двух величин: числа судебных актов, которыми тем или иным судом отменены и изменены  постановления нижестоящих судов, сохранивших  силу  к общему количеству его  судебных актов, проверенных в вышестоящих инстанциях за тот или иной период.

При оценке положения дел на уровне системы проверочных инстанций в целом, показателем по первому критерию (т.е. правомерности при рассмотрении дела по существу) следует считать соотношение количества  отмененных и измененных в проверочных инстанциях как вступивших, так и не вступивших в законную силу судебных актов по существу дела по мотиву их неправомерности, сохранивших силу  к числу проверенных за определенный период.

Показателем по второму критерию (т.е. доступности) следует признать соотношение количества отмененных и измененных в проверочных инстанциях как вступивших, так и не вступивших в законную силу судебных актов по мотиву их отступления от требования доступности, сохранивших силу к числу проверенных за определенный период.

Показателем по третьему критерию ( т.е. справедливости) следует считать соотношение количества  отмененных и измененных в проверочных инстанциях как вступивших, так и не вступивших в законную силу судебных актов по мотиву их отступления от требования справедливости,  сохранивших силу к числу проверенных за определенный период.

Показателем по четвертому критерию (т.е. своевременности) следует признать соотношение количества  отмененных и измененных в проверочных инстанциях как вступивших, так и не вступивших в законную силу судебных актов по мотиву отступления от требования своевременности, сохранивших силу к числу проверенных за определенный период.

В диссертации приведены основные виды судебных актов, подлежащих анализу по каждому из этих  четырех  критериев.

При этом в диссертантом отмечается, что  отмена и изменение судебных актов нижестоящих судов является не  единственными, но наиболее существенными  показателями эффективности процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда (приводятся в работе и факультативные ее  показатели).

В заключение главы 1 диссертантом отмечается, что критерии эффективности, если они  сформулированы  адекватно и конкретно, можно  непосредственно  применять для оценки  эффективности процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда. Именно этот подход и реализован в главах 2 и 3 диссертации.

 Вторая глава  диссертации называется «Проблемы эффективности процессуальной деятельности арбитражного суда по проверке не вступивших в законную силу судебных актов и меры по их урегулированию» и посвящается анализу ряда реальных проблем соответствующего правоприменительного цикла в свете выявленных в первой главе критериев эффективности и формулированию адекватных мер по их решению.

Параграф 2.1. данной главы касается  эффективности стадии возбуждения апелляционного производства. В диссертации отмечается, что у этой стадии есть собственная процессуальная цель - обеспечение доступности апелляционного обжалования решения  (определения) суда первой инстанции всем лицам, которые имеют на это право. Ее реализация – важнейший критерий эффективности процессуальной деятельности суда на этой стадии. В этой связи основные проблемы эффективности, возникающие на данной стадии, касаются доступа в эту проверочную инстанцию арбитражного суда.  Социально желательным результатом процессуальной деятельности арбитражного апелляционного суда на этой стадии является  действительное  обеспечение доступности апелляционного обжалования для всех управомоченных лиц, что выражается в принятии апелляционной жалобы к производству.

Как показывает судебно-арбитражная практика,  данная стадия   апелляционного производства завершается этим процессуальным действием суда далеко не всегда. В диссертации применительно к этой процессуальной стадии прежде всего рассмотрены  последствия введения предельного срока апелляционного обжалования (ч.2 ст. 259 АПК). При этом изложенный в первой главе диссертационного исследования отрицательный общий вывод, касающийся введения предельных сроков обжалования (оспаривания) судебных актов, истечение которых  трактуется   в качестве абсолютного запрета их обжалования рассматривается автором применительно к проблемам  апелляционного обжалования.

В этой связи диссертантом формулируется идея введения в арбитражный процесс новой разновидности  срока – срока процессуальной давности, т.е. предельного срока для обжалования  судебного акта лицами, которые не знали и не могли знать об обжалуемом судебном акте (т.е. используется формулировка, аналогичная той, которая содержится в норме п.1 ст. 311 АПК). Указанный срок должен распространяться на  юридических лиц и предпринимателей, составляющих подавляющее большинство лиц, участвующих в арбитражных делах (для иных ли, участвующих в арбитражном процессе, предлагается сохранить нынешний вариант исчисления, восстановления и т. д. сроков апелляционного обжалования).

В отличие от восстановления пропущенного срока в ординарных ситуациях, когда вопрос о его восстановлении рассматривается судом в судебном заседании без вызова лиц, участвующих в деле, с учетом уважительности причин пропуска, процедура восстановления срока процессуальной давности для юридических лиц и предпринимателей должна быть иной. В диссертации сформулированы конкретные правовые идеи по процессуальному порядку реализации права апелляционного обжалования судебного акта в связи с предложением о введении срока процессуальной давности, который защищает права, как инициатора апелляционной проверки, так и другой стороны и иных лиц, участвующих в деле.

Параграф 2.2.  данной главы диссертации посвящен эффективности стадии подготовки рассмотрения дела в  апелляционной инстанции. Ее процессуальной целью диссертантом признается подготовка своевременного и справедливого рассмотрения жалобы. После рассмотрения возникающих в судебно-арбитражной практике проблем, как при стандартном, так и при нестандартном (ч.5 ст. 270 АПК) развитии процесса диссертантом  формулируются правовые идеи, направленные на совершенствование правового регулирования этой стадии апелляционного производства.

Во-первых, в связи с  необходимостью более конкретного регулирования процессуальной деятельности апелляционного суда по подготовке дела к рассмотрению по существу предлагается предусмотреть норму о  действиях апелляционного суда по подготовке  дела к рассмотрению. Среди  этих действий, в частности, указывается оценка апелляционной инстанцией процессуальной деятельности арбитражного суда первой инстанции по определению предмета доказывания и бремени доказывания сторон, фиксации этого в протоколе судебного заседания и с учетом этого допустимости представленных заявителем жалобы доказательств, для решения вопроса об их принятии(или непринятии).Решение этого круга  вопросов апелляционной инстанцией должно осуществляться при состязательном участии сторон и других лиц, участвующих в деле, а результаты рассмотрения должны фиксироваться в протоколе соответствующего судебного заседания.

Кроме того, сформулированы  и иные правовые идеи, направленные на  обеспечение эффективности подготовительной процессуальной деятельности апелляционного арбитражного суда. Вместе с тем предлагаются правовые идеи, касающиеся модернизации ряда  норм АПК, применяемых как в апелляционной, так и в первой инстанциях (ч.2 ст. 65, ст. 134, ст.153 АПК). Это и понятно, поскольку эти две инстанции  очень тесно связаны и  взаимозависимы (в этой связи диссертантом поддерживается идея концентрации разбирательства по существу в суде первой инстанции, сформулированная в нашей процессуальной доктрине  Е.А. Борисовой и рядом других исследователей).

Третья глава диссертации называется «Проблемы эффективности процессуальной деятельности арбитражного суда по проверке вступивших в законную силу судебных актов и меры по их урегулированию» и посвящается анализу ряда проблем, возникающих при проверке соответствующих судебных актов в свете выявленных в первой главе критериев эффективности и формулированию адекватных мер по их решению. При этом в данной главе  диссертант ограничился рассмотрением двух блоков проблем, которые, по  мнению диссертанта, являются наиболее актуальными применительно к проверке вступивших в законную силу судебных актов.

В параграфе первом речь идет о блоке проблем процессуальной деятельности Высшего Арбитражного Суда РФ, как высшей инстанции.

В качестве очевидного недостатка нынешнего надзорного производства диссертантом указывается то, что оно не может быть признано  процессуальным механизмом гарантировано обеспечивающим устранение судебно-арбитражных ошибок, допущенных в нижестоящих инстанциях, по делу, аналогичному тому, которое высшей судебно-арбитражной инстанцией уже рассмотрено (и по которому ею был принят т.н. модельный судебный акт). Это нельзя признать приемлемым, в том числе, учитывая «стандарт законности», отстаиваемый ЕСПЧ, что усматривается, в частности из п. 47 постановления по делу «Korchuganova v. Russia». ЕСПЧ требует в нем, чтобы «законодательство было достаточно точным, чтобы позволить частному лицу – если будет необходимо, после соответствующих рекомендаций – предвидеть в разумных пределах последствия, к которым может привести конкретное деяние». В данном постановлении об этом стандарте речь идет в уголовно-правовом аспекте. Но это не означает, что Конвенция предусматривает наличие этого стандарта лишь в уголовно-правовой сфере.

Диссертант обосновывает, что участникам экономической деятельности должно быть обеспечено, что при рассмотрении дела в системе арбитражных судов право защищенное в отношении одного лица   будет защищено и в отношении другого, оказавшегося в аналогичной ситуации. При этом, последнее может и должно осуществиться и в Высшем Арбитражном Суде РФ, если ранее по тем или иным причинам не удалось сделать в нижестоящих судах. Иначе не может быть  речи о реализации универсальной цели, указанной в  п.1 ст. 2 АПК, которая должна гарантироваться всем механизмом арбитражного судопроизводства.

Иное  будет означать, что не оправдываются ожидания соответствующих лиц  по отношению к правосудию по судебным делам, возникающим из сферы предпринимательской и иной экономической деятельности. А, следовательно, есть основания  утверждать, что речь идет об  отступлении от конституционного принципа равенства перед законом и судом, от  упомянутого выше «стандарта  законности» и, конечно, принципа правовой определенности, предполагающего не только исполнение вступившего в законную силу судебного акта, но и прогнозируемость хода и исхода судопроизводства. В этой связи диссертантом отмечается, что  подход согласно которому высшая инстанция  не обязана исправлять каждую выявленную судебную ошибку выглядит недостаточно убедительно, и требует по меньшей мере дополнительного обоснования. Он может считаться легитимным только в том случае , если  имеется в виду, что речь  о том, что  обнаруженные ошибки не воспрепятствовали осуществлению правосудия, либо исправлены нижестоящими проверочными инстанциями.

В диссертации оценивается механизм преодоления подобного положения дел, содержащийся в  постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14.02.2008 г.№14 и отмечается, что он имеет положительное практическое значение. Вместе с тем указывается, что его внедрение не способно кардинально изменить существующее ныне положение дел в аспекте полноты реализации известной максимы de similibus idem est judiciam (по сходным делам выносятся одинаковые решения).

В контексте рассматриваемой проблемы в диссертации в целом положительно оценивается предложение о создании в Высшем Арбитражном Суде РФ палат, которые должны рассматривать обращения соответствующих лиц о надзорной проверке судебных актов (М.И. Клеандров). Вместе с тем в диссертации проанализированы основные доводы тех исследователей, которые выступают за сохранение неизменной  нынешней модели функционирования Высшего Арбитражного Суда РФ, как высшей судебно-арбитражной инстанции и по ним сформулированы соответствующие возражения.

В контексте рассмотрения основных проблем процессуальной деятельности Высшего Арбитражного Суда РФ в качестве высшей проверочной инстанции, диссертантом формулируется вывод о том, то основанием для пересмотра  проверяемого судебного акта в высшей судебно-арбитражной инстанции  должно быть не что иное, как проверка судебного акта на предмет обнаружения  судебно-арбитражной ошибки, нарушающей равенство лиц перед законом и судом. Критерий пересмотра судебного акта в высшей судебной инстанции не само по себе обнаружение того, что в ходе процессуальной деятельности нарушена та или иная правовая норма, а то повлияло ли это на исход дела. Дело в том, что  в этом случае правосудие не состоялось и  вступивший в силу судебный акт является неправосудным, т.е. легализует правонарушение, и это нельзя оставить без реагирования.

В этой связи диссертантом поддерживается сформулированная в абз.2 п.3 мотивировочной части постановления №11-П от 17.11.2005 г. позиция Конституционного Суда РФ о том, что отмена судебного акта, вступившего в законную силу возможна в надзорном порядке, «когда в результате фундаментальной ошибки, допущенной в ходе предыдущего разбирательства и предопределившей исход дела, существенно нарушены права и законные интересы, защищаемые в арбитражных судах».При этом, по мнению диссертанта, главное все-таки не конструкции типа  «фундаментальная ошибка», или «существенность нарушения прав», поскольку они в значительной степени оценочные, а именно влияние (а Конституционный суд РФ употребляет более жесткую формулу «предопределение»)  допущенного  судом нарушения правовых норм на исход дела. Это может иметь значение критерия в данном случае Причем критерия отступление от которого  указывает на отсутствие действительно эффективного восстановления в правах.

Если же неправильное применение норм права не повлияло на исход дела и правосудие по делу состоялось, то  отмена  или изменение  вступившего в законную силу судебного акта никак нельзя признать оправданным. В этой связи становится понятным то, что в промежуточной резолюции Комитет Министров Совета Европы от 8 февраля 2006 г. ResDH (2006) 1 относительно нарушения принципа правовой определенности в результате пересмотра судебных решений в порядке надзора в ходе судебных разбирательств по гражданским делам в Российской Федерации среди недостатков процедуры надзора по Гражданского процессуального кодекса РФ ныне является то, что она позволяет «отменить судебное решение ввиду любого допущенного в нем нарушения материального и процессуального права». В этой связи диссертантом предлагается ввести в АПК норму о том, что вступивший в законную силу судебный акт не может быть отменен по формальным основаниям.

Параграф 3.2. третьей главы посвящен блоку проблем межинстанционных отношений при проверке вступивших в законную силу судебных актов. При этом соответствующие вопросы рассмотрены в контексте всей системы проверочных инстанций (включая апелляционную), а также с учетом правовых идей по совершенствованию норм, относящихся к общим положениям АПК, сформулированных  в главе 2 диссертации, и поэтому касающихся рассмотрения дел и в первой инстанции. В этой связи  диссертантом указывается, что ныне имеет место дублирование процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда, причем по двум  линиям: «апелляция-кассация» и  «кассация- надзор».

Для выработки эффективной системы проверочных инстанций необходимо дать выверенный ответ как минимум на два вопроса: для решения какой социальной задачи создана данная судебная система; каковы самостоятельные цели и, соответственно, особенные процессуальные средства, каждой из существующих ( либо предлагаемых de lege ferenda ) проверочных инстанций , чтобы они взаимно дополняли , а не дублировали друг друга.

Применительно к системе арбитражных судов России такая  задача - осуществление правосудия в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. При этом, учитывая специфику этой судебной деятельности, связанную с характером рассматриваемых дел,  вопрос о сроках в арбитражном процессе имеет приоритетное значение, поскольку оперативность рассмотрения дел – особая ценность данной сферы судопроизводства. Поэтому формирование каждой  дополнительной проверочной инстанции (неизбежно увеличивающей срок рассмотрения дел) в этой сфере правосудия требует детального взвешивания приобретений и утрат, которые связываются с ее введением.

В диссертации оценены конкретные отрицательные последствия дублирования кассации и надзора, в частности, в аспекте используемых ими процессуальных средств. В этой связи конкретно анализируются такие процессуальные средства: приостановление вступившего в законную силу судебного акта(ст. ст. 283,298 АПК РФ); отмена вступивших в законную силу судебных актов и направление дела на новое рассмотрение (п.п.3,4 ч.1 ст. 287, п.3 ч.1 ст.305 АПК РФ): дача обязательных указаний нижестоящим инстанциям при направлении дела на новое рассмотрение в том числе на толкование закона(ч.2 ст.289,ч.3 ст. 305 АПК РФ).

В контексте рассмотрения проблемы совершенствования межинстанционных отношений при проверке вступивших в законную силу судебных актов в диссертации приведены  доводы о нецелесообразности сохранения в современном арбитражном процессе одновременно и апелляции и кассации в их современном виде.

С учетом изложенного выше, в качестве обоснованного оценивается  диссертантом вывод о том, что применительно к арбитражному судопроизводству оптимально наличие двух проверочных инстанций – апелляционной и кассационной. В этой связи диссертант поддерживает тех исследователей, по мнению которых в роли последней должен выступать Высший Арбитражный Суд РФ ( И.О. Подвальный, А.С. Кожемяко и др.). Указанный вывод подкрепляется в диссертации анализом российского исторического опыта (периода действия Устава гражданского судопроизводства), а также современных законодательства и практики ряда европейских стран, в том числе в сфере специализированного судопроизводства.

Вместе с тем диссертантом отмечается, что ныне было бы  преждевременно делать вывод о том, что условия реформ, об основаниях которых указано выше,  уже полностью созрели. Это прежде всего  касается субъективной стороны общественных отношений, которая в судебно-правовой сфере нередко недооценивается. В этом плане уяснение подготовленности условий к подобной реформе требует, по меньшей мере, следующего. Во-первых, оценки готовности лиц, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, к таким переменам и учета их мнения (в частности, в лице крупнейших и действительно авторитетных  организаций, например, Торгово-промышленной палаты РФ) по вопросу о  реформе процессуальной (как,впрочем, и институционной) составляющей функционирования арбитражных судов.

Во-вторых, избежания недооценки того, что подобное изменение неизбежно будет связано с определенной ломкой (уже далеко не первой за пореформенный период) существующей системы проверочных инстанций, а также повлечет заметное изменение характера процессуальной деятельности вновь созданных инстанций, предназначенных для  проверки судебных актов арбитражного суда. Это достаточно болезненный процесс уже для самой судебно-арбитражной системы. Следовательно, суды должны четко представлять ориентиры реформы и свою роль в ее осуществлении. Речь не только об адекватном формулировании соответствующих целей и процессуальных средств их достижения в законодательстве, но и об организации системы переподготовки судебных кадров.

В контексте рационализации межинстанционных отношений  диссертантом отмечается и то, что довод о необходимости создания (или сохранения) той или иной дополнительной нижестоящей проверочной инстанции, например, для разгрузки вышестоящей судебной инстанции нельзя признать обоснованным. Особенно, когда речь идет о разгрузке не высшей, а промежуточной проверочной инстанции. Сам по себе довод о разгрузке вышестоящих судов, имеет значение в той мере, какой их загрузка становится препятствием для осуществления целей, поставленных перед ними законодателем, а также  в решении задачи и универсальных целей, стоящих перед этой системой судов. Приводятся и другие доводы в обоснование этой позиции, в том числе и  данные изучения судебно-арбитражной практики, показывающие отсутствие смысла в одновременном существовании  апелляции и кассации в их нынешнем виде.

Кроме того, в контексте предлагаемых мер рационализации межинстанционных отношений в аспекте требования ЕСПЧ о правовой определенности, диссертантом применительно к арбитражному процессу предложено ввести правовое регулирование, позволяющее различать вступление судебного акта в законную силу и его окончательность. При этом вступившими в законную силу предлагается считать судебные акты, принятые апелляционной инстанцией, либо те судебные акты, обжалование которых в апелляционном порядке более невозможно. Эти судебные акты  наделяются свойством исполнимости. То есть речь идет о правовом феномене, схожем с французским force de la chose jugee. В ст. 500 Гражданского процессуального кодекса Франции применительно к нему указано, что «обладает силой судебного решения постановление, которое не подлежит обжалованию, приостанавливающему его исполнение» ( к ним во Франции, как известно, относятся апелляция, оппозиция, и в определенных случаях кассация, например, по делам о разводе, гражданстве и т.д.

Окончательными же должны признаваться лишь те судебные акты по делу, которые приняты Высшим Арбитражным Судом РФ или те судебные акты оспаривание которых в рамках судебно-арбитражной системы уже не допускается. Таким образом , окончательность означает неизменяемость судебного акта в системе российской судебной системы. В этом случае речь идет о правовом явлении, схожем с французским autorite de la chose jugee. Разделение применительно к судебным актам свойств исполнимости  (характерном для вступивших в законную силу судебных актов в понимании этого, изложенном выше) и неизменяемости (которым наделяются лишь те из них, которые являются окончательными) разумно, учитывая требования ЕСПЧ о правовой определенности в аспекте res judicata. Дело в том, что лишь окончательный судебный акт должен обладать свойством исключительности Поэтому именно с окончательным характером судебного акта ( а не с его вступлением в законную силу), которое придает ему одновременно и неизменяемость и исключительность, необходимо увязывать требование ЕСПЧ о правовой определенности. И именно после появления окончательного судебного акта должен течь соответствующий шестимесячный срок для обращения в ЕСПЧ.

В заключении кратко оцениваются итоги проведенного исследования, обращается внимание на те проблемы правового регулирования процессуальной деятельности проверочных инстанций арбитражного суда, которые должны стать предметом научных исследований в ближайшей перспективе.

По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы;

I.Монографии

1.1.Арбитражный процесс в современной России: актуальные проблемы. М., 2002; 33  п.л. (в неразделенном соавторстве с И.А. Приходько ).

1.2. Процессуальная деятельность проверочных инстанций арбитражного суда. Проблемы эффективности. М., 2008 ;43,5 п. л.

II. Научные статьи

2.1.Статьи, опубликованные в  ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК.

2.1.1. Встречный иск в арбитражном процессе. // Хозяйство и право, 2000, №8; 1,1 п. л.( в неразделенном соавторстве с И.А. Приходько ).

2.1.2. Каким быть новому АПК? //Хозяйство и право. 2001. №7; 2,1 п. л.( в неразделенном соавторстве с И.А. Приходько ).

2.1.3. Актуальные проблемы эффективности правосудия, осуществляемого в порядке арбитражного и гражданского судопроизводства.//Российский судья.2001. №6; 0,5 п.л.

2.1.4. Надзор в арбитраже: вопросы остаются.//Законодательство и экономика. 2004. №10;, 0,7 п. л..

2.1.5. О применении ст. 42 АПК РФ.//Арбитражный и гражданский процесс. 2004. №10; 0,7 п. л..

2.1.6.О надлежащем извещении иностранных лиц в арбитражном процессе. // Российская юстиция. 2004.№5; 0,4 п. л.

2.1.7. Обеспечительные меры в проверочных инстанциях арбитражного суда.//Законодательство и экономика. 2005.№9; 0,9 п. л.

2.1.8. О полной и неполной апелляции в арбитражном процессе.//Законодательство и экономика. 2005. №12;1,5 п.л.

2.1.9. К вопросу о «пресекательных» сроках обжалования ( оспаривания) арбитражном процессе. // Арбитражный и гражданский процесс . 2005. №10; 0,7 п. л.

2.1.10 К вопросу о «пресекательных» сроках обжалования ( оспаривания) арбитражном процессе.// Арбитражный и гражданский процесс . 2005. №11; 0,6 п.л.

2.1.11.Рецензия на монографию И.А Приходько «Доступность правосудия в арбитражном и гражданском процессе: основные проблемы». М.,2005.//Арбитражный и гражданский процесс. 2005.№5; 0,2 п. л.

2.1.12.Эффективность процессуальной деятельности надзорной инстанции арбитражного суда по обеспечению единства судебно-арбитражной практики.// Закон. 2007.Сентябрь ; 1,9 п.л.

2.1.13. Возбуждение кассационного производства: проблемы эффективности правоприменения. //Закон. 2007. Ноябрь- Декабрь;1 п.л.

2.1.12. Книга-исключение (рецензия на книгу А.И. Приходько «Воспрепятствование разрешению дела в арбитражном суде: актуальные вопросы судебного правоприменения».М.,2006). //Законодательство. 2007. №3; 0,4 п.л.

2.1.14. Какую практику формирует кассация.// Законодательство. 2008. №4; 0,7 п. л.

2.1.15. De similibus idem est judicium.//Закон.2008.Май;1.4 п.л.

2.1.16. О новом аспекте надзорной процессуальной деятельности Высшего Арбитражного Суда РФ: промежуточные итоги. //Закон.2009.Август:0,8 п.л.

2.2. Статьи, опубликованные в материалах всероссийских и международных конференций.

2.2.1. Актуальные проблемы эффективности правосудия в арбитражном и гражданском судопроизводстве.// Проблемы доступности и эффективности в арбитражном и гражданском судопроизводстве. Материалы Всероссийской научно-практической конференции Москва, 31 января- 1 февраля 2001 г.М., 2001; 1,2 п. л.

2.2.2. Проект новой редакции АПК и проблемы эффективности арбитражного судопроизводства.// Проблемы защиты прав и законных интересов граждан и организаций. Краснодар. 2002; 0,7.п. л.

2.2.3. Проблемы эффективности судопроизводства в свете новых АПК и ГПК РФ.// АПК и ГПК 2002 г.: сравнительный анализ и актуальные проблемы правоприменения. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Москва 2-4 апреля 2003 г. М.,2004; 0,9 п. л.

2.2.4. К вопросу об обязательных указаниях суда кассационной инстанции.//Современная доктрина гражданского, арбитражного процесса и исполнительного производства. Краснодар.2004;0,6 п.л.

2.2.5.Конституция РФ и Конвенция о защите прав человека и основных свобод как регуляторы судебной защиты прав в России.//Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 15-летию Конституции РФ.Т.2.М.,2009; 0,2 п. л.

2.3.Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых  специализированных изданиях и материалах научных и научно-практических конференций.

2.3.1. Прокурор в гражданском и арбитражном процессе. // Материалы научно-практической конференции в г. Твери. Тверь. 2000; 0,7 п. л.( в неразделенном соавторстве с И.А. Приходько ).

2.3.2. Обеспечение доступности правосудия и некоторые вопросы регулирования процессуальных сроков в проектах ГПК и АПК. // Материалы научно-практической конференции в г. Твери. Тверь. 2000; 0,8 п. л.( в неразделенном соавторстве с И.А. Приходько ).

2.3.3. Обжалование определений арбитражного суда об отказе в принятии и возвращении заявления третьего лица с самостоятельными требованиями. // Комментарий судебно-арбитражной практики. Вып. 7. М.,2000; 1 п. л.( в неразделенном соавторстве И.А.Приходько ).

2.3.4. Судопроизводство в арбитражных судах и судах общей юрисдикции Российской Федерации: достижения, проблемы, перспективы. //Система гражданской юрисдикции в канун 21 века. Екатеринбург. 2001;0,5 п. л.( в неразделенном соавторстве с Р.Ф. Каллистратовой  и И.А. Приходько).

2.3.5. Проблемы эффективности деятельности надзорной инстанции арбитражного суда.// Судебная реформа в России.М.,2001; 0,6 п. л.

2.3.6. Надлежащее извещение лиц, участвующих в деле, в свете доступности и эффективности правосудия. //Вопросы правоприменения. 2001. №4; 0,4 п.л.( в неразделенном соавторстве с И.А. Приходько ).

2.3.7. Применение срока исковой давности по сделкам с заинтересованностью в свете доступности и эффективности правосудия. //Вопросы правоприменения. 2001. №1;0,3 п. л.( в неразделенном соавторстве с И.А. Приходько).

2.3.8. Отмена судебных актов и качество правосудия. //Вопросы правоприменения. 2001. №6; 0,4 п. л.( в неразделенном соавторстве с И.А. Приходько )

2.3.9. Вопросы процессуального правопреемства в судебно-арбитражной практике.  //Комментарий судебно-арбитражной практики. Вып. 8. М., 2001; 0,5 п. л. ( в неразделенном соавторстве с И.А.Приходько )

2.3.10. Суд не вправе изменять процессуальный статус лица, участвующего в деле, а также прекращать в отношении его производство по делу.//Комментарий судебно-арбитражной практики. Вып.9. М., 2002;0,6 п.л. (в неразделенном соавторстве с И.А. Приходько )

2.3.11. К вопросу о применении ч.5 ст. 270 АПК РФ.//Новеллы гражданского процессуального права. Материалы научно-практической конференции, посвященной 80-летию М.С.Шакарян.М.,2004;0,6 п. л.

2.3.12. .Российский судья и иерархия права.// Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса .2004. №3. СПб.,2005; 1 п. л.

2.3.13.Российский судья и международное право.//Правовая система России в условиях глобализации: Сб. материалов «круглого стола»/Под ред. Н.П. Колдаевой , Е.Г.Лукьяновой.М.,2005;0, 2 п. л.

2.3.14. Исправление судебных ошибок в арбитражном процессе: ценностный аспект.// Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса . 2005. №4. СПб., 2006; 1,2 п. л.

2.3.15. Конституционный Суд РФ и вопросы пересмотра судебных актов арбитражного суда.// Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации:. Осмысление практики и ее возможные коррективы. К десятилетию федеральных арбитражных судов кассационной инстанции . М., 2006 ; 0,9 п. л.

2.3.16. Отказ от иска и признание иска в арбитражном процессе: вопросы эффективности правового регулирования и правоприменения. // Иск в гражданском и арбитражном процессах. М.,2006; 0,8 п. л.

2.3.17. К вопросу о «чистой» кассации в арбитражном процессе. //Законодательство и экономика. 2006. №6; 1,2 п. л.

2.3.18. Европейский суд по правам человека и пересмотр судебных актов по арбитражным делам. //Законодательство и экономика.2006.№3; 0,8 п. л.

2.3.19. Возбуждение апелляционного производства: проблемы правоприменения. //  Законодательство и экономика. 2007 №1; 2,1 п. л.

2.3.20. Подготовка апелляционного дела к рассмотрению: вопросы правоприменения. //Апелляция. Арбитражные споры. 2007. №1; 2 п.л.

2.3.21. К вопросу по понятии «процессуальная деятельность арбитражного суда».//Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса.2006. №5.СПб., 2007; 2,3 п.л.

2.3.22.К вопросу о системе проверки судебных актов арбитражного суда.//Проблемы пересмотра судебных актов в гражданском и арбитражном процессах. М., 2008;0,8 п. л.

2.3.23.Формализм – спасение правосудия?// Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса.2007. №6.СПб.,2008; 0,7 п.л.

2.4. Иные статьи.

2.4.1.Второму Арбитражному процессуальному кодексу уже 5 лет. //ЭЖ-Юрист. 2000. №24; 0,4 п. л.( в неразделенном соавторстве с Р.Ф. Каллистратовой и И.А. Приходько ).

2.4.2.Вопросы государственной пошлины в свете доступности правосудия в гражданском судопроизводстве. // Юридический консультант. 2000. №8; 0,5 п.л. ( в неразделенном соавторстве с И.А. Приходько ).

2.4.3.Надзор в арбитраже: резервы эффективности. //ЭЖ-Юрист. 2001. №42; 0,5 п.л.

2.4.4. Применение процессуальной аналогии. //ЭЖ-Юрист. 2001.№7; 0,4 п.л.

2.4.5. Вопросы эффективности правосудия. // Юридический консультант. 2001. №3; 0,7 п. л.

2.4.6. О «препятствующих определениях» в гражданском и арбитражном процессе. // Юридический консультант. 2001. №6; 0,5 п.л. ( в неразделенном соавторстве с И.А. Приходько ).

2.4.7. К вопросу о формировании понятия «эффективность правосудия» в отечественной юридической науке.// Сборник трудов по истории права и правоведения. Вып. 2. М., 2001; 0,5 п.л.

2.4.8. Шаг в правильном направлении.//Коллегия. 2002. №3; 0,2 п. л. (в неразделенном соавторстве с  И.А. Приходько ).

2.4.9. Судья на перепутье.//ЭЖ-Юрист.2003. №23; 0,3 п. л.

2.4.10.Новые сегменты процесса.//ЭЖ-Юрист. 2004.№21; 0,4 п. л.

2.4.11. Вы истец – и ваша просьба свята?//ЭЖ-Юрист. 2004.№33; 0,9 п.л.

2.4.12. Повторное рассмотрение. //ЭЖ-Юрист. 2004. №32; 0,6 п. л.

2.4.13. Основания для изменения решения.//ЭЖ-Юрист.2004.№8;0,4 п. л.

2.4.14. В целях оптимального использования полномочий.//ЭЖ-Юрист. 2005. №10; 0,6 п. л.

2.4.15. Кажущаяся простота упрощенного производства.//ЭЖ-Юрист. 2005. №2; 0,8 п. л.

2.4.16 Как нам реорганизовать надзор.//ЭЖ-Юрист. 2005. №15; 0,4 п. л.

2.4.17. Надзор в арбитраже в зеркале Конституции.//ЭЖ-Юрист. 2005. №49; 0,3 п. л.

2.4.18. Зачем приостанавливать производство.//Юридическое обозрение.2007.Сентябрь; 0,4 п.л.

2.4.19.Неопределенность с определениями. //ЭЖ-Юрист. 2008. № 30;0,4 п. л.

2.4.20.Опасность простых решений.//ЭЖ-Юрист.2009. №25;0,3 п. л.

III. Комментарии законодательства, учебные и практические пособия

3.1.Определения арбитражного суда. Практика принятия и пересмотра. М., 2003;19, 25 п. л.( в неразделенном соавторстве с Р.Ф. Каллистратовой и И.А. Приходько).

3.2.Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации(постатейный). / Под ред. Г.А. Жилина. М.,2003; 5,1 п. л.(автор комментария к главам 5,13(ст.125-127), 22, 25, 26).

3.3.Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). /Под ред. Г.А. Жилина. Издание второе, дополненное и переработанное. М., 2005; 5,9 п. л. (автор комментария к главам 5,13 (ст.125-127), 22, 25, 26).

                                       Отпечатано в…

Москва, ул.  ..., дом …

Усл. печ. л. 2,4. Формат 60Х90/16.

Заказ № …   .   Тираж 100 экз.                   

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.