WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Институт защиты прав и интересов лиц в уголовном судопроизводстве России

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

На правах рукописи

 

Арабули Джина Тамазовна

 

Институт защиты прав и интересов лиц

в уголовном судопроизводстве России

Специальность 12.00.09 – Уголовный процесс, криминалистика;

оперативно-розыскная деятельность

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

 

Челябинск – 2010

Работа выполнена на кафедре уголовного процесса Оренбургского государственного университета

Научный консультант

доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист РФ,

Почетный работник высшего профессионального образования Гуськова Антонина Петровна

 

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор, Заслуженный деятель науки РФ Николюк Вячеслав Владимирович

доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист РФ,

Почетный работник высшего профессионального образования Смолькова Ираида Вячеславовна

доктор юридических наук

Андреева Ольга Ивановна

 

Ведущая организация

Московская академия экономики и права

Защита состоится 19 ноября 2010 г. в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.298.12 при Южно-Уральском государственном университете по адресу: 454080, г. Челябинск, ул. Коммуны, д. 149, ауд. 208.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Южно-Уральского государственного университета.

Автореферат разослан «___» ______________ 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент                                  С.М. Даровских

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. В связи с принятием в 2001 г. Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации появилась потребность по-новому взглянуть на построение уголовного судопроизводства, на взаимоотношения, складывающиеся между его участниками. Объясняется это не только тем, что в уголовно-процессуальном законе были использованы и предложены ранее неизвестные отечественному правоприменителю процедуры (получение согласия суда на производство следственных действий, существенно ограничивающих права и свободы человека и гражданина, для избрания заключения под стражу, залога в качестве меры пресечения, особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, заключение досудебного соглашения и т.д.). Некоторые процессуальные правила претерпели изменения. В частности, увеличен круг лиц, имеющих право воспользоваться помощью адвоката, расширены случаи рассмотрения уголовных дел в отсутствие подсудимого и др. Отдельные положения, ранее носившие доктринальный характер, обрели нормативное регулирование. Так, была введена новая терминология: назначение уголовного судопроизводства, состязательность сторон, уголовно-процессуальные функции, сторона обвинения, сторона защиты и др.

Между тем современный этап развития общества, как можно отметить, характеризуется определенной нестабильностью законодательного регулирования. Систематически в уголовно-процессуальный закон вносятся изменения, которые кардинальным образом преобразуют те или иные процедуры, вводятся либо утрачиваются установленные ранее запреты. Вместе с тем отмечается активная позиция высших судебных инстанций (Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ). Постановления и определения, выносимые ими, подчас существенным образом корректируют содержание нормативных установлений и правоприменительную практику. Все это не способствует разрешению возникающих в теории и практике споров, выстраиванию стройной системы уголовно-процессуальных норм, а, наоборот, выводит дискуссию о понятии «защита» на новый уровень.

В качестве одного из ключевых положений уголовно-процессуального закона представлены предписания ч. 1 ст. 6 УПК РФ, раскрывающие назначение уголовного судопроизводства через защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, и защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Получается, что перед правоприменителем стоят две равновеликие и равнозначные цели, которые необходимо ему достичь в процессе осуществления своих полномочий. При этом он обязан создавать участникам уголовного судопроизводства условия, позволяющие с учетом их процессуального статуса реализовывать в полном объеме принадлежащие им права, выражать свое мнение и позицию по отдельным вопросам и (или) по делу в целом, когда любое лицо, вовлекаемое в уголовный процесс, должно стать полноправным субъектом уголовно-процессуальных отношений.

Выработка оптимальных механизмов, средств и способов защиты потерпевших, подозреваемых, обвиняемых строится в большинстве научных исследований на сопоставлении и противопоставлении их деятельности друг другу, а также деятельности властных субъектов (дознавателя, следователя, суда), хотя названные положения закона (ч. 1 ст. 6 УПК РФ) выступают в качестве взаимосвязанных и взаимодополняющих, но, отнюдь, не противоречащих друг другу ориентиров. Ими то и должны руководствоваться государственные органы и должностные лица, поскольку в них заложена охранительная функция уголовного судопроизводства.

Привлекает к себе внимание также и то, что часть средств и способов защиты, ранее присущих исключительно подозреваемому, обвиняемому, получила свое распространение на других участников уголовного судопроизводства, направленность действий которых в своей основе имеет прямо противоположный характер (потерпевший, его представитель), либо их деятельность носит фрагментарный характер (свидетель, лицо, в помещении которого производится обыск).

Все это непосредственно вызывает потребность и необходимость по-новому раскрыть и обозначить содержание защиты.

Для обоснования авторского понимания защиты прав и интересов лиц в уголовном судопроизводстве предлагается некоторые нормы УПК РФ представить в виде системы, в рамках которой формулируется понятие защиты, определяется круг субъектов ее осуществляющих, выявляются особенности такой деятельности каждого с учетом функционального подхода, а также единые, общие черты для всех участников уголовного процесса. Защита прав и интересов лиц в уголовном судопроизводстве рассматривается в качестве института уголовно-процессуального права, представляющего собой целостную систему, отличающуюся своей завершенностью и внутренней согласованностью, которая способна функционировать в интересах любого лица, вовлеченного в уголовно-процессуальные отношения.

Степень разработанности темы исследования. В работе исследуются заложенные в уголовно-процессуальном законе начала для формирования института защиты прав и интересов лиц, формулируется его понятие, основанное на различном истолковании категории «защита» применительно к тем или иным участникам уголовно-процессуальной деятельности, характеризуются его элементы и содержание. На базе требований к обеспечению подозреваемому, обвиняемому права на защиту вырабатываются общие подходы, начала для обеспечения защиты каждого, кто вовлекается в орбиту уголовного судопроизводства, анализируется природа деятельности адвоката свидетеля и адвоката лица, в помещении которого производится обыск. Кроме того, выявляется фундамент для действий участвующего по назначению суда адвоката-представителя потерпевшего по уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, когда личность потерпевшего не была установлена или у него отсутствуют близкие родственники, и адвоката свидетеля, содержащегося под стражей и имеющего статус обвиняемого по другому уголовному делу.

В разработку категории «защита» под различными углами зрения, в том числе с позиции уголовно-процессуальной функции защиты, ее носителей, внесли свой вклад В.Д. Адаменко, М.О. Баев, А.П. Гуськова, О.А. Зайцев,

З.З. Зинатуллин, Т.З. Зинатуллин, А.Ф. Кистяковский, Л.Д. Кокорев,

В.М. Корнуков, Э.Ф. Куцова, А.М. Ларин, И.А. Либус, З.В. Макарова,

М.М. Михеенко, Я.О. Моловиловкер, М.В. Парфенова, И.Д. Перлов,

И.Л. Петрухин, Ю.И. Стецовский, М.С. Строгович, И.Я. Фойницкий,

А.Л. Цыпкин, М.А. Чельцов, В.С. Шадрин, П.С. Элькинд и др.

Формулированию общего понятия уголовно-процессуальной функции, а также уголовно-процессуальной функции защиты посвятили свои работы

В.А. Азаров, Ю.И. Великосельский, С.М. Даровских, В.С. Джатиев,

Р.М. Жамиева, З.З. Зинатуллин, Т.З. Зинатуллин, Ц.М. Каз, Н.П. Кириллова, А.М. Ларин, Е.Г. Мартынчик, Я.О. Мотовиловкер, Р.Д. Рахунов,

В.М. Савицкий, Ю.И. Стецовский, М.С. Строгович, И.Ю. Таричко,

Г.П. Химичева, В.А. Чернышев, В.Н. Шпилев, П.С. Элькинд,

Ю.К. Якимович и др.

Вопрос о многообразии уголовно-процессуальных функций в исследованиях поднимали В.А. Азаров, Ц.М. Каз, Н.П. Кириллова,

М.М. Кузембаева, А.М. Ларин, Я.О. Мотовиловкер, В.М. Савицкий,

И.К. Севостьянник, Б.Б. Степанов, И.Ю. Таричко, В.Н. Шпилев, П.С. Элькинд, Ю.К. Якимович и т.д.

Сопоставили права потерпевшего (гражданского истца), его представителя с полномочиями участников уголовного судопроизводства со стороны защиты, предложили реформировать отдельные процедуры с тем, чтобы учитывались интересы потерпевшего, В.Д. Адаменко, А.А. Дмитриева, Е.А. Зайцева, Ю.А. Зедина, В.В. Иванова, С.В. Колдин, Э.Ф. Куцова,

З.В. Макарова, И.Л. Петрухин, М.В. Танцерев, Е.Г. Тарло, Т.Е. Сарсенбаев, Ю.И. Стецовский, В.В. Хатуаева, А.Л. Цыпкин, Д.П. Чекулаев,

С.В. Юношев и др.

Проблему защиты лиц при применении мер процессуального принуждения по ныне действующему УПК РФ осветили В.А. Азаров,

О.А. Азизова, Б.Б. Булатов, А.Г. Волкова, Е.Б. Догот, А.С. Епанешников,

А.С. Иванов, В.А. Ионов, Э.К. Кутуев, В.Ю. Мельников, В.В. Николюк,

А.Н. Резников, В.В. Сероштан, А.Г. Федоренко, О.И. Цоколова,

С.А. Шейфер и др.

Нормы, регламентирующие особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, проанализировали А.С. Александров, В.М. Быков, Д.П. Великий, О.В. Карпов, В.Н. Парфёнов, А.В. Смирнов, А.А. Сумин и др.

Стремление обосновать и придать завершенный характер деятельности адвоката свидетеля отражено в научных разработках М.А. Барановой,

О.Б. Батуриной, Б.Т. Безлепкина, И.О. Воскобойник, Е.В. Евстратенко,

Е.А. Карякина, С.А. Мельникова, Н.Р. Мухудиновой, В.Д. Потапова,

Е.А. Попова, Е.Г. Тарло, Н.С. Чувашовой, С.А. Шейфера и др.

При этом исследователями не уделялось достаточного внимания таким вопросам как одновременная (одномоментная) защита вовлеченных в уголовный процесс лиц, установление единых критериев обеспечения защиты их прав и интересов, включая начальный этап производства по уголовному делу или осуществления уголовного преследования, детализация процессуальных правил производства по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, рассмотрение которых в суде должно пройти в порядке ч. 5 ст. 247 УПК РФ, процессуальное положение адвоката лица, в помещении которого производится обыск.

Введение процедуры заключения досудебного соглашения о сотрудничестве также обусловливает необходимость провести подробный анализ соответствующих норм в целях создания потерпевшему (гражданскому истцу) и лицу, привлекаемому к уголовной ответственности, равных условий для защиты своих имущественных прав.

Остаются не раскрытыми вопросы, связанные с применением по аналогии норм, обеспечивающих подозреваемому, обвиняемому право на защиту, для реализации прав потерпевшего, выражения и отстаивания его интересов по уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, если его личность не была установлена или у него отсутствуют близкие родственники, для реализации свидетелем, содержащимся под стражей и являющимся обвиняемым по другому уголовному делу, права воспользоваться помощью адвоката.

Таким образом, проблемы, поднимаемые в литературе, акцентируют в основном внимание и охватывают отдельные аспекты деятельности суда, участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения и со стороны защиты на основе их сравнения и противопоставления, представляя потерпевшего и обвиняемого (подозреваемого) в виде основных процессуальных фигур, защита прав и интересов (законных интересов) которых должна быть обеспечена в ходе производства по уголовному делу. При этом игнорируются права и интересы иных лиц, хотя и вовлеченных в уголовно-процессуальные отношения, но имеющих весьма размытый процессуальный статус либо фрагментарное участие в уголовном деле. Тем самым появилась потребность на основе комплексного подхода представить защиту потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, любого иного лица, вовлеченного в орбиту уголовного процесса, в виде единой системы норм, образующих институт защиты прав и интересов лиц в уголовном судопроизводстве.

Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, которые складываются в сфере уголовного судопроизводства в связи с деятельностью его участников, направленной на защиту прав и интересов каждого, кто вовлекается в уголовно-процессуальные отношения.

Предмет диссертационного исследования образуют нормы, определяющие функциональный подход к деятельности различных участников уголовно-процессуальных отношений; научные исследования и уголовно-процессуальные нормы, характеризующие и раскрывающие сущность категории «защита» применительно к субъектам уголовно-процессуальной деятельности, указывающие на единые критерии обеспечения защиты прав и интересов лиц независимо от их процессуального статуса; судебно-следственная практика по применению по аналогии норм, содержащих стандарты обеспечения подозреваемому, обвиняемому права на защиту, к любому иному лицу, вовлеченному в уголовно-процессуальные отношения.

Методологическую основу исследования составляют общие, специальные и частные научные методы познания. В работе использованы диалектический метод познания, системный, сравнительно-правовой, исторический, статистический, социологический, формально-юридический и другие методы.

Целью диссертационного исследования является разработка теоретических положений, позволяющих сформулировать понятие защиты прав и интересов лиц применительно к деятельности государственных органов и должностных лиц, ведущих процесс, лиц, вовлекаемых в уголовное судопроизводство, обосновать формирование в уголовном судопроизводстве института защиты прав и интересов лиц, его элементы и содержание, разработать рекомендации и предложения по толкованию, применению и совершенствованию действующего уголовно-процессуального закона, иных нормативно-правовых актов, регулирующих отношения, вытекающие или связанные с производством по уголовному делу, а также правоприменительной практики.

Задачи диссертационного исследования состоят в следующем:

разработать теоретические положения, обосновывающие разнообразное истолкование категории «защита» с учетом функциональной направленности и особенностей процессуального положения каждого участника уголовного судопроизводства;

на основе действующего уголовно-процессуального законодательства и практики его применения сформулировать понятие института защиты прав и интересов лиц в уголовном судопроизводстве, раскрыв его элементы и содержание;

усовершенствовать механизм обеспечения лицу, задержанному по подозрению в совершении преступления, права на защиту на начальном этапе осуществления уголовного преследования, когда его статус не определен;

предложить меры, направленные на создание условий для сбалансированности между законодательным определением, фактическим положением и процессуальным оформлением статуса потерпевшего;

проанализировать судебную практику по назначению адвоката-представителя потерпевшего по уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, если личность потерпевшего не была установлена или у него отсутствуют близкие родственники, и выявить специфику деятельности адвоката-представителя потерпевшего по данной категории уголовных дел, сообразуя ее с объектом преступного посягательства;

определить особенности защиты обвиняемого, подсудимого при расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел о тяжких и особо тяжких преступлениях в его отсутствие;

усовершенствовать защиту имущественных прав потерпевшего (гражданского истца), подозреваемого, обвиняемого (гражданского ответчика), согласовав ее не только с наложением ареста на имущество, но и с избранием залога, со своевременным процессуальным оформлением статуса названных участников, со спецификой заключения досудебного соглашения о сотрудничестве;

провести исследование деятельности адвоката свидетеля и адвоката лица, в помещении которого производится обыск, с точки зрения функциональной направленности.

Эмпирическую базу исследования составили данные, полученные в процессе изучения и обобщения в 2003 – 2010 г.г. 860 уголовных дел по специально разработанной программе, находящихся в производстве органов дознания, органов предварительного следствия (органов внутренних дел, прокуратуры, Следственного комитета при прокуратуре РФ, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ), мировых судей, районных судов г. Челябинска, районных и городских судов Челябинской области, Челябинского областного суда, Верховного Суда РФ, материалов опубликованной практики Верховного Суда РФ, текстов приговоров, размещенных на официальных сайтов судов общей юрисдикции в соответствии с Федеральным законом РФ от 22 декабря 2008 г. № 262–ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» (по состоянию на 28 июня 2010 г.) и Временным регламентом организации размещения сведений о находящихся в суде делах и текстов судебных актов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» на официальном сайте суда общей юрисдикции, утвержденным постановлением Президиума Совета судей РФ от 17 мая 2010 г. № 225 , сведений, указанных на официальном сайте Генеральной прокуратуры РФ, результаты анкетирования в 2004 – 2008 г.г. 226 дознавателей и следователей органов внутренних дел,

149 прокуроров, их заместителей, помощников и следователей прокуратуры (Следственного комитета при прокуратуре РФ), осуществляющих производство по уголовным делам в г. Калининграде, г. Нижневартовске, г. Оренбурге, Оренбургской области, г. Челябинске, Челябинской области, в Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах, 390 адвокатов Адвокатских палат Челябинской, Московской, Калининградской областей (всего в анкетировании участвовало 765 человек). Кроме того, в свете темы диссертационного исследования проанализированы постановления и определения Конституционного Суда РФ, постановления Пленума Верховного Суда РФ, использованы статистические данные Судебного департамента при Верховном Суде РФ, а также опубликованные в литературе результаты обобщения судебно-следственной практики, результаты анкетирования и интервьюирования, которые были проведены учеными-процессуалистами.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что комплексный анализ международных норм, действующего законодательства России, теоретических разработок, правоприменительной практики позволяет рассматривать защиту прав и интересов лиц в качестве института уголовно-процессуального права. Основу для формирования этого института составляет ст. 6 УПК РФ. В ней обозначены единые критерии защиты прав и законных интересов потерпевшего, гражданского истца, защиты подозреваемого, обвиняемого, свидетеля и др., взаимная обусловленность различной направленности деятельности субъектов уголовно-процессуальных отношений с обеспечением одновременной (одномоментной) защиты прав и интересов конкретного участника и защиты любого иного лица, вовлеченного в уголовный процесс.

Данный подход не вступает в противоречие с принципом состязательности сторон, раскрывает сущность защиты, ее элементы, выявляя взаимные связи защиты прав и законных интересов потерпевшего и защиты подозреваемого, обвиняемого, а также защиты иных вовлеченных в производство по уголовному делу лиц, характеризует круг субъектов, осуществляющих защиту, подчеркивает особенности такой деятельности при использовании порой одних и тех же средств и способов защиты, которые ранее относились к защите подозреваемого, обвиняемого.

Институт защиты прав и интересов лиц способен отразить специфику защиты не только в виде уголовно-процессуальной функции защиты, но и в качестве деятельности стороны обвинения, суда, иных вовлеченных в уголовное судопроизводство и незаинтересованных в исходе уголовного дела лиц, которая осуществляется в рамках выполняемой каждым из них функции.

Положения, выносимые на защиту:

1. Под защитой прав и интересов лиц, которую осуществляют государственные органы и должностные лица в ходе производства по уголовному делу, следует понимать деятельность во исполнение возложенных на соответствующие государственные органы и должностных лиц обязанностей по восстановлению нарушенных в результате совершения преступления прав и законных интересов потерпевших и привлечению виновного к уголовной ответственности, осуществляемую в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке в рамках функций обвинения или разрешения уголовного дела, когда каждому, кто вовлекается в уголовное судопроизводство, создаются условия для реализации предоставленных ему прав.

2. Предложен дифференцированный подход к понятию защиты, который заключается в следующем:

2.1. В основе осуществления потерпевшим (гражданским истцом), его представителем (законным представителем) защиты прав и законных интересов лежит обвинительная природа их действий. С учетом выявленных особенностей деятельности каждого из перечисленных лиц, формулируются следующие понятия:

защита потерпевшим (гражданским истцом) своих прав и законных интересов – это осуществляемая в рамках функции обвинения деятельность потерпевшего (гражданского истца) по реализации в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке предоставленных ему прав в целях восстановления нарушенных противоправным преступным деянием его прав и законных интересов и установления виновного в совершении преступления, а также недопустимости незаконного и необоснованного ограничения его прав и свобод в ходе производства по уголовному делу;

защита представителем (законным представителем) потерпевшего (гражданского истца) его прав и законных интересов – это осуществляемая в рамках функции обвинения деятельность представителя (законного представителя) потерпевшего (гражданского истца) во исполнение принятой на себя (возложенной законом) обязанности по реализации в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке прав в целях восстановления нарушенных противоправным преступным деянием прав и законных интересов представляемого лица и установления виновного в совершении преступления, а также недопустимости незаконного и необоснованного ограничения прав и свобод представляемого лица в ходе производства по уголовному делу.

2.2. Деятельность участников уголовного судопроизводства со стороны защиты производна от начатого уголовного преследования и ни с каким иным ее аспектом или гранью не переплетается. Согласуясь с назначением уголовного судопроизводства (п. 2 ч. 1 ст. 6 УПК РФ), она предстает в качестве уголовно-процессуальной функции защиты, под которой понимаются направления деятельности участников уголовного судопроизводства со стороны защиты по оспариванию причастности лица к совершенному преступлению, опровержению обвинения в полном объеме или в какой-либо его части, размера вреда, причиненного преступлением, приведению доводов, положительно характеризующих лицо, подвергаемое уголовному преследованию, обосновывающих несоразмерность ограничений прав и свобод такого лица особенностям его личности и характеру совершенного им противоправного преступного деяния.

2.3. Под защитой иным вовлеченным в уголовное судопроизводство и незаинтересованным в исходе уголовного дела лицом своих прав и законных интересов следует понимать деятельность такого лица по реализации в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке предоставленных ему прав в целях недопустимости незаконного и необоснованного ограничения его прав и свобод в ходе производства по уголовному делу, осуществляемая в рамках выполняемой им функции.

2.4. Исследование права свидетеля и права лица, в помещении которого производится обыск, воспользоваться помощью адвоката в рамках допроса, очной ставки и обыска соответственно позволяет установить, что подобного рода деятельность предстает в виде защиты прав и законных интересов свидетеля или лица, в помещении которого производится обыск, во исполнение принятой на себя обязанности по реализации в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке прав в целях недопустимости незаконного и необоснованного ограничения прав и свобод свидетеля или лица, в помещении которого производится обыск, в ходе производства допроса, очной ставки или обыска соответственно в рамках выполняемой таким адвокатом функции.

3. Институт защиты прав и интересов лиц в уголовном судопроизводстве – это система правовых норм, регулирующих взаимно обусловленную деятельность участников уголовного судопроизводства в рамках соответствующих уголовно-процессуальных функций, направленную на восстановление нарушенных в результате совершения преступления прав и законных интересов потерпевших и привлечение виновного к уголовной ответственности с соразмерным ограничением каждого в его правах и свободах, когда создаются условия, обеспечивающие возможность осуществления и саму реализацию прав вовлеченными в уголовно-процессуальные отношения лицами.

4. Элементами института защиты прав и интересов лиц в уголовном судопроизводстве являются: 1) юридические факты, необходимые для возникновения правоотношений; 2) субъекты защиты; 3) объекты защиты;

4) уголовно-процессуальные отношения, складывающиеся между субъектами защиты; 5) целенаправленная деятельность субъектов защиты; 6) взаимная обусловленность различных направлений деятельности субъектов защиты.

5. Элементы института защиты прав и интересов лиц, их взаимосвязь (отношения) создают единство, целостность норм, позволяя продемонстрировать содержание института защиты прав и интересов лиц в уголовном судопроизводстве, которое образуют:

1) защита прав и законных интересов потерпевшего

(гражданского истца), включающая в себя: а) предусмотренную уголовно-процессуальным законом деятельность государственных органов и должностных лиц, потерпевшего (гражданского истца), представителя (законного представителя) потерпевшего (гражданского истца);

б) обусловленность защиты прав и законных интересов потерпевшего (гражданского истца) защитой подозреваемого, обвиняемого, защитой прав и законных интересов иных лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство.

2) защита подозреваемого, обвиняемого (гражданского ответчика), включающая в себя: а) предусмотренную уголовно-процессуальным законом деятельность государственных органов и должностных лиц, подозреваемого, обвиняемого (гражданского ответчика), защитника (законного представителя) подозреваемого, обвиняемого (представителя гражданского ответчика);

б) обусловленность защиты подозреваемого, обвиняемого защитой прав и законных интересов потерпевшего (гражданского истца), иных лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство.

3) защита прав и законных интересов иных вовлеченных в уголовное судопроизводство и незаинтересованных в исходе уголовного дела лиц, включающая в себя: а) предусмотренную уголовно-процессуальным законом деятельность государственных органов и должностных лиц, самого незаинтересованного в исходе уголовного дела и вовлекаемого в уголовное судопроизводство лица, применительно к свидетелю и лицу, в помещении которого производится обыск, деятельность адвоката свидетеля и адвоката лица, в помещении которого производится обыск; б) обусловленность защиты прав и законных интересов иных незаинтересованных в исходе уголовного дела лиц, вовлекаемых в уголовное судопроизводство, защитой прав и законных интересов потерпевшего (гражданского истца), защитой подозреваемого, обвиняемого (гражданского ответчика).





6. Статусам лиц, задержанного по подозрению в совершении преступления и потерпевшего, на начальном этапе производства по уголовному делу или осуществления уголовного преследования как участников уголовного судопроизводства свойственна несбалансированность между законодательным определением, процессуальным оформлением и их фактическим положением. Поэтому для устранения такого несоответствия в основе определения объема полномочий названных субъектов должно быть их фактическое положение, а не процессуально оформленный статус. Установление факта причинения вреда, в чем заинтересован потерпевший, играет ту же роль, что нахождение лица, в условиях существенного ограничения его прав и свобод, и обусловливает начало защиты их прав и интересов (законных интересов).

7. Особенности производства по уголовным делам в отсутствие лица, к которому могут перейти права потерпевшего, или лица, обвиняемого в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, включают в себя механизм реализации прав данных участников, что выражается в следующем:

7.1. Объект преступного посягательства предопределяет наличие в досудебном и судебном производствах лица, участием которого реализовывались бы процессуальные права потерпевшего. Поэтому одним из проявлений защиты прав и законных интересов потерпевшего по уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, когда личность потерпевшего не была установлена или у него отсутствуют близкие родственники, выступает назначение органами предварительного следствия, судом адвоката для участия в производстве по уголовному делу в качестве представителя потерпевшего.

7.2. Защита обвиняемого (подсудимого) при расследовании и (или) судебном рассмотрении уголовных дел о тяжких и особо тяжких преступлениях в его отсутствие предполагает: 1) нормативное закрепление понятия «заочное судебное разбирательство» – это проведение в предусмотренных уголовно-процессуальным законом случаях судебного заседания в отсутствие подсудимого, который ходатайствует о рассмотрении данного уголовного дела в его отсутствие, либо когда надлежащим образом извещенный подсудимый уклоняется от явки в суд или не представляется возможным обеспечить явку подсудимого в суд вследствие его нахождения за пределами территории государства; 2) расширение пределов деятельности защитника; 3) принятие судом решения о проведении заочного судебного разбирательства на основе обоснованного ходатайства; 4) ограничение рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей.

8. Защита имущественных прав потерпевшего (гражданского истца) и подозреваемого, обвиняемого (гражданского ответчика) базируется на:

а) правилах о наложении ареста на имущество; б) решении об избрании залога в качестве меры пресечения, которое принимается с учетом мнения потерпевшего и должно сообразовываться с возмещением вреда, причиненного преступлением; в) своевременном процессуальном оформлении статуса потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика; г) процедуре заключения досудебного соглашения о сотрудничестве и осведомленности потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика об условиях данного соглашения.

9. При защите прав и законных интересов свидетеля и лица, в помещении которого производится обыск, необходимо исходить из следующего: 1) право данных субъектов воспользоваться помощью адвокатов обусловлено назначением уголовного судопроизводства (п. 2 ч. 1 ст. 6 УПК РФ); 2) общие черты, свойственные процессуальному положению и направленности деятельности адвокатов, указывают на их относительно самостоятельный статус как участников уголовного судопроизводства с определенным объемом прав с учетом характера и правил производства следственных действий (допроса, очной ставки, обыска соответственно).

10. Направленность деятельности адвоката свидетеля и адвоката лица, в помещении которого производится обыск, предложено именовать функцией правового сопровождения – это содействующие осуществлению уголовного судопроизводства направления деятельности адвоката свидетеля и адвоката лица, в помещении которого производится обыск, во исполнение принятой на себя обязанности по реализации в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке прав в целях недопустимости незаконного и необоснованного ограничения прав и свобод свидетеля и лица, в помещении которого производится обыск, в ходе производства допроса, очной ставки и обыска соответственно.

На основе теоретических положений и выводов были сделаны предложения, сформулированы конкретные нормы, направленные на совершенствование отечественного уголовно-процессуального законодательства.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что сформулированные в нем научные идеи, учитывая содержание действующего уголовно-процессуального законодательства и практику его применения, демонстрируют основу для формирования института защиты прав и интересов лиц в уголовном судопроизводстве. В рамках данного института для защиты любого лица вне зависимости от его процессуального статуса используются единые средства и способы, истоки которых коренятся в назначении уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ). Диссертация содержит теоретические положения по созданию для потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, иных вовлеченных в уголовный процесс лиц равных условий для защиты ими своих прав и интересов, по обоснованию новой уголовно-процессуальной функции – функции правового сопровождения. Кроме того, выявлена незавершенность законодательного регулирования деятельности суда, стороны обвинения и стороны защиты на различных этапах уголовного судопроизводства. Это в равной степени негативным образом сказывается на уровне защищенности потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, а также любого иного вовлеченного в уголовно-процессуальную деятельность лица, предполагая порой единый подход и механизм устранения и решения описанных проблем.

Выработанные на основе теоретических разработок и правоприменительной практики рекомендации и сделанные в ходе исследования выводы могут использоваться в науке уголовного процесса для решения на теоретическом уровне проблем защиты прав и интересов каждого, кто вовлекается в уголовное судопроизводство, в законотворческой деятельности, в научно-исследовательской работе, для совершенствования защиты прав и интересов лиц независимо от их процессуальных статусов, в деятельности дознавателя, следователя, прокурора, суда, защитника, представителя потерпевшего, адвоката свидетеля и адвоката лица, в помещении которого производится обыск, в определении направлений их действий, в учебном процессе при преподавании различных дисциплин, при подготовке соответствующих учебно-методических комплексов и пособий по уголовно-процессуальному праву, программ и учебных пособий по спецкурсам.

Достоверность и обоснованность результатов работы обеспечивается диалектическим методом познания, данными анализа судебно-следственной практики, практики Конституционного Суда РФ и Пленума Верховного

Суда РФ, результатами изучения и обобщения уголовных дел, анкетирования практических работников. Одним из обстоятельств, подтверждающих обоснованность результатов проведенного исследования, является то, что ряд опубликованных в научных работах выводов диссертанта об изменении или конкретизации некоторых правил производства по уголовным делам тождественен позиции Пленума Верховного Суда РФ:

– в п. 27, 28 постановления Пленума Верховного Суда РФ

от 5 марта 2004 г. «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» , а также в п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. № 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» были даны разъяснения о рассмотрении уголовного дела в порядке гл. 40 УПК РФ в случае предъявления гражданского иска ;

– содержание абз. 1, 2 п. 5 постановления Пленума Верховного

Суда РФ от 10 февраля 2009 г. № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» свидетельствует об отграничении лица, в помещении которого производится обыск, от подозреваемого, обвиняемого, поскольку лицо, чье имущество изъято или повреждено в ходе обыска или выемки, упоминается в примерном перечне иных лиц, полномочных обжаловать решения и действия (бездействие) должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование ;

– в п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ

от 29 октября 2009 г. № 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста» указано то, что при избрании, продлении, изменении, отмене той или иной меры пресечения в отношении подозреваемого, обвиняемого необходимо учитывать мнение потерпевшего (его представителя, законного представителя) . В п. 27 данного постановления также разъясняется, что при рассмотрении судом ходатайства следователя или дознавателя о применении меры пресечения в виде заключения под стражу подозреваемый, обвиняемый, его защитник или законный представитель могут заявить ходатайство об избрании меры пресечения в виде залога, которое рассматривается судьей в установленном законом порядке с участием сторон ;

в п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ

от 22 декабря 2009 г. «О применении судами норм Уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству» используется термин «заочно», приводятся примеры исключительных случаев, а также конкретизируется положение, что обвиняемый не был привлечен именно к уголовной ответственности .

Выводы соискатели отчасти идентичны и позиции законодателя:

в контексте Федерального закона РФ от 2 декабря 2008 г. № 226ФЗ

«О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, проверенные в ходе судебного заседания, на основании которых судья принял такое решение (ч. 1 ст. 108 УПК РФ) , что в полной мере может применяться и к залогу;

Федеральным законом РФ от 7 апреля 2010 г. № 60ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» нормативно закреплено в ст. 106 УПК РФ право подозреваемого, обвиняемого, другого физического или юридического лица ходатайствовать перед судом о применении залога (ч. 2 ст. 106 УПК РФ). Более того, новая редакция

ст. 106 УПК РФ оговаривает, что в качестве залога не может приниматься имущество, на которое в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации не может быть обращено взыскание

(ч. 3 ст. 106 УПК РФ).

Апробация результатов исследования проходила в форме докладов и обсуждения полученных результатов на международных и всероссийских научно-практических конференциях, которые проводились в

г. Донецке (2006 г.), г. Екатеринбурге (2004 г. 2005 г.), г. Ижевске (2006 г.),

г. Казани (2006 г.), г. Караганде (2009 г.), г. Киеве (2006 г.),

г. Краснодаре (2009 г.), г. Курске (2005 г.), г. Москве (2005 г., 2007 г., 2010 г.), г. Оренбурге (2003 г. 2006 г.), г. Санкт-Петербурге (2006 г.),

г. Саранске (2006 г.), г. Улан-Удэ (2006 г.), г. Уфе (2003 г., 2005 г., 2007 г.),

г. Челябинске (2001 г. 2010 г.), на научно-практических семинарах-тренингах в г. Челябинске (16 17 марта 2007 г. «Торговля людьми: квалификация, проблемы, противодействие трэффику, предупреждение и помощь пострадавшим»; 21 22 октября 2008 г. «Противодействие торговле людьми»), научных статей, 15 из которых, опубликованы в журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ, 14 из них на соискание ученой степени доктора наук.

Автор является победителем конкурса научно-исследовательских работ молодых ученых, проводившегося в 2007 г. Челябинским центром по исследованию проблем противодействия организованной преступности и коррупции (Арабули Д.Т. Моделирование уголовно-процессуальных мер для расследования преступлений террористического характера // Актуальные проблемы противодействия терроризму, организованной преступности и коррупции: труды Челябинского центра по исследованию проблем противодействия организованной преступности и коррупции / Отв. ред.

А.В. Минбалеев, Р.А. Хашимов. Выпуск II. Челябинск, 2009. С. 7 23), принимала участие в конкурсе молодых ученых Современной гуманитарной академии на лучшую научно-исследовательскую работу и в 2007 г. награждена дипломом III степени (работа «От Нюрнбергского процесса до заочного производства по уголовным делам в современной России» 1 п.л.), в 2008 г. дипломом II степени (работа «Участие защитника при производстве предварительного расследования (некоторые вопросы теории и

практики)» 1 п.л.), в 2009 г. в конкурсе «Лучшая научная работа преподавателя», проводимом Уральским филиалом ГОУ ВПО «Российская академия правосудия», в номинации «Научная статья» дипломом II степени за работу: Арабули Д.Т. Обоснование судебного решения о заключении под стражу: нормативные установления и практика их применения в России и за рубежом // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2009. № 1. С. 17 19; в номинации «Учебное пособие» дипломом III степени за работу: Арабули Д.Т. Заочное производство по уголовным делам: история и современность: учеб. пособие / Науч. ред. д.ю.н., проф.

А.П. Гуськова. Челябинск: Полиграф-Мастер, 2007. 112 с. Диссертант является победителем Первого межрегионального конкурса научных работ по проблемам организации адвокатуры и деятельности адвокатов в юрисдикционных производствах, проводившегося в 2009 г. на базе кафедры адвокатуры Восточной экономико-юридической гуманитарной

академии (г. Уфа) при поддержке Федеральной палаты адвокатов РФ, Российской академии адвокатуры и нотариата, Института адвокатуры Московской государственной юридической академии, Адвокатской палаты Республики Башкортостан и коллегии адвокатов Республики Башкортостан «Муратов и партнеры», в конкурсной группе «Аспиранты и молодые ученые» и награждена дипломом за работу: Арабули Д.Т. Отдельные аспекты деятельности защитника по уголовным делам в досудебном производстве: проблемы и пути их решения 2,9 п.л. (Информация об итогах конкурса размещена: Евразийский юридический журнал. 2009. № 6 (13). С. 117 144; Новая адвокатская газета. 2009. № 14 (055) июль. С. 13).

Шесть статей (Арабули Д.Т. Сравнительный анализ заочного судебного разбирательства в Российской Федерации и Республике Казахстан // Мировой судья. 2008. № 6. С. 17 18; Арабули Д.Т. Требования, предъявляемые к жалобе защитника в уголовном судопроизводстве // Адвокатская практика. 2008. № 5. С. 22 23; Арабули Д.Т. Обоснование судебного решения о заключении под стражу: нормативные установления и практика их применения в России и за рубежом // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2009. № 1. С. 17 19; Арабули Д.Т. Статус подозреваемого и некоторые особенности его оформления // Мировой судья. 2009. № 6.

С. 19 22; Арабули Д.Т. Исследование отдельных полномочий участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве // Мировой судья. 2009. № 9.

С. 9 13; Арабули Д.Т. Изучение вопроса об обязательном участии представителя потерпевшего в уголовном процессе России // Администратор суда. 2009. № 3. С. 24 26) размещены в Справочной правовой системе «КонсультантПлюс».

Содержащиеся в диссертации положения и выводы отражены в четырех монографиях, двух учебниках, двух учебных пособиях.

Всего по теме диссертационного исследования опубликовано 102 работы общим объемом 87 п.л.

Результаты исследования были обсуждены и одобрены на заседаниях кафедры уголовного процесса Оренбургского государственного университета, кафедры уголовного процесса и криминалистики Южно-Уральского государственного университета.

Отдельные результаты исследования нашли применение в учебном процессе при проведении автором лекционных, семинарских и практических занятий на юридическом факультете Челябинского государственного университета по дисциплинам «Уголовно-процессуальное право», «Адвокатура», «Практика составления процессуальных документов», на юридическом факультете Южно-Уральского государственного университета по дисциплине «Уголовно-процессуальное право», в Уральском филиале

ГОУ ВПО «Российская академия правосудия» по дисциплинам «Правоохранительные органы», «Уголовно-процессуальное право», «Организация судебной деятельности», по спецкурсу «Актуальные проблемы современного уголовного судопроизводства», а также внедрены в учебный процесс юридического факультета Оренбургского государственного университета, юридического факультета Кубанского государственного университета, Института права Башкирского государственного университета, Всероссийской государственной налоговой академии Министерства

финансов РФ, Карагандинского юридического института МВД Республики Казахстан им. Баримбека Бейсенова, что подтверждается пятью актами внедрения.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих в себя восемь параграфов, заключения, списка использованных источников и литературы, семи приложений.

Содержание работы

Во введении обосновывается выбор и актуальность темы исследования, определяются его цель и задачи, методологическая, теоретическая и эмпирические основы, показывается научная новизна, излагаются положения, выносимые на защиту, а также значимость исследования для развития теории уголовно-процессуального права и совершенствования уголовно-процессуального законодательства, практики его применения.

Первая глава «Понятие и сущность защиты в уголовном судопроизводстве России» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Понятие защиты и ее соотношение с деятельностью государственных органов и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу» исследуется возможность использования понятия «защита» применительно к деятельности государственных органов и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу.

Анализ высказанных в научной литературе воззрений в контексте действующего уголовно-процессуального закона позволил установить, что утрачивает актуальность понимание и рассмотрение защиты только с точки зрения деятельности (действий, объема прав) обвиняемого и (или) его защитника, обеспечения подозреваемому, обвиняемому права на защиту. В настоящее время содержание ст. 6 УПК РФ акцентирует внимание и ориентирует правоприменителя, в первую очередь, на защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений. Подобное предписание закона обеспечивается путем принятия решения о возбуждении уголовного дела, осуществления уголовного преследования, поддержания обвинения в судебном разбирательстве, рассмотрения дела по существу, вынесения приговора, его пересмотра в апелляционном, кассационном или надзорном порядке и т.д. Но одновременно постулируется и обозначается в качестве равнозначной составляющей деятельности дознавателя, следователя, прокурора, суда защита личности от незаконного и необоснованного обвинения и осуждения, ограничения ее прав и свобод. При этом названные положения выступают в качестве взаимосвязанных и взаимодополняющих, а не противоречащих друг другу направлений, которым должны следовать государственные органы и должностные лица, осуществляющие предварительное расследование и судебное рассмотрение.

Примечательно и то, что в п. 2 ч. 1 ст. 6 УПК РФ процессуальный статус лица, права и интересы которого подлежат защите, не конкретизирован. Законодатель упоминает не подозреваемого, обвиняемого, а провозглашает защиту личности, что включает в себя и защиту подозреваемого, обвиняемого от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения его прав и свобод, и защиту любого иного лица, вовлеченного в уголовно-процессуальные отношения, от незаконного и необоснованного ограничения прав и свобод, когда действия (бездействие) и решения государственного органа или должностного лица нарушают или создают угрозу их нарушения либо ограничения.

Государство через ст. 6 УПК РФ определяет для себя те обязательства, которые ему необходимо исполнить применительно к сфере уголовного судопроизводства. Но указывать на исполнение этих обязательств будет подчинение действий и решений дознавателя, следователя, прокурора, суда предусмотренному уголовно-процессуальным законом порядку.

Содержание ст. 6 УПК РФ также позволяет говорить о том, что на государственные органы и должностных лиц была возложена обязанность по защите прав и интересов лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство. Данная обязанность основывается на ст. 2, 18, 45, 46 Конституции РФ. Поэтому суть деятельности дознавателя, следователя, прокурора, суда отражается не в полной мере, когда из содержания свойственной каждому участнику уголовно-процессуальной функции учеными предлагается выделить новую уголовно-процессуальную функцию, существо которой сводится к правозащитной направленности действий.

Защитой прав и интересов лиц, которую осуществляют государственные органы и должностные лица в ходе производства по уголовному делу, является деятельность во исполнение возложенных на соответствующие государственные органы и должностных лиц обязанностей по восстановлению нарушенных в результате совершения преступления прав и законных интересов потерпевших и привлечению виновного к уголовной ответственности, осуществляемая в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке в рамках функций обвинения или разрешения уголовного дела, когда каждому, кто вовлекается в уголовное судопроизводство, создаются условия для реализации предоставленных ему прав.

Употребление термина «интерес» в понятии «защита прав и интересов лиц» без его градации на законный и незаконный не замыкается на каком-то конкретном субъекте уголовно-процессуальных отношений, но и не исключает особенностей, присущих вовлекаемым в уголовное судопроизводство участникам со стороны обвинения и со стороны защиты. Более того, критерий законности интереса достаточно условный, может носить временный характер. Подтверждением является п. 1, 2 ч. 4 ст. 413 УПК РФ. Прямо противоположным примером служит декриминализация преступного деяния, которой деятельность лица и связанные с ней его права и интересы обретут статус законных.

Что касается понятия «лица», то оно используется законодателем для определения процессуального статуса многих участников уголовного судопроизводства. Кроме того, термин «лицо» выступает в качестве родового, объединяющего и подразумевающего под собой как физических, так и юридических лиц.

Далее УПК РФ.

Рос. газ. 2008. 26 декабря.

Содержание ст. 15 названного Федерального закона было несколько скорректировано Федеральным законом РФ от 28 июня 2010 г. № 123-ФЗ «О внесении изменений в

статью 1 Федерального закона «О персональных данных» и статью 15 Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации».

Документ опубликован не был. Доступ из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс».

БВС РФ. 2004. № 5. С. 2 – 7.

БВС РФ. 2009. № 4. С. 2 – 6.

Исследование данной тематики в контексте отграничения гражданского иска от обвинения, с которым соглашается обвиняемый, проведено соискателем в работах: Арабули Д.Т. Защита имущественных прав и частный интерес в уголовном процессе // Ученые записки: сборник научных трудов юридического факультета Оренбургского государственного университета. Выпуск 1. Оренбург, 2004. С. 41 – 46; Она же. Проблемы защиты имущественных прав и законных интересов гражданского истца при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением // Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2004 г.: материалы Междунар. науч.-практ. конф., посвященной 75-летию и памяти профессора Ю.Д. Лившица (1 – 2 апреля 2004 г.). Челябинск, 2004. Ч. 1. С. 134 – 136; Она же. Гражданский истец – ключевая фигура в особом порядке судебного разбирательства? // Государство и право в условиях глобализации: материалы Междунар. науч.-практ. конференции

(22 23 апреля 2004 г.). Екатеринбург, 2005. С. 206 – 209; Она же. Защита прав и интересов обвиняемого, подсудимого при производстве в суде первой инстанции. М., 2009. С. 62 – 63.

БВС РФ. 2004. № 4. С. 2 – 6.

Анализ особенностей процессуального положения лица, в помещении которого производится обыск, как участника уголовного судопроизводства сделан в работах:

Арабули Д.Т. Лицо, в помещении которого производится обыск, как участник уголовного судопроизводства // Ученые записки: сборник научных трудов юридического факультета Оренбургского государственного университета. Выпуск 2. Том 2. Оренбург, 2005. С. 27 32; Она же. Теоретические и практические основы регулирования процессуального положения и деятельности адвоката - нового участника уголовного судопроизводства: монография / Науч. ред. д.ю.н., проф., Заслуж. юрист РФ А.П. Гуськова. Санкт-Петербург Челябинск, 2006.

С. 55 59, 63 70.

БВС РФ. 2010. № 1. С. 8 14.

Высказанное учеными-процессуалистами предложение о необходимости учитывать мнение потерпевшего (его представителя) при избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения (при продлении срока содержания под стражей) поддержано диссертантом, что нашло отражение в работе: Арабули Д.Т. Отдельные черты процессуальной деятельности представителя потерпевшего // Право и образование. 2008.

№ 9. С. 68 74.

Данный способ защиты подозреваемого, обвиняемого при решении вопроса о мере пресечения был описан автором в научной статье: Арабули Д.Т. Гарантии права подозреваемого, обвиняемого на защиту при избрании залога в качестве меры пресечения // Труды СГА. 2008. № 6 (10). С. 5 11.

БВС РФ. 2010. № 2. С. 2 6.

Понимание и толкование правил проведения судебного разбирательства в отсутствие подсудимого (заочного судебного разбирательства) в порядке, предусмотренном

ч. 5 ст. 247 УПК, исследованы в работах: Арабули Д.Т. Заочное производство по уголовным делам: история и современность: учеб. пособие / Науч. ред. д.ю.н., проф. А.П. Гуськова. Челябинск, 2007. С. 34 38; Она же. Сравнительный анализ заочного судебного разбирательства в Российской Федерации и Республике Казахстан // Мировой судья. 2008.

№ 6. С. 17 18; Она же. Моделирование системы уголовно-процессуальных мер для расследования преступлений террористического характера // Актуальные проблемы противодействия терроризму, организованной преступности и коррупции: труды Челябинского центра по исследованию проблем противодействия организованной преступности и коррупции / Отв. ред. А.В. Минбалеев, Р.А. Хашимов. Выпуск II. Челябинск, 2009. С. 7 23.

Рос. газ. 2008. 5 декабря.

Вопрос о принятии судом решения о заключении подозреваемого, обвиняемого под стражу на основе доказательств рассмотрен в следующих исследованиях: Арабули Д.Т. Особенности обеспечения подозреваемому, обвиняемому (подсудимому) права на защиту при применении мер процессуального принуждения / Под науч. ред. Заслуж. юриста РФ, д-ра юрид. наук, проф. А.П. Гуськовой. М., 2008. С. 75 79; Она же. Обоснование судебного решения о заключении под стражу: нормативные установления и практика их применения в России и за рубежом // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2009. № 1.

С. 17 19.

Рос. газ. 2010. 9 апреля.

Предложение об инициировании подозреваемым, обвиняемым, их защитником избрания судом залога и обсуждении этого вопроса в рамках возбужденного следователем (дознавателем) ходатайства об избрании в качестве меры пресечения домашнего ареста, заключения под стражу или о продлении срока содержания под стражей высказано в работе: Арабули Д.Т. Гарантии права подозреваемого, обвиняемого на защиту при избрании залога в качестве меры пресечения // Труды СГА. 2008. № 6 (10). С. 8.

О необходимости законодательного закрепления правила по поводу недопустимости вносить в качестве залога имущество, на которое не может быть обращено взыскание, указано в работе: Арабули Д.Т. Особенности обеспечения подозреваемому, обвиняемому (подсудимому) права на защиту при применении мер процессуального принуждения / Под науч. ред. Заслуж. юриста РФ, д-ра юрид. наук, проф. А.П. Гуськовой. М., 2008.

С. 113 114.

Во втором параграфе «Дифференциация понятия защиты при ее осуществлении лицами, вовлеченными в уголовное судопроизводство» установлено, что понятие «защита» несет разную смысловую нагрузку применительно к тем или иным участникам уголовного судопроизводства. Если для потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, гражданского истца и гражданского ответчика, а также для иных лиц, вовлекаемых в уголовное судопроизводство, защита должна истолковываться через право, то для представителя потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, защитника, законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, адвоката свидетеля и адвоката лица, в помещении которого производится обыск, как и для государственных органов и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, – через обязанность.

В основе права потерпевшего, гражданского истца защищать свои права и законные интересы (в том числе с помощью представителя) коренится обвинительная направленность их деятельности. Это обосновывает недопустимость рассмотрения такой защиты в отрыве от уголовно-процессуальной функции обвинения, когда защита рассматривается в качестве одной из граней (аспектов) обвинительной направленности их действий (деятельности). Иной подход приведет к ослаблению процессуального положения указанных субъектов, поскольку будет способствовать лишению названных лиц процессуальных прав, сведет их миссию к даче показаний.

Выявленные особенности деятельности потерпевшего (гражданского истца), его представителя (законного представителя) позволили сформулировать понятия:

1) защита потерпевшим (гражданским истцом) своих прав и законных интересов – это осуществляемая в рамках функции обвинения деятельность потерпевшего (гражданского истца) по реализации в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке предоставленных ему прав в целях восстановления нарушенных противоправным преступным деянием его прав и законных интересов и установления виновного в совершении преступления, а также недопустимости незаконного и необоснованного ограничения его прав и свобод в ходе производства по уголовному делу;

2) защита представителем (законным представителем) потерпевшего (гражданского истца) его прав и законных интересов – это осуществляемая в рамках функции обвинения деятельность представителя (законного представителя) потерпевшего (гражданского истца) во исполнение принятой на себя (возложенной законом) обязанности по реализации в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке прав в целях восстановления нарушенных противоправным преступным деянием прав и законных интересов представляемого лица и установления виновного в совершении преступления, а также недопустимости незаконного и необоснованного ограничения прав и свобод представляемого лица в ходе производства по уголовному делу.

Однородный состав участников уголовного судопроизводства со стороны защиты предопределяет однородный характер их деятельности, которая производна от начатого уголовного преследования. При этом уголовное преследование основано на предположении о причастности лица к совершенному преступлению, сопровождается существенным ограничением лица в его правах и свободах, но предполагает предоставление такому лицу соразмерных и адекватных средств и способов для того, чтобы оспорить его причастность к противоправному преступному деянию, опровергнуть подозрение или обвинение в полном объеме или в части, размер вреда, причиненный преступлением, оградить лицо от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничений в реализации процессуальных и иных правомочий. Защита для участников уголовного судопроизводства со стороны защиты ни с каким иным аспектом или гранью деятельности не переплетается и предстает в качестве уголовно-процессуальной функции защиты, под которой понимаются направления деятельности участников уголовного судопроизводства со стороны защиты по оспариванию причастности лица к совершенному преступлению, опровержению обвинения в полном объеме или в какой-либо его части, размера вреда, причиненного преступлением, приведению доводов, положительно характеризующих лицо, подвергаемое уголовному преследованию, обосновывающих несоразмерность ограничений прав и свобод такого лица особенностям его личности и характеру совершенного им противоправного преступного деяния.

Содержание норм уголовно-процессуального закона, разъяснения Пленума Верховного Суда РФ позволяют говорить о том, что в ходе уголовного судопроизводства любое лицо имеет право осуществлять защиту своих прав и законных интересов от незаконного и необоснованного ограничения его прав и свобод. Данная защита, как и защита, осуществляемая потерпевшим, гражданским истцом, их представителями, включается в содержание выполняемой конкретным участником уголовно-процессуальной функции и рассматривается в качестве одной из граней (аспектов) той направленности действий (деятельности), которая ему отведена в соответствии с особенностями его процессуального статуса. Высказанный тезис основывается на отраженной в литературе идеи о многообразии уголовно-процессуальных функций в уголовном судопроизводстве. Кроме того, законодательное закрепление функции обвинения, функции защиты и функции разрешения уголовного дела (ст. 15 УПК РФ) не исключает наличие иных уголовно-процессуальных функций.

Основываясь на изложенном, сформулировано понятие защиты иным вовлеченным в уголовное судопроизводство и незаинтересованным в исходе уголовного дела лицом своих прав и законных интересов – это деятельность такого лица по реализации в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке предоставленных ему прав в целях недопустимости незаконного и необоснованного ограничения его прав и свобод в ходе производства по уголовному делу, осуществляемая в рамках выполняемой им функции.

Причиной сделанного в работе акцента на свидетеле и лице, в помещении которого производится обыск, явилось предоставление названным участникам уголовного судопроизводства права не только самостоятельно, но и с помощью адвоката осуществлять защиту своих прав и законных интересов от незаконного и необоснованного ограничения их прав и свобод в ходе допроса, очной ставки и обыска соответственно. Такие новеллы уголовно-процессуального закона наглядно демонстрируют единый подход законодателя к использованию порой общих (одних и тех же) средств и способов защиты, которыми вправе воспользоваться не только подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, но и свидетель, а также лицо, в помещении которого производится обыск.

Под защитой прав и законных интересов свидетеля или лица, в помещении которого производится обыск, осуществляемой его адвокатом, понимается деятельность адвоката свидетеля или адвоката лица, в помещении которого производится обыск, во исполнение принятой на себя обязанности по реализации в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке прав в целях недопустимости незаконного и необоснованного ограничения прав и свобод свидетеля или лица, в помещении которого производится обыск, в ходе производства допроса, очной ставки или обыска соответственно в рамках выполняемой таким адвокатом функции.

В третьем параграфе «Институт защиты прав и интересов лиц в уголовном судопроизводстве России: понятие, элементы, содержание» обобщение высказанных учеными-процессуалистами точек зрения на понимание защиты позволяет подойти к исследованию защиты с точки зрения института уголовно-процессуального права – как системы правовых норм, регулирующих взаимно обусловленную деятельность участников уголовного судопроизводства в рамках соответствующих уголовно-процессуальных функций, направленную на восстановление нарушенных в результате совершения преступления прав и законных интересов потерпевших и привлечение виновного к уголовной ответственности с соразмерным ограничением каждого в его правах и свободах, когда создаются условия, обеспечивающие возможность осуществления и саму реализацию прав вовлеченными в уголовно-процессуальные отношения лицами.

Взяв за основу предмет и метод правового регулирования в качестве критериев деления права на отрасли и институты, выделены элементы института защиты прав и интересов лиц:

1) юридические факты, необходимые для возникновения правоотношений, – установление факта совершения преступления, порождающего производство по уголовному делу, осуществление уголовного преследования; 2) субъекты защиты – это участники уголовного судопроизводства, наделенные правами, обязанностями, определение объема которых для лиц, вовлекаемых в уголовно-процессуальные отношения, базируется на их фактическом положении, а не процессуально оформленном статусе; 3) объекты защиты – права и интересы (законные интересы) лиц. При этом носители этих прав и интересов (законных интересов) выступают в качестве субъектов защиты; 4) уголовно-процессуальные отношения, складывающиеся между субъектами защиты, одним из участников которых всегда выступает государство в лице своего органа или должностного лица;

5) целенаправленная деятельность субъектов защиты, урегулированная уголовно-процессуальными нормами и осуществляемая в рамках соответствующих процессуальных функций с использованием порой единых (общих) средств и способов защиты вне зависимости от процессуального статуса лица, права и интересы (законные интересы) которого подлежат защите в ходе уголовного судопроизводства; 6) взаимная обусловленность различных направлений деятельности субъектов защиты, которая проявляется: а) в начале осуществления уголовного преследования, порождающего защиту от подозрения или выдвинутого обвинения; б) в одновременной (одномоментной) защите прав и интересов (законных интересов) конкретного участника и защите иных лиц, вовлеченных в уголовно-процессуальную деятельность; в) в наступлении негативных последствий в случае нарушения предусмотренных в уголовно-процессуальном законе правил (в признании доказательств недопустимыми, действий и (или) решений незаконными и необоснованными, в применении мер принуждения, в возвращении уголовного дела прокурору, в отмене судебного решения и т.д.).

Ключевыми в характеристике понятия института защиты прав и интересов лиц являются два его элемента:

1) целенаправленная деятельность субъектов защиты, которая концентрируется на защите прав и интересов лица, вовлекаемого в уголовное судопроизводство, неразрывно связана с осуществляемой субъектом защиты уголовно-процессуальной функцией и не исключает либо непосредственно предполагает использование общих (одних и тех же) средств и способов защиты;

2) взаимная обусловленность различных направлений деятельности субъектов защиты, которая проявляется не только в том, что уголовное преследование (подозрение, обвинение) порождает защиту, но и в возможности говорить о защите прав и законных интересов потерпевшего тогда, когда была обеспечена защита подозреваемого, обвиняемого (или любого иного лица), и, наоборот, констатировать защиту подозреваемого, обвиняемого можно при условии обеспечения защиты прав и законных интересов потерпевшего (или иного лица).

Все выделенные элементы и их взаимосвязь (отношения) создают единство, целостность норм, позволяя продемонстрировать содержание института защиты прав и интересов лиц в уголовном судопроизводстве, которое образуют: защита прав и законных интересов потерпевшего (гражданского истца); защита подозреваемого, обвиняемого (гражданского ответчика); защита прав и законных интересов иных вовлеченных в уголовное судопроизводство и незаинтересованных в исходе уголовного дела лиц.

Вторая глава «Сущность защиты подозреваемого, обвиняемого (гражданского ответчика) и защиты прав и законных интересов потерпевшего (гражданского истца)» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Защита лица, задержанного по подозрению в совершении преступления, и защита прав и законных интересов потерпевшего на начальном этапе производства по уголовному делу (осуществления уголовного преследования)» исследование обозначенного вопроса позволило установить, что из 860 изученных автором уголовных дел в 68,06 % случаев имело место задержание лица по подозрению в совершении преступления. Из них 79,59 % составляют случаи задержания после возбуждения уголовного дела, в 20,41 % – до возбуждения уголовного дела. Материалы уголовных дел не содержат данных об участии защитника с момента фактического задержания («захвата»), а также нет ни одного случая участия адвоката (защитника) при проведении оперативно-розыскных мероприятий или после завершения безотлагательных оперативно-розыскных действий.

Думается, что защита лица, задержанного по подозрению в совершении преступления, на начальном этапе производства по уголовному делу или осуществления уголовного преследования подразумевает: исчисление срока задержания и обеспечение права воспользоваться помощью защитника с момента фактического задержания; обязанность должностного лица разъяснить права задержанному по подозрению в совершении преступления в момент фактического задержания, предполагая, что с началом осуществления уголовного преследования лицо, в отношении которого проводится такая деятельность и производится его задержание, наделяется определенным комплексом прав, позволяющих ему воспользоваться помощью защитника для своей защиты. При этом не имеет значение характер правоотношений, в какой сфере они возникли (уголовного судопроизводства или оперативно-розыскной деятельности).

На начальном этапе производства по уголовному делу или осуществления уголовного преследования присутствует несбалансированность между законодательным определением, процессуальным оформлением статуса, а также фактическим положением лица, потерпевшего от преступления, как участника уголовного судопроизводства. За основу был взят подход, использованный законодателем, Конституционным Судом РФ к праву лица, подвергаемого уголовному преследованию, на защиту, которое должно обеспечиваться с учетом его фактического положения. Это предопределило сделать вывод о том, что: 1) отсутствие постановления о признании лица потерпевшим не является препятствием для реализации потерпевшим принадлежащих ему прав и не исключает существование у него обязанностей (воздержаться от осуществления действий и принятия решений, влияющих в силу служебного положения на ход и результат производства по уголовному делу); 2) в основе процессуального оформления статуса потерпевшего и порядка его ознакомления с объемом процессуальных полномочий должна быть градация в зависимости от порядка возбуждения уголовного дела, вида уголовного преследования:

а) когда законодатель требует именно от потерпевшего (его законного представителя) подать заявление о преступлении, то соответствующее должностное лицо, принимая заявление, должно ознакомить потерпевшего (его законного представителя) с его правами, обязанностями, ответственностью. Данные действия предлагается оформлять документом «Уведомление потерпевшего (его законного представителя) о его правах, обязанностях, ответственности» с вручением его копии потерпевшему (его законному представителю);

б) по уголовным делам, для возбуждения которых заявление потерпевшего (его законного представителя) не требуется, следователю (дознавателю) незамедлительно после установления факт причинения вреда конкретному лицу надлежит выносить постановление о признании лица потерпевшим с разъяснением принадлежащего ему объема полномочий и обязательным вручением копии постановления.

Во втором параграфе «Защита прав и законных интересов потерпевшего и защита обвиняемого (подсудимого) при расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел в их отсутствие» исследуются правоприменительная практика и процессуальные нормы, позволяющие государству использовать апробированные на протяжении длительного времени правила обеспечения обвиняемому (подсудимому) права на защиту для защиты прав и законных интересов потерпевшего путем назначения адвоката для участия в качестве представителя потерпевшего.

Следует, однако, оговорить, что подобного рода примеры имеют место только в практике Челябинского областного суда, рассматривавшего уголовные дела по первой инстанции. Всего было установлено четыре случая, когда суд удовлетворил ходатайство государственного обвинителя, ссылающегося на

ст. 48 Конституции РФ, гарантирующей каждому право на получение квалифицированной юридической помощи со стороны адвоката, и назначил для участия в судебном разбирательстве адвоката в качестве представителя потерпевшего по трем уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, личность потерпевшего не была установлена, по одному уголовному делу – у погибшей, являвшейся подданной Королевства Бельгии, отсутствовали близкие родственники, кого можно было бы наделить правами потерпевшего . При этом адвокату расходы на оплату его труда возмещались за счет средств федерального бюджета без взыскания соответствующих процессуальных издержек с осужденных.

Получается, что, сообразуясь с содержанием п. 1 ч. 1 ст. 6 УПК РФ, государственный обвинитель выполняет защиту прав и законных интересов потерпевших через обязанность осуществления уголовного преследования и установления виновного в совершении преступления, а суд - посредством вынесения приговора на основе исследованных в установленном законом порядке доказательств, когда в судебном разбирательстве создаются условия для реализации прав потерпевшего.

Защита обвиняемого (подсудимого) при расследовании и (или) судебном рассмотрении уголовных дел о тяжких и особо тяжких преступлениях в его отсутствие предполагает обязательное участие защитника, которое замыкается на судебном разбирательстве, игнорируя досудебное производство и предварительное слушание. Для преодоления сложившейся ситуации в нормативном закреплении нуждаются правила об обязательном вручении защитнику копии постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, копии обвинительного заключения. Кроме того, должны быть оговорены обязанность прокурора представить суду доказательства о наличии оснований для проведения судебного разбирательства в порядке ч. 5 ст. 247 УПК РФ, понятие «заочное судебное разбирательство», ограничение компетенции суда присяжных заседателей на рассмотрение уголовного дела в отсутствие подсудимого.

Миссия адвоката-представителя потерпевшего и адвоката-защитника по рассматриваемым категориям уголовных дел заключается не столько в оказании квалифицированной юридической помощи своему доверителю, сколько в реализации адвокатом-представителем потерпевшего прав потерпевшего, в выражении и олицетворении частного интереса, в своеобразном замещении обвиняемого (подсудимого) адвокатом-защитником, который должен символизировать и представлять сторону защиты, своим участием восполнять отсутствующего обвиняемого (подсудимого), начиная с этапа досудебного производства.

Потерпевший, обвиняемый (подсудимый) - это не просто субъекты уголовно-процессуальных отношений, они - субъекты защиты своих прав и интересов (законных интересов). Поэтому в досудебном и судебном производствах должны быть созданы условия для реализации предоставленных им прав даже тогда, когда они сами не принимают участия в расследовании и судебном рассмотрении уголовного дела.

Содержание третьего параграфа «Защита имущественных прав потерпевшего (гражданского истца) и подозреваемого, обвиняемого (гражданского ответчика)» сообразуется не только с традиционно рассматриваемым в контексте обозначенного вопроса наложением ареста на имущество, но и с избранием залога в качестве меры пресечения, своевременным процессуальным оформлением статусов потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, а также с процедурой заключения досудебного соглашения о сотрудничестве.

Сбалансированность средств и способов защиты имущественных прав потерпевшего (гражданского истца) и подозреваемого, обвиняемого (гражданского ответчика) при наложении ареста на имущество (ценные бумаги) включает в себя: а) решение вопроса о наложении ареста на имущество без участия стороны защиты; б) оставление за следователем (дознавателем), прокурором (государственным обвинителем) обязанности доказать незаконный характер происхождения предполагаемых доходов подозреваемого, обвиняемого или другой его собственности; в) анализ и оценку информации о лице, на чье имущество налагается арест, об имуществе, действиях дознавателя, следователя, суда с точки зрения соблюдения названными участниками процессуального порядка наложения ареста на имущество, включая случаи, не терпящие отлагательства; г) обязанности следователя (дознавателя) разъяснить подозреваемому, обвиняемому, их защитнику, иному лицу, на имущество которого наложен арест, потерпевшему (гражданскому истцу), его представителю право участвовать в судебном заседании по вопросу о проверке законности применения следователем (дознавателем) рассматриваемой меры процессуального принуждения и создать условия для его реализации, известив о дате, времени и месте рассмотрения судом соответствующих материалов.

В целях защиты имущественных прав решение о залоге должно приниматься с учетом мнения потерпевшего и на основе исследованных в судебном заседании доказательств, а также сообразовываться с возмещением вреда, причиненного преступлением.

При регламентации заключения с подозреваемым, обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве надлежит:

– уведомлять потерпевшего (гражданского истца) и гражданского ответчика о заявлении подозреваемым, обвиняемым ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, чтобы содержание досудебного соглашения о сотрудничестве в части согласования условий ответственности подозреваемого или обвиняемого было составлено с учетом законных интересов потерпевшего (гражданского истца);

– увеличить срок (например, до десяти суток), в течение которого следователь обязан направить прокурору заявленное подозреваемым, обвиняемым ходатайство;

– изменить пределы компетенции следователя по поступившему к нему от подозреваемого или обвиняемого ходатайству, поскольку следователь не должен быть уполномочен отказывать в удовлетворении заявленного прокурору ходатайства, а может вынести постановление о возбуждении либо об отказе в возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении с подозреваемым или обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве.

В третьей главе «Реализация адвокатом функции правового сопровождения в рамках защиты прав и законных интересов иных вовлеченных в уголовное судопроизводство и незаинтересованных в исходе уголовного дела лиц» выявляются особенности процессуального положения и деятельности адвокатов свидетеля и лица, в помещении которого производится обыск.

В первом параграфе «Характеристика процессуального положения и направленности действий адвоката свидетеля» устанавливается, что адвокат свидетеля обладает относительно самостоятельным статусом, который обусловлен защитой личности от незаконного и необоснованного ограничения ее прав и свобод (п. 2 ч. 1 ст. 6 УПК РФ). Деятельность адвоката направлена на реализацию свидетелем конституционного права на квалифицированную юридическую помощь, на защиту его прав и законных интересов от незаконного и необоснованного их ограничения. А в силу того, что свидетель содействует производству по уголовному делу, выполняя, тем самым, вспомогательную функцию, то и участие его адвоката также может быть охарактеризовано с точки зрения содействия в осуществлении уголовного судопроизводства.

Адвокат появляется по инициативе свидетеля. При этом в судебной практике имеют место случаи, когда суд удовлетворяет ходатайство свидетеля, содержащегося под стражей, и принимает решение о назначении адвоката, обеспечивая его участие при проведении допроса свидетеля посредством использования процедуры назначения защитника. В целях усовершенствования правоприменительной практики было предложено придать данным действиям нормативный характер.

Адвокат свидетеля хотя и наделен определенными полномочиями, но их перечень строго регламентирован и носит закрытый характер, а реализация возможна только в рамках допроса или очной ставки свидетеля. При этом качественная и количественная характеристика прав адвоката стабильна и не зависит от усмотрения свидетеля.

Во втором параграфе «Особенности процессуального статуса адвоката лица, в помещении которого производится обыск» выявляется значение используемого в УПК РФ термина «помещение», дается толкование понятия «лицо, в помещении которого производится обыск» с определением круга лиц, полномочных присутствовать при производстве данного следственного действия.

В рамках характеристики процессуального положения и направленности деятельности адвоката лица, в помещении которого производится обыск, установлено, что такой адвокат, как и адвокат свидетеля, обладает относительно самостоятельным статусом. Предоставленное лицу, в помещении которого производится обыск, право прибегнуть к помощи адвоката с определенным объемом полномочий также обусловлено назначением уголовного судопроизводства (п. 2 ч. 1 ст. 6 УПК РФ), выступает в качестве детализации права каждого на квалифицированную юридическую помощь и направлено на защиту прав и законных интересов лица от незаконного и необоснованного их ограничения.

Основываясь на комплексе полномочий адвоката, его предназначении при производстве обыска, исходя из процессуального положения лица, в помещении которого проводится указанное следственное действие, констатируется, что деятельность адвоката в своем содержании имеет ту же направленность действий, что и при оказании квалифицированной юридической помощи свидетелю.

Общие черты, свойственные деятельности адвокатов свидетеля и лица, в помещении которого производится обыск, позволяют охарактеризовать ее в качестве функции правового сопровождения – это содействующие осуществлению уголовного судопроизводства направления деятельности адвоката свидетеля и адвоката лица, в помещении которого производится обыск, во исполнение принятой на себя обязанности по реализации в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке прав в целях недопустимости незаконного и необоснованного ограничения прав и свобод свидетеля и лица, в помещении которого производится обыск, в ходе производства допроса, очной ставки и обыска соответственно.

Указанная функция может служить базой или основой для функции защиты или функции обвинения в случае изменения статуса свидетеля или лица, в помещении которого производится обыск, на статус подозреваемого, обвиняемого или потерпевшего соответственно.

Выявленные недостатки нормативного регулирования послужили поводом предложить усовершенствовать законодательные конструкции для большей детализации деятельности адвокатов свидетеля и лица, в помещении которого производится обыск, затрагивая правила об отводе адвоката, отнесении к процессуальным издержкам вознаграждения адвоката за оказание им юридической помощи, удостоверении адвокатом факта отказа от подписания или невозможности подписания протокола следственного действия.

Особенности общеправового статуса адвоката обусловливают своеобразие порядка производства обыска (выемки) в помещении (жилище) адвоката. Поэтому требует обязательного законодательного закрепления правило о том, что производство обыска в помещении и (или) жилище адвоката допускается только в его присутствии. Производство обыска в жилище адвоката с участием совершеннолетнего члена его семьи допустимо, если изъятию подлежат орудия преступления, а также предметы, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен в соответствии с российским законодательством. Следует признать обязательным не просто присутствие, но и деятельное участие другого адвоката этого же адвокатского образования, когда требуется найти и изъять документы, предметы, связанные с профессиональной деятельностью его коллеги. Если участие адвоката данного адвокатского образования невозможно, то следователь обязан обеспечить участие другого адвоката, являющегося членом той же адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, что и адвокат, в помещении (жилище) которого должен производиться обыск. Объем полномочий такого адвоката сводится к просмотру материалов, входящих в адвокатское производство, с последующим предоставлением следователю предметов, документов и т.д., указанных в постановлении суда о разрешении производства обыска (выемки) в помещении (жилище) адвоката.

В заключении излагаются выводы по основным теоретическим и практическим результатам диссертационного исследования.

В приложениях представлены данные обобщения уголовных дел по специально разработанной программе, проведенного автором анкетирования, усовершенствованный текст повестки о вызове на допрос свидетеля, сформулированы предложения по изменению и дополнению отдельных норм УПК РФ, Федеральных законов РФ «О милиции», «Об оперативно-розыскной деятельности», Устава патрульно-постовой службы милиции общественной безопасности.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах:

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

1. Арабули Д.Т. Некоторые проблемы рассмотрения уголовных дел частного обвинения и их решение // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2004. – № 3 (28). – С. 14 – 17. – 0,45 п.л.

2. Арабули Д.Т. Особенности вызова на допрос свидетеля в уголовном судопроизводстве // Вестник Оренбургского государственного университета. Юриспруденция. – Часть I. – 2005. –  № 3. – С. 21 – 23. – 0,32 п.л.

3. Арабули Д.Т. Свидетель в уголовном процессе (некоторые особенности процессуального статуса) // Вестник Оренбургского государственного университета. Юриспруденция. – 2006. –  № 3. – С. 13 – 18. – 0,56 п.л.

4. Арабули Д.Т. Ретроспективный взгляд на определение круга лиц, допускаемых в качестве защитника // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия «Право». – Выпуск 8, том 1. – 2006. –

№ 13 (68). – С. 27 – 30. – 0,37 п.л.

5. Арабули Д.Т. Законодательное закрепление права защитника собирать доказательства и его толкование // Право и образование. – 2007. – № 7. –

С. 122 – 128. – 0,43 п.л.

6. Арабули Д.Т. Особенности участия защитника в уголовном деле с момента фактического задержания // Право и образование. – 2008. – № 4. – С. 76 – 84. – 0,62 п.л.

7. Арабули Д.Т. Практика обеспечения участия стороны защиты при производстве следственных действий в случаях, не терпящих отлагательства // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия «Право». –  Выпуск 15. – 2008. – № 18. –– С. 33 – 35. – 0,24 п.л.

8. Арабули Д.Т. Требования, предъявляемые к жалобе защитника в уголовном судопроизводстве // Адвокатская практика. – 2008. – № 5. – С. 22 – 23. –

0,28 п.л.

9. Арабули Д.Т. Отдельные черты процессуальной деятельности представителя потерпевшего // Право и образование. – 2008. – № 9. – С. 68 – 74. – 0,51 п.л.

10. Арабули Д.Т. Обжалование в уголовном судопроизводстве действий и решений дознавателя, следователя, прокурора, суда // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия «Право». – Выпуск 16. – 2008. – № 28 (128). – С. 23 – 25. – 0,28 п.л.

11. Арабули Д.Т. Дискуссия о моменте заявления обвиняемым ходатайства об особом порядке судебного разбирательства // Российское правосудие. – 2009. – № 6. – С. 64 – 69. – 0,44 п.л.

12. Арабули Д.Т. Правила производства допроса подозреваемого и их детализация // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия «Право». – Выпуск 18. – 2009. –  № 19 (152). – С. 14 – 17. – 0,37 п.л.

13. Арабули Д.Т. Взгляд Пленума Верховного Суда Российской Федерации на регламентацию производства в суде второй инстанции // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия «Право». – Выпуск 19. – 2009. – № 28 (161). – С. 30 – 34. – 0,52 п.л.

14. Арабули Д.Т. Подготовка защитником возражений при обжаловании сторонами приговора (отдельные аспекты методики) // Право и образование. – 2009. – № 10. – С. 73 – 79. – 0,45 п.л.

15. Арабули Д.Т. Защита прав и интересов лица в уголовном судопроизводстве – общая направленность деятельности следователя, прокурора и суда // Проблемы права. – 2010. – № 1. – С. 174 – 181. – 0,7 п.л.

Монографии, учебники, учебные пособия,

иная учебно-методическая литература:

16. Арабули Д.Т. Теоретические и практические основы регулирования процессуального положения и деятельности адвоката – нового участника уголовного судопроизводства: монография / Науч. ред. д.ю.н., проф.,

Засл. юрист РФ А.П. Гуськова. – Санкт-Петербург – Челябинск: ООО «Полиграф-Мастер», 2006. – 136 с. – 8,4 п.л.

17. Арабули Д.Т. Право защитника собирать и представлять доказательства: понятие, способы, проблемы реализации: монография. – М.: Изд-во СГУ, 2008. – 190 с. – 11,88 п.л.

18. Арабули Д.Т. Особенности обеспечения подозреваемому, обвиняемому (подсудимому) права на защиту при применении мер процессуального принуждения / Под науч. ред. Заслуж. юриста РФ, д-ра юрид. наук, проф.

А.П. Гуськовой. – М.: Юрлитинформ, 2008. – 152 с. – 9,5 п.л.

19. Арабули Д.Т. Защита прав и интересов обвиняемого, подсудимого при производстве в суде первой инстанции. – М.: Изд-во СГУ, 2009. – 145 с. –

9,5 п.л.

20. Уголовный процесс: учебник для студентов вузов, обучающихся  по специальности 030501 «Юриспруденция» / Под ред. А.П. Гуськовой,

А.В. Ендольцевой. – М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2007. – Параграфы § 7.3. Защитник – С. 155 – 160 (0,35 п.л.); § 8.1. Свидетель – С. 162 – 167

(0,3 п.л.); в соавторстве с А.П. Гуськовой: § 8.4. Переводчик – С. 182 – 184

(0,14 п.л.); § 8.5. Понятой – С. 184 – 187 (0,23 п.л.) – авторство не разделено.

21. Уголовный процесс: учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности 030501 «Юриспруденция» / Под ред. А.П. Гуськовой,

Ф.К. Зиннурова. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2010. – Параграфы § 7.3. Защитник – С. 155 – 160 (0,35 п.л.);

§ 8.1. Свидетель – С. 162 – 167 (0,3 п.л.); в соавторстве с А.П. Гуськовой:

§ 8.4. Переводчик – С. 182 – 184 (0,14 п.л.); § 8.5. Понятой – С. 184 – 188

(0,23 п.л.) – авторство не разделено.

22. Арабули Д.Т. Процессуальное положение и деятельность адвоката-защитника в судебном разбирательстве по УПК РФ: учеб. пособие / Под ред. проф. А.П. Гуськовой. – Оренбург: ОГУ, 2002. – 132 с. – 7,7 п.л.

23. Арабули Д.Т. Заочное производство по уголовным делам: история и современность: учеб. пособие / Науч. ред. д.ю.н., проф. А.П. Гуськова. – Челябинск: ООО «Полиграф-Мастер», 2007. – 112 с. – 3,5 п.л.

24. Арабули Д.Т., Янин М.Г. Уголовный процесс России (Уголовно-процессуальное право России). Общая часть уголовного процесса: планы семинарских и практических занятий. Челябинск: ЧелГУ, 2004. – 44 с. –

2,6 п.л./1,3 п.л.

25. Арабули Д.Т., Янин М.Г. Уголовный процесс России (Уголовно-процессуальное право России). Особенная и специальная части уголовного процесса: планы семинарских и практических занятий. – Часть 1. – Челябинск: ЧелГУ, 2004. – 44 с. – 2,6 п.л./1,3 п.л.

26. Арабули Д.Т., Янин М.Г. Уголовный процесс России (Уголовно-процессуальное право России). Особенная и специальная части уголовного процесса: планы семинарских и практических занятий. – Часть 2. – Челябинск: ЧелГУ, 2004. – 40 с. – 2,3 п.л./1,15 п.л.

27. Арабули Д.Т. Уголовный процесс: методические указания и задания для выполнения контрольных работ для студентов заочного отделения. – Челябинск: ЧелГУ, 2005. – 17 с. – 0,53 п.л.

28. Арабули Д.Т. Практика составления процессуальных документов: методические указания и задания к зачету для студентов заочного отделения. – Челябинск: ЧелГУ, 2005. – 12 с. – 0,36 п.л.

29. Арабули Д.Т. Практика составления процессуальных документов: методические указания и задания к зачету для студентов очного отделения. – Челябинск: ЧелГУ, 2005. – 12 с. – 0,37 п.л.

Иные научные работы в журналах,

сборниках научных трудов и конференций:

30. Арабули Д.Т. Протокол судебного заседания // Южно-Уральский юридический вестник. – 2000. - № 4. – С. 60 – 61. – 0,2 п.л.

31. Арабули Д.Т. Роль и предназначение адвоката-защитника в суде // Южно-Уральский юридически вестник. – 2001. – № 3. – С. 58 – 59. – 0,22 п.л.

32. Арабули Д.Т. Распределение процессуальных функций в состязательном судопроизводстве // Состояние и перспективы развития правового государства в Российской Федерации: материалы Всероссийской научно-практической конференции (24 – 25 мая 2001 года) / Гл. ред. Р.А. Сабитов. – Челябинск: Челяб. гос. ун-т, 2001. – С. 254 – 256. – 0,21 п.л.

33. Арабули Д.Т. Некоторые права подсудимого в судебном разбирательстве // Защита безопасности личности, общества, государства: материалы научно-практической конференции (25 – 26 апреля 2002 г.) / Гл. ред. Е.В. Кунц. – Челябинск: Фрегат, 2002. – С. 213 – 220. – 0,4 п.л.

34. Арабули Д.Т. Проблемы оказания адвокатом юридической помощи в уголовном процессе // Проблемы права. – 2003. – № 1. – С. 170 – 173. – 0,38 п.л.

35. Арабули Д.Т. Гарантии по обеспечению участия адвоката в уголовном процессе // Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2003 г.: материалы IV Междунар. науч.-практ. конф., посвященной 60-летию ЮУрГУ и 10-летию специальности «Юриспруденция» в ЮУрГУ. – Челябинск: НТЦ-НИИОГР, 2003. – Ч. 1. – С. 115 – 117. – 0,22 п.л.

36. Арабули Д.Т. Кодекс профессиональной этики адвоката в свете уголовно-процессуальных отношений // Роль университетской науки в региональном сообществе: материалы Междунар. науч.-практ. конф. (Москва – Оренбург,

1 – 3 сентября 2003 г.). В 2-х частях. – Москва – Оренбург: РИК ГОУ ОГУ, 2003. – Ч. 2. – С. 305 – 308. – 0,19 п.л.

37. Арабули Д.Т. Действие конституционного принципа равенства всех перед законом и судом в уголовном судопроизводстве // Реализация положений Конституции Российской Федерации в законодательстве: материалы Междунар. науч.-практ. конф., посвященной 10-летию Конституции Российской Федерации (28 – 29 ноября 2003 г.). – Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2003. – Ч. II. – С. 356 – 357. – 0,2 п.л.

38. Арабули Д.Т. Участие лица в качестве понятого: право или обязанность? // Проблемы применения норм уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации в деятельности правоохранительных органов: материалы Всероссийской науч.-практ. конф. (23 декабря 2003 г.): В 2 ч. – Челябинск: ЧЮИ МВД России, 2004. – Ч. I. – С. 28 – 30. – 0,12 п.л.

39. Арабули Д.Т. Изменение пола и права личности в уголовном судопроизводстве // Проблемы права. – 2004. – № 1. – С. 168 – 170. – 0,24 п.л.

40. Арабули Д.Т. Действие этических норм при собирании адвокатом доказательств в уголовном судопроизводстве // Адвокатура и адвокатская деятельность в свете современного конституционного права (к 10-летию принятия Конституции России): материалы Междунар. науч.-практ. конф.,

г. Екатеринбург, 29 – 30 декабря 2003 г. – Екатеринбург: Чароид, 2004. –

С. 16 – 20. – 0,25 п.л.

41. Арабули Д.Т. Защита имущественных прав и частный интерес в уголовном процессе // Ученые записки: сборник научных трудов юридического факультета Оренбургского государственного университета. – Выпуск 1. – Оренбург: РИК ГОУ ОГУ, 2004. – С. 41 – 46. – 0,32 п.л.

42. Арабули Д.Т. Понятие жилища в уголовном процессе // Правовая защита частных и публичных интересов: материалы Междунар. науч.-практ. конф.

(22 – 23 января 2004 г.) / Сост. З.В. Макарова, Ю.А. Мерзлов. – Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2004. – Ч. 1. – С. 219 – 224. – 0,3 п.л.

43. Арабули Д.Т. Проблемы защиты имущественных прав и законных интересов гражданского истца при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением // Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2004 г.: материалы Междунар. науч.-практ. конф., посвященной 75-летию и памяти профессора Ю.Д. Лившица (1 – 2 апреля 2004 г.). – Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2004. – Ч. 1. – С. 134 – 136. – 0,22 п.л.

44. Арабули Д.Т. Особенности производства по уголовным делам частного обвинения // Проблемы реализации конституционно-правовых норм: материалы науч.-практ. конф. (8 – 9 апреля 2004 г.). – Челябинск: Фрегат, 2004. – С. 279 – 282. – 0,26 п.л.

45. Арабули Д.Т. Гражданский истец – ключевая фигура в особом порядке судебного разбирательства? // Государство и право в условиях глобализации: материалы Междунар. науч.-практ. конф. (22 – 23 апреля 2004 г.). – Екатеринбург: Издательский дом УрГЮА, 2005. – С. 206 – 209. – 0,2 п.л.

46. Арабули Д.Т. Участие адвоката в качестве представителя потерпевшего и гражданского истца в уголовном судопроизводстве // Федеральное законодательство об адвокатуре: практика применения и проблемы совершенствования: материалы Междунар. науч.-практ. конф., г. Екатеринбург, 13 июля 2004 г. – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2004. – С. 29 – 35. –

0,37 п.л.

47. Арабули Д.Т. Свидетель и понятой как участники уголовного судопроизводства: некоторые проблемы и пути их решения // Проблемы права. – 2004. – № 4. – С. 197 – 202. – 0,7 п.л.

48. Арабули Д.Т. Дифференциация процессуальных действий // Российская система противодействия терроризму: проблемы, механизмы реализации и перспективы развития: материалы Всероссийской науч.-практ. конф.: В 2 ч. – Челябинск: ЧЮИ МВД России, 2005. – Ч. 2. – С. 10 – 14. – 0,25 п.л.

49. Арабули Д.Т. Реализация свидетелем права являться на допрос с адвокатом // Правовая защита частных и публичных интересов: материалы Междунар. науч.-практ. конф. (20 – 21 января 2005 г.): сборник статей. В 2 ч. / Под общ. ред. Б.И. Ровного. – Челябинск: Фрегат, 2005. – Ч. 1. – С. 153 – 157. – 0,2 п.л.

50. Арабули Д.Т. Лицо, в помещении которого производится обыск, как участник уголовного судопроизводства // Ученые записки: сборник научных трудов юридического факультета Оренбургского государственного университета. – Выпуск 2. – Том 2. – Оренбург: РИК ГОУ ОГУ, 2005. –

С. 27 – 32. – 0,34 п.л.

51. Арабули Д.Т. Участие адвоката при производстве обыска // Проблемы права. – 2005. – № 1. – С. 169 – 170. – 0,28 п.л.

52. Арабули Д.Т. Некоторые проблемы привлечения лица в качестве понятого в уголовном процессе // Вестник Челябинского государственного университета. Серия 9. Право. – 2005. – № 1. – С. 139 – 143. – 0,41 п.л.

53. Арабули Д.Т. Право на квалифицированную юридическую помощь при производстве обыска // Современные проблемы публично-правового и частно-правового регулирования: теория и практика: материалы Междунар. науч.-практ. конф., посвященной памяти д-ра юрид. наук, проф. Орданского Марка Семеновича. – Уфа: РИО БашГУ, 2005. – Часть IV. – С. 165 – 168. – 0,16 п.л.

54. Арабули Д.Т. Процессуальное положение адвоката при разрешении судом вопросов, связанных с исполнением приговора // Уголовно-правовые и процессуальные проблемы отправления правосудия в современной России: материалы Всероссийской науч.-практ. конф. (21 – 23 апреля 2005 г., г. Курск) / Отв. ред. Т.К. Рябинина. – Москва – Курск: Издательская группа «Юрист» – Курск. гос. техн. ун-т, 2005. – С. 196 – 200. – 0,27 п.л.

55. Арабули Д.Т. Участие адвоката при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора // Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2005 г.: материалы VII Междунар. науч.-практ. конф. 7 – 8 апреля 2005 г. – Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2005. – Ч. III. – С. 319 – 320. – 0,2 п.л.

56. Арабули Д.Т. Вызов свидетеля на допрос (очную ставку) в рамках действия УПК РФ и международных договоров о правовой помощи по уголовным делам // Проблемы права. – 2005. – № 2. – С. 144 – 149. – 0,67 п.л.

57. Арабули Д.Т. Реализация свидетелем, явившимся по вызову на территорию Российской Федерации, права пригласить адвоката // Актуальные проблемы юридической науки на современном этапе: материалы Всероссийской науч.-практ. конф. (28 – 29 апреля 2005 г.). – Челябинск: Фрегат, 2005. – С. 303 – 304. – 0,12 п.л.

58. Арабули Д.Т. Совершенствование порядка производства обыска у адвоката // Проблемы правовой защиты общечеловеческих ценностей в современной России: материалы Всероссийской науч.-практ. конф. 15 – 16 сентября

2005 года. – Уфа: РИО БашГУ, 2005. – Часть III. – С. 23 – 31. – 0,45 п.л.

59. Арабули Д.Т. Адвокатская тайна и процессуальный статус свидетеля // Проблемы права. – 2005. – № 3. – С. 163 – 167. – 0,56 п.л.

60. Арабули Д.Т. Право на квалифицированную юридическую помощь некоторых участников уголовного судопроизводства // Школы и направления уголовно-процессуальной науки (Учредительная конференция Международной ассоциации содействия правосудию, 5 – 6 октября 2005 г.) / Под ред.

А.В. Смирнова. – СПб.: МАСП, 2006. – С. 81 – 83. – 0,2 п.л.

61. Арабули Д.Т. Дискуссионные моменты в применении такой меры процессуального принуждения как временное отстранение от должности // Административно-правовые, уголовно-правовые, уголовно-процессуальные, криминалистические и иные меры противодействия экономическим, налоговым правонарушениям и преступлениям: материалы Всероссийской науч.-практ. конф. (8 декабря 2005 г.): В 2 ч. – Челябинск: ЧЮИ МВД России, 2006. – Ч. 2. – С. 9 – 12. – 0,29 п.л.

62. Арабули Д.Т. Расширение круга лиц, не подлежащих допросу в качестве свидетелей в уголовном судопроизводстве России // Научные труды. Российская академия юридических наук. – Выпуск 6. – В трех томах. – Том 3: труды членов Российской академии юридических наук (РАЮН) и материалы Междунар. науч.-практ. конф. РАЮН «Современное законотворчество: теория и практика (к 100-летию Государственной Думы России)», прошедшей в

г. Москве 22 – 23 декабря 2005 г. – М.: Издательская группа «Юрист», 2006. – С. 616 – 618. – 0,18 п.л.

63. Арабули Д.Т. Близкие родственники и права потерпевшего в российском уголовном процессе // Труды СГУ. Челябинский филиал. Гуманитарные науки (март 2006 г.). – М.: Изд-во СГУ, 2006. – С. 72 – 75. – 0,14 п.л.

64. Арабули Д.Т. Некоторые особенности возбуждения уголовных дел частного обвинения // Роль правоохранительных органов в современном обществе: проблемы научно-практического обеспечения: материалы Х Междунар. науч.-практ. конф. – Улан-Удэ: Издательско-полиграфический комплекс ФГОУ ВПО ВСГАКИ, 2006. – С. 29 – 30. – 0,14 п.л.

65. Арабули Д.Т. Воззрения Конституционного Суда Российской Федерации на обеспечение адвокатской тайны в уголовном процессе // Проблемы права. – 2006. – № 1. – С. 130 – 134. – 0,59 п.л.

66. Арабули Д.Т. Право на получение квалифицированной юридической помощи в условиях реального ограничения прав и свобод человека и гражданина // Состояние и перспективы развития юридической науки: материалы Междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 75-летию Удм. гос. ун-та

(30 – 31 марта 2006 г.). – Ижевск: Детектив-информ, 2006. – Ч. 5. – С. 169 – 174. – 0,39 п.л.

67. Арабули Д.Т. Гарантии обеспечения адвокатской тайны в уголовном процессе // Обеспечение законности в российском уголовном судопроизводстве: материалы Междунар. науч.-практ. конф. (г. Саранск,

7 – 8 дек. 2006 г.) / МГУ им. Н.П. Огарева, Мордов. гуманитар. ин-т / Ред. кол.: Л.Д. Калинкина (отв. ред.), Н.Р. Мухудинова, О.А. Сухова. – Саранск: Мордов. кн. изд-во, 2006. – С. 76 – 80. – 0,29 п.л.

68. Арабули Д.Т. Объем и пределы полномочий прокурора, следователя, дознавателя и потерпевшего по уголовным делам частного обвинения // Ученые записки: сборник научных трудов юридического факультета Оренбургского государственного университета. – Выпуск 3. – Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 2006. – С. 57 – 61. – 0,35 п.л.

69. Арабули Д.Т. Право на получение квалифицированной юридической помощи в Российской Федерации // Эволюция уголовного судопроизводства на постсоветском пространстве: материалы Междунар. науч.-практ. конф. в 3-х книгах (22 – 23 июня 2006 года). - Книга III. – К.: Университет экономики и права «КРОК», 2006. – С. 3 – 8. – 0,28 п.л.

70. Арабули Д.Т. Некоторые особенности института гражданского иска и наложения ареста на имущество в уголовном судопроизводстве России // Актуальные проблемы гражданского права и процесса: сборник материалов Междунар. науч.-практ. конф., посвященной памяти и 70-летию со дня рождения профессора Я.Ф. Фархтдинова. Выпуск 2 / Отв. ред. Д.Х. Валеев, М.Ю. Челышев. – Казань: Казанский государственный университет

им. В.И. Ульянова – Ленина, 2006. – С. 491 – 494. – 0,26 п.л.

71. Арабули Д.Т. Воплощение нормы о праве на квалифицированную юридическую помощь в уголовном судопроизводстве // Проблемы права. – 2006. – № 3. – С. 92 – 97. – 0,75 п.л.

72. Арабули Д.Т. Общеправовой статус лица и момент его допуска в качестве защитника в уголовном судопроизводстве России // Криміналістичні та процесуальні проблеми, що виникають під час проведення слідчих дій: Матеріали міжнародноії науково-практичної конференції (Донецьк,

24 листопада 2006 року). – Донецьк: ООО Норд комп’ютер, 2006. – С. 61 – 66. – 0,38 п.л.

73. Арабули Д.Т. Процессуальные правила участия переводчика на свиданиях защитника с подозреваемым, обвиняемым, содержащимся под стражей // Вестник Оренбургского государственного университета. Юриспруденция. – 2006. – № 9. – Приложение. – С. 11 – 13. – 0,27 п.л.

74. Арабули Д.Т. Практика судов при применении некоторых положений УПК РФ // Актуальные проблемы уголовного судопроизводства: вопросы теории, законодательства, практики применения (к 5-летию УПК РФ): материалы Междунар. науч.-практ. конф. – М.: МГЮА, 2007. – С. 257 – 262. – 0,36 п.л.

75. Арабули Д.Т. Расширение случаев рассмотрения уголовного дела судом в отсутствие подсудимого // Проблемы права. – 2007. - № 1. – С. 116 – 120. –

0,49 п.л.

76. Арабули Д.Т. Позиция Верховного Суда РФ и Конституционного Суда РФ при толковании гл. 40 УПК РФ и норм о порядке избрания меры пресечения в виде заключения под стражу // Правовая защита частных и публичных интересов: материалы IV Междунар. межвузовской науч.-практ. Интернет-конференции: сборник статей / Отв. ред. Б.И. Ровный. В 2 ч. – Челябинск: ООО «Полиграф-Мастер», 2007. – Ч. 1. – С. 244 – 248. – 0,31 п.л.

77. Арабули Д.Т. Некоторые особенности заочного рассмотрения уголовного дела // Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2007 г.: материалы IX Междунар. науч.-практ. конф. (29 – 30 марта 2007 г.). – Челябинск: Цицеро, 2007. – Ч. III. – С. 94 – 96. – 0,25 п.л.

78. Арабули Д.Т. Право каждого быть судимым в его присутствии // Актуальные вопросы государства и гражданского общества на современном этапе: материалы Междунар. науч.-практ. конф., посвященной 450-летию добровольного вхождения Башкирии в состав России (10 – 11 апреля 2007 г.). – Уфа: РИЦ БашГУ, 2007. – Ч. 2. – С. 11 – 18. – 0,37 п.л.

79. Арабули Д.Т. Пределы самостоятельности защитника при собирании доказательств // Проблемы отправления правосудия по уголовным делам в современной России: теория и практика: сборник научных статей: В 2 ч. / Отв. ред. Т.К. Рябинина, А.А. Козявин. – Курск: Курск. гос. техн. ун-т, 2007. –

С. 252 – 255. – 0,2 п.л.

80. Арабули Д.Т. Право защитника на обжалование приговора, вынесенного в порядке ч. 5 ст. 247 УПК РФ // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия «Право». – Выпуск 11. – 2007. – № 18 (90). – С. 15 – 16. – 0,2 п.л.

81. Арабули Д.Т. Дискуссия о параллельном расследовании защитника в уголовном судопроизводстве // Труды СГУ. – 2007. - № 6 (109). – М.: Изд-во СГУ, 2007. – С. 45 – 55. – 0,48 п.л.

82. Арабули Д.Т. От Нюрнбергского процесса до заочного производства по уголовным делам в современной России // Молодые ученые СГА. – М.: Изд-во СГУ, 2008. – С. 13 – 18. – 0,27 п.л.

83. Арабули Д.Т. Гарантии прав подозреваемого и обвиняемого при назначении и производстве судебно-психиатрической экспертизы // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2008. – № 83 (март). – С. 24 – 29. – 0,58 п.л.

84. Арабули Д.Т. Обеспечение независимости и незаинтересованности эксперта в уголовном судопроизводстве России // Гуманизм и право. – 2007. – № 3 (8). – С. 75 – 78. – 0,34 п.л.

85. Арабули Д.Т. Особенности предварительного расследования уголовных дел о преступлениях, совершенных должностными лицами (процессуальный аспект) // Проблемы противодействия организованной преступности и коррупции: труды Челябинского Центра по исследованию проблем противодействия организованной преступности и коррупции / Отв. ред.

А.В. Минбалеев, Р.А. Хашимов. – Выпуск I. – Челябинск: Цицеро, 2008. –

С. 174 – 177. – 0,26 п.л.

86. Арабули Д.Т. Роль защитника при избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого личного поручительства // Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2008 г.: материалы X Междунар. науч.-практ. конф., посвященной 65-летию Южно-Уральского государственного университета, 15-летию специальности «Юриспруденция» в Южно-Уральском государственном университете, 10-му юбилейному выпуску сборника конференции, 5-летию юридического факультета, 3 – 4 апреля 2008 г. – Челябинск: ООО «Полиграф-Мастер», 2008. – Ч. III. – С. 79 – 81. – 0,23 п.л.

87. Арабули Д.Т. Гарантии права подозреваемого, обвиняемого на защиту при избрании залога в качестве меры пресечения // Труды СГА. – 2008. – № 6 (10) июнь. – М.: Изд-во СГУ, 2008. – С. 5 – 11. – 0,28 п.л.

88. Арабули Д.Т. Пределы ограничения прав лица при наложении ареста на имущество и ценные бумаги в уголовном судопроизводстве // Правовая защита частных и публичных интересов по уголовным делам: материалы V Междунар. межвузовской науч.-практ. Интернет-конференции: сборник статей / Отв. ред. Б.И. Ровный. – Челябинск: ООО «Полиграф-Мастер», 2008. – С. 48 – 53. –

0,34 п.л.

89. Арабули Д.Т. Сравнительный анализ заочного судебного разбирательства в Российской Федерации и Республике Казахстан // Мировой судья. – 2008. –

№ 6. – С. 17 – 18. – 0,24 п.л.

90. Арабули Д.Т. Сроки устранения допущенных нарушений при возвращении судом уголовного дела прокурору // Актуальные проблемы уголовного процесса и криминалистики России и стран СНГ: материалы Междунар. науч.-практ. конф., посвященной 80-летию со дня рождения проф., д-ра юрид. наук, Заслуж. деятеля высшей школы Лившица Юрия Даниловича (2 – 3 апреля

2009 г.). – Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2009. – С. 183 – 186. – 0,4 п.л.

91. Арабули Д.Т. Обоснование судебного решения о заключении под стражу: нормативные установления и практика их применения в России и за рубежом // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. – 2009. –

№ 1. – С. 17 – 19. – 0,3 п.л.

92. Арабули Д.Т. Моделирование системы уголовно-процессуальных мер для расследования преступлений террористического характера // Актуальные проблемы противодействия терроризму, организованной преступности и коррупции: труды Челябинского центра по исследованию проблем противодействия организованной преступности и коррупции / Отв. ред.

А.В. Минбалеев, Р.А. Хашимов. – Выпуск II. – Челябинск: ООО «Полиграф-Мастер», 2009. – С. 7 – 23. – 1,21 п.л.

93. Арабули Д.Т. Участие защитника при производстве предварительного расследования (некоторые вопросы теории и практики) //Молодые ученые СГА. – М.: Изд-во СГУ, 2009. – С. 207 – 213. – 0,28 п.л.

94. Арабули Д.Т. Обеспечение права на защиту при решении вопроса о возбуждении уголовного дела // Труды СГА. – 2009. – № 4. – М.: Изд-во СГУ, 2009. – С. 18 – 27. – 0,46 п.л.

95. Арабули Д.Т. Соглашение о сотрудничестве: пробелы законодательного регулирования // Актуальные проблемы уголовно-процессуального права и практика его применения: материалы Междунар. дистанционной науч.-практ. конф. 30 апреля 2009 г. – Караганда: КЮИ МВД РК им. Б. Бейсенова, 2009. –

С. 20 – 23. – 0, 3 п.л.

96. Арабули Д.Т. Регламентация процедуры обжалования в уголовном судопроизводстве России // Право и правосудие: теория, история, практика: сборник статей (по материалам Междунар. науч.-практ. конф. 18 мая 2009 г.). – В 3-х томах. Том 2. – Краснодар: Северо-Кавказский филиал ГОУ ВПО «Российская академия правосудия», 2009. – С. 155 – 159. – 0,27 п.л.

97. Арабули Д.Т. Статус подозреваемого и некоторые особенности его оформления // Мировой судья. – 2009. – № 6. – С. 19 – 22. – 0,36 п.л.

98. Арабули Д.Т. Пределы права на обжалование судебных решений в порядке надзора по УПК РФ // Труды СГА. – 2009. – № 9 (сентябрь). – М.: Изд-во СГУ, 2009. – С. 5 – 12. – 0,34 п.л.

99. Арабули Д.Т. Исследование отдельных полномочий участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве // Мировой судья. – 2009. – № 9. – С. 9 – 13. – 0,46 п.л.

100. Арабули Д.Т. Исследование вопроса об обязательном участии представителя потерпевшего в уголовном процессе России // Администратор суда. – 2009. – № 3. С. 24 – 26. – 0,25 п.л.

101. Арабули Д.Т. Толкование Пленумом Верховного Суда РФ уголовно-процессуальных норм о подготовке уголовного дела к судебному разбирательству // Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2010 г.: материалы XII Междунар. науч.-практ. конф. с элементами научной школы.

В 6 частях. Часть V. Уголовный процесс и криминалистика (Юридический факультет ЮУрГУ, 1 – 2 апреля 2010 г.). – Челябинск: ЮУрГУ, 2010. –

С. 14 – 18. – 0,28 п.л.

102. Арабули Д.Т. Заимствование процедуры назначения защитника для обеспечения участия в производстве по уголовному делу адвоката-представителя потерпевшего и реализации им правомочий потерпевшего // Уголовно-процессуальное законодательство в современных условиях: проблемы теории и практики: сборник статей. – М.: Волтерс Клувер, 2010. –

С. 1 – 6. – 0,28 п.л.

Не исключено, что в правоприменительной практике существует большее количество случаев участия адвоката по назначению суда в качестве представителя потерпевшего. Существование данного факта нельзя исключить, т.к. отсутствуют официальные статистические данные, когда адвокаты участвовали в уголовном судопроизводстве по назначению суда (следователя) и в качестве защитника, и в качестве представителя потерпевшего.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.