WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Личное информационное право граждан: проблемы гражданско - правового регулирования в Республике Таджикистан

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

На правах рукописи

Гаюров   Шукрулло   Караматуллоевич

Личное информационное право граждан: проблемы граждански - правового регулирования в Республике Таджикистан

Специальность: 12.00.03 - гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук

Москва-2010


Работа выполнена на кафедре «Предпринимательское и коммерческое право» юридического факультета Таджикского национального университета

Научный консультант: доктор юридических наук, профессор, заслуженный

деятель науки Российской Федерации Масевич Маргарита Генриховна.

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор, заслуженный

деятель науки Российской Федерации Толстой Владимир Степанович

доктор юридических наук, профессор Орлова Валентина Владимировна

доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации Гандилов Тофик Миртагиевич

Ведущая организация: ФГОУ ВПО   Финансовая   академия  при

Правительстве Российской Федерации.

Зашита состоится 17 ноября 2010г. в 14 часов 00 минут на заседании Диссертационного совета ДМ 212.203.21 при ГОУ ВПО «Российский университет дружбы народов» по адресу: 117198, г. Москва, ул. Миклухо - Маклая, д.6, корпус 1,ауд. 347.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Российского университета дружбы народов по адресу: 117198, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, Д.6.

Автореферат разослан «____ »                        2010г.

Ученый секретарь Диссертационного совета,

кандидат юридических наук, доцент                                    Е. П. Ермакова

2


Введение

Актуальность темы исследования обусловлена особым местом и значением личного информационного права граждан в современном общественном развитии. Данное право граждан автором рассматривается как институциональное образование гражданского права, которое объединяет личные и имущественно -правовые нормы в регулировании информационных отношений с участием граждан.

Вопросы утверждения приоритета прав человека в политической, духовной и экономической сферах стоящие перед современным обществом, все больше и больше начинают соотноситься с проблемами личного информационного права граждан. Провозглашение и признание данного субъективного гражданского права - это требование времени. Примечательно то, что в демократических государствах количество признаваемых за гражданами субъективных прав постоянно увеличивается. Расширяется и содержание конкретных правомочий, предоставляемых в рамках некоторых личных гражданских прав. Например, правомочие знаменитых деятелей массовой культуры на использование индивидуального облика или своего голоса в телерекламе. Все это, безусловно, раздвигает юридически признанные и гарантированные государством пределы свободы человека. Такая тенденция означает, что в обществе должно быть законодательно сформулировано право граждан на информацию, что, в свою очередь, будет способствовать совершенствованию гражданских правоотношений, связанных с осуществлением и зашитой неотчуждаемых прав и свобод человека (ч. 5 ст.1 Гражданского кодекса Республики Таджикистан - далее ГК РТ).

Общество, основанное на знании (knowledge - based society), не может развиваться без надлежащего осуществления личного информационного права граждан. Данное право, охватывая все сферы общественной деятельности, воздействует на формирование поведения человека. Оно связано с процессами ее идентификации, выражающимися, в том числе, через осознание своей принадлежности к определенной культуре, обществу, социальной группе.

В отечественной юридической литературе1 в последние десятилетия интерес к проблеме личных прав граждан неуклонно возрастает, и обусловлен он теми кардинальными изменениями, которые происходят в стране со времени получения ею независимости. Избрав демократический путь развития, поставив своей целью развитие рыночных отношений, государство Таджикистан тем самым предопределило и необходимость расширения прав своих граждан во всех сферах их жизнедеятельности.

:См.; Худояров Б. Т. Защита прав и интересов детей по семейному праву Республики Таджикистан. Душанбе: НПИЦентр Республики Таджикистан, 2000 - 108с; Раджабов М.Н. Гражданско-правовой статус иностранцев в РеспубликеТаджикистан. Душанбе: «Ирфон», 2004-178с;РахимовМ.З.Конечный результат предпринимательской деятельности: теория и правовое регулирование. Душанбе: Изд. - во «Деваштич», 2007. -294с; Абдуджалилов А. Правовое регулирование сети Интернет // Государство и право. Душанбе. 2004. №2. С. 45- 49 и др.

3


В перечне прав гражданина Республики Таджикистан (РТ) личное информационное права граждан составляет основу развития рынка, это гарантия достижения позитивного результата в предпринимательской деятельности, это свобода выбора своего места в происходящих процессах и т.д. Вопросы личного информационного права граждан входят в сферу духовной жизни человека, и их правильное решение способствует становлению конкурентоспособного гражданина, защиты его чести, достоинства и деловой репутации.

Процессы трансформации общества в РТ не укладываются в рамки теоретических конструкций. Что же касается вопросов, непосредственно касающихся темы исследования, то здесь целесообразно выйти за пределы набора стандартных рекомендаций и тезисов относительно неразрывной связи рынка и личного информационного права граждан, права на информацию и гражданско - правового договора, для того чтобы понять, какое в действительности значение имеет информация, насколько она адаптирована к реалиям Таджикистана, оценить возможности и границы к ней, обладания ею, использования и распространения. Это поможет увидеть перспективные альтернативные решения многих проблем, но уже сейчас очевидна потребность не только в совершенствовании законодательства РТ, но и в исследовании теоретических проблем личного информационного права граждан. Актуальность же последнего не вызывает сомнений в силу неоднозначности толкования правосубъектности граждан в информационных правоотношениях.

Личное информационное право граждан имеет общественный характер. Поэтому реализация гражданами своих способностей в информационной сфере не может быть вне гражданско-правового регулирования. Гражданское право как наука не может оставить эту область индивидуализации личности без исследования. Это обстоятельство требует разработки концептуального подхода к регулированию отношений, связанных с осуществлением личного информационного права граждан, который определял бы его место и роль в структуре предмета гражданского права. Однако исследования данного вида гражданских прав показывает, что нормы, регулирующие правосубъектность граждан в этих отношениях, бедны по содержанию, не носят комплексный характер и во многом противоречивы.

По своей сути принципы информационной деятельности граждан соответствуют основным началам осуществления и защиты гражданских прав (ч.1 ст.З ГК РТ). При этом эти принципы характеризуют не только должное осуществление личного информационного права граждан, но и пронизывают всю информационную сущность человека. Однако в цивилистической литературе эти принципы специально не изучены. Это обусловлено, прежде всего, тем, что характерные принципы осуществления личного информационного права граждан не стали самостоятельным предметом всестороннего исследования и обсуждения. Между тем проблемы принципов осуществления личного информационного права относятся к одной из важных и  актуальных методологических проблем

4


современного гражданского права. Решение ее может быть успешным лишь при обнаружении и всестороннем исследовании этого феномена в общетеоретическом аспекте, в плане раскрытия важнейших особенностей этих принципов, в частности при осуществлении гражданских прав. Поэтому автору представляется, что теоретическая разработка этих принципов в целях содействия надлежащего осуществления личного информационного права граждан и совершенствования законодательства является уделом ученых, работающих в сфере гражданского права.

Признание государством личного информационного права граждан должно иметь не только декларативное значение, но и реальное воплощение в правовых нормах и поведении людей путем четкого определения круга субъектов, обстоятельств и пределов осуществления прав, а также установления меры юридической ответственности за нарушение данного права. Поэтому необходимо наличие устойчивого механизма    его    практической реализации.

Включение информации в систему объектов гражданского права (ч.2 ст. 140 ГК РТ) - вполне обоснованное и закономерное решение, поскольку непризнание информации таковой не соответствует современной тенденции признания права человека на информацию его неотъемлемым правом, не отвечает целям информатизации общества и развития личных информационных правоотношений. Между тем гражданское законодательство РТ не определяет место информации в системе объектов гражданского права. Не раскрываются обязательства, возникающие между участниками гражданского информационного оборота в связи с осуществлением личного информационного права граждан (акционера, потребителя, заказчика и т. д.), что в свою очередь, приводит к отсутствию реальной возможности воспользоваться своими гражданскими правами на ту или иную информацию, а также защиты нарушенного права, в связи с не урегулированностью данного вопроса в действующем законодательстве РТ.

Без эффективно действующего механизма юридической ответственности нормы, определяющие субъективные информационные права и обязанности граждан носят декларативный характер. Более того, в условиях надлежащего правового регулирования информационного обмена юридическая ответственность приобретает двойную направленность. Во - первых, она направлена на защиту информационных прав и свобод граждан, во - вторых, на надежную охрану общественного правопорядка от нарушений в информационной сфере. Именно поэтому в современных условиях перехода от постсоветского общества к обществу информационному юридическая ответственность за правонарушения является наиболее острой проблемой юридической науки и правоприменительной практики. Большое значение приобретают проблемы охраны личного информационного права граждан, которое по материалам проведенных исследований и мониторинга во многих сферах жизнедеятельности надлежащим

5


образом не соблюдается.1 Недостаточно провозгласить, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, - необходимо создать действенный механизм для осуществления и охраны личных прав и свобод граждан.

В связи с этим перед автором сложная задача - учитывать мировые тенденции и одновременно принимать во внимание особенности РТ. Это влечет пересмотр устоявшихся за время судебно - правовой реформы идеологических установок, гражданско-правовых норм в информационной сфере и признание личного информационного права граждан.

Степень научной разработанности темы исследования. Исследованию проблем права граждан на информацию посвящено достаточно большое количество работ, как монографического характера, так и публикаций в периодической печати. Следует отметить, что основной вклад в исследование правового статуса гражданина как создателя и носителя информации внесли

9                                 "3                                        4

российские ученые - правоведы В.Н. Монахов, И.Л. Бачило, В. А. Копылов и др.5В научных трудах названных авторов предлагаются меры по обеспечению прав граждан в условиях информатизации общества. Несмотря на широкий подход авторов к проблеме, право человека на информацию рассматривается ими в основном в рамках связи и взаимодействия государства и гражданина. Между тем информационная деятельность граждан этим не ограничивается. В этой сфере также участвуют и другие профессиональные производители и распространители информации (адвокаты, научно - педагогические работники, аудиторы, оценщики и т.д.). Здесь гражданину как заказчику или потребителю корреспондируют обязательство исполнителя или продавца по предоставлению индивидуально -значимой информации. По нашему мнению, названные выше авторы сущность данного права в качестве элемента гражданских информационных отношений все же не выявили, а личному информационному праву граждан вообще не было уделено внимания.

^м^Мониторинг соблюдения свободы слова в Таджикистане: результаты 2006г.// Под ред. Н. Каршибоева. Душанбе, НАНСМИТ, 2008.- 246с. На тадж. языке; Кожевникова Е. А. Развитие независимых печатных СМИ Таджикистана и проблема свободы слова (на примере общественно - политической газеты «Asia -Plus») // Мат. респ. научно - практ. конф. (8. 12. 2006г.) «Свобода СМИ: вопросы формирования современной медиаполитики». Душанбе, 2007. - С. 23 - 33; Таджикские СМИ признали несвободными /ЛЬукуки инсон (Права человека). Душанбе. 2008. № 02.- С. 13; Дж. Кусера. Состояние демократии в ЦА не внушает оптимизма // ASIA - PLUS - Душанбе. 2009. 18 марта. - С. 7; Совместное заявление Союза журналистов Таджикистана и Национальной ассоциации независимых средств массовой информации Таджикистана//Бизнес и политика. 2010. № 9(216).25 фев.- С. 18.

2См.; Монахов В. Н. Правовое регулирование сбора и обработки информации о гражданах в буржуазных странах. // Правоведение. 1982. №6. С. 63 - 67; Он же. Государственно - правовые вопросы информационного обслуживания граждан в СССР (конституционный аспект): Автореф., дис. на соис. учен, степ.канд., юрид., наук. М. 1983. - 17с. 3См.; Бачило И. Л. О праве собственности на информацию // Труды ИЗиСП. 1992. № 52. С. 4 - 7;Бачило И. Л. Институты интеллектуальной собственности и информация // Интеллектуальная собственность: современные правовые проблемы / Сб. статей. М. 1998. С. 61-68; Она же. Информация как объект отношений, регулируемых ГК РФ // Научно - техническая информация. Серия 1. Организация и методика информационной работы. 1999. № 5. С. 6 - 12 и др.

4См.; Копылов В. А. О модели гражданского оборота информации //Журнал Российского права. 1999. №9. С. 35-45; Копылов В. А. Информационное право: Учебное пособие. М. 1997. - 469с; Он же. Информационное право: Учебник. -2-е изд., перераб. и доп. М.: Юрист, 2005. - 512с и др.

5См.; Информационное право: актуальные проблемы теории и практики: колл. монография / Под общ. ред. И. Л. Бачило. -М.: Издательство Юрайт, 2009. - 530с.

6


В работах опять же российских ученых В. А. Дозорцева,1 А. П. Сергеева2 и

-з

В. П. Мозолина право на информацию исследовалось в основном как субъективное право на информацию. При этом не были исследованы особенности правосубъектности граждан в обладании, использовании и распространении актуальной информации, а также в оказании им информационной услуги.

Значительное количество работ было посвящено вопросам информации как объекту гражданских прав (Е. Н. Насонова,4 Л. В. Туманова и А. А. Снытников5 и др6).В РТ исследованию проблем формирования законодательства о коммерческой тайне посвятил свою работу Т. Махмадхонов. Право на информацию и обязательства по ее предоставлению применительно к предпринимательской деятельности в Российской Федерации (РФ) исследовал

о

П. Е. Губин. Работа У. А. Меликова посвящено исследованию вопросов правового регулирования предпринимательской деятельности при создании и распространении СМИ в РТ.9 В работах названных авторов нашли отражение общие вопросы правового режима информации, ее распространения, способы зашиты информации и т.д. Однако вопросы природы права граждан на информацию и обязанности по ее предоставлении остались неисследованными. Из всего вышесказанного следует, что комплексное и всестороннее исследование личного информационного права граждан и обязательств по оказанию им информационных услуг вполне актуально и, главное, востребовано самой практикой.

Настоящая диссертационная работа является первым монографическим исследованием вопросов личного информационного права граждан РТ и ориентирована на заполнение тех пробелов, которые имеют место в национальном законодательстве и юридической науки в целом.

:См.; Дозорцев В. А. Вопросы информации в ГК РФ // Научно - техническая информация. Серия 1. Организация и

методика информационной работы. 1998. № 3. С.1- 2. Он же. Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи

кодификации. Сборник статьей / Исслед. центр частного права. М.: Статут, 2005. - 416с.

2См.; Сергеев А. П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. Учеб. -2-е изд., пераб. и доп.

М: ООО «ТК Велби», 2003.- 780с.

3См.; Мозолин В. П. Современная доктрина и гражданское законодательство.   М.: Юстицинформ, 2008. -

176с.

4См.; Насонова Е. Н. Информация как объект гражданского права: Автореф. дисс. на соис. учен, степей, канд. юрид.

наук. М. 2002. - 23с.

5См.; Туманова Л. В. Снытников А. А. Обеспечение и защита права на информацию. М. Городец - издат. 2001. -344с.

6См.; Шерстобитов А. Е. Гражданско-правовое регулирование обязательств по передаче информации: Автореф. дисс.

на соис. учен. степ. канд. юрид. наук. М. 1980. - 25с; Зельцер М. С. Гражданско-правовой режим информации:

Автореф. дисс. канд. юр. наук. М. 2004. - 30с; Зверева Е. А. Правовое регулирование информационного обеспечения

предпринимательской деятельности  в Российской Федерации: Автореф. дисс. на соиск. учен, степени д.-ра. юрид.

наук. М. 2007.-47с.

7См.; Махмадхонов Т. Проблемы правового обеспечения коммерческой тайны в законодательстве Республики

Таджикистан: Дисс. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук. Душанбе. 2008. -187с.

8См.; Губин   П. Е. Право на информацию и обязанность по ее предоставлению как элементы правового статуса

субъекта предпринимательской деятельности: Дисс. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук. М. 2004. - 206с.

9См.;   Меликов   У.   А.   Правовое  регулирование   предпринимательской  деятельности   при   создании   и

распространении средств массовой информации: Автореф. дисс. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук.

Душанбе. 2010.-25с.

7


Цели и задачи исследования. Целью настоящей работы является анализ существующих теоретических положений, правовых норм, материалов практики, касающихся гражданско-правовой природы личного информационного права граждан, обязательств по оказанию информационных услуг, а также юридической ответственности за нарушение информационных прав и обязательств. При этом автор попытался дать обоснованные рекомендации, способствующие правильному пониманию содержания действующих правовых норм об информации как объекте личного информационного права граждан с учетом внесения определенных изменений и дополнений в действующее законодательство РТ.

Достижения цели исследования потребовало решения следующих частных научных задач:

-проанализировать существующие авторские подходы по данному кругу проблем и обобщить содержащиеся в ней выводы с позиции цели, стоящей перед автором; -исследовать   сущность   информации   как   правового   явления   и   обосновать необходимость признания личного информационного права граждан; -охарактеризовать     источники личного информационного права граждан по признанным международным стандартам и законодательству РТ; -определить гражданско-правовую природу личного информационного  права граждан и ее классифицировать;

-выявить      и      проанализировать      принципы      осуществления      личного информационного права граждан;

-уточнить пределы осуществления и защиты личного информационного права граждан, в частности защиты детей от вредоносной информации; -исследовать обязательства по оказанию информационных услуг гражданам; -описать   адекватность   мер   юридической   ответственности   за   нарушение информационных прав и обязательств по законодательству РТ; -выработать предложения по дальнейшему развитию понятийного аппарата в исследуемой сфере.

Решению указанных выше научных задач и посвящено настоящее исследование. Оно направлено на получение новых и дальнейшее развитие прежних знаний, касающихся личного информационного права граждан и обязательств по оказанию им информационных услуг.

Актуальность, поставленные цели и частные научные задачи исследования дают основание автору сделать вывод о том, что в рамках рассматриваемой темы выдвигается и требует своего разрешения крупная научная проблема, соответствующая уровню докторской диссертации. Специальное научное исследование по данной проблеме, на взгляд автора, будет способствовать обеспечению информационной безопасности граждан и других участников гражданских информационных правоотношений.

Объектом исследования выступают информационные отношения, связанные с осуществлением личного информационного права граждан, с исполнением обязанностей и оказанием им информационных услуг.

8


Предметом исследования являются положения современного отечественного и зарубежного гражданского законодательства, правоприменительная практика, научные работы по проблемам осуществления личного информационного права граждан и исполнения обязанностей в личных информационных правоотношениях.

Теоретике - методологическую основу исследования составляет система принципов, приемов и способов изучения общих закономерностей возникновения, становления и развития гражданско - правовых явлений. Философской мировоззренческой основой исследования является диалектика. Из общих методов использовались методы анализа, синтеза, абстрагирования, сравнения, системного и структурного подхода, из специальных и частных методов исследования -конкретно - социологический, формально - юридический, историко - правовой, сравнительно - правовой, методы правового моделирования, толкования норм права, а также статистический, исторический, логический, прогнозирования и другие методы.

Нормативной базой исследования стали нормы гражданского законодательства РТ, а также нормы гражданского законодательства некоторых зарубежных государств.

Эмпирическую базу исследования составили материалы практики судов РТ, РФ, Европейского суда по правам человека и иных правоприменительных субъектов, а также относящиеся к объекту исследования статистические и социологические материалы.

Опыт РФ позволил автору определить недостатки гражданско-правового

регулирования отношений, связанных с осуществлением личного

информационного права граждан РТ и предложить свои рекомендации по

совершенствованию     национального     законодательства   и     улучшению

правоприменительной практики.

Теоретическая основа исследования. Диссертация аккумулировала в себе научный материал, который послужил ее исследовательской базой и позволил сохранить преемственность в развитии юридической науки: - труды по гражданскому праву: Ю. Н. Андреева, С. Н. Братуся, Ю. Г. Басина, В. В. Безбаха, В. В. Витрянского, В. П. Грибанова, Б. М. Гонгало, Т. М. Гандилова, Е. П. Губина, А. Г. Диденко, Н. Д. Егорова, Е. А. Зверевой, О. С. Иоффе, Ш. М. Исмаилова,0. А. Красавчикова, Л. О. Красавчиковой, М. И. Кулагина, В.А. Лапач, О. Г. Ломидзе, В. П. Мозолина, М. Г. Масевич, М. А. Махмудова, Ш. М. Менглиева, В. А. Ойгензихта, В. В. Орловой, М. 3. Рахимова, А. П. Сергеева, Е. А. Суханова, М. К. Сулейменова, Л. Б. Ситдиковой, Ю. К. Толстого, В. С. Толстого, Ш. Т. Тагайназарова, О. У. Усманова, В. А. Хохлова, А. Е. Шерстобитова, Н. Ш. Шонасридинова, В. Ф. Яковлева и др.;

-работы по общей теории права: С. С. Алексеева, И. Л. Бачило, В. М. Боер, Г. В. Ф. Гегеля, Ю. А. Денисова, И. Канта, О. Е. Кутафина, Д. А. Керимова, М. И. Клеандрова, В. А. Капылова, В. Н. Лопатина, Ш. Л. Монтескье, Г. И. Муромцева, А. В. Малько, В. С. Нерсесянца, И. Л. Петрухина, С. А. Раджабова, Ф. Т. Тахирова, А. А. Фатьянова, В. Н. Хропанюка, А. Г. Холикова и др.;

9


  1. труды дореволюционных цивилистов и теоретиков права: Д. И. Мейера, И. А. Покровского, В. А. Удинцева и Г. Ф. Шершеневича.;
  2. работы зарубежных авторов: Дж. Боуэна, Л. Д. Брэндиса, Ф. Котлера, Дж. Мейкенза, Р. Гольдмана, Я. Дворжака, Р. Клипера, Дж. Рафкина, Дж. Кусера, Э. Лентовска, Т. Менделя, Ш. М. Мотаххари, Р. А. Смола, С. Д. Уоррена, У. Р. Эшби и др.

Научная новизна исследования определяется выбором объекта и предмета диссертационного исследования: комплексное исследование современных тенденций в информационной среде общества; характеристика основных принципов информационной деятельности граждан; определение адекватности мер юридической ответственности в деле обеспечения соблюдения баланса свободы массовой информации и гарантий законных прав личности, общества и государства по защите информации ограниченного доступа. На основе проведенного исследования автором была разработана концепция личного информационного права граждан.

В работе сформулировано и обосновано авторское представление о механизме осуществления личного информационного права граждан, согласно которому в центре внимания профессиональных участников гражданского оборота должна находится не ценная коммерческая информация, а человек - обладатель информации. Поэтому все правовые средства информационной среды общества должны быть направлены на добросовестное осуществление субъективных гражданских прав и исполнение обязательств.

В работе сформулировано авторское понимание информации, информационного комфорта, дана характеристика принципов информационной активности граждан и проанализированы критерии злоупотребления личным информационным правом.

Выявлены следующие основные тенденции в информационной сфере: -усиливается роль  государства в  информационной  среде  общества.  Многие производственно   -   технические   объекты   производства   и   распространения информации являются его собственностью;

-информационная сфера, конечно, не является абсолютно государственной, но вместе с тем она пока не стала в полном смысле рыночной, элементы прежней идеологической политики здесь проявляются достаточно ясно; -частная собственность в информационной сфере и личное информационное право граждан пока не стали предметом всесторонней защиты, поскольку им до сих пор не придается особой значимости;

-редакции государственных средств массовой информации (СМИ) сохранили за собой «естественную монополию» в производстве и распространении массовой информации, поэтому подлинной конкуренции в информационной сфере нет.

На защиту выносятся следующие основные положения: 1.  Личное  информационное  право  граждан  автором  определяется     в  двух значениях: в объективном - как совокупность правовых норм, регулирующих общественные  отношения, возникающие  в  связи  с   созданием,   обладанием,

10


использованием и распространением актуальной информации, и в субъективном -как совокупность правомочий и обязательств обладателя актуальной информации. В гражданском информационном обороте данное право охватывает отношения «гражданина и гражданина»; «предпринимателя и потребителя»; «юридического лица и индивидуального предпринимателя»; «юридического лица и его учредителя» и «юридического лица публичного права как обладателя актуальной информации и гражданина - заявителя информационного запроса». Сущность этих отношений выражается в том, что они представляют собой взаимоотношение между индивидуально - определенными лицами по поводу доступа, обладания, использования и распространения актуальной информации.

  1. Назначение личного информационного права граждан предопределяется не только общими принципами права, гражданско-правовыми принципами, но и основными принципами гражданского оборота информации: гарантированность права на информацию; открытость, доступность информации и свобода ее обмена; объективность и достоверность информации; полнота, своевременность и точность информации; законность получения, хранения, использования и распространения информации.
  2. Личное информационное право граждан включает в себя следующие позитивные правомочия:

-право на доступ к информации; -право владения (обладания) информацией; -право использования информации; -право распространения информации.

  1. Под осуществлением личного информационного права граждан следует понимать обусловленное волеизъявлением гражданина и обеспеченное системой гарантий превращение в действительность конкретной информационной возможности, составляющей содержание данного субъективного права. При этом исполнение информационной обязанности означает обеспеченные системой гарантий должные действия (бездействия), необходимость которых составляет содержание обязанностей перед соответствующим участником личных информационных правоотношений.
  2. Личные информационные правоотношения являются частью общественных отношений по поводу доступа к актуальной информации и обязательства по оказанию информационных услуг, участники которых во взаимодействии между собой автономны и равноправны. Поэтому информационные отношения не являются исключительным предметом публичного права. Если вопросы признания прав граждан на информацию, создание, хранение, обновление и использование государственных информационных ресурсов и государственная политика в информационной сфере (в том числе вопросы международного сотрудничества) относятся к публичному праву, то многие     вопросы осуществления личного информационного права граждан и обязательства по оказанию информационных услуг регулируются нормами гражданского (частного) права.

11


6. Доказано, что в результате осуществления личного информационного права граждан обеспечиваются возможность самостоятельно совершать фактические и юридически значимые действия, правомочие требования (возможность требовать от обязанного субъекта исполнения возложенных на него обязанностей), правомочие на защиту (возможность использования или требования использования государственно-принудительных мер в случаях нарушения субъективного информационного права).

7.Установлено, что гражданин, вступая в договорные отношения с профессиональным участником информационного обмена, удовлетворяет свою потребность в обладании или использовании актуальной информации. В силу договора на оказание информационных услуг, он определяет предметную направленность информационной деятельности услугодателя, тем самым получая индивидуально - значимые для себя информацию. Однако информационная услуга представляет собой действия профессионального участника личного информационного правоотношения (услугодателя) по выработке объективного мнения или своевременное, полное и достоверное производство информации по заданию заказчика.

8. Определено, что обязательство по оказанию информационных услуг должно

быть квалифицировано как: договорное обязательство на определенный срок или

без указания срока; консенсуальным; возмездным; двустороннеобязывающим.

Основной обязанностью исполнителя (услугодателя) является компетентная

выработка объективного мнения или производство актуальной информации,

необходимой для формирования поведения заказчика (услугополучателя).

Встречным обязательством заказчика является передача исполнителю задания,

потенциальной информации для размышления и оплата результатов оказанной

услуги (умственного труда), независимо от его содержания.

  1. Установлено, что предоставление общедоступной информации потребителю является обязанностью продавца, возникающее на основании ст.530 ГК РТ и ст. 9, 10 Закона РТ «О защите прав потребителей». Содержание такой обязанности может быть конкретизировано в договоре розничной купли - продажи товара установлением перечня обеспечительно - вспомогательных действий. После исполнения обязательств продавца, принятия товара покупателем и истечения соответствующих гарантийных сроков, дальнейшие взаимоотношения в удовлетворении информационной потребности по обладанию или использованию товара будут осуществляться на иных договорных основах. В этих правоотношениях акцессорная функция указанного обязательства может трансформироваться из компонента продажи товара в действия по возмездному оказанию информационных услуг гражданам.
  2. Определено, что информационные споры, возникающие при осуществлении личного информационного права граждан, рассматриваются только судами общей или специальной юрисдикции, а споры, возникающие вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения информационных обязательств по соглашению

12


сторон, могут быть рассмотрены третейским судом. В первом случае правообладатель ограничен в своих возможностях на реализацию права на альтернативный способ зашиты своих прав (ст. 9 ГК РТ). Между тем во втором случае заинтересованной стороне предоставляются более широкие возможности (ч. 1. ст. 11 ГК РТ). Речь идет о возможностях в материально - правовом смысле. В смысле гражданского субъективного права на принудительное осуществление обязанности должника совершить какое - нибудь действие или воздержаться от определенного действия (право на иск в материальном смысле).

  1. Выявлено, что самозащита является универсальным способом зашиты права родителей на личное воспитание ребенка. В качестве меры по надлежащему воспитанию ребенка можно применять самозащиту от трансляции вредоносных телевизионных передач или аудиовизуальной продукции. Родители могут просто переключит телевизор на другой канал передач или вообще отключить телевизор. Это важное правомочие родителей, позволяющее в момент угрозы безопасности личной семейной жизни осуществить самозащиту личных неимущественных прав. Однако это должно происходить таким образом, чтобы ребенок понимал значение действий родителей.
  2. Доказано, что гражданско - правовая ответственность может наступит по договору за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, а также в результате внедоговорного нарушения информационных прав и законных интересов граждан (деликт), причем, оба обязательства (договорное и внедоговорное) могут существовать параллельно. Основная форма гражданско -правовой ответственности состоит в возмещении убытков. Однако стороны своим соглашением могут применить по отношению друг к другу и другие формы ответственности при нарушении ими договорных обязательств. Обоюдным согласием они также могут применять правила более сильной ответственности либо более мягкой (например, профессиональный участник информационного обмена (рекламист, адвокат - поверенный в делах, аудитор и т. п.) несет ответственность только при наличии вины). Эти обстоятельства гражданско -правовой ответственности заключаются в том, что общий принцип об ответственности за вину и исключения из него в виду повышенной ответственности предпринимателя закреплены диспозитивной нормой ч. 3 ст. 432 ГК РТ. Это не простое применение правовых санкций, не противоречащее гражданскому законодательству РТ. Установление в договорах по оказанию информационных услуг различных условий и оснований юридической ответственности за нарушения договорных обязательств должны быть взаимными и адекватными гражданским информационным правоотношениям.

Теоретическая и практическая значимость результатов исследования заключается в том, что подходы автора к решению проблем личного информационного права граждан основаны на исследовании комплекса вопросов научно - теоретического и практического характера, им сформулированы новые выводы, положения и рекомендации, способствующие дальнейшему развитию науки гражданского права и доктринальному совершенствованию законодательства РТ.

13


Результаты исследования могут найти применение:

-в деятельности Маджлиси Оли (Парламент) РТ, Правительства РТ, судебных органов, органов прокуратуры и иных уполномоченных органов государства, а также в правозащитной деятельности общественных объединений;

-в научно-исследовательской деятельности при разработке отраслевых проблем науки гражданского права, а также при изучении иных явлений гражданско - правового регулирования;

-в деятельности организаций (редакций) СМИ, частных аудиторов, оценщиков и других профессиональных участников гражданских информационных правоотношений;

-в учебном процессе при преподавании курсов «Гражданское право», «Предпринимательское право», «Международное частное право» и соответствующих специальных курсов.

Проведенное исследование позволило диссертанту сделать ряд предложений по совершенствованию законодательства РТ. В частности: 1) предлагается следующая редакция ч. 3. ст. 174 ГК РТ: «3. Гражданин, в отношении которого организацией (редакцией) средств массовой информации опубликованы сведения, ущемляющие его права или охраняемые законом интересы, имеет право на бесплатное опубликование своего ответа в тех же средствах массовой информации»;

2) предлагается исключить из ст. 153 и ст. 1126 ГК РТ термин «служебная тайна» и ст. 153 изложить в следующей редакции:

«1. Секретом предпринимателя признаются сведения любого характера, в том числе результаты интеллектуальной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законом основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.

  1. Предпринимателю принадлежит исключительное право использования информации, составляющей коммерческую тайну, в соответствии со статьями 1131, 1133 настоящего Кодекса, любым, не противоречащим закону способом, в том числе при изготовлении изделий и реализации экономических и организационных решений. Предприниматель может распоряжаться принадлежащим ему исключительным правом на информацию, составляющей коммерческую тайну.
  2. Нарушитель исключительного права на информацию, составляющую коммерческую тайну, в том числе лицо, которое неправомерно получило такую информацию, разгласило или использовало эту информацию, а также лицо, обязанное сохранять конфиденциальность такой информации, обязаны возместить убытки, причиненные нарушением исключительного права предпринимателя, если иная ответственность не предусмотрена законом или договором с этим лицом»;

14


3) предлагается новая редакция ст. 798 ГК РТ:

«Статья 798. Предмет договора возмездного оказания услуг

  1. Предметом договора являются услуги связи, медицинские, ветеринарные, информационные услуги, культурно-просветительские услуги и др.
  2. К информационным услугам относятся рекламные, правовые, аудиторские, оценочные, услуги по обучению и другие услуги, предметом которых являются объективное мнение или своевременная, полная и достоверная информация для заказчика.

3.   Предмет информационной услуги должен соответствовать требованиям

своевременного, полного и достоверного информирования заказчика»;

4)  предлагается следующее дополнение в ст. 4 Закона РТ «О коммерческой

тайне»: «5. Обладателю информацией, составляющей коммерческую тайну

принадлежит исключительное право ее использования, в соответствии со статьями

1133 и 1136 ГК РТ, любым, не противоречащим закону способом

(исключительное право на информацию, составляющую коммерческую тайну).

Правообладатель может распоряжаться указанным исключительным правом.

6. Лицо, ставшее добросовестно и независимо от других хозяйствующих субъектов обладателем информации, составляющее тайну производственно -коммерческой деятельности, приобретает самостоятельное исключительное право на эту информацию»;

  1. предлагается дополнить часть 3 ст. 9 Закона РТ «О государственной тайне» такими словами: «Моральный вред гражданину возмещается независимо от подлежащего возмещению ущерба»;
  2. предлагается изменить и дополнить абзац 1 ч. 1 ст. 7 Закона РТ «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» следующими словами: «распространение недостоверной или обоснованной информации без общественной необходимости, способных причинить вред другим хозяйствующим субъектам».

По мнению диссертанта, в целях создания современного механизма осуществления личного информационного права граждан, соблюдая баланс между свободой массовой информации и защиты личных прав граждан, необходимо разработать и принять Законы РТ «О персональных данных», «О защите детей от вредоносной информации» и «О средствах массовой информации», а также принять меры по совершенствованию существующих источников личного информационного права граждан.

Ст. 170 ГК РТ относит честь, достоинство, деловую репутацию к нематериальным благам, принадлежащим гражданину от рождения или в силу закона. Из перечисленных благ к юридическому лицу можно отнести лишь деловую репутацию, но никак ни честь и достоинство, характерные лишь для человека в силу природы данных понятий (чувств). Это также вытекает из ч. 8 ст. 174 ГК РТ, где говорится о том, что правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации

15


юридического лица. Таким образом, некорректно, не только само разъяснение Пленума Верховного Суда РТ в части наделения организации «честью» и «достоинством», но сама формулировка названия постановления «О практике применения судами Республики Таджикистан законодательства по делам о защите чести и достоинства граждан и организаций» от 4. 06. 1992г., № 8. Поэтому, диссертанту представляется, что необходимо изменить не только название, но и само содержание данного постановления Пленума Верховного Суда РТ.

Апробация результатов исследования. Диссертация была подготовлена, обсуждена и рекомендована к защите на кафедре «Предпринимательское и коммерческое право» юридического факультета Таджикского национального университета (ТНУ). Диссертация также была обсуждена и рекомендована к защите на кафедре «Гражданское и трудовое право» юридического факультета Российского университета дружбы народов.

Основные положения диссертационной работы и теоретические выводы автора обсуждались в период с 2001г. по 2010г. на международных и республиканских научно - практических конференциях.

Научные результаты были апробированы при подготовке: -проекта   Закона   РТ    «О   высшем   и   послевузовском   профессиональном образовании» (2003г.);

-проекта Закона РТ «О залоге движимого имущества» (2005г.); -проекта Закона РТ «О внесении изменений и дополнений в часть первую Гражданского кодекса Республики Таджикистан» (2007г.);

-проекта Национальной концепции 12 - летней общеобразовательной школы РТ (2009г.).

Научные результаты диссертационного исследования опубликованы в монографиях, учебниках, учебных пособиях, научных статьях и учебно-методических программах; использовались в учебном процессе при чтении лекций и проведении семинарских (практических) занятий по курсам «Право» для студентов 3-го курса экономического профиля, «Предпринимательское и коммерческое право» для студентов 4-го курса по специальности 0211- юрист, в специальном курсе «Правовая работа в предпринимательской деятельности» для студентов 4-го курса дневного отделения юридического факультета ТНУ.

Диссертант входил в состав рабочей группы по разработке проекта Закона РТ «О залоге движимого имущества», который был принят Маджлиси Оли РТ и подписан Президентом РТ 1.03.2005г.

В 2007 - 2008гг. диссертант принимал участие в мониторинге соблюдения Законов РТ «О проверках деятельности хозяйствующих субъектов в Республике Таджикистан» и «О лицензировании отдельных видов деятельности», который проводился в рамках проекта Всемирного Банка по улучшению бизнес - среды в РТ совместно с Государственным комитетом по инвестициям и управлению государственным имуществом РТ.

16


Диссертант является членом рабочей группы Министерства образования РТ по разработке Национальной концепции 12 - летней общеобразовательной школы РТ; принимает участие в реализации проекта Европейского Союза (ЕС) и Министерства финансов РТ «Поддержка процесса укрепления потенциала по управлению государственными финансами в Таджикистане»; является членом Объединенного диссертационного совета КМ 737.004.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата юридических наук при ТНУ.

Структура диссертации обусловлена предметом, целями и задачами исследования и состоит из введения, четырех глав, включающих девять параграфов, заключения, а также библиографического списка.

П.   ОСНОВНОЕ  СОДЕРЖАНИЕ  РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, характеризуется степень научной разработанности проблемы, определяются теоретические и методологические основы, цель, задачи, объект и предмет исследования, выявляются основные тенденции в развитии информационной сферы, отмечаются научная новизна и практическая значимость работы, излагаются основные положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации результатов и структуре диссертационной работы.

Глава первая - «Информация и личное информационное право граждан: соотношение в правовом регулировании» - посвящена исследованию теоретико - методологических подходов определения соотношения информации и личного информационного права граждан в правовой действительности.

В первом параграфе - «Общая характеристика информации как правового явления» - анализируются различные подходы к определению информации, выявляются основные признаки (свойства) информации как таковой. Обосновывается положение, согласно которому основным назначением личного информационного права граждан являются формальная правозглашенность и гарантированность возможности субъекта удовлетворить свою потребность (интерес) в получении, обладании, использовании и распространении информации установленным в законе способом или способом, не противоречащим закону. Поэтому далеко не любая потребность может быть положена в основу данного субъективного права, а также не каждый способ ее удовлетворения может быть признан легальным.

Отмечается, что сама информация неисчерпаема. Она не сводится к сведениям о жизни людей. Бесспорно, что жизнь человека представляет собой взаимодействие с природой, в трудовом коллективе, в обществе в целом, другими словами, взаимодействие одного разумного обладателя информации с другим. В результате такого взаимодействия появляются идеальные образы. Разумеется, эти идеальные образы нужны человеку для того, чтобы ориентироваться в окружающей среде, формировать свое сознательное поведение в соответствии с принципами и правилами общественного развития.

17


В зависимости от области знания, в которой проводились исследования, информация получила множество определений: «нэнтропийный принцип информации», отрицание энтропии (Л. Бриллюэн); мера определенности в переданном сообщении, мера разнообразия (У. Эшби), «определенная порция порядка» (Б. Кадомцев), мера выбора самоорганизующейся системы (И. Мелик -Гайказян), «передача сообщений между передающей и принимающей системами, что ведет к изменению разнообразия состояний последней» (В. С. Толстой) и т. д.

Диссертант делает вывод, что основными подходами для определения понятия информации являются:

-докибернетический: информация как передача сведений;

-кибернетический: информация как универсальное средство управления объектом, которое находится в одном ряду с такими категориями как «вещество» и «энергия»;

-посткибернетический: информация - суть идеальности, она и есть отраженное разнообразие.

Анализ современных теорий и концепций о сущности информации показывает противоречивость научных мнений по этому вопросу. Вместе с тем каждое из них раскрывает особенность того или иного аспекта этого сложного правового явления. Ориентируясь на цели настоящего исследования, диссертант синтезирует достижения различных научных теорий и определяет признаки (идеальность информации, нелинейность соотношения ее характеристик, новизна, актуальность, полнота, достоверность, ценность сведений, формирующих содержание информации, и т. д.), которые реально отличают информацию от других явлений правового регулирования. По мнению автора, информация является основой личного информационного права граждан. Именно она становится одним из компонентов формирования правосубъектности граждан и информационной самодостаточности участника информационного обмена. Этим устанавливаются рамки, внутри которых субъекты гражданского права упорядочивают свои личные и имущественно - правовые отношения. Эти отношения не преследуют какой - либо публичной цели. Они подчиняются, прежде всего, законным интересам участников гражданского оборота (Р. Клипер). При этом диссертанту представляется, что если субъект гражданского права удовлетворяет потребность (интерес) посредством осуществления мер, противоречащих интересам других, обществу и государству, то данное поведение рассматривается как безнравственное и неразумное осуществление гражданских прав. Поэтому основным назначением гражданских прав является формальная правозглашенность и гарантированность возможности граждан удовлетворить свою потребность установленным в законе способом или способом, не противоречащим закону. При этом каждой значимой потребности гражданина должно корреспондировать соответствующее субъективное право и обязанности.

18


Информация - это сведения, сообщение и данные, которые отражают многообразие окружающей действительности и передаются в процессе взаимодействия двух и более участников информационного обмена. Являясь важнейшей составляющей общественного бытия, информация не может находиться вне правовой действительности. Соотношение права и информации, как двух явлений человеческой жизнедеятельности, выражается в следующем. С одной стороны, право, как один из ведущих механизмов социального регулирования, обеспеченного силой государства, по сути своей состоит из совокупности нормативных предписаний, правовой информации. Право, в особенности гражданское право, есть идеальное образование. Оно всегда имеет наличное смысловое содержание. Ведь все правовое предстает перед нами как смысл. В этом значении право выступает в виде некоторой рациональной конструкции. Соответственно, признание основополагающий информационный подход к праву предполагает рассмотрение права как идеального, смыслового образования в целом, при этом он не ограничивается выявлением отдельных глубинных идей, конструирующих и лишь определяющих содержание правовой системы, как это нередко делается в юридической литературе (С. С. Алексеев).С другой стороны, информацию можно рассматривать как метаинформапию -информация об информации (А. М. Карминский., П. В. Нестеров) или как творческий результат интеллектуальной деятельности человека, по поводу которого формируются общественные отношения, урегулированные нормами права - правоотношения. То есть информацию в целом можно рассматривать как объект правовых отношений. Однако далеко не все виды информации имеют отношение к механизму правового регулирования. Опираясь на классификацию информации на потенциальную и актуальную (А. Д. Урсул), автор делает вывод о том, что правовое значение может иметь только актуальная информация, поскольку именно она, в отличие от потенциальной информации, циркулирует между людьми и используется профессиональными участниками гражданских информационных правоотношений.

Во втором параграфе - «Источники личного информационного права граяедан» - показана система источников личного информационного права граждан, включающего акты международного права, регулирующие личные информационные отношения между участниками информационного обмена, нормативно - правовые акты, принятые в рамках СНГ. Кратко анализируются информационно - правовые нормы Конституции РТ, определяется место ГК РТ в системе источников личного информационного права граждан, исследуется роль специальных законов (законов РТ «О печати и других средствах массовой информации», «Об информации», «Об акционерных обществах» и др.) в выработке объективного мнения услугодателя или своевременного, полного и достоверного производства информации по заданию заказчика.

Раскрыты особенности подзаконных актов, регулирующих информационные правоотношения с участием граждан. Выявлены основные тенденции развития законодательства РТ, регулирующего личные информационные правоотношения.

19


Главными  направлениями  законотворческой  политики  в  информационной сфере определяются следующие:

  1. создание условий для доступности СМИ гражданам. Такая доступность должна сводиться к ликвидации ограничений в отношении: поиска, получения производства и распространения массовой информации; творческого подхода к созданию, выпуску и распространению СМИ; изготовления, приобретения, хранение и эксплуатации технических устройств и оборудования, сырья и материалов, предназначенных для производства и распространения актуальной массовой информации, за исключением случаев предусмотренных законом;
  2. обеспечение добросовестной конкуренции, устранение имеющихся пробелов и неточностей в гражданско - правовом регулировании отношений по выработке объективного мнения услугодателя или своевременного, полного и достоверного производства информации по заданию заказчика.

Вторая глава - «Личное информационное право граждан: правовая природа и принципы осуществления» - посвящена обоснованию авторской концепции личного информационного права граждан и проблемам ее осуществления в РТ.

В первом параграфе - «Гражданско-правовая природа личного информационного права граждан» - диссертант утверждает, что информация не отделима от человека. В конечном итоге она определяет его правовой статус. Поэтому поиск, получение и использование информации развивают социальные качества человека.Такая активность способствует возникновению имущественных прав граждан на результаты информационной деятельности. При этом имущественные права на такие результаты и материальные носители информации могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому иными способами, в порядке, предусмотренном гражданским законодательством.

Личное информационное право граждан - это основа механизма действия граждан как в области неимущественных, так и имущественных отношений. В результате осуществления данного гражданского права реализуются возможность самостоятельно совершать фактически и юридически значимые действия, правомочие требования (возможность требовать от обязанного субъекта исполнения возложенных на него обязанностей), правомочие на защиту (возможность использования или требования использования государственно-принудительных мер в случаях нарушения субъективного информационного права). Однако данному субъективному праву соответствует субъективная обязанность как мера должного поведения. Такая связь права и обязанности обусловлена взаимозависимостью процессов и механизмов осуществления прав и исполнения обязанностей: субъективное право осуществимо постольку, поскольку ему соответствуют обязанности других лиц (Д. И. Мейер).

Другими словами, правовая обязанность - юридическое средство обеспечения такого поведения ее носителя, в котором нуждается управомоченный и которое государство признает обязательным. В двухсторонних    гражданско - правовых

20


отношениях выполнение обязанности одним из субъектов, обусловливающее удовлетворение интересов его контрагента, непосредственно связано с осуществлением права обязанного лица, приводящим к удовлетворению его собственных интересов (О.С.Иоффе). Поддерживая такое мнение, диссертант считает, что осуществление личного информационного права граждан (как и исполнение его обязанности) представляет собой социально значимое поведение управомоченного (обязанного) физического лица, реализующего на практике возможности поиска, обладания, использования и распространения информации. Исполнение его обязанности в информационной среде - это воздержание от запрещенных действий либо исполнение действий, которые составляют содержание его информационной обязанности. Формами такого исполнения являются:

-состояние воздержания от недозволенных действий со стороны обязанного лица (форма исполнения обязанностей пассивного типа);

-доступность, совершение обязанным лицом требуемого, в силу принятых или возложенных обязательств по выполнению необходимых действий.

Выбирая вариант своего поведения, правообладателю приходится соотносить свои действия не только со своими интересами, но и с интересами других участников информационного обмена. Это, с одной стороны, предполагает, чтобы субъект личного информационного права имел доступ к информации, а с другой стороны, правовое регулирование этих отношений становится необходимым. В этой связи, видимо, более правильным является постановка вопроса о том, что в круг предмета регулирования личного информационного права граждан входят: личные неимущественные отношения; имущественные отношения, связанные с личными неимущественными отношениями. Имущественные отношения, возникающие по поводу информации, согласно ч.1 ст. 1 ГК РТ, регулируются нормами гражданского права, а личные неимущественные отношения, не связанные с имущественными, охраняются ими. Объектом охраны в данном случае выступает личное информационное право граждан. Однако гражданское право как наука не должно ограничиваться описанием предписаний, содержащихся в ГК РТ. Если личные информационные отношения имеют все признаки предмета гражданского права, то они должны им регулироваться независимо от того, связаны они с имущественными отношениями в информационной сфере или нет.

Продолжая свои рассуждения о природе личного информационного права граждан, диссертант отмечает, что данное субъективное право не есть неразложимое на составные элементы целое, а представляет собой совокупность возможностей (правомочий). Право гражданина на информацию может включать в себя правомочия знать о создании и функционировании информационных систем, которые в какой - либо степени затрагивают сферу личной жизни гражданина; давать согласие на сбор личностной информации; право проверять достоверность такой информации; оспаривать недостоверную информацию    как

21


в административном, так и в судебном порядке; право на гражданский код (обозначение гражданина в соответствующей информационной системе); право на достоверную информацию о состоянии окружающей природной среды; право на достоверную финансовую информацию и другие правомочия (А. В. Малько). Эти правомочия, по мнению диссертанта, преимущественно охватывают сферу публичного права и ограничиваются моделью информационных отношений «государство и гражданин». В гражданском информационном обороте личное информационное право охватывает общественные отношения, участники которых в предоставлении актуальной информации или оказании информационных услуг автономны и равноправны.

Таким образом, между указанными субъектами складываются общественные отношения по поводу исполнения информационных обязательств, предусмотренных законом или исполнением обязательства по оказанию информационных услуг. В них участвуют, по меньшей мере, две стороны информационного обмена - заказчик и исполнитель или продавец и потребитель. При этом участниками такого обмена может быть и довольно большое число лиц, соединенных правами и обязанностями. Сущность этих правоотношений выражается в том, что они представляют собой относительные отношения между индивидуально - определенными лицами по поводу доступа к актуальной информации или информационной услуге, урегулированные нормами гражданского законодательства. В системе гражданских правоотношений информационные отношения занимают такое же важное место, как личные неимущественные и вещные отношения. Отличительная особенность анализируемых отношений от других состоит в том, что в них права и обязанности между участниками информационного обмена складываются по поводу актуальной информации или информационной услуги с обязательным участием граждан. Этим они отличаются от личных неимущественных и вещных правоотношений.

Объектом гражданско-правового регулирования в рамках имущественных отношений выступает либо непосредственно вещь, либо связанная с ней услуга.

Следовательно, вещь, как и информационная услуга, подходят под понятие «имущество», а это означает, что они представляют взаимосвязанные объекты гражданского права. Однако не все вещи, не все физические тела, подлежащие господству человеку, составляют объект права, а только такие вещи, такие тела, которые состоят в гражданском обороте и имеют значение имущества. Таким образом, предметом личного информационного правоотношения являются отношения по поводу доступа к актуальной информации и обязательства по оказанию информационных услуг гражданам, участники которых во взаимодействии между собой автономны и равноправны.

Право человека на информацию получило свое официальное закрепление в Законе РТ «Об информации». Согласно ст. 8 этого закона, данное право включает в себя возможность человека свободно получать, использовать, распространять и   охранять   сведения, необходимые ему для удовлетворения информационных

22


потребностей. Эти правомочия должны использоваться для реализации личных прав, свобод и удовлетворения законных интересов, осуществления позитивных задач и функций в информационной среде. Эти правомочия имеют не только позитивное социальное назначение, но и характеризуют основные виды информационной деятельности: получение, использование, распространение и хранение информации.

На основе обоснованного законодателем содержания указанных выше правомочий, диссертант разрабатывает концепцию личного информационного права граждан, в рамках которой он определяет содержание указанного гражданского права и характеризует сущность гражданского информационного оборота.

Таким образом, по мнению диссертанта, понятие, обозначаемое законодателем термином «получение» информации в действительности означает правомочие на доступ к информации. В абзаце 1 ст. 1 Закона РТ «О праве на доступ к информации» право на доступ к информации означает право каждого гражданина на свободное осуществление поиска информации и получение ее от государственных органов, от их должностных лиц, органов местного самоуправления, их должностных лиц, обладающих этой информацией на законных основаниях. Однако в этом смысле право на доступ к информации ограничивается охватом взаимоотношений между государством и гражданином. Диссертант считает, что данное правомочие может иметь и более широкое значение и содержание. Дело в том, что данное субъективное право распространяется не только на информацию, содержащуюся в официальных документах органов государственной власти. Существует огромный массив частных обладателей информацией (журналисты, адвокаты, аудиторы и др.), которые также должны уважать и соблюдать право граждан на доступ к информации. Аналогичными правами обладает и потребитель товара, работ и услуг. Изготовитель (исполнитель, продавец) обязан по закону до заключения соответствующего договора предоставить потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность их компетентного выбора. Данное обязательство не распространяется на информацию, составляющую личную или профессиональную тайну предпринимателя.

В системе правомочий граждан на информацию отсутствует право на владение информацией. Вообще ГК РТ не раскрывает всех правомочий субъекта личного информационного права. Однако анализ отдельных его норм (ст. 153, 530 и др.) показывает, что ГК РТ, Закон РТ «Об информации» (ст. 1, 34 и др.), Закон РТ «О праве на доступ к информации» (ст. 13) и Закон РТ «О коммерческой тайне» (ст. 3, 4, 6 и др.) закрепляют самостоятельное правомочие отдельного лица на владение (обладание) информацией. И такое признание законодателя оправдано. Диссертанту представляется, что в сфере информационных отношений, складывающихся между обладателем информации и заинтересованным участником гражданского оборота, возникают такие отношения, которые имеют определенное сходство с отношением собственности.

23


Посредством этих и других отношений за человеком закрепляются блага, и те и другие отношения складываются как состояние «присвоенности» благ личности (В. Ф. Яковлев). Однако право владение информацией не может рассматриваться как хозяйственное господство собственника над вещью. Речь идет об информации в качестве нематериального объекта гражданских прав. В данной ситуации обладателем информации является субъект, который, в соответствии с законодательством, вправе устанавливать правовой режим конкретной информации, т.е. признавать ее находящейся в свободном доступе, ограничивать доступ к этой информации или устанавливать режим секретности (тайны) (Е. А. Зверева). Осуществляя право обладания информацией в режиме коммерческой тайны, владелец информации принимает организационные и технические меры к обеспечению ее конфиденциальности, применяет технические средства защиты своей информации (коды, блокирующие программы и прочие). Право обладания первично, если информация произведена самим правообладателем. Человек, заслугой которого является выделение конкретных сведений из информационного массива или первым обладает какими - либо сведениями, вправе распространять их другим лицам, а значит, вправе и не распространять, но не вправе воспрепятствовать тому, чтобы третьи лица правомерно получили аналогичные сведения. Поэтому лицо, ставшее добросовестно и независимо от других обладателей конфиденциальной информацией обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, приобретает самостоятельное исключительное право на эту информацию. Добросовестность профессионального участника информационного обмена является важным условием приобретения этого исключительного права.

При рассмотрении категории «право собственности» применительно к информации возникает противоречие между ст. 153 ГК РТ и ст. 34 Закона РТ «Об информации». ГК РТ оперирует понятием «обладатель информации», а ст. 34 закона - понятием «собственник». Данная статья закона нуждается в пересмотре на предмет соответствия ГК РТ. Объектом право собственности может быть вещь. Информация как нематериальная субстанция является объектом личного информационного права граждан. Поэтому к информации в принципе неприменимо право вещной собственности. Нельзя рассматривать информацию ни как объект права собственности, ни как объект исключительных прав. Информация является объектом гражданского права, подпадающим под действие самостоятельного субъективного права. Данное право должно быть названо субъективным правом на информацию (В. П. Мозолин). Поддерживая в целом такой подход, диссертант при этом отмечает, что личная и профессиональная информация, имеющая большое значение для промысла предпринимателя, при определенных условиях (ст. 1465 ГК РФ) приобретает характер объекта исключительных прав. Речь идет об использовании законодателем конструкции исключительного права в отношении информации, составляющий секрет производства.

24


Предприниматель, засекречивая актуальную информацию, действует как субъект права на информацию. Однако данное право характеризует личные информационные отношения. Создание, моделирование и засекречивание актуальной информации связано с человеческой личностью. Поэтому возникновение исключительного права на секрет производства предпринимателя объективно возникает на основе личного информационного права граждан. Единственным условием преобразования информации из одного состояния в другое, более защищенное состояние, является установление режима конфиденциальности. С момента утраты конфиденциальности соответствующих сведений или данных исключительное право на секрет производства прекращается у всех правообладателей. При этом граждане не теряют своего личного информационного права. Как первоначальный или последующий знаток определенного ремесла или промысла, гражданин продолжает свою деятельность без определенного преимущества. Все зависит от его усилий и поиска, а также самосовершенства. Поэтому наиболее адекватным правовым средством, обеспечивающим безопасность в интеллектуальной деятельности является личное информационное право граждан.

Между тем право владения (обладания) информацией, как было уже отмечено, в Законе РТ «Об информации», не закреплено, а без этого невозможно существование других правомочий. Ведь нельзя пользоваться тем, чем не обладаешь. Хранение информации, в смысле Закона РТ «Об информации», характеризует содержание права обладания информацией. Знание, опыт и признание, а также обеспечение их совершенства являются практическим применением правомочия владения информацией. В силу сказанного, понятие, обозначаемое в законе термином «хранение», несколько суживает действия по владению информацией.

Правомочие пользования информацией в законе означает удовлетворение информационных потребностей субъекта личного информационного права. В информационной деятельности граждан оно выступает в качестве правомочия второго типа, после правомочия на получение информации.

Право использования информации означает применение сведений, которые характеризуются полезностью или семантической ценностью в различных сферах человеческой деятельности. Осуществление данного права дает человеку возможность для расширения своего кругозора, интеллектуального потенциала, необходимого для свободного и правильного выбора варианта поведения. Поэтому данное право не может быть применено по аналогии с понятием «использование топологии», предусмотренном в ч.1 ст. 17 Закона РТ «О правовой охране топологий интегральных микросхем». В этой статье под категорией «использование» признаются воспроизведение, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа и иное введение в гражданский оборот топологии или микросхем с такой топологией. Таким образом, в понятие «право использования» необоснованно включаются действия по отчуждению вещи. Диссертанту представляется, что данное право в отношении информации не может означать любых действий по введению объекта в гражданский оборот.

25


Правомочие распространения информации, согласно ст. 8 Закона РТ «Об информации», означает право ознакомить, сделать гласным, передать сведения, расширить круг лиц, имеющих право доступа к такой информации, сделать широко известным, доступным многим. По данному правомочию возможны: передача информации от уполномоченных государственных органов заинтересованным гражданам, которая не запрещена Законом РТ «О государственной тайне» (ст. 6); получение гражданами информации из других негосударственных источников информации (организации (редакции) частных СМИ, сеть Интернет, граждане и т. д.). Другими словами, под распространением информации подразумеваются действия, направленные на передачу сведений определенному лицу или на ознакомление с такими сведениями неограниченного круга лиц, в том числе обнародование таких сведений в СМИ, сети Интернет или предоставление доступа к этим сведениям каким - либо иным законным способом.

Анализ содержания права на информацию и характеристика дозволенного типа поведения его субъекта с позиции законодателя позволяют диссертанту сформулировать модель личного информационного права граждан. Как гражданское субъективное право, оно включает в себя следующие позитивные правомочия:

-право на доступ к информации; -право владение (обладание) информацией; -право использования информации; -право распространения информации.

В диссертационной работе термин «личное информационное право граждан» определяется в объективном и субъективном значении. Поэтому личное информационное право граждан - это предоставленная законом возможность гражданина реализовать свои способности в поиске, обладании, хранении, использовании и распространении актуальной информации. Отношения, связанные с осуществлением данного гражданского права основываются на следующих правоустанавливающих компонентов:

  1. право на собственные действия, что обеспечивает гражданину возможность выбора варианта поведения в информационной деятельности. Например, знаменитый деятель массовой культуры может дать или не дать свое согласие на использование своего индивидуального облика или своего голоса в телерекламе;
  2. право требования в информационной деятельности. Например, заказчик в обязательстве по оказанию информационных услуг может потребовать от исполнителя оперативной передачи индивидуально значимой информации.

Исследование гражданско-правовой природы данного права граждан выявляет весьма интересные аспекты, касающиеся его классификации, что имеет важное значение в исследовании сущности личного информационного права граждан. Его классификацию можно проводить по различным критериям. Так, критерием может быть связь личного права с информацией, как нематериальным результатом интеллектуальной деятельности граждан. Исходя из этого, право подразделяется на следующие виды:

26


-личное информационное право граждан на информацию, не являющуюся объектом права интеллектуальной собственности;

-личное информационное право граждан на информацию, являющуюся объектом права интеллектуальной собственности.

По целевой же направленности личное информационное право граждан можно классифицировать так:

-личное информационное право граждан, направленное на индивидуализацию человеческой личности: право на имя, право на честь, достоинство, деловую репутацию и т. п.;

-личное информационное право, направленное на обеспечение информационной безопасности граждан: право на личную тайну, уединение, анонимность и т. д.; -личное информационное право граждан, возникающее в результате производства информации, являющейся объектом права интеллектуальной собственности: исключительное право на информацию, составляющую коммерческую тайну, авторское право на устные произведения (речи, лекции, доклады и т. п.), музыкальные произведения и т.д.

Разнообразное содержание этого лично неимущественного права граждан и ст.1 ГК РТ позволяет автору классифицировать его таким образом: -личное  информационное  право  граждан,  не  связанное  с  имущественными отношениями: право на честь и достоинство, право на личное мнение, реплику, отзыв, воспитание ребенка и т.д.;

-личное информационное право граждан, связанное с имущественными отношениями: право на распространение устного произведения, публичное исполнение произведение, право на воспроизведение и т. д.

Поскольку данное субъективное право граждан не может существовать без объекта, на который оно направлено, его юридическая природа определяется исключительно сущностью соответствующей информации. Если информация является предметом информационной услуги, то и сопутствующее ей субъективное право будет считаться субъективным имущественным правом, моделируемым научно - педагогическим работником, адвокатом, личным аудитором как объективное мнение или консультирование. Если же какое - либо личное благо само по себе не имеет имущественного характера, например, право на личное мнение, то, согласно ч. 1 ст. 170 ГК РТ, будет называться личным неимущественным правом, не отчуждаемым от его обладателя. Отсюда следует, что «личное информационное право граждан» и «информация» - понятия не тождественные: первое характеризует правосубъектность граждан в информационной деятельности; второе выступает как объект, на который направлено правовое воздействие. Соответственно, особые признаки информации формализуются и наделяют собственной спецификой конструкцию «личного информационного права граждан». Поэтому целеполагающее значение слова «информация» показывает, что все то, что фиксирует «личное информационное право граждан» направлено и совершается ради того, что обозначается понятием информация.

27


Развивая эту мысль, можно сказать, что без этого личная жизнь человека не имеет смысла. Личное информационное право граждан не означает саму информацию, это субъективное право одного из участников информационного обмена. Оно выражает как индивидуальные, так и общие качества информационной деятельности. Поэтому данное право может быть рассмотрено как институт гражданского права и как средство выражения юридических возможностей человека. В данном случае прослеживается двустороннее взаимодействие внутреннего мира человека с внешней информационной средой общества. Поэтому жизнь каждого человека представляет собой сложный диалектически развертывающийся процесс между следующими явлениями -поиск, обладание, использование и распространение актуальной информации, содержание которой имеет конкретно - историческую детерминацию.

В зависимости от того, каким образом возникает личное информационное право граждан, оно подразделяется на следующие виды:

-первоначальное личное информационное право граждан, которое возникает в результате интеллектуальной деятельности правообладателя; -производное личное информационное право граждан, возникающее у правообладателя в результате устного или письменного сообщения уполномоченного адвоката, аудитора, оценщика и других исполнителей обязательства по оказанию информационных услуг.

Вышеприведенная классификация позволяет диссертанту утверждать, что нормы гражданского законодательства могут непосредственно закреплять личное информационное право граждан на ту или иную актуальную информацию или предоставлять участникам личного информационного правоотношения самим определять в договоре условия возникновения и передачи прав.

Во     втором     параграфе    -     «Принципы     осуществления    личного информационного права    граяедан» -    впервые на концептуальном уровне исследованы   принципы    осуществления   личного   информационного   права граждан. Речь идет о следующих принципах информационной деятельности граждан, закрепленной в ст. 4 Закона РТ «Об информации»: -гарантированность права граждан на информацию; -открытость, доступность информации и свобода ее обмена; -объективность и достоверность информации; - полнота, своевременность и точность информации;

-законность получения, хранения, использования и распространения информации. В диссертации подробным образом раскрывается содержание каждого из перечисленных принципов. Диссертант считает, что в информационной деятельности граждан эти принципы приобретают институциональное значение. По своей сути принципы информационной деятельности граждан соответствуют основным началам осуществления и защите гражданских прав (ч.1 ст. 3 ГК РТ). С учетом этого обстоятельства можно сказать, что система принципов гражданского права не является закрытой. Личное  информационное   право   граждан   как

28


институциональное образование гражданского права, устанавливающее особое положение личности в приобретении права и обязанности обладает своими принципами. При этом эти принципы характеризуют не только должное осуществление личного информационного права граждан, но и пронизывают всю информационную сущность человека. Их характеристика заключается в рассмотрении детерминированности и противоречивости информатизации общества. С одной стороны, открываются новые возможности для самореализации, развития и усиления определенных качеств и способностей. С другой стороны, отмечено снижение мотивации к генерированию нового знания; отторжение знания из - за увеличения его объемов; затруднение процесса принятия решения; снижение ценности конкретного знания; отторжение традиционного способа социализации; изменение форм социализации (Г. В. Скорик). Поэтому эти принципы не просто «руководящее начало» или «основополагающая идея», а стабильная основа, определяющая истинное направление и развитие личных информационных правоотношений. Они выявлены и закреплены в законе, что придает этим отношениям устойчивый характер и обязывает субъектов к их соблюдению. Следовательно, эти нормы -принципы выступают не произвольными конструкциями человеческого разума, а особой формой выражения объективных потребностей информационной среды общества. Они направлены в конструировании правового информационного обмена в духе универсальных человеческих ценностей, без которых немыслимы ни мир, ни порядок, ни сотрудничество в информационной деятельности граждан. Анализируемые принципы отражают следующие основные вопросы укрепления законности в информационной среде общества:

-  гарантированность личного информационного права граждан означает, что

государство обязано обеспечивать необходимые условия для свободы

информации и зашиты личной жизни граждан от необоснованных вторжений.

Права на интеллектуальную деятельность, на собственное мнение, свободу слова и

свободное использование средств поиска, хранения и распространения

информации порождают для профессиональных участников гражданского

оборота информации обязательства признать неприкосновенность внутреннего

мира человека;

- организации (редакции) частных и государственных СМИ обязаны обеспечивать

доступ к открытой информации для всех граждан и юридических лиц, не выделяя

каких - либо особых категорий пользователей этой информации. Это

обязательство вытекает из самой сути профессиональной деятельности этих лиц.

Общедоступной является информация, на производство и распространение

которой не имеется никаких ограничений. Эту информацию по запросу граждан,

журналистов или организации (редакции) СМИ ее обладатели обязаны

предоставлять в порядке, установленном законодательством РТ. Обладатели такой

информации несут юридическую ответственность за отказ в предоставлении

информации или искажении такой информации;

29


-установление механизма зашиты личного информационного права граждан и адекватных мер юридической ответственности в информационной сфере.

Третья глава - «Пределы осуществления и защита личного информационного права граждан» - посвящена исследованию возможности граждан осуществлять свое право в соответствии со своей волей и требованиями законодательства РТ.

В первом параграфе - «Пределы осуществления личного информационного права граждан» - предел осуществления указанного права диссертант характеризует следующим образом: предписание норм закона (ст. 10 ГК РТ, ч. 2 ст. 8 Закона РТ «Об информации») требует от граждан разумного и добросовестного осуществления своих возможностей. Это такие пределы, при отсутствии которых личное информационное право граждан автоматически превращается в информационную вседозволенность. Пределы могут быть разными по величине и жесткости, но они существуют всегда. В целях обеспечения общественного интереса в свободе информации и защиты личной тайны пределы являются неотъемлемой свойством личного информационного права граждан. Объем и границы прав и обязанностей участника гражданского оборота информации всегда так или иначе определяется его интересами, которые право в определенном их объеме призвано защищать. Важен также и общественный интерес. Но в области личного информационного права граждан общественный интерес не является единственно значимым.

Личный интерес составляет то жизненное содержание, которое вносится в формальные начала права волею конкретных участников информационного обмена. Общественным же интересом определяются не содержание, а границы осуществления личного информационного права граждан. Для последнего общественный интерес составляет то начало, которое субъекты должны уважать, равно, как со своей стороны общественная воля должна уважать личное информационное право граждан. Если же эта воля, вторгаясь в область личных прав и свобод, хочет подчинить его общественному интересу, то свобода граждан исчезает.

По мнению диссертанта, правовая категория «злоупотребление личным информационным правом» - это не просто набор взаимосвязанных слов, а устойчивое выражение, образованное на базе подчинительных связей, внутри которого устанавливается логически единое познавательное отношение между его элементами. Взаимосвязь словосочетаний «злоупотребление» и «личное информационное право» характеризует незаконное производство, преобразование и распространение информации, наносящей вред человеку, обществу и государству, или утаивание, искажение, несвоевременное сообщение и иные формы нераспространения актуальной информации гражданам, имеющий права оперативного доступа к такой информации. Такая возможность детерминирована свободой усмотрения субъекта личного информационного права. Свободное усмотрение субъекта выражается в его деятельности по выбору субъективного права и способа его осуществления, совершаемое с целью удовлетворения своих потребностей (интересов).

30


Это особый тип гражданского правонарушения, совершенного управомоченным лицом при осуществлении принадлежащего им права, связанный с использованием незаконных конкретных форм в рамках дозволенного ему законом общего типа поведения (В. П. Грибанов). Поэтому запрещается злоупотребление правами, ведущее к нарушению прав и законных интересов третьих лиц. Здесь имеются в виду такие случаи: -злоупотребление своим правом на информацию с прямым умыслом нанести ущерб интересам третьих лиц;

-злоупотребление этим правом, хотя и не имеющее такой цели, но объективно причиняющее вред третьим лицам;

-злоупотребление доминирующим положением на рынке   в целях ограничения или недопущения свободной конкуренции.

Во втором параграфе - «Защита личного информационного права граяедан» - исследуются способы защиты личного информационного права граждан, в соответствии с системой способов защиты, изложенных в ст. 12 ГК РТ. Среди закрепленных в ст. 12 ГК РТ способов защиты личного информационного права есть такие способы, которые могут применяться только судом. Среди них: признание сделки недействительной и применение последствий недействительности сделок, последствий недействительности ничтожной сделки, компенсации морального вреда, признание права и т.д. Такие же способы, как взыскание неустойки, прекращение или изменение правоотношений и другие могут применяться или использоваться стороной правоотношения как самостоятельно, так и с помощью суда.

Признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности может быть эффективным способом защиты личного информационного права граждан в случаях, когда реализация объективного права на информацию предшествует совершению сделки, получения же информации выступает в качестве одной из причин совершения сделки. В ГК РТ имеются два основания для признания сделки недействительной по причине отсутствия у должника информации, ее недостаточности либо предоставления ложной информации. Здесь имеется в виду ст. 203 - 204 ГК РТ. Оба основания недействительности сделки входят в обобщенную группу оснований недействительности, которую условно принято называть «недействительные сделки с пороком воли» (Д. О. Тузов). Система способов защиты прав, закрепленная в этой статье, по мнению диссертанта, представляет собой универсальные меры обеспечения участия граждан в информационных правоотношениях. Вместе с тем, диссертант предлагает и другие способы защиты личного информационного права граждан, не предусмотренные данной статьей. К таким способам защиты, по мнению диссертанта, можно отнести право журналиста отказаться от подготовки за своей подписью сообщения или материала, противоречащего его убеждениям. Журналист может воспользоваться способом защиты  своего личного информационного права путем засекречивания

31


источника информации. Диссертант считает, что засекречивание источников информации в перечне способов защиты личного информационного права граждан означает, что между участниками информационного обмена существуют особые доверительные отношения. Это сугубо личный информационный обмен, когда один из его участников заинтересован осуществлять свое право на распространение информации на конфиденциальной основе. Осуществление данного права порождает следующие обязательства:

-обязательство  организации  (редакции)  СМИ  и  ответственных  сотрудников сохранять в тайне поступающую к ним от граждан доверительную информацию; -обязательства     не     разглашать     персональные     данные,     позволяющие идентифицировать личность автора письма или иного сообщения в редакцию, если это предусмотрено в условиях информационного обмена.

Засекречивания источника информации в журналистской деятельности является не только самостоятельным способом защиты прав, но и является одной из гарантий систематического получения информации и самостоятельного участия в информационном рынке.

При использовании такого информационного жанра, как интервью, дача согласия на него является важным способом защиты личного информационного права граждан. Запрещается распространение такой информации в СМИ без согласия гражданина, давшего интервью. Опровержение и ответ, по мнению диссертанта, также являются самостоятельными способами защиты личного информационного права граждан. Самозащита признается диссертантом в качестве самостоятельного способа защиты личного информационного права граждан. Он не соглашается с мнением о том, что такой способ защиты неприемлем при нарушении права на получение информации (П. Е. Губин).

Автор считает, что родители при активном посягательстве организации (редакции) СМИ на право личного воспитания ребенка могут принять необходимые меры по обеспечению безопасности личной семейной жизни.

Четвертая глава - «Обязательства по оказанию информационных услуг граяеданам» - посвящена определению характерных качеств информационных обязательств, возникающих на основании закона или договора на оказание информационных услуг гражданам.

В первом параграфе - «Понятие и значение обязательства по оказанию информационных услуг» - излагается мнение диссертанта о том, что в настоящее время ГК РТ несколько расширил предмет возмездного оказания услуг, указав в ст. 798 услуги связи, медицинские, ветеринарные, аудиторские, консультационные, информационные услуги, услуги по обучению, культурному обслуживанию и др. Таких предметов договорных связей не было в прежнем кодексе. Эти обстоятельства связаны, прежде всего, с тем, что деятельность участников гражданского оборота приобретают инновационно - информационный характер. В этих условиях информационная потребность способствует формированию новых договорных отношений. Такая потребность характеризует

32


отношение субъекта гражданского права, направленное на доступ, обладания, использования и распространения информации, которая адекватно отображает закономерности материального мира и духовной деятельности людей и используется в активной или пассивной экономической деятельности.

Таким образом, содержание гражданско-правового отношения определяется потребностями гражданина к их удовлетворению, информация выступает тем объектом, который способен удовлетворить возникающие потребности, а договор правовым средством, согласовано закрепляющим возникшие правоотношения. Достаточно закономерно, что гражданин, вступая в договорные отношения, удовлетворяет свою информационную потребность. В отличие от договоров подрядного типа договор возмездного оказания информационной услуги в качестве объекта обязательства предусматривает не овеществленный результат действий исполнителя, передаваемый заказчику, а собственно действия самого услугодателя, как правило, не овеществленного характера и, как правило, тесно связанного с личностью услугодателя. В обязательстве по оказанию информационных услуг оно выражается в независимом мнении аудитора, разъяснениях адвоката, рекомендациях имиджмейкера, лекции научно -педагогического работника и т.д.

Во всем этом многообразии осуществления информационных услуг особое значение имеет консультация. Данный термин произведен от латинского слова consultatio - совещание, что в русском и таджикском языках имеет значение получение советов (маслшьат) и рекомендации (тавсия) специалиста по интересующим вопросам. В деятельности научно - педагогического работника, аудитора, оценщика и другого профессионального участника информационного обмена консультация является основным средством оказания информационных услуг.

Однако в ст. 798 ГК РТ консультационные услуги рассматриваются как отдельный предмет обязательства по оказанию возмездных услуг. Такой подход законодателя не соответствует содержанию информационной деятельности граждан. Поэтому диссертант согласен с мнением о том, что консультационные услуги, как имеющие объектом информацию, следует регулировать в качестве формы информационных услуг (консультации), а не вида услуг (В. В. Нахратов).

Оказание информационной услуги имеет такие специфические черты: -целевая направленность услуги, определяемая заданием заказчика; -исполнение услуги путем поиска, сбора, хранения, переработки, систематизации, предоставления и распространения информации; -фиксация услуги, выраженная в ее нематериальном результате (Л. Б. Ситдикова).

В юридической литературе (работах Р. Н. Мородумова, А. И. Орлова, Е. Н. Шаблова, В. В. Нахратова и др.) существуют различные взгляды ученых на проблему определения понятия информационной услуги. В результате проведенного анализа данной проблемы диссертант пришел к выводу, что информационная   услуга является   действием профессионального    участника

33


личного информационного правоотношения по выработке объективного мнения или своевременного, полного и достоверного производства информации по заданию заказчика. С учетом этого автор отмечает, что обязательство по оказанию информационных услуг является обязательством профессионального участника личного информационного правоотношения по выработке объективного мнения или своевременного, полного и достоверного производства информации по заданию заказчика.

Во втором параграфе - «Виды обязательств по оказанию информационных услуг» - анализируются природа услуги по обучению, рекламные услуги, правовые, оценочные, аудиторские и другие услуги, связанные с производством актуальной информации для граждан. Характеристика этих обязательств по оказанию информационных услуг диссертантом проводится для того, чтобы определить, насколько они влияют на механизм осуществления личного информационного права граждан и чем они отличаются от смежных гражданско-правовых обязательств.

В примерном перечне услуг ст. 798 ГК РТ вместе с другими видами информационных услуг называются услуги по обучению. Данный термин не используется в законодательстве РТ в сфере образования. Диссертант раскрывает содержание услуг по обучению. Исходя из буквального толкования, услуги по обучению представляют собой разновидность информационной деятельности по формированию личности путем внедрения умений, навыков и знаний. Получается, что речь идет об образовательных услугах. Если мы обратимся к соответствующей литературе, то увидим, что ученые вкладывают в это понятие различный смысл. Так, одни отмечают, что образовательные услуги являются деятельностью по передаче знаний, умений, формированию навыков (СВ. Куров, Т. А. Владыкина и др.); другие рассматривают понятие образовательных услуг наряду с воспитательной работой (А. В. Белозерова, М. А. Лукашенко и др.).

Определения данных авторов, конечно, весьма ценны, но, по мнению диссертанта, они не раскрывают в полном объеме информационного характера этих отношений и процесса коммерциализации сферы образования. В этих условиях образовательная услуга не всегда означает передачу обучающегося на воспитание в образовательное учреждение или индивидуальному предпринимателю, оказывающему такие услуги. Отношения по воспитанию по своей сути являются педагогическими, а не юридическими. Несмотря на значимость воспитательного элемента в процессе обучения, указанные отношения находятся за пределами договора на оказание услуг, например, на оказание образовательных услуг высшим учебным заведением. В данном виде образовательного учреждения воспитательная работа находится все же не на переднем плане. Здесь главная задача заключается в обучении заинтересованных граждан определенным знаниям и навыкам. Отмечается, что объектом этих отношений является сам процесс обучения студента, школьника и другого обучающегося, заинтересованного  в   доступе   к   определенным    сведениям,

34


сообщениям и данным. Предметом воздействия услугодателя по договору на оказание услуг обучения является духовное состояние обучающегося, возможное развитие которого связывается с обучением. Поэтому обязательства по оказанию услуг по обучению (образовательных услуг) являются разновидностью информационного обязательства, в котором его стороны взаимно связаны субъективными правами и обязанностями, направленными на их поведение (действие, бездействие) по формированию образовательного уровня обучающегося. По данному определению, термины «услуги по обучению» и «образовательные услуги» являются идентичными понятиями, имеющими в гражданском законодательстве одинаковое значение.

Осуществление личного информационного права в процессе производства и распространения рекламы ставит перед гражданским правом ряд проблем теоретического характера. Среди них особое значение имеют вопросы соотношения рекламы и обязательства, возникающие в процессе использования рекламы. По мнению отдельных авторов, реклама - это разновидность информации (О. Б. Кузнецов, С. Э. Жилинский и др.). Данный подход вполне соответствует официальному понятию рекламы, предусмотренному в абзаце 1 ст. 2 Закона РТ «О рекламе». По сути, речь идет о нематериальном результате деятельности рекламопроизводителя, хотя не исключено, что продавец или иной товаровладелец может и сам распространять информацию о своем товаре. Получается, что реклама - это просто информация или информация, подготовленная специалистом, подлежащая распространению. Поэтому под понятие рекламы можно отнести все, что распространяемо в информационной среде общества для продвижения продажи товара, выполнения работ, оказания услуг, а также популяризации идей и начинаний. Информация - «сырой материал», который в результате профессиональной переработки рекламопроизводителя превращается в рекламу.

Эти действия рекламопроизводителя в данном процессе приобретают характер рекламной услуги. Поэтому авторы, которые рассматривают рекламу как деятельность или услугу (Э. Л. Страунинг, Л. М. Жуковская), акцентируют внимание читателя на том, что в таком деле именно целеустремленные действия рекламопроизводителя имеют большую ценность. Распространяемая личная или профессиональная информация обуславливает при определенных условиях оказание услуг специалиста в области рекламной деятельности. В этих условиях реклама приобретает значение результата интеллектуальной деятельности. И это неудивительно. Рекламодатель заинтересован в производстве такой рекламы, которая основана на использовании произведений художественного творчества. Поэтому форма представления рекламы достигла такого совершенства, что многие рекламные сюжеты и проспекты давно перестали быть только информационными сообщениями, а стали произведениями искусства (А. Р. Ермакова). Диссертанту представляется, что распространение норм авторского права   на   отношения   по производству и    распространению   рекламы   не

35


ограничивают свободу информационного обмена. Свобода информационного обмена предполагает законное использование объектов авторского права и смежных прав в рекламной деятельности, когда реклама выражена в форме литературного или иного произведения. Это не простое предположение, а предписание ст. 4 Закона РТ «О рекламе». В данной статье закона предусмотрено, что реклама может быть объектом авторского права и смежных прав. В этом случае авторские права и смежные права подлежат защите, в соответствии с законодательством РТ. При этом реклама может иметь характер результата творчества или быть простым коммерческим предложением. Здесь не нужны какие - то жесткие требования, ограничивающие свободу информации. Признание этих усилий зависит от сторон договора. Таким образом, видом информационных услуг является обязательство профессионального участника личного информационного правоотношения по производству и распространению рекламы.

Правовые услуги не получили закрепления в ст. 798 ГК РТ, однако широко распространены в правоприменительной практике и активно исследуются в науке гражданского права (О. М. Щуковская, М. В. Кратенко, Т. И. Ильина и др.). Данное обязательство возникает на основании договора на оказание правовых услуг. В силу ст. 797 ГК РТ и соглашения сторон, исполнитель обязуется по заданию заказчика осуществлять деятельность по созданию и передаче конкретной информации, необходимой для защиты прав и законных интересов заказчика. При этом передача актуальной информации осуществляется как в устной форме, так и на бумажном или электроном носителе. Объектом обязательства по оказанию правовых (юридических) услуг является актуальная информация, необходимая гражданину или иному участнику гражданских информационных правоотношений для обеспечения личной безопасности, сохранности имущества, устойчивого ведения договорной или иной правовой работы. Поэтому эти услуги, имея информационную сущность, подразделяются на такие информационные услуги:

-документальные услуги (сбор и документирование информации); -консультационные услуги (предоставление советов и разъяснений); -представительские услуги (приобретение прав и обязанностей).

Все эти услуги оказываются в одном «пакете» договора по оказанию правовых услуг. Однако существует мнение о том, что деятельность по оказанию правовых услуг может быть опосредована и другими видами гражданско-правовых договоров (Т. И. Ильина). Другой автор считает, что такой договор является смешанным, содержащим в себе элементы договора подряда и договора возмездного оказания услуг (А. Е. Шерстобитов). По мнению диссертанта, основным объектом правовых услуг является нематериальный интеллектуальный результат - актуальная информация. Поэтому характерные свойства договора на оказание правовых услуг не идентичны существующим правовым конструкциям, что  не   препятствует его урегулированию в рамках обязательства по оказанию

36


информационных услуг, так как передача актуальной информации, в том числе сопряженная с элементами представительства, является основным обязательством в данном имущественном обороте информации. В отличие от агентирования, адвокат не всегда выступает посредником (в документальных и консультационных услугах); в отличие от поручения, юридическая помощь адвоката не всегда является лично - доверительной. Многими авторами признается также наличие в договоре транспортной экспедиции элементов подряда, поручения, комиссии, при этом многие из них признают самостоятельный характер этого комплексного обязательства (Л. В. Санникова).

Аудиторские услуги перечислены в ст. 798 ГК РТ наряду с консультационными

и информационными услугами, в связи с чем возникает некоторая

неопределенность как в понятии аудита, так и в его соотношении с

перечисленными услугами. Для устранения этой неопределенности автор вначале

анализирует само определение аудита, предусмотренное в ч.1 ст. 1 Закона РТ «Об

аудиторской деятельности». По смыслу данного здесь определения, аудит - это

предпринимательская деятельность по независимой проверке бухгалтерского

учета и бухгалтерской (финансовой) отчетности у индивидуальных

предпринимателей и юридических лиц (аудируемые лица). По мнению автора, это

неудачное определение. Оно противоречит цели аудита. Целью аудита, согласно

4.4 ст.1 названного закона, является выражение мнения о достоверности и степени

точности данных бухгалтерской (финансовой) отчетности. Данные - это сведения,

необходимые для вывода, принятия решения. Следовательно, не вся информация

есть данные, а только та, которая необходима для принятия решения заказчика.

Поэтому понятие аудита в частном секторе необходимо определять, исходя из

аудитного задания заказчика. Другим недостатком понятия аудита в законе

является то, что аудит не всегда имеет характер предпринимательской

деятельности. Например, аудитор в государственном секторе может быть

государственным         служащим,        которому        запрещено        заниматься

предпринимательством.

Вместе с тем, все аудиторы (предприниматели и государственные служащие) являются профессиональными участниками информационной деятельности. Поэтому аудит в личных информационных правоотношениях - это профессиональная деятельность по оказанию аудиторских услуг по оценке данных и результатов деятельности хозяйствующего субъекта, по установлению уровня их соответствия критериям стабильного финансового управления, это изложение своего независимого мнения. По смыслу данного определения, аудитное задание представляет собой конкретное задание заказчика по обзору данных и результатов деятельности. Оно может означать осуществление наблюдения, проведение обследования, а также консультирование заказчика по вопросам обеспечения стабильного финансового управления. Основным назначением аудиторской услуги, по мнению диссертанта, является формирование объективного и независимого   мнения   относительно   объектов, охваченных аудитом. Аудитор

37


анализирует данные, содержащиеся в финансовой отчетности аудируемого лица, и выражает собственное мнение о ее достоверности. Следовательно, аудиторские услуги имеют своим объектом анализ существующих данных и изложение объективного мнения (Л. И. Булгакова). Поэтому аудиторские услуги являются разновидностью информационных услуг, что не исключает консультирования аудируемого лица. В связи с этим, автор не согласен с мнением о том, что договор возмездного оказания аудиторских услуг является самостоятельным видом договора (Л. Б. Ситдикова). Аудитор является профессиональным участником информационного обмена и его усилия направлены на выработку собственного мнения по заданию заказчика.

В ч. 4 ст. 7 Закона РТ «Об аудиторской деятельности» упоминается «договор на проведение аудита». Однако закон не раскрывает этого понятия. Диссертанту представляется, что такой договор должен называться договором на оказание аудиторских услуг, что более адекватно содержанию аудиторской деятельности и общим правилам главы 37 ГК РТ. Данный договор не должен ограничиваться инициативным аудитом в частном секторе. Он должен заключаться между заказчиком и исполнителем, независимо от того, является ли аудит обязательным или добровольным. Поэтому гражданско-правовые нормы Закона РТ «Об аудиторской деятельности» должны соответствовать общим правилам главы 37 ГК РТ. Правила данной главы, в соответствии с ч. 1 ст.2 ГК РТ, обладают преимуществом в регулировании договора на оказание аудиторских услуг.

В диссертационной работе отмечается, что результаты интеллектуальной деятельности аудита не овеществляются. Все эти процессы анализа и умозаключения порождают информацию об информации. Речь идет о простой, но очень необходимой информации для заказчика. Исключительно важным качеством такой информации является ее способность быть понятной для пользователя. Она помогает пользователю оценивать прошлые, настоящие или будущие события или подтверждает (или корректирует) их оценки за прошлые годы. Такая информация не является объектом авторского права. В результате научно - исследовательских и экспериментальных работ обследуются накопленные данные хозяйствующего субъекта на предмет соответствия установленным критериям устойчивости финансового управления. Поэтому аудиторские услуги не усложняются этими дополнительными и нетворческими мероприятиями. Основное назначение аудиторской услуги - производство доступной и достоверной информации о совершенствовании деятельности хозяйствующего субъекта. Предполагается, что пользователи имеют определенные знания в области хозяйственной деятельности, а также готовы изучать информацию с надлежащим усердием. Если этого не будет, то такая индивидуально значимая информация может сохранить свою надежность, но не представлять ценности для компетентного принятия решения. Поэтому необходимо найти баланс между индивидуально значимой информацией и профессиональным принятием решения.

38


Договор между оценщиком и заказчиком в ст. 9,10 Закона РТ «Об оценочной деятельности» признается как договор на проведение оценки. Такое признание противоречит ч. 1 ст. 10 этого же закона, в соответствии с которым исследуемый договор рассматривается как разновидность договора на оказание возмездных услуг (глава 37 ГК РТ). Судебная практика также исходит из того, что к данному договору применяются нормы ГК о договоре возмездного оказания услуг, в соответствии с которым исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. Диссертанту представляется, что правильным будет назвать данный договор договором на оказание оценочных услуг. Хотя такой вид договора в ГК РТ не указывается, он не может рассматриваться непоименованным договором, так как при наличии специальной главы ГК, а значит, и специального вида договора, к нему следует применять нормы данного вида договора. Если признать, что данный договор обладает признаками договоров, предусмотренных ст. 798 ГК РТ, то он имеет признаки поименованного договора.

Многие исследователи также характеризуют договор на проведение оценки, как договор на оказание оценочных услуг (Е. В. Воскресенская и Р. Ф. Шайдуллин). По обоснованному мнению отдельных авторов, при обследовании и установлении цены объекта, оценочной деятельности информационное обеспечение, отвечающее требованиям достоверности, точности и комплексности, является основой оказываемых услуг (А. Г. Грязнова и М. А. Федотова).

Договор на оказание оценочных услуг, подчиняясь общим правилам главы 37 ГК РТ, имеет при этом, по мнению диссертанта, следующие особенности: -в обязательном порядке должен содержать сведения о денежном вознаграждении услуг оценщика, о наличии у него соответствующей лицензии, страхового полиса гражданской ответственности, а также сведения о возложении на него обязательств конфиденциальности оказываемых услуг;

-оценщику предоставляется право привлекать по мере необходимости к участию в проведении оценки других оценщиков, если иное не предусмотрено договором (ст.799ГКРТ);

- отказ в оказании услуг для оценщика возможен в случаях, если заказчик нарушил условия договора, не обеспечил предоставление необходимой информации об объекте оценки, либо не обеспечил соответствующие договору условия работы, что не противоречит ч. 2 ст. 802 ГК РТ. В соответствии с указанной нормой ГК РТ, исполнитель вправе требовать расторжения договора возмездного оказания услуг лишь при условии полного возмещения заказчику убытков, причиненных расторжением договора, кроме случаев, когда это произошло по вине заказчика.

На основании вышеизложенного диссертант не соглашается с выводами о существовании коллизий в гражданско-правовом регулировании договора на оказание оценочных услуг (Л. В. Санникова). Гражданско-правовые нормы закона РТ   об   оценочной   деятельности   предоставляют   сторонам      возможность,

39


руководствуясь общим правилом главы 37 ГК РТ, более адекватно и всесторонне регулировать свои взаимоотношения без коллизий. Действия оценщика состоят в сборе, обработке и анализе правоустанавливающих документов, сведений, прогнозов и обременении объекта оценки, данных бухгалтерского учета и отчетности, технических и эксплуатационных, количественных и качественных характеристик, а также иной потенциальной информации об объекте оценки (В. В. Гущин), что показывает информационный характер оценочных услуг.

Таким образом, оценщик по заданию заказчика выражает свое независимое мнение, то есть на основе потенциальной информации создает актуальную информацию о стоимости объекта оценки. Данное мнение может быть подтверждено соответствующими расчетами и иными доказательствами. Однако для владельца имущества важным является результат оценочной деятельности, а именно актуальная информация о цене имущества, что передается и засекречивается, однако никак не стирается из памяти оценщика. Это означает, что подготовленная объективная информация о реальной стоимости имущества, независимо от того, что она может быть зафиксирована на материальных носителях информации, не обособляется от личности оценщика.

В дополнение к перечисленным информационным услугам, отмечается в работе, можно отнести детективные услуги, PR - услуги, бухгалтерские услуги, маркетинговые услуги, услуги экспертов, специалистов и переводчиков, оказывающих свои услуги по инициативе и за счет заявителя. К участникам такого рода гражданского оборота актуальной информации применяются общие правила главы 37 ГКРТ.

Третий параграф - «Юридическая ответственность за нарушение информационных прав и обязательств» - посвящен исследованию проблем пресечения нарушений личных информационных прав граждан и адекватности применения правовых санкций в информационной сфере. В нем показано, что охранительные нормы затрагивают информационные отношения различного отраслевого характера. За каждое правонарушение в информационной сфере предусматривается дифференцированное применение различных видов ответственности, таких, как гражданско-правовая, административная и уголовная ответственность, каждая из которых может быть применена в зависимости от содержания правонарушения, размера вреда, степени тяжести и общественной опасности. Это положение подтверждает правильность вывода о том, что не во всех отраслях права объективно складывается своя собственная ответственность (В. А. Ойгензихт). По результатам проведенного исследования диссертант утверждает, что основанием юридической ответственности в информационной сфере являются следующие виды правонарушения (деликты): -правонарушения, связанные с посягательством на саму актуальную информацию; -распространение вредоносной информации; -посягательство на личное право граждан на доступ к открытой информации.

40


В заключении излагаются основные итоги диссертационного исследования, сформулированы теоретические выводы, зафиксирован ряд предложений диссертанта, направленных на совершенствование законодательства РТ в информационной сфере.

Список опубликованных работ, отражающих основные научные

результаты диссертации

Монографии, учебные пособия, главы из коллективных печатных изданий

  1. Гаюров Ш. К. Информационные обязательства ликвидируемого юридического лица: учебное пособие. Душанбе: Издательство «Андеша», 1999. - 65с (4, 06 печ.л.).
  2. Гаюров Ш. К. Информация о подземных водах как объект гражданских прав/ Сб. мат. межд. конф. поев, году пресной воды: «Человек и вода: история развития, настоящее и будущее». Душанбе: «Диловар - ДДМТ», 2003. - С. 144 - 147 (0, 25 печ. л.).
  3. Гаюров Ш. К. Информационный аспект защиты прав потребителей/ Сб. мат. межд. конф. поев, памяти В. А. Ойгензихта: «Коммерческое законодательство Республики Таджикистан: становление и развитие». Душанбе, 2004. - С. 138 - 142 (0,25 печ. л.).
  4. Гаюров Ш. К. Информация как объект права интеллектуальной собственности / Сб. мат. межд. конф. поев. 60 - летию победы в Великой Отечественной войне. Часть П. Душанбе. ТГНУ, 2005 - С. 37 - 38 (0,12 печ. л.).

5.  Гаюров Ш. К. Средства преодоления информационного неравенства во

внешнеэкономических связах Таджикистана / Сб. мат. межд. конф: «Экономико -

правовые аспекты управления внешним долгом». Душанбе, 2005- С. 99-103 (0,25

печ. л.).

  1. Гаюров Ш. К. Как создать свою гостиницу? (Из бесед с предпринимателями): учебное пособие. Душанбе, 2006. - 40с (2, 5 печ. л.).
  2. Гаюров Ш. К. Понятие недобросовестной конкуренции/ Сб: «Актуальные проблемы государства и права»/ Под ред. Ф. Т. Тахирова, И. Б. Буриева. Душанбе, 2006 - С. 165 - 174 (0,6 печ. л.).

8.   Гаюров Ш.К. Источники права человека на информацию в условиях

глобализации// «Национальные правовые системы стран СНГ в условиях

глобализации и региональной интеграции». Мат., межд., конф. (19-20 ноября

2007г., Душанбе, Таджикистан) / Отв. ред. чл. - корр. АН РТ, д.ю. н., проф.

Тахиров Ф. Т.- Душанбе, 2007.- С. 202-209 (0,4 печ. л.).

9. Гаюров Ш. К. Место гражданского права в регулировании информационного

процесса/ Сб. мат. межд. конф: «Место гражданского права в правовой системе».

Алматы: НИИ частного права КазПОУ, 2007. - С. 38 - 44 (0,4 печ. л.).

41


Ю.Гаюров Ш. К. Глава 38. Транспортные обязательства. С. 161 -178/Гражданское право: учебник. Часть П. Издание второе // Под ред. чл. корр. АН РТ, д. - ра юрид. наук, проф., заслуженного юриста РТ Махмудова М. А. Душанбе: «Эр - граф», 2007. - 508с. - На тадж. языке (1,06 печ. л.).

  1. Гаюров Ш. К. Основные принципы осуществления личного информационного права по гражданскому законодательству Республики ТаджикистанУ/Проблемы развития гражданского законодательства Республики Таджикистан. Мат. научно-практ. конф. Сб. статей. Часть 1./ Под ред. проф. Менглиева Ш. М и Рахимова М.З Душанбе: «Ирфон», 2009. С.97-108 (0,7 печ. л.).
  2. Гаюров Ш. К. Пределы осуществления и защита личного информационного права гражданУ/Проблемы развития гражданского законодательства Республики Таджикистан. Мат. научно-практ. конф. Сб. статей. Часть 2.1 Под ред. проф. Менглиева Ш. М и Рахимова М. З.Душанбе: «Ирфон», 2009.- С. 273-300 (1, 7 печ.л.).
  3. Гаюров Ш. К. Свобода информации и личное информационное право граждан: теория и практика: Монография. - М.: Издательство «Спутник+», 2009 - 202с (12, 6 печ. л.).

14.Гаюров Ш. К. Понятие и значение обязательства по оказанию информационных услуг//10 лет Гражданскому кодексу Республики Таджикистан. Сб. статей. / Под ред. проф. Менглиева Ш. М и Рахимова М. З.Душанбе: «Ирфон», 2010.-С. 110-127 (1,06 печ. л.).

15. Гаюров Ш. К. Личное информационное право граждан: проблемы гражданско

- правового регулирования в Республике Таджикистан:Монография.-М.:

Издательство «Спутник +», 2010 - 361с (22,56 печ. л.).

Статьи   автора,   опубликованные  в   ведущих   рецензируемых   научных журналах и изданиях, указанных в перечне ВАК Министерства образования

и науки РФ

16. Гаюров Ш. К. Роль прессы в осуществлении прав предпринимателей на доступ

к законотворческой информации//Вестник Таджикского национального

университета. Душанбе, 2002. №2. - С. 2 - 3 (0,12 печ. л.).

17.   Гаюров Ш. К. Понятие экономических споров в хозяйственно -

процессуальном праве//Вестник Таджикского национального университета.

Душанбе, 2002. №2.- С. 22 - 28 (0,4 печ. л.).

  1. Гаюров Ш. К. Роль информации в правовом регулировании экономики и труда// Известия АН РТ. Серия.: философия и право. Душанбе, 2002. №1-2.- С. 150 -154 (0,25 печ. л.).
  2. Гаюров Ш. К. Права и свободы предпринимателя под угрозой безграничного милицейского контроля//Вестник Таджикского национального университета. Душанбе, 2003. №3.- С. 77 - 81 (0,25 печ. л.).
  3. Гаюров Ш. К. Виды информации в гражданско - правовом регулировании// Известия АН РТ. Серия.: философия и право. Душанбе, 2004. №1-2. С. 112 - 118 (0,4 печ. л.).

42


21.Гаюров Ш. К. К вопросу совершенствования информационного законодательства Республики Таджикистан// Известия АН РТ. Серия.: философия и право. Душанбе, 2004. №3- 4.- С. 138 - 146 (0, 5 печ. л.).

22.Гаюров Ш. К. Понятие и признаки информации в системе объектов гражданских прав// Известия АН РТ. Серия.: философия и право. Душанбе, 2005. №1- 4.- С. 188 - 199 (0,7 печ. л.).

  1. Гаюров Ш. К. Основные проблемы защиты прав человека на информацию в Республике Таджикистан// Известия АН РТ. Серия.: философия и право. Душанбе, 2006. №3- 4. - С. 150 - 157 (0,4 печ. л.).
  2. Гаюров Ш. К. К вопросу о правовой сущности информационного процесса// Известия АН РТ. Серия.: философия и право. Душанбе, 2008. №1.- С. 154 - 160 (0,4 печ. л.).
  3. Гаюров Ш. К. Значение принципа открытости, доступности информации и свобода ее обмена в гражданском обществе// Известия АН РТ. Серия: философия и право. Душанбе, 2009. №1.- С. 173 - 176 (0,19 печ. л.).

АННОТАЦИЯ на    докторскую    диссертацию    Ш.    К.    Гаюрова    на    тему:    «Личное информационное право   граждан:  проблемы     гражданско -   правового регулирования в Республике Таджикистан»

Диссертация Ш. К. Гаюрова посвящена решению актуальной научной

проблемы, имеющей большое прикладное значение для обеспечения безопасности

граждан и других участников гражданских информационных правоотношений. В

работе    исследована    личное    информационное    право    граждан     как

институциональное образование гражданского права, которое объединяет личные и имущественно - правовые нормы в регулировании информационных отношений с участием граждан. Проанализировано гражданско - правовая природа и принципы осуществления личного информационного права граждан. В работе сформулировано и глубоко обосновано авторское представление о механизме осуществления указанного права граждан, согласно которому в центре внимания профессиональных участников гражданского оборота должна находится не ценная коммерческая информация, а человек - субъект личного информационного права. Определено, что данный субъект имеет правомочия доступа к информации, обладания, использования и распоряжения ею.

Установлено, что гражданин, вступая в договорные отношения с профессиональным участником информационного обмена, удовлетворяет свою потребность в обладании или использовании актуальной информации. В силу договора на оказание информационных услуг, он определяет предметную направленность информационной деятельности услугодателя, тем самым получая индивидуально - значимые для себя информацию. Установлено, что предоставление общедоступной информации потребителю является обязанностью

43


продавца, возникающее на основании ст.530 ГК РТ и ст. 9, 10 Закона РТ «О защите прав потребителей». При этом данное обязательство может быть детально урегулировано в договоре розничной купле - продаже товара в качестве обеспечительно - вспомогательных действий. После исполнения обязательств продавца, принятия товара покупателем и истечения соответствующих гарантийных сроков, дальнейшие взаимоотношения в удовлетворении информационной потребности по обладанию или использованию товара будут осуществляться на иных договорных основах. Доказано, что гражданско -правовая ответственность может наступит по договору за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, а также в результате внедоговорного нарушения информационных прав и законных интересов граждан (деликт), причем, оба обязательства (договорное и внедоговорное) могут существовать параллельно. Выработаны научные выводы, выносимые на защиту и предложения по совершенствованию законодательства Республики Таджикистан.

Annotation of Doctoral dissertation by Sh. K. Gayurov:"Personal information right of citizens: the problems of legal civil regulation in the

Republic of Tajikistan."

The thesis of Sh. K. Gayurov is devoted to solution of the current scientific problem of a great practical importance for guarantying of security of citizens and other participants of the information relations in civil law. The research covers a personal information right of citizens as being an institutional creation of civil law, which combines the personal norms and property legal norms for normalization of information relations with participation of the citizens. The civil legal nature and principles of realization of personal information right of citizens has also been analyzed in the scope of the thesis. The dissertation formulates and provides for a deep substantiation of the author's view on the mechanism of the above right's enforcement, based on which the professional participants of civil circulation should be focused not on the valuable commercial information, but on an individual - the subject of personal information right. It has been determined that this subject has a right to access the information, the right of possession, use and the right of its disposal. It was determined that the person by entering into the contractual relation with professional participant of information exchange, satisfies his need in possession or use of relevant information.

By virtue of the contract for the provisional of information services, the later defines the subject-oriented information activity of the information provider, thereby obtaining individually important information for them. It was found that the provision of publicly available information to the customer is the responsibility of the seller, based an article 530 of the Civil code of RT and the articles 9 and 10 of the Law of the RT "On protection of consumer rights". In addition, this obligation may be settled in details in the contract of retail purchase-sale of goods

44


as a mean of security supportive action. After the fulfillment of the obligations of the seller, acceptance of the goods by the buyer and the expiration of relevant warranty period, the further relations in meeting the information needs of possession or use of the goods shall be enforced on other contractual basis. It was proved that the responsibility under the civil law may arise under the contract for default or improper performance of obligations, as well as from non-contractual breach of information rights and lawful interests of citizens (tort), where both obligations (contractual and non-contractual) may coexist. The author has worked out scientific conclusions that are brought out for the defense of dissertation and suggestions for improvement of the legislation of the Republic of Tajikistan.

45

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.