WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Международно-правовые аспекты управления в сфере охраны окружающей среды

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

На правах рукописи

 

СОКОЛОВА НАТАЛЬЯ АЛЕКСАНДРОВНА

 

 

МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ УПРАВЛЕНИЯ

В СФЕРЕ ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ

 

12.00.10 – Международное право; Европейское право

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

 

Москва – 2010

Диссертация  выполнена на кафедре международного права

Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина

Научный консультант:

заслуженный деятель науки

Российской Федерации,  

доктор юридических наук, профессор

Бекяшев Камиль Абдулович 

Официальные оппоненты:

заслуженный юрист Российской Федерации,

доктор юридических наук, профессор

Валеев Револь Миргалимович 

 

 

 

доктор юридических наук, профессор

Капустин Анатолий Яковлевич 

 

 

 

доктор юридических наук, профессор

Моисеев Алексей Александрович                                                 

 

 

Ведущая организация:

Юридический факультет

Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

 

Защита состоится «15» декабря  2010 года в 12:00 на заседании диссертационного совета  Д 212.123.02 при Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина, 123995, г. Москва, ул. Садовая Кудринская, 9,  зал заседаний диссертационного совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина.

Автореферат разослан «1» ноября 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

заслуженный деятель науки

Российской Федерации,                                                                     

доктор юридических наук, профессор                                           Н.А. Михалева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В современном мире, несмотря на появление многих общих взглядов на экологические проблемы и прини­маемые меры субъектами международного права, продолжается ухудшение состояния окружающей среды, которое угрожает благосос­тоянию людей, а в некоторых случаях - и самому существованию жизни на планете. Экология в отечественной науке рассматривается как серьезный фактор влияния на развитие международных отношений в XXI веке . Соблюдение стандартов качества окружающей среды стано­вится одним из ключевых параметров конкурентоспособности государств. Президент Российской Федерации Д.А. Медведев отметил, что «без жёсткого следования экологическим стандартам у нас просто нет будущего» .

Окружающая среда одновременно создает как возможности, так и препятствия для экономического роста и социального благополучия. Согласование опти­мального международно-правового режима ее охраны и выполнение принятых решений зависят от политической воли, от функционирования и развития сложной системы сотруд­ничества, основанной на международных соглашениях, и включающей государства, международные учреждения, национальные экологические органы, неправительственные организации. Бу­дучи Генеральным секретарем ООН, Кофи Аннан на Всемирном экономическом форуме 31 января 1999 г. предложил заключить Глобальный договор, призывая руководителей деловых кругов присоединиться к международной инициативе для объединения усилий бизнеса, учрежде­ний ООН, гражданского общества по реализации десяти универсальных социальных и эко­логических принципов. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун выдвинул десять приоритетов деятельности , в частности, обозначив борьбу с изменениями климата как нравственный и практический императив нашего времени, когда ООН продолжает оста­ваться главным форумом для достижения международного консенсуса. 

Объединение усилий различных субъектов на основе норм международного права обусловливает необходимо­сть  создания глобальной эффективной системы  управления международными отноше­ниями в сфере охраны окружающей среды. Внимание со стороны юристов-международников к процессу международного управления объясняется, по наблюдению А.Я. Капустина, тем, что «в современном глобальном мире все ощутимее потребность в переосмыслении роли международного права и международных организаций с целью усиления их воздействия на процессы, протекающие в международных отношениях» .

Конечно, международное управление, осущест­вляемое, в первую очередь, государствами, не снимет всех вопросов в экологической сфере, «но в любом случае, - отметил Президент Российской Федерации Д.А. Медведев, - мы обя­заны сделать всё, чтобы влияние человека на природу было менее ущербным, щадящим» .

Процесс управления в сфере охраны окружающей среды на международном уровне требует активного участия каждого государства, пусть и с учетом существенно отличаю­щихся возможностей, которыми они обладают для решения экологических проблем. Россий­ская Федерация, в частности, выступает за расширение международного сотрудничества в целях обеспечения экологической безопасности, определяя в качестве приоритетов – «даль­нейшие разработки научно обоснованных подходов к сохранению благоприятной природ­ной среды и наращивание взаимодействия со всеми государствами мира по вопросам ох­раны окружающей природной среды для обеспечения устойчивого развития нынешнего и будущих поколений» .

Актуальность исследования международно-правовых аспектов управления отношениями в сфере охраны окружающей среды обусловливается, на наш взгляд, следующими факторами.

1. Интересы охраны окружающей среды связаны со многими сторонами жизни ме­ждународного сообщества, позволяющими сформировать общие представления о характере экологических проблем и зависимости между ними и другими международными проблемами, а также перспективах их решения. Сложность экологических проблем, недостаточность научной информации о происходящих природных процессах, их взаимосвязанность с социально-экономическими проблемами, с одной стороны, и, автономность существующих правовых режимов различных пространств при одновременной тенденции к пересмотру таких режи­мов, с другой, - требуют устойчивых международно-правовых и институциональных основ управления различными международными отношениями. ООН должна быть лидером в «построении новой международной системы через большее единство целей, большую по­следовательность усилий и более быстрое реагирование в ответ на усиливающуюся дина­мику и сложность мира» .

2. Государства признают глобальный характер проблемы охраны окружающей среды и необходимость осуществления международного управления на основе и посредством норм международного права для обеспечения ее благоприятного качества.  Стратегия решения проблем окружающей среды должна быть гибкой и поддаваться корректировке с учетом новых факторов и совершенствования методики природопользования. По итогам саммита «Группы двадцати» (июнь 2010 г., Торонто) Президент Российской Федерации, оценивая последствия ликвидации аварии в Мексиканском заливе, выступил с предложением «создать международный механизм предотвращения и ликвидации последствий катаст­роф как на морском шельфе, так и в целом для сохранения морской среды» . В качестве наиболее серьезной причины подобных ситуаций названа международно-правовая про­блема, а именно – отсутствие полноценной конвенционной базы, позволяющей эффективно предотвращать или преодолевать последствия наиболее опасных экологических ситуаций. Масштабы такого рода катастроф, какая произошла в Мексиканском заливе, не покрываются теми правилами, которые существуют сегодня. Инициатива России предположительно бу­дет связана с созданием Глобального фонда страхования соответствующих экологических рисков и заключением новых конвенций.

3. Субъекты международного права, прежде всего государства, прилагают постоянные  усилия для создания прочной международно-правовой основы управления отношениями в сфере охраны окружающей среды. Развитие международного права окру­жающей среды является главной предпосылкой создания и эффективного функционирования механизма международного управления. Его новые  принципы – предосторожности, справедли­вости между поколениями  и внутри них, общей, но дифференцированной ответственности, ува­жения права на благоприятную окружающую среду - требуют учета в переговорном процессе.

4. Особенно остро ощуща­ется потребность в достижении универсального участия в международных договорах ООН, их единообразном толковании и применении, в целом потребность в бережном отношении к правовым инструментам в сфере охраны окружающей среды и созданным ими режимам. Возникающие проблемы при формиро­вании международно-правовой базы управления касаются нескольких аспектов: а) трудности в достижении принципиальных соглашений, когда подготовка даже общей декларации мо­жет оказаться призрачной надеждой; б) процесс международного управления неизбежно предполагает достижение согласия  не просто в отношении общих положений, но установле­ние и обеспечение определенных экологических стандартов; в) стремление не к согласованию общего интереса, а попытка добиться включения в текст договора положений, представляющих интересы отдельной группы или даже конкретного государства; г) недоста­точное обеспечение взаимодействия между природоохранными конвенциями и соглашениями.

5. Проблемы охраны окружающей среды неизбежно связаны со столкновением интересов различных групп государств, поэтому участие заинтересованных сторон чрезвычайно важно для эффективности процесса международного управления. Всеобъемлющие и ориентирован­ные на долгосрочную перспективу решения экологических проблем возможны при условии обеспечения универсального характера соответствующего международного режима и уча­стия в нем всех государств на основе принципа общей, но дифференцированной ответствен­ности. Например, несмотря на договоренности ведущими мировыми державами, участие которых является ключевым условием для борьбы с  изменениями климата, достиг­нутое в Копенгагене (2009) соглашение недостаточно для разрешения наиболее критичных вопро­сов изменения климата, защиты уязвимых сообществ и обеспечения устойчивого развития развивающихся стран . Проблемы сохранения благоприятной окружающей среды и устойчивого использования ресурсов тесно связаны с социальными требованиями, демографическим давлением и бедностью в развивающихся странах, в противовес чрезмерным и часто расточительным образцам по­требления в развитых странах. Важным является поиск приемлемых решений экологических проблем с учетом нужд развивающихся государств , используя дифференцированный под­ход к формированию обязательств, когда развитые государства способны брать на себя более строгие обязательства по обеспечению благоприятного качества глобальной окружаю­щей среды.

6. Важно отметить все более пристальное внимание к международным экологическим проблемам на самом высоком уровне со стороны государств и международных организаций в плане потребности в эффективном международном управлении. Генеральная Ассамблея настоятельно  призывает международное сообщество и организации системы ООН укреплять международное сотрудничество по вопросам окружающей среды, рационального использо­вания природных ресурсов и сохранения надлежащего экологического баланса. В  апреле 2009 г. в Италии состоялся экологический саммит «Большой восьмерки», посвященный проблемам, связанным с последствиями глобального потепления. На саммите было отме­чено, что взаимосвязанные проблемы изменения климата, энергетической безопасности, устойчивого и эффективного использования природных ресурсов являются наиболее важ­ными проблемами в разработке стратегической перспективы гарантирования глобальной устойчивости .

7. Совершенствование системы международного управления должно осно­вываться не только на том, что решение насущных экологических проблем имеет важное значение, но, главным образом, на том, что стратегия их предотвращения является наиболее эффективным и экономичным средством достижения экологически безопасного развития. Кроме того, обсуждение новых механизмов управления в сфере ох­раны окружающей среды на международном уровне объясняется развитием отношений, связанных с использованием экономических механизмов для решения экологических про­блем.

8. Международное сообщество продолжает настаивать на реализации концепции устойчивого развития, в рамках которой надеется добиться совместимости эколо­гических, социальных и экономических интересов . Обеспечение устойчивого развития не­возможно без международного управления в экологической сфере, позволяющего практиче­ски осуществлять согласование  интересов развития государств с учетом защиты интересов по охране окружающей среды. Международное управление  должно осуществляться таким образом, чтобы обеспечивать комплексный подход  к решению проблем повышения эконо­мического благосостояния и угрозы нищеты, ухудшения состояния здоровья населения и деградации окружающей среды.

9. Необходимость охраны окружающей среды актуализирует проблему пересмотра соответствующих договоров и соглашений в плане создания организационных механизмов, наделенных компетенцией по осуществлению международного управления.

Вышесказанное свидетельствует о том, что процесс международно-правового регули­рования отношений в сфере охраны окружающей среды становится частью более сложного процесса – управления международными отношениями.  Понимание сущности и повышение эффективности орга­низации такого процесса требуют глубокого научного исследования. Процесс международного управления в сфере охраны окру­жающей среды позволит обеспечить устойчивое природопользование, реализовать различные подходы в той или иной ситуации, найти индивидуальные решения, максимально соответствующие уникальным обстоятельствам и проблемам, эффективно осуществлять охрану окружающей среды для обеспечения ее благоприятного качества на основе норм международного права.

Цель и задачи исследования. Целью диссертации является разработка концепции международного управления, осуществляемого в сфере охраны окружающей среды на основе норм международного права, а также исследование роли государств и международных организаций в процессе управления в условиях глобализации и в контексте реализации концепции устойчивого развития. 

Для достижения поставленной цели необходимо осуществить поэтапное решение следующих задач:

- разработать понятие «международное управление», определить объективные и субъективные границы процесса международного управления, дать характеристику задач и функций международного управления;

- определить соотношение понятий «международное управление» и «международно-правовое регулирование»;

- исследовать объективные условия, в которых происходит процесс межгосударственного управления  – глобализации как фактора влияния и прогрессивного развития международного экологического права как основы осуществления  процесса международного управления в сфере охраны окружающей среды; 

- обосновать  необходимость осуществления управления международными отношениями в сфере охраны окружающей среды для реализации концепций устойчивого развития и экологической безопасности;

- проанализировать международно-правовые основы управления в сфере охраны окружающей среды путем исследования системы принципов, в первую очередь специальных, международного права окружающей среды, выявляя их нормативное содержание и определяя функции в процессе международно-правового регулирования, а также рассматривая формирование новых принципов в условиях осознания экологической неделимости мира; 

- решить проблему политического и административного согласования договоров, действующих в сфере охраны окружающей среды;

- доказать, что эффективность международного природопользования и охраны окружающей среды в современном мире требует управления международными отношениями, осуществляемого на основе норм международного права в различных областях сотрудничества: в частности, защиты прав человека, борьбы с изменениями климата, сохранения биоразнообразия, обеспечения биобезопасности;

- исследовать возможности укрепления международно-правовой основы управления в сфере охраны окружающей среды путем анализа международной правоприменительной практики различных судебных органов;

- проанализировать  и дать оценку эффективности деятельности ООН и учреждений ее системы как ключевых элементов действующего механизма  международного управления в сфере охраны окружающей среды,  что связано с актуализацией экологических проблем, которая  усиливает потребность в адекватном механизме такого управления;

- изучить и проанализировать подходы к перспективам реформирования механизма международного управления для формирования  предложений по построению современной комплексной модели управления международными отношениями в сфере охраны окружающей среды;

- обосновать необходимость создания Всемирной организации по окружающей среде.

Объектом исследования  являются правоотношения, складывающиеся по поводу осуществления международного управления; теоретические, международно-правовые и институциональные основы международного управления; проблемы реализации функций управления  международными отношениями в сфере охраны окружающей среды, осуществляемого на основе и посредством норм международного права в условиях глобализации, стремления к устойчивому развитию и обеспечению экологической безопасности.

Предмет исследования составляют категория «управление» в международном праве; международные договоры по охране окружающей среды; специальные принципы международного права окружающей среды; существующие международные механизмы управления в сфере охраны окру­жающей среды и предложения по их совершенствованию; международная судебная практика по разрешению споров, связанных с вопросами охраны окружающей среды, и доктрина международного права окружающей среды.  

Степень научной разработанности проблемы. Вопросы управления в международ­ном праве исследовались как отечественными, так и зарубежными учеными. Теорию управ­ления в международном праве в конце XIX века сформулировал и обосновал немецкий юрист-международник Л. Штейн. Право управления необходимо для управления государст­вами через международный договор. Теорию права международного управления  развивал известный русский юрист-международник Ф.Ф. Мартенс, рассматривая совокупность юри­дических  условий или норм, определяющих международную деятельность государств, как право международного управления, понятие и существо которого вытекают из идеи между­народного общения и цели самого государства .

Изучению международного права в контексте процесса международного управления уделяется внимание в учебной литературе, в которой международное публичное право рассматривается как система норм, «через которые … осуществляется управление международным сотрудничеством в соответствующих областях…» .

Общим вопросам управления в международно-правовой науке уделяют внимание за­рубежные ученые: В. Вернер, А. Гидденс, Ф. Деккер, Л. Кимболл, Дж. Розину и другие.

Появление и закрепление категории «управление» в международном праве не связано с идеей создания мирового правительства. Необходимость управления обусловлена тем, что характерными явлениями современности стали осознание целостности и неделимости мира, экологической взаимозависимости государств и народов, глобальный характер экологиче­ских проблем и потребность в обеспечении устойчивого использования природных ресур­сов. Процесс самоорганизации международного сообщества должен войти в определенное русло, которое имеет жесткие границы, устанавливаемые международным правом, позво­ляющие предвидеть экологические опасности, ожидающие человечество, и определяющие возможности международного управления в сфере охраны окружающей среды. Совершен­ствование процесса управления объясняется сложной структурой международных отноше­ний, в круг субъектов которых вовлекается все большее число акторов, могущих действо­вать на международной арене, созданием особых режимов управления природными ресур­сами со стороны государств и международных организаций, возникновением глобальных проблем, кото­рые могут быть решены только совместными усилиями.

Введение в понятийный аппарат международно-правовой науки категории «управле­ние»  неизбежно поднимает вопрос о деятельности международных организаций и суверенитете государств. О новых подходах к пониманию суверенитета пишут К.А. Бекяшев, А.Я. Капустин, Э.Л. Кузьмин, А.А. Моисеев, С.В. Черниченко и другие. 

Осуществление международного управления происходит на базе норм международ­ного права, особое значение среди которых имеют специальные (отраслевые) принципы международного права окружающей среды. Именно они определяют международно-право­вую основу управления в сфере охраны окружающей среды, перспективы создания его органи­зационного механизма. Следовательно, изучение юридического содержания специальных принципов, их значения для обособления отрасли, определения места в системе норм международного права, понимание пределов их регулирующих возможностей имеют прин­ципиальное значение. Этим вопросам много внимания уделяется в трудах как отечествен­ных, так и зарубежных ученых-правоведов: Л.П. Ануфриевой, М.Н. Копылова, М.И. Лазарева, А.П. Мовчана, А.С. Тимошенко, Е.Т. Усенко, Ф. Сандса, В. Ланга, Л. Гурусвами и др.  

Наиболее активно термин «международное управление» используются применительно к природным ресурсам и проблемам охраны окружающей среды. Исследования об управленческой дея­тельности международных организаций в этой области проводились К.А. Бекяшевым, Р.М. Валеевым, А.Н. Вылегжаниным, А.Я. Капустиным , М.Н. Копыловым, прежде всего в плане подробного изучения деятельности международных организаций по управлению природными ресурсами и осуществлению контроля со стороны международных организа­ций в экологической сфере.

Исследование проблем международного управления в значительной степени осущест­вляется посредством анализа деятельности в сфере охраны окружающей среды государств, международных конференций и международных организаций, чему посвящены работы К.А. Бекяшева, О.С. Колбасова, А.С. Тимошенко, М.Н. Копылова, А. Бойла, П. Бирни, У. Вильямса, A. Голдина, Дж. Винтерса и др. Именно с указанной проблематикой в науке международного права связан поиск ответа на вопрос об отсутствии механизма международного управления в сфере охраны окружающей среды в форме универсальной организации специальной компе­тенции, а также  перспективы совершенствования механизма управления в сфере охраны окружающей среды, которые рассматриваются в работах О.С. Колбасова, М.Н. Копылова, Ф. Биерманна, Дж. Валлея Д. Исти, Ф. Рунге и др.

Методология исследования. При подготовке диссертационной работы автором в комплексе использовались различные методы научного исследования: прежде всего диалектико-материалистической философии, системного, струк­турного и функционального анализа как общие методы научного познания явлений объек­тивного мира.

Наибольшее значение при проведении диссертационного исследования имели специальные методы формально-юридического, сравнительно-правового,  историко-правового анализа, правового моделирования и прогнозирования.

Теоретическая база исследования. Теоретическую основу исследования составили  работы отечественных специалистов в области управления, проблем глобализации, теории экологического права: А.П. Алехина, Г.В. Атаманчука, Д.Н. Бахраха, С.А. Боголюбова, М.М. Бринчука, А.П. Вавилова, В.И. Данилова-Данильяна, М.Г. Делягина, О.Л. Дубовик, Н.Г. Жаворонковой,  Н.Т. Калининой, А.А. Кармолицкого, А.И. Ковлера, Ю.М. Козлова, И.О. Красновой, Г.А. Кузнецова, Н.Н. Моисеева, Л.Л. Попова, Б.В. Россинского, А.Л. Самсонова, Ю.Н. Старилова, Г.С. Хозина, Г.Х. Шахназарова,  Г.П. Щедровицкого и др.

В процессе исследования международно-правовых проблем были использованы труды отечественных юристов-международников по общей теории международного права, праву международных организаций,  проблемам международно-правовой охраны окружающей среды: Т.Г. Авдеевой, Л.П. Ануфриевой, Л.А. Алексидзе,  К.А. Бекяшева, И.П. Блищенко, Р.Л. Боброва, В.Г. Буткевича, Р.М. Валеева, В.С. Верещетина, С.В. Виноградова, А.Н. Вылегжанина, Е.Е. Вы-легжаниной, Л.Н. Галенской,  Н.С. Иванченко, А.И. Иойрыша, А.Я. Капустина, Р.А. Каламкаряна, О.С. Колбасова, А.Л. Колодкина, М.Н. Копылова, Э.Л. Кузь-мина, А.В. Кукушкиной, И.И. Лукашука, С.А. Малинина, Ф.Ф. Мартенса, Е.С. Молодцовой, С.Ю. Марочкина, А.А. Моисеева, Е.Г. Моисеева, Р.А. Пере-лета, А.M. Солнцева,  О.И. Тиунова, А.С. Тимошенко, Г.И. Тункина, О.Н. Хлес-това, С.С. Храмцова, С.В. Черниченко, Л.Н. Шестакова, Е.А. Шибаевой, и др.

При подготовке диссертационного исследования изучались и использовались работы зарубежных ученых:  К. Амерасингха,  М. Андерсона, С. Атапатту, Ф. Биерманна, П. Бирни, Д. Боданского, А. Бойла,  Я. Броунли, Д. Брэка,  А. Бувье, Дж. Валея, К. Васака, И. Вейса, В. Вернера, В. Вестона, Дж. Виерамантри, К. Вролика, М. Грабба, Л. Гурусвами, Э. Давида,  И. Деккера, М. Дойла,  Р. Дользера,  Д. Залке, Дж. Зиссимоса,  Д. Исти, Дж. Калестоуса,  Л. Кимболла, А. Кисса, Т. Куоканнена, В. Ланга, Е. Луки, Д. Магро, Н. Майерса, Ф. Майэса,  Р. Макензи, Р. Массея, А. Наджама, Дж. Палмера, О. Переза, М. Поточного, Д. Раушнинг, А. Робертса, Ф. Рунге, Дж. Салзмана,  Ф. Сандса, Т. Сковаззи, А. Фердросса, С. Флавина, Ф. Франциони, Д. Фристоуна, П. Хааса, Д. Хантера,  Г. Хефлинга,  С. Чарновица, П. Часек, Б. Ченга, М. Шо, Д. Шелтон и др.

Научная новизна исследования заключается в том, что оно представляет собой первое в отечественной науке комплексное монографическое исследование международно-правовых аспектов управления в сфере охраны окружающей среды. Проведенное исследование позволило сделать вывод о том, что отсутствие централизованного аппарата принуждения на международном уровне исключает отношения власти-подчинения (хотя субординационные элементы могут присутствовать в международ­ном праве),  но не исключает управления международными отношениями. 

В процессе  международного управления, связанного с определением необходимости разработки и обеспечением выполнения международных соглашений в сфере охраны окру­жающей среды участвует широкий круг субъектов. Именно категория  международного управления позволяет направить в единое русло международную деятельность многочислен­ных различных по природе и статусу акторов  в сфере охраны окружающей среды, вводя их в единый круг субъектов, действующих на основе принципов международного права окру­жающей среды (далее МПОС). Полученные знания могут быть экстраполированы и на дру­гие сферы международных отношений, прежде всего связанные с использованием природ­ных ресурсов и защитой природной среды.

Данная работа опосредует новое направление в юридической науке, определяя функ­циональный подход со стороны международного права по отношению к управлению, обо­значая субъектов процесса международного управления, объективные и субъективные гра­ницы его реализации. В работе проанализированы не только непосредственные, но и  обрат­ные связи между управлением и прогрессивным развитием международного права.

В диссертации отмечается, что современное развитие международных отношений по­зволяет говорить о международном управлении как особом виде международной деятельно­сти, представляющей собой более высокий уровень, чем регулирование. Диссертант пришел к выводу, что в связи с появлением новых экологических угроз и нерешенностью  давно известных экологических проблем международного сотрудничества на основе норм международного права только в плане координации недостаточно. Возникает по­требность в создании эффективного механизма международного управления, в более широ­ком использовании его различных функций, предложения по которому сформулированы в диссертации: в ней рассматриваются проекты создания Всемирной организации по окру­жающей среде, анализируются возможные проблемы эффективности, предлагается собст­венное видение. Отсутствие полномочий по принятию обязательных решений не является аргументом в пользу отсутствия международного управления, а функция координации как управленческая функция имеет существенное значение – она требует достаточно мощного организационного механизма и не должна рассматриваться в отрыве от международного управления.

В диссертации исследуется вопрос о международно-правовых режимах использования природных ресурсов, защиты и сохранения природной среды в контексте различных подхо­дов к осуществлению международного управления.  В основу процесса международного управления могут быть положены следующие идеи: общего достояния человечества, общего наследия человечества, сохранения объектов всемирного природного наследия, чрезвычай­ного управления в случае вооруженного конфликта, создания совместных механизмов управления в отношении трансграничных природных ресурсов, разделяемых природных ресурсов и общих природных ресурсов. В последнем случае, следует предположить форми­рование правового режима относительно нового вида природных ресурсов, которые, по оценке международного сообщества, имеют значение для выживания человечества.

В работе  акцентировано внимание на уникальности развития МПОС, а не традиционном под­ходе к определению критериев отрасли. Прогрессивное развитие МПОС в известном смысле осуществляется с учетом идей гуманитарных отраслей, ориентированных на обеспечение прав человека, и специальных отраслей, направленных на использование природных объек­тов и ресурсов и защиту окружающей среды. Следовательно, возникает потребность в активной переработке  опыта тех механизмов управления, которые созданы в рамках соответствующих отраслей.

В диссертации исследуются не только причины насущной потребности в  изменении существующего механизма международного управления в сфере охраны окружающей среды, но и пути его реформирования. Необходимо управление растущим числом международных договоров, чтобы обеспечить учет экологических интересов в процессе  принятия решений. Аргументи­руется, что сама идея организации и развития механизма  международного управления на современном этапе объясняется наличием существенного международного интереса в использовании и сохранении природных  ресурсов не только международных  (разделяемых или трансграничных), но даже находящихся под суверенитетом государства. Механизм между­народного управления должен учитывать   кризисную ситуацию в экологической сфере и роль различных государств в деятельности по осуществлению управления. Конечно, представление о преимуществах нового механизма и трудностях его создания в значительной степени формируется на базе имеющегося опыта . Соответственно, междуна­родное сообщество должно быть заинтересовано в механизме управления, который позволит своевременно и адекватно  реагировать на угрозы, обусловленные ухудшением состояния окружающей среды, и одновременно осуществлять воздействие через нормы международ­ного права на международную деятельность, приближающую человечество к идеалам стра­тегии устойчивого развития.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту, отражают новизну научного исследования и результаты решения поставленных задач.

  1. Охрана окружающей среды – это глобальная сфера интересов человечества, в отношении которой требуется мощная многосторонняя система международного управления, поскольку в ее рамках обеспечиваются не только интересы сотрудничества государств, связанные с использованием и распределением природных ресурсов, но и интересы физического выживания человека. Основой международного управления в сфере охраны окружающей среды является разработка международно-правовых договоров и соглашений и их реализация. Международно-правовое регулирование представляет неотъемлемую часть системы международного управления.

2. Формируется тенденция к включению в международные договоры определения понятия «управление», но пока только применительно к отдельным природным объектам, которое должно пониматься максимально широко, охватывая меры, необходимые для наибольших  долгосрочных благ, извлекаемых из использования природных объектов, включая их защиту и сохранение. В диссертации разработано понятие международного  управления в сфере охраны окружающей среды в целом. Под международным управлением в сфере охраны окружающей среды понимается осуществляемое, в первую очередь со стороны государств, на основе и в рамках международного права целенаправленное воздействие на международные отношения  с целью достижения благоприятного качества окружающей среды для обеспечения устойчивого развития и экологической безопасности. Управленческая деятельность охватывает международно-правовое регулирование, координацию и организацию международных отношений в сфере охраны окружающей среды. Участниками процесса международного управления наряду с государствами являются международные межправительственные организации, а также могут выступать иные акторы международной системы.

3. Международное управление в сфере охраны окружающей среды должно осуществляться в контексте реализации концепции устойчивого развития. В диссертационном исследовании выявлены  и определено юридическое содержание международно-правовых принципов устойчивого развития, которые формируются в различных отраслях международного права. К ним относятся: устойчивое использование природных ресурсов; справедливость и искоренение нищеты; общая, но дифференцированная ответственность; принятие мер предосторожности; участие общественности, доступа к информации и правосудию; благое управление; интеграция и взаимосвязь прав человека, социальных, экономических целей и целей охраны окружающей среды.

4. Анализ международных договоров и практики осуществления международных обязательств позволяет обнаружить различные подходы, которые государства и международные организации используют в процессе международного управления в сфере охраны окружающей среды. К ним относятся: создание особо охраняемых районов, когда значительные естественно-географические и биологические различия, а также неодинаковая интенсивность воздействия или использования ресурсов  определяют необходимость особого подхода к их охране в отдельных районах; экосистемный подход, «при котором используемые человеком экосистемы и организмы, а также ресурсы суши, моря и атмосферы должны управляться таким образом, чтобы можно было обеспечить и сохранить их оптимальную и постоянную производительность, но без ущерба для целостности тех экосистем или видов, с которыми они сосуществуют» ; широкое использование принципа принятия мер предосторожности: если информация носит неопределенный, ненадежный или недостаточный характер, государства действуют с большей осторожностью, к тому же отсутствие достаточной научной информации не используется в качестве основания для того, чтобы откладывать или не принимать меры по сохранению и управлению; соблюдение пропорциональности между мерами эксплуатации, учитывающими биологические особенности ресурсов и географические особенности районов, а также различия в правовом режиме пространств, и мерами охраны, которое не должно приводить к вредному воздействию на природные ресурсы в целом; использование   экономических механизмов для решения экологических проблем, например, таких как совместное осуществление несколькими государствами инвестиционных проектов по снижению  выбросов парниковых газов в атмосферу или торговля квотами.  

5. В диссертации определены и исследованы функции международного управления в сфере охраны окружающей среды. Важной и наиболее разработанной функцией является функция регулирования, ядром которого выступает нормотворческий, в том числе международный правотворческий  процесс. С функцией международно-правового регулирования тесно связана функция международного контроля , главная задача которой – способствовать более эффективному обеспечению выполнения международно-правовых норм по охране окружающей среды, выявлять соответствие деятельности субъектов их международным природоохранным обязательствам. Важной функцией международного управления в сфере охраны окружающей среды является прогнозирование, без которого в принципе невозможно   осуществлять   управление. Организационная функция обеспечивает жизнеспособность системы международного управления в сфере охраны окружающей среды для решения текущих задач и, в случае необходимости, корректировку системы. Потребность адекватно реагировать на международные экологические отношения, переживающие кризис, возникновение новых экологических проблем, неудовлетворительная организация взаимодействия в сфере охраны окружающей среды способствуют формированию и признанию в качестве самостоятельной функции международного управления – функции реформирования. Наиболее востребованной и сложной функцией международного управления выступает функция координации, охватывая разные по своему характеру стороны взаимодействия государств в сфере охраны окружающей среды. Данная функция имеет  определяющий характер в системе функций международного управления в сфере охраны окружающей среды. Его главным сущностным признаком является координационный характер, когда элементы субординации имеют место только по воле государств.

6. На основе анализа международных соглашений в диссертации предложена классификация концепций международного управления, которые различаются в зависимости от своих целей. В случае создания совместных механизмов управления ограниченным числом государств, решение вопросов, связанных с его осуществлением и возможности достижения договоренностей более очевидны.  Универсальные же договорные концепции, относящиеся к осуществлению  международного управления в отношении пространств, природных объектов и ресурсов, которые не принадлежат ни одному государству, вызывают наибольшие сложности в плане создания механизмов управления. Первую концепцию можно назвать ценностной концепцией –  это концепция общего достояния человечества, которая выдвинута в отношении некоторых пространств с международным режимом (открытое море, космическое пространство, Антарктика). Вторая концепция – эксплуатационная. Это концепция общего наследия человечества, выдвинутая применительно к Международному району морского дна и его ресурсам (в качестве органа управления выступает Международный орган по морскому дну), а также Луне и ее природным ресурсам. У этих концепций много общего,  однако принципиальное отличие международного управления в данном случае связано с решением вопроса о справедливом распределении между всеми государствами - участниками благ, получаемых от разработки международных ресурсов с особым учетом интересов и нужд развивающихся стран, а также усилий тех стран, которые прямо или косвенно внесли свой вклад в их исследование. К перспективным концепциям относится концепция управления особо охраняемыми природными объектами, которые могут находиться как на территории государств, так и за пределами национальной юрисдикции. Международное признание отдельных территорий участками всемирного природного наследия  или особо охраняемыми районами обусловливает особенности международного управления, выражающиеся в том, что требуется организация оказания финансовой и технической помощи государству, особая защита в периоды вооруженных конфликтов, в ответ на которое у государства должны быть более жесткие международные обязательства по охране объекта, включая вопросы допуска для осуществления международного контроля.

7. Эффективность процесса международного управления предполагает действенную систему разрешения международных споров, связанных с принятием и выполнением управленческих решений по использованию природных ресурсов и защиты окружающей среды. В этом смысле эффективное разрешение споров остается пробелом в глобальной системе международного управления в сфере охраны окружающей среды. Создание механизма для разрешения таких споров должно учитывать возможные противоречия между режимом защиты окружающей среды и различными иными правовыми режимами, к примеру, международной торговли, экономического развития, обеспечения прав человека. Формат же такого механизма может включать несколько элементов: автономную систему органов для разрешения экологических споров, возвращение к идее экологической камеры Международного суда ООН, создание специальных механизмов, используя в качестве модели механизмы, предусмотренные международными природоохранными конвенциями.

8. Международное право окружающей среды как система международно-правовых норм представляет  особую ценность для осуществления эффективного международного управления, поскольку имеет основополагающее значение для обеспечения международного правопорядка в плане создания и укрепления условий для экологически безопасного существования и развития. Характерными особенностями МПОС являются специфика его кодификации и прогрессивного развития, выражающаяся в особо тесной связи со многими отраслями международного права; специфика объектов, в отношении которых осуществляется международно-правовое регулирование (в работе предлагается выделить три группы объектов); специфика институционального развития в свете решения международных экологических проблем.

9. Развитие международных отношений, поднимая на новый уровень степень осознания опасности деградации окружающей среды, должно привести к закреплению общей международно-правовой обязанности по охране окружающей среды. Глобальный характер экологических проблем выступает необходимой эмпирической базой для расширения сферы общего международного права.

В настоящее время продолжается развитие принципа охраны  окружающей среды в сторону его признания в качестве основного общепризнанного принципа международного права. Нормативное содержание этого принципа, по мнению диссертанта, включает следующие элементы: 1) осуществление деятельности, не причиняющей ущерба окружающей среде за пределами национальной юрисдикции; 2) обеспечение международной экологической безопасности; 3) рациональное и устойчивое использование природных ресурсов; 4) обеспечение охраны окружающей среды в мирное время и защита в период вооруженных конфликтов; 5) учет интересов как нынешнего, так и будущих поколений при принятии экологических решений,  обеспечивая реализацию  права человека на благоприятную окружающую среду; 6) согласование потребностей  в различных областях международной жизни с интересами охраны окружающей среды.

10. Международно-правовую основу управления в сфере охраны окружающей среды составляют также специальные принципы МПОС. Специальные принципы – это нормы международного права, отражающие главное содержание отрасли, которым должны соответствовать ее иные нормы. Для выполнения своей системообразующей функции принципы должны обладать более высокой юридической силой. Еще более сложным для понимания статуса специальных принципов является тот факт, что нормы по защите окружающей среды содержатся в иных отраслях и также должны соответствовать специальным принципам МПОС.

Международное управление в сфере охраны окружающей среды, которое осуществляется  на основе специальных принципов МПОС, требует, чтобы эти принципы были кодифицированы. Следовательно, необходимо заключение международной конвенции, которая бы закрепляла права и обязанности государств в сфере охраны окружающей среды, в том числе систему принципов и механизм международного управления, созданный и функционирующий на их основе. В работе изложены рекомендации по содержанию такой конвенции.

11. Основные средства и механизмы международного управления в сфере охраны окружающей среды состоят из множества межправительственных, негосударственных и государственно-частных процессов и инициатив, различных по формату, структуре и представительству. Наиболее важным звеном в глобальной системе международного управления является ООН.   Ведущая роль ООН в определении стратегии глобальной экологической политики  и организации международного управления в сфере охраны окружающей среды объясняется тем, что: во-первых,  охрана окружающей среды представляет общий интерес, выразителем которого на универсальном уровне выступает ООН; во-вторых, проблема охраны окружающей среды отличается значительной спецификой. Такая специфика находит проявление в том, что все большее число органов и организаций системы ООН, включая те, чей мандат изначально не предполагал рассмотрение данных проблем, занимаются вопросами, касающимися окружающей среды; в-третьих, ООН является  универсальной  и  самой  представительной межправительственной организацией, которая играет центральную роль в управлении глобальным экономическим и социальным развитием, координируя усилия, предпринимаемые для этого международным сообществом; в-четвертых, серьезные нарушения основополагающих обязательств по охране окружающей среды могут представлять угрозу международному миру и безопасности, на страже которых стоит ООН в лице Совета Безопасности. 

12. Региональная система международного управления для достижения глобальных целей в области охраны окружающей среды (например, региональные инициативы по управлению водными ресурсами и устойчивому управлению лесами) обладает огромным потенциалом. Деятельность региональных организаций может способствовать  глобальному управлению в сфере охраны окружающей среды (например, путем выполнения мер по управлению трансграничными рыбными запасами и запасами далеко мигрирующих рыб). Тенденции развития на региональном уровне еще раз подтверждают, что процесс международного управления в сфере охраны окружающей среды включает действия разного масштаба и разных участников. Активный процесс управления на региональном уровне инициирует обсуждение путей децентрализации международного управления в сфере охраны окружающей среды применительно к отдельным областям (например, использования химических веществ). Вместе с тем, каким бы эффективным не было региональное управление, оно не в состоянии решать межрегиональные проблемы и проблемы универсальные.

13. Существующая система международного управления в сфере охраны окружающей среды не может в полной мере эффективно обеспечивать охрану  окружающей среды как общей заботы всего человечества. Эта система нуждается в реформировании, которое предполагает кардинальные изменения в организационном механизме международного управления в глобальном масштабе. Именно в связи с этим в диссертации обосновывается необходимость создания Всемирной организации по окружающей среде, которая должна обладать компетенцией для эффективного решения глобальных экологических проблем и управления в сфере международной охраны окружающей среды.  

Создание международной организации, обладающей специальной компетенцией в сфере охраны окружающей среды,  не приведет к тому, что действующие в настоящее время международные органы и организации перестанут заниматься этими вопросами. Координация, которая будет осуществляться Всемирной организацией в решении глобальных экологических проблем, не подразумевает ни централизации, ни узурпации полномочий как существующих международных институтов, так и компетенции правительств.

Для создания Всемирной организации в сфере охраны окружающей среды, по сравнению  с проблемами организационного оформления, гораздо в большей степени важна политическая воля государств относительно объема полномочий и ресурсов, которыми они решат наделить такую международную организацию.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования. Ре­зультаты диссертационного исследования, относясь к теоретическим проблемам междуна­родно-правовой науки, могут иметь также практическое значение. Изложенные в диссертации  выводы могут быть применены при формулировании предложений о заключении и изменении международных договоров в сфере охраны окружающей среды,  в частности, при  активизации переговорного процесса по обеспечению сохранения и устойчивому управлению лесами, региональной охране и управлению в Арктике, усилению международно-правового режима охраны участков всемирного природного наследия;  они могут оказаться полезными при определении позиции Российской Федерации относительно реформирования механизма международного управления в плане перспектив создания универсальной экологической организации и российских инициатив для предотвращения экологических катастроф.

Теоретические положения, связанные с международно-правовыми аспектами управления в сфере охраны окружающей среды, могут быть ис­пользованы  в процессе преподавания различных учебных курсов, таких как «Международное право», «Право международных организаций», «Международно-правовая охрана окружающей среды»,  «Международное гуманитарное право», «Общие проблемы международного права» в части характеристики развития отдельных отраслей.

Ценность изучения международно-правовых аспектов управления в сфере охраны окружающей среды состоит в том, что данный опыт можно использовать при изучении проблем управления международными отношениями в других сферах международного общения. Разработанные положения могут иметь позитивное значение для моделирования и создания механизмов международного управления в сфере охраны окружающей среды, анализа  эффективности реализации проекта Всемирной организации по окружающей среде.

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования  прошли апробацию в тезисах докладов и сообщений на всероссийских и международных научных и научно-практических конференциях и семинарах, в том числе: «Международно-правовой режим охраны объектов всемирного природного наследия» (США, 1997), «Байкальская природная тер­ритория как системообразующий фактор глобального пространства охраны природы: эко­лого-правовые аспекты устойчивого развития» (Россия, 1999), «Международное сотрудничество России и Кореи в XXI веке» (Корея, 2003), «Евразийское пространство: опыт создания экологиче­ского законодательства» (Россия, 2004); на конференциях, проводимых: Российской Ассоциацией международного права (г. Москва, 1998, 2001, 2003, 2007, 2008 гг.), Региональной делегацией Международного Комитета Красного Креста (г. Санкт-Петербург, 2001-2009), Московской государственной юридической академией имени О.Е. Кутафина (2007), Рос­сийским университетом Дружбы народов (юридический факультет РУДН, 2008, 2009), Российским государственным университетом имени И. Канта (г. Калининград, 2009), Евразийским национальным университетом (г. Астана, 2009) и др.  Теоретические подходы и выводы, связанные с положениями диссертационного исследования, изложены автором в монографиях «Теоретические проблемы международного права окружающей среды» (2002) и «Международно-правовые проблемы управления в сфере охраны окружающей среды» (2010), а также научных статьях, посвященных различным аспектам исследуемой темы. Положения диссертационного исследования использовались при чтении лекций и ведении практических занятий в МГЮА имени О.Е. Кутафина, при разработке предложений в рам­ках обсуждения концепции охраны озера Байкал, объявленного ЮНЕСКО участком все­мирного природного наследия (2002). Апробация результатов исследования осуществлялась в ходе подготовки  программы специального курса для магистров «Международно-правовые проблемы охраны окружающей среды» (2009). Диссертация была обсуждена на заседании кафедры международного права Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина и рекомендована к защите.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, включающих 17 параграфов, заключения и списка использованной литературы.

Валеев Р.М. Роль контроля в системе международного сотрудничества государств в XXI веке // Российский ежегодник международного права. СПб., 2001. С. 35; Галенская Л.Н. Тенденции развития правового регулирования международных отношений в XXI веке // Международные отношения и право: взгляд в XXI век. Материалы конференции в честь профессора Л.Н. Галенской / Под ред. С.В. Бахина. СПб., 2009. С. 30; Моисеев А.А. Соотношение суверенитета государств и надгосударственности международных организаций // Там же. С. 182. 

Выступление Президента Российской Федерации Д.А. Медведева в связи с Всемирным днем окружающей среды 5 июня 2010 г. URL: http://www.kremlin.ru/transcripts/7970 (дата обращения: 7.07.2010).

Secretary-General Ban Ki-moon. My priorities as Secretary-General. Priorities for action. URL: http://www.un.org/sg/priority.shtml (дата обращения: 18.07.2010).

Капустин А.Я. Роль международных межправительственных организаций в создании норм международного права // Международные отношения и право: взгляд в XXI век. Материалы конференции в честь профессора Л.Н. Галенской / Под ред. С.В. Бахина. СПб., 2009. С. 146.

Выступление Президента России Д.А. Медведева на Конференции ООН по изменению климата в Копенгагене 18 декабря 2009 г. URL: http://www.kremlin.ru/news/6384 (дата обращения: 10.05.2010).

Концепция внешней политики Российской Федерации от 12 июля 2008 г. // Международное публичное право: Сб. док. / Сост. К.А. Бекяшев, Д.К. Бекяшев. М., 2009. С. 24-39.  

  United Nations. Environment and Human Settlements (Part II). P.8. Report of the Secretary-General. A/53/463. 6 October 1998. URL: http://www.un.org/documents/ga/docs/53/plenary/a53-463.htm (дата обращения: 8.05.2010). 

Выступление Президента Российской Федерации Д.А. Медведева на пресс-конференции по итогам саммита «Группы двадцати». URL: http://www.kremlin.ru/transcripts/8182/work (дата обращения: 6.07.2010).

См.: Копылов М.Н. Введение в международное экологическое право. М., 2007. С. 188-241; Копылов М.Н., Копылов С.М., Кузьменко Э.Ю. Прогрессивное развитие и кодификация международного экологического права. М., 2007. С. 42-81. 

Авдеева Т.Г. Копенгаген-2009: провал, успех или момент истины? // Международная жизнь. 2010. № 2. С. 67. 

К примеру, к 1987 г. относится появление в практике международного общения т. н. договоров об обмене части внешнего долга на экологические проекты и программы («Debt-for-Nature-Swaps»). Подробнее см. Копылов М.Н. История международного экологического права. М., 2007. С.102 и далее.

См.: Итоговый документ стран «Большой восьмерки». Италия, 2009. Responsible leadership for a sustainable future. Sustainable use of natural resources: climate change, clean energy and technology. P. 60. URL: http://www.g8italia2009.it/static/G8_Allegato/G8_Declaration_08_07_09_final,0.pdf (дата обращения: 11.05.2010).

Sands Ph. Principles of International Environmental Law. Cambridge, 2003. P. 11; Segger M.C., Khalfan A. Sustainable Development Law: Principles, Practices and Prospects. N.Y., 2004. P. 96.  

Мартенс Ф.Ф. Современное международное право цивилизованных народов. Т. 2. М., 2008. С. 9.

Международное публичное право: учеб. /отв. ред. К.А. Бекяшев. М., 2008. С. 19.

О концепции глобального управления  см. Капустин А.Я. Международные организации в глобализирующемся мире. М.: РУДН, 2010. С. 126-135.

Валеев Р.М., Гиззатуллин Т.И. Программа ООН по окружающей среде и ее роль в обеспечении экологической безопасности в XXI веке: К 30-летию ЮНЕП // Российский ежегодник международного права. СПб., 2002. С. 140-156.

Всемирная хартия природы от 28.10.1982 г. Принята резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 37/7. П. I.4.

Отдельные функции уже становились предметом самостоятельного исследования. В частности, функция международного контроля. См. Валеев Р.М. Контроль в современном международном праве. 2-е изд. Казань, 2003. С.180-206. 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы исследования, обозначены его цель, за­дачи, объект и предмет, охарактеризована степень научной разработанности темы, опреде­лены теоретическая и методологическая основы исследования, доказаны научная новизна, теоре­тическая и практическая значимость, сформулированы основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе - «Теоретические основы международного управления в сфере охраны окружающей среды», включающей четыре параграфа («Понятие и функции международного управления в сфере охраны окружающей среды» (§ 1); «Международное управление в  сфере охраны окружающей среды в условиях глобализации» (§ 2); «Международное управление в сфере охраны окружающей среды  в целях достижения  устойчивого развития» (§ 3); «Международное управление в сфере охраны окружающей среды в целях обеспечения экологической безопасности» (§ 4)), анализируется феномен управления в современной международно-правовой системе. Главным субъектом управления выступают государства, а объектом управления, для целей исследования, являются   международные, прежде всего межгосударственные отношения в сфере охраны окружающей среды в условиях глобализации. Анализ двух важных концепций, определяющих подходы к международно-правовой охране окружающей среды, – устойчивого развития и  экологической безопасности – стал необходимым элементом характеристики процесса международного управления.      

Обязанность по управлению глобальным развитием рассмат­ривается как одна из важных задач международного сообщества . Управление  процессами глобализации, считает А.А. Моисеев, представляет собой «выстраивание системы правил и институтов международным сообществом и частными субъектами правовых отношений как на национальном, так и международном уровнях для обеспечения международного правопорядка и решения экономических, социальных и политических задач, а также защиты и уважения прав человека» .  Признаки  и сущность международного управления предопределяются идеей сотрудничества государств и других, различных по природе, субъектов, чья экологическая взаимозависимость в условиях глобали­зации постоянно возрастает. Международное управление в сфере охраны окружающей среды предполагает  интеграционный и межсекторный подход к международным экологическим проблемам, стратегическое планирование, оценку достигнутых результатов и принятие решений о внесении коррективов в процесс международно-правового регулирования эколо­гических отношений.

К методологическим предпосылкам формирования понятия международного управления отношениями в сфере охраны окружающей среды относятся, во-первых, положения общей теории социального управления; во-вторых, особенности между­народно-правовой системы; в-третьих, постепенное смещение акцентов от непосредственного между­народно-правового регулирования отношений по охране окружающей среды к более сложной организации воздействия на такие отношения со стороны международного сообще­ства. Особый характер международного управления, объективные пределы его осуществле­ния предопределяются  кругом субъектов, действующих на международной арене, прежде всего субъектов международного права , наличием пространств и природных ресурсов, на которые не распространяется суверенитет государств, в целом - международными интере­сами по охране окружающей среды.

Эффективность международного управления в сфере охраны окружающей среды  зависит от того, насколько государства как управляющая система охватили своим вниманием  международные экологические отношения  как посредством международно-правового регулирования, так и создания институциональных структур, через которые на них оказывается воздействие. Международное управление со стороны государств и других субъектов международного права в сфере охраны окружающей среды осуществляется путем реализации определенных функций этими субъектами. Наиболее сложным представляется  соотношение понятия «международное управление» с понятиями  «международно-правовое регулирование» и «координация». В работе доказывается, что международно-правовое регулирование является неотъемлемой частью процесса международного управления. Международное право выполняет по отношению к управлению двоякую функцию. Нормы международного права, с одной стороны, создают основу для организации международного управления, с другой – применяются в процессе его осуществления.  Координация  рассматривается как необходимая функция международного управления в сфере охраны окружающей среды, которая направлена на обеспечение содержательного согласования международных экологических договоров и организацию оптимального  межгосударственного сотрудничества.

Проблема выживания человечества и сохранения природы – это комплексная, глобальная проблема, когда охрана окружающей среды является условием абсолютно необходимым.  Формирование международно-правового режима охраны окружающей среды и осуществление процесса международного управления в настоящее время неизбежно испытывают влияние глобализации; происходит трансформация международных экологических отношений, которая характеризуется усиливающейся активностью различных субъектов международной системы. Поэтому  международное сообщество должно понять, каким образом на межгосударственном уровне может осуществляться эффективное международное управление рисками глобализации в сфере охраны окружающей среды. В диссертации анализируются причины, объясняющие, почему глобализация усугубляет экологические проблемы.  

Одним из важных аспектов договорного развития в условиях глобализации становится все более интенсивное решение экологических вопросов в рамках различных отраслей международного права. Поэтому увеличение числа универсальных договоров по глобальным проблемам, затрагивающим различные экологические аспекты, следует рассматривать как проявление процесса глобализации. В работе обосновывается, что в будущем возможно заключение договоров, регулирующих более сложные вопросы по управлению теми природными ресурсами, чей  правовой режим использования в силу значения для глобальной окружающей среды способен стать предметом специальной международно-правовой регламентации (например, леса).

Межгосударственное управление  требует универсализации международно-правового регулирования в сфере охраны окружающей среды и, соответственно,  согласования интересов разных государств. Однако управление должно осуществляться не только с учетом различий в интересах и возможностях развитых и развивающихся стран, но и с целью внести реальный вклад в разрешение данной проблемы. При этом ответственность за сохранение окружающей среды несут все государства, и процесс глобализации не может исключать ни такой ответственности по каким-либо причинам, ни участия в международном управлении, поскольку все государства являются управляющими субъектами.

Проблемы международно-правового регулирования и осуществления управления международными экологическими отношениями неизбежно находятся в контексте очень сложного отношения общества к природе. Потребность осознать важность и необходимость именно широкого понимания проблемы взаимодействия природы и общества обеспечило признание международным сообществом концепции устойчивого развития.   Устойчивое развитие означает эффективное и благоприятное  согласование в глобальном масштабе экономических, социальных приоритетов и интересов охраны окружающей среды. В последние годы роль международного права в нормативном оформлении концепции устойчивого развития постепенно усиливается. Принципы устойчивого развития, изначально содержащиеся в декларациях и иных документах, не обладающих юридической силой, постепенно обретают закрепление, прежде всего в договорах и соглашениях, не только непосредственно регулируя международные отношения, но и обеспечивая баланс права и политики при  взаимодействии различных отраслей международного права. Несмотря на то, что проблема обеспечения устойчивого развития ставит сложные задачи перед каждым государством, одновременно с этим международно-правовые нормы исходят из единства данной проблемы для всех государств (принимая во внимание положение отдельных групп государств). При этом трудности, связанные с применением международно-правовых принципов устойчивого развития, не должны отрицать ценность принципов как таковых, поскольку они помогают определить обязательства государств и стимулировать их к поиску необходимых решений на практике.

Еще одна концепция, в рамках которой должен осуществ­ляться процесс международного управления, - это концепция экологической безопасности, которая представляет собой относительно новый элемент всеобъемлющей международной безопасности.  Международное управление в сфере охраны окружаю­щей среды, направленное на обеспечение экологической безопасности, то есть защиту от угроз негативного воздействия природных факторов (спорадические угрозы) и неблагоприят­ного состояния окружающей среды (хронические угрозы), требует  четкой стратегии право­вого и организационного международного сотрудничества. Особое значение для обеспечения международной экологической безопасности имеет управление в отношении экологических последствий военной деятельности, которая оказывает негативное воздействие на окружаю­щую среду не только в период вооруженных конфликтов как международного, так и немеж­дународного характера, но и в мирное время. Международная экологическая безопасность должна носить всеобщий характер. Во-первых,  экологическая безопасность должна быть обеспечена для международного сообщества в целом. Во-вторых, при осуществлении между­народного управления для обеспечения международной экологической безопасности должны учитываться другие элементы  между­народной безопасности. В-третьих, собственная экологическая безопасность или экологиче­ская безопасность отдельных групп государств не может быть достигнута за счет безопасно­сти других.

Главным итогом первой главы стала разработка понятия «международное управление» примени­тельно к определенной сфере международных отношений – отношений по охране окружаю­щей среды.

Вторая глава - «Международно-правовые основы управления в сфере охраны окружающей среды», состоящая из шести параграфов, посвящена анализу прогрессивного развития международного права окружающей среды, на основе и через нормы которого государствами осуществляется глобальное и региональное управление, тенденциям его развития как общего характера, так и применительно к управлению отношениями в новых областях международного экологического сотрудничества. Механизмы международного  управления в сфере охраны окружающей среды, создаваемые государствами, напрямую зависят от правого режима соответствующего пространства, который устанавливает  пределы распространения и осуществления юрисдикции государств в отношении природных ресурсов и объектов.

В первом параграфе - «Принципы международного права окружающей среды» анализируются международно-правовые основы управления в сфере охраны окружающей среды, которые   определяются общими принципами права, основными      принципами     международного права,   касающимися, по замечанию К.А. Бекяшева,  «наиболее важных, жизненных  (можно сказать – судьбоносных) вопросов международной жизни» ,  и специальными принципами МПОС.

Особое теоретическое и практическое значение основных принципов предопределяет актуальность исследования вопроса не столько о возможности возникновения , сколько о реальных тенденциях  формирования новых основных принципов международного права. Развитие норм международного права, практика государств и международных организаций,  научные исследования в этой области позволяют говорить о формировании принципа охраны окружающей среды в качестве основного принципа международного права. В первом параграфе дана подробная характеристика его нормативного содержания.

Естественно, что наибольшее внимание в работе уделяется специальным принципам МПОС. Исследование проводилось в направлении изучения и анализа следующих аспектов развития системы специальных принципов: специальные принципы как критерий отрасли МПОС и их место в системе международного права с учетом особого значения для его различных отраслей; установление юридического содержания принципов; проблемы применения принципов МПОС в свете действия признанных  и формирования новых принципов.   

Для осуществления эффективного управления международными отношениями в сфере охраны окружающей среды на основе специальных принципов МПОС необходимы унифицированное регулирование, что актуализирует обсуждение проблемы кодификации МПОС, и единообразная практика применения данных принципов. Это связано с тем, что применение специальных принципов МПОС, особенно новейших, создает определенные препятствия международным экономическим отношениям, что усложняет международное управление, требуя обеспечения эффективной пропорциональности.

В настоящее время единства в отношении того, какие принципы являются отраслевыми принципами МПОС, в науке нет. С одной стороны, система специальных принципов становится более устойчивой, поскольку  сложившиеся принципы МПОС получают все более широкое признание, и в то же время система развивается посредством изменения сферы регулирования и содержания отраслевых принципов, а также возникновения новых принципов МПОС. С другой стороны, закрепление соответствующих норм в отдельных договорах не позволяет сделать однозначного вывода об их общепризнанности в качестве специальных принципов.

Специальные принципы, всегда соответствующие основным принципам, и в  то же время в определенном смысле их развивающие, определяют направления развития МПОС, инициируют появление отраслевых институтов. Но если основные принципы традиционно рассматриваются в качестве норм juscogens, то статус специальных (отраслевых) принципов не обозначен. Полагаем, что наиболее перспективной является идея, связанная с  постепенным общим признанием таких принципов.    Особое       значение    имеет установление иерархии в рамках самой системы    специальных   принципов МПОС, главенствующее положение среди которых на данном этапе должен занимать принцип охраны окружающей среды.

Несомненно, что идея обсуждения статуса специальных принципов является продуктивной, и принципы сами по себе имеют значительную ценность. Вместе с тем эти вопросы осложняются проблемами применения принципов (суверенитета над природными ресурсами и непричинения вреда за пределами национальной юрисдикции, устойчивого использования природных ресурсов, принятия мер предосторожности, общей, но дифференцированной ответственности и др.), которые возникают при разрешении конкретных практических вопросов.

Перспективы международного управления в сфере охраны окружающей среды зависят от тех направлений, по которым станет развиваться МПОС. Во втором параграфе выявлены и проанализированы следующие тенденции развития МПОС:  расширение предмета правового регулирования МПОС за счет появления новых областей международного экологического сотрудничества;  стремление к  кодификации норм МПОС; продолжение формирования системы специальных принципов; принятие рамочных соглашений, устанавливающих основы действий субъектов международного права, которые конкретизируются в протоколах, посвященных отдельным вопросам; более последовательное решение вопросов ответственности по сохранению окружающей среды в широком смысле, включая ответственность по выполнению обязательств и ответственность за причинение ущерба окружающей среде в случае совершения международного правонарушения или в результате правомерной деятельности; активное развитие МПОС на региональном уровне (например, на европейском континенте).

Особое внимание в данной главе  уделяется стремлению государств регулировать международные отношения в сфере охраны окружающей среды с целью создания благоприятных условий для жизни человека, которое, однако, не всегда происходит в контексте утверждения и обеспечения международных стандартов прав человека. Этим вопросам посвящен третий параграф - «Антропоцентрический подход в международном праве окружающей среды».  Антропоцентрический подход, связанный с обеспечением благоприятных условий для жизни человека, находит признание в  международном праве, что проявляется: во-первых, в установлении обязательств по осуществлению антропогенной деятельности таким образом, чтобы не нарушать экологическое равновесие; во-вторых, в обязательстве принимать меры на национальном уровне, чтобы способствовать унификации подходов к охране окружающей среды; в-третьих, в усилении роли гражданского общества в формировании международной стратегии по охране окружающей среды; в-четвертых, в развитии так называемых экологических прав, связанных с обеспечением возможности жить в благоприятной окружающей среде.

Развитие права на благоприятную окружающую среду в рамках международного права имеет определенные особенности. Во-первых, реализация данного права связана с защитой интересов не только нынешнего, но и будущих поколений; оно имеет не только индивидуальный, но и коллективный характер. Во-вторых, обеспечение охраны окружающей среды является составной частью устойчивого развития: защита окружающей среды в контексте устойчивого развития вносит вклад в создание достойных условий жизни  и опосредованно – в создание гарантий соблюдения прав человека. В-третьих, обеспечение мер по охране окружающей среды должно происходить с учетом и особым вниманием к правам развивающихся государств (право на благоприятную окружающую среду связано с правом на развитие). В-четвертых, экологические интересы интегрированы во многие общепризнанные права и свободы человека. Принципиально важно, чтобы на универсальном уровне было закреплено право человека на здоровую и благоприятную окружающую среду.

Появление новых экологических проблем, дальнейшее развитие международного сотрудничества актуализируют  вопросы осуществления со стороны государств международного управления в сфере охраны окружающей среды, основы которого определяются нормами международного права.  Предметом исследования были выбраны те области сотрудничества, в которых процесс международного управления происходит наиболее активно: борьба с изменениями климата (параграф четвертый«Международно-правовые основы управления в области борьбы с изменениями  климата»), сохранение морского биоразнообразия (параграф пятый«Международно-правовые основы управления в области охраны морского биоразнообразия»)  и обеспечение биобезопасности (параграф шестой«Международно-правовые основы управления в области обеспечения биобезопасности»). 

Международное управление в сфере охраны окружающей среды в связи с климатическими изменениями должно развиваться и осуществляться на основе действительно универсального участия государств в формировании и реализации мер по борьбе с изменениями климата,  а также с учетом экономических и социальных факторов развития, изменения которых происходят параллельно с изменениями климата. Рамочный формат Конвенции об изменении климата 1992 г.  позволяет позитивно оценить  ее в плане дальнейших возможностей для обсуждения действий в области изменения климата, но одновременно констатировать, что этого явно недостаточно. В настоящее время необходима разработка  нового международного договора по климату, обязательства по которому  должны быть соотнесены с обязательствами по Рамочной конвенции 1992 г., потому что со временем могут быть выработаны и предприняты более конкретные меры по адаптации, рассмотрению споров, устойчивому использованию лесов и земель, применению экологически чистых технологий и мобилизации ресурсов для борьбы с изменениями климата. К числу содержательных аспектов глобального международного управления в указанной области относятся: более активное выполнение промышленно развитыми странами их лидирующей роли в деле сокращения выбросов; создание стимулов для развивающихся стран в целях принятия ими соответствующих мер, однако без ущерба   для   экономического роста или деятельности по сокращению масштабов нищеты и   в полном соответствии с принципом общей, но дифференцированной ответственности; существенное расширение поддержки, оказываемой развивающимся странам, особенно наименее развитым и островным развивающимся государствам, в целях адаптации; более активное развитие и распространение технологий; применение новых подходов к вопросам финансирования, включая более эффективное использование рыночных подходов.

С принятием в 1992 году Конвенции о биологическом разнообразии стало возможным говорить о появлении стратегии международного сообщества по управлению биоразнообразием. В соответствии с международными договорами управление прежде всего связано с охраной и устойчивым использованием живых ресурсов, которые, наряду с генетическими ресурсами, относятся к биоресурсам. Несмотря на признание суверенных прав государств в отношении собственных биологических ресурсов, они должны сохранять и устойчиво использовать биоразнообразие в интересах нынешнего и будущих поколений. Ответственность за сохранение  биоразнообразия под юрисдикцией государства должна сочетаться с ответственностью за сохранение биоразнообразия в целом. Эффективное управление биоразнообразием  достигается путем сопоставимости между мерами эксплуатации и мерами охраны.  Международно-правовая охрана представляет собой комплекс мер, установленных международным правом и основанных на экосистемном подходе и применении принципа предосторожности, которые направлены на сохранение и устойчивое использование биоразнообразия. Наибольшее развитие в современном международном праве получили нормы о сохранении морского биоразнообразия. Понятием морского биоразнообразия охватываются морские генетические ресурсы (далее МГР),которые привлекают все больше внимания в качестве самостоятельного объекта  международной охраны и управления. В пятом параграфе исследованы: международно-правовая основа  охраны и управления  МГР, правовой статус и режим управления МГР, который обусловливается, в первую очередь местом их нахождения, рассматривается деятельность государств, связанная с МГР - научная и коммерческая, каждая из которых, когда речь идет о районах за пределами национальной юрисдикции, нуждается в международно-правовом регулировании.

При охране биоразнообразия в процессе международного управления применяются различные подходы, такие как:  создание особо охраняемых районов, создание международного механизма управления, который предполагает активное использование региональных организаций; экосистемный подход; принятие мер предосторожности, которые должны использоваться максимально широко.

В современном мире международное сотрудничество в области фундаментальных наук развивается достаточно быстро, однако одновременно научные прикладные разработки становятся все более закрытыми, их результаты рассматривают­ся как национальное достояние, имеющее стратегическое значе­ние для обеспечения безопасности государства или группы государств.  Данная сторона проблемы предопределяет сложный характер международного управления со стороны государств для обеспечения доступа к технологиям и процессу распределения выгод в процессе создания системы и обеспечении биобезопасности.

В работе исследованы приоритетные вопросы, связанные с развитием биотехнологии, которые влияют на организационную структуру и процесс управления международными отношениями в области обеспечения биобезопасности. Так,  проанализированы проблемы соотношения:  биобезопасности и продовольственной безопасности в контексте установления стандартов безопасности продуктов питания, использования генетических ресурсов для производства продовольствия и ведения сельского хозяйства;  биобезопасности, военной и  гуманитарной безопасности в контексте угрозы биотерроризма: способность получения и соответственно применения биологических агентов в качестве новейших видов биологического оружия ставит перед международным сообществом задачу определения необходимых мер по пресечению и недопущению использования достижений биологической науки во враждебных для людей целях посредством создания механизма эффективного международного контроля; биобезопасности и экологической безопасности в плане перемещения живых измененных организмов: вероятность того, что развитие биотехнологии может повлечь неблагоприятные последствия для здоровья человека и окружающей среды,  актуализирует проблему обеспечения  биобезопасности. Последнему вопросу было уделено наибольшее внимание на основе подробного анализа Конвенции о биологическом разнообразии и Протокола по биобезопасности, который предусматривает механизм реализации, направленный на  эффективное обеспечение соблюдения его положений. В диссертации определены вопросы, которые требуют дальнейшего решения в процессе осуществления международного управления, такие как  установление принципов сотрудничества между государствами разного уровня развития; внедрение адекватных процедур экологической экспертизы проектов, которые могут оказывать значительное воздействие на биологическое разнообразие в рамках более широкой оценки последствий программ по биоразнообразию; определение порядка передачи технологий, имея в виду, что они включают и биотехнологии, который должен быть согласован с установленными на международном уровне положениями по оценке и регулированию рисков; создание механизмов международного контроля;  широкое распространение необходимой информации;  целесообразное  участие общественности, при котором ослабляется политический характер проблемы получения  и использования живых измененных организмов.

Международное право, регулируя отношения по обеспечению биобезопасности, призвано установить баланс между системой по защите человека и окружающей среды от неблагоприятных последствий применения живых измененных организмов и дальнейшим развитием биотехнологии. Тем самым, именно на международное право государства возлагают ответственность за принципиальное решение вопросов обеспечения безопасности в отсутствие полной научной определенности.  Основой международного управления для обеспечения биобезопасности выступает принцип принятия мер предосторожности.

Укреплению и развитию международно-правовой базы осуществления управления отношениями в сфере охраны окружающей среды способствует разрешение международных споров, затрагивающих экологические интересы сторон.

В третьей главе «Практика международных судебных учреждений по укреплению  правовых основ управления в сфере охраны окружающей среды» анализируются решения и консультативные заключения трех судебных органов, в деятельности которых  экологическая проблематика, пусть и весьма осторожно, обретает реальные черты: Международный суд ООН, Международный трибунал по морскому праву (далее МТМП), Европейский суд по правам человека (далее ЕСПЧ). На основе обобщения международной судебной практики были сделаны определенные выводы применительно к деятельности каждого учреждения.

В первом параграфе, названном «Практика Международного суда ООН», рассматривается деятельность главного судебного органа ООН по разрешению споров, связанных с использованием природных ресурсов и защитой экологических интересов государств. Такие вопросы либо становятся предметом непосредственного рассмотрения (Венгрия против Словакии, Аргентина против Уругвая), либо затрагиваются в контексте защиты суверенитета государств (Конго против Уганды, законность применения или угрозы применения ядерного оружия).  Важно, что Суд особо обращает внимание на сферу экологических интересов, на необходимость предупредительного подхода,  который наиболее актуален в связи с тем, что, с одной стороны,  причиняемый ущерб может оказаться для природной среды непоправимым, а с другой стороны, это связано с недостатками, присущими механизму возмещения экологического ущерба. Суд не рассматривает окружающую среду как некую абстракцию, а как среду обитания, которая определяет качество жизни и непосредственно влияет на здоровье людей, в том числе будущих поколений. Международный суд не просто признает появление новых норм в сфере охраны окружающей среды в 70-90-е годы XX столетия, но считает, что их действие в некотором смысле имеет обратную силу: эти нормы должны приниматься во внимание не только когда государства планируют осуществление  деятельности, но также и тогда, когда  продолжают деятельность, начатую ранее. Иными словами, Суд придерживается эволюционного подхода, в соответствии с   которым новые проекты должны оцениваться в свете стандартов отношения к окружающей среде, действующих в данное время. Такой подход следует оценивать как справедливый, поскольку иное отношение будет замедлять прогресс в области охраны окружающей среды, стимулируя стремление завершить проект до формального принятия более строгих правовых норм, а также  позволит ставшим опасными проектам продолжаться вопреки требованиям новых стандартов.

Хотя Суд признает ценность сохранения окружающей среды и поддержания ее соответствующего качества, тем не менее  важность интересов в сфере охраны окружающей среды не абсолютизируется, ей не отдается явного предпочтения в ущерб другим интересам, прежде всего экономическим. Следовательно, потребности экономического развития должны согласовываться с интересами защиты окружающей среды. Государства обязаны обеспечивать, чтобы деятельность, осуществляемая в пределах их юрисдикции или под их контролем, не наносила ущерба окружающей среде других государств или районам за пределами национальной юрисдикции. Существование данной нормы в качестве обычая подтверждено Судом. Суд отстаивает позицию, согласно которой экологические договоры не могут  лишать государства возможности осуществлять право на самооборону, однако «государства должны принимать во внимание экологические соображения при оценке того, что является необходимым и соразмерным в ходе достижения законных военных целей» . Суд предельно конкретно высказывается в отношении исключительно договорного характера некоторых норм по защите окружающей среды, рассматривая их как значительный сдерживающий фактор для  государств, подписавших соответствующие соглашения. Таким образом, деятельность Международного суда свидетельствует о том, что главный судебный орган ООН еще только формирует практику разрешения споров, касающихся нарушений международного права в сфере охраны окружающей среды и необходимости возмещения ущерба, рассматривая эти вопросы в контексте различных иных, прежде всего экономических, интересов государств и защиты суверенитета, а также соблюдения справедливости при оценке позиций сторон.

Споры, связанные с защитой окружающей среды, а именно с сохранением и защитой морской среды, могут быть предметом рассмотрения в МТМП, создание которого расценивается как новый этап в развитии международных судов и арбитражей . Предметом исследования во втором параграфе стала практика Международного трибунала по морскому праву. На примере  анализа конкретных споров в нем рассмотрены следующие обязательства государств:  обязательство сотрудничать в принятии  мер по защите и сохранению морской среды; обязательство осуществлять предварительную оценку воздействия на окружающую среду, связанную с деятельностью, которая может иметь трансграничные последствия; обязательство защищать морскую среду, включая принятие всех необходимых мер по предупреждению, уменьшению и контролю загрязнения. До окончательного решения МТМП может настаивать на принятии временных мер. Однако одним из важных условий принятия такого рода мер является необходимость предупреждения серьезного вреда морской среде. Чтобы считаться серьезным, вред должен, по крайней мере, отвечать следующим признакам: быть значительным,  продолжительным и вызывающим серьезные трудности в плане преодоления последствий.

Практика рассмотрения споров в МТМП позволяет сделать следующие выводы: при рассмотрении споров, связанных с сохранением морской среды, деятельность МТМП сосредоточивается собственно на нарушениях норм международного права по защите морской среды и ответственности за такие нарушения, а не на общих принципах, рассмотрение которых в большей степени характерно для Международного суда ООН; приоритет интересов по охране окружающей среды пока не является определяющим при рассмотрении споров, связанных с защитой экономических интересов; принципиальное значение для Трибунала при принятии решения имеет научная  ясность по поводу возможных последствий угрожаемой деятельности для морской среды. Полную научную ясность часто невозможно обеспечить, поэтому Суду необходимо внимательно относиться к тому, что научная неопределенность не должна служить оправданием неприменения мер по защите морской среды. В отличие от Международного суда ООН, Трибунал по морскому праву открыт при определенных условиях для субъектов, не только являющихся государствами-участниками Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., но и не являющихся ее участниками и не являющихся государствами (для международных организаций, юридических и физических лиц). Наконец, компетенция МТМП по защите морской среды не имеет исключительного характера, поскольку соответствующие государства могут обращаться за рассмотрением споров и в другие судебные органы – Международный суд ООН,  Суд Европейский сообществ.  

В практике ЕСПЧ, которая анализируется в третьем параграфе, появились дела, затрагивающие вопросы, связанные с влиянием состояния окружающей среды  на здоровье человека и его частную жизнь.  В указанных случаях  Суд принимает решение о нарушении или не нарушении статьи 8 Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека (1950). Это позволяет прийти к выводу, что нарушение качества  окружающей среды (например, серьезное загрязнение) может оказывать воздействие на частную и семейную жизнь, препятствуя реализации данного права. Анализируя способность государства принять адекватные меры, Европейский  суд предпочитает   воздерживаться   от  специальной оценки  национального природоохранного   законодательства, однако признает, что во всех  случаях,   когда  экологические  проблемы  затрагивали соблюдение конвенционных прав,  эти  нарушения  были вызваны  ненадлежащим  исполнением   норм национального права. Краеугольным камнем судебного разбирательства в том числе при возникновении вопросов, касающихся окружающей среды, становится анализ и поиск рационального соответствия между позитивной обязанностью государства принимать разумные и необходимые меры для обеспечения права заявителей в соответствии с п.1. статьи 8 и вмешательством публичной власти, оправданным в свете п.2 этой же статьи Европейской конвенции.  

Как показывает практика, Cуд не придерживается специального подхода к защите именно экологических прав человека: ни статья 8, ни любая другая статья Европейской конвенции 1950 г. и протоколов к ней непосредственно не регулируют права человека, требуя обеспечить защиту собственно окружающей среды. Суд исходит из того, что более подходящими в этом смысле являются  международные соглашения по охране окружающей среды, а также национальное законодательство, поскольку  в  число прав  и  свобод,  гарантируемых Конвенцией 1950 г., не  включено  право  на  благоприятную окружающую среду. Следовательно, нарушение права на частную и семейную жизнь из-за ухудшения условий окружающей среды только косвенно подтверждает необходимость ее благоприятного состояния  в контексте соблюдения прав человека. Учет данных интересов  во многом достигается за счет того, что ЕСПЧ максимально широко толкует права человека, стремясь обеспечить их наиболее высокий международный стандарт. Поэтому обсуждение вопросов защиты окружающей среды в практике Европейского суда по правам человека приобретает устойчивый характер.

Хотя Суд не применяет особый подход к охране окружающей среды, который бы свидетельствовал о специальном признании определенного статуса экологических прав человека, тем не менее, это не исключает возможности в дальнейшем более определенного закрепления данных прав и развития механизмов их защиты. Ярким примером является Конвенция 1998 г., устаналивающая права на доступ к информации о состоянии окружающей среды, участие в процессе принятия решений по вопросам, касающимся окружающей среды, и на доступ к правосудию.

В целом, международная практика указанных судебных учреждений способна стимулировать принятие аккуратных управленческих решений, к примеру, по проведению оценки воздействия на окружающую среду, предупреждения о возможных последствиях опасной деятельности, принятия мер предосторожности, а также помочь выявить пробелы и проблемы в процессе межгосударственного управления, особенно в плане реализации совместных проектов, способных оказывать серьезное негативное воздействие на окружающую среду. Наиболее сложными в международной судебной практике остаются вопросы, связанные с возмещением экологического ущерба, непосредственно возникающим при реализации проектов, сопутствующего ущерба окружающей среде  при осуществлении опасной деятельности, а также проблемы использования природных ресурсов в связи с управлением территорией или оккупацией.

Несоответствие между глобальным характером экологических проблем  и надлежащей институциональной структурой управления в сфере охраны окружающей среды – одна из главных причин кризисного состояния в сфере международных экологических отношений. Охрана окружающей среды в рамках процесса глобализации обусловливает необходимость в сильном многостороннем механизме управления.

Четвертая глава «Институциональные основы международного управления в сфере охраны окружающей среды» посвящена исследованию деятельности государств по созданию глобального механизма международного управления в сфере охраны окружающей среды, проблемам его функционирования и перспективам развития. В работе подчеркивается, что  в целом для международного управления в сфере охраны окружающей среды характерно многообразие организационных форм. При этом эффективность управления во многом связана с предоставлением государствами международным организациям более широких возможностей для принятия юридически обязательных решений.

Центральную роль в системе международного управления в сфере охраны окружающей среды играет ООН, которая обладает особыми полномочиями. В условиях глобализации роль ООН кардинально возрастает, именно «как основной организации, регулирующей международные отношения и обладающей уникальной легитимностью» . Универсальный характер ООН гарантирует осуществление сотрудничества в сфере охраны окружающей среды с учетом интересов подавляющего большинства государств.  Деятельность органов и учреждений ООН позволяет одновременно рассматривать различные аспекты охраны окружающей среды. Взаимодействие с неправительственными организациями  и иными акторами делает обсуждение проблем в сфере охраны окружающей среды более содержательным и  влияет на формирование глобальной  международной политики в сфере охраны окружающей среды. Реформирование ООН, направленное на повышение ее эффективности, при достижении данной цели неизбежно положительно повлияет на обсуждение и решение международных экологических проблем. Именно этим вопросам посвящен первый параграф - «Стратегическая роль ООН в процессе международного управления в сфере охраны окружающей среды».

Основная управленческая функция ООН в сфере охраны окружающей среды, которой государства ее наделили, - функция координации. Координация осуществляется по различным направлениям. Первое направление – осуществление организационного взаимодействия среди органов и организаций системы ООН, которые тем или иным образом, прямо или косвенно, связаны с экологическими проблемами. Второе направление – разработка комплексных программ по охране окружающей среды, участие в реализации которых принимают различные органы и организации системы ООН. Третье направление – оценка состояния, мониторинг, контроль и согласование выполнения обязательств по конвенциям, касающимся природоохранного сотрудничества. На современном этапе развития международных отношений функция координации требует достаточно мощного организационного механизма, способного обеспечить условия и инфраструктуру для реализации всех трех направлений.

Механизм международного управления в сфере охраны окружающей среды образуют органы и учреждения ООН, имеющие различный статус. Важнейшими принципами международного управления в рамках ООН являются принципы справедливости, подотчетности, транспарентности и ответственности органов и организаций системы ООН.

Главные органы ООН скорее определяют общую стратегию международного управления. Непосредственно же управление осуществляется со стороны  уполномоченных органов, специализированных учреждений и международных организаций системы ООН. Их деятельность подробно рассматривается во втором параграфе - «Роль главных и вспомогательных органов ООН в процессе международного управления в сфере охраны окружающей среды» и в третьем параграфе - «Деятельность специализированных учреждений ООН по управлению в сфере охраны окружающей среды». Роль основного органа ООН в сфере охраны окружающей среды изначально признавалась за Программой ООН по окружающей среде (ЮНЕП) и в принципе никогда не подвергалась сомнению. Проблемы, скорее, стали возникать в плане эффективности ее деятельности, влияние на которую оказывают как внешние, так и внутренние факторы. Поэтому представляется, что любое развитие событий в отношении изменений механизма международного управления в сфере охраны окружающей среды будет осуществляться вокруг ЮНЕП, ключевым элементом мандата которой остается мониторинг и содействие развитию МПОС как основы осуществления международного управления в сфере охраны окружающей среды.

Целый ряд органов, непосредственно занимающихся вопросами охраны окружающей среды, находится в подчинении  Экономического и Социального совета ООН. Особое место среди них занимает функциональная комиссия - Комиссия по устойчивому развитию. Одна из основных проблем в деятельности Комиссии заключается в том, что  возможность обсуждения многих тем (проведение мониторинга прогресса в области осуществления документов Конференции по окружающей среде и развитию, а также обеспечение политического руководства по осуществлению действий по реализации Йоханнесбургского плана)  затрудняет способность доводить их до логического завершения, а именно - подготовки или изменений международных договоров.

В целом, проанализировав организационные особенности, мандат и направления деятельности ЮНЕП и Комиссии по устойчивому развитию, трудно сделать вывод о том, что эти органы способны осуществлять эффективное управление в сфере охраны окружающей среды.  

Общий обзор деятельности специализированных учреждений ООН позволил прийти к заключению, что вопросы охраны окружающей среды интегрируются в программы развития практически всех таких учреждений. Для обеспечения возможно лучшей координации по осуществляемой ими управленческой деятельности в работе предложена классификация специализированных учреждений применительно к осуществлению ими управленческих функций в отношении природных ресурсов и защиты природной среды. 

На основе проведенного исследования  можно определенно сделать вывод о том, что многие специализированные учреждения ООН осуществляют управление в той экологической области, которая наиболее тесно связана с основными целями их деятельности, и практически для всех специализированных учреждений такое управление является достаточно новой сферой деятельности. В перспективе экологические аспекты деятельности специализированных учреждений и иных организаций системы ООН (к примеру, МАГАТЭ) будут укрепляться, но в то же время оставить установление стандартов охраны окружающей среды, согласование и определение их соотношения с другими вопросами исключительно на усмотрение каждого специализированного учреждения вряд ли целесообразно.

Координация между специализированными учреждениями должна осуществляться с учетом, во-первых, самостоятельного характера деятельности специализированных учреждений и не может обеспечиваться в ущерб принятию решений по конкретным вопросам; во-вторых, необходимости обеспечения взаимодополняемости их  деятельности по вопросам охраны окружающей среды для реализации  международной экологической политики ООН; в-третьих, необходимости предупреждения  возможного перекрытия и дублирования функций. Таким образом, неизбежно появление содержательных и организационных связей как между самими специализированными учреждениями при решении конкретных вопросов в сфере охраны окружающей среды в процессе осуществления управления, так и во взаимодействии с органами более общей компетенции, а также организациями вне системы ООН. Такое взаимодействие касается не прямого подчинения, а возможной совместной деятельности в тех или иных формах.  

В целом, интерес и реальные шаги специализированных учреждений по осуществлению международного управления в сфере охраны окружающей среды, следует оценивать позитивно, однако хорошо представляя те трудности, которые вызывают необходимость дальнейшего обсуждения организационных проблем международного управления.

Тенденция, проявляющаяся в увеличении числа специализированных учреждений, занимающихся международным управлением в сфере охраны окружающей среды, свидетельствует о том, что природоохранные интересы находят место  в системе ценностей международного сообщества. Одновременно такая пролиферация, связанная с отсутствием формального взаимодействия и адекватной координации, приводит к пересечению компетенций, частичному дублированию функций, в определенной степени снижает эффект воздействия международно-правовых норм и, в конечном итоге, затрудняет решение международных проблем  в сфере охраны окружающей среды. В результате отсутствия общей комплексной стратегии международного управления в сфере охраны окружающей среды может осуществляться ненужная деятельность и/или могут утверждаться конфликтующие между собой  мандаты, что в свою очередь  не позволит оптимально использовать имеющиеся ресурсы. И как бы продуктивно  специализированные  учреждения ООН не занимались управлением в отдельных экологических областях, это всегда будут лишь отдельные области. У специализированных учреждений, даже при весьма эффективном взаимодействии, никогда не будет достаточных возможностей в такой степени сфокусироваться на экологических проблемах, чтобы осуществлять эффективное международное управление в сфере охраны окружающей среды в целом.

Продолжающееся ухудшение  и разрушение глобальной окружающей среды вызывает все более осознанную потребность в повышении эффективности международного управления. Эта проблема стала предметом исследования в четвертом параграфе - «Совершенствование механизма международного управления в сфере охраны окружающей среды (перспективы создания Всемирной организации по окружающей среде)». Необходимость рационализации процесса международного управления в сфере охраны окружающей среды предполагает проведение реформ, направленных на преобразование международных экологических отношений, в том числе посредством принципиального изменения существующего механизма международного управления. Каким образом должен совершенствоваться этот механизм: путем усиления и обновления, а также расширения мандата уже существующих институтов или путем создания дополнительных структур? Каждая из множества международных организаций вырабатывает свои подходы к решению проблем охраны окружающей среды, устанавливая автономные  режимы управления при отсутствии должной координации.  Если внимательно изучить деятельность существующих международных организаций и других структур, то получается, что ни одну из них нельзя настолько усилить, чтобы, изменив ее компетенцию, финансирование, порядок принятия решений, координации и имплементации действующих международных соглашений по охране окружающей среде, урегулирования разногласий, при этом кардинально не изменить ее мандат и международно-правовой статус.

В настоящее время в науке международного права и на практике активно обсуждается идея создания Всемирной организации по окружающей среде  (далее ВООС). В диссертации исследованы различные аспекты, связанные с перспективой ее создания. Первый - признание необходимости изменения и усиления институциональной архитектуры управления в сфере охраны окружающей среды. Второй – поиск причин отсутствия  более мощной структуры в сфере охраны окружающей среды до настоящего времени, хотя по такому пути развивалось управление другими областями международного сотрудничества. Третий – анализ позиций сторонников и противников идеи создания ВООС. Четвертый – согласование содержательного и организационного формата ВООС. Пятый – место Всемирной организации по окружающей среде относительно системы ООН.

К принципиальным вопросам создания ВООС, независимо от той или другой концепции, относятся следующие:  какими функциями она будет наделена;  будет ли она действовать в качестве головной организации для различных многосторонних природоохранных соглашений;  какие ей будут предоставлены финансовые ресурсы и юридические полномочия.  Обеспеченность полномочий ВООС зависит, главным образом, от трех обстоятельств: достаточные средства, механизм реализации решений (в широком смысле, т.е. касающийся и преодоления разногласий), эффективное соотношение и разграничение функций с другими международными организациями и соглашениями. В диссертации рассматривается не только практически весь спектр предложений относительно создания ВООС, но и обосновываются выводы диссертанта о возможной структуре и компетенции такой организации. Важный итог состоит в том, что при обсуждении перспектив совершенствования механизма международного управления главным должен быть не поиск  компромиссов в рамках политики по охране окружающей среды, а  обеспечение  реальной защиты экологических интересов.

В заключении содержатся выводы, обобщающие результаты диссертационного исследова­ния, и предложения по совершенствованию организации и осуществления процесса управления международными отноше­ниями в сфере охраны окружающей среды. 

Основные научные результаты диссертационного исследования изложены в следующих опубликованных работах:

Монографии и учебники

  1. Соколова Н.А. Теоретические проблемы международного права окружающей среды [Текст] / Н.А. Соколова  - Иркутск: Изд-во Иркут. гос. университета, 2002. – 240 с. - ISBN 5-7430-0762-4. (13,95 п.л.)
  2. Соколова Н.А. Международно-правовые проблемы управления в сфере охраны окружающей среды [Текст] / Н.А. Соколова - М.: Проспект, 2010.- 318 с. – ISBN 978-5-392-01202-2. (20,0 п.л.)
  3. Соколова Н.А. Международное гуманитарное право [Текст] /Н.А. Соколова // Международное публичное право. Учебник / Л.П. Ануфриева, К.А. Бекяшев, Е.Г. Моисеев, В.В. Устинов  [и др.]; отв. ред. К.А. Бекяшев. - 5-е изд,, перераб. и доп. - М.: Проспект, 2008. –  С. 846-882. – ISBN 978-5-392-00342-6. (63,0/2,0 п.л.)

Статьи, опубликованные в ведущих научных журналах,

рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертации на соискание ученой степени доктора наук

4. Соколова Н.А. Глобальные изменения климата: перспективы международного сотрудничества (стратегия реализации Киотского протокола) // Lex Russica (Научные труды Московской государственной юридической академии). - 2005. - № 4. – С. 808-820. (0,75 п.л.)

5. Соколова Н.А. Международно-правовые проблемы обеспечения биобезопасности // Московский журнал международного права. - 2006. - № 1.- С. 385-395. (0,6 п.л.)

6. Соколова Н.А. На пути к созданию Всемирной организации по окружающей среде // Lex Russica (Научные труды Московской государственной юридической академии). - 2007. - № 6. – С. 1141-1152. (0,7 п.л.)

7. Соколова Н.А. Механизм международного управления системы ООН в сфере охраны окружающей среды // Журнал российского права. - 2008. - № 8. – С. 98-106. (0,6 п.л.)

8. Соколова Н.А. Понятие и функции международного управления в сфере охраны окружающей среды // Lex Russica (Научные труды Московской государственной юридической академии). - 2008. - № 6. – С. 1483-1494.  (0,8 п.л.)

9. Соколова Н.А. Международно-правовые пределы осуществления суверенитета над природными ресурсами // Международное право – International Law. -2009. - № 1.- С. 34-46. - Парал. на англ. яз. (0,7 п.л.)

10. Соколова Н.А. Антропоцентрический подход в международном праве окружающей среды // Международное право – International Law. - 2009. - № 2. – С. 5-17. – Парал. на англ. яз. (0,7 п.л.)

11. Соколова Н.А. Природная среда как объект защиты международного гуманитарного права // Международное право – International Law. - 2010. - № 2. - Парал. на англ. яз. (0,9 п.л.)  

12. Соколова Н.А. Международно-правовые принципы устойчивого развития // Евразийский юридический журнал. - 2010. - № 8. – С. 35-42. (0,9 п.л.)

13. Соколова Н.А. Международно-правовые проблемы охраны окружающей среды в связи с реализацией проекта «Северный поток» // Евразийский юридический журнал. - 2010. - № 9. – С. 83-89. (1,1 п.л.)

Иные статьи и тезисы выступлений на конференциях

14. Соколова Н.А. Экологический аспект безопасного развития  // Тезисы докладов на Байкальском форуме «Безопасное развитие регионов». - Иркутск, 1997. – С. 157-159. (0,2 п.л.)

15. Соколова Н.А. К вопросу об эффективности норм международного права окружающей среды // Материалы научно-практической конференции Иркутской области. - Иркутск, 1997. –  С. 14-16. (0,2 п.л.)     

16. Соколова Н.А. Одна из глобальных задач // Московский журнал международного права. - 1997. - № 3. – С. 103-113. (1,0 п.л.)

17. Соколова Н.А. Специфика правовых и организационных форм международного сотрудничества в сфере охраны окружающей среды // Сибирский юридический вестник. - 1998. - № 2. – С. 62-69. (1,0 п.л.)

18. Конвенция ООН по морскому праву 1982 года о защите морской среды (часть XII) и российское законодательство // Материалы международной конференции «Международно-правовые проблемы Мирового океана». – М., 1998. – С. 229-244. (1,1 п.л.)

19. Соколова Н.А. Взаимосвязь основных и специальных принципов при регулировании международных отношений по охране окружающей среды // Сибирский юридический вестник. - 1999. - № 1. – С. 56-59. (0,3 п.л.)    

20. Соколова Н.А. Международное право и российское экологическое законодательство // Сибирский юридический вестник. - 1999. - № 2. – С. 66-68.  (0,3 п.л.)       

21. Соколова Н.А. Предпосылки становления международного экологического права // Материалы ежегодной научно-практической конференции Юридического института ИГУ. - Иркутск: Изд-во ИГУ, 1999.- С. 35-36. (0,2 п.л.)

22. Соколова Н.А. Имплементация норм Конвенции ООН по морскому праву 1982 года о защите морской среды (часть XII) в российском законодательстве // Сибирский юридический вестник. - 2000. - № 1. – С. 12-18. (1,0 п.л.)    

23. Соколова Н.А. Проблемы преподавания международного права // Сибирский юридический вестник. - 2000. - № 1. – С. 61-63. (0,3 п.л.)

24. Соколова Н.А. Международное право: вопросы специализации  // Сибирский юридический вестник. - 2000. - № 3. – С. 9-12. (0,5 п.л.) 

25. Соколова Н.А. Некоторые вопросы защиты окружающей среды в период вооруженных конфликтов // Российский ежегодник международного права. Специальный выпуск. - СПб.: «СКФ Россия-Нева», 2000. – С. 169-171. (0,3 п.л.)

26. Соколова Н.А. Правовое регулирование как средство решения международных экологических проблем  // Сибирский юридический вестник. - 2001. - № 1. – С. 25-29. (0,6 п.л.)        

27. Соколова Н.А. Экологическая составляющая современного мирового правопорядка // Российский ежегодник международного права. - СПб.: «СКФ Россия-Нева», 2001. – С. 362-365. (0,3 п.л.)

28. Соколова Н.А. Взаимодействие международного и внутригосударственного права в сфере охраны окружающей среды  // Сибирский юридический вестник. - 2001. - № 3. – С. 22-26. (0,5 п.л.)       

29. Соколова Н.А. Развитие системы принципов международного экологического права // Труды Московской  государственной юридической  академии. Сб. статей. - М.: Юристъ, 2001. - № 6. – С. 50-64. (0,9 п.л.)  

30. Соколова Н.А. Вопросы охраны окружающей среды в деятельности международных судебных учреждений // Российский ежегодник международного права. - СПб.: СКФ «Россия-Нева», 2003. – С. 99-110. (0,7 п.л.)

31. Соколова Н.А. Проблемы эффективности Римского статута Международного уголовного суда // Российский  ежегодник международного права. Специальный выпуск. - СПб.: СКФ «Россия-Нева», 2003. – С. 68-75. (0,6 п.л.)    

32. Байкал как участок всемирного природного наследия // Материалы международной научно-практической конференции «Байкальская природная территория как системообразующий фактор глобального пространства охраны природы: эколого-правовые аспекты устойчивого развития». – Иркутск: Изд-во ИГУ, 2003. - С.16-22. (0,5 п.л.)

33. Соколова Н.А. Правовые вопросы сотрудничества Российской Федерации и Республики Корея в сфере охраны окружающей среды // Материалы международной конференции «Перспективы сотрудничества Сибири и Юго-Восточной Азии в XXI веке (The 21st Century Siberia-East Asia, Cooperative Perspectives)» - Тэчжон, 2003. – С. 26-42. – Парал. аннотация на англ. яз. (1,3 п.л.)

34. Соколова Н.А. Отчет по международной научно-практической конференции «Байкальская природная территория как системообразующий фактор глобального пространства охраны природы: эколого-правовые аспекты устойчивого развития», подготовленный Д.В. Шорниковым  // Государство и право. - 2004. - № 6. – С. 108-109. (0,2 п.л.)

35. Соколова Н.А. Защита и сохранение морской среды как условия осуществления свобод открытого моря // Морское право и практика. - 2005. - № 1. – С. 20-32. (1,0 п.л.)

36. Соколова Н.А. Имплементация норм МГП по защите природной среды // Российский ежегодник международного права. – СПб.: СКФ «Россия-Нева», 2004. – С.19-26. (0,5 п.л.)

37. Соколова Н.А. Тенденции развития международного права окружающей среды // Юрист-международник. - 2005. - № 4. – С. 16-23. (0,7 п.л.)     

38. Соколова Н.А. Международное гуманитарное право и защита природной среды // Argumentum ad Judicium. ВЮЗИ – МЮИ - МГЮА. Труды. Том II. – М., 2006. – С. 310-316. (0,6 п.л.)   

39. Соколова Н.А. Роль ООН в прогрессивном развитии международного права окружающей среды // Российский ежегодник международного права. 2005. - СПб.: СКФ «Россия-Нева», 2006. – С. 270-278. (0,5 п.л.)

40. Соколова Н.А. Обычные нормы и защита окружающей среды в период вооруженных конфликтов // Российский  ежегодник международного права. Специальный выпуск 2005. - СПб.: СКФ «Россия-Нева», 2006. – С. 40-48. (0,5 п.л.)

41. Соколова Н.А. Международно-правовые проблемы охраны морского биоразнообразия // Морское право и практика. - 2006. - № 4. – С. 20-31.  (0,8 п.л.)

42. Соколова Н.А. О порядке приема в члены ООН // Lex Russica. - 2007. - № 3. – С. 543-553. (0,6 п.л.) (в соавторстве с К.А. Бекяшевым)

43. Соколова Н.А. Формирование международно-правового принципа охраны окружающей среды // Sudebnik. - Vol.11. - Issues 3&4. Sept/Dec. 2006. - Wildy, Simmonds & Hill Publishing. London. – P.601-604. (0,2 п.л.)        

44. Соколова Н.А. Гаагские конвенции 1907 г. и современное международное гуманитарное право // Украинский журнал международного права. - 2006. - № 2. – C. 56-62. (0,5 п.л.)   

45. Соколова Н.А. Морские генетические ресурсы как новый объект международно-правовой охраны // Морское право и практика. - 2007. - № 4. – С. 11-19. (0,8 п.л.)

46. Соколова Н.А. Международно-правовая охрана уязвимых морских экосистем // Морское право и практика. - 2008. - № 4. – C. 35-41. (0,7 п.л.)

47. Соколова Н.А. Институт международно-правовой защиты природной среды в период вооруженного конфликта // Studii Juridice Universitare. - 2008. - № 3-4. – С. 165-175. (0,8 п.л.)

48. Соколова Н.А. Правовой режим природных ресурсов и концепции международного управления // Материалы научно-практической конференции «60 лет кафедре международного права МГЮА им. О.Е. Кутафина». - М.: Проспект, 2009. С. 155-159. (0,4 п.л.)

49. Соколова Н.А. Принцип «загрязнитель платит» в системе принципов международного права окружающей среды // Материалы международной научно-практической конференции «Государство и право: вызовы XXI века (Кутафинские чтения)». - М., 2009. – С. 410-413. (0,3 п.л.)

50. Соколова Н.А. Специализированные учреждения ООН: международное управление в сфере охраны окружающей среды // Актуальные проблемы современного международного права: Материалы ежегодной межвузовской научно-практической конференции. Москва, 10-11 апреля 2009 г. Под ред. А.Я. Капустина, Ф.Р. Ананидзе. – М.: РУДН, 2010. – С. 464-475. (0,6 п.л.)

51. Соколова Н.А. Межгосударственное управление в сфере охраны окружающей среды в контексте социального назначения международного права // Международное право: вчера, сегодня, завтра. Тезисы участников конференции, посвященной 100-летию со дня рождения Р.Л. Боброва. Под ред. С.В. Бахина. – СПб.: СКФ «Россия-Нева», 2010. - С. 38-39. (0,2 п.л.)

Декларация тысячелетия Организации Объединенных Наций от 8 сентября 2000 г. П.6. // Международное публичное право. Сб. док.: в 2 ч. Ч. I /сост. К.А. Бекяшев, Д.К. Бекяшев. М., 2006. С. 86.

Моисеев А.А. Суверенитет государства в современном мире. Международно-правовые аспекты. М., 2006. С. 63,64.

Субъективные пределы межгосударственного управления – воля государств как основных управляющих субъектов.

Бекяшев К.А. Понятие и классификация основных принципов общего международного права // Lex Russica. 2008. № 2. С. 434.

Бекяшев К.А.Там же. С. 441.

The Nuclear Weapons Case, Advisory Opinion. 8 July 1996. § 30 // ICJ Reports, 1996.  

Колодкин А.Л., Гуцуляк В.Н., Боброва Ю.В. Мировой океан. Международно-правовой режим. Основные проблемы. М., 2007. С. 562.

Концепция внешней политики Российской Федерации от 12 июля 2008 г. // Международное публичное право: Сб. док. / сост. К.А. Бекяшев, Д.К. Бекяшев. М., 2009. С. 24-39. 

Предложение о создании Глобальной организации по окружающей среде (Global Environmental Organization) остается актуальным для усиления  управления глобальной окружающей средой (рекомендации, подготовленные группой независимых экспертов из стран «Большой восьмерки»  для саммита в Эвиане (2003)).  Целью Парижской конференции (2007) стала мобилизация поддержки для усиления роли ЮНЕП и ее трансформации в ООН по окружающей среде (ЮНЕО). Это должна быть организация, которая объединяет специальные знания и авторитет, играет в ООН лидирующую и координирующую роль в  отношении природоохранных интересов. Лидеры Германии и Франции в преддверии Конференции по изменению климата в Копенгагене направили письмо Генеральному секретарю ООН, в котором говорилось о том, что «следует тщательно пересмотреть структуру международного экологического управления. Мы должны использовать конференцию в Копенгагене для дальнейшего продвижения вперед на пути к созданию Всемирной организации по окружающей среде»  // Letter by A. Merkel, Bundeskanzlerin der Bundesrepublik Deutschland, and N. Sarkozy, President de la Republique Francaise, to H.E. Ban Ki-Moon, Secretary-General of the United Nations, dated 21.09. 2009.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.