WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Административная ответственность: проблемы и пути совершенствования

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

На правах рукописи

 

СЕРКОВ ПЕТР ПАВЛОВИЧ

 

АДМИНИСТРАТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ:

ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ

 

Специальность 12.00.14 – административное право, финансовое право,

информационное право

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

 

Москва – 2010

Диссертация выполнена на кафедре административного права Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина

Официальные оппоненты:    Заслуженный юрист Российской Федерации,

доктор юридических наук, профессор

                                                Дугенец Александр Сергеевич

Заслуженный юрист Российской Федерации,

доктор юридических наук, профессор

                                                 Соловей Юрий Петрович

доктор юридических наук, профессор

                                                Чепурнова Наталья Михайловна.

Ведущая организация        Институт государства и права

Российской академии наук

Защита диссертации состоится 26 января 2011 года в 12.00 на заседании диссертационного совета Д 212.123.02 при Московской государственной юридической академии имени О.Е Кутафина, г. Москва, 123995, ул.Садовая Кудринская, 9, зал заcеданий Ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МГЮА имени О.Е. Кутафина.

Автореферат разослан _______________ 2010 года

Ученый секретарь диссертационного совета

Заслуженный деятель науки Российской Федерации

доктор юридических наук, профессор            Н.А. Михалева


I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Актуальность темы диссертации. Институт административной ответственности в России формировался и начал развиваться начиная со второй половины XIX века и всегда рассматривался как важнейшая составная часть полицейского, а затем административного права, как механизм осуществления государственного управления в сфере обеспечения общественного порядка и общественной безопасности. Решающее влияние на его развитие оказывали экономические и социальные условия жизни страны, политический режим, уровень культуры населения, философские и правовые взгляды представителей отдельных отраслей науки.

Определенное влияние на развитие института административной ответственности оказывали фактическое состояние преступности в стране, многочисленные противоправные действия в различных сферах общественной жизни. Указанные факторы оказали влияли и на развитие законодательства об административной ответственности.

В условиях советской власти институт административной ответственности призван был отражать в основном потребности государственного управления на различных этапах развития государственности, приоритетом которой являлось обеспечение интересов политического режима, что обусловило игнорирование кодификации законодательства об административной ответственности, особенно его процессуальной составляющей. Само установление норм об административной ответственности было предметом регулирования не законодателя, а органов государственного управления, не говоря уже о формах и методах защиты прав граждан при применении властями мер административного наказания.

В новой России в условиях действия Конституции Российской Федерации 1993 года, закрепившей принципиально новые отношения в политической и экономической сферах, новые принципы соотношения публичных и частных интересов, изменения идеологии и практики правового регулирования административной ответственности,  возрастает роль этого правового института в разрешении конфликтов, возникших в сложный период перехода к правовому государству, становления гражданского общества.

В этих условиях особую актуальность приобретает научное осмысление роли и значения административной ответственности, призванной наряду с другими видами юридической ответственности обеспечивать требования правопорядка и осуществлять профилактическую функцию.

Современные приоритеты развития общества и государства обусловливают и новое содержание института административной ответственности: приоритет прав и свобод человека и гражданина, строгое соблюдение требований Конституции Российской Федерации судебными и иными органами административной юрисдикции.

К сожалению, не снижается общий уровень административных правонарушений, что же касается административных правонарушений в сфере дорожного движения, здравоохранения, миграции, природопользования и экологии, бюджетного, налогового и антимонопольного регулирования, то их количество даже растет.

Достаточно привести некоторые данные о рассмотрении дел об административных правонарушениях судами общей юрисдикции. В 2007 г. было рассмотрено 5 млн. 461 тыс. 400 дел об административных правонарушениях, в 2008 г. этот показатель составил 5 млн. 305 тыс. 120 дел, а в 2009 г. – 5 млн. 498 тыс. 186 дел. Приведенные данные судебной статистики свидетельствуют о том, что не наметилась тенденция к сокращению административных правонарушений, что, в свою очередь, негативно влияет на состояние правопорядка в стране в целом.

Следует учитывать, что приведенные цифры не определяют общее количество совершенных административных правонарушений, так как значительная часть дел о таких правонарушениях рассматривается должностными лицами федеральных органов исполнительной власти, их структурных подразделений и территориальных органов. Кроме того, дела об административных правонарушениях рассматриваются комиссиями по делам несовершеннолетних и защите их прав, а также должностными лицами органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, причем количество граждан, привлекаемых к административной ответственности в рамках административной юрисдикции достигает десятков миллионов.

Следует также учитывать дела об административных правонарушениях, рассмотрение которых предусмотрено соответствующими законами субъектов Российской Федерации. Но речь идет не только о большом количестве физических и юридических лиц, вовлеченных в производство по делам об административных правонарушениях. Субъекты правоотношений в связи с административной ответственностью – граждане различаются по возрасту, социальному статусу, национальности, вероисповеданию, юридические лица  – по их статусу, формам собственности и т.п.

При оценке масштабности применения мер административной ответственности следует учитывать то обстоятельство, что не все административные правонарушения выявляются, имеется определенный объем их латентности, а потому обоснованные прогнозы относительно реальной ситуации с административными правонарушениями затруднены.   

Административная ответственность является наиболее распространенным и востребованным видом юридической ответственности. Этот институт активно участвует в обеспечении стабильности общественной жизни и повышении гарантий защищенности прав граждан и тем самым приобретает значимость эффективного правового способа воздействия на общественные отношения.

Законодательство об административных правонарушениях призвано комплексно выполнять охранительные функции от посягательств на широкий круг отношений, в том числе по вопросам собственности, экологии, предпринимательства, в сфере государственного управления, миграционной политики и других областях деятельности и жизни общества. Кроме того, одной из задач административной ответственности является противодействие коррупции, экстремизму, проявлениям организованной преступности.

Следует отметить позитивную роль административной ответственности в борьбе с преступностью, в профилактике преступлений. В этих условиях возрастает актуальность научных исследований института административной ответственности как целостного правового явления, факторов и условий развития и совершенствования  законодательства в этой области, его материальных и процессуальных аспектов.

Уяснение роли института административной ответственности невозможно без исследования того, изменились ли ее современный облик и внутреннее содержание. Необходим анализ того, насколько доктринальное понимание административной ответственности, сложившееся в предыдущие годы, соответствует современным реалиям как в отношении материально-правового, так процессуального правоприменения.

Важно выяснить, за счет каких механизмов происходит единообразное применение норм законодательства об административной ответственности, достигает ли оно ожидаемого обществом эффекта. Увеличение объема законодательного регулирования административной ответственности в связи со значительным увеличением составов административных правонарушений, их сложностью обуславливает актуальность вопроса о том, сможет ли наука административного права и далее также своевременно предлагать эффективные методы и способы правового регулирования административной ответственности, а в необходимых случаях конструктивную ее модернизацию.

Межотраслевой характер административной ответственности, с помощью которой защищаются общественные отношения, регулируемые большинством отраслей права (конституционного, финансового, налогового, экологического идр.), требует четкого ее отграничения от других видов юридической ответственности. В связи с этим необходимо ответить на вопрос, в достаточной ли степени оптимизировано правовое регулирование административной ответственности применительно к нормам налогового, бюджетного, экологического, природоохранного законодательства. Следует выяснить, определены ли правовые научно-обоснованные критерии, позволяющие прийти к выводу, что в конкретном случае имеет место не административное, а иное правонарушение, а следовательно, и иной вид ответственности, например, налоговой. Достаточно аргументированные ответы на эти чрезвычайно вопросы пока отсутствуют.

Соответственно, более точно следует определить круг отношений, которые должны регулироваться правовыми нормами об административной ответственности. Изучение данной стороны административной ответственности имеет существенное (как доктринальное, так и прикладное) значение.

Кроме того, недостатком современных исследований административной ответственности, на наш взгляд, следует признать отсутствие единой концепции данного института. Как правило, анализируются отдельные стороны административной ответственности с различной степенью их детализации. Но не менее важным являются представления о том, как эти элементы взаимодействуют между собой, образуя единое функционирование  института административной ответственности. Необходим системный подход, который позволит комплексно взглянуть не только на проблемы, но и пути совершенствования административной ответственности.

Степень разработанности проблемы. В российской науке административного права на сегодняшний день сформировались и развиваются определенные взгляды на роль, содержание, принципы административной ответственности. Вопросы ее применения, осуществление производства по делам об административных правонарушениях конкретными субъектами административной юрисдикции всегда являлись предметом научных исследований.

Досоветский период можно охарактеризовать как период формирования не только науки административного права, но и административной юстиции. В конце XIX – начале XX в. выходят научные труды русских ученых: И.Е. Андриевского, А.Д. Градовского, В.О. Дирюжинского, Н. Муравьева, А. Трифонова, В. Фукса, других исследователей. В них и, особенно, в трудах Н.М. Коркунова («Очерк теорий административной юстиции» - 1885 г.), И. Тарасова («Личное задержание как полицейская мера безопасности» - 1886 г.); А. Трифонова («О мерах принуждения по прусскому и нашему законодательствам» – 1886 г.) рассматриваются вопросы правосудия, полномочия судебных и административных органов по правовой оценке и разрешению споров, применению предусмотренных законом санкций.

Среди ученых докодификационного периода (1917–1984 гг.), исследовавших различные аспекты административной ответственности, следует отметить труды М.Д. Загряцкова («Административная юстиция и право жалобы в теории и законодательстве» -1924 г.); П.Н. Карадже-Искрова («Новейшая эволюция административного права» - 1927 г.); В.Н. Дурденевского («Лекции по праву социальной культуры» - 1929 г.). И.Н. Ананов в своей работе 1925 г. «Очерки федерального управления СССР (Народные комиссариаты СССР)» обосновал решающий принцип деятельности советских органов управления – федерализм и впервые проанализировал деятельность исполнительно-распорядительных органов. К этому же периоду относятся труды по совершенствованию законодательства об административной ответственности: С.М. Гурвича о применении административных взысканий, А.М. Турубинера об обязательных постановлениях и административных взысканиях, В. Власова об обязательных постановлениях исполкомов Советов и административных взысканиях. В 1926 г. этими и другими исследователями впервые обозначена проблема охраны прав личности и искоренения из практики тенденции увлечения административными взысканиями.

Большой вклад в развитие теории административной ответственности был внесен в послевоенный период. Это в первую очередь работы Д.Н. Бахраха («Советское законодательство об административной ответственности» - 1969 г.); И.А. Галагана («Административная ответственность в СССР» – 1970 г.); А.Е. Лунева («Государственный контроль в СССР» - 1951 г. и «Административная ответственность за правонарушения» - 1971 г.); Л.Л. Попова («Убеждение и принуждение» - 1968 г.); В.Д. Сорокина («Административно-процессуальное право» – 1972 г.); Н.Г. Салищевой («Административный процесс в СССР» – 1964 г. и «Гражданин и административная юрисдикция в СССР» - 1970 г.); С.С. Студеникина (диссертация на соискание доктора юридических наук «Советская административно-правовая норма и ее применение» - 1949 г.).

Современный период знаменателен трудами по административной ответственности А.Б. Агапова, К.С. Бельского, И.И. Веремеенко, В.А. Власова, Т.В. Ворошиловой, В.В. Денисенко, А.С. Дугенца, Л.А. Калининой, Ю.М. Козлова, А.П. Коренева, Г.А. Кузьмичевой, Б.М. Лазарева, М.Я. Масленникова, Н.П. Мышляева, М.И. Никулина, Л.Л. Попова, Б.Ф. Россинского, Ю.П. Соловья, Ю.Н. Старилова, А.А. Стахова, М.С. Студеникиной, В.Г. Татаряна, Ю.А. Тихомирова, А.П. Шергина, А.Ю. Якимова А.Ю. О.М. Якубы и ряда других ученых.

Вместе с тем до настоящего времени системное и фундаментальное исследование теоретических и прикладных проблем административной ответственности на основе новейшего законодательства современной России, ее материально-правовой и процессуальной составляющих отсутствует. Этот пробел восполнен в настоящей диссертации.

Объектом диссертационного исследования выступает система общественных отношений, складывающихся в сфере правотворчества и применения норм административной ответственности, в том числе в процессе осуществления судьями судов общей юрисдикции судопроизводства по делам об административных правонарушениях.

Предмет диссертационного исследования образуют сущность и содержание административной ответственности, ее роль в обеспечении правопорядка; основные теоретические и прикладные проблемы развития материальных и процессуальных правоотношений в связи с административной ответственностью; законодательное регулирование в указанной сфере.

Целью диссертации является разработка совокупности теоретических положений и практических рекомендаций, обеспечивающих новое представление об административной ответственности, эффективности функционирования ее механизма.

В интересах достижения цели диссертационного исследования были поставлены следующие задачи:

1. Разработать теоретические положения и обосновать критерии административной ответственности как самостоятельного вида юридической ответственности.

2. Проанализировать современное состояние теоретических позиций, касающихся сущности и содержания административной ответственности, и установить ее роль в реализации административно-деликтного законодательства. 

3. Определить место административной ответственности в системе юридической ответственности и сформулировать критерии разграничения административной и иных видов юридической ответственности.

4. Сформулировать необходимые и достаточные признаки понятий «административное правонарушение» и «административная противоправность» как основания административной ответственности, определить критерии их соотношения и разграничения.

5. Дать объективную оценку современного состояния законодательства об административных правонарушениях, выявить основные тенденции и направления его развития, аргументировать научные выводы, законодательные предложения и практические рекомендации по совершенствованию порядка привлечения к административной ответственности.

6. Выявить проблемы развития материально-правовых и процессуальных отношений в связи с административной ответственностью, в целях обеспечения прав и законных интересов субъектов административной ответственности, баланса публичных и частных интересов, предложить меры по их гармонизации.

7. Выявить особенности конструкции компетенционных норм (ст. 23.1–23.71 КоАП РФ).

8. Сформулировать понятие административной юрисдикции, предложить систему ее субъектов, их предметную компетенцию. Обосновать теоретические предпосылки административного судопроизводства по делам об административных правонарушениях.

9. В целях защиты прав и законных интересов участников административного процесса предложить меры совершенствования процессуальных норм, определяющих порядок реализации административной ответственности.

Методология и методика исследования. Методологической основой исследования явились общие и частные научные методы познания объективной действительности. В работе использованы сравнительно-правовой, логико-юридический, конкретно-социологический, статистический, исторический методы исследования.

Теоретическую основу исследования составили фундаментальные труды по общей теории права, а также современные достижения науки административного, международного, конституционного, уголовного, уголовно-процессуального права.

Нормативной базой диссертации являются международные правовые акты, отечественное законодательство, постановления Конституционного Суда Российской Федерации, постановления Пленума Верховного Суда России, правовые акты федеральных органов исполнительной власти.

Эмпирическая база исследования. Автором по специально разработанной программе изучены в Верховном Суде Российской Федерации, районных судах г. Москвы, Ульяновской, Ярославской и Ростовской областей в период с 2001 по 2010 гг. 750 дел об административных правонарушениях. Проведен анкетный опрос 150 федеральных и 180 мировых судей.

Автором в течение последних 7 лет обобщена практика судов общей юрисдикции по рассмотрению дел об административных правонарушениях и решений по жалобам на постановления судей по указанным делам в судах субъектов Российской Федерации и в Верховном Суде Российской Федерации. Были также изучены статистические данные, характеризующие динамику административных правонарушений в свете действия Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

При подготовке работы использованы статистика Верховного Суда Российской Федерации, материалы семинаров, проведенных им с судьями во всех регионах страны по вопросам применения в судах общей юрисдикции законодательства об административной ответственности.

Помог автору при выявлении проблем административного судопроизводства и административной юрисдикции, а также в разработке практических рекомендаций многолетний опыт работы судьей, в том числе применительно к административному судопроизводству.

Положения, выносимые на защиту:

1. Юридическая ответственность представляет собой особую правовую форму реакции государства на защиту публичных и частных интересов, заключающуюся  в совокупности установленных государством материальных и процессуальных правовых норм в целях понуждения правонарушителя, добровольно не желающего соблюдать установленные нормы поведения, к должному поведению и возложения обязанности претерпевать неблагоприятные для него последствия, а также достижения цели предупреждения правонарушений.

Это определение учитывает специфику современных видов юридической ответственности и значительным образом отвечает требованиям универсальности. Оно подчеркивает институциональность юридической ответственности, а также возможность привлечения к ответственности виновного и оправдания невиновного. Такое понимание юридической ответственности подразумевает все существующие способы воздействия на правонарушителя, то есть как наказательный, восстановительный или компенсационный, так и профилактический или предупредительный.

2. Административная ответственность есть комплексный правовой механизм реагирования государства на проявление административной противоправности, содержащий материально-правовые основания и процессуальный порядок производства по делам об административных правонарушениях.

Основу (основания) административной ответственности составляют дифференцированная административная противоправность, состав административного правонарушения, административное наказание (материально-правовой аспект) и процессуальная форма.

3. Видами юридической ответственности являются традиционно принятые в юридической доктрине гражданско-правовая, уголовная, дисциплинарная и административная.

Противоправность иных видов правонарушений (в финансовой, бюджетной, налоговой, экологической и иных сферах) и противоправность  административных правонарушений по своей сущности идентичны. Видовая специфика противоправности в этих сферах общественных отношений не выявлена ни законодательством, ни в научных исследованиях. Нарушение законодательства в них влечет за собой применение санкций гражданско-правового, уголовного, административного или дисциплинарного наказания.

Выделение в качестве самостоятельного вида ответственности (финансовой, бюджетной, налоговой, экологической и других) не основано ни на объективных критериях, ни на каких-либо характерных особенностях правонарушения в этих сферах, а потому вряд ли возможно.

4. Меры, применяемые к лицу за нарушение порядка в судебном заседании, именуемые в науке гражданского и уголовного процесса как процессуальная ответственность, по сути дела являются мерами административной ответственности, поскольку их основаниями является административная противоправность.

Анализ соответствующих норм ГПК РФ и УПК РФ, определяющих ответственность в виде штрафов, назначаемых судьей за нарушение порядка судебного заседания, и практика их применения достаточно убедительно доказывают необходимость включения соответствующих норм, содержащих составы административных правонарушений в КоАП РФ. Это позволит ввести  дополнительные процессуальные гарантии прав граждан при применении к ним мер административного принуждения, включив в этот процесс возможность обжалования такого рода мер.

5. Административное правонарушение как основание административной ответственности характеризуется таким признаком, как противоправность, причем административная противоправность имеет межотраслевой характер, поскольку нормы Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях призваны защищать соблюдение правил и требований законодательства, относящегося к иным отраслям системы права.

6. Административное правонарушение представляет собой межотраслевое виновное противоправное действие (бездействие), по своему характеру и степени общественной опасности не отвечающее критериям правонарушения, влекущего гражданско-правовую, дисциплинарную или уголовную ответственность.

Дифференциация административной противоправности проявляется в составе административного правонарушения. Состав административного правонарушения выражает публичные интересы общества и служит источником  материально-правовых отношений по поводу оценки конкретных действий (бездействия) на предмет их противоправности за счет оптимально необходимой совокупности имеющих  индивидуальное содержание элементов,  которая позволяет также отделить одно проявление  противоправности административного характера от всех других.

7. В качестве одной из основных целей административного наказания следует рассматривать восстановление социальной справедливости. В то же время нельзя согласиться с утверждением, что эта мера несет лишь  превентивный потенциал. Важной целью административного наказания является и установление общественного порядка и общественной безопасности, порядка осуществления государственной власти.

8. Юридический процесс представляет собой форму организации любой деятельности. Это правовой механизм, в определенных случаях структурирующий деятельность органов публичной власти по достижению соответствующего материально-правового результата, например: при принятии законодательным органом законодательного акта, при осуществлении правосудия судом при реализации исполнительной власти. Юридический процесс выполняет регулирующую, контрольную и охранительную функции в их органичном единстве.

9. Административный процесс является самостоятельным видом юридического процесса, он обладает специфическими функциями, отличаясь от законодательного процесса и от судопроизводства. Необходимо выделять административное производство и производство по делам об административных правонарушениях, имея в виду различие  в материально-правовом результате.

Административное производство – форма реализации административного процесса органами исполнительной власти. Процессуальную специфику административного производства определяет содержание материально-правовых отношений.

Производство по делам об административных правонарушениях в качестве юридического процесса можно определить как установленный законом порядок достижения баланса публичных и частных интересов при возбуждении дела об административном правонарушении, установлении, исследовании соответствующих доказательств, уяснении иных юридически значимых обстоятельств, имеющих значение для его разрешения, назначении и исполнении административного наказания, а также прекращения производства по делу в установленных законом случаях.

Производство в судах по делам об административных правонарушениях является видом административного судопроизводства, о котором речь идет в ст. 118 Конституции Российской Федерации.

10. Сложной проблемой является преобладание в диспозициях норм об ответственности за административные правонарушения, содержащихся в Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, ссылок на нарушения правил и требований, которые по сути дела определены подзаконными правовыми актами органов исполнительной власти.

11. В целях совершенствования административной ответственности внести изменения в КоАП РФ:

- преобладание в диспозициях Особенной части КоАП РФ норм об ответственности за административные правонарушения, содержащих ссылки на нарушения правил и требований, определенных подзаконными правовыми актами органов исполнительной власти приводит к фактическому установлению ими объективной стороны состава административного правонарушения, тогда как это функция органов законодательной власти. Требуется максимально сократить количество таких норм;

- в целях обеспечения исполнения предписаний ст. 1.1 КоАП РФ материальные и процессуальные нормы, касающиеся административных правонарушений, должны быть включены исключительно в КоАП РФ;

- несоответствие отдельных норм КоАП РФ и АПК РФ создает дополнительные сложности в правоприменительной практике. Исключить данную проблему позволит унификация норм, регламентирующих производство по делам об административных правонарушениях в судах общей юрисдикции и арбитражных судах;

- изложить в новой редакции ч. 2 ст. 1.4 КоАП РФ и ч. 1 и ч. 2 ст. 1.6 КоАП РФ;

- привести ч. 6 ст. 4.6 КоАП РФ в соответствие с ч. 1 ст. 1.1 КоАП РФ;

- в ст. 27.1 КоАП РФ предусмотреть право обжалования применения таких мер обеспечения, как изъятие вещей и документов, запрещение эксплуатации транспортных средств.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что впервые на основе новейшего законодательства проведено комплексное и системное научное исследование института административной ответственности. Критерию новизны соответствуют следующие теоретические положения диссертации:

- выявленные автором закономерности развития административных правоотношений в сфере административной ответственности;

- авторская концепция судопроизводства по делам об административных правонарушениях, включающая в себя административно-юрисдикционную деятельность судей и иных субъектов административной юрисдикции и основанную на реальном претворении в жизнь принципов законности, равенстве всех перед законом, приоритете прав и свобод человека и гражданина, разумном сочетании публичных и частных интересов при применении административных наказаний;

- теоретически обоснованный исчерпывающий перечень видов юридической ответственности: гражданско-правовой, уголовной, административной и дисциплинарной ответственности;

- разработанная автором теория противоправности как основного содержания административных и всех иных правонарушений;

- комплекс критериев разграничения по признаку противоправности административных правонарушений с преступлениями, гражданско-правовыми деликтами и дисциплинарными проступками;

- авторские предложения по реализации концепции судопроизводства по делам об административных правонарушениях, в том числе порядка рассмотрения  дел об административных правонарушениях.

Теоретическая значимость диссертационного исследования определяется, таким образом, разработкой и внесением новых знаний в науку административного права и авторской концепцией комплекса мер по совершенствованию административной ответственности. Диссертация содержит теоретические положения, совокупность которых представляет собой постановку и решение сложных проблем административной ответственности, имеющих важное государственное значение.

Теоретические выводы и положения позволили автору внести ряд существенных предложений по совершенствованию административного законодательства об административной ответственности.

Практическая значимость диссертационного исследования обусловлена важными рекомендациями и предложениями, направленными на совершенствование законодательства об административной ответственности и практике его применения, обеспечивающих защиту прав и свобод граждан и организаций.

Апробация и внедрение в практику результатов исследования происходила в форме обсуждения полученных результатов на научно-практических конференциях и теоретических семинарах, подготовки научных публикаций, внедрения научных разработок в законопроектную деятельность и правоприменительную практику, учебного процесса.

Положения диссертации докладывались на международных и межведомственных научно-практических конференциях, состоявшихся в 2004-2010 гг. в Новосибирске, Саратове, Калуге на семинарах «Практика применения КоАП РФ», в Улан-Удэ, Волгограде, Калининграде - на семинарах «Практика рассмотрения дел об оспаривании нормативных правовых актов», в Ханты-Мансийске, Якутске, Красноярске, Санкт-Петербурге – на семинарах «Практика рассмотрения дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих», в Петропавловске-Камчатском на семинаре по практике рассмотрения судами дел о биоресурсах, в Москве на  Международном экспертном семинаре «Роль административной юстиции в защите прав человека», на Международной конференции «Совершенствование досудебной процедуры разрешения административных споров».

Результаты диссертационного исследования были использованы в выступлениях на парламентских слушаниях в Государственной Думе и Совете Федерации о практике применения законодательства об административной ответственности (2005 и 2010 гг.).

Результаты исследования использовались при проведении региональных семинаров и совещаний с судьями судов общей юрисдикции во всех субъектах Российской Федерации, на круглых столах и в семинарах, ежегодно проводимых на Факультете повышения квалификации судей судов общей юрисдикции Российской академии правосудия, начиная с 2003 года.

Всего по теме диссертации опубликовано 21 научных работы, в том числе 10 научных статей в изданиях, рекомендованных ВАК, 1 монография, 6 научно-практических пособий.

Результаты диссертационного исследования использованы при подготовке проектов федеральных законов о внесении изменений в главы 29 и 30 КоАП РФ. Автор диссертации возглавлял комиссии по разработке Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.10.2006 г. № 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», выступал с докладами на других Пленумах Верховного Суда Российской Федерации по вопросам совершенствования административной ответственности.

Теоретические предложения внедрены в учебный процесс повышения квалификации судей и работников аппаратов судов, проводимый в Российской академии правосудия.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав, включающих 10 параграфов, заключения, списка использованных источников и приложений.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении дается ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

: обосновывается актуальность темы, определяются объект, предмет, цель и задачи диссертационного исследования, раскрываются методы исследования, характеризуется научная новизна работы, формулируются положения, выносимые на защиту, обосновывается теоретическое и практическое значение результатов исследования, приводятся сведения о внедрении их в практику.

В первой главе «Административная ответственность в системе юридической ответственности» анализируются понятие и сущность системы юридической и место в ней административной ответственности, рассматриваются соответствующие правоотношения.

В первом параграфе «Понятие юридической ответственности» автор рассматривает юридическую ответственность как часть социальной ответственности, установление которой важно с позиций необходимости защиты публичных интересов от различного рода вредоносносных и опасных действий. Юридическая ответственность реализуется в виде традиционно действующих гражданско-правовой, уголовной,  административной и дисциплинарной.

Анализируя значимость позитивного аспекта юридической ответственности, автор делает вывод, что проблема юридической ответственности заключается не только в том, что правовая норма нарушена. Не менее важно понять, как она воспринимается населением, какие ориентиры определяют его поведение, почему содержание правовой нормы вызывает заинтересованность в законопослушании или ее неприятии.

Позитивный аспект юридической ответственности не используется законодателем в качестве общепринятого правового механизма. Невозможно правовыми нормами регулировать состояние человека, его законопослушание и нацеленность на исполнение иных правовых норм. Поощрительные случаи возникновения и развития правоотношений имеют довольно узкий сегмент проявления и поэтому не являются показательными для общей характеристики позитивного аспекта юридической ответственности.

Поэтому позитивная юридическая ответственность не может быть включена в понятие негативной юридической ответственности, связанной с правонарушениями, ибо простое увеличение фактов юридической ответственности за счет позитивной приведет не только к росту правонарушений, но будет иметь еще и качественное измерение. Как следствие, рост правонарушений говорит о снижении в обществе уровня нравственности, чувства долженствования в интересах большинства, об увеличении негативных последствий в виде материальных и моральных издержек, человеческих жертв, об увеличении бюджетных расходов.

Правовое регулирование должно быть направлено на благо всего общества, а его члены должны иметь гарантии того, что их права и свободы будут защищены, в том числе путем отказа государства от нерационального обязывания (позитивной юридической ответственности). Любой гражданин является не просто субъектом правоотношений, но и носителем конституционных прав и обязанностей. В этой связи его поведение как правомерное, так и противоправное зависит от многих факторов.

Автор высказывает мнение о снижении уровня эффективности воздействия правовых норм и правового регулирования в целом. К объективным факторам, способствующих этому, он относит процесс форсированного перехода общества от одной системы социально-экономических и политических отношений к другой. К субъективному фактору отнесено отсутствие системного подхода при формировании новой правовой системы.

Повышение уровня позитивной ответственности будет свидетельствовать о правильном выборе пути регулирования общественных отношений и наоборот. В этом случае имеет место обратное воздействие, когда не только право регулирует общественные отношения, но само общество влияет на параметры этого регулирования, активно приспосабливая его к интересам членов общества. В этом смысле позитивный аспект юридической ответственности перестает быть абстрактной категорией и приобретает вполне реальное, материальное воплощение, несущее значительную полезную общественную нагрузку.

Анализ законодательства о юридической ответственности позволил автору сделать вывод об отсутствии ее легального определения. Исследователи также не смогли предложить общее, общепринятое ее понятие. Причина имеющихся разночтений заключается в том, что каждое из предлагаемых понятий подчеркивает  частности, представляет отдельные ракурсы данного правового феномена, но не охватывает его целиком.

По мнению автора, определение юридической ответственности должно отражать констатацию концептуальных характеристик, позволяющих создать универсальный образ юридической ответственности. Такое определение не будет искажать общее видение проблемы, а напротив, способно скорректировать перспективы развития юридической ответственности, установить приоритеты данного процесса, служить фундаментом единого подхода в реализации государственного понимания проблемы юридической ответственности и государственного принуждения в целом.

Анализируя отдельные виды юридической ответственности, сравнивая их с административной ответственностью, автор предлагает свое определение юридической ответственности - это особая реакция государства по защите публичных и частных интересов, оформленная совокупностью материальных и процессуальных правовых норм в целях возложения на правонарушителя обязанности претерпевания неблагоприятных для него последствий, т.е. применения к правонарушителю санкции правовой нормы.

Данное определение подчеркивает институциональность юридической ответственности, а также возможность привлечения виновного и оправдания невиновного. При этом не исключаются и случаи безвинного привлечения к гражданско-правовой ответственности при причинении вреда. Такое понимание юридической ответственности подразумевает все существующие способы воздействия на правонарушителя, то есть как наказательный, восстановительный или компенсационный, так и предупредительный, отсюда вытекает вполне определенный вывод, что такой подход не исключает применения в необходимых случаях государственного правового принуждения. Данное определение в полной степени согласуется с выводами общей теории права и позволяет учитывать специфику всех видов юридической ответственности.

Во втором параграфе «Общая характеристика административной ответственности» автор рассматривает этот полномасштабный, самостоятельный правовой институт административного права через призму сочетания публичных и частных интересов, нашедших отражение в нормах, регулирующих административную ответственность и способы их реализации.

Важное значение институт административной ответственности имеет как в решении общих задач охраны общественного порядка и общественной безопасности, так и в противодействии противоправным посягательствам на интересы личности, общества и государства. При этом административная ответственность не ограничивается охраной отношений, регулируемых какой-либо одной отраслью права. Она аккумулирует в себе значительный потенциал по защите отношений, регулируемых нормами ряда отраслей законодательства (конституционного, административного, налогового, бюджетного, жилищного, экологического, трудового и др.).

Автор подчеркивает, что административная ответственность, обладая всеми признаками юридической ответственности, имеет общие черты с другими видами ответственности – уголовной, гражданско-правовой, дисциплинарной, а также специфические признаки, отличающие ее от перечисленных видов ответственности.

Автор доказывает, что основу административной ответственности составляет дифференцированная административная противоправность, состав административного правонарушения, административное наказание (материально-правовой аспект). Процессуальная форма, как он полагает, представляет собой административное судопроизводство и административную юрисдикцию.

Административную ответственность как самостоятельный вид юридической ответственности характеризует уникальная система административных наказаний, отличающаяся широким диапазоном конкретных ее видов: от предупреждения до административного ареста гражданина или административного приостановления деятельности юридического лица или индивидуального предпринимателя. При этом лицо, признанное виновным в совершении административного правонарушения, не признается судимым.

Одной из специфических особенностей административной ответственности является множественность субъектов административной юрисдикции. Процессуальный механизм административной ответственности не только понуждает предположительно виновное лицо к участию в производстве по делу об административном правонарушении, но и позволяет исключить незаконность и необоснованность выводов о виновности лица в совершении административного правонарушения, а в случае доказанности вины – назначить и исполнить административное наказание.

В данном параграфе автор анализирует различные подходы и собственно определения административной ответственности. Автор критически относится и к определениям, в которых под административной ответственностью понимается способность лица в связи с совершением административного правонарушения претерпеть неблагоприятные последствия личного или имущественного характера, предусмотренные административно-правовой нормой. Лицо, привлеченное к административной ответственности, подчас может негативно относиться к этому факту, то есть оно не согласно, а значит неспособно претерпевать административное наказание по своему внутреннему состоянию. Тем не менее лицо все равно будет его претерпевать.

Административную ответственность нельзя отождествлять только со способностью лица претерпевать неблагоприятные последствия административного наказания. Производство по делу может быть прекращено в силу издания акта амнистии, если таковой устраняет применение административного наказания. В этом случае нельзя говорить о том, что институт административной ответственности не применялся, так как производство велось, лицо было признано виновным, ему назначено административное наказание, но в силу великодушия государства отбывать, то есть претерпевать неблагоприятные последствия, это лицо не будет.

Анализируя иные стороны административной ответственности автор формулирует собственное определение. Административная ответственность представляет собой комплексную правовую реакцию государства на проявление административной противоправности, содержащей материально-правовые основания и процессуальный порядок возбуждения, рассмотрения  дел об административных правонарушениях, назначения и исполнения административных наказаний в целях возложения на правонарушителя обязанности претерпевать неблагоприятные последствия, установленные законодателем,  или прекращения производства по делу в определенных законом случаях.

С точки зрения юридической науки, институт административной ответственности представляет собой не только совокупность материальных и процессуальных правовых норм, но и обновленное доктринальное понимание принципов и правил ее регулирования. Единство доктрины, законодательства и правоприменения особенно важно сейчас, в эпоху мировой глобализации и новых вызовов.

В третьем параграфе «Сущность правоотношений в связи с административной ответственностью» рассмотрены важные аспекты привлечения лица к административной ответственности, что всегда сопровождается возникновением и развитием соответствующих правоотношений.

Правоотношения в связи с административной ответственностью являются не только частью общего объема правоотношений, возникающих и развивающихся в обществе, но и самостоятельной частью административных правоотношений. Последние можно условно назвать правоотношениями общего характера, имея в виду, что они возникают на основании действия регулятивных норм административного права в обычной жизни.

Для возникновения «обычных» административных правоотношений юридическим фактом является, в том числе, правовой акт, в силу которого конкретному субъекту предоставляется то или иное право, а на другого возлагается соответствующая обязанность. Такой акт является результатом деятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления, их должностных лиц. Основанием для возникновения правоотношений в связи с административной ответственностью является особый юридический факт – административное правонарушение.

Административное правонарушение само по себе является не обычным явлением общественной жизни, а результатом противоправных действий (бездействия). Кроме того, во-первых, административная ответственность наступает не за любое нарушение норм административного права, а только за то, которое предусмотрено диспозицией правовой нормы Особенной части КоАП РФ. Во-вторых, административным правонарушением может быть признано нарушение не только непосредственно норм административного права, но и норм других отраслей права, например, земельного, жилищного, финансового и т.д. Это означает, что правоотношения в связи с административной ответственностью носят межотраслевой характер. В-третьих, за административное правонарушение не может последовать применение норм уголовной, гражданско-правовой ответственности, и, следовательно, возникновение правоотношений, характерных для других видов юридической ответственности.

Административное правонарушение является результатом сознательного и виновного поведения физического или юридического лица. Главное же заключается в том, что административное правонарушение является не просто основанием возникновения правоотношений в связи с административной ответственностью, оно императивно предопределяет возникновение и развитие таких правоотношений. Усмотрение субъектов в этой ситуации не имеет правового значения. Объясняется это тем, что у государства имеется обязанность признания, соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина (ст. 2 Конституции Российской Федерации).

Автор уделяет внимание анализу содержания административно-правового отношения. При отсутствии единства теоретических исследований по этому вопросу большинство исследователей признают, что административное правоотношение по своему наполнению является неоднородным. Но в чем состоит эта неоднородность остается за рамками существующих исследований. По каждому элементу структуры административного правоотношения также имеются различные точки зрения. Анализ предлагаемых исследователями версий показывает, что их авторы не выделяют специфики структуры административно-правовых отношений и структуры правоотношений в связи с административной ответственностью. Можно только предполагать, что тем самым признается тождество всех административных правоотношений, тогда как детальный анализ содержания правоотношений в связи с административной ответственностью не подтверждает этого обстоятельства.

Содержание отношений, возникающих в связи с административной ответственностью (как материально-правовых, так и процессуальных) всегда представлено определенным объемом прав и обязанностей субъектов правоотношений. Мы исходим из того, что права и обязанности в правоотношениях в связи с административной ответственностью не являются одним элементом. Бесспорно, что они существуют парно, каждому праву корреспондирует обязанность. Вместе с тем в некоторых правоотношениях, как материально-правовых, так и процессуальных, обязанность носит двухаспектный характер, один из которых можно назвать позитивным, а другой – ситуативным. Например, лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, имеет право заявлять ходатайство материально-правового характера о признании конкретного обстоятельства смягчающим административную ответственность. Этому праву корреспондирует обязанность рассмотреть заявленное ходатайство, данный аспект обязанности мы назвали позитивным. Однако обязательное рассмотрение ходатайства не означает его удовлетворения. В зависимости от ситуации оно может быть удовлетворено или отклонено, так как у лица, рассматривающего дело об административном правонарушении, обязанность рассмотрения заявленного ходатайства фактически сопровождается правом на отклонение ходатайства исходя из конкретных обстоятельств.

Достаточно подробно в данном параграфе анализируется объект правоотношений, возникающих в связи с административным правонарушением. Автор делает вывод о четырехзвенной структуре правоотношения в связи с административной ответственностью: субъекты, права, обязанности, объект. Данный вариант не затрагивает качественные характеристики каждого элемента исходя из того, что этого не требуется в принципе. Необходимые качественные параметры обсуждаются другими способами, например, при анализе состава административного правонарушения. Правоотношения в связи с административной ответственностью могут возникнуть только между субъектами, обладающими необходимыми качественными характеристиками, такими как, возраст, служебное положение физического лица, статус юридического лица и т.д.

Во второй главе «Материальные аспекты административной ответственности» исследуются понятие и состав административного правонарушения.

В первом параграфе «Понятие административного правонарушения» автор не только рассматривает каждый из его легитимных признаков, но и анализирует и иные признаки, также характеризующие административное правонарушение.

Отмечая целесообразность и необходимость наличия трех основных признаков административного правонарушения, названных законодателем в ч. 1 ст. 2.1 КоАП РФ, автор в то же время замечает, что признак виновности содержится в определении и других видов правонарушений: в понятии преступления (ст. 14 УК РФ), дисциплинарного проступка (ч. 1 ст. 192 ТК РФ). Кроме того, содержание виновности во всех видах юридической ответственности неизменно сводится к умыслу или неосторожности и малоинформативно для общей характеристики административного правонарушения. Отсюда делается вывод, что содержание ч. 1 ст. 2.1 КоАП РФ не вносит окончательную ясность в понимании того, что же собой представляет административное правонарушение.

Уяснение этой проблемы тем более важно в целях защиты публичных интересов мерами административной ответственности, когда еще отсутствует та или иная норма в Особенной части КоАП РФ. Возникает вопрос о том, какими критериями законодатель должен руководствоваться для того, чтобы сформулировать соответствующую правовую норму в Особенной части КоАП РФ или в законе субъекта Российской Федерации. Для решения данной задачи наиболее предпочтительным вариантом представляется исследование такого признака административного правонарушения, как противоправность.

Противоправность способна повлечь нарушение любой правовой нормы. Она является свойством любого правонарушения. Противоправность поведения означает, что лицо определяет модели своего поведения без учета правовых запретов, дозволений, предписаний. При этом игнорируются права других лиц и организаций, а также интересы общества и государства в целом.

Противоправные действия (бездействие), являясь по своей природе агрессивными к правовым предписаниям, всегда отрицательно воздействуют на предметы материального мира или сферу общественной морали и нравственности, или и на то и на другое одновременно. Вследствие противоправных действий изменяются и прекращаются  соответствующие правоотношении. При этом с точки зрения интересов общества в целом «издержки» могут быть значительными или незначительными, материальными или моральными, восполнимыми и невосполнимыми. В силу своей опасности противоправность является реально существующим негативным социально-правовым явлением.

В юридической литературе административная противоправность как правовая категория толкуется однозначно. В частности, утверждается, что это действия (бездействие), нарушающие установленные нормами права специальные правила, нормы, стандарты, защищаемые нормами административного права.

Вместе с тем в приведенных суждениях ничего не говорится о том, что же отличает административную противоправность от других видов противоправности. Вряд ли таким критерием является ее принадлежность к административному праву. Особенная часть КоАП РФ действительно предусматривает составы административных правонарушений, объектом посягательств которых во многих случаях являются отношения, регулируемые нормами административного права, например, в области дорожного движения (гл.12). Вместе с тем Кодекс содержит составы административных правонарушений в области финансов, налогов и сборов, рынка ценных бумаг (гл. 15), в области таможенных правил (гл. 16). КоАП РФ, а также предусмотрел составы административных правонарушений за нарушение законодательства о труде и об охране труда, в частности в ст. 5.27 КоАП РФ. Правовые нормы, в которых предусмотрены эти составы административных правонарушений, также направлены на защиту возникающих и развивающихся правоотношений. Однако эти отношения возникают и регулируются нормами иных отраслей права.

Административная противоправность, как и другие виды противоправности, носит межотраслевой характер по отношению к регулятивным нормам. Ее содержание должно определяться в системном толковании ч. 1 ст. 2.1 КоАП РФ, п. 3 ч. 1 ст. 1.3. КоАП РФ и ч. 1 ст. 1 ст. 1.1 КоАП РФ, а именно, что она имеет место во всех случаях нарушения правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и законами субъектов Российской Федерации.

В отличие от противоправности правонарушений, влекущих гражданско-правовую, дисциплинарную ответственность, противоправность административных правонарушений по своей правовой природе схожа с противоправностью уголовных деяний. Их объединяет, в частности, постоянный приоритет публичных интересов, нарушаемых противоправными действиями (бездействием). Другой вопрос, что степень опасности административных правонарушений не такая, как у противоправности в уголовных деяниях. Тем не менее она значительна, если исходить из того, что все случаи проявления административной противоправности прямо предусмотрены федеральным законодателем или законодателем субъекта федерации. Такой подход подчеркивает качественно иное содержание опасности по сравнению, например, с противоправностью в дисциплинарных проступках. Соответствующая «строгая» конкретизация  присутствует и в дифференциации санкций. Не случайно также, что  в ст. 1.2 КоАП РФ в качестве одной из задач законодательства об административных правонарушениях называется защита общественной безопасности.

В заключение параграфа автор формулирует понятие административного правонарушения - это межотраслевое виновное противоправное действие (бездействие), по своему характеру и степени общественной опасности не отвечающее критериям правонарушения, влекущего гражданско-правовую, дисциплинарную или уголовную ответственность.

Во втором параграфе «Состав административного правонарушения» определены критерии, позволяющие отличать конкретную противоправность одного ее вида от другого.

КоАП РФ понятие «состав административного правонарушения» использует в двух случаях: в ч. 2 ст. 4.4 КоАП РФ и п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ. Последняя норма представляет особый интерес. Согласно ей при отсутствии состава административного правонарушения исключается производство по делу об административном правонарушении. По существу, законодатель в КоАП РФ повторил принцип, сформулированный в ст. 8 УК РФ о том, что основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом Российской Федерации.

Автор подробно анализирует каждый из его элементов, приводит в качестве аргументов своих выводов многочисленные примеры из судебной практики и разъяснения пленумов Верховного Суда Российской Федерации.

Характеристика четырех элементов показывает, что состав административного правонарушения включает в себя наиболее важные критерии и параметры, характеризующие неправомерное поведение физического или юридического лица. Все элементы состава административного правонарушения объединяет один фактор – наличие противоправности административного характера.

Если признать, что противоправное действие (бездействие) относится только к объекту и не имеет отношения к субъекту, то как же оно посягает на объект и в чем проявляется субъективная сторона, то есть виновность?

В свою очередь, основанием для привлечения к административной ответственности является такая административная противоправность, которая законодателем с помощью словесного описания сформулирована в качестве объективной стороны состава административного правонарушения. Исключение противоправности административного характера из любого элемента состава административного правонарушения делает этот состав неполноценным с точки зрения института административной ответственности.

Поскольку состав административного правонарушения всегда формируется законодателем, он имеет свойство нормативной обязательности в своих критериях относительно противоправности, в связи с чем приобретает свойство юридического состава. Таким образом, особенная часть КоАП РФ представляет собой не что иное, как структурированные и систематизированные особым способом конкретные проявления административной противоправности.

Автор делает вывод, что деление составов административных правонарушений на материальные и формальные не является дифференциацией административной противоправности, так как не отражает истинного ее смысла. В то же время такое разделение составов административных правонарушений создает иллюзию, что это две разные по своей правовой природе конструкции.

В заключение рассуждений автор формулирует собственное определение состава административного правонарушения. Состав административного правонарушения выражает публичные интересы общества и служит источником  материально-правовых отношений по поводу оценки конкретных действий (бездействия) на предмет их противоправности за счет оптимально необходимой совокупности, имеющих  индивидуальное содержание элементов, которая позволяет отделить одно проявление противоправности административного характера от всех других.

Данное определение представляется универсальным, поскольку вполне применимо и для научных исследований, и для законодателя и правоприменителя, так как исходит не из констатации действующего законодательства, а ориентирует на внутреннее содержание механизма административной ответственности.

В третьем параграфе «Административное наказание – как мера административной ответственности» рассматривается важнейшая и центральная проблема института административной ответственности. Административное наказание в своем содержании имеет общие характерные черты всех наказаний, применяемых в других видах юридической ответственности.

Концептуально важным является уяснение вопроса о сущности административного наказания. Констатируя, что в современной юридической литературе по этому вопросу единства не имеется, автор анализирует некоторые из них и приводит собственное мнение.

Автор отмечает, что все девять видов административных наказаний носят гуманный характер. Они не исключают правонарушителя из процесса общественной жизни (за исключением административного выдворения за пределы Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства). Что касается юридических лиц, то административные наказания во многих случаях не исключают их активного участия в гражданском обороте (за исключением административного приостановления деятельности).

Рассматривая соотношение понятий «санкция» и «ответственность», автор утверждает, что в принципе оно не может быть постоянным и неизменным, так как каждое из них многолико по своему содержанию и может использоваться с разной смысловой нагрузкой. Так, понятие «санкция» в праве имеет четыре основных значения: 1) мера, применяемая к правонарушителю и влекущие для него определенные неблагоприятные последствия; 2) структурная часть общей правовой нормы, указывающая на возможные меры воздействия на нарушителя данной нормы; 3) постановление судьи, прокурора, разрешающее принудительные меры к лицу, подозреваемому в преступлении (заключение под стражу, обыск и др.); 4) в международном праве – мера воздействия на государство, нарушившее нормы этого права, свои международные обязательства.

По мнению автора, административное принуждение нельзя отождествлять с административным наказанием по целому ряду обстоятельств, в частности, понятие административного принуждения значительно шире понятия административного наказания. В то же время оно было воспринято из уголовного судопроизводства: в соответствии с ч. 1 ст. 43 УК РФ наказание есть мера государственного принуждения, назначенная по приговору суда. Таким образом, сам законодатель проявил непоследовательность в определении понятий двух видов родственных по своей правовой природе наказаний. В этой связи сохраняется некая неопределенность в том, является ли  административное наказание видом (формой) административно-правового принуждения. Если это так, то почему законодатель этого не сказал, если нет, тогда что отличает административное наказание от уголовного, кроме, конечно, строгости последнего.

Далее автор рассматривает соотношение административного принуждения и административного наказания, наличие или отсутствие связи между каждым из них и административной противоправностью. Дифференциация административного наказания и административного принуждения производится по критериям разного плана, то есть применяются разные оси координат. Характер применяемого административно-правового принуждения, его интенсивность и соразмерность в значительной мере зависят от поведения правонарушителя в ходе производства по делу об административном правонарушении и, в частности, в процессе исполнения административного наказания, а не от характера административной противоправности и вида административного наказания. Причем, если административное наказание оценивается на его справедливость с помощью одних критериев, то для административно-правового принуждения эти критерии не применимы. Разница в таких подходах объясняется тем, что административное наказание является воздаянием за совершенное административное правонарушение, тогда как меры административного принуждения таковыми не являются, например, меры административного предупреждения и пресечения.

В заключение параграфа автор рассматривает соотношение административного наказания и административного принуждения с точки зрения их структуры, количественных показателей того и другого.

Его вывод заключается в том, что публичные и частные интересы, возникающие в процессе развития правоотношений по поводу административной ответственности, требуют обязательного исполнения правонарушителем всех установленных правил разрешения возникшего конфликта. Такая потребность и сформировала механизм государственного административного принуждения как движущей силы, обеспечивающей подчиненность правонарушителя государственной воле в процессе всего производства по делу об административном правонарушении, начиная с возбуждения дела и до назначения административного наказания, а также его исполнения, являясь  методом обеспечения производства по делу об административном правонарушении; административное принуждение не может характеризовать административное наказание ни в отношении его вида, ни по его размеру, т.е. по всем его признакам.

В третьей главе «Процессуальные аспекты административной ответственности» рассмотрены понятия и соотношение производства по делам об административных правонарушениях и юридического процесса, сформулировано авторское понимание производства по делам об административных правонарушениях.

В первом параграфе «Соотношение производства по делам об административных правонарушениях и юридического процесса» автор вновь делает вывод о том, что в научной литературе отсутствует единое понимание юридического процесса. Имеющиеся точки зрения условно разделяются на две группы: «узкое» и «широкое» понимания юридического процесса. Сторонники «узкого» понимания юридического процесса утверждают, что он имеет место только в гражданском и уголовном судопроизводстве. Представители «широкого» толкования юридического процесса исходят из того, что он присутствует при любой правоприменительной деятельности по реализации материально-правовых предписаний любых отраслей права.

Автор под юридическим процессом понимает право­вой механизм в определенных случаях структурирующий деятель­ность органов публичной власти по достижению соответствующего материально-правового результата, например, при принятии зако­нодательным органом законодательного акта, при осуществлении правосудия судом, при реализации полномочий исполнительной властью.

В параграфе рассмотрены функции административного процесса – регулятивная, контрольная и охранительная. Юридический процесс представляет собой цепь взаимосвязанных, последовательно совершенных действий, составляемых документов и принимаемых решений. Для его формирования требуется совокупность правовых норм, каждая из которых занимает свое строго определенное «технологическое» место. В зависимости от решаемых задач тот или иной вид юридического процесса имеет бо?льшую или ме?ньшую степень детализации. Какие-либо процессуальные детали, не влияющие на судьбу материально-правового результата, не приживаются и отторгаются в процессе развития юридического процесса. В свою очередь, новые появляющиеся потребности углубляют детализацию юридического процесса.

Таким образом, производство по делам об административных правонарушениях в качестве юридического процесса можно определить как установленный законом порядок достижения баланса публичных и частных интересов при возбуждении дела об административном правонарушении, установлении, исследовании соответствующих доказательств, уяснении иных юридически значимых обстоятельств, имеющих значение для его разрешения, назначении и исполнении административного наказания, а также прекращения производства по делу в установленных законом случаях.

Во втором параграфе «Сущность производства по делам об административных правонарушениях» анализируются проблемы, связанные с рассмотрением дел об административных правонарушениях.

Автор сравнивает производство по делам об административных правонарушениях с уголовным и гражданским судопроизводством, выделяет его особенности и на многочисленных примерах доказывает, что это по своему содержанию административное судопроизводство.

Конституционные положения о самостоятельности судебной власти внесли коррективы в понимании смысла правосудия. При многообразии определений правосудия важным является то, что в них не говорится об управленческих задачах. Российская судебная власть, являясь частью государственной власти, в системе сдержек и противовесов занимает особое место. Правозащитная деятельность суда является основополагающей, стратегически важной и реализуется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства (ч. 2 ст. 118 Конституции РФ).

Автор отмечает основное отличие органов исполнительной власти от органов судебной власти: у судебной власти существуют полномочия на осуществление правосудия. Если признать, что административный процесс свойственен судебной деятельности, то тогда следует найти понятие, которое будет определять процессуальную деятельность органов исполнительной власти. Кроме того, потребуется детальное обоснование того, что административный юрисдикционный процесс не является административным судопроизводством.

В связи с этим автор формулирует определение административного процесса: это правоприменительная деятельность органов и учреждений исполнительной власти, иных уполномоченных государством субъектов по урегулированию в пределах их компетенции конкретных юридических дел, возникающих на основе материальных норм различных отраслей права, осуществляемая в предусмотренных процессуальными нормами права несудебных формах.

Получение органами исполнительной власти материально-правового результата в процессе повседневного и непосредственного руководства экономическими, социально-культурными и иными процессами общественной жизни представляет собой административное производство.

Хотя это производство и называется административным, но в основе правоприменения используются материально-правовые нормы не только административного права, но и жилищного, земельного и других отраслей права. Главный признак административного производства заключается в том, что органы исполнительной власти с его помощью исполняют установленные для них функции. Факт того, что должностные лица органов исполнительной власти рассматривают дела об административных правонарушениях и назначают наказание, – это вынужденное решение государства, некий компромисс между огромным объемом административных правонарушений и затратами на рассмотрение дел судами, причем этот компромисс будет существовать еще весьма длительное время.

Можно сказать, что должностные лица органов исполнительной власти, используя при рассмотрении дела об административных правонарушениях способы и методы, присущие судебной власти, являются непрофессиональными судьями. Их деятельность может быть определена как квазиправосудие. Доктринальное признание производства по делам об административной ответственности в качестве судопроизводства повысит в общественном сознании авторитет и статус административной ответственности в целом, а также подвигнет законодателя к внесению соответствующих дополнений и изменений в процедуру рассмотрения дел об административных правонарушениях.

Признание производства по делу об административном правонарушении самостоятельным видом судопроизводства позитивно отразится и на развитии института квазиправосудия. Доводы о том, что должностные лица органов исполнительной власти лучше знают конкретику тех или иных ситуаций, не должны играть определяющей роли. Это знание фактологических вопросов в области дорожного движения, таможенного дела, санитарии и т.п. позволяет им профессионально и грамотно составить протокол об административном правонарушении, другие необходимые документы, провести административное расследование. Рассмотрение же дел требует принципиально иных методов. Административная ответственность несет серьезные правоограничения, поэтому требуется знание и умение применения правовых норм как материальных, так и процессуальных с точки зрения получения итогового материально-правового результата в целях правильного осуществления квалификации противоправных действий (бездействия) и назначения административного наказания.

В этой связи организация рассмотрения дел об административных правонарушениях органами и должностными лицами органов исполнительной власти должна корректироваться. Во-первых, с точки зрения уточнения перечня должностных лиц, уполномоченных на рассмотрение дел об административных правонарушениях. Во-вторых, очевидно, что должны быть внесены изменения в профессиональные требования к кандидатам на эти должности. В-третьих, на законодательном уровне должен быть решен вопрос о соответствующем обучении данных должностных лиц пониманию правосудия, его значимости и т.п.

В четвертой главе «Проблемы развития института административной ответственности» рассмотрены факторы, влияющие на развитие института административной ответственности, на многочисленных примерах выявлены проблемы применения мер административной ответственности и сформулированы пути совершенствования данного института.

В первом параграфе «Соотношение доктрин налоговой, бюджетной, процессуальной и административной ответственностей» автор выделяет отсутствие единства и относительно полной кодификации института административной ответственности, отмечая, что в настоящее время продолжают действовать федеральные законы, предусматривающие ответственность физических и юридических лиц, идентичную по своей природе административной ответственности, урегулированной КоАП РФ. Автор анализирует многочисленные нормы, предусматривающие ответственность, которая по своей сути является административной, но включена не в КоАП РФ, а в иные нормативные правовые акты, и потому складывается впечатление, что она не имеет отношения к административной ответственности.

Используя многочисленные примеры привлечения к ответственности в финансовой, налоговой и иных сферах, автор делает вывод об ошибочности выделения иных самостоятельных видов ответственности. Каждый вид юридической ответственности в своем механизме имеет как общие, так и специфические черты. Причем противоправность, имея специфическое содержание, обуславливает специфику вида юридической ответственности. Анализ содержания противоправности правонарушений в налоговой, бюджетной, экологической и иных сферах не позволяет выделить характерные черты, присущие именно этим видам противоправности, отличающиеся от административной противоправности.

Совпадение всех основополагающих критериев, характеризующих составы правонарушений в налоговой, бюджетной и иных сферах и административных правонарушений и наказаний, позволило сформулировать важный вывод. Юридическая ответственность за такие правонарушения в материально-правовом и процессуальном отношении не может представлять собой полноценный правой институт. Налоговое, бюджетное, экологическое и иное законодательство и правоотношения защищаются традиционными видами юридической ответственности, в том числе нормами административной ответственности.

Несмотря на то, что в соответствии с действующим федеральным законодательством выделяется несколько видов ответственности (налоговая, бюджетная, процессуальная, административная), общие правовые основы и процедуры их применения должны быть едиными. Такие правовые основы и процедуры могут быть определены в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях. Это обуславливает необходимость определенного реформирования соответствующих норм права и КоАП РФ.

Решение данной проблемы, безусловно, будет способствовать дальнейшему становлению института административной ответственности, совершенствованию законодательства об административных правонарушениях и практической реализации норм общей части КоАП РФ, в частности положений ч. 1 ст. 1.1 КоАП РФ.

Второй параграф «Проблемы правоприменительной практики и совершенствование законодательства об административной ответственности» посвящен актуальным вопросам совершенствования законодательства об административной ответственности с учетом практики применения судьями и другими субъектами административной юрисдикции Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Основными задачами законодательства об административной ответственности являются охрана прав и свобод человека и гражданина, охрана общественного порядка и общественной безопасности, защита законных интересов физических и юридических лиц, общества и государства от административных правонарушений. Эти задачи призваны реализовать нормы, установленные в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях.

Правоприменительная практика КоАП РФ выявила ряд пробелов и недостатков. Позиции автора, обосновывающие предложения по совершенствованию законодательства об административной ответственности, получили отражение в данном параграфе.

Автор акцентирует внимание на том, как в Особенной части КоАП РФ сформулированы составы административных правонарушений. Известно, что, формируя состав административного правонарушения, законодатель в большинстве случаев использует бланкетную диспозицию. Сравнительный анализ этих норм показал, что из 743 бланкетных норм 424 нормы отсылают к федеральным законам, 158 норм – как к федеральным законам, так и к иным нормативным правовым актам и 161 бланкетная норма – к другим нормативным правовым актам.

Несмотря на общепринятый порядок использования бланкетных норм в Особенной части КоАП РФ, имеются серьезные основания для того, чтобы усомниться в правильности такого подхода в контексте понимания и значения административной противоправности. Вполне оправдано, когда законодатель делает отсылки к правовым нормам, принятым ранее им же, с тем, чтобы не увеличивать объемы правовых норм. Во-первых, ему известно об этом. Во-вторых, внося изменения в действующие правовые нормы, законодатель имеет в виду и то обстоятельство, что им приняты нормы об административной ответственности с бланкетными диспозициями.

В то же время приведенная логика рассуждений не согласуется с ситуацией, когда бланкетная диспозиция нормы в Особенной части КоАП РФ отсылает к признакам объективной стороны состава административного правонарушения, закрепленным в иных нормативных правовых актах, нередко ведомственных. Получается, что во многих случаях административную противоправность полностью или частично формирует не законодательная власть, а органы исполнительной власти. Причем законодатель даже рамочно не определяет пределы усмотрения органов исполнительной власти на субстантивное наполнение объективной стороны таких составов административных правонарушений.

Таким образом, многие бланкетные правовые нормы, определяющие административную ответственность, по существу, отражают процесс делегирования законодательной властью своих полномочий органам исполнительной власти на формирование составов административных правонарушений.

Виновное лицо привлекается к ответственности и на него налагается административное наказание, которое несет определенные правоограничения. В связи с вышесказанным возникает вопрос о том, насколько соотносится такое правоограничение с позицией ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации о том, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Отсюда автор высказывает свою позицию по данной весьма сложной проблеме.

Важной проблемой законодательства об административных правонарушениях и практики его применения также является реализация норм КоАП РФ о сроках давности привлечения к административной ответственности.

Так, следует исключить определенную непоследовательность норм КоАП РФ о сроках давности привлечения к административной ответственности, в том числе за несоблюдение антимонопольного законодательства.

Нормы КоАП РФ, как это следует из ст. 1.2, являются средством защиты публичных интересов российского общества и поэтому должны отвечать критерию эффективности. Одним из основополагающих условий решения этой задачи является полноценное воздействие на правонарушителей через применение санкций, предусмотренных нормами Особенной части КоАП РФ, и в частности административных штрафов.

В связи с этим представляется необходимым, чтобы законодатель пересмотрел позиции по порядку исполнения административного наказания  в виде административного штрафа.

Обращает на себя внимание тот факт, что до сих пор не удалось преодолеть разногласия в позициях двух кодексов – КоАП РФ и АПК РФ, касающихся порядка рассмотрения дел об административных правонарушениях. Необходимо унифицировать процедуру рассмотрения дел об административных правонарушениях, в частности, исключив из АПК РФ позиции по поводу искового производства.

Следует урегулировать именно в КоАП РФ порядок проверки правомерности применения мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях и порядок обжалования действий должностных лиц по применению указанных мер.

Изложенные в данном параграфе проблемы, возникающие при применении КоАП РФ, были выявлены автором в процессе изучения практики применения судьями конкретных норм КоАП РФ. Позиции, сформулированные автором, служат определенным ориентиром при разрешении дел и вынесении основанных на объективной оценке доказательств постановлений и решений по делам об административных правонарушениях.

В заключении диссертации подводятся итоги проведенного исследования.

Основные научные результаты и положения диссертации опубликованы в следующих работах автора.

I. Статьи, опубликованные в рецензируемых научных изданиях, рекомендованных ВАК:

  1. Серков П.П. Введение административного судопроизводства – конституционный долг законодателей // Российская  юстиция. 2003. № 12. – 0,1 п.л.
  2. Серков П.П. Теоретические и практические проблемы привлечения к ответственности за административные правонарушения // Российская  юстиция. 2006. № 8. – 0,4 п.л.
  3. Серков П.П. Длящиеся административные правонарушения // Российская  юстиция. 2007. № 7. – 0,4 п.л.
  4. Серков П.П. О нетипичности формы некоторых нормативных правовых актов // Российское правосудие. 2008. № 2 (22). – 0,6 п.л.
  5. Серков П.П. Основания возвращения протокола и других материалов дела об административных правонарушениях // Российское правосудие. 2008. № 9 (29). – 2 п.л.
  6. Серков П.П. О некоторых аспектах понимания административного правового принуждения // Российское правосудие. 2010. № 6 (50). – 0,5 п.л.
  7. Серков П.П. К вопросу о понимании налоговой ответственности // Российское правосудие. 2010. № 8. – 0,5 п.л.
  8. Серков П.П. О понятии юридической ответственности // Журнал Российского права. 2010. № 8. – 0,75 п.л.
  9. Серков П.П. О сущности бюджетной ответственности // Российское правосудие. 2010. № 8. – 0,75 
  10. Серков П.П. Характеристика правоотношений в сфере административной ответственности // Государство и право. 2010. № 9. – 1,25 п.л.
  11. Серков П.П. О процессуальной  ответственности (проблемы теории и практики) // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2010. № 3.  – 0,75 п.л.

II. Монографии, комментарии, учебники, пособия:

  1. Серков П.П. Производство по делам об административных правонарушениях как вид административного производства: Монография. - М.: Российская академия правосудия, 2010. – 11 п.л.
  2. Серков П.П., Зайцев В.Ю., Пирожков В.Н., Федин А.И. Научно-практическое пособие по разрешению дел, возникающих из публичных правоотношений (главы 23 - 26 ГПК РФ). Под ред. Серкова П.П.// М.: «Норма», 2006. – 8 п.л. / 2 п.л.
  3. Серков П.П., Гончарова Н.Г., Гущин В.В., Калинина Л.А и др. Гл. 1-3 (в соавторстве с Б.В. Россинским). Научно-практическое пособие по применению Кодекса об административных правонарушениях. Предисловие, главы 1-3, главы 24-26. Под ред. Серкова П.П. // М.: «Норма», 2006. – 56 п.л. / 4,25 п.л.
  4. Серков П.П., Михалева Н.В. Судебная практика по делам об административных правонарушениях. М.: «Норма», 2008. – 23 п.л. / 11,5 п.л.
  5. Серков П.П. Подготовка к рассмотрению дела об административном правонарушении судьей суда общей юрисдикции. Научно-практическое пособие. М.: РАП, 2008. – 5,75 п.л.
  6. Серков П.П. Рассмотрение дел об административных правонарушениях в судах общей юрисдикции. Научно-практическое пособие. М.: «Норма», 2009. – 15,96 п.л.
  7. Серков П.П. Административные правонарушения: квалификация и назначение наказаний. Научно-практическое пособие. М.: «Норма», 2010. – 28 п.л.

III. Научные статьи, тезисы докладов и выступлений на научных конференциях и семинарах:

  1. Серков П.П., Воложанин В.П. Административное судопроизводство. Ученые записки Ульяновского государственного университета Сер. Государство и право: проблемы, поиски решений. Предложения. Вып.3 (10) – Ульяновск: УлГУ. 1999. –  0,25 п.л.
  2. Административно-правовое принуждение в производстве по делам об административных правонарушениях (проблемы теории) // Закон.  2010. № 6. – 1 п.л.
  3. О позитивном аспекте юридической ответственности // Закон. 2010. № 7. – 0,75 п.л.
  4. Понятие административной ответственности // Закон. 2010. № 8. – 0,75 п.л.

Общий объем опубликованных по теме диссертации научных работ – 89,21 п. л.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.