WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Собственность Российской Федерации за рубежом: правовое регулирование и защита

Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

Санкт-Петербургский государственный университет

 

На правах рукописи

Шебанова Надежда Александровна

СОБСТВЕННОСТЬ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗА РУБЕЖОМ: ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И ЗАЩИТА

Специальность 12.00.03. – гражданское право; предпринимательское право;

семейное право; международное частное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Санкт-Петербург

2010

Работа выполнена в секторе гражданского права, гражданского и арбитражного процесса Института государства и права РАН

Научный консультант:             доктор юридических наук,

профессор Абова Тамара Евгеньевна

Официальные оппоненты:        доктор юридических наук, профессор,

заслуженный юрист РФ

Вилкова Нина Григорьевна

(Всероссийская академия внешней торговли)

                                                  доктор юридических наук, профессор,

член-корреспондент РАН

Мусин Валерий Абрамович

(Санкт-Петербургский государственный

университет)

                                                  доктор юридических наук,

профессор Крылов Николай Борисович

(фирма «Уинстон энд Строн Эл Эл Пи)

 Ведущая организация:   Российский университет дружбы народов

Защита состоится «___»___________2011 года в __________ на заседании совета Д212.232.04 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199026, г.Санкт-Петербург, 22 линия ВО, д.7, зал заседаний ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке имени А.М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета по адресу: г. Санкт-Петербург, Университетская набережная, д.7/9.

Автореферат разослан «___»__________2011 года.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент                                            В.С. Иваненко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

.

Актуальность темы исследования.

Прекращение существования Советского Союза, образование новых самостоятельных государств наряду с провозглашением Российской Федерации государством – продолжателем бывшего СССР, вызвали необходимость разрешения комплекса международных политических, экономических и правовых проблем, и, не в последнюю очередь, проблем, связанных с государственной собственностью бывшего СССР.

Эти проблемы касались определения статуса бывшего советского государственного имущества, находящегося за рубежом; разработки законодательства по его эффективному управлению, а также осуществлению мер по правовому оформлению, судебной и внесудебной защите различных объектов собственности.

Актуальность разрешения этих вопросов обусловлена объективными факторами.

После социально-экономической и политической деконструкции СССР в 1991 году и последовавшей за ней дестабилизацией, произошел переход к обществу,  характеризующемуся на сегодняшний момент определенной стабильностью, но остро ощущающему проблему необходимости защиты национальных интересов в сфере экономической деятельности, материального обеспечения экономических преобразований, что может быть гарантировано созданием соответствующей социально–экономической формации  и адекватной ей нормативно-правовой базы.

В этих условиях научные исследования по вопросам правового регулирования управления  государственной собственностью вкупе с  анализом практики  ее эффективной защиты становятся насущной необходимостью.

В современных условиях наличие государственной собственности обеспечивает самостоятельность государства в отношениях с другими субъектами права внутри страны, а наличие государственной собственности за рубежом является определенной гарантией обязательств государства, вытекающих из разного рода международных соглашений.

Зарубежное государственное имущество представляет собой особый, обособленный от общего массива, объект государственной собственности, находящийся в сфере специфического комплексного регулирования. В отличие от внутригосударственной собственности, подчиненной национальному праву и национальной юрисдикции, зарубежная государственная собственность нередко становится объектом международно-правового регулирования и не может быть исключена из сферы правовой регламентации государства ее местонахождения.

После распада СССР и образования новых государств возникла необходимость правового урегулирования проблемы признания Российской Федерации собственником зарубежного имущества СССР, что являлось предпосылкой для переоформления прав на это имущество и возможности их защиты в странах местонахождения. Несмотря на предпринятые действия до настоящего момента этот вопрос не получил окончательного разрешения, в связи с чем потребность в рассмотрении причин такого положения дел и их последствий  представляется актуальной и своевременной.

Цифры, свидетельствующие о размерах и стоимости  российской зарубежной собственности, далеко не однозначны.  По сведениям Счетной Палаты федеральная собственность за рубежом насчитывает по состоянию на 1 января 2008 года 3030 объектов недвижимости в 124 государствах, а также 19 долей в уставных капиталах иностранных акционерных обществ, полученных во времена СССР. Совокупная балансовая стоимость их всех, по официальным оценкам, не превышает $3 млрд. Между тем международное детективное агентство Pinkerton еще в 1996-1998 гг. оценило зарубежную госсобственность страны в $400 млрд., а Счетная палата РФ — примерно в $300 млрд. по ситуации на начало 2008 года.

При всех расхождениях в оценках речь идет о существенных объемах имущества, которое может и должно эффективно использоваться как для осуществления публичных функций государства, так и для  предпринимательской деятельности. Поэтому наряду с международно-правовым урегулированием прав на зарубежную государственную собственность не меньшее значение приобретает в современных условиях и разработка национального законодательства по ее управлению.

Вопрос о необходимости принятия нового законодательства, отвечающего современным потребностям в осуществлении эффективного контроля над  управлением и сохранностью зарубежной государственной собственности, неоднократно ставился перед законодателем. Однако до сих пор такая регламентация осуществляется разрозненными законодательными актами. Каковы причины такого положения дел, какие изменения возможны и необходимы в данной сфере – выработка подходов к решению этих непростых задач возможна на основе тщательного анализа законодательства, принятого на разных этапах развития постсоветского общества. Конечная цель такого труда – создание концептуального подхода в формировании комплексного правового регулирования, основой которого стала бы система правовых гарантий эффективности использования зарубежного российского имущества.

Особого внимания заслуживает проблема судебной защиты прав на зарубежную собственность. Это вопросы подсудности исков о признании прав на российское государственное имущество, судебной перерегистрации прав на недвижимое имущество, ранее принадлежавшее Советскому Союзу, а также судебные и внесудебные способы урегулирования имущественных споров между Россией и бывшими советскими республиками. Грамотное использование всех доступных способов защиты прав на зарубежное имущество становится гарантией его сохранности и возможности использования в предпринимательской деятельности.

Актуальность темы исследования обусловлена также тем, что серьезной проблемой, чрезвычайно обострившейся в последние годы, стала проблема обращения взыскания на российскую государственную собственность за рубежом. Эта собственность, которая может быть использована для решения актуальных экономических и социальных проблем современной России, становится нередко объектом ареста в счет погашения обязательств Российской Федерации по внешнеэкономическим и инвестиционным контрактам. Судебная реализация зарубежной собственности, а такие случаи уже перестают быть единичными, наносит колоссальный урон репутации России  и как суверена, и как делового партнера, что сужает для нее возможности международного экономического и финансового сотрудничества.

В связи с этим возникает острая необходимость в анализе причин подобного рода ситуаций и обстоятельств, игнорирование которых приводит к негативным последствиям для российского государства.

Наличие указанных проблем, отсутствие системности в их исследовании, важность внесения ясности в теоретические и практические разработки по вопросам признания прав на зарубежную российскую собственность, ее эффективного управления и защиты предопределили актуальность и выбор темы настоящего исследования.

Объектом диссертационного исследования являются особенности международно-правового формирования массива зарубежной российской собственности, динамика развития регламентации ее управления, а также способы ее защиты и их эффективность.

Предмет исследования составляют вопросы, возникающие в теории и практике правопреемства государственной собственности, правового регулирования управления и защиты собственности Российской Федерации, находящейся за рубежом, а также  нормы и принципы, на основе которых строится эта регламентация и защита.

Степень научной разработанности темы. Проблема зарубежной государственной собственности оказалась привлекательной для очень узкого круга исследователей.

Тематика современных научных исследований связана большей частью с анализом отдельных экономических и юридических аспектов означенной проблемы.

Проблемам зарубежной государственной собственности в аспекте международного права посвящены кандидатские диссертации Алимкулова Р.С. «Теория и практика правопреемства государств (на примере республики Казахстан)» (2001); Залиняна А.М. «Правопреемство государств: проблемы и пути их решения» (1998; Корниенко Н.Ю. «Международно-правовое регулирование правопреемства государственной собственности и государственных долгов» (2002); Коротковой О.И. «Административно-правовое регулирование управления государственной собственностью в Российской Федерации: проблемы развития и правовой регламентации» (2002).

В аспекте международного частного права отдельные проблемы, связанные с зарубежной российской собственностью исследованы в кандидатских диссертациях Cметанина А.В. «Правовой режим недвижимого имущества РФ за рубежом, используемого в предпринимательской сфере» (2006);Силкиной И. В. «Актуальные проблемы иммунитета иностранного государства и его собственности в международном частном праве» (2007); Харченко В.В. «Российская собственность за рубежом: правовые проблемы правопреемства и управления» (1997).

Среди экономических исследований это кандидатские диссертации С.И. Гайдаржи «Механизм управления государственной собственностью Российской Федерации, находящейся за рубежом» (2003); Копыловой Т.Ю. «Имущество Российской Федерации за рубежом: управление и использование» (2006); Поповой О.А. «Совершенствование механизма управления государственной собственностью за рубежом» (2009).

Несмотря на ценность этих исследований, в силу объективных причин данные работы, не могут быть охарактеризованы как комплексные исследования, основанные на актуальных теоретических подходах, учитывающих существующие социально-экономические реалии и опосредующие их правовые конструкции.  Воззрения и выводы, сформулированные в диссертационных исследованиях, носят общетеоретический  или отраслевой  характер, и касаются важных, но частных вопросов правового регулирования управления зарубежной государственной собственностью. На сегодняшний день нет исследований, в которых изучались бы не только вопросы решения судьбы бывшей советской собственности, но и особенности ее правового регулирования с учетом происходящих социально-экономических реформ, и, что особенно важно, возможные способы ее защиты.

Кроме того, основные исследования были проведены на начальной стадии экономических преобразований в Российской Федерации, что объективно требует проведения анализа поставленной проблемы с учетом кардинальных изменений, имевших место за последние годы в экономической и правовой сфере.

Цель диссертационного исследования состоит в выявлении, постановке и разрешении проблем правого регулирования отношений, возникающих в сфере управления государственной собственностью, находящейся за рубежом, и ее защитой с учетом норм международного права и  современных тенденций развития международного частного права Российской Федерации.

Автор руководствовался целью дать научные рекомендации по совершенствованию действующего законодательства и по решению проблем, возникающих при его применении.

Задачи диссертационного исследования. В связи с изложенной целью ставятся следующие задачи.

- исследоватьпонятие, сущность и соотношение понятий правопреемства государственной собственности и государственных долгов;

- показать обоснованность применения категории «континуитет» к     определению правосубъектности Российской Федерации после распада Союза Советских социалистических республик в 1991 году;

- проследить эволюцию, взаимосвязь  и тенденции развития международно-правового урегулирования вопросов погашения долгов и раздела активов бывшего СССР;

- проанализировать возможность применения основных принципов регулирования управления внутригосударственной собственностью к государственной собственности, находящейся за рубежом;

- исследовать особенности и специфику правовой регламентации управления зарубежной собственностью;

-  дать оценку практике применения норм международного частного права и международного гражданского процесса судами, арбитражем, международным судом при рассмотрении дел, связанных с зарубежной государственной собственностью;

- определить роль Экономического суда СНГ в вопросах  разрешения имущественных споров между бывшими советскими республиками;

- раскрыть особенности судебных и внесудебных способов защиты зарубежной российской собственности.

Методологическая основа диссертационного исследования.  Механизм правового регулирования управления зарубежной государственной  собственностью, являясь сложной категорией, требует комплексного исследования. Данное обстоятельство, а также необходимость учета особенностей отношений, возникающих в международно-правовой сфере   и представляющих собой определенную систему, предопределили принцип системности, положенный в основу настоящего исследования.

В качестве частных методов исследования особое значение приобрели историко-правовой метод и метод сравнительного правоведения. Среди частных методов исследования были также использованы методы толкования закона и толкования права, а также правового моделирования.

Также при подготовке диссертации использовался личный опыт работы автора в качестве федерального судьи по спорам, осложненным иностранным элементом.

Теоретическая основа исследования. Исследование международно-правового оформления зарубежной государственной собственности и механизма ее правового регулирования  и защиты     представляет собой сложную задачу прежде всего в общетеоретическом аспекте; это обстоятельство предопределило необходимость изучения трудов отечественных ученых в области гражданского и предпринимательского права, международного публичного и международного частного права, международного гражданского процесса. Некоторые вопросы потребовали изучения работ по административному праву. В ряде случаев, поскольку «собственность»  по своему содержанию представляет собой экономическое явление, автор счел необходимым обратиться к трудам экономистов.

При написании работы были использованы основные теоретические исследования отечественных и иностранных ученых, посвященные вопросам права государственной собственности, правопреемства государственной собственности, проблемам её управления, охраны и защиты

Теоретическую основу диссертацииопределили  фундаментальные исследования  И.А. Покровского К.П., Победоносцева и Д.И. Мейера, посвященные историческому развитию общих вопросов собственности, появлению публичной собственности; яркие работы Т.М. Яблочкова, в которых цивилистические исследования органично дополнены исследованиями по вопросам гражданского процесса.

Вопросы собственности государства и его участия в гражданских правоотношениях, процессуальные аспекты защиты права собственности  исследованы по работам таких ученых как Т.Е. Абова, М.И. Брагинский, С.Н. Братусь, А.В. Венедиктов, В.П. Виткявичус,  Г.А. Гаджиев, О.Е. Кутафин, В.В. Лаптев, В.П. Мозолин А.А. Пушкин, Ю.К. Толстой и др.

Исторические аспекты формирования зарубежной российской собственности освещены в работах профессора В.Г. Сироткина, в основу трудов которого легли многочисленные документы о происхождении и судьбе зарубежной российской  собственности.

Права государства на зарубежное имущество неизменно анализируются во всех курсах международного частного права. Серьезной теоретической основой работы послужили  работы И.С, Перетерского и С.Б. Крылова, Л.А. Лунца и Н.И. Марышевой, М.М. Богуславского, В.П. Звекова, О.Н, Садикова,  Г.К. Дмитриевой, Л.П. Ануфриевой и др.

При разработке отдельных теоретических проблем международного экономического и правового характера, касающихся правопреемства  государств и правопреемства государственной собственности, ее иммунитета, прав государств  на зарубежное имущество, судебных и внесудебных способов защиты государственной собственности  автор опирался на работы Авакова М.М., Бараташвили Д.И., Белова А.П., Вельяминова Г.В., Галенской Л.Н., Елисеева Н.Г., Залиняна А.М., Захаровой Н.В., Комарова А.С., Лебедева С.Н., Литягина Н.Н., Лукашука И.И., Моджорян Л.А., Мусина В.А., Мюллерсона Р.А.,  Нешатаевой Т.А., Розенберга М.Г., Силкиной И.В., Сметанина   А.В.,  Талалаева А.Н., Ушакова Н.А., Ушаковой Т., Хлестовой И.О., Цыбукова В.В.,  Черниченко С.В., Чиркина В.Е., Шакарян М.С., Шинкарецкой Г.Г., Шитькова С., Яркова В.В.  и др.

Среди работ иностранных авторов следует отметить курсы международного частного права М.Вольфа, Дж. Чешира и П. Норта, М. Иссада, специальный курс Х. Шака по международному гражданскому процессу.

В диссертации использованы труды известных иностранных ученых  Аман Э., Я.Броунли, Г. Гроция, Г.Кельзена, Дж. Кроуфорда, Дж. Кехлина, Д.О’Коннелла,  К. Марека, Л.Оппенгейма,  А.Фердросса, Х.Фокса, Ч.Хайда, и др.

Нормативную базу исследования составили международные договоры и  внутригосударственные нормативно-правовые акты Российской Федерации. Международно-правовым источником, представляющим особый интерес для настоящего исследования, стала Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении государственной собственности, государственных архивов и государственных долгов 1983 г. 

Специальное внимание было уделено анализу законодательства (действующего, утратившего силу, а также законопроектов) Российской Федерации, прямо либо опосредованно регламентирующего порядок управления государственной собственностью, находящейся за рубежом, правовым актам иностранных государств, представляющим интерес для изучения поставленных в работе задач.

В нормативную базу настоящего исследования были включены также арбитражные решения, решения Экономического суда СНГ, решения международного коммерческого арбитража, которые составляют эмпирическую основу настоящего диссертационного исследования.

Научная новизна диссертационного исследования. В диссертации изложены теоретические и практические положения, в совокупности представляющие единую концепцию правовой регламентации  признания, управления и защиты зарубежной собственности Российской Федерации. Работа является первым  комплексным исследованием проблем, связанных с зарубежной собственностью Российской Федерации как объектом международного частного права и отражает современный этап развития института права зарубежной государственной собственности в этой отрасли права.

В работе выявляются спорные, с точки зрения диссертанта, вопросы правового регулирования управления зарубежной государственной собственностью как объектом международного частного права, предлагаются возможные пути их решения. 

Научная новизна диссертации обусловлена также тем, что в ней выявлена специфика спорных вопросов, возникающих в отношении зарубежной государственной собственности, раскрыта эффективность различных способов ее защиты.

         Конкретизацией научной новизны диссертации стали положения, вынесенные на защиту.

На защиту выносятся следующие основные положения:

  1. Современные экономические реалии объективно требуют придания толкованию понятия государственной собственности и ее состава расширительного характера. С концептуальной позиции и практических потребностей положениям статьи 8 Венской Конвенции о правопреемстве государств в отношении государственной собственности, государственных архивов и государственных долгов 1983 года (далее – Конвенция), определяющей государственную собственность государства - предшественника как «имущество, права и интересы, которые на момент правопреемства государств принадлежали согласно внутреннему праву государства – предшественника этому государству», придается толкование как определяющей государственную собственность, принадлежащую публичной (общественной) сфере, которой государство владеет de jure imperii, и собственность в частной сфере, которой государство владеет de jure gestionis.
  2. В международном праве понятие «правопреемство государственной собственности» носит условный характер и отличается от правопреемства этой собственности в частном праве. Положения статьи 9 Конвенции о том, что правопреемство государств влечет за собой прекращение прав государства – предшественника и возникновение прав государства – преемника на государственную собственность трактуются как  означающие, что в момент правопреемства не происходит перехода прав, а происходит переход собственности как материального объекта, присущего определенной территории. Это означает, что объем прав в отношении государственной собственности не «наследуется», а определяется исключительно внутренним правом государства-преемника как суверена.
  3. Международное право не может кодифицироваться и прогрессивно развиваться в отрыве от политического и экономического контекста. На проанализированных исторических примерах отказов государства от уплаты долгов частным лицам показано, что положение  статьи 33 Конвенции, определяющей государственные долги как «любое финансовое обязательство государства - предшественника в отношении другого государства, международной организации или любого иного субъекта международного права, возникшее в соответствии с международным правом», и исключающей из состава долгов государства – предшественника долги частным кредиторам, не отвечает современному понятию «государственный долг». Изменение положений статьи 33 Конвенции способствовало бы созданию благоприятных условий для стран,  обращающихся к займам на рынке частного капитала; упрощению судебной защиты прав частных лиц – кредиторов, и, в конечном итоге, создало бы  позитивные предпосылки для ратификации Конвенции.
  1. Многосторонними международными соглашениями по вопросам раздела активов и пассивов бывшего СССР, заключенными между республиками, были установлены определенные права и обязанности, в результате исполнения которых, а именно, погашения внешнего государственного долга в фиксированных долях, мог быть разрешен вопрос о разделе определенной, поименованной в соглашениях,  зарубежной собственности в той же пропорции. Обосновывается, что у республик не могло возникнуть и не возникло право долевой собственности на зарубежную советскую собственность.  Понятие и сущность гражданско-правового института общей долевой собственности неприменимы для характеристики тех отношений, которые возникли по поводу раздела зарубежного имущества бывшего СССР между новыми государствами. В ситуации, когда  Россия приняла на себя обязательства по выплате всей внешней задолженности СССР, заключение и ратификация двусторонних соглашений между Российской Федерацией и новыми государствами, содержащих принцип «нулевого варианта», означали урегулирование порядка выплаты внешнедолговых обязательств СССР и согласие остальных участников соглашений на отказ от раздела советских активов.
  2. Проведенный исторический анализ законодательства по регулированию управления государственной собственностью за рубежом выявил, что заложенные в Постановлении Совета министров СССР №1089 от 25 ноября 1980 года подходы к управлению государственной собственностью, находящейся за рубежом, базирующиеся на социалистических, командно-административных принципах управления экономикой, фактически не подверглись реформированию в период перестройки экономики. Приводятся доводы, что определенная задача - создание специального законодательства для регулирования управления зарубежным имуществом в целях придания ему функции государственного обеспечения не  решена ввиду неисполнения поставленных еще в советский период задач его учета, оценки и регистрации. Невыполнение этих задач наряду с недостатками в концептуальном решении вопросов управления зарубежной государственной собственностью не позволяют использовать ее в качестве обеспечительного ресурса для привлечения и гарантий иностранных инвестиций, как это предусмотрено Концепцией управления государственным имуществом и приватизации в РФ.
  3. Выявлено, что разрабатываемые в настоящее время  меры по повышению эффективности управления государственной собственностью не относятся к государственной собственности, находящейся за границей. Оценить возможность использования внутринациональных подходов по повышению эффективности управления государственной собственностью применительно  к управлению государственной собственностью, находящейся за рубежом, и, соответственно, поставить вопрос о правовой регламентации этой деятельности,  является актуальной и перспективной задачей, при решении которой представляется  целесообразным исходить из:

-  комплексной специфики регулирования правомочий собственника зарубежного имущества (национальное право, иностранное право, международные соглашения), в результате чего становится возможным создание  адекватного гражданско-правового регулирования;

- необходимости установления строгого контроля, методики и критериев отбора     субъектов, которым предоставляется право на управление, введения специальной ответственности государственных управляющих;

- регламентации коммерческой деятельности по использованию зарубежного государственного имущества как основного индикатора эффективности его управления.

  1. На основе проведенного анализа норм Гражданского процессуального кодекса РФ и Арбитражного процессуального кодекса РФ, регулирующих подсудность подведомственных судам общей юрисдикции и арбитражным судам дел, аргументируется, что условие о различных принципах определения национальной и международной подсудности, а также условие о различном подходе к определению подсудности споров о правах на недвижимое и движимое имущество, при их разработке в полной мере соблюдены не были. Закрепленный в Арбитражном процессуальном кодексе РФ принцип регулирования исключительной международной подсудности противоречит нормам международных договоров, участницей которых является Российская Федерация. Обосновывается, что отсутствие законодательного ограничения исключительной юрисдикции отечественных судов по делам в отношении недвижимого российского имущества, находящегося за рубежом, приводит к  конфликту юрисдикций, что препятствует восстановлению нарушенных прав даже при наличии положительного судебного решения.
  2. Вопросы правопреемства государственной собственности зарубежных государств находятся вне сферы компетенции национального законодателя – государства местонахождения зарубежного государственного имущества. Последовательно аргументируется, что для разрешения в судебном порядке спорных ситуаций, связанных с юридическим актом признания права собственности  иностранного государства (регистрации), необходимо политическое признание иностранного государства правительством страны местонахождения этой собственности. Решение государственных судебных органов в отношении регистрации прав иностранного государства, заявляющего права на имущество государства – предшественника, как правило, базируется на официальной позиции правительства государства в отношении правосубъектности иностранного государства – заявителя и его притязаний на собственность государства- предшественника.
  3. Развивается тезис о том, что упрочение и перспективность урегулирования межгосударственных споров о правах на зарубежное государственное имущество в Экономическом суде СНГ лежит в плоскости придания решениям Суда обязательного характера в части принятия государством-нарушителем мер по устранению допущенных нарушений. Это требует внесения изменений в статью 4 Соглашения о статусе экономического Суда СНГ и положения Регламента Экономического Суда СНГ. В случае согласия стран – участниц СНГ с обязательным характером решений Экономического Суда логически обоснованной становится потребность в  изменении их внутреннего законодательства, регламентирующего порядок признания прав на недвижимое имущество и сделок с ним. В качестве самостоятельного основания для такого признания возможно рассматривать решение Экономического суда СНГ.
  4. Подтвержден общий вывод, сделанный юридической наукой, о том, что в экономических спорах  с участием государства третейское разбирательство является  эффективным способом их урегулирования, а его игнорирование неоправданно сужает возможный перечень средств восстановления нарушенных государственных прав и законных интересов. Приводятся доводы о целесообразности изменения складывающейся в настоящее время российской судебной практики в отношении признания и принудительного исполнения решений международного коммерческого арбитража по спорам с участием государства и государственных организаций, что сделает эту практику более адекватной современным международным подходам, заложенным в международных соглашениях, и судебной практике Европейского суда.
  5. На основе анализа современного законодательства и судебной практики показано, что отсутствие официального отказа от иммунитета в отношении принятия обеспечительных мер и принудительного исполнения решения не всегда является препятствием для принудительного исполнения арбитражного решения в странах, придерживающихся концепции единого иммунитета. Показано, что современная международная доктрина и судебная практика ряда стран нередко толкует  согласие государства на процедуру арбитражного разбирательства как отказ от всех видов иммунитета, а не только как отказ от юрисдикционного иммунитета. Позиция суда, принимающего решение о принудительном исполнении арбитражного решения, вынесенного против государства, может быть основана и на  ратификации государством-ответчиком международного соглашения по вопросам  признания и исполнения решений международных коммерческих арбитражей, которое трактуется  как принятие им обязательства по неукоснительному исполнению этих решений.
  6. На основе  изученных судебных решений зарубежных стран выявлено, что сохранившийся в Российской Федерации принцип раздельной ответственности государства и государственных юридических лиц не поддерживается в настоящее время доктриной и судебной практикой ряда государств, в частности, США и стран Евросоюза. В этих странах возможность исполнения иностранного судебного и арбитражного решения, вынесенного против государства и государственных компаний, нередко обеспечивается за счет «перекрестного исполнения» (сross-enforcement), при котором решение суда о взыскании задолженности с государственной компании исполняется путем обращения взыскания на имущество самого государства, и наоборот, долги государства погашаются за счет имущества государственной компании. Доктринальным обоснованием такого решения становится заключение суда  о возможности рассматривать государственную компанию в качестве учреждения государства,  юридически идентифицируемого с самим государством  для целей исполнения решения суда. 

Теоретическая значимость исследования Научная значимость работы заключается в выработке современных подходов к созданию правового регулирования управления и защиты собственности Российской Федерации, находящейся за рубежом.

Теоретические разработки диссертационной работы могут быть использованы при дальнейшем исследовании  вопросов участия государства в гражданско-правовых отношениях,  регулирование которых осуществляется нормами международного частного права.

Предложенные подходы  могут быть положены в основу законотворческой и правоприменительной  деятельности при подготовке соответствующих международных и национально-правовых актов, принятии правительственных решений, связанных с участием государства в международных частноправовых отношениях.

Материалы диссертации могут оказаться полезными при осуществлении научно-педагогической деятельности: при преподавании учебного курса «Международное частное право», а также при подготовке соответствующих тем в рамках преподавания учебных дисциплин международного частного права.

Практическая значимость и апробация результатов исследования. Основные идеи, теоретические и практические положения, изложенные в диссертации, нашли отражение в публикациях автора: монографии и научных статьях, посвященным отдельным вопросам исследуемой темы.

Апробация основных выводов и предложений автора реализована в практической деятельности автора в качестве федерального судьи арбитражного суда и преподавателя Дипломатической академии МИД РФ.

Помимо этого автор излагал свою позицию по означенным проблемам на международных и российских научно-практических конференциях и семинарах.

Диссертантом был разработан и успешно внедрен специальный учебный курс «Собственность Российской Федерации за рубежом: правовое регулирование и защита», который преподается в Дипломатической академии МИД РФ. Научные выводы и положения, содержащиеся в диссертации, широко используются автором при чтении курса лекций по международному гражданскому процессу, международному коммерческому арбитражу.

Диссертация обсуждена на заседании сектора гражданского права,  гражданского и  арбитражного процесса   Института государства и права РАН 10 июня 2010 г.

Достоверность результатов исследования. Достоверность диссертационного исследования обеспечивается тем обстоятельством, что теоретико-правовому анализу подлежат только официально изданные юридические акты и иные правовые документы, находящиеся в свободном доступе в библиотеках и веб-сайтах официальных органов,  организаций и судов. Использование указанных подлинных материалов является основой исследования и сделанных общих выводов диссертационной работы.

Структура диссертационного исследования обусловлена целями и задачами, которые ставил перед собой автор. Последовательность расположения составных частей диссертационной работы исходит из сложившейся практики рассмотрения комплексных правовых институтов в юридических исследованиях и имеет целью логически последовательное изложение выбранной темы.

Диссертация состоит из введения, трех глав, разделенных на   параграфы, каждый из которых, в свою очередь, разделен на подпункты, и библиографии. Все главы и параграфы построены в четкой логической последовательности, позволяющей в целом раскрыть тему исследования.

СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

.

Во Введении обосновывается актуальность избранной темы, обозначаются объект и предмет исследования, анализируется степень научной разработанности темы, определяются цели и задачи диссертационной работы, характеризуется теоретическая и методологическая основа исследования, представляется его научная новизна и практическая значимость, формулируются выносимые на защиту положения, содержится информация об апробации результатов исследования.

Глава. I. «Международно-правовые аспекты приобретения Российской     Федерацией права собственности на имущество, находящееся за рубежом» состоит из трех параграфов.

В §1 «Анализ основных положений Венской Конвенции о правопреемстве государств в отношении государственной собственности, государственных архивов и государственных долгов 1983 г.» рассматриваются основные принципы правопреемства государственной собственности  вкупе с разрешением вопросов о выплате государственных долгов.

Различия в подходах государств в понимании процесса правопреемства и его практической реализации стали побудительным мотивом для осуществления работ по кодификации соответствующих норм международного права. Проведенный в работе анализ положений Венской Конвенции 1983 г. свидетельствует о том, что кодификация статей, посвященных вопросам правопреемства государственной собственности, оказалась чрезвычайно сложным делом. Не в последнюю очередь диаметрально противоположные позиции делегаций разных стран по вопросам правопреемства государственной собственности стали тем барьером, до преодоления которого ратификация Венской конвенции 1983 года достаточным количеством стран и ее вступление в силу невозможно. Тем не менее, на сегодняшний день мировым сообществом признается, что положения Венской Конвенции 1983 г. имеют характер своего рода норм обычного международного права, что означает их широкое применение. Именно положения этой Конвенции зачастую становятся ориентиром при разрешении спорных имущественных вопросов между новыми субъектами международного права, возникшими вследствие территориальных изменений государств.

Несмотря на высокую оценку, которую получил этот международный акт в доктрине и практике, положения конвенции уже не отвечают современным экономическим реалиям и требуют серьезной доработки. Это касается, в частности,  вопросов определения государственной собственности и ее состава,  определения критериев ее раздела между государствами – преемниками с учетом концепции «справедливости», принятой в Конвенции.

Обоснование автором позиции, что в момент правопреемства не происходит перехода прав, а происходит переход собственности как материального объекта, присущего определенной территории, приводит к выводу о том, что объем прав в отношении государственной собственности не «наследуется», а определяется исключительно внутренним правом государства-преемника как суверена.

Правопреемство государственной собственности обязательно сопряжено с разрешением вопросов о дальнейшей судьбе долгов государства – предшественника. Фактически это положение является конвенционным закреплением нормы обычного права, касающейся правопреемства государств и заключающейся в том, что как обязательства, так и имущество должны одновременно переходить от государства – предшественника к государству – преемнику. Более того, обычной практикой становится разрешение вопроса об обеспеченности государственных долгов конкретным имуществом – государственной собственностью. Невыплата государственного долга может стать основанием для требования его погашения за счет государственного имущества.

В работе проанализирована взаимосвязь вопросов раздела государственной собственности  с выплатой государственных долгов, обращено внимание на то, что по общим правилам правопреемства, заложенным в Конвенции, отказ от финансовых обязательств государства – предшественника мировым сообществом не принимается, исторические примеры отказов от долгов свидетельствуют, что точки в этих вопросах не поставлены. 

Автор также обращает внимание на то, что заложенное в Конвенции понятие государственного долга как долга исключительно субъектам международного права неоправданно сужено. Современное сообщество не оправдывает отказ от выплаты долгов частным лицам.  

         В §2 «Определение правового статуса Российской Федерации после распада СССР как необходимое условие для международного урегулирования  вопроса  раздела и использования зарубежной собственности бывшего СССР» автор акцентирует внимание на исследовании понятий континуитета и правопреемства государств. Определение правосубъектности республик на территории бывшего Советского Союза предопределило решение вопросов согласования способа и порядка погашения внешнего государственного долга СССР и условий раздела его государственной собственности.

Исследованию понятия континуитета (продолжательства) в правой доктрине уделено гораздо меньше внимания, чем исследованию понятия правопреемства. Нередко эти два понятия отождествляются либо термин континуитет (продолжательство) применяется узко, исключительно для обозначения продолжения действия международного договора для государства – преемника.

Автор поддерживает точку зрения, согласно которой необходимо различать понятия «правопреемство» и «континуитет», как используемые для характеристики явлений, правовая природа которых носит различный характер. С практической точки зрения в большинстве случаев разрешение вопроса о том, произошло или нет в связи с изменением территории и появлением новых государств прекращение существования прежнего государства как субъекта международного права, предопределяет вывод о том, сохранился  ли прежний обладатель  международных прав и обязанностей.

Изучая историю международно-правового оформления раздела государственной собственности и государственных долгов бывшего СССР, автор приходит к заключению, что международно-правовой статус России в начале 90-годов двадцатого века отличался неопределенностью. Согласно одним международным договорам он определялся как статус государства – преемника, в то же время в других договорах он определялся как статус государства - продолжателя. В отношении определения правосубъектности российского государства касательно международных обязательств бывшего СССР в международных договорах существовала устойчивая тенденция характеризовать ее как правосубъектность государства – продолжателя (именно этот термин последовательно применялся в большинстве случаев в  международных и внутренних документах).

В отношении определения правосубъектности России в международных многосторонних договорах по разделу долгов и активов бывшего СССР  ситуация складывалась иная. В этих договорах все бывшие республики без исключения, в том числе и  Россия, именовались правопреемниками государственной собственности бывшего СССР, а ее раздел пропорционально определенным по агрегированному показателю долям при условии погашения внешнего долга в той же пропорции осуществлялся со ссылкой на нормы Венской Конвенции 1983 года, регламентирующие вопросы правопреемства государственной собственности в отношении новых государств.

Признание Российской Федерации государством – продолжателем СССР, взявшим на себя обязательства по погашению всего внешнего долга бывшего СССР, предопределило постановку вопроса в отношении признания  ее прав на всю зарубежную советскую собственность.

§3 «Соглашения стран СНГ по определению судьбы зарубежной советской собственности» посвящен исследованию действий собственно Российской Федерации по определению судьбы зарубежной государственной собственности, разрешению проблем раздела зарубежного имущества и погашения внешних долгов бывшего СССР в рамках СНГ (многосторонние соглашения), а также урегулированию проблемы раздела зарубежного советского  наследия  на двусторонней основе.

Несмотря на то, что к началу 1992 года имелось  два многосторонних соглашения, устанавливающих для всех республик принципы безусловного выполнения международных обязательств бывшего Советского Союза по погашению внешнего долга и раздела его государственной собственности, находившейся за рубежом, Российская Федерация предприняла ряд односторонних действий по определению судьбы российского загранимущества. Речь идет о Ноте Министерства иностранных дел РФ «О дипломатических и консульских представительствах» от 3 января 1992 года, согласно которой Дипломатические и Консульские представительства Союза Советских Социалистических Республик, аккредитованные в соответствующих странах, было предложено рассматривать в качестве Дипломатических и Консульских представительств Российской Федерации, а их глав – в качестве глав Дипломатических и Консульских представительств Российской Федерации. Внешэкономбанк СССР в соответствии с Постановлением Президиума Верховного Совета Российской Федерации от 13 января 1992 года №2172-1 «О банке внешнеэкономической деятельности СССР» перешел под юрисдикцию Российской Федерации. Усугубило ситуацию и решение Российской Федерации о замораживании средств юридических лиц – нерезидентов РФ, находившихся во Внешэкономбанке СССР, проблемы с возвратом которых не решены вплоть до настоящего времени.

В работе отмечается, что все эти односторонние действия стали причиной серьезных политических разногласий, в связи с чем Российской Федерацией больше не предпринималось шагов по определению судьбы бывшего советского имущества. Так, с 1992 года проблемы раздела бывшего наследия СССР стали рассматриваться одновременно с вопросами по развитию и дальнейшему совершенствованию механизма деятельности Содружества Независимых государств, в рамках которого 6 июля 1992 года было заключено  Соглашение о распределении всей собственности бывшего Союза ССР за рубежом, исключающее, по замыслу участников, негативные последствия односторонних действий Российской Федерации. Спорные вопросы в отношении собственности республик на территории бывшего СССР были урегулированы Соглашением о взаимном признании прав и регулировании отношений собственности от 9 октября 1992 года.

При всем том, крайне сложная ситуация с выплатой внешнего долга бывшего СССР была разрешена лишь вследствие  достигнутых международных договоренностей со странами - кредиторами, согласно которым именно Россия приняла на себя обязательства перед западными кредиторами по погашению внешнего долга бывшего СССР в полном объеме.

Приняв на себя ответственность за погашение всего внешнего долга бывшего Союза ССР, Российская Федерация сочла это достаточным основанием и для признания своего права на все бывшие активы СССР, находящиеся за рубежом. По крайней мере, будучи единственной страной, кто практически реализовывал  признанный всеми остальными государствами – преемниками и закрепленный в многосторонних международных соглашениях принцип права каждого государства – преемника на установленную для него долю загрансобственности в обмен на выполнение им своих обязательств по погашению и обслуживанию внешнего долга, она стала и той единственной страной, кто во исполнение этого принципа заявил о своем праве на зарубежное имущество.

Принятие Российской Федерацией  обязательства по погашению внешнего долга бывшего СССР в обмен на его активы было последовательно реализовано путем  заключения между Россией и республиками СНГ двусторонних соглашений об урегулировании  вопросов правопреемства в отношении внешнего государственного долга и активов бывшего Союза ССР.

Автор приходит к заключению, что с теоретической точки зрения такое решение вопроса базировалось на презумпции невозможности разделения правосубъектности государства применительно к его международным обязательствам и правам на его имущество вне зависимости от того, где это имущество находится. Практически этот постулат был подтвержден ратификацией парламентами стран СНГ межправительственных соглашений о передаче прав на доли советской зарубежной собственности Российской Федерации в обмен на выплату их части внешнего долга СССР.

Глава II. «Эволюция подходов к решению задач правового регулирования управления зарубежной собственностью РФ» структурно разделена на три параграфа, которые посвящены истории развития и анализу основных положений законодательства, регулирующего управление государственной собственностью, находящейся за рубежом. На основе проведенного исследования автором подвергаются критическому осмыслению нормы действующих правовых актов, формулируются основные подходы к правовому регулированию управления зарубежной российской собственностью.

В §1 «Правовое регулирование управления зарубежной собственностью в 90-е годы: проблемы и способы разрешения»  предметом изучения являются общие концептуальные подходы к правовому регулированию управления государственной собственностью и формирование первоначальной нормативной базы по регулированию управления собственностью Российской Федерации за рубежом.

В период существования Советского Союза отечественная правовая доктрина определяла управление государственным имуществом, как соединение собственности и управления в рамках права государственной собственности. Управленческие отношения квалифицировались как организационные, регулируемые нормами административного права, тем не менее, значительное число исследователей не рассматривало управление государственной собственностью публично-правовыми образованиями в качестве исключительно административно-правового института, признавая в нем  наличие  гражданско-правовых отношений.

В российскую правовую доктрину термин «управление государственной собственностью» стал активно вводиться в 90-годы, в период реформирования общественных отношений, складывавшихся после распада СССР. Именно тогда в Российской Федерации началось новое создание этого правового института. Однако до настоящего времени законодательно определение понятия «управление государственным имуществом» не оформлено, как не имеется и специального закона об управлении государственным имуществом, в котором было бы дано определение этого института, разграничены публично-правовая составляющая  в виде управления и гражданско-правовая составляющая в виде права распоряжения.

Проведенный анализ имеет для настоящего исследования принципиальное значение, поскольку именно в советский период развития концепции управления государственным имуществом стало очевидным, что для решения публичных задач в социально-экономической сфере необходимо использование гражданско-правовых конструкций. Закрепление в настоящее время в Гражданском Кодексе Российской Федерации положения о том, что государство является субъектом гражданского права, выступая в отношениях, регулируемых гражданским законодательством на равных началах с иными участниками этих отношений, требует специальной регламентации.

Вместе с тем, несмотря на весьма высокую степень развития правовой науки и насущные потребности законодательного регулирования имущественных отношений с участием государства, на сегодняшний день вопросы правового регулирования управления государственной собственностью разрешаются отдельными правовыми актами, принятыми специально в отношении конкретных объектов или субъектов,  либо отдельными нормами, включенными в законы, предметом регулирования которых являются иные правоотношения.

Не стала исключением из этого правила и зарубежная государственная собственность. Однако можно ли утверждать, что такой порядок регулирования управления зарубежной российской собственностью эффективен и не требует совершенствования? Для ответа на этот вопрос автор счел целесообразным исследовать историю создания нормативной базы по регламентации управления зарубежной государственной собственностью и результаты ее применения.

Несмотря на то, что вопрос о судьбе зарубежной советской собственности был поднят еще до распада СССР, новое правовое регулирование порядка ее использования вступило в силу только в 1995 году, после окончательного международно-правового урегулирования ее принадлежности Российской Федерации.

Вплоть до этого времени сохраняло силу Постановление Совета Министров СССР «О порядке приобретения, отчуждения и аренды земельных участков, зданий и сооружений, находящихся за границей, и их регистрации и учета» от 25 ноября 1980 года №1089. На основе анализа этого документа автор приходит к заключению,  что первоочередными задачами по управлению государственным имуществом за рубежом были еще в советское время названы: определение правомочного лица, выступающего в качестве собственника; наделение круга субъектов конкретными полномочиями в отношении имущества, расположенного за рубежом; определение органа, осуществляющего организацию регистрации и учета стоимости зарубежного имущества.

Эти задачи в полной мере соответствовали  принципам социалистического хозяйствования и командно-административной системе управления, но явно не отражали те  изменения в экономике, которые стали проводиться  в конце двадцатого столетия.

Предпринятые в начале 90-х годов попытки изменить систему управления государственной собственностью за рубежом, а именно: сосредоточить все функции по управлению зарубежным имуществом в одном органе (по замыслу законодателя им мог первоначально стать Российский фонд федерального имущества, впоследствии функции управления было решено передать Государственному комитету Российской Федерации по управлению государственным имуществом), либо использовать страноведческий принцип (принимать отдельные акты по управлению зарубежным имуществом в конкретной стране – речь идет о Постановления Правительства Российской Федерации от 31 марта 1994 года №267 «О государственной собственности Российской Федерации в Федеративной Республике Германия») успехом не увенчались. Также как и в  Постановлении  Совета Министров СССР от 25 ноября 1980 года №1089 основной акцент в принимаемых документах делался на административное регулирование порядка распоряжения объектами зарубежной собственности. В то же время объективные экономические реалии требовали создания условий для коммерческого использования зарубежной государственной собственности: она должна была, по меньшей мере, эксплуатироваться на принципах самоокупаемости и не требовать дополнительных бюджетных ассигнований.

Принятое 5 января 1995 года Постановление  Правительства Российской Федерации №14 стало и продолжает в настоящее время оставаться основным документом, регулирующим вопросы управления федеральной собственностью за рубежом, поэтому его анализу в работе уделено особое внимание.

Из положений данного документа, приходит к заключению автор, усматривается, что под надлежащим управлением и эффективностью использования федеральной собственности, находящейся за рубежом, понимается, в первую очередь, получение определенной коммерческой выгоды от ее эксплуатации. С этой целью в Постановление включены нормы, призванные обеспечить  контроль над заключением разного рода сделок с собственностью, расположенной за рубежом со стороны Правительства Российской Федерации или ее полномочного представителя, а также нормы, обеспечивающие, эффективность использования и сохранность зарубежного имущества. В то же время приватизация зарубежного имущества была запрещена: государственные предприятия, участвующие в приватизации, должны были передать закрепленное  на их балансе имущество, находящееся за рубежом, Государственному комитету Российской Федерации по управлению государственным имуществом. Сделки по приватизации указанного имущества являлись недействительными.

В качестве неотложных задач, реализация которых должна была в сжатые сроки существенно улучшить работу с зарубежной собственностью, были определены: реализация мероприятий по поиску, защите и надлежащем оформлении прав собственности Российской Федерации на указанное имущество, создание системы учета и ведения реестра федеральной собственности, находящейся за рубежом; повышение доходности от возможных сделок с федеральной собственностью за рубежом за счет обязательного осуществления их по рыночным ценам.

Однако поставленные цели достигнуты не были, о чем свидетельствуют отчеты Счетной Палаты РФ. На основе проведенного анализа принятых в 90-е годы правовых актов, регламентирующих управление зарубежной собственностью Российской Федерации, автор приходит к заключению, что правовыми причинами такого положения дел стали следующие обстоятельства: Во-первых, принятые нормативные акты не могут быть расценены как документы, подробно регламентирующие все вопросы, связанные с управлением федеральной собственностью Российской Федерации, находящейся за рубежом. Во-вторых, в этих документах не было проведено четкого разграничения полномочий федеральных органов по управлению и распоряжению собственностью, что не могло не создавать на практике определенные трудности при реализации предусмотренных в них мероприятий. И, наконец, в-третьих, в принятых документах  отсутствовал механизм реального действенного контроля  над осуществлением поставленных задач, поскольку функции контроля были приданы непосредственному исполнителю этих задач – Государственному комитету Российской Федерации по управлению государственным имуществом. Сложившаяся ситуация требовала коренного переосмысления самого подхода к решению задач управления государственной собственностью, выработки принципиально нового подхода к управлению зарубежным имуществом и его комплексного правового обеспечения.

В §2 «Концептуальные подходы к решению задач правового регулирования управления зарубежной собственностью РФ в конце 90-х годов двадцатого столетия» исследуются проблемы создания специального законодательства, призванного регулировать управление зарубежным имуществом.

По логике законодателя, выделение государственного имущества, находящегося за рубежом, в отдельную категорию, должно было сопровождаться разработкой специального регулирования в целях повышения эффективности его управления. Такое регулирование должно было осуществляться постановлениями Правительства РФ, окончательный срок принятия которых был определен мартом 1999 года. В то же время задачи решения вопросов учета и регистрации государственного имущества в целях создания единой информационной базы планировалось решать на основе одобренной Постановлением Правительства РФ от 9 сентября 1999 г. N 1024 Концепции управления государственным имуществом и приватизации в Российской Федерации. Полная инвентаризация государственного имущества в стране и за рубежом, вовлечение его в гражданский оборот были определены в качестве первоочередных государственных целей.  Для этого, по заключению разработчиков Концепции,  государственное имущество, в том числе и зарубежное, должно было взять на себя обеспечительную функцию  при привлечении инвестиционных ресурсов, потребность в  которых на момент разработки Концепции и в последующие годы была и остается чрезвычайно высокой. При этом конечной целью реализации задач, сформулированных в анализируемом документе, стала ориентация на перспективные стратегические экономические интересы России, которым должны были служить результаты процесса превращения государства в эффективного собственника.

В принятом 26 июля 2000 года №1072-р распоряжении Правительства РФ «Об утверждении Плана действий Правительства Российской Федерации в области социальной политики и модернизации экономики на 2000 - 2001 годы» отмечалось, что «особое внимание Правительство Российской Федерации уделит совершенствованию правовой базы в области управления федеральной собственностью, находящейся за рубежом, учета доходов от ее использования и их расходования. Будет проведена инвентаризация такого недвижимого имущества и подготовка его сводного реестра, усилена работа по поиску недвижимого имущества, принадлежавшего ранее Российской империи и бывшему СССР, и соответствующему оформлению прав собственности Российской Федерации».

Выполнению поставленных задач должно было содействовать соответствующее правовое регламентирование, однако, как следует из проведенного в работе анализа, согласовать публичные начала в управлении государственной собственностью с гражданско-правовыми принципами реализации прав собственника и при этом не нарушить международно-правовые нормы законодателю не удалось, что наглядно продемонстрировал проект закона, касающийся вопросов управления зарубежной собственностью, отклоненный Президентом РФ.

Вопрос о принятии Федерального закона «Об управлении собственностью Российской Федерации, находящейся за рубежом» был снят с повестки дня, и последующая регламентация управления зарубежной государственной собственностью вновь стала осуществляться путем принятия подзаконных актов по отдельным вопросам.

По заключению автора, такая тактика, в общем, хотя и соответствовала концепции, заложенной в ранее принятых нормативных актах, однако явно не учитывала потребностей современных веяний: выработки четкого определения понятия «управление государственной зарубежной собственностью», определения специальных мер по повышению эффективности этого управления, обязательного изучения и применения всех возможных источников регулирования наряду с приведением в соответствие с экономическими потребностями уже действующих нормативных актов и международных соглашений. И самое главное, она не учитывала, что исключительно административные методы управления, предполагающие только властность и подчиненность, поскольку именно эти характеристики присущи, в первую очередь, государственному управлению, становятся недостаточными в современных экономических условиях, особенно в тех странах, где государственное участие в экономических отношениях строго лимитировано. Но из принятых в 90-е годы нормативных актов не усматривается, что ставился и прорабатывался вопрос о необходимости привнесения в систему управления государственной собственностью, находящейся за рубежом, гражданско-правовых начал.

В §3 «Современные проблемы регулирования вопросов управления зарубежной государственной собственностью» проанализированы последние изменения в правовом регулировании управления зарубежной собственностью и предложены конструктивные изменения в этом регулировании.

Вследствие проведенной за последние годы административной реформы   завершен порядок формирования системы органов исполнительной власти, осуществляющих функции управления зарубежной государственной собственностью, или, иными словами, регламентирована административная составляющая института управления зарубежной государственной собственностью. Однако сказать, что в результате проведенной реформы отпала необходимость в упорядочении подходов к регулированию гражданско-правовой составляющей института управления зарубежной государственной собственностью нельзя. На сегодняшний день  ни единого закона, регламентирующего вопросы осуществления гражданско-правовых сделок с зарубежной государственной собственностью, ни пакета документов, регламентирующего весь спектр вопросов, связанных с этим специфическим видом государственной деятельности, не имеется.

Автор приходит к заключению, что, фактически, правовое реформирование в этой области свелось к принятию ряда постановлений Правительства Российской Федерации и Указов Президента Российской Федерации, направленных на постановку и разрешение все тех же организационных вопросов, которые были сформулированы еще в Постановлении Совета Министров СССР от 25 ноября 1980 года №1089, и которые присущи социалистической командно-административной системе хозяйствования: определение полномочных представителей, задействованных в сфере управления зарубежным имуществом; создание системы учета, инвентаризации и оценки зарубежного имущества; проведение мероприятий, необходимых для организации его поиска, регистрации, защиты.

В то же время регламентация коммерческой деятельности с зарубежным государственным имуществом осталась практически вне поля зрения законодателя, а именно она является основным  индикатором эффективности его управления.

Представляется, что сложившаяся ситуация свидетельствует о недостаточно разработанном и научно обоснованном концептуальном подходе к решению обсуждаемой проблемы.

К сожалению, разрабатываемые в настоящее время  меры по повышению эффективности управления государственной собственностью формально не рассматриваются применительно к государственной собственности, находящейся за границей. На наш взгляд, рассмотреть возможность о применении уже признанных современных мер по повышению эффективности управления государственной собственностью к государственной собственности, находящейся за рубежом, и, соответственно, поставить вопрос о правовой регламентации этой деятельности является актуальной и перспективной задачей.

В этих условиях существенное значение приобретает, в том числе, и разработка нормативной базы по управлению зарубежной государственной собственностью, которая не только регулировала бы вертикальные – административные, но и горизонтальные – гражданско-правовые отношения.

Представляется, что в условиях несовершенства правового регулирования управления зарубежной собственностью, существующего в нашей стране, обращение к иностранному опыту было бы не лишним. В работе приводятся примеры подхода к регулированию управления зарубежной собственностью в ряде стран.    

Глава III «Защита государственной собственности, находящейся за рубежом», состоит из четырех параграфов.

Необходимость включения в настоящую главу §1 «Международная подсудность исков о правах на российское зарубежное имущество и вопросы применимого права» была обусловлена тем, что российская собственность, находящаяся за рубежом, равно как и права, вытекающие из договоров, заключенных в отношении этой собственности, нередко становятся предметом спора. Разрешение конфликтных ситуаций не всегда возможно мирными средствами, и в этом случае возникает необходимость обратиться за защитой в суд.

Где должны рассматриваться такого рода иски, возможно ли судебное разбирательство по спорам в отношении зарубежного российского имущества не только в иностранном, но и отечественном суде, в каком из них судебная защита окажется наиболее эффективной, право какого государства подлежит применению при рассмотрении такого рода споров, насколько такое судебное разбирательство возможно и совместимо с правом на третейское разбирательство? Эти  и связанные с ними вопросы стали предметом анализа настоящего параграфа.

Детальный анализ норм процессуального российского законодательства позволил придти к заключению, что подсудность споров в отношении зарубежного российского имущества, так как она определена в Арбитражном процессуальном кодексе РФ, требует вмешательства законодателя.

Связано это с тем, по заключению автора, что, поскольку при разработке российских процессуальных норм, регулирующих исключительную международную подсудность, ни условие о различных принципах определения национальной и международной подсудности, ни условие о различном подходе к определению подсудности споров о правах на недвижимое и движимое имущество соблюдены не были, постольку закрепленный в российском законодательстве принцип регулирования исключительной международной подсудности имеет своим результатом противоречие с нормами международных договоров, участницей которых является Российская Федерация. Помимо этого не принято во внимание, что положение об отнесении  к исключительной подсудности споров о незаконном отчуждении зарубежной российской недвижимости  (приватизация) к исключительной юрисдикции российских судов может стать причиной нарушения правил исключительной подсудности страны местонахождения недвижимости, и, как следствие, невозможности оформления прав на эту недвижимость (регистрации).

Рассмотрение споров в отношении зарубежного российского имущества нередко требует применения иностранного законодательства. Это требование обусловлено в силу закрепленного в п.1 статьи 1186 ГК РФ правила, гласящего, что «право, подлежащее применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц либо гражданско-правовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом, в том числе в случаях, когда объект гражданских прав находится за границей, определяется на основании международных договоров Российской Федерации, настоящего Кодекса, других законов (пункт 2 статьи 3) и обычаев, признаваемых в Российской Федерации».

Однако, как свидетельствует судебная практика, суды нередко игнорируют требования, установленные российскими коллизионными нормами, в результате чего создаются объективные предпосылки для обжалования судебного акта и его последующей отмены вышестоящими  инстанциями.

Что касается ответа на вопрос о возможности рассмотрения споров в отношении государственной собственности в третейском суде, то он неоднозначен. Практика международных коммерческих арбитражей свидетельствует о том, что такого рода спора могут быть отнесены соглашением сторон к компетенции третейского суда. В то же время в российской судебной практике существует расширительный подход к толкованию п. 2 части 1 статьи 248 АПК РФ, согласно которому споры в отношении находящегося в государственной собственности имущества подлежат отнесению к исключительной компетенции российских судов. Такой подход получил в правовой литературе справедливые нарекания.

Автор приходит к выводу, что не отвечают современным реалиям положения российского законодательства и складывающаяся судебная практика,  исходящая из того, что споры с участием государства должны быть исключены из компетенции международного коммерческого арбитража. Нельзя не учитывать, что общая мировая тенденция разрешения споров с участием государства в порядке третейского разбирательства получила широкое признание и применение, особенно в инвестиционной сфере.  Игнорирование третейского разбирательства как способа урегулирования спора с участием государства  неоправданно сужает возможный перечень средств восстановления нарушенных государственных прав и законных интересов. Третейская форма разбирательства нередко оказывается не только предпочтительнее судебной, но и единственным способом разрешения конфликта.

В §2 «Судебное и внесудебное разрешение проблем в сфере признания и   оформления прав РФ на недвижимое имущество за рубежом» на примере конкретных споров рассматриваются судебные и внесудебные способы урегулирования разногласий в отношении бывшей советской недвижимости.

Одной из неотложных задач, решение которой предопределяет возможность коммерческого использования российской недвижимости за рубежом, является ее регистрация в стране местонахождения. Однако в некоторых странах законность перерегистрации прав Российской Федерации на бывшее советское имущество стала предметом рассмотрения судов государств, на территории которых расположено это имущество, причем решения этих судов не всегда были вынесены в пользу России. Выявление причин принятия таких решений позволяет, на наш взгляд, выработать более обоснованную позицию для отстаивания российских интересов в иностранном суде.

В работе анализируется решение немецкого суда об отказе в перерегистрации права собственности на бывшее советское имущество на Российскую Федерацию и решение датского суда о признании такой перерегистрации законной. Автор приходит к заключению, что для положительного решения вопроса о перерегистрации прав на недвижимое советское имущество на Российскую Федерацию важно признание правительством страны местонахождения этого имущества правового статуса России как  государства – продолжателя СССР и, соответственно признания его прав на бывшее советское имущество. До тех пор, пока такое признание  отсутствует, положительное решение в судебном порядке вопроса о перерегистрации прав Российской Федерации на объекты недвижимости за рубежом не представляется возможным. Решение государственных судебных органов в отношении регистрации прав иностранного государства, заявляющего права на имущество государства – предшественника, всегда базируется на официальной позиции правительства государства в отношении правосубъектности иностранного государства – заявителя и его притязаний на собственность государства- предшественника.

Обращается внимание на то, что нормы национального права страны местонахождения имущества, определяющие способы возникновения и перехода права собственности, неприменимы в случае рассмотрения вопроса о перерегистрации права собственности на имущество государства – преемника, поскольку международно-правовое правопреемство не тождественно переходу прав, регулируемому национальным гражданским правом. Не подлежит сомнению, что данные вопросы находятся вне сферы компетенции национального законодателя – государства местонахождения зарубежного государственного имущества.

Помимо судебных разбирательств урегулирование разногласий в отношении бывшей советской недвижимости возможно путем консультаций и переговоров. В работе рассматриваются примеры позитивного урегулирования разногласий в отношении прав на недвижимое имущество с прибалтийскими странами при непосредственном участии Швейцарии и Франции, при этом отмечается немаловажная роль в процессе мирного урегулирования возникшего «межгосударственного имущественного конфликта» государства местонахождения спорной недвижимости.

При всем том, отмечается в работе, правовая сторона вопроса не утрачивает своего значения и требует соответствующего оформления. По сути, речь идет хотя и о внесудебном, но международно-правовом механизме урегулирования разногласий. Итогом мирного урегулирования такого рода споров является заключение межправительственных соглашений.

В §3 «Рассмотрение межгосударственных споров по вопросам права собственности в Экономическом  суде СНГ» анализируется первое решение Экономического Суда СНГ по спору о праве собственности на бывшее советское имущество между Российской Федерацией и Республикой Казахстан.

Вопрос о разделе государственной собственности бывшего Союза СССР, находившейся на территории союзных республик, был урегулирован путем заключения многостороннего Соглашения о взаимном признании прав и регулировании отношений собственности от 9 октября 1992 года в Бишкеке.

Традиционно спорные вопросы в отношении раздела советской собственности на территории  бывшего СССР решались республиками путем взаимных переговоров. Однако конфликт между Россией и Казахстаном, заявившим о своем праве собственности на имущественный комплекс санатория "Узень", находящийся на территории России, решить путем мирных консультаций не удалось, он стал предметом первого судебного разбирательства по существу в истории существования Экономического Суда СНГ.

Анализ этого решения предваряет характеристика Экономического суда как органа разрешения межгосударственных экономических споров, созданного содружеством Независимых государств, его компетенции, практики толкования норм межгосударственных соглашений экономического характера.

При рассмотрении непосредственного самого решения Экономического Суда СНГ от 18 апреля 2008 года  по межгосударственному спору о праве собственности на имущественный комплекс санатория «Узень», обращается внимание на то, что указанное решение суда представляет интерес не только с точки зрения определения подходов к порядку признания права государственной собственности на конкретные объекты социальной сферы, но и толкования понятия досудебного урегулирования споров, а также исключительной компетенции Экономического суда.

Автор обращает внимание на специфику правового инструментария Экономического суда, на  тождественность положений Регламента Экономического суда положениям процессуального законодательства, установленным для  процедуры разбирательства споров в государственном суде, что, наряду с обращением к положениям международного соглашения,  внутригосударственным нормам (в данном случае, пользуясь терминологией Регламента - взаимоприменяемым нормам актов бывшего Союза ССР), позволяет заключить, что при рассмотрении спора в отношении имущественного комплекса санатория «Узень» Экономический суд выступил в качестве «наднационального арбитражного (хозяйственного) суда» и рассмотрел классический вещный иск о признании права собственности.

Вместе с тем особое внимание в данном параграфе уделено вопросу соответствия принятого решения заявленным требованиям, его обязательной силы и исполнимости. Детальный анализ решения позволил, по заключению автора, сделать вывод о том, что его резолютивная часть сформулирована в нарушение требований статьи 4 Соглашения о статусе экономического Суда СНГ и положениям пункта 87 Регламента Экономического Суда СНГ (установление факта нарушения государством -  участником соглашения либо отсутствие нарушения, определение мер, которые рекомендуется принять соответствующему государству в целях устранения нарушения и его последствий).

Кроме того, изложенные в решении меры, которые рекомендовано принять для устранения нарушения, по мнению автора, не приводят к окончательному урегулированию конфликта вследствие неопределенности процедуры и сроков его исполнения, а также необязательности  характера решения в части принятия мер по устранению допущенного нарушения.

Заслуживает внимания, отмечает автор, позиция тех ученых – международников, которые выступают за придание решениям Экономического суда обязательного характера. Достижение согласия по этому вопросу могло бы быть упрочено впоследствии путем изменения положений внутреннего законодательства стран – участниц СНГ.

Последний, §4 «Решения международных коммерческих арбитражей по спорам с    участием Российской Федерации и проблемы обращения взыскания на российское государственное имущество» посвящен специфике арбитражного разбирательства споров с участием государства, последствиям необоснованных отказов в исполнении арбитражных решений, практике Европейского суда по правам человека о нарушении прав неисполнением арбитражного решения.

В 90-е годы двадцатого столетия одной из приоритетных задач российской экономики становится привлечение инвестиций, разрабатывается и утверждается Постановлением Правительства Российской Федерации от 13 октября 1995 года №1016 Комплексная программа стимулирования отечественных и иностранных инвестиций в экономику Российской Федерации. Для урегулирования споров с участием государства, если стороны не достигали мирного урегулирования путем проведения переговоров,  приоритетной была названа арбитражная форма разбирательства, местом проведения арбитража должны были стать международные арбитражные суды, пользующиеся общепризнанным авторитетом и репутацией.

Возможность обращения к международному коммерческому арбитражу за содействием в урегулировании споров, в том числе и с участием государства и государственных организаций, предусмотрена в международных соглашениях, а также в целом ряде российских внутренних законодательных актов. При  формулировании позиции российской стороны в отношении условий урегулирования споров, касающихся иностранных капиталовложений, за основу принимается Типовое соглашение, утвержденное Постановлением Правительства Российской Федерации от 9 июня 2001 г. №456 «О заключении соглашений между  Правительством Российской Федерации и правительствами иностранных государств о поощрении и взаимной защите капиталовложений (в ред. Постановления Правительства РФ от 11.04.2002 №229), где дается формулировка арбитражного соглашения и устанавливается обязательность исполнения решения арбитража для спорящих сторон.

Особое внимание в данном параграфе уделено вопросу иммунитета государства в арбитражном разбирательстве. Традиционно вопросы иммунитета государства анализируются в связи с инициированием судебного разбирательства с участием государства. Автор обращает внимание на то, что природа третейского разбирательства не тождественна природе судебного разрешения спора. Третейский суд не является судебным органом, и выбор его в  качестве места рассмотрения спора не означает, что государство соглашается на подчинение юрисдикции иностранного государства. Тем не менее, ратифицируя международные соглашения, касающиеся процедуры арбитражного разбирательства, признания и принудительного исполнения решения международного коммерческого арбитража, государства – участники дают согласие на то, что определенные вопросы, касающиеся арбитража, могут быть предметом рассмотрения государственного суда, что и означает согласие государства на определенные изъятия из судебного иммунитета.

В международных конвенциях по вопросам иммунитета государства  (Европейская конвенция об иммунитете государства от 16 мая 1972 года, Конвенция Организации Объединенных Наций о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности от 2 декабря 2004 года) устанавливается, что подписание государством – участником международного договора, соглашения с частным лицом, где предусмотрено согласие на иностранную юрисдикцию, если иное не установлено сторонами, означает только согласие на судебное разбирательство в иностранном суде. Иными словами, в обеих конвенциях  заложен принцип наличия явно выраженного согласия иностранного  государства  на осуществление принудительного исполнения судебного решения или принятия обеспечительных мер  в отношении его имущества.

Тем не менее, анализ иностранной судебной практики свидетельствует, что правовая доктрина и практика разных стран  в вопросах иммунитета государства далеко не тождественна концептуальным подходам, заложенным в международных конвенциях. Ряд стран, как ратифицировавших так и не ратифицировавших эти конвенции, руководствуется в решении вопросов о возможности  принятия обеспечительных мер и принудительного исполнения решений судов по спорам с участием иностранного государства положениями своего внутреннего законодательства, опирающимися на признаваемую пока еще не всеми, но получающую известное распространение концепцию единого иммунитета,  в которой не проводится различий между иммунитетом от юрисдикции и иммунитетом от исполнения. Поэтому, включая в соглашение с иностранным контрагентом арбитражную оговорку, приходит к выводу автор, нельзя не принимать во внимание, что вынесенное против государства арбитражное решение может быть принудительно исполнено  в странах, придерживающихся концепции единого иммунитета, несмотря на то, что официального отказа от иммунитета в отношении принятия обеспечительных мер и принудительного исполнения решения государством сделано не будет.

Возрастание роли и значимости международного коммерческого арбитража, как наиболее адаптированной к современным реалиям форме урегулирования экономических споров с участием государства, выявило еще одну серьезную проблему для России. Признавая обязательную силу решений международного коммерческого арбитража, государство, в силу принятых на себя международных обязательств, обязуется непредвзято и взвешенно разрешать заявления о признании и исполнении вынесенных ими решений либо их отмене, руководствуясь исключительно правовыми нормами международных соглашений и внутреннего законодательства, прямо регламентирующего  указанные вопросы. Однако имеющаяся практика свидетельствует о том, что не всегда решения российских судов об отказе в признании и исполнении решений международных коммерческих арбитражей либо их отмене  воспринимаются международным сообществом как соответствующие стандартам действующих международных соглашений.

Результатом такого восприятия становится урегулирование спора без обращения содействия к российскому суду либо прямого игнорирования решений российских судов.

Немаловажное значение имеет и тот факт, что отказ от добровольного исполнения решения коммерческого арбитража напрямую может быть связан с судьбой российского зарубежного имущества. На примере зарубежной судебной практики в работе раскрывается понятие и сущность «перекрестного исполнения» (сross-enforcement). Речь идет о том, что решение, вынесенное против государства, обеспечивается и исполняется за счет имущества государственной компании и наоборот.

О необходимости более взвешенно и корректно подходить к вопросам исполнения решений международных коммерческих арбитражей свидетельствует и практика Европейского Суда по правам человека, признавшего длящееся неисполнение арбитражного решения в качестве нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола №1.

Обобщая сказанное, автор приходит к выводу о том, что Россия, стремящаяся к модернизации производства, внедрению новых технологий, привлечению предприимчивых и энергичных инвесторов, нацеленная на построение новой экономической модели общества, не может игнорировать правовую составляющую сегодняшних преобразований: юридически корректное оформление на уровне национального законодательства и международных договоров отношений, связанных с внешнеэкономической и, в первую очередь, с инвестиционной деятельностью. Одновременно это предполагает и юридически корректное отношение к  институту арбитражного разбирательства как к доминирующему способу урегулирования споров в международных частноправовых отношениях с участием государства и государственных организаций. Вне сомнения, отношение к решениям  международного коммерческого арбитража, вынесенным против Российской Федерации,  должно быть разумным, международные обязательства по их признанию и исполнению должны исполняться. Решения об отказе в признании и исполнении таких решений арбитража, равно как и решения об их отмене должны носить взвешенный характер и не могут быть аргументированы иными, кроме поименованных в законе и международном соглашении, основаниями.

 

 

 

 

 

 

 

 

Основные научные положения диссертационного исследования опубликованы в следующих работах.

Монография.

  1. Недвижимость Российской Федерации за рубежом: правовое регулирование и защита. (Москва. Изд-во «Восток-Запад», 2010. 26  п.л.)

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученой степени доктора наук.

  1.  Иностранные юридические лица в РФ: некоторые вопросы хозяйственной деятельности// Московский журнал международного права. 1994, №2.(0,5 п.л.).
  2. О подготовке к рассмотрению в арбитражных судах дел с участием иностранных лиц//Вестник ВАС РФ. №1. 1997. (0,7 п.л.).
  3. Иностранный капитал в национальной экономике//Народный депутат (общественно-политический, проблемно-информационный журнал Верховного Совета СССР) №18 (545).1990. (1,0 п.л.).
  4. Российское законодательство о регулировании правоотношений с иностранным элементом.//Вестник ВАС РФ. 1998. №5. (0,7 п.л.).
  5. Некоторые вопросы рассмотрения споров с участием иностранных лиц в арбитражных судах Российской Федерации //"Вестник ВАС РФ". N 5. 2000. (0,7 п.л.).
  6. Злоупотребление процессуальными правами.//"Арбитражная практика".  N5.  2002. (0,8 п.л.).
  7. Конфликт юрисдикций: причины и следствие. //Вестник ВАС РФ. 2002. №8. (0,8 п.л.).
  8. Правовой режим  иностранных инвестиций на территории СНГ. //Законодательство. 1997. №1. (1,0 п.л.).
  9. Международные договоры Российской Федерации по вопросам раздела и использования государственной собственности бывшего СССР, находящейся за рубежом.//Право и политика. 2009. №5. С.1069-1077. (1,0 п.л.).
  10. Споры о российском зарубежном имуществе: подсудность и применимое право.//Вестник ВАС РФ. 2010. №1. С.94-107. (1,0 п.л.).
  11. Судебное и внесудебное разрешение проблем в сфере признания и оформления прав Российской Федерации на недвижимое имущество за рубежом.// Хозяйство и право. 2010. №10.  (1,0 п.л.).
  12. Вопросы иммунитета государства и его собственности в  арбитражном разбирательстве.// Третейский суд. 2010.№3 (69). (1,0 п.л.).
  13. Национальное законодательство Российской Федерации по управлению зарубежной собственностью./Актуальные проблемы государства и права. Труды  Института государства и права Российской академии наук. Москва. 2009. (1,0 п.л).
  14. "Комментарий к Постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11 июня 1999 г. N 8 "О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса" (Нешатаева Т.Н., Павлова Н.В., Старженецкий В.В., Шарамова Г.И., Шебанова Н.А.)

    "Вестник ВАС РФ", 1999, NN 8, 9, 10. (0,5 п.л.)

Комментарии:

  1. "Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 2 т. Т. 2. Части третья, четвертая ГК РФ. (2-е издание, переработанное и дополненное) (под ред. докторов юридических наук, профессоров Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Г. Светланова) ("Юрайт", Москва, 2009). Гл. 69 (ст.1248-1250; 1252-1254); гл. 72 (ст.1406, 1407); гл. 76 (§1, ст. 1515, §4).
  2. "Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 2 т. Т. 1. Части первая, вторая ГК РФ. (2-е издание, переработанное и дополненное) (под ред. докторов юридических наук, профессоров Т.Е. Абовой, А.Ю.Кабалкина) ("Юрайт", Москва, 2009).  гл. 4 (ст. 69-86), 6 (ст. 133-137), 52, 55.
  3. "Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 3 т. Т. 2. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй" (постатейный) (3-е издание, переработанное и дополненное) (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина) ("Юрайт-Издат", 2006). Гл. 52, 55.
  4. "Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 3 т. Т. 1. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой" (постатейный) (3-е издание, переработанное и дополненное) (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина) ("Юрайт-Издат", 2007). гл. 4 (ст. 69-86), 6 (ст. 133-137).
  5. "Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй" (постатейный) (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина) ("Юрайт", 2004) Гл. 52, 55.
  6. "Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой" (постатейный) (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина) ("Юрайт", 2004). гл. 4 (ст. 69-86), 6 (ст. 133-137).
  7.  "Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части второй)" (постатейный) (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина) ("Юрайт", 2003). Гл. 52, 55.
  8. "Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (часть первая)" (постатейный) (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина) ("Юрайт", 2002). гл. 4 (ст. 69-86), 6 (ст. 133-137).
  9. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации  в 2-х томах (часть первая)" (постатейный) (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина) ("Юрайт", 2002). гл. 4 (ст. 69-86), 6 (ст. 133-137).
  10. "Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации в 2-х томах  (части второй)" (постатейный) (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина) ("Юрайт", 2003) Гл. 52, 55.

Публикации за рубежом.

  1.  Resolving the Practicum Scenario in the Russian Federation// The George Washington International Law Review. 15th Judicial Conference Celebrating the 20th Anniversary of the United States Court of  Federal Claims. October 3-4, 2002. P.743-760. (2,0 п.л.)
  2. Исключительная международная подсудность исков о правах на российское зарубежное имущество./ "Schriften fЭr Ostrecht - Band 1 - Festgabe - 50 Jahre Institut fЭr OsteuropДisches Recht der Christian-Albrechts-UniversitДt zu Kiel". "Eul Verlag" in Cologne,  Germany. 2010 (1,0 п.л.)
  3. Правопреемство государств в отношении государственной собственности.// «Советник». Казахстан. Астана. Июль – сентябрь 2009. №1. С.92-95.(0,7 п.л.)
  4. К вопросу о защите авторских прав в современной практике арбитражных судов Российской Федерации.//Alexander Trunk, Rolf Knieper, Andrej G. Svetlanov (Hrsg.) Russland im Kontext der internationalen Entwicklung: Internationales Privatrecht, Kulturguterschutz, geistiges Eigentum, Rechtsvereinheitlichung. Russia in the International Context: Private International Law, Cultural Heritage, Intellectual Property, Harmonization of Laws. Festschrift fur Mark Moiseevic Boguslavskij. BWV. 2004. (0,7 п.л.).

Иные научные работы.

Коллективные  монографии.

  1. Интеграционные процессы в странах Латинской Америки и их влияние на международное частное право//Международное частное право. Современные проблемы. М.: International publishing group «LAW». 1994. (1,5 п.л.)
  2.  Кодификация внутреннего законодательства в области международного частного права в странах Латинской Америки/ //Международное частное право. Современные проблемы. М. Law. 1994.С.(1,5 п.л.)
  3. Разработка международного кодекса поведения в области передачи технологии. // Международная передача технологии: правовое регулирование. Отв. Ред. М.М. Богуславский. М., Наука. 1985.  (1,0 п.л.)
  4. Государственное регулирование международной передачи технологии в развивающихся странах. // Международная передача технологии: правовое регулирование. Отв. Ред. М.М. Богуславский. М., Наука. 1985. (1,5 п.л.)

Учебные пособия.

  1.  Семейные отношения в международном частном праве. Академический правовой университет при Институте государства и права РАН. Москва. 1995. (1 п.л.)
  2. Юридические лица. Собственность.// Международное частное право. Учебное пособие (под ред. Дмитриевой Г.К.) М., 1993. (2 п.л.)

Статьи в журналах:

  1. Правовое регулирование передачи технологии в странах Латинской Америки//Советское государство и право. 1983. №1. (0,8 п.л.)
  2. Правовое регулирование деятельности предприятий с участием иностранного капитала в странах Латинской Америки//Советское государство и право. 1989. №5. (0,8 п.л.)
  3. Новое инвестиционное законодательство Мексики: проблемы и перспективы//Государство и право. №5. 1992.(о,8 п.л.).
  4. К вопросу о защите авторских прав в современной практике  арбитражных судов Российской Федерации.

    (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2004, 0,8 п.л.)

Статьи в сборниках:

    • Правовые условия передачи технологии в развивающихся странах /Сборник обзоров «Актуальные проблемы современного буржуазного права». М. ИНИОН АН СССР.1983. (2,0 п.л.)
    •  Проблемы кодификации законодательства по международному частному праву в странах Латинской Америки./Проблемы современного международного частного права. Сборник обзоров. М. Институт государства и права, Институт научной информации по общественным наукам. 1988. (1,0 п.л.)
    •  Юридическая энциклопедия. М. Юристъ. 2001. (1,0 п.л.)
    •  К вопросу о защите авторских прав в современной практике арбитражных судов Российской Федерации/Интеллектуальная собственность в России и ЕЭС. Правовые проблемы. Под ред. М.М. Богуславского и А.Г. Светланова. Москва. Wolters Kluver. 2008. (0,6 п.л.).
      СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
     





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.