WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Миграция населения: социальная сущность и влияние на общественные процессы в мире и в современном российском обществе (социологический анализ)

Автореферат докторской диссертации по социологии

 

На правах рукописи

 

 

ДИМАЕВ Али Равелович

 

 

МИГРАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ: СОЦИАЛЬНАЯ СУЩНОСТЬ

И ВЛИЯНИЕ НА ОБЩЕСТВЕННЫЕ ПРОЦЕССЫ В МИРЕ

И В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ

(социологический анализ)

 

Специальность: 22.00.08 – социология управления

 

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

 

 

 

 

 

Москва – 2009

Работа выполнена на кафедре социологии Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации» (РАГС).

Научный консультант:      Чернышова Людмила Дмитриевна,

доктор социологических наук, профессор

Официальные оппоненты: Малышев Михаил Львович,

доктор социологических наук, профессор

                                               Тихонов Александр Васильевич,

                                               доктор социологических наук, профессор

                                               Суринов Александр Евгеньевич

доктор экономических наук

Ведущая организация:       Московский государственный

университет имени М.В. Ломоносова

         Защита состоится 22 октября 2009 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д – 502.006.16 в федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации» по адресу: 119606, г. Москва, проспект Вернадского, 84, 2-й учебный корпус, аудитория 2004.

         С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке РАГС.

         Объявление о защите и автореферат соискателя опубликованы

____________ 2009 г. на официальном сайте ВАК Минобрнауки России – vak.ed.gov.ru

Автореферат разослан 10 сентября 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                  Л.В. Князева

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

         Актуальность темы исследования. В XX и XXI столетиях миграция населения обрела планетарные масштабы. Многомиллионными потоками мигрантов охвачены в разной мере все континенты и страны, многочисленные этносы и социальные слои населения. Особенно высока интенсификация людских потоков в индустриально развитые страны,

в которых, по имеющимся данным, удельный вес мигрантов в составе населения уже превышает 10%.

Существенно эволюционируют и социальные механизмы миграции. Если в начале и в середине прошлого столетия переселения мигрантов

из страны в страну в значительной мере определялись их индивидуальной мотивацией поиска лучших условий жизни, то в последние десятилетия миграция стала одним из проявлений глобализации, представляя собой массовые перемещения рабочей силы, политических, этнических, экологических и иных переселенцев и беженцев.

Мигранты, имеющие высокий интеллектуальный, трудовой

и профессиональный потенциал, рассматриваются в качестве важнейшего социально-экономического ресурса, за привлечение которого конкурируют США, Франция, Канада, Швеция и другие страны, осуществляющие специальные программы повышения уровня своей миграционной привлекательности для лиц, чей уровень образования высок. Кроме этого, с помощью иммигрантов страны Западной Европы, а также Россия получают возможность снизить темпы сокращения численности

и «старения» населения.

Российская Федерация на рубеже XX-XXI вв. оказалась вовлеченной в современные глобальные миграционные процессы.

Сегодня Россия по масштабам притока трудовых и иных мигрантов занимает одно из первых мест в мировом сообществе стран.

С 1990 по 2006 гг. численность мигрантов различных категорий составила в нашей стране более 49,7 млн человек. Только в 2002-2007 гг. число людей, прибывших на новое место жительства в пределах России

и из зарубежных стран, достигло почти 13 млн человек .

Однако в значительной мере миграционные процессы в России носят стихийный характер с мало предсказуемыми последствиями. Наличие,

с одной стороны, значительной массы внешних мигрантов способствует росту экономики и пополнению государственной казны за счет их налогообложения, а с другой – усугубляя проблемы безработицы, социальных расходов, оттока денег за границу, мигранты служат причиной межнациональных и межконфессиональных конфликтов.

Россия оказалась не вполне готовой к приему вынужденных иммигрантов и к росту трудовой миграции из стран СНГ. К тому же она явно проигрывает в международной конкуренции с другими развитыми странами, имея в виду привлечение и использование квалифицированных трудовых ресурсов. В миграционных процессах тоже наблюдаются неблагоприятные качественные изменения, выражающиеся в «утечке умов» за рубеж. Выезд из нашей страны ученых

и специалистов высокой квалификации на постоянное место жительство

в Израиль, страны Западной Европы, США, Канаду и другие развитые государства способствует усилению угроз экономической и научно–технической безопасности России.

В связи с этим руководство нашей страны неоднократно отмечало, что для решения проблем, касающихся экономического, социального

и демографического развития страны, в современных условиях, необходима эффективная миграционная политика.

В последние годы миграция как явление стала приобретать в России черты организованного процесса, чему способствовало совершенствование ее правовой основы. Так, в настоящее время в РФ действует

57 федеральных законов, регулирующих проблемы миграции, в том числе ключевое значение имеет принятый в 2006 г. Федеральный закон

«О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства

в российской Федерации» (№ 109 ФЗ).

Однако пробелы в законодательном регулировании прав мигрантов, бюрократический произвол чиновников по отношению

к мигрантам, наличие обширного «теневого» рынка труда, неэффективность социального регулирования процессов миграции и ряд других причин обусловили возникновение существенных социальных противоречий. Одно из них – несоответствие потребностей страны

в заполнении свободных экономических и социально-демографических ниш внешними и внутренними мигрантами, с одной стороны, и реальными качественными и количественными характеристиками миграционных потоков, с другой стороны.

Например, очевидна нужда во внешних мигрантах, обладающих высоким трудовым и социально-культурным потенциалом. Однако, как известно, в составе прибывающих в Россию из-за рубежа мигрантов, преобладают лица, имеющие низкий уровень образования, квалификации, со слабые знания русского языка, норм общения и правил проживания

в нашей стране, культуры российского населения. Все это затрудняет их трудовую и социально-культурную адаптацию, обусловливает рост социальной напряженности в регионах, где высоки показатели миграционного притока.

Не вполне благоприятная ситуация сложилась и во внутренней миграции. В ней доминирует тенденция к оттоку населения с территорий Дальнего Востока, Севера и Сибири. Для достижения экономического

и социального прогресса в стране необходимо перераспределение трудоспособных граждан из местностей, характеризующихся относительным избытком трудовых ресурсов и высокой плотностью населения, в обезлюдевшие регионы с целью преодоления в них экономической депрессии и предупреждения социальной деградации.

Недостаточное научное осмысление влияния миграционных потоков на российское общество, а также низкая эффективность административного и социального управления миграционными процессами обусловливают некоторые неблагоприятные следствия.

Во-первых – это отсутствие целевых программ реализации потенциала внешней и внутренней миграции населения, направленных на улучшение демографической ситуации в России, преодоление грозящей ей депопуляции и решение социально-экономических задач. Россия, где население составляет почти 2,4% населения планеты, располагает территорией, доля которой равна 13% всей ее площади.

По имеющимся экспертным прогнозам, в середине XXI в. доля россиян

в составе населения планеты может уменьшиться до 1%. Такой прогноз подтверждается тем, что численность населения России в 2000 г. и далее ежегодно уменьшалась среднем на 700 тыс. человек.

Во-вторых, преобладание стихийного характера миграции:

значительную долю до настоящего времени составляют нелегальные мигранты, что ухудшает межнациональные и межконфессиональные отношения, способствует росту социальной напряженности и обострению криминогенной обстановки в регионах их расселения.

В-третьих, распространение неформальных (зачастую негативных) практик в действиях региональных органов государственной власти

и муниципального управления, а также в действиях работодателей, что обусловлено пробелами в системе административно-правового

и социального регулирования миграционных процессов.

В-четвертых, преобладание в СМИ публикаций, формирующих

в общественном мнении весьма отрицательный образ мигрантов, являющихся представителями неславянских этносов. В таких публикациях внимание концентрируется на различных угрозах национальной безопасности России со стороны китайской, среднеазиатской и кавказской иммиграции, представители которой нарушают межэтнический баланс

в стране и стабильность рынка труда. В СМИ мигранты часто фигурируют как члены преступных группировок, распространители наркотиков, конкуренты местному населению на локальных рынках труда и т.п. Эти смысловые акценты создают в общественном мнении образ мигранта, который «виноват по факту наличия», что способствует распространению в массовом сознании ксенофобии, создает социально-психологическую основу для межнациональных и межконфессиональных конфликтов.

Таким образом, актуальность темы исследования объясняется ее социально-экономическим и социально-культурным значением

для России, потребностью в научном обосновании оптимизации управления миграционными процессами в интересах поддержания социальной стабильности российского общества и его устойчивого развития.

Степень научной разработанности темы исследования. Актуализация проблем миграции населения и миграционной политики

в Российской Федерации после обретения государственного суверенитета, обусловленной распадом СССР, сопровождалась появлением большого числа научных публикаций, в которых стали рассматриваться количественные и качественные характеристики миграционных процессов.

В научном исследовании такого явления, как миграция, достаточно отчетливо проявились следующие основные подходы:

демографический, в рамках которого делается акцент на

анализ численности и половозрастную структуру перемещений населения, оценивается их влияние на состояние человеческих популяций;

экономический, ориентирующий на выявление конкретной роли миграции в воспроизводстве человеческих ресурсов для экономического развития и в создании конкуренции на рынке труда;

юридический, фокусирующий научный интерес на установлении правового статуса различных категорий мигрантов и на разработке нормативной основы регулирования миграции;

психологический, когда в качестве предмета исследований вычленяются мотивы переселенцев, являющихся непосредственной побудительной силой миграции;

и, наконец, социологический подход (получивший развитие лишь

в последние годы), в центре внимания которого находятся способы социальной адаптации мигрантов.

Все эти подходы отражены в отечественной научной литературе. Общей характеристике сущности, разновидностей и динамики миграционных процессов уделено пристальное внимание в работах А.Н. Аверина, С.К. Бондарева Г.С. Витковской, Ж.А. Зайончковской,

В.А. Ионцева, Д.В. Колесова, Л.Л. Рыбаковского, Т.Н. Юдиной

и некоторых других ученых. В рамках проблематики темы данного диссертационного исследования наибольший интерес в публикациях названных авторов представляет оценка потенциала притока мигрантов

в Россию из стран ближнего зарубежья. Этот потенциал рассчитывают, как правило, исходя из численности населения нового зарубежья, относимого по этническому и социально-культурному критериям к категории наших соотечественников, оказавшихся после развала СССР за пределами Российской Федерации. В их числе обрусевшие немцы, чехи, французы

и представители других этносов, оказавшихся на Руси во времена Петра I, Екатерины II и в последующие годы, для которых Россия стала исторической родиной. Однако подавляющее число потенциальных мигрантов в Россию составляют в государствах ближнего зарубежья этнические русские, численность которых, по имеющимся данным, достигала в 1989 г. 25,3 млн человек (из них, по состоянию на 2007 г., более 4 млн – пополнили население России).

Этнические и правовые аспекты вынужденной миграции из стран СНГ и Балтии освещены в работах Л.В. Андриченко, М.Г. Арутюнова,

Е.В. Белоусова, Ж.А. Зайончковской, В.И. Мукомеля, Э.А. Паина, В.А. Тишкова, в коллективных монографиях Института этнологии

и антропологии РАН. В частности, обращено внимание на такую причину вынужденной иммиграции в Россию, как ущемление гражданских

и имущественных прав русскоязычных этносов, определяемое политикой их «выдавливания» из бывших союзных республик. В работах Г.С. Витковской, В.В. Гриценко, Н.М. Лебедева, В.И. Малькова, Л.Л. Рыбаковского, И.А. Субботина и Е.И. Филиппова рассмотрены проблемы русской диаспоры и эмиграции русских из постсоветских государств.

Большое значение, если говорить о диссертационном исследовании, имеют труды Г.С. Витковской, Г.Ф. Габдрахмановой, Г.Д. Гриценко,

А.В. Дмитриева, Б.Г. Жогина, Ж.А. Зайончковской, Т.Ф. Масловой,

Е.А. Назаровой, В.К. Шаповалова и других авторов, посвященные изучению условий и проблем «приема» мигрантов в регионах России и в связи с этим трудностей экономической и социально-культурной адаптации переселенцев

и других категорий мигрантов. Адаптацию мигрантов рассматривают в тесной связи с практикой регулирования социально-трудовых отношений в России, с ментальными особенностями местного населения и их отношением

к мигрантам, относящимся к различным этносам.

В современной научной литературе обстоятельно анализируется международный опыт управления миграционными процессами (И.П. Цапенко, В.А. Ионцев, Е.С. Красинец, С. Холзман, Р.Мюнхз). Причем в трудах российских ученых уделено внимание влиянию международного трудового обмена на региональные рынки труда,

на социально-экономическую и социально-культурную ситуацию

в регионах Центра, Юга и Дальнего Востока России (Н. Горбунов, А.Н. Каменский, В.И. Мукомоль, С. Рязанцев, М.В. Савва и др.).

Немало научных публикаций (А.Н. Каменский, И. Ушкалов,

И.В. Ивахнюк, А.В. Юревич и др.) освещают эмиграцию за рубеж российских специалистов, включающую их временный выезд на работу

в другие страны и на постоянное место жительства за пределы нашей страны.

В то же время пока еще недостаточно внимания уделяется в настоящее время разработке методологии и методики социологического изучения миграции как социального процесса, обоснованию методов социального управления для оптимизации миграционной политики, в которой пока используются административные (запретительно-разрешительные

и правоохранительные) рычаги.

Социологический подход к исследованию массовой миграции как социального феномена позволяет наиболее полно выявить социальную сущность миграционных процессов. Она выражена в системе взаимоотношений личности мигранта и принимающего общества,

в социальной обусловленности структурной миграции, характеризующейся различиями уровня социально-экономического развития стран и регионов,

методов социальной адаптации или, напротив, дезадаптации как узлового звена в миграционных процессах, в значительной мере зависящих от степени совместимости ментальных качеств мигрантов и принимающего населения.

         Объект диссертационного исследования – миграция населения как социальный феномен и ее российская специфика.

Предмет исследования – двойственный характер социального значения миграции в современном российском обществе.

Цель диссертационного исследования – выявление социальных предпосылок и последствий миграционных процессов в современном российском обществе, разработка концептуальных основ социального управления, направленного на оптимизацию миграционной ситуации.

Цель достигается благодаря решению следующих взаимосвязанных задач:

  • определена социальная сущность миграции населения и выявлены ее особенности в современном российском обществе;
  • обоснована специфика социологического подхода к изучению миграции населения с учетом продуктивности его использования

    для оценки миграционной ситуации в системе социального управления миграционными процессами;

  • систематизированы основные факторы миграции населения и выявлены социальные механизмы формирования миграционных потоков;
  • осуществлен социологический анализ противоречий

    во взаимоотношениях мигрантов с местным населением, обусловливающих процессы социальной адаптации различных категорий мигрантов;

  • обоснованы научные рекомендации по оптимизации социального управления миграционными процессами в современном российском обществе.

Методологическая основа и теоретические источники диссертационного исследования. Анализ социальной обусловленности миграции и причинно-следственных взаимосвязей в миграционных процессах базируется на диалектико-материалистическом методе познания общественных процессов с использованием его категориального аппарата: категорий «бытие», «сознание», «сущность», «явление», «количество»,

«качество» и др. Их эвристический потенциал позволяет рассмотреть миграцию как форму проявления экономических, социальных, политических и духовных отношений, а также как результат взаимодействия объективных условий и субъективного фактора общественного развития.

Разработка социологического подхода к изучению миграции, методология и методика анализа сознания и поведения мигрантов опираются на труды Т. Парсонса и его последователей. Ключевое значение в определении программы диссертационного исследования имеют фундаментальные положения о субъективной обусловленности индивидуальных действий людей, о роли нормативных правил и ценностей в функционировании социальных систем, о необходимости изучения конкретных нормативных структур и функций, присущих определенным системам.

Для реализации общих теоретических и методологических принципов использовалась методика проведения социологических опросов, получившая широкое освещение в трудах В.Г. Андреенковой, О.М. Масловой, В.А. Ядова и других отечественных социологов. При этом большое внимание уделено соблюдению научных стандартов (валидности, репрезентативности и др.) обеспечивающих добротность получения эмпирической информации в проведенных социологических опросах мигрантов и местного населения.

В диссертации активно использованы труды отечественных ученых, являющихся признанными специалистами в изучении миграции населения. В их числе А.Н. Аверин, Ж.А. Зайончковская, В.А. Ионцев, Л.Л. Рыбаковский, Т.Н. Юдина и др.

         Эмпирическая база исследования. Оценка масштабов и динамики внешней и внутренней миграции населения, магистральных направлений миграционных потоков осуществлялась на базе данных Всероссийских переписей населения и материалов, публикуемых в ежегодниках Росстата.

Основные теоретические и научно-прикладные положения, характеризующие социальные предпосылки и последствия миграции, основываются на результатах социологических опросов мигрантов

и постоянного состава российского населения. Опросы проведены Социологическим центром Российской академии государственной службы при Президенте РФ при непосредственном участии автора диссертации.

В их числе:

Исследование по теме «Социальные аспекты миграции в России». Опрос проведен в июне 2007 г. по стратифицированной многоступенчатой выборке в 12 субъектах России, характеризуемых высоким уровнем миграции. Выборочная совокупность респондентов из числа постоянного состава местного населения составляла 700 человек, пропорционально представляющих жителей городской и сельской местности; выборочная совокупность опрошенных мигрантов (реализована в условиях неопределенности генеральной совокупности мигрантов) 506 человек,

в числе которых лица, сменившие место жительства в пределах России, прибывшие из-за рубежа, а также трудовые мигранты.

Исследование по теме «Студенчество в многонациональных мегаполисах России: этническое самосознание и межэтнические отношения». Опрос проведен в сентябре 2007 г. в городах Воронеж, Екатеринбург, Москва, Санкт-Петербург, Ставрополь. Выборочная совокупность респондентов (N=3750 человек) репрезентировала распределение студенчества по основным профилям высшего образования, курсам и группам обучения;

Серия ежегодных исследований в рамках многолетних (1995-2009 гг.) мониторингов «Историческая память» и «Народ и власть». Формирование и реализация выборочных совокупностей опрошенных осуществлялись по многоступенчатым квотным выборкам

с вероятностным отбором респондентов на завершающих этапах их формирования и реализации. Объем выборочных совокупностей опрошенных в каждом из исследований составлял, как правило,

2400 человек в возрасте 18 лет и старше, репрезентирующих территориальное размещение россиян, соотношение жителей крупных, средних, малых городов, сел и поселков, распределения населения по полу и возрастным группам.

В качестве источников информации в диссертации использованы федеральные законы и другие нормативные акты, статьи в научных журналах,  публикации в российской прессе, ресурсы Интернета.

Основные результаты исследования, полученные лично автором и их научная новизна.

1. В диссертации критическому анализу подвергнута миграционная привлекательность России. Сегодняшний уровень миграционной привлекательности РФ, определяемой состоянием ее экономики, социальной сферы, межнациональных и других отношений, уступает соответствующему показателю развитых стран. В силу этого в течение последнего десятилетия неуклонно сокращается численность переселенцев в Россию из стран СНГ

и стран Балтии, в которых до настоящего времени проживает значительная часть русскоязычного населения. Одно из следствий низкого уровня миграционной привлекательности Российской Федерации выразилось

в провале государственной программы оказания содействия по добровольному возвращению в РФ соотечественников, проживающих за рубежом, начало реализации которой датируется 2006 г.

2. Дано авторское видение конкурентной способности России

на международном миграционном рынке. В этой связи приводятся данные, характеризующие отрицательный миграционный обмен со странами дальнего зарубежья. Среди выбывших из России половину составляет люди, эмигрировавшие в страны Западной Европы, США и Канаду. Они претендуют за рубежом не на убежище, а на более продуктивное применение имеющихся у них социальных и профессионально-квалификационных ресурсов.

3. Рассмотрена роль субъективного фактора, влияющего

на миграционную ситуацию в России. В этой связи показана устойчивость эмиграционных настроений среди различных социальных групп российских граждан. По данным исследований Социологического центра РАГС, число выражавших желание уехать в другую страну на постоянное место жительства или временно на заработки в 1993 г. составляло

14,5% опрошенных по общенациональной выборке, в 1998 г. (год финансового кризиса) – 22,7%, в 2007 г. – 12,7%.

Эмиграционные настроения свойственны не только представителям науки, искусства, спорта и других элитарных категорий населения, рассчитывающих на улучшение возможностей для достойной работы, оплаты труда, удовлетворения творческих амбиций, но и значительной части людей, занятых предпринимательской деятельностью, инженерно-техническим специалистам. При этом, чем моложе возрастная группа опрошенных, тем чаще у ее представителей выражено стремление временно или даже навсегда перебраться в другую страну. Так, по данным исследования, в 2007 г. выразили желание временно или навсегда уехать

из России в возрастной группе 50-59 лет 18,1% опрошенных, в группе

30-39 лет – 24%, в группе 18-24 года – 30,4%.

4. Выдвинуто и обосновано авторское видение преимущественно стихийного характера миграционных процессов в России.

По официальным данным, в миграционном обороте преобладает внутренняя (внутри регионов и межрегиональная) миграция населения, являющаяся одной из форм стихийной самоорганизации россиян. Среди вынужденных переселенцев также доминируют внутренние мигранты.

Одна из проблем внутренней миграции населения, имеющей существенное социальное, демографическое и экономическое значение, заключается в том, что высокие коэффициенты миграционного прироста приходятся на регионы Центрального и Южного федеральных округов.

В значительной мере это обусловлено депрессивным социально-экономическим положением субъектов РФ с отрицательным миграционным сальдо. Негативный результат – вымывание рабочей силы, консервирующее неблагополучие областей, краев и республик, из которых мигрирует население.

Доля прибывших в Россию составляет менее 13%. Большинство

из них иммигрировали из стран СНГ. Примерно девять из десяти прибывших из-за рубежа без какого-либо влияния миграционной политики оседают в нашей стране. Вместе с тем автором показано, что эти данные

не вполне отражают стихийность миграционных процессов, особенно связанных с внешними мигрантами, в том числе трудовыми («гастарбайтерами»). Результаты эмпирических исследований подтвердили достаточно известный факт наличия большого количества незарегистрированных мигрантов. По данным выборочного социологического опроса мигрантов в июне 2007 г. не обращались

в органы милиции или миграционной службы после прибытия на новое место жительства 42,5% опрошенных, то есть едва ли они учтены

в официальной статистике.

5. Определены основные мотивы субъективной предрасположенности людей к миграции. В их совокупности преобладают экономические мотивы: 87,5% опрошенных мигрантов перемещались

из-за отсутствия работы или низких заработков. В то же время среди переселенцев и беженцев весомое значение имеет мотив отсутствия перспектив достойной жизни (отметили 40,5% опрошенных)

и межнациональные конфликты (29,7%)

6. Автором доказано, что нерегулируемая миграция является существенным фактором межнациональной напряженности в ряде регионов России и возникновения ксенофобии в индивидуальном

и массовом сознании, которые весьма затрудняют приживаемость мигрантов на новом месте жительства, их социальную адаптацию.

На основании данных социологического опроса местного населения

и мигрантов сделан вывод о том, что в массовом сознании сложился устойчивый синдром неприятия «инородцев» вообще. Это неприятие проявляется вдвойне, если «инородцы» неславянского происхождения. Преобладает негативное отношение к мигрантам, представляющим кавказские этнические группы. Причем оно выражается независимо

от гражданства и вероисповедания представителей этих категорий мигрантов. Аналогично, преобладают отрицательные оценки в отношении выходцев из азиатских стран, входящих в СНГ, а также Вьетнама и Китая.

7. Доказано, что в оптимизации миграционной политики принципиально важное значение имеет преодоление неформальных практик регулирования работы с мигрантами. Неформальные практики проявляются, в частности, в отношении к мигрантам как к «чужакам»,

в ущемлении их законных прав, в бюрократическом произволе, коррупции и других негативных формах. Данные опроса различных категорий мигрантов свидетельствуют, что почти 40% опрошенных были наняты на работу без заключения с ними официального трудового соглашения (контракта); 20% – сталкивались с нарушением законов при получении вида на жительство или регистрации (среди вынужденных беженцев

и переселенцев доля таких составила 32,4%); 15,2% – с вымогательством (сотрудников милиции, миграционной службы и др.).

Особенно неблагополучное правовое положение у мигрантов, приехавших на заработки. По данным проведенных опросов, они относительно чаще становятся жертвами преступлений (30,6% респондентов), страдают от вымогательства со стороны работников милиции. Как правило, «гастарбайтеры» и люди, перемещающиеся ради заработков внутри страны, не располагают объективной информацией

об условиях найма на работу и социального обустройства в местах прибытия. Наиболее часто передвижение таких мигрантов регулируются землячествами, лидеры которых выполняют функции принимающей стороны, посредничают между местными властями и мигрантами.

8. Важным выводом диссертационного исследования является то,

что нерегулируемая массовая миграция неизбежно порождает противоречия между экономическими, социальными и социально-культурными интересами многих людей, имеющих к ней как прямое,

так и косвенное отношение. В настоящее время эти противоречия локализуются в основном на поселенческом уровне и проявляются

в разнородных мелких конфликтах, в том числе межнационального  межконфессионального характера. Но при увеличении миграционных потоков без эффективного регулирования связанных с ними процессов латентные противоречия могут резко обостриться и привести

к масштабным негативным последствиям и кризисным ситуациям

в масштабе регионов и стране в целом.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Миграция населения рассмотрена как неотъемлемая часть триединого процесса глобализации – информационной, социально-экономической и миграционной глобализации. Сформулирована концепция миграции населения, помещающая миграционные процессы

в контекст развития глобальной экономики. Миграция рассматривается,

в первую очередь, как глобальный ресурс социально-экономического развития и достижения социально-экономической эффективности

в странах, использующих этот ресурс. Показано социально-экономическое значение миграции населения в достижении социально-экономической эффективности развития национальных экономик на прецедентах миграционных волн в мировой истории и конкретных исторических прецедентах достижения странами социально-экономической эффективности с помощью мигрантов.

2. Дана характеристика социальной сущности миграции населения и ее влияния на социальную среду и культуру во множестве стран мирового сообщества, в том числе в России. Обоснована необходимость научного анализа ее генезиса и социального значения в рамках социологической науки, которая в отличие от демографии и экономической теории, концентрирует внимание на сознании и поведении людей, непосредственно включенных в миграционные процессы и людей, составляющих принимающее население.

3. В проведенной социологической оценке влияния миграции

на социальную действительность в качестве главной проблемы, определяющей характер миграционной ситуации и приживаемости мигрантов на новом месте жительства, выделяется проблема социальной адаптации мигрантов и местного населения к совместной жизнедеятельности. На основе эмпирических данных подтверждено,

что трудовая адаптация мигрантов на новом месте жительства осуществляется в течение 3-5 лет, а социальная адаптация и социально-культурная интеграция в местную общность населения длится в среднем не менее 10-15 лет.

4. Обращается внимание на углубляющиеся различия в уровне социально-экономического развития стран СНГ, на изменения черт менталитета во вновь образованных суверенных государствах, на утрату

в них былого значения русского языка и общей для СССР культуры. Это, во-первых, обусловливает ослабление миграционной привлекательности России, а, во-вторых, затрудняет социальную адаптацию мигрантов

из ближнего зарубежья в нашей стране.

5. Обосновывается важность для формирования в России миграционной ситуации фактора ее переходного состояния. Показано,

что в условиях переходного общества, когда существует большая неопределенность институтов и ценностей, позитивное развитие миграционной ситуации в целом, а тем более привлечение в страну образованных и профессионально квалифицированных мигрантов весьма затруднено. Кроме этого, кризисные условия функционирования российского общества, обусловливающих его аномию (нарушение нормативного регулирования из-за зыбкости норм и нежелания граждан

их выполнять), затруднена социальная адаптация мигрантов. Это связано

со значительной степенью рассогласованности между нормами, ролями, статусами, ценностями и институциональными порядками, являющимися важнейшими социальными регуляторами жизнедеятельности. Социальная адаптация мигрантов в такой ситуации неизбежно сопряжена

с необходимостью выбора, какие ценности принимать, а какие отвергать,

в каких случаях следовать нормами и институциональным предписаниям,

а в каких – отклоняться от них. Нередко это порождает «дезадаптацию» мигрантов или их негативную социальную адаптацию, то есть приспособление с использованием неодобряемых обществом средств обеспечения жизнедеятельности.

Вместе с тем, без притока дееспособных и профессионально подготовленных мигрантов в Россию, трудоспособное население которой сокращается, едва ли возможен подъем ее экономики, дальнейшее освоение огромной территории страны, эффективная разработка

ее природных ресурсов и полноценный контроль их использования. Ситуация усугубляется происходящим оттоком из России высококвалифицированных работников, особенно молодежи,

что обусловливает снижение социального, экономического, технологического и научного потенциала российского общества.

6. Научное осмысление новых данных ряда социологических исследований позволило диссертанту сделать вывод, что наиболее острой проблемой для перспектив развития Российской Федерации с учетом существующей тенденции убыли ее населения является не то, что мигранты создают для общества и властей «головную боль», на это акцентируют внимание многие исследователи, а то, что в России легальных мигрантов катастрофически мало, и их приток в страну, если миграционная политика РФ останется прежней, социально недифференцированной, не обещает их роста.

7. В аспекте социально-политических последствий миграционной ситуации в России доказывается, что миграционная ситуация в РФ

не столько вызывает определенную социально-политическую напряженность, сколько накладывается на то, что в России существует давно и самостоятельно и что можно определить как кризис социально-экономической и политической идентичности нации. Миграционная ситуация лишь обостряет этот долговременный и вялотекущий кризис, который субъективно воспринимается обществом как кризис этнической идентичности нации, и отсюда – дополнительная, и весьма устойчивая, напряженность во взаимоотношениях российского общества и мигрантов.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическая значимость диссертации заключается: в разработке относительно нового направления в научном осмыслении миграции

в качестве социального феномена; в приращении социологического знания о миграционной ситуации в Российской Федерации; в обосновании ключевых направлений оптимизации управления миграционными процессами в интересах обеспечения социальной стабильности

и устойчивого развития российского общества.

Методологическая основа и методика (в том числе инструментарий) социологического исследования, представленные в диссертации, могут быть использованы в организации мониторинга миграционных процессов в целях информационного обеспечения органов государственной власти

и управления. Приведенные в диссертации эмпирические данные, характеризующие социально-экономические и социально-культурные аспекты миграционных процессов в российском обществе позволяют осуществить коррекцию управления миграцией для более эффективного использования ее потенциала и противодействия имеющимся деструктивным эффектам.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации изложены автором в 14 публикациях, в том числе в 8 статьях, опубликованных в ведущих рецензируемых научных журналах, входящих в перечень ВАК Министерства образования и науки РФ, монографии.

Ключевые положения и выводы, содержащиеся в диссертации, сообщались в докладах автора на научных конференциях, по итогам которых изданы сборники материалов и тезисы выступлений.

Диссертация обсуждена на заседании кафедры социологии Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации и рекомендована к защите.

Структура диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, двух разделов, включающих 6 глав, заключения, списка использованных нормативных документов и литературы, приложений.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

Во Введении диссертационной работы обосновывается актуальность избранной темы, дается характеристика степени ее научной разработанности, определяются объект и предмет, цель и задачи исследования, раскрываются его теоретико-методологическая

и эмпирическая базы, отражаются основные результаты, полученные лично автором, и их научная новизна, излагаются положения, выносимые на защиту, отмечается теоретическая и практическая значимость, а также перечисляются формы апробации результатов проведенного исследования.

Раздел I «Теоретико-методологические основы социологического анализа миграции населения» посвящен разработке концептуальных основ социологического подхода к исследованию социальных аспектов миграции.

В первой главе «Миграция населения в контексте глобализации социально-экономических процессов» проведен обстоятельный анализ взаимосвязи процесса миграционной глобализации с процессами информационной и экономической глобализации. Показано, что социально-экономическая глобализация создает настолько существенный социально-организационный контекст развития глобального миграционного процесса, что понять сущность современной миграции населения вне этого контекста невозможно. Прежде всего, текущий процесс социально-экономической глобализации формирует для стран новую мировую парадигму социально-экономической эффективности,

и миграционные процессы обретают в этой новой парадигме соответственно новое значение, новую мотивацию, новые ориентиры.

Сегодня процессы информационной, социально-экономической

и миграционной глобализации «заострены» на ориентир достижения национальной социально-экономической эффективности, иначе называемой социально-экономической конкурентоспособностью страны. Данный ориентир придает мигрантам ранг важного социально-экономического ресурса.

Таким образом, современный мир представляет собой не только среду глобальной экономики и глобального информационного общества, но и глобальную миграционную среду, в которой основные мотивации, тенденции и ориентиры заданы парадигмой, требующей от мигрантов быть, прежде всего, эффективным социально-экономическим ресурсом – именно человеческим капиталом информационного общества

и инновационной экономики. Неравномерность мирового социально-экономического развития создала для мигрантов соответствующую главную мотивацию: бегства из стран с низкой социально-экономической эффективностью в страны с высокой социально-экономической эффективностью. Социология миграции населения призвана учитывать этот базовый контекст, иначе явление миграции, в отношении какой бы то ни было страны, не будет правильно понято и объяснено.

В отличие от развитых стран Европы, США, Канады и других стран, куда в основном направляются потоки мигрантов, современная Россия встретилась с массовыми мигрантами в результате распада Советского Союза, когда многочисленные потоки мигрантов перемещались в Россию из бывших советских республик. Для России это были, в общем, «свои» мигранты, знающие русский язык и хорошо знакомые с тем образом жизни, который некогда разделяли все этносы бывшей страны. Из статистических данных известно, что поток «своих»

и при этом легальных мигрантов в Россию довольно скоро практически иссяк. Вместо него значительной интенсивности достиг поток нелегальных «своих» мигрантов, прибывающих в Россию в основном

в качестве «гастарбайтеров».

Специфика российской миграционной ситуации в сравнении

с миграционной ситуацией в других странах, массово «питаемых» мигрантами со всего мира, делает актуальным научный анализ этой российской ситуации. Необходимо выяснение причин такой специфики

с тем, чтобы преодолеть, в общем, изолированный и нединамичный характер российской миграционной ситуации и определить пути выхода страны на глобальный рынок мигрантов.

Сегодня Россия стоит перед объективной необходимостью учитывать в своей политике миграционный вектор, причем в качестве одного из приоритетных векторов развития. Дальнейшее промедление

в этом отношении обрекает страну на потерю будущего, то есть уже сейчас создает большую проблему для национальной безопасности.

Исследование миграционной ситуации в России актуально в свете стоящей перед страной весьма сложной задачи достижения социально-экономической эффективности в современных условиях информационной, социально-экономической и миграционной глобализации. Страна не может достичь социально-экономической эффективности (устойчивого экономического роста, высокого уровня и надлежащего качества жизни), не учитывая миграционную составляющую современного мира. Современный мир не просто пришел в миграционное движение, но он «движим» мигрантами, которые, представляя в подавляющей своей массе молодых, трудоспособных и предприимчивых людей, выступают самостоятельным и многообещающим фактором производства. Именно

в свете этого фактора актуально, особенно в России, изучение миграционной ситуации. Сегодня социология миграции населения актуальна не сама по себе, но как исследование, которое призвано показать возможности страны в использовании ресурса, фактора мигрантов

для достижения национальной социально-экономической эффективности.

Во второй главе «Положительные и отрицательные социальные эффекты миграции населения» концентрируется внимание

на социальных эффектах миграции, имеющих историческое значение,

на неоднозначных социальных ситуациях, создаваемых мигрантами, которые являются одновременно и эмигрантами (в отношении страны,

из которой они выезжают) и иммигрантами (в отношении страны, куда они въезжают). Понятно, что не все эмигранты представляют ценный "социальный капитал", но в эмигрантском потоке он обязательно присутствует, и его потеря особенно чувствительна для стран с низким рейтингом социально-экономической эффективности. А именно такие страны и являются эмигрантскими, в том числе "донорами умов"

для развитых стран. Вместе с тем, эмигранты очень неплохо могут способствовать решению социально-экономических задач своих государств – зарабатывая деньги для своих семей, оставшихся на родине. Этот механизм финансовой поддержки эмигрантами своих стран эффективно работает на пространстве СНГ в основном за счет нелегальной миграции в Россию.

Массовый поток иммигрантов несет для принимающих его стран

и отрицательные и положительные социальные эффекты. Иммигранты как представители других культур в принимающем их обществе создают для себя и принимающего общества социально-психологическую проблему столкновения разных культур. Массовое сознание принимающего общества относится к иммигрантам как к "чужакам".

Отсюда – необходимость для принимающей страны иметь эффективную государственную программу ассимиляции иммигрантов, иначе, если пустить ситуацию на самотек, неизбежно столкновение разных культурных кодов, разных образов жизни, стандартов поведений

и в обществе наверняка дадут о себе знать ксенофобия и расизм, нетерпимость и агрессия.

Показательно, что нынешний этап глобализации, поднявший беспрецедентную миграционную волну, породил тенденцию роста этнического сознания, причем, в "принимающих" этносах. Это – новое явление, поскольку раньше обостренным этническим сознанием отличались именно этнические меньшинства. Пример активизации этнического сознания этнического большинства – современная Россия, вышедшая сегодня на второе место в мире (после США) по притоку иммигрантов (из бывших советских республик). Ясно, что наплыв иммигрантов тревожит принимающее общество, а отсутствие эффективной государственной программы ассимиляции иммигрантов гарантирует рост ксенофобии у принимающего этноса. Глобализация, ставя "лицом к лицу" разные культуры, разные знания, разные интересы, неизбежно активизирует не "глобальное", а "локальное" сознание. Глобализация воспринимается таким сознанием как прямая угроза самому существованию локальных практик и убеждений, которые исчезают

в унифицирующем процессе культурной интеграции.

В то же время международная миграция населения играет важную роль в демографическом развитии. Мигрантами буквально созданы целые страны - США, Канада, Австралия, Израиль – и даже регионы мира.

В свою очередь, эмиграция может создать серьезную демографическую проблему - сокращения населения, как это и произошло, например,

в Ирландии, Греции и Португалии в 1960-х годах, несмотря на высокий естественный прирост населения в этих странах, а массовый приток мигрантов помог бы эту проблему снять.

Международная миграция представляет собой также важный фактор изменения в странах выезда и въезда мигрантов не только относительно динамики роста населения, но и его возрастной структуры.

В потоках мигрантов преобладают люди социально активные, трудоспособного возраста, мотивированные к продуктивному труду.

Для принимающей страны такие люди являются "человеческим капиталом", который, при соответствующей политике принимающего государства, способен изменить сами стереотипы "местного" поведения

и обеспечить стране более динамичное социально-экономическое развитие.

Миграция населения - надежный индикатор состояния конкретных обществ в смысле состояния в них "человеческого капитала" и, следовательно, возможностей устойчивого развития. Например, в отличие от иммиграции, которая обусловлена просто притягательностью как таковых новых, еще мало освоенных, рынков, эмиграция – это всегда "утечка умов". Поэтому, в оценке миграционного фактора для конкретной страны важно соотношение в этой стране иммиграционного

и эмиграционного потоков. Если в стране наблюдается устойчивая "утечка умов", то даже и наличие в ней большого иммигрантского потока будет свидетельствовать о низком качестве ее социально-экономической политики, как и о том, что иммигрантский поток не связан с притоком

в страну "человеческого капитала".

В третьей главе «Социологический подход к оценке эффективности управления миграцией» преимущественное внимание уделено анализу существующего опыта в реализации миграционной политики, учитывающей социальную ипостась миграции, которая

в последние десятилетия стала объектом изучения социологии, в том числе социологии миграции как специальной социологической теории

и социологии управления.

В диссертации обращено внимание на то, что в социологическом подходе к изучению миграции, как правило, акцентируется основное внимание на проблемах адаптации мигрантов к новым условиям жизни. При этом вполне обосновано речь идет об экономической, трудовой, профессиональной, социально-психологической и социальной адаптации переселенцев в новой для них среде, которая представляет собой их приспособление путем усвоения существующих в ней норм, правил, традиций, символов культуры, стандартов поведения.

Однако, по мнению диссертанта, такой угол зрения представляется неоправданно узким и не исчерпывает эвристические возможности социологического знания. Адаптация иммигрантов – лишь одно

из направлений социологического анализа миграционного феномена.

Во-первых, он ориентирует на изучение миграции преимущественно на микросоциальном уровне. Но этот подход

не отражает потребности познания миграции как широкого социального процесса, охватывающего многие страны, который имеет свои собственные закономерности развития и нуждается в социальном управлении в национальных и международном масштабах.

Во-вторых, в рамках социологии требуется изучать не только проблемы адаптации иммигрантов, но и специфику сознания и поведения мигрантов, являющихся по определению эмигрантами. В последнем случае в центре научного внимания находится не приживаемость переселенцев,

а их побуждения к смене места жительства и социальной среды, которую они покидают.

В социологическом подходе к изучению миграции важно ориентироваться на суть этого феномена, заключающуюся в том, что миграционные процессы влекут за собой системные изменения мирового

и национального социума – институциональные, демографические, этнические, психологические, культурные, экономические, политические. Поэтому социологический подход к миграционному феномену может быть только комплексным, включающим все перечисленные аспекты. Лишь

в этом случае достигается целостное понимание миграции населения как социального явления, дающее возможность установить критерии

и показатели этого явления - координаты его оценки и измерения.

Необходимое в социологии миграции выстраивание этих координат должно опираться на понимание общего механизма воздействия миграционных процессов на социальные процессы. Это воздействие носит не локальный и односторонний, а системный и многосторонний характер.

Миграционные процессы нельзя оценивать в терминах "хорошо/плохо". Например, Соединенным Штатам именно в результате развития миграционной динамики эксперты предрекают обретение

в обозримом будущем латиноамериканского или афроамериканского "лица". Объективно говоря, с позиции жизненного цикла общества, это – ни "хорошо", ни "плохо".

Если согласиться, что миграционные процессы, в том числе вынужденная и нелегальная миграция, характеризуют естественную динамику общественной системы, то придется согласиться и с тем, что главная проблема миграционных процессов - это проблема управления ими, т.е. проблема государственного управления. Если государственное управление в целом неэффективно – по факту низкой социально-экономической эффективности страны, – от такого управления нельзя ожидать эффективности и в отношении затрагивающих страну миграционных процессов. Неэффективное управление, спровоцировавшее "отток умов" из страны и нахождение в стране огромного количества нелегальных иммигрантов, всегда обвинит в этом не собственную некомпетентность, а самих эмигрантов (в непатриотичном поведении)

и нелегальных иммигрантов (в криминальных наклонностях). Между тем как проблема – именно в качестве государственного управления.

В соответствии с этим, по мнению диссертанта, социологию миграции необходимо осуществлять в рамках социологии управления - как социологию управления миграционным процессом. И только тогда миграционный процесс будет законно введен в социологические координаты. Действительно, все общественные процессы, в том числе миграционный процесс, развиваются не сами по себе, но по механизмам общественной системы. А главный механизм функционирования статистической системы «общество – управление», и вне этого механизма миграционный феномен, который как и любой другой общественный феномен, не может быть понят и адекватно описан. Таким образом, социальное управление, вводящее миграционные процессы

в социологические координаты, является важнейшим фактором

и интегральным критерием (основанием) оценки миграционного феномена. Проще говоря, миграционный процесс таков, каким его формирует социальное управление.

Подчеркнем, в социологии миграции ключевой категорией является "управление" именно в смысле создания в стране или регионе мира организационно-политических условий, высвобождающих миграционную энергию в глобальном масштабе и поднимающих миграционную волну, соответствующую достигнутому технологическому уровню человеческой коммуникации. Отсюда – важность понятия "управление миграцией".

В диссертации подчеркивается: смысл этого понятия – в управлении миграцией как процессом, который не только не должен создавать проблему для данной страны, но, напротив, должен решать социально-экономические проблемы страны, иначе в миграционных процессах, если они социально деструктивны, нет никакого смысла.

Управление миграционным процессом включает прямое

и косвенное управление. Прямое управление – это введение в действие миграционного законодательства, где расписаны: порядок эмиграции

и иммиграции; права и обязанности иммигрантов; порядок ассимиляции иммигрантов; и т.д. Гораздо сложнее обеспечить косвенное управление миграцией, притом, что без него усилия прямого управления не дадут должного эффекта. Косвенное управление предусматривает создание

в стране такой институциональной среды, которая бы сама отбирала

в миграционной волне социально позитивный элемент и отсекала или минимизировала асоциальный элемент.

Раздел II. «Миграционная ситуация в современном российском обществе и пути ее оптимизации» посвящен анализу материалов эмпирических социологических исследований, характеризующих реальные миграционные процессы, а также условия трудовой и социально-культурной адаптации различных категорий мигрантов, на основе которого автор разработал рекомендации по совершенствованию государственной миграционной политики. В первой главе «Формирования миграционной ситуации в России» исследуются объективные и субъективные факторы, обусловливающие миграционные потоки в России и формирующуюся миграционную среду.

В прогнозе миграции населения, в определении миграционного потенциала и миграционной ситуации в России необходимо иметь в виду совокупность факторов миграционной активности разных групп людей,

в числе которых немаловажное значение имеют геополитические, социально-экономические социально-культурные и этнические факторы.

Геополитические факторы выражаются в наличии многообразных связей со странами нового зарубежья, возникшими на постсоветском пространстве. Они исторически обусловлены некогда общим экономическим и культурным пространством, распространением русского языка в качестве языка межнационального общения. Эти связи проявляются в товарообмене, в наличии общей транспортной

и энергетической инфраструктуры, в сохранившихся фрагментах общего менталитета, культурной среды, в родственных связях между гражданами бывших республик СССР и др.

Социально-экономические факторы состоят в разном уровне социально-экономического развития стран и регионов России, проявляющегося в занятости экономически активного населения,

в возможностях трудоустройства и получения доходов, в уровне жизни. Серьезная проблема Российской Федерации как трансформирующегося общества заключается в институциональной неготовности страны

к эффективному управлению миграционным процессом. О такой неготовности свидетельствует ярко выраженная неравномерность социально-экономических условий по стране, существенно влияющая

на миграционные потоки: как внутренние, так и внешние мигранты стремятся найти применение своим силам преимущественно в Москве, Санкт-Петербурге, в регионах Центра и Юга России.

Этнические факторы определяются, прежде всего, наличием

в странах, являющимися донорами России и внутри нашей страны общих этнических групп. Этническая ситуация в России существенно зависит

от возможностей прибытия в нее, так называемых, русскоязычных этнических групп. Например, по данным переписи населения, до распада СССР (в 1989 г.) в республиках, ставших государствами нового зарубежья, проживало более 25 млн. человек русской национальности. Из них

до 2007 г. включительно каждый шестой из десяти человек (4075 тыс.) перебрались на постоянное место жительства в Россию. Но в дальнейшем эмиграционная привлекательность России для русского населения стран ближнего зарубежья резко снизилась.

Влияние этнического фактора на миграционную ситуацию специфично проявляется в сознании и поведении принимающего населения. Эта специфика, обусловленная переходным состоянием российского общества, выражается в активизации этнического сознания.

А именно, чувство «ущемленности» в связи с появлением мигрантов ощущает этническое большинство в стране, то есть русские.

Это красноречиво показывают результаты опроса местного населения

в 2007 г., представленные в таблице 1.

Таблица 1

Отношение местного населения к различным группам мигрантов

в % от числа опрошенных

Категории мигрантов

Положи-тельное

Равно-душное

Отрица-тельное

Неопре-деленное

Выходцы из неблагополучных регионов России

 

27,1

 

27,9

 

27,6

 

17,4

Представители кавказских народов России

 

7,0

 

14,7

 

66,0

 

12,3

Русские из бывших республик СССР

48,4

26,7

12,9

12,0

Представители народов Азербайджана, Армении, Грузии

 

6,0

 

15,6

 

66,0

 

12,4

Представители народов Беларуси, Украины, Молдовы

 

20,7

 

34,1

 

29,0

 

16,2

Представители народов Казахстана, Киргизии и др.

 

7,9

 

21,0

 

57,7

 

13,4

Представители народов Вьетнама, Китая и др.

 

4,9

 

13,1

 

67,6

 

14,4

Отчасти такой вектор формирования общественного мнения, связанного с межэтническими отношениями, объясняет ответы на вопрос, заданный местному населению о том, видят ли они что-то отрицательное для своего города (района) от людей, приезжающих на заработки

и переселенцев. Наиболее значимые из ответов респондентов распределились следующим образом (в % от числа опрошенных):

  • способствуют росту преступности                                                        46,9,
  • подмяли под себя торговлю на рынках                                       48,1,
  • неуважительно относятся к местным жителям и традициям       35,7,
  • снижают уровень оплаты труда местных жителей                      33,9,
  • являются источниками межнациональных конфликтов              28,7,
  • обостряют безработицу                                                                24,6,
  • создают трудности в обеспечении населения жильем, транс-

портными средствами и социальными услугами                        23,6.

Каждое из этих обстоятельств с точки зрения влияния на социально-психологическую атмосферу в обществе в разных поселениях проявляется неодинаково и привязано как к конкретной ситуации, так и к конкретным группам мигрантов. Проблемы конкуренции на рынке труда больше связаны с приезжими на заработки, проблемы преступности –

с нелегальной миграцией, проблемы этнокультурного несоответствия –

с этническими особенностями мигрантов и т.д. Однако все эти факторы, безусловно, заслуживают внимания при осуществлении государственной миграционной политики, в деятельности региональных органов власти

и органов муниципального управления.

Своего рода катализатором негативного отношения к мигрантам является этнический фактор, что проявилось в разнице отношения местного населения к мигрантам славянского и неславянского происхождения. Такой вектор проявления этнического сознания, затрудняющий взаимную адаптацию мигрантов и принимающего сообщества, едва ли является устойчивой чертой этнического большинства страны и носит преходящий характер, поскольку обусловлен внешними обстоятельствами – глобализацией. Другое дело, что глобализация –длительный переходный процесс, и, поэтому, тенденция активизации

в России этнического сознания вместе с ростом межэтнической напряженности и рисков межэтнических конфликтов обещает быть достаточно долгосрочной.

Вторая глава «Потенциал реэмиграции русских из ближнего и дальнего зарубежья» посвящена оценке шансов привлечения в Россию человеческого капитала из состава русских зарубежных диаспор

и критическому анализу миграционной политики, призванной стимулировать этот процесс.

Основным ресурсом в области миграции иностранных специалистов в среднесрочной перспективе являются страны СНГ, граждане которых в большинстве своем могут социализироваться

в российском обществе, разделяют ценности российской культуры и знают русский язык. Использование этого ресурса предусмотрено в ряде нормативных документов, в том числе в Указе Президента РФ  "О мерах по оказанию содействия добровольному переселению в РФ соотечественников, проживающих за рубежом" (№ 637 от 22 июня 2006 г.).

Однако, как считают эксперты, желаемого переселения не будет.

Во-первых, упущено весьма благоприятное время, когда в начале 1990-х годов русские из ближнего зарубежья массово были готовы пополнить титульный этнос России при условии, что стремление и готовность к этому проявили бы власти в России. Во-вторых, русские ближнего зарубежья,

не переехавшие в Россию в начале 1990-х годов, адаптировались

в экономической и культурной среде соответствующих стран. Известно, что "национальное сознание" не вкладывается в человека генетически,

но формируется культурной средой, в которой представитель данного этноса существует. Поэтому ментально русские, например, Азербайджана или Армении отличаются от русских в России, и если русские – "свои"

в культуре другого этноса, то у них не будет стремления переезжать

в Россию только потому, что они этнические русские, им нужны другие стимулы. Кроме того, русские в странах Балтии стали жителями ЕС,

а этот статус не назовешь непривлекательным, и прекращать его они едва ли захотят, как вряд ли пожелают прекратить свой статус те русские

и русскоязычные люди, которые живут сегодня в Германии, США, Израиле и других развитых странах. Тем более что программа реэмиграции предполагает размещение потенциальных иммигрантов

в малообжитых регионах.

Теоретически мог бы стать серьезным поставщиком в Россию реэмигрантов – "сибиряков" Казахстан. В Казахстане сегодня, даже после массового выезда русских в первой половине 1990-х годов, они составляют почти треть в составе населения этой страны – 5 миллионов человек. Однако тенденция последнего времени такова, что не только значительно сократилась миграция русских из этой страны, но обозначился обратный процесс их (и других русскоязычных) реэмиграции. Данная ситуация явилась следствием ответственной внутренней и внешней политики официального Казахстана.

Приезд в Россию русских и русскоязычных соотечественников затрудняют сложности оформления российского гражданства и многие другие обстоятельства. Остается довольно широким распространение эмиграционных настроений среди самих россиян, о чем свидетельствуют  репрезентативные данные социологического опроса, приведенные

в таблице 2.

Таблица 2

Распространенность эмиграционных настроений

в российском обществе

в % от числа опрошенных

Настроения

1990 г.

1993 г.

1998 г.

2001 г.

2003 г.

2005 г.

2007 г.

Не желают уезжать

из России в другую страну

 

71,0

 

72,3

 

66,8

 

68,1

 

72,3

 

72,3

 

77,6

Желают уехать

в другую страну временно или навсегда

 

19,0

 

14,5

 

22,7

 

20,8

 

14,5

 

14,5

 

12,7

Затруднились ответить

10,0

13,2

11,2

11,1

13,2

13,2

9,7

Таким образом, в сложившихся условиях не следует ожидать какого-либо значимого притока в Российскую Федерацию русских

и русскоязычных реэмигрантов. Этому также не способствует проводимая сегодня в России внутренняя и внешняя политика. Внешняя, в том числе миграционная, политика страны носит больше охранительный, запретительно-разрешительный характер, чем характер взаимодействия, сотрудничества, партнерства. В результате, внешние мигранты, в том числе реэмигранты, рассматриваются не столько с позиции, какую пользу они могут принести стране, сколько с позиции, какую "головную боль" они принесут властям. В диссертации отмечается, что применение к внешним мигрантам принципа "презумпции виновности" не может создать

у потенциальных реэмигрантов мотивации к переселению в Россию,

а будет только способствовать разрастанию нелегальной миграции.

Третья глава «Социально-политические аспекты миграционной ситуации в России» характеризует потенциал политического напряжения в обществе как сопутствующего фактора миграции. Согласно экспертным оценкам, социально-политическую дестабилизацию испытывают даже весьма привлекательные для мигрантов и весьма привычные к мигрантам западноевропейские страны. Проявляется эта дестабилизация, например,

в том, что «в течение пяти лет, с 2002 по 2006 год, число британцев, видящих в исламе как религии и в своих мусульманских соотечественниках угрозу себе и своей стране, выросло в два раза

и перевалило за половину – 56%» .

Социально-политическая дестабилизация в современной России,

и по своим глубинным причинам и по своим проявлениям (в частности

в известном инциденте межэтнического противостояния в Карелии), ничем существенно не отличается от социально-политической дестабилизации

в современной Великобритании. Россия, поскольку она – не закрытая страна, как, скажем, закрыта Северная Корея, попросту оказалась частью глобального миграционного пространства. Неважно, насколько большой поток мигрантов устремился в Россию, – важно, что Россия «встретилась»

с мигрантами, и этого достаточно, чтобы у этнического большинства страны актуализировалась установка «свой – чужой», а вместе с ней

и запустился механизм социально-политической дестабилизации, поставивший на повестку дня вопрос о России как политической, гражданской нации .

В Заключении диссертации приводятся основные итоги проведенного исследования, излагается ряд выводов и обобщений научно-прикладного характера. Подчеркивается, что для более полной социальной и этнокультурной адаптации иноязычных иммигрантов в России, для преодоления лингвистического барьера между мигрантами и коренным населением требуется разработка и принятие государственной программы организации их обучения русскому языку, ознакомления с историей

и культурой нашей страны, этнических и территориальных общностей населения.

В связи с этим, в деятельности Федеральной миграционной службы (ФМС) России, региональных органов государственной власти и органов муниципального управления целесообразно усилить внимание к оказанию мигрантам действенной помощи в решении проблем интеграции, трудовой, социальной и культурной адаптации, формированию толерантного сознания как у мигрантов, так и у местных жителей.

Важнейшими задачами в улучшении миграционной ситуации

в Российской Федерации являются создание условий для ее миграционной привлекательности, всемерное стимулирование притока в страну высокообразованных и квалифицированных специалистов, противодействие незаконному проникновению в Россию лиц, отрицательно влияющих на ее социально-трудовую и социально-культурную сферы.

III. ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА ПО ТЕМЕ

ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

         Публикации в изданиях, рецензируемых ВАК Министерства

образования и науки России

1. Димаев А.Р. Миграция населения как социальный феномен: факторы миграции // «Социология власти» 2007. № 3. – 0,7 п. л.

2. Димаев А.Р. Иммигранты как фактор роста напряженности

в принимающем обществе // «Социология власти» 2008. № 3 – 0,6 п. л.

3. Димаев А.Р. Социально-политический аспект миграционной ситуации в России // «Социология власти»2008. № 5 – 0,8 п. л.

4. Димаев А. Регулирование мировых миграционных процессов

за рубежом // «Государственная служба» 2008. № 4 – 0,5 п. л.

5. Димаев А.Р.Миграция населения как фактор социальной напряженности в обществе (социологические аспекты) // «Междисциплинарный научно-практический журнал». 2008. №3 – 0,8 п. л.

6. Димаев А. Социально-политические последствия миграционной мобильности // «Государственная служба». 2008. №6 – 0,5 п. л.

7. Димаев А. Миграция населения как фактор этноконфессиональной напряженности в российском обществе // «Вестник РУДН», серия «Социология». 2009. № 1 – 0,5 п. л.

8. Димаев А. Управления миграционным процессом в современном обществе // «Вестник РУДН», серия «Социология».2009. №2 – 0,5 п. л.

Монография

9. Димаев А.Р. Социальная сущность и последствия миграции населения в современной России: социологический анализ. М.: Изд-во РУДН. 2009. – 14 п. л.

Публикации в других научных изданиях

10. Димаев А.Р., Яшин А.А. Социально-политические аспекты миграционной политики в России // Материалы 6-й Всероссийской научной конференции «Проблемы развития технологических систем государственной охраны, специальной связи и информации»,

Сб. материалов, Часть 2, – Орел : Академия ФСО России, 2009. – 0,2 п. л.

11. Димаев А.Р., Терешкин В.И. Миграция как фактор этноконфессиональной напряженности в субъектах Российской Федерации // Материалы 6-й Всероссийской научной конференции «Проблемы развития технологических систем государственной охраны, специальной связи и информации», Сб. материалов, Часть 2, – Орел., Академия ФСО Россию. 2009. – 0,2 п. л.

12. Димеав А.Р. Эволюция миграционных процессов в современном российском обществе // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом». – 0,4 п. л.

13. Димаев А.Р., Яшин А.А. Технология подготовки материалов

о деятельности Президента России по публикациям СМИ // Материалы

4-й Всероссийской научной конференции «Проблемы совершенствования

и развития специальной связи и информации, предоставляемых государственным органам». Сб. материалов, Часть 2, – Орел : Академия ФСО России, 2005. – 0,1 п. л.

14. Димаев А.Р., Ефремов В.А. Метод обработки текстов на уровне рубрик // Материалы 4-й Всероссийской научной конференции «Проблемы совершенствования и развития специальной связи и информации,  предоставляемых государственным органам». Сб. материалов, Часть 2, – Орел: Академия ФСО России, 2005. – 0,1 п. л.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических паук

Димаева Али Равеловича

Тема диссертационного исследования:

Миграция населения: социальная сущность и влияние на общественные процессы в современном российском обществе

(социологический анализ)

Специальность: 22.00.08 – социология управления

 

Научный консультант:

доктор социологических наук, профессор

ЧЕРНЫШОВА Людмила Дмитриевна

Изготовление оригинал-макета:

ДИМАЕВ Али Равелович

Подписано в печать _________2009 г.

Тираж: 100 экз. Усл. п. л. 2.

  ГОУ ВПО «Российский университет дружбы народов» (РУДН)

Отпечатано в типографии ИПК РУДН. Заказ №      

115419, Москва, ул. Орджоникидзе, 3

См.: Малкин В. Другой народ // Ведомости. – М., 2006. - № 179 (25 сентября).

См. о понятии «политическая (государственная, гражданская) нация»: Мейнеке Ф. Возникновение историзма. – М.: Российская политическая энциклопедия, 2004. – 480 с.

Социальное положение и уровень жизни населения России. 2008. Стат. сб. / Росстат  - М., 2008. - С.57.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.