WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Социально-технологическая культура менеджера

Автореферат докторской диссертации по социологии

 

На правах рукописи

БУРМЫКИНА Ирина Викторовна

 

 

СОЦИАЛЬНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА

МЕНЕДЖЕРА

Специальность 22.00.08 – социология управления

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

Белгород 2009
Диссертация выполнена на кафедре социальных технологий

ГОУ ВПО «Белгородский государственный университет»

Научный консультант:                            доктор социологических наук, профессор

Дятченко Леонид Яковлевич

Официальные оппоненты:                       доктор социологических наук, профессор,

Петрова Татьяна Эдуардовна   

доктор социологических наук, профессор

Уржа Ольга Александровна

доктор социологических наук, профессор

Федоров Игорь Алексеевич

Ведущая организация:                            ГОУ ВПО «Российский государственный гуманитарный университет», кафедра теории и истории социологии

Защита состоится 24 декабря 2009 года в 14-00 часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д. 212.015.02 в Белгородском государственном университете по адресу: 308015, г. Белгород, ул. Победы, 85.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Белгородского государственного университета по адресу: 308015, г. Белгород, ул. Победы, 85.

Автореферат разослан «___» _______________ 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат социологических наук                                         Надуткина И.Э.

 
Введение

Актуальность темы исследования.

Динамика, неопределенность и противоречивость социальных преобразований в условиях глобализации, развитие наукоемких технологий кардинально меняют базовые параметры социальной реальности начала третьего тысячелетия. Масштабная нелинейная трансформация российского и мирового социумов ставит перед управлением социальными процессами цели и задачи, значительно превышающие по своим масштабам, сложности и комплексности выполняемые ранее. Однако уровень управления не отвечает новым требованиям. Назрела необходимость не только в качественно новом переосмыслении социальных, управленческих технологий, обновлении методов управления, повышающих его эффективность, но и в формировании новой управленческой ментальности, социально-технологической культуры менеджера ХХI века.

Значимость концептуализации социально-технологической культуры менеджера определена рядом причин как теоретико-методологического, так и прикладного характера. Во-первых, переориентация парадигмы управления с естественно-научной на социально-гуманитарную предполагает изменение модели управленческого поведения: на смену вертикальной жесткой системе административных мер приходят гибкие управленческие технологии, реализующие социокультурные механизмы регулирования человеческой деятельности, сочетающие прямое и косвенное воздействие на процессы самоорганизации, поддержание их в границах управляемости. Во-вторых, слепое копирование западных технологий управления, недооценка социокультурных традиций, национального менталитета и социального контекста их применения привели к непринятию идеи технологизации социального пространства в российском социуме, существенно затруднили системную трансформацию, реализацию выработанных сценариев социально-экономического развития общества, согласование инновационного и традиционного. В-третьих, сложность социальных преобразований диктует возрастание значимости содержательного наполнения и организационного обеспечения проектирования и внедрения социальных технологий (они должны быть инновационными, интеллектуально- и наукоемкими) и выполнения ими гуманистической функции (должны основываться на нравственных критериях).

Указанные причины определяют качественно новые требования к профессионализму, компетентности, уровню социально-технологической культуры менеджеров, которые проектируют и внедряют социальные технологии. Это должны быть специалисты в сфере управления, которые на основе технологичной организации и самоорганизации деятельности; раскрытия потенциала (ресурсов) социальной системы и личности; способности принимать оптимальные решения поставленной задачи с использованием современных информационных технологий, обеспечат разработку и внедрение инновационных социальных технологий управления, призванных гармонизировать социокультурную среду, развитие общества.

Важность исследования социально-технологической культуры обусловлена тем, что в социологической литературе, посвященной проблемам культуры управления, не сложилось пока системного представления об этом феномене общественного развития ХХI века. Теоретические знания в этой предметной области разрознены, обозначены лишь в самом общем виде, имеющийся практический опыт фрагментарных решений не обобщен. Отсутствует как концептуальное обоснование данного цивилизационного феномена на макроуровне, так и его комплексный анализ на микроуровне применительно к социально-профессиональной группе менеджеров, непосредственно принимающих решения и организующих практику управления. Не выявлены отличительные особенности и противоречия формирования социально-технологической культуры на различных иерархических уровнях управления. Не определены методы регуляции ее развития на разных этапах профессионального становления.

Таким образом,

Актуальность темы диссертационного исследования определяется:

  • во-первых, возрастанием роли инновационных наукоемких социальных технологий управления и самоуправления как условия повышения эффективности управления;
  • во-вторых, отсутствием системного обоснования феномена социально-технологической культуры современного менеджера;
  • в-третьих, необходимостью изучения состояния, противоречий формирования социально-технологической культуры менеджеров на разных этапах их профессионального становления и разработки управленческих механизмов ее формирования и развития.

Степень научной разработанности темы исследования.

Проблемы управления начали особенно интенсивно разрабатываться в ХХ веке в трудах Ф. Тейлора, Г. Форда, А. Файоля, Г. Эмерсона, Г. Черча и других исследователей и организаторов производства, которые наряду с решением технико-экономических проблем обстоятельно проанализировали и некоторые социальные аспекты управления. Эффективность административного управления связывалась ими с созданием идеальной деловой, государственной или производственной системы, в которой все отношения поддаются рационализации. Обоснование важности социокультурных аспектов эффективности менеджмента нашло отражение в трудах М. Фоллет, Э. Мейо, Ф. Герцберга, Ч. Барнарда и Г. Саймона. Из отечественных ученых этого периода необходимо назвать А. Гастева, П. Керженцева, Н. Витке, Ф. Дунаевского и других.

Во второй половине ХХ века весомый вклад в теорию и социологию управления внесли такие американские ученые, как П. Друкер, М. Месарович, Д. Мано, И. Такихара и др. В разработанной ими теории иерархических многоуровневых систем раскрыты способы построения системы управления сложным объектом. В исследованиях И. Ансоффа, Т. Питерса, Р. Уотермена профессиональная культура менеджера рассматривается в организационно-управленческом контексте, в основном как фактор повышения эффективности управления организацией.

Выдающиеся социологи, М. Вебер, Р. Мертон, Т. Парсонс, раскрыли многие аспекты построения деятельности системы управления обществом на основе теории социального действия и социальных систем. Их заслугой является обоснование регулирующей роли институционального нормативно-ценностного комплекса, значения культуры в управлении общественной системой. Большое значение имеет идея Р. Мертона о явных и латентных функциях, а также дисфункциях, учет которых обеспечивает эффективность управления.

Поиск теоретического обоснования эффективности управления нашел отражение в работах отечественных ученых А.Н. Аверина, Ю.П. Аверина, Г.В. Атаманчука, В.Г. Афанасьева, Д.М. Гвишиани, Т.И. Заславской, Г.Х. Попова, В.Г. Подмаркова, И.М. Слепенкова, В.М. Шепеля и других. Идея синтеза философских, экономических и юридических подходов к управлению была развита в исследовательских работах социологов –  А.Г. Здравомыслова, В.С. Дудченко, Ю.Д. Красовского, Н.И. Лапина, Н.Ф. Наумовой, А.И. Пригожина, С.Д. Фролова, О.И. Шкаратана, В.А. Ядова.

В отечественной социологической литературе сложилось целое направление, которое рассматривает управление как сложный и многофункциональный социальный феномен. Исследование этого явления проводится c социально-философской точки зрения, на уровне таких общенаучных дисциплин, как системный анализ, синергетический подход. В числе отечественных исследований проблем становления и функционирования институтов общества и органов управления как социальных систем, отношений между людьми при выполнении ими управленческих функций, социального взаимодействия в процессе управления – работы Е.М. Бабосова, В.Э. Бойкова, Ю.Е. Волкова, Т.П. Галкиной, Н.Л. Захарова, Г.Е. Зборовского, Г.П. Зинченко, Н.Б. Костиной, Д.С. Климентьева, А.И. Кравченко, В.В. Маркина, А.И. Пригожина, О.В. Ромашова, А.В. Тихонова, Ж.Т. Тощенко, Б.Г. Тукумцева, И.О. Тюриной, В.И. Франчука, М.В. Удальцовой и др.

Тематика, связанная с культурой управления, в неявном виде содержится и может быть вычленена в контексте историко-философской традиции, в наследии Аристотеля, Гоббса, Локка, Макиавелли, Оуэна, Платона, Сенеки, Сен-Симона, позитивистов О. Конта и Дж. Милля. Присутствует она в трудах А. Богданова, М. Вебера, П. Сорокина и других. Составляющие управленческой культуры, ее особенности анализируются в трудах А.А. Белоусова, Н.Г. Веселовой, В.Д. Семенова, Л.П. Яировой. Роль организационной культуры в повышении эффективности управления исследуют в научных публикациях и диссертационных исследованиях С.П. Болотов, Л.А. Костронова, В.Д. Семенов, Н.А. Субочев, Л.П. Яирова и другие, информационно-технологической культуры – С.В. Воробьев, Л.В. Гайдаренко, Н.А. Сляднева, К.Н. Тулинов и другие.

Научным осмыслением социально-технологической деятельности в зарубежной социологии активно занимались С. Лем, К. Поппер, Н. Стефанов, М. Марков и другие. Разработка проблем проектирования и внедрения социальных технологий в российскую практику управления осуществлялась в трудах В.Г. Подмаркова, Вал.Н. Иванова, Л.Я. Дятченко, А.К. Зайцева, Г.Д. Никредина, В.И. Патрушева, В.В. Щербины и других. Сложились научные школы, которые проводят научные исследования в этом направлении и осуществляют подготовку научных кадров.

Постановка вопроса о социально-технологической культуре в социологической литературе является относительно новой. Впервые попытка анализа ее сущности была предпринята в начале 90-х годов ХХ века в работах Н.С. Данакина, Л.Я. Дятченко, В.Н. Иванова и В.И. Патрушева, Ж.Т. Тощенко и некоторых других ученых, которые исследовали ее в ракурсе овладения и готовности к восприятию социальных технологий управленческими кадрами.

Наиболее активно эта проблематика разрабатывается белгородскими социологами, которые рассматривают социально-технологическую культуру как составляющую культуры современного человека, способствующую воспроизводству форм жизнедеятельности, направленных на гармонизацию отношений между человеком и экосоциальной средой. На сегодняшний день в научной литературе сложились следующие подходы к определению сущности этого общественного явления. Объективистский подход, разрабатываемый в трудах Л.Я. Дятченко, В.П. Бабинцева, Ж.Т. Тощенко и других авторов, представляет  социально-технологическую культуру как инструмент активного обустройства социального пространства, развития социальных систем. Ученые отмечают, что социально-технологические знания составят основу новой управленческой культуры ХХI века. Украинские ученые Ю.П. Сурмин и Н.В. Туленков, обосновывая ведущую роль социальных технологий в общественном развитии, говорят о социально-технологической культуре как об инструменте овладения новой парадигмой научного мышления и видения социальной реальности.

Субъективистский подход, разрабатываемый в кандидатских диссертациях социологов Т.И. Морозовой, Л.Г. Пуляевой, О.П. Шамаевой,  представляет социально-технологическую культуру как личностное образование, обеспечивающее достижение жизненных целей и готовность к эффективным действиям. Л.Г. Пуляева социально-технологическую культуру организационной деятельности связывает с пониманием и учетом социальных условий осуществления социального взаимодействия и представляет ее как систему технологических знаний и действий специалиста. О.П. Шамаева  исследовала социально-технологическую культуру как готовность студентов к включению в социальные процессы и принятию самостоятельных решений. Т.И. Морозова, исследовав социально-технологическую культуру школьника, определяет ее как систему диспозиций личности, умений и навыков поведения, обеспечивающих достижение жизненных целей и благоприятные условия для саморазвития, проявляющихся в конкретных социальных действиях и взаимодействиях.

Еще одно направление в исследовании технологической культуры, представлено трудами педагогов И.Ю. Башкировой, В.Д. Симоненко, В.П. Овечкина, М.В. Петровой, Ю.Л. Хотунцева, Р.М. Чудинского и других, которые в рамках образовательной области «Технология», рассматривают ее как уровень овладения учащимися простейшими производственными технологиями и способами преобразовательной деятельности. За пределами анализа указанных авторов остается социальный аспект технологической культуры, поэтому этот подход можно определить как технократический.

Отдавая должное труду ученых, занимающихся разработкой проблем социально-технологической культуры, следует признать, что в научной литературе раскрываются лишь отдельные аспекты этого общественного феномена: либо обобщенно на социетальном уровне, либо достаточно узко, применительно к отдельным социально-демографическим группам. Отсутствует методологическое обоснование исследования социально-технологической культуры как условия эффективного управления, не выявлены эмпирические индикаторы, позволяющие диагностировать ее актуальное состояние и оперативно строить модель мягкого управления ее формированием и развитием.

Представления об актуальности темы и степени ее разработанности в научной литературе дают основание для формулировки проблемы исследования. Она заключается в противоречии между объективной потребностью в системном концептуальном обосновании феномена социально-технологической культуры менеджера как условия эффективного управления, механизмов ее целенаправленного развития и недостаточностью ее теоретико-методологического анализа в научной литературе.

Актуальность проблемы, несомненная востребованность практикой управления обусловили выбор объекта и предмета диссертационного исследования, определение его цели и задач.

Объект исследования – социально-технологическая культура (СТК) менеджера.

Предмет исследования – управление формированием и развитием социально-технологической культуры менеджера.

Цель исследования состоит в теоретическом обосновании концепции, технологических механизмов управления формированием и развитием социально-технологической культуры менеджера.

Логика достижения поставленной цели предполагает решение следующих задач:

  • осуществить теоретико-методологический анализ феномена социально-технологической культуры как условия эффективного менеджмента;
  • обосновать концептуальную модель социально-технологической культуры менеджера;
  • провести социологическую диагностику состояния социально-технологической культуры менеджеров;
  • разработать теоретическое обоснование построения социальных алгоритмов управления формированием социально-технологической культуры менеджера.

Гипотезы исследования заключаются в нескольких взаимосвязанных положениях. Во-первых, анализ теоретических и прикладных исследований проблемы эффективности менеджмента позволяет предположить, что сравнительно низкий уровень эффективности в значительной степени определяется недостаточной «технологичностью» управленческой деятельности. Это обусловлено как неразвитой социально-технологической культурой российского менеджера, так и рядом институциональных и социокультурных факторов.

Во-вторых, допустимо предположить, что феномен социально-технологической культуры менеджера представляет собой систему взаимосвязанных и взаимодополняющих личностных, социальных и собственно технологических, когнитивных и поведенческих элементов, определяющих ценностно-целевую основу управленческого воздействия.

В-третьих, процесс формирования социально-технологической культуры менеджера характеризуется противоречивостью как субъективных обстоятельств, связанных, прежде всего, с преобладанием атехнологичных поведенческих практик, так и объективных условий его протекания, поскольку в институциональной среде социальный заказ на высокий уровень социально-технологической культуры не обоснован, а в системе профессиональной подготовки отсутствует целенаправленный механизм ее развития.

В-четвертых, можно предположить, что условием эффективности системы управления формированием социально-технологической культуры менеджера является использование гибких, адаптивных социальных алгоритмов, основывающихся на методологии мягкого управления, задающих технологический коридор управленческого воздействия и процедуры конфигурирования социальных детерминант.

Теоретико-методологической основой исследования является неоклассическая модель социологического исследования, основанием которой выступают многомерные методологические конструкты изучения социальной реальности.

Проблема диссертационного исследования обусловила необходимость применения принципов системного социологического подхода к мультидисциплинарному анализу феномена социально-технологической культуры современного менеджера. В его основе – положения, концепции, гипотезы, представленные в классической и современной социологической литературе, исследованиях по теории управления.

Разработанная в диссертационной работе аналитическая модель социально-технологической культуры менеджера опирается на положения социологического конструктивизма, ее сущность раскрывается через понятия деятельностно-активистского подхода к описанию и объяснению социальной реальности, социальных процессов. Понимание общества как единства культуры и социальности, образуемых и преобразуемых деятельностью человека, выраженное в социокультурном подходе, позволяет дополнить методологическую основу изучения объекта диссертационного исследования.

Философские, акмеологические идеи О.С. Анисимова, А.А. Деркача и других авторов легли в основу осмысления личностных составляющих социально-технологической культуры менеджера. Для понимания собственно технологических составляющих культуры менеджера были использованы методологические подходы к разработке социальных технологий, обоснованные Л.Я. Дятченко, В.Н. Ивановым, В.И. Патрушевым. В анализе сущности управления как социального явления, с точки зрения постнеклассического понимания предмета науки, использованы идеи В.С. Степина, А.В. Тихонова.

Конкретизация возможностей применения методов математико-статистической формализации и анализа данных осуществлялась на основе идей, разработанных в трудах А.С. Айвазяна, И.С. Енюкова, Ю.Н. Толстовой.

При разработке методов, средств и социальных алгоритмов управления формированием и развитием социально-технологической культуры менеджера автор опирался на труды ученых в области теории систем и системного анализа Л.А. Растригина, Б.Я.Советова.

В основе выбора методов исследования лежат концептуальные положения системного, структурно-функционального, социокультурного подходов. Для получения социологической информации применялись методы экспертных оценок, опроса, наблюдения, контент-анализа, методы анализа статистической информации. Для обработки эмпирических данных использовались методы математической статистики: корреляционный, факторный, кластерный анализ на базе программного обеспечения Microsoft Excel, а также пакета программ Statistica.

Эмпирической базой диссертационного исследования являются:

  • материалы государственных нормативных и статистических документов,  относящихся к организации деятельности российских управленцев;
  • вторичный анализ материалов социологических исследований, проведенных учеными РАГС при Президенте РФ, ИСПИ РАН, белгородскими социологами;
  • данные социологических исследований, проведенных автором в  2003–2008 годах:
    • экспертный опрос «Структура социально-технологической культуры менеджера», осуществленный в два этапа: 1) май 2006 г. – в рамках работы конференции «Социально-технологическая культура как феномен ХХI века», проводимой в БелГУ (N = 58); 2) октябрь 2006 г. – в рамках работы секции «Социология организаций и управления» Всероссийского социологического конгресса г.Москва, МГУ (N = 23);
    • исследование «Социально-технологическая культура будущего менеджера», проведенного в МГУ, СПбГУКИ, БелГУ, ВГУ, ЛГПУ в марте – декабре 2006 г. среди студентов, получающих квалификацию «менеджер» (N = 1336);
    • мониторинг социально-технологической культуры студентов 1-5 курсов специальности «Государственное и муниципальное управление» факультета информационных и социальных технологий Липецкого государственного педагогического университета в 2003-2008 гг. (N = 1285);
    • экспертный опрос «Состояние управленческой компетентности выпускника вуза», в котором приняли участие преподаватели вузов, руководители и ведущие специалисты организаций и предприятий г.Липецка (февраль-май 2007 г., N = 237);
    • исследование «Социально-технологическая компетентность менеджера» (февраль-март 2007 г. в г. Липецке, N = 484).

Проведенные социологические исследования дают возможность получить репрезентативную эмпирическую информацию для решения поставленных в работе исследовательских задач.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что в нем:

  • предложена авторская концепция социально-технологической культуры менеджера как условия эффективного управления, которая представляет собой паттерн базовых представлений, ценностей и технологий организации познавательной и преобразовательной социальной деятельности, реализуемых в социальном взаимодействии;
  • разработан методологический конструкт исследования социально-технологической культуры менеджера, включающий факторную и концептуальную аналитические модели;
  • определены социокультурные характеристики процесса динамического изменения уровня сформированности социально-технологической культуры на различных этапах профессионального становления менеджера в направлении от интуитивно-эмпирического до креативного;
  • теоретически обоснованы принципы построения социальных алгоритмов управления формированием и развитием социально-технологической культуры менеджера на основе использования идей динамического программирования, адаптации, технологического коридора, тринитарного и контекстного подходов.

Положения, выносимые на защиту.

1. Важнейшим условием эффективности управления является качество организации менеджером деятельности по управлению социальными объектами, овладение им широким комплексом социальных технологий как социокультурных механизмов организации практик управления. Уровень социально-технологических знаний и навыков их применения детерминирован уровнем социально-технологической культуры менеджера, которая представляет собой паттерн базовых представлений, ценностей и технологий организации познавательной и преобразовательной социальной деятельности, реализуемых в социальном взаимодействии. Ее роль и значение в профессиональном развитии менеджера определяется тем, что она, обеспечивая системность мышления и деятельности, ориентирует на получение оптимального социального результата, повышение качества жизнедеятельности посредством раскрытия потенциала (ресурсов) социальной системы и личности, саморазвития, формирует способность действовать рационально, технологично, конструктивно, инновационно, гуманно. СТК демонстрирует культуру владения управленческими социальными технологиями,качество организации управленческой деятельности, социального взаимодействия, принятия решений как на уровне социальных групп и личности, так и на уровне общества.

2. Методологический конструкт исследования социально-технологической культуры менеджера включает объективную составляющую ее формирования, задаваемую социальной средой (факторная модель), и интенциональную, задаваемую особенностями сознания и поведения менеджера (концептуальная модель). Факторная модель, построенная по триадному принципу, содержит макро-, мезо- и микросоциальные факторы. Концептуальная модель, также построенная по триадному принципу, объединяет личностную, социальную и технологическую подсистемы. Личностная подсистема как целостное личностное образование демонстрирует социально-технологический потенциал менеджера и представлена когнитивно-рефлексивным, ценностно-нормативным и субъектным элементами. Социальная подсистема, обеспечивающая социальныйконтекст управленческого действия и адекватность его взаимодействия группой, коллективом – социально-конвенцио­нальным, социально-структурным и социально-управленческим элементами. Технологическая подсистема представляет собой взаимосвязь деятельностных составляющих, представляющих особенности социально-технологического способа организации деятельности включает методологическую, инструментальную и организационную составляющие.

3. Кластерный анализ результатов диагностики социально-технологической культуры студентов вузов позволяет заключить, что для них характерен репродуктивно-формальный уровень ее развития. Его типичными чертами являются индивидуалистско-сетевая ориентация личного жизненного успеха; фрагментарность когнитивной составляющей, ее оторванность от практики; крайне слабая развитость технологической составляющей; рассогласование знаниевой и поведенческой составляющих; функциональная неграмотность примерно половины выпускников вузов, получающих квалификацию «менеджер». Подобная ситуация требует пересмотра содержания и методов профессионального образования в области менеджмента, повышения качества подготовки менеджеров. В процессе профессионального становления у действующих менеджеров уровень развития социально-технологической культуры изменяется на функциональный. Его характеризуют ориентация на отношения, а не на результат, фрагментарность знаний социальных технологий и преимущественно интуитивная их реализация. Социально-технологические установки существуют в российском менеджменте пока скорее как набор декларативных принципов для персонала, с которыми реальная практика управления все еще входит в противоречие. Однако менеджеры понимают значимость, ощущают потребность во внедрении социальных технологий в практику. Разработанная технология мониторинга СТК менеджеров позволяет оперативно строить модель управления, корректно выбрать индивидуальную технологическую траекторию управления ее формированием и развитием.

4. Процесс формирования и развития социально-технологической культуры менеджера проходит посредством взаимодействия институциональных, личностных средств и средств социальной сети в несколько этапов: мотивационного, на котором формируются ценностно-нормативные установки и осознанная рефлексия управленческой деятельности; когнитивного, когда развивается социально-технологическое мышление; деятельностного, формирующего социально-технологическую компетентность, социально-технологический капитал, дающего опыт успешного применения и разработки социальных технологий. Технологические механизмы, реализующие мягкое управление формированием и развитием СТК менеджера, учитывая особенности управления сложными социальными объектами, должны обладать гибкостью, динамичностью, а также свойствами эффективной адаптации к социальной среде и особенностям социального субъекта; осуществляться в технологическом коридоре, определяющем пределы управляемости; использовать тринитарный и контекстный подходы, задающие процедуры конфигурирования социальных детерминант. Разработанный на этой методологической основе социальный алгоритм предполагает следующую последовательность действий: 1) формулировку целей управления; 2) идентификацию (диагностика) объекта исследования; 3) построение модели объекта; 4) конфигурирование социальных детерминант; 5) адаптивное динамическое программирование траекторий формирования и развития СТК менеджера; 6) анализ, коррекцию и адаптацию системы управления.

Научно-практическая значимость исследования.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что разработанная в диссертации концептуальная модель расширяет теоретические основы в области социологии управления и представляет собой новое направление в социологических исследованиях эффективности управления. Новые обобщения, сделанные в диссертационном исследовании, относящиеся непосредственно к социологии управления и другим областям социологического знания, обеспечивают приращение научного знания о социальном управлении.

Программа и инструментарий социологического исследования могут быть использованы для диагностики уровня социально-технологической культуры будущих и действующих менеджеров. Разработанная технология мониторинга ее состояния может быть полезна для оценки профессиональной компетентности менеджеров в различных сферах деятельности, специалистов в области государственного и муниципального управления.

Полученные конкретные социологические данные, разработанный социальный алгоритм формирования и развития СТК менеджера представляют интерес для руководителей высших учебных заведений, организаций и предприятий реального сектора экономики, государственных и муниципальных структур управления, могут стать базой при подготовке специальных курсов повышения квалификации и переподготовки педагогических, управленческих кадров, проведении коучинговых программ.

Теоретические положения диссертации могут быть использованы при чтении общих и специальных курсов по социологии, социологии управления, социологии образования, управлению персоналом, принятию управленческих решений в высших учебных заведениях.

Внедрение результатов диссертационного исследования осуществлялось в ходе организации и руководства работой лаборатории социальных технологий и образовательного мониторинга ФИиСТех ЛГПУ; учебного процесса при преподавании дисциплин «Социология управления», «Управленческое консультирование», «Управление персоналом», «Разработка управленческих решений»; в качестве автора учебных пособий, методических изданий и монографий по данной тематике.

Апробация результатов осуществлялась в форме выступлений на следующих научно-практических конференциях:

  • международных – «Проблемы непрерывного образования: проектирование, управление, функционирование» (Липецк, 2002-2009); «Перспективы синергетики в XXI веке» (Белгород, 2003); II Международном экономическом Форуме Собора Славянских народов «Экономическая интеграция Беларуси, России, Украины: опыт, проблемы, перспективы» (Белгород, 2003); «Государственное управление и местное самоуправление в реформируемом обществе» (Белгород, 2004); седьмой конференции Европейской Социологической Ассоциации (Италия, Турин, 2005); «Диагностика и прогнозирование социальных процессов» (Белгород, 2005); втором Конгрессе социологов Казахстана (Казахстан, Астана, 2005); «Проблемы и перспективы креативного образования в области менеджмента» (Белгород, 2005); «Социально-технологическая культура как феномен ХХI века» (Белгород, 2006); «Актуальные проблемы государственного и муниципального управления: содержание и механизмы трансформации» (Курск, 2006); «Постсовременность и наука: социология в поисках себя и смысла» (Украина, Харьков, 2007); «Технологии управления социальным аудитом» (Башкирия, Уфа, 2007); «Социальные проблемы труда в условиях перехода к инновационному развитию общества» (СПб, 2008); «Государственное управление в XXI веке: традиции и инновации» (Москва, 2008, 2009); «Социология в (пост)современности» (Украина, Харьков, 2008); девятой конференции Европейской социологической ассоциации (Португалия, Лиссабон, 2009).
  • всероссийских – II Всероссийском социологическом конгрессе «Российское общество и социология в XXI веке: социальные вызовы и альтернативы» (Москва, 2003); «Процессы самоорганизации в универсальной истории» (Белгород, 2004); «Сорокинские чтения» (Москва, 2004-2008); «Организация, руководство и управление непрерывным образованием как социально-педагогическая проблема» (Липецк, 2005); всероссийском социологическом конгрессе «Глобализация и социальные изменения в современной России» (Москва, 2006); «Социальное управление, коммуникация и социально-проектные технологии» и  VII Дридзевских чтених (Москва, 2007); всероссийском социологическом конгрессе (Москва, 2008); «Мировой опыт и отечественные традиции управления человеческими ресурсами» (Москва, 2008).

По теме диссертации опубликовано 48 работ общим объемом 54,18 п.л., среди них – три монографии и 9 статей в изданиях перечня ВАК.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, каждая из которых включает в себя три параграфа, заключения, библиографического списка и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования; дается характеристика степени научной разработанности исследуемой проблемы; определяется теоретическая база диссертации, ее исходные методологические принципы; приводится эмпирическая база исследования; формулируется цель, задачи, объект и предмет научного анализа; раскрывается научная новизна диссертации, представляются положения, выносимые на защиту, указывается теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования.

В первом разделе «Теоретико-методологическое обоснование исследования социально-технологической культуры» рассматриваются исходные теоретические и методологические принципы исследования, формулируется исследовательская проблема, представлено авторское понимание сущности феномена социально-технологической культуры современного менеджера.

В первом параграфе «Методологическая база изучения эффективности управления как социального явления» поставлена задача анализа с точки зрения постнеклассического понимания предмета науки сущности управления как социального явления, критериев, условий его эффективности.

Анализ эволюции подходов к определению критериев эффективности управления показал, что, несмотря на их множественность, проблема их адекватности остается актуальной. И само понятие «эффективность управления» остается дискуссионны­м, несмотря на его активное использование в теории и на практике. Это связано с необходимостью переосмысления сущности управления с учетом постнеклассического понимания предмета науки.

В постнеклассической науке центральное место занимают так называемые «человекоразмерные объекты», учитывающие не только значения знаний о природе и обществе для жизни и деятельности людей, но и место и роль самой деятельности в природе и обществе (В.С.Степин). Управление по своему происхождению, и той роли, которую оно выполняет в человеческой деятельности, и его эффективность как средства оценки результативности является сугубо социальным феноменом, социокультурным средством рационализации регулятивных механизмов человеческой деятельности. Управление отличается двухуровневостью, соединением в единую систему двух качественно различных состояний социальной реальности – искусственно спланированной, сознательно организованной деятельности людей ради решения определенных задач и естественно складывающейся системы отношений между участниками совместной деятельности как отношений самоуправления и самоорганизации (А.В.Тихонов).

Таким образом, не сама по себе организация как форма или структура, а качество «организовывания» деятельности по управлению социальными объектами является важнейшей причиной их функциональности или дисфункциональности в обществе, следовательно, и условием эффективности управления. Соответственно проблема эффективности управления – проблема технологически «грамотного» соединения противоречивого единства искусственных и естественных элементов, линейных и нелинейных связей людей в процессах решения проблем, социальных отношений. Эффективность управления связана с результативностью, а результативность – с технологией организации практики управления.

Социокультурным механизмом организации практики управления являются социальные технологии, призванные соединить, организовать социальное пространство. По значимости, наукоемкости и трудоемкости они не менее масштабны и эффективны, чем технологии, применяемые на производстве. Социальные технологии могут быть исследованы, реконструированы и имплантированы в системы управления различных уровней с учетом социокультурных особенностей организационной среды.

Широкое распространение социальных технологий, которые могут рассматриваться как система знаний и действий, позволяющих оптимизировать человеческую деятельность «в условиях нарастающей взаимозависимости, динамики и обновления общественных процессов» (Л.Я.Дятченко), стимулируется логикой развития постиндустриальной цивилизации. Социальная технология как специфический вид деятельности характеризуется рациональным отношением к социальной действительности; делением процесса социального действия на внутренне взаимосвязанные этапы, фазы, операции; координированностью и поэтапностью действий, направленных на достижение искомого результата; рефлексивным отношением к действительности (М.Марков). Вместе с тем, современные социальные технологии перестают быть жесткой и однозначной последовательностью управленческих действий, становятся гибкими и адаптивными.

Эффективность применения социальных технологий зависит от уровня профессионализма, компетентности, управленческой культуры менеджера, который непосредственно организует практику управления, поскольку социальные технологии, как и всякий набор инструментов преобразования общественных отношений, которые «будучи нейтральными, в содержательном отношении к намерениям субъекта и объекта социального управления, зависят от этих намерений в ценностно-целевом смысле» (В.П.Бабинцев).

Возникает потребность в появлении качественно нового субъекта управления, способного к проектированию социальных отношений, к постановке задач управления социальными системами различного класса, правильному выбору методов их решения с использованием современных информационных технологий, к разработке социальных технологий, призванных гармонизировать социокультурную среду, а также находить при ограниченных ресурсах оптимальное решение поставленной задачи. Все это составляет существо СТК. Следовательно, современные субъекты управления должны обладать высокой социально-технологической культурой, под которой в диссертации предложено понимать паттерн базовых представлений, ценностей и технологий, определяющий качество организации менеджером познавательной и преобразовательной социальной деятельности, ориентированной на получение оптимального социального результата, повышение качества жизнедеятельности. Это культура системного мышления и системного социального действия, характеризующаяся способностью посредством технологичной организации и самоорганизации деятельности, раскрытия потенциала (ресурсов) социальной системы и личности действовать рационально, конструктивно, инновационно, гуманно.

Во втором параграфе «Цивилизационный феномен социально-технологической культуры» анализируются особенности и проявления социально-технологической культуры как общественного явления ХХI века.

Развитие социальных технологий возможно лишь на определенной культурной почве. Развитие культуры также нуждается в современных технологиях, прежде всего для передачи и хранения культурных ценностей, включая общечеловеческие глобальные ценности. Культура и технология, системно взаимодействуя, формируют цивилизацию. Как отмечают В.С. Степин и В.И. Толстых, цивилизационное достижения связаны как с технологическим освоением природы, так и с совершенствованием средств регуляции социальных отношений, то есть цивилизация представляет собой имеющий социокультурные особенности социально-технологический артефакт. Таким образом, в широком смысле социально-технологическая культура может быть концептуализирована как качество организации социального взаимодействия в ходе преобразовательной деятельности людей на определенном историческом этапе цивилизационного развития. Переход от одной цивилизации к другой осуществляется, по Э.Тоффлеру, в ходе глобальных социотехнологических революций.

Современная технологическая революция принесла новые формы жизни и деятельности человека, повысила требования к его научной и культурной грамотности, уровню мышления и созидательных способностей, обусловила необходимость формирования социально-технологической культуры. Она представляет собой многоуровневое явление, которое проявляется в процессе разработки технологий в широком смысле, в социотехнических и социальных системах, на уровне общества в целом, социальных институтов, организаций и отдельной личности. Именно личность является главным действующим лицом и агентом ее формирования и развития.

Комплексный, деятельностный подход к определению структуры личности позволяет обосновать, что социально-технологическая подсистема в ней играет инструментальную роль, обеспечивая реализацию ее ориентаций необходимыми способами и средствами деятельности. Акмеологическая сущность СТК раскрывается через взаимосвязь принципа субъекта, принципа развития и социально-технологического принципа организации деятельности. В структуре социальной деятельности она представляет собой устанавливаемое с помощью рассудка соотношение между интенцией и избранными средствами, определяющее рациональность действия с точки зрения имеющихся у действующего субъекта знаний, объективных возможностей и средств. Предложена идея социально-технологической культуры как социального конструктора, позволяющего выстраивать оптимальные управленческие стратегии не только путем простого перебора уже имеющихся, но и генерирования новых методов и технологий.

В третьем параграфе «Социально-технологическая культура менеджера в системе управленческой деятельности» показано, что именно в управленческой деятельности СТК проявляется в первую очередь. В от­личие от исполнительской, управленческая деятельность пред­полагает динамическое начало мира, она включает рефлексивное порождение нормы преобразования чего-либо, модифици­рование, совершенствование норм как исходных начал самого деятельностного бытия. Генезис управленчес­кого типа деятельности предопределен переходом от «сопро­вождающей» рефлексии к системообразующей роли рефлексии, системной интеграции различных функций и процессов управленческой деятельности.

В диссертации обоснована идея проблематизации в управленческой деятельности как основы технологизации, определяющей подход к решению профессиональных задач. Неопределенность, противоречивость многих социальных процессов, структур в управлении проявля­ются в их объективной проблемности. Одна и та же объективная ситуация/проблемность может быть разрешена разными методами, поскольку существует взаимосвязь сложности проблемностей, задач и методов их решения.  Возникновение и преодоление несоответствия между объективной реальностью и субъективным восприятием этого несоответствия определяет направленность социальной активности, уровень социально-технологической культуры, а также содержа­ние процессов регуляции социальной деятельности и поведения менеджера. Следовательно, эффективность деятельности по решению объективно суще­ствующих социальных проблем зависит от продуктивности социально­го мышления руководителя, а последняя в свою очередь – от его способности технологично ставить проблемы и решать задачи.

Социально-технологическая культура менеджера проявляется в принятии решений, выборе альтернатив. Именно в этом процессе интуитивные механизмы переработки информации (будь то знание здравого смысла А.Шютца, фреймы М.Мински или эвристики Д.Канемана и А.Тверски) переплетаются с явными или неявными аналитическими операциями, определяющими его рациональность. Для понимания сущности СТК менеджера важна идея процедурной рациональности,  поскольку она обосновывает не только эффективный подход к выра­ботке управленческого решения, но и к оценке его качества до начала его воплощения в жизнь.

Необходимый и достаточный ее уровень менеджеров разных звеньев управления, круга функциональных задач и сфер деятельности определяется уровнем сложности управленческой задачи, связанной с определенным классом проблемностей и типом принятия управленческого решения.

Во втором разделе «Аналитическое моделирование социально-технологической культуры современного менеджера» с позиций общеметодологических и дисциплинарных подходов проанализированы теоретические основы концепции социально-технологической культуры, ее места в системе социологической науки, построен методологический конструкт, необходимый для исследования ее актуального состояния.

В первом параграфе «Теоретические основы моделирования социально-технологической культуры» с позиций социологического конструктивизма, представленного в трудах Э. Гидденса, П. Бергера, А. Турена, деятельностно-активистского подхода разрабатываемого Дж. Александером, М. Арчер, П. Бурдье, Э. Гидденсом, П. Штомпкой и социокультурного подхода П. Сорокина, М. Арчер, Н.И. Лапина, обоснованы теоретико-методологические основания построения концепции СТК менеджера.

Концепция представлена как гипотетико-дедуктивный конструкт, характеризующийся иерархической вложенностью, соподчиненностью компонентов, заданных структурой социологического знания, раскрывающий теоретическую схему исследования.

Конструктивистский анализ феномена «человек в обществе»,  учитывающий взаимосвязи между объективно-предметным социологическим реализмом и субъективно-ценностным социологическим номинализмом, позволяет с наибольшей полнотой судить как о деятельности менеджера, так и о той социальной среде, в которой протекает его социальная и профессиональная деятельность. Таким образом, в центре концепции СТК – сознание и поведение менеджера в общественной среде (макро-, мезо- и микроусловий).

Деятельностно-активистская трактовка организации реальных поведенческих практик социальных агентов дополняет концепцию идеей о том, что в ходе активного взаимодействия с миром менеджер своей практикой взаимодействий с другими и социальными институтами изменяет и институты, и изменяется сам.

Принцип социокультурного баланса между культурными и социальными компонентами деятельности как условия устойчивости общества позволяет обосновать, что именно сквозь призму сложившейся системы ценностей менеджер воспринимает для себя значение того или иного объекта и выбирает соответствующий образ действия.

Таким образом, интеграция субъективного и объективного начал деятельности (интенций и «правил и ресурсов» – Э. Гидденс), учет потенциала социального действия (ресурсы и капитал) и составляющих социального контекста деятельности позволяют выделить в структуре социально-технологической культуры как интенциональную составляющую, так и объективную, задаваемую социальной средой.

Развитие указанной концепции в предметном поле социологии управления определяет социально-технологическую культуру менеджера как встроенный в управленческий процесс, сознательно конструируемый и направляемый социо­культурный инструмент регулирования социальных отношений, сочетающий интересы участников совместной деятельности, их организацию и самоорганизацию, формальные и неформальные нормы, дости­жение продуктивных целей и устойчивости социальных связей.

Таким образом, теория социально-технологической культуры представляет собой социологическую концепцию, системно взаимосвязанную с обобщающими и специальными социологическими теориями, объектом которой выступает социальный феномен, проявляющийся в конкретных явлениях и процессах.

Для логико-семантического синтеза концепции предложен принцип категориального кластирования. При этом каждый кластер рассматривается как определенный уровень иерархической организации методологии социологического исследования, тогда как внутри него предполагается взаимодополнительность («равноправие») всех входящих в него категорий как элементов определенных смысловых структур.

Во втором параграфе «Факторная модель социально-технологической культуры менеджера» проанализированы факторы и условия социальной среды, социальные детерминанты ее формирования и развития.

Рассматривая факторы как относительно упорядоченное множество условий и причин, обеспечивающих развитие культурного материала, в диссертации предложено объединить их в следующие группы. Макросоциальные факторы связаны с влиянием глобальных, цивилизационных процессов, в частности, уровня научно-технического развития и государственной политики в области высоких технологий, парадигмы управления, социокультурных особенностей технологизации социального пространства.

Мезосоциальные факторы представлены спецификой институциональной среды, организационной культуры, а также социально-групповыми особенностями функционирования организации, в которой действует менеджер. Институциональная среда создает нормативную среду функционирования человека. Наличие профессиональных технологий, регламентов деятельности организует социальное пространство, делает социальное взаимодействие конструктивным и рациональным. Организационные детерминанты, определяющие культурные образцы поведения, социального взаимодействия выражены в организационной культуре. Особенности социально-технологической культуры менеджера обуславливают как целенаправленно создаваемые ценности в виде идеологем и правил, определяющие повседневное деловое поведение работников, так и спонтанно сложившиеся, неформальные привычные социально-групповые нормы взаимодействия, ценности отношения к работе, организации своей профессиональной деятельности.

Микросоциальные факторы определены статусно-ролевыми, мотивационными и личностными особенностями менеджера. Статусно-ролевой связан с соответствующими уровню управления функциональными статусными требованиями, а также со структурой социальной сети, принятыми в ней ценностями конструктивной рациональной организации жизнедеятельности. Личностная включенность, заинтересованность, потребность в овладении социальными технологиями организации профессиональной деятельности и личной жизнедеятельности определяют мотивационный фактор. Технологическое мышление, такие личностные качества, как целенаправленность, рациональность, планомерность, образуют личностный фактор.

В результате влияния факторных и динамических переменных механизма формирования и развития социально-технологической культуры менеджера складываются различные ее уровни:интуитивно-эмпири­ческий, репродуктивно-формальный, функциональный, эвристический и креативный.

В третьем параграфе «Концептуальная модель социально-технологической культуры менеджера» представлен методологический конструкт, позволяющий осуществлять эмпирическую верификацию ее качественных состояний.

Концептуальная модель СТК современного менеджера построена на основе тринитарной методологии. Она состоит из личностной, социальной и технологической подсистем.

В основу определения структуры личностной подсистемы положено акмеологическое понимание категории личности как субъекта жизни. Оно означает не только то, насколько технологично менеджер организует свою профессиональную деятельность, но и то, как, на каком уровне, с какой степенью полноты и глубины личной «включенности» он осуществляет свою жизнедеятельность в целом. В качестве личностной составляющей СТК менеджера выделены следующие элементы: когнитивно-рефлексивный, ценностно-нормативный и субъектный.

Личностная подсистема демонстрирует социально-технологический потенциал менеджера, под которым в диссертации понимается совокупность свойств, способностей и характеристик его личности, обеспечивающая в своей системной совокупности способность и готовность менеджера выступать в роли субъекта деятельности по применению и разработке социальных технологий. Социально-технологический потенциал обладает свойствами эмерджентности. Уровень его развития зависит не столько от сформированности какого-либо одного из элементов, сколько от способа их интеграции, внутренней сбалансированности, придающей, по сути дела, новую, «дополнительную силу», синергетический эффект. Организующим началом, стержневой основой механизма внутреннего взаимодействия структурных элементов этого вида потенциала является ценностно-нормативный элемент как совокупность ценностно-смысловых установок деятельности.

Социально-технологическая культура менеджера проявляется в социально детерминированной деятельности, в связи с этим вторая из триады подсистем взаимосвязанных элементов СТК менеджера – социальная – определяет социальный контекст управленческого действия и адекватность его взаимодействия менеджера с другими людьми, группой, коллективом. Управленческая деятельность всегда организована, реализуется через различные социальные институты, соответственно определяется особенностями действующих конвенциональных организационных норм, особенностями организационной иерархии, системы организационных ценностей и культуры, формальных и неформальных правил, кодексов поведения. В диссертации были выделены следующие элементы этой подсистемы модели: социально-конвенциональный, социально-структурный и социально-управленческий.

Принимая во внимание особенности социально-технологической деятельности логическую обусловленность и последовательность управленческих действий и операций по ее осуществлению, выделены бинарные группы элементов, составляющих третью технологическую подсистему СТК менеджера. Она представляет собой взаимосвязь деятельностных составляющих – методологической, инструментальной и организационной. Методологическая составляющая (системно-проектный, конструктивно-прогностический, системно-интеграционный элементы) определяет процесс выстраивания управленческой познавательной и практической, преобразующей деятельности. Инструментальная (информационно-аналитический, коррекциионно-регулирующий, специально-функциональный элементы) – выбор средств и способов этой деятельности. Организационная (функционально-целевой, организационно-процедурный, социально-мотивационный элементы) – упорядочивание, согласование составляющих, ведущих к образованию и совершенствованию взаимосвязей между частями целого.

Выделение подсистем и совокупности элементов СТК менеджера – определенная абстракция, четкие границы между ними провести сложно, элементы каждой подсистемы и между ними взаимопроникают, диффузны и, вместе с тем, между ними есть соподчиненность. Это не рядоположенные элементы, а базовые (предпосылочные), контекстные и деятельностные. Применение метода когнитивных карт позволило выявить ядерные элементы и причинно-следственные взаимосвязи между элементами модели. Ядерными являются элементы, составившие контур когнитивной карты: ценностно-нормативный, когнитивно-рефлексивный, информационно-аналитический, социально-управленческий, организационно-процедурный и системно-интеграционный.

Социально-технологическая культура как система формирует у менеджера интегративное качество, не свойственное отдельно взятым уровням организации его деятельности, и обуславливает становление его как профессионала; выступает в качестве механизма и способа перехода от стихийно сложившегося уровня его компетентности к оптимальному посредством моделирования (проектирования, технологизации) управленческой деятельности. Формирование концептуальной модели позволило рационализировать и упорядочить множество социальных и технологических элементов социально-технологической культуры менеджера, поставить задачи эмпирической верификации модели и диагностики ее состояния.

Третий раздел диссертации «Диагностика социально-технологической культуры менеджеров» посвящен эмпирическому исследованию состояния, противоречий динамического изменения уровня социально-технологической культуры менеджеров на различных этапах профессионального становления.

В первом параграфе «Анализ структуры социально-технологической культуры менеджеров» приводятся результаты исследования менеджеров г.Липецка, осуществленного по методу квотной выборки.

Проведенный социологический опрос показал, что социально-технологическая культура современного российского менеджера характеризуется гетерогенностью, внутренней противоречивостью, сочетанием разнонаправленных суждений, установок и поведенческих практик.

Анализ составляющих элементов личностной подсистемы СТК менеджера позволил выявить следующие внутренние противоречия социально-технологического сознания менеджеров. В ценностном сознании менеджеров возобладали современные инструментальные ценности, элементы рационализации сознания появляются, но терминальные ценности остаются преимущественно традиционными. При этом, во-первых, разногласия возникают между менеджерами младшего и старшего поколений, для которых рыночные целерациональные ценности все еще остаются чуждыми. Менеджеры младшей возрастной группы настроены более амбициозно и прагматично, следовательно, потенциально более расположены к формированию социально-технологической культуры, но им недостает того понимания важности социально-этичных моделей поведения, которое характерно для старших поколений менеджеров. Во-вторых, имеет место выявленное противоречие между социальными установками менеджеров высшего и низшего звеньев управления. Такие качества, как рациональность, технологичность, дисциплина, последовательность, инициативность, рефлексия своей деятельности, индивидуальная ответственность в значительной степени поддерживаются пока только высшим звеном управления, но не в полной мере разделяются низшими звеньями. В бизнес-сообществе ценности социально-технологической культуры распространены в большей степени, чем в системе государственного и муниципального управления. Менеджеры в большинстве своем демонстрируют высокий уровень ответственности, четко представляют себе профессиональные и личные цели, осознанно выбирают средства их достижения, однако нормативное сознание руководителей характеризуется релятивизмом, только треть постоянно анализирует свое поведение, ошибки, личные ресурсы. Проведенный анализ позволяет сделать вывод, что социально-технологические установки существуют в российском менеджменте пока скорее как набор декларативных принципов для персонала, с которыми реальная практика управления все еще входит в противоречие.

Анализ составляющих элементов социальной подсистемы позволил выявить следующие противоречия процесса формирования СТК. Во-первых, в современной нестабильной деловой среде низкий уровень «институционального доверия» (М.А.Шабанова) менеджеры компенсируют включением в формальные и неформальные деловые сети и объединения, в которых взаимодействия более предсказуемы и технологизированы.

Во-вторых, на большинстве предприятий и во многих организациях сосуществуют «патерналистско-коллективистская» организационная культура в подразделениях, отделах и «предпринимательская» – на  уровне управления. Отличительной чертой социально-технологической культуры российского менеджмента является ориентация на отношения, а не на результат. Менеджеры среднего и низшего звеньев, непосредственно организующие работу людей и ориентированные на сохранение коллектива, предпочитают решать конфликты, связанные с нарушением трудовой дисциплины, используя неформальные технологии и методы. Вместе с тем, однозначная нормативная регуляция внутриорганизационных отношений, организационных технологий и четкая позиция высшего руководства по их поддержке повышают шансы успешного формирования социально-технологической культуры менеджера.

Анализ элементов технологической подсистемы культуры также показывает наличие нескольких противоречивых тенденций. Социальные технологии, которые используются менеджерами, можно разделить на три группы. Первая объединяет технологии, которые менеджеры считают необходимыми в профессиональной деятельности, но не знают точно, как они реализуются. Вторую группу технологий менеджеры не знают, но постоянно применяют их на практике. Третья группа представлена технологиями, которые менеджеры знают и используют, но не до конца осознают их необходимость, целесообразность. Даже в тех технологиях, важность которых менеджеры признают и которые знают, на практике, в том числе и в сложных ситуациях используют далеко не все их процедуры. Это касается, например, технологии принятия решений. Кроме того, чем ниже уровень управления, тем меньше операций в технологии принятия решений используют менеджеры.

Лишь 40% менеджеров принимают решение аналитически, информационная грамотность менеджеров остается очень невысокой. Только пятая часть менеджеров может адекватно оценить происходящие события как в общественной, так и в профессиональной и личной сферах. Показательно, что наибольшие трудности в целеполагании вызывает обеспечение адекватного понимания целей других участников деятельности (31%). Нестабильность социальной среды, быстрая смена условий и задач, определяющих цели деятельности подразделения, организации, становятся главной трудностью целеполагания для 27% менеджеров. Трудности корректировки деятельности в соответствии с новой ситуацией отметили 12% респондентов. Только около трети менеджеров строят прогнозы результата принятия решения, а учитывают социальные последствия решения и риски менее одной пятой части руководителей. Таким образом, аналитические навыки у менеджеров развиты слабо, социально-диагностическая деятельность требует совершенствования технологий ее организации. Социальные технологии, по большей части, реализуются на интуитивной основе.

Тем не менее, значимость социальных технологий как средства повышения эффективности управления осознают около половины опрошенных менеджеров (48%), а 12% из них напрямую связывают успешность управленческой деятельности с применением социальных технологий. Однако, только ровно половина от этого числа (6%) отметили высокий уровень разработанности социальных технологий, а 43% – считают, что  уровень социально-технологических разработок невысок. Такая оценка объясняется тем, что, по мнению руководителей, прикладные социальные технологии рождаются в практической деятельности, а разработанные учеными требуют «доведения». Создается ситуация, когда практики чаще стихийно используют научно разработанные социальные технологии, выводы и предложения ученых.

Около половины респондентов выразили готовность ознакомиться с инновационными социальными технологиями и овладеть основами социально-технологической культуры. Эту группу можно охарактеризовать как ядро формирования социально-технологической культуры российского менеджмента. Социальный портрет представителей этой группы выглядит следующим образом: они молоды (входят в первую и частично во вторую возрастные группы), имеют экономическое и менеджерское образование, как правило, работают в бизнес структурах, представляют высшее и частично среднее звено управления, высоко оценивают свою деловую активность и успешность. Таким образом, большая часть менеджеров понимают значимость, ощущают потребность во внедрении социальных технологий в практику, что говорит о наличии необходимых предпосылок для формирования и развития их социально-технологической культуры.

Кластерный анализ полученных данных показал, что большая часть менеджеров (44%) демонстрирует функциональный уровень, репродуктивно-формальный – 31%. Эвристический уровень, выявлен у 14% менеджеров, что показывает их высокую социально-технологическую компетентность. Креативный уровень социально-технологической культуры, характеризующийся системной интеграцией всех элементов социально-технологической культуры, показали 4% менеджеров.

Во втором параграфе «Исследование состояния социально-технологической культуры будущих менеджеров России» приводятся результаты диагностики социально-технологической культуры студентов вузов Центрального Федерального округа РФ, Москвы и Санкт-Петербурга, получающих квалификацию «менеджер», осуществленной на основе  многоступенчатой выборки.

Эмпирические показатели личностной подсистемы СТК позволяют заключить, что эволюция молодежных ценностей и смысложизненных установок в значительной мере определяет ее характер. Молодежь настроена более прагматично, чем действующие менеджеры, а в столицах процент выраженности прагматических, утилитарных ценностей и качеств личности менеджера оказывается еще выше.  На первый план в их сознании выдвигаются ценности индивидуалистического характера, связанные с практическим успехом и достижением личного благополучия, с усиливающейся ориентацией на независимость и личную свободу, что создает предпосылки для формирования социально-технологической культуры. Иерархия жизненных ценностей, положенная в основу представлений о жизненном успехе репрезентирует индивидуалистско-сетевую ориентацию социально-технологической культуры будущих менеджеров и делает их более восприимчивыми к эффективным технологиям достижения жизненного успеха за счет в большей степени индивидуальных усилий и помощи ближайшего окружения.

Только половина студентов в целом по выборке дали положительный ответ о наличии профессиональных и личных целей. Точно знают, чего хотят добиться в профессиональной и в личной жизни в регионах около 55% будущих менеджеров. В столичных же городах большая часть студентов имеют лишь приоритеты в своей деятельности. Четверть столичных студентов в достижении цели готовы положиться на случай (в регионах этот показатель не превышает 1-5%), а третья часть из них не могут согласовать различные цели (в провинции таких студентов в два раза меньше). Если сразу не получается достичь цели быстро теряют стимул – 13% по сравнению с 2-6% в провинциальных городах. Только треть будущих менеджеров (с небольшим разбросом по выборке) анализирует свое поведение, ошибки, личные ресурсы. Динамизм социального пространства, высокая степень неопределенности, ситуации «некалькулируемого риска» столичных городов затрудняет логический анализ происходящих событий и осмысленную планомерную разработку социальных технологий достижения жизненных и профессиональных целей, определяет особенности социально-технологической культуры крупных мегаполисов.

Показатели, характеризующие социальную подсистему культуры будущих менеджеров, позволяют сделать вывод о том, что их коммуникативная компетентность достаточно высока. И все же студенты признаются, что при вступлении в новый коллектив испытывают адаптационные трудности. Выяснилось, что частота их возникновения возрастает в провинции.

Социальное мышление будущих менеджеров не обладает признаками целостности. Большая часть будущих менеджеров следит за социальными трансформациями, происходящими в стране, но со своей, индивидуальной позиции. Около половины опрошенных не понимают значения предвидения и прогнозирования общественного развитии. Таким образом, социальный уровень СТК характеризуется фрагментарностью, несформированностью отдельных элементов.

Эмпирические индикаторы технологической подсистемы культуры показывают, что только четверть студентов столичных вузов, и каждый пятнадцатый в провинциальных городах принимают аналитическое решение, в то время как интуитивно и, опираясь на эмоциональное состояние в момент принятия решения, более половины опрошенных. Более половины будущих менеджеров во всех исследуемых городах не всегда могут правильно оценить поведение других людей. Тем не менее, при принятии решений в группе (коллективе) более трети студентов стараются найти практичное, пусть даже несовершенное, но приемлемое решение. Свою способность корректировать поведение в соответствии с ситуацией, разрабатывать дальнейшие технологические процедуры высоко оценили пятая часть студентов в провинциальных городах и треть из них в столицах. У студентов слабо сформирована способность реализовывать свои знания профессиональных технологий на практике, нести ответственность за качество профессиональной деятельности и ее последствия. Более трети студентов осуществляют планирование деятельности, однако принятие ошибочных и неоптимальных решений  в среднем четверть будущих менеджеров связывают с отсутствием прогноза последствий деятельности.

Таким образом, когнитивная составляющая профессиональной подготовки менеджеров в целом сформирована, хотя и отличается фрагментарностью, оторванностью от практики. Для них характерно рассогласование знаниевой и поведенческой составляющих, то есть студенты знают, что необходимо делать для достижения цели, но применить эти знания в практической деятельности не могут, реальные их действия далеки от технологичности. Информационно-технологическая и коммуникативная компетенции достаточно высоки, а практическая социально-технологическая подготовка менеджеров развита крайне слабо, у них практически отсутствуют навыки не только проектирования, но и реализации социальных технологий в управленческой деятельности.

С помощью кластерного анализа был оценен уровень социально-технологической культуры у будущих менеджеров. Полученные данные показывают, что большая часть студентов демонстрируют репродуктивно-формальный уровень социально-технологической культуры (60%), четверть  студентов – функциональный, лишь 5,5% – эвристический.

В третьем параграфе «Организация мониторинга социально-технологической культуры менеджеров» на основе предложенных эмпирических индикаторов раскрывается механизм мониторинга состояния СТК, позволяющий оперативно строить модель объекта управления, разрабатывать индивидуальные технологические траектории ее формирования и развития.

В основу технологии мониторинга положен комбинированный метод, представляющий собой совокупность самооценки и экспертных оценок.

В процедуре мониторинга социально-технологической культуры студентов в качестве экспертов выступили преподаватели, ведущие специальные дисциплины у этих студентов, и группа экспертов, представляющих рынок труда будущих менеджеров («потенциальные работодатели»). Преподаватели оценивали уровень сформированности социально-технологической культуры, используя метод анализа, наблюдения и интервьюирования (МАНИ) в ходе образовательного процесса. Потенциальные работодатели оценивали студентов в профессионально значимых ситуациях при прохождении менеджерской практики. Сравнение полученных результатов между собой позволило определить надежность и валидность используе­мых методик, уточнить вклад каждого элемента в комплексный по­казатель уровня социально-технологической культуры, выбрать оптимальный алгоритм мониторинга и построить модель управления ее формированием и развитием.

Модель управления строилась с использованием математико-статистических методов, в частности, методов линейной регрессии, экспоненциального приближения по методу наименьших квадратов. Для обнаружения ключевых переменных, которые определяют управленческие траектории формирования социально-технологической культуры будущего менеджера, использовался метод факторного анализа.

Использование уже упомянутых математико-статистических методов позволило построить модель управления формированием СТК и для действующих менеджеров. Факторный анализ данных исследования действующих менеджеров позволил выявить взаимное влияние ее элементов и разработать технологические траектории формирования и развития СТК для менеджеров каждого уровня управления.

Четвертый раздел диссертации «Управление формированием социально-технологической культуры менеджера» посвящен теоретическому обоснованию мягкого управления и разработке социального алгоритма формирования и развития социально-технологической культуры менеджера.

В первом параграфе «Механизм формирования социально-технологической культуры менеджера» проанализирован процесс, совокупность источников, условий и средств, с помощью которых происходит ее формирование и развитие.

Показано, что процесс формирования СТК проходит в соответствии со следующими этапами: первый этап – мотивационный, на котором формируются потребность и  готовность к социально-технологической деятельности у менеджера как социальной установки (1 фаза); ценностно-смысловое отношение менеджера к содержанию деятельности и объекту ее приложения, личностной значимостью (2 фаза); эмоционально-волевая регуляция процесса и результата деятельности как способность адекватно ситуациям социального и профессионального взаимодействия регулировать проявления социально-технологической культуры (3 фаза). Итогом этого этапа является осознанная рефлексия и ценностно-нормативная мотивация управленческой деятельности.

Второй этап – когнитивный, на котором формируются социально-технологические знания средств, способов, программ выполнения действий, решения социальных и профессиональных задач (4 фаза), аналитические механизмы обработки информации и принятия решений (5 фаза) и социально-технологическое мышление (6 фаза). Под социально-технологическим мышлением в диссертации предложено понимать системный аксиологически окрашенный способ осмысления управленческих проблем и проектирования социальных технологий их разрешения с учетом социокультурных особенностей среды, ресурсов развития социальных систем и заданных этим границ технологизации, управляемости социальных процессов.

Третий этап – деятельностный, на котором в деятельности формируются умения и навыки социально-технологической деятельности менеджера (7 фаза), социально-управленческие механизмы организации социального партнерства (8 фаза), социально-технологическая компетентность, приобретается опыт успешного применения и разработки социальных технологий, социально-технологический капитал (9 фаза).

Социально-технологическая компетентность представляет собой основывающуюся на знаниях интеллектуально- и личностно-обусловленную социально-профессиональную характеристику менеджера, которая позволяет ему для решения поставленной задачи или жизненной проблемы на высоком профессиональном уровне синтезировать имеющиеся и(или) осознанно генерировать инновационные технологии социальных действий с целью получения оптимального социального результата за счет выявления и использования скрытых резервов социальных систем.

Представленные этапы позволяют рассматривать процесс формирования социально-технологической культуры менеджера от его «опривычивания» (габитуализации) до полного освоения (легитимации) и объективации в виде социально-технологического капитала. Анализируя социологические концепции капитала, механизм конвертации различных его видов в диссертации отмечена недостаточная изученность процедур функционирования таких конституирующих свойств капитала, как самовоспроизводящаяся и самовозрастающая стоимость, факторов, определяющих способность капиталов к постоянной смене собственных форм. Это позволяет предложить диссертанту новый вид капитала – социально-технологический. Социально-технологический капитал менеджера – способность субъекта управления выстраивать социальные сети, ткань и технологию социальных отношений, объединять имеющиеся капиталы, резервы, комбинировать и координировать их. Он выполняет интеграционную функцию и включает способность и умение менеджера применять наиболее оптимальные способы управленческой деятельности на основе координации и объединения имеющихся у него остальных видов и размеров капиталов, достигать поставленной цели. Введение в научный оборот этого вида капитала позволяет развенчать иллюзию о том, что наличие какого-либо его вида автоматически дает социальным агентам власть над теми, у кого капиталов меньше или у кого их вовсе нет.

Основу критериев оценки уровня сформированности социально-технологической культуры современного менеджера составляют категории компетентностного подхода и представлены они когнитивным, мотивационно-ценностным, организационно-деятельностным критериями.

В качестве механизма формирования социально-технологической культуры менеджера выступает взаимодействие институциональных, личностных средств и средств социальной сети. На основе контура когнитивной карты, представленной во второй главе, разработана когнитивная модель формирования социально-технологической культуры менеджера.

Во втором параграфе «Методологические основания проектирования системы управления формированием и развитием социально-технологической культуры современного менеджера» показаны фундаментальные отличия проектирования системы управления техническими и социальными объектами, определены методологические основы проектирования системы мягкого управления формированием и развитием социально-технологической культуры менеджера.

Отмечены особенности управления сложными социальными объектами. В частности, указано, что социальные объекты управления коренным образом отличаются от тех «устройств», которые рассматриваются в классических системных моделях. В отличие от последних, отрабатывающих входные сигналы по жестким или нежестким, но вполне предсказуемым вероятностным алгоритмам, социальные объекты, будучи преимущественно самоорганизующимися системами, активно и зачастую субъективно воспринимают управленческие воздействия.

Социальные процессы сложны для идентификации и не всегда поддаются формализации. Для них характерны сильная чувствительность к изменению социальной среды, необходимость согласования противоречивых целей взаимоподчиненных социальных систем, невозможность однозначного определения времени проявления последствий управленческого воздействия и зачастую ограниченная достоверность  и оперативность получения информации о состоянии объекта управления, соответственно, неустойчивость оптималь­ных решений.

При управлении сложными социальными объектами субъект управления выступает только одним из субъектов самоорганизующегося процесса совместной деятельности людей, он оказывается сложным, развивающимся социальным образованием.

Объект управления перестает быть только подчиненным и зависимым от субъекта индивидом, он сам становится субъектом, то есть формируются субъект-субъектные отношения социального взаимодействия управляющих и управляемых субъектов, появляется тринитарная цепочка «управление – соуправление – самоуправление».

Управленческое воздействие происходит в определенном социальном контексте, для эффективного управления необходим анализ социокультурного поля и социальных детерминант формирования и развития социально-технологической культуры менеджера.

Управление в сложных социальных системах «работает» в относительно узком диапазоне управляемости, задающем технологический коридор управленческого воздействия, приемлемого с точки зрения функционирования и развития социального субъекта.

Показано, что система управления формированием и развитием социально-технологической культуры современного менеджера должна обладать гибкостью, динамичностью, а также свойствами эффективной адаптации к социальной среде и особенностям социального субъекта, основываться на методологии мягкого управления. Формальные алгоритмы адаптации, разработанные в кибернетике, теории управления, принятия решений для проектирования системы управления формированием и развитием социально-технологической культуры современного менеджера не всегда возможны, это должны быть эвристические алгоритмы, предполагающие интерактивность субъект-объектного и субъект-субъектного управленческого взаимодействия.

Таким образом, система управления формированием и развитием социально-технологической культуры менеджера должна обладать свойствами адаптивности и динамичности, осуществляться в определенном технологическом коридоре, определяющем пределы управляемости, использовать тринитарный и контекстный подходы, задающие процедуры конфигурирования социальных детерминант.

В третьем параграфе «Социальный алгоритм управления формированием и развитием социально-технологической культуры менеджера» представлен укрупненный социальный алгоритм управления формированием и развитием социально-технологической культуры менеджера и социальные технологии его реализующие. Уточнено понятие «социальный алгоритм», показано его соотношение с понятием «социальная технология».

Социальный алгоритм формирования и развития СТК современного менеджера, построенный на основе системной методологии, включает следующие этапы.

1. Формулировка целевого множества, которая происходит с учетом особенностей целеполагания в социальной системе и образует иерархию целей. 2. Идентификация (диагностика) объекта исследования, которая проводится в соответствии с инструментарием, разработанным и апробированным в ходе настоящего диссертационного исследования. 3. Построение модели объекта. На этом этапе на основе репрезентативных эмпирических данных строится модель управления ее формированием и развитием. 4. Конфигурирование социальных детерминант предполагает синтезирующее, структурирующее воздействие на социокультурные переменные организационного пространства. 5. Адаптивное динамическое программирование траекторий формирования и развития социально-технологической культуры современного менеджера предполагает использование гибких методов оптимизации, идеи динамического программирования. Новшество подхода заключается в рациональном выборе «точки отсчета» проектирования индивидуальных траекторий формирования культуры и технологического коридора, определяющего пределы управляемости. 6. Анализ, коррекция и адаптация системы управления. На этом этапе функционирует многоуровневый контур обратных связей управления. Информация, отражающая рассогласование между желаемым и достигнутым уровнем социально-технологической культуры, используется для реализации алгоритмов целевой, параметрической и структурной адаптации модели объекта.

Разработанный социальный алгоритм учитывает следующие ранее не концептуализированные особенности управления социальными явлениями.

Постановка целей в социальной системе представляет собой целевое множество, которое носит не только инструментальный, но и социальный характер, выступает мерой нравственной. Цели не задаются извне, а вырабатываются и формулируются, скорее, внутри этих систем. Цели управляющей и управляемой подсистем должны быть согласованы, поскольку в противном случае вопрос управляемости остается открытым. Между целью и социальным объектом управления, в котором реализуется эта цель, существует двусторонняя связь: цель задает ориентиры управления объектом, а объект, в свою оче­редь, изменяясь, определяет характер цели.

Сложность социальных явлений зачастую приводит к тому, что удачная формализация любого фрагмента интересующей социолога реальности не бывает однозначной. «Смягчение» же жестких алгоритмов математического анализа социальной информации достигается за счет реализации некоторых общих правил и методологических принципов использования математики в социологии.

Важнейшими правилами при конфигурировании социальных детерминант являются правила предварительности, сознательности и планомерности управленческого воздействия; конфигурационного баланса,в соответствии с которым требуется соразмерность и адекватность предпринимаемых усилий; тринитаризма, предполагающего не только вертикальное управленческое воздействие, но и интерактивное взаимодействие, возможность самонастраивания социальных взаимодействий в рамках управляемости и чувствительности к внешнему воздействию.

В процессе адаптивного динамического программирования траекторий профессионального развития менеджера проектирование социальных технологий разворачивается не от начала к концу, а от конечного результата к началу процесса. Для этого необходимо четко определить цель и ожидаемый результат, знать уровень социально-технологического потенциала, социально-технологическую восприимчивость объекта технологизации, контекстуальные ограничения и требования среды, а также иметь достаточный набор социальных технологий и методов управления, удовлетворяющих выбранным критериям оптимальности.

На каждом этапе процесса проектирования траекторий (временном интервале) формируется повторяющийся управленческий цикл, который включает: 1) диагностику состояния социально-технологической культуры менеджера по представленной технологии; 2) построение иерархии ее подсистем по критерию развитости, оценку развитости элементов в каждой подсистеме, выбор менее всего развитой; 3) формирование технологически однородных групп для разработки индивидуальных траекторий ее формирования и развития; 4) конструирование комплекса конкретных методов и технологий. Решение о выборе социальных технологий и методов управления на каждом этапе – временном интервале – должно приниматься так, чтобы выбранная последовательность действий была наилучшей с точки зрения достижения результата, чтобы она приводила к максимальному успеху в достижении цели с учетом всех последующих шагов.

Коррекция системы управления может затрагивать различные этапы. По мере получения дополнительной информации о функционировании объекта управления может подвергаться корректировке технология диагностики и сама модель объекта управления. Тогда возможна адаптация модели управления. Динамичный характер социальных детерминант системы управления формированием и развитием СТК современного менеджера позволяет говорить о возможности социокультурной адаптации алгоритма управления. В том случае, если оптимальное динамическое управление не обеспечивает необходимой вариабельности (разнообра­зия) траекторий и социальных, педагогических, психологических и т.д. технологий и методов ее формирования, тогда необходима методическая адаптация, которая позволит задействовать более широкий круг методов и технологий. Реализация указанных мер и образует адаптивную систему управления, которая приспосабливается к из­меняющимся свойствам среды и потребностям ее объекта, коррекция целей обеспечивает целевую адаптацию.

Такие принципы построения системы управления формированием и развитием социально-технологической культуры менеджера обеспечивают сосуществование внутри социального алгоритма взаимодополнительности рационального и нерационального, рутинного и творческого, коллективного и индивидуального, стандартизированного, нормативного и свободного; обеспечивает преодоление социальной энтропии, быстрое и эффективное достижение результатов социально-преобразовательной деятельности людей, повышение эффективности управления.

В заключении диссертации подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы теоретического и практического характера, даются рекомендации по их практическому применению и определяются направления дальнейшего исследования проблемы.

В частности обосновывается необходимость на государственном уровне разработки стратегии научно-технологического и социально-технологического развития РФ. Основной идеей этой стратегии должна стать задача перехода на инновационный путь развития посредством концентрации интеллектуального капитала, создания передовых социальных технологий. Необходим социальный заказ государства на специалиста в области управления с высоким уровнем социально-технологической культуры.

Формирование социально-технологической культуры менеджера требует пересмотра социокультурных оснований, структуры, комплекса дисциплин и социально-педагогических технологий общеобразовательной школы и высшего профессионального образования в области менеджмента, системы повышения квалификации и переподготовки управленческих кадров, усиления социально-технологической составляющей этой подготовки.

Концептуальное осмысление социально-технологической культуры менеджера и принципов построения системы управления ее формированием и развитием открывает новое направление в исследовании социальных аспектов эффективности управления и создает широкие возможности для дальнейших междисциплинарных научных исследований.

Материалы диссертации изложены в следующих публикациях автора:

Публикации в изданиях по перечню ВАК:

  • Бурмыкина, И.В. Концептуализация современных социальных технологий / И.В. Бурмыкина // Ученые записки Российского государственного социального университета. - 2007. - № 3. - С.60-71. (0,6 п.л.)
  • Бурмыкина, И.В. Природа социально-технологического капитала в структуре жизненных практик / И.В. Бурмыкина // Социология. -  2007. - № 3/4.– С.161-170. (0,7 п.л.)
  • Бурмыкина, И.В. Социально-технологический стержень профессионального мышления специалиста / И.В. Бурмыкина // Высшее образование в России.– 2007. - № 6. – С.147-149. (0,2 п.л.)
  • Бурмыкина, И.В. Формирование социально-технологической культуры специалиста в вузе / И.В. Бурмыкина // Высшее образование в России. - 2007. - № 10. – С.75 – 81. (0,5 п.л.)
  • Бурмыкина, И.В. Социально-технологическая культура государственных и муниципальных служащих / И.В. Бурмыкина // Социология власти. - 2007. - № 12. – С.83-87. (0,4 п.л.)
  • Бурмыкина, И.В. Проблемы управляемости «человекоразмерных» систем постнеклассической науки / И.В. Бурмыкина // Вестник МГУ. Серия 18. Политология. Социология. – 2008. - № 3. – С. 127-134. (0,5 п.л.)
  • Бурмыкина, И.В. Проблемы социокультурной легитимации технологизации социального пространства / И.В. Бурмыкина // Научные ведомости БелГУ.– 2008. - №3. – С. 215-221. (0,56 п.л.)
  • Бурмыкина, И.В. Социальные детерминанты управления формированием социально-технологической культуры современного менеджера / И.В. Бурмыкина // Научные ведомости БелГУ.– 2009. - №8. – С. 64-71. (0,5 п.л.)
  • Бурмыкина, И.В. Социологические аспекты подготовки менеджера в системе профессионального образования / И.В. Бурмыкина // Социология образования. – 2009. - № 9. – С. 87-97. (0,63 п.л.)

Монографии:

  • Бурмыкина И.В. Феномен социально-технологической культуры современного менеджера: монография / И.В.Бурмыкина. – Белгород: Изд-во БелГУ, 2008. – 156 с. (9,75 п.л.)

Рецензия на монографию Бурмыкиной И.В. Культура менеджера: многоуровневый подход / И.С.Болотин // Высшее образование в России. - 2009. - № 8. – С.159-160.

  • Бурмыкина И.В. Управление формированием и развитием социально-технологической культуры современного менеджера: монография / И.В.Бурмыкина. – Белгород: Изд-во БелГУ, 2009. – 378 с. (23,6 п.л.)
  • Бурмыкина И.В. Социальные технологии развития культуры принятия решений менеджеров: монография / А.В.Богомолова, И.В.Бурмыкина, Ю.В.Шмарион. – Липецк: ЛГПУ, 2009. – 205 с. (21,81 п.л., вклад автора 33% – 4,27 п.л.)

Публикации в материалах международных, всероссийских

научных конференций:

    • Бурмыкина, И.В. Социально-технологическая культура как феномен общественного развития ХХI в. / И.В.Бурмыкина // Российское общество и социология в XXI веке: социальные вызовы и альтернативы: тезисы докладов и выступлений на II Всероссийском социологическом конгрессе: В 3 т. – М.: Альфа-М, 2003. – Т.1 (0,2 п.л.).
    • Бурмыкина, И.В. Социально-технологическая культура как связующее звено непрерывного  образования / И.В.Бурмыкина //  Проблемы непрерывного образования: проектирование, управление, функционирование: Материалы науч.-метод. конф. г. Липецк 23-24 мая 2003 г.– Липецк: Изд-во ЛГПУ, 2003. – Ч. 1.  (0,2 п.л.).
    • Бурмыкина, И.В. Синергетический подход к определению сущности социально-технологической культуры / И.В.Бурмыкина // Перспективы синергетики в XXI веке: сборник материалов Междунар. науч. конф., 1–3 декабря 2003 года, Белгород: В 2 т. – Белгород: Изд-во «Белаудит»; БГТУ им. В.Г. Шухова, 2003. – Т. I. (0,4 п.л.).
    • Бурмыкина, И.В. Гендерные аспекты управления: асимметрия и возможности. / И.В.Бурмыкина // Наука в Липецкой области: истоки и перспективы: Материалы област. науч.-практич. конф., 6 февраля 2004 г. – Липецк: Департамент науки и образования Липецкой области, 2004 (0,4 п.л.).
    • Бурмыкина, И.В. Социально-технологическая культура как феномен общественного развития ХХI в.: постановка проблемы / И.В.Бурмыкина, Л.Я.Дятченко // Экономическая интеграция Беларуси, России, Украины: опыт, проблемы, перспективы: материалы II Международного экономического Форума Собора Славянских народов (Белгород, 18-19 сент. 2003 г.): в 2 ч. / Собор славянских народов Белоруси, России, Украины. – Белгород: Изд-во БелГУ, 2004. – Ч. 2 (1,2 п.л. / 1 п.л.).
    • Бурмыкина, И.В. Социально-технологические аспекты личностного потенциала современного руководителя / И.В.Бурмыкина // Государственное управление и местное самоуправление в реформируемом обществе: Материалы Междун. науч.-практич. конф. (Белгород, 27-28 апреля 2004г.) – Белгород: Изд-во БелГУ, 2004 (0,4 п.л.).
    • Бурмыкина, И.В. Непрерывное образование как технологический способ освоения социального пространства / И.В.Бурмыкина // Проблемы непрерывного образования: проектирование, управление, функционирование. Материалы науч.-метод. конф., г. Липецк 21-22 мая 2004 г.– Липецк, ЛГПУ, 2004. – Ч. 1 (0,3 п.л.).
    • Бурмыкина, И.В. Социально-технологическая культура как механизм самоорганизации личности / И.В.Бурмыкина // Процессы самоорганизации в Универсальной истории: Сб. докл. науч. симп. (Белгород 29 сент. – 2 окт. 2004 г.) / Процессы самоорганизации в универсальной истории. – Белгород: Изд-во БелГУ, 2004 (0,6 п.л.).
    • Бурмыкина, И.В. Технологический капитал в структуре социальных практик / И.В.Бурмыкина // Тезисы I Всероссийской научной конференции «Сорокинские чтения-2004: Российское общество и вызовы глобализации».- М.: Альфа-М, 2004 (0,2 п.л.).
    • Бурмыкина, И.В. Социально-технологический капитал непрерывного образования / И.В.Бурмыкина // Организация, руководство и управление непрерывным образованием как социально-педагогическая проблема: Материалы науч.-практ. конф. г. Липецк 25 февраля 2005 г. – Липецк: ЛГПУ, 2005. (0,2 п.л.)
    • Бурмыкина, И.В. Социально-технологический механизм конвертации капиталов в структуре социальных практик / И.В.Бурмыкина // Диагностика и прогнозирование социальных процессов: Материалы Междунар. науч. конф., г. Белгород 21–22 апреля 2005. – Белгород: БГТУ им. Шухова, 2005 (0,3 п.л.).
    • Burmykina, I.V. The Technological Capital  in the Structure of Social Practices / I.V.Burmykina // Russian Sociology: Changes and Problems / Ed. by V.A.Mansurov. – M.: Reglant, 2005 (0,2 п.л).
    • Бурмыкина, И.В. Социально-технологический стержень профессиональной культуры специалиста / И.В.Бурмыкина //  Материалы Второго Конгресса социологов Казахстана. -  Астана, 2005 (0,25 п.л.).
    • Бурмыкина, И.В. Феноменологическая экспликация социально-технологической культуры как новой формы социальной жизнедеятельности / И.В.Бурмыкина // Проблемы и перспективы креативного образования в области менеджмента: материалы Междун. науч.-практ. конф., г. Белгород, БелГУ 20-22 декабря 2005г. – Белгород: Изд-во БелГУ, 2005 (0,3 п.л.).
    • Бурмыкина, И.В. Экспликация форм технологического капитала в структуре социальных практик / И.В.Бурмыкина //  Будущее России: стратегии развития: материалыII Всерос. науч. конф. «Сорокинские чтения»,  Москва, МГУ 14-15 декабря 2005 г. – М.: Изд-во Альфа-М, 2005 (0,2 п.л.).
    • Бурмыкина, И.В. Информационные технологии социального взаимодействия – важнейшее направление подготовки специалистов / И.В.Бурмыкина //  Проблемы непрерывного образования: проектирование, управление, функционирование: материалы Междунар. науч.-метод. конф., г. Липецк 21-22 мая 2005 г. Ч. 1. – Липецк: ЛГПУ, 2005 (0,2 п.л.).
    • Бурмыкина, И.В. Социально-технологический стиль мышления современного специалиста / И.В.Бурмыкина //  Проблемы непрерывного образования: проектирование, управление, функционирование: материалы Междунар. науч.-метод. конф., г. Липецк 21-22 мая 2005 г. Ч. 1. – Липецк, 2005 (0,3 п.л.).
    • Бурмыкина, И.В. Структурные характеристики социально-технологической культуры личности / И.В.Бурмыкина,  Е.А.Кондратюк // Социально-технологическая культура как феномен ХХI века: материалы Междунар. науч.-практ. конф.  (г.Белгород, 29-31 мая 2006 г.): в 2 ч. / Отв.ред д-р социол.н., проф. Л.Я. Дятченко. – Белгород: Изд-во БелГУ, 2006 (0,25 п.л./ 0,2 п.л.).
    • Бурмыкина, И.В. Социально-технологическая культура как методологический инструмент познания и преобразования социальной действительности / И.В.Бурмыкина // Социально-технологическая культура как феномен ХХI века: материалы Междунар. науч.-практ. конф.  (г.Белгород, 29-31 мая 2006 г.): в 2 ч. / Отв.ред д-р социол.н., проф. Л.Я. Дятченко. – Белгород: Изд-во БелГУ, 2006 (0,25 п.л.).
    • Бурмыкина, И.В. Социально-технологическая культура как ключевая компетенция профессиональной подготовки менеджеров / И.В.Бурмыкина //  Глобализация и социальные изменения в современной России: тезисы докладов и выступлений на Всерос. социол. конгр.: в 16 т. – М.: Альфа-М, 2006 (0,25 п.л.).
    • Бурмыкина, И.В. Муниципальный консалтинг как инструмент совершенствования организации работы органов местного самоуправления / И.В.Бурмыкина, Е.А.Лесных //  Актуальные проблемы государственного и муниципального управления: содержание и механизмы трансформации: В IV т. Состояние, динамика и проблемы реформирования государственной службы в условиях модернизации административной системы: Сб. науч. Ст. по материалам VI Международной научно-практической конференции / под общей ред. В.М. Ермакова. – Курск: Изд-во КИГМС, 2007. – Т. I. (0,5 п.л./ 0,45 п.л.).
    • Бурмыкина, И.В. Социокультурный контекст проблем реформирования государственной власти в России / И.В.Бурмыкина //  Актуальные проблемы государственного и муниципального управления: содержание и механизмы трансформации: В IV т. Состояние, динамика и проблемы реформирования государственной службы в условиях модернизации административной системы: Сб. науч. ст. по материалам VI Междунар. науч.-практ. конф. / под общей ред. В.М. Ермакова. – Курск: Изд-во КИГМС, 2007. – Т. I (0,5 п.л.).
    • Бурмыкина, И.В. Дилемма легитимации либеральной трансформации на постсоветском пространстве / И.В.Бурмыкина //  (Пост)сучасність і наука: соціологія у пошуках себе та суспільства / Збірник тез доповідей учасників V Міжнародної наукової конференції студентів та аспірантів. – Харків: Видавничий центр Харківського національного університету імені                В.Н.Каразіна, 2007. (0,25 п.л.)
    • Бурмыкина, И.В. Концептуальные основания современных социальных технологий / И.В.Бурмыкина //  Проблемы непрерывного образования: проектирование, управление, функционирование: материалы Междунар. науч.-метод. конф., г. Липецк 18-19 мая 2007 г.– Липецк: ЛГПУ, 2007. – Ч. 1. (0,5 п.л.).
    • Бурмыкина, И.В. Методологические основы адаптивных социальных технологий / И.В.Бурмыкина //  Методология, методы и процедуры социально-научного и социологического исследования проблем регуляции и управления социальными процессами: материалы Второй Всерос. науч. конф. «Социальное управление, коммуникация и социально-проектные технологии» и  VII Дридзевских чтений (г. Москва, 25 и 26 октября 2007. – М.: Институт социологии РАН, 2007 (0,5 п.л.).
    • Бурмыкина, И.В. Механизм проектирования гибких социальных технологий / И.В.Бурмыкина // Социальные процессы в современной России: традиции и инновации: Материалы III Всерос. науч. конф. «Сорокинские чтения» (г.Москва, 4-5 декабря 2007г.).– М.: Изд-во КДУ, 2007 (0,2 п.л.).
    • Бурмыкина, И.В. Социальный аудит как средство формирования социально-технологической культуры субъектов местного сообщества / И.В.Бурмыкина //  Технологии управления социальным аудитом: материалы Междунар. науч.-практ. конф. (15-16 ноября 2007, г. Уфа, Башкирия. – Уфа: Изд-во БИСТ, 2007 (0,35 п.л.).
    • Бурмыкина, И.В. Социально-технологическая культура руководителя / И.В.Бурмыкина //  Социальные проблемы труда в условиях перехода к инновационному развитию общества: материалы науч.-практ. конф. (г.Санкт-Петербург, 24-26 апреля 2008 г.). – СПб.: Изд-во СПбГУ, 2008 (0,5 п.л.).
    • Бурмыкина, И.В. Структурно-содержательные модели социально-технологической культуры государственных служащих / И.В.Бурмыкина //  Государственное управление в XXI веке: традиции и инновации: материалы Шестой Междунар. конф. (г. Москва, 29-31 мая 2008 г.). – М.: Изд-во  МГУ им. М.В. Ломоносова, 2008 (0,5 п.л.).
    • Бурмыкина, И.В. Управление в «человекоразмерных» объектах постнеклассической науки / И.В.Бурмыкина //  Социология в (пост)современности: материалы VI Междунар. науч. конф. (г.Харьков, 17-19 апреля 2008 г.). – Харьков: Изд-во ХНУ В.Н.Карамзина, 2008 (0,2 п.л.).
    • Бурмыкина, И.В. Методологические основания построения концептуальной модели социально-технологической культуры менеджера / И.В.Бурмыкина // Проблемы непрерывного образования: проектирование, управление, функционирование: материалы VI Междунар. науч. конф. (19-20 мая 2008, Липецк) :В 3 ч .– Липецк: ЛГПУ, 2008 (0,5 п.л).
    • Бурмыкина, И.В. Тринитарная связка управления в «человекоразмерных» объектах постнеклассической науки / И.В.Бурмыкина // Всерос. социол. конгр. – ISBN 978-5-89697-157-3. - М.: ИС РАН, РОС, 2008. – 1 электрон. опт. диск (CD-ROM) (0,25 п.л.).
    • Бурмыкина, И.В. Российские особенности социально-технологической культуры менеджера / И.В.Бурмыкина // Мировой опыт и отечественные традиции управления человеческими ресурсами: материалыВсеросс. науч.-практ. интернет-конф. с междунар. участием, 9 декабря 2008 г. (0,25 п.л.).
    • Бурмыкина, И.В. Социально-технологическая культура менеджера в структуре управленческой деятельности/ И.В.Бурмыкина //  Государственное управление в XXI веке: традиции и инновации: материалы 7-ой Междунар. конф. (27 - 29 мая 2009 г.). – М., 2009 (0,4 п.л.).
    • Бурмыкина, И.В. К вопросу о соотношении понятий «социальный алгоритм» и «социальная технология» / И.В.Бурмыкина // Проблемы непрерывного образования: проектирование, управление, функционирование: Материалы VI Междунар. науч. конф. (15-16 мая 2009, Липецк): В 3 ч. – Липецк: ЛГПУ, 2009 (0,4 п.л.).
    • Burmykina I.V. Designing of Flexible Social Technologies / I.V.Burmykina // European Society or European Societies: a View from Russia / Ed. by V.A.Mansurov. – M.: Maska, 2009 (0,25 п.л.).
     





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.