WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Социальное воспроизводство региона: экономико-социологический анализ

Автореферат докторской диссертации по социологии

 

На правах рукопись

?-«7/

Корепанов Геннадий Семёнович

Социальное воспроизводство региона: экономико-социологический анализ

Специальность: 22.00.03 -экономическая социология и демография

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора социологических наук

Тюмень -2010

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com


Диссертация выполнена на кафедре экономической социологии ГОУ ВПО «Тюменский государственный университет»


Научный консультант:


доктор философских наук, профессор Мельник Владимир Владимирович



Официальные оппоненты:

Ведущая организация:


член-корреспондент РАН

доктор философских наук, профессор,

Тощенко Жан Терентьевич

доктор социологических наук, профессор Воронов Виктор Васильевич

доктор экономических наук, профессор Рязанцев Игорь Павлович

Учреждение Российской академии наук «Институт социологии РАН»


Защита состоится 18 июня 2010 года в 9.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.274.05 при ГОУ ВПО «Тюменский государственный университет» по адресу: 625003, Тюмень, ул. Ленина, 16. ауд.ПЗ.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале научной библиотеки Тюменского государственного университета.

Автореферат разослан__ мая 2010 года.


Ученый секретарь диссертационного совета доктор социологических наук, профессор


Г. Ф. Ромашкина


PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


I. Общая характеристика работы

Диссертация представляет собой научное исследование по экономической социологии, теоретическое развитие которой обусловлено обращением к новым явлениям социального воспроизводства и пространственного развития региона. Концептуальный каркас описаний и объяснений феноменов социального воспроизводства региона находит своё выражение в переосмыслении таких ключевых понятий, как "действие/ взаимодействие/ поведение", "интерес", "идентичность", "общность", "коммуникация", "власть", "смысл", "пространство", содержательная трактовка которых привязана к понятию "регион", интерпретируемого в рамках основной схемы социального воспроизводства.



Актуальность темы исследования обусловлена значимостью проблемы пространственного фактора жизнедеятельности людей как жителей региона и современными научными потребностями в определении адекватной стратегии регионов России , выявления механизмов социально-экономического и пространственного их воспроизводства.

Как показала практика, создание рынка и либерализация экономики в России в должной мере не обеспечили самофинансирование и саморазвитие регионов, качественного воспроизводства социальных отношений и индивидов. Для решения этих задач необходим как учёт действия рыночных сил в сочетании с государственным и местным управлением, так и научное сопровождение воспроизводственных процессов региона .



Актуальность диссертационного исследования диктуется также тем, что сегодня происходит наложение предметных областей разных наук социально-гуманитарного и естественного профиля, изучающих регионы как таковые (региональная экономика, социально-экономическая география, политология, культурология, экология, медицина). Поэтому, с одной стороны, наблюдается проникновение социологических идей и методов в различные исследования, с другой стороны - всё возрастающее по масштабам и глубине использование

На заседании Совета по науке, технологиям и образованию В. Путин подчеркнул: «Нам нужны целенаправленные исследования по определению самого понятия макрорегиона, определение его границ, обусловленных территориальными, природными, инфраструктурными, демографическими и этнокультурологическими особенностями, с тем чтобы определить наиболее эффективные пути развития регионов для обеспечения интересов граждан, проживающих на этих территориях». - См.: Стенографический отчёт о заседании Совета по науке, технологиям и образованию 30 ноября 2007 года. (Режим доступа: http://www.ras.ru/news/shownews.aspx?id=8f5ffl54-7e0f-486f-bb8d-36015970cald&_Language=en).

Подчеркнём, что данное диссертационное исследование проводилось в контексте тематики научной школы Н. Лапина, который разработал теорию антропосоциетального подхода к типологии регионов России («социокультурные портреты регионов»). Данная тематика позже была включена в качестве особого направления Программы Президиума РАН "Фундаментальные проблемы пространственного развития Российской Федерации: междисциплинарный синтез": Подраздел 3.1. Общее и особенное в структуре базовых ценностей населения регионов России (Социокультурные портреты регионов). Рук. проекта: акад. РАН Степин В., член-корр. РАН Лапин Н. (http://sopssecretary.narod.ru/Programm/part3.htm).

3 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


результатов, полученных в этих науках, социологами, изучающими социальное воспроизводство конкретных регионов. Поддерживая концепцию социетального подхода , соискатель акцентирует внимание на тематике воспроизводственного социального процесса региона в контексте пространственного его развития, разработку которого считает своим вкладом в социологическую науку.

Существует также потребность в объяснении, анализе и дальнейшем прогнозировании тех неоднозначных последствий противоречивых и сложных социальных процессов, которые происходят в России и её регионах. Как показывает практика, в сфере отношений между центром и регионами происходят постоянные изменения: принятие различных нормативных актов, перераспределение финансов между разными уровнями власти. Однако остаётся актуальной проблема консенсуса по этим и другим вопросам региональной социально-экономической политики в условиях коллизий разнообразных групповых интересов. Актуальность диссертационного исследования диктуется значимостью общетеоретической проблемы современного воспроизводства с учётом пространственного фактора, выяснения его эвристического потенциала и поиска социальных закономерностей экономического развития региона.

Недостаточность научной разработанности комплексного социально-экономического воспроизводства региона в современных условиях актуализирует теоретическую проблему исследования, состоящую в концептуализации категории социального воспроизводства региона с учётом пространственного и других значимых факторов, сущностно раскрывающих жизнедеятельность населения региона, и показывающих, как происходит сохранение (сбережение), восстановление, обновление и создание условий его существования.

Степень разработанности теоретической проблемы. Анализ научных исследований в сфере социально-экономического воспроизводства региона свидетельствует о необходимости обращения к системам социально-философских, социологических и социально-экономических знаний, раскрывающих природу и сущность агентов экономического действия (экономического поведения) - макро-, мезо- и микроакторов с учётом их разнообразных интересов и наличия территориальной (региональной) идентичности.

При выборе методологических ориентиров исследования были изучены работы, в которых с социологических позиций даны либо отдельные аспекты проблематики социального воспроизводства с учётом его пространственного фактора, либо представлен глубокий концептуальный анализ. Это труды П. Бурдьё, Э. Бёрджеса, Э. Гидденса, Э. Дюркгейма, Г. Зиммеля, О. Конта, К. Маркса, А. Лефевра, Р. Парка, П. Сорокина, А. Филиппова, Н. Шматко и др.

Разработка базовых теоретических представлений о воспроизводственных процессах, их условиях, структуре, динамике представлены в трудах классиков мировой социально-экономической теории:  Дж. Бьюкенена, Т. Веблена, Дж.

См.: Лапин Н.  Социокультурный подход и социетально-функциональные структуры // Социол. исслед. 2000. № 7. С. 3-12.

4 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


Гэлбрейта, Дж. Кейнса, Н. Кондратьева, К. Маркса, Д. Рикардо, А. Смита, Р. Солоу, Ф. Хайека, Л. Харриса, Дж. Хикса и др.

Обоснованию воспроизводственных аспектов регионального развития посвящены труды И. Арженовского, М. Безносовой, В. Бильчака, А. Гранберга, А. Добрынина, А. Дружинина, В. Игнатова, П. Килина, В. Лексина, А. Липко, А. Маршаловой, Н. Михеевой, Н. Некрасова, А. Новоселова, О. Пчелинцева, Б. Орлова, Р. Шнипера и др. Отметим, тем не менее, что проведённый анализ публикаций по регионально-воспроизводственной тематике показывает, что исследованию воспроизводственных аспектов региона в последнее время не уделяется достаточного внимания, а сам воспроизводственный подход как бы выпал из набора активного инструментария в экономике России.

По мере осознания и изучения проблем развития российских регионов научной общественности представлены работы по региональной проблематике с освещением её воспроизводственных аспектов. Теоретическое осмысление особенностей парадигмы воспроизводственного процесса реализованы в исследованиях Р. Абдеева, А. Бузгалина, К. Вальтуха, С. Глазьева, А. Дугина, Н. Елецкого, В. Иванова, В. Иноземцева, А. Колганова, В. Костюка, С. Мареева, Ю. Осипова, В. Рязанова, И. Рязанцева и др.

Несмотря на то, что идеи классической политэкономии получили своё развитие в теории социалистического воспроизводства, в современной России достигнутые в прежний (советский) период результаты оказываются слабо востребованными. Анализ самовоспроизводства основного капитала сегодня является, по мнению С. Кир диной и В. Маевского, одним из перспективных направлением научных исследований. Исправляя некоторые «дефекты теории воспроизводства К. Маркса», В. Маевский выявил сущность и количественные параметры воспроизводства основного капитала, обеспечивающие реальный рост экономики. Принципиально новые научные идеи высказал Н. Лапин по поводу «воспроизводства прежнего социеталъного порядка» в России и её регионах.

Научная разработка и обоснование парадигмы «социализации» рыночной экономики содержится в работах Л. Абалкина, О. Богомолова, А. Бузгалина, С. Глазьева, Р. Гринберга, В. Ивантера, В. Иноземцева, Д. Львова, Ю. Ольсевича, Н. Петракова, С. Сулакшина, Ю. Яковец и др., которые были учтены при анализе проблематики социальной ориентированности экономики.

Важным направлением изучения научной традиции по теме диссертации являются труды, посвященные изучению социально-экономического содержания интересов субъектов экономического действия, которые своими корнями уходят к социальной философии (работы К. Гельвеция, Т. Гоббса, И. Канта, Ж.-Ж. Руссо) и экономики (Ф. Бастиа, А. Смит, Дж. Стюарт, Ж.-Б. Сэй и др.). Позднее социально-экономическими науками были выдвинуты производственная и потребительская теории интереса, представляющие интерес как эгоизм субъекта, который побуждает к исключительно рациональной хозяйственной деятельности и обмену (О. Бём-Баверк, Ф. Визер, А. Маршалл, К. Менгер, А. Смит).

Социологические концепции представляют сущность интереса как силу, побуждающую к совместным социальным действиям. Социологическое понятие интереса изучали социологи, работавшие в конце XIX - начале XX вв.: А.

5 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


Бентли, А. Смолл, Г. Ратценхофер, Э. Росс, теоретическое наследие которых до сих пор достаточно глубоко не изучено. Названные исследователи обосновывали идеи необходимости сдерживания эгоистических интересов со стороны общества; выработки альтруистических мотивов социального поведения с помощью семьи, религии, права, морали; системы представительства интересов во власти. В классической экономической социологии понятие интереса изучали М. Вебер, Л. Вирт, Г. Зиммель, Э. Дюркгейм, Д. Коулмен, Р. Парк, Т. Парсонс, П. Сорокин, Ф. Теннис, обращая внимание на обусловленность интереса социокультурными нормами. Важное место теории социального интереса отводится французской экономико-социологической школой Р. Будона, П. Бурдьё, М. Крозье, А. Турена, в научных трудах которых подвергнут анализу социально обусловленный экономический интерес, воспроизводящий образ действия того или иного социального класса в конкретных условиях социокультурной среды.

Весомый научный вклад в разработку теории социально-экономического и регионального интереса внесли видные отечественные ученые, такие как А. Ахиезер, В. Бернацкий, В. Верховин, Н. Виноградов, Б. Гершкович, М. Горшков, Т. Заславская, А. Здравомыслов, В. Каманкин, В. Кошелев, Л. Логинова, Ю. Лотман, В. Радаев, Р. Рывкина, Б. Розенфельд, В. Тишков, Р. Туровский, В. Ядов и др. В их трудах раскрываются проблемы, касающиеся сущности социальных и экономических интересов, соотношения в них объективного и субъективного, их взаимосвязи с потребностями, мотивами, социальными и экономическими отношениями. В работах В. Воронова, В. Лексина, В. Маркина, В. Никитиной, Л. Рыбаковского, Ю. Савчук, Ж. Тощенко, А. Филипченко, А. Швецова и др. обосновывается сущность регионального интереса государства, рассматриваются актуальные проблемы местного регионального интереса и вопросы обеспечения условий оптимального взаимодействия социально-экономических интересов различных региональных субъектов экономического действия.

В контексте концепций становления социально-ориентированных хозяйств и регионов субъекты экономического действия и их интересы рассматривались через призму институционального анализа такими авторами как О. Бессонова, Т. Заславская, Р. Капелюшников, С. Кирдина, Г. Клейнер, Н. Лебедева, Н. Манохина, А. Олейник, Ю. Ольсевич, В. Полтерович, В. Радаев, Р. Рывкина, В. Тамбовцев, М. Шабанова, А. Шаститко, А. Яковлев и др.

Переходя к анализу работ по социальной идентичности, нужно сказать, что в современных условиях она становится одним из центральных понятий в экономической социологии и социальной психологии, поскольку связывается с целым комплексом ещё нерешённых проблем социальной теории и социальной практики с наблюдающимся кризисом идентичности (Г. Андреева, В. Ачкасов,

A. Баранов, Е. Белинская, И. Брудный, Ю. Волков, Т. Галкина, В. Гельман, М.

Горшков, Ю. Громыко, Д. Дробижева, И. Задорожнюк, Н. Иванова, И. Киселев,

B.  Кочетков, В. Колосов, Э. Лаврик, Н. Лебедева, В. Павленко, В. Разуваев, Т.

Стефаненко, А. Смирнова, Н. Тихонова, Т. Хопф, А.Р. Яппаров). Эмпирическое

изучение идентичности опиралось на феноменологию А. Шюца, теорию

символического интеракционизма Дж. Мида, чья концепция послужила базой

6 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


дальнейшего конструктивного развития социологии идентичности и описания механизма формирования идентичности как субъективной реальности. Данные концепции нашли свое развитие в работах П. Бергера, Г. Гарфинкеля, И. Гофмана, Т. Лукмана и др. Удачные попытки показать целостность социальной идентичности были осуществлены П. Бёрком, Ш. Страйкером, Д. Тернером, А. Тэджфелом.

В России разработкой тематики социальной и региональной идентичности успешно занимаются М. Горшков, Л. Дробижева, Ю. Качанов, В. Малахов, О. Орачева, Н. Шматко, В. Ядов и др. Однако, несмотря на большое количество работ по проблемам идентичности, тема себя не исчерпала, особенно в сопряжении с современным региональным воспроизводством.

Последний теоретический блок, который представлен в диссертационной работе - это попытка переосмысления таких ключевых понятий социологии, как "действие/ взаимодействие/ поведение " в привязке их субъектов к региону и к анализу проблем регионального воспроизводства. Научный интерес здесь представляют работы социологического направления об экономическом поведении личности (В. Верховин, В.Воронов, Е. Михалёва, В. Половинко, Г. Соколова, В. Радаев, Н. Римашевская, Р. Рывкина, Ж. Тощенко, О. Шкаратан).

Большое значение для понимания сущности субъекта экономического действия имеют акторно-социологический (Дж. Джерри, Г. Дилигенский, Т. Заславская, Р. Сведберг, Н. Смелзер, П. Штомпка, В. Ядов и др.) и агентски-функциональный (А. Булатов, Я. Кузьминов, И. Поспелов, А. Шаститко, М. Юдкевич и др.) подходы к анализу поведения социально-экономического агента.

Представляются полезными также исследования, посвященные содержанию социально-экономического действия, его роли в создании необходимых условий, обеспечивающих жизнедеятельность (воспроизводство) социума (В. Верховин, М. Грановеттер, Р. Мертон, В. Парето, К. Поланьи, В. Радаев, А. Этциони), а также моделям экономического и социологического человека, культурного, символического и социального видов капитала (В. Автономов, К. Бруннер, П. Бурдьё, П. Вайзе, А. Добрынин, С. Ивченков, С. Климова, Дж. Коулман, Р. Патнем, В. Радаев, Ф. Фукуяма).

Нужно отметить фундаментальные научные работы, раскрывающие важные моменты социально-экономической ситуации и социального воспроизводства в Тюменской области (А. Артюхов, В. Бакштановский, К. Барбакова, О. Барбаков, Л. Березин, И. Бобров, Н. Добрынин, М. Ганопольский, А. Зайцева, Г. Куцев, С. Моор, М. Охотникова, Г. Ромашкина, В. Ульянов, Н. Хайруллина и др.). Так, А. Зайцева на теоретически плодотворном уровне разработала методологические основы исследования региональной специфики осуществления экономических законов воспроизводства рабочей силы. Вопросы становления региональной общности индустриального типа плодотворно изучает М. Ганопольский. Важные моменты правового обеспечения Тюменской области как сложносоставного субъекта РФ разрабатывает Н. Добрынин. Решение сложных проблем по концептуализации социально-политического пространства как адекватной теоретико-методологической основы исследования общественно-политической жизни регионов,  тенденций и закономерностей их развития реализовала Г.

7

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


Заболотная. Фундаментальные теории новых городов и воспроизводства человека на севере выстраивал Г. Куцев, что явилось уникальным материалом для плодотворных научных обобщений. Несмотря на большое число трудов, в которых анализируются различные аспекты социального и экономического воспроизводства на уровне регионов, остается ряд теоретико-методологических проблем. Сохраняется потребность в комплексных исследованиях по региональному воспроизводству с учетом социальных факторов. Имеющиеся в данный момент научные разработки по данной проблематике во многом носят фрагментарный характер. Вопросы регионального развития на основе сбалансированного сочетания экономических и социальных факторов остаются недостаточно изученными. Гипотезы исследования.

1.  Социально-экономическое региональное пространство обладает особой

институциональной силой , которая находит своё выражение в действиях макро-

и мезоакторов в рамках региона, проявляющихся в том числе через локальные

идентификации и локальные солидарности. Позитивная идентичность является

серьёзным ресурсом для проявления активности и сплочения региональных

групп и региональных элит, направленных на реализацию их региональных

интересов.

  1. Процессы социального регионального воспроизводства в форме повседневных практик базируются на материальном производстве как устойчивом источнике повторяющихся экономических действий, что является материальной основой «рекурсивного (возвратного) характера социальной жизни» (Э. Гидденс). Важными инструментами оценки уровня социально-экономического воспроизводства региона являются валовый региональный продукт и инвестиционный процесс. Показатели их динамики и структуры, в свою очередь, являются индикаторами будущего регионального развития.
  2. В основе социального воспроизводства социетального уровня, пронизывающего сверху вниз его структуру, заложен принцип этатистско-традиционалистского социетального порядка (Н. Лапин) или принцип системы этакратизма (власть-собственность) (Р. Нуреев, О. Шкаратан), определяющий современные закономерности и реальные отношения в российском триаде: власть - бизнес - общество (под бизнесом понимается работодатель).

Неполноценность в этом треугольнике отношений состоит в том, что бизнес де-факто лишен права на самостоятельный выбор, в результате чего воспроизводится дисбаланс интересов власти, бизнеса и общества. Конкретный анализ реальных примеров современного российского социетального порядка направлен на выявление отдельных признаков и социальных закономерностей

Концепцию институциональных сил в контексте теории конкурентного изоморфизма разработали современные классики экономической социологии П. ДиМаджио и У. Пауэлл, которые проанализировали три формы институционального воздействия: нормативные, миметические (подражательные) и коэрцитивные (принуждения) силы - см. : DiMaggio P. and Powell W. 'The Iron Cage Revisited: Institutional Isomorphism and Collective Rationality in Organizational Fields', American Sociological Review. 1983. №48(2). P. 147-160.

8 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


экономического развития  социальных структур на уровне региона,  а также ключевых признаков воспроизводства этого региона.

4.   В условиях федеративного государства, когда сбалансированность и

комплексность социально-экономического развития служили приоритетами

народного хозяйства, интересы формирования интегрированной региональной

структуры традиционно превалировали над частными интересами регионов.

Последние в силу разделения иерархических структур руководства оказывались

ущемленными в возможности планировать своё будущее развитие и влиять на

принятие решений, адекватных их интересам. В итоге происходили процессы

консервации отсталости слабых регионов, обостряющиеся в период кризиса

воспроизводством социального слоя бедных и понижения жизненных шансов

низко- и среднедоходных групп населения, тем самым закреплялось социальное

неравенство.

  1. Пространство региона предстаёт как сильный фактор воспроизводства и конструирования различных иерархических групп и их идентичностей в пределах территориальной общности, как фактор осознания и дальнейшей консолидации региональных интересов их носителей. Усиление или ослабление локальной социальной идентичности раскрывается на основе понимания её когнитивных, мотивационных и ценностных элементов, которые воплощаются в разнообразных компонентах территориального действия (поведения). Понятие «воспроизводство социальной структуры» при адекватной операционализации способно идентифицировать региональные проблемы и противоречия в терминах класса и габитуса (по Бурдьё).
  2. Предполагается, что в силу принципа этатистско-традиционалистского социетального порядка интересы части российской элиты пронизаны мотивацией извлечения и перераспределения сырьевой ренты. Это мешает развитию конкуренции и развитию отраслей с более высокой добавленной стоимостью в обрабатывающей промышленности и современных услугах. Мировой финансовый кризис 2008-2010 гг. обнажил недостатки системы этатистско-традиционалистского социетального порядка и показал, что выход из ситуации будет непростым: придётся ущемлять влиятельные экономические и политические интересы, которые основаны на извлечении и перераспределении сырьевой ренты и которые мешают диверсификации российской экономики.

Объектом исследования данной диссертационной работы выступает локализованная в пространстве сложноструктурированная региональная социально-экономическая система (мезосистема в ранге субъекта РФ), способная обеспечить воспроизводство территориальной общности - населения региона.

Предмет исследования: сущностные процессы, факторы, условия и закономерности социального воспроизводства, изучаемые в пространстве региона. Развитие экономики региона рассматривается как социальный процесс.

Целью настоящего диссертационного исследования является разработка в качестве самостоятельного научного направления экономико-социологической концепции социального воспроизводства и пространственного развития региона на основе синтеза взаимно сопрягающихся компонентов теорий:  социальной

9 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


идентичности, социальных интересов и социального пространства как функций производительного действия акторов макро-, мезо- и микроуровней. Данная цель реализуется через решение следующих задач:

1.  Уточнение и развитие теории и методологии экономической социологии

посредством систематизации современных научных представлений, выделения

предметного поля и сущностных характеристик в качестве концептуальной

основы анализа социального воспроизводства региона.

  1. Разработка авторской методологии в контексте общей экономико-социологической теории, теории социального механизма развития экономики, реинтерпретация зарубежных и отечественных подходов к решению проблем социального детерминизма, социального воспроизводства и пространственного развития региональных социально-экономических систем.
  2. Обобщение методологических основ исследования региона в качестве особой формы социально-экономического пространства; уточнение понятийно-концептуального аппарата и определение места дефиниции социального воспроизводства в контексте экономико-социологической науки на основе выявления структурных компонентов воспроизводства как целостного образования и необходимых условий устойчивого развития региона.
  3. Обоснование и разработка базовых понятий, сопрягающихся в контексте социального воспроизводства: детерминанты социально-экономического и регионального развития; территориальное пространство и пространственное развитие региона; территориальная идентичность; типы регионов и типы идентичностей населения; территориальные интересы социальных субъектов. Территориальное поведение: актор (агент) экономического действия; факторы формирования и типология экономического действия; сущностные социальные признаки, функции и социально-экономическое содержание интересов актора экономического действия; воспроизводство социально-территориального неравенства и стратификации; изучение территориального разделения труда в регионе; регион в системе коммуникаций. Выявление социально-экономических противоречий, присущих разнообразным детерминантам регионального развития и регионального воспроизводства.
  4. Оценка условий и особенностей развития экономики Тюменского региона с опорой на парадигму экономической социологии. Разработка социологического инструментария изучения новых тенденций социально-экономического развития и самоорганизации территориальных групп населения; разработка авторских методик и проведение комплексных оценок социального воспроизводства и социального развития.

6.    Выявление актуальных проблем воспроизводства региональных

социально-экономических систем на примере изучения Тюменского региона.

Осуществление экспертно-аналитической оценки уровня развития региона -

мезосистемы на основе межрегионального подхода, выявление новых тенденций

структурных трансформаций; конкретизация оценки населением социально-

экономических реформ и преобразований в регионе. Систематизация и

исследование социокультурных факторов, определяющих развитие социального

механизма   воспроизводства  региона.   Анализ   пространственно-динамических

10 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


закономерностей поляризации социально-экономического развития региона. Анализ особенностей социально-экономического развития в различных типах городских поселений и сельской местности.

  1. Проведение анализа тенденций социально-экономического развития региона в современных условиях цикличности: кризисного спада, последующего роста и нового спада (1990-2010 гг.). Выявление взаимосвязей социального развития и социального воспроизводства с экономическими, политическими, демографическими, расселенческими и другими факторами на основе авторского подхода к исследованию состояния и развития региональных социально-экономических систем.
  2. Осуществление статистического и социологического видов анализа современных особенностей регионального воспроизводства социально-экономических процессов в пространстве Тюменского региона. Выявление факторов и тенденций динамики доходов населения, оценка уровня и профиля бедных и богатых в регионах и поселениях разного типа. Проведение социологического анализа полученных данных по репрезентативным опросам населения, сопряжённых с наиболее значимыми показателями регионального воспроизводства в изучаемой социальной динамике 2006-2010 годов.

Информационно-эмпирическая база исследования формировалась из нескольких типов источников. Среди них: данные Федеральной службы государственной статистики, официальные нормативно-правовые акты РФ и субъектов РФ, регулирующие социально-экономическое развитие регионов; официальная документация региональных органов управления юга Тюменской области, Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов; данные Тюменского областного управления государственной статистики; публикации в региональной периодической печати; вторичный анализ данных исследований отечественных ученых. Были использованы фактологические данные, собранные, обработанные, прокомментированные и введенные в научный оборот соискателем, а также материалы, содержащиеся в монографических исследованиях отечественных и зарубежных ученых.

Эмпирической базой исследования также стали результаты социологических исследований, проведенных исследовательскими группами в 2003-2009 гг. при участии соискателя. Эмпирическая база массового опроса Тюменского региона (включая ХМАО-Югру, ЯНАО) составила 8510 респондентов избирательного возраста по стратифицированным выборкам, экспертных опросов, проведенных в режиме неформализованного интервью (120 интервью за 2006-2009 годы).

Автором были применены следующие социологические методы: экспертных оценок, системно-аналитические (обобщения, сопоставления, систематизации), экономико-статистические (индексный анализ, ранжирование, факторный и кластерный анализ) с использованием социолого-статистического пакета SPSS.

Теоретико-методологическую основу диссертации автора составили труды классиков социологии, рассматривавших модернизационные процессы в обществе,   социальные   трансформации   и   социальные   ресурсы   граждан   (П.

11

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


Бурдьё, М. Вебер, Э. Гидденс, Э. Дюркгейм, Р. Мертон, Н. Смелзер, Т. Парсонс, А. Турен). Научные труды по новой экономической социологии современных зарубежных исследователей (М. Грановеттер, П. Димаджио, В. Зелизер, Дж. Коулман, Р. Сведберг, Н. Флигстин, и др.) сегодня образуют концептуальное ядро теорий экономической социологии, ключевые идеи которые взяты автором для переосмысления и развития в контексте темы диссертационной работы. Рассуждения о России и её регионах опирались на идеи сторонников деятельностно-активистского направления в современной теории и на работы, посвященные изучению трансформаций в постсоветских странах (В.Воронов, Т. Заславская, С. Кирдина, Н. Лапин, Р. Рывкина, П. Штомпка, В. Ядов и другие). Теоретической предпосылкой явилось концептуальное осмысление адаптации людей к изменениям социальной среды (М. Горшков, Т. Заславская, П. Козырева, Ю. Левада, Н. Наумова, М. Шабанова и др.), исследования процессов социальной идентификации в условиях социальных изменений (Г. Андреева, Е. Белинская, М. Горшков, Е. Данилова, В. Ядов). Экономико-социологическая методология дополняется социокультурным подходом (М. Вебер, П. Сорокин). Этот подход получил широкое применение и развитие в работах отечественных учёных (таких как А. Ахиезер, Т. Баландина, Н. Зарубина, Н. Лапин, А. Маршак, Н. Петров, А. Понукалин), которые обосновывают необходимость отхода от экономического детерминизма в анализе субъектов экономического действия.

Теоретической основой диссертации стали экономико-социологические и институциональные концепции социального воспроизводства; социального обмена; социальных сетей и социального капитала; современные теории регионализма; концепции, раскрывающие уровневую роль агентов (акторов) в трансформационных процессах. Использовались достижения отечественных и зарубежных ученых в области региональной экономики, экономической и социальной географии, а также учитывались разработки схем размещения производительных сил и расселения, прогнозы, программы и другие материалы по территориальному развитию России и регионов с социально-экономической точки зрения в контексте социально-воспроизводственного процесса.

Методологической основой диссертации является тот общий комплекс фундаментальных экономико-социологических концепций, который получил обобщенное наименование «классическая социология» и связан с именами К. Маркса, М. Вебера, Ф. Тенниса, Э. Дюркгейма, Г. Зиммеля, Т. Парсонса. Кроме того, автор диссертации опирался на экономико-социологические концепции современных зарубежных и российских учёных. Решение поставленных в диссертации задач потребовало комплексного использования методологических и методических подходов: системного, структурно-функционального, историко-генетического, сравнительного. Все территориальные социально-экономические процессы и структурные элементы рассматриваются во взаимосвязи и развитии, части и целого, в их диалектическом единстве. Важным методологическим принципом, расширившим возможности аналитического описания социального воспроизводства, стал интегративный подход, позволяющий рассматривать развитие общества и региона как взаимовлияние действий социальных субъектов

12 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


и структур. Результаты анализа методологических, теоретических и прикладных исследований стали основой для постановки общей проблемы диссертации.

Соответствие темы диссертации требованиям Паспорта специальностей

ВАК. Исследование выполнено в рамках специальности 22.00.03 -«Экономическая социология и демография». Тема диссертации соответствует п. 1. «Социальные закономерности экономического развития», п. 15. «Социальное воспроизводство в экономическом процессе» и п. 21. «Социальные условия воспроизводства населения» Паспорта специальностей научных работников ВАК Министерства образования и науки РФ (социологические науки).

Достоверность и обоснованность результатов исследования определялись теоретическим анализом проблематики; комплексным применением теоретических разработок экономической социологии и репрезентативных эмпирических методов исследования; многошаговым и многоуровневым сопоставлением полученных эмпирических социологических и статистических данных как авторских, так и полученных другими отечественными и зарубежными учеными.

Научная новизна диссертационного исследования

1.     Дана авторская трактовка теоретико-методологических основ

экономической социологии региона и предложена новая концептуальная схема

изучения социального воспроизводства региона. Была осуществлена попытка

совместить концепции активистской социологии, согласно которой акторы

(деятельные агенты) макро- и мезоуровней способны воздействовать на

институциональные изменения в обществе, и микросоциологический подход,

область применения которого - анализ повседневных практик.

  1. Впервые применительно к экономической социологии предложено рассматривать воспроизводство территориальной общности в контексте теорий социального пространства и социальных сетей на разных уровнях социального взаимодействия и различной степени сложности.
  2. Разработана методология регионального анализа в контексте теории экономической социологии на территориальном уровне. Экономика регионов охарактеризована как экономика с высокой степенью открытости, что определяет тесную взаимную зависимость процессов формирования товарных, финансовых, трудовых, информационных и других ресурсов.
  1. Доказано, что динамика социального воспроизводства региона воплощает в себе тенденции изменения социальной структуры, как присущие социально-экономической организации общества в целом, так и территориальной её проекции. В социальном воспроизводстве индивида выделены следующие типы: воспроизводства: демографическое, статусное, культурное, профессионально-квалификационное, которые фиксируются эмпирическими средствами.
  2. В диссертации представлена и обоснована новая теоретическая схема региональной идентичности как объяснительной концепции групповых и межгрупповых феноменов в качестве компонентов коллективного сознания социальной общности в терминах их преимущественного порождения «коллективным Я» (Э. Дюркгейм) и поддержания социального порядка как фундаментальной основы социального воспроизводства индивидов.

13

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


6.      Доказано, что воспроизводственной предпосылкой феномена

идентичности выступает тезис о воздействии социальной среды на характер

межличностных и межгрупповых отношений, выявляемых в феномене доверия.

  1. Предложена аналитическая схема территориальной идентичности, непосредственно сопрягаемая с теоретическими конструктами территориального поведения, территориальных интересов, территориального сознания и территориального субъекта в контексте теории социального воспроизводства.
  2. Эмпирически показано, что ядром социального воспроизводства (в масштабах общества) выступает воспроизводство социальной структуры, а социально-демографической составляющей этого процесса на территориальном уровне является демографическое возобновление ключевых компонентов этой социальной структуры, включая социальные перемещения (мобильность) и миграцию.

9.    Дополнена методика оценки развития человеческого потенциала

применительно к регионам России, рассчитаны и проанализированы

региональные индексы на примере Тюменской области. Разработана методика

оценки уровня и качества жизни населения региона в переходный период и

рассмотрены региональные различия при использовании разных вариантов

индекса качества жизни. Проведен эмпирический анализ в парадигме

экономической социологии и теорий регионального экономического роста

применительно к социально-экономической системе Тюменской области.

Положения, выносимые на защиту.

1.   Представлена авторская трактовка теоретико-методологических основ

экономической социологии региона и предложена новая концептуальная схема

изучения социального воспроизводства на уровне региона, совмещающая

несколько взаимосвязанных между собой по смыслу и содержанию концепций.

Они описывают в едином категориальном поле социальную территориальную

(региональную) общность, территориальную идентичность, территориальное

поведение и территориальные интересы, в своей совокупности образующие

спектр детерминант регионального воспроизводства, что в итоге расширяет

научные представления о содержании и специфике регионального пространства.

Была осуществлена попытка совместить макро- и мезосоциологические концепции активистской социологии, согласно которой акторы (деятельные агенты) макро- и мезоуровней способны воздействовать на институциональные изменения в обществе, и микросоциологический подход. Социально-экономическое пространство всего общества рассматривается на макроуровне (российский народ как трудоспособное население, государственная власть, крупный бизнес); мезоуровне (экономически активное население региона, региональная власть, региональный бизнес); микроуровне (собственники и руководители местных фирм, наемный персонал, местные профсоюзы и местные различные неформальные объединения и т.д.).

2.  Применительно к теории экономической социологии воспроизводство

территориальной общности рассмотрено в контексте теорий социального

пространства и социальных сетей на различных уровнях социального

взаимодействия   и   различной   степени   сложности   содержание   социального

14

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


пространства выступает в качестве символического продукта социально-смысловых отношений. Локализация социальных феноменов в пространстве является одним из важных параметров любых явлений, изучаемых экономической социологией, которые операционализируются в практике модельных переменных в прикладных социологических исследованиях (что представлено в результатах социологического исследования и последующего анализа данных - в соответствующих модельных переменных). При этом социальное пространство воспринимается в контекстах расположения позиций, статусов и ролей в упорядочивающей их мыслительной схеме актора и выявления способа организации наблюдаемых событий и связей.

Индивиды используют ресурс предыдущего жизненного опыта, который воплощается в воспроизводстве его самого и в воспроизводстве референтной ему территориальной общности. Пространственная парадигма в контексте теории экономической социологии даёт возможность достаточно глубоко проникать в сущность реальных процессов в воспроизводстве и развитии (либо деградации) социально-экономических систем.

3. С точки зрения углубления методологии регионального анализа в контексте теории экономической социологии автором показано, что в процессе общественного воспроизводства регион выполняет двойственную функцию. С одной стороны, он представляет собой локальную территорию, на которой осуществляются взаимосвязанные хозяйственные процессы, и где живут люди, объединенные общими территориальными интересами. С другой стороны, регион является частью общей социально-экономической системы государства, и на его развитие оказывают сильное влияние общие закономерности процесса воспроизводства. Социальное воспроизводство жителей региона рассмотрено как самостоятельный предмет региональных исследований, связанный не только с экономическим развитием, но и с более широким кругом демографических, расселенческих, социокультурных, политических и других факторов. Выявлено, что социальное воспроизводство воплощает тенденции изменения социальной структуры, присущие социально-экономической организации всего общества.

Процесс воспроизводства на уровне отдельного индивида, его статуса и потребления протекает непосредственно в территориальных общностях, которые обеспечивают воссоздание его как живого носителя свойств, характеристик класса, группы, социального слоя. Экономика регионов характеризуется высокой степенью открытости, что определяет тесную взаимную зависимость процессов формирования товарных, финансовых, трудовых, информационных и других редких ресурсов. Регионы сегодня - открытые системы и реализация конечной продукции каждого из них зависит от многих экономических детерминант, таких как размещение промышленного производства, особенностей накопления, потребления, обмена, структуры межрегиональных связей. Всё в большей мере усиливаются взаимосвязанность и взаимозависимость регионов как в масштабе России, так и стран ближнего и дальнего зарубежья, являющимися подсистемами глобальной экономической системы. Последние выступают в функции макродетерминант, определяющих трансформации экономических отношений региона. В экономическом пространстве фиксируется достаточно большое разнообразие

15 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


форм организации хозяйства и расселения: промышленные и транспортные узлы, территориально-производственные комплексы, типы городских систем (агломерации, мегаполисы), городов (моно- и многофункциональные и др.) и типы сельских поселений.

4.   В контексте рассмотрения динамики социального воспроизводства

обнаружены тенденции изменения социальной структуры, присущие социально-

экономической организации общества в целом и её территориальной проекции.

Отражение этих тенденций в эмпирическом смысле выступает как социальное

воспроизводство населения, проживающего на определенной территории,

которое детерминирует социальное воспроизводство отдельного индивида,

жителя этой территории. Социальное воспроизводство региона неотделимо от

процессов демографического воспроизводства, которые обеспечивает подготовку

новых поколений к выполнению общественно необходимых общественных

(экономических, политических и иных) функций. Поэтому в социальном

воспроизводстве любого индивида выделены культурный, демографический,

профессионально-квалификационный, статусный и иные типы воспроизводства,

которые фиксируются эмпирическими средствами. В этом контексте говорится

об эффективности функционирования социального механизма воспроизводства

региона, оцениваемые автором через соответствующие показатели социальной

результативности: реализации территориальных интересов, отражающие степень

регионализации экономики: количественные (доля среднего класса, показатели

дифференциации доходов, уровень жизни) и качественные (удовлетворенность

субъектов своим материальным и социальным положением, качества жизни);

показатели качества реально функционирующих институтов (масштабы и

укорененность тех или иных социально-экономических практик); оценка

социальных норм и реальных правил игры населением, собственниками, макро-,

мезо- и микроакторами (руководителями разных уровней), персоналом - с точки

зрения готовности их не нарушать, уровень социального доверия в обществе и в

регионе и другие).

5. Разработана новая теоретическая схема региональной идентичности как

объяснительной концепции групповых и межгрупповых феноменов в качестве

компонентов коллективного сознания территориальной общности в терминах их

преимущественного порождения «коллективным Я» (Э. Дюркгейм) и

поддержания социального порядка в регионе как фундаментальной основы

социального воспроизводства индивидов. Фокусом этой концепции выступает

социальное сравнение (Н. Наумова), опосредующее процессы социального

влияния и идентификации (сравнению подлежат как статусные позиции

потенциальных агентов влияния, так и модели идентификации). Концепция

региональной идентичности описывает механизмы разрешения ситуаций

социальной неопределенности, демонстрируя тот факт, что и статус, и группа

членства являются потенциальными детерминантами социального влияния.

Поскольку опыт и формирование идентичности теснейшим образом связаны с

поддержанием социального порядка, объектом исследовательского интереса





являются социальные роли и опосредованные ими интеракции. Показано, каким

образом   социальные   ожидания,   обусловленные   конкретными   социальными

16

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


идентичностями, поддерживают тип территориального поведения, отвечающий существующим социальным нормам для данной территориальной общности.

  1. Предложена авторская интерпретация феномена доверия и показано, что воспроизводственной предпосылкой феномена идентичности выступает тезис о воздействии социальной среды на характер межличностных и межгрупповых отношений, выявляемых в феномене доверия. Социальный механизм реализации социально-экономических интересов на уровне региона обусловлен социокультурными факторами традиционного межличностного социального доверия, формирующего социальный капитал, выступающий в различных формах воздействия. Региональный контекст воздействии социальной среды на характер межличностных и межгрупповых отношений, выявляемых в феномене доверия задаёт направление развития ситуации по типу связей и отношений: «свой-чужой», которые идентифицируются в рамках конкретной локальности.
  2. Предложена авторская аналитическая схема взаимосвязи территориальной идентичности, непосредственно коррелируемая с теоретическими конструктами территориального поведения и территориальных интересов, интегрирующих воспроизводство территориального субъекта. Модель социального механизма воплощения в жизнь территориальных (региональных) интересов предполагает детальный анализ параметров социального контекста, а именно наличия социально значимых групп, возможностей доступа в эти группы новых членов, степени их «проницаемости» и «открытости», особенностей межличностных и межгрупповых связей и контактов. Важен учёт влияния идентификации на индивидуальные чувства Я и отношения этого Я с другими, и действия, мотивированные социально заданными трактовками этих отношений.

Социальный механизм воспроизводства территориальных интересов

воплощается в системах устойчивых связей и взаимосвязей социальной

структуры акторов экономического действия различных типов и уровней по

поводу использования и развития социальных норм, правил, процедур, санкций,

систем социокультурных ценностей и целей, которые, закрепляясь в социально-

экономических практиках, создают достаточно стабильные институциональные и

социокультурные условия для поддержания жизнедеятельности людей - жителей

данного региона. Специфика основных функций региональных интересов

(мотивационная,         интеграционная,        регулирующая,        инновационная,

институциональная, развития разнообразных форм человеческого капитала и др.) проявляется в побуждении к формированию и закреплению соответствующих социальных норм, правил, традиций, обычаев, различных полезных процедур, социокультурных ценностей, необходимых для согласованной совместной деятельности жителей региона и тем самым - воспроизводства территориальных общностей. По-новому раскрыты противоречия социального механизма воспроизводства региона на основе принципа социальной и культурной детерминации, при углубляющихся дисбалансах интересов микроакторов.

Условия глубокого социального неравенства региональных субъектов детерминируют устойчивую полярность их экономического сознания, что отражается в соотношении системы ценностей (коллективизма и индивидуализма,   патернализма   и   самостоятельности),   разнонаправленности

17

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


динамики их различных компонентов. Разработана система разрешения противоречий: мониторинг показателей уровней социальной сферы; поддержание определенного соотношения общественной и частной форм собственности; усиление контроля над бюрократией со стороны гражданского общества, создание институциональных условий для роста доходов населения региона.

8.   Эмпирически показано, что ядром социального воспроизводства в

масштабах общества выступает статусное воспроизводство социальной

структуры и особенно элиты. Сутью социально-демографической составляющей

этого процесса на территориальном уровне является демографическое

возобновление компонентов территориально-социальной структуры, включая

социальные перемещения (мобильность) и миграцию. Основой этого процесса

составляют в основном материальные интересы макро-, мезо- и микроакторов (Т.

Заславская). Делается вывод, что если категория материального воспроизводства

позволяет раскрыть структурные связи, эффективность, результаты деятельности

как процесса созидания; то категория социального воспроизводства отражает

целостную деятельность людей как процесс, и она раскрывает, как и в какой

последовательности, вновь и вновь возобновляясь, осуществляется деятельность

по созиданию, сбережению, восстановлению, обновлению, сохранению условий,

средств и целей субъекта воспроизводства. Те или иные устойчивые способы

реализации территориальных интересов разных акторов воплощаются в

определённых формах действующего социального механизма воспроизводства

различных систем социально-экономических связей и взаимосвязей, посредством

которых агенты экономического действия объединяют свои усилия в рамках

определённой территории (локала, региона).

9. Автором дополнена методика оценки развития человеческого потенциала

применительно к регионам, рассчитаны и проанализированы региональные

индексы на примере Тюменской области. В концептуальном плане определены

методические подходы к определению и измерению человеческого капитала и

качества жизни населения территории, что позволило обозначить императивы

устойчивого и сбалансированного (симметричного) развития в пространстве

региона. Выявлены специфика и взаимосвязи социального развития городов

различного типа (монофункциональных и входящих в агломерации) и сельской

местности в переходный период. Выделены поведенческие и поколенческие

аспекты социального развития и формы адаптации населения разного возраста в

городах и сельских поселениях, что представлено на примере юга Тюменской

области, Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов.

Эмпирически выявлено несовпадение трендов отдельных компонентов социального развития регионов в условиях цикличности экономических процессов и, как следствия, цикличности социального воспроизводства.

Представлены авторские модели регрессионного, кластерного и факторного анализа полученных социологических данных и обработанной автором статистической информации.

Теоретическая значимость работы обусловлена ее новизной и заключается:   в   постановке   и   решении   актуальной   и   значимой   проблемы

18

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


социального воспроизводства; в приращении теоретического знания в области экономико-социологического исследования; в развитии теории социального воспроизводства региона и социологической концептуализации этой проблемы; в расширении основы для теоретического анализа комплекса социально-экономических проблем региона; в определении совокупности показателей и получении новых эмпирических данных для развития научного направления «экономическая социология региона».

Практическая значимость настоящего исследования состоит в методологическом значении работы для региональных исследований по проблемам экономической социологии; в возможности использования выводов исследования в межрегиональных сравнительных исследованиях. Результаты исследования могут быть использованы органами власти разных уровней. Исследование позволяет обогатить теоретическим и эмпирическим материалом учебные курсы по «экономической социологии региона», «управление социально-экономическим развитием региона» и ряда спецкурсов.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации представлены соискателем в 51 научной публикации общим объемом 97,1 п.л., в том числе в трёх авторских и трех коллективных монографиях, 9 статьях в ведущих рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ для публикации результатов докторских диссертаций. Основные положения, выводы и результаты исследования докладывались автором на 24-х научных конференциях международного и всероссийского уровня.

Реализация результатов диссертационного исследования. Основные положения и материалы диссертации были использованы: в программных и нормативных документах Тюменской областной Думы, разработанных с участием автора («Стратегия деятельности Тюменской областной Думы четвертого созыва»; «Концепция долгосрочного развития Тюменской области до 2020 года» и др.); в выступлениях на международных, всероссийских и региональных научных конференциях, при подготовке материалов и документов Тюменской областной Думы, разрабатываемых на региональном и межрегиональном уровнях, и при выполнении НИР по грантам Российского гуманитарного научного фонда 2006-2010 гг.: проекты № 06-03-00566а и № 09-03-00676а. Материалы диссертации используются автором в учебном процессе при чтении курсов «Экономическая социология» и «Управление социально-экономическим развитием региона».

Структура и объем диссертационной работы. Диссертация состоит из введения, трёх глав, объединяющих 11 параграфов, заключения, библиографии, насчитывающей 684 наименование, 8 приложений, представляющих собой комплексный анализ данных социологических репрезентативных исследований. Объём диссертации составляет - 394 страниц, приложений - 125 страниц. Текст диссертации включает: 12 таблиц и 29 рисунков; приложения включают: 117 таблиц и 11 рисунков. В приложениях представлены: обоснование, параметры и структура выборок, основные результаты анализа данных социологических исследований 2006-2010 гг. (линейные распределения, факторный и кластерный

19

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


анализ значимых результатов); статистические показатели развития и анализ значимых характеристик Тюменского региона и сопряжённых территорий; анализ уровня и качества жизни, социальной стратификации и мобильности населения; описание проблем государственного и муниципального управления и регионального развития; примеры факторного и кластерного анализа на основе изучения индикаторов регионального развития; анализ инвестиционного процесса региона (юг Тюменской области, ХМАО-Югра, ЯНАО-Ямал).

II. Основное содержание работы

Во Введении раскрывается актуальность исследуемой проблемы, определяются цель, объект, предмет, гипотезы и задачи исследования; обосновываются новизна, теоретическая и практическая значимость работы, излагаются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Методология и теория экономической социологии как концептуальная основа анализа социального воспроизводства региона» представлено состояние теоретической и эмпирической разработки проблематики в отечественных и зарубежных публикациях как предпосылки для определения, выработки собственной позиции автора; рассмотрена ключевая проблематика социального детерминизма процессов воспроизводства, представлены различные обоснования социального подхода к экономике и детерминирующих факторов в жизни общества, выявлены проблемы экономического и социального воспроизводства, проведён анализ дискуссий относительно использования различных типов методологией экономико-социологического исследования и представлен выбор авторской концепции.

Анализируя классические (Г. Зиммель, Р. Парк, Э. Бёрджесс) и современные (Е. Банго, П. Бурдье, Э. Гидденс, А. Лефевр, Н. Луман) подходы к пониманию проблематики регионального пространства, диссертант приходит к выводу о том, что логика развития фундаментального научного знания о региональном развитии потребовала использования пространственной парадигмы и внесения корректив в содержание понятийного аппарата. Благодаря идеям западных учёных: теории габитуса П. Бурдье, производства пространства А. Лефевра, теории «локала» в парадигме структурации Э. Гидденса и др., социология пространства вышла на новый качественный уровень. Немецкий социолог Е. Банго с опорой на общую теорию социальных систем Н. Лумана предложил концепцию "социорегиона". К осознанию важности данной темы именно в контексте теоретического анализа подходят в последнее время многие российские социологи. Но системное изучение феномена региона и его воспроизводства в отечественной науке началось ещё в XIX веке, когда экономической географией был накоплен большой массив данных.

Дореволюционная российская экономико-географическая традиция сформировалась, прежде всего, в связи с опытом построения районов Российской империи (К. Арсеньев, А. Ермолов, Д. Менделеев, Д. Рихтер, В. Семёнов-Тян-Шанский, А. Челинцев). Районирование стало предметом науки, занимавшейся разделением России в хозяйственном отношении на относительно однородные

20 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


районы. Критериями его были преимущественно естественно-исторические и хозяйственные особенности. Районирование, выступая методологическим приёмом практического познания, по сути дела являло собой эмпирический учёт хозяйственной жизни. Акцент при этом делался на характеристике частей страны как составляющих органичного целого. Россия представлялась учёным того времени единой территорией, что в целом обусловливало преобладание познавательного аспекта в районировании и создании «живой истории» страны.

В это же примерно время исследования регионов получили своё дальнейшее развитие в экономике, социологии, демографии, этнографии, политических науках. Их проблематика находила отражение также в других науках, особенно в статистике, развитие которой обеспечивало прагматические государственные интересы. Отечественной наукой в 1930-е годы был накоплен специфический опыт регионального планирования социально-экономического развития регионов: внедрены в жизнь концепции района как производственного комбината, территориально-производственного комплекса (совокупность производств, от размещения которых на одной площадке достигается дополнительный экономический эффект), районного энерго-производственного цикла (как совокупности производств, объединенных связями по сырью и энергии), введенные Н. Колосовским. Позже возобладала идея социально-экономического выравнивания регионов, региональные исследования перестали представлять интерес и были практически прекращены.

Систематическое изучение регионов России возобновилось в середине 1950-х - начале 1960-х годов в связи с реформами Н. Хрущева, для чего понадобилось научное обоснование разделения страны на экономические районы, для управления которыми создавались Советы народного хозяйства (совнархозы). Вопрос заключался в том, что если внутри совнархоза взаимосвязи между предприятиями складывалась более или менее благополучно, то в отношениях с предприятиями «чужого» совнархоза возникали серьёзные трудности. Эту проблему называли «местничеством» и списывали на счёт «несознательности» руководителей совнархозов; однако дело было не в разногласиях типа «своё» -«чужое», а в том, что переход на распределенную систему управления оставил практически неприкосновенной систему старых производственных связей и сложившейся ранее принципы «вертикальной кооперации».

С точки зрения развития страны и её регионов в 1960-х гг. потребовался объективный диагноз, и необходимость научного осмысления состояния экономики дала ход научным дискуссиям. Одна из первых монографий, связанная с воспроизводственным процессом региона, была опубликована Б. Орловым и Р. Шнипером. В работе были рассмотрены методологические вопросы этой проблемы, дано научное обоснование расширенного воспроизводства региональной экономики, рассмотрены его специфические особенности и выявлены отличия от общесоюзного воспроизводства. Важным моментом являлось то, что в этой публикации впервые давались конкретные предложения по совершенствованию территориального планирования в СССР, гармоничному сочетанию отраслевых и территориальных интересов.

21 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


В 1970-х годах классическая трактовка региона как территориального развития производственных сил и производственных отношений была предложена Н. Некрасовым, патриархом региональной экономики, и его подход заложил научные основы, позволяющие рассматривать территориальное образование с позиций как его экономической, так и социальной природы. В то же время Н. Федоренко указывал, что регион как хозяйственная система представляет собой «совокупность самых различных отраслей хозяйства рассматриваемой территории, охватывающих производство, распределение, обмен и потребление материальных благ и услуг». Изучение закономерностей регионального воспроизводства развернулись в Ленинградском финансово-экономическом институте; весомый вклад в исследование региональных проблем воспроизводства внес М. Бахрах. Социологическое изучение регионов стали проводиться в рамках разработки планов социально-экономического развития предприятий, городов и сёл. Внимание таких ведущих социологов, как Н. Аитов, Г. Куцев, Н. Лапин, Ж. Тощенко, О. Шкаратан было сосредоточено по большей части на социальной стратификации города и анализе строения этой территориальной общности (выделение социально-профессиональных, доходных и других групп). В 1980-х гг. региональные исследования были продолжены на теоретико-методологических основаниях новой, но быстро развивавшейся науки экономической социологии. Масштабные проекты реализовывались также в рамках таких направлений как социология города и деревни, сосредоточившихся на изучении поселенческих форм региональной жизни, что было отражено в классических работах Т. Заславской и Р. Рыбкиной.

Интеграция экономико-географических, социологических и экономических исследований регионов и регионального развития поставили в повестку дня выделение социологии региона. Заметным этапом её институализации стала дискуссия о предмете социологии региона ведущих социологов страны в Уральском научном центре АН СССР. Н. Лапин один из первых исследователей в российской социологии стал изучать регион как самовоспроизводящуюся социальную общность, выделил несколько слоевых содержаний понятия «регион»: как регион в территориальных границах субъекта Российской Федерации и основной элемент федеративного (политического, административно-управленческого) устройства России; «регион» вместе с тем -как исторически сложившаяся территориально-культурная общность, ячейка социокультурного пространства страны; наконец «регион» - как «местное сообщество», содержание которого сближается с Gemeinschaft по Ф. Теннису.

В результате анализа этих проблем диссертант приходит к выводу о том, что пространственная парадигма дает возможность глубже познать закономерности регионального развития; позволяет идентифицировать структурно-динамические качества и признаки пространственно локализованных систем различного ранга; сопрягать региональное развитие не с одной пусть даже важной составляющей жизни общества (в частности, с производством), а с динамикой многих компонентов социума; определять и конструировать механизмы саморегулирования региона как воспроизводственной системой мезоуровня.

22 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


В главе приводятся аргументы соискателя о философских предпосылках обоснования воспроизводства региона в рамках фундаментальной концепции К. Маркса воспроизводства человека как родового существа. Его предназначение ("родовая сущность") заключено в том, чтобы становиться и быть целостной ("гармонично развитой") личностью. Особенностью методологии являлся социальный подход к экономике, а именно: рассмотрение закономерностей экономического развития с позиции интересов, деятельности и отношений классов, занимающих различное (в том числе противоположное) положение в системе производства, распределения, обмена и потребления общественного продукта. Стержнем социального механизма развития экономики была объявлена классовая борьба пролетариата и буржуазии, основа которой -противоположность классовых интересов в отношениях собственности на средства производства и политической власти, описанная К. Марксом. Этот методологический принцип до сих пор не устарел и может быть взят за основу социолого-экономического исследования, в том числе и регионального воспроизводства.

Современные экономические социологи видят предпосылки социального воспроизводства и преемственности в наличии элементов стабильной социальной структуры, которая способствует трансляции от поколения к поколению необходимых для соответствующих видов деятельности знаний, навыков, способов поведения, образов жизни. Согласно Т. Заславской, социальная структура более или менее стабильно закрепляет крупные сферы жизнедеятельности за столь же крупными категориями социальных субъектов, воспроизводящимися преимущественно на собственной основе (крестьяне, индустриальные рабочие, массовая интеллигенция, чиновники, ученые, военные, и др.). В настоящее время в экономической социологии накоплен богатый опыт исследования регионов как на общетеоретическом, так и практическом уровнях.

Используются разные методологические подходы к анализу региональных проблем: идеальных типов М. Вебера, инструментального и коммуникативного действия Ю. Хабермаса, разделение территорий на ядерные, полупериферийные и периферийные И. Валлерстайна. Важным дополнением к данному перечню может быть концепция социального конструирования реальности П. Бергера и Т. Лукмана, согласно которой сама социальная реальность конструируется людьми на коллективном и на индивидуальном уровне. Применительно к социально-экономической теории региона это означает, что комплексный экономико-социологический анализ региона требует изучения феноменов осознания и форм переживания людьми, проживающими на одной территории, как идентификации ими данного региона; понимания сущности региональное™, выражаемой ими в соотношении себя с социально-территориальным сообществом; осознанием места и роли региона в структуре государства и в проявлении соответствующей системы коммуникаций; в ключевых признаках территориального поведения; и в более широком контексте территориального разделения труда (размещения производительных сил). Автор показал, что базовое понятие данной диссертационной работы территориальная общность (community) и её воспроизводство рассматривается преимущественно в зарубежной литературе

23 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


(например, у Н. Смелзера). Термин "общность" имеет множество оттенков

значений и поэтому его трудно зафиксировать однозначно. Так, Л. Пал ввёл

понятие "местные общества". Автором показано, что большая часть

регионоведческих трудов, изданных в нашей стране, посвящена сравнительному

анализу регионов, особенно в плоскости взаимоотношений типа «центр -

регионы», где первостепенное внимание уделяется их экономическому развитию,

рассматриваемому через призму федерализма . По авторитетному мнению И.

Рязанцева, такого рода комплексное исследование региона должно проводиться в

трёх измерениях: через поиск единства и взаимозависимости важнейших

элементов его структуры (природного: географического положения, рельефа

местности, климата; антропогенного: транспортной инфраструктуры, поселений,

производственно-экономической        сферы;         социального:        социально-

территориальных и поселенческих общностей); посредством проведения анализа взаимодействия экономической, политической, этнокультурной и социальной сфер жизни регионального сообщества; а также посредством диахронического анализа развития региона за более или менее длительный промежуток времени.

На основе переосмысления теоретических разработок в главе был сделан методологический вывод о том, что все сферы общественной жизни имеют определенную локализацию и структурно организованы в пространстве.

Во второй главе диссертации: «Разработка категориального поля понятий, репрезентирующих концептуальную схему анализа социального воспроизводства региона» были рассмотрены следующие сопряжённые друг с другом концепты: региональное пространство и территориальная общность, территориальные интересы, региональная идентичность, территориальное поведение.

Анализ различных определений, связанных с пространством региона, показал, что содержательная сторона понятия «регион» раскрывается в не недостаточно полном объёме. Так, регион рассматривается обычно либо как подсистема национальной экономики, либо как обособленное территориально-производственное образование.

Проблематика регионального пространства и территориальной общности заключается в противоречивом характере социокультурного пространства современной России как большого общества. С одной стороны, это пространство представляет собой исторически сложившееся целое, основу которого составляет единство базовых критериев. С другой стороны, оно сильно дифференцировано по вертикали и по горизонтали. Это проявляется в конфликтах регионов с центром и внутри самих регионов. С этой проблематикой связаны также такие методолого-теоретические проблемы, как трансформации пространственных общественных систем, которые в том числе представляют собой чередование

См., например: А духов А. Реформирование экономики и взаимодействие центра и регионов Российской Федерации // Вопросы экономики. 1996. №6; Айзатуллин Р., Курчаков Р. Актуальные вопросы социально-экономического развития регионов. - Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1988; Рязащев И. Социально-экономические отношения «регион - центр»: теория, методология, анализ. - М.: Изд-во МГУ, 1998; Туровский Р. Центр и регионы: проблемы политических отношений: Монография. - М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2006; Туровский Р. Политическая регионалистика. - М.: Изд. дом ГУ ВШЭ. 2006; и др.

24 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


прогресса и деградаций, стадиально-циклических и волновых социально-экономических процессов. В дискурс теории социального воспроизводства автором данной диссертации вводятся понятия, раскрывающие сущностные стороны регионального воспроизводственного процесса. Важнейшее из них -«региональный интерес».

Концепцию интереса впервые начали разрабатывать экономисты ????? в., а одну из первых попыток превратить понятие интереса в экономико-социологическую категорию предпринял Дж. Стюарт. К выводу о том, что частные интересы надо направлять к общему благу пришёл ещё Т. Гоббс, основоположник теории социального порядка. Собственный интерес людей он назвал "самой могущественной и самой разрушительной человеческой страстью". Отсюда - его теория "войны всех против всех", выход из которой должен состоять в том, чтобы люди отдали большую часть своих прав государству («Левиафану»), защищающему их от самих себя. Б. Мандевиль показал, что помимо принуждения существует другой способ «приручить» разрушительные человеческие страсти, связанные с эгоистическими интересами, а именно: поставить их на службу обществу. Этот способ состоит в эффективной экономической деятельности, в результате чего «страсти», ранее считавшиеся предосудительными (жадность, стяжательство, стремление к выгоде), «приобретают привилегированный статус под именем интересов». Целостное представление о человеческой природе и его эгоистическом интересе в основу теоретической системы положил А. Смит. Собственный интерес, эгоизм - это «одинаковое у всех людей постоянное и неисчезающее стремление улучшить свое положение». Дж. Стиглер назвал эту систему «величественным дворцом, построенным на граните собственного интереса». Интерес, по Смоллу, - это не что иное, как вообще «основная единица социологического анализа».

Экономико-социологическое понятие интереса в российской социологии было разработано и затем переосмыслено А.Г. Здравомысловым. Данная тема до сих пор актуальна. Современный классик экономической социологии Р. Сведберг в своей статье «Возможно ли социологическое понятие интереса?» отмечает, что возможно, но социологическое понятие интереса ассоциируется при этом с экономическими науками, а не с экономической социологией, в результате чего социологи уделяют ему меньше внимания, чем оно заслуживает.

В современной науке разработка категории собственно регионального (локального) интереса далеко продвинулась не в региональной социологии, а в политической регионалистике. Интерес в этой науке рассматривается как конституирующая сила, представляющая собой политическое действие с целью его конкретной реализации. Введение в научный оборот категории интерес позволило исследовать баланс сил, которые, с учетом роли идей, идеологий и когнитивной составляющей стали научно значимыми (релевантными) в качестве воспринимаемых интересов. Интерес любого человека детерминирует тот уровень усилий, которые тот прилагает к достижению конкретных целей в социальной жизни. В контексте экономической социологии в развитом локальном сообществе «первичны» социально-экономические детерминанты развития региона. Это объясняется тем, что, в настоящее время в регионах вновь

25

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


обостряется старая проблема, непосредственно связанная с недостаточным производством материальных благ. В ситуации нового кризиса (2008-2010 гг.) происходит рост безработицы, рост цен, снижение финансовых потоков и то, что П.Сорокин обозначал как «"Допустимо всё, что выгодно" - нравственный принцип нашего времени, который дополняется болезненной озабоченностью утилитарными ценностями . Раскрывая дискурс теории П.Сорокина объективной и субъективной сторон социального взаимодействия субъектов, диссертант делает вывод о том, что категория взаимодействие, как сущностный признак интересов, позволяет синтезировать субъективное и объективное в интересе.

Субъективно-объективный методологический подход позволяет учитывать социальную природу агента экономического действия, вступающего во взаимодействие с целью реализации интересов с другими субъектами.

Интересы обусловлены положением субъекта в социальной иерархии общества, его свобода действий ограничена условиями его жизни, социальными нормами, системой социокультурных ценностей.

В условиях кризиса трансформируется сама система интересов субъектов экономического действия, выдвигая на первый план интересы менеджеров компаний, новых монополистов, субъектов новых секторов экономики, прежде всего финансового, различными средствами воздействуя на власть и ее политику; причём все регионы ищут финансовую поддержку, понятие экономики региона всё более связывается с хозяйственным процессом, покрывающим дефицитные ресурсы; нормальное развитие региона всё более зависит от его первоначальной основы - удовлетворения материальных потребностей жителей региона. Жители региона как микроакторы более или менее рационально рассчитывают свои усилия и выгоду, которую смогут получить в результате собственных действий, причём речь идет не только о материальных, но и о широком круге социальных выгод и вознаграждений. Если же итоговое вознаграждение оказывается достаточным по сравнению с затраченными усилиями, то данное действие закрепляется, постепенно становится нормой (даже если оно и не оптимальное) -и тем самым подобные выгодные экономические действия воспроизводятся.

Если вознаграждение, как материальное, так и социальное согласно опыту микроактора недостаточное, то закрепляется избегание соответствующих форм поведения, структурирующих социальное пространство. Когда такого рода процессы типизируются, то начинается закрепление деструктивных практик (например, миграционный отток из региона, избегание налоговых практик, отток капиталов и т.п.). Материальная сфера региональной экономики - это и есть то экономическое пространство, где произведенные продукты предназначены для обмена, люди работают на рынок и где стоимость этих продуктов принимает денежную форму. Ориентация населения региона на эквивалентный обмен и использование денежного эквивалента - это важнейшие элементы социально-экономических отношений в закреплении социального воспроизводства региона.

Сорокин П. Социокультурная динамика // Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество / Пер. с англ. -М.: Политиздат, 1992. С. 277.

26 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


Обращаясь к примеру оптимального сочетания региональных интересов, имеет смысл указать на программу «Сотрудничество», которая осуществляется в трёх субъектах Федерации: Тюменской области - юга области, ХМАО - Югры и ЯНАО. Уникальность состоит в том, что этот мегапроект призван сохранять и политическое, и экономическое, и социальное равновесие на всей территории Тюменской области как сложно-составного субъекта Российской Федерации с учётом ключевых региональных интересов как мезоакторов, так и микроакторов Тюменской области. Подобный проект интеграции сложносоставных субъектов РФ в истории постсоветской России уникален. И хотя взаимоотношения северных округов и юга Тюменской области остаются непростыми, чреваты противостояниями по различным региональным интересам, тем не менее достигается взаимно выгодный консенсус.

Реализация программы «Сотрудничество» в Тюменском регионе привела к мощному синергетическому эффекту, одновременно усилив позитивное действие соединения интересов и ресурсов различных территорий юга Тюменской области, ХМАО - Югры и ЯНАО, минимизировав, насколько это возможно, негативные эффекты. Губернатор Тюменской области В. Якушев в этом контексте справедливо отмечает: «Интересы - двусторонние, сегодня никто не претендует на главенство. Есть понимание, что мы друг другу необходимы. Надо просто нормально двигаться, нормально сотрудничать. А кто старше, кто главнее - надо выносить за скобки» .

Помимо категории территориального интереса, в авторскую разработку поля понятий, репрезентирующих концептуальную схему анализа социально-экономического развития региона и социального воспроизводства региона, включено понятие региональная идентичность. Отталкиваясь от попытки ответа на вопрос: «к чему я принадлежу?», социально-территориальная идентичность позволяет индивиду ощущать себя частью региональной общности, выступает объединяющим коллективность фактором и благодаря такой идентификации обстоятельства её социальной жизни приобретают для индивида личностный смысл, как справедливо отмечают Н. Шматко и Ю. Качанов.

Социологический вариант теории региональной идентичности основан на теории символического интеракционизма Дж. Мида. Его концепция послужила базой дальнейшего конструктивного развития идентичности, которая нашла своё продолжение в работах П. Бергера, Г. Гарфинкеля, И. Гофмана, Т. Лукмана, А. Шюца. Концепция идентичности посредством процесса Я-категоризации напоминает концепцию укорененности экономического действия в социальных структурах, разработанную М. Грановеттером, публикация которой сделала его лидером среди теоретиков экономической социологии. В модели А. Шюца идентификационный процесс рассматривается по аналогии с адаптационным: субъектное вхождение в сложившуюся социальную систему. В теоретическом плане соединение его идей с ролевой теорией привело к возникновению ряда новых социологических концепций социальной идентичности, среди которых

1 Якушев В. Сердце Тюмени // Тюмень: старт века. - Тюмень: Тюменский дом печати -2006. С. 366.

27 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


наиболее популярна модель Ш. Страйкера и П. Бёрка. Концепция контроля идентичности Бёрка, анализ которой важен для разработки интегральной теории региональной идентичности, относится к разряду теорий среднего уровня (по Р. Мертону). В субъективном плане региональная идентичность, по мнению соискателя, проявляется и развивается как осознание локальных интересов, посредством действия индивидуальных когнитивных механизмов, мотивации индивида, которые лежат в основе формирования межличностных связей, групповых и межгрупповых феноменов в терминах преимущественного порождения их коллективным региональным сознанием . Региональные общности воспроизводятся таким образом, что её члены ощущают особую региональную идентичность. Подобные чувства обнаруживаются на уровне практического сознания и часто не предполагают единодушия во взглядах или консенсуса других, не региональных ценностей.

Коллективные идентичности существуют благодаря тому, что отделяют одних людей от других при помощи определенных маркеров - показателей. Как следствие, в региональной идентичности центральная роль принадлежит дихотомии «мы - они» («свой - чужой»), проводятся границы, когда потребность в осознании себя невозможна без сопоставления, без осознания собственной «самости» и чужой «инаковости» . Категория идентичность используется для классификации социального пространства и одновременно - это категория разделения этого пространства, используемая социальными акторами. По верному утверждению В. Малахова, "идентичность" относится к числу тех категорий, которые функционируют одновременно как теоретические и как практические инструменты, то есть как инструменты, которые представители академического и экспертного сообществ применяют и в аналитических и в политических целях. Границы - важный элемент региональной идентичности, которые выступают не просто рамками (линиями), обособляющими одно территориальное пространство от другого, но приобретают статус социально значимого символа территории. Разработка символов, маркеров территории при этом - специальная задача мезоакторов.

Категоризация социальной и региональной идентичности предполагает также  позиционирование  индивида относительно  его  жизненного пути.  По

По аналогии с концепцией дюркгеймовского «коллективного сознания» (или «групповой психики»). Известно, что Э. Дюркгейм противопоставлял психологизму анализ общества в категориях реальных социальных групп, сплавленных в одно целое «коллективным сознанием». Главной силой общественной жизни он считал коллективные представления, обеспечивающие солидарность социальной группы и развивал требование исследовать в качестве социальных фактов объективированные продукты коллективного сознания; происхождение и сущность коллективного сознания непосредственно зависели от общения между индивидами, особенно важными для формирования коллективной идентичности как психологическое взаимодействие индивидов во время коллективных собраний, церемоний, праздников, обрядов. Это ритуалы и обряды становились социальной основой воспроизводства идентичности в группе - См.: Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. - М., 1991.

Нойманн И. Использование «Другого»: образы Востока в формировании европейских идентичностей / Пер. с англ. В. Литвинова и И. Пилыцикова, предисл. А. Миллера. - М.: Новое издательство, 2004. С. 14-15.

28 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


глубокому замечанию Э. Гидденса, индивиды позиционируются в пределах постоянно расширяющейся сферы зон - дома, на рабочем месте, по соседству, в регионе, в городе, государстве-нации и мировой системе, всё в большей степени соотносящей детали повседневной жизни с социальным феноменом массового расширения социального пространства. В итоге, по Э. Гидденсу, человек различным образом позиционируется в рамках социальных взаимоотношений, порождаемых специфическими социальными идентичностями. Помогая ответить на вопрос «к чему я принадлежу?», региональная идентичность позволяет индивиду ощущать себя частью своей общности, фиксируя при этом его особый интерес и выступая фактором, объединяющим его в соответствующую коллективность. В этом контексте региональная идентичность есть идеальная представленность социального отождествления, отражая представления человека о принадлежности к общности своих и отличии от чужих. Дискурс идентичности актуализирует задачу выявления интегрирующих или дифференцирующих признаков, заложенных в конкретном типе идентичности.

В результате проведённого понятийного анализа диссертант утверждает, что региональная идентичность - это переживаемые и осознаваемые смыслы и ценности той или иной локальной общности, формирующей самосознание территориальной принадлежности индивида и группы. Вопрос региональной идентичности для них является, по сути дела, вопросом смысложизненным.

Так, для русского населения региональная идентификация определялась не столько его национальностью, сколько его территориальной принадлежностью, придающей в собственных глазах и глазах окружающих специфические социально, психологически и культурно значимые признаки. Об этом писал П. Сорокин, согласно которому «из всех связей, которые соединяют людей между собой, связи по местности являются самыми сильными. Одно и то же местожительство порождает в людях общность стремлений и интересов. Сходство в образе жизни, семейные связи, товарищеские отношения, созданные еще с детства, придают им общий характер, создающий живую связь ... В итоге образуется группа, отмеченная колоритом данного места. Таковы в России типы "ярославца", "помора", "сибиряка" и т.п.»1.

В объективном плане региональная идентичность часто выступает как процесс интерпретации региональной уникальности, когда данный регион становится институционализированным в определенном виде сообщества. Этот процесс обусловлен и поддерживается дискурсивными практиками и ритуалами и состоит из производства региональных границ, системы символов, смыслов и институтов. Акцент делается на объединении людей по региональному признаку для выражения своих региональных (локальных) интересов в тех или иных сообществах вне прямой связи с территориальным делением. В итоге возникает сообщественный эффект, означающий: сообщество существует, оно обретает политическую субъектность, происходит его активизация и актуализация в политическом и в социально-экономическом пространстве. Индикатором существования такого сообщества является наличие «чувства места» (Д. Эгнью):

Сорокин П. Система социологии. В 2-х томах. Т. 2. - М., 1993. С. 210, 213.

29 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


локальной идентичности. П. Бурдьё выявил ещё два аналогичных сопряжённых понятия - «чувство своего места» (sense of one's place) и «чувство места другого» (sense of others' place), которые в его теории обозначают разные способы конструирования социального пространства, связанные с концепцией габитуса. Габитус, в свою очередь, есть одновременно система схем производства практик, восприятия и оценивания практик. Эти операции выражают также социальную позицию, в которой габитус был сформирован, поэтому габитус производит практики и представления, поддающиеся классификации и объективно дифференцированные. Возвращаясь к выделению двух базовых составляющих региональной идентичности - объективную и субъективную, диссертант подчеркивает, что в субъективном плане региональная идентичность выступает как осознание интересов, индивидуальных когнитивных механизмов, мотивации, которые лежат в основе формирования межличностных связей; групповых и межгрупповых феноменов в терминах их преимущественного порождения коллективным региональным сознанием.

Авторский подход к воспроизводству региональной общности в данном диссертационном исследовании заключается в использовании и группировке следующего набора понятий и модельных категорий экономической социологии:

1) Социальная сфера жизни общества и социальное воспроизводство связываются с концепцией социальной структуры в экономике, когда экономические действия акторов укоренены в конкретных системах социальных отношений. 2) Используется концепция социального механизма развития экономики, которая представляет этот процесс как результат взаимодействия различных общественных групп, имеющих различные интересы. 3) В социальном воспроизводстве ключевое место отводится укоренению отношений субординации и социальной иерархии в структуре власти, идее усиления (ослабления) властных позиций при распределении ресурсов. 4) Применяются элементы социокультурного подхода, элементы теории сетей и сети личных отношений (в различных формах солидарности). 5) Используются такие концепции, как «укорененность отношений», «структурная укорененность» и «социальное конструирование хозяйства». 6) Рассматривается институт денег и монетарные отношения социально-экономического обмена как реальные конструкции, которые соединяют партнеров в конкретных экономических сделках (трансакциях). 7) Анализируются детерминанты экономической культуры и процессы, когда экономическая культура "проникает" в субъекты через играемые ими роли и реализуемые статусы посредством социальных норм. 8) Применяется концепция власть-собственность в современной России, сопряжённая также с проблемой конфликтной зависимости от траектории предшествующего развития. 9) Учитывается контекстуальный момент: Россия и её регионы находятся на такой фазе своего развития, когда отсутствуют ярко выраженные институты и достаточно слабо артикулированы интересы групп, имеющих разнонаправленные интересы. При этом учитывается, что социальные региональные процессы тесно связаны с экономическими, но не определяются только экономикой. 11) Не менее значимы типы регионального поведения и собственно   социальные   факторы,   их   детерминирующие:   социокультурные

30 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


нормы и традиции (весьма различные для разных территориальных групп), накопленный человеческий капитал, мобильность и качество населения, социальный, культурный, символический типы капитала с ярко выраженной региональной спецификой, воздействие сложившейся системы расселения. 12) Воспроизводство территориальной общности имеет многоаспектную, многофакторную основу, где первичным является социальное воспроизводство.

Рис. 1 Интегративная модель воспроизводства территориальной общности

Автор приходит к выводу о том, что экономический, инвестиционный, социальный и символический типы капитала лежат в основе всего социального воспроизводства (социальных структур), а человеческий капитал - это не только носитель экономической деятельности субъекта, но и важнейший индикатор развития территории, один из инструментов измерения активности территориальной общности населения, а также его самоидентификации. Выводы по второй главе представлены в виде модели интегративной схемы (рис. 1) анализа воспроизводства территориальной общности на основе базовых концепций территориальной общности, территориальных интересов, территориальной идентичности, и эксплицитно связанных с ними процессов социального      воспроизводства,      рассмотрения      экзогенного      механизма

31

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


цикличности социальных процессов. Вербальное описание данной конструкции (рис. 1) автор представляет следующим образом:

1.  Воспроизводство территориальной общности в контексте теоретической

социологии сопряжено с тематикой пространственного измерения социальных

систем. Дискурс социологии пространства отражает совмещение основных

вопросов понимающей социологии: «как» ("как возможно общество?", "как

возможен социальный порядок?", "что происходит и что за этим стоит?") и «где»

("где возможно общество?", "где возможен социальный порядок?", "где" что-то

происходит и, в итоге, «что за этим стоит»). Воспроизводство территориальной

общности указывает место процесса возобновления социальных систем, а если

между индивидами нет взаимодействия, то пространство между ними -

"практически говоря: ничто" (Ф. Филиппов). Речь в данном случае идет о том,

какой смысл приобретает социальное пространство для тех, кто вступает во

взаимодействие.

2.   Концептуализация социального пространства имеет фундаментальное

научное значение и связано с контекстами социальной и экономической

стратификации, социальной и культурной мобильности, социальной дистанции,

социальной позиции, структурой распределения капитала и дохода, местом

декларируемой борьбы за редкие ресурсы. Социальное пространство производит

и воспроизводит структуры власти, формы капитала и социальные неравенства.

Поэтому пространственное воспроизводство территориальной общности, понимаемое как интеграция процессов возобновления социальных систем на уровне региона, приобретает особую научную значимость.

3.   Воспроизводство территориальной общности интерпретируется как

интеграция четырёх крупных подсистем: социального воспроизводства

(функционирование различных форм капитала: символического, социального,

экономического, инвестиционного и взаимосвязанные с ними процессы

производства материальных благ, рабочей силы, экономических отношений,

социальной структуры); социальной общности (совокупности индивидов,

выполняющих ту или иную совместную деятельность, для которых характерны

схожие черты жизнедеятельности и сознания, наличие неких общих признаков,

например, осознание единства своих интересов, развитое коллективное чувство

«мы»); территориальные интересы (реальные причины социальных действий,

стоящих за побуждениями акторов и системы их предпочтений (ожиданий),

основанные на их отношении к данной территории); территориальная

идентичность (в общем случае понимаемой как результаты когнитивного,

ценностного и эмоционального процессов осознания принадлежности к своему

региональному сообществу, осмысления своего места и роли в региональных

взаимодействиях).

При этом каждая из представленных моделей социального воспроизводства, социальной общности, территориальных интересов и территориальной идентичности (рис. 1) имеет как самодостаточное значение, так и сопряжённый контекст воспроизводства территориальной общности с другими моделями.

В третьей главе диссертации («Воспроизводство региональных социально-экономических систем: на примере изучения Тюменского региона») представлены

32

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


ключевые подходы в разработке воспроизводственных циклов рыночной системы региона; проведён статистический и социологический анализы особенностей регионального воспроизводства конкретного региона.

В третьей главе предпринята авторская попытка переосмыслить главный (центральный) "гоббсовский" вопрос социологии "Как возможен социальный порядок?" в локальной области, а именно: попытаться дать ответ на вопрос "где?" ("где находится то, что социология изучает?") - как в теоретическом плане, так и на примере конкретного региона. Автор считает, что для подобного «полного теоретического синтеза» (Дж Тернер) могут быть использованы такие относительно разрозненные научные течения как: элементы структурного функционализма Парсонса и его функциональные категории, характерные для систем действия (схема AGIL); теория М. Грановеттера о встроенное™ экономического действия в социальное; концепция территориальности Р. Сака, предполагающая «контроль над определенным пространством как способ, позволяющий контролировать доступ к вещам и отношениям» (Р. Сак); теория социального пространства (А. Филиппов); теория конструирования пространства общезначимых смыслов, в котором индивид отождествляет себя с ролями через установленные общностью правила идентификации, институционализации и хабитуализации действия (П. Бурдьё, П. Бергер, И. Гофман, Т. Парсонс, Т. Лукман); теории символического господства, осуществляемого со стороны господствующей модели культуры (П. Бурдьё); целый спектр похожих друг на друга концепций этатистско-традиционалистского социеталъного порядка (Н. Лапин), идей по поводу воспроизводства прежнего социеталъного порядка (Т. Заславская) и этакратизма (власти-собственности), её закрепления и развития в системе экономических отношений (Л. Васильев, М. Восленский, Р. Нуреев, В. Радаев, А. Рунов, О. Шкаратан), примыкающие к ним концепции зависимости от предшествующего развития - теории «Path-dependency» (Б. Артур и П. Дэвид), теории QWERTY-эффектов (П. Дэвид и Д. Пуфферт) - в целом основанные на идеях азиатского способа производства (К. Маркс); теории рынка как механизма воспроизводства власти (А. Олейник) с использованием концепта доминирования через наложение интересов на рынке, предложенного М. Вебером; институциональных сил в контексте теории конкурентного изоморфизма (П. Ди-Маджио, У. Пауэлл); различных концепций идентичности, которые в том числе «складываются на основе многослойных отношений, в которых переплетены бизнес, репутация и дружба» (У. Пауэлл и Л. Смит-Дор).

Хотя представленный список теорий и концептов далеко не полный, тем не менее, автор пришёл к осознанию, что на этапе теоретического синтеза полный спектр представленного круга теорий для построения социологической теории воспроизводства региона «не поднять» в силу теоретической непроработанности их «стыковых» моментов. Автор решил ограничиться изучением аналитических взаимосвязей предельно абстрактных понятий экономики, культуры, политики и общества (социеталъного сообщества), способных обозначать широкий круг социальных явлений, включая уровень региона, основываясь на теоретически проработанной четырехфункциональной схеме Т. Парсонса, предназначенной для анализа систем действия. Как известно, по Парсонсу, общество (общность)

33 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


как система действия должно решать четыре проблемы выживаемости (схема AGIL): адаптацию, достижение целей, интеграцию и латентность. Адаптация затрагивает проблему экономики (в более широком контексте - приспособление к воздействиям внешней среды); целедостижение относится к проблеме установления приоритета в системе целей и мобилизации системы средств; латентность охватывает две взаимосвязанные проблемы - сохранение формы (чтобы акторы в социальной системе проявляли «соответствующие» черты: мотивы, потребности, роли) и снятие напряженности. Интеграция обозначает проблему координации и поддержания жизнеспособных взаимосвязей между единицами системы. Для экономической социологии в четырехфункциональной схеме анализа системы действия Парсонса представляется полезным выделять такой элемент, как экономика и её роль в повышении адаптивного потенциала.

Экономика как компонент нормативного порядка, согласно Парсонсу, «сопряжен с областью практического. Наиболее очевидными сферами его приложения являются экономика и технология, а его руководящий принцип -желательность эффективного управления ресурсами ... экономическая категория кроме прочего имеет в виду развитие рынков и монетарных механизмов, существенно необходимых для осуществления социальных функций». Нельзя не отметить важное замечание Парсонса и о том, что современные ему экономисты показали, что «через процесс кредитования и инвестирования деньги могут быть одним из первостепенных инструментов повышения уровня производства, равно как и совершенствования обмена в системе разделения труда ... фундаментальное свойство денег ... есть их способность через механизм кредита повышать производительность экономики, находит аналоги в действии других обобщенных средств, прежде всего власти и влияния». Анализ экономической системы региона имеет фундаментальное значение для адаптации региона и реализации ролей макро-, мезо- и микроакторов. Говоря о социальном воспроизводстве региона нельзя забывать и то, что «за культурной системой закрепляется в основном функция сохранения и воспроизводства образца, равно как и творческого его преобразования» . Развивая и операционализируя данную схему Парсонса, автор основывается на том, что в качестве территориального поля исследования может быть выбрана экономика Тюменской области, которая как таковая вбирает в себя ряд определяющих принципов и признаков, позволяющих рассматривать область с различных позиций: как субъектов РФ мезоуровня; как региона - структурного элемента в государственно-территориальном устройстве страны; стратегически важнейшего опорного региона с точки зрения масштабов, уровня и вклада в экономику России. Важно при этом обратить внимание на социально-экономические процессы в контексте характера специализации как достаточно развитого регионального хозяйственного комплекса; региона со сложившимся социально-экономическим генотипом, основой которого выступает определенный тип воспроизводства, региональных интересов, устойчивой региональной идентичности и экономического поведения в хозяйственном и социальном механизме.

1 Парсонс Т. Система современных обществ ... С. 16, 36, 45.

34

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


Автором исследованы факторы и условия развития Тюменского региона, основной акцент сделан на анализе динамики величины и структуры валового регионального продукта и инвестиций как главного фактора воспроизводства, в том числе в сравнении с другими регионами и страной в целом. Ключевым требованием и главным индикатором воспроизводства (устойчивого развития) региона выступает произведенный ВРП, который исследуется соискателем в сопряжении с показателями занятости, заработной платы, инвестиционных вложений (инвестиционной активности) как фактора дальнейшего успешного воспроизводства региона. С экономической точки зрения территориальные аспекты общественного воспроизводства находятся в тесной взаимосвязи с территориальным разделением труда, которое обеспечивается размещением производительных сил в России в целом. Тюменский регион стабильно входит в число регионов-лидеров России. В то же время медленная трансформация исторически сложившегося социально-экономического генотипа (региональной идентичности) как нефтегазодобывающей территории говорит об инерционности развития и устойчивости региона как сложноорганизованной социально-экономической системы. Автором был выделен ряд существенных черт, присущих региональному воспроизводственному процессу, связанным с открытым (рыночным) характером экономики региона, обусловливающем необходимость в межрегиональных связях по поводу производства, накопления, распределения, обмена и потребления материальных благ. С одной стороны, региональная экономика функционирует как мезоуровень, участвуя в производстве и распределении совокупного продукта и национального дохода страны. С другой стороны, для представления своих интересов, регион должен обеспечить развитие элементов производительных сил и реализовать адекватные формы производственных отношений. Региональный воспроизводственный процесс связан с совокупностью единичных производств на территории, от которых зависят возможности комплексного развития экономики и решения социальных задач на микроуровне. Методы интенсификации регионального воспроизводственного процесса зависят как от завершенности, так и от зрелости социально-экономических структур региона. Например, степень освоенности района фиксируется такими признаками, как завершенность комплексов профилирующих отраслей, структура инвестиций, величина и сроки службы созданных фондов, возраст этих фондов. Концепция рыночной системы региона означает, что для эффективного функционирования экономики региона и обеспечения потребностей населения необходимо развитие системы рынков, включающих в себя потребительский рынок, рынок средств производства, рынок труда, финансовый рынок, рынок недвижимости, рынок информации и другие рынки, особенности расширенного воспроизводства в районах, находящихся на разных стадиях освоения.

С позиций воспроизводственного подхода в системе региональных рынков выделяются три подсистемы: 1) рынки, связанные с обеспечением потребностей населения региона (рынки потребительских товаров и услуг); 2) рынки материально-вещественных потоков и обеспечением воспроизводства орудий и предметов труда (рынки средств производства, капиталов и подрядных работ); 3)

35

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


рынки трудовых, финансово-кредитных и информационных ресурсов (рынок труда, финансовый рынок, рынок информации). Осуществление регионального воспроизводственного процесса предполагает единство внутрирегиональных и межрегиональных материально-вещественных, финансово-кредитных, трудовых, информационных связей и пропорций, обеспечивающих процессы производства, распределения, обмена и потребления. Рассматривая традиционную триаду: макро-, мезо- и микроуровень, системный подход, анализирующий свойства региона, должен включать в себя концепцию обратной связи - это воздействие результатов функционирования системы, влияющих на параметры, от которых зависит качество управления региональным воспроизводственным процессом.

Региональный воспроизводственный процесс включает следующие компоненты: (1) системные свойства региона; (2) общественное разделение труда; (3) взаимосвязи регионального воспроизводственного процесса; (4) региональные воспроизводственные циклы. Внешнее экономическое пространство имеет решающее значение для деятельности всех субъектов региональной экономики. Оно обеспечивает бизнес-структуры материальными, финансовыми, трудовыми ресурсами и тем самым создает основу устойчивого развития. Внутреннее экономическое пространство включает в себя условия и предпосылки для функционирования рыночной системы региона. К ним относятся расположенные на территории региона элементы экономического потенциала, составляющие инфраструктурную основу регионального воспроизводственного процесса. Для обеспечения производства продукции и услуг элементы экономического потенциала должны возобновляться в соответствии с инвестиционными и инновационными процессами. Региональный воспроизводственный процесс подразумевает взаимодействие вертикальных и горизонтальных экономических связей. Вертикальные связи выполняют регулирующие функции, направляя региональную систему на выполнение ее главной функции - участие в территориальном разделении труда и развитие хозяйства региона в соответствии с интересами экономики страны. Горизонтальные связи - это элементы отраслевых систем и части единой региональной системы. У предприятий возникает объективная необходимость в решении не только отраслевых, но и региональных проблем (рис. 2).

Проблемы пространственного развития Тюменской области состоят в его существенной неравномерности, что является отражением различий в типах воспроизводственных процессов, характерных для городов и районов обширной географической территории области. Социально-региональная структура и социально-поселенческая структура представляется как территориальная проекция в соответствии с методологическими требованиями и научно-теоретическими разработками новосибирской экономической и экономико-социологической школами. Территориальные группы подразделяются на два типа общностей - поселенческие и региональные. Особенностями поселенческих общностей являются концентрация населения и условий его жизнедеятельности на сравнительно большой территории и дискретное размещение в пространстве.

36 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com

К региональному типу общностей относятся сельские районы, автономные округа, области, края, республики, субъекты Российской Федерации. Общности этого типа непосредственно граничат друг с другом и в совокупности занимают жизненное пространство. Если элементами поселенческой структуры служат социально-экономические типы поселений, особенно не учитывающие их географического положения, то элементами региональной структуры служат типы региональных объектов разного уровня. Особенно заметны различия между этими двумя типами общностей на примере Тюменского региона, который, являясь одним из крупных субъектов Российской Федерации, характеризуется высокой дискретностью социально-поселенческой структуры.

37

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


В Тюменском регионе нужно выделить несколько относительно крупных региональных центров, характеризующихся высокой плотностью населения, положительной динамикой социально-демографического состава, ростом административных, производственных и социальных показателей. Это Тюмень, Сургут, Ханты-Мансийск, Нижневартовск, Салехард. Структура заселения территории определялась железнодорожными, а позднее автомобильными магистралями. Юг Тюменской области пересекает участок Транссибирской магистрали, проходящий через Тюмень, Ялуторовск, Ишим, Заводоуковск. Железнодорожное сообщение связывает Транссибирскую магистраль через Тюмень и Тобольск с основными центрами добычи нефти и газа в автономных округах. Практически все северные города, получившие существенное развитие в последнюю половину прошлого века, заселялись вокруг этих магистралей как вокруг остова территориальной структуры. Поселения, отстоящие от этих магистралей на существенные расстояния, отставали в своем развитии. Наиболее существенно страдало развитие именно восточных районов области, так как западные районы развивались благодаря близости экономики полярного и промышленного Урала. В Тюменском регионе характер заселения, плотность населения, уровень социального и экономического развития территории фактически подобен проекции месторасположению поселений по отношению к транспортным магистралям, проходящим с Запада на Восток (Транссиб) по Югу области и с юга на север по центральной части области.

Воспроизводственный процесс в социально-экономическом региональном пространстве Тюменского региона носит характер, обусловленный структурой добычи нефти, газа, конденсата; то есть продуцированными потребностями добычи углеводородного сырья экономиками малых городов и районов. Данным экономикам присущи особенности их ресурсного потенциала: низкая доля сельского хозяйства, постоянно вводимые новые фонды и рост инвестиций в сырьевые отрасли региона, необходимые вложения в инфраструктурные объекты, сильный и сравнительно молодой кадровый потенциал, традиционно высокий уровень доходов населения, высокая конкурентоспособность углеводородов (в отличие от другой производимой продукции в регионе), инвестиционная привлекательность и другими факторами, определяющими уровень социально-экономического развития территории. Экономика Тюменского региона базируется на сырьевом секторе: объём добычи полезных ископаемых составил 45% от российской добычи (2007 г.). Доля в валовом региональном продукте России: Тюменской области 11,7% (в т.ч.: ХМАО -Югры 7,3%, ЯНАО - Ямала 2,4%, юга области 2,0%), Курганской области 0,3%, Свердловской области 2,9%, Челябинской области 2,0%. Налогов, сборов и иных обязательных платежей в бюджетную систему Российской Федерации в федеральный бюджет Тюменская область даёт 29,8% (ХМАО-Югра 22,5%, ЯНАО 6,5%, юг области 0,8%), - около трети всех поступающих налогов . В 2008  г.  эта цифра составила уже  35% - поступление  налогов  и  сборов  в

Регионы России. Социально-экономические показатели. 2008: Стат. сб. / Росстат. - М. : Федеральная служба государственной статистики, 2008. С. 22-26, 32-35.

38 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


бюджетную систему РФ, т.е. ХМАО и ЯНАО в совокупности дали 35% федерального бюджета России. По производству электроэнергии и мощности электростанций за последние десятилетия Тюменская область стабильно удерживает 1-е место в России. Согласно концепции воспроизводства, в её основе лежит инвестиционный процесс, как ядро любого воспроизводства.

На сегодняшний день Тюменский регион является одним из экономически сильнейших регионов России. Доля региона (с автономными округами) в ВВП России выросла за 1994-2006 гг. почти вдвое (с 6,3 до 11,7%), благодаря росту цен на энергоносители и росту объемов добычи нефти. Органы государственной власти Тюменской области и её автономных округов имеют благоприятные возможности для ведения социально-ориентированной политики.

По индексу развития человеческого потенциала (ИРЧП) Тюменский регион в последние 15 лет устойчиво занимает первое-второе места из 79 учитываемых российских регионов (табл. 1). К примеру другие регионы, входящие в УРФО не поднимаются в рейтинге регионов России по ИРЧП выше 33-го места.

Таблица 1.

Индекс развития человеческого потенциала некоторых регионов УРФО и России

2000

2002

2004

2006

ИРЧП

Место в РФ

ИРЧП

Место в РФ

ИРЧП

Место в РФ

ИРЧП

Место в РФ

Российская Федерация

0,763

0,766

0,781

0,805

УРФО

0,764

0,774

0,784

0,810

Тюменская область

0,840

2

0,866

1

0,867

2

0,888

2

Свердловская область

0,744

35

0,749

33

0,767

22

0,802

11

Курганская область

0,715

70

0,724

67

0,730

68

0,755

61

Высокий показатель ИРПЧ в Тюменском регионе объясняется, прежде всего, высокими душевыми доходами в ХМАО и ЯНАО. Соседние регионы отстают по этому показателю. Весь рассматриваемый период (с 2000 г.) усиливались несоответствия между уровнями основных составляющих ИРЧП, которые отражают качество жизни населения: доход на душу населения, долголетие, образование. Однако, высокий уровень экономического развития, доходов и расходов жителей региона не обеспечил региону высокие показатели в качестве жизни населения.

Рассмотрим некоторые данные социологических исследований.

Показатели региональной идентичности. Косвенным индикатором качества региональной общности и сбалансированности социокультурных функций региона являются ответы на общий вопрос: «Какие чувства Вы испытываете по отношению к своему региону!» (рис. 3). Испытывают положительные чувства к своему региону 72% жителей юга Тюменской области, 63% жителей ХМАО и 61% ЯНАО (сумма двух первых вариантов ответов). По сравнению с 2006 г. наблюдается незначительная отрицательная динамика оценок. Отношение к региону не определяется только материальным уровнем жизни населения. Так, несмотря на высокие душевые доходы в Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах, 12% жителей ХМАО и 15% жителей ЯНАО хотели бы уехать в другой регион России. Для примера приведем сравнительные данные по

39 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


некоторым  другим  регионам,   в  которых  проводится  мониторинг  в  рамках всероссийского проекта «Социокультурные портреты регионов России (рис.3).


10


20


30


40


50


60


70


80


90


100


П Я рад, что живу здесь

? В целом я доволен, но многое не устраивает

¦ Не испытываю особых чувств по этому поводу

0 Мне не нравится жить здесь, но привык и не собираюсь уезжать И Хотел бы уехать в другой регион России

¦ Хотел бы вообще уехать из России

Рис. 3. «Какие чувства Вы испытываете по отношению к своему региону!» % от числа ответивших (без варианта «нет ответа»)

[Здесь и далее, если не оговорено иное, при межрегиональных сравнениях привлекались опубликованные данные по ответам на аналогичные вопросы в соседней Омской области (2008 г., выборка п=1170)1, Ульяновской области (2006 г., выборка п=1102) , Чувашской республике (2006 г., п=998) , Пермскому краю (2006 г., ?=1000) , Курской области (2007 г., п=1128)5, Вологодской области (2008 г., п=1500)1, Карелии

Чердынцев Г.М. Характеристика социально-экономического развития Омской области как основа ее социокультурного портрета. // Опыт подготовки социокультурных портретов регионов России: Материалы III Всероссийской научно-практической конференции. Курск, 25-28 сентября 2007 г. - Курск: Изд-во Курск, гос. ун-та, 2007. С 242.

Социальные аспекты жизни населения Ульяновской области / Под редакцией Н.В. Дергуновой, А.В. Волкова. - Ульяновск: УлГУ, 2008. С.41, 19.

Григорьев B.C. Инновационные подходы в реализации социальной политики в Чувашской республике. // Опыт подготовки социокультурных портретов регионов России: Материалы III Всероссийской научно-практической конференции. Курск, 25-28 сентября 2007 г. - Курск: Изд-во Курск, гос. ун-та, 2007. С.83.; Бойко И.И. Локальная, региональная и общероссийская идентичности в Чувашии// Социокультурные портреты регионов России - там же, с. 109.

Социологический портрет Пермского края: региональные социокультурные традиции в условиях политико-административных инноваций: монография / авт. колл.: Е.Б. Плотникова, Н.В. Борисова, И.А. Германов, Н.А. Несевря, Л.А. Хачатрян, В.Г. Попов; под. общ. ред. Е.Б. Плотниковой и Н.В. Борисовой; Перм. гос. ун-т. - Пермь, 2008.

Когай Е.А. Курская область как социокультурное сообщество, ее место в ЦФО. // Опыт подготовки социокультурных портретов регионов  России:  Материалы  III Всероссийской научно-

40

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


(2006 г., п=956) и всероссийского исследования 2006 г. (п=1200), проведенных самостоятельными творческими коллективами в рамках общего проекта по сопоставимой методике при поддержке фонда РГНФ ].

Общего в социокультурных характеристиках регионов России больше, чем различий. В 2006 г. ответ "Я рад, что живу здесь" давали около 30% жителей почти всех регионов (исключение составляет Ульяновская область). В Тюменском регионе существенно выше среднего доля тех, кто хотел бы уехать в другой регион России. В первую очередь это жители суровых в климатическом плане северных округов. Первые три по важности проблемы для всех регионов -это занятость, здравоохранение, защита от преступности и коррупции. Внутри этой тройки проблем может меняться как рейтинг, так и выраженность индикатора в зависимости от региональной специфики, или периода исследования. Четвертая проблема - также общая для всех рассмотренных регионов: это слабое развитие малого и среднего бизнеса. По объективным характеристикам все эти регионы существенно различны как по уровню жизни населения, так и другим показателям регионального развития. Так, Пермский край и Омская область характеризуются как промышленно развитые регионы, но в Пермском крае более высокие материальный уровень жизни и концентрация доходов. Чувашия относится к типу быстроразвивающихся регионов, причём она практически не обладает сырьевыми ресурсами: здесь не только низкий уровень доходов среди рассматриваемых регионов, но также и наименьший уровень концентрации доходов. Курская область, где нет экспортных отраслей, - это регион-реципиент с пониженным демографическим потенциалом. Ульяновскую область отличает низкий среднедушевой уровень жизни, здесь наибольшая из рассматриваемых регионов доля людей, живущих ниже уровня бедности. В отличие, например, от Чувашии, здесь также сильное социальное расслоение. Карелию относят к числу «относительно развитых» регионов России , которая является реципиентом, получающим дотации из федерального бюджета.

Рассмотрим, как оценивают граждане свою близость с жителями различных территориальных общностей - поселение (город, село), район, область (край, республика). Респонденты отвечали на вопрос: «В какой мере Вы чувствуете свою близость или отдаленность ("своё"-"чужое") с людьми ... (перечень с кем: "Жители поселения, в котором я живу", "Жители областного центра, хотя я там и не живу", "Жители всей моей области", "Жители Москвы - столицы России", "Жители всей России", "Жители всей Земли")» . Полученные результаты представлены на рис. 5 и табл. 2. Анализ динамики показывает, что происходит постепенное выравнивание интенсивности близости, то есть максимальные по своему значению уровни снижаются, а минимальные -расширяются. Этот процесс отражает расширение круга общения респондентов, коррелируя с процессами глобализации.

Согласно гипотезе, следовало ожидать, что жители Тюменского региона будут максимально солидарны и испытывать максимальное чувство общности с теми жителями поселения, в котором они живут. Как и предполагалось, жители

См.: Зубаревич Н. В. Социально-экономическая типология регионов // Россия регионов: в каком социальном пространстве мы живем? - М., 2005. С. 74.

Вопрос заимствован из методики исследования групповых солидарностей, разработанной под руководством В.А. Ядова в исследовании: «Социальная идентичность личности», проводившемся в течение ряда лет.

42 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


Тюменской области в первую очередь проявляют близость на поселенческом уровне, как «своих, близких» отмечают свыше 60% респондентов. На втором месте оказались жители областного центра - столицы региона (33%), на третьем -«жители всей моей области» (21%). Население более удаленных общностей воспринимается отстраненно - как «далекое, «чужое». С жителями Москвы тюменцы идентифицируют себя как «свое», «близкое» в наименьшей степени (см. рис. 5

1UU/0

90% -80% -70% -

---

1

¦

OU/0

50% -40% -30% -20% -

¦

1

-

¦    |

10% -

о%-

2006

2009

2006

2009

2006

2009

2006

2009

2006

2009

2006

2009

Жители

Жители

Жители всей

Жители Москвы -

Жители всей

Жители всей

поселения, в

областного

моей области

столицы России

России

Земли

котором я живу

центра, хотя я там

D Своё                                            ¦ Близкое, но не свое                    D Не близкое, но и не далекое

D Далекое, но не чужое                  D Чужое                                            ¦ Затрудняюсь, нет ответа

Рис. 5. Пространство идентичности жителей «свое-чужое» (% от числа ответивших, Тюменская область в целом, 2006 г. - 2009 г.).

Для измерения степени интенсивности слоевой близости ("своё"-"чужое"), используется коэффициент интенсивности близости (КИб) - это отношение числа респондентов, отметивших наличие близости, к числу тех, кто отметил её отсутствие. Наиболее значима для граждан внутрипоселенческая структура (коэффициент интенсивности слоевой близости (КИб) по отношению к "жителям поселения, в котором я живу" - имеет наибольшее значение).

Ранжирование структур по степени близости оказалось чрезвычайно устойчивым, и за три года ранги интенсивности не изменились. "Жители областного центра» оказались на втором месте по степени близости, далее идет область (край), «Вся Россия», «Вся Земля» и, наконец, «Москва - столица России»). В последнем случае наблюдается «аномальное» отклонение, поскольку следовало бы ожидать наименьшего уровня солидарности на наиболее широком «круге» - «жители всей Земли», см. табл. 2. В восприятии россиян остается ощущение того, что «Москва не Россия» (коэффициент интенсивности слоевой близости (Киб) для "жителей Москвы - столицы России" оказался минимальным), данный феномен носит чисто российский характер, и напрямую связан с концепцией «габитуса». П. Бурдьё описывал стратегии воспроизводства и в

43 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


своём анализе сопрягал их с темой идентичности, считая, что стратегии воспроизводства «основаны не на сознательном и рациональном намерении, но на диспозициях габитуса, который спонтанно стремится воспроизвести условия своего собственного производства. Поскольку диспозиции зависят от социальных условий, продуктом которых является габитус, они стремятся сохранить свою идентичность, которая есть различие, сохраняя разрывы, дистанции, отношения порядка, и таким образом, на практике содействуют воспроизводству всей системы различий, составляющих социальный порядок»1.

Таблица 2. Коэффициент интенсивности близости Киб*

2006 г.

2009 г.

2006 г.

2007 г.

2008 г.

Регион (область)

ян

АО

хм

АО

Юг ТО

ян

АО

хм

АО

Юг ТО

Ульяновская

Чу-ва-шия

Пермский край

Курская

Омская

Вологодская

Жители поселения, в котором я живу

8,9

7,3

8,9

7,0

8,4

6,0

15,8

19,7

8,4

8,6

8,7

7,6

Жители республиканского (областного) центра, хотя я там и не живу

1,0

1,7

1,2

1,5

1,7

5,0

5,7

3,9

3,6

2,6

2,4

Жители всей моей республики (области, округа)

0,6

0,4

0,8

0,7

0,8

0,7

3,0

4,3

1,9

1,8

1,7

1,4

Жители Москвы -столицы России

0,2

ОД

ОД

0,2

0,2

0,2

0,8

0,6

о,з

0,5

0,4

0,5

Жители всей России

0,4

о,з

о,з

0,5

0,4

0,2

0,9

1,0

0,6

0,8

0,7

0,6

Жители всей Земли

0,3

0,2

0,2

0,4

о,з

0,2

0,7

0,6

0,4

0,5

0,6

0,5

*Киб - Коэффициент интенсивности близости вычисляется как отношение доли тех, кто отметил наличие близости к доле тех, кто отметил отсутствие близости при ответе на вопрос «В какой мере Вы чувствуете свою близость или отдаленность («свое» - «чужое») с такими людьми:». Варианты ответа: Своё, Близкое, но не свое, Не близкое, но и не далекое, Далекое, но не чужое, Чужое, Затрудняюсь ответить. Киб = 1 означает, что число ответивших «Своё, Близкое, но не свое» равно числу ответивших «Далекое, но не чужое, Чужое».

Но что именно определяет такое отношение?

Для этого мы рассмотрели, как связаны оценки слоевой близости с различными социально-демографическими характеристиками. Анализ показал, что в первую очередь степень близости определяется возрастом респондента (рис. 6). На рисунке 6 показаны результаты однофакторного дисперсионного анализа влияния возраста респондента на уровень его самоидентификации. Отметим, как по-разному относятся к жителям Москвы граждане различных поколений. Поколение старше 40 лет идентифицирует москвичей своими гораздо чаще. Молодые меньше замкнуты на уровне поселения, для них повышается значимость отвлеченных общностей («вся Земля»).

Бурдъё П. Социология социального пространства / Пер. с франц.; отв. ред. перевода Н. А. Шматко. -М.: Институт эксперимент, социологии; СПб.: Алетейя, 2007. С. 106.

44 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


Анализ динамики самоидентификаций показывает, как снижается средний возраст тех, кто слабо идентифицирует себя на местном уровне и сильно- на глобальном и всероссийском (рис.6).

Таким образом, подтверждается вывод о том, что ментальность россиян не чужда глобалистских тенденций, а стремительное распространение глобальных практик (Интернет, сети, торговля) постепенно «выводит» граждан за пределы местного круга. На региональном уровне (область, жители областного центра), как и на всероссийском эта тенденция проявляется, но она гораздо слабее. По всей видимости, региональный уровень, оставаясь самым трудно определимым, оказывается самым устойчивым к трансформациям.

Рис. 6. Результаты однофакторного дисперсионного анализа (год рождения респондента), средний

возраст по категориям самоидентификации «В какой мере Вы чувствуете свою близость или

отдаленность («свое» - «чужое») с такими людьми».

45 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


Соискатель произвёл расчёты как пример анализа социально-региональной структуры в контексте отношения среднемесячной номинальной заработной платы (ЗП) к прожиточному минимуму (ПМ) в данном регионе для всез локальных территориальных субъектов области на основе данных региональной статистики. Номера муниципальных образований (МО) приведены на осе абсцисс, измеряемая величина (отношение средней з/п в МО к ПМ) - это ось ординат (рис. 7). На некоторых точках отражен номер МО (например, Тюмень №1, Ханты-Мансийск №27, Салехард № 49). Среднее арифметическое нормированного дохода в 2007 и 2008 гг. соответственно отражено на графике: e декабре 2007 г. это отношение было равно 5,0, а в декабре 2008 г. 3,7 (рис. 7).


Список муниципальных образований (МО) Тюменской области.

Юг Тюменской области: города: 1 - Тюмень; 2 - Ишим ; 3 - Тобольск; 4 - Ялуторовск; районы: 5 - Аббатский; 6 - Армизонский; 7 - Аромашевский; 8 - Бердюжский; 9 - Вагайский; 10 -Викуловский; 11 - Голышмановский; 12 - Заводоуковский и г.Заводоуковский; 13- Исетский; 14 -Ишимский; 15 - Казанский; 16 - Нижнетавдинский; 17 - Омутинский; 18 - Сладковский; 19 -Сорокинский; 20 - Тобольский; 21 - юменский; 22 - Уватский; 23 - Упоровскийй; 24 - Юргинский; 25 - Ялуторовский 26 - Ярковский.

Ханты-Мансийский автономный округ-Югра: города: 27 - Ханты-Мансийск; 28 -Белоярский и район; 29 - Когалым; 30 - Лангепас; 31- Мегион; 32 - Нефтеюганск; 33 - Нижневартовск; 34 - Нягань; 35 - Покачи; 36 - Пыть-Ях;37 - Радужный; 38 - Сургут; 39 - Урай; 40 - Югорск; районы: 41 - Березовский; 42 - Кондинский; 43 - Нефтеюганский; 44 - Нижневартовский; 45 - Октябрьский; 46 - Советский; 47 - Сургутский; 48 - Ханты-Мансийский.

Ямало-Ненецкий автономный округ: города: 49 - Салехард; 50 - Губкинский; 51 -Лабытнанги; 52 - Муравленко; 53 - Надым; 54 - Новый Уренгой; 55 - Ноябрьск; районы: 56 -Красноселькупский; 57- Надымский; 58 - Приуральский; 59 - Пуровский; Тазовский; 61-Шурышкарский; 62- Ямальский.

46

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


Так, в декабре 2007 г. в Ханты-Мансийске (№ МО=27) была наибольшая отражаемая средняя по МО з/плата, и она превысила ПМ в 12 раз, в г. Когалыме средняя по МО была немного ниже. С другой стороны, в ряде МО юга области e 2007 г. средняя ЗП составила чуть более двух ПМ в Заводоуковске и районе Аббатском, Ишимском. Казанском, Сладковском районах (при среднем пс региону значении 5,0). В декабре 2008 года среднее отношение ЗП к ПМ существенно снизилось, и стало равно 3,7 раза. В лидеры по отражаемой ЗМ выдвинулся Красноселькупский район, где отношение средней ЗМ к ПМ сталс равным 7,44 раз (в декабре 2007 = 5,72 раза). Таким образом, можно выделить устойчивые и неустойчивые типы МО по данному признаку. Среднее отношение отражаемой ЗП к ПМ в Тюменской области (в ТО ПМ вычисляется для каждогс из трех субъектов РФ) колебался вокруг величины 5,0 в 2007 году с дисперсией

_2    ____    О   AQ                                                                                                                                                                                                                                                                     —.2    __   1     Лгу

- 3,vy ^ а через Год среднее отношение стало равно 3,7 с дисперсией            '    :

то есть разброс вокруг среднего существенно снизился.

Сравнивать абсолютные значения отношения заработной платы ь прожиточному минимуму не совсем корректно, поскольку сам ПМ несет в себе волюнтаристский принцип расчета. Поэтому факт снижения отношения средней ЗП к ПМ можно трактовать и как результат того, что региональные власти пошлг на некоторое повышение назначаемой для региона величины прожиточногс минимума. Но операция нормирования по ПМ сглаживает межтерриториальные различия в стоимости жизни, что позволяет проводить сравнительный анализ.

Поэтому главным результатом является анализ устойчивости региональногс развития через вложение в человеческий капитал. Разброс в данном показателе между столицей региона, и двумя самыми богатыми городами, как и всеми остальными поселениями данного региона (с условиями жизни нисколько не лучше, а зачастую гораздо хуже) более чем на 50% нежелателен с точки зрения устойчивости развития региона. Еще более значительным выглядит разброс e целом по области (отражаемая ЗП к ПМ в данном субрегионе) в ряде МО юге области ниже, чем в Ханты-Мансийском округе в 3-4 раза, несмотря нг нормирование данного показателя.

Автором проведен кластерный анализ типов МО по измеряемой величине который позволил выделить три типа. Погрешность кластеризации не превысила 0,001, на уровне достоверности 99,9. Эти три типа МО хорошо видны пс результатам кластерного анализа: в кластер номер 1 с наивысшим уровнем доходе попали города Ханты-Мансийск, Белоярский и Когалым (Югра) и Надымский район (ЯНАО). Отметим, что в первый кластер не попал ни один город ЯНАО, г ни одно поселение юга области. Второй и третий кластеры относительно близкг друг к другу. Во второй кластер (средний уровень доходов по региону) попало ЗС городов и районов - 17 МО их ХМАО, 10 из ЯНАО и 3 МО юга области (городе Тюмень, Тобольск и Уватский район). Третий кластер (уровень доходов ниже среднего) содержит 28 муниципальных образований, состоит в основном и; поселений юга области (23), 2 МО из ХМАО-Югры и 3 МО из ЯНАО. Анализ динамики отношения ЗП к ПМ по данному субрегиону позволил построить уравнение линейной регрессии вида: Y = 1,124 + 0.464 *Х (ошибка не выше 0,02)

47 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


где X - отношение среднемесячной номинальной заработной платы к ПМ e данном субрегионе для всех локальных территориальных субъектов области e декабре 2007 г., Y - отношение среднемесячной номинальной заработной платы ъ ПМ в данном регионе для всех локальных территориальных субъектов области e декабре 2008 г. по данным региональной статистики.

Кластерный и регрессионный анализ показывают, что, во-первых, цены на товары и услуги, нормированные по прожиточному минимуму, если и снижаются, то крайне медленно, и диапазон их колебаний превышают диапазон колебаний уровня доходов. Во-вторых, можно сказать, что уже первая волна кризиса (ноябрь 2008 г.) существенно снизила внутрирегиональные различия между муниципальными образованиями по уровню номинальной заработной платы (официальных доходов). В третьих, среди поселений выделяются устойчивые и неустойчивые, а неустойчивость социально-экономического положения определяется моноотраслевым характером рынка труда в регионе. В четвертых, уравнение регрессии позволяет нам проследить, как влияет величина отношения среднемесячной номинальной заработной платы к прожиточному минимуму в данном регионе на устойчивость уровня официальных доходов. Например, ряд районов ЯНАО (Красноселькупский (№ 56), Приуральский (№ 58) из зоны низкого или среднего дохода перешли в зону среднего или высокого, а ряд муниципальных образований ХМАО наоборот, из зоны высокого дохода в 2007 году перешли в зону среднего или низкого в 2008 году - Тазовский (№ 69), Надымский (№57). Тем не менее, общая тенденция такова - чем выше уровень доходов, тем ниже его устойчивость, и к настоящему моменту не сформирована устойчивая структура, позволяющая классифицировать МО по признакам материального уровня жизни населения.

Табл. 3. Сокращенная повернутая матрица главных компонент, по данным за 2006-2008 годы (Rotated Component Matrix), корреляция по Пирсону3

Результаты факторного анализа

Фактор 1

Фактор

2

Отношение объем платных услуг на душу населения, рублей к ПМ

,931

Отношение оборота розничной торговли на душу населения, рублей к ПМ

,929

Отношение среднемесячной номин. з/платы к ПМ

,808

Отношение инвестиции в основной капитал на душу населения, рублей к ПМ

,889

Отношение строительство на душу населения, тыс.руб.к ПМ

,776

Факторный анализ индикаторов регионального развития и кластерный анализ муниципальных образований (МО - за исходную базу были взяты 12 индикаторов регионального развития) показал, что все МО региона можно классифицировать по трем типам (табл.4). Наиболее значимые индикаторы, сгруппированные в два фактора, приведены в табл.3. Первая группа факторов может быть условно обозначена как уровень доходов/расходов населения, вторая группа факторов - экономическая активность: инвестиции в основной капитал на душу населения и строительство на душу населения (табл. 3).

48 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


По результатам кластерного анализа все муниципальные образования области делятся на три типа (табл. 4). В первый кластер попало пять МО (Уватский, Нефтеюганский, Нижневартовский, Сургутский, Пуровский районы. В третий кластер попало два МО (Надымский и Ямальский). Остальные 52 МО попали во второй кластер. Описания кластеров приведены в табл. 4. Факторами, в наибольшей степени классифицирующими поселения и муниципальные образования являются: инвестиции в основной капитал на душу населения, строительство на душу населения среднемесячная заработная плата.

Табл. 4. Конечные кластерные центры (Final Cluster Centers)3

Показатели

¦Сластеры

1

2

3

Отношение инвестиции в основной капитал на душу населения, рублей к ПМ

90,24

5,52

170,1

Строительство на душу населения, тыс.руб.к ПМ

9,93

3,99

31,18

Среднемесячной номин. з/платы к ПМ, 2007 г.

6,47

4,76

7,42

Среднемесячной номин. з/плата к ПМ, 2008 г.

4,55

3,60

3,70

Отношение оборот розничной торговли на душу населения, рублей кПМ

6,78

7,55

8,06

Отношение объем платных услуг на душу населения, рублей к ПМ

1,60

2,47

1,78

Выделены факторы, погрешность для которых не превысила 0,01 .

Для того, чтобы проводить межрегиональные сравнения, необходимо нормировать эти факторы, в данном случае по прожиточному минимуму. Муниципальные образования, в которых в период 2006-2008 годы сохранялся высокий уровень инвестиций попали в первый и третий кластер. Но в третьем кластере сохраняются и высокий уровень строительства на душу населения, оборот розничной торговли на душу населения и самый высокий уровень заработной платы, данные показатели отражают инвестиции в развитие территории, потребление населения (табл. 4).

Высокий уровень экономического и инвестиционного развития, доходов и расходов, тем не менее, не обеспечил региону высокие показатели в качестве жизни населения. В Тюменском регионе недостаточна обеспеченность жильём, слабо развита перерабатывающая промышленность и общеэкономическая инфраструктура в целом, остаются проблемы в медицинском обслуживании.

Как пример трансформации социокультурных параметров были рассмотрены степень самостоятельности индивидуума, его трудовая мотивация, экономическая активность, структура занятости и безработицы, прочие социокультурные параметры. Например, в среднем по России степень самостоятельности индивидуума оказывается выше, чем степень его зависимости. В ХМАО при гораздо более высокой степени зависимости заметно влияние патернализма. В ЯНАО и на юге Тюменской области более распространен смешанный тип, когда люди, рассчитывая на свои силы, считают, что их благополучие зависит, кроме того, от близких родственников (юг Тюменской области) или от начальников по работе, местных властей (ЯНАО).

49 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


Тот факт, что население северных округов моложе среднероссийского, обеспечил Тюменской области показатели экономической активности выше среднероссийских, и одни из самых высоких в УРФО. Но внутрирегиональная ситуация существенно различается. На юге Тюменского региона уровень экономической активности в настоящее время практически совпадает со среднероссийским уровнем, но ниже ХМАО, ЯНАО. В ХМАО-Югре стабильно высокий уровень экономической активности продолжает расти. На Ямале наблюдается снижение уровня экономической активности с одного из самых высоких в стране 80% в 2006 г. до 73% в настоящее время, оставаясь тем не менее одним из самых высоких в УРФО. В 2009 г., при среднем уровне экономической активности по РФ 66,9%, а в УРФО 67,6%, уровень экономической активности Тюменского региона самый высокий, это происходит за счет более молодого населения северных округов. Изменения на рынке труда, проходившие в Тюменской области после 1990-х гг. имеют два основных этапа: до 2000-го года и после. Первый период характеризовался ростом уровня безработицы на фоне институциональных изменений в структуре экономики, возникновением муниципальной собственности. Во второй период происходило снижение уровня безработицы, а институциональная структура продолжала меняться: в целом по области выросла доля частных предприятий, снизилась доля муниципальных, существенно уменьшилась доля предприятий смешанной российской формы собственности. Активно институциональные преобразования происходят в ХМАО-Югре, где существенно выросла и продолжает расти доля предприятий совместной и смешанной форм собственности.

Уровень безработицы в Тюменской области неуклонно снижался весь период после 1995 г., после 2007 г. наметился рост уровня безработицы, причем среди мужчин темп роста выше, чем среди женщин. Так, за 2008 год на юге области среди женщин уровень безработицы снизился с 5,8% до 5,1%, а среди мужчин вырос с 4,5% до 5,6%. В ХМАО-Югре уровень безработицы за 2008 год снизился на 1,7%, а в ЯНАО вырос с 3% до 4,9% среди женщин и с 2,4% до 6,4% среди мужчин. Однако женщины чаще регистрируют безработицу, чем мужчины, которые, скорее всего, предпочитают работать не оформляя трудовой договор. Основная часть безработных - люди наиболее активных возрастных групп: 20-29 (в этой группе больше мужчин) и 40-49 лет (в этой группе чаще встречаются женщины). Но даже в феврале 2009 года уровень безработицы на юге Тюменской области остался практически на уровне 2001 года (рис. 8).

К февралю 2009 г. рынок труда ХМАО-Югре практически не пострадал, а в ЯНАО незначительно вырос, но колебания пока не превышают среднегодовых. Ситуация, сложившаяся в сфере занятости населения, относительно стабильна, но остаются внутриобластные дисбалансы на рынке труда Тюменского региона. В регионе сохраняется высокий уровень экономической активности, наметилась тенденция к сокращению размеров неполной занятости. Остается высоким уровень безработицы среди молодежи.

Анализ распределения среднегодовой численности занятых в экономике показывает, что рынок труда по видам экономической деятельности в разных регионах в Тюменской области достаточно сбалансирован. На первом месте

50

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


стоит строительство (13,8%), добыча полезных ископаемых на втором месте (2008 г. - 12,3%, снизившись с 13,3% за пять лет). Далее идут транспорт и связь, торговля и услуги. В ХМАО-Югре в добыче полезных ископаемых занято 18,3%, в строительстве 15%, на транспорте и в связи 12,5%.


20


L —*—Российская Федерация


Курган екая область

^7"

2

«— Свердловская область

А - Челябинская область



19952000        2001        2002        2003


2004


2005


2006


2007


2009


Рис. 8. Динамика уровня занятости регионов Уральского Федерального округа, в % от

экономически активного населения

Верификация гипотез исследования

Как показало эмпирическое исследование, каждая из представленных выше гипотез в той или иной степени подтвердилась. В частности:

Социально-экономическое региональное пространство обладает особой институциональной силой, которая находит своё выражение в действиях макро-и мезоакторов в рамках региона, проявляющихся в том числе через локальные идентификации и локальные солидарности. Позитивная идентичность является мощным ресурсом для проявления активности и сплочения региональных групп и региональных элит, направленных на реализацию их региональных интересов.

В ходе опросов и экспертных интервью подтвердилось, что процессы социального регионального воспроизводства в форме повседневных практик базируются на материальном производстве как устойчивом источнике повторяющихся экономических действий, что является материальной основой «рекурсивного (возвратного) характера социальной жизни» (по Э. Гидденсу).

Инструментами оценки уровня социально-экономического воспроизводства региона при этом в наибольшей мере стали структура валового регионального продукта и инвестиционного процесса. Показатели их динамики, в свою очередь, являются индикаторами будущего регионального развития.

Предложенная автором гипотеза о том, что в основе социального воспроизводства социетального порядка (макроуровня), пронизывающего сверху вниз остальные уровни этого воспроизводства (т.н. «вертикаль власти»), заложены принципы этатистско-традиционалистского социетального порядка (по Н. Лапину) и/или воспроизводства системы этакратизма (власти-собственности)

51

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


(по Р. Нурееву и О. Шкаратану), определяющие современные закономерности и реальные отношения в российском триаде: власть - бизнес - общество - в полной степени не подтвердилась. Это, очевидно, связано с тем, что не была в полной степени решена задача по разработке специального научного социологического инструментария для операционализации данной гипотезы. Имеющееся ощущение и понимание «неполноценности отношений» в треугольнике «власть -бизнес - сообщество», которое состоит в том, что бизнес де-факто лишен права на самостоятельный выбор, в результате чего происходит постоянно возобновляющийся процесс дисбаланса интересов власти бизнеса и общества, тем не менее в полной мере не операционализируется «явно». Конкретный анализ примеров современного российского социетального порядка и экспертные интервью в полной мере не позволили выявить чётко различимые признаки и социальные закономерности экономического развития указанных социальных структур на уровне региона.

Апробировано положение о том, что в условиях федеративного государства сбалансированность и комплексность социально-экономического развития страны служили исходными приоритетами народного хозяйства, а интересы формирования интегрированной региональной структуры превалировали над частными интересами регионов. Как показал анализ, тенденция перераспределения финансовых ресурсов из региона в Центр за последние годы усилилась. Это сказалось и на том, что региональные власти в силу разделения иерархических структур руководства оказались ещё более ущемленными в возможности планировать своё будущее развитие и влиять на принятие адекватных их интересам решений в 2009 г. по сравнению с 2008 г. Процессы консервации отсталости слабых регионов также усилились, всё обостряющиеся проблемы в период кризиса социального слоя бедных и снижения жизненных шансов низко- и среднедоходных групп населения закреплялись в форме всё более высокого социального неравенства.

То, что пространство региона предстаёт как сильный фактор воспроизводства и конструирования различных иерархических групп и их идентичностей в пределах территориальной общности, а также мощным фактором осознания и дальнейшей консолидации региональных интересов их носителей наиболее ярко проявляется в процессах миграции. С одной стороны, произошло усиление оттока иностранной рабочей силы в прежние места её пребывания (особенно в Казахстан, Киргизстан и Узбекистан); с другой стороны, произошло укоренение практически той же самой иностранной рабочей силы как нетитульных этносов в Тюменском регионе. Понятие «воспроизводство социальной структуры» трансформируется в понятие «воспроизводство этнической социальной структуры» в терминах особого социального класса и габитуса (по Бурдьё). Габитус находит свое отражение в воспроизводстве территориальной идентичности (мезоуровня), этнической идентичности (микроуровня). Причем последняя в данный момент невелика, слабовыражена, но, усиливаясь, может впоследствии привести к позиции социальной эксклюзии, поскольку ее динамика неблагоприятна. Однако, данное положение требует более детального изучения, например в контексте социокультурной динамики.

52

PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


Рассмотрение положения о принципе этатистско-традиционалистского социетального порядка, когда интересы части местной региональной российской элиты пронизаны мотивацией извлечения и перераспределения сырьевой ренты позволяет провести визуализацию латентных параметров, определяющих характер воспроизводственных процессов в данном (нефтегазодобывающем) регионе. Причем экспертные опросы не дали весомых доказательств реализации рассмотренного принципа на уровне местной (региональной) элиты. В первую очередь это связано с выводом данных проблем за границы региона. При этом региональная идентичность (вычисленная по данным массовых опросов) показывает (прямо коррелируя) направление осей интересов и власти, хотя на уровне экспертного знания данный процесс проявлялся в неявном, слабоариткулируемом виде. Последнее связано с тем, что, хотя мировой финансовый кризис 2008-2010 гг. обнажил недостатки системы этатистско-традиционалистского социетального порядка и показал, что выход из ситуации будет непростым, однако накопленные резервы и финансовые запасы позволили сохранить влиятельные экономические и политические интересы, ослабить удар, «растянув» его по времени.

В заключении приведены выводы по диссертации.

НАУЧНЫЕ ТРУДЫ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК

для публикации научных результатов диссертаций

на соискание ученой степени доктора наук

1.    Проблемы развития высшего профессионального образования в Ханты-

Мансийском автономном округе / Корепанов Г.С, Сажаев СВ. // В кн.: Извести*

высших учебных заведений «Нефть и газ» №1. (февраль 1997 г.) - Тюмень: Тюменскш-

гос. нефтегазовый университет, 1997. С. 13-16. (В соавт.).

  1. Концептуальные подходы к изучению территориального поведения социальногс субъекта / Корепанов Г.С. // В кн.: Вестник Тюменского государственного университете №2/2007 - Тюмень: Изд-во ТюмГУ. С. 121-126.
  2. Тюменский регион в современной социокультурной фазе эволюции России / Беляева Л.А., Корепанов Г.С., Куцев Г.Ф., Лапин Н.И. // Мир России. 2008. №1. С. 50-82. (В соавт.).
  1. Региональный интерес и региональная идентичность как базовые категории экономической социологии / Корепанов Г.С. // В кн.: Вестник Тюменскогс государственного университета. 2008. №4. - Тюмень: Изд-во ТюмГУ. 2008. С. 13-19.
  2. Инновации в современном российском обществе: региональный аспект / Корепанов Г.С. // Социология. Экономика. Политика. Известия высших учебны? заведений № 2 (17) апрель-июнь 2008. - Тюмень: Изд-во Тюменского гос. нефтегазовогс ун-та. 2008. С. 56-59.

6.    Ролевые функции Тюменской областной Думы в системе партнерскогс

взаимодействия с правительством, наукой, образованием и бизнесом / Корепанов Г.С. А

Известия Высших учебных заведений. Социология. Экономика. Политика. - Тюмень

Изд-во Тюменского гос. нефтегазового ун-та. 2008. № 4 (19) Октябрь-Декабрь. С. 35-37.

7.   Региональная идентичность как базовая категория социологии региональногс

развития / Корепанов Г.С. // Власть. Серия: Социология. - М. 2009. № 01. С. 43-50.

53 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


8.       Региональная субъектность в институциональных инновациях г

институциональных дисбалансах / Корепанов Г.С. // В кн.: Вестник Тюменского гос

университета. 2009. № 4. - Тюмень: Изд-во ТюмГУ. 2009. С. 32-39.

9.  Региональная идентичность: социокультурный и социоэкономический подходы /

Г.С. Корепанов // В кн.: Известия Уральского государственного университета -

Екатеринбург: Изд-во УрГУ. 2009. № 3 (65). С. 276-284.

Монографии и главы в монографиях

  1. Территориальное поведение социального субъекта / Корепанов Г.С. // Тюмень Тюменский гос. университет, 2007 - 140 с. (8,75 п.л.).
  2. Социологический портрет Тюменского региона / Авт. коллектив: Куцев Г.Ф. Давыденко В.А., Мельник В.В., Ромашкина Г.Ф., Корепанов Г.С, Юдашкин В.А., Чеблаков А.Л. // Тюмень: Тюменская обл. дума, Институт философии РАН, Тюменскиг гос. университет. 2007. - 92 с. (5,75 п.л.) (раздел в колл. монографии).
  1. Тюменская область: социально-экономический взгляд. Социологические очерки / Корепанов Г.С. // Тюмень: Вектор Бук, 2008. - 96 с. (6,0 п.л.).
  2. Информационное пространство Тюменской области / Корепанов Г.С. А Тюмень: Тюменский гос. университет, 2009. - 64 с. (4,0 п.л.)
  1. Социокультурный портрет Тюменской области / Под. ред. Г.С. Корепанова Ромашкиной Г.Ф., Юдашкина В.А. и др. - Тюмень: Тюменская обл. Дума, ТюмГУ, 2009 -91с. (5,75 п.л.) (раздел в колл. монографии).
  2. Тюменский регион (? раздел: Уральский Федеральный округ. Глава 10 - разде! в коллективной монографии) / Корепанов Г.С. // В кн.: Регионы в России социокультурные портреты регионов в общероссийском контексте. Колл. авт. Сост. г общ. ред. Н.И. Лапина, Л.А. Беляевой - М.: Academia, 2009.

Работы, опубликованные в иных изданиях

16.   Государственная молодежная политика в Ханты-Мансийском автономное

округе / Корепанов Г.С. // Молодежь Югры: вчера, сегодня, завтра (материалы науч.-

практ. конф.). - Ханты-Мансийск: Изд-во ГУИПП «Полиграфист». 1998. С. 6-34.

17.    Актуальные проблемы социо- и этнокультурного развития Ханты ¦

Мансийского автономного округа / Корепанов Г.С, Мархинин В.В., Назин Г.И. и др. А

В кн. : Социокультурная динамика Ханты-Мансийского автономного округа сегодня и i

перспективе XXI века: Федеральный и региональный аспекты. Сборник докладо!

Всероссийской науч.-практ. конф. (май 1998 г.) - Сургут: Сургутский гос. университет

1999. С. 3-8. (В соавторстве).

  1. О проблемах окружающей среды в Тюменской области / Корепанов Г.С. // E кн.: Тюменская областная Дума. №1. 2000. С. 54-62.
  2. Как обеспечить сбалансированность интересов центра и регионов / Корепаноь Г.С. // Системная интеграция на территории Тюменская области: проблемы, процессы, эффективность. Круглый стол: Системные преобразования, обеспечивающие развертывание и сопровождение масштабных интеграционных процессов на территории Тюменской области / Под ред. С.Н. Чудновской. - Тюмень: Изд-во ТюмГУ. 2001 г. С 24-35. (Раздел в коллективной монографии).
  3. Актуальные проблемы охраны окружающей среды в Тюменской области г меры органов государственной власти по их решению / Корепанов Г.С. // В кн.: С проблемах окружающей среды в Тюменской области - Тюмень: Тюменская обл. Дума 2002. С. 5-13.

54 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


21.0 реформировании жилищно-коммунального хозяйства в Тюменской области г мерах органов государственной власти по решению проблем жилищно-коммунальногс хозяйства / Корепанов Г.С. // В кн. Корепанов Г.С. Основные направления реформь жилищно-коммунального хозяйства в Тюменской области. - Тюмень: Тюменска* областная Дума. 2002. С. 5-14.

  1. Новая редакция избирательного кодекса Тюменской области: опыт г перспективы / Корепанов Г.С. // В кн. Новая редакция избирательного кодекса (закона Тюменской области: Материалы депутатских слушаний. - Тюмень: Тюменска* областная Дума. 2002. С. 17-25.
  2. Социологический анализ правовых, экономических и демографически? процессов в Тюменской области / Корепанов Г.С. // В кн.: Опыт апробации типовое методики «Социологический портрет региона»: Корепанов Г.С. Сборник материало! Всероссийской науч.-метод, конф. -Тюмень: Изд-во ТюмГУ. 2006. С. 18-34.
  1. О формировании здорового образа жизни населения / Корепанов Г.С. // В кн. Здоровый образ жизни как основной фактор формирования здоровья населения Материалы Региональной научно-практич. конференции / под. ред. Г.С. Корепанова Е.А. Коротковой - Тюмень: Изд-во «Вектор Бук», 2006. С. 3-16.
  2. Измерение региональной идентичности: Тюменская область / Корепанов Г.С. /, В сб.: Известия Международного института финансов, управления и бизнеса: Ежегодн научн. сборник. Вып. 3. Тюмень: Изд-во «Вектор Бук», 2006. С. 172-185.

27.    Социально-региональная структура как объект социально-экономическогс

исследования / Корепанов Г.С. // В кн. Известия Международного института финансов

управления и бизнеса: Ежегодн. науч. сб. Вып 4. - Тюмень: Изд-во ТюмГУ. 2007. С. 347-

356.

28.     Конкурирующие социально-экономические и политические контексть

региональных субъектов / Корепанов Г.С. // В кн.: Опыт подготовки социокультурны?

портретов регионов России: Материалы III Всероссийской научно-практич

конференции. Курск, 25-28 сентября 2007 г. / Под ред. Е.А. Когай. - Курск: Изд-вс

Курск. Гос. Ун-та, 2007. С. 23-31.

29.   Проблемы и противоречия территориального субъекта: на статистических г

социологических материалах Тюменской области / Корепанов Г.С. // В кн.: Тезись

докладов III Всероссийской науч. конф. Сорокинские чтения: Социальные процессы i

современной России: традиции и инновации. Т.4. - М.: КФУ, 2007. С. 125-129.

  1. Духовность и культура народа региона - основа сохранения России. , Корепанов Г.С. // В кн.: Развитие духовных и культурных традиций народа - основг сохранения государства: Материалы региональной научно-практич. конференции (2С января 2007 г., Урай; 22 января 2007 г. Югорск). - Тюмень: ТОГИРРО, 2007. С. 3-14.
  2. Семейная политика: проблемы и перспективы / Корепанов Г.С. // В кн. Семейная политика: опыт, проблемы и перспективы ее реализации. Материалы регион науч.-практ. конф. Январь-февраль 2008 г. / Под ред. Корепанова Г.С, Неумоевой Е.В. г др. - Тюмень: Изд-во «Вектор Бук», 2008. С. 7-12.
  3. Социологический анализ самоидентификации и территориального поведение социального объекта. / Корепанов Г.С. // В кн. Социальные проблемы современногс российского общества: региональный аспект. Материалы Всероссийской конференции «XVII Уральские социологич. чтения» / Под общ. ред. Ю.Р. Вишневского. Т. I. ¦ Екатеринбург, 2008. С. 136-142.

55 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com


  1. Региональная идентичность в системе региональной социологии. / Корепано! Г.С. // В кн.: Уральские социологи в общероссийском социологическом пространстве. ¦ Екатеринбург: ГОУ ВПО им. Первого президента России Б.Н. Ельцина. 2008. С. 95-97.
  2. Региональная идентичность как объект социологического анализа / Корепано! Г.С. // Материалы Всероссийской научно-практич. конференции «Современное общество и социология» - Туапсе. 24-26 сентября 2008. С. 237-248.

35.    Анализ региональной идентичности на примере Тюменской области. /

Корепанов Г.С. // В сб.: Социокультурные портреты регионов России: опьп

комплексной реализации. Сб. материалов IV Всероссийской науч.-практич. конф. 18-22

сентября 2008 г. - Чебоксары. Изд-во: «Чувашский гос. институт гуманитарных наук»

2008. С. 54- 66.

  1. Региональный интерес и региональная идентичность как ключевые категории экономической социологии регионального развития / Корепанов Г.С. // III Всероссийский социологический конгресс. Сессия 15. Тенденции социокультурног эволюции России и ее регионов - М., 2008. Режим доступа http://www.isras.ru/abstract_bank/1208464263.pdf.
  2. О национально-культурных особенностях региональной кадровой политики / Корепанов Г.С. // В кн.: Подготовка управленческих кадров для органов публичног власти Российской Федерации: состояние, проблемы, перспективы. Материаль Всероссийской науч.-практ. конф. 10-11 октября 2008 г. - Тюмень-Тобольск: Изд-вс Вектор-Бук. С. 14-21.
  3. Региональная идентичность в социологическом измерении / Корепанов Г.С. // E кн. Известия Международного института финансов, управления и бизнеса: Ежегодн науч. сб. Выпуск 5. - Тюмень: Изд-во ТюмГУ. 2009. С. 347-356.
  4. Социокультурные проблемы Тюменской области на фоне институциональны? инноваций / Корепанов Г.С. // Материалы докладов 51-ой международной научног конференции Даугавпилсского университета. Пленарные доклады. - Даугавпилс Даугавпилсский университет. 2009. С. 165.
  5. Идентичность регионального субъекта / Корепанов Г.С. // Культура, личность общество в современном мире: методология, опыт эмпирического исследования. Ч. 1. -Екатеринбург: Изд-во УрГУ. 2009. С.83-87.
  1. Социально-экономические и социокультурные особенности миграционных г демографических процессов в Тюменской области / Корепанов Г.С. // В кн. Конституционно-правовые основы миграционной политики Российской Федерации материалы Всероссийской научно-практич. конференции. 29-30 мая 2009 г. / Под ред Г.С. Корепанова. - Тюмень: Тюменская обл. Дума, ТюмГУ. 2009. С. 9-22.
  2. Социально-экономические проблемы регионального развития / Корепанов Г.С. // Социокультурные основания стратегии развития регионов России: Сб. матер. 5-й Всерос. науч.-практ. конф. 5-9 октября 2009. Смоленск: «Универсум» 2009. С. 101-105.
  3. Воспроизводство региональных социально-экономических систем: на примере изучения Тюменского региона / Корепанов Г.С. // Социокультурные проблемы развития регионов России в условиях кризиса: Материалы Тюменского социологического Форума 15-16 октября 2009 г. - Тюмень: Тюменская обл. Дума, ТюмГУ, 2009. С. 21-28.
  4. О направлениях и факторах миграционной политики органов государственной власти в Тюменском регионе / Корепанов Г.С. // Проблемы Севера и Арктики Российской Федерации. Науч.-информ. бюллетень. Вып. десятый. Октябрь, 2009. - М.: Изд-во Совета Федерации. 2009. С. 24-27.

56 PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactorv.com

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.