WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Внешние мигранты в Москве и их влияние на современные социальные процессы

Автореферат докторской диссертации по социологии

 

На правах рукописи

 

 

 

НАЗАРОВА ЕЛЕНА АЛЕКСАНДРОВНА

 

«Внешние мигранты в Москве и их влияние на современные социальные процессы»

 

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

 

Специальность 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы

 

 

 

Москва - 2010

 

 


Работа выполнена на кафедре социологии

Российской академии государственной службы

при Президенте Российской Федерации

Научный консультант       - Голенкова Зинаида Тихоновна

доктор философских наук, профессор

Официальные оппоненты - Дмитриев Анатолий Васильевич

член-корреспондент РАН,

доктор философских наук

                                              

- Рыбаковский Леонид Леонидович

доктор экономических наук, профессор

                                               - Халиков Манир Саидович

доктор социологических наук, профессор

Ведущая организация         - Московский государственный институт международных отношений МГИМО (Университет)

Защита стоится «__» _______ 2010 года в 14.00 на заседании Диссертационного совета Д-502.006.16 по социологическим наукам в Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации по адресу 119606, г. Москва, проспект Вернадского, 84, 2-й учебный корпус, аудитория 2004.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации. Объявление о защите диссертации и автореферат опубликованы на официальном сайте ВАК Минобрнауки России: www/vak.ed.gov.ru

Автореферат разослан «__» _____ 2010 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                Л.Д. Чернышова


1. Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования

На всем протяжении человеческой цивилизации миграция населения выступает неотъемлемой частью жизни народов, представляет собой устойчивый фактор глубоких социально-экономических и общественных перемен. В современных условиях глобализации практически все страны мира вовлечены в миграционные процессы , которые приобретают особую значимость и отличаются широтой и сложной структурированностью, обусловленной «сплетением» двух ключевых групп факторов: внешних (общецивилизационных) и внутренних (национальных, региональных).

Россия, пережив пик миграционной активности населения в 1990-х гг. (период вынужденной миграции), в начале 2000-х гг. вошла в период стабилизации социально-экономической и политической обстановки, что повлекло активизацию экономической миграции, основной задачей которой стало не перемещение мигрантов в поисках убежища и безопасности, а обеспечение достойного уровня жизни и оплаты труда.

Наибольшая миграционная нагрузка приходится на Москву - уникальный субъект Федерации, являющийся, в силу своего столичного статуса, инвестиционной привлекательности и высокого уровня экономического развития, крупнейшим в России центром притяжения экономических мигрантов. По данным ФМС, ежегодно в Москву на заработки прибывает около двух миллионов зарубежных гостей. Трудоустроиться удается только 60%, в то же время, из 260 тыс. разрешений на привлечение иностранной рабочей силы Москва в 2009 г. использовала только 220 тыс., и на 2010 г. эта цифра, по требованию руководства города, снижена до 200 тыс. Таким образом, предпринимаемые столичной властью действия по урегулированию миграционной ситуации приводят к обратному результату -  увеличению нелегальной составляющей трудовой миграции в Москве.

Нелегальное пребывание мигрантов, как правило, сопровождается нарушением паспортно-визового режима, миграционного и трудового (а также иных видов) законодательства, дополнительной нагрузкой на инфраструктуру города, обострением конкуренции на рынке труда, социальной напряженностью, обусловленной ростом культурной дистанции между мигрантами и местным населением, повышением конфликтогенности в сфере межнационального общения и межкультурного взаимодействия, активной криминализацией бизнеса, сегментацией рынка труда по национальному признаку. Экономический ущерб, причиненный от неуплаты налогов и неконтролируемого государством ежегодного вывоза гастарбайтерами средств, исчисляется десятками миллиардов долларов.

Особенно рельефно и болезненно эти серьезные социальные последствия миграции, связанные как с социально-экономическим расслоением населения, криминализацией экономической сферы, так и с изменением национального состава мигрантов и населения, проявляются в Москве. Возрастающая дифференциация населения по этно-национальному и конфессиональному признакам сопровождается  в столице нарушением сложившегося этнокультурного равновесия, сегментацией рынка труда, сложностями межкультурной адаптации и, как следствие, снижением толерантности совместно проживающих людей.

Таким образом, актуальность темы исследования обусловлена необходимостью:

- во-первых, обоснования теоретико-методологических и методических подходов к изучению миграционной ситуации, складывающейся в условиях глобализации в мегаполисах и крупных городах для минимизации противоречий между реальной миграционной ситуацией и действиями, предпринимаемыми для ее стабилизации, для прогнозирования миграционных процессов и их влияния на функционирование системы жизнедеятельности принимающих регионов, в частности, московского мегаполиса;

- во-вторых, выявления основных тенденций миграционных процессов в Москве и их воздействия на функционирование социальных институтов столичного сообщества;

- в-третьих, определения степени влияния миграции населения на этническую и социальную структуру Москвы для минимизации социальной и межнациональной напряженности и предотвращения конфликтов на этой почве;

- в-четвертых, построения оптимальной модели взаимодействия органов государственной власти и институтов гражданского общества в рамках системы регулирования миграционных процессов в Москве.

Степень научной разработанности проблемы.

Исследование миграции населения как социального явления опирается на значительный объем теоретического и эмпирического знания, сформированного представителями различных наук (социологии, философии, экономической теории, демографии, психологии и др.) как в России, так и за рубежом.

Первые подходы к изучению передвижения населения отражены в произведениях античных философов (Платон, Аристотель), которые не только ввели понятия «чужеземцы» и «переселенцы», выделили регулирующую по отношению к ним роль государства, но и сформулировали идею гражданства. Эти направления получили развитие в трудах Ш. Монтескье, который обосновал важность законодательного закрепления статуса переселенцев, И. Канта, рассматривавшего эмиграцию как право граждан, Г. Мальтуса, определившего миграционные процессы как один из способов перераспределения ресурсов при росте народонаселения.

На рубеже XIX-XX вв. начался качественно новый этап в изучении проблем миграции, связанный с социальными последствиями развития капитализма. В теории общественного развития К. Маркса в качестве одного из значимых факторов переселения масс отмечена общемировая тенденция количественного роста пролетариата, что получило отражение в работах таких экономистов и социологов, как Э. Равенстайн, Дж. М. Кейнс,М. Калецкий, В. Лаутенбах, Х. Найссер, В. Парето, которые, однако, представляя миграцию населения как производную экономического поведения, не раскрывали ее социальные аспекты и мотивацию.

Неоспоримый вклад в формирование социологических подходов к изучению адаптации мигрантов внесли основоположники методологии социального поведения: Э. Дюркгейм, установивший систему ценностей как условия солидарности в обществе; М. Вебер, определивший основные типы социального действия, детерминирующие выбор и поведение индивидов; Б. Малиновский, А. Радклифф-Браун, обосновавшие зависимость возникновения социальных практик и институтов от интересов, целей и потребностей социальных систем; Т. Парсонс, в рамках разработанной им теории социального действия отмечавший, что в поведении, в том числе и миграционном, проявляются личность человека, особенности его характера и темперамента, потребности, вкусы, обнаруживаются отношения к предметам.

Классический социологический подход представлен У. Томасом и Ф. Знанецким, применившими качественные методы для анализа последствий миграционных процессов и адаптации мигрантов. П. Сорокин рассматривал миграцию как элемент горизонтальной социальной мобильности.

В России основы методологии исследования миграционных процессов были заложены М.В. Ломоносовым, в работах которого нашли отражение особенности социального движения русского народа и проблемы эмиграции. Работы в этом направлении были продолжены Д.И. Менделеевым, С.М. Соловьевым, В.О. Ключевским, М.К. Любавским и др.

Со второй половины XIX в., в период возросшей интенсивности колонизации территорий Сибири и Средней Азии, в работах А.А. Кауфмана, Г.К. Гинса, И.А. Гурвича, А.А. Исаева и др. на основе анализа реальных процессов и эмпирических данных проводится уточнение принципов, условий, форм, методов и механизмов освоения новых земель и миграции населения.

В 1920-30 гг. управленческой практикой были востребованы исследования сельско-городской миграции, перераспределения трудовых ресурсов, взаимосвязи мотивации миграции с оплатой труда, ценами и другими важнейшими факторами условий жизни (С.Г. Струмилин, И.Л. Ямзин и В.П. Вощинин). Приоритеты в теоретических дискуссиях в этот период сместились на проблемы реализации организованных форм переселений.

В период 1960-70-х гг. были разработаны методологические аспекты изучения миграции, методы социологического исследования мобильности населения и факторов, ее детерминирующих (Т.И. Заславская, Л.Л. Рыбаковский), методы математического моделирования миграционного поведения населения (К.С. Матлин), влияния миграционных процессов на межрегиональное перераспределение трудовых ресурсов (А.В. Топилин). Также была определена связь миграции с естественным движением населения, трудообеспеченностью и приживаемостью новоселов (В.И. Переведенцев, Ж.А. Зайончковская), в контексте урбанизации разработаны основные подходы к изучению различных видов миграции (Б.C. Хореев).

Важное значение для осмысления социальных аспектов миграционных процессов имеют труды, посвященные анализу социальных изменений, трансформации и модернизации институтов современного общества, динамики ценностей, изменений социальной структуры, мобильности населения, разработанные российскими (А.С. Ахиезер, Л.А. Беляева, В.Э. Бойков, В.Я. Гельман, З.Т. Голенкова, Л.А. Гордон, М.К. Горшков, И.Е. Дискин, В.И.Жуков, Т.И. Заславская, В.Н. Иванов, С.Г. Кирдина, Ю.А. Красин, Н. И. Лапин, А.К. Мамедов, А.С. Панарин, Т.С. Сулимова, С.Ф. Фролов, Л.Д. Чернышова, В.А. Ядов, И.Г. Яковлев и др.) и зарубежными (П. Бурдье, Д. Норт, С. Хантингтон, П. Штомпка и др.) авторами. Основы социологии миграции как отрасли социологического знания были обоснованы в публикациях Т.Н. Юдиной и М.С. Блиновой.

Проблемы формирования миграционной политики России в контексте перспектив ее социально-экономического, политического и демографического развития, зарубежный опыт оптимизации иммиграционной политики раскрываются в работах В.А. Волоха, О.Д. Воробьевой, С.Н. Градировского, М.Б. Денисенко, Т.С. Иларионовой, В.А. Ионцева, Н.В. Мкртчяна, В.М. Моисеенко, В.С. Никитина, С.В. Рязанцева, О.С. Чудиновских и др.  В области правовых основ миграционной политики значимыми являются публикации Н.А. Ворониной, М.Л. Тюркина, Т.Я. Хабриевойи др.

Социально-экономической и социально-психологической адаптации мигрантов посвящены работы Ю.В. Арутюняна, С.К. Бондыревой, Ж.А. Зайончковской, Н.П. Космарской, Л.В. Корель, Н.М. Лебедевой, М.Г. Мдинарадзе, В.И. Переведенцева, В.Н. Петрова, А.И. Щербакова и др.

Для анализа этнокультурной составляющей миграции населения важную роль играют исследования в области национальной, социальной и гражданской идентичности (О.Н.Астафьева, Ф. Барт, Э. Геллнер, М.Н. Губогло, Г.С. Денисова, Л.М. Дробижева, С.С. Савоскул, С.В. Соколовский и др.), исследования в области конфликтологии и этнической политики (Р.Г. Абдулатипов, В.А. Авксентьев, Э.А. Баграмов, А.В. Дмитриев, А.Г. Здравомыслов, В.Ю. Зорин, К.В. Калинина, Р.М. Канапьянова, В.А. Михайлов, Э.Н. Ожиганов, В.А. Тишков и др.).

Проблемы дискриминации, этнокультурной сепарации и формирования мигрантских сетей рассмотрены в работах Г.С. Витковской, В.М. Воронкова, И.М. Кузнецова, В.И. Мукомеля, В.Н. Петрова, Е.В. Тюрюкановой, В.К. Хомерики и др.

Вместе с тем, требуют более глубокого и целенаправленного социологического изучения вопросы, связанные с влиянием миграции населения на социально-профессиональную и этнокультурную структуру столичного мегаполиса, выявлением дополнительных адаптационных социальных ресурсов в мигрантской среде и принимающем социуме, что обусловило выбор цели, задач, объекта и предмета диссертационной работы.

Цель исследования – выявление факторов, особенностей и социальных последствий миграционных процессов в Москве.

Для достижения поставленной цели в диссертации определены и решены следующие задачи:

  • выявлены ключевые теоретико-методологические принципы социологического изучения миграции населения как социального явления;
  • уточнены сущностные характеристики миграции населения в контексте современных процессов глобализации, модернизации социально-экономических систем и межкультурного диалога;
  • определены устойчивые тенденций и основные факторы миграции населения в Москве;
  • выявлены основные детерминанты государственной миграционной политики в современных российских условиях, а также особенности ее реализации в московском мегаполисе;

-        определен характер влияния этнической составляющей трудовой миграции в Москву на социальную обстановку в столичном мегаполисе и функционирование социальных институтов;

-        построены модели оптимизации социальной адаптации и интеграции мигрантов в социокультурную и экономическую систему столичного региона; 

-        определены роль, функции и значение общественных организаций мигрантов, этнокультурных общественных объединений, землячеств и других элементов гражданского общества в системе регулирования миграционных процессов в Москве;

- научно обоснован и выработан комплекс мер, рекомендаций и конкретных предложений по оптимизации государственной миграционной политики России с учетом стратегических целей развития страны и опыта столичного региона.

Объект исследования - внешние мигранты в московском мегаполисе.

Предмет исследования - социальная интеграция внешних мигрантов в Москве.

Теоретико-методологические основы исследования

Диссертационное исследование опирается на общенаучные методы изучения общественных явлений и процессов: системно-эволюционный, исторический, диалектический, логический. В изучении миграции населения как социального явления применены деятельностный (М.Вебер) и структурно-функциональный (Т.Парсонс) подходы, концепции социальной среды (Э.Дюркгейм), социокультурных систем (П.Сорокин) и мигрантских сообществ (У. Томас и Ф. Знанецкий).

Существенное влияние на методологию исследования оказали концепция инвариантных функций миграции (Т.И. Заславская), теоретическая схема трехстадийной миграции (Т.И. Заславская, Л.Л. Рыбаковскй), концепция взаимозамещаемости различных форм миграционной подвижности (Б.С. Хорев, В.М. Моисеенко), концепция факторов притяжения и выталкивания (Э. Ли), теория неоклассической экономики (М. Тодаро), концепция миграционного перехода (В. Зелинский), теория человеческого капитала (Л. Сжаастад (Съяастад)), новая экономическая теория трудовой миграции (О. Старк), теория сегментированного рынка труда (М. Пиор), теории общественного капитала и кумулятивной причинности (Д. Массей), миграционных систем (М.Критц), «глобального города» (И. Валлерстайн), «мировых систем» (С. Сассен) и др.

В исследовании миграционных процессов применялись историко-социологический подход, структурно-функциональный, типологический, факторный и институциональный анализ.

Методика работы включает сбор (социологические опросы, экспертные интервью, фокус-группы, включенное и невключенное наблюдение, контент-анализ документов), обработку и анализ (группировка, эмпирическая типологизация, детерминационный и факторный анализ) эмпирических данных.

Эмпирическая база исследования представлена массивом социологических исследований, проведенных в последние годы, в т.ч. с участием или под руководством автора, среди которых:

  • социологический опрос «Социальная адаптация и эмиграционные настроения представителей немецкого народа России» (сентябрь-октябрь 2008 г.), опрошено 4735 чел. в 19 регионах России, в т.ч. в Москве, по репрезентативной квотной выборке;
  • экспертный опрос руководителей национальных диаспор и землячеств, действующих на территории города Москвы (апрель 2005 г.), опрошено 186 чел.;
  • социологическое исследование «Внутренняя и внешняя миграция населения: состояние и тенденции развития» (июнь 2007 г. под руководством проф. В.Э. Бойкова, при участии автора), опрошено 506 мигрантов и 700 человек из местного населения в 12 регионах России и др.

Автором проведен вторичный анализ данных ряда фундаментальных социологических исследований, среди которых труды Социологического центра РАГС «Студенчество в многонациональных мегаполисах России: этническое самосознание и межэтнические отношения» (сентябрь 2007 г., под руководством проф. В.Э. Бойкова), «Мнения о прошлом, настоящем и будущем России» (ноябрь 2007 г., под руководством проф. В.Э. Бойкова), а также исследований других научных центров, в т.ч.: «Москвичи о значении для экономики города привлечения иностранного капитала, рабочей силы и последствиях нелегальной миграции» (апрель-май 2004 г. под руководством член-корр. РАН, проф. В.Н. Иванова), «Роль национально-культурных объединений в адаптации мигрантов к жизни в столице» (июнь 2008 г.), «Этнодемографические процессы в мегаполисе и этносоциальная ситуация» (2009 г.),  «Отношение москвичей к трудовой миграции и трудовым мигрантам» (2008 г., 2010 г.), исследования сети этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов Института этнологии и антропологии РАН, проводимые под руководством академика РАН В.А. Тишкова, мониторинги общественного мнения, проводимые ВЦИОМ-А, ВЦИОМ, ИСПИ РАН и др.

В качестве источников информации в работе использованы:

  • законодательные основы миграционной политики России, государств СНГ и других зарубежных стран; нормативно-правовая база регулирования миграционных и связанных с ними межнациональных процессов в Москве;
  • статистические данные Федеральной службы государственной статистики (Росстат), ФМС и МВД России;
  • информационная база данных Научно-исследовательского центра МГУУ Правительства Москвы, включающая более 15 тыс. публикаций в электронных и печатных СМИ (2005-2008 гг.);
  • аналитические статьи и материалы, опубликованные в научных и общественно-политических журналах «СОЦИС», «Социология власти»,  «Социологический журнал», «Власть», «Государственная служба», «Управление мегаполисом», «Этносфера», «Миграция населения», «Миграционное право» и др., печатных и электронных СМИ, Интернет-источниках.  

Основные результаты исследования, полученные лично автором, и их научная новизна:

  • выявлены ключевые теоретико-методологические принципы социологического изучения миграции населения как социального явления. К ним относятся: общественно-историческая обусловленность; многофакторность функционирования; системность и структурированность и др.;

- уточнены сущностные характеристики миграции населения в контексте современных процессов глобализации, модернизации социально-экономических систем и межкультурного диалога. Миграция населения рассматривается как объективно обусловленное, реализующееся в контексте общественно-исторического  развития, перемещение людей через границы тех или иных территорий на постоянной основе, влияющее на  равновесие социально-экономической системы, системы социальных взаимодействий и поведения людей. В то же время, миграция является одним из важнейших факторов саморегуляции социальной системы за счет компенсаторных возможностей миграционных ресурсов (восполнение демографических потерь, заполнение трудовых вакансий, создание условий здоровой конкуренции на рынке труда и занятости). В случае незрелости системы саморегуляции социальной системы, недостаточности ее правовой базы  или дисфункции отдельных социальных институтов, проявляются такие негативные «побочные эффекты», как нелегальная миграция, этническая сегментация рынка труда, криминализация  социально-экономической сферы общества, анклавность размещения мигрантов, обострение конкуренции на рынке жилья и  труда, обострение межнациональных отношений и т.д.;

  • обоснована методология изучения миграционных процессов в Москве в совокупности следующих подходов: влияние типичных признаков, характерных для большинства зарубежных мегаполисов на глобальном уровне; зависимость миграционных процессов в Москве от социально-экономической, политической, этнокультурной и демографической ситуации в России и учет исторически сложившихся потоков трудовой и учебной миграции на национальном (государственном) уровне; специфичность воздействия миграционных процессов на социально-экономическую структуру, этнокультурную среду, систему функционирования основных социальных институтов столичного социума на региональном уровне;
  • обоснован комплексный характер факторов, детерминирующих миграционные процессы в Москве в современных условиях. В числе ключевых выступают: социально-экономические, определяющие состояние экономики и рынка труда; этнополитические, влияющие на этнодемографическую структуру населения, систему межнационального взаимодействия; социокультурные, поддерживающие сложившуюся этнокультурную систему российской столицы;

- выявлены основные принципы формирования современной миграционной политики Российской Федерации: соблюдение прав человека, в том числе права на свободу перемещения и изменение места жительства; обеспечение баланса прав и законных интересов коренного населения, мигрантов и лиц, ищущих убежища на территории России; регулирование миграционных потоков с учетом потребностей принимающих регионов; легализация незаконных мигрантов, имеющих стабильные официальные источники доходов;

- определено, что миграция населения в Москву соответствует одной из основных тенденций внутрироссийских миграционных потоков - центростремительно направленной и сопровождается замещающим характером миграции (из отдаленных регионов в центральные, из малых городов в крупные, из крупных – в мегаполисы и т.д.). Миграция в Москву для большинства приезжающих в столицу является альтернативой эмиграции. Миграционному потоку в Москву свойственны следующие характеристики: экономический характер миграции (уровень зарплат в Москве выше общероссийского); профессиональная структурированность (строители, продавцы, дворники, водители и т.д.); увеличение нелегальной и незаконной составляющей миграции (ужесточение столичного миграционного законодательства, ежегодное уменьшением квот на привлечение иностранной рабочей силы); постепенное замещение иностранной рабочей силы специалистами из регионов России; 

- определен характер влияния этнической составляющей трудовой миграции в Москву на социальную обстановку в столичном мегаполисе и функционирование социальных институтов. Так, увеличение этнической составляющей трудовой миграции обусловливает необходимость: в сфере государственного управления - совершенствования нормативно-правовой и законодательной базы, оптимизации системы управлениямиграционными процессами; в сфере труда и занятости – разработки системы социально-экономического мониторинга, с целью прогнозирования потребностей рынка труда в иностранной рабочей силе по отдельным отраслям и сферам занятости; в сфере образования - разработки моделей толерантного поведения и бесконфликтного взаимодействия мигрантов с местным населением и привнесения соответствующих изменений в образовательные стандарты среднего и высшего профессионального образования, введения в педагогическую практику образовательных программ для мигрантов и их детей, способствующих их социальной адаптации и интеграции в столичный социум; в сфере здравоохранения - ужесточения требований к соблюдению санитарно-гигиенических норм, корректирования системы вакцинации населения, разработки и реализации других мер по сохранению здоровья населения;

-        разработана модель оптимизации социальной адаптации и интеграции мигрантов в социокультурную и экономическую систему столичного региона, основанная на принципе учета социально-экономических интересов принимающего социума и прибывающих мигрантов, необходимости этнокультурного и межконфессионального диалога и минимизации анклавизации мегаполиса, этнической сегрегации рынка труда, межнациональной напряженности, ксенофобии и других социальных издержек от увеличения этнической составляющей трудовой миграции в Москву; 

- разработана и апробирована методика исследования специфики мигрантских сетей, общественных объединений мигрантов, национально-культурных автономий, землячеств Москвы. Она включает системное изучение условий, факторов и принципов формирования, функционирования и развития общественных объединений мигрантов в столице, их системы коммуникации и взаимодействия с местным населением и органами государственной власти при реализации основных направлений деятельности;

-        определены возрастающая роль, информационная, консолидирующая, координирующая и коммуникативная функции общественных организаций мигрантов, этнокультурных общественных объединений, землячеств и других элементов гражданского общества столицы в системе регулирования миграционных процессов в Москве. Это обусловлено, прежде всего, укреплением институтов гражданского общества, возрастанием значимости и авторитета общественных организаций в реализации миграционной политики государства через инициативную разработку социальных практик, содействующих привлечению интеллектуального, социального, материального и иных ресурсов общественных объединений для стабилизации миграционной и этносоциальной обстановки в Москве.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту

1. Обострившаяся миграционная и, под ее воздействием, этносоциальная ситуация в России является вызовом для благополучия и безопасности российской государственности, что актуализирует потребность в разработке эффективной, научно обоснованной государственной миграционной политики. Неотъемлемым звеном в разработке продуктивной модели такой политики как на федеральном, так и на региональном уровнях, является мониторинг и анализ миграционных процессов в стране в целом и принимающих территориях, в частности.

2. Трансформация миграционных процессов в Москве, являющаяся следствием изменений, происходящих в российском обществе, обусловливает соответствующий контекст миграционной политики, для которого наиболее значимы: доминирование экономических мотивов миграции; локализация ареалов формирования миграционных потоков и мест размещения мигрантов (Востряково); возрастание миграционной мобильности и временной трудовой занятости представителей титульных национальностей государств СНГ, влекущие этническое, конфессиональное и социокультурное разнообразие принимающего московского социума.

3. Исходной точкой своевременного предотвращения и профилактики этнонациональных конфликтных ситуаций в Москве, возникающих вследствие неуправляемых миграционных потоков, является своевременная диагностика социальной и межэтнической напряженности, которая включает позиционный анализ - наблюдение, оценку и прогноз ситуации в этой сфере социологическими центрами с учетом интересов всех участвующих социальных групп (населения, мигрантов и властных структур принимающего региона).

4. Складывающиеся социальные практики доступа к рынкам труда, приема и обустройства иноэтничных мигрантов в Москве, определяют формирование уникальной социальной модели столичного общества, для которой характерны этносоциальная стратификация и межнациональный диалог. Увеличение этнической составляющей трудовой миграции содействует формированию относительно автономных, независимых систем социальной стратификации и мобильности в частном и государственном секторах, разрушает сложившиеся десятилетиями социальные практики межнационального взаимодействия.

5. Массовые этнические и трудовые миграции в Москву становятся раздражителем, постоянно подпитывающим и воспроизводящим дискурсы кризиса и конфликта на фоне положительной динамики социально-экономического развития столичного региона.

6. Негативное восприятие населением Москвы иноэтничных мигрантов стимулирует сложные процессы самоорганизации и кооперации мигрантских этнических сообществ, ведет к их самоизоляции, укреплению латентных сетевых связей и усилению напряженности в принимающем московском сообществе.

7. В отсутствие государственной миграционной политики, действующий в настоящее время в Москве сдерживающий миграционный режим способствует распространению неправовых практик, криминализации и «теневизации» экономики, деформации функционирования ряда социальных институтов, таких как государственного управления, труд и занятости, семьи и брака, образования, здравоохранения и т.д. 

8. Методологическая необоснованность экономической и социальной составляющих современной государственной миграционной политики снижает эффективность ее реализации в регионах. Отсутствие системности российской миграционной политики, рассогласованность развития каждой из ее составляющих (законодательной базы, деятельности организационных структур, социальных технологий реализации, финансирования), обуславливает дисфункциональность ее институтов – регистрации временного пребывания и порядка осуществления трудовой деятельности иностранных граждан. Все это актуализирует необходимость уточнения полномочий в сфере регулирования миграционных процессов федерального Центра и регионов.

9. Приоритеты государственной миграционной политики начала 2000-х гг. не в полной мере согласуются со стратегическими вызовами, стоящими в настоящее время перед Россией. Ключевой проблемой современной миграционной политики становится общественный консенсус относительно целей, задач, приоритетов и увязки с долгосрочными целями и задачами развития России, в отношении которых в обществе также нет согласия.

Независимо от избранного курса, центральным звеном практики вхождения мигрантов в московский  социум становится их социальная адаптации и интеграция, что серьезно осложняется не только интолерантностью принимающего населения, но и слабыми адаптивными возможностями самих мигрантов, недостаточной их включенностью в повседневный культурный контекст столичного социума, отсутствием у них потребности и желания следовать общепринятым нормам и традициям.

10. При обосновании целей, задач и приоритетов политики интеграции мигрантов в московский социум, разработке ее инструментов и механизмов, не учитываются различия в стратегиях адаптации представителей разных этнических групп мигрантов к принимающему сообществу, их возможности к интеграции (интеграционный потенциал). Возрастающая социокультурная дистанция между гражданами государств СНГ, обусловлена увеличивающимся разрывом в функционировании государственных социальных и политических институтов, дифференциацией социальных практик, сужением возможностей межгосударственных социокультурных коммуникаций. Различия в стандартах социального поведения, нормах и ценностяхбудут возрастать с каждой новой генерацией мигрантов, прибывающих в Россию.

Научно-теоретическая и практическая значимость работы

Диссертационное исследование вносит вклад в развитие теоретических основ изучения структуры социальных процессов миграции населения. Методологические подходы и методика, изложенные в диссертационном исследовании, могут быть использованы в изучении механизмов взаимодействия всех участников миграционных процессов, разработки конкретных мер, направленных на снижение социальных и экономических издержек, напряженности между принимающим социумом и мигрантами, облегчение их адаптации и интеграции в принимающее общество, а также на  оптимизацию политики в отношении мигрантов.

Основные положения диссертации соискателя нашли отражение в Московской целевой Программе поддержки российских соотечественников за рубежом (2003 г.), Городской целевой программе «Столица многонациональной России» на 2008-2010 гг., Московской городской целевой миграционной программе на 2008-2010 гг., рекомендациях по информационному сопровождению Государственной программы содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом (2007 г.), разработанных по заказу Минрегионразвития России.

Выводы и предложения автора могут иметь практическое значение при определении концептуальных основ государственной миграционной политики и инструментов ее реализации, разработке концепций и региональных миграционных программ.

Диссертационные материалы используются в преподавании учебных курсов «Социальное прогнозирование и проектирование» и «Социология управления» и «Этносоциология» в Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, лекциях на курсах повышения квалификации госслужащих. Материалы диссертации могут быть также использованы  в учебном процессе при чтении курсов «Миграционная политика России» и «Миграционная ситуация и миграционная политика столичного мегаполиса», «Социальное управление в регионах», «Социология межнациональных отношений».

Апробация диссертационного исследования

Основные положения диссертации изложены в монографиях автора: «Социальная адаптация вынужденных переселенцев и беженцев в контексте современной миграционной политики России: социологический анализ» (Москва, 1999), «Многонациональный мегаполис в координатах миграционной политики: социологический анализ» (Москва: Современная экономика и право, 2005), «Миграционная политика Российского государства» (Москва: изд-во РАГС, 2009). По теме диссертации опубликовано 73 научные работы, включая 3 авторские и 4 коллективные монографии. Личный вклад автора в эти работы составил более 120 п.л.

Результаты диссертационной работы были представлены на международных и российских конференциях: «Воспитание толерантного сознания в российском обществе» (Астрахань, 2003 г.), «Межкультурный и межрелигиозный диалог в целях устойчивого развития» (Москва, РАГС, 2007 г.); «Социальные процессы в современной России: традиции и инновации (Сорокинские чтения)» (Москва, МГУ, 2007, 2008 гг.); «Conflict, Citizenship and Civil Society» (Glasgow, 2007); 38-th IIS World Congress, International Institute of Sociology (IIS) (Budapesht, 2008), «Миграция. Актуальные проблемы адаптации и интеграции: Московско-берлинские международные семинары» (Москва, 2005, 2006, 2007 гг.); «Глобализация и социальные изменения в современной России: Всероссийский социологический конгресс» (Москва, МГУ, 2006 г.); «Миграция населения и система образования России: вызовы времени» (Москва, АПСН, 2004 г.), «Роль правозащитных переселенческих организаций в решении проблем миграции: Форум переселенческих организаций» (Москва 1998 г.), а также на парламентских слушаниях в Госдуме РФ (1997, 1999, 2002, 2003, 2007, 2010 гг.) и др.

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на кафедре социологии Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, 11 параграфов, заключения, списка используемой литературы, приложений.

 

II. Основное содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, анализируется степень научной разработанности, определяются объект и предмет исследования, формулируются цель и задачи работы, излагаются основные положения, выносимые на защиту, раскрывается научная новизна и практическая значимость работы.

Первая глава «Теоретико-методологические основы изучения миграции населения» отражает степень изученности данной проблемы отечественной и зарубежной наукой. В первом параграфе «Миграция как объект социологического изучения» раскрывается генезис основных общенаучных подходов и концепций изучения миграционных процессов.

Основы изучения миграционных процессов были заложены еще представителями античной философии (Платон, Аристотель), затем получили развитие в трудах Ш. Монтескье, И.Канта и Г. Мальтуса.

Основоположник современной теории миграции населения в западноевропейской литературе Е. Равенштейн определял понятие миграции, как «постоянное или временное изменение местожительства человека» и, используя сведения о месте рождения в переписях населения Великобритании 1871 и 1881 гг., данные других стран, сделал ряд обобщений, которые назвал «законами миграции» .

В 1950-60-е гг. за рубежом наступил новый этап в изучении миграции, когда стала популярна теория спроса и предложения, опосредованная преимущест­венно влиянием дифференциации заработной платы, на долгие годы стала классической традицией в изучении миграции западными учеными, экономическая модель развития «Модель развития Леви – Фея – Раниса» , в рамках которой миграция рассматривает­ся в качестве уравновешивающего механизма, который, благодаря перемещению рабочей силы, приводит при известных обстоятельст­вах к выравниванию заработной платы. В рамках неоклассической эконо­мики значимой является модель М. Тодаро . В обоснование причин миграции весомый вклад привнесла теория человеческого капитала, сформулированная Л. Сжаастадом, в рамках которой миграция рассматривается индивидом как решение об инвестициях с учетом ожидаемых затрат и выгод в течение некоторого времени .

Вместе с тем, в диссертации отмечено, что концепции миграции населения большинства зарубежных ученых разрабатывались в русле экономической науки и демографии, доминирование которых явно ослабили внимание к таким важнейшим направлениям как социологический, этносоциологический и этнопсихологический, вследствие чего из поля зрения исследователей были исключены такие категории как национальная принадлежность, вероисповедание, менталитет, роль и степень влияния традиционной культуры, обычаев, образа жизни мигрантов. Именно социологический подход позволяет наиболее глубоко проанализировать миграционные процессы с позиции определения их структуры, функциональных особенностей и взаимосвязей составных элементов миграционной системы, проследить динамику изменения не только конкретных экономических и демографических параметров миграции, но и социальные последствия влияния миграции на демографическую, социально-экономическую и этнокультурную сферы жизни общества.

С социологической позиции дано авторское определение миграции населения: это объективно обусловленное, реализующееся в контексте общественно-исторического  развития, перемещение людей через границы тех или иных территорий на постоянной или долговременной основе, влияющее на  равновесие социально-экономической системы, системы социальных взаимодействий и поведения людей. В то же время, миграция является одним из важнейших факторов саморегуляции социальной системы за счет возможностей миграционных ресурсов компенсировать демографические потери, заполнять трудовые вакансии, создавать условия баланса и здоровой конкуренции на рынке труда и занятости. В случае незрелости системы саморегуляции социума, недостаточности ее правовой базы  или дисфункции отдельных социальных институтов, проявляются такие негативные «побочные эффекты», как нелегальная миграция, этническая сегментация рынка труда, криминализация  социально-экономической сферы общества, анклавность размещения мигрантов, обострение конкуренции на рынке жилья и  труда, обострение межнациональных отношений и т.д.

Таким образом, миграции свойственны как экономические, демографические, так и социальные функции. Основными социальными функциями миграции являются ускорительная (обеспечивает определенный уровень пространственной подвижности населения и активизации его развития), селективная (позволяет стимулировать участие в миграционных процессах тех  социально-демографических групп, которые необходимы для позитивного изменения качественного состава населения территории) и перераспределительная (обеспечивает размещение трудовых ресурсов в соответствии с размещением производительных сил, производственных мощностей и инвестиций).

Аналитические модели, описывающие миграционные процессы, включают не только количественные показатели, такие как объем миграции (количество переместившихся людей), масштаб (пространство, на которое они распространяются), продолжительность, интенсивность (объем миграции во времени), темп, ритм, но и качественные показатели, как обратимость, направленность (прогрессивная или регрессивная), а также причины, факторы, источники, условия, результат, последствия, степень управляемости, эффективность миграции. Построение адекватной аналитической модели позволяет наиболее точно исследовать миграционные процессы, дать им соответствующую оценку, спрогнозировать ситуацию на перспективу и разработать необходимые меры регулирования для оптимального достижения желаемого результата.

Во втором параграфе «Миграционные процессы в трансформирующейся России» дан анализ динамики миграционных процессов, которые рассматриваются через призму современных российских научных концепций и подходов в сопоставлении с общественно-политическими и социальными переменами в жизни общества.

Изучение динамики миграционных процессов в России, их осмысление в научной литературе, дают основания для построения относительной периодизации миграционных процессов: первый этап – 1990-1997 гг. и второй – с 1998 г. по настоящее время.

На первом этапе миграционные процессы в России определялись почти исключительно политическими и экономическими факторами, связанными с распадом СССР. Это этап вынужденной миграции, обусловленный трансформацией постсоветского пространства, суверенизацией бывших союзных республик, изменением их политики в отношении русского языка и русскоговорящих граждан. В этот период основной миграционный поток в Россию составляли русские и русскоговорящие специалисты и члены их семей, как правило, имеющие хороший уровень образования, нацеленные на закрепление и постоянное проживание на территориях вселения. Интенсивность миграционных перемещений на протяжении первого этапа неуклонно падала - с 12,8 млн. человек в 1989 до 7,7 млн. в 1993 гг. Это было обусловлено, как постепенной стабилизацией политической, социально-экономической обстановки в странах исхода мигрантов, истощением собственных ресурсов мигрантов, необходимых на переезд, так и отсутствием должной экономической и моральной поддержки на территориях вселения и т.д.

Второй этап миграции населения протекал на фоне сформировавшегося политического и социально-экономического пространства СНГ. Для него в большей степени характерны экономические факторы, которые обусловлены разницей в социально-экономическом уровне развития новых независимых государств, недостаточной развитостью системы социального обеспечения, труда и занятости, отсутствием возможности социального обеспечения и социальной защиты определенных категорий граждан. В этот период в Россию устремились на заработки в большей степени представители коренных, титульных наций бывших союзных республик. Большинство из них не были настроены на долгосрочное или постоянное проживание в России, однако обычаи, культура и стандарты поведения им хорошо знакомы, т.к. их  с россиянами объединяло совместное советское прошлое.

Однако за последние 5 лет ситуация заметно изменилась: в Россию на временные заработки начало прибывать новое поколение выходцев из бывших союзных республик, которое уже не знает русский язык, с трудом ориентируется в нормах поведения и обычаях принимающей страны. Этими факторами наряду с усилением конкуренции на рынке труда, сегментации систем занятости по этническому признаку, криминализации экономики, обусловлено, негативное отношение местного населения к трудовым мигрантам в Москве.

По данным Росстата в 2005 г. Национальный состав мигрантов выглядел следующим образом:

 


Рис. 1. Национальный состав мигрантов

Вместе с тем, по прогнозам специалистов из Центра демографии и экологии человека Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, эта ситуация в 2015 г. резко изменится – выходцы из Украины, Молдавии и Белоруссии составят 7-9%, из государств Закавказья - 11-15%, из Средней Азии и Казахстана - 35-40%; из стран Юго-Восточной Азии, Афганистана - 40-45% .

Основной тенденцией в миграционных процессах в современной России стало то обстоятельство, что трудовая миграция в последние годы стала самым массовым потоком в страну, обойдя в этом отношении вынужденную миграцию, которая доминировала в первой половине 1990-х гг. При этом значительная часть трудовых поездок либо не регистрируется (что характерно для миграций в пределах СНГ), либо совершается под видом туризма (в основном между Россией и странами вне СНГ), причем это касается как въезда иностранцев, не всегда легального, на заработки в Россию, так и выезда россиян с этими же целями за границу.

По оценкам ФМС России, в настоящее время незаконных мигрантов в России от 5 до 7 млн. человек, около 80% из них трудовые мигранты . Основные мотивы миграции в Россию - экономические: по результатам проведенного Социологическим центром РАГС в 2007 г. исследования 87,5% опрошенных мигрировали из-за отсутствия работы или низких заработков.

 


Рис. 2. Основные мотивы миграции основных категорий мигрантов

Трудовой поток из Средней Азии совокупно составляет не менее 1 млн. человек. Примерно 200-300 тыс. человек дает Молдавия, но в последнее время происходит быстрая переориентация трудовой миграции из этой страны, как и с Украины, на западные страны.

Анализируя динамику миграционных процессов в стране, общественное мнение по этому вопросу, исследования отечественных ученых и специалистов, следует отметить, что, во-первых, в нынешнем состоянии миграция в стране практически целиком является процессом стихийной социально-экономической самоорганизации населения. Региональные и муниципальные власти обычно слабо влияют на этот процесс. Между тем, их конструктивная помощь могла бы выразиться в эффективном информировании мигрантов о потребностях в рабочей силе, в создании элементарных условий проживания мигрантов в местах их концентрации, оказания им юридической помощи при трудоустройстве, социальной адаптации и интеграции, в более эффективной правовой и социальной защите и т.д. Во-вторых, миграция порождает противоречия между интересами многих людей, имеющих к ней как прямое, так и косвенное отношение. В настоящее время эти противоречия локализуются в основном на поселенческом уровне и проявляются в разнородных мелких конфликтах, в том числе, межэтнического свойства. Но при увеличении миграционных потоков и усилении их стихийности, вызываемые ими противоречия могут резко обостриться и обернуться разрушительными следствиями в масштабе регионов и страны в целом.

Таким образом, к позитивным последствиям миграционных процессов можно отнести повышение конкурентоспособности на рынке труда, заполнение невостребованных вакансий, демографическое оздоровление и восполнение естественной убыли населения отдельных регионов. Однако негативное влияние на развитие экономики и социокультурной сферы страны в значительной степени прявляется через снижение качества населения, повышение конфликтогенности  за счет увеличения этнокультурного разнообразия и социокультурной дистанции между представителями отдельных категорий мигрантов, стабильно высокий уровень незаконной миграции, влекущей криминализацию социально-экономических отношений, сегмантацию рынка труда по этническому признаку, ухудшение межнациональных отношений и т.д., что обусловлено низкой степенью адекватности государственной миграционной политики.

В третьем параграфе «Институционализация миграционной политики России в современных условиях» дан анализ формирования и развития миграционной политики в условиях становления новой российской государственности.

Для реализации миграционной политики как части государственной системы управления в стране создана и на протяжении многих лет действует институциональная структура – Федеральная миграционная служба России, включающая в себя: центральное учреждение с региональными отделениями, персоналом и соответствующим бюджетом; распределение обязанностей между центральными, региональными и местными властями, общественными и неправительственными организациями, занимающимися проблемами мигрантов; информационную систему, включая научно-исследовательское обеспечение; нормативно-правовую базу по вопросам миграции населения, иммиграции и гражданства; механизм контроля за реализацией законодательства и расходованием средств бюджета; технические возможности для осуществления иммиграционного контроля; систему подготовки квалифицированных кадров.

Таким образом, основной институт регулирования миграционных отношений – государство, обладает таким важным ресурсом, как власть. Это позволяет государству инициировать формирование нормативно-правовой базы и соответствующей стратегии регулирования миграционных процессов. Однако функционирование современной миграционной системы России противоречиво и это стимулирует поиск перспективных направлений и подходов по их разрешению. Однако сегодня ни в обществе, ни в правительстве нет единства в подходах к государственной миграционной политике. Министерство труда и экономического развития выдвигает повышение мобильности рабочей силы в число приоритетных задач ближайшей перспективы, в то время как силовые ведомства проводят ограничительную миграционную политику, способствуя распространению мигрантофобии.

Так, в «Концепции демографического развития Российской Федерации на период до 2025 года» (2007 г.) закреплена комплексность решения демографических задач, к которым наряду с другими отнесена и миграция населения, однако этот документ носит лишь рекомендательный характер.

Отсутствие научно обоснованной государственной миграционной политики в РФ отрицательно сказывается на ситуации в этой сфере в целом. Так, принятые в конце 2006 г. новые законопроекты, либерализовавшие практику привлечения иностранной рабочей силы, серьезно трансформировали миграционную систему и привели к неоднозначным результатам. Введение системы квотирования привлечения иностранной рабочей силы не оправдало себя именно в столичном мегаполисе в связи с низким уровнем проработки системы контроля, вызвало необходимость корректировки количества квот в сторону уменьшения, что неминуемо вызвало увеличение нелегальной составляющей трудовой миграции. Введение в 2010 г. системы сертифицирования привлечения иностранной рабочей силы в частный сектор экономики повлечет немалые проблемы с учетом потока трудовых мигрантов. Однако эти меры были продиктованы потребностями рынка труда и необходимостью легализации большого количества трудовых мигрантов, нелегально трудящихся в частном секторе. Таким образом, рынок труда выступает в роли института косвенного регулирования миграционных процессов.

Большое практическое значение имеет подключение к решению проблем миграции социальных партнеров государства - общероссийских объединений профсоюзов и работодателей. Генеральное соглашение их с Правительством РФ на 2008-2010 гг. ставит в число приоритетных задачи по повышению эффективности трудовой миграции.

Проведенный автором анализ проблем институционального оформления миграционной политики – ее сопровождения, разграничения полномочий и функций органов власти, их ведомственного взаимодействия, а также координации усилий на всех уровнях государственной, региональной власти и местного самоуправления – показал сложность и противоречивость сложившихся подходов по их разрешению. Также очевидной является слабая координация основных институтов регулирования миграционных процессов – государства, рынка труда и системы контрактных отношений, обусловленная в большей степени неотработанностью технологии их взаимодействия, недостаточностью нормативно-правовой базы и отсутствием четко прописанных и признанных целей и задач государственной миграционной политики.

В четвертом параграфе «Программно-целевой подход в регулировании миграции населения» анализируется сложившаяся практика разработки и исполнения федеральных и региональных миграционных программ.

Либерализация миграционной практики поставила органы власти и управления перед необходимостью поиска путей и методов превращения миграции населения в фактор развития общества при соблюдении баланса интересов человека и государства.

В этой связи был решен вопрос о применении программно-целевого подхода в сфере миграции населения и использовании целевых комплексных программ как инструмента реализации государственной миграционной политики на основе методологии, разработанной российскими и зарубежными учеными .

Именно в долговременной целевой программе «Миграция» были впервые в современной практике сформулированы приоритетные направления миграционной политики России, принципы отношения к вынужденным мигрантам, перечень требований к ее правовому, организационному и финансовому обеспечению. Впоследствии эта программа была модернизирована, создала базу разработки концепции миграционной политики, мер и механизмов ее реализации, однако неизбежно столкнулась с типичной в тот период проблемой недофинансирования и не была реализована в полном объеме. Однако конструктивный потенциал программно-целевого метода регулирования миграционных проблем получил развитие в последующих программных документах как федерального, так и регионального уровней.

Новым этапом стало принятие Федеральной миграционной программы на 1998-2000 гг., которая задала высокий стандарт не только разработке, но и идеологической проработке, инструментальному сопровождению миграционной политики, содержала графики принятия нормативных правовых актов и финансирования мероприятий для различных категорий мигрантов. Это позволило выполнить все основные задачи данного документа, предоставить жилье 17,2 тыс. чел., пособия – 345 тыс. вынужденных мигрантов, провести медико-психологическую реабилитацию почти 6 тыс. чел., оказать финансовую помощь 29 субъектам Федерации при создании инженерной и социальной инфраструктуры в местах компактного поселения вынужденных переселенцев, не было допущено по иммиграционным причинам более 50 тыс. чел. и депортировано около 40 тыс.

Очередная Федеральная миграционная программа на 2002-2005 гг., по мнению специалистов, была еще более тщательно проработана, т.к. учитывала многие новые тенденции, но наряду с другими аналогичными документами, была отклонена Правительством РФ. И по сей день, миграционные процессы регламентируются Концепцией демографического развития России до 2025 г. и Концепцией миграционной политики России – документом, имеющим лишь рекомендательный характер.

Программно-целевой подход в настоящее время активно применяется в решении миграционных вопросов ряда регионов России в рамках реализации Государственной целевой программы содействия переселению соотечественников. Немаловажно, что в разработке и реализации региональных программ активно принимают участие переселенческие организации и общины, которые порой самостоятельно вырабатывали свои собственные программные документы с опорой на программно-целевой подход. Однако одним из основных недостатков этого метода является дефицит региональных бюджетов и неполное выполнение ими программных обязательств.Можно констатировать, что программно-целевой подход в решении миграционных проблем полностью себя оправдал, т.к. на основе модернизированной правовой базы регулирования миграционных процессов в России, позволяет достаточно оперативно реагировать на изменения миграционной ситуации. Методологическая и методическая основа применения программно-целевого подхода в этой сфере разработана и может быть применена при  восстановлении практики разработки федеральных и региональных среднесрочных миграционных программ.

Вторая глава «Особенности миграционных процессов в Москве» посвящена рассмотрению многолетней практики города Москвы, выявлению особенностей реализации столичной модели управления миграционными процессами. Первый параграф «Состояние и тенденции социально-демографических процессов в столичном мегаполисе» рассматривает развитие Москвы как субъекта Федерации и многонационального мегаполиса.

Одним из основных факторов развития московского мегаполиса является социально-демографический, который отражает стабильный рост численности горожан за счет приезжих, увеличивающаяся разница между численностью постоянных жителей города (более 10,5 млн. человек) и «дневного» населения (14,5 млн. человек).

Все послевоенное время миграционный прирост играл определяющую роль в динамике численности населения Москвы (рис. 3).

Рисунок 3.  Естественный и миграционный прирост населения Москвы в 1940–2007 гг.

Закономерно, что миграция, выполняя свою традиционную роль, привлекая в город молодежь и стабилизируя численность населения, требует грамотного и компетентного управления. Среди ее ближайших целей сохранение численности жителей Москвы в нынешних рамках – 10,4 – 10,6 млн. человек, подъем продолжительность жизни до 75 лет для женщин и 66 лет для мужчин – т.е. до уровня стран Центральной Европы.

Следует отметить, что с начала XX в. происходило усложнение этнической структуры столицы, изменение удельного веса русских, который в 2002 г., сократился до уровня 1920 г. (84,8%). Более чем в 12 раз за 100 летний период  в Москве увеличилась численность украинцев, в 6 раз – армян, в 2,5 раз – татар, в 2 раза – белорусов , в конце ХХ века все большими темпами стало убывать еврейское население, в десятку наиболее крупных национальностей вошли азербайджанцы (0,9%), грузины (0,5%), молдаване (0,4%) и таджики (0,3%).

Эти изменения обусловлены интенсивным изменением национальной структуры основной массы мигрантов и не остались незамеченными в общественном сознании. Так, по мнению 79% опрошенных, миграция влияет на изменение «национального лица» города. По оценкам экспертов, численность нерусского населения столицы уже превысила 15-ти процентный рубеж, т.е. не только градообразующими (не менее 1% общей численности населения города), но и градоопределяющими (не менее 10% жителей города) становятся, наряду с коренными москвичами, этнические диаспоры.

Среди мигрантов выделяются две основные стратегии: остаться или быстро заработать и уехать, соотношение между которыми достаточно нестабильно. Так, по некоторым данным, получить российское гражданство и остаться в России навсегда намерены 38,0% опрошенных мигрантов, 27,0% планируют пробыть в России около года и более, а затем вернуться на родину. От нескольких месяцев до 1 года собирается пробыть и уехать каждый четвертый, а переехать в другую страну – 4%.

Важным фактором социально-демографического развития Москвы, налаживания межнационального согласия являются смешанные браки, которые достигают 22% от общего количества зарегистрированных браков в Москве. Каждая пятая пара – православно-мусульманская.

Как показало исследование, современная социально-демографическая ситуация в Москве остается тревожной: рождаемость, несмотря на всплеск последних лет, находится на низком уровне и остается почти вдвое меньше, чем требуется для простого воспроизводства населения. Ожидаемая продолжительность жизни в столице, самая высокая в России, тем не менее, не соответствует уровню благосостояния жителей и развитости отраслей социальной инфраструктуры, включая здравоохранение и индустрию отдыха. Миграционные процессы с их нелегальной составляющей, значительно отягощают криминогенную и эпидемиологическую обстановку в городе, что негативно влияет на социальную обстановку.

Выход из создавшегося положения в значительном росте инвестиций в социальную сферу, повышении благосостояния качества жизни населения, его последовательном демографическом «просвещении», хотя отдача от этих мер проявится не сразу. Полагаем, что это, один из основных путей выхода из демографического кризиса и, соответственно, поступательного развития Москвы, как и других регионов и всей России в ближайшей перспективе.

Второй параграф «Влияние миграционных процессов на межнациональные отношения их отражение в общественном сознании» рассматривает в авторской методологии сложное, еще не сложившееся отечественной науке направление, для которого характерна взаимосвязь и взаимообусловленность двух, ранее не рассматривавшихся в единстве, практик – миграционной и национальной.

Установлено, что в последние годы в столицу едут горожане – она все больше становится городом специалистов, обладающих высокой социальной и деловой активностью. В свою очередь, повышенные ожидания от пребывания в успешном мегаполисе, порождают социально-психологические стрессы и фобии. Так, социофобии, страху перед непредсказуемостью общественных явлений, подвержены 25% москвичей, около 30% не способны адаптироваться к современным социальным условиям, у 50% наблюдается высокий уровень тревоги и психоэмоционального напряжения.

Такой психоэмоциональный фон воспроизводится значительным моральным и физическим напряжением, которым «оплачивается» достижение удовлетворительного уровня жизни москвичей.

«Блеск» большого города притягивает мигрантов из Таджикистана, Азербайджана, Армении, Грузии, некоторых других стран, среди которых 62% - выходцы из малых городов и сельской местности, испытывающие острый культурный шок от новой окружающей среды.

По данным «Левада-центра», этнические фобии и неприязнь к мигрантам представляют собой ответ на реальные или воображаемые угрозы в ситуациях, когда у населения, по его мнению, ограничены ресурсы выживания и возможности защиты своих позиций или интересов. Подавляющее число москвичей традиционно выражает недовольство и обеспокоенность по поводу того, что Москву «заполонили», две трети считают, что отсутствие жесткого контроля за мигрантами – основная причина высокой вероятности терактов в столице, 63% заявили, что мигранты повышают уровень преступности и коррупции, 60% полагают, что приезжие отнимают у них рабочие места, соглашаясь на работу за меньшую плату.

В этой связи проблема межнациональных отношений в Москве становится, как показывают многочисленные исследования, одной из наиболее волнующих, значимость ее возрастает в связи с активизацией миграционных процессов.

Одной из зон этнической напряженности в Москве стала сфера предпринимательской деятельности. Негативные черты развивающегося рынка экстраполируются с представителями занятых в нем этни­ческих общностей из числа недавних мигрантов, плохо знающих русский язык, отличаю­щихся своеобразной манерой поведения и этическими представлениями. Все это в сочетании с малопривлекательными сторонами их профессиональной деятельности, сформировали в сознании москвичей мнение о том, что на рынке их обманывают, не потому что это рынок, а потому, что там торгуют приезжие не русской национальности.

События во Франции в 2005 и 2007 гг., обсуждение темы иммиграции в СМИ серьезно повлияли на мнение москвичей относительно мигрантов, оценки их пребывания стали более полярными, зачастую противоречивыми. Так, если в мае 2005 г. каждый второй россиянин соглашался, что мигранты восполняют дефицит малоквалифицированной и низкооплачиваемой рабочей силы, то впоследствии их стало 37%. Сократилось число даже тех, кто считает, что надо поддерживать въезд в страну русского и русскоязычного населения, ограничивая въезд представителей иных национальностей. По данным социологического опроса, лишь 21% респондентов не беспокоит приток приезжих иммигрантов. У 36% опрошенных этот аспект вызывает некоторое беспокойство, в 26% - сильную тревогу и 13% испытывают постоянный страх от наплыва мигрантов .

Таким образом, негативное мнение населения относительно миграционного притока на территорию обусловлено не только экономическими, но и социокультурными факторами, отражающими этнокультурную дистанцию, между мигрантами и местным населением, низкую адаптационную мотивацию временных трудовых мигрантов и высокую конфликтогенность в этномиграционной среде.

Третий параграф «Социальная адаптация мигрантов: формы и модели» посвящен анализу сложившихся практик социальной адаптации и интеграции мигрантов, а также раскрыто более подробно влияния сферы образования на миграционные процессы.

Углубленное изучение проблем социальной адаптации мигрантов выявило необходимость разработки теоретических основ профессиональной образовательной политики в отношении мигрантов, отражающей сущность и особенности работы с ними как субъектами регионального образовательного пространства. Все это актуализирует постановку и разрешение социально-педагогических задач, направленных на поддержку и защиту мигранта в сфере профессионального образования.

Известно, что для профессионального обучения мигран­тов за рубежом (США, Канада, Германия) создаются профессио­нальные образовательные центры, финансируемые государст­вом и работодателями, главная цель которых состоит в подготовке квалифицированных рабочих из числа мигрантов, не обладающих необходимыми трудовыми навыками. Тем самым обеспечи­вается доступность образования по отношению к детям и молодежи любой национальности и ве­роисповедания, демократизация, открытость образования для других культур, учитываются поликультурные и полиэтнические факторы, соз­даются и реализуются адаптационно-образовательные програм­мы для мигрантов, сглаживающие напряжение в обществе, озабоченном наплывом иностранцев. Так, по некоторым данным, в Германии, например, более 80% граждан рассматривают увеличение внешней миграции как угрозу национальному благосостоянию.

В России сложился определенный опыт обучения мигрантов и членов их семей в профессиональных учреждениях. В большей степени это относится к вузам, однако в учрежде­ниях начального и среднего профессионального образования эта деятельность, хотя и осуществляется, но не всегда норма­тивно регламентирована и обеспечена учебно-методическими разработками. Полагаем, что назрела необходимость в разработке критериев отбо­ра мигрантов в группы профессионального обучения по сово­купности признаков и моделей учебных планов и программ профессионального обучения, профессиональной и социаль­ной адаптации и реабилитации, перечня профессий и специально­стей, на которые существует повышенный спрос на российском рынке труда.

В этой связи приоритетными задачами при разработке механизма комплексной адаптации мигрантов становятся: создание условий для развития у мигрантов позитивного восприятия нового социума; оказание им психологической, образовательной и юридической помощи; стимулирование создания общественных структур, призванных оказывать помощь мигрантам; создание условий для взаимодействия всех общественных и государственных институтов, связанных с разрешением проблем мигрантов, включая образовательные; поощрение предпринимательской инициативы; стимулирование благотворительной инициативы в сообществе, принимающем мигрантов; формирование доброжелательного общественного мнения с помощью СМИ.

Как показало исследование, адаптация учащихся-мигрантов к новой деятельности проходит несколько фаз: овладение навыками русского языка, освоение действующих в коллективе норм, преодоление противоречия между необходимостью «быть как все» и стремлением к максимальной персонализации, интегрируясь в коллектив, принять, систему ценностей, способствующих общему успеху. При положительном разрешении этих противоречий происходит интеграция молодого человека в коллективе, в противном случае - возникает дезинтеграция и вытеснение из коллектива или фактическая изоляция.

Одним из инструментов оценки качественных параметров выпускников профессиональных учебных заведений может стать опросный метод, дополняющий анализ на основе статистических данных, применяемый в Москве.

Профессиональное обучение открывает работникам-мигрантам возможность приобретения квалификации, востребованной на российском рынке труда и на родине. Еще одним шагом в этом направлении может стать призна­ние наряду с дипломами, свидетельствами об образова­нии, соответствующих документов о присвоении разряда, квалификации и других необходимых для трудоустройства документов, полученных в государстве выезда, а также трудового стажа; предоставление возможности для повышения квали­фикации или приобретения новой профессии, доступ им и членам семей в учебные заведения.

В четвертом параграфе «Социальные ресурсы миграционных процессов и социальной адаптации мигрантов в Москве» исследуется социальный потенциал общественных организаций, национально-культурных автономий и землячеств в регулировании этномиграционных процессов в столичном мегаполисе.

Проведенное исследование позволило выявить наиболее важные социальные ресурсы в регулировании миграционных процессов и социальной адаптации мигрантов. К ним относятся многочисленные общественные организации, объединяющие выходцев из субъектов Федерации и ряда зарубежных стран. В Москве образована 81 национально-культурная автономия, среди них 14 федеральных, 19 – региональных, 48 – местных, что обеспечивает Москве первенство среди других регионов в этой сфере. В пятерку других, наиболее продвинутых регионов, входят Свердловская область (36), Татарстан (33), Тюменская (24), Московская (21) области.

Активная деятельность национально-культурных автономий и других общественных объединений столицы направлена на содействие в решении проблем в сфере просвещения – это 514 организаций, в сфере науки – 227, в сфере межнациональных отношений – 511, в сфере экологии и охраны окружающей среды – 121 и др.

Значительную роль в гармонизации межнациональных отношений играет созданное по инициативе общественности государственное учреждение «Московский дом национальностей» (ГУ МДН). В соответствии с Уставом, основной целью его деятельности определено содействие обеспечению всестороннего участия национальных организаций Москвы в процессе совершенствования национальной политики, содействие созданию условий для удовлетворения национально-культурных и национально-образовательных запросов, полноправного общественного и культурного развития национальных общин, укрепления атмосферы межнационального мира и создания поликультурного московского сообщества.

В Москве накоплен положительный опыт многолетней деятельности целого ряда национально-культурных объединений, среди которых «Общество бурятской культуры «Уряал», Татарская культурная автономия, Всероссийский Азербайджанский Конгресс, общество Чечено-Ин­гушской культуры «Даймохк» (Отчизна), община карачаевцев «Горский дом», РНКА «Карачаевцы Москвы» и др.

Отличительной чертой последних лет становится все более тесное взаимодействие НКА и НОО с московскими региональными землячествами, т.н. «русскими» объединениями. Вопросы их взаимодействия также нашли отражение в программных документах Правительства Москвы, а совместные усилия в решении проблем миграции предусматриваются в ряде городских целевых комплексных программ.

Землячества в отличие от юридически признанной в России национально-культурной автономии, не имеет определенных задач, связанных с сохранением культуры, но выполняет вполне определенные социальные функции, среди которых защитная и адаптационная. В Москве действует более 90 таких структур, из которых более 60 (общей численностью около 30 тыс. чел.) объединены в координационный совет при Комитете межрегиональных связей и национальной политики города Москвы.

Однако, несмотря на возрастающую роль региональных землячеств в общественной жизни столицы, отсутствуют систематизированные социологические данные о настроениях, интересах этой социальной группы москвичей. Одной из первых попыток разобраться в этой сфере стало проведенное в 2003 г. по методологии и с участием автора репрезентативное социологическое исследование и экспертный опрос населения Москвы по теме: «Столица и регионы: москвичи о межрегиональном сотрудничестве». Было установлено, что члены московских региональных землячеств имеют отличные от других категорий экспертов мнения по целому ряду социальных и экономических проблем, перспективам развития сотрудничества Москвы с регионами России. Достаточно критично оценена работа властей в сфере межрегионального сотрудничества.

Представители землячеств и национально-культурных организаций, являясь источником ценой информации относительно ключевых вопросов межнациональных отношений и этнокультурного диалога, могли бы быть включены в состав экспертного сообщества и оказывать содействие Правительству Москвы в выработке  и принятии взвешенных, научно обоснованных управленческих решений по целому ряду социальных проблем, включая этномиграционную.

Третья глава «Оптимизация регулирования миграционных процессов в столичном мегаполисе» состоит из трех параграфов. В первом параграфе «Зарубежный опыт регулирования миграционных процессов в мегаполисах и крупных городах» дается подробный анализ сложившейся практики управления миграционными потоками в ведущих странах и их столицах в условиях глобализации.

Урбанизация как доминирующий в мире социально-демографический феномен оп­ределяется взаимодействием ряда факторов, среди которых важнейшим является стихийная миграция

Проблемы больших городов традиционно вызывают широкий научный интерес. В отечественной социологии город рассматривается как территориально-концентрированная форма рас­селения людей, занятых преимущественно несельскохозяй­ственным трудом, с характерным разнообразием тру­довой и внепроизводственной деятельности населения, со­циальной и профессиональной неоднородностью, специфиче­ским образом жизни.

Важное место в социологическом исследовании городов принадлежит М. Веберу. Характеризуя город как большое поселение, он отмечает, что с социологической точки зрения этот признак свидетельствует о том, что оно «настолько велико, что в нем отсутствует специфическое для общества соседей личное знакомство друг с другом». Еще одним признаком города он считал «известное «многообразие» занятий», наличие в нем рынка, в функции которого входило, в частности, привлечение новых поселенцев. На примере азиатских городов античности М. Вебер показывает истоки формирования в поселениях многонациональной структуры их населения, происходившие в основном в ходе переселения людей в период завоеваний.

Как показало изучение, неурегулированная миграция населения повсеместно представляет угрозу стабильности и безопасности для принимающей страны и города. В современной практике сложились два основных способа интегра­ции мигрантов: ассимиляция (США, ФРГ) и взаимное сосущество­вание культур (Канада, Франция). В государствах, складывавшихся как переселенческие (США, Канада, Австралия, Новая Зеландия), и остающихся более открытыми, процесс интеграции вновь прибывающих сравнительно безболезненный. В западноевропейских же странах, возникавших на этнической основе, значительный приток мигрантов  все чаще вос­принимается как угроза национально-культурной идентичности.

Страх и негативное отношение к чужим имеют глубокие корни в чело­веческой культуре. К тому же мигранты направляются в основном в огра­ниченное число крупнейших агломераций, где уже сосредоточены огромные мигрантские общины. К примеру, в Большом Лондоне сконцентрировано 45% этнических меньшинств Великобритании, а в Парижской аг­ломерации - 40%, в Канаде 55% всех ро­дившихся за границей живут в трех крупнейших агломерациях – Торонто, Мон­реале и Ванкувере, а в США половина их проживает в городах всего двух штатов – Калифорнии и Нью-Йорке.

Ксенофобские настроения получили широчайшее распространение в сегодняшней Европе, - отмечают специалисты. Так, недавняя президентская кампания во Франции была отмечена борьбой за голоса сторонников правого радикала Жан-Мари Ле Пен. Более 66,0% граждан ФРГ считают, что иностранцев в стране слишком много, около 40,0% убеждены, что для спасения экономики надо выдворять из Германии избыточную рабочую силу, треть опрошенных немцев признались, что чувствуют себя иностранцами в собственной стране. Все это дало основание некоторым экспертам говорить о «кризисе европейской модели государства всеобщего благосостояния, что может привести к реставрации в ЕС социализма с националистическим уклоном».

Существенный источник профессионально подготовленных мигрантов - молодые иностранцы, прибывшие для получения высшего образования и т.н. «бизнес-мигранты», поощряются в миграционном законодательстве большинства стран. Так, Лондон в последние годы стал прибежищем большого числа богатых россиян (по некоторым оценкам их 500 тыс. человек), что заметно сказалось на торговле недвижимостью. С 2000 г. русские купили в Лондоне недвижимости на 2,2 млрд. фунтов стерлингов – больше, чем американцы и ближневосточные шейхи вместе взятые.

Анализ показывает, что мегаполисы и крупные города мира оказались неподготовленными к тому, что в них стали в массовом порядке прибывать новые жители другой национальности и конфессиональной принадлежности, изначально не ориентированные на интеграцию в принимающее сообщество. Особенно остро этот вопрос был поставлен выходцами из восточных стран, исповедующих ислам.

Первыми навести порядок в этой сфере, исходя из существующей законодательной базы, духовных и нравственных ценностей европейской цивилизации, решились власти Германии, где в настоящее время около 8% населения составляют мигранты (7 млн. из 82 млн. человек, населяющих ФРГ). Несомненно, полезным здесь стало многолетнее сотрудничество Москвы и Берлина в регулировании миграционных процессов, особенно в таких составляющих интеграционного процесса как об­разование и здравоохранение.

Второй параграф «Система регулирования миграционных процессов в Москве: проблемы и перспективы» посвящен анализу становления нормативно-правовой основы и подходов к решению сложных задач, стоящих перед Москвой в сфере миграции.

Эффективность регулирования миграционных процессов в Москве - одна из актуальных и наиболее сложных задач, решаемых Правительством Москвы, что актуализирует потребность в соответствующей нормативно-правовой базе.  Важной вехой в становлении столичной модели регулирования миграционных процессов стали директивные документы, закрепившие программно-целевой подход в качестве основного инструмента управления.

Так, Московская городская целевая миграционная программа на 2008-2010 гг., отличаясь от трех предыдущих, заметно эволюционировала в формулировании задач и принципов регулирования миграции.

Вступление в действие (январь 2007 г.) обновленного миграционного законодательства, упростившего порядок привлечения и трудоустройства иностранных работников, показало, что уведомительный порядок миграционного учета и усиление санкций за нарушение правил, хотя и способствуют сокращению незаконной миграции, но при этом минимизирует права субъектов Федерации в регулировании миграционных процессов, проходящих на их территории, лишает их возможности контролировать численность трудовых мигрантов, получать своевременную информацию о сфере их занятости, условиях проживания и состояния здоровья.

В этой связи стратегической целью упомянутой миграционной программы  стал последовательный отказ от привлечения иностранных работников низкой квалификации, задействование отечественных трудовых ресурсов, преодоление демпинга рабочей силы путем радикального повышения уровня оплаты на основе роста производительности труда.

Составной частью столичной модели является План мероприятий города Москвы по оказанию содействия добровольному переселению в регионы Российской Федерации соотечественников, проживающих за рубежом, на 2007-2009 гг., особенность которого заключается в том, что столица, будучи крупнейшим транспортным узлом, активно задействована в этой сфере.

Характерной чертой московской модели регулирования миграционных процессов является традиционно пристальное внимание к санитарно-эпидемиологической ситуации в городе в условиях стихийного характера миграции населения. Новое законодательство оказалось не до конца отработанным и в этой сфере, так действующая схема предусматривает получение разрешения на работу до прохождения медицинского обследования, а 14,5% прибывших в Москву мигрантов оказались инфицированы опасными для окружающих заболеваниями.

Перспективным направлением, характеризующим столичную миграционную модель как новаторскую, стала попытка создания «Московского единого миграционного окна» - своего рода компактного координационного центра. Еще одним подходом, основанным на уже известном опыте, стала система мер по организованному отбору работников в стране проживания и адресное приглашение специалистов необходимого профиля и квалификации, строительство комфортных «временных административно-бытовых городков» для проживания иногородних и иностранных работников. С этой целью в сентябре 2007 г. подписана Программа сотрудничества Правительства Москвы с Таджикистаном в области трудового обмена, завершается подготовка  аналогичного документа с Киргизией, рассматриваются предложения соответствующих органов Узбекистана.

Важнейшей особенностью столичной модели регулирования миграционных процессов является налаживание взаимодействия между Правительством Москвы и ФМС России на принципах партнерства, понимания общности задач, поддержки и полного доверия. Этому способствуют и установленные договорные отношения, определяющие характер и содержание такого сотрудничества.

Как показал анализ, основой московской миграционной модели остается подтвердивший свою эффективность программно-целевой подход, позволяющий решать конкретные задачи в сфере экономики, демографического и социального развития; неуступчивая позиция в отстаивании законных интересов москвичей и всего города в вопросах регулирования миграционных процессов; последовательные шаги по замене трудовых мигрантов-иностранцев на граждан России, прибывающих из других регионов; приоритет в трудоустройстве тем из них, кто намерен остаться в столице на постоянное жительство; гибкое и в целом эффективное взаимодействие с ФМС России и его структурным подразделением в Москве в части совместной подготовки проектов законов и директивных документов.

Третий параграф «Пути повышения эффективности механизма организационного и правового регулирования миграционных процессов в Российской Федерации», обобщая позитивные результаты действия столичной миграционной модели, содержат авторские подходы к определению перспективы развития миграционной ситуации в стране, предлагаются конкретные меры и подходы.

Опыт Москвы в управлении миграционными процессами применительно к Российской Федерации в целом показывает, что главное в этой работе - создание обстановки социально-психологического комфорта и защищенности граждан, получение максимальной выгоды от трудовой миграции, обеспечение безопасности государства, защита прав, свобод и законных интересов вовлеченных в миграционные процессы людей, принадлежащих к различным нациям и конфессиям.

Однако фрагментарная и противоречивая практика регулирования миграционных процессов в Российской Федерации обуславливается, на наш взгляд, отсутствием научно обоснованной, официальной концепции государственной миграционной политики. Несмотря на то, что ныне в стране действует более 230 нормативных правовых актов, регулирующих миграцию (в том числе 57 федеральных законов), единая и четкая система воздействия на нее не сформирована.

В современной практике государственного регулирования миграционных процессов ослабло внимание к использованию программно-целевого метода. За последние годы в стране принята только одна федеральная целевая программа в этой сфере - Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом (2006 г.), практика реализации которой вызывает много вопросов.

До настоящего времени не решена задача разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти регионов в сфере регулирования миграционных процессов и обеспечения прав мигрантов.

Достаточно актуальной является проблема сотрудничества РФ в этой сфере со странами-участниками СНГ. Работа в этом направлении ведется давно, наработана солидная база нормативно-правового регулирования миграции, насчитывающая свыше ста двусторонних и многосторонних договоров различного уровня, реализация которых осуществляется медленно и противоречиво.

В этой связи предстоит осуществить ряд мероприятий федерального уровня. К ним следует отнести: совершенствование и развитие законодательной базы, регулирующей миграционные процессы; создание завершенной законодательной модели привлечения мигрантов к трудовой деятельности; усиление профилактики и наступательной борьбы с незаконной миграцией, создание в обществе, прежде всего в среде работников органов государственной власти всех уровней, морально-психологических установок на позитивное сотрудничество с переселенцами, их общественными объединениями.

Задача СМИ и других каналов воздействия на общественное мнение содействовать органам власти в реализации миграционной политики, инициировать конструктивную общественную дискуссию, относительно необходимости и эффективности реализуемых мероприятий в сфере миграции и межнациональных отношений.

В Заключении диссертации сделаны основные выводы, полученные в результате проведенного исследования, определены пути дальнейшей разработки проблемы. Их основные положения заключаются в том, что, во-первых, в условиях отсутствия в России единой научно обоснованной и взвешенной государственной миграционной политики, мероприятия, проводимые Правительством Москвы по регулированию миграционных процессов в столичном мегаполисе не всегда достигают желаемых результатов в связи с тем, что изначально сводились к решению экономических вопросов, а ожидания саморегуляции и самонастройки в социальных сферах, в том числе и в миграционной и сфере межнационального общения, себя не оправдали.

Во-вторых, формирование научно обоснованной миграционной политики, как на федеральном, так и на региональном уровнях, предполагает отказ от усредненного подхода к мигрантам, выявление во всех областях социально-экономической и общественной жизни источников и факторов для более полного задействования их трудового, творческого и делового потенциала, скорейшей социальной адаптации и интеграции в российский социум.

В-третьих, опыт показал, что помимо государства, миграционная политика должна находиться в сфере интересов и гражданского общества. Важнейшим ее элементом должна стать общественная составляющая, представляющая собой скоординированную деятельность широкого круга различного рода ассоциаций,  объединений, организаций и предприятий, а также других общественных структур и деловых кругов, действующих в интересах как мигрантов, так и населения принимающих территорий.

В диссертации обоснована и предложена модель оптимизации системы регулирования миграционных процессов, предложен широкий комплекс разносторонних мер по преодолению миграционной напряженности в Москве. Конкретизируется деятельность государственных и региональных исполнительной власти, общественных и неправительственных организаций, объединений в зависимости от изменения структуры и интенсивности и направленности миграционных потоков.

Объективной потребностью современного этапа общественного развития страны становится восстановление традиции разработки и реализации федеральных и региональных целевых комплексных программ регулирования миграционных процессов с обязательным учетом и применением накопленного положительного опыта.

Определением требуемого количества мигрантов, а также уровня их квалификации и условий работы должны заниматься, безусловно, местные власти, обладающие оперативной и исчерпывающей информацией о ситуации на рынке труда в том или ином российском регионе и способные учитывать специфику экономических, социально-политических, культурных и религиозных аспектов территории.

Для эффективного управления миграцией населения необходимо осуществлять как долговременное, так и текущее прогнозирование миграционных процессов, которое возможно только на основе четко отлаженного по единой для всех регионов методологии мониторинга, что позволит проводить комплексную диагностику социального самочувствия в регионе и определять потребности в рабочей силе, как в территориальном разрезе, так и по соответствующим профессиям, специальностям и уровню квалификации.

При решении основных социальных проблем и более внимательного отношения представителей центральных и местных властей к трудовой миграции это объективное мировое социально-экономическое явление, имеющее глобальный характер, способно превратиться в регионах России в мощный фактор, способствующий развитию отечественной экономики и выравниванию демографических перекосов.

III. Список научных публикаций по теме диссертационной работы

  1. Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации
  2. Назарова Е.А. Особенности миграции// Социс. - №7. – 2000. - 0,4 п.л.
  3. Назарова Е.А. Роль переселенческих организаций в разработке и реализации миграционной политики России.// Социальная политика и социология. – №2. – 2000. – 0,3 п.л.
  4. Назарова Е.А. Региональные особенности регулирования миграционных процессов (На примере субъектов Федерации Юга России)// Социология власти. – 2005.- №1. - 1,0 п.л.
  5. Назарова Е.А. Опыт институциализации иммиграционной политики в США и его значение для становления отечественной модели регулирования миграционных процессов./  Проблемы политической социологии/ Отв. ред. Оганисьян Ю.С. – М., Институт социологии РАН, 2005. - 0,4 п.л.
  6. Назарова Е.А. Особенности миграционных процессов в южных регионах России// Социс. –2006. - №6. - 0,7 п.л.
  7. Назарова Е.А. Переселенческая политика России//Мир образования – образование в мире. – 2006. - №2. – 1,0 п.л.
  8. Назарова Е.А. В.О.Ключевский о периодизации миграции населения// Вестник Московского университета. Серия 18. Социология и политология. – 2006. - №1. – 1,0 п.л.
  9. Назарова Е.А. Этномиграционная ситуация в столичном мегаполисе//Наука – Культура – Общество. - №7. – 2006. – 1,0 п.л.
  1. Монографии
    1. Назарова Е.А. Социальная адаптация вынужденных переселенцев и беженцев в контексте современной миграционной политики России: социологический аспект. (Монография). - Москва, «Союз», 1999. - 11,75 п.л.
    2. Назарова Е.А. Многонациональный мегаполис в координатах миграционной политики: социологический анализ. – Москва, «Современная экономика и политика» - 2005. – 15 п.л.
    3. Назарова Е.А. Миграционная политика Российского государства: монография. – М., Изд-во РАГС, 2009. – 11,1 п.л.

3. Основные статьи в других научных изданиях

  1. Назарова Е.А. Теоретико-методологический анализ перспектив развития миграционных процессов в современных условиях / Тезисы докладов и выступлений на II Всероссийском социологическом конгрессе «Российское общество и социология в ХХI веке: социальные вызовы и альтернативы».. Том 3. - Москва МГУ, 2003. - 0,1 п.л.
  2. Назарова Е.А. Теоретико-методологические подходы и практика регулирования миграционных процессов в столичном мегаполисе: проблемы и перспективы. / Сборник материалов Межрегиональной научно-практической конференции «Москва – Южный федеральный округ: проблемы укрепления межрегионального сотрудничества». - Ростов-на-Дону. 2005. - 0,4 п.л.
  3. Назарова Е.А.Влияние миграционных процессов на социокультурные изменения и социально-демографическую ситуацию в мегаполисе / Государственная и муниципальная служба в системе политико-административного управления современной России (проблемы взаимодействия и тенденции регионального развития): сборник статей на научно-практической конференции. – Воронеж, Воронежский гос. университет, 2005. - 0,5 п.л.
  4. Назарова Е.А. Вынужденная миграция в России: «женское лицо»/ Женщины России в экстремальных условиях: исторический опыт, проблемы, пути решения/ Коллективная монография, научн. рук. Т.А.Васильева. – М., Информ-Знание, 2006. – 24 п.л. (Авт. 1,0 п.л.)
  5. Назарова Е.А. Начало XXI в. – новый этап формирования национального состава Москвы/ Москва многонациональная: истоки, эволюция, проблемы современности. Коллективная монография Институт российской истории РАН. – М., Гриф и К, 2007. – 18 п.л. (Авт.3, 5 п.л.)
  6. Назарова Е.А., Бугай Н.Ф. Национальные общественные организации Москвы – основа формирования гражданского общества в мегаполисе (конец ХХ – начало ХХI вв.)/ Москва многонациональная: истоки, эволюция, проблемы современности. Коллективная монография Института российской истории РАН. – М., Гриф и К, 2007. – 18 п.л. (Авт. – 1,5 п.л.).
  7. Назарова Е.А. Роль региональных землячеств в социальной адаптации мигрантов в Москве/ Миграция. Актуальные проблемы адаптации и интеграции. Сборник материалов XV и XVI Московско-берлинских международных семинаров по актуальным проблемам миграции. – М., 2007. – 1,3 п.л. (На русском и английском языках).
  8. Назарова Е.А. Безопасность мегаполиса: этносоциальные аспекты миграционных процессов/ Управление городом в 21 веке: материалы российско-британской научно-практической конференции, Москва, 28-29 июня 2006 г. / ред. совет: Ю.М.Лужков, И.Н. Орджоникидзе и др. – М., Московский городской университет управления Правительства Москвы, 2007. – 0,8 п.л.
  9. Назарова Е.А. Проблемы учета и регулирования миграции в Москве/ Тезисы докладов III Всероссийской научной конференции «Сорокинские чтения: Социальные процессы в современной России: традиции и инновации» Т.4. – М., КДУ, 2007. – 0,3 п.л.
  10. Назарова Е.А. Как быть с мигрантами?// Российская Федерация сегодня. - №16, август 2007. – 0,4 п.л.
  11. Назарова Е.А. Многонациональный мегаполис: миграционная политика и этнокультурное развитие / Межкультурный и межрелигиозный диалог в целях устойчивого развития: Материалы международной конференции. Москва, Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации, 13-16 сентября 2007 года/ Под общ.ред. В.К.Егорова - М., Изд-во РАГС, 2008. - 0,4 п.л.
  12. Назарова Е.А. Формирование миграционной политики Москвы: программно-целевой подход / Трудовая миграция и пути преодоления нелегальной занятости. Сборник материалов XVII и XVIII Московско-берлинских семинаров по актуальным проблемам миграции. – М., 2008. - 1,0 п.л.
  13. Назарова Е.А. Регулирование миграции в столичном мегаполисе// Управление мегаполисом. - №1, 2008. 0,7 п.л.
  14. Назарова Е.А. Этномиграционные процессы в столичном мегаполисе//Управление мегаполисом. - №2, 2008. 0,5 п.л.
  15. Назарова Е.А. Миграция в столицах и крупных городах мира/ «Этнодиалоги». Научно-информационный альманах. 2008. - №2(28). 1,2 п.л
  16. Назарова Е.А. Трудовая миграция в столичном мегаполисе: проблемы и перспективы// Миграционное право. – 2008. - №2. – 0,3 п.л.
  17. Назарова Е.А. Межнациональные отношения и социальная адаптация мигрантов в условиях столичного мегаполиса// Этносфера. №№3,4, 2009. – 4 п.л.

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание  ученой степени

доктора социологических наук

 

 

Назарова Елена Александровна

 

Тема диссертационного исследования:

«Внешние мигранты в Москве и их влияние на современные социальные процессы»

Специальность 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы (социологические науки)

 

Научный консультант:

Голенкова Зинаида Тихоновна

 

Изготовление оригинал-макета:

Назарова Елена Александровна

Подписано в печать________2010 года

Тираж: 100экз. Усл. п. л. 2, 0

 

ФГОУ ВПО «Российская академия государственной службы

при Президенте РФ» (РАГС)

Отпечатано ОПМТ РАГС. Заказ № ____

119606, Москва, проспект Вернадского, 84

Российский статистический ежегодник: Стат. сб. / Госкомстат России. – 2001. – С. 93; Российский статистический ежегодник. 2005: Стат. сб. / Росстат. – 2006. – С 93; Москва в цифрах с начала века до наших дней. – М., 1997. – С. 16-17; Москва многонациональная. Сб. – М., 2006. – С. 253.

См.: Коммерсант Власть. Опрошено 1000 чел, февраль 2010 г.

По данным ООН, ныне 210 млн чел. населения планеты постоянно проживают за пределами государств, в которых они родились, а численность внутренних мигрантов составляет порядка 740 млн чел. См.: Доклад о развитии человека 2009. Преодоление барьеров: человеческая мобильность и развитие. – Издательство «Весь Мир», 2009. – с.2.

Ravenstein E.G. The Laws of Migration // Journal of the Royal Statistical Society. 1885. XL VIII. Part 2; Ravenstein E.G. The Laws of Migration // Journal of the Royal Statistical Society. 1889. LII.

Ravenstein E.G. The Laws of Migration // Journal of the Royal Statistical Society. Vol. 48. – 1885. – P. 167-227.

Подробнее см.: Моисеенко В.М. Внутренняя миграция населения. – М., 2004; Юдина Т.Н. Социология миграции: Учебное пособие – М., Академический проспект, 2006.

Lewis W.A. Economic Development with Unlimited Supplies of Labour // The Manchester School of Economic and Social Studies. 1954. 22; Ranis G. and J.G.H. Fey. A Theory of Economic Development // American Economic Review. 1961. Vol. 51.

Todaro Michael P. Internal Migration in Developing Countries. ILO. Geneva. 1976.

Sjaastad L.A. Cost and Returns of Human Migration // Journal of Population Economy. 1962. Oct. Part 2. P. 80-93)

Кем прирастает Россия// Русский курьер. – 2005. – 5-11 сентября.

Цит .по: Лиховидова Л. Миграция – дочь бедности// Москвичка. – 2008. - №11. – С. 9.

Ю.А.Тихомиров, В.А.Агафонов, В.Г.Афанасьев, Н.Н.Моисеев, М.Я.Лемешев, Б.З.  Мильнер, Б.М.Лазарев, В.Н. Кириченко, Дж. Л.Моррисей, Дж. Форрестер и др.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.