WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Отечественная социология о политической элите: история и современность

Автореферат докторской диссертации по социологии

 

На правах рукописи

 

Покатов Дмитрий Валериевич

 

Отечественная социология о политической элите: история и современность

 

 

Специальность 22.00.01 – теория, методология и история социологии

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

 

 

 

Саратов - 2010

Работа выполнена в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Саратовский государственный университет имени Н.Г.Чернышевского»

 

Научный консультант:             доктор философских наук, профессор

Дыльнов Геннадий Васильевич

Официальные оппоненты:      доктор социологических наук, профессор

Куропятник Александр Иванович

доктор социологических наук, профессор

Лысиков Валерий Васильевич

доктор философских наук, профессор

Устьянцев Владимир Борисович

Ведущая организация:             ГОУ ВПО  «Самарский государственный     университет»

 

Защита состоится  «24» декабря 2010  года в ____ часов на заседании диссертационного совета Д 212.243.06 по социологическим наукам при  ГОУ ВПО «Саратовский государственный университет имени Н.Г.Чернышевского» по адресу: 410012, г.Саратов, ул. Б.Казачья, 120, СГУ, корпус VII, ауд. 216.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале № 3 Зональной научной библиотеки ГОУ ВПО «Саратовский государственный университет имени Н.Г.Чернышевского» 

 

Автореферат разослан «___»___________  2010г.

Заместитель председателя

диссертационного совета                                                    С.Г.Ивченков

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования.

Проблема политической элиты  привлекает внимание исследователей, принадлежащих к различным отраслям знания. Интерес к ней обусловлен в первую очередь тем, что политическая элита выступает сегодня как социальная реальность, имеющая объективную основу существования и функционирования.

Политические элиты как в центре, так и в регионах, являются в настоящее время одним из влиятельных субъектов власти, не только участвующих в распределении ресурсов, но и оказывающих существенное влияние на социальный механизм осуществления власти и управления.

Значение политической элиты напрямую связано с потребностями всего общества в целом и отдельных его подсистем и уровней в стабильном развитии, эффективном управлении и рационально организованной системе власти, которые она и должна в идеале реализовывать.

В условиях осуществляющихся в современном российском обществе модернизационных процессов происходит существенное изменение как самих характерных признаков и функций элиты, так и моделей её функционирования.

Изучение изменений, происходящих в практике функционирования элитных групп, невозможно без анализа опыта их деятельности. При этом  необходимо обращение к накопленному богатейшему идейному наследию, оставленному выдающимися представителями отечественной, в том числе социологической, науки в этой проблематике.

В последние годы многие исследователи в основном обращались к рассмотрению идей и социально-политических концепций политической элиты, созданных западными учеными, что существенно обедняло научную мысль, делало её,  по сути, «однополярной».

Однако нельзя не учитывать огромный потенциал отечественной социологической мысли, которая    концентрирует важнейшие, существенные методологические подходы, идеи и теории, отражавшие различные проблемы развития общества, его отдельных подсистем и субъектов, которые не потеряли своего значения и на современном этапе развития российского общества. Не является здесь исключением и проблема элитных слоев  в целом и политической элиты в частности.

Обращение к изучению взглядов отечественных социологов на проблему сущности и роли элиты в обществе вполне оправданно, поскольку многие из них оказались несправедливо «забытыми». При этом труды многих выдающихся отечественных мыслителей, рассматривавших эту проблему, не переиздавались долгие годы. Только в последнее время некоторые из них становятся известными широкому кругу исследователей, что особенно важно в условиях возрождения российской государственности, происходящих глубинных процессов реформирования различных сторон жизни российского общества. На современном этапе содержащиеся в них теоретико-методологические принципы и практические рекомендации могут оказать неоценимую помощь в решении возникших проблем и прогнозировании дальнейших путей общественного развития. Как раз для прогнозирования хода общественных преобразований необходимо всестороннее изучение всего комплекса проблем, связанных с политической элитой, особенностями и путями её формирования и функционирования.

Актуальность данной темы обусловлена также создавшейся в последние годы благоприятной исследовательской ситуацией. В течение сравнительно небольшого промежутка времени были отвергнуты и ушли в прошлое казавшиеся монолитными концептуальные модели и исследовательские принципы. Их развенчанию способствовали определенная открытость в получении информации, в частности, опубликование  недоступных ранее источников, облегчение доступа к ряду других важных документальных материалов. Вследствие этого появилась возможность анализа тех проблем, постановка которых была невозможна раньше. К их числу, без сомнения, относится и политическая элита.

Степень научной разработанности темы. Выступая как сложное, многоплановое социальное явление, политическая элита остается в центре внимания исследователей, представляющих различные области знания, в том числе, социологов, философов, политологов, историков.

Сами элитистские концепции имеют достаточно давние истоки, вследствие того, что идеи, обосновывающие общественное неравенство, стали появляться ещё в эпоху разложения родового строя.

Философское осмысление феномена элитарности общества можно найти в трудах Конфуция, Платона, Аристотеля, Августина Блаженного, Фомы Аквинского, Н.Макиавелли, Т.Гоббса, Дж. Локка, Ш.Л.Монтескье, Г.Гегеля, Т.Карлейля, Ф.Ницше, Х.Ортеги-и-Гассета и  многих других.

Первые социологические теории политической элиты стали формироваться на рубеже XIX - начала XX веков в западных странах. Одними из первых приступили к анализу элитных слоев итальянские социологи Г.Моска, В.Парето и Р.Михельс.

Центральное место в их работах занимали вопросы создания такого механизма, который позволил бы на продолжительное время сохранять общественную стабильность. В качестве такого механизма ими рассматривалась политическая элита. Приводимый данными учеными анализ элиты включал в себя изучение природы общественного неравенства, механизмов её  рекрутирования и роли в обществе.

Сущность созданной ими теории, которая стала идейной основой формирования макиавеллистской школы, заключена в постулатах об объективном, закономерном разделении общества, вследствие естественного неравенства, на правящее меньшинство и управляемое большинство, а также о сплоченности элитного слоя, направляющего общественное развитие и принимающего важнейшие решения.

Наряду с общими положениями в позициях Г.Моски, В.Парето и Р.Михельса имелись и некоторые отличия, что относится, в частности, к обоснованию природы политического неравенства и механизмов формирования политической элиты. При этом В.Парето отстаивал идею о том, что для политической элиты характерно наличие комплекса врожденных психологических свойств. В неё входят только те индивиды, кто продемонстрировал выдающиеся качества или доказал наивысшие способности в своей сфере деятельности. Несколько иное видение политической элиты представлено в работах Г.Моски. Он отмечал, что индивидов, образующих правящее меньшинство, отличает определенное материальное, интеллектуальное или моральное превосходство, а также особая степень сплоченности и наличие организаторских способностей.

В отличие от Г.Моски и В.Парето, Р.Михельс изучал социальные механизмы, порождающие элитарность на примере отдельных организаций – политических партий. Большая численность масс и их неспособность разрешать все возникающие конфликтные ситуации способствуют, по его мнению, созданию особых организационных структур, приводящих к их олигархизации и формированию элиты, в задачи которой входит согласование интересов противоборствующих групп и предотвращение конфликтных ситуаций в обществе.

В современных условиях позиции макиавеллистского направления в той или иной форме разделяли О.Раммштедт, Р.Фолди, Г.Эндрувайт и некоторые другие авторы. При этом в работе Г.Эндрувайта представлен интересный социолого-исторический анализ взаимного влияния  элиты и общества. Ученый предпринял попытку рассмотреть проблему политического развития с позиции теории элиты, соединив изучение процесса политического развития с оценкой роли в нем политической элиты. Несомненным достоинством монографии является приводимый в ней анализ многих  теорий элиты.

Несколько с иных позиций рассматривали сущность и роль политической элиты в обществе представители теорий демократического элитизма (С.М.Липсет, Т.Р.Дай, Р.Даль, Л.Х.Зиглер, К.Манхейм, Й.Шумпетер), плюрализма элит (Д.Рисмен, С.Келлер, О.Штаммер) и леворадикальных концепций (Ч.Р.Миллс и др.). При этом создатели концепций демократического элитизма и плюрализма элит исходили из того, что элита – наиболее ценный элемент в обществе. Они отвергали тезис макиавеллистов о сплоченности элиты, признавали существование конкуренции между элитными группами и заявляли о совместимости современной демократии и элитарности общества. Роль элиты виделась им в сохранении демократических ценностей.

Промежуточное положение занимала леворадикальная теория. С концепциями Г.Моски, В.Парето и Р.Михельса её сближало признание элиты единой группой, отличающейся структурным постоянством. Но, с другой стороны, для неё была характерна критика элитизма с демократических позиций. В трудах её сторонников (прежде всего, Ч.Р.Миллса) констатировалось наличие достаточно большого разрыва, существующего между элитными слоями и основной массой населения.

Наряду с разработкой важнейших методологических принципов исследования социальной стратификации, определением понятия «политическая элита», изучением механизмов её формирования, в западной социологии получило распространение ещё одно направление исследования, связанное с выявлением специфики элиты путем  сопоставления её базовых параметров  с признаками других, достаточно близких социальных образований, в частности, бюрократии. Особое место отводит этому в своих трудах немецкий социолог М.Вебер, который пытается постичь глубинную природу данных явлений. Для этого понятия бюрократия и элита соотносятся с категориями  «господство» и «власть».

Господство, по мнению М.Вебера, представляет собой такое отношение между управляющими и управляемыми, при котором управляющие могут навязывать свою волю путем приказов. Власть, в отличие от господства, - это лишь шанс для действующего лица на то, чтобы навязать свою волю другому индивиду. Отношения власти носят двойственный характер, превращаясь во взаимозависимость облеченных властью политических деятелей и подчиняющихся ей масс. Власть должна, в соответствии с представлениями М.Вебера, опираться не только на насилие, но и на авторитет. Двусторонний характер отношений власти предъявляет определенные  требования к политическому деятелю, который должен, по мнению М.Вебера, ориентироваться на «существо дела», быть ответственным и спокойно отвечать на поступающие извне импульсы .

Несколько иное явление представляет собой бюрократия. Выступая одним из типов господства и обладая такими чертами как иерархичность, деперсонификация и строго определенная компетенция, бюрократия способствует обезличенности и запрограммированности действий управленца, который должен без эмоций и в соответствии с имеющимися уставами решать те или иные дела .

Фактически продолжением этого направления в исследовании политической элиты является ряд работ, в которых изучается феномен господствующего класса советского общества, определяемого как «номенклатура» и «новый класс». Данную проблему в разное время рассматривали Р.Арон, Р.Блэкуэлл, М.Восленский, М.Джилас, А.Де Йонге, А.А.Зиновьев, Л.Кофлер, Д.Лейн, А.Улам. Несмотря на отсутствие необходимой источниковой базы и некоторую субъективность в оценке данной группы, в их исследованиях дается довольно интересная её характеристика, показывается специфика механизма формирования – в рамках одной партии со свойственной ей сверхдисциплинированностью, иерархичностью построения и единообразием.

В ряде работ известных западных социологов и философов (Дж. Бернхейм, Дж. Гэлбрейт и др.) рассматривался феномен технократии и «революции менеджеров».

Как показывает обзор исследований западных авторов, проблема политической элиты разрабатывается там достаточно давно и имеет солидную концептуальную и методологическую базу. Однако большинство работ (что, вполне естественно) посвящено рассмотрению политической элиты, её признаков и механизмов рекрутирования в общем виде.

Вместе с тем, политическая элита достаточно давно стала привлекать внимание отечественных социологов. Ещё в 70-е годы XIX века известный российский социолог А.И.Стронин (задолго до В.Парето и Г.Моски) употреблял в своих работах понятия «политический» и «правящий» класс.

С конца XIX века проблема элитных слоев, их признаков, форм элитообразования, социальной представительности, затрагивалась в работах известных российских социологов А.И.Стронина, Я.А.Новикова, М.М.Ковалевского, Н.И.Кареева, М.Я.Острогорского, П.А.Сорокина, П.Л.Лаврова, Н.К.Михайловского, М.А.Бакунина, П.А.Кропоткина, П.Н.Ткачева, К.Д.Кавелина, К.Н.Леонтьева, В.С.Соловьева, Б.Н.Чичерина, Н.А.Бердяева, С.Н.Булгакова, Н.Н.Алексеева, Г.П.Федотова, Г.В.Плеханова, А.А.Богданова, Н.И.Бухарина, В.И.Ленина, П.Б.Струве  и других.

С середины 20-х гг. прошлого столетия, в связи  с прекращением социологических исследований в СССР, изучение политической элиты прерывается. При этом по сравнению с западной социологией, где традиция изучения политической элиты не прерывалась, российская социологическая теория элиты возродилась сравнительно недавно, в середине 80-х гг. XX века.

Вплоть до середины 80-х годов работ, в которых бы давался научный анализ политической элиты, практически не было. Вышедшие в начале и середине 80-х гг. XX века исследования Г.К.Ашина, Ф.М.Бурлацкого, А.А.Галкина, П.Гуревича и М.И.Пискотина, как правило, ограничивались критическим разбором теорий элиты.

Только в последние годы стали появляться работы, в которых анализировались различные аспекты достаточно многогранной проблемы политической элиты. Особенно много появилось публикаций политологического и историко-философского характера.

Социально-философские и социологические исследования ведутся по нескольким направлениям. Достаточно большую группу работ составляют исследования, авторы которых останавливались на определении понятия политической элиты, рассматривали её происхождение, структуру и функции.

В фундаментальной монографии Г.К.Ашина рассматривается как ряд общетеоретических вопросов (в том числе, предмет и структура элитологии, генезис и эволюция элитистской мысли, понятие и происхождение политической элиты), так и прикладных проблем (особенности дореволюционных и советских элит, специфика процесса трансформации политической элиты, проблемы рекрутирования и элитного образования).

О.В.Гаман-Голутвина, рассматривая элиту как особое универсальное явление, дает характеристику таких её форм как боярство, дворянство, имперская бюрократия, советская номенклатура и современная российская элита.

По своему теоретическому обоснованию и, главное, собранному эмпирическому материалу, отражающему особенности формирования и мобильности различных элитных групп, особенно важной является работа О.В.Крыштановской.

Также нельзя не отметить вклад в разработку элитной проблематики Е.В.Охотского, который останавливается  на определении самого понятия «политическая элита», дает характеристику её структуры и социальных основ. Вызывает интерес приводимая им типология элиты и экспертный опрос ряда  входящих в неё политиков по наиболее актуальным вопросам современной российской действительности.

Среди работ общеметодологического плана, в которых предпринимается попытка краткого обзора и определения специфики отечественных элитарных теорий, выделяются статьи Г.К.Ашина и А.В.Рыбакова и глава в монографии А.В.Понеделкова.

Достаточно большая группа исследований посвящена характеристике федеральной политической элиты. Рассмотрение статусных признаков политической элиты в контексте формирования новой социальной структуры российского общества представлено в работах А.В.Дмитриева и Т.И.Заславской.

Следует отметить быстро растущее число публикаций, дающих общее представление о причинах, характере и направленности процесса трансформации старой политической элиты в новую. Достаточно активно работают в этом направлении И.Е.Дискин, Н.С.Ершова и О.В.Крыштановская. Проблема ценностных установок политической элиты поднималась в исследованиях Б.В.Головачева, Л.Б.Косовой и Л.Седова. Отдельные аспекты направлений и практик функционирования политической элиты в ряде областей и сфер общественной жизни анализировались в трудах Л.В.Бабаевой, Е.Я.Таршис, Л.А.Резниченко, А.И.Куропятника, А.В.Понеделкова.

Наряду с публикациями, отражающими процессы формирования и развития федеральной политической элиты, в последнее время появился целый ряд исследований по региональной элитной проблематике.

Значительное место в работах М.Н.Афанасьева, Д.В.Бадовского, О.В.Гаман-Голутвиной, О.В.Крыштановской, А.В.Понеделкова, А.М.Старостина, А.Ю.Шутова отводится анализу происхождения, особенностей формирования, специфики персонального состава и тенденциям его изменения, осуществляющимся на современном этапе развития российского общества.

В ряде исследований затрагивается проблема ценностных и  политических ориентаций региональной элиты. В последние годы активно анализируется процесс взаимодействия политической и бизнес- элиты на региональном уровне. Достаточно важную роль играют основанные на богатейшем статистическом материале исследования элит ряда российских регионов.

Весьма важное значение в осмыслении проблемы сыграли исследования по истории  отечественной социологической науки.  Значительный вклад в изучение истории отечественной социологической мысли, в том числе  социально-политических воззрений отечественных социологов второй половины XIX - первой четверти XX века, внесли современные ученые-социологи Е.И.Кукушкина, В.П.Култыгин, А.Н.Медушевский, А.А.Галактионов, И.А.Голосенко, В.В.Козловский, Г.Е.Зборовский, Г.Я.Миненков, С.С.Новикова.

Наряду с общеметодологическими исследованиями нельзя не отметить работы, посвященные рассмотрению отдельных направлений социологической мысли и творчеству их наиболее видных представителей. Различные аспекты жизненного и творческого пути отечественных социологов-позитивистов представлены в многочисленных публикациях как дореволюционного, так и советского и современного периодов, в том числе в трудах П.Л.Лаврова, Н.К.Михайловского, П.Н.Ткачева,  В.Д.Спасовича, В.Вагнера, Н.Д.Кондратьева, Л.М.Магазинера, Б.Г.Сафронова, Н.Я.Куприца, В.Р.Лейкиной-Свирской, В.Д.Виноградова, А.В.Марковой, А.Н.Медушевского, А.О.Бороноева и Ю.М.Ермаковича, И.В.Андреева.

Социально-политические воззрения мыслителей, представляющих социологию народничества, затрагивались в работах Е.Е.Колосова, Н.К.Лебедева, Д.Б.Рязанова, В.В.Полонского, С.З.Каценбогена, Б.И.Горева, Ю.М.Стеклова, В.Ф.Антонова, М.Г.Седова, А.А.Галактионова, П.Ф.Никандрова, И.Б.Зильбермана, С.Ф.Ударцева, Г.Д.Алексеевой, М.А.Арефьева, А.Г.Давыденковой, В.Г.Графского, И.А.Климова.

Значительный вклад в изучение социально-политических взглядов таких русских  мыслителей  второй половины  XIX- первой четверти XX века,  как К.Д.Кавелин, В.С.Соловьев, К.Н.Леонтьев, Б.Н.Чичерин, Н.А.Бердяев, С.Н.Булгаков, Г.П.Федотов внесли М.М.Филиппов, Ш.М.Левин, Н.Я.Куприц, В.Д.Зорькин, К.Г.Исупов, А.Ф.Лосев, В.Ф.Шаповалов, Л.М.Искра, А.С.Кокорев, С.Н.Малявин.

Социологические аспекты творчества представителей марксистской социологии поднимались в работах М.М.Филиппова,  В.Ваганяна, С.Я.Вольфсона, Н.П.Путилова, М.И.Колесниковой, В.Ф.Борзунова, А.С.Бережанского, А.В.Водолагина, Ф.С.Коротаева, Д.А.Миронова, А.В.Перцева, Ю.М.Иванова,  А.А.Зиновьева, С.Коэна, Г.В.Тютюкина, С.Х.Бэрона, Р.А.Медведева.

Отдельные аспекты элитной проблематики нашли отражение и в работах саратовских исследователей, в том числе Г.В.Дыльнова, Л.С.Аникина, Н.Е.Ахтырченко, С.И.Барзилова, В.В.Лысикова,  А.Н.Николаева, А.П.Плешакова, А.Г.Чернышова, Н.В.Шахматовой. Социологические, социально-политические и правовые воззрения российских социологов рассматривались такими саратовскими исследователями как О.Г.Антонова, С.Г.Ивченков, Ю.В.Селиванова, В.Б.Устьянцев, В.А.Шабалин. В диссертационном совете по социологии  при Саратовском государственном университете было защищено более 20  кандидатских и докторских диссертаций, в которых рассматривались различные аспекты творческого наследия российских социологов.

В целом, проведенный анализ имеющихся по теме публикаций показывает, что взгляды отечественных социологов  на сущность и роль политической элиты изучены достаточно слабо. В социологической литературе практически нет монографических исследований, в которых бы подробно рассматривалась данная проблема. Это во многом предопределило выбор темы, предметную область исследования, его цель и задачи.

Целью исследования является изучение воззрений российских социологов на политическую элиту и определение их значения в современных условиях развития российского общества.

Реализация поставленной цели возможна посредством решения следующих исследовательских задач:

-определить условия формирования социологических воззрений российских ученых  на проблему политической элиты;

-выявить особенности становления отечественной социологической теории политической элиты;

-определить и рассмотреть этапы развития представлений российских социологов и социальных мыслителей о политической элите;

-показать  значение взглядов отечественных социологов-позитивистов конца XIX - первой четверти XX века для развития социологических представлений о сущности и роли политической элиты в обществе;

-выявить особенности социологического анализа политической элиты в трудах представителей отечественной социологии народничества;

-рассмотреть социологические аспекты изучения проблемы политической элиты в трудах российских социальных мыслителей конца XIX- первой четверти XX века;

-проанализировать идейные истоки и содержание марксистского «вождистского элитизма» и выявить особенности его эволюции как идейно-практического направления в отечественной социологии;

-определить роль и значение взглядов отечественных социологов на проблему политической элиты для современного развития российского общества и отечественной социологической науки;

-рассмотреть влияние практики функционирования политической элиты в современном российском обществе на её базовые социальные параметры.

Объект исследования - теоретическое наследие отечественной социологии.

Предмет исследования составляют научные идеи, воззрения и концепции отечественных социологов, в которых ставится и  анализируется проблема элитных слоев общества.

Теоретико-методологическая основа исследования.

Теоретической основой исследования явились идеи выдающихся западных и отечественных социологов Г.Моска, В.Парето, Р.Михельса, Ч.Р.Миллса, А.И.Стронина, Я.А.Новикова, Н.И.Кареева, М.М.Ковалевского, М.Я.Острогорского, П.А.Сорокина, П.Л.Лаврова, Н.К.Михайловского, М.А.Бакунина, П.А.Кропоткина, П.Н.Ткачева, К.Д.Кавелина, К.Н.Леонтьева, В.С.Соловьева, Б.Н.Чичерина, Н.А.Бердяева, С.Н.Булгакова, Н.Н.Алексеева, Г.П.Федотова, Г.В.Плеханова, П.Б.Струве, А.А.Богданова и других.

Методологическую базу исследования составляют сравнительно-исторический метод, дающий возможность четко определить этапы развития социологических воззрений на проблему элитных слоев и генетический метод, позволяющий выявить происхождение и особенности эволюции отечественной социологической теории элиты. Также исследование базируется на системном и диалектическом подходах, позволяющих дать более полную характеристику системе взглядов отечественных социологов на сущность и роль политической элиты.

Важными источниками при анализе проблемы явились труды отечественных социологов. Также использовались: «Социология в России XIX - начала XX века», изданная под редакцией В.И.Добренькова (М., 2001), «Антология мировой политической мысли» (М.: «Мысль», 1997), «Антология русской классической социологии» (М.: Издательство МГУ, 1995), дневники А.И.Стронина с 1848 по 1888 г.: Т.5. (1871-1875) и Т.7. (1879-1885) (Российская Национальная библиотека (РНБ). Ф.752. Д.7) «Государственная Дума России. Энциклопедия» (М.: «РОССПЭН», 2006), сборники «Центральный Комитет КПСС, ВКП(б),  РКП(б), РСДРП(б). Историко-биографический справочник» (М.: Издательский дом «Парад», 2005), Залесский К.А.  «Кто есть кто в истории СССР. 1953-1991» (М.: «Парад», 2010); Щеголев К.А. «Кто есть кто в России. Исполнительная власть» (М.: «Астрель», 2007),  Щеголев К.А. «Кто есть кто в России. Законодательная власть» (М.: «Астрель», 2009), «Кто есть кто.2003» (Саратов: «Приволжское книжное издательство», 2003).

Эмпирическую базу диссертационного исследования составили: - статистические материалы Федеральной службы государственной статистики (Росстат) РФ (2006-2010),  - данные социологических исследований, проведенных ВЦИОМ в марте 2008 года, выборка – общероссийская, репрезентативная, квотная, опрошено 1600 человек в 153 населенных пунктах в 46 субъектах РФ и в апреле 2010 года, выборка – общероссийская, репрезентативная, квотная, опрошено 1600 человек; - законодательные акты РФ и Саратовской области; - биографические сведения о деятелях политической элиты, опубликованные в периодической печати; - результаты проведенного в 2006 году  Центром региональных социологических исследований (ЦРСИ) при Саратовском государственном университете имени Н.Г.Чернышевского социологического исследования «Социальные реформы и их последствия для жителей региона сегодня и завтра», выборка – вероятностная, квотно-стратифицированная, опрошено 739 респондентов – жителей г. Саратова, районных центров (гг. Энгельс, Петровск, Пугачев, Ершов, Красноармейск, п.г.т. Лысые Горы), в том числе 32 представителя политической и бизнес- элит.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в конструировании основ нового научного направления – отечественной социологии политической элиты, имеющей большую значимость для понимания специфики политической элиты, формируемых ей управленческих парадигм и инновационных стратегий управления современным обществом в условиях его глубинной модернизации, а также предложенном автором, на основе рассмотрения имеющихся в отечественной социологии интерпретаций феномена элиты, концептуальном подходе к анализу её сущности. Конкретные элементы новизны заключаются в следующем:

-комплексно рассмотрены условия формирования социологических взглядов отечественных мыслителей  на проблему политической элиты;

-дана авторская трактовка особенностей становления отечественной социологической теории политической элиты;

-впервые определены и проанализированы, с учетом особенностей развития российского общества, этапы эволюции взглядов отечественных социологов  на природу и роль политической элиты;

-существенно дополнен категориальный аппарат социологического изучения политической элиты;

-систематизированы социологические воззрения отечественных социологов-позитивистов на сущность, типы и особенности формирования политической элиты и показана их роль для развития современной отечественной теории элиты;

-системно рассмотрены представления о политической элите и её функциях, имеющиеся в работах отечественных социологов-народников;

-обобщены и сопоставлены взгляды на сущность и роль политической элиты российских социальных мыслителей конца XIX - первой четверти XX века;

-доказано наличие элитистских идей, содержащихся в трудах представителей марксистской социологической теории, предложена оригинальная интерпретация  содержания марксистского «вождистского элитизма» и показаны особенности его эволюции;

-на основе анализа приоритетных методологических подходов, сложившихся в отечественной социологии, значительно углублено представление о социальной сущности и базовых параметрах политической элиты;

-дана системная характеристика источникам и формам рекрутирования, а также основным парадигмам (прежде всего «инновационной» и «экстенсивно-традиционалистской») и направлениям функционирования современной российской политической элиты на федеральном и региональном уровнях;

-анализ взглядов отечественных социологов позволяет более глубоко и всесторонне понять и раскрыть стратификационные процессы в современном обществе;

-обоснована необходимость использования интегрального, синтетического, подхода к рассмотрению сущности политической элиты, учитывающего сложившуюся  практику её рекрутирования и функционирования в современном обществе.

Положения, выносимые на защиту:

1. Формирование социологических воззрений на проблему политической элиты начинается в российском обществе с 60-70-х гг. XIX века в достаточно сложных условиях, детерминируемых спецификой развития российского общества, где осуществлялся переход от архаического, уклада к протоиндустриальному и особенностями развития российской социологической науки, для которой на ранней стадии были характерны значительная степень оппозиционности, демократизма и радикализма.

2. Развиваясь вместе с социологической наукой, отечественная теория политической элиты приобрела ряд характерных черт. Среди них можно назвать гуманизм, который в ряде случаев объединялся с поисками национального смысла, идеалов общественного устройства, значительную долю политизированности, радикальности, дуализм, проявившийся как в борьбе оппозиционного и «официально-догматического», так и западно-меритократического и национально-государственного (почвеннического) направлений в оценке природы политической элиты и её базовых черт.

3. В развитии представлений о политической элите можно выделить на основе анализа и сопоставления различных позиций, содержащихся  в трудах отечественных социологов три периода, границы которых в целом соответствуют наиболее значимым этапам развития отечественной социологии: I – этап возникновения первых социологических теорий политической элиты (60 - 70-е гг. XIX в. – середина 20-х гг. XX в.); II – период «консервации» (середина 20-х гг. XX в. - 1985); III – восстановительный этап (сер. 80-х гг. XX в. – по настоящее время).

4. Первый этап, возникновения первых социологических теорий политической элиты, включает в себя несколько периодов, которые, в основном, соответствуют происходившим в «полицентричном» российском обществе значимым социально-политическим процессам и некоторым этапам институциализации отечественной социологии. Всего в рамках данного этапа можно говорить о четырёх периодах: I – конец 60 - начало 80-х гг. XIX в. – гуманистически-утопический этап (проводившиеся в этот период исследования политической элиты отличались значительной долей утопизма, гуманистической направленностью, оппозиционностью); II – начало 80-х годов XIX в. – начало XX в. – закрепление позиций «патриархального», «официально-догматического» направления, представлявшего во многом интересы правящих слоев; III - начало XX в. – 1917 г. – меритократический этап, доминирование ценностных, идеально-гуманистических взглядов, развиваемых представителями христианской и идеалистической философии и социологии; IV – 1917 – сер. 20-х гг. XX в. – господство позиционного марксистского «вождистского элитизма».

5. Изучение социологических воззрений отечественных мыслителей  позволяет говорить о том, что одними из первых с научных социологических позиций приступили к изучению политической элиты российские социологи-позитивисты. Предлагаемый  в их трудах анализ политической элиты сочетал в себе элементы публицистичности, демократизма и присущих в целом позитивизму методологической четкости, научной обоснованности и стремления к достоверности. Если на Западе теория политической элиты вначале развивалась в русле позиционного подхода, то в российской позитивистской социологической концепции были заложены основы ценностной теории, получившей весьма оригинальную трактовку в трудах социологов-народников.

6. Анализ взглядов видных представителей социологии народничества приводит к выводу о её сложности и противоречивости, которая во многом предопределяет некоторую степень  маргинальности.

В данном направлении отчетливо обнаруживается тяготение сразу к нескольким школам и течениям, в том числе, позитивизму, ряду социально-философских учений и марксизму. С позитивизмом её объединяет стремление к выявлению реальных социальных основ происхождения политической элиты и комплексной оценке её роли в обществе. С социально-философским направлением социологию народничества сближает меритократический подход и значительная степень оппозиционности. С марксизмом её связывает трактовка политической элиты как сплоченной, организованной группы, выступающей как руководящая сила революционного преобразования общества. В целом, несмотря на значительную неоднородность, для всех течений народнической социологии были характерны ярко выраженная оппозиционность и апология революционной интеллигенции как прообраза политической элиты будущего общества.

7. Возникшие в 80-е гг. XIX в. патриархальные социально-философские концепции политической элиты явились реальным отражением социально-политической обстановки в российском обществе конца XIX века. Переход к консервативной политике не мог не затронуть духовную жизнь общества и науку, где постепенно стали доминировать теории, в которых обосновывалась идея стабильности, консервативной модернизации, ведущую роль в которой призвана играть правящая элита. Хотя в целом ряде теорий, развиваемых социальными мыслителями конца XIX- первой четверти XX вв. были заметны элементы меритократического подхода, однако они причудливо сочетались с идеализмом, мистицизмом, патриархальностью.

8. Рассмотрение взглядов представителей марксистской социологической теории позволяет сделать вывод о том, что, несмотря на пропагандируемый ими классовый подход и отрицание элитарности, им не были чужды многие идеи, развиваемые представителями элитистских концепций, что, прежде всего, выражалось в обосновании ими объективной природы возникновения слоя вождей-руководителей и необходимости создания особой системы их отбора. Вобрав в себя первоначально идеологические постулаты теории контрэлиты, под влиянием объективных (мобилизационного типа развития российского общества) и субъективных (личных пристрастий создателей этой концепции) факторов марксистская социологическая теория все больше трансформировалась в марксистский «вождистский элитизм», являвшийся разновидностью позиционной версии теории политической элиты и выступавший не только как теория, но и как реальная практика её воспроизводства в «полицентричном», мобилизационном типе общества.

9. Анализ творческого наследия российских социологов и социальных мыслителей позволяет говорить о том, что они создали самобытные, оригинальные теории,  учитывающие национальные обычаи и традиции. Многие поднятые ими проблемы, в том числе качественных характеристик элитных деятелей, механизмов и принципов элитообразования и деятельности данной группы не потеряли своей актуальности и сегодня.

10. Изучение творчества российских социологов свидетельствует также о необходимости использования нового, интегрального, подхода к анализу сущности и базовых признаков политической элиты, что невозможно без учета сложившейся практики рекрутирования и функционирования данной группы. На современном этапе заметна диспропорция между стремлением ряда ученых к определению политической элиты с ценностных, меритократических позиций и отечественной практикой формирования и функционирования элиты, приводящими к доминированию в её составе представителей корпоративных структур, технократов-«силовиков» с логикой штабного мышления и стремлением к воспроизводству  технократических моделей управления.

Теоретическая  и практическая значимость работы заключается в том, что выводы и научные результаты могут быть использованы при дальнейшем научном анализе в области социологии и других гуманитарных дисциплин, в том числе политологии и философии.

Полученные теоретические знания и выводы являются определенным приращением знаний в области теоретических представлений о политической элите, моделях её формирования и функционирования в современном обществе.

Основные положения диссертационного исследования могут найти применение в рамках научно-педагогической и просветительской деятельности, при подготовке специалистов, бакалавров и магистров по социологии. На основе диссертации подготовлены  учебно-методические пособия, программы, курсы лекций по ряду дисциплин, в том числе: «История социологии», «Политическая социология»,  «Современные политические элиты» для студентов социологического факультета СГУ.

Практическая ценность исследования заключается и в разработке рекомендаций, которые могут быть востребованы в управленческой практике, в процессе функционирования ряда политических институтов, как на федеральном, так и на региональном и муниципальном уровнях.

Практическое значение результатов исследования подтверждается тем, что разработки диссертанта использовались в процессе его участия в 2009-2010 гг. в реализации научного проекта Саратовского межрегионального института общественных наук (МИОН) СГУ «Правящий класс современной России: традиции, мифы и доктрины власти», проходившего в рамках аналитической ведомственной целевой программы «Развитие научного потенциала высшей школы (2009-2010 годы)».

Апробация результатов исследования. Основные положения и результаты диссертационного исследования докладывались автором в его выступлениях на международных, всероссийских и региональных конференциях: Международной научной конференции «Социальное расслоение, власть и гражданское общество в современной России» (Саратов, 2004), II Всероссийском социологическом конгрессе «Российское общество и социология в XXI веке: социальные вызовы и альтернативы» (Москва, 2003), Всероссийском социологическом конгрессе «Глобализация и социальные изменения в современной России» (Москва, 2006), IV Всероссийской научной конференции «Сорокинские чтения: отечественная социология: обретение будущего через прошлое» (Саратов, 2008), научно-практической конференции «Социальная политика региона: традиции и инновации» (Саратов, 2009), Международной научной конференции – Первых Санкт-Петербургских социологических чтениях «Питирим Александрович Сорокин и современные проблемы социологии» (Санкт-Петербург, 2009), на ежегодных научных конференциях «Некоторые проблемы социально-политического развития современного российского общества», проходивших на социологическом факультете Саратовского государственного университета им. Н.Г.Чернышевского в 2001-2010 гг.

Диссертация обсуждена на объединенном заседании кафедр теории и истории социологии и прикладной социологии социологического факультета Саратовского государственного университета имени Н.Г.Чернышевского.

Теоретические положения  и выводы диссертации нашли свое отражение в 44 публикациях, из которых 11 статей в изданиях, рекомендованных ВАК РФ.

Структура работы включает введение, шесть глав, состоящих из четырнадцати параграфов, заключение, список использованной литературы и приложение.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, раскрывается степень её разработанности, определяются цель, задачи, объект и предмет, методологическая основа и теоретические источники, научная новизна исследования, формулируются положения, выносимые на защиту, выявляется теоретическая и практическая значимость исследования.

В первой главе  «Теоретико-методологические аспекты изучения политической элиты» рассматривается ряд теоретико-методологических вопросов, связанных с выявлением содержания понятия «элита», с анализом предпосылок и условий возникновения отечественной социологии, появлением в ней теории элиты, а также характеристикой  этапов её развития.

В первом параграфе «Идейно-теоретические и социально-политические условия возникновения теории политической элиты в российском обществе» раскрываются факторы и особенности формирования социологических взглядов отечественных мыслителей на проблему политической элиты.

В параграфе отмечается, что рассмотрение взглядов отечественных социологов на проблему политической элиты невозможно без определения сущности этой группы,  места данной категории среди других социологических понятий. Исходя из этого, автор вначале предпринимает попытку осмысления самого понятия «политическая элита».

Используя труды западных и отечественных социологов, принадлежащих к различным школам и направлениям, показывается сложность данного социального явления, которая во многом детерминирует неоднозначность его теоретической интерпретации. В частности, говоря о консервативной направленности макиавеллистской школы, автор отмечает, что её представители (Г.Моска, В.Парето, Р.Михельс) рассматривали политическую элиту как относительно небольшую, монополизирующую власть группу, отличающуюся сплоченностью и структурной устойчивостью. В противовес им сторонники ценностного подхода (Х. Ортега-и-Гассет, И.А.Ильин и др.) видели в политической элите наиболее инициативный и продуктивный слой общества, концентрирующий наиболее ценных с интеллектуальных и моральных позиций его представителей, а идеологи демократического элитизма (Р.Даль, С.М.Липсет, Й.Шумпетер, К.Манхейм) и плюрализма элит (О.Штаммер, Д.Рисмен) отрицали разрыв, существующий между элитным слоем и массой, и сплоченность данного слоя.

Учитывая неоднозначность трактовки данного понятия, автор понимает под политической элитой  особую социальную группу со сложной структурой, образованную выходцами из различных социальных слоев, профессионально  занимающихся политической деятельностью,  располагающих возможностями (как статусными, так и иными) для воздействия на социальную среду.

Вследствие более раннего перехода к индустриальной стадии развития, сопровождаемого формированием институтов гражданского общества и общей демократизацией политических режимов, теория политической элиты стала первоначально развиваться в западных обществах.

Вместе с тем, несмотря на явный приоритет западной социологии, можно говорить о том, что проблема политической элиты и правящего класса ставилась и достаточно активно изучалась представителями практически всех школ и направлений отечественной социологии, начиная от позитивизма и кончая современными социологическим исследованиями.

При этом формирование социологических воззрений на сущность и роль политической элиты фактически начинается с 60-70-х гг. XIX века. Этот процесс осуществлялся в достаточно сложных условиях, в противоречивом единстве влияния ряда факторов, прежде всего, специфики развития российского общества и, что особенно важно, особенностей становления самой социологии. Именно  с конца 60-70-х гг. XIX века стали закладываться основы постепенной трансформации старого, архаичного уклада в новый, протоиндустриальный, и появились условия для становления и развития социологической науки. Среди них ведущую роль играли, без сомнения, существенная трансформация социальной структуры, появление новых социальных слоев и групп, в первую очередь, разночинцев как носителей всего нового и передового, и значительная модернизация  политического режима, приведшая к ослаблению цензурного гнета и существовавшей деспотической системы контроля за поведением и образом жизни  представителей различных социальных слоев и групп.

Специфика развития российского общества того периода детерминировала во многом особенности процесса становления российской социологии, для которой первоначально были характерны причудливое единство таких признаков как демократизм, оппозиционность, радикализм, сочетание двух тенденций – реалистической и утопической, значительная доля политизированности.

Данные обстоятельства, без сомнения, отразились и на развитии взглядов отечественных социологов на проблему правящих слоев и политической элиты. С самого начала  им были присущи такие черты как демократизм и гуманизм, которые объединялись с поисками национального смысла, идеалов общественного устройства, определенный радикализм и ярко выраженная оппозиционность, дуализм, проявившийся в борьбе оппозиционного и «официально-догматического» направлений, а также западно-меритократического и национально-государственного (почвеннического)  подходов в оценке базовых параметров  и роли, которую играет политическая элита в обществе. Также для отечественной теории политической элиты была характерна ярко выраженная степень политизированности.

Анализ социологических воззрений отечественных мыслителей свидетельствует  о том, что они активно откликались на те общественно-политические события, которые происходили в российском обществе, что находило свое отражение в созданных и обосновываемых ими концептуальных построениях и методологических принципах. Данное обстоятельство не является случайным, поскольку российское общество представляло собой вариант «полицентричного», мобилизационного (по выражению А.Г.Фонотова) типа общества, в котором  доминировали политические институты, а политические факторы детерминировали многие общественные процессы и явления.

В этой связи можно говорить и о том, что само изучение политической элиты вполне типично и закономерно для отечественной социологической науки, развивающейся в «полицентричном» обществе.

При этом сам процесс развития теории политической элиты по сравнению с западной социологией имел ряд существенных отличий. Если на Западе  теория политической элиты первоначально стала развиваться в русле позиционного подхода, то в российской социологии вначале получили распространение гуманистические и ценностные интерпретации элиты, развиваемые представителями позитивистской социологии и социологии народничества. Это не было случайностью и вполне объяснимо, если учесть ряд обстоятельств. Прежде всего, свою роль сыграли осуществлявшиеся в 60- -70-е гг. XIX века реформы Александра II, способствовавшие демократизации общественно-политической жизни в российском обществе. Также демократизм воззрений первых российских социологов объяснялся и тем, что многие из них фактически являлись первыми российскими интеллектуалами-диссидентами, которые были достаточно хорошо знакомы с западным образом жизни, поскольку значительное время провели за границей.

Развиваемый первыми российскими социологами ценностный, гуманистический подход в оценке политической элиты претерпел существенные изменения в процессе эволюции отечественной социологической теории политической элиты.

Анализ и общая характеристика этапов развития отечественной теории политической элиты содержится во втором параграфе «Этапы развития российского элитизма».

Вопрос об этапах развития представлений отечественных социологов о политической элите является одним из наименее изученных в отечественной социологической науке.

В диссертации автор выделяет и рассматривает три периода в развитии представлений отечественных социологов о политической элите: I - возникновение первых социологических  теорий политической элиты (60-70-е гг. XIX в. – середина 20-х гг. XX в.); II – период «консервации» (середина 20-х гг. XX в. - 1985); III – восстановительный этап, начинающийся с середины 80-х годов прошлого столетия и продолжающийся до настоящего времени.

Границы данных этапов в целом соответствуют наиболее значимым этапам развития российского общества и отечественной социологии. Начало первого периода, зарождения представлений о политической элите, совпадает с проникновением и  постепенным распространением первых социологических теорий в российском обществе. Завершается он в середине 20-х гг. XX века, когда теория политической элиты превращается в философскую по форме и идеологическую по содержанию концепцию партийного лидерства и руководства. Это во многом связано с постепенным утверждением режима единоличной власти и фактическим негласным запретом на проведение социологических исследований. Только в середине 80-х годов прошлого века, после начала в СССР перестройки, вновь становится заметной активизация социологических исследований, восстанавливается преподавание социологии в вузах. Все это создало основу для возобновления социологического изучения элиты вообще и политической в частности.

Раскрывая содержание названных выше этапов, автор уделяет особое внимание наиболее сложному, противоречивому и достаточно малоизученному I этапу, возникновения первых элитистских теорий. Отмечается, что он включал в себя несколько периодов, которые в основном соответствовали происходившим в российском обществе, как одном из «полицентричных», мобилизационных типов обществ, значимым социально-политическим процессам и некоторым этапам институциализации отечественной социологической науки.

Первый период, который может быть обозначен как гуманистически-утопический, по причине доминирования в основном оппозиционных, ценностных и отличающихся значительной долей утопизма теорий, соответствовал историческому периоду конца 60 - начала 80-х гг. XIX века. В это время доминирующие позиции занимают позитивистская социология и социология народничества.

С начала 80-х годов XIX века и до начала XX века в развитии теории политической элиты наступает «патриархальный» период, когда господствующие позиции занимают официально-идеологические теории, представляющие интересы правящего класса и социально-философские концепции, в которых обосновывалась идея стабильности, консервативной модернизации, ведущую роль в которой должна была играть правящая элита. Хотя в целом ряде социально-философских теорий, разрабатываемых мыслителями конца XIX  – первой четверти XX века, и были заметны элементы меритократического подхода к политической элите, однако они объединялись с элементами идеализма, мистицизма, патриархальности.

Только в начале XX века, под влиянием некоторой либерализации политического режима, происходит возрождение ценностных, идеально-гуманистических оценок сущности и роли в обществе политической элиты, что находит свое выражение в трудах представителей христианской социологии и религиозной философии (Н.А.Бердяева, Н.О.Лосского, С.Н.Булгакова, Г.П.Федотова и других), евразийства, представителей неопозитивизма и некоторых сторонников ортодоксального марксизма.

В целом, данный, относительно небольшой по продолжительности, «меритократический» этап в развитии воззрений отечественных социологов на проблему политической элиты был прерван в Октябре 1917 года, когда начинается заключительный этап I периода, зарождения отечественных концепций политической элиты, основным содержанием которого стало господство ортодоксального марксистского «вождистского элитизма», выступавшего не только как теория, но и как реальная практика её воспроизводства в полицентричном, мобилизационном типе общества. По существу в виде философской доктрины данная теория просуществовала до середины 80-х гг. прошлого века, когда произошло возрождение  социологических теорий политической элиты.

Во второй главе «Теория политической элиты в российской позитивистской социологии»  рассматриваются взгляды отечественных социологов-позитивистов конца XIX-первой четверти XX века на проблему сущности и роли политической элиты в обществе.

Представители позитивистской социологии одними из первых обратились к анализу различных элитных групп.

Несмотря на ярко выраженную теоретико-методологическую ориентацию, первые социологи-позитивисты не ограничивались рассмотрением «узких» проблем, что впоследствии было не только поддержано, но и дополнено представителями классического позитивизма и неопозитивизма. Очень часто в их трудах присутствовал анализ форм правления, процессов происхождения государства, демократии и самоуправления. Также не были забыты и субъекты государственного управления и политической жизни, прежде всего, элитные группы. Свой вклад в разработку элитной проблематики в разные годы внесли представители различных течений позитивизма -  от  ранних, органических и эволюционных, до классических и неопозитивистских. В наиболее полной форме элитистские представления содержатся в трудах таких видных ученых как А.И.Стронин, Я.А.Новиков, М.М.Ковалевский, Н.И.Кареев, М.Я.Острогорский и П.А.Сорокин.

В первом параграфе «Проблема политической элиты в трудах социологов-позитивистов конца XIXвека» анализируются взгляды на проблему политической элиты ранних социологов-позитивистов А.И.Стронина и Я.А.Новикова.

Отмечается, что, несмотря на некоторую упрощенность и образность, их произведения содержали значительный фактический материал, оригинальную интерпретацию и оценку места и роли элитных слоев в жизни общества.

Наиболее аристократичной представляется концепция одного из теоретиков отечественного органицизма -  А.И.Стронина, который до Г.Моски, написавшим и издавшим в 1896 году свой труд  «Элементы политической науки», переведенный в 1923 году на английский язык как «Правящий класс», использовал в своих работах категории  «правящего» и «политического» классов.

Созданная им теория элиты являлась достаточно уникальной, в первую очередь, по причине развиваемых мыслителем принципов органицизма, в соответствии с которыми он считал необходимым рассматривать общество не как простое тело, а как особый организм. По мнению А.И.Стронина, отличие организма от простого, «неорганизованного тела» заключается, во-первых, в солидарности, взаимозависимости частей и, во-вторых, в специализации этих частей.  Как особый организм общество имеет свое строение, представлявшееся ученому в виде социальной пирамиды, складывающейся под влиянием ряда причин, подразделяемых им на «динамические» и «статические», и имеющей три уровня: верхний, средний и нижний.

Верхний слой, по его мнению, составляет аристократия, отождествляемая им с правительством. Он определяет её как «класс обоюдный, гармонический, равно творящий и воспринимающий, творящий по сравнению с гражданством, воспринимающий в сравнении с интеллигенцией, активный для первого и пассивный для второго…» . Средний класс, или тимократия, состоит из буржуа, а основу низшего класса составляют наемные работники.

Такое деление вызвано, по мнению исследователя, рядом причин, к которым он относит и неравенство способностей, и необходимость специализации функций и родов деятельности. Кроме этого, А.И.Стронин отмечает, что, «если бы всякая власть и всякая подчиненность исчезли, порядок был бы немыслим ни на одну минуту» .

Помимо вертикального деления, мыслитель дает характеристику горизонтальному, или продольному делению. Оно представляется ему двумя линиями, опущенными от вершины к основанию. В верхнем слое, меньшинстве, они образуют собой три треугольника: законодателей, формирующих  «теоретическое» правительство, вследствие доминирования в законодательстве творчества, теории, системы, администраторов, составляющих «практическое» правительство, и   судей, совмещающих в своей деятельности и законодательную теорию удовлетворения потребностей, и административную практику их реализации. В представлении ученого, судебная власть есть «наиболее верховная», поскольку в ней «как в действительной вершине пирамиды пересекаются в одной точке все возможные стороны и линии пирамиды» .

Несомненной заслугой А.И.Стронина является не только анализ правящего класса, аристократии, но и контрэлиты общества – интеллигенции, которая также как и аристократия, обладала «политически производительной силой» - волей и разумом и была способна к политическому творчеству. Главными его продуктами у правящего слоя являлись права, а у интеллигенции – формирование идей.

Ученый справедливо отмечает необходимость прогрессивной, созидательной направленности политического творчества политической элиты.

Размышляя о параметрах и качественных характеристиках высшего слоя общества, мыслитель приходит к выводу о значимости знания как потенциального источника власти. В его произведениях фактически четко проявляется предвосхищение идеи о наличии у политической элиты такого важного признака как профессионализм.

Можно согласиться с мнением ряда современных исследователей, отмечавших, что А.И.Стронин фактически явился одним из первых отечественных мыслителей, которые стремились заложить основы теории рационального и научного политического руководства и управления общества .

Наряду с А.И.Строниным значительный вклад в изучение политической элиты внес Я.А.Новиков. Так же, как и А.И.Стронин, он отмечает неизбежность деления общества на управляющих и управляемых. При анализе управляющих мыслитель использует преимущественно биологический подход, отождествляя элиту с нервной системой, отвечающей за реакции организма и выполняющей функции контроля и управления.

Не считая общество статичным организмом, социолог постоянно подчеркивал необходимость в нем изменений, открытий и изобретений. Он считал вполне возможным применять понятие изобретения и к отдельным общественным процессам, в частности, политическим реформам.

В целом, достаточно важная идея социальной динамики в теории Я.А.Новикова используется только в общем плане и не получает всестороннего исследования. Но, несмотря на это, она, без сомнения, стала основой для более широких обобщений, применяемых М.М.Ковалевским, Н.И.Кареевым, М.Я.Острогорским и П.А.Сорокиным для анализа места и роли политической элиты в структуре общества.

Во втором параграфе «Политическая элита в социологических воззрениях представителей классического позитивизма» дается общая характеристика социологических взглядов на проблему политической элиты М.М.Ковалевского, Н.И.Кареева и М.Я.Острогорского.

Рассматривая взгляды М.М.Ковалевского, диссертант отмечает характерный для него дуализм трактовки политической элиты как особой социальной реальности и идеального типа, который ещё должен появиться в обществе в процессе его прогрессивного развития, когда сформируется прослойка лучших людей, «посланных местным населением из своей среды, вполне заслуживающих его доверие и потому свободных в выборе тех средств, которыми, по их разумению, может быть лучше всего обеспечено общее благо» .

В целом, несмотря на некоторую упрощенность, теория М.М.Ковалевского явилась несомненным шагом вперёд, поскольку в ней обращалось внимание не только на идеальные показатели и статусные характеристики элиты, но и выявлялись её происхождение, роль в обществе и направление дальнейшей эволюции.

Достаточно близкими к взглядам М.М.Ковалевского оказались многие идеи и методологические принципы исследования общественных явлений, представленные в трудах Н.И.Кареева.

Обосновывая объективное выделение слоя общественных деятелей, элиты общества, Н.И.Кареев видит их главную задачу в участии в решении общественных вопросов, что, так или иначе, оказывает существенное воздействие на все общество. Идеалом для него выступают «лучшие люди», обладающие как высокими интеллектуальными показателями, так и моральными и нравственными ориентациями. Несомненной заслугой ученого является, по мнению диссертанта, обоснование им необходимости создания особой программы подготовки общественного деятеля, включавшей, в том числе, элементы этического, исторического и социологического образования.

В целом, Н.И.Кареев не только продолжил, но и существенно обогатил гуманистическую традицию в изучении элитных групп, заложенную и развиваемую представителями позитивистской социологии.

Фактическое свое продолжение она находит в творчестве М.Я.Острогорского. Используемый им богатейший эмпирический материал, стремление к созданию научно обоснованной концепции, попытки выявить механизмы происхождения и эволюции ряда политических институтов и отдельных субъектов политической и общественной жизни, а также дать рекомендации, направленные на преодоление негативных тенденций их развития, позволяют говорить о близости позиций М.Я.Острогорского и других представителей позитивистской социологии, что делает возможным рассматривать его социологические воззрения на проблему сущности и роли элитных слоев общества в рамках данной главы.

Идеалом для мыслителя, как можно судить по его главному труду «Демократия и политические партии», является тип элиты, в котором представлены политические деятели, обладающие авторитетом, исходящим от их моральных, волевых, умственных качеств, которые ориентированы на «существо дела, а не условности фраз».

Современный демократический строй, по его мнению, нуждается в вождях, которые могут появиться только при наличии естественного отбора руководящей группы. Однако пока его формированию мешает ряд субъективных и объективных факторов. К первым он относил низкий интеллектуальный и моральный потенциал масс, их неподготовленность, отсутствие должного сознания и активности. Более опасным объективным фактором он считал политический формализм, поддерживаемый рядом обстоятельств, в том числе, и деятельностью политических партий.

Для того чтобы придать новый импульс демократии и сформировать полноценную политическую элиту, М.Я. Острогорский предлагал провести ряд инновационных изменений, прежде всего, способствовать развитию общественных движений и альтернативных партий, отказаться от выдвижения кандидатов от определенных партий, больше внимания обращать на индивидуальную ответственность кандидатов, депутатов и представителей исполнительной власти, поощрять «народную инициативу», участие населения в референдумах.

В целом, прикладная, научная ориентация М.Я.Острогорского во многом сближает его подход и методологию представителей классического позитивизма и неопозитивизма.

В третьем параграфе «Неопозитивистская теория политической элиты П.А.Сорокина» освещаются социологические воззрения на проблему элиты одного из ведущих представителей неопозитивизма - П.А.Сорокина.

Отмечается, что в отличие от представителей раннего позитивизма, П.А.Сорокин использовал в своих работах «Система социологии» и «Социальная мобильность» понятия «элита» и  «политическая элита». Главную функцию элиты он видел в творческом преобразовании общества. Для её реализации она должна обладать комплексом физиологических и психологических черт, а также целым рядом специфических способностей (называемых им «способностями особого рода»). Среди всех перечисленных качеств и черт особо выделялись им интеллектуальные показатели.

Помимо интеллекта исследователь обращает внимание и на такие важные черты политической элиты как имидж (выступающий у него в виде внешней привлекательности) и возраст. При этом данные показатели анализируются не только как атрибуты политической элиты, но и как факторы, способствующие социальному восхождению. Таким образом, теория элиты рассматривается в контексте теории социальной стратификации и мобильности. Среди факторов, влияющих на формирование «способностей особого рода» ученый особо отмечает деятельность таких институтов как семья, школа и церковь, выполняющих роль своеобразного «социального фильтра».

Значительное место отводится в параграфе рассмотрению взглядов П.А.Сорокина на состав и границы верхнего слоя, а также происходящие внутри него процессы мобильности. Отмечается, что мыслитель выступал как против увеличения, так и против уменьшения количественного состава элиты. В своих произведениях он отмечал, что «верхние этажи здания должны быть пропорциональны его нижним этажам: они не должны быть ни слишком тяжелыми, ни слишком громоздкими…» .

Будучи принципиальным противником радикальных общественных перемен, мыслитель в тоже время не только не отрицал, но даже подчеркивал их неизбежность, которая применительно к элите связана с приходом в её состав новых лиц, принадлежащих, в том числе, к средним и низшим слоям. Данные процессы, по его мнению, предотвращают развитие внутри общества и элитных групп стагнации и связанных с ней разрушительных и деформирующих тенденций.

В целом, осуществленный в трудах социологов-позитивистов анализ политической элиты сочетал в себе элементы публицистичности, демократизма и таких присущих позитивизму черт как методологическая четкость выводов, научная обоснованность и стремление к достоверности.

В третьей главе «Взгляды социологов-народников на сущность и роль политической элиты в обществе»  раскрываются особенности социологических  воззрений представителей народнической социологии на проблему места и роли элитных слоев в жизни общества.

Отмечается, что как особое направление общественной мысли народническая социология отличалась крайней противоречивостью и эклектизмом. В ней проявлялись черты сходства с некоторыми социологическими и социально-философскими школами и учениями, в том числе позитивизмом, социально-меритократическими концепциями и марксизмом.

В первом параграфе «Проблема политической элиты в творчестве идеологов субъективной школы отечественной социологии» представлен анализ теорий элиты, разработанных крупнейшими российскими социологами П.Л.Лавровым и Н.К.Михайловским, принадлежавшими к субъективной школе в отечественной  социологической науке.

Рассматривая теорию П.Л.Лаврова, автор согласен с мнением П.А.Сорокина, отмечавшего, что «ключ» к пониманию взглядов П.Л.Лаврова кроется в его определении социологии как науки, главную задачу которой составляет изучение форм солидарности и процессов, совершающихся при количественном изменении этих форм . Солидарность фактически представлялась мыслителю как общность индивидов с присущими им убеждениями, привычками, аффектами и интересами. В своих трудах П.Л.Лавров выделял три разновидности солидарности: 1)бессознательную, или солидарность обычая; 2)солидарность общего аффективного настроения; 3)историческую, или сознательную. Последней форме солидарности мыслитель придавал особое значение, считая её двигателем истории, так как именно она основывается на критической мысли и действиях «критически мыслящих личностей», которые представлялись ему не как мечтатели, имеющие свои представления о действительности, а как активные преобразователи, нацеленные на развитие и стремящиеся к преобразованию общественной среды.

Автор отмечает, что не потеряли своей актуальности отстаиваемые П.Л.Лавровым идеи ответственности правящего класса и политической элиты в целом «за все страдания современников и потомства».

Отрицая обязательную связь «критически мыслящих личностей» с властными структурами, подчеркивая их морально-нравственную ориентацию, стремление к просвещению общества, П.Л.Лавров невольно становился, по мнению автора, одним из ведущих отечественных пропагандистов ценностного подхода к изучению элиты. При этом в его трактовке данная группа превращалась в своеобразную контрэлиту общества.

Для творчества другого представителя субъективного направления, Н.К.Михайловского, характерно несколько иное видение творческого меньшинства, элиты в целом и политической элиты в частности.

Достаточно большое место занимает в его концепции рассмотрение особенностей, качеств и способностей представителей меньшинства общества, которое он, в отличие от П.Л.Лаврова, сознательно подразделяет на «героев» и «великих личностей». «Герой» - это деятель, действующий в любой исторический период, обладающий рядом способностей (в первую очередь, знанием психологии индивидов), благодаря которой он может воздействовать на массу. «Великий человек» - это своеобразный «идеальный тип», прообраз будущей политической элиты, функционирующий только в переходные эпохи и «вносящий вклад в развитие человечества». С точки зрения Н.К.Михайловского, он должен обязательно рассматриваться в соответствии с той ролью, которую  вносит в развитие мировой цивилизации. Оценка роли «великих личностей» формируется субъективно индивидом, имеющим собственный её критерий.

Одной из важнейших проблем, поднятых в трудах Н.К.Михайловского, является проблема взаимодействия меньшинства общества («героев», «великих личностей») и толпы. В представлении мыслителя, толпа обладает единством психических реакций и поведения. Индивиды в ней лишены какой-либо индивидуальности, что и ведет их к тяге к подражанию. Поскольку толпа объединяет лиц с достаточно однообразными интересами, её духовное развитие бедно, то любой эмоциональный толчок со стороны меньшинства может способствовать её воодушевлению и привести к подражанию поступков и действий представителей меньшинства.

В целом, созданная Н.К.Михайловским теория имела умеренно-этическую направленность, что отличало её от марксизма и идей, развиваемых в трудах представителей анархизма и радикализма.

Во втором параграфе «Взгляды социологов-народников на проблему политической элиты» представлен анализ взглядов и идей, содержащихся в трудах идеологов русского анархизма М.А.Бакунина и П.А.Кропоткина и видного представителя радикального заговорщического направления -  П.Н.Ткачева.

Как отмечается в исследовании, несмотря на свой антиэтатизм, практически все представители этого направления обращались к вопросу о природе неравенства в обществе, давали оценку роли современной им элиты и стремились определить «идеальный тип» будущей политической элиты.

При этом, как отмечает автор, достаточно важна и сегодня развиваемая в трудах М.А.Бакунина критика централизации и бюрократизма, отрыва правящих слоев от масс, постоянства авторитета, подчеркиваемого представителями элитных кругов. Одним из первых он показал опасность появления сплоченной, авторитарноориентированной политической элиты социалистического общества.

Не потеряла своего значения и в настоящее время негативная оценка П.А.Кропоткиным роста привилегий элиты и излишней идеологизированности и недоступности для различных социальных слоев такого канала рекрутирования элиты, каким является институт образования.

В целом, развиваемые М.А.Бакуниным и П.А.Кропоткиным идеи, без сомнения, внесли значительный вклад в обоснование меритократического подхода к  анализу элиты и в этом плане отличались от радикальных взглядов, обосновываемых П.Н.Ткачевым.

В параграфе рассматриваются его взгляды на социальный состав «революционного меньшинства» (элиты общества), источники его влияния и основные направления деятельности («революционно-разрушительную» и «революционно-устроительную»). В отличие от М.А.Бакунина и П.А.Кропоткина, П.Н.Ткачев считал, что элита общества должна использовать силу власти. В его представлении, революционное меньшинство - не просто общность, использующая властные ресурсы, а объективно возникшее социальное образование, объединяющее лиц, воплощающих лучшие умственные и нравственные силы общества и нацеленных на осуществление революционных преобразований. Их цель заключается не только в овладении властью, но, прежде всего, в превращении консервативного государства в революционное.

Как отмечается в исследовании, многие из идейных установок, провозглашенных П.Н.Ткачевым, в дальнейшем будут реализованы в теории и практике марксизма.

В целом, по сравнению с позитивистской социологией, данное направление было более неоднородным, по существу теоретически маргинальным. В нем обнаружились черты и принципы, присущие сразу нескольким направлениям: позитивизму, социально-философским школам и марксизму. Однако значительная неоднородность не препятствует выделению некоторых общих признаков данного направления, к числу которых можно отнести ярко выраженную оппозиционность, апологию революционной интеллигенции как прообраза элиты будущего общества и определенную долю утопизма.

В четвертой главе «Социально-философские концепции политической элиты конца XIX  – первой четверти XX века» рассматриваются социологические аспекты изучения проблемы политической элиты в трудах российских социальных мыслителей конца XIX  – первой четверти XX века.

В диссертации отмечается, что начавшийся с 60-х гг. XIX века период становления отечественной социологической науки и её относительно спокойного развития был по существу прерван контрреформами императора Александра III. Постепенно место социологических учений стали занимать различные социально-философские концепции, среди которых доминировали, благодаря поддержке властных институтов, консервативные и охранительные школы и направления.

В исследовании отмечается, что типология всех социально-философских направлений несколько затруднена по причине господствующего ныне методологического плюрализма. Однако, как полагает автор, основываясь на критерии социально-политической и идеологической их направленности, можно выделить: консервативно-публицистические теории (К.Н.Леонтьева, К.Д.Кавелина и, отчасти, В.С.Соловьева), неогегельянские (Б.Н.Чичерин) и философско-меритократические (Н.А.Бердяев, С.Н.Булгаков, Н.О.Лосский, Н.Н.Алексеев, Г.П.Федотов и другие).

В первом параграфе  «Консервативно-публицистическое направление в отечественной социологической теории политической элиты» дается характеристика особенностей консервативно-публицистического течения русской социально-философской мысли на примере концепций К.Н.Леонтьева, К.Д.Кавелина и В.С.Соловьева.

Наиболее видным представителем данного направления является известный социальный мыслитель и писатель К.Н.Леонтьев, утверждавший, что развитие общества неизбежно приводит к появлению сословной иерархии. Сословность, по его мнению, необходима для более быстрого формирования и развития ярких, неординарных личностей.

Если на Западе ряд социологов и философов высказывались за необходимость привлечения в состав элиты представителей среднего класса, то К.Н.Леонтьев решительно выступал против этого, считая, что тип «среднего человека» воодушевлен либеральной идеологией, утратил способность подчиняться государственным целям, подвержен исключительно эгоистическим мотивам и инстинктам.

Так же, как и К.Н.Леонтьев, с консервативных и, в значительной мере, идеалистических позиций, рассматривал элитные слои В.С.Соловьев. Идеалом для него выступало теократическое общество, где должны быть объединены три элемента: «вселенский первосвященник», светская власть национальных государств и мыслители-философы, которые являются духовными руководителями общества.

Вместе с тем, данный идеал, по его мнению, далек от своего реального воплощения. Деятельность элиты, с одной стороны, приводила к угнетению народа, а с другой – к соперничеству с государственной и церковной властью. Вследствие этого, формирование полноценной, эффективной политической элиты может произойти только в будущем, когда появится «хорошо организованное и дисциплинированное общество», произойдут некоторые изменения «гражданского строя» и будет преодолена созерцательность, присущая «восточному аскетизму» и препятствующая возникновению талантливых политических и религиозных деятелей.

Рассматривая взгляды К.Д.Кавелина, диссертант отмечает его значительный вклад в анализ особенностей административной элиты. Ряд его работ посвящен рассмотрению природы и роли данного слоя. Сохранение данной прослойки связывалось с рядом причин и, прежде всего, наличием особых «придворных» и «административных» фильтров. В этой связи, как считает автор, можно говорить о том, что именно К.Д.Кавелин был одним из первых в российской социологии исследователей, кто обратился к их изучению и выявил их специфику. Учитывая, что длительное их использование может привести к консервации негативных черт бюрократии, он заявил о необходимости совершенствования государственных учреждений и исправления некоторых механизмов отбора чиновников. При отборе особое внимание  он предлагал обращать не только на знание правительственных порядков и опытность, но и на  наличие широкого  кругозора.

Однако, несмотря на признание необходимости некоторых изменений, он считал, что «лучшая политика заключалась бы в том, чтобы выказать доверие к дворянству, не придавая серьезного значения его оппозиционным выходкам … » .

Достаточно консервативный настрой идей консервативно-публицистического направления в целом соответствовал сложившейся к тому времени в российском обществе социально-политической ситуации. Однако это не являлось препятствием для возникновения интегральной неогегельянской концепции Б.Н.Чичерина и оппозиционных теорий, представляющих философско-меритократическое направление в отечественной социологии элиты.

Во втором параграфе «Политическая элита в социологических воззрениях Б.Н.Чичерина» рассматриваются особенности социологического подхода Б.Н.Чичерина к изучению сущности и роли политической элиты в обществе.

Созданная Б.Н.Чичериным теория представляется наиболее обоснованной, вследствие затрагиваемых ученым различных аспектов элитной проблематики, в том числе происхождения, признаков, характеристики типов элит, условий их деятельности.

Ученый обосновывает объективное деление общества на высшие классы, преданные умственному труду, и низшие слои, посвящающие себя физическому труду. Такое деление он связывает с неравенством как имуществ, так и образования, выступающих неотъемлемыми признаками политических способностей, включающих разнообразные умственные, нравственные и материальные свойства. Из данных трех составляющих политических способностей на первое место ученый ставил нравственные качества. Значительное место в трудах мыслителя отводится характеристике типов элиты - «государственных людей» и аристократии. Автор отмечает, что такое двойственное определение не является случайным. Слой государственных людей, по мнению Б.Н.Чичерина, формируется в условиях нового, гражданского общества. Важным источником его рекрутирования выступает парламент.

Вторая разновидность элиты – аристократия – является неотъемлемым элементом аристократических и конституционно-монархических форм правления. Являясь достаточно большой группой, в которой преобладает «охранительный дух», она не может выступать как элита. Поэтому, при определенных условиях из среды высшего дворянства формируется слой политической аристократии, который должен перестать существовать как сословие. Данное утверждение, по мнению диссертанта, имеет очень важное значение, поскольку показывает, что именно Б.Н.Чичерин одним из первых предвосхитил идею современных социологов о том, что элита как особая группа появляется только в условиях трансформации архаического, сословного общества.

Как особый социальный слой, аристократия имеет свою структуру, включающую элементы «двоякого рода»: высшие классы общества, обладающие материальными средствами и образованием, и государственных сановников, бюрократов, деятельность которых мыслитель оценивает достаточно критично.

Рассматривая теорию Б.Н.Чичерина, автор отмечает, что несомненной его заслугой является не только анализ характерных черт, структуры и типов политической элиты, но и выявление условий, способствующих или препятствующих её нормальному формированию и функционированию в обществе. К факторам, дезорганизующим процесс её функционирования, ученый относил демократизацию политического режима и распространение социалистических учений.

В третьем параграфе «Социологические аспекты изучения политической элиты в трудах представителей меритократического направления» анализируются социологические воззрения на проблему политической  элиты видных отечественных теоретиков меритократического направления, в том числе представителей персонализма (Н.А.Бердяева, Н.О.Лосского), идеализма (С.Н.Булгакова, Г.П.Федотова), евразийства.

Автор отмечает, что выдвинутые в трудах представителей данного направления положения достаточно актуальны в настоящее время.

Это относится в первую очередь к трактовке Н.А.Бердяевым аристократии как управления и господства лучших, обладающих такими важными качествами как жертвенность, щедрость, забота об общественном благе, обоснованию им необходимости качественного отбора в элиту  политиков, имеющих достоинства; отстаиваемой Н.О.Лосским идеи о том, что отбор в элиту должен осуществляться не только на основании того, как проявляет себя тот или иной деятель в ходе избирательной кампании, но и на основании  услуг, оказанных обществу и свидетельствующих о пригодности политика к государственной деятельности.

Немаловажной представляется и обосновываемая С.Н.Булгаковым мысль о необходимости для российского общества новой элиты («новых людей») на всех «поприщах жизни» - государственной – для осуществления реформ, экономической – для поднятия народного хозяйства, культурной – для работы на пользу русского просвещения, религиозной - «для поднятия сил учащей церкви, её клира и иерархии» .

В отличие от некоторых своих предшественников он считает, что на роль «новых людей» не может претендовать интеллигенция вследствие отсутствия у неё серьезных знаний и опыта, оторванности от «почвы», национальных традиций и обычаев, а также присущей ей характерной особенности мировоззрения, какой является героизм. При всем своем стремлении к демократизму интеллигенция, по мнению С.Н.Булгакова, представляет собой особую разновидность аристократизма, надменно противопоставляющего себя простому обывателю.

Наряду с отмеченными выше исследователями, в параграфе представлены многие плодотворные идеи известного отечественного философа, историка и публициста Г.П.Федотова, избранного в 1920 году на должность профессора по кафедре всеобщей истории факультета общественных наук (ФОН) Саратовского государственного университета и руководившего до 1922 года кафедрой истории средних веков .

Стремясь выявить сущностные особенности элитных слоев, он дает подробную характеристику отечественной бюрократии, интеллигенции и советского правящего класса. Проведенный им анализ приводил его к выводу о необходимости формирования новой элиты, которая была бы исполнена сознанием своей миссии и выделенности из толпы, причем выделенности не для привилегий, а для страданий и борьбы. Новая элита должна проповедовать не столько этику самоуничижения, сколько достоинства.

Значительное место в параграфе отводится рассмотрению взглядов одного из идеологов евразийства – Н.Н.Алексеева, внесшего значительный вклад в разграничение понятий «ведущего слоя» и «правящей группы».

В исследовании отмечаются не только его заслуги в изучении различных форм политической элиты, но и плодотворный анализ возможной элитной прослойки будущего - «демотического правящего слоя», включавшего в себя, по его мнению, лиц, специально подготовленных к управленческой и политической деятельности как теоретически, так и практически.

В целом, проведенный анализ показывает, что, несмотря на значительную разнородность, наличие определенных идеально-патриархальных черт, среди представителей данного направления господствующие позиции занимали меритократические ориентации. Их труды явились крупным вкладом не только в определение сущности политической элиты, но и в изучение процессов её происхождения, рекрутирования и функционирования.

В пятой главе «Теория политической элиты в трудах социологов-марксистов» раскрывается специфика анализа политической элиты в трудах представителей марксистской социологии, выявляются идейные истоки и содержание марксистского «вождистского элитизма» и особенности его эволюции как идейно-практического направления в отечественной социологии.

В первом параграфе «Зарождение теории контрэлиты  в марксистской социологии» дается характеристика социологических воззрений на сущность  и роль политической элиты представителей меритократического направления в марксистской социологии, прежде всего, П.Б.Струве, Г.В.Плеханова и А.А.Богданова.

Автор согласен с мнением ряда исследователей, что марксистская социология, как и марксизм, представляет собой достаточно сложную научную систему, включавшую как философские учения, прежде всего, диалектику, так и  социально-экономические и политические теории, дающие представление о сущности и типах обществ, их структуре, особенностях и тенденциях развития, специфике взаимодействия общества и индивида.

Одной из отличительных особенностей марксистской социологии, доставшейся в наследство от марксизма, было то, что она объединила в себе черты научной теории и общественно-политической технологии. Изначально в ней одну из ведущих ролей играли политические проекты, направленные не столько на научный анализ  общественных явлений и процессов, сколько на практическое преобразование общества.

Хотя марксистская социология и носила первоначально оппозиционный характер, многие её представители выдвигали различные проекты будущего государственного устройства и затрагивали вопрос о тех слоях, которые будут  впоследствии управлять обществом. Несмотря на то, что само понятие «элиты» зачастую не использовалось в работах представителей данного направления, в их трудах можно обнаружить ряд оригинальных трактовок, напрямую связанных с элитной проблематикой.

Важными, по мнению автора, являются содержащиеся в трудах находившегося в начале XX века на марксистских позициях П.Б.Струве идеи  о необходимости разграничения понятий «государственного человека», который должен обладать личной годностью, включающей и определенные духовные свойства, выдержку, самообладание, добросовестность и расчетливость, а также солидное образование, и чиновника, являющегося всегда  «подчиненным, исполнительным лицом». Весьма важна и содержащаяся в его трудах мысль о необходимости для политического деятеля таких качеств как политический авторитет и дисциплина.

Не потеряли своего значения многие положения теории Г.В.Плеханова, который, по сути, заложил в отечественной марксистской социологии основы «идеологии контрэлиты». Обосновывая свои взгляды, мыслитель выдвигал на первые позиции при объяснении сущности элиты именно ценностные критерии.

По мнению автора, подход Г.В.Плеханова отличался вариативностью и эклектизмом, включая в себя идеально-типические и рационально-практические аспекты. Первые в наибольшей степени проявились в его работе «К вопросу о роли личности в истории», где делалась попытка  дать общую характеристику статуса и роли отдельных представителей элитарного слоя.

Второй, рационально-практический аспект, содержался в целом ряде его работ (в том числе, «Социализм и политическая борьба», «Централизм или бонапартизм?» и др.), где давалась характеристика тем элитным прослойкам, которые должны были сыграть ведущую роль в революционных преобразованиях. Среди наиболее важных признаков, которыми должен обладать представитель политической элиты, Г.В.Плеханов особенно выделял политический опыт и «глазомер», в качестве которого рассматривал способность сопоставить и согласовать ближайшие цели партии с её действительными и возможными силами.

По своим демократическим принципам анализа элитарности взгляды Г.В.Плеханова были близки к взглядам другого известного марксиста – А.А.Богданова, рассматривавшего проблему элитарности в контексте разрабатываемых им принципов тектологии. В параграфе рассматривается его подход к проблеме происхождения элиты, выделению типов элитных слоев. Отмечается, что идеальной моделью  общества для мыслителя являлась та, где ведущий слой будет представлен научно-технической интеллигенцией, способствующей реализации прогрессивных тенденций. Все сказанное позволяет говорить о том, что теория А.А.Богданова имела явную технократическую направленность.

Во втором параграфе «Марксистский «вождистский элитизм» как направление в отечественной теории политической элиты» проанализировано содержание марксистского «вождистского элитизма» и показаны особенности его эволюции.

Будучи неоднородным, противоречивым направлением, марксистская социология соединила в себе, о чем уже говорилось выше, элементы социальной теории и политической стратегии и тактики. При этом практические вопросы зачастую доминировали и определяли весь облик выдвигаемых идей и принципов, постоянно видоизменявшихся в зависимости от ситуации, что особенно заметно в творчестве представителей радикального направления, прежде всего В.И.Ленина, Н.И.Бухарина и Л.Д.Троцкого.

Если до Октябрьской революции 1917 года в своих трудах они ещё использовали некоторые ценностные характеристики, что проявилось, в частности, в описании Л.Д.Троцким облика профессионального революционера как политика, который лишен карьеризма, не стремится к рутине, условности фраз, то после Октября 1917 года, в своих произведениях и В.И.Ленин, и другие  представители радикальной марксистской  социологии все больше предпочитали говорить о «вождях» и «руководителях», в которых видели наиболее авторитетных, влиятельных, опытных, выбираемых на самые ответственные должности лиц .

Хотя в последние годы и утвердилась негативная оценка данного направления, оценивать его однозначно, по мнению автора, не представляется возможным.

Методологически важное значение, особенно на современном этапе развития российского общества, имеют поднятые в работах В.И.Ленина и Н.И.Бухарина вопросы об организаторских качествах политических деятелей и создании особой системы отбора в политическую элиту, которая должна основываться на детально разработанных принципах. Их анализ занимает значительное место в данном параграфе.

Вследствие того, что марксистский элитизм представлял собой не только теорию, но и практику реализации идей, выдвигаемых представителями радикального направления марксистской социологии, в диссертации кратко рассматриваются этапы их эволюции.

Отмечается, что в научно-исследовательской литературе этот вопрос рассматривался Г.К.Ашиным, Т.П.Коржихиной, Ю.Ю.Фигатнер и некоторыми другими исследователями, изучавшими данный процесс только с организационных позиций и с учетом практики функционирования номенклатуры.

Но на всем пути формирования и развития советского правящего класса роль различных элементов – идеологических, организационных, правовых и функциональных – была различной. Исходя из этого, по мнению диссертанта, можно выделить три периода в развитии теории и практики отечественного марксистского «вождистского элитизма»: I - революционно-романтический (с 1917 по 1924 г.), который в идейно-теоретическом плане  характеризовался наличием плюрализма течений и направлений; II - организационно-доктринерский (1924-1985 г.), отличавшийся значительной неоднородностью и включавший в себя периоды организационного оформления номенклатуры, становления и последующей трансформации доктрины сталинизма и III - популистский (1985-1991 гг.), ознаменовавшийся постепенным отходом от авторитарной модели организации управления, отсутствием эффективных организационных и идейно-политических проектов, постоянной сменой идеологических приоритетов.

В целом, начав свое развитие как умеренно-ценностная теория контрэлиты, ортодоксальная марксистская социологическая теория под влиянием объективных и субъективных факторов к середине 20-х годов XX века все больше трансформировалась в «вождистский элитизм», являвшийся разновидностью позиционной версии элитистской концепции и включавший в себя как идейные принципы, так и политическую стратегию, и тактику революционного преобразования общества, определяемую с учетом роли в этом процессе «элиты вождей».

В шестой главе «Теория политической элиты в современной российской социологии» рассматриваются современные подходы к анализу базовых параметров политической элиты, особенностей её формирования и функционирования в современном российском обществе.

В первом параграфе «Современная российская социология о сущности, происхождении и особенностях рекрутирования  политической элиты»выделяются и анализируются основные проблемы, составляющие базу современной отечественной социологической теории политической элиты.

Отмечается, что в отличие от предшествующих периодов, в современной социологической науке наблюдается плюрализм теоретико-методологических подходов к изучению элиты, характеризующийся  параллельным развитием позиционной и ценностной концепций.

Произошло значительное расширение проблемного «поля» изучения политической элиты, выразившееся, в том числе, и в том, что многие представители современной отечественной социологии и философии (прежде всего Г.К.Ашин, А.В.Дука, О.В.Крыштановская, А.В.Понеделков, В.П.Мохов) обращают особое внимание на происхождение политической элиты, её сущность и признаки, оценку личностных черт и показателей элитных деятелей, а также на особенности её формирования и функционирования на различных уровнях организации общества, прежде всего, федеральном и региональном.

Одними из наиболее сложных являются сегодня вопросы происхождения и сущности политической элиты. Рассматривая достоинства и недостатки имеющихся подходов к вопросу о происхождении элиты, автор подчеркивает важность учета всего комплекса условий, как политических, так и экономических, социальных и духовных. Говорить о политической элите применительно к традиционному обществу можно лишь условно. Объясняется это не только низким уровнем развития производства и социальной инфраструктуры, аграрным характером данного общества, но и одномерностью и ригидностью социальной структуры, лежащими в основе этого общества традициями и обычаями.

Только в условиях перехода от традиционализма к индустриальному типу развития, сопровождающемуся дифференциацией общества на различные подсистемы, политическими изменениями, подорвавшими основы наследственной и сословной власти, начинается формирование политической элиты  как особой публичной группы, пополняющейся представителями различных социальных слоев, обладающих неординарными личностными показателями. Вопрос о качественных признаках, как и о количественном составе политической элиты, продолжает оставаться дискуссионным, что отражает, по существу, утвердившуюся в социологической науке традицию. По нему продолжаются споры между сторонниками позиционного (функционального) подхода (Г.К.Ашин, О.В.Гаман-Голутвина, О.В.Крыштановская), рассматривавших политическую элиту как социальную группу, включавшую в себя лиц, занимающих ведущие политико-административные позиции и принимающих стратегические решения, и меритократического направления, представители которого (прежде всего Ю.В.Ирхин, Ю.А.Левада, Б.М.Пугачев) видели в политической элите особую социальную группу, объединявшую высококвалифицированных специалистов с высокими моральными и интеллектуальными качествами.

Однако ни один из подходов в силу своей категоричности и одноплановости не может быть полностью использован для определения сущности политической элиты. Сегодня уже недостаточно одностороннее видение данной группы и её роли в обществе, даваемое представителями различных подходов. Необходим, по мнению автора, синтез идей, учитывающий  и практику существования и развития политической элиты в условиях определенного общества. Определенные шаги в этом направлении предпринимались и ранее. Однако в условиях развития социологической науки в конце XIX-первой четверти XX вв. они имели некоторую теоретико-идеалистическую направленность. В настоящее время все более заметна тенденция к анализу прикладных аспектов элитной проблематики (что наиболее ярко проявляется в работах А.В.Дуки, М.Н.Афанасьева, И.Е.Дискина, О.В.Крыштановской, А.К.Магомедова, Е.В.Охотского и др.). Объединение этих аспектов, по мнению автора, позволяет сделать анализ политической элиты более целостным и системным, характерным для интегрального подхода, что невозможно без учета рассмотрения тенденций изменения её состава, специфики её рекрутирования и функционирования.

Не претендуя на полноту изложения, автор, проанализировав биографии 675 федеральных и 90 региональных политических деятелей, выделяет некоторые наиболее очевидные и заметные тенденции изменения социального состава российской политической элиты.

Отмечается, что по-прежнему лидирующие позиции в составе политической элиты, как и в 90-х годах прошлого века, занимают хозяйственники и менеджеры, доля которых на федеральном уровне составляет сегодня 37,6 %, а в регионах варьируется от 30 до 70 %.

Достаточно значительной является прослойка выходцев из партийной и комсомольской среды (15,7 %). При этом в составе четвертой Государственной Думы к этой категории можно отнести 14,5 % депутатов, а  пятой, избранной в декабре 2007 года, - 13%, Среди сенаторов их доля возрастает до 19,6%. Сохранение этой категории деятелей в составе элиты объясняется не только имеющимися у них опытом и связями, но и сложившимися в элитной среде стереотипами. По сравнению с бывшими партийными и комсомольскими функционерами, представительство в политической элите бывших «советских» работников очень незначительно и составляет только 3,5%.

Однако резко возросла доля «силовиков», включающая армейских военных, офицеров ФСБ, правоохранительных органов и руководителей ВПК. Если в 1999 году только в Государственной Думе их численность составляла 6,8 % , то к 2009 году она увеличилась до 15,7 %.

По сравнению с представителями «силовых структур», резко снизилась  до 9,34 % общая численность представителей интеллигенции, что напрямую связано  как с их стремлением дистанцироваться от власти, так и имеющимися сложностями и преградами, стоящими на пути их продвижения в политическую элиту, связанными, в том числе, с моделью социализации элитных деятелей и спецификой мировоззрения, неотъемлемым элементом которого выступает утилитарный принцип.

Достаточно важной характеристикой политической элиты, которая находилась в центре внимания и мыслителей конца XIX-первой четверти XX вв. и современных отечественных социологов, является политический профессионализм. Его анализ привел к выводу о преобладании в составе элиты профессионалов-практиков и «политических аутсайдеров», которых американский социолог Ч.Р.Миллс определяет как деятелей, которые большую часть своей жизни провели вне границ политических организаций. Как правило, большинство из них имели техническое образование и специфический «штабной» тип мышления, с присущей ему своеобразной логикой схематизации, содержащей в себе потенциальную возможность подмены действительной жизни её идеализированными моделями, далекими от реальности .

В целом, данные особенности политической элиты, как полагает автор, напрямую связаны не только с недостаточной развитостью институтов гражданского общества, сохраняющейся зависимостью многих общественных организаций от властных структур, но и, что более важно,  со сложившейся практикой рекрутирования политической элиты.

В диссертации на основе цивилизационного критерия выделяется ряд моделей рекрутирования, в том числе, традиционалистский (восточный), легально-номенклатурный (характерный для СССР и бывших социалистических стран), легитимно-инновационный (западный), кланово-корпоративный, синтезирующий в себе ряд черт легитимно-инновационной и легально-номенклатурной моделей, в том числе, открытость, отсутствие абсолютных барьеров на пути продвижения политика во власть и необходимость обладания определенными ресурсами (социальными связями, образованием, капиталом и т.д.).

Все отмеченные признаки отечественной элиты оказывают существенное влияние на процесс её функционирования. Подходы к его изучению раскрываются во втором параграфе «Социологический анализ процесса функционирования  политической элиты в современных условиях».

Под функционированием  в исследовании понимается специфический вид управленческой деятельности, такой способ осуществления элитной группой своих функций, при котором она сосредотачивает свое внимание на наиболее общих вопросах конструирования организационных и парадигмальных форм, разработке и принятии политических решений.

Автор выделяет 2 парадигмы функционирования политической элиты - «инновационную» (социально-ориентированную), направленную на признание ценности индивида и  создание условий для раскрытия в наиболее полном виде его возможностей, и «экстенсивно-традиционалистскую» (технократическую), в центре внимания которой находятся в первую очередь организационно-правовые вопросы и рычаги хозяйственного управленческого механизма.

Вследствие доминирования в составе политической элиты политиков-«технократов» с присущей им ориентацией на экономико-производственный подход к решению различных социальных проблем и характерной для них логикой «штабного» мышления в функционировании элиты все более доминировала «экстенсивно-традиционалистская» (технократическая)  парадигма.

На современном этапе в ней отсутствовало системное видение целей, задач и механизмов их реализации. Как показал проведенный в 2006 году ЦРСИ СГУ опрос представителей региональной политической и бизнес- элит, около 60 % из них отметили существенное рассогласование, существующее между основными приоритетами, содержащимися в «формуле правления» политической элиты, и механизмами их реализации. Сама цель все больше трансформируется в совокупность аморфных, имеющих практическую направленность приоритетов, среди которых ведущее место занимает ориентация на социально-политическую стабильность.

Реализация данной цели видится представителям элиты в осуществлении ряда политико-административных мер (в том числе, преодолении коррупции, реализации административной реформы и т.д.), а также приоритетных национальных проектов в области здравоохранения, образования, доступного жилья, развития АПК и т.д.

Краткий анализ  данных шагов позволяет говорить о том, что проекты соединили в себе декларативно-идеалистические и рациональные компоненты, лишенные зачастую конкретных механизмов реализации. Многие действия элиты не привели к желаемым результатам, что напрямую связано с тем, что они носят разрозненный характер и проходят в рамках экстенсивной технократической модели.

Осуществление элитой поставленных целей только посредством постепенной концентрации управленческих функций в руках исполнительной вертикали и сведения сложнейших вопросов регулирования развития промышленного комплекса и социальной сферы только к решению финансовой стороны не может изменить ситуацию.

Происходящие в России модернизационные процессы требуют адекватных действий новой политической элиты и новых подходов к оценке данной группы, которые должны отойти от односторонних трактовок и ориентаций, учитывать традиции отечественной социологии, а также современные принципы её анализа, детерминируемые,  состоянием развития данной группы.

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы, даются рекомендации, намечаются пути дальнейшего исследования проблемы.

В приложении даны материалы социологического исследования, в котором принимал участие автор.

Основное содержание диссертации изложено в следующих публикациях автора:

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1. Покатов Д.В. К вопросу о периодизации и особенностях развития представлений российских социологов о политической элите / Д.В.Покатов // Вестник Саратовского государственного аграрного университета им. Н.И.Вавилова. 2005. № 5.С.63-67.; 0,8 п.л.

2. Покатов Д.В. Политическая элита в социологических воззрениях Б.Н.Чичерина / Д.В.Покатов // Социология власти. 2007. № 4.С.150-155.; 0,4 п.л.

3. Покатов Д.В. Проблема политической элиты в российской позитивистской социологии (Конец XIX – первая четверть XX века) / Д.В.Покатов // Власть. 2007. № 8. С.85-91.; 0,4 п.л.

4.  Покатов Д.В. Проблема политической элиты в социально-философских концепциях конца XIX - начала XX века / Д.В.Покатов // Известия Саратовского университета. Новая серия. 2007. Том 7. Серия Социология. Политология. Выпуск 1. С.13-20.; 0,8 п.л.

5. Покатов Д.В. Н.Н.Алексеев и формирование отечественной теории политической элиты / Д.В.Покатов // Известия Саратовского университета. Новая серия. 2007. Том 7. Серия Социология. Политология. Выпуск 2. С.7-11.;  0,5 п.л.

6. Покатов Д.В. К вопросу о происхождении политической элиты / Д.В.Покатов // Власть. 2008. № 7. С.87-89.; 0,3 п.л.

7. Покатов Д.В. Проблема политической элиты в социологической теории А.И.Стронина / Д.В.Покатов // Известия Саратовского университета. Новая серия. 2008. Том 8. Серия Социология. Политология. Выпуск 1. С. 14-18.; 0,5 п.л.

8. Покатов Д.В. М.Я.Острогорский о проблеме политической элиты / Д.В.Покатов // Известия Саратовского университета. Новая серия. 2008. Том 8. Серия Социология. Политология. Выпуск 1. С. 3-7.; 0,5 п.л.

9.   Покатов Д.В. Н.И.Кареев о сущности общественной деятельности и роли политической элиты / Д.В.Покатов // Известия Саратовского университета. Новая серия. 2008. Том 8. Серия Социология. Политология. Выпуск 2. С. 3-5.; 0,4 п.л.

10. Покатов Д.В. Понятие политической элиты в свете современных социологических представлений / Д.В.Покатов // Известия Саратовского университета. Новая серия. 2009. Том 9. Серия Социология. Политология. Выпуск 2. С. 3-5.; 0,4 п.л.

11.Покатов Д.В. Политическая элита современной России и формирование новой парадигмы управления / Д.В.Покатов // Известия Саратовского университета. Новая серия. 2009. Том 9. Серия Социология. Политология. Выпуск 4. С. 8-11.; 0,5 п.л.

Монографии:

12. Покатов Д.В. Политическая региональная элита: вчера, сегодня, завтра: монография / Д.В.Покатов.  -   Саратов, 1998 – 80 с.; 5,25 п.л.

13. Покатов Д.В. Геронтократия как социальный феномен / Д.В. Покатов  // Поколенческая организация современного российского общества : коллективная монография / Под ред. Г.В.Дыльнова и Н.В.Шахматовой. Саратов: Изд-во «Надежда», 2003. С.227-230.; (0,2 п.л.).

14. Покатов Д.В. Современная региональная политическая элита/ Д.В. Покатов // Власть и тенденции формирования новых социальных общностей в регионе. :  коллективная монография / Под ред. Г.В.Дыльнова. Саратов: Изд-во «Научная книга», 2004. С.161-178. ; 1 п.л.

15. Покатов Д.В. Политическая элита России: Теория. История. Современность. (Социологический анализ): монография / Д.В.Покатов. -  Саратов: Изд-во «Наука» , 2010. – 320 с.;  20 п.л.

Публикации в других изданиях:

16. Покатов Д.В. Г.Моска и Р.Арон: два взгляда на одну проблему / Д.В. Покатов // Декада науки. Материалы 58-й научной конференции СГТУ (10-20 апреля 1995 г.). Саратов: Копипринтер СГТУ, Вып.1. С. 64-65.; 0,1 п.л.

17. Покатов Д.В. К вопросу о понятии политической элиты / Д.В. Покатов // Некоторые проблемы социально-политического развития современного российского общества. Саратов,1996. Деп. в ИНИОН РАН № 51177 от 12.02.96.; 0,4 п.л.

18. Покатов Д.В. К вопросу о сущности региональной политической элиты / Д.В. Покатов // Некоторые проблемы социально-политического развития современного российского общества. Саратов, 1996. Деп. в ИНИОН РАН № 51177 от 12.02.96.;  0,3 п.л.

19. Покатов Д.В. Региональная политическая элита: особенности формирования / Д.В. Покатов //  Человек. Общество. Мир. Научно-практическая конференция ГУНЦ СГТУ. Саратов: Копипринтер СГТУ, 1996. С.23-24.; 0,1 п.л.

20. Покатов Д.В. Политическая элита СССР и её трансформация: взгляд на проблему / Д.В. Покатов // Современная Россия: социально-политическая реальность / Под ред. А.С.Федотова. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1996. С.67-74.; 0,5 п.л.

21. Покатов Д.В. Функционирование политической элиты: к определению понятия / Д.В. Покатов // Человек в социокультурном мире. Материалы всероссийской научной конференции (13-15 ноября 1997 г.) Саратов, 1997. Ч.1. С.50-52.; 0,2 п.л.

22. Покатов Д.В. Социальные функции региональной политической элиты / Д.В. Покатов // Некоторые проблемы социально-политического развития современного российского общества. Саратов: Изд-во «Волжский ветер», 1998. Вып. 2. С.40-42.; 0,2 п.л.

23. Покатов Д.В. Понятие и основные парадигмы функционирования региональной политической элиты / Д.В. Покатов // Некоторые проблемы социально-политического развития современного российского общества. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1998. Вып. 4. (Ч.2.).  С.20-21.; 0,1 п.л.

24. Покатов Д.В. Политическая элита в процессе стабилизации социальных отношений в регионе / Д.В. Покатов // Некоторые проблемы социально-политического развития современного российского общества. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1999. Вып. 6. С.11.; 0,1 п.л.

25. Покатов Д.В. Проблемы реализации творческого потенциала элитных личностей в условиях развивающегося общества / Д.В. Покатов // Акмеология: психологическая культура  развивающегося общества. Саратов: Изд-во «Слово», 1999. С.7-8.; 0,1 п.л.

26. Покатов Д.В. Политическая элита и особенности реализации управленческой парадигмы региона в 80-е-90-е гг. XX века / Д.В. Покатов // Российское общество в зеркале социологии (взгляд молодых ученых): Сборник научных трудов / Под ред. Г.В.Дыльнова. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2001. С. 207-214.; 0,6 п.л.

27. Покатов Д.В. Смена поколений российских политических элит / Д.В. Покатов // Поколенческая организация современного российского общества (социальные проблемы поколений) / Под ред. Г.В.Дыльнова. Саратов: Изд-во «Надежда», 2002. Вып. 1. С. 42-45.; 0,2 п.л.

28. Покатов Д.В. Региональная политическая элита: сущность и особенности формирования / Д.В. Покатов // Известия Саратовского университета. 2003. Т.3. Вып.1. С. 156-163.; 0,8 п.л.

29. Покатов Д.В. Региональная политическая элита / Д.В. Покатов // Основы регионоведения / Под ред. Г.В.Дыльнова. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2003. С.284-293.; 0,6 п.л.

30. Покатов Д.В. Значение взглядов С.Л.Франка для развития современной социологии / Д.В. Покатов // Тезисы докладов и выступлений на II Всероссийском социологическом конгрессе «Российское общество и социология в XXI веке: социальные вызовы и альтернативы». М.: «Альфа-М», 2003. Т.1. С.37-38.; 0,1 п.л.

31. Покатов Д.В. Трансформация российской политической элиты: миф или реальность? / Д.В. Покатов // Социальное расслоение, власть и гражданское общество в современной России. Саратов: Изд-во «Саратовский писатель», 2004. С.13-15.; 0,2 п.л.

32. Покатов Д.В. Рекрутирование политической элиты в современном обществе / Д.В. Покатов // Российское общество в зеркале социологии (взгляд молодых ученых): Сборник научных трудов / Под ред. Г.В.Дыльнова. Саратов: Изд-во «Научная книга», 2004. С. 226-244.; 1,1 п.л.

33. Покатов Д.В. Начальный этап преподавания социологии / Д.В. Покатов // Социология в Саратовском университете. 2-е изд./ Под ред. Г.В.Дыльнова. Саратов: Изд-во «Научная книга», 2005. С.19-48; 1,7 п.л.

34. Покатов Д.В. Проблема политической элиты в творчестве П.А.Сорокина / Д.В. Покатов // Известия Саратовского университета. Новая серия. 2005. Том 5. Серия Социология. Политология. Выпуск 1/2. С.41-47. ; 0,8 п.л.

35. Покатов Д.В. Трансформация политической элиты на современном этапе развития российского общества / Д.В. Покатов // Тезисы докладов и выступлений Всероссийского социологического конгресса «Глобализация и социальные изменения в современной России» М.: «Альфа-М», 2006. С.45-48.; 0,2 п.л.

36. Покатов Д.В. Политическая элита и политическое лидерство в механизме реализации политической власти / Д.В. Покатов // Политическая социология.  Саратов: Изд-во СГТУ, 2007. С.135-149.; 0,9 п.л.

37. Покатов Д.В. Г.П.Федотов о сущности и роли элиты в обществе / Д.В. Покатов // Российское общество в зеркале социологии (взгляд молодых ученых): Сборник научных трудов / Под ред. Г.В.Дыльнова. Саратов: Изд-во «Научная книга», 2007. С.291-295. ; 0,3 п.л.

38. Покатов Д.В. Особенности рекрутирования современной региональной политической элиты / Д.В. Покатов // Тезисы докладов IV Всероссийской научной конференции «Сорокинские чтения: отечественная социология: обретение будущего через прошлое». Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2008. С.120-123.; 0,3 п.л.

39. Покатов Д.В. Функционирование региональной политической элиты: новые подходы и тенденции / Д.В. Покатов // Социальная политика на региональном уровне: взаимодействие власти и общественности (материалы научного семинара 15 мая 2008 г.) / Под ред. Г.В.Дыльнова. Саратов: Изд-во «Научная книга», 2008. С. 32-41; 0,6 п.л.

40. Покатов Д.В. П.А.Сорокин о понятии и источниках рекрутирования политической элиты / Д.В. Покатов // Питирим Александрович Сорокин и Современные проблемы социологии. К 120-летию со дня рождения П.А.Сорокина и 20-летию факультета социологии СПбГУ / Материалы  Международной научной конференции – Первых Санкт-Петербургских социологических чтений 16-17 апреля 2009 года / Отв. ред. А.О.Бороноев, Н.Г.Скворцов: В 2 тт. СПб., 2009. Т.2. С.272-275; 0,3 п.л.

41. Покатов Д.В. Становление социологии политической элиты в российском обществе / Д.В. Покатов // Российское общество в зеркале социологии (взгляд молодых ученых): Сборник научных трудов / Под ред. Г.В.Дыльнова. Саратов: Изд-во «Наука», 2009. Вып. 9. С.34-42.; 0,8 п.л.

42. Покатов Д.В. К вопросу о новых тенденциях в формировании состава современной российской политической элиты / Д.В. Покатов // Современное российское общество: традиции и инновации. Сборник научных трудов / Под ред. Г.В.Дыльнова. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2009. Вып.1. С. 207-215.; 0,8 п.л.

43. Покатов Д.В. О критериях элитарности в политической сфере / Д.В. Покатов // Социология жизни: преемственность и развитие исследовательских традиций: Сборник научных трудов / Под ред. Г.В.Дыльнова. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2009. С. 75-82; 0,8 п.л.

44. Покатов Д.В. Элитные слои общества в социально-философских воззрениях П.Б.Струве / Д.В. Покатов // Некоторые проблемы социально-политического развития современного российского общества. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2010. Вып. 17. С.163-164.; 0,2 п.л.

 

 

 

Покатов Дмитрий Валериевич

 

Отечественная социология о политической элите: история и современность

 

Автореферат

Ответственный за выпуск – доктор социологических наук,

профессор О.Г. Антонова

 

__________________________________________________________________

Подписано в печать

Формат 60?84 1/16 .  Бумага офсетная.  Печать трафаретная.

Объем 2,5 п.л.  Тираж 100 экз.  Заказ №

__________________________________________________________________

Издательство                                         

Кавелин К.Д. О нигилизме и мерах против него // Антология мировой политической мысли: В 5 тт. М., 1997. Т.4. С.37.

Булгаков С.Н. Сочинения: В 2 тт. М., 1993. Т.1. С.333.

Протоколы заседания правления Саратовского университета 2 января – 9 июня 1920 г. // ГАСО. Ф.332. Оп. 1. Д. 121. Л. 128.

См.:  Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 41. С. 26.

См.: Крыштановская О.В. Самый невероятный сценарий 2008 года – всенародные выборы // Профиль. 2005. № 10. С. 33.

Андреев А.А. Российское общество: запрос на нравственность и компетентность // Государственная служба. 2006. № 1. С. 27.

Вебер М. Избранные произведения. М., 1990. С.660.

Там же.

Стронин А.И. Политика как наука. СПб.,1872. С.206.

Там же. С.17.

Там же. С.251.

См.: Лейкина-Свирская А.И. Три книги А.И.Стронина // Исторические записки / Отв. ред. А.М.Самсонов. М.,1987. Т.115. С.249.

Ковалевский М.М. Представительство имуществ не есть представительство населения // Право. 1905. № 35. Стлб.2841.

Сорокин П.А. Социальная мобильность. М.,2005. С.182-183.

Сорокин П.А. О русской общественной мысли. М., 2000. С.40.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.