WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Социальные экологические практики: состояние и система взаимодействия

Автореферат докторской диссертации по социологии

 

На правах рукописи

 

 

Рыбакова Марина Владимировна

 

 

СОЦИАЛЬНЫЕ ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРАКТИКИ:

СОСТОЯНИЕ И СИСТЕМА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

 

Специальность 22.00.04. – «Социальная структура,

социальные институты и процессы»

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

 

 

 

Москва 2010 г.
Диссертация выполнена на кафедре социологии управления факультета государственного управления Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова.

Научный консультант:

доктор философских наук, профессор

Клементьев Дмитрий Сергеевич

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор

Андреев Эдуард Михайлович

доктор социологических наук, профессор

Козлова Оксана Николаевна

доктор социологических наук, профессор

Зубков Владимир Иванович

Ведущая организация:

Государственный университет управления

Защита состоится «  21  »  декабря    2010 года в ____ часов на заседании диссертационного совета Д.501.001.02 при Московском государственном университете имени М. В. Ломоносова по адресу: 119992, Москва, Ломоносовский просп., д. 27, 1-й учебный корпус, ауд. __.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале Фундаментальной научной библиотеки Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова (119992, Москва, Ломоносовский просп., д. 27).

Объявление о защите и автореферат диссертации размещены на сайте ВАК Министерства образования и науки РФ: http://vak.ed.gov.ru/announcements/social/

Автореферат разослан «__» __________ 2010 года.

Ученый секретарь

Диссертационного Совета

доктор экономических наук, профессор                                                   Макаров С.П.


  • Общая характеристика работы



Актуальность темы исследования.

Человеческая деятельность привела мир к опасности наступления глобального экологического кризиса, глобальным изменениям окружающей среды, утрате биосферой главного свойства – способности к саморегуляции, самоочищению и самовоспроизводству. Современную экологическую ситуацию в России и во всем мире можно определить как критическую, в некоторых регионах она приобрела характер экологического бедствия. Государственные и региональные экологические программы пока недостаточно эффективны. Катастрофические изменения природной среды во многом обусловлены духовно-нравственной переориентацией, несовершенством применяемой модели рыночных отношений, недостаточным пониманием остроты экологической проблемы и отсутствием научно проработанных путей ее решения.

Деградация окружающей природной среды обусловлена негативными социальными экологическими практиками с их ценностями потребительского общества, отсутствием экологической культуры, конструктивных экологических знаний. Все это приводит к кризисным явлениям, негативным изменениям качества жизни и ухудшению здоровья населения, рассогласованию экономических, социокультурных и экологических интересов различных социальных групп, что проявляется в правовой, политической, экономической, социальной, информационной, образовательной и других системах общества.

Вместе с тем, активизируется процесс формирования позитивных социальных экологических практик в различных сферах и социальных институтах общества, основанных на социогуманистическом, коэволюционном мировоззрении, социоэкологических научных исследованиях и новых экологических ценностях. Формирование позитивных социальных экологических практик, их масштабное распространение через систему научного социологического осмысления, образования и воспитания экологической культуры, может способствовать преодолению экологического кризиса, удовлетворению основных потребностей социума и обеспечению достойного уровня жизни каждого живущего человека.

Таким образом, актуальность исследования определяется необходимостью разрешения углубляющихся и нарастающих противоречий между:

– негативными и позитивными социальными экологическими практиками, связанными с современным этапом развития социума, процессами глобализации всех социоприродных, часто экстремально-рисковых взаимодействий. Речь идет о необходимости внедрения экологической парадигмы, предполагающей экологическую модернизацию российского общества в современном рисковом пространстве и институционализацию ее во всех сферах жизнедеятельности социума: науки, образования, экономики, политики, управления, всего образа жизни людей. Все это требует утверждения и дальнейшего развития уже существующей системы взаимодействия социальных экологических практик, в частности, таких, как экологическая политика, экологический менеджмент, экологический или «зеленый» банкинг, экологический туризм, экопоселения, детские экологические лагеря и др.;

–процессом институционализации социальных экологических практик во всех сферах общества (в политике, экономике, управлении, бизнесе) и недостаточно востребованным в настоящее время потенциалом экологической культуры, опыта, знаний и навыков населения в целом;

– отсутствием в научной, образовательной и политической среде комплексной стратегии и целостного концептуального подхода к регулированию процессов внедрения позитивных социальных экологических практик в социокультурное пространство жизнедеятельности общества и потребностью их научного исследования;

– потребностью личности и общества адаптироваться к трудно прогнозируемому будущему и необходимостью формирования позитивных социальных экологических практик в рамках воспитательно-образовательной среды, культурного развития, их внедрения в повседневную жизнь социума и каждого отдельного человека.

Степень разработанности проблемы.

Тема диссертационного исследования в настоящий момент еще не имеет достаточно полного освещения в современной отечественной и западной научной литературе, что обусловлено, в первую очередь, неразвитостью экологической парадигмы и практики, отсутствием подлинного общегосударственного интереса к современной экологической проблематике, за исключением узкоутилитарных задач.

Следует отметить, что многочисленные публикации по экологическим проблемам,  появившиеся в последние годы и отразившие достижения в различных областях знаний – социологии, социальной философии, политологии, психологии, культурологии, не в полной мере отвечают необходимым требованиям научного анализа. Обращаясь к теме теоретически сложной, междисциплинарной, требующей учета комплекса детерминант,  многие авторы исследуют лишь определенные срезы экологической деятельности общества и ее роль в решении важнейших социальных проблем.

Проанализированные источники включают многочисленные социологические концепции, посвященные анализу современной социокультурной реальности и основанные на принципе становления единства культуры и социальности. Фундаментальными являются научные труды Д. Белла, Р. Дарендорфа, Л. Козены, Р. Миллса, М. Маклюэна, Т. Парсонса, П. Сорокина, А. Турена, Э. Тоффлера, Э. Андреева, Л. Гумилева, П. Гуревича, Н. Злобина, Э. Маркаряна, В. Межуева, Ф. Минюшева, А. Ракитова, и др. среди отечественных исследователей, в которых анализируется специфика индустриального и постиндустриального общества, где на смену труду и капиталу приходят знания и информация. Они становятся главным товаром и основной ценностью социума.

С позиций формирования единого эколого-экономико-политического пространства наиболее интересны работы таких авторов, как У. Бек, Э. Гидденс, В. Зубков, Д. Клементьев, А. Костин, Н. Луман, Д. Маркович и др. Особую ценность для настоящего диссертационного исследования представляют научные труды, посвященные вопросам социального прогнозирования, западных исследователей Д. Медоуза, А. Печчеи, Э. Тоффлера и др., а также отечественных ученых: коэволюционные концепции Н. Моисеева, А. Панарина и др.

Анализом процессов институционализации в качестве ключевого элемента структуры общества, в котором существуют социальные экологические практики, занимались такие исследователи, как Т. Веблен, У. Гамильтон, У. Митчелл, Д. Норд, М. Полани и др. Особое значение для анализа функционирования социальных институтов представляет концепция двойного структурирования П. Бурдье, в которой через понятия «габитус» и «социальная практика» раскрываются сущности социальных институтов. Общий анализ современной институциональной трансформации в России отражен в работах В. Верховина, Т. Заславской, С. Кирдиной, О. Крыштановской, Г. Осипова, В. Радаева, В. Ядова.

Междисциплинарному анализу принципа целостности в подходах к экологической проблематике, а также рассмотрению отдельных существенных аспектов экологической деятельности посвящены исследования отечественных ученых А. Алдашева, Д. Борискина, М. Бородько, В. Ганжина, В. Кобылянского, О. Козловой, А. Кочергина, В. Кутырева, В. Медведева, В. Панова, О. Яницкого и др.

Проблемы социализации личности и формирования экологического сознания, экологической культуры отражены в работах Б. Грушина, С. Дерябо, В. Ивановой, К. Каландарова, С. Когай, Б. Лукьянова, В. Макаревича, И. Слепенкова, К. Шилина, Л. Яо, В. Ясвина и др.

Методологические аспекты, а также цели и задачи экологического образования и воспитания достаточно широко разработаны в трудах А. Захлебного, И. Зверева, Н. Мамедова, А. Миронова, В. Назаренко, Е. Пуртовой, И. Суравегиной, Н. Тарасовой, Г. Ягодина, и др.

Идеи неразрывности социальной, экологической и духовной эволюции – коэволюции на основе ноосферного подхода сформулированы в трудах российских ученых Ю. Буданцева, Ю. Галкина, С. Глазычева, С. Губиной, И. Сосуновой, С. Спасибенко и др. Следует отметить, что использование коэволюционного подхода создает возможности для преодоления противоречий развития современной цивилизации, разрешения конфликта между человеком и окружающей его средой и установления новых форм взаимодействия общества и природы.

В диссертационном исследовании автором также использованы труды отечественных ученых, посвященные различным проблемам взаимодействия социума и окружающей среды: Л. Гегель, В. Данилова-Данильяна, В. Добрыниной, С. Забелина, Д. Кавтарадзе, А. Капто, Т. Кухтевич, Ю. Маркова, Д. Марковича, А. Масловой, Ф. Минюшева, Н. Реймерса, Н. Рыбальского, Е. Тавокина, Ю. Яковца и др.

Автором проанализированы социологические подходы к понятиям «город», «городская и сельская среда» (М. Вебер, Р. Дюбо, Э. Дюркгейм, Г. Зиммель, В. Зомбарт, Р. Парк), а также концепции глобальной деревни М. Маклюэна и «электронного дома» А. Тоффлера, а также использованы различные научные подходы к пониманию здоровья: нормоцентрический (В. Бехтерев, П. Ганушкин, Ю. Канабих); феноменологический (В. Дильтей); психологический (М. Мюррей, Х. Стэм, В. Эванс); здоровье как сложный многомерный феномен рассматривается В. Казначеевым, Е. Калитеевской, Д. Леонтьевым.

Подчеркивая основательность и высокий научно-теоретический уровень существующих исследований, необходимо отметить, что многие из них посвящены общефилософским, психологическим, педагогическим, культурологическим, гносеологическим, антропологическим аспектам оптимизации и гармонизации отношения общества к природной среде. Однако социологический анализ данной проблемы в научной литературе носит преимущественно фрагментарный характер.

Проблемы, касающиеся отдельных сторон природопользования и экологической деятельности, отражаются в монографиях, научных статьях, но, как правило, носят социально-философский характер, или рассматриваются в русле педагогической теории.

Таким образом, общий обзор существующих научных теорий, отражающих те или иные аспекты темы диссертационного исследования, позволил сформулировать целостное представление о степени ее изученности и выявить те стороны взаимодействия общества и природы, которые слабо изучены социологической наукой. Анализ источников показал необходимость комплексного, всестороннего исследования социальных экологических практик, что обусловило основной исследовательский вопрос, заключающийся в поиске решения вышеуказанных противоречий в сфере природопользования.

Целью диссертационного исследования является теоретическое и эмпирическое исследование содержания, структуры и уровней взаимодействия системы современных социальных экологических практик российского общества, разработка ее теоретического концепта и эмпирической модели ее формирования.

Для достижения поставленной цели в ходе исследования предполагается решить следующие задачи:

  • систематизировать концепции взаимодействия общества и природы, выделив основные аспекты, важные для понимания и внедрения позитивных социальных экологических практик;
  • дать определение социальных экологических практик и их понимание как системы индивидуальных и коллективных действий, выделить их структурные типы, уровни и элементы;
  • разработать социологический подход и критерии оценки к анализу современных социальных экологических практик;
  • выявить влияние существующих социальных рисков на процесс экологической модернизации российского общества;
  • дать характеристику процесса институционализации социально-экологических практик в современном российском обществе как одного из важнейших инструментов управления обществом;
  • представить систему социальных экологических практик, позволяющую раскрыть правовую и экономическую основы ее формирования в современном обществе;
  • выявить сущность экологического менеджмента как неотъемлемой части процесса формирования и реализации социальных экологических практик;
  • рассмотреть типы социальных экологических практик как условия развития современного российского общества;
  • показать особенности экологических практик в городской и сельской среде, при всем их различии, обусловливающие «качество жизни» человека;
  • дать определение понятия «экологический бизнес» как принципиально новой формы современных социальных экологических практик;
  • выявить проблемы экологизации образования в современных условиях;
  • предложить способы формирования позитивных экологических практик через образование и самосохранительное поведение человека.

Объектом исследования  являются социальные экологические практики, как социальный институт.

Предмет исследования – система взаимодействующих социальных экологических практик в различных сферах российской общественной жизни.

Гипотеза диссертационного исследования.

Конструктивно социальные экологические практики включают в себя ценности экологической культуры, действия, опыт, навыки, научное знание о природе, обществе и экономике, которые базируются на основе синтеза экологических знаний из естественных, гуманитарных и технических наук. Позитивные социальные экологические практики могут выступать как инновационное направление экологической модернизации всего российского общества при условии включенности их во все социальные институты, и могут изменять не только социокультурную реальность современного российского общества, но и модели повседневного поведения, хозяйственной деятельности на экосообразные, в которых отражается необходимость возрождения духовно-нравственного отношения к природе. Однако в настоящий момент процесс их внедрения в реальную сферу жизнедеятельности социума носит недостаточный, неопределенный и фрагментарный характер.

Теоретико-методологические основы.

В диссертационном исследовании использовались идеи, нашедшие выражение в инвайронментальной социологии и социальной экологии, таких ученых как: У. Каттон, Р. Дэнлэп, Дж.П. Марш, Э. Ист, Э. Росс, К. Боулдинг, Р. Парк, Э. Шумахер и др. В отечественной науке социальными проблемами экологии и причинами экологического кризиса, начиная с 60-х – 70-х годов занимались М. Будыко, Н. Моисеев, И. Фролов, В. Коптюк, Э. Гирусов, А. Горелов, Ф. Гиренок, А. Пацула, О. Рой, А. Мозговая, А. Урсул, О. Яницкий, С. Баньковская, И. Сосунова, Б. Прохоров, В. Ситаров, В. Пустовойтов, Н. Марфенин, В. Бганба и др учеными.

Проведенный анализ строился на основе фундаментальных социологических теорий постиндустриального общества и концепции «общества риска» (Д. Белл, У. Бек, Э. Тоффлер, Н. Луман, Э. Гидденс, М. Дуглас, К. Дейк, Т. Адорно, М. Хоркхаймер, Ю. Хабермас), учитывалось и уточнялось понимание социальной практики в рамках социокультурной динамики (П. Сорокин), структурно-функционального подхода (Т. Парсонс, Р. Мертон, Н. Смелзер), теории социального действия (М. Вебер), символического интеракционизма (Дж. Мид, М. Кун, Г. Блумер), социологии знания (П. Бергер, Н. Луман), феноменологического подхода (А. Шютц), модели креативности человеческого действия (Х. Йоас). Это дало возможность автору исследования выйти на новый уровень понимания сущности социальных экологических практик, а также сформулировать авторское понимание процесса позитивного изменения социальных экологических практик. Фундаментом всей методологической конструкции диссертационного исследования стал системный подход, дополненный социокультурным, в целях более глубокого анализа и структурирования социальных экологических практик в современном российском обществе. Выбор дополнительных подходов обусловлен необходимостью решения конкретных задач.

Эмпирическая база диссертации представляет собой комплекс исследований.

Первая группа - социологические исследования, проведенные автором лично или под его руководством в социологической лаборатории кафедры социологии Института химии и проблем устойчивого развития РХТУ им. Д.И. Менделеева в 2001–2010 гг.

К первой группе относятся социологические исследования анализа характеристик, критериев социальных экологических практик: 2003 г. – экспертный опрос участников «Третьего Всероссийского съезда по охране природы», n=270 чел.; – опрос участников конференции «Образование и устойчивое развитие», n = 270 чел.;. – опрос студентов, участников имитационной игры «Стратагема», n = 384 чел.; – опрос сотрудников и руководителей промышленного предприятия ОАО «Красногвардеец», n = 350 чел.; 2005 г. – личное стандартизированное интервью сотрудников предприятия ООО «Полмигрупп», n = 68 чел.; 2005–2006 гг. – стандартизированное интервью, изучение самосохранительного поведения родителей имеющих детей до года, n = 35 семей; – опрос учителей и школьников экологической площадки г.Москвы, n = 309 чел.; 2007 г. – опрос студентов РХТУ и МИТХТ, n = 374 чел.); 2008 г. – опрос студентов РХТУ им. Д.И. Менделеева, n = 285 чел.; 2008 г. – опрос детей, отдыхающих в ДСОЛ «Кавказ», изучение особенностей образования в интересах устойчивого развития, n = 200 чел; 2010 г. – опрос школьников г.Красноярска и г.Москвы изучение социально-экологических практик как показателя эффективности образования для устойчивого развития, n=400 чел.

Вторую группу исследований составил контент-анализ и содержательный анализ текстов национальных программ, текстов выступлений руководителей субъектов Федерации, предвыборных программ депутатов и политических партий, а также официальные статистические публикации Федеральной службы государственной статистики (Росстат) Министерства природных ресурсов Российской Федерации (МПР), данные Протоколов и конференций ООН, Программы ООН по окружающей среде, Всемирного союза охраны природы, а также правовые документы Российской Федерации.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в формировании социологической концепции, выполняющей генерализирующую роль социальных экологических практик в современном российском обществе. В соответствии с этим автором исследования получены следующие научно обоснованные результаты.

  • На основе системного и коэволюционного подходов выявлены и систематизированы основные проблемы и риски и разработана целостная концепция решения экологических проблем через формирование позитивных социальных экологических практик, предложены способы формирования позитивных экологических практик: через взаимодействие государственного и бизнес-образования, экологической культуры и воспитания самосохранительного поведения в различных группах современного российского общества.
  • Дано определение социальных экологических практик как системы индивидуальных и коллективных действий, обусловленных состоянием культуры и уровнем развития общества, изменением характера взаимодействия человека и общества с природной средой, с целью восстановления разрушенных экосистем и сохранения существующих.
  • Выявлена структура социальных экологических практик, включающая мировоззренческий, когнитивный и деятельностный блоки, виды (индивидуальные, групповые, коллективные) и характер их функционирования в различных сферах общества. Особое внимание уделено недооценке научного обоснования и роста значения образовательно-воспитательной деятельности в иерархии факторов (экономических, политических и др.) для решения экологических проблем. Раскрыта внутренняя иерархия каждого элемента социальных экологических практик: предложен методический инструментарий социологических исследований, позволивший автору при проведении собственных исследований определять реальное состояние современных социальных экологических практик различных групп современного общества.
  • Показано, что природовозрождение как вид экономической деятельности сегодня превращается в транснациональную идею, призванную не только компенсировать ущерб, наносимый окружающей среде природозатратной деятельностью человека, но и привести планету к реальному процветанию.
  • Установлено, что экологическую модернизацию современной России обеспечивают также и социальные экологические практики по созданию заповедников, заказников, использование в современном градостроительстве экологических принципов, делающим возможным формирование мозаичного ландшафта, развития городов по типу «город-сад», «город-природа», «зеленый город» и др.
  • Полностью подтверждена гипотеза, что социальные экологические практики включают в себя ценности экологической культуры, действия, опыт, навыки, научное знание о природе, обществе и экономике, которые базируются на основе синтеза экологических знаний из естественных, гуманитарных и технических наук.
  • Показано, что позитивные социальные экологические практики могут выступать как инновационное направление экологической модернизации всего российского общества при условии включенности их во все социальные институты, и могут изменять не только социокультурную реальность современного российского общества, но и модели повседневного поведения, хозяйственной деятельности на экосообразные, в которых отражается необходимость возрождения духовно-нравственного отношения к природе. Однако в настоящий момент процесс их внедрения в реальную сферу жизнедеятельности социума носит недостаточный, неопределенный и фрагментарный характер.
  • Показано, что существующая целостная система экологического образования включает в себя все виды образования от дошкольного до высшего, обладает достаточным по масштабам и качеству потенциалом. Однако в условиях неопределенности, рискогенности, глобализации, трансформации всех сфер и институтов общества образование и воспитание все более дистанцируются друг от друга. Из-за недостатков государственного финансирования и постепенно ослабевающего государственного интереса к экологическому образованию эффективность экологического образования может значительно уменьшиться.
  • Показано, что субъекты экологического образования, участвующие в созданных на базе московских школ экологических площадках, демонстрируют более высокий уровень образования и мотивации и их социальные экологические практики и самосохранительное поведение носят более разнообразный и креативный характер, что позволяет им формировать экологическую культуру и экологическое сознание других участников социальных экологических практик. В целях успешной экологической модернизации российского общества было бы полезно распространение опыта работы экологических площадок на всю систему образования в России.

Положения, выносимые на защиту.

1.           Глубокий системный кризис, обусловленный духовно-нравственной переориентацией, несовершенством применяемой модели рыночных отношений усиливается затратной природоресурсной экономикой, вовлечением в хозяйственный оборот заповедных земель, хищнической добычей невозобновляемых природных ресурсов, чрезмерным загрязнением среды обитания, что отражается на качестве жизни, физическом и духовном здоровье нации. Усугубляют кризис негативные социальные экологические практики с их идеалами и целями потребительского технократического общества.

2.           С позиций системного и институционального подходов социальные экологические практикипредставляют собой целостную систему экологической культуры, индивидуальных и коллективных действий, сопряженных со средствами и результатами этих действий. Направленные на изменение характера взаимодействия человека и общества с природной средой, обеспечивающие природовозрождение и сохранение целостности биосферы, эти практики институционализируются в различных сферах жизнедеятельности общества.





3.           Вероятность рисков в современном обществе приобретает глобальный характер и стимулирует институционализацию социальных взаимодействий правовых и экономических норм в системе «общество–природа» и постоянную нормативную регуляцию процессов функционирования социальных институтов в области природопользования.

4.           В современном российском обществе продолжают существовать негативные социальные экологические практики, требующие изменения на позитивные на индивидуальном и коллективном уровнях как условие формирования, воспроизводства и трансформации системы «общество–природа».

5.           Для преодоления негативных тенденций в сфере природопользования необходимо изменение вектора социальных экологических практик через экологическую модернизацию всего российского общества, формирование экологической культуры и коэволюционого сознания, эффективной экологической политики, системы экологического банкинга и бизнеса, переход от ресурсозатратной к ресурсосберегающей экономической системе.

6.           Социальные экологические практики в современном обществе проявляются в стремительном развитии дачных садово-огородных кооперативов, в коттеджном строительстве, экологическом туризме, озеленении, создании заповедно-парковых зон в городах, экопоселений, более ответственном отношении к животному миру, что говорит о возрождении потребности сохранения и приумножения природных богатств и общения с природой. Тем не менее, социальные экологические практики представляют собой противоречивое явление, в котором тесно переплетаются позитивные и негативные процессы. Последние выражаются в низком уровне экологической культуры, проявляющемся во всех аспектах жизнедеятельности человека (низкий уровень экологического просвещения, образования, воспитания и поведения).

7.           В современных социальных экологических практиках позитивное отношение к природной среде как ценности включается в индивидуальные и коллективные формы деятельности, которые пока носят ситуативный, мозаичный характер, обостряя необходимость изменения их вектора. Этот процесс требует совместных усилий органов государственной власти и субъектов гражданского общества. Социальные экологические практики и развитие общества в духовно-нравственном и социально-экологическом плане взаимообуславливают коэволюционный и целостный характер развитие друг друга.

8.           Особенности формирования позитивных социальных экологических практик требуют инновационного экологического образования, основанного на принципах многоступенчатости и преемственности, включающего знания о природе, обществе, экономике и культуре, возрастает значение ценностного компонента, закрепляющего приоритет духовных ценностей над материальными. Ядром инновационного экологического образования должно стать понимание неразрывной органической взаимосвязи человека с био-космосферой планеты. Необходима консолидация духовно-нравственных ценностей, выработка норм социокультурного и социоприродного существования общества.

9.           Позитивные социальные экологические практики могут выступать в форме самосохранительных и развивающих практик, условием укрепления здоровья человека. Эти практики в свою очередь основаны на самосохранительном и креативном поведении личности, которое имеет в своей основе понимание здоровья как одной из главных ценностей в системе социально-ценностных ориентаций. Оно базируется на знаниях об окружающей природе, оказывающей колоссальное воздействие на здоровье человека, на понимании единства физиологических и духовных процессов, происходящих в человеке.

Теоретическая значимость диссертационного исследования.

Осмысление большого объема научной информации позволяет выявить реальное состояние социальных экологических практик в основных сферах российского общества, а также вклад различных социальных институтов в их развитие. Предложенный автором системный подход делает возможным поиск путей решения сложных процессов развития общества, позволяет изучить и найти практические пути преодоления возникающих противоречий между природной средой и развитием общества.

Новым направлением является социологическая концепция позитивных социальных экологических практик, формирующихся в различных сферах общества как ответ на экологические вызовы современности. Однако их мозаичность не позволяет интенсифицировать экологическую модернизацию современного российского общества.

Материалы исследования могут быть положены в основу новых теоретических концепций, описывающих взаимодействие природы и общества, а также использоваться в теориях: социальных изменений, социальных институтов, социального управления и других.

В диссертационном исследовании вводятся в научный оборот новые теоретические результаты, имеющие существенное значение для социологических исследований в области социальной экологии и экологической социологии: проанализированы понятия «социальные экологические практики», выявлена сущность экологического менеджмента, дано определение понятия «экологический бизнес», все они поддаются операционализации, структуризации и квантификации и могут быть переведены на эмпирический уровень конкретных социологических исследований. Разработана структура социальных экологических практик, проанализирован их мировоззренческий, когнитивный и деятельностный компоненты, позволяющие углубленно изучать общество в состоянии экологического кризиса.

Практическая значимость диссертационного исследования.

Заключается в том, что основные теоретические положения диссертационного исследования могут быть использованы представителями органов государственной власти, осуществляющих разработку экологической политики как на региональном, так и на федеральном уровнях, общественными экологическими, коммерческими и некоммерческими организациями, экологическими партиями, социологами, культурологами, политологами, а также представителями средств массовой информации, сотрудниками научно-исследовательских и учебных заведений гуманитарного, технического и экологического профиля, специалистами системы экологического образования и просвещения и т.д. Кроме того, данные материалы могут быть использованы в учебно-воспитательном процессе, при чтении курсов «Социальная экология», «Экологическая социальная политика», «Экологическая этика» для студентов вузов, учащихся средних специальных учебных заведений, школ, лицеев, колледжей и гимназий, для слушателей центров повышения квалификации и т.д. Автором диссертационного исследования был разработан курс «Социальная экология» для специальности «Социология» и «Природопользование» в Российском химико-технологическом университете им. Д.И.Менделеева, программа для слушателей Высшей школы наук об окружающей среде по направлению «Экология и природопользование» и магистерская программа «Социальная экология и экологическое образование».

Прикладным значением исследования можно считать выступления автора по данной проблематике на ряде международных и российских конференций, посвященных проблематике работы, которые были позитивно оценены участниками конференций.

Апробация результатов исследования.

Основные теоретические положения и выводы диссертационного исследования изложены автором в двух монографиях, 15 статьях в рецензируемых ВАК РФ научных журналах, материалах и выступлениях на 37 Международных, Всероссийских, Региональных, Республиканских и Межвузовских научных и научно-практических конференциях, в том числе: «От истории природы – к истории общества: прошлое в настоящем и будущем» ; «Формирование профессиональной культуры специалистов ХХI века в техническом университете». СПб, 2002); Всероссийском социологическом конгрессе «Российское общество и социология в ХХI веке: социальные вопросы и альтернативы» (М., 2003); «Образование и устойчивое развитие» (Москва, 2004); «Экология и здоровье: проблемы и перспективы социально-экологической реабилитации территорий, профилактики заболеваемости и устойчивого развития» (Вологда, 2004); «Экономика, экология и общество России в 21 столетии» (СПб., 2005); Frontiers of Sociology: a View from Russia. Collection of short Abstracts  (Moscow-Stockholm, 2005); Russian sociology: Changes and Problems  (Moscow: Reglant, 2005); 8-й Международной конференции памяти Л.Н. Когана (Екатеринбург, 2005); «Научно-технический конгресс по безопасности» (Москва, 2005 г.); Социологическом конгрессе «Глобализация и социальные изменения в современной России» (М., 2006); The 19-th International Conference on Chemical Education (August 12–17, Seoul, Korea, 2006); «Гражданская культура современного студенчества» (2007); Теоретических семинаров «Россия в XXI веке» (Москва, 2007); «Экономика, экология и общество России в 21-м столетии» (СПб, 2008); XIV Международной конференции «Образование в интересах устойчивого развития» (Великий Новгород, 2008); European Society or European Societies: a View from Russia( Moscow, Lisbon, 2009).

Структура диссертации

Исследование состоит из введения, 4 глав, 12 параграфов, заключения, библиографического списка использованных источников и литературы, приложений.

  • Основное содержание диссертации

Во Введении обосновывается актуальность выбранной темы, выявляется степень научной разработанности исследуемой проблемы, определяются цели и задачи диссертационного исследования, показана новизна его результатов, раскрывается теоретическая и практическая значимость диссертации.

В первой главе «Методология изучения феномена социальных экологических практик» в рамках различных теоретико-методологических подходов сформулировано понятие социальных экологических практик, пронизывающих все сферы общества, а также разработана система методологических принципов для более глубокого анализа современного состояния и перспектив развития социальных экологических практик.

В параграфе 1.1 «Социальные экологические практики как объект изучения социологии» показано, что в современном обществе проблемы окружающей среды и сохранения природных ресурсов давно и прочно вошли в набор кризисных состояний как продукта человеческой деятельности. Вместе с тем формируется новый феномен – позитивные социальные экологические практики, институционализирующиеся как основа экологической трансформации российского общества. Рассмотрены процессы возникновения и развития представлений о социальной практике в трудах известных мыслителей и ученых. Анализируются различные подходы и концепции к формированию социальных экологических практик.

Под социальными практиками автор в широком смысле понимает совокупную деятельность всего социума в его развитии. Анализируя социальные практики как основные способы деятельности, познания, общения, существующие в данной культуре и в данный момент времени, автор показывает, что категория «практика» базируется на фундаментальном понятии «свобода» с позиций субъективных идеалистов (И. Кант, Г. Гегель) или суть практики сводится к одному из аспектов деятельности – опыту (У. Джеймс, Дж. Дьюи). В истории философской и социологической мысли критерием истины выступали различные конструкты, такие как логическая непротиворечивость, божественное откровение и опыт, но впервые в XIX-XX вв. критерием истины выступил революционный праксис и практика изменения природной среды (К. Маркс). В теории структурации в качестве единицы анализа социологического знания предлагается социальная практика в единстве, что отражает нераздельность связи социальной структуры и социального действия, в основе которых лежит тезаурус как типичное восприятие окружающего мира и габитус как совокупность предрасположенностей поступать определенным образом (Э. Гидденс, П. Бурдье).

Практики не сводятся ни к объективному познанию, ни к субъективному опыту, а описывают взаимодействие и жизнедеятельность индивидов (Ю. Хабермас). К категории «повседневность», к типичным, рутинным действиям, составляющим основу социальной жизни для теоретического объяснения новых практик обращался Л. Витгенштейн. По мнению других ученых, функционирование социальных институтов, ограниченных институциональными нормами, обеспечивает совокупность социальных практик (Т. Заславская).

Каждому историческому этапу соответствуют определенные типы экологических практик. На ранних этапах цивилизационного развития существовала присваивающая хозяйственная деятельность, не представляющая глобальных угроз для окружающей среды. С развитием цивилизации присваивающая экономика трансформируется в производящую, и экологические практики становятся решающей «геологической силой».

Основной из тенденций развития социальных экологических практик является тенденция глобализации одним из сложнейших, многогранных и противоречивых процессов. В условиях глобализации выживание человечества как единого целого и преодоление экологических вызовов становится наиболее актуальным.

Использование системного, комплексного, социокультурного и цивилизационного подходов позволяет преодолеть абстрактность в обнаружении скрытых причин социальных экологических кризисов и конфликтов, приводящих в конечном итоге к «столкновению цивилизаций» и затратным экологическим практикам, требующим значительного потребления природных ресурсов. Циклический, волнообразный характер социокультурного процесса обуславливает и характер экологических практик, являющихся частью цивилизационного развития.

Современные социальные экологические практики позволяют сконструировать новые структуры, способствующие экологической модернизации общества, где знания будут согласовываться с устойчивыми моральными нормами, где будет возможно решение всего комплекса проблем окружающей среды.

В параграфе 1.2 «Понятие, сущность и структура социальных экологических практик в контексте культуры отношений к природной и социальной среде» автором сформулировано понятие социальных экологических практик, представлена их структура в условиях современного развития общества.

Социальные экологические практики представляют собой процессы взаимодействия акторов, действующих в социально-экологической сфере. Суть этих процессов заключается в достижении баланса интересов различных социальных групп при согласовании средоохранных целей. Социальные экологические практикипредставляют собой целостную систему экологической культуры, индивидуальных и коллективных действий в совокупности со средствами и результатами этих действий, направленных на изменение характера взаимодействия человека и общества с природной средой, которые институционализируются в различных сферах общества.

Экологическая модернизация определяется автором как изменение всех компонентов общества, в ходе которого на первый план выдвигается стимулирование инновационных, прежде всего, ресурсосберегающих, ресурсоэффективных и экологически безопасных технологий, создание жизнеспособного общества в экологически устойчивой среде.

Диссертантом рассмотрены направления исследований, которые показывают наличие экологического кризиса и деградации окружающей среды. Человечество в силу инертности отстает в осмыслении и изменении собственных губительных экологических практик и должно понять и адаптироваться к ним. Негативные социальные экологические практики человечества привели к глобальной экологической катастрофе, и осознание ее в свою очередь требует экологизации всех сфер общественной жизни.

Отмечается и ряд научных подходов, утверждающих, что развитие технологических достижений человечества и способность общества к самоорганизации способны решить многие проблемы и предотвратить экологический кризис. Решаются проблемы оптимизации материального и экономического роста объемов производства в условиях развития современного общества.

Автором обосновывается структура социальных экологических практик, где каждый элемент органически связан и взаимодействует с другими. Элементы структуры поддаются операционализации и квантифицируются, следовательно, они доступны для социологического анализа, опирающегося на эмпирическую информацию.

В целом все элементы социальных экологических практик целесообразно могут быть представлены в виде системы, состоящей из трех взаимосвязанных компонентов:

– когнитивного, который включает рациональные представления о человеке, о биосфере, о сути взаимодействия человека с окружающим миром, о возможных рисках и об основах безопасного поведения в природной среде;

– ценностно-мотивационного, являющегося результатом интериоризации общечеловеческих гуманистических ценностей, который предполагает формирование устойчивой мотивационной установки на позитивные социальные экологические практики;

– поведенческого, или эмоционально-деятельностного, который связан с применением на практике приобретенных знаний.

Коллективное экологическое сознание и здоровая окружающая среда существуют как ценности. Парадоксальность проблемы заключается в том, что на окружающую среду как на объект направлена экологическая практика социума не только как познавательная, но и как производственная деятельность. В этой связи автором выделяется категория «социальная экологическая система», которая понимается как совокупность сред – природной, искусственной и социокультурной, в совокупности включенных в сферу общественных отношений, где динамическое равновесие обеспечивается развитием экологической практики общества. Социально-экологическая система в экологических практиках отражает особенности взаимоотношений и взаимосвязей между человеком, природой и обществом.

В параграфе 1.3 «Особенности рисковой среды современного российского общества» автором показана специфика современного российского общества, которая состоит в том, что процесс глобализации накладывается на противоречивый процесс трансформации политической системы. Современное развитие общества и переход к эпохе риска – это результат действия механизма модернизации (У. Бек). Состояние современного общества существенно отличается от предшествующего развития человечества – это «убегающее общество» (Э. Гидденс). Изменился весь уклад жизни человека, изменилась вся социальная практика, деятельность, существующие традиционные жизненные ориентиры.

Социальное взаимодействие и его структура рассматриваются автором как совокупность социальных практик и процесс их реализации, основной особенностью которой является тот факт, что субъект в контексте общественных институтов и организаций, окружающей среды в целом, оказывает воздействие не только на всю систему общественных отношений, но и на взаимодействие с окружающей средой, при котором изменяет не только общество и себя, но и всю биосферу в целом.

Анализ рисков позволяет глубже понять существующие сегодня социальные экологические практики, в которых отражаются все современные тенденции и изменения, и сделать вывод, что практика, основанная на прошлом опыте, порождает последствия, которые сами преобразовываются в риски – техногенные (экологические) и социальные.

Представленный в диссертационном исследовании анализ показал, что социальные экологические практики и социальные преобразования постоянно изменяют уровень уязвимости как общества в целом, так и социальных общностей, групп и индивидов.

В этих условиях предъявляются новые повышенные требования от государства до индивидуального поведения, к формированию и реализации новой социальной экологической политики, заключающейся в учете рискогенности и неопределенности общественной жизни. Это возможно на основе сотрудничества политиков-практиков и ученых. Новые требования предъявляются также к профессиональным и нравственным качествам самих работников, как управляющего звена, так и рядовых исполнителей, которые должны обладать навыками функционирования в условиях риска и развивать чувство социальной экологической ответственности. В этих условиях ответственность за свое повседневное, экологически безопасное, самосохраняющееся поведение ложится на каждого индивида.

В структуре современного общества представляется необходимым рассмотреть социальные экологические практики в экономической, политической, духовной и социальной сферах современной России. На основе комплексного подхода автором представлен процесс формирования социальных экологических практик во взаимосвязи и взаимозависимости с социальными институтами, поле деятельности которых составляют различные сферы общественной жизни. На основе методологии Т. И. Заславской предложены способы изменения социальных экологических практик как основы экологической модернизации, среди которых: 1) принятие инновационной экологической политики, реформирование деятельности власти по изменению административных и правовых норм природопользования и базовых институтов общества, а также созданию новых структур; 2) обеспечение акторов правовыми, экономическими и образовательными ресурсами, дающими широким слоям общества возможность участвовать в решении экологических проблем; 3) трансформация правового и политического пространства, позволяет изменять жизнедеятельность самых широких слоев населения; 4) формирование новых моделей повседневного поведения представителей различных слоев общества; 5) разработка критериев оценки новых поведенческих стратегий, ориентированных на экологические практики, наиболее эффективные их модели, которые распространяются на все общество в целом и приводят к институциональным изменениям общества.

Вторая глава «Институциональные основы социальных экологических практик» посвящена анализу институционализации основных сфер современного российского общества как фактора изменения вектора социальных экологических практик.

В параграфе 2.1 «Нормативно-правовое институциональное обеспечение социальных экологических практик» автором обоснована правомерность использования институционального подхода, основанного на анализе институтов (сущности, структуры, функций, субъектов и объектов экологической деятельности), предполагающий анализ существующего механизма институциональных взаимодействий (правила, нормы). Проведенный автором анализ позволяет обосновать: изменение вектора негативных экологических практик должно осуществляться через мобилизацию всех возможных ресурсов, в том числе на основе изменения механизма формирования новых институтов.

Способы формирования социальных институтов включают единство элементов нормативно-правовой системы, социокультурного основания системы социально-правового контроля и зависит от качества элементов среды конкретного общества. К элементам системы относятся личность, культура, состояние технических систем, запасы природных ресурсов, в конечном счете, место страны в мировом социально-эколого-экономическом порядке. Роль личности в функционировании и изменении социальных институтов зависит от: 1) интеллектуального, психофизиологического, духовного и творческого потенциала; 2) уровня социального капитала общества; 3) доминирующей культуры, знания, воли и свободы поведения субъекта в закрепленных институциональных и правовых структурах общества.

В связи с необходимостью решения не только экономических проблем, обостренных мировым финансовым кризисом, но и решения проблем окружающей среды в своих институциональных изменениях, автором особое внимание уделяется экологической функции государства. Эта функция становится одной из приоритетных и является инструментом управления общества через расширение юридического вмешательства в регулирование использования ресурсов природной среды и правового обеспечения экологических потребностей общества на разных уровнях.

Выделение экологической функции государства обусловливает необходимость изменения экологической политики, которая представляет собой систему взаимодействия экономических, политических, социальных структур, прямо или косвенно обусловливающих коллективные и индивидуальные социальные экологические практики, направленные на реализацию стратегии в сфере природопользования и организации жизни людей в соответствии с задачами по осуществлению экологической модернизации. В качестве критерия анализа экологической политики автором выделяется «субъект формирования и реализации экологической политики». Выделяются уровни экологической политики: коллективный и индивидуальный. Коллективный уровень представляет собой государственную, региональную и местную экологическую политику. Индивидуальный уровень представлен гражданами государства и иными элементами гражданского общества.

Эффективные экологические практики призваны синтезировать все типы экологической политики государства, обладающего стратегическими ресурсами, значительной территорией и природоохранными традициями. Автор приходит к выводу, что в современном обществе осознание экологической функции государства находится на стадии становления, комплексная экологическая политика на всех уровнях практически отсутствует, а в обществе происходит процесс борьбы различных социальных сил и столкновение интересов, в связи с чем в настоящее время обостряются и социально-экологические противоречия.

В параграфе 2.2 «Социально-экономическая основа формирования социальных экологических практик» обоснована необходимость учета взаимосвязи и взаимосогласованности экономической, экологической и социальной сфер при формировании внутренней политики государства. Любые стратегические и тактические проекты должны изначально учитывать экономическую выгоду, социальную пользу и экологическую безопасность.

Обозначенная стратегия была сформулирована в рамках экономики природопользования более тридцати лет назад усилиями ряда ученых (П. Нестеров, Ю. Дмитриевский, К. Гофман, М. Лемешев, Н. Реймерс).

Развитие экономики природопользования в 60-х – начале 80-х гг. XX в. и создание эколого-экономического принципа природопользования позволило утвердить в социальной практике осознание необходимости разработки и частичного внедрения в производство мало- и безотходных технологий, замкнутых циклов, создание биосферных заповедников и становление экологического сознания. Были созданы условия для формирования социальных экологических практик.

В процессе трансформации общества в 1990-х – начале 2000-х гг. произошла деэкологизация государственной системы охраны природы, а на шкале национальных приоритетов произошла девальвация природоохранных ценностей.

В ходе дальнейшей трансформации общества, развития частной собственности и ориентированности на минимизацию издержек производства и максимизацию прибылей приходит понимание возрастающей экономической ценности природной среды и ее участия в любых социо-эколого-экономических процессах. В связи с этим появилась необходимость в реализации адекватной экономической оценки природных ресурсов и услуг, введении платежей за загрязнение, например, введение механизма продаж прав на загрязнения (Киотский протокол и посткиотские соглашения).

В социо-эколого-экономической программе развития государства в условиях рыночной экономики необходимо предусмотреть ответственность субъектов экономической деятельности, выработать эколого-экономический компенсационный механизм, который позволял бы учитывать, компенсировать и восстанавливать территории, деградированные в результате загрязнения их субъектами экономической деятельности. В Российской Федерации многие регионы, имеющие богатый природный капитал, фактически являются экологическими донорами не только России, но и всей планеты в целом.

Природовозрождение, если оно будет официально признано как самостоятельный вид экономической деятельности, может стать транснациональной идеей и не только компенсировать ущерб, наносимый окружающей природной среде природозатратной деятельностью, но и привести планету к реальному процветанию.

Исследование институциональных изменений в экономической сфере свидетельствует о необходимости рассмотрения с позиций системного подхода социо-эколого-экономической системы государства и всей множественности проблем, а также изменения модели поведения «человека экономического» на поведенческую модель «человека социально ответственного», которая также связана с управлением, осуществляемым на основе системного подхода.

В параграфе 2.3. «Экологический менеджмент как условие становления новой социокультурной реальности» показано, как осуществляется становление социальных экологических практик на фоне социокультурных изменений российского общества. Воспроизводство позитивных экологических практик и институционализация норм культурно опосредовано и во многом зависит от системного управления, включающего в себя и экологический менеджмент. Он принципиально ориентирован на сохранение качества окружающей среды, обеспечение нормативно-правовых экологических параметров, основанных на концепции устойчивого развития общества.

Диссертант определяет экологический менеджмент – как систему экологически безопасных управленческих решений, направленных на анализ, претворение в жизнь и контроль за проведением мероприятий, улучшающих экологические и экономические показатели продукции на протяжении всего жизненного цикла, а также систему ценностей, включающую принципы экосправедливости, экоэффективности и экомотивирующей деятельности по сохранению природы в условиях различных форм собственности и различных отраслей экономики, а также формирование элементов, составляющих экологическую культуру в рамках культуры организации.

Целью социальных экологических практик в менеджменте становится развитие общества, способного разрешить экологические проблемы и обеспечить человеку не только благоприятное окружение, но и возможность удовлетворения подлинных его потребностей, всестороннего общения, формирование социальной ответственности. В развитие социальных отношений между природой и обществом вмешались экономические факторы и отчуждение, что привело к зависимости от общества и потери чувства ответственности перед окружающей средой руководителей и исполнителей разного уровня.

Система экологического менеджмента и государственного регулирования, включающая экологические стандарты, «зеленые» налоги, обеспечивающие основу регулирования природозатратной промышленной деятельности на международном и национальном уровне, способствует созданию позитивных экологических практик общества. Стандарты ISO институционализируют и определяют основные принципы экологического менеджмента в организациях. Куда входит: создание экологической политики организации (определение конкретных экологических целей и задач, соответствующих характеру и масштабу воздействия деятельности организации на окружающую среду); интересы социальных групп и населения, которые затрагиваются экологическими аспектами деятельности предприятия; включенность экологической политики в организационную культуру, которой следуют все сотрудники.

Для формулирования вариантов позитивного решения экологических проблем необходимо рассмотреть влияние на этот процесс организационной культуры. Важность данного положения состоит в том, что экологическая составляющая организационной культуры должна присутствовать в деятельности любого субъекта (социального института), а не только в тех, которые связаны с решением вопросов экологической безопасности.

Экологические аспекты организационной культуры автором рассматриваются как система формальных и неформальных правил и норм деятельности, традиций, ценностей, основанных на понимании природной среды как совокупности материальных и духовных ценностей, индивидуальных и групповых экологических интересов, особенностей поведения и стиля руководства. Социально-психологический климатом является показателем уровня удовлетворенности персонала не только условиями труда, но и экологической составляющей его взаимного сотрудничества, совместимостью сотрудников, системой управления, ориентированной на стратегические цели и задачи организации в целом.

Эмпирическое исследование, направленное на выявление экологических аспектов организационной культуры, показало, что сотрудники в блоке экологических убеждений и ценностей хорошо представляют последствия неблагоприятной экологической обстановки: она «опасна для жизни», «влияет на здоровье детей», влияет на численность населения, «влияет на решения о переезде в другую местность».

Вместе с тем формированию экологоориентированной организационной культуры мешает информационный вакуум. Респонденты лишь «относительно доверяют» всем источникам информации о природопользовании и окружающей среде. Только 8 % доверяют радио, телевидению – 16 %, газетам – 10 %, информационным агентствам – 4 %, интернету – 7 %, выставкам – 6 %, наглядной агитации – 10 %.

В ходе исследования подтвердилось, что экологические аспекты тесно связаны с организационной культурой, однако администрация мало внимания уделяет экологическим аспектам организационной культуры, сотрудники не испытывают потребность и заинтересованность в получении экологических знаний и понимание необходимости воспитания экологической культуры.

Таким образом, экологическая культура, с одной стороны, благоприятно влияет на развитие личности, с другой – формирование ее и даже внедрение отдельных экологических аспектов происходит очень медленными темпами, что является тормозом трансформации сложившейся системы природозатратной экономики.

Третья глава «Типы социальных экологических практик в российском социокультурном пространстве» состоит из трех параграфов, в которых автором выделены и проанализированы различные типы экологических практик российского общества.

В параграфе 3.1 «Индивидуальные экологические практики как основа экологического взаимодействия» рассматриваются индивидуальные экологические практики. В ходе анализа автором используются экологический и цивилизационный подходы, а также концепция «малых дел», сформулированная Т. Питерсом, Б. Стоуксом и др. как противопоставление глобализму и гигантомании в производстве с его деструктивными тенденциями: загрязнением окружающей среды и истощением природных и социальных ресурсов, стандартизацией и синхронизацией жизни. В диссертации рассматриваются индивидуальные экологические практики, в которых отражаются: 1) сознание; 2) навыки экологически целесообразной деятельности; 3) экологические потребности; 4) экологическая культура личности; 5) информированность; 6) способность проявлять активность и рефлексию по изменению «бытия»; 7) габитус как совокупность предрасположенностей поступать определенными способами в различных структурах; 8) социальная сфера – собственно поле, которое, с одной стороны, представляет логическую структуру экологической деятельности, а, с другой, – реальные институты и отношения. Рассматриваемые практики: носят творческий характер; способствуют самореализации личности; развивают способность решать множественные проблемы; выполняют задачи гражданского, патриотического, нравственного и культурного воспитания.

Формы индивидуальных экологических практик зависят от модификации статусно-ролевой структуры и проявляются в различных мероприятиях.

Одной из форм индивидуальных практик становятся детские практики. В работе выявлен ряд особенностей, позволяющий определить детские экологические практики через игру, как способ овладения знаниями, умениями, навыками в области понимания необходимости решения проблем окружающей среды. В игре операционализируются практические умения и навыки школьников, что способствует формированию у подростков активной жизненной позиции, навыков самообразования в области рефлексивной компоненты, развитию творческих способностей. Эффективность проведения детских экологических практик определяется эмоциональной составляющей.

Индивидуальные экологические практики могли бы быть более продуктивными и значимыми, однако поскольку они институционализированы государственной системой, то без ее поддержки не дают желаемых результатов, а усиление роли государства приводит к перераспределению полномочий федеральных, региональных и местных органов власти в сфере решения экологических проблем в пользу государства.

Низведение природоохранной деятельности до статуса общественных инициатив снижает ее эффективность. Она вместе с тем демонстрирует позитивные сдвиги в обществе в сторону осознания приоритетности экологического императива и попытки найти внебюджетные источники финансирования на местном и локальном уровнях.

В параграфе 3.2 «Социально-экологическая интерпретация практик городских и сельских поселений» выделяются особенности экологических практик в различных поселениях с многообразными укладами, а также анализируется последующая их габитуализация в рамках социальных институтов общества.

Для более глубокого анализа экологических практик автор использует понятие «качество жизни», представляющее собой комплекс характеристик жизнедеятельности каждого человека. Качество жизни в городской и сельской среде существенно различаются, однако качество окружающей среды как составная часть понятия «качество жизни» по-прежнему вызывает озабоченность населения и входит в десятку самых актуальных проблем (Центр Ю. Левады). В диссертационном исследовании речь идет о том, что попытка создания качественной городской среды, реализующей принцип соединения города и сельской местности, предпринята еще в нач. XX в. (Э. Говард). В дальнейшем получили свое развитие идеи экополиса (Кедроград, Пушкино, научный городок Новосибирска), урбоэкологии (Н. Моисеев), видеоэкологии (В. Филин). В экологические практики города включилось и бизнес-пространство, где происходит своеобразная технизация природных процессов и социокультурной среды. Формы городской экологической практики представляют собой процесс создания экологически устойчивого всесезонного ландшафта, экологических троп и маршрутов в парках и садах, проведение различных акций, конкурсов и фестивалей.

Экологические практики сельских поселений во многом отличаются от городских, но, тем не менее, они играют большую роль в экологической трансформации общества, так как в них отражается гармония между средой обитания, деятельностью и субъектами деятельности, они также способствуют восстановлению семьи и семейных ценностей. Формы экологических практик сельских поселений: производство экологически чистых продуктов питания, производство товаров и услуг для здорового образа жизни, удовлетворение рекреационных потребностей общества, создание экологических поселений.

Успешный процесс экологической модернизации общества связан с становлением экологических поселений, а изменение образа жизни – с целью решения экологических проблем личным действием и изменением ценностей. Цели возникновения экопоселений – интеграция в природную среду, здоровое развитие человека и поселения в целом.

В современной России возникновение экопоселений было связано с протестным движением (А. Шубин). Автор показывает, что российские экопоселения реанимируют общинные коллективистские формы взаимоотношений, формируют систему воспитания и образования, включенную в природную среду (на примере поселения Китеж).

Повседневные индивидуальные социальные экологические практики жителей экопоселений, основанные на изучениях  целей глубинной экологии и этики, формируют экологическое сознание, изменяют традиционную сельскую среду. Экопоселенцы создают новые виды экологической деятельности, используя знания, навыки и опыт, привнесенные из городской жизни, пытаясь организовать мелкое производство, ремесленную мастерскую, школу или образовательный центр, решают и сложные проблемы взаимодействия с властью и местными жителями.

В параграфе 3.3 «Ресурсы экологического бизнеса в решении проблем экологической безопасности» рассмотрены экологические практики бизнеса. Автором выделен «зеленый» бизнес – предприятия и компании по оказанию услуг в сфере сбора и утилизации отходов, экологического туризма, научно-исследовательских работ в сфере безотходных технологий, ресурсосбережения, производстве «экологически дружественных» товаров, оказании услуг по защите окружающей среды, которые, институационализируясь, также способствует экологической модернизации общества.

Экологический бизнес, имеющий определенные ресурсы для решения экологических проблем сегодня часто имеет односторонний и утилитарный характер, меньше связан с экологической безопасностью, а сосредоточен на получении государственной поддержки.

Рассматривается один из видов наиболее динамично развивающегося экологического бизнеса – экологический туризм – и делает вывод, что государству следует стимулировать становление экологического туризма, особенно в тех регионах, где он целесообразен и более выгоден экономически, чем создание промышленности. Он может быть прибыльным, так как кроме получения доходов, он создает разнообразную, многопрофильную туристическую инфраструктуру, стимулирует развитие транспортного комплекса и обеспечивает местных жителей рабочими местами. Во многих странах такой бизнес – высокоэффективная, малозатратная, конкурентоспособная отрасль экономики. Особым регионом для экологического туризма может стать Большой Арктический заповедник.

Интегрирование экологического фактора в систему современной экономики даст возможность изменить негативные социальные экологические практики, позволив привлечь дополнительные инвестиции в экономику и повысить конкурентоспособность экологического бизнеса. Слияние экологической и экономической сферы позволит осуществить социальные и экологические изменения, реализацию экологической политики, экологических концепций и принципов, ориентированных на сохранение окружающей среды. Государство оказывается важным актором в сфере экополитики, однако основную роль в стабилизации экологической ситуации должны играть рыночные механизмы и активизация корпоративной социальной экологической ответственности во всех российских компаниях.

В диссертационном исследовании показывается, что социальная ответственность бизнеса носит двойственный характер. С одной стороны, – это обеспечение занятости, выпуск продукции хорошего качества и решение проблем загрязнения окружающей среды, а с другой стороны, – увеличивающиеся штрафы за загрязнение и нанесенный природе экологический ущерб, необходимость учета требований экологического менеджмента в условиях экономического кризиса. Социальная ответственность предполагает становление нового характера мотивации и поведения бизнес-структур, не получившего на сегодняшний день своего осмысления.

Для развития экологического бизнеса в России необходимо комплексное решение и, прежде всего, создание соответствующей законодательной базы, программы развития и многое другое. В этом случае экологический бизнес из разряда «экзотических» перейдет в разряд прибыльных статей государственного бюджета и будет способствовать не только экологической трансформации и формированию экологической культуры и социальной ответственности, но и сохранению природных ресурсов планеты.

Четвертая глава «Система образования как необходимое условие формирования и развития социальных экологических практик» посвящена возможностям экологического образования по формированию и актуализации социальных экологических практик, а также показывает роль самосохранительных практик в сохранении здоровья человека.

В параграфе 4.1 «Способы формирования и актуализация социальных экологических практик в системе образования» рассмотрена система экологического образования в качестве объекта, оказывающего непосредственное влияние на модернизацию не только экологических, но и социальных институтов в целом.

Система экологического образования представляет собой непрерывный процесс обучения, воспитания, самообразования, направленный на формирование духовно-нравственной личности, обладающей знаниями ценностных ориентаций и поведенческими нормами по сохранению окружающей природной среды и рационального природопользования, реализуемыми в социальных и экологических практиках. Этот процесс включает комплекс преемственных экологических образовательных программ, в том числе дошкольное, среднее (школьное), среднее специальное, высшее образование, а также и профессиональную переподготовку.

Как показывают исследования , дошкольное образование формирует эстетическую ценность природы, которая стоит на первом месте и у детей, и у родителей, и у воспитателей (установка «любования» природой зафиксирована у 42 % воспитателей, 37 % детей и 36 % родителей), когнитивная установка на изучение природы заняла у детей второе место (25 %), у воспитателей – четвертое (15 %), у родителей – третье (21 %), этическая установка (охрана природы) стоит на третьем месте у воспитателей (20 %), на четвертом – у детей (17 %) и родителей (14 %). Но в действительности доминирует прагматическая (потребительская) установка, которая стоит на втором месте у воспитателей (23 %) и родителей (29 %); у детей прагматическая установка стоит на третьем месте (21 %).

Следующее звено в системе экологического образования – школьное, включает три этапа – начальное, среднее, полное, в которое включены следующие модели: 1) однопредметная (в базисной учебной школе вводится интегрированная учебная дисциплина, состоящая из отдельных курсов и модулей); 2) многопредметная, включающая экологизацию действующих в школе учебных предметов); 3) смешанная (вводится новая дисциплина экологической направленности и одновременно экологизируются учебные дисциплины в школе). Каждую модель завершает экологический практикум.

Задачей экологического образования в начале XXI в. является не только приобретение знаний о проблемах окружающей среды, но и определение путей их решения.

Экологическое образование ставит своей задачей воспитание личности, что не для всех очевидно. В условиях растущей экологической опасности все более осознается «экологическая недостаточность» общего среднего образования, т. к. именно школьное образование – единственный социальный институт, ежедневно объединяющий многонациональную страну.

Проведенное автором социологическое исследование показало, что одну из задач экологического образования педагоги видят в: 1) формировании экологической культуры, состоящей из навыков регионального природопользования (84,2 % респондентов); 2) получении экологических знаний (52,6 %); 3) воспитании любви к природе (42,1 %).

Учителя считают, что современное школьное экологическое образование требует нестандартных форм обучения, и они используют деловые игры, семинары, видеокурсы, лекции. По мнению автора, экологическое образование формирует самосохранительное поведение не только учеников, но и учителей.

Самосохранительные поведенческие модели (более внимательное отношение к здоровью и осторожное отношение к продуктам питания и питьевой воде, а также активная индивидуальная и коллективная экологическая практика) присущи учителям, работающим на экологической площадке, а не учителям общеобразовательных школ.

Социологические исследования автора показывают, что уровень и качество экологического образования влияют на формирование позитивных экологических практик. Данные двумерных распределений ответов учеников, получающих дополнительное экологическое образование, и учеников общеобразовательных школ лишь подтвердили наличие данной тенденции.

Анализ экологических практик, проведенный в рамках данного исследования, продемонстрировал, что, несмотря на недостатки государственного финансирования и постепенно ослабевающего государственного интереса к экологическому образованию, на региональном уровне, на базе экологических площадок не только в московском, но и в других регионах экологическое образование продолжает эффективно действовать. И его положительный опыт необходимо распространять на всей территории Российской Федерации.

Система образования как базисного социального института, определяющего уровень научно-технического, экономического и культурного прогресса общества должна не только соответствовать потребностям времени, но и обладать способностью к опережающему развитию. Эффективность стратегии развития системы экологического образования может обеспечить улучшение нормативно-правовой базы экологического образования, скорейшее принятие закона «Об экологической культуре», создание системы информационной поддержки, а также включение системы экологического образования в национальный проект «Образование».

В параграфе 4.2 «Проблемы экологизации высшего образования» рассмотрены основные направления развития экологизация образования в высшей школе: 1) экологизация всего высшего образования 2) прикладное инженерно-техническое; 3) фундаментальное. В рамках стратегии экологизации (С. Глазычев, О. Козлова) определена роль актора образовательной системы. Система экологического образования должна строиться таким образом, чтобы будущий специалист овладел необходимыми знаниями, умениями и навыками в области природопользования и охраны среды, были созданы условия для соединения теоретических знаний с их практическим применением.

По мнению автора, в процесс экологизации необходимо включить не только получение знаний и экологических компетенций, но и формирование экологической культуры, развитие эмоционального восприятия природной среды, формирование осознанных потребностей самоограничения и социальной ответственности. Как показало авторское исследование , важными элементами экологической культуры студентов является информированность, озабоченность и оценка состояния окружающей среды. Недостаточно знаний о состоянии окружающей среды по месту своего проживания имеет 2/3 опрошенных студентов, знает хорошо только 31 %.

Студентами были высказаны пожелания и предложения об улучшении экологической подготовки в вузе: необходимость в экологической практики, экскурсий на производство, дополнительные практические учебные курсы, увеличение числа лабораторных занятий по новым направлениям. В целом студенты продемонстрировали повышение мотивации к обучению и получению новых современных знаний.

В условиях неопределенности, рискогенности, глобализации, трансформации всех сфер и институтов, когда ценности подвергаются эрозии, образование и воспитание все больше дистанцируются друг от друга, возникает необходимость формирования мировоззрения, основанного на экологической парадигме как базовом элементе, выработке «декларации ценностей», где добросовестность, честность, ответственность являются составляющими всей социальной практики.

Исследование духовно-нравственных ценностей студентов показало, что у 60 % опрошенных при анализе категории «Мировоззрение» было выделено два типа мировоззрения: коэволюционное, основанное на принципах коэволюции и экологической парадигмы, и технократическое, основанное на принципах эгоизма, антропоцентризма и идее господства человека над окружающей средой. По мнению большинства студентов, имеющих коэволюционное мировоззрение, «человек должен нести ответственность за то, что он делает» (74 %), «жить в условиях гармоничного развития природы и общества» (51 %). Сохранение природы для будущих поколений считает своей жизненной целью 18 % студентов, обладающих коэволюционным мировоззрением и 17 % студентов, с  технократическим мировоззрением стремятся в жизни к получению наслаждений.

В диссертационном исследовании автором показана специфика подготовки специалистов высшего экологического образования на основе использования идей этоса науки (М. Полани). Эффективными способами формирования позитивных экологических практик является экологическое образование, основанное на новой цивилизационной парадигме на всех его ступенях. Тем не менее, одним из эффективных способов формирования индивидуальных социальных экологических практик, является также самосохранительное поведение человека.

В параграфе 4.3 «Самосохранительное поведение как условие сохранения здоровья человека» показано, что феномен социальных экологических практик тесно взаимосвязан со структурными изменениями во всех сферах жизнедеятельности общества и индикатором этих изменений являются показатели общественного здоровья. Содержание процесса экологических практик не может быть до конца осознано вне представления о здоровье населения, так как экологические практики опосредованы состоянием здоровья населения.

Под самосохранительным поведением автором понимается сохранение здоровья как одной из главных ценностей в системе социально-ценностных ориентаций. Оно базируется на знаниях об окружающей природе, оказывающей колоссальное воздействие на здоровье человека, на понимании единства физиологических и духовных процессов, происходящих в человеке. Важной компонентой самосохранительного поведения выступает биологический инстинкт самосохранения человека, который трансформируется под воздействием социально-культурных условий из биологического инстинкта в осознанную линию поведения, включающую в себя самопознание, анализ собственного состояния здоровья, а самое главное – силу воли и желание реализовать поведение, соответствующее требованиям здорового образа жизни, санитарно-гигиеническим и медицинским предписаниям.

Здоровье во все возрастающей степени осмысливается как значимый феномен социального бытия, как структурообразующий фактор социальности. В науке предпринимаются попытки исследовать здоровье в его объективной всеобщности, в пространстве социальной эволюции, в отношении к сообществу как субъекту исторического действия на определенном этапе становления.

Институционализация экологических практик в отношении интегрального показателя здоровья лежит в плоскости трех уровней социальной реальности: общественных структур, личности и культуры.

Автор выделяет институционализированные социальные практики поддержания здоровья: система государственного здравоохранения (диспансеризация, профилактика профзаболеваний, санаторно-курортное лечение) социума и осознание здоровья как высшей ценности улучшения качества жизни, самосохранительное поведение, формирование здорового образа жизни, социальные экологические практики в области формирования здоровья детей. Существующее противоречие между системой государственного здравоохранения, государственной политикой в этой области и личностью, культурой и социальной структурой является стимулом для изменения социальных экологических практик.

Комплексное применение различных методологических принципов, позволяет реально рассмотреть влияние различных факторов на здоровье: 1) социокультурные изменения (здоровье в настоящее время находится на низшем уровне иерархии ценностей), приводящие к риску заболеваний; 2) социально-экономические факторы; 3) социально-экологические факторы, включающие различные факторы риска (биосферные, социальные, экологические, техногенные); 4) структурообразующие факторы (общественно-политические); 5) санитарно-гигиенические; а также понять их влияние на процесс улучшения качества жизни, самосохранительного поведения.

Проведенные автором исследования показали, что респонденты понимают, что здоровье в первую очередь зависит от образа жизни (69 %), отношения к собственному здоровью (56 %) и от состояния окружающей среды (16 %). В соответствии с программой исследования сотрудники предприятия были разделены на две основные группы: те, кто осуществляет социальную экологическую практику, и те, кто не осуществляет ее применительно к собственному здоровью. В первой группе оказалось 66 % респондентов, а во второй – 34 %. Респонденты первой группы занимаются спортом (56 %), следят за своим питанием (40 %), исключают из своего рациона продукты, вредные для здоровья (21 %), не курят (48 %), употребляют алкоголь нечасто (93 %). Результаты исследования показали, что большинство сотрудников имеет самосохранительное поведение, следят за своим здоровьем. Не уделяют своему здоровью должного внимания в основном мужчины, работающие в наиболее вредных условиях труда, и молодежь.

Ценность здоровья и безопасность окружающей среды не занимают первые места в иерархии ценностей современной личности. Даже эта достаточно скромная оценка обозначенных в исследовании ценностей не подтверждается практикой жизнедеятельности общества и, в частности, молодежью.

В целом можно сделать вывод, что индивидуальные экологические практики становятся более активными, подвижными и избирательными, и самосохранительное поведение может стать одним из способов формирования позитивных экологических практик общества.

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы, обозначаются направления проработки предложенного концептуального подхода к институциональным изменениям в условиях становления информационно-коммуникативной среды, показывается, что социальные экологические практики – сложный объект для изучения в силу своего разнообразия, неоднородности и множества условий, влияющих на их формирование и развитие, связанных с трудностью трансформационного подхода к индустриальному обществу и глобализационным процессам.

Автор подчеркивает, что анализ социальных экологических практик имеет комплексный характер, что предполагает выделение их на различных уровнях, в различных структурах и институтах общества, а также рассмотрение индивидуальных и коллективных практик, их количественных и качественных составляющих, раскрытие ресурсов и потенциальных возможностей, а также влияние на их развитие социокультурной основы общества.

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:

1. Монографии

  1. Рыбакова М. В. Современная социальная экологическая практика [Текст]: монография / М. В. Рыбакова. М., 2006. 251 с. 15 п. л.
  2. Рыбакова М. В. Экологические практики в социокультурном контексте [Текст]: монография / М. В. Рыбакова. М., 2008. 216 с. 13 п. л.

2. Статьи в журналах, рецензируемых ВАК

  1. Рыбакова М. В. Концептуальные подходы к экологическому образованию [Текст] / М. В. Рыбакова // Социально-гуманитарные знания, 2003. №3. С. 223-234. 0,7 п. л.
  2. Рыбакова М. В. Экологический менеджмент в России [Текст] / М. В. Рыбакова, Н. В. Кузнецова // Социально-гуманитарные знания, 2003. №4. С. 157-166. 0,6 п. л.
  3. Рыбакова М. В. Что мы знаем об экологии [Текст] / М. В. Рыбакова, Н. Ф. Церцек // Библиотека, 2004. №11, С. 20-23. 0,2 п. л.
  4. Рыбакова М. В. Организационная культура как фактор устойчивого развития (экологические аспекты) [Текст] / М. В. Рыбакова // Социально-гуманитарные знания, 2004. №2. С. 221-235. 0,8 п. л.
  5. Рыбакова М. В. Экологический бизнес в контексте социально-экологической практики [Текст] / М. В. Рыбакова // Менеджмент в России и за рубежом, 2006. №2. С. 51-56. 0,3 п. л.
  6. Рыбакова М. В. Рисковая социальная экологическая практика [Текст] / М. В. Рыбакова // Безопасность Евразии, 2006, №1(23) (январь-март). С. 431-435. 1 п. л.
  7. Рыбакова М. В. Самосохранительное поведение как способ улучшения общественного здоровья [Текст] / М. В. Рыбакова // Безопасность Евразии, 2006. №3(25) (июль-сентябрь). С. 255-268. 0,8 п. л.
  8. Рыбакова М. В. Общественное здоровье и факторы риска [Текст] / М. В. Рыбакова // Безопасность Евразии, 2006. №4(26) (октябрь-декабрь). С. 401-410. 0,6 п. л.
  9. Рыбакова М. В. Интеграция образования и науки как основа элитного естественнонаучного образования [Текст] / М. В. Рыбакова // Социологические исследования, 2007. №4. С. 86-91. 0,2 п. л.
  10. Рыбакова М. В. Развитие высшего образования на основе его интеграции с фундаментальной наукой [Текст] / М. В. Рыбакова, Н. П. Тарасова // Вестник Российской Академии наук, 2007. №6, С. 528-534. 0,2 п. л.
  11. Рыбакова М. В. Экологические движения в социальных практиках [Текст] / М. В. Рыбакова // Социально-гуманитарные знания, 2007. №3. С. 116-131. 1 п. л.
  12. Рыбакова М. В. Формирование здоровья детей первого года жизни в московской семье [Текст] / М. В. Рыбакова, И. Ю. Тюрина // Социологические исследования. 2008. №10 (294). – С. 127–133. 1 п. л.
  13. Рыбакова М. В. Социокультурные аспекты изучения адаптации к климатическим изменениям // Социологические исследования, 2010. №5. С. 137-140. 0,3 п. л.

3. Публикации в журналах, сборниках научных трудов, тезисов, докладов научных форумов

  1. Рыбакова М.В. Социоэкологические и демографические проблемы человека в истории. Два подхода. Человек и биосфера: истоки и современность (статья) [Текст] / Рыбакова М. В. // Журналист, 1989, № 10-11. 0,2 п. л.
  2. Рыбакова М. В. Экологическая культура: социоэкологические аспекты анализа (статья) [Текст] / Рыбакова М. В. Кузнецова Н.В. //М. 1999. деп. в ВИНИТИ 16.08.1999 №2657-В99. 1,9 п. л.
  3. Рыбакова М. В. Пути развития экологического менеджмента в России (статья) [Текст] / Рыбакова М. В. // Социальная теория и практика на рубеже столетий // Материалы международной научной конференции, М., 27-28 января 2000 г. Под ред. Н.И. Брагина, Г.В. Бражник, А.В. Соболева. Часть 2-я. М.: ЦУМК Центросоюза РФ, 2000. С 20-26.0,4 п. л.
  4. Рыбакова М. В. Экологический менеджмент - будущее России (тезисы) [Текст] / Рыбакова М. В. // Приложение к вестнику Российского философского общества// Материалы научной конференции «От истории природы к истории общества: прошлое в настоящем и будущем» Часть II. М., 2000 г. С. 87-89. 0,2 п. л.
  5. Рыбакова М. В. Некоторые принципы создания прогнозных моделей в экологической сфере (тезисы) [Текст] / Рыбакова М. В. Кузнецова Н.В. // Россия в глобальном контексте. // Статьи участников XV Всемирного конгресса социологов. М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2002 С. 179-182. 0,2 п. л.
  6. Рыбакова М. В. Социокультурный аспект формирования общественного развития (статья) [Текст] / Рыбакова М. В. // Россия в глобальном мире. Труды Всероссийской научно-практической конференции. СПб.: Изд-во СПбГПУ, 2003.С. 120-130. 0,6 п. л.
  7. Рыбакова М. В. Инновационные направления в социологической подготовке студентов Технического Университета (тезисы) [Текст] / Рыбакова М. В. // Тезисы докладов выступлений на II Всероссийском социологическом конгрессе Российского общества и социологии в ХХI веке: социальные вопросы и альтернативы. В 3 т. М.: Альфа-М, 2003. Т. 3. С. 642-643. 0,1 п. л.
  8. Рыбакова М. В. Экологическая культура как один из факторов становления Устойчивого развития (статья) [Текст] / Рыбакова М. В. // Формирование профессиональной культуры специалистов ХХI века в Техническом Университете. Труды 3-й Международной научно-практической конференции. СПб.: Изд-во СПбГПУ, 2003. С. 379-385. 0,4 п. л.
  9. Рыбакова М. В. Экологическая социальная практика как критерий эффективности экологического образования для устойчивого развития (статья) [Текст] / Рыбакова М. В. Гронина М.В. // Подготовка специалистов в области проблем устойчивого развития. Материалы научно-практического семинара. М., 2004. С. 125-130. 0,3 п. л.
  10. Рыбакова М. В. Образование как путь к устойчивому развитию (тезисы) [Текст] / Рыбакова М. В.  Образование и устойчивое развитие // Материалы 2-ой международной конференции. М., 2004. С. 58-59. 0,1 п. л.
  11. Рыбакова М. В. Образование как условие обеспечения устойчивого развития (статья) [Текст] / Рыбакова М. В. Шапошникова Н.А. // Экономика, экология и общество России в 21 столетии. Труды 6-ой Международной научно-практической конференции. Ч. 3. СПб.: Нестор, 2004. С. 179-189. 0,6 п. л.
  12. Рыбакова М. В. Профессиональная культура будущего специалиста в контексте образования для устойчивого развития (статья) [Текст] / Рыбакова М. В. // Формирование профессиональной культуры специалистов ХХI века в техническом университете. Труды 4-ой Международной научно-практической конференции. СПб.: Изд-во СПбГПУ, 2004. С. 190-198. 0,5 п. л.
  13. Рыбакова М. В. Экологическое образование в условиях устойчивого развития (статья) [Текст] / Рыбакова М. В. Церцек Н.Ф., Шапошникова Н.А., Запольский А.Э., Хабарова Е.И. // География и экология в школе ХХI века, 2004. №6. С. 48-53. 0,3 п. л.
  14. Рыбакова М. В. Всеобщее экологическое. Проблемы охраны среды могут быть решены только образованным населением (статья) [Текст] / Рыбакова М. В. Церцек Н.Ф., Хабарова Е.И. // Экология и жизнь, 2004. № 6, С. 30-36. 0,4 п. л.
  15. Рыбакова М. В. Глобальные проблемы и роль образования в современном мире (статья) [Текст] / Рыбакова М. В. // Экономика, экология и общество России в 21 столетии. Тезисы 7-й Международной научно-практической конференции. Ч. 2. СПб.: Изд-во Политех. ун-та, 2005. С. 307-311. 0,3 п. л.
  16. Рыбакова М. В. Социокультурный аспект экологической практики (тезисы) [Текст] / Рыбакова М. В. // Химическое образование; ответственность за будущее. Тезисы докладов. М.: РХТУ им. Д.И. Менделеева, 2005. С. 97-100. 0,2 п. л.
  17. Рыбакова М. В. Влияние условий труда на здоровье персонала (статья) [Текст] / Рыбакова М. В. Комарова А.С. // Социальные проблемы общества. М.: Эксилибрис-пресс, 2005. С. 138-147. 0,6 п. л.
  18. Рыбакова М. В. Человеческий потенциал и его индикаторы (статья) [Текст] / Рыбакова М. В. // Социальные проблемы общества. М.: Эксилибрис-пресс, 2005. С. 310-323. 0,7 п. л.
  19. Рыбакова М. В. Информационное пространство России в контексте перехода к устойчивому развитию (статья) [Текст] / Рыбакова М. В. Запольский А.Э. // Социальные проблемы общества. М.: Эксилибрис-пресс, 2005. С. 324-338. 0,6 п. л.
  20. Рыбакова М. В. Особенности образования в интересах устойчивого развития (статья) [Текст] / Рыбакова М. В. Шведенко Ю.С. // Социальные проблемы общества. М.: Эксилибрис-пресс, 2005. С. 338-351. 0,6 п. л.
  21. Рыбакова М. В. Образование для устойчивого развития и проблемы глобализации (тезисы) [Текст] / Рыбакова М. В. // Кросс-культурные исследования: методология, опыт эмпирического анализа. Материалы 8-й международной конференции памяти Л.Н. Когана. Екатеринбург, 2005. С. 11-13. 0,1 п. л.
  22. Рыбакова М. В. Социальные риски и социально-экологические практики. Образование и здоровье (статья) [Текст] / Рыбакова М. В. // Научно-технический конгресс по безопасности. «Безопасность – основа устойчивого развития регионов и мегаполисов». Пленарное заседание и итоговые материалы тематических конференций и круглых столов; доклады и сообщения, переданные в Секретариат (программный комитет) конгресса. Россия, Москва 15-16 ноября 2005г. М.: ООО Научно-издательский центр «Инженер», 2006. С. 120-132. 0,8 п. л.
  23. Рыбакова М. В. Социально-экологические практики на экологических площадках г. Москвы (тезисы) [Текст] / Рыбакова М. В. Коновалова В.В. // Современные тенденции подготовки химиков-технологов: международный опыт и российские традиции. Восьмая межвузовская учебно-методическая конференция. М.: РХТУ им. Д.И. Менделеева, 2006. С. 218-220. 0,2 п. л.
  24. Рыбакова М. В. Формирование информационного общества и элитное образование (тезисы) [Текст] / Рыбакова М. В. Болдырева О.В. // Современные тенденции подготовки химиков-технологов: международный опыт и российские традиции. Восьмая межвузовская учебно-методическая конференция. М.: РХТУ им. Д.И. Менделеева, 2006. С. 223-225. 0,1 п. л.
  25. Рыбакова М. В. Проблемы создания моделей в экономической сфере (статья) [Текст] / Рыбакова М. В. Кузнецова Н.В. // Экономика, экология и общество России в 21 столетии: труды 8-й Международной научно-промышленной конференции. СПб.: Изд-во Политех. ун-та, 2006. С. 380-386. 0,4 п. л.
  26. Рыбакова М. В. Экологические практики: социокультурный аспект (статья) [Текст] / Рыбакова М. В. // Тезисы докладов и выступлений социологического конгресса «Глобализация и социальные изменения в современной России» В16 т. М.: 2006. Т. II. С. 140-143. 0,2 п. л.
  27. Рыбакова М. В. Экологический бизнес как форма проявления социально-экологической практики (статья) [Текст] / Рыбакова М. В. // Наука и технология в промышленности, 2006. №3. С. 74-77. 0,3 п. л.
  28. Рыбакова М. В. Проблемы формирования творческой личности будущего специалиста (статья) [Текст] / Рыбакова М. В. Кузнецова Н.В. // Изменяющаяся Россия: социальные институты, образование, экономика и право. Материалы выступлений участников научно-практической конференции. Люберцы, 2006. С. 75-77. 0,2 п. л.
  29. Рыбакова М. В. Нормативно-правовые ресурсы социально-экологических практик (статья) [Текст] / Рыбакова М. В. // Социальные институты, процессы и практики современной России. М.: Эксилибрис-Пресс, 2007. С. 155-166. 0,7 п. л.
  30. Рыбакова М. В. Глобализация современных экологических проблем (статья) [Текст] / Рыбакова М. В. // Экономика, экология и общество России в 21 столетии: труды 9-й Международной научно-промышленной конференции. СПб.: Изд-во Политех. ун-та, 2007. С. 45-49. 0,3 п. л.
  31. Рыбакова М. В. Элитное естественнонаучное образование в формировании социальной ответственности и экологической практики (статья) [Текст] / Рыбакова М. В. // Использование и охрана природных ресурсов в России. Информационно-аналитический бюллетень. М., 2007. №1 (91). С. 64-68. 0,3 п. л.
  32. Рыбакова М. В. Социальная ответственность экологического бизнеса в контексте социальной экологической практики (статья) [Текст] / Рыбакова М. В. // Экология и промышленность России. М., 2007. №2 (февраль). С. 48-52. 0,3 п. л.
  33. Рыбакова М. В. Формирование интеллектуальной элиты в естественнонаучном образовании (статья) [Текст] / Рыбакова М. В. // Формирование профессиональной культуры специалистов XXI века в техническом университете. Труды 7-й Международной научно-практической конференции. СПб.: Изд-во Политех. ун-та, 2007. С. 269-273. 0,3 п. л.
  34. Рыбакова М. В. «Самосохранительное поведение – проявление социально-экологической практики (тезисы) [Текст] / Рыбакова М. В. // Материалы второй всероссийской научно-практической конференции «Экология и здоровье: проблемы и перспективы социально-экологической реабилитации территорий, профилактики заболеваемости и устойчивого развития». Вологда, ВоГТУ, 2007. С. 207-209. 0,1 п. л.
  35. Рыбакова М. В. Социальная ответственность специалиста в рисковых ситуациях (статья) [Текст] / Рыбакова М. В. // Московская академия экономики и права. Постоянно действующий семинар «Россия в 21 веке», Программа «Круглого стола» «Прикладная этика. Проблемы и пути ее решения». Москва, 25 апреля 2007. С. 135-142. 0,4 п. л.
  36. Рыбакова М. В. Социальная ответственность будущих специалистов в современном рисковом пространстве (тезисы) [Текст] / Рыбакова М. В., Губина С. А., Крылова Е.Ю. // Материалы Круглого стола «Прикладная этика. Проблемы и пути решения» в рамках постоянно действующего теоретического семинара «Россия в XXI веке» совместно с Федерацией женщин с университетским образованием (Москва), М., 2007. С. 179-192.0,2 п. л.
  37. Рыбакова М. В. Экологическая практика как критерий эффективности образования (статья) [Текст] / Рыбакова М. В., Кузнецова Н.В. // Формирование профессиональной культуры специалистов XXI века в техническом университете: Труды 8-й Международной научно-практической конференции. – СПб.: Изд-во Политех. ун-та, 2008. С. 16-23. 0,4 п. л.
  38. Рыбакова М. В. Современные концептуальные подходы к понятию экологической практики (статья) [Текст] / Рыбакова М. В. // Актуальные проблемы современной социологии и политологии: Сборник статей / Под общ. ред. Л. Н. Панковой. М.: Макс-Пресс, 2008. Вып. 2. С. 158-175. 0,4 п. л.
  39. Рыбакова М. В. Экономическая стратегия социальной экологической практики (статья) [Текст] / Рыбакова М. В. // Экономика, экология и общество России в 21-м столетии: Труды 10-й Международной научно-практической конференции. Ч. 1. СПб.: Изд-во Политех. ун-та, 2008. С. 101-108. 0,4 п. л.
  40. Рыбакова М. В. Нормативно-правовые и институциональные ресурсы социальной экологической практики (статья) [Текст] / Рыбакова М. В. // Университетские чтения: Сборник статей. М.: Макс-Пресс, 2008. Вып. 14. С. 18–25. 0,5 п. л.
  41. Рыбакова М. В. Экологическая политика как форма социальной практики (статья) [Текст] / Рыбакова М. В. // Вестник Университета государственного и муниципального управления. М. 2008. №2 (10). С. 82–87. 0,4 п. л.
  42. Рыбакова М. В. Морально-этические кодексы формирования социальной ответственности будущих  специалистов [Тезисы] / Рыбакова М. В. // Материалы 9-я Международной научно-практической конференции «Формирование профессиональной культуры специалистов 21 века в техническом университете». Сборник научных трудов. СПб.: Изд-во Политех. ун-та, 2009.  С. 163-164. 0,2 п.л.
  43. Rybakova М. V. Global problems and Ecological Management [Текст] / Rybakova М. V.// The Future of Russia and the Latest Sociological Approaches / Abstracts of Reports Submitted to the Conference (Moscow) February 10-12 1997. P. 76-78. 0,2 п. л.
  44. Rybakova M. V. Education as a way to Sustainable development (статья) [Текст] / Rybakova M. V..// II International Conference «Education and Sustainable development». Abstracts. M.: D. Mendeleev University of Chemical Technology of Russia, 2004. P.140-141. 0,2 п. л.
  45. Rybakova M. V. Ecological education as a basic of sustainable development (статья) [Текст] / Rybakova M. V.// Frontiers of Sociology: a View from Russia. Collection of short Abstracts / Ed. S. Kravchenko. V. Mansurov. – Moscow-Stockholm, 2005. P. 125-130. 0,3 п. л.
  46. Rybakova M. V. Professionals Ecological education as a basic of sustainable development (статья) [Текст] / Rybakova M. V.// Russian sociology: Changes and Problems./ Editor-in-Chief V.A. Mansurov./ M.: Reglant, 2005. P. 121-125. 0,3 п. л.
  47. Rybakova M. V. Education for Sustainable Development. Need for Interdisciplinarily (тезисы) [Текст] / Rybakova M. V. Tarasova N. // The 19-th International Conference on Chemical Education, August 12-17, Seoul, Korea, 2006. P. 96. 0,1 п. л.
  48. Rybakova M. V. Conflict, citizens AIP and civil society Editor-in chief V.A. Mansurov. 1 Focasting of Ecological Situation in the world (статья) [Текст] / Rybakova M. V., Kuznetsova N.V.. // M., 2007. P. 182-188. 0,4 п. л.
  49. Rybakova M.V. Ecological policy as a form of socially-ecological practice in the Russian socio-cultural space // European Society or European Societies: a View from Russia. – Moscow-Lisbon, 2009. P. 410-412. 0,2 п.л.

В Нижнем Новгороде в Центре экологического образования МДОУ «Детство» под руководством К.А. Романовой и Т.А. Папутковой было проведено исследование с целью определения состояния экологической системы, ценностей детей, родителей, сотрудников детских образовательных учреждений. Было проведено тестирование 238 человек – 91 воспитателя, 66 родителей, 81 ребенка (6-7 лет) по методикам диагностики установок личности. Изучение ценностных установок показало, что на первом месте и у детей, и у родителей, и у воспитателей.

Социологическое исследование проведено в марте 2006 г. в форме анкетирования. Приняли участие 419 человек, из них ученики экологической площадки – 266 человек, общеобразовательных школ – 94 человека, учащиеся 9-11 классов в возрасте 14-17 лет, девушки – 55,6%, юноши – 44,4%. В исследовании также приняли участие 43 учителя, работающие на экологической площадке, и 16 учителей общеобразовательных школ. Респонденты отбирались с помощью квотной и кластерной выборки. Учителей-женщин оказалось около 90%.

Социологическое исследование в форме анкетирования проводилось в ноябре 2003 г. В опросе приняло участие всего 374 студента дневного отделения РХТУ им. Д.И. Менделеева экологического факультета с 1 по 5 курс и Московского государственного горного университета. Для получения более точных и репрезентативных данных респонденты отбирались с помощью квотной и кластерной выборки. Квотирование проводилось по признакам: пол и срок обучения. Среди опрошенных 55% женщин, 45% мужчин.

Исследование проводилось в форме анкетирования в марте 2008 г. В опросе приняло участие 400 студентов дневного отделения всех факультетов РХТУ им. Д.И. Менделеева с 1 по 5 курс. Для получения более точных и репрезентативных данных респонденты отбирались с помощью квотной и кластерной выборки. Квотирование проводилось по признакам: пол и срок обучения. В составе опрошенных оказалось 45% юношей и 55% девушек, что пропорционально генеральной совокупности.

Исследование проводилось в апреле-мае 2005 г. по заказу предприятия по производству мягкой мебели ООО «Полмигрупп». Объектом исследования были все сотрудники предприятия, которые составляют генеральную совокупность. Основным инструментом исследования были две анкеты: для сотрудников и для руководителей. Методом личного стандартизированного интервью. Количество респондентов составило 68 человек.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.