WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Социальное становление малого и среднего бизнеса России в региональном измерении: процессы, структуры и институты самоорганизации

Автореферат докторской диссертации по социологии

 

На правах рукописи

 

 

 

Орлова Людмила Викторовна

 

Социальное становление малого и среднего бизнеса России в региональном измерении: процессы, структуры и институты самоорганизации

 

Специальность 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы

 

 

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

 

 

 

 

 

 

Саранск

2011

 

 

Диссертация выполнена на кафедре социологии и психологии

ГОУ ВПО «Волго-Вятская академия государственной службы»

Научный консультант: доктор философских наук, профессор

Дахин Андрей Васильевич

Официальные оппоненты: доктор социологических наук, профессор

Маркин Валерий Васильевич

                                              доктор социологических наук, профессор

Патрушев Владимир Иванович

                                              доктор социологических наук, профессор

Попов Валерий Германович

Ведущая организация:            Санкт-Петербургский государственный              

                                                   университет

Защита состоится « 29 » апреля  2011 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 212.117.03 при ГОУ ВПО «Мордовский государственный университет имени Н.П.Огарева»  по адресу: г. Саранск, ул. Б.Хмельницкого, 39а, 3-й этаж, зал заседаний.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке  имени М.М.Бахтина ГОУ ВПО «Мордовский государственный университет имени Н.П.Огарева». 

Сведения о защите и автореферате диссертации размещены на сайте ВАК РФ: http//vak.ed.gov.ru

Автореферат разослан «___» ____________ 2011 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат философских наук

доцент                                                                                   В.М.Сидоркина

 

Общая характеристика работы



Актуальность исследования. В настоящее время Россия переживает процесс трансформации, который затронул все сферы современной жизни общества. Переходный период, длящийся уже более двадцати лет, породил на гносеологическом уровне состояние неопределенности критериев оценки поведения людей в целом и хозяйствующих субъектов в частности, размытость целей, создав условия неустойчивости в реализации стратегий развития. Рассогласование политической, экономической, социальной, культурной, технико-технологической и прочих систем между собой нарушило тенденцию не только к развитию, но и к функционированию целостной общественной системы. Данный процесс потребовал нового научного осмысления как традиционных, уже существующих понятий, приобретающих под влиянием перемен иное содержательное наполнение, так и вновь возникающих явлений. По сути, на наших глазах происходит смена базовых, системообразующих социальных субъектов и институтов общества.

В начале 1990-х Россия решительно встала на путь экономических преобразований, восстановив институт частной собственности и предпринимательства. Целью экономических преобразований в России является создание новой эффективной экономики, обеспечивающей достойный уровень и качество жизни населения, полноправное участие государства в мировом экономическом сообществе. Важным инструментом достижения указанной цели является малое и среднее предпринимательство, которое постепенно осваивает социальные роли социального субъекта, представляющего «средний класс». В стране идет формирование нового хозяйственного механизма, в котором малый бизнес должен играть новую заметную роль.

В последние годы сфера малого и среднего предпринимательства становится все более привлекательной для различных социальных групп российского общества, поскольку создает рабочие места, предоставляет возможность самореализации, обеспечивает определенную стабильность и доход. Одновременно данный сектор российской экономики и российского социума является и наиболее рискованным, т.к. здесь еще не сформированы благоприятные условия для его функционирования. Тем не менее, при всей своей рискованности развитие субъектов малого и среднего предпринимательства (СМСП)  становится  приоритетным направлением для большинства российских регионов. Сегодня в России насчитывается более миллиона предприятий малого бизнеса, свыше 4,5 миллионов предпринимателей без образования юридического лица. В этом секторе, дающем 15-20 % валового внутреннего продукта, занят каждый пятый трудоспособный гражданин России.

Спектр актуальных вопросов, связанных с функционированием и развитием малого и среднего предпринимательства достаточно широк. Становление СМСП происходит в нестабильных экономических и политических условиях переходного периода. В связи с этим особую остроту и актуальность приобретает проблема изучения глубинных адаптационных ресурсов предпринимателей, которые во многом определяются тем, насколько вчерашние наёмные рабочие, научные сотрудники или студенты освоили роль предпринимателя, насколько они стали субъектами предпринимательской активности. Значимость этой проблемы усиливается все возрастающими требованиями к повышению эффективности деятельности предприятий малого и среднего бизнеса, а также поиском способов решения конкретных практических задач в этой сфере. Наиболее важным является изучение способности малого и среднего бизнеса к самоорганизации, потому что именно самоорганизация выступает фундаментальной основой становления субъектного начала в среде предпринимательства.  Систематизация и тщательный анализ форм, факторов, тенденций самоорганизации и их связи с производственной, финансовой, маркетинговой и иной деятельностью, необходимой для поддержания устойчивого функционирования предприятия на рынке, позволяет вырабатывать для лидеров предпринимательских сообществ и общественных объединений предпринимателей рекомендации по выбору наиболее эффективных стратегий развития.

Состояние научной разработанности проблемы. Проблема самоорганизации предпринимателей малого и среднего бизнеса находится на перекрестье целого ряда научных направлений, в рамках каждого из которых достигнуты значимые для настоящего исследования результаты. Поскольку предмет и объект исследования относятся к социальному контексту, находящемуся в состоянии транзита, постольку ряд принципиальных теоретических и методологических ресурсов заложены в трудах классиков социологии, с различных позиций рассматривавших модернизационные процессы в обществе, социальные трансформации и социальные ресурсы граждан, социально-экономических субъектов в структуре меняющегося социума (О.Конт, К. Маркс, М. Вебер, Ю. Хабермас, Д. Белл, П. Штомпка, Н.Луман). Теории развития и функций социальных институтов представлены в работах Т. Парсонса, Р. Мертона, Э. Гидденса. Представителями российской социологии, прежде всего, деятельностно-активистского направления современной теории, разработаны концепты и подходы по изучению трансформаций в посткоммунистических странах, в т.ч. в России, (Т.И.Заславская, С.Г.Кирдина, П.Тамаш, В.А.Ядов, М.К.Горшков и др.), предложено концептуальное осмысление процессов адаптации людей к изменениям социальной среды (Т.И. Заславская, П.М. Козырева, Н.И. Лапин, Ю.А. Левада, Н.Ф. Наумова, А. Пшеворский, М.А. Шабанова и др.), а также проводились исследования процессов трансформации социальной идентификации в условиях социальных изменений (Г.М. Андреева, Е.П. Белинская, Е.Н. Данилова, В.А. Ядов, и др.).

Другая сфера исследований связана с вопросами социально-экономической стратификации в России и местом в ней предпринимателей. Исследования велись и ведутся в нескольких направлениях, в частности, в свете проблем социального неравенства , в аспекте применимости классической модели социально-экономической стратификации с выраженным «средним классом» для реалий российского общества . Исследуется противоречивость в показателях социального положения групп,  описываются противоречия современного общества, стороной которых является «предприниматель» или «бизнесмен» . Анализируется дифференциация материального положения людей, качества их жизни и жизненных шансов. Рассчитываются индексы уровня жизни, материального положения и имущественного потенциала . Среди исследований  в сфере социальной стратификации есть те, что непосредственно посвящены изучению класса предпринимателей.

С одной стороны, они направлены на определение различных социальных характеристик и аспектов предпринимательства (этнического предпринимательства, бизнес-элит, этики и традиций предпринимательства и пр.), а с другой – на историю дисциплины . Кроме того, рассматриваются многочисленные вопросы взаимодействия малого бизнеса с кредитно-финансовыми учреждениями, вопросы деформализации взаимодействий в системе «власть – бизнес» , проблемы коррупции . Проводится анализ вопросов развития малого предпринимательства, как структурно-адаптационного фактора,  обеспечивающего трансформацию российского общества . Интересен подход, в рамках которого выделяются мотивы, стимулирующие людей заниматься предпринимательством: «вынужденное» предпринимательство и идейное предпринимательство (предпринимательство как выражение идеологии) . Развивая отмеченную адаптационную («социоструктурную» по Т.И. Заславской) концепцию происхождения и активности предпринимателей, исследователи раскрывают социальные источники, социальные формы адаптации представителей малого и среднего бизнеса в ситуации неблагоприятных колебаний деловой атмосферы. Кроме того, в литературе широко представлены исследования по различным аспектам развития рынков и конкуренции в мире и в России, в т.ч. на региональном уровне , характеризующих динамичность социальной среды, в которой действует предприниматель. Эти же исследования соотносят Россию с общемировыми/общетеоретическими контекстами институциональных рыночных изменений.

Исследования по вопросам объединения предпринимателей в бизнес-ассоциации осуществляются преимущественно в организационно-правовых, политологических аспектах (А.Ю. Сунгуров, М.Б. Горный, В.Н. Нефёдов и др.) . В целом этот кластер исследований является частью более общей исследовательской платформы – это институциональные исследования современных организаций, базовые идеи которых представлены в работах Т.Парсонса, Т.И.Заславской, А.И.Пригожина, С.Г.Кирдиной («институциональные матрицы»), П.Дж. Димаджио, У.В. Пауэлла и др.

В поле исследований малого и среднего предпринимательства отсутствуют и, следовательно, сохраняют актуальность исследования, направленные на целостное описание социальной реальности малого и среднего бизнеса в региональном измерении и социальных факторов, которые делают самоорганизацию малого и среднего бизнеса (создание ассоциаций, общественных объединений предпринимателей, саморегулируемых организаций) формой социального существования предпринимателей, а также того, в какой мере эта форма социального существования становится элементом, ресурсом сохранения и развития регионального бизнеса в изменяющейся деловой атмосфере.

Отдельные исследования касаются ресурсов региональных «сетевых отношений» , в которые вступает предприниматель для того, чтобы сохранять или развивать свой бизнес, и в которых важно соотношение между институциональным доверием и неинституциональным (личностным) доверием.

С опорой на собственный анализ исследований по проблемам малого и среднего бизнеса в России и с учётом оценок А.А. Куракина, составившего один из обстоятельных обзоров публикаций по экономической социологии , можно заключить:

1. Работ, посвящённых проблематике малого и среднего бизнеса мало, основная масса публикаций представляет собой более или менее масштабные key studies, разрабатываемые в русле экономической социологии, сопряжённой с методологиями исследовательских маркетинговых компаний .

2. Работы, выполненные в русле структурно-функционального анализа, раскрывают вопросы адаптации предпринимателей малого или среднего бизнеса (в т.ч. в ситуациях этнизации бизнеса, ситуациях проявления особенностей его ценностных установок и пр.) в конкретных ситуациях социальных изменений, то есть опираются преимущественно на адаптивную концепцию социального взаимодействия.

3. Работы обобщающего характера опираются в основном на институциональную парадигму (макросоциологическую) социального транзита, в рамках которой «самоорганизация» понимается в русле теории организаций – как деятельность по созданию общественной организации с соответствующими социальными функциями. Однако состояние и тенденции в развитии региональных общественных объединений предпринимателей малого и среднего бизнеса исследованы недостаточно.

4. Другой род обобщающих работ связан с проблемами определения социально-экономической стратификации в современной России и в этом контексте – с определением места, роли малого и среднего предпринимательства в системе социальных отношений. Однако вопросы становления малого и среднего бизнеса как самостоятельного социального явления исследованы слабо.

5. Третий вид обобщающих работ связан с исследованием динамики во времени форм социального поведения малых и средних предпринимателей, отдельных их характеристик, с выявлением этапов развития их деловой активности. При этом слабо исследованы структуры, задающие внутренние признаки становления малого и среднего бизнеса.

6. В опубликованных работах, как правило, концепт социальных изменений проецируется на сферу активности малого и среднего предпринимательства в виде адаптивной парадигмы, в рамках которой проблемное поле определяется через вопросы о способах адаптации предпринимателя к меняющимся социально-политическим и социально-экономическим условиям. Однако, обобщающих работ, которые бы характеризовали процесс становления коллективной социальной субъектности и идентичности малого и среднего предпринимателя, структуру его организационного поля и поля иных деловых связей,   нет. Кроме того, анализ исследований и публикаций показал, что в проблематике самоорганизации в среде малого и среднего бизнеса концептуально-методологические ресурсы социальной синергетики почти не используются.

Объектом исследования являются региональные процессы самоорганизации в среде предпринимателей малого и среднего бизнеса в современной России.

Предметом исследования являются актуальные деловые отношения и связи, обеспечивающие становление региональных общественных объединений предпринимателей малого и среднего бизнеса в поле их региональной деловой активности. 

Цель диссертационного исследования – выявить целостную картину процесса социальной самоорганизации малого и среднего бизнеса как социального субъекта, действующего в региональном деловом пространстве.

В соответствии с поставленной целью основными задачами исследования являются:

  • анализ теоретико-методологического опыта исследования проблем самоорганизации в сфере малого и среднего бизнеса и определение ресурсов, необходимых для их разрешения с учётом актуальности вопроса об обеспечении взаимосвязи макро- и микросоциологического подходов;
  • анализ правовых источников, предполагающих нормативные определения организационного поля малых и средних предпринимателей, рамки участия общественных объединений предпринимателей в системе социально-экономических взаимодействий;
  • разработка рабочих определений исследования («бизнес», «деловое пространство», «ресурсное место»), определение и раскрытие базовой структуры региональной самоорганизации предпринимателей малого и среднего бизнеса;
  • определение и теоретическое обоснование модели регионального делового пространства малого и среднего бизнеса;
  • содержательное обоснование основных гипотез исследования, связанных с проблемой соотношения личностного и общественного в деятельности предпринимателя, с проблемой соотношения институциональных полей и сетевых структур;
  • выявление ключевых оценок предпринимателей по вопросам строения их регионального делового пространства и места в нём общественных объединений  предпринимателей;
  • выявление основных региональных форм, структур, институтов самоорганизации, её актуальных социальных ресурсов, в частности, состояния социальных функций, ролей и перспектив развития региональных общественных объединений предпринимателей;
  • выявление роли общественных объединений предпринимателей в структуре регионального делового пространства и осуществление качественного и количественного анализа положения общественных объединений предпринимателей малого и среднего бизнеса в поле отношений с конкурирующими и дополняющими формами самоорганизации предпринимателей в поле их регионального делового пространства;
  • разработка обобщающей модели взаимосвязи различных аспектов процесса самоорганизации малого и среднего бизнеса, выделение структурного и институционального элементов самоорганизации, конкурентных и партнёрских форм их отношений;
  • разработка рекомендаций по использованию разработанного и апробированного инструментария для решения актуальных проблем развития малого и среднего бизнеса и оптимизации механизма социального партнерства на региональном уровне.

Гипотезы исследования. Гипотезы вытекают из анализа проблемного поля и стратегии исследования, направленной на выявление обобщающей картины социального становления субъектного начала (коллективной субъектности) малого и среднего бизнеса через его региональную самоорганизацию в актуальной меняющейся социально-экономической среде. В то же время, гипотезы базируются на положении о том, что взаимосвязанными аспектами региональной самоорганизации предпринимателей малого и среднего бизнеса являются, с одной стороны, структурирование регионального делового пространства, а, с другой, – развитие общественных объединений предпринимателей.

Первая гипотеза исследования состоит в том, что структура регионального делового пространства современного малого и среднего бизнеса существенно смещена в сторону закрытых, межличностных деловых связей, и, соответственно, поле институциональных отношений в этом пространстве ослаблено.

Вторая гипотеза состоит в том, что общественное объединение предпринимателей находится в процессе институционализации, который в настоящее время не закончен.

Коллективная идентичность предпринимателей малого и среднего бизнеса в аспекте консолидированных представлений о значении общественных объединений для социального статуса и профессионализма предпринимателя находится в стадии становления.

Теоретико-методологическую основу диссертационного исследования составили труды классиков социологии, ориентированные на создание обобщающих моделей и рассматривающие модернизационные процессы в обществе в аспекте социальных трансформаций сложных социальных систем и связей (О.Конт, М.Вебер, П.Бурдье, П.Штомпка, Н.Луман), идеи деятельностно-активистского направления современной теории, рассматривающие вопросы трансформаций общества в посткоммунистических странах и России с институциональных позиций (Т.И. Заславская, М.К. Горшков, С.Г. Кирдина, Н.А. Шматко, В.А. Ядов и др.). Поскольку акцент исследования связан с анализом процесса становления субъектности предпринимателей малого и среднего бизнеса, постольку другим важным теоретико-методологическим ресурсом являются работы Э.Гуссерля, Ю.Хабермаса, рассматривавшие фундаментальные вопросы становления социальных субъектов в структуре изменяющегося социума, а также работы, представляющие методологические возможности феноменологического подхода в социологии (Ю.Д. Красовский, Б.С. Сивиринов) .

Процессы становления малого и среднего предпринимательства в качестве социального субъекта рассматриваются нами в свете подхода, предполагающего обеспечение взаимосвязи макро- и микросоциологических аспектов . Поэтому, с одной стороны, в вопросах теории функционирования социальных институтов основными источниками являются идеи Т.Парсонса, П.Бергера и Т.Лукмана, П.Дж.Димаджио и У.В.Пауэлла ,а с другой стороны, опыт исследования сетевой природы социальной реальности использован с опорой на работы П.Бурдье («габитус», «социальные сети»), Б.Уэллмана («системы личных связей»), П.Штомпки («человеческие сети»), В.В. Волкова и О.В. Хархордина («практики»), М. Грановеттера («межличностные связи») .

Исследования процессов социальной самоорганизации опираются на опыт социологической проработки идей, восходящих к работам И.Р. Пригожина . В настоящее время в этом русле опубликован целый ряд работ, относящихся к направлению социальной синергетики и раскрывающих мета-социальные смыслы и процессы самоорганизации в обществе (И.Р. Пригожин, И. Стегерс, С.П. Курдюмов, Е.Н. Князева, Ф. Капра, В.И. Аршинов, В.Г. Буданов, А.В. Дахин, В.П. Шалаев и др.).

Для решения задачи описания становления малого и среднего бизнеса в качестве единой социальной реальности были использованы работы по теории социального пространства П. Бурдье , а также другие работы, посвящённые вопросам строения регионального социального и делового пространства .  В связанных с этим вопросах социального статуса предпринимателей использованы идеи Р. Линтона /R. Linton, который ввёл в научный оборот понятия «предписываемого» и «достигаемого» статуса, а в вопросах исследования профессионализма предпринимателей – работы Т. Парсонса, М. Ларсона, Э. Кульман, П. Дж. Димаджио, У.В. Пауэлла, Ю.А. Зеликовой, С.А. Тихониной и др.

Эмпирическая база исследования. Эмпирической базой исследования стали материалы, полученные в рамках исследовательского проекта, поддержанного грантами РГНФ и выполненного с участием автора диссертации в 2007-2009 гг. В рамках этого проекта были получены данные опроса представителей малого и среднего бизнеса, осуществлённого методом фокус-групп, проведённых с участием автора диссертации в городах Казань, Самара, Балахна, а также данные, полученные методом глубинного интервью предпринимателей Н.Новгорода в 2007-2008 гг. В 2008 г. с участием автора диссертации был проведён пилотный опрос представителей малого и среднего бизнеса в Нижегородской, Самарской, Саратовской областях, а также Марийской и Мордовской республиках, в рамках которого было опрошено 86 представителей малого и среднего бизнеса, база данных была обработана с помощью программы SPSS. На заключительной ступени исследования в 2009 г. с участием автора диссертационного исследования был проведен  социологический опрос 300 респондентов из Казани, Н.Новгорода, Владивостока, Краснодара и Екатеринбурга. Выборка репрезентативная, квотная, целевая (опрашивались владельцы предприятий, репрезентативная по соотношению малых и средних предприятий). Данный опрос позволил изучить социальные аспекты деловой активности крупных центров. Полученные данные были обработаны с помощью программы SPSS и послужили обоснованием основных выводов диссертационного исследования.

Кроме того, в работе были использованы данные Российского госкомитета по статистике (http://www.gks.ru), ИС РАН, ИСПИ РАН, ВЦИОМ и  другие источники статистической информации.

Достоверность результатов исследования обеспечивается исходными теоретико-методологическим позициями, использованием комплекса взаимосвязанных методов социологического исследования, соответствующих целям и задачам исследования, процедурами проведения полевых исследований, а также применением для обработки данных эмпирических исследований программы SPSS.

Научная новизна исследования.

1. На основе теоретико-методологического анализа выдвинута платформа целостного восприятия социальной самоорганизации малого и среднего предпринимательства как нового социального субъекта в поле региональной деловой активности.

2. На основе анализа нормативно-правовой базы, регулирующей активность малого и среднего предпринимательства, представлена нормативная модель включенности общественных объединений предпринимателей в пространство их деловой активности, определено их значение для процесса институционализации региональных объединений предпринимателей.

3. Дано уточнение понятия «бизнес» и таких рабочих определений  как «деловое пространство», «ресурсное место» применительно к предмету и объекту настоящего диссертационного исследования.

4. С опорой на концепты синергетических исследований и с учётом опыта феноменологических исследований  дано рабочее социологическое определение понятия самоорганизации в среде предпринимателей малого и среднего бизнеса, обосновано положение о бинарном характере этой самоорганизации. 

5. Получены неординарные эмпирические данные исследования, позволяющие определить строение актуального регионального делового пространства малого и среднего бизнеса, место общественных объединений предпринимателей и других форм самоорганизации в среде предпринимателей, в структуре их регионального пространства деловой активности.

6. Разработан и апробирован  социологический инструментарий для исследования соотношения институтов и структур самоорганизации предпринимателей в поле их региональной деловой активности.  

7. Получены  эмпирические данные исследования, позволяющие определить значение общественных объединений предпринимателей для формирования регионального социального статуса предпринимателя и его профессионализма.

8. Представлен анализ взаимосвязи значимости общественных объединений предпринимателей с представлениями предпринимателей о собственном профессионализме, о миссии малого и среднего бизнеса в регионе.

9. Разработана обобщающая социологическая модель становления регионального малого и среднего бизнеса, отражающая взаимосвязь пространственных и субъектных аспектов его социальной самоорганизации в региональном поле деловой активности.  

10. Даны рекомендации по дальнейшему практическому использованию полученных данных, выводов и инструментария исследования.

Положения, выносимые на защиту. Положения исследования, выносимые на защиту, представлены с опорой на платформу целостного восприятия процесса социальной самоорганизации малого и среднего предпринимательства в поле региональной деловой активности, где предпринимательство рассматривается  сквозь призму бизнеса, который анализируется в системе его взаимосвязи со структурой регионального делового пространства, с вопросами становления региональных общественных объединений предпринимателей, а также во взаимосвязи с вопросами формирования их групповой социальной и профессиональной идентичности.

1. Существует глубинная взаимосвязь между состоянием институтов общественной самоорганизации предпринимателей и структурной самоорганизацией регионального делового пространства предпринимателя, через выявление которой обоснована платформа целостного восприятия процесса становления малого и среднего предпринимательства как нового социального субъекта регионального пространства, социальная реальность которого представляет собой сложную взаимосвязь организационных полей и межличностных сетей.

2. Нормативно-правовая база региональной активности предпринимателей институционально определяет значимость общественных объединений предпринимателей и других форм их самоорганизации в поле их деловой активности, но структура реального делового пространства не совпадает с нормативно-правовой моделью, поскольку в реальности значимость общественных объединений и других институциональных ресурсов (бизнес-инкубаторов, консалтинговых агентств и прочих элементов инфраструктуры поддержки) существенно уступает таким неинституциональным ресурсам сохранения и развития бизнеса, как отношения с друзьями, отношения с родственниками и др.

3. Региональное деловое пространство предпринимателя представляет собой совокупность взаимосвязанных ресурсных мест региона, социальное взаимодействие с которыми необходимо предпринимателю для сохранения или развития своего бизнеса.

4. Ресурсное место – это точка регионального социального пространства (социальный субъект, социальный институт, социальная структура), содержащая доступ к социальным ресурсам, необходимым для сохранения или развития бизнеса. Понятие «бизнес» определяется как совокупность социальных институций, структур и ресурсов, находящихся в собственности и под управлением предпринимателя, общий смысл которых выражается в производстве товаров или услуг, которое нацелено на получение прибыли.

5. Модель регионального делового пространства включает две взаимосвязанные сферы деловой активности – сферу приватных (неинституциональных) деловых отношений и сферу публичных (институциональных) деловых отношений. Она отражает две взаимосвязанные альтернативные стратегии сохранения и развития регионального малого и среднего бизнеса, одна из  которых предполагает повышение прозрачности, социальной ответственности и профессионализма, а другая – закрытость, непрозрачность, атехнологичность деловых связей. Модель позволяет исследовать динамику процессов расширения деловой активности в сфере институциональных отношений и снижения в сфере неинституциональных связей.

6. Актуальная структура регионального делового пространства предпринимателя малого и среднего бизнеса  существенно смещена из сферы публичных деловых отношений в сферу приватных деловых связей, что подтверждено материалами эмпирического исследования.

7. При такой смещённой общей структуре регионального делового пространства значимость роли общественных объединений предпринимателей в сравнении с рядом других социальных ресурсов снижена; только 35,4% предпринимателей  уверены в высокой значимости общественных объединений предпринимателей для решения вопросов своего бизнеса, что существенно уступает, в частности, такой форме неинституциональной самоорганизации, как дружеские сети: высокое значение помощи друзей для решения вопросов своего бизнеса разделяет 75,8% предпринимателей. 

8. В региональных сообществах предпринимателей существуют точки концентрации общего знания, отражающие высокую важность таких функций регионального общественного объединения, как  организация диалога предпринимателей с властями (64 % предпринимателей разделяют это положение), защита интересов предпринимателей (57% предпринимателей разделяют это положение), организация взаимопомощи между предпринимателями (54%). По иным функциям существует заметный разброс мнений. Таким образом, показано, что предприниматели рассматривают свои региональные общественные организации, прежде всего, в качестве участников деловых отношений. Это подтверждает также и предположение о том, что общественное объединение является ресурсным местом делового пространства предпринимателя малого и среднего бизнеса.

9. Процесс институционализации региональных общественных объединений не завершён: существует противоречие между уровнем консолидации мнения по вопросам о функциях общественных объединений предпринимателей и оценкой их практической значимости в структуре регионального делового пространства.

10. Ключевыми факторами, с которыми предприниматели связывают свой социальный статус в регионе, являются «заработок, личные доходы» и «способность материально обеспечить свою семью, в т.ч. родителей, близких родственников» (так считают 94,7% предпринимателей); «объём годового оборота предприятия, прибыльность бизнеса» (так считают 92,1 % предпринимателей); личные связи в сфере бизнеса (так считают 91,4% предпринимателей) и другие факторы. При этом уровень разброса мнений по первому из названных выше факторов в разрезе исследованных регионов составляет 0,48, тогда как по фактору «членство в общественном объединении предпринимателей» – 1,34, причём в том, что этот фактор вообще оказывает влияние на социальный статус предпринимателя, уверены лишь 49,7% предпринимателей. Доминирование сферы приватных отношений в этом аспекте анализа позволяет заключить, что в настоящее время социальный статус предпринимателя рассматривается как личное достижение. Связь социального статуса с членством в общественном объединении предпринимателей хотя и существует, но не имеет консолидированного отражения в общем знании предпринимателей.

11. Представления о профессионализме предпринимателя, с одной стороны, являются частью их представлений о своём социальном статусе (профессионализм, как фактор, влияющий на социальный статус, отмечают 89,4% предпринимателей), и, с другой стороны, являются самостоятельным элементом идентичности предпринимателей. Не более одной трети предпринимателей уверенно считают, что участие в деятельности общественного объединения предпринимателей имеет высокое значение для профессионализма предпринимательской деятельности. Таким образом, участие в деятельности общественных объединений предпринимателей находится в периферийной части структуры профессиональной самоидентичности предпринимателя, а разброс мнений существенно выше, если сравнивать его с позициями, занимающими центральное положение в представлениях о профессионализме предпринимателя (нацеленность на развитие своего предприятия, инвестиции в технологическое развитие своего предприятия, применение стратегического менеджмента на своём предприятии и др.).





12. Обобщающая социальная модель самоорганизации в среде предпринимателей имеет бинарную основу, то есть включает процессы субъектной и пространственной самоорганизации сообщества предпринимателей. Субъектная самоорганизация предпринимателей проявляется в процессе формирования их коллективной социальной телесности и функций общественного объединения, общего знания, профессионализма и статуса, опирающихся на институциональную социальную форму общественного объединения. Пространственная самоорганизация предпринимателей малого и среднего бизнеса проявляется в процессе формирования их локального делового пространства существования и развития, опирающегося как на институциональные поля, так и на межличностные сетевые социальные связи.

13. Для получения динамической картины состояния структур и институтов самоорганизации в среде предпринимателей малого и среднего бизнеса и, в частности, представлений о роли общественных объединений предпринимателей, апробированный в рамках настоящего исследования инструментарий целесообразно использовать в режиме ежегодного мониторинга.

Теоретическая и практическая значимость исследования.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что оно вносит вклад в решение такой фундаментальной проблемы современной социологии, как проблема становления предпринимательства как нового социального актора и вносит вклад в создание платформы целостного восприятия социальной реальности становления институтов и пространств самоорганизации малого и среднего бизнеса, что важно для развития теорий социального транзита в постсоветских обществах. Кроме того, исследование вносит вклад в развитие теоретических представлений о строении, стратификации пространств региональной деловой активности предпринимателей. Апробированный в рамках диссертационного исследования оригинальный инструментарий может быть использован для углублённых теоретических исследований социальной динамики выявленных структур и факторов региональной самоорганизации предпринимательских сообществ в России в разрезе межрегиональных сравнений, а также в сравнении с аналогичными процессами в других странах. Кроме того, предложенная в исследовании теоретико-методологическая платформа и обобщающая модель взаимосвязи различных элементов социальной самоорганизации малого и среднего бизнеса может быть использована для исследования межрегиональных, общероссийских и международных форматов делового пространства малого и среднего бизнеса.  

Практическая значимость диссертационного исследования состоит в подробном анализе актуального состояния и места общественных объединений предпринимателей, других форм их самоорганизации в поле  региональной деловой активности, что позволяет выработать или корректировать программы развития целевой поддержки процессов становления региональных общественных объединений предпринимателей. Апробированный в рамках исследования инструментарий может быть использован для оценки результативности таких программ и последующей коррекции их целевых установок. Кроме того, они могут быть использованы для задач оптимизации структуры регионального делового пространства, для мониторинга эффективности работы региональной инфраструктуры поддержки бизнеса и для оценки инновационного потенциала малого и среднего бизнеса российских регионов. Вместе с тем, материалы исследования могут быть использованы для чтения курсов по социологии, социальной стратификации, теории социальной самоорганизации, а также разработки спецкурса по теории региональной самоорганизации предпринимателей малого и среднего бизнеса и учебных модулей с  key studies для магистров.

Апробация результатов исследования. Теоретические и эмпирические результаты исследования представлены на:

  • X Всероссийской научной конференции с международным участием «Вавиловские чтения»: «Потенциал России в глобальном мире: проблемы адаптации и развития» (Йошкар – Ола, Мар ГТУ: 2006);
  • XI Всероссийской научной конференции с международным участием «Национальные проекты России как фактор ее безопасности и устойчивого развития в глобальном мире» (Йошкар – Ола, Мар ГТУ: 2007);
    • Общероссийской научно-практической конференции с международным участием «Современные исследования социальных проблем» (Красноярск, НИЦ: 2009);
    • X Международном симпозиуме «Диалог мировоззрений: Коллективная социально-историческая память и вызовы современности» (Нижний Новгород, ВВАГС: 2009);
    • VI Всероссийской научной конференции «Управление социальными процессами в регионах» (Екатеринбург, УрАГС: 2008)
    • научных конференциях молодых ученых и аспирантов ВВАГС (Н. Новгород: 2007, 2008);
    • IX Дридзевских чтениях «Социальное обоснование стратегий городского, регионального и корпоративного развития: проблемы и методы» (Институт социологии РАН, 2009);
    • заседаниях кафедры социологии ВВАГС (Н. Новгород: 2008, 2009);
    • научно – практической конференции «Малое и среднее предпринимательство: Региональные стратегии сохранения бизнеса», (Н. Новгород, Волго-Вятская академия государственной службы: 2009).

Публикации. По результатам проведенных исследований опубликовано 36 работ общим объемом 35,2 печатных листов, в т.ч. 12 в журналах, входящих в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендуемых ВАК РФ.

Структура диссертации. Диссертационная работа включает введение, четыре главы, заключение и список использованной литературы.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы, раскрывается степень ее разработанности, определяется объект, предмет, цель и задачи диссертационного исследования, дается представление теоретико-методологических оснований исследования, его инструментально-методологической и эмпирической базы, определяются основные гипотезы исследования и положения, выносимые на защиту, характеризуется научная новизна и практическая значимость работы.

Глава 1. Проблемы становления малого и среднего бизнеса. На фоне транзита общества в России дается характеристика малого и среднего бизнеса как социального сообщества, обладающего общими чертами, анализируются проблемы функционирования и развития малого и среднего предпринимательства в рыночной системе. Рассматриваются теоретико-методологические ресурсы концепта адаптивности, ориентированного на проблемы малого и среднего предпринимательства, связанные с реагированием на проблемные ситуации, на изменения регионального делового климата, с приспособлением к меняющимся социальным и административно-политическим условиям. Определяются ключевые методологические подходы, базирующиеся на концепциях социального взаимодействия (Т.Парсонс, П.Сорокин, Р.Мертон), теории социальных систем (Н.Луман), даётся определение ряда рабочих терминов исследования («предприниматель», «бизнес», «малый и средний бизнес»), в которых проблематизируется и концептуализируется тема самоорганизации в среде предпринимателей малого и среднего бизнеса.

В частности, в разделе 1.1. «Становление предпринимательства в Российском обществе: структурно-институциональные аспекты» даётся обзор основных этапов становления предпринимательства, отражающих возможности адаптивного подхода, который используется на протяжении становления бизнеса в России от стадии «спекулянтов» в конце 1980-х гг. и «челночников» в начале 1990-х до современной стадии развития малого и среднего предпринимательства .

Отмечается, что в ситуации внешних вызовов и кризиса 2008 г. среди адаптивных реакций на проблемы у предпринимателей отсутствует интерес к консолидации; адаптивные стратегии специализации и сокращения издержек явно преобладают над стратегиями диверсификации и интеграции. Это означает, в частности, что экономический кризис 2008-2009 гг. ведет лишь к упрощению российской бизнес-среды . Анализируются другие особенности региональной среды (криминализации бизнеса и общества, несовершенной государственной политики в отношении малого предпринимательства и ряда других), сдерживающих становление и развитие социальных структур и институтов малого бизнеса в России. Выделяются группы проблем, в наибольшей степени сдерживающих развитие малого и среднего бизнеса. При этом подчёркнуто, что для обеспечения устойчивости сферы малой экономики наиболее приемлемой является модель партнёрства предпринимателей с институтами региональной государственной власти и институтами муниципального самоуправления . Осуществлённый анализ позволил заключить, что адаптивный подход не учитывает того обстоятельства, что и предприниматель и элементы среды находятся в процессе структурного и институционального становления. Поэтому подход, согласно которому односторонняя адаптация («предприниматель адаптируется к…») превращается в многостороннюю взаимную адаптацию различных социальных реальностей, включённых в сферу социальных взаимодействий  предпринимателя. Предпринимательство – это не столько адаптация, сколько «способность поддерживать функционирование множественных принципов оценивания и эксплуатировать силы трения, возникающие из их взаимодействия» . Таким образом, для создания более целостной картины становления малого и среднего бизнеса необходим инструментарий, способный уловить не столько одностороннюю адаптацию, сколько сложность «гетерархии» (Д.Старк) структурных и институциональных связей. Источником такого инструментария может стать синергетическая парадигма социальной самоорганизации, построенная на платформе теорий социального взаимодействия. 

Раздел 1.2. «Концептуализация проблемы самоорганизации малого и среднего бизнеса на платформе теорий социального взаимодействия» представляет теоретическую основу, на базе которой осуществлено определение проблемной ситуации, определены ключевые термины исследования. За основу концептуального описания социальных процессов в сфере малого и среднего бизнеса принимаются теории социального взаимодействия и социального действия (М.Вебер, Т.Парсонс, П.Сорокин, Р.Мертон, Д.Хоманс, Г. Блумер и др.). В свете этого подхода проблема становления предпринимателей малого и среднего бизнеса представляется как совокупность вопросов, связанных с социальными взаимодействиями предпринимателей между собой и с другими социальными акторами для сохранения и развития своего бизнеса. Содержание проблемы состоит в том, как в результате социальных взаимодействий предпринимателей между собой происходит переход от «интеракций» к «организации» (по Н. Луману).

Предприниматели малого и среднего бизнеса рассматриваются в рамке их деловой активности, то есть в рамке их бизнес-активности. С опорой на идеи теории социальных систем Никласа Лумана, термином «бизнес» определяется совокупность социальных институций, структур и ресурсов, находящихся в собственности и под управлением предпринимателя, общий смысл которых выражается в производстве товаров или услуг, которое нацелено на получение прибыли. Отмечается, что для исследования ситуации перехода предпринимателей от состояния «интеракций» к состоянию «организации» и для анализа социального пространства деловой активности предпринимателей, целесообразно пренебречь различиями между особенностями малого и среднего бизнеса, сосредоточив внимание на общем смысле деятельности, характерной как для предпринимателей малого, так и для предпринимателей среднего бизнеса. Поэтому программа исследования оставляет в стороне вопросы раздельного определения понятий малого и среднего предпринимательства и предполагает опору на общий смысл деловой активности предпринимателей малого и среднего уровня. Предпринимателями, вслед за Т.И. Заславской, мы называем «ядро группы», отвечающее всем базовым признакам предпринимательства . С опорой на исследования ИС РАН , в группу предпринимателей включаются собственники, владельцы, директора предприятий и менеджеры высшего звена. Соответственно, малым и средним предпринимательством называется деятельность предпринимателей, осуществляемая определенными хозяйствующими субъектами, имеющими установленные законом признаки малых и средних предприятий и действующими в рамках конкретного региона (субъекта федерации). Малый и средний бизнес рассматривается нами как «функциональная система» , которая, с одной стороны, включает каждого отдельного человека в страту предпринимателей, а, с другой стороны,  функциональные системы других уровней – в функциональную систему региона, в функциональную систему общественного объединения предпринимателей. Поэтому исследование состояния самоорганизации предпринимателей малого и среднего бизнеса рассматривается как изучение структурной и институциональной включённости предпринимателя в функциональную систему региона, в функциональную систему общественного объединения предпринимателей. Эта включённость (или не включённость) рассматривается и как источник регионального социального статуса и социальной идентичности предпринимателя.

В разделе 1.3. «Малый и средний бизнес и общественные объединения предпринимателей в нормативно-правовом поле» даётся анализ нормативно правовой базы,  как федеральной, так и региональной, определяющей институциональные правила социальных взаимодействий малого и среднего предпринимательства в аспектах, связанных с вопросами самоорганизации (с деятельностью общественных объединений предпринимателей, со значением инфраструктуры поддержки предпринимательства, с саморегулируемыми организациями). Отмечается, что категории субъектов малого и среднего предпринимательства установлены в статье 4 указанного Федерального закона № 209-ФЗ, а критерии выделения связаны с составом учредителей, сосредней численностью работников, с выручкой от реализации товаров.

Отмечается, что контрагенты социальных взаимодействий малых и средних предприятий определяются термином «инфраструктура поддержки» субъектов малого и среднего предпринимательства и включает в себя центры и агентства по развитию предпринимательства, государственные и муниципальные фонды поддержки предпринимательства, фонды содействия кредитованию (гарантийные фонды, фонды поручительств), акционерные инвестиционные фонды и закрытые паевые инвестиционные фонды, привлекающие инвестиции для субъектов малого и среднего предпринимательства, технопарки, научные парки, инновационно-технологические центры, бизнес-инкубаторы, палаты и центры ремесел, центры поддержки субподряда, маркетинговые и учебно-деловые центры, агентства по поддержке экспорта товаров, лизинговые компании, консультационные центры и иные организации.

Показано, что согласно законодательству самоорганизация в деловой среде сводится к понятию «саморегулирования», определяемому как самостоятельная и инициативная деятельность, которая осуществляется субъектами предпринимательской или профессиональной деятельности и включающей в себя разработку и установление стандартов и правил указанной деятельности, а также контроль за соблюдением требований указанных стандартов и правил.

В заключении делается вывод о том, что:

- в нормативно-правовом поле круг социальных взаимодействий малого и среднего предпринимателя рассматривается в качестве «инфраструктуры поддержки» с определённым составом типов организаций;

- общественные объединения предпринимателей рассматриваются в качестве неотъемлемого элемента «инфраструктуры поддержки».

- общественные организации рассматриваются в качестве социального института, представляющего интересы предпринимателей и включённого в поле взаимодействия с институтами государства и муниципального самоуправления; в этом качестве за общественными объединениями предпринимателей закрепляются соответствующие права, возможности и условия получения государственной поддержки

В целом проведённый анализ позволяет заключить, что с опорой на платформу теорий социального взаимодействия можно выделить малый и средний бизнес в качестве своеобразного узла гетерархии, функционально-институциональная структура которого задаётся нормативно-правовыми актами. Нормативно-правовая система, определяя малый и средний бизнес и его «инфраструктуру поддержки», позволяет сделать вывод о строении «организационных полей» малого и среднего бизнеса, связанных, прежде всего, со сферой социальной ответственности бизнеса.

В главе 2 «Становление субъектного начала в среде малого и среднего предпринимательства: вопросы методологии» даётся анализ основных теоретических посылок, на которых базируются гипотезы исследования, ключевые понятия, разрабатываемые в рамках исследования, программа исследования и ресурсы интерпретации полученных эмпирических данных. В частности, производится анализ синергетического подхода к социальной самоорганизации, подчёркивается особая значимость самоорганизации социального субъекта, предлагается понимание социальной самоорганизации, учитывающей особенность социального субъекта, находящегося в состоянии становления. С опорой на феноменологическую теорию Э.Гуссерля представлена модель становления субъектного начала и показано, что она фундаментально описывает становление предпринимательства в качестве нового социального субъекта. На основании данного анализа делается вывод о бинарной структуре процесса самоорганизации малого и среднего предпринимательства, включающего взаимосвязь субъектной и пространственной самоорганизации.

В разделе 2.1. «Анализ теоретических основ социальной самоорганизации» социальная синергетика рассматривается в качестве актуального направления теоретического осмысления процессов самоорганизации в обществе (С.П. Курдюмов, Н.Н. Моисеев, Г.Г. Малинецкий, А.Д. Урсул, К.Х. Делокаров, Е.Н. Князева, В.И. Аршинов, Ю.А. Данилов, В.Г. Буданов, А.П. Назаретян, К.К. Колин, Л.А. Микешина, В.В. Василькова, В.П. Шалаев и др.). Отмечается внутренняя противоречивость некоторых теоретических положений социальной синергетики, что актуализирует задачу её развития и адаптации для исследования социальных реалий. Синергетика рассматривается как современный этап развития системных исследований, для которых характерны существенно новые моменты, касающиеся, прежде всего, концепта «самоорганизации». Во-первых, предполагается, что сложноорганизованным природным и социальным системам невозможно навязывать пути их развития. Иначе говоря, концепт «самоорганизации» существенно ограничивает значение и роль внешнего, силового вмешательства в ход поворотных событий, в ход развития. Во-вторых, предполагается, что всякая сложноорганизованная система имеет множество собственных, отвечающих её природе путей развития. При этом выбор осуществляется в форме «бифуркации», под влиянием «малых флуктуаций», а не под влиянием выбора внешнего ей субъекта или закона. В-третьих, предполагается, что «динамический хаос» может выступать механизмом самоорганизации и самодостраивания структур, удаления лишнего, механизмом выхода на относительно простые структуры адаптации к меняющейся среде. В известном смысле, «хаос» занимает место «субъекта», что является смысловым ядром понятия «самоорганизация». В-четвёртых, самоорганизация связана только с системами, которым свойственна известная иерархия, выражаемая понятиями «надсистема», «система», «подсистема». Этот аспект важно подчеркнуть, так как он хотя бы отчасти связывает самоорганизацию с идеей «локальности» в мире систем. Подчёркивается, что для дальнейшего анализа необходимо сделать акцент на двух ключевых аспектах самоорганизации, определение (опознание) которых необходимо для исследований систем локальной самоорганизации человеческих сообществ, и, в частности, систем самоорганизации в среде малого и среднего бизнеса. Это «локальность» и «субъектность». Показано, что локальность процессов самоорганизации связана с динамикой внутренних пространств активности социальных субъектов. В строении внутренних пространств выделяются структурные элементы: «центр» – это зона активных взаимодействий агента; «периферия» – это поле второстепенных взаимодействий агента, «граница» – это зона предельных (малых) значений элементов внутреннего пространства агента. В нашем контексте мы полагаем возможным говорить о четырёх структурных элементах локальной самоорганизации, для которой должны быть выявлены а) субъект самоорганизации (сообщество предпринимателей малого и среднего бизнеса), б) «центр» или «ядро» самоорганизации – то есть активная часть пространства социальных взаимодействий, которая образует основу архитектуры этого пространства; в) «периферия» пространства самоорганизации – то есть поле процессов социального взаимодействия, вторичного плана, обеспечивающих вторичные элементы локального пространства; г) «граница» локальной самоорганизации – то есть предельные (малые) дистанции внутреннего пространства микрокосма. «Субъектность» процессов социальной самоорганизации означает, что непременным фактором их протекания является субъективная воля, мотивация, деятельность социального субъекта, в нашем случае предпринимателя малого и среднего бизнеса и сообщества предпринимателей малого и среднего бизнеса. Исходя из такого понимания природы самоорганизации, отмечается подход к субъектному определению социального пространства предпринимателя как к пространству, формируемому и воспринимаемому субъектом социального действия. В свете этого подхода рассматривается понятие среды бизнеса (деловой климат), которое уточняет понимание проблемы социальной самоорганизации предпринимателей. В заключении делается вывод, что в  свете названных подходов проблему самоорганизации предпринимателей малого и среднего бизнеса необходимо рассматривать в двух аспектах: а) в аспекте средовом, где в фокусе внимания находится региональный деловой климат (среда), и б) в аспекте, организационном, где в фокусе находятся социальные функции общественных объединений предпринимателей в пространстве их деловой активности. В разделе 2.2. «Феноменологический концепт становления социальной субъектности» раскрыта необходимость дополнения синергетического подхода феноменологическим, так как последний понимает социальный мир как смысловой, в котором люди действуют, исходя из социально-субъективного восприятия значимости тех или иных явлений. Феноменологическая социология исходит из того, что социальная реальность конструируется субъектом на основе смыслов и значений, заданных обществом или средой, в которой формировалось сознание субъекта . В разделе представлены основные моменты феноменологического подхода (Э. Гуссерль), раскрывающие основные аспекты социальных изменений природы социальной субъектности и являющиеся структурными моментами смысло-восприятия. Становление социальной субъектности включает аспект феноменологической редукции, аспект конституирования интенционального объекта и аспект конституирования другого. В свете этого подхода рассматриваются особенности становления практик малого и среднего бизнеса в России, а также актуальные особенности деловой активности предпринимателей. В частности, признаками феноменологической редукции является то, что первое десятилетие предпринимательской активности (конец 1980-х – начало 1990-х гг.) было во многом подчинено принципу «заключения в скобки», исключения всего, что «может подпасть под сомнение» : в деловые отношения были допущены только те, кто защищён от любой мыслимой возможности подпасть под сомнение, – то есть родственники, друзья, одноклассники и пр. Это то, что, казалось, обеспечивает, абсолютную «истинность» бизнеса, то есть его абсолютную управляемость и надёжность. Признаками процесса конституирования интенционального объекта в сознании предпринимателей малого и среднего бизнеса является то, что, формируя пространство своей активности, предприниматели чему-то «разрешают быть», а чему-то отказывают: так социальным субъектам и объектам городской инфраструктуры в этом «быть» в 1990-х гг. было отказано, и улица за забором предприятия (которая «не моя» и, значит, до неё нет дела), наёмные работники (которые «не свои» и, значит, им можно не платить зарплату) и т.п. – всё, что теперь принято связывать со сферой социальной ответственности бизнеса, на первых этапах становления субъектности предпринимателей не существовало для них. Признаки процесса конституирования другого в сознании предпринимателей малого и среднего бизнеса связаны с этапом институционализации деловых отношений, с этапом перехода их из регистра «своим да нашим» в регистр рационального, институционального партнерства.

Отмечается, что в качестве носителя становящейся субъектности в данном исследовании рассматривается сообщество предпринимателей, а формой его социальной телесности является общественное объединение предпринимателей.  В заключении раздела делается вывод о том, что становление малого и среднего предпринимательства как социального субъекта состоит как в формировании его внутреннего субъектного начала (интергрупповой аспект, с ним связана групповая феноменологическая редукция), так и в формировании внешнего поля субъектной активности предпринимателей (с этим связаны групповое конституирование «интенционального объекта» и «другого»). В свете синергетической парадигмы оба аспекта рассматриваются в качестве взаимосвязанных элементов процесса самоорганизации предпринимателей малого и среднего бизнеса, определяющих его бинарную природу. Таким образом, концептуально процесс социальной самоорганизации рассматривается как бинарный, содержащий два взаимосвязанных элемента. Один – это субъектная самоорганизация предпринимателей малого и среднего бизнеса, то есть процесс формирования их коллективной социальной телесности и функций, идентичности и статуса. Второй – это пространственная самоорганизация предпринимателей малого и среднего бизнеса, то есть процесс формирования их локального социального пространства существования и развития. В ходе дальнейшего исследования субъектная самоорганизация предпринимателей малого и среднего бизнеса изучается на примере становления общественных объединений предпринимателей, а пространственная самоорганизация – на примере анализа структуры регионального делового пространства малого и среднего бизнеса.

Глава 3 «Предприниматель и общественное объединение: проблемы становления в региональном деловом пространстве» отражает основные рабочие определения предмета исследования, представляет инструментализацию исследовательского аппарата, связанного с изучением значения и роли общественных объединений предпринимателей в поле их деловой активности. В частности, дается анализ данных, полученных методом фокус-групп, проведённых в 2008 г. в г. Балахна (Нижегородская область), Казань, Самара, материалов глубинных интервью, собранных в Нижнем Новгороде, а также данных пилотного опроса, проведённого в Нижегородской, Самарской, Саратовской областях, а также Марийской и Мордовской республиках. Изложенные материалы раскрывают содержание основных положений и гипотез, положенных в основу количественного исследования.

В разделе 3.1. «Общественное объединение предпринимателей в пространстве деловой активности малого и среднего бизнеса: основные определения» показано, что анализ субъектной самоорганизации предпринимателей малого и среднего бизнеса строится во взаимосвязи с анализом их пространственной самоорганизации. В частности, в основу эмпирической части исследования положена модель делового пространства предпринимателя, включающая: а) поле приватных, персонализированных деловых связей и б) поле публичных, институциональных деловых отношений, - учитывающая опыт близких теоретических подходов . Кроме того, разработка инструментария опиралась на идею «сетевых отношений» в среде предпринимателей и «межличностных сетей» . Основной акцент сделан на анализе институциональной формы самоорганизации, то есть на анализе отношений предпринимателей и региональных общественных организаций предпринимателей. При этом отношения бизнесменов в рамках деятельности своих региональных общественных объединений рассматривается и как элемент более широкого круга деловых контактов предпринимателя, как элемент делового пространства.

С опорой на понятие габитуса П.Бурдье , даётся определение регионального делового пространства предпринимателя, которое рассматривается как совокупность ресурсных мест, необходимых предпринимателю для сохранения или развития своего бизнеса. Ресурсными местами называются точки регионального социального пространства (социальные институты, социальные субъекты, социальные сети), обеспечивающие доступ к необходимым для бизнеса ресурсам. В поле публичных деловых отношений предприниматели пользуются и взаимодействуют с такими видами ресурсных точек, как банки, суды, институты региональной власти и муниципального самоуправления, страховые, консалтинговые и др. В поле приватных деловых отношений в перечень ресурсных точек могут входить семейные, дружеские, земляческие и даже криминальные социальные сети. В ходе исследования формируется перечень ресурсных мест предпринимателя малого и среднего бизнеса и ставится задача исследования значимости общественных объединений предпринимателей в этом контексте.

В разделе 3.2. «Проблемы бизнеса и роль общественного объединения: качественный анализ» представлены основные материалы и анализ данных эмпирического исследования. Исследования методами фокус-групп и глубинных интервью были проведены для качественного анализа отношения предпринимателей к своим региональным общественным объединениям. Исследования проводились в июне-ноябре 2008 года в г. Балахна (Нижегородская область), Самара, Казань, в г. Нижний Новгород. Самоорганизация предпринимателей (в нашем контексте – формирование общественных организаций предпринимателей, в т.ч. саморегулируемых организаций) рассматривается а) как форма деловой активности предпринимателей в поле публичного пространства, б) как признак осознания своей миссии, роли в региональном сообществе, в) как признак профессионализации бизнеса, г) как ресурс позитивной адаптации малого и среднего бизнеса к изменениям регионального делового климата. Программа этой части исследования включала в себя три тематических элемента, которые, соответственно, 1) выявляли уровень идентичности респондентов с социальной группой малого и среднего бизнеса, 2) выявляли представление предпринимателей о строении и состоянии их делового пространства, 3) выявляли представление предпринимателей о значимости, роли своих региональных общественных объединений. Характерный диапазон качественных оценок отражают материалы глубинного интервью, анализ которых представлен в табл.1.

Таблица № 1.

Диапазон качественных оценок отношения к самоорганизации предпринимателей.

 

 

Респон-денты

Оценки желаемого

Оценки действительного

1

2

3

4

Является ли средством защиты групповая солидарность в бизнесе?

Как вы понимаете групповую солидарность?

Как предпочитаете защищать интересы своего бизнеса: коллективно, или индивидуально?

Возможно ли в настоящих условиях создать саморегули-руемую организацию?

Респ.1

«Обязательно»

«…надо группироваться и защищать свои интересы»

«Здесь каждый сам за себя…»

«Понятия не имею»

Респ.2

«Является»

«Когда один за всех и все за одного»

«Ходим все по одному, потому что у нас нет лидера…»

«Не знаю»

Респ.3

«Конечно, безусловно»

«Один в поле не воин»

«Пытаемся коллективно, но нет общности»

«Не знаю»

Респ.4

«Если будет существовать, то да»

«Гражданская солидарность – защита общих интересов с определенными сообщениями предпринимателей, иногда в ущерб личных интересов»

«…надеяться можно только на себя…»

«…такой возможности нет»

Респ.5

«Солидарность это хорошо, но…»

«…поддержка друг друга, предоставление  различной информации не помешала бы»

«…главное – добиться максимального результата в защите собственных интересов и интересов своего предприятия»

«…думаю, нет, но…»

Респ.6

«Конечно»

«Групповая солидарность – выполнение каждым сотрудником своих обязательств в полном объеме»

«Коллективно»

«Да»

Респ.7

«Конечно»

Это дружная, порядочная работа, достижение общих целей.

«Коллективно»

«Возможно»

Респ.8

«Я думаю, что является»

«Групповая солидарность основывается на единстве убеждений, взаимопомощи и поддержки общих интересов и целей»

«Коллективно»

«Затрудняюсь ответить…»

Табл.1 показывает высокую степень неоднозначности отношения предпринимателей к вопросам, связанным с необходимостью создания общественной (саморегулируемой) организации предпринимателей.

В целом полученные данные позволяют заключить, что готовность малого и среднего бизнеса к самоорганизации в публичном пространстве находится в зачаточном состоянии. Более привычной является самоорганизация, основанная на принципах «личных отношений» (то есть самоорганизация в поле приватных социальных связей) или вообще выживание поодиночке. Это, в свою очередь, вызывает смещение интересов и целей деятельности предпринимателей также в сторону индивидуальных, личных мотивов, ценностных установок и достижений.

В разделе 3.3. «Отношение предпринимателей к общественному объединению: качественный анализ предпочтений» концептуально представляет инструментарий для анкетных социологических опросов. Отмечается, что данные, полученные методом фокус-групп, подтвердили исходное предположение о том, что в поле своего делового пространства предприниматели выделяют отдельные сегменты, воспринимают своё деловое пространство как совокупность ряда деловых отношений с сотрудниками, с контрагентами, с потребителями с властями. Это позволило провести более глубокое исследование строения регионального делового пространства предпринимателя. К полю приватных деловых отношений, включённых в рамку анализа, отнесены отношения: «бизнес - услуги за взятку», «бизнес - услуги по "обналичке", «бизнес - помощь друзей», «бизнес - помощь родственников», «бизнес - помощь криминала». Это те виды деловых связей, которые формируются на межличностной основе (межличностные сети), на основе индивидуального, межличностного доверия и не предполагают прозрачности, универсального контроля со стороны тех или иных организаций. К полю публичных деловых отношений, включённых в рамку анализа, отнесены отношения: «бизнес - муниципальные власти», «бизнес - региональные власти», «бизнес - услуги банков», «бизнес - судебные инстанции», «бизнес - услуги связи», «бизнес - помощь общественного объединения предпринимателей». 

Разработка инструментария (анкеты) была сфокусирована на анализ следующих аспектов роли общественных объединений предпринимателей:

- проанализировать представления о роли общественной организации предпринимателей в контексте более общих их представлений о миссии малого и среднего бизнеса в регионе;

- проанализировать значение членства в общественной организации предпринимателя для повышения его социального статуса в регионе;

- проанализировать знание предпринимателей о деятельности общественных объединений предпринимателей своего региона, представление об их роли, представления о необходимости их существования;

- проанализировать роль опыта работы в общественной организации предпринимателей для профессиональной культуры предпринимателя.

В разделе представлены также данные пилотного социологического исследования, полученные на базе стандартизированной анкеты, использованной в ходе опроса предпринимателей (выборка целевая,  опрашивались владельцы и топ-менеджеры малых и средних предприятий), проведённого в сентябре-декабре 2008 г. и феврале-марте 2009 г. в Нижегородской, Самарской, Саратовской областях, а также в Марийской и Мордовской республиках. Всего было опрошено 86 человек, из которых 56% – владельцы бизнеса с численностью наёмных рабочих до 50 чел., 13% – владельцы бизнеса с численностью наёмных работников от 50 до 100 чел., остальные – топ-менеджеры и представители администрации частных предприятий.

Полученные данные показывают, что чуть более половины респондентов (55,0 %) знают о существовании общественных объединений предпринимателей в своих регионах, а остальные – или не знают (30,0 %) или не ответили на вопрос (15,0 %).

Анализ данных об отношении респондентов к функциям общественного объединения предпринимателей показал, что точное знание о роли общественной организации предпринимателей показывают не более одной пятой части респондентов. При этом наибольший уровень уверенного знания касается таких функций, как: 

- организация необходимого диалога (обратной связи) предпринимателей с властями (29,1 % опрошенных);

- на постоянной основе защищают интересы предпринимателей, организуют взаимопомощь среди предпринимателей (23,3 % опрошенных);

-защищают интересы предпринимателей время от времени, в крайних ситуациях (22,1 % опрошенных);

- обслуживают бизнес-интересы лидеров организации (22,1 % опрошенных).

Обращается внимание на то, что роль, связанная с организацией необходимого диалога (обратной связи) предпринимателей с властями прочно известна почти третьей части респондентов, что говорит как об актуальности этой функции, так и, вероятно, о более внимательном отношении предпринимателей к информации о такого рода событиях. Одна из достоверно известных актуальных функций – обслуживание бизнес-интересов лидеров организации – известна почти каждому пятому респонденту, но отражает критическое отношение к лидерам организаций и, вероятно, к самим организациям. Отмечается, что, несмотря на слабое знание об активности своих общественных объединений, более двух третей опрошенных предпринимателей (64,0 % респондентов), тем не менее, считают, что общественные объединения предпринимателей нужны для улучшения регионального делового климата (отрицают их нужность 8,1 % опрошенных).

По блоку вопросов, относящихся к проблеме профессионализма предпринимателя в сфере малого и среднего бизнеса, получены данные, согласно которым лишь около одной трети опрошенных предпринимателей уверенно согласны с тем, что различные формы взаимодействия с общественной организацией предпринимателей является элементом профессиональной культуры представителя малого и среднего бизнеса (например, по позиции «Лидерство в объединении предпринимателей региона» 39,5% респондентов; по позиции «Сознательная самореализация в проектах сообщества предпринимателей регионе»  34,9 % респондентов).

Относительно того, в какой степени принадлежность к общественной организации влияет на региональный социальный статус предпринимателя, полученные данные позволяют сделать вывод о том, что фактор общественной организации предпринимателей принадлежит к группе факторов, слабо влияющих на региональный социальный статус предпринимателя. Это значит, что такая форма публичной активности рассматривается представителями малого и среднего бизнеса во многом, как нечто неформальное, близкое к личным предпочтениям религиозного или благотворительного характера, как то, что стоит несколько в стороне от статусных приоритетов предпринимателя.

Данные по структуре регионального делового пространства малого и среднего бизнеса на уровне модели базовой системы деловых отношений предпринимателя позволяют оценить значимость деловых отношений с общественной организацией предпринимателей («Бизнес - помощь общественного объединения предпринимателей») в системе базовых деловых отношений сферы приватных и публичных деловых связей. Данные оценок были сведены к трём категориям: «высокое значение», «среднее значение» и «низкое значение» и приведены в табл. 4.

Таблица 4. Распределение оценок значимости региональных деловых отношений для сохранения и ведения бизнеса.

 

 

Вид деловых отношений

Распределение оценок

(% от числа опрошенных)

Низкое значение

Среднее значение

Высокое значение

Нет ответа

Бизнес - муниципальные власти

7,5

22,5

43,8

26,3

Бизнес - региональные власти

11,3

17,5

48,8

22,5

Бизнес - услуги банков

7,5

10,0

60,0

22,5

Бизнес - судебные инстанции

12,5

16,3

42,5

28,8

Бизнес - услуги связи

5,0

22,5

51,3

21,3

Бизнес - помощь общественного объединения предпринимателей

18,8

15,0

30,0

36,3

Бизнес - услуги за взятку

25,0

11,3

21,3

42,5

Бизнес - услуги по "обналичке"

20,0

15,0

25,0

40,0

Бизнес - помощь друзей

5,0

20,0

38,8

36,3

Бизнес - помощь родственников

18,8

8,8

28,8

43,8

Бизнес - помощь криминала

23,8

6,3

11,3

58,8

Полученные данные выявили достаточно заметную разницу в оценках значимости ключевых сегментов регионального пространства деловых отношений предпринимателей малого и среднего бизнеса. Из приведённых данных табл. 4 видно, что поле региональных деловых отношений малых и средних предпринимателей смещено в сферу приватных, непрозрачных, неформализованных отношений. При этом оценка значимости общественных объединений предпринимателей существенно уступает оценкам значимости таких неинституциональных сетевых ресурсов, как дружеские и родственные сети, и лишь незначительно превосходит по значимости коррупционные сетевые структуры.

В целом данные позволяют заключить, что в среде регионального малого и среднего бизнеса отсутствует выраженная консолидация оценок значимости общественной организации предпринимателей для решения вопросов сохранения и развития бизнеса. В составе опрошенных респондентов-предпринимателей можно выделить три группы. Первая  группа «активистов-общественников» – это те, кто высоко оценивает роль помощи общественной организации в вопросах сохранения бизнеса предпринимателей и одновременно отмечает высокую удовлетворённость деятельностью своих региональных объединений предпринимателей. Эта группа в среднем составляет около 13-15% опрошенных, её представители считают участие в деятельности регионального бизнес-сообщества неотъемлемым признаком профессионализма современного бизнесмена. Вторая группа  «скептики-индивидуалисты» – это те, кто низко оценивает  роль помощи общественной организации в вопросах сохранения бизнеса предпринимателей и одновременно отмечает низкую удовлетворённость деятельностью региональных объединений предпринимателей в своих регионах. Для регионов Приволжского федерального округа, где проводилось пилотное исследование, предположительно, эта группа составляет около трети опрошенных предпринимателей, а её ядро образуют около 8-10% предпринимателей. Представители этой группы не считают участие в деятельности общественной организации признаком профессионализма в бизнесе. Третья группа – «не уверенные», они дают средние оценки значимости и удовлетворённости деятельностью региональных бизнес-ассоциаций и не уверены в важности участия в их деятельности для профессионализации предпринимательской деятельности. Это достаточно аморфная группа, которая в зависимости от вектора изменений регионального делового климата будет частично перетекать либо в группу «активистов-общественников» либо в группу «скептиков-индивидуалистов».

В главе 4. «Становление новой социальной реальности малого и среднего предпринимательства: актуальное состояние и возможные перспективы» на основе данных пилотного опроса, а также данных репрезентативного опроса предпринимателей из сферы малого и среднего бизнеса, который проводился в октябре-ноябре 2009 г. в пяти областных центрах – Н.Новгороде, Казани, Краснодаре, Екатеринбурге, Новосибирске, Владивостоке – подтверждены ключевые гипотезы исследования. В результате анализа и интерпретации полученных данных представлена обобщающая картина становления новой социальной реальности малого и среднего предпринимательства, включающая сложный комплекс институциональных, структурных и сетевых образований регионального уровня.

Раздел 4.1. «Основные элементы социальной реальности малого и среднего бизнеса в региональном измерении» ориентирован на обобщение данных анализа регионального пространства малого и среднего бизнеса, а также на выявление места и роли общественных объединений региональных предпринимателей в вопросах сохранения и развития бизнеса, на выявление готовности предпринимателей к активному участию в деятельности своих общественных объединений. Основные компоненты социальной реальности малого и среднего бизнеса сводятся к следующим.

1. Региональное деловое пространство предпринимателя, имеющее структуру, включающую сферу публичных и сферу приватных деловых отношений. Деловые отношения предпринимателя с общественной организацией предпринимателя относятся к сфере публичных отношений, поскольку представляют собой институциональную форму доступа предпринимателя к сетевому ресурсу своего сообщества.  Сетевые ресурсы являются универсальными по своему содержанию, и этим они отличаются от таких ресурсных мест, как банки, консалтинговые институции, поставщики и пр., которые предоставляют тот или иной специализированный ресурс (соответственно, деньги, знание, комплектующие детали и пр.).  Сетевые ресурсы  могут дать и то, и другое, и третье, они могут дать доступ к кадровым ресурсам, а также к ресурсам справедливого разрешения спорных ситуаций в бизнесе.

2. Социальный статус представителей малого и среднего бизнеса в регионе, определяемый широким набором факторов, среди которых выделяется фактор общественной организации предпринимателя. В рассматриваемом контексте фактор общественной организации формирует две платформы активности предпринимателей, которые можно определить как платформа общественной активности и платформа профессионализма.

3. Платформа профессионализма предпринимателя в сфере малого и среднего бизнеса определяется как состоящая из двух блоков: а) блок способностей для организации процессов внутри своего бизнеса, б) блок способностей для организации внешнего пространства своего бизнеса.

4. Платформа общественной активности представлена через функции общественной организации в регионе, которые в целом играют роль инфраструктуры поддержки малого и среднего бизнеса и охватывают вопросы защитного, коммуникационного, социально-благотворительного, развивающего характера.

5. Сообщество предпринимателей в сфере малого и среднего бизнеса не является однородным, поэтому неотъемлемым элементом социальной реальности малого и среднего бизнеса являются генерации предпринимателей, действующие в среде современного малого и среднего бизнеса. Генерации бизнеса – это группы предпринимателей, начавших свой бизнес в один и тот же период времени и сохранивших его на момент проведения исследования.

В разделе 4.2. «Общая характеристика структуры регионального делового пространства» анализируются данные, которые позволяют описать основные характеристики состояния пространственной самоорганизации малого и среднего бизнеса – то есть структуры регионального делового пространства современной России на уровне базовой системы деловых отношений предпринимателя. Данные показывают, что имеет место  заметное смещение делового пространства российского предпринимателя малого и среднего бизнеса из сферы публичных, институциональных деловых отношений в сферу приватных, персонализированных и неформализованных деловых связей, где высокая значимость отношений «бизнес - муниципальные власти» (74,2% от числа опрошенных) и высокая значимость отношений «бизнес - региональные власти» (76,8% от числа опрошенных) конкурируют с высокой значимостью отношений «бизнес - помощь друзей» (75,8%), «бизнес - помощь родственников» (69,9%) и «бизнес - услуги за взятку» (31,5%); оценки высокой значимости отношений «бизнес - услуги банков» (79,1%) конкурируют с оценками значимости отношений «бизнес - услуги по "обналичке"» (30,8%), а оценки высокой значимости отношений «бизнес - судебные инстанции» (52,6%) конкурируют с оценкой высокой значимости отношений «бизнес - помощь криминала» (14,9%). Деловые отношения с сообществом предпринимателей (их высокую значимость признают 35,4% предпринимателей) конкурируют по своей значимости со взяточничеством (его высокую значимость признают 31,5% предпринимателей) и, соответственно, с услугами по «обналичке» (их высокую значимость признают 30,8% предпринимателей). Таким образом, более 30% предпринимателей рассматривают как равноценные варианты решения проблем своего бизнеса и дачу взятки, и помощь общественного объединения предпринимателей. Современная ситуация такова, что общественные объединения предпринимателей составляют реальную конкуренцию двум наиболее негативным аспектам современного бизнеса – взяточничеству и криминалу. Принципиально важно то, что и взяточничество и криминал лежат во вне-институциональном, нелегитимном поле деловой активности, а составляющие им конкуренцию общественные объединения представляют собой институциональную форму деловых отношений. В то же время, полученные данные позволяют заключить, что конкурирующими неинституциональными ресурсными местами по отношению к общественным объединениям предпринимателей являются также сети одноклассников и земляческие сети. 39,4% предпринимателей высоко оценивают значимость первых и 40,7% предпринимателей – значимость вторых. Это значит, что около 5% предпринимателей могут однозначно предпочесть помощь земляков и одноклассников помощи со стороны общественного объединения предпринимателей. Вместе с тем большинство тех и других предпринимателей рассматривают помощь со стороны общественного объединения в качестве равноценной альтернативы по отношению к помощи со стороны земляков и одноклассников. Религиозная община и национальная диаспора рассматривается в качестве институциональных социальных систем, обладающих собственным ресурсом социальной самоорганизации. Поэтому по отношению к ним речь идёт не о конкуренции общественных объединений, а о взаимном дополнении. То есть позитивная тенденция развития в этом аспекте будет состоять не в том, чтобы число сторонников общественного объединения увеличивалось, а число сторонников религиозных общин и национальных диаспор росло, а в том, чтобы росло число сторонников всех трёх форм социальной самоорганизации.

Анализ значимости ресурсных мест в разрезе генераций позволяет выявить динамику отношения к ним. Характер этой динамики представлен аппроксимациями, которые обозначают тренд отношений по каждому ресурсному месту (рис.1). Из этих данных видно, что по мере появления новых генераций предпринимателей оценка значения помощи общественных объединений предпринимателей для бизнеса повышается. Однако аналогичный тренд имеют и отношение к помощи родственников, и отношение к взятке, и отношение к криминалу. Это значит, что в региональных сообществах предпринимателей растёт запрос на сетевые ресурсы, основанные на началах самоорганизации, и для общественных объединений предпринимателей это открывает позитивную перспективу. С другой стороны, с общественными организациями предпринимателей конкурируют сети взяткополучателей, криминальные и родственные сети, оценки значимости которых также имеют растущие тренды. Только оценка значимости дружеских сетей имеет снижающийся тренд.

Необходимо отметить также и то, что на рубеже последних двух генераций предпринимателей (начавших бизнес с 2004-2005 гг. и с 2007-2008 гг.) оценка значимости криминальных сетей падает, а оценка значимости общественных объединений предпринимателей растёт. Это является позитивным обстоятельством для развития общественных объединений. В то же время, на этом же рубеже растёт, хотя и не так круто, оценка значимости взятки, а также оценка помощи друзей, которые, таким образом, являются наиболее серьёзными актуальными конкурентами общественных объединений предпринимателей в системе ресурсных мест региона (рис.1). 

Рисунок 1. Значимость ресурсных мест, связанных с самоорганизацией, в оценке различных генераций предпринимателей с указанием аппроксимированных трендов (тренды отмечены тонкой линией)

       

В разделе 4.3. «Социальные функции общественного объединения предпринимателей» на основе данных о социальных функциях регионального общественного объединения предпринимателей анализируется состояние субъектной самоорганизации малых и средних предпринимателей. Социальные функции объединения предпринимателей были сведены к перечню, который был составлен на основе материалов фокус-групп. Он включает  десять функций. В перечне функций отражены как позитивные (защита интересов предпринимателей, помощь в развитии бизнеса и пр.), так и негативные (обеспечение давления властей на предпринимателей и пр.) аспекты функционирования общественных объединений предпринимателей. Полученные данные показывают, что в сообществе предпринимателей существует консолидированное мнение о высокой важности таких функций регионального общественного объединения, как  организация диалога предпринимателей с властями (64% предпринимателей высоко оценивают эту функцию), защита интересов предпринимателей (57% предпринимателей высоко оценивают эту функцию), организация взаимопомощи между предпринимателями (54% предпринимателей высоко оценивают эту функцию). По остальным функциям существует заметный разброс мнений, который наиболее выражен в отношении функции «бизнес-инкубатора», «организатора благотворительных акций» и «досуга». Таким образом, предприниматели рассматривают свои региональные общественные организации, прежде всего, в качестве участников деловых отношений. С другой стороны, консолидированное мнение о необходимости участия общественной организации предпринимателей в диалоге с властями, в защите интересов предпринимателей, свидетельствует о том, что в своей деловой активности предприниматели готовы опираться на институциональные образования, то есть имеют мотивацию на развитие сферы публичной деловой активности.

В поле источников помощи для бизнеса действуют как институциональные (публичные, в т.ч. общественные объединения предпринимателей), так и неинституциональные (приватного характера) образования. Согласно полученным данным в ситуации, когда необходима помощь в поиске нового партнёра по бизнесу, в свою общественную организацию обращается только 17,5% представителей малого и среднего бизнеса. С таким уровнем «популярности» общественные объединения попали в группуинституциональных переходных источников помощи (от 10% до 30% предпринимателей обращаются к ним), то есть тех, значение которых для бизнеса меняется. Данные отражают восходящий тренд, в рамках которого роль общественных организаций имеет тенденцию к росту. Кроме того, данные свидетельствуют, что существует заметное региональное разнообразие отношения к общественной организации предпринимателей как к источнику помощи в ситуации, когда необходимо найти нового партнёра для бизнеса. В Екатеринбурге и Краснодаре данная роль оценивается респондентами ниже, а в Новосибирске и Владивостоке – выше по сравнению со средним значением. Это позволяет оценить возможный диапазон значения общественного объединения предпринимателей в данной роли, а также перспективу роста этого значения, которая может достигнуть уровня, превышающего 40%. Тем не менее, очевидно, что ключевыми неинституциональными конкурентами общественной организации предпринимателей по всем региональным ситуациям являются «друзья» и «родственники», которые в настоящее время обладают ресурсами доверия более высокими, чем общественные объединения предпринимателей. Кроме того, более активными дополнительными формами самоорганизации для предпринимателей могут стать землячества, национальные диаспоры и религиозные общины. На основании анализа делается вывод о том, что развитие общественных объединений в качестве центров самоорганизации предпринимателей находится в поле, в котором действуют различные иные формы самоорганизации предпринимателей. Поле самоорганизации предпринимателей включает различные социальные образования, обеспечивающие координацию и коммуникацию предпринимателей по вопросам бизнеса. Помощь в ситуации поиска новых деловых партнёров является конкретным примером такой координации и коммуникации. Этот пример показывает, что источниками необходимой помощи являются не только общественные организации предпринимателей, но и иные формы общественных объединений. Одни из этих форм (дружеские и семейные сети) являются неинституциональными и конкурируют с общественным объединением, как с социальным институтом. Другие, являясь институциональными по своей природе, выступают в качестве дополнительных возможностей самоорганизации предпринимателей. В целом активность поля самоорганизации существенно смещена в сторону неинституциональных форм самоорганизации (дружеские сети используют 48,7 % предпринимателей малого и среднего бизнеса; родственные сети – 36,8%).

В разделе 4.4. «Социальная субъектность предпринимателей: основные проблемы институционализации» отражает анализ материалов о представлениях предпринимателей о своей миссии в регионе, роли участия в деятельности общественных объединений предпринимателей для поддержания статуса предпринимателя в регионе и для профессионализма предпринимателя. 

По данным пилотного опроса 58,1% респондентов-предпринимателей считают, что у малого бизнеса есть своя миссия в регионе, а 17,4% уверенно считают, что её нет. Что касается среднего бизнеса, то с тезисом о том, что у него есть собственная миссия в регионе согласно 54,7% респондентов и не согласно 8,1%. Эти данные позволяют заключить, что в среде малого и среднего бизнеса существует консолидированная позиция о собственной миссии в регионе, хотя зона консолидации охватывает лишь около половины всех предпринимателей.

Сравнительный анализ утвердительных мнений респондентов о содержании миссии малого и среднего бизнеса в регионе показал, что главной точкой консолидации мнения опрошенных предпринимателей является то, что миссия малого и среднего бизнеса состоит в «улучшении качества товаров и услуг». Второй точкой консолидации мнения опрошенных респондентов является признание в качестве миссии положения о том, что  малый и средний бизнес «создаёт рабочие места, чтобы была меньше потребность в социальной помощи государства» (речь идёт о государственных расходах на пособия безработным и т.п.). Таким образом, зафиксированные данным инструментарием формы общего знания участников опроса относятся к производственной сфере и к пространству частного пользования. Наиболее важные для развития региональных общественных объединений предпринимателей позиции, – «влиять на программы развития территории региона» и «развивать деловую инфраструктуру региона», хотя и разделяются более чем сорока процентами респондентов, тем не менее, находятся в зоне большего диссонанса мнений (соответственно, уровень разброса 1,35 и 1,07), чем названные выше две позиции производственной сферы (уровень разброса мнений в диапазоне 0,67 – 1,28). Всё это позволяет заключить, что в настоящее время представления о миссии малого и среднего бизнеса на региональном уровне являются слабым фактором формирования и развития региональных общественных объединений.

Анализ данных о факторах, влияющих на статус предпринимателя в регионе, позволил выявить дополнительные аспекты отношений к роли общественного объединения. В сфере приватной активности предпринимателя наиболее выраженной точкой консолидации мнений является фактор «личные связи во власти» (который относится к сфере общественного приватного). В сфере публичной активности предпринимателя точками консолидации мнений являются «успех в отстаивании интересов своего бизнеса в суде» и «депутатские «корочки». Мнение о таких факторах, как «инициативность в вопросах организации партнёрского взаимодействия предпринимателей для решения проблем на территории своего населённого пункта (для строительства детских площадок и т.п.)», «членство в объединении предпринимателей», «инициативность в вопросах создания или деятельности общественной организации предпринимателей» отражают заметный разброс мнений и не являются активными точками консолидации мнения. Таким образом, представления предпринимателей о своём социальном статусе в регионе связаны, прежде всего, с факторами, относящимися к производственной сфере (объём годового оборота предприятия, прибыльность бизнеса), сфере индивидуального приватного (способность материально обеспечивать свою семью, в т.ч. родителей, близких родственников, Заработок, личные доходы, в т.ч. личный дом, личная а/машина и пр.) и общественного приватного (личные связи в сфере бизнеса, собственная профессиональная культура бизнесмена, высокая деловая репутация, личные связи во власти). Сфера «социальной ответственности», с которой связана активность общественных объединений предпринимателей, большинством предпринимателей не рассматривается в качестве фактора, определяющего региональный социальный статус предпринимателей. Тем не менее, около 30% респондентов считают, что и эти факторы могут оказывать сильное влияние на статусное положение предпринимателя в регионе. Это позволяет предполагать, что на региональном уровне в среде предпринимателей существуют небольшие, от 18% до 25% предпринимателей, группы, которые связывают свой региональный социальный статус с участием в деятельности общественных объединений предпринимателей.

Данные репрезентативного опроса, рассмотренные в разрезе генераций малого и среднего бизнеса, позволяют отметить то обстоятельство, что по мере появления новых генераций предпринимателей малого и среднего бизнеса, роль факторов, влияющих на социальный статус предпринимателей и связанных с деятельностью общественного объединения предпринимателей, имеет тенденцию снижения (рис.2). При этом на рубеже последних двух генераций предпринимателей (начавших бизнес с 2004-2005 гг. и с 2007-2008 гг.) оценка значимости факторов «Инициативность в вопросах создания или деятельности общественной организации предпринимателей» и «Инициативность в вопросах организации партнёрского взаимодействия предпринимателей для решения проблем на территории своего населённого пункта (для строительства детских площадок и т.п.)» также снижается, тогда как значимость фактора «Членство в общественном объединении предпринимателей» увеличивается с 42,5% до 50,0%. Таким образом, в целом ситуация с ролью фактора общественной организации внутренне противоречива и в целом имеет тенденцию снижения.

Рисунок 2. Значение факторов, влияющих на социальный статус предпринимателя и связанных с деятельностью общественного объединения предпринимателей в разрезе генераций предпринимателей (тенденция по каждому фактору обозначена тонкой линией).

Изучение представлений предпринимателей о профессионализме в своей среде  позволило получить дополнительные сведения об их взглядах на значимость участия предпринимателя в деятельности своих региональных общественных объединений. Данные пилотного опроса показали, что положения, связанные с активностью в рамках общественного объединения предпринимателей, уверенно поддерживают от 25,6% до 39,5% респондентов. При этом ключевыми показателями профессионализма считаются «нацеленность на развитие своего предприятия» (уверенно поддерживают 83,7% респондентов), «умение оценивать конъюнктуру рынка в своём секторе» и  «умение отстоять права своего предприятия в суде» (уверенно поддерживают 75,6% респондентов). Таким образом, представления большинства предпринимателей о собственном профессионализме не являются сильным источником мотиваций к участию в деятельности региональных общественных объединений предпринимателей.

В целом данные эмпирических исследований позволили обосновать следующие выводы.

Новая социальная реальность малого и среднего предпринимательства регионального уровня описывается обобщающей моделью, в рамках которой происходит взаимное влияние пространственной и субъектной самоорганизации предпринимателей и происходит становление сложного комплекса институциональных, структурных и сетевых образований, отсутствовавших в 1990-е годы. При этом в аспекте пространственной самоорганизации происходит становление структуры регионального делового пространства малого и среднего бизнеса, которое оказывает определяющее влияние на ход субъектной (коллективной) самоорганизации предпринимателей. Это влияние обусловлено соотношением сфер публичных деловых отношений и приватных деловых связей в структуре регионального делового пространства. 

Природа сферы публичных деловых отношений сводится к работе организационных полей малого и среднего бизнеса, где доминирует значение институтов власти, и, соответственно, реализуется в эффектах изоморфизма, технологичности, прозрачности в отношениях «бизнес – власть». Природа сферы  приватных деловых связей сводится к работе межличностных сетей различного вида, которая реализуется в эффектах гетероморфизма, атехнологичности, непрозрачности.

Генеральное направление становления новой социальной реальности малого и среднего бизнеса состоит в том, что в перспективе значимость приватных деловых связей (и нужда в работе межличностных сетей) в структуре регионального делового пространства будет снижаться и будет повышаться значимость публичных деловых отношений (и нужда в работе организационных полей).  Соответственно, усилия общества, нацеленные на реализацию этого процесса становления, будут позитивно влиять на роль и значимость общественных объединений предпринимателей: как часть организационных полей малого и среднего бизнеса регионов, региональные общественные объединения будут «бенефициарами» институционального изоморфизма.  

Полученные в ходе исследования данные позволили заключить, что в настоящее время публичные деловые отношения испытывают жёсткое конкурентное давление со стороны сферы приватных деловых связей. Количественные данные свидетельствуют о заметном смещении всего пространства региональной деловой активности в сторону сферы приватных деловых связей.  Это означает, что в настоящее время на уровне регионов формирование институционального изоморфизма сдерживается, но сдерживается не чьей-то «злой волей», а сдерживается структурно. Источником и силой сдерживания выступает активность межличностных сетей в бизнесе, которая порождает эффекты дезинтеграции этого социального кластера, сдерживающих формирование платформ общего знания как по отношению к миссии малого и среднего предпринимательства в регионе, так и по отношению к слагаемым его профессионализма.

Заключение диссертации содержит обобщающие выводы по итогам проведённого исследования, а также предложения и рекомендации. В частности, отмечается, что для контроля динамики процессов самоорганизации в среде малого и среднего бизнеса на региональном уровне целесообразно проведение мониторинга состояния как субъектной, так и пространственной самоорганизации с применением инструментария, апробированного в рамках данного исследования. Такой мониторинг может включать в себя два блока инструментов: первый блок (анализ пространственной самоорганизации) – настроенный на измерение состояния и места основных форм самоорганизации предпринимателей в поле регионального делового пространства, в т.ч. измерение состояния поля самоорганизации, представлений о функциях общественного объединения предпринимателей; второй блок (анализ субъектной самоорганизации) – настроенный на измерение состояния самосознания предпринимателей в части, касающейся значения факторов, определяющих социальный статус предпринимателей с учётом активности общественных объединений предпринимателей, а также слагаемых профессионализма предпринимателя с учётом качеств, необходимых для участия в деятельности общественного объединения предпринимателя. Данные такого мониторинга могут быть использованы для оценки социальной готовности сообществ предпринимателей к тому, чтобы выступить в качестве субъектов тех или иных правоотношений, где ключевым актором должны выступать общественные объединения предпринимателей.

Публикации

Публикации в журналах, входящих в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендуемых ВАК РФ:

  1. Васяйчева В.А., Орлова Л.В. Оптимизационная математическая модель инвестиционных вложений на примере предприятия малого бизнеса  //  Вестник Самарского муниципального института управления. Выпуск 8.  – Самара: Самарский муниципальный институт управления 2009 г. – С.81-85.
  2. Орлова Л.В. Проблемы адаптации малого и среднего предпринимательства в российской экономике (на примере Самарского региона) // Известия Уральского государственного экономического университета. Выпуск №2(24). – Екатеринбург, 2009. – С. 39-44.
  3. Орлова Л.В. Практическая проблема кадрового обучения предпринимателей // Вестник Самарского муниципального института управления. Выпуск 9. – Самара: Самарский муниципальный институт управления 2009 г. – С. 111-117.
  4. Орлова Л.В. Региональные общественные организации предпринимателей: отношение и оценки // Социологические исследования. Ежемесячный научный и общественно-политический журнал Российской академии наук. Издательство «Наука». – Москва 5/2010, – С. 140-142.
  5. Орлова Л.В. Об оценке значимости  общественных организаций предпринимателей в вопросах сохранения бизнеса // Российское предпринимательство. Всероссийский научно-практический журнал по экономике. – Москва 2/2010, выпуск 1. – С.147-151.
  6. Орлова Л.В. Эффективность кадрового обучения предпринимателей малого и среднего бизнеса как практическая проблема // Труд и социальные отношения. Ежемесячный журнал. – Издательский дом «АТиСО». – Москва №3, 2010. – С. 69-74.
  7. Орлова Л.В. Деловой климат в регионе: социологический анализ //   Научный и общественно-политический журнал. Изд-во РАГС, Москва №6, 2010. – С. 143-149.
  8. Орлова Л.В. Общественные организации предпринимателей в поле их деловой активности: социологический анализ // Социально-экономические явления и процессы. Международный журнал Издательский дом Тамбовского государственного университета им. Г.Р.Державина. – № 3. – Тамбов, 2010. – С. 285-290.
  9. Орлова Л.В. Становление предпринимательства в Российском обществе // Вестник экономики, права и социологии. Рецензируемый Федеральный научно-практический и аналитический журнал. – Казань, № 3, 2010. – С. 167-170.
  10.  Орлова Л.В. Самоорганизация в среде малого и среднего бизнеса // Журнал Региональные проблемы преобразования экономики. Ежеквартальный научный журнал. Дагестанский научный центр. Институт социально-экономических исследований. №3(25), 2010. – С. 100-104.
  11.  Орлова Л.В. Инвестиции в образование персонала как эффективная система управления бизнесом //  Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Учреждение Российской академии наук. Самарский научный центр РАН. Президиум СамНЦ РАН. Том 13, № 2, 2010. – С. 315-317.
  12.  Факторы, определяющие региональный статус предпринимателя малого и среднего бизнеса // Вестник Самарского муниципального института управления. Выпуск 4(15). – Самара: Самарский муниципальный институт управления 2010. – С. 134-145.

                                         Монографии:

  1. Морозов В.В., Орлова Л.В., Семёнычев В.К. Основные методы и средства поддержки предпринимательства в муниципальных образованиях Самарской области: монография. Самара: Изд-во «Самарский муниципальный институт управления», 2009. – 160 с.
  2.  Орлова Л.В. Сравнительный анализ значимости предпринимательского сектора для современной экономики Самарской области: коллективная монография // Опыт реформирования экономической, социальной и инновационно-технической систем управления предприятий и отраслей. Под общ. ред. В.В.Бондаренко. – Пенза: РИО ПГСХА, 2010. – С.204-212.
  3.  Орлова Л.В. Малый и средний бизнес: деловой климат в контексте региональной миграционной динамики (методологические подходы): монография. Самара: Изд-во «Самарский муниципальный институт управления», 2010. – 144 с.

                 Публикации в других научных изданиях:

  1.  Орлова Л.В. Корректировка стратегии деятельности предприятия в условиях нестабильности экономической ситуации // Строительный  вестник Российской инженерной академии. Выпуск 10. – Москва: Самарская инженерная академия, 2009. – С. 313-321.
  2.  Орлова Л.В. Некоторые аспекты развития электронного бизнеса в России // Вестник Международного института рынка, №2, 2008. – С. 108-112.
  3.  Орлова Л.В. Актуальные проблемы адаптации субъектов малого и среднего предпринимательства к трансформирующейся российской экономике // Особенности роста и развития региональных социально-экономических систем. Сборник Статей VI Всероссийской научно-практической конференции. – Пенза: РИО ПГСХА, 2009. – С. 115-118.
  4.  Орлова Л.В. Особенности процесса социальной адаптации предпринимателей малого и среднего бизнеса к изменениям внешней среды // Экономическая и культурная парадигмы в эпоху кризиса. Сборник материалов заочной научной конференции. – Самара: Поволжский филиал Международного университета в Москве, 2009. – С.11-17.
  5.  Орлова Л.В. Анализ стратегии развития малого и среднего бизнеса Самарской области // Синтетика природных, технических и социально-экономических систем. Сборник статей VI Международной очно-заочной научной конференции. – Тольятти: Изд-во ПВГУС, 2009. – С.119-123.
  6.  Орлова Л.В. Система поддержки развития малого предпринимательства Самарской области // Система ценностей современного общества. Сборник материалов VI Всероссийской научно-практической конференции. – Новосибирск: ЦРНС, 2009. – С. 211-215.
  7.  Орлова Л.В. Меры Государственной поддержки малого и среднего предпринимательства Самарской области с точки зрения бизнес-сообщества // Современные исследования социальных проблем. Сборник статей общероссийской научно-практической конференции. Выпуск 3 «Социально-экономические проблемы развития общества» / Под общ. ред. сов. РАЕ Я.А.Максимова – Красноярск: Научно-инновационный центр, 2009. – С. 138-140.
  8.  Орлова Л.В. Лидирующие позиции малого предпринимательства среди регионов Приволжского Федерального округа // Глобальный кризис и социальные изменения: вызовы и стратегии. Сборник по материалам международной научно-практической конференции, г. Тюмень, 20 октября 2009г. Международный институт финансов, управления и бизнеса. Тюмень, 2010. – С.73-79.
  9.  Орлова Л.В. Малый и средний бизнес в Самарской области – динамически развивающийся сектор экономики // Социальное развитие и духовно-нравственный мир современного российского общества: проблемы и перспективы. Сборник статей октябрь-ноябрь 2009г. Волгоград. Центр прикладных научных исследований, 2009. – С. 233-247.
  10.  Орлова Л.В. Оценка значимости общественной организации предпринимателей в вопросах сохранения и развития бизнеса // Государство, политика, социум: вызовы и стратегические приоритеты развития. Сборник статей международной конференции. Часть 2. – Екатеринбург: УрАГС, 2009. – С. 244-246.
  11.  Орлова Л.В. Кадровые проблемы развития малого предпринимательства // Система ценностей современного общества. Сборник статей IХ Всероссийской научно-практической конференции. Новосибирск: ЦНРС, 2009. –  С. 126-131.
  12.  Орлова Л.В. Инвестиции в образование персонала как эффективная система управления бизнесом // Межвузовская научная конференция молодых ученых по результатам исследований в области психологии, педагогике и социологии: Сборник трудов: в 3ч. – Ч 3. / Под общ. ред. Я.А.Максимова; Научно-инновационный центр. – Красноярск, 2010. – С.61-64.
  13.  Орлова Л.В. Обзор федерального закона №209-ФЗ по вопросу поддержки и развития малого и среднего предпринимательства в РФ //  Актуальные проблемы социально-экономического реформирования современного государства и общества. 1 Всероссийская научно-практическая (заочная) конференция. Независимый исследовательский институт развития рыночных реформ, Москва 2010. –  С. 90-93.
  14.  Орлова Л.В. Обзор федерального законодательства по вопросу поддержки и развития малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации // Российское общество и государство в условиях мирового финансово-экономического кризиса: региональный аспект: сборник научных трудов. – Саратов: Поволжская академия государственной службы им.П.А. Столыпина, 2010. – С. 136-138.
  15.  Орлова Л.В. Этапы становления и развития малого предпринимательства в России: правовые аспекты // Проблемы развития современного общества: экономика, социология, философия, право: Материалы международной научно-практической конференции (22 марта 2010 г.). – В 5 частях. – Ч. 4. Саратов: ООО «Издательство КУБиК», 2010. – С. 54-56.
  16.  Орлова Л.В. Федеральное законодательство по вопросу регулирования деятельности  саморегулируемых организаций // Актуальные проблемы развития внешнеэкономических связей в условиях глобализации. Сборник по материалам IV международной научно-практической конференции (25-26.03.2010). – Орел: ОрелГТУ, 2010. – С. 171-176.
  17.  Орлова Л.В. Саморегулируемые организации как эффективная форма управления // Актуальные проблемы экономики, социологии и права в современных условиях. 5-я Международная научно-практическая конференция, г. Пятигорск, 05-06 марта 2010г. Международная академия финансовых технологий. – Пятигорск: Издательство МАФТ, 2010. – С. 73-77.
  18.  Орлова Л.В. Социальная ответственность и профессионализм как факторы цивилизованности бизнеса // Экономика, социология и право: новые вызовы и перспективы: Материалы научно-практической конференции 10-15 мая 2010 г.: в 2-х т. – Том 2. – Москва, 2010. – С. 235-238.
  19.  Орлова Л.В. Современный российский средний класс // Экономика и управление: инновационные пути развития. Материалы международной научно-практической конференции (25 мая – 10 июня 2010 года) – в 2-х частях. – Ч.1 / Отв. ред. Л.А. Тягунова. – Саратов: ИЦ «Наука», 2010. – С. 56-61.
  20.  Орлова Л.В. Параметры идентификации представителей малого и среднего бизнеса со средним классом // Современные проблемы гуманитарных и естественных наук: Материалы III международной научно-практической конференции 20-25 июня 2010 г. – Москва, 2010. – С. 412-414.
  21.  Орлова Л.В. Бизнес – эмиграция из России // Современные исследования социальных проблем. Материалы II Общероссийской научно-практической конференции с международным участием. №2(02). Периодическое научное издание. – Красноярск. НИЦ, 2010. – С. 33-34.

Сивиринов Б.С.  О Феноменологической интерпретации социальной реальности // Социс. 2001. № 10.

Гуссерль Э. Картезианские размышления. СПб.: ЮВЕНТА, 1998.

Дахин А.В. Социальная инициатива в стратифицированном социо-культурном пространстве современной России: Искание пути от идеи до действия // Диалог мировоззрений: поиск стратегии в пространстве инициатив и движений. Н.Новгород: ВВАГС. 2008; Готлиб А. С., Запорожец О. Н., Хасаев Г. Р. Социально-экономическая адаптация в постсоветской России: публичные и приватные практики // Социс. 2004. № 8.

Вельтер Ф., Каутонен Т., Чепуренко А., Мальева Е. Структуры управления сетевыми сообществами малых предприятий и роль доверия: германо-российское сопоставление // Экономическая социология. Т.5. № 2. Весна, 2004.

Грановеттер М. Сила слабых связей // Экономическая социология. Т. 10. № 4. Сентябрь 2009; Уилсон Б. Место родственников в системе личных связей // Социс. 2000. № 12; др.

Бурдье П. Практический смысл / Пер. с фр.: А.Т.Бибков, К.Д.Вознесенская, С.Н.Зенкин, Н.А. Шматко. Отв. ред., пер. и послесл. Н.А.Шматко. СПб.: Алетейя. 2001.

Балабанов А.С., Балабанова Е.С. Социальное неравенство: факторы углубления депривации // Социс. 2003. № 7; Горшков М. К., Тихонова Н. Е. Богатство и бедность в представлениях россиян // Социс. № 3; Попова И.П. Новые маргинальные группы в российском обществе (теоретич. аспекты исследования). // Социс. 1999. № 7; др. 

Вебер М.Основные понятия стратификации // Социс. 1994. № 5; Заславская Т.И., Рывкина Р.В. Социология экономической жизни. Новосибирск: Наука. 1992; Радаев В.В., Шкаратан О.И. Социальная стратификация. М.: Аспект Пресс. 1996; Магун В.С. Трудовые ценности российского населения // Вопросы экономики. 1996. № 1; Тихонова Н.Е. Классы в современной России: Миф или реальность? // Россия реформирующаяся. Ежегодник // Отв. Ред. М.К. Горшков. - Вып.7. - М.: Институт социологии РАН, 2008; Тихонова Н.Е., Мареева С.В. Средний класс: теория и реальность. М.: Альфа-М, 2009; Шкаратан О.И., Ильин В.И.Социальная стратификация современной России и Восточной Европы: сравнительный анализ. М.: ГУ-ВШЭ, 2006; Трансформация социальной структуры и стратификация российского общества  //  Голенкова З. Т. - отв. ред. М.: Институт социологии РАН, 1996; др.

Веэрманн Р., Хелемяэ Е. Предприниматели в Эстонии: либеральная общность или этническая разобщенность? // Социс. 2004. № 9; Бердникова Т.Б., Лямин М.А.. Социальные последствия приватизации // Социс. 2001. № 1; Староверов В.В. Рейдерство как фактор реформации российского предпринимательства // Социс. 2010. № 4; Руткевич М.Н. Основное социальное противоречие современного российского общества // Социс. 2001. № 4.

Здравомыслов Г.А. Российский средний класс – проблема границ и численности  // Социс. 2001. № 5; Арутюнян Ю.В. О социальной структуре общества в постсоветской России // Социс. 2002. № 9; Тихонова Н.Е., Мареева С.В. Средний класс: теория и реальность. М.: Альфа-М, 2009; Анурин В.Ф.

Контуры провинциального среднего класса России // Социс. 2006. №10.

Богомолова Т.Ю.,  Тапилина В.С. Экономическая стратификация населения России в 90-е годы // Социс. 2001. № 6; Тихонова Н. Е., Давыдова Н. М., Попова И. П. Индекс уровня жизни и модель стратификации российского общества // Социс. 2004. № 6; др.

Авдошина H.B.  Малый промышленный бизнес в самарской области // Социс. 2001. № 7; Изучение ситуаций в секторе малого и среднего бизнеса. М.: Ин-т соц.-экон. анализа и развития предпринимательства. М., 2001; Российское предпринимательство: опыт социологического анализа / Под ред. Лапина Н.И.. М.: ИНИОН РАН, 1993; Малое предпринимательство в России: Анализ текущего состояния. М., 2000. Чепуренко А.Ю., Ясин Е.Г., Буев В.В. Малое предпринимательство в России: прошлое, настоящее и будущее. М.: Новое издательство, 2004; Чепуренко А.Ю. Развитие российского частного  предпринимательства  в  межстрановом  сопоставлении  // Вопросы  экономики.  2008.  № 8;  

Орлов А.В. Малое предпринимательство в России: развитие или стагнация? (1992-2001 годы) // Вопросы экономики. 2001. №10; Малое предпринимательство в России: прошлое, настоящее и будущее. М.: Фонд «Либеральная миссия», 2003;  др.

Куракин А.А. Экономическая социология в России в начале века // Социс. 2008. № 6.

Чирикова А.Е. Взаимодействие власти и бизнеса в реализации социальной политики: Региональная проекция. М.: Независимый институт социальной политики. 2007; Чирикова А.Е. Российские директора и региональная власть: поиск оптимальных моделей взаимодействия // Социс. 2001. № 11; Черныш М.Ф. Культурные противоречия российской экономики // Социс. 2004. № 6; Ковалёв В.А.,  Кротов П.П. Региональная власть и бизнес: проблемы взаимодействия  // Социс. 2004. № 7; Борисов В.А. Социальное партнёрство в России: специфика или подмена понятий? // Социс. 2001. № 5; Елисеев С. М., Маркарян А.Г.  Взаимоотношения бизнеса и власти в Армении (в оценках экспертов) // Социс. 2009. № 6; Перов В.И. Развитие малого бизнеса в регионе и его взаимодействие с крупным / В. Перов // Государственная служба.  2007.  № 4.

Клямкин И.М., Тимофеев Л.М. Теневая Россия. М.: РГГУ. 2000; Бондаренко С.В. Коррумпированные сообщества. Ростов-на-Дону: Росиздат. 2002; Коррупция в России: международные, федеральные, региональные и муниципальные аспекты / Макарычев А.С. – ред. Н.Новгород: ННГУ. 2000; Открытый бюджет: максимум прозрачности – минимум коррупции / Макарычев А.С. – ред. Н.Новгород: ИОО, НИЦ СЭНЭКС. 2004; Рывкина Р.В.  Теневизация российского общества: причины и последствия // Социс. 2000. № 12.

Заславская Т. И. Социоструктурный аспект трансформации российского общества // Социс. 2001, № 8; Россия реформирующаяся. Ежегодник / Отв. ред. М.К. Горшков. - Вып.7. - М.: Институт социологии РАН, 2008; др.

Радаев В.В. Экономическая социология. М.: Аспект Пресс. 2000.

Nelson R. Evolutionary Theorizing About Economic Change // Journal of Economic Literature. 1995. Vol. XXXIII. Mach.; Опыт конкуренции в России: причины успехов и неудач. М.: ИНТРАСТ. КНОРУС. 2007;

Радаев В.В. Социология рынков. М.: ГУ ВШЭ, 2003., Кирдина С.Г. Российское лицо эволюционной экономики // Вопросы экономики. 2003. № 11; Радаев В.В. Социологические подходы к анализу рынка труда: спрос на труд // Российский экономический журнал. 1995. № 3; Радаев В.В. Захват российских территорий. Новая конкурентная ситуация в розничной торговле. М.: ВШЭ. 2007; Чепуренко A.Ю., Шереги Ф.Э. Условия развития предпринимательства в российских регионах: данные экспертных оценок // Политэконом, 1998. № 1; Чепуренко А.Ю. Развитие российского частного предпринимательства в межстрановом сопоставлении // Вопросы экономики, 2008. № 8; др.

Нефёдов В.Н. Политический диалог между малым бизнесом и государственными структурами: текущая ситуация и перспективы. Н.Новгород, 2002; Беляков А.Е., Нефёдов В.Н. Модель саморегулируемой организации предпринимателей. Обобщённый опыт. Н.Новгород: ВВАГС, 2006; Общественное участие в бюджетном процессе на Северо-Западе России / Под ред. М.Б. Горного. – СПб: Норма. 2002; др.

Парсонс Т. О теории социального действия. М., 2000;  Заславская Т.И. О трансформационной структуре российского общества // Социс. 2001. № 8;  Пригожин А.И. Социология организаций. М., 1995;  Кирдина  С.Г. Институциональные матрицы: макросоциологическая объяснительная гипотеза // Социс. 2001. № 2; Димаджио П. Дж., Пауэлл У. В. Новый взгляд на «железную клетку»: институциональный изоморфизм и коллективная рациональность в организационных полях // Экономическая социология. Т.11. № 1. Январь 2010; Коулман Дж. Социальная организация доверия // Экономическая социология. Т. 10. № 3. Май 2009.

Вельтер Ф., Каутонен Т., Чепуренко А., Мальева Е. Структуры управления сетевыми сообществами малых предприятий и роль доверия: германо-российское сопоставление // Экономическая социология. Т.5. № 2. Весна, 2004; Веэрманн Р., Хелемяэ Е. Предприниматели в Эстонии: либеральная общность или этническая разобщенность? // Социс. 2004. № 9.

Куракин А.А. Экономическая социология в России в начале века // Социс. 2008. № 6.

Такому сопряжению есть свои причины. См.: Анурин В.Ф. Контуры провинциального среднего класса России // Социс. 2006. №10.

Красовский Ю.Д. Феноменология экономического поведения (Введение в экономическую социологию) // Социс. 2004. № 1; Сивиринов Б.С.  О Феноменологической интерпретации социальной реальности // Социс. 2001. № 10. 

Ядов В.А. К  вопросу о макро-микро дилемме в социологии // Социологичекий журнал. 2009. № 1.   

Парсонс, Т. О структуре социального действия. /Под общ. ред. В.Ф. Чесноковой и С.А. Белановского. – М., Академический проект, 2000; Бергер П., ЛукманТ. Социальное конструирование реальности: трактат по социологии знания. - М., Московский философский фонд, 1995; Димаджио П. Дж., Пауэлл У.В. Новый взгляд на «железную клетку»: институциональный изоморфизм и коллективная рациональность в организационных полях // Экономическая социология. 2010 .Т.11. № 1.

Бурдье П. Начала. М.: Socio-Logos,1994. Бурдье П. Социальное пространство и генезис «классов» // Вопросы социологии. М.1992. Т.1,2; Бурдье П. Практический смысл / Пер. с фр.: А.Т.Бибков, К.Д.Вознесенская, С.Н.Зенкин, Н.А. Шматко. Отв. ред. пер. и послесл. Н.А.Шматко. СПб.: Алетейя. 2001; Уэллман Б. Место родственников в системе личных связей // Социс. 2000. № 12; Штомпка П. В фокусе внимания повседневная жизнь. Новый поворот в социологии // Социс. 2009. № 8; Волков В.В., Харахордин О.В. Теория практик. СПб.: Изд-во Европейского ун-та в СПб. 2008.

Васильева Л. Н. Наследие И.Р. Пригожина и социальные науки // Социс. 2009. № 6.

Бурдье П. Социальное пространство и генезис «классов» // Вопросы социологии. 1992. Т.1. № 1; Бурдье П. Социальное пространство и генезис «классов» // Вопросы социологии. 1992. Т.2; Бурдье П. Социальное пространство: поле и практики / Сост., общ. ред., перев. с фр., послесловие – Н.А. Шматко. СПб: Алетейя, 2007.

Дахин А.В. «Внутренние пространства»: к новой «геометрии» природного и общественного бытия. // Пятые Вавиловские чтения. Мировое сообщество и Россия на путях модернизации. Ч.1. Материалы постоянно действующей всероссийской междисциплинарной научной конференции. Йошкар-Ола: МарГТУ. 2001; Дахин А.В. Внутренний конфликт делового пространства предпринимателя: оценка перспективы институционализации и модернизации малого и среднего бизнеса // Конфликтология. № 4. 2009; Дахин А.В. Малый и средний бизнес: Диагностика регионального делового пространства и потенциала коллективного представительства // Социология в кризисном пространстве страны и мира. Материалы конференции Сообщества профессиональных социологов. М.: ГУ ВШЭ, 2009.

Parsons T. Prifessions // International Encyclopedia of the Social Sciences. N.Y.: The Macmillan Company & The Free Press, 1968; Ларсон М. / Larson M. The Rise of Professionalism.  Berkley: University of California Press, 1977;  Кульман Э. Разновидности профессионализма поздней современности: на примере немецкой системы здравоохранения // Профессии.doc Социальные трансформации профессионализма: взгляды снаружи, взгляды изнутри. Сб. статей. / Е.Р. Ярская-Смирнова, П.В. Романов – ред. М.: ООО «Вариант», ЦСПГИ, 2007; Зеликова Ю.А. Реконверсионные стратегии обеспеченного класса // Социальные проблемы образования: методология, теория и технологии. Сб. научных статей. Саратов: СГТУ, 1999; Тихонина С.А. Профессиональная среда государственной гражданской службы: теоретико-методологические аспекты социологического анализа. Н.Новгород: ВВАГС, 2005.

Исследовательский проект «Малый и средний бизнес на фоне перемены делового климата: структурные изменения, социальная динамика на региональном уровне и роль региональной власти», грант РГНФ № 08-03-00621а,  № 09-03-00616а.

Демкович В.И. Малый бизнес – этапы «большого пути» // Аналитический банковский журнал. 2009. №2.

Ядова Е.Н. Челночество как социальный ресурс трансформационного периода. Автореферат диссертации кандидата социологических наук по специальности 22.00.01 – теория, методология и история социологии. М., 2009.

Чепуренко А.Ю., Ясин Е.Г., Буев В.В. Малое предпринимательство в России: прошлое, настоящее и будущее. М.: Новое издательство, 2004; Чепуренко А.Ю. Развитие российского частного предпринимательства в межстрановом сопоставлении // Вопросы экономики. 2008. № 8.

Гайнутдинов Н., Леонов О., Смирнов М. Важный бедный родственник // Эксперт. 2009. № 28.

Мамытов Е.Г. Малое предпринимательство: экономическая сущность и социальная роль // Экономические науки.  2008. № 6.

Старк Д. Гетерархия: организация диссонанса // Экономическая социология. Т. 10. № 1. Январь 2009.

Заславская Т.И. Бизнес-слой российского общества: понятие, структура, идентификация // Экономические и социальные перемены: Мониторинг общественного мнения. М., 1993. № 5.

Социально-стратификационные процессы в современном обществе. Кн. 1,2 / Под. ред. З.Т.Голенковой. М.: ИС РАН, 1993.

Луман Н. Глобализация мирового сообщества: как следует системно понимать современное общество. 1998. 

Димаджио П. Дж., Пауэлл У. В. Новый взгляд на «железную клетку»: институциональный изоморфизм и коллективная рациональность в организационных полях // Экономическая социология. 2010 .Т.11. № 1. Январь 2010.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.