WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Трансформация социально-трудовых отношений в аграрной сфере (на материалах Республики Башкортостан)

Автореферат докторской диссертации по социологии

 

На  правах рукописи

 

 

 

Салахутдинова Риля Ринатовна

 

 

Трансформация Социально-Трудовых

отношений в аграрной сфере

(на материалах Республики Башкортостан)

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

 

Специальность 22.00.04 – Социальная структура,

социальные институты и процессы

 

 

 

 

Москва – 2011


Работа выполнена на кафедре социологии Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования  «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации»

Научный консультант            Тощенко Жан Терентьевич

член-корреспондент РАН,

доктор философских наук

Официальные оппоненты  Староверов Владимир Иванович

доктор философских наук, профессор

Орлов Геннадий Михайлович

доктор социологических наук, профессор

Малышев Михаил Львович              

доктор социологических наук, профессор

Ведущая организация             Институт аграрных проблем РАН (Саратов)

Защита состоится «…»   2011 года в __часов на заседании Диссертационного совета  Д-502.006.16  по социологическим наукам в РАГС по адресу 119606, г. Москва, проспект Вернадского, 84, 2-й учебный корпус, аудитория  __.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке РАГС. Объявление о защите диссертации и автореферат опубликованы на официальном сайте ВАК Минобрнауки России: www/vak.ed.gov.ru

Автореферат разослан  «____» ____________2011 г.

 

Ученый секретарь

диссертационного совета                                            Л.Д. Чернышова


1. Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Аграрная сфера является одной из основных сфер жизнедеятельности российского общества. В сельской местности проживает каждый четвертый житель России, более 8,8% от занятых в экономике лиц, трудятся в сельском хозяйстве. От качества функционирования аграрной сферы и ее подсистем во многом зависит обеспечение продовольственной безопасности любого государства.

Происходящие в 1990–2000 г. изменения в экономике страны не только не решили проблем, оставшиеся от советского сельского хозяйства, но и углубили их, поставив под сомнение само право существования имеющихся хозяйственных структур. Разгосударствление форм собственности предполагало интенсивное развитие сельского хозяйства за счет стимулирования инициативы и предприимчивости сельхозтоваропроизводителей. Реализация данной цели требовала формирования соответствующей нормативно-правовой базы, способной создать условия  не только для экономической деятельности, но и для трудовых отношений. Однако концептуальная непроработанность реформ вызвала серьезные проблемы как в целом по России, так и в ее регионах. Это проявилось в появлении значительного числа убыточных организаций, снижении уровня рентабельности производства, сокращении  посевных площадей и их деградации, ухудшении материально-технической базы производства, уменьшении объемов производства сельхозпродукции. Такие итоги усугублялись  возрастанием социальной напряженности и отчужденности сельских жителей, разрушением социальной инфраструктуры села (клубов, школ, библиотек, учреждений здравоохранения), усилением миграционной настроенности, наличием скрытой безработицы, самым низким по сравнению с другими отраслями уровнем оплаты труда работников сельского хозяйства. Все это в совокупности создало  реальную угрозу национальной безопасности России и жизни населения.

Российская Федерация, обладая значительным природным, ресурсным и  аграрным потенциалом, не обеспечивает свое население полноценным продовольствием за счет собственного производства и восполняет его нехватку крупномасштабным импортом. Так, наблюдается устойчивая тенденция роста импорта продовольствия и сельскохозяйственного сырья, который в общем объеме российского импорта  в 2009 г.  достиг 20,9 %. В результате роста мировых цен на продовольствие возросли и затраты на  импорт. Если в 2005 г. Россия импортировала продовольствия на 17,4 млрд. долларов США, то в 2007 г. –  на 27,6 млрд.,  а в 2009 г. – на 30,2 млрд. долларов.

Кризисная ситуация в аграрной сфере России потребовала разработки комплекса государственных программ, в том числе приоритетного национального проекта «Развитие АПК». Вместе с тем процесс их реализации протекает достаточно сложно и противоречиво, что обусловлено не только институциональными проблемами  в материально-техническом, организационном и финансовом обеспечении аграрного производства, но и социально-психологическими, состоящими в неупорядоченности социально-трудовых отношений в аграрной сфере, отсутствии адекватных механизмов  стимулирования, позволяющих сформировать инициативных, заинтересованных в конечных результатах  участников этих отношений.

В России, в силу огромного пространственно-территориального и природно-климатического разнообразия, сформировалось большое количество региональных аграрных комплексов, обладающих значительной спецификой функционирования. На начальных этапах постсоветской трансформации некоторые региональные политические элиты смогли организовать достаточно автономный механизм осуществления социально-экономических реформ, отличающийся по своим темпам и  некоторым векторам, а также – по демографическим, историческим и социокультурным предпосылкам от общероссийских образцов. Поэтому в этих регионах, к которым относится и Башкортостан, сложилась довольно своеобразная ситуация  в сельском хозяйстве. В связи с этим, изучение социально-трудовых отношений в аграрной сфере требует учета региональной специфики.

Таким образом, актуальность темы исследования обусловлена необходимостью:

– во-первых, совершенствования теоретико-методологических и методических подходов к изучению социально-трудовых отношений в аграрной сфере России, для определения тенденций дальнейшего развития российского аграрного сектора, прогнозирования и планирования его будущих достижений и угроз;

– во-вторых, выявления влияния трансформации аграрной сферы России на состояние социально-трудовых отношений;

– в-третьих, анализа современных особенностей социально-трудовых отношений в аграрной сфере в различных формах хозяйствования, выявления ключевых проблем и  поиска путей их решения;

– в-четвертых, определения направлений развития социально-трудовых отношений в аграрной сфере.

Степень научной разработанности проблемы. Исследование социально-трудовых отношений в аграрной сфере, их особенностей и тенденций формирования находится на стыке нескольких направлений общественных наук (социологии, философии, экономики труда, права).

Теоретические предпосылки социологического анализа социально-трудовых отношений в аграрной сфере были заложены в конце XIX –начале XX века в  трудах К.Маркса, В.И.Ленина, М.Вебера, А.В.Чаянова, Н.Д.Кондратьева, В.М.Чернова. Значительный вклад в исследовательскую базу внесли работы Д.А.Столыпина, А.Н.Энгельгардта.

В Европе несколько позднее, чем в России, в трудах Ч.Гэлпина, М.Вебера, А.Радклиф-Брауна, П.Сорокина, С.Циммермана, Ф.Знанецкого, У.Томаса, Э.Вольфа, Дж.Вомарка, Р.Редфильда, Т.Шанина, Х.Фридмана  и других были сформулированы  концептуальные основы социологического анализа села и описана специфика аграрного производства и его влияние на образ жизни сельских жителей.

Традиции прикладных социологических исследований советской деревни были заложены в трудах  С.П.Маслова, Л.Н.Литощенко, И.Д.Беляева, В.П.Данилова, А.М.Большакова, М.Я.Феноменова, А.И. Шингарева, К.Шуваевой, С.Г.Струмилина и др. В этих работах уже начала формироваться отраслевая специализация социологических исследований деревни и процессов, происходящих во  всех сферах жизнедеятельности крестьян. Массовый характер стали приобретать монографические обследования сел.

Значительный вклад в развитие социологии аграрной сферы, в изучение социальной структуры сельского населения, образа жизни, традиций и культуры жизни колхозного крестьянства и особенностей взаимодействия с другими классами внесли  Ю.В.Арутюнян,  В.И.Староверов, Т.И.Заславская, Р.В.Рывкина,  П.И.Симуш  и другие ученые Советского Союза.

В 1990-е г. наибольшее внимание стало уделяться анализу трансформации аграрной сферы, реформированию российского села и сельского хозяйства (В.И.Староверов, И.Е.Ильин, О.В.Нечипоренко, З.И.Калугина, Л.В.Бондаренко, А.А.Хагуров, Г.С.Широкалова, П.П.Великий, Т.И.Заславская, А.Н.Захаров, Ю.Б.Рандалов, М.А.Шабанова, Ф.Г.Зиятдинова, В.В.Пациорковский, Е.В.Дудникова  и др).

Определенные традиции в развитии аграрной социологии в сельскохозяйственной сфере накоплены в Башкортостане. В этом смысле необходимо отметить работы  Н.А.Аитова, Ю.В.Акатьева, В.Н.Антошкина, А.А.Ахмадеева, Р.Х.Казакбаева, Р.Б.Камаева, Р.Т.Насибуллина,  М.М.Садриева и С.Ю.Цепковой.

Особую актуальность в конце XX – начале XXI в. приобрела проблема трансформации социально-трудовой сферы, получившая развитие в публикациях Н.Б.Азаровой, В.Э.Бойкова, Н.А.Волгина, В.В.Воронцова,  Т.И.Заславской, З.Т.Голенковой, В.А.Каменицкого, Н.Е.Колесникова, В.П.Малащенко, Е.Г.Мамытова, В.С.Плотникова, Г.Я.Ракитской, в которых на основе анализа характера и тенденций реформирования российского общества рассмотрены факторы, определяющие развитие социально-трудовых отношений. 

Анализ исследований в отечественной социологии в новейший период свидетельствует, что в изучении социально-трудовых отношений аграрной сферы условно можно выделить два направления. В рамках первого социально-трудовые отношения изучались косвенно,  при  исследовании села в целом и социальных процессов в нем. В рамках второго направления российскими социологами исследовались  резервы производства и труда  в сельском хозяйстве.  Следует отметить, что ни в первом, ни во втором направлении в полной мере социально-трудовые отношения не были самостоятельным объектом  исследования. Кроме этого, остается недостаточно изученным  вопрос о характере социально-трудовых отношений в сравнительно новой для России форме хозяйствования на селе – крестьянском фермерском хозяйстве и в традиционных личных подсобных хозяйствах населения.

Более глубокого и целенаправленного социологического изучения требуют проблемы, связанные с влиянием аграрных преобразований на социально-трудовые отношения, с возникновением особенностей их реализации в различных формах хозяйствования – в условиях конкретного российского региона, что обусловило цель, задачи, объект и предмет данной работы.

Цель диссертации – определение содержания социально-трудовых отношений в аграрной сфере, выявление особенностей их трансформации в условиях социально-экономических преобразований современной России.

Для реализации цели были поставлены и решены следующие задачи:

– уточнены теоретико-методологические основы социологического анализа  социально-трудовых отношений в аграрной сфере и обозначены направления их трансформации;

– определены сущностные характеристики социально-трудовых отношений, сконструированы элементы их анализа;

– выявлены тенденции и специфические особенности аграрных преобразований в России как фактора изменения социально-трудовых отношений;

– определены объективные и субъективные условия, определяющие характер аграрных преобразований  в Башкортостане;

– исследовано состояние  индивидуальных и групповых  социально-трудовых отношений на  сельскохозяйственных предприятиях;

– выявлены особенности социально-трудовых отношений в крестьянских фермерских хозяйствах;

– определено место личных подсобных хозяйств в структуре  социально-трудовых отношений аграрной сферы;

– проанализировано состояние качества трудовой жизни работников аграрной сферы как показателя развитости социально трудовых отношений и предложены пути его повышения.

Объект  исследования –  работники аграрной сферы.

Предмет исследования – социально-трудовые отношения в аграрной сфере России, в том числе  в Республике Башкортостан (РБ).

Теоретическая база и методологические основы исследования.

Теоретической основой диссертации послужили труды классиков мировой социологической науки, исследования современных зарубежных и отечественных социологов, экономистов, философов, историков, новейшие публикации и результаты научных исследований, разрабатывающие фундаментальные проблемы  труда  и трудовых отношений (К.Маркс, С.Н.Булгаков, Ф.Тейлор, Э.Мейо, А.К.Гастев, П.М.Керженцев, В.Г.Подмарков, С.Г.Струмилин, В.С.Немчинов, И.И.Чангли), проблемы социально-трудовых отношений в аграрной сфере (В.И.Ленин, М.Вебер, А.В.Чаянов, Н.Д.Кондратьев, В.М.Чернов, У.Томас, Ф.Знанецкий, Т.Шанин,  М.А.Шабанова, З.И.Калугина). Значительное влияние на развитие современных представлений о социально-трудовых отношениях оказали теории социальных изменений (П.Штомпка), деятельностный подход (М.Вебер, Р. Берт). При анализе основных трансформаций в аграрной сфере России учитывались теории социальной трансформации и социальной структуры (Т.И.Заславская, А.Г.Здравомыслов, Ж.Т.Тощенко,  З.Т.Голенкова и др.), методология структурно-функционального подхода (Т.Парсонс, Р.Мертон, Н.Смелзер).

Основу изучения процессов социального развития социально-трудовых отношений в аграрной сфере составляют теория социального планирования (Н.А.Аитов, Ж.Т.Тощенко, С.Ф.Фролов, Н.И.Лапина, В.Г.Подмарков), концепции социологии аграрной сферы (В.И. Староверов, В.И.Зорин, И.И.Мюрберг и др.).

В процессе работы были использованы общенаучные методы познания, ориентированные на всестороннее рассмотрение явлений общественной жизни, принципы историзма и сравнения общественных явлений во взаимодействии, и динамике, позволяющие избежать субъективности, односторонности при анализе. Методика работы включает сбор (социологические опросы, экспертные интервью, фокус-группы, контент-анализ документов), обработку и анализ эмпирических данных.

Эмпирическая база исследования представлена массивом социологических исследований, проведенных в последние годы, в том числе с участием или под руководством автора, среди которых:

– социологический опрос работников сельского хозяйства Башкортостана «Социально-трудовые отношения в аграрной сфере» по репрезентативной выборке. При формировании выборочной совокупности учитывались локальные черты района, где функционирует предприятие, его территориальная удаленность от городов и магистральных коммуникаций, а также ключевые социально-демографические параметры (2009г., 1000чел.);

– экспертный опрос руководителей сельскохозяйственных предприятий  Башкортостана (2009г.,103 чел.);

– экспертный опрос глав сельских поселений Башкортостана (2009г., 100 чел.);

– экспертное полуформализованное интервью с руководителями органов управления, службы занятости, инспекторами государственной инспекции труда, руководителями муниципальных образований Республики Башкортостан (2009 г., 48 чел.);

– контент-анализ материалов периодической печати за 2009 г. (республиканская газета «Республика Башкортостан», районная газета Зианчуринского района РБ «Зианчуринские зори»). Выборочная совокупность – номера газеты,  в которых освящается тематика сельского хозяйства. Проанализировано 420 статей;

– экспертный опрос руководителей сельскохозяйственных предприятий Республики Башкортостан (1999 г.,100 чел.);

– экспертный опрос юристов, судей, правовых инспекторов федерации независимых профсоюзов РБ, адвокатов «Правовая активность наемных работников в сфере защиты нарушенных прав»  (2007 г.,100 чел.).

В качестве источников информации в работе использованы:

1. Нормативно-правовые и директивные документы государственных и муниципальных  органов; общие (коллективные договоры и соглашения) и индивидуальные трудовые договоры, другие нормативные документы.

2. Материалы государственной и ведомственной статистики (за 1990-2010гг.), в том числе итоги переписей населения и сельскохозяйственной переписи; материалы текущей статистики;  отчетные данные федеральных и республиканских органов исполнительной власти, органов местного самоуправления, Федерации независимых профсоюзов РБ.

3. Материалы периодической печати; ежегодного доклада по результатам мониторинга «Состояние социально-трудовой сферы села и предложения по ее регулированию», протоколы заседаний и собраний участников сообществ и организаций; результаты повторного анализа итогов социологических опросов,  проведенных социологическими службами  либо отдельными исследователями в Башкортостане и по стране, мониторинги общественного мнения, проводимые ВЦИОМ, ИСПИ РАН и др.

Основные результаты исследования, полученные лично автором, и их научная новизна:

– определено, что основой социологического анализа  трансформации социально-трудовых отношений аграрной сферы является учет двух групп характеристик, накладывающих отпечаток на их состояние и оценку применительно ко всем существующим формам хозяйствования с учетом их особенностей: 1) атрибутивные, перманентные черты: ведение производства органически связано не только с использованием земли и природных ресурсов, но и с необходимостью их сохранения; разрыв во времени между процессом   производства и получением результата; социальный характер результата  труда и его зависимость от природно-климатических условий; 2) отражающие современные  особенности социально-экономического состояния и организационно-правового регулирования аграрной сферы. При реализации государственных программ степень влияния ограничена второй группой характеристик.

– конкретизировано понимание содержания аграрной сферы,  как сферы жизнедеятельности людей, проживающих в сельской местности, занятых в сельскохозяйственном производстве, где основным предметом труда является земля. Показано, что  аграрная сфера помимо реализации таких общественно значимых функций, как экономическая и социальная, выполняет страховую функцию, являясь для людей и общества в целом социальным рефугиумом (refugium, refugia – убежище), позволяющим выжить в период экономических и социальных кризисов.

– уточнено содержание понятия «социально-трудовые отношения» как совокупности объективных отношений, регулирующих интересы и обеспечивающих реализацию прав работников и работодателей. Объект социально-трудовых отношений – качество трудовой жизни работников. Содержание – реализация прав и согласование интересов работников и работодателей, которые в результате их формализации приобретают характер права. Определено, что основаниями для  характеристики социально-трудовых отношений являются: соответствие нормам права, характер формализации, традиционности, конфликтности, соответствие отношений трудовому законодательству, соответствие формы реальному содержанию, множественность лиц, степень их активности.

– обоснована методология изучения трансформации социально-трудовых отношений с позиции выявления следующих аспектов: раскрытие исторических и экономических предпосылок трансформации аграрной сферы; выявление  характерных черт социально-трудовых отношений по трем основным формам хозяйствования (сельхозпредприятия, крестьянские фермерские хозяйства, личные подсобные хозяйства);  оценка состояния качества трудовой жизни, как объекта социально-трудовых отношений по следующим показателям (организация, условия, содержательность и оплата труда, социально-правовая защищенность).

– аргументирован подход к выделению основных моделей социально-трудовых отношений в аграрной сфере (партнерская, умеренно-партнерская, классическая, государственная, умеренно-эксплуататорская, эксплуататорская), исходным положением для которого являются особенности реализации функции «собственника» у их основных субъектов –  «работодателя» и «работника». Выбор оптимальной модели социально-трудовых отношений в аграрной сфере обусловлен  двумя факторами: 1) необходимостью преодоления противоречий между работником и работодателем; 2) спецификой аграрной сферы, где основным предметом труда является земля, не выбывающая из производственного цикла и требующая  бережного обращения. Именно в этом случае произойдет реализация сущности «человека природного» в системе производственных отношений.

– показаны особенности преобразований аграрной сферы России, определяющие трансформацию социально-трудовых отношений, в том числе и с учетом региональной специфики, к числу которых отнесены: качественные изменения в социально-трудовой сфере, состоящие в смене механизмов социального регулирования посредством качественной трансформации социальных институтов и расширении субъектного состава участников социально-трудовых отношений; формирование многоукладного сельского хозяйства, сопровождающееся  перераспределением социально-экономической роли от сельхозпредприятий к личным подсобным хозяйствам, от государственной формы собственности к частной; изменение отношений собственности на земли сельхозназначения, включающее трансформацию механизма закрепления и расширение субъектного состава возможных собственников.

– выделены социальные противоречия современной политики  в аграрной сфере, состоящие в несоответствии официально декларируемых целей достигнутым результатам, что обусловлено отсутствием опыта применения программно-целевого метода в условиях рыночных отношений.

– выявлено, что особенности преобразований аграрной сферы Башкортостана детерминированы  исторически обусловленными спецификой территориального размещения, уровнем развития экономики  и социальной сферы, а именно: многоотраслевой характер сельскохозяйственного производства; исторические особенности формирования отношений собственности на землю; высокая степень охвата сельхозрайонов предприятиями несельскохозяйственного профиля.

– охарактеризовано современное состояние социально-трудовых отношений в различных формах хозяйствования аграрной сферы (сельхозпредприятия, крестьянские фермерские хозяйства, личные подсобные хозяйства),  показано изменение их роли в ходе рыночных преобразований.

– проведена оценка качества трудовой жизни работников аграрной сферы как показателя развитости социально-трудовых отношений. Определено, что  его уровень может быть оценен как низкий по большинству параметров (организация труда, условия труда, оплата труда, социально-правовая защищенность), тогда как наличие существенных расхождений в их оценке работодателями и работниками свидетельствует  о существовании скрытых противоречий, что предопределяет необходимость корректировки государственной политики.

– выработаны направления оптимизации государственной политики в сфере регулирования социально-трудовых отношений в аграрной сфере, нацеленной на повышение качества трудовой жизни работников, включающие в себя совокупность мероприятий, состоящих в повышении активности основных субъектов (работников и работодателей)

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

1. Кризисная ситуация в сельском хозяйстве России является угрозой для продовольственной безопасности, что актуализирует потребность в разработке эффективной и научно-обоснованной государственной политики направленной на формирование компетентных, активных субъектов труда в аграрной сфере. Неотъемлемым звеном в разработке модели такой политики, как на федеральном, так и на региональном уровнях, является мониторинг и анализ процессов, происходящих в системе социально-трудовых отношений в аграрной сфере.

2. Неадекватность современной политики в аграрной сфере проявляется: а) в определении в государственных программах роли аграрного производства в обеспечении продовольственной безопасности страны и в отсутствии на практике сложившихся механизмов повышения привлекательности сельскохозяйственного труда; б) в декларировании официальной поддержки села при фактическом росте сельской безработицы, маргинализации населения, потере жизненных перспектив и повышении миграционной настроенности жителей села; в) в заявлениях о необходимости модернизации производственных процессов в аграрной сфере на фоне сохранения тенденции примитивизации труда, снижения уровня его механизации и перераспределении значительной численности занятых в сферу производства сельхозпродукции в личных подсобных хозяйствах; г) в определении значимости сохранения земель сельскохозяйственного назначения при снижении интенсивности воспроизводства основного предмета аграрного труда – земли и сокращении доли земель сельхозназначения на фоне более интенсивного сокращения посевных площадей.

3. Негативные последствия социально-экономических преобразований в России для сельского хозяйства смягчились, главным образом,  за счет реализации страховой функции аграрной сферы на фоне снижения возможностей выполнения экономической и социальной функций. Это  выразилось в увеличении доли лиц с нестандартной занятостью в структуре занятых в сельском хозяйстве, что  привело к возрастанию доли латентных социально-трудовых отношений в аграрной сфере, не регулируемых государством и обществом.

4. Государственная политика в регулировании социально-трудовых отношений аграрной сферы  носит не системный, а «реанимационный» характер. В отношении практически одной проблемы – стимулирование трудовой активности в аграрной сфере – действуют несколько государственных программ, направленных на решение отдельных проблем (повышение уровня оплаты труда, улучшений условий труда, снижение уровня производственного травматизма, обеспечение молодых специалистов жильем, улучшение материально-технической базы производства и т.д.), не позволяя осуществлять эффективное, комплексное, целенаправленное  регулирование.

5. Изменение нормативной базы экономического развития создало предпосылки для возникновения в аграрной сфере всех возможных моделей  социально-трудовых отношений.  В результате наблюдается тенденция замещения моделей партнёрского и государственного типа (ранее единственно возможных)  на новые модели умеренно-эксплуататорского, эксплуататорского и умеренно-партнёрского типа.

6. Состояние  социально-трудовых отношений работников предприятий аграрной сферы характеризуется: преобладанием имитационного характера групповых социально-трудовых отношений на локальном и более высоких уровнях;  снижением роли отдельных структур, обеспечивающих реализацию групповых  социально-трудовых отношений на локальном уровне;  появлением новых структур, обеспечивающих реализацию групповых интересов работников при заключении коллективного договора на фоне слабой реализации на практике основных потребностей в сфере труда; низким уровнем  формализации  социально-трудовых отношений;  возрастанием значимости индивидуального характера социально-трудовых отношений;  преобладанием неформальных практик.

7. В такой нетрадиционной для нашей страны разновидности формы хозяйствования, как крестьянские фермерские хозяйства, социально-трудовые отношения носят  специфичный характер, который выражается:  в преобладании индивидуальных социально-трудовых отношений; в пассивности их субъектов  и преобладании неформальных практик; в наличии некоторой степени их латентности. Такое состояние социально-трудовых отношений объясняется: низким уровнем правовой культуры участников этих отношений; латентным характером правонарушений, вызванным желанием работодателя снизить степень обязанностей и ответственности в отношении работника; отсутствием инициативы со стороны работника  в оформлении трудовых отношений.

8. Личные подсобные хозяйства (ЛПХ), являясь традиционной для аграрной сферы формой хозяйствования, выступают как особое явление для социально-трудовых отношений. Для них специфичен: индивидуальный характер  и невозможность реализации на групповом уровне; низкая степень формализации, конфликтности.  Они носят латентный характер, так как не урегулированы трудовым законодательством,  и могут быть реализованы в правовом поле преимущественно в рамках гражданского законодательства.

9. Современное состояние совокупности социально-трудовых отношений в аграрной сфере характеризуется слабой интегрированностью, напоминая «лоскутно разорванное пространство разовых взаимодействий», и не обладает признаками системы.

Достоверность и надежность результатов и сформулированных выводов обеспечивается применением комплексного, междисциплинарного подхода к постановке и решению задач: а) совокупностью соответствующих предмету и задачам исследования методик, их сопоставимостью (опроса, интервью, экспертного опроса, контент-анализа документов); б) результатами исследований  проведенных автором или с его участием репрезентативных социологических опросов, выводы которых соотносятся с исследованиями, проводимыми в рамках изучения процессов и явлений, происходящих в аграрной сфере страны; в)содержательным анализом нормативно-правовых актов, государственных программ, нормативных договоров (коллективных договоров и соглашений); г)обсуждением основных научных положений исследования на конференциях, круглых столах и других научных и практических симпозиумах.

Научно-теоретическая и практическая значимость работы.

Диссертационное исследование вносит вклад в развитие теоретических основ изучения социально-трудовых отношений в аграрной сфере. Методологические подходы и методика, изложенные в  нем могут быть использованы в изучении механизмов взаимодействия участников социально-трудовых отношений аграрной сферы, в разработке конкретных мер, направленных на снижение противоречий между ними и повышение  качества трудовой жизни работников аграрной сферы. Положения и выводы могут представлять интерес для исследований в области фундаментальной социологии, аграрной социологии и оказаться полезными в проведении дальнейших эмпирических исследований по проблемам динамики  социально-трудовых отношений аграрной сферы, осмысления их роли и места в системе социальных отношений.

Результаты исследования были внедрены в практику Республиканской организации Башкортостана общероссийского объединения «Профсоюз работников АПК РФ» (при разработке программы «Организационное укрепление Республиканской организации Башкортостана общероссийского объединения «Профсоюз работников АПК РФ»); Федерации профсоюзов Республики Башкортостан (при разработке методических рекомендаций «Защита прав работников в условиях финансового кризиса» и работе комиссии Совета Федерации профсоюзов РБ по нормотворческой деятельности и правовой работе.

Выводы диссертации рассчитаны на применение в деятельности органов государственной власти, местного самоуправления и общественных организаций:  при разработке концепции и выработке социальной политики на федеральном и региональных, территориальном уровнях по улучшению качества трудовой жизни работников аграрной сферы; по социальному информированию,  направленному на формирование престижа аграрного труда и правовой культуры.

Полученные автором результаты используются в практике преподавания Башкирской академии государственной службы и управления при Президенте Республики Башкортостан, при проведении «круглых столов» по проблемам становления социального партнерства в регионе, политики в социально-трудовой сфере.

Отдельные положения диссертации могут быть применены при разработке лекционных курсов по  социологии труда, аграрной социологии и авторских курсов по изучаемой проблематике.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертационного исследования были изложены в монографиях автора: «Социально-трудовые отношения в аграрной сфере: теория и практика» (2009), «Личные подсобные хозяйства в аграрной сфере России: теория и практика» (2010). По теме диссертации автором опубликовано 47 научных работ, в числе которых 18 статей опубликованных в центральных журналах перечня ВАК РФ. Личный вклад в эти работы составил более 30 п.л.

Результаты диссертационной работы были представлены на международных, всероссийских и региональных конференциях: «Экономика, экология и общество России на пороге 21-го столетия» (Санкт-Петербург, 2000); «Российская экономика на пороге ХХI века» (Уфа, 2000); «Сравнительное правоведение и проблемы современной юриспруденции» (Екатеринбург, 2005); «Демография – общество – человек в условиях формирования новой экономики» (Екатеринбург, 2007); «Федерализм как ресурс развития российской государственности XXI века» (Уфа, 2008); Международные Никоновские чтения (Москва, 2009); «Социальное положение детей, подростков и молодёжи в современном обществе» (Уфа, 2010) и др.

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на кафедре социологии Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, четырех глав, включающих десять параграфов, заключения, списка литературы и приложений.

II. Основное содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, степень ее научной разработанности, определяются объект и предмет исследования, формулируются его цель и задачи, характеризуются теоретико-методологические и эмпирические основы работы, раскрываются научная новизна и практическая значимость, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Теоретико-методологические основы исследования социально-трудовых отношений в аграрной сфере» обоснован подход и разработана методика анализа социально-трудовых отношений аграрной сферы, дается авторское понимание основных терминов.

В первом параграфе «Аграрная сфера как объект социологического изучения» показана эволюция научных представлений одной из ключевых в жизнедеятельности общества сферы – аграрной. Формирование исследовательской базы происходило в контексте общественно-исторического развития целого комплекса гуманитарных наук. Теоретические основы социологического исследования аграрной сферы были заложены классиками социологии. Наибольший вклад внесли Ф.Теннис, заложивший теоретические основы изучения отличий городского и сельского образа жизни и Э.Дюркгейм, исследовавший особенности различных типов сельской и городской жизнедеятельности.  Переходным  от классического этапа развития  социологии к этапу формирования непосредственно аграрной социологии стало творчество М.Вебера,  исследовавшего традиционные типы трудового поведения городского и сельского жителей, качество и уровень жизни различных групп сельскохозяйственных рабочих под влиянием капитализации экономики.

Начало развития современных научных исследований аграрной сферы и ее основного субъекта – крестьянина  в России произошло даже раньше, чем в западной науке,  и  было связано с  развернувшимися уже в конце XIX в. изучением  российской крестьянской общины, основанном на фактическом материале земских подворных переписей. В целом возникновение самостоятельного течения в социологии, посвященного изучению аграрной сферы и отношений,  складывающихся в ней, связано с именами таких российских ученых  как А.Н.Энгельгардт, А.И.Тодорский, В.Е.Постников, В.Н.Тенишев, А.И.Шингарев, М.Я.Феноменов, В.А.Пругавин, Ф.А.Щербина  и др.

Первоначально самостоятельным  объектом социологического исследования  являлись  деревня, село и повседневная жизнь  крестьянства,  а преобладающим методом выступало монографическое наблюдение. Практика монографических обследований отдельных сел, начатая  А.И.Шингаревым, была продолжена учеными советского периода А.М. Большаковым, В.И.Алексеевым и др. Практически одновременно в отечественной социологии,  в трудах В.Немчинова, С.Г. Струмилина, А. Хрящевой и др., начинает применяться статистико-социологическое наблюдение села. Начиная с 30-х г. ХХ столетия российская социология почти на тридцать лет оказалась под запретом.  Несомненно, в этот период продолжались исторические и экономические исследования процессов, происходящих в российских деревнях и в целом в аграрной сфере, что послужило определенным источником информации для более поздних исследователей.

В XX в. в западной аграрной социологии первой социологической работой, посвященной исследованию села, стал труд Ч.Гэлпина «Социальная анатомия сельского сообщества» (1915). Новаторскими с точки зрения использования источниковой базы  стали исследования У.Томаса и Ф.Знанецкого о трудовом и бытовом поведении  польских крестьян (1918). Развитию аграрной социологии в США способствовали работы эмигрировавшего из России выдающегося социолога П.А.Сорокина, который вместе с несколькими американскими коллегами  (С. Циммерман,   Ч.Гэлпин и др.) в 1920-е г. провел ряд эмпирических исследований, теоретическое обобщение результатов которых положило начало научной школе, осуществившей сравнение сельского и городского поселений, и выявившей особенности социальных характеристик сельского сообщества.

К концу 1920-х г. западная аграрная социология, зародившаяся, как отмечает Т.Шанин, в форме крестьяноведения в Европе, практически остановилась в своем развитии, возобновившись затем только к концу 1950-х г. в связи с необходимостью изучения социальной структуры стран «третьего мира», почти целиком состоящих из крестьянства.  На современном этапе наибольший вклад в западной науке в развитие специфических социологических исследований аграрной сферы вносят работы Дж.Скотта, разработавшего концепцию «моральной экономики крестьянства», внеся тем самым значительный вклад в осмысление специфических «сельских» социально-трудовых отношений.

Действительное возрождение  аграрной социологии в нашей стране началось в 1960-е г. благодаря работам таких авторов, признанных впоследствии основоположниками этой отрасли советской науки, как Ю.В.Арутюнян (социальная структура сельского населения),  В.И.Староверов (социальные и демографические  проблемы советской деревни), Т.И.Заславская (особенности миграции сельского населения и комплексные исследования села), Р.В.Рывкина  (образ жизни и труд в сельском сообществе),  П.И.Симуш  (преодоление различий между городом и деревней)  и других ученых.

В 1970–1980-е г. в аграрной социологии в нашей стране проводятся исследования в масштабах всей страны и на уровне регионов (А.П.Асташкин, В.Н.Бондарчук, А.Исмаилов, А.А.Ахмадеев., Н.К.Колесов, Э.Э.Мурнеик, Т.Д.Саакова, А.И.Бабий, В.Н.Ермутдинов, И.Бурдымурадов,  Б.А. Амантаев, В.А. Зверев, И.В.Акатьев и др.). Вместе с тем развитие отечественной аграрной социологии и социологии села в этот период имело противоречивый характер. С одной стороны, происходил количественный рост социологического исследования аграрной сферы, наблюдалось явление дивергенции, которое позволило выделиться ряду самостоятельных направлений в изучении проблем труда сельского труженика. С другой стороны, основные социальные проблемы деревни и сельского труда рассматривались  в основном в рамках жестко установленной проблематики: стирание различий между городом и деревней, изменение социальной структуры сельского населения и совершенствование класса колхозного крестьянства, агропромышленная интеграция и социокультурное развитие сельских поселений, социальное планирование сельского  образа жизни, труд в сельском хозяйстве  в рамках деятельности колхозов и совхозов и т.п.

К середине 1990-х г., в отечественной аграрной социологии наибольшее внимание стало уделяться анализу транзитологических проблем развития аграрной сферы: трансформации в условиях рыночных преобразований; особенностям проведения и результатам аграрного реформирования;  стратегии выживания  сельского населения; социальной эффективности форм хозяйствования и собственности; влиянию преобразований на человеческий потенциал.

Учитывая тот факт, что для аграрной сферы  характерно наличие труда не только в рамках производственных отношений, но и в домашнем хозяйстве (крестьянском хозяйстве), отдельные его аспекты получили свое раскрытие в крестьяноведении и таком направлении социологической науки как  аграрная социология.

Многообразие подходов к исследованию труда  в аграрной сфере, его ярко выраженный междисциплинарный характер предопределили необходимость применения социологического подхода в изучении социально-трудовых отношений применительно ко всем существующим формам хозяйствования, с учетом их специфики. Выявлено, что при изучении  социально-трудовых отношений в аграрной сфере необходимо учитывать две группы характеристик.  Первая группа включает атрибутивные черты аграрной сферы. Вторая группа отражает особенности социально-экономического состояния и организационно-правового регулирования аграрной сферы.

Во втором параграфе «Сущность и содержание социально-трудовых отношений» обобщаются подходы к пониманию сущности социально-трудовых отношений, раскрываются их основные признаки. Анализ подходов  в изучении социально-трудовых отношений позволяет сделать вывод о том, что в современных гуманитарных науках не сложилось единого  мнения относительно их сущности. В зависимости от целевой направленности, уровня научного исследования и практикуемого подхода к его изучению  ученые варьируют смысл его определения.  Несмотря на значительное разнообразие  в их понимании, в них можно выделить общий момент – они определяются как совокупность взаимодействий между субъектами труда. Однако и в  понимание этих констант авторы вкладывают, порой, довольно разнообразный смысл.  Основные различия состоят в следующем: 1) ряд авторов, признавая, что такого рода отношения, складываются, прежде всего между работником и работодателем, расширяют субъектный  состав таких отношений,  включая в них государство, органы государственной власти, профсоюзы, муниципальные органы, политические партии, общественные организации и т.д. (И.Д. Колмакова, Р.П. Колосов); 2) среди возможных объектов указываются: трудовая жизнь (Г.Я. Ракитская); урегулирование интересов; воспроизводство и использование всех человеческих ресурсов (и реальных и потенциальных (Н.М. Зазовская); условия труда, общения и взаимодействия, производственно-финансовая деятельность (В.П. Малащенко); производство, потребление и распределение материальных благ (О.В. Ромашов) и др.

Социально-трудовые отношения направлены на создание  организационно-правовых предпосылок для осуществления труда, то есть на урегулирование интересов и реализацию прав участников трудовых отношений (работника и работодателя). Их деятельность проявляется в  общественных отношениях  в виде взаимодополняемых поведенческих актов конкретных людей, которые выполняют соответствующие обозначенные им роли (функции). На первый взгляд, у данных  субъектов интересы не совпадают, однако все они сосредоточены на урегулировании отдельных аспектов труда  качества трудовой жизни.

Виды и направленность социально-трудовых отношений во многом зависят от уровня их функционирования. На уровне хозяйствующего субъекта (локальном уровне) они складываются по поводу оплаты, условий и организации труда, повышения квалификации и других обстоятельств, которые характеризуют трудовую жизнь всех участников производственного процесса. То есть здесь отношения больше складываются по поводу реализации определенных прав, которые закреплены в законодательстве. На этом уровне может осуществляться также и урегулирование интересов, которое, в случае их возможной формализации, приобретает характер права соответствующего субъекта. И если в отношении воплощения в жизнь правовых требований механизм реализации является достаточно прозрачным, то есть соответствующая сторона может требовать, в том числе в судебном порядке, его исполнения, то относительно урегулирования интересов все намного сложнее. Это связано с тем, что в индивидуальном порядке работнику, как более слабой и зависимой стороне, не просто рассчитывать на их  закрепление.  Вследствие этого наиболее эффективным способом являются  коллективные переговоры, то есть урегулирование интересов посредством вступления в групповые социально-трудовые отношения.

На последующих уровнях (территориальном, региональном, отраслевом, федеральном),  в социально-трудовые отношения вовлечены иные субъекты: профсоюзы, совет трудового коллектива, а в отдельных случаях – стихийные объединения при столкновении интересов (стачком, забастовочные комитеты). Аналогичная ситуация складывается, за некоторым исключением, и в отношении работодателей, так как от их имени выступают различные объединения работодателей. 

Проведенный анализ позволил сформулировать авторскую трактовку понятия «социально-трудовые отношения» как совокупности объективно существующих отношений, возникающих и развивающихся между их субъектами, состоящими в урегулировании интересов и (или) реализации прав по поводу качества трудовой жизни.

В третьем параграфе «Методология и методика социологического исследования социально-трудовых отношений в аграрной сфере»  дано теоретическое и методическое обоснование исследования трансформации социально-трудовых отношений в сельскохозяйственном производстве.

В основу исследования положена конструктивистская методологическая стратегия, которая позволяет оценить трансформацию социально-трудовых отношений в аграрной сфере России с позиции выявления следующих аспектов: раскрытие исторических и экономических предпосылок ее трансформации; выявление  характерных черт социально-трудовых отношений по трем основным формам хозяйствования (сельхозпредприятия, крестьянские фермерские хозяйства, личные подсобные хозяйства);  оценка состояния качества трудовой жизни работников, по поводу которого они возникают между их участниками по следующим показателям: организация, условия, содержательность и оплата труда, социально-правовая защищенность работников.

При анализе социально-трудовых отношений, сложившихся в конкретный исторический период, особую значимость приобретает соотнесение их с идеальными моделями. В основу их  выделения могут закладываться различные основания. Общепринятым в научной литературе является  их выделение  на основе характера отношений (солидарные, партнерские, патерналистские). Признавая, что такое основание является вполне применимым, мы полагаем, что здесь не учитывается тот факт, что характер принимаемых решений и  модель взаимодействия зависят и от того, в какой степени присуща работнику и работодателю функция собственника. Интересы работника и работодателя все-таки по сути своей различны, а экономико-стоимостные отношения между ними являются адекватными только в момент заключения трудового договора. Именно поэтому, несмотря на утопическое представление о всеобщем стремлении к бесконфликтному сосуществованию двух противоречивых субъектов – работника и работодателя, такая типологизация может показать лишь преобладающий в данный конкретный период тренд в структуре социально-трудовых отношений. Тогда как практически любое внешнее воздействие, как показал мировой финансовый кризис 2008 г., может привести к тому, что равновесие в этих отношениях  может быть нарушено, а противоречия возобновлены.

На наш взгляд, содержание социально-трудовых отношений определяется тем, каким образом они проявляются при реализации функции собственника у работодателя и работника.   Данный подход позволяет выделить следующие модели: партнерская (здесь работник и работодатель одновременно несут функцию собственника), умеренно партнерская (где работники несут функцию собственника, тогда как работодатели таковыми не являются), классическая (здесь работники и работодатели не являются собственниками), государственная (данная модель является разновидностью классической модели, однако здесь собственность принадлежит не физическим или юридическим лицам, а государству), умеренно эксплуататорская (работодатель одновременно несет функцию собственника и является наемным работником, тогда как наемные работники являются только работниками), эксплуататорская (здесь работодатели несут функцию собственника и не являются наемными работниками).

Анализ социально-трудовых отношений предполагает  необходимость изучения особенностей их проявления на различных уровнях, выявление их общих и отличительных черт применительно к разным формам хозяйствования, а также  в сравнении с дореформенным периодом. Такой подход, обусловливает необходимость выделения оснований для классификации: индивидуальные и групповые;  пассивные (возникают в результате поведения третьих лиц) или активные (инициируемые самими участниками отношений); нормативные или отклоняющиеся от норм;  формальные (оформленные) или неформальные (неоформленные и регулируемыми нормами обычного права); традиционные или нетрадиционные; явные (открытые, урегулированные нормами трудового законодательства) или латентные (не урегулированные нормами трудового законодательства); подлинные (форма соответствует содержанию) или имитационные (при наличии оформления, содержание не соответствует сложившейся форме); конфликтные, партнерские, солидарные.

Учитывая, что объектом социально-трудовых отношений  является качество трудовой жизни (КТЖ) работников, исследование их состояния предполагает его оценку. Общеизвестно, что термин «качество» включает в себя не только объективные (отраженные в материалах статистики), но и субъективные характеристики (оцениваемые на основе удовлетворенности отдельными показателями качества трудовой жизни, которая определятся применительно к работникам, работодателям, обществу). В результате анализа КТЖ применительно к каждому из субъектов  его уровень может различаться, что свидетельствует: о неадекватности требований  работников применительно к отрасли или региону; о неэффективности менеджмента; о наличии социальной напряженности; о перекосах государственной политики в управлении этими отношениями. Такой анализ позволит вскрыть противоречия, своевременно прогнозировать негативные последствия и корректировать аграрную политику.

В идеале социально-трудовые отношения должны представлять открытую, саморазвивающуюся систему и обладать ее признаками.

Во второй главе «Аграрные преобразования как основа изменения социально-трудовых отношений» показано, каким образом трансформации в аграрной сфере повлияли на социально-трудовые отношения в российском обществе.

В первом параграфе «Современная ситуация в аграрной сфере России: состояние, социальные противоречия» определяются  предпосылки  современных преобразований в аграрной сфере  России, оцениваются их итоги и выявляются противоречия практики реформирования.

Аграрные преобразования современной России имеют глубокие корни и историческую предопределенность. Во многом данное обстоятельство определялось двумя моментами: ролью аграрного сектора  в общем объеме производства России и существенным (долгое время – преобладающим) числом населения, занятого в сельском хозяйстве.  В течение XIX–XX веков в России предпринимались попытки решить проблему модернизации сельского хозяйства. Несмотря на достаточный консерватизм аграрных отношений, в сельском хозяйстве страны было несколько крупных переломных этапов: крестьянская реформа 1861 года, аграрная реформа П.А.Столыпина, революционное решение аграрного вопроса, НЭП, коллективизация, реформа 1990-х годов. Основным социально-экономическим содержанием этих переустройств была попытка создания эффективно функционирующего сельхозпроизводителя на основе либо частной собственности на землю, либо на основе коллективного и обобществленного производства.  В 90-е годы XX века в России впервые была сделана попытка  совместить вышеназванные процессы двойственного решения аграрного вопроса.

Процессы реформирования аграрной сферы и их результаты  свидетельствуют о спонтанном характере становления новых форм хозяйствования, без учета их социально-трудовой специфики. Лицами, ответственными за принятие решений, выбиралась преимущественно наиболее простая с точки сравнения создания форма хозяйствования. Это было вызвано рядом причин, в том числе неготовностью осуществить обдуманный выбор, навязыванием форм реорганизаций сверху, недостаточной проработанностью нормативно-правовой базы, низкой активностью сельского населения в определении и выборе формы хозяйствования и использования передаваемого в собственность или на  ином праве земельного участка. В результате  в аграрной сфере  сложились три основные формы хозяйствования: сельскохозяйственные предприятия, крестьянские фермерские хозяйства и личные подсобные хозяйства сельских жителей.

На фоне реформирования аграрной сферы, появления на селе новых форм хозяйствования и частной собственности на землю,  наблюдаются и такие последствия:  наличие значительного числа убыточных организаций (в 1990 г. – 3%, 1995г. – 57%, 2000г.– 42%, 2008г. – 22%); сокращение  посевных площадей (за 1990-2009 гг. на 33,9%); снижение рентабельности производства (в 1990 г.– 37%; 1995г.–2,3%, 2008г. –15,3%); ухудшение материально-технической базы производства (по сравнению с 1990 г. в 2009 г. нагрузка возросла: на один трактор в 2,4 раз, один зерноуборочный комбайн в 2,3 раза, кукурузоуборочный комбайн в 9,1 раза) и мер по восстановлению почв (по сравнению с 1990 г. в 2009 г. внесение минеральных удобрений на 1 га площади сократилось в 2,4 раза; органических удобрений – в 3,5 раза); катастрофическое снижение численности занятых (число занятых в сельском хозяйстве лиц по сравнению с 1990 г. сократилось более чем на 3 млн. человек) на фоне перетока значительного числа занятых в сельском хозяйстве в сферу нестандартной занятости (так в сельхозпредприятиях 2008 г. были заняты 56,1%  от числа занятых в сельском хозяйстве). Эти негативные последствия социально-экономических преобразований для аграрной сферы частично смягчились за счет реализации страховой функции – адаптационных возможностей крестьянства. Такое изменение привело к возрастанию доли латентных социально-трудовых отношений, не регулируемых государством и обществом.

Создавшаяся ситуация предопределила необходимость разработки реанимационных мероприятий и принятия Приоритетного национального проекта АПК, ФЗ №264 «О развитии сельского хозяйства», ряда программ на региональных уровнях.  Начало 2010 г. ознаменовалось важным событием в жизни нашего государства – Президентом РФ был подписан Указ «Об утверждении доктрины продовольственной безопасности». Однако в процессе принятия и реализации программ не учитывалась социально-трудовая специфика аграрной сферы,  существовала некая раздвоенность: с одной стороны, принимались программы, направленные  на развитие сельского хозяйства, с другой – программы, направленные на социальное развитие села. К сожалению, большинство программ рассматривают человека как объект и не нацелены на формирование самостоятельного, независимого, инициативного трудового человека – субъекта, какую бы он функцию ни выполнял: работника, работодателя или собственника. По данным новосибирских социологов, только 35,4% сельского населения ощущают близость по своим взглядам с теми, кто не ждет манны небесной, а сам делает свою судьбу и жизнь, 6,4% рассчитывают на везение и удачу,  54,3% - убеждены, что в жизни многое зависит как от самого человека, так и внешних обстоятельств.

Проведенное исследование позволило сформулировать вывод о противоречивости  для аграрной сферы России  результатов ее преобразований, выразившееся:

а) в определении в государственных программах и официальной политике роли аграрного производства  по обеспечению безопасности страны и отсутствию сложившихся механизмов повышения привлекательности сельскохозяйственного труда. По данным социологического исследования, доля работников,  желающих, чтобы их дети работали в сельском хозяйстве, весьма незначительна и составляет 21,5%; треть (33,3%) респондентов считают, что профориентационная работа, направленная привлечение молодежи к труду в аграрной сфере, не проводится. Контент-анализ материалов периодической печати свидетельствует о том, что информация о состоянии сельхозпроизводства не носит периодического характера, наибольшее сосредоточение наблюдается в период полевых работ.

б) в декларировании официальной поддержки села и сохранении высокого уровня  безработицы на селе (1992г. – 3,6%; 1995г. – 8,2%; 2008г. –10,5%), потери жизненных перспектив на селе (по нашим исследованиям, только 30,2%  работников сельского хозяйства желают, чтобы их дети жили на селе)  и  миграционной настроенности;

в) в утверждении о необходимости модернизации производственных процессов на фоне сохранения тенденции примитивизации труда, снижении уровня его механизации (по  данным проведенного Институтом аграрной социологии  мониторинга «Либеральная трансформация аграрной сферы», в 1991г.  выполнялось механизированным способом 45–50% работ, ручным способом 15–20%, в 2007 г. соответственно 25–28% и 53–58%)  и перераспределении значительной численности занятых в сферу производства сельхозпродукции в личном подсобном хозяйстве ;

г) в определении значимости сохранения земель сельскохозяйственного назначения  на фоне снижения интенсивности воспроизводства основного средства аграрного труда – земли (за годы реформ из сельскохозяйственного оборота в России выпало около 40 млн. га пашни. Из 112 млн. га мелиорированных земель большая часть утратила оросительные и дренажные системы. Внесение органических удобрений, уменьшилось в семь раз, минеральных в восемь раз. Плодородие 80 млн. га сельскохозяйственных угодий снизилось до уровня естественного фона ) и сокращения ее доли в составе земель различных категорий (1990–2008гг. площадь сельхозугодий  сократилась на 10,7%,  посевных площадей на 33,9%).

Во втором параграфе «Особенности аграрных преобразований  в Республике Башкортостан и их влияние на социально-трудовые отношения» выявляются условия, определяющие характер региональных преобразований, оцениваются их результаты.

Башкортостан является одним из крупнейших регионов страны, занимая 4-е место по производству продукции сельского хозяйства. По площади сельхозугодий республика среди субъектов Приволжского федерального округа уступает лишь Оренбургской и Саратовской областям и занимает 3,7% сельхозугодий страны. В сельской местности  проживают около 40% населения республики. Непосредственно в сельхозпроизводстве республики заняты 14,5 % от общей численности занятых в экономике Башкортостана,  то есть более 271 тыс. человек.

Преобразования аграрной сферы республики детерминированы  объективными условиями, характеризующими исторически обусловленные особенности территориального размещения, уровень развития экономики  и социальной сферы. К числу объективных условий отнесены следующие: уровень урбанизации региона; многоотраслевой характер сельскохозяйственного производства; исторические особенности формирования отношений собственности на землю; высокая степень охвата сельхозрайонов предприятиями несельскохозяйственного профиля.

В России применялись две основные стратегии преобразования сельского хозяйства. Первая из них – радикальная, или либеральная – состояла  в приватизации земель сельхозназначения, создании фермерских хозяйств, декларировании необходимости повсеместного, скорейшего формирования новых форм хозяйствования, в снижении степени регулирования и поддержки товаропроизводителей. Вторая стратегия, которая осуществлялась в Башкортостане, характеризовалась высоким уровнем консерватизма в процессе аграрных преобразований, состояла в попытке сохранения прежних форм хозяйствования и торможении процесса передачи земли в частную собственность, применении государственной поддержки, состоящей в сохранении обслуживания сельхозпроизводства (машинно-транспортные станции, сбыт, консультирование, подготовка кадров).

Несмотря на предпринимаемые меры сельское хозяйство республики переживает кризисное состояние. В первые десять лет реформ в отрасли наблюдался устойчивый спад. И даже несмотря на то, что после 2000-х г. ситуация начала улучшаться,  по ряду позиций еще не достигнут уровень 1990-х годов. Так, в республике в 2009г. по сравнению с 1991г. во всех категориях хозяйств поголовье крупного рогатого скота уменьшилось на 25,8%, тогда как по России это сокращение составило 62,8%. Размер пашни в Башкортостане за период с 1990 по 2009 г. сократился на 1180,0 тыс.га, или на 24,4%,  в России – на 33,9% Внесение минеральных удобрений в расчете на один гектар посевов в сельскохозяйственных организациях республики в 2008г. составило 27% от уровня 1990г., а органических – 39%, в России 40,9% и 28,6% соответственно.

На 1 января 2009г. в сельском хозяйстве республики функционировало 916 сельхозпредприятий различных организационно-правовых форм, 4214 крестьянских фермерских хозяйств (КФХ), 588 тыс. семей вели подсобное хозяйство (ЛПХ).  Анализ трансформаций организационно правовых форм хозяйствования (в 2009 г. государственные предприятия – 63, акционерные общества – 27, товарищества на вере – 26, общества с ограниченной ответственностью  – 683, производственные кооперативы– 267) свидетельствует о том, что за годы реформ существенно изменилось социально-экономическое содержание социально-трудовых отношений. В результате  наблюдается тенденция замещения моделей партнерского (колхозы) и государственного типа (совхозы) ранее единственно возможных, на новые модели умеренно-эксплуататорского, эксплуататорского и умеренно-партнёрского типа, что свидетельствует об усилении предпосылок для возникновения противоречий между работниками и работодателями.

Учитывая характер преобразований отношений собственности на землю в РБ, определяемый сдерживанием процесса ее приватизации и оформления, говорить о том, что они повлияли на социально-трудовые отношения преждевременно.  Так, на 1 января 2010г. менее 1% земель сельскохозяйственного назначения находились в частной собственности. Можно лишь констатировать, что на современном этапе  намечается перелом, который может привести к достаточно противоречивым последствиям. С одной стороны, переход значительной части земельных участков в собственность крупным корпорациям, в том числе финансовым и банковским структурам, отдельным собственникам, не связанным с сельхозпроизводством. С другой стороны, посредством внесения отдельными собственниками земли – работниками сельского хозяйства, в качестве уставного (складочного) капитала  сельхозпредприятий приведет к созданию предпосылок для формирования партнерской модели социально-трудовых отношений в аграрной сфере.

Кроме того, в республике проявились и такие, в целом характерные и для России последствия, как: снижение численности занятых в сельском хозяйстве (в 2009 г. по сравнению с 1995 г. численность сократилась на 31,5%) и изменения соотношения доли наемных работников в структуре занятых в сельском хозяйстве (в 2009 г. по сравнению с 1995г. число наемных работников сократилось на 77%)  в  пользу ее уменьшения и перераспределения в сферу нестандартной занятости (25,1% от числа занятых в сельском хозяйстве являются наемными работниками предприятий, тогда как 74,9% приходятся на внешних совместителей, лиц занятых в крестьянско-фермерских хозяйствах и  личных подсобных хозяйствах, лиц работающих по договорам гражданско-правового характера).

Таким образом, выбранная управленческая стратегия, направленная на  сдерживание рыночных преобразований в аграрной сфере, позволила несколько смягчить последствия от нерегулируемых трансформаций.

В третьей главе «Социально-трудовые отношения в аграрной сфере в различных формах хозяйствования» проанализированы особенности реализации социально-трудовых отношений в сельхозпредприятиях, крестьянских фермерских хозяйствах, личных подсобных хозяйствах.

в первом параграфе «Состояние индивидуальных и групповых социально-трудовых отношений на сельскохозяйственных предприятиях» осуществлена их характеристика в данной форме хозяйствования.

Результатом аграрных преобразований стало изменение роли предприятий в  аграрном производстве (доля произведенной в сельхозпредприятиях продукции в 1995г. составляла 53,9%, в 2009г. – 30,9%) и функционировании социально-трудовых отношений (снижении уровня механизации производственных процессов (поредел парк основных видов сельхозтехники: в 2009 г. по сравнению с 1995 г.  на 64,8%; комбайнов – на 77,4%; возросла нагрузка на сельхозтехнику: в 1995г. на 1000 га пашни приходилось 9,3 тракторов, в 2009г.  – 5); в снижении интенсивности воспроизводства основного средства труда – земли;  в уменьшении числа работников сельскохозяйственных предприятий и их доли в структуре жителей села (в 1995 г. удельный вес работников занятых на сельхозпредприятиях, составлял 41,8% в численности трудоспособного сельского населения, в 2009г.  –5,8%).

Правовую основу социально-трудовых отношений на сельхозпредприятиях составляет трудовое законодательство, они могут носить как индивидуальный, так и групповой характер, проявляются на любом уровне. Проведенный анализ складывающихся в сельхозпредприятиях индивидуальных социально-трудовых отношений свидетельствует о преобладании здесь внеправовых практик и неформальном характере их регулирования. Это проявляется в следующем: в значительной части  предприятий с работниками не заключены трудовые договоры (64% экспертов); определенная часть прописанных в трудовых договорах норм на практике не реализуется и носит формальный характер (72% экспертов); отсутствие на отдельных предприятиях локальных актов (должностные инструкции, правила внутреннего трудового распорядка и т.д.) и нарушение процедуры их принятия и обязательной процедуры ознакомления работников с локальными актами (67,3% работников); шаблонный характер большинства локальных актов. Одной из ключевых особенностей является несовпадение реальных отношений с формально установленными и прописанными правилами (в трудовом договоре, локальных актах), что указывает на их имитационный характер (73% экспертов).

Остается значительным и самым высоким по сравнению с другими отраслями число нарушений прав работников. Так, среднее число выявленных нарушений в 2009 г. на одну проверку составляет 8,6, тогда как в целом по экономике 6,2 . Однако это не приводит к увеличению обращений в государственные органы и профсоюзы. Проведенный нами опрос свидетельствует о высоком уровне пассивности работников в защите нарушенных прав (54,4% работников отметили, что они в случае нарушения их прав никуда не обращались). Причинами этого являются:  низкий уровень правовой культуры работодателей  (так, 35,9% опрошенных нами руководителей считают, что для них как для руководителей не важно применение трудового законодательства,  и отмечают, что основными причинами нарушения трудовых прав является: «сознательное нарушение закона» – 23,3%; незнание законов руководителями – 33,0%; несоответствие законов реальным отношениям – 18,4%; незнание работниками трудовых прав – 18,4%), а в отдельных случаях и невозможность или нежелание полноценно реализовывать права участников социально-трудовых отношений. Так, на вопрос «Будете ли Вы лично, в случае нарушения Ваших прав участвовать в забастовках или иных акциях протеста?» только 9,6%  работников согласились с этим утверждением, 29,3%  ответили «пожалуй, да», 26,5% – «нет», 31% – заявили «это бесполезно». Таким образом, здесь достаточно сложно говорить о формировании  такого полноценного субъекта,  как  работник.

Помимо тех трансформаций, которые произошли в индивидуальных социально-трудовых отношениях, изменился характер групповых отношений на предприятиях. Так, существенно снижена доля охвата коллективно-договорным регулированием.  Если  по всем отраслям в 2008г. 84% предприятий имели коллективные договоры, то по предприятиям сельского хозяйства – 74%. Проведенный анализ позволил сформулировать вывод о том, что за годы реформ во многом утрачена или снижена роль отдельных структур (профсоюзы, советы трудового коллектива), обеспечивающих реализацию групповых  социально-трудовых отношений. Это проявилось в изменении роли представительных органов работников и сокращении доли работников, являющихся членами профсоюза. По данным республиканского комитета профсоюзов АПК РБ, по сравнению с 2005 г. численность членов профсоюзов сократилась на 61,3%. На фоне снижения роли профсоюзов по регулированию социально-трудовых отношений наблюдается тенденция  появления нового вида групповой активности – заключение коллективных договоров на сельхозпредприятиях, где интересы работников представлены иным представительным органом работников. Так, в 2008 г.  12% коллективных договоров на предприятиях сельского хозяйства были заключены без участия профсоюзов.

Изучение содержания коллективных договоров свидетельствует, что большинство прописанных норм  уже закреплено в законодательстве и актах социального партнерства; значительная часть статей не содержит конкретных прав, а является декларацией (так, проведенный анализ содержания коллективных договоров, заключенных на сельхозпредприятиях двух районах республики, свидетельствует, что только 12% статей улучшает положение работников по сравнению с действующими актами более высокого уровня). Это позволило сделать вывод  об имитационности большинства  групповых социально-трудовых отношений, как на локальном, так и на более высоких уровнях.

во втором параграфе «Особенности социально-трудовых отношений в крестьянских фермерских хозяйствах»  выявлены специфические черты, характерные для данной формы хозяйствования.

Данная форма хозяйства является для России и республики сравнительно новой (так, в РБ в 1990 г. были зарегистрированы всего 4 хозяйства, к 2009 г. их число возросло – 4214). Несмотря на ожидания реформаторов, в них производится всего 4,8% всей производимой в сельском хозяйстве продукции,  на 7% земель сельскохозяйственного назначения.

Наличие в КФХ различных по своей ролевой направленности субъектов социально-трудовых отношений: работодатель – собственник; собственник, не являющийся работодателем и наемным работником; работник – собственник; работник, во многом усложняет не только механизм регулирования социально-трудовых отношений, но и их анализ. На первый взгляд именно здесь формируется такая форма хозяйствования, которая предполагает партнерский тип отношений, однако, учитывая тот факт, что наемные работники практически лишены  права участия в управлении фермерским хозяйством, говорить о такой модели достаточно сложно, так как практически при любом конфликте работник может быть уволен. Тем более что в действующем законодательстве предусмотрена возможность прописывать в заключаемых с работниками трудовых договорах дополнительные основания для их прекращения. Присутствует неопределенность роли членов семьи, не являющихся членами КФХ. Во многих случаях бесправность таковых приравнивает их в правовом статусе к классическому наемному работнику. Соответственно, степень влияния на отношения определяется в отдельных случаях не тем, какую роль законодательство ему предопределило, а скорее его авторитетом во внутрисемейных отношениях. Действующее законодательство предусматривает возможность создания фермерских хозяйств одним человеком. В такого рода форме присутствуют две категории субъектов: работодатель, который одновременно наделен статусом собственника, и наемные работники. Природа социально-трудовых отношений в этих формах несколько отличается от классических крестьянско-фермерских хозяйств, так как четко определен работодатель. Именно от его воли зависит характер сложившихся между ним и наемным работником отношений. И поэтому работник  здесь практически лишен возможности участвовать в принятии управленческих решений, тогда как модель трудовых отношений  носит эксплуататорский характер.

Проведенный нами анализ складывающихся в фермерских хозяйствах социально-трудовых отношений свидетельствует, что они носят  преимущественно индивидуальный характер  и регулируются трудовыми договорами. Вместе с тем большинство заключаемых договоров носит шаблонный характер. В них недостаточно четко очерчены вопросы режима труда и отдыха, трудовая функция работников, слабо регламентированы права и обязанности. Локальные акты в КФХ практически не принимаются. Все это подтверждает то, что большинство трудовых отношений, складывающихся в КФХ, даже в минимальной степени, не соответствуют действующему трудовому законодательству, и свидетельствует о преобладании внеправовых практик. Более того, по данным опроса глав сельских поселений, значительное число «работающих» фермерских хозяйств привлекает к труду людей без какого-либо оформления, используя различные формы его оплаты, в том числе и в натуральной форме, в отдельных случаях предпочитают переводить складывающиеся здесь отношения в латентную сферу, заключая с работниками не трудовые договоры, а гражданско-правовые – договоры подряда. Это означает, что определенная часть индивидуальных социально-трудовых отношений носит латентный характер. Такая ситуация определяется рядом причин, в том числе:  низким уровнем правовой культуры участников этих отношений;  латентным характером правонарушений; желанием работодателя снизить степень обязанностей и ответственности в отношении работника; отсутствием инициативы (правовой активности) со стороны работника оформить сложившиеся отношения.  Все это позволяет говорить о том, что участники социально-трудовых отношений  в этом случае не носят характер полноценных субъектов, так как действуют во многих случаях не осознанно, а подчиняясь сложившимся обстоятельствам.

В таких формах хозяйствования ввиду малочисленности наемных работников в большинстве случаев не сформированы их представительные органы (в том числе профсоюзы), что в свою очередь исключает возможность реализации работниками своих групповых прав. Однако следует констатировать, что на практике встречаются случаи заключения коллективных договоров в КФХ. Например, в Бакалинском районе РБ подписаны два таких документа. От имени работников выступала первичная профсоюзная организация. Несмотря на то что объем норм  договора в КФХ значительно меньше, чем на сельхозпредприятиях, здесь предусматриваются такие вполне реальные механизмы дополнительной защиты прав работников, как:  сохранение среднего заработка в связи с предоставление отпуска (свадьба, смерть); выделение материальной помощи (смерть, юбилей, рождение ребенка, покупка лекарств); выделение автотранспорта для хозяйственных нужд в пределах района; чествование ветеранов ВОВ; единовременные выплаты выпускникам; выступление гарантом в банке при получении кредита (после армии, строительство, обзаведение домашним хозяйством). Такие единичные примеры свидетельствуют о зарождении в данной форме хозяйствования групповых социально-трудовых отношений нового типа.

Проведенный анализ позволил сделать вывод о том, что для такой нетрадиционной разновидности, как социально-трудовые отношения в крестьянских фермерских хозяйствах, специфично преобладание индивидуальных их форм, которые характеризуются пассивностью их субъектов, преобладанием неформальных практик, наличием высокой степени их латентности.

В третьем параграфе «Место личных подсобных хозяйств в социально-трудовых отношений  аграрной сферы» показано возрастание экономической и социальной роли ЛПХ сельского населения в аграрной сфере, в целом, и  в системе социально-трудовых отношений – в частности. Такая ситуация характерна для всей страны. В середине 1970-х г. по данным В.И.Староверова, в ЛПХ производилось до 31,7% молока и до 30% мяса от общего производства в стране . К началу перестройки (1987–1988 гг.) в ЛПХ от общего производства сельхозпродукции в стране было получено около 60% картофеля, 26% мяса, 27% молока, 26% яиц, 26% шерсти и 30% овощей . В переходные к рыночным отношениям годы роль ЛПХ возросла. Сейчас они производят более половины валовой продукции сельского хозяйства и превосходят многие виды коллективных форм производств и фермерство. Доля ЛПХ в общем объеме производства сельскохозяйственной продукции в России за период пятнадцать с 1990–2005 г. возросла с 39,9% до 51,2%; в регионах Приволжского федерального округа – с 40,1% до 53,4%; в Республике Башкортостан – с 49,0% до 64,1%.

В сложных экономических условиях для некоторой части сельских семей собственное подворье становится уже не дополнительным источником дохода, а основным. По данным В.В. Пациорковского,  в дореформенный период поступления с приусадебных участков составляли в среднем 10–15% доходов сельской семьи. Сегодня ситуация в корне изменилась. Даже по официальным данным, натуральное потребление продуктов питания из ЛПХ составляет в сельской местности более 75% общих расходов семей на питание .

Итоги Всероссийской переписи населения 2002 г. свидетельствуют, что 27,9% сельских жителей Башкортостана в качестве источника средств существования определяют личное подсобное хозяйство, а для 8,5% сельчан доходы от личного подсобного хозяйства являются единственным источником. Проведенные исследования показывают, что для  59,2% опрошенных респондентов, занятых в ЛПХ, подсобное хозяйство является главным источником продукции для семьи, а 35,7% – основным доходом семьи.

По данным сельскохозяйственной переписи 2006 г., в подсобных хозяйствах  республики в сельской местности значительную часть хозяйств составляют три группы: где занят один человек – 29,6% (169,3 тыс. хозяйств – 169,3 тысяч человек); где заняты два человека – 30,7%  (202,1 тыс. хозяйств –404,2 тысяч человек); где заняты от  трех до четырех человек – 30,7% (175,5 тыс. хозяйств – 614, 25 в среднем   тыс. человек). Оставшуюся часть составляют хозяйства, где занято более пяти человек (24,7 хозяйств,  в среднем – 111,5 тысяч человек).  Суммарно эта более миллиона человек (1096,8 тыс. человек), что явно превосходит официально декларируемую численность занятых в сельском хозяйстве в разы. 

Помимо членов семейного хозяйства (ЛПХ) к труду дополнительно на временные и сезонные работы привлекаются наемные работники (29,18%). Вместе с тем согласно действующему законодательству работодателем могут быть физические лица – владельцы ЛПХ. Возможность вступить в трудовые отношения  возникает лишь в том случае, если труд работников будет использоваться «для личного обслуживания и помощи по ведению  домашнего  хозяйства».  Таким образом, если рассматривать труд в ЛПХ как вид помощи для ведения домашнего хозяйства, то складывающиеся  в этой сфере отношения могут быть вполне оформлены как трудовые.  Однако в том случае, если произведенная в ЛПХ продукция будет реализовываться третьим лицам,  то  труд работников не может рассматриваться как наемный и будет носить гражданско-правовой характер.

Данное обстоятельство существенно сказывается на  социально-трудовой сфере села. Согласно сложившемуся подходу, основными субъектами социально-трудовых отношений являются работники и работодатели. В большинстве случаев человек, занятый в ЛПХ, соединяет в одном лице и работника, и работодателя.  Однако это не всегда так. Более того,  сельские жители, которые так и не найдут работы и будут всю жизнь вовлечены в процесс производства сельхозпродукции только в рамках личного подсобного хозяйства, фактически утрачивают возможность «заработать» трудовой стаж, что существенно понижает их потенциальные перспективы на рынке труда. Учитывая то обстоятельство, что их доля значительна, целесообразным является изменение подхода к определению термина работодатель – «физическое лицо». Однако это может прямо или опосредовано привести к увеличению финансовой и организационной нагрузки на ЛПХ. Вместе с тем совсем исключить отношения, которые возникают в процессе применения труда в ЛПХ между работником и работодателем, из возможной сферы их оформления и правового регулирования представляется не вполне оправданным.

Выявлено, что социально-трудовые отношения, складывающиеся в ЛПХ латентны, так как не урегулированы трудовым законодательствам, и могут быть реализованы в правовом поле преимущественно в рамках гражданского законодательства. Подсобные хозяйства, являясь достаточно традиционными для аграрной сферы, в социально-трудовых отношениях могут быть охарактеризованы как нетрадиционные. Для них специфичен индивидуальный характер, низкая степень формализации и конфликтности.

В четвертой главе «Качество трудовой жизни работников аграрной сферы как показатель развитости социально-трудовых отношений» проведен социологический анализ  качества трудовой жизни работников аграрной сферы и разработаны пути повышения его качества.

в первом параграфе «Состояние качества трудовой жизни работников аграрной сферы» проведена оценка качества трудовой жизни по пяти основным показателям: условия труда, организация труда, оплата  труда,  социально-правовая защищенность, содержательность труда.

В ходе исследования мы пришли к выводу о том, что уровень организации труда в сельском хозяйстве находится на низком уровне по большинству параметров оценки.

Проблемы организации труда в сельском хозяйстве обусловлены объективным обстоятельством, а именно – значительным объемом убыточных предприятий в отрасли (17,3%). Об этом свидетельствует и доля работников удовлетворенных обеспеченностью средствами производства в процессе труда (удовлетворены обеспеченностью ГСМ – 20,8% респондентов, комбикормами – 14,7%, удобрениями – 16,2%). Данные статистки свидетельствуют о наличии проблем в материально-техническом обеспечении сельскохозяйственного производства. Вызывает опасение  тот  факт, что мы наблюдаем более позитивную по сравнению с работниками оценку работодателями организации труда в сельском хозяйстве. Так, только 34,3% работников удовлетворены организацией их труда, тогда как 69% работодателей оценивают ее как хорошую, что свидетельствует о  наличии скрытых противоречий в социально-трудовых отношениях между работниками и работодателями.

Остается актуальной проблема создания безопасных условий труда работников аграрной  сферы, где наблюдается один самых высоких уровней производственного травматизма (в 2009 г. на 1000 человек приходилось, 1,6 несчастных случаев, тогда как в среднем по отраслям на 1000 работников приходилось 1,2 случая). На мероприятия по охране труда тратится меньше всего средств, а именно  на одного работающего приходилось в 4,9 раза меньше, чем в среднем по республике, и в 5,8 раза меньше, чем в обрабатывающих производствах. Результаты опроса работников свидетельствуют о низком уровне удовлетворенности работниками отдельными составляющими условий труда (так не удовлетворены санитарно-гигиеническими условиями труда 56,2%, степенью физических нагрузок–43,3%, организацией техники безопасности – 52%), тогда как  руководители организаций оценивают условия труда работников сельского хозяйства несколько выше (как хорошие  оценили санитарно-гигиенические условия -53,8%, степень физических нагрузок – 36,9%, организацией техники безопасности – 68,9%).

Наиболее критической остается ситуация с оплатой труда в сельском хозяйстве, о чем свидетельствует и уровень удовлетворенности ее размером работниками (удовлетворены 17,2%) и оценка ее экспертами (определяют ее размер как хороший  6%). Так, размер заработной платы работника, занятого в сельском хозяйстве, остается низким и составляет 54,1% от средней заработной платы в экономике и 29,1% – в добыче полезных ископаемых.  Для сравнения,  в 1990г. эти показатели составляли соответственно 96% и 89% .  Одним из самых распространенных нарушений является задержка заработной платы, что во многом определяется финансовым состоянием хозяйствующего субъекта. Встречаются факты выплаты заработной платы в натуральной форме в объеме больше, чем 20%. Это свидетельствует о том, что такой показатель качества трудовой жизни,  как  оплата труда, находится на низком уровне.

Оценка социально-правовой защищенности работников  свидетельствует, что только 34,3% работников удовлетворены соблюдением трудовых прав. Однако эксперты (48%) и работодатели (78,7%) оценивают соблюдение трудовых прав работников как хорошее. Закрепление и реализация дополнительных прав работников демонстрирует в целом аналогичную картину. Несмотря на крайнюю важность для большинства работников таких дополнительных мер социальной защиты работников, как льготные путевки для детей (65,1%) и взрослых (67,6%), финансирование совместных культурных и спортивных мероприятий (55,9%), организация бесплатного проезда (46%) и питания (44,4%),  реализация их на практике практически не осуществляется. Изучение содержания коллективных договоров, заключаемых на предприятиях в аграрной сфере, свидетельствует о том, что их нормы в целом мало отличаются от тех основных прав и гарантий, которые уже закреплены в актах более высокого уровня и фактически дублируют их.

О низком уровне реализации прав работников свидетельствуют данные республиканского комитета профсоюзов работников АПК РБ. Так, в 2009 г. в результате 74 проведенных проверок выявлено 247 нарушений трудового законодательства на предприятиях аграрной сферы. Стабильно высоким сохраняется количество выявленных нарушений законодательства об охране труда  технической инспекцией профсоюзов работников АПК РБ. Несмотря на то обстоятельство, что внешняя среда для осуществления  социально-правовой защиты  в целом  сформирована, реальная  защита  на практике находится на низком уровне. Критической остается ситуация с защитой нарушенных прав работников, это определяется: в отсутствии  активности соответствующих субъектов (сам работник, работодатель, государство, профсоюзы); низкой степенью доверия работников к деятельности институтов защиты;  их территориальной удаленностью.

Оценка содержательности труда сельских тружеников позволила сделать вывод о том, что при катастрофически низком уровне оплаты труда, его организации, условий, в которых он происходит, большинство работников в его процессе чувствуют себя достаточно комфортно. В целом, социально-психологический климат, сформировавшийся в организациях сельского хозяйства может быть оценен как благоприятный. Так, 46,4% удовлетворены сложившимися отношениями в трудовом коллективе, 34,3%  не удовлетворены; 19,3% затрудняются ответить. Как достаточно хорошие определяют отношения в коллективе 77,% и с непосредственным начальником 69,5%.

На фоне достаточно низкой удовлетворенности своими возможностями в принятии управленческих решений (удовлетворены 27,1% работников),  значительная часть работников говорят о том, что они могут принимать решение  в производственных вопросах: могут в полной мере  17,2%; могут незначительно 30,6%; практически не могут 15,6%; не могут вообще 22,1%; затрудняются в ответе 14,5%.  Такая противоречивость в оценках свидетельствует об отсутствии на практике прозрачных и понятных для работников механизмов участия в процессе управления. В целом в оценке содержательности труда работники, работодатели и эксперты демонстрируют единодушие: удовлетворены  содержательностью труда 49,3% работников, оценивают как в целом хорошую  47% экспертов и 51,3% работодателей. 

Во втором параграфе «Пути повышения качества трудовой жизни работников аграрной сферы» рассмотрен уровень общественного и государственного управления по каждому из показателей оценки КТЖ и предложены пути его повышения.

Проведенный анализ свидетельствует о том, что наиболее проблемной остается ситуация с управлением КТЖ работников, занятых в личных подсобных хозяйствах. Большинство отношений, складывающихся в ЛПХ, регулируется обычаями (нормами обычного права).  Проблемным является реализация на практике осуществления контроля, особенно  общественного, за качеством трудовой жизни работников КФХ. Актуальной остается задача совершенствования управления по  отдельным показателям качества трудовой жизни и на сельхозпредприятиях.

С учетом современного состояния социально-трудовых отношений аграрной сферы выделены два альтернативных направления повышения КТЖ работников аграрной сферы. Первый путь состоит в разработке и реализации комплекса принудительно реализуемых мероприятий  по  каждому из показателей (организация труда, условия труда, оплата труда, содержательность труда, социально-правовая защищенность). Второй путь включает в себя разработку комплекса мероприятий, направленных на повышение социальной активности субъектов социально-трудовых отношений в целях создания предпосылок для эффективного их взаимодействия, в результате которого посредством добровольного достижения соглашения по каждому из показателей уровень КТЖ может повышаться.

При выборе направления повышения КТЖ следует учитывать не только специфику аграрной сферы, но и  современное состояние складывающихся социально-трудовых отношений, которые  характеризуются низким  уровнем КТЖ и активности их основных субъектов. Совокупность  социально-трудовых отношений в аграрной сфере слабо интегрирована, напоминая «лоскутно разорванное пространство разовых взаимодействий», и не обладает признаками системы.

В идеале социально-трудовые отношения в аграрной сфере образуют саморегулируемую систему, где при возникновении нарушений договоренностей между сторонами должны срабатывать механизмы, обеспечивающие корректировку поведения.  Однако такая идеальная модель в современных условиях сложно реализуема на практике именно в аграрной сфере. Так, работодатель не всегда в полном объеме реализует достигнутые договоренности. Ситуация усугубляется и тем, что в России не сложились адекватные механизмы повышения активности и ответственности работодателей. Неоднозначность ситуации состоит в том, что негативные стимулы применяются только в отношении руководителей (работодателей), тогда как собственники предприятий не несут никакой ответственности и могут на сегодняшний день заинтересоваться только позитивными стимулами, которые в современной практике практически отсутствуют.

Формирование социально ответственных, независимых, активных участников социально-трудовых отношений в аграрной сфере, согласно проведенным исследованиям, должно осуществляться в два этапа. На первом этапе, учитывая низкий уровень качества трудовой жизни, социальную пассивность субъектов, значительное количество нарушений социально-трудовых отношений, низкий уровень правовой культуры,  считаем необходимым усилить контролирующее воздействие государства на социально-трудовые отношения в целях недопущения массового нарушения трудовых прав работников аграрной сферы. С учетом всего вышесказанного, на  современном этапе политика, направленная на повышение  КТЖ работников аграрной  сферы,  должна включать комплекс мероприятий:  создание предпосылок для использования потенциала общественных и государственных институтов и совершенствование их деятельности; изменение нормативной базы; проведение социального информирования, направленного на формирование социально-активных, компетентных субъектов социально-трудовых отношений.

На втором этапе, в результате реализации комплекса мероприятий, направленных на формирование равноправных и социально активных субъектов социально-трудовых отношений,  соответствующих механизмов, обеспечивающих эффективное функционирование социально-трудовых отношений в аграрной сфере, степень влияния  государства снизится.  Здесь целесообразно перераспределение функции контроля и передачи ее общественным институтам. В свою очередь, основное направление деятельности государства будет сводиться к своевременному мониторингу этих отношений. До определенного времени государство сохранит  за собой ряд свойственных ему функций – законодатель, судья.  В дальнейшем, за счет развития социального партнерства, функция «законодатель» может перерасти в функцию «партнер», а судебная функция будет реализовываться  преимущественно посредством деятельности альтернативных институтов защиты: третейские суды, медиаторство, трудовые арбитражи, комиссии по трудовым спорам.

В заключении представлены выводы, раскрывающие специфику трансформации социально-трудовых отношений в аграрной сфере России в условиях реформирования, приведены результаты анализа специфики их  формирования и реализации.

Основные положения данных выводов заключаются в том, что в условиях современных социально-экономических преобразований основные структурные звенья, обеспечивающие реализацию социально-трудовых отношений в аграрной сфере и присутствовавшие в дореформенный период, потеряны или ослаблены, а новые элементы возникли еще не везде. Функционирующие структуры действуют разрозненно, в их деятельности преобладает имитационный характер, что, в конечном итоге, отражается на их эффективности. Складывающиеся социально-трудовые отношения не обладают признаками системы; взаимодействие между субъектами, характеризуется отсутствием диалога, активных действий с обеих сторон по урегулированию интересов. За кадром государственной политики остаются социально-трудовые отношения в личных подсобных хозяйствах. Формирование складывающихся социально-трудовых отношений в аграрной сфере нуждается  в разработке соответствующей программы, включающей в себя комплекс мероприятий, а именно  совершенствование нормативной правовой базы;  подготовка и переподготовка кадров;  поэтапное проведение социального информирования; проведение мероприятий по повышению общей и правовой культуры участников социально-трудовых отношений для постепенного  выведения этих отношений из латентной сферы.

III. Список научных публикаций по теме диссертационной работы

1. Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК  Министерства образования и науки Российской Федерации

  1. Салахутдинова Р.Р. Проблемы совершенствования социального института защиты прав наемных работников // Социально-гуманитарные знания. –2008. –№7. –0,4 п.л.
  2. Салахутдинова Р.Р. Личные подсобные хозяйства как специфический субъект социально-трудовых отношений в аграрном секторе / Р.Р. Салахутдинова, С.К. Ларцева // Социология власти. –2009. –№ 1. –0,5 п.л. (Авт. 0,3 п.л.).
  3. Салахутдинова Р.Р. Проблемы реализации функций заработной платы в сельском хозяйстве (на примере Республики Башкортостан) / У.А.Назарова, Р.Р.Салахутдинова // Труд и социальные отношения. –2009. –№ 4. –0,5 п.л. (Авт. 0,25 п.л.).
  4. Салахутдинова Р.Р. Состояние и вопросы улучшения условий труда работников сельского хозяйства в Российской Федерации// Социология власти. –2009. –№ 7. –0,5 п.л.
  5. Салахутдинова Р.Р. Социальные факторы возвращения молодежи в аграрную сферу в условиях современных рыночных трансформаций// Социальная политика и социология. –2009. – №8. –0,47 п.л.
  6. Салахутдинова Р.Р. Качество трудовой жизни работников сельского хозяйства// Социологические исследования. –2009. –№11. –1,0 п.л.
  7. Салахутдинова Р.Р. Отношение работников сельского хозяйства к труду в условиях современных преобразований аграрной сферы// Социология власти. –2010. –№ 1. – 0, 4 п.л.
  8. Салахутдинова Р.Р. Современные социально-трудовые отношения в аграрной сфере: модели организации и перспективы развития// Труд и социальные отношения. –2010. –№ 3. –0, 6 п.л.
  9. Салахутдинова Р.Р. Развитие малого предпринимательства в сельском хозяйстве / С.А.Ларцева, Р.Р.Салахутдинова // Государственная служба. –2010. –№3. – 0,5 п.л. (Авт. 0,25 п.л.).
  10. Салахутдинова Р.Р. Социально-правовая защищенность работников сельского хозяйства// Социология власти. –2010. –№ 6. – 0, 5 п.л.
  11. Салахутдинова Р.Р. Организационно-правовые основы формирования социально-трудовых отношений в аграрной сфере / Р.Р.Салахутдинова, С.А.Ларцева // Экономика и управление: научно-практический журнал. –2010. –№6. –0,6 п.л.
  12. Салахутдинова Р.Р. Организация труда работников аграрной сферы: проблемы и противоречия // Социология власти. –2010. – № 8. –0, 4 п.л.
  13. Салахутдинова Р.Р. Национальный и региональный аспекты обеспечения продовольственной безопасности / Р.Р.Салахутдинова, С.А.Ларцева // Этносоциум и межнациональная культура. –2010. –№ 8. –0,5 п.л. (Авт. 0,3 п.л.).
  14. Салахутдинова Р.Р. Работодатели и наемные работники в аграрном производстве: особенности мотивации / Р.Р.Салахутдинова, У.А.Назарова // Вестник ВЭГУ. –2011.–№.1. –0,65 п.л. (Авт. 0,35 п.л.).
  15. Салахутдинова Р.Р. Социальное развитие сельских территорий: современное состояние, проблемы развития / С.А. Ларцева, Р.Р. Салахутдинова //Социология и социальная политика. –2010. –№8. –0,45 п.л. (Авт. 0,2 п.л.).
  16. Салахутдинова Р.Р. Социально-трудовые отношения на сельскохозяйственных предприятиях в Республике Башкортостан //Социология власти. –2011. – № 1. –0, 5 п.л.
  17. Салахутдинова Р.Р. Проблемы формирования социально-трудовых отношений в аграрной сфере // Экономика и управление: научно-практический журнал. –2011 . –№1. –0,6 п.л.
  18. Салахутдинова Р.Р. Социально-трудовые отношения в аграрной сфере: состояние, пути развития // Государственная служба. –2011. –№ 1. –0,5 п.л.

2.Монографии

  1. Салахутдинова Р.Р. Социально-трудовые отношения в аграрной сфере: теория и практика: Монография / Р.Р. Салахутдинова. – М.: Изд-во «Палеотип», 2009. –12 п.л.
  2. Салахутдинова Р.Р. Личные подсобные хозяйства в аграрной сфере России: теория и практика: Монография / С.А.Ларцева, Р.Р. Салахутдинова. – М.: Изд-во «Палеотип», 2010.-9,3 п.л. (Авт. 4,7 п.л.).

3. Основные публикации в других изданиях

  1. Салахутдинова Р.Р. К вопросу о необходимости государственного регулирования сельскохозяйственного производства //Социально-экономические проблемы переходного периода. Сб.ст. Вып.2. – Уфа: БашГУ, 1999. –0,2 п.л.
  2. Салахутдинова Р.Р. Направления защиты сельскохозяйственных предприятий //Научно-технический и научно-образовательный комплексы региона: проблемы и перспективы развития. Уфа:  УГАТУ, 1999. –0,1 п.л.
  3. Салахутдинова Р.Р. Защита сельскохозяйственных производителей // Научная конференция по научно-техническим программам Минобразования России. Сб. ст. и тезисов. -Уфа: БашГУ.1999. –0,3 п.л.
  4. Салахутдинова Р.Р. Проблемы обеспечения сельского хозяйства кадрами юристов / Ф.У.Мухаметлатыпов, Р.Р.Салахутдинова //Информационный бюллетень. Администрация Президента Республики Башкортостан. – Уфа. 2000. № 4. – 0,5 п.л.  (Авт. 0,3 п.л.)
  5. Салахутдинова Р.Р. Правовая защита сельскохозяйственных производителей // Сельские узоры. –2000.-№ 3. –0,6 п.л.
  6. Салахутдинова Р.Р. К вопросу о правовом механизме защиты сельскохозяйственных производителей в Республике Башкортостан // Российская экономика на пороге ХХI века: Труды Международной науч. практ. конф. – Уфа: БашГУ. 2000. –0,2 п.л.
  7. Салахутдинова Р.Р. Совершенствование институтов правовой защиты сельскохозяйственных производителей в РБ //Социально-экономические проблемы переходного периода. Сб. ст. Вып. 3. –Уфа: БашГУ. 2000. –0,2 п.л.
  8. Салахутдинова Р.Р. Состояние сельскохозяйственного производства // Экономика, экология и общество России на пороге 21-го столетия: Труды второй международной науч. практ. Конф. – СПб. 2000. –0,2 п.л.
  9. Салахутдинова Р.Р. К вопросу о конституционности отдельных статей Трудового Кодекса Российской Федерации: закономерности и принципы развития // Конституционный строй Российской Федерации: закономерности и принципы развития: Сб. науч. ст. –Уфа. БАГСУ. 2004. –0,25. п.л.
  10. Салахутдинова Р.Р. К вопросу о регулировании  социально-трудовых отношений в системе «работник – работодатель» //Демография – общество – человек в условиях формирования новой экономики: Материалы Всерос. науч.-практ. конф. в 2 ч. –Екатеринбург, 2007. Ч. 2. –0,3 п.л.
  11. Салахутдинова Р.Р. Юридические лица: коммерческие организации / Д.Б. Миннигулова,  Р.Р. Салахутдинова Р.Р. - Уфа:  БАГСУ. 2006. –14,5 п.л. (Авт. 7 п.л.).
  12. Салахутдинова Р.Р. Место личных подсобных хозяйств населения в системе социально-трудовых отношений / С.А.Ларцева, Р.Р.Салахутдинова // Федерализм как ресурс развития российской государственности XXI века: Материалы Всероссийской научно-практической конференции.  – Уфа: БАГСУ, 2008. –0,5п.л. (Авт. 0,3 п.л.)
  13. Салахутдинова Р.Р. Трудовая жизнь работников сельского хозяйства: проблемы качества //Сельское хозяйство в современной экономике: новая роль, факторы роста, риска: Материалы Международной Научно-практической конференции. – М. 2009. –0,3 п.л.
  14. Салахутдинова Р.Р. Рекомендации о порядке и условиях изменения и прекращения трудовых отношений в условиях ухудшения финансового положения работодателей, их реорганизации, структурных изменений. –Уфа. Федерация профсоюзов РБ. 2009. –7 п.л.
  15. Салахутдинова Р.Р. Молодежь и сельское хозяйство: проблема сохранения кадрового потенциала    в условиях современных  трансформаций  аграрной сферы // Социальное положение детей, подростков и молодёжи в современном обществе: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. –Уфа. 2010. –0, 4 п.л.
  16. Салахутдинова Р.Р. Состояние и вопросы улучшения организации труда работников сельского хозяйства // Новая экономика: теория и реальность: Труды Международной научно-практической интернет конференции. –Уфа: БАГСУ, 2010. –0,3 п.л.

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

 

Салахутдинова Риля Ринатовна

 

Тема диссертационного исследования:

Трансформация социально-трудовых отношений в аграрной сфере

(на материалах Республики Башкортостан)

 

Научный консультант

Тощенко Жан Терентьевич

 

Изготовление оригинал-макета:

Салахутдинова Риля Ринатовна

подписано в печать …03.2011 года

Тираж 100 экз. Усл. п.л.  2,0

 

Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования  «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации»

Отпечатано ОПМТ РАГС. Заказ №_______

119606 г. Москва, пр-т Вернадского, д.84

Калугина З.И. Парадоксы аграрной реформы в России: социологический анализ трансформационных процессов. Новосибирск, 2001. –С. 161–162.

Долгушкин Н.К., Новиков В.Г., Староверов В.И. Проблемность современного сельского бытия и пути его оздоровления // Социс. –2009. –№ 2. –С.89

Скальная М. Доходы – главный источник роста социально-трудового потенциала села // АПК: экономика и управление. –2009. –№ 5. – С. 78-79.

Староверов В.И. Результаты либеральной модернизации российской деревни //Социс. –2004. –№ 12. –С.66.

Доклад федеральной службы  по труду и занятости «О результатах работы в 2009 году по осуществлению государственного надзора и контроля за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права». –М. – 2010. –С.239–240

Староверов В.И. Советская деревня на этапе развитого социализма. –М. –1976. – С. 116-117.

Бороздин С.В. Земельные отношения и аграрные реформы. –М. –2002. –С. 205.

Пациорковский В.В. Институциональные преобразования и изменения условий жизни населения в сельской местности России в 1991-1999 гг. //http://host.iatp.ru/~ patsiorkovsky/selo99inst.html

Краткие итоги Всероссийской переписи населения 2002 г. // Статистический бюллетень. Ч. II. –Уфа. –2004. –С. 11-13.

Труд и занятость в РБ: статистический сборник / Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по РБ. – Уфа. –2009.

Республика Башкортостан. Статистический Ежегодник// Государственный комитет РБ по статистике. – Уфа. –1996. –С.62-63.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.