WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Индикативно-кластерный анализ качества культурного потенциала молодежи в полиэтнической среде современной России (социологический аспект)

Автореферат докторской диссертации по социологии

 

На правах рукописи

 

 

 

 

 

Давлетшина Диля Мустафовна

Индикативно-кластерный анализ

 качества культурного потенциала молодежи

в полиэтнической среде современной России

(социологический аспект)

 

 

Специальность

22.00.01 – теория, методология и история социологии

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

 

 

 

 

 

Саратов - 2012

Работа выполнена в Центре перспективных

экономических исследований Академии наук Республики Татарстан

 

 

Научный консультант:

доктор философских наук, профессор

Нугаев Магдий Алимжанович

 

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор

Волович Леонид Аркадьевич

 

 

доктор социологических наук, профессор

Тарский Юрий Иванович

 

 

доктор социологических наук, профессор

Воробьев Владимир Павлович

 

Ведущая организация:

Марийский государственный технический университет

Защита состоится «16» марта 2012 года в 12 часов на заседании диссертационного совета Д 212.243.06 по социологическим наукам при ФГБОУ  ВПО «Саратовский государственный университет имени Н.Г.Чернышевского» по адресу: 410012,  г. Саратов, ул.Б. Казачья, 120, СГУ, корпус VII, ауд.216.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале № 3 Зональной научной библиотеки ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный университет имени Н.Г.Чернышевского».

Автореферат разослан «___» __________ 2012 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

Д.В.Покатов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Глубокие социально-полити­ческие, экономические, технологические, экологические преобразования в России, породили системную и структурную социальную трансформацию, которая в свою очередь повлияла на повседневную жизнь молодых людей и на качество их жизни. Потребность общества в формировании новой генерации молодых людей - творческих, креативных, инициативных и ответственных, обладающих гуманистическим мировоззрением, высоким уровнем гражданской и экологической осознанности находится в противоречии с современными социальными реалиями.

В 2004 году Президент России впервые определил качество жизни как целевой критерий социально-экономического развития России. С этого времени проблема измерения и оценки качества жизни населения России перешла в плоскость решения практических задач. В последующие годы неоднократно подчеркивалась важность ориентации на повышение качества жизни населения России, решение этих вопросов обеспечили бы нашей стране лидерские позиции. Категория качества жизни служит  основой для понимания качества культурного потенциала. Наиболее обоснованной является понятие качества культурного потенциала населения с позиций понимания сущности жизни людей как процесса, направленного в целом на сохранение и развитие жизни человечества во все более широких границах природных условий путем созидательной деятельности, преодоления природных, духовных и социальных противоречий и трудностей.

Очевидно, что сегодня уделяются недостаточно внимания освоению молодыми людьми российских традиций, норм и ценностей, а также формированию целостной личности, отвечающей идеалам построения в России демократического гражданского общества и правового государства. Воспитательная деятельность всех институтов, участвующих в социализации молодого поколения, в настоящее время имеет очень низкую эффективность, а влияние социальной среды, как правило, носит негативный характер. Одним из показателей этого является возрастание девиантных форм поведения в молодежной среде и ежегодное увеличение преступности среди молодежи всех возрастных групп и социальных слоев. Понижение социально-экономи­ческого статуса молодежи, растущая безработица, ограничение доступа к образованию и культурным ценностям вызывает социальную дифференциацию молодежи, стимулирует рост адаптивных и деструктивных реакций на складывающиеся жизненные ситуации.

Глубинным социокультурным фактором, порождающим эти проблемы, является кризис идентичности, который на персональном уровне переживается как разрыв связей человека с миром, проявляющийся в слабой включенности в социально-культурные институты, нигилизме в отношении к прошлому и отсутствии образа будущего, неспособности адекватно осмыслить жизненные проблемы и самоопределяться в духовно-нравственной плоскости.

В культурной сфере кризис идентичности вызван девальвацией базовых и исторически устойчивых для большинства российских этносов социально-интегрирующих культурных ценностей, обострившимся противоречием между модернизационным процессом, ведущим к унификации, и стремлением народа сохранить традиционные модели бытия.

Значительным ресурсом многоуровневой личностной идентичности является качество культурного потенциала, актуализация которого поможет приобщить молодое поколение к историко-культур­ным ценностям, воспитать чувство патриотизма, освоить отобранные историческим опытом наиболее оптимальные, с точки зрения своей социальной значимости, средства совместной жизнедеятельности, повысить уровень групповой консолидированности, транслировать опыт старшего поколения социального воспроизводства коллективов как устойчивых сообществ. Очевидно, что наличие культурного потенциала молодежи в том или ином регионе является одним из центральных внешних факторов, влияющим на качество жизни его граждан. Тесное переплетение этого фактора и качества культурного потенциала населения делает необходимым изучение особенностей взаимодействия этих явлений, выявления закономерностей и рассмотрение с позиций индикативно-кластерного анализа и возможных путей оптимизации этого взаимодействия.

В настоящее время  индикативно-кластерный метод способствует анализу ситуации в той или иной области   развития и активно используется для решения актуальных экономических, социальных проблем. Вполне очевидна возможность его использования для выявления условий развития культурного потенциала молодежи региона.

Перед современным российским обществом возникает ряд вопросов, которые позволят сформулировать проблемную ситуацию. Каковы возможности и перспективы повышения качества культурного потенциала молодежи в полиэтнической среде? Какими характеристиками и свойствами обладает культурный потенциал? Возможно ли преодоление социальной дезинтеграции?

Нам представляется актуальным и необходимым изучение научных взглядов и основных парадигм качества культурного потенциала молодежи, механизмов  формирования и его актуализации, так как их осмысление и дальнейшая институционализация может способствовать выстраиванию адекватной молодежной культурной политики и конструированию самовоспроизводящегося социального пространства современных культурных практик.

Степень научной разработанности темы.

Исследование качества жизни и качества культурного потенциала молодежи носит междисциплинарный характер, поэтому автор опирался на исследования различных отраслей гуманитарного знания – социологии, культурологии, философии, психологии, истории, антропологии, этнографии и др. Основу исследования составил анализ теорий, концепций и парадигм, среди которых можно выделить несколько подходов.

В контексте данной работы существенный интерес представляют исследования в той или иной мере раскрывающие качество жизни и потенциал отечественной культуры: философско-антропологические теории и идеи ученых (М. Бахтин, Л. Выготский,  И. Кон, А. Лосев, А. Спиркин); исследования в области качества жизни. Теория качества жизни стала полноправной теорией российской социологии, хотя изначально разрабатывалась в американской социологии. Наиболее известными являются работы Л. Джефферса и Дж. Добоса, Э. Эбби и Ф. Эндрюс, Т.В. Пауэра. Теоретическую основу социологических концепций качества жизни составляют научные парадигмы, которые рассматривают человека с позиции его потребительской сущности. Данный подход позволил осмыслить место человека в системе общественных отношений, благополучия, благосостояния, раскрываемого с интеграционных позиций объективистского и субъективистского подходов. М. Абрамс, А. Кэмпбэлл, П. Конверс, У. Роджерс, их "субъективно оцениваемое" качество жизни: индивидуальные человеческие потребности и ощущения.

В российской социологической науке теория качества жизни развивается на основе теорий образа жизни. Наибольший вклад в изучение образа жизни внесли Е.А. Ануфриев, Л.А. Арутюнян, И.В. Бестужев-Лада, Г.Е. Зборовский, А.Г. Здравомыслов, И.Т. Левыкин, М.Н. Руткевич, И.В. Толстых. Большая работа проделана по выделению оснований целостности образа жизни, определению его соотношения с такими понятиями, как "уклад жизни", "стиль жизни", "уровень жизни". Наиболее широко распространенным пониманием образа жизни является представление его как системы деятельностей: профессионально-трудовой, семейно-бытовой, общественно-политической, культурно-досуговой. Непосредственно вопросам качества жизни посвящены работы таких ученых, как А. Гличев, И.Матвеева, Н. Михайлов, Б.В. Бойцов, Ю.Н. Саенко, Р.С. Могилевский, Д.Л. Иванов.

Проблемы человеческого развития исследуются в общем социологическом дискурсе М. Вебером, Э. Гидденсом, Э. Дюркгеймом, В. Зомбартом.

Интересны работы по теории культурно-исторических типов (Н.Я. Данилевский, О. Шпенглер).

Анализ региональных культур на территории России достаточно широко представлен в работах А. Щапова, П. Словцова, Н. Ядрищева, Ф. Болонева, Ф. Теннис, Р.М. Межевич, Е. Горяченко. Основополагающие принципы исследования социальных аспектов развития российского образовательного пространства, способствующие осмыслению характера его воздействия на функционирование общества и трансформацию основополагающих сфер его жизнедеятельности, изложены в работах Г.Е. Зборовского, Ф.Г. Зиятдиновой, Е.Г. Пугачева, К.Н. Соловьенко, М.П. Концевой, М.Е. Баскакова и др. Процессы и механизмы социальной адаптации молодежи в современных условиях, состояние духовно-культурной сферы молодежного досуга анализируются в работах А.С. Запесоцкого, А.Г.  Здравомыслова, С.Н. Иконниковой, В.Т. Лисовского, А.П. Маркова, З.В. Сикевич. Педагогические аспекты проблемы косвенно нашли выражение в исследовании условий социализации и инкультурации на различных этапах развития личности, выявлении форм и методов оптимизации воспитательного процесса, характеристике социально-профилактических аспектов работы в молодежной и подростковой среде, обосновании условий реализации воспитательного потенциала досуга (М.А. Ариарский, С.Г. Вершловский, Т.Г. Киселева, А.Д. Жарков, И.А. Новикова, В.Я. Суртаев, Ю.А. Стрельцов, А.А. Сукало, В.Е. Триодин, Б.А. Титов). Методология и практика молодежной социально-культурной политики всесторонне исследовались Г.М. Бирженюком, Т.М. Дридзе, А.П. Марковым, Э.А. Орловой.

В исследовании также был применен кластерный анализ социальной и институциональной структуры региона (его используют А.З. Гильманов, А.Г. Моисеев, М.А. Нугаев, и другие) для построения инновационных кластеров, функциональным основанием деятельности которых, является духовно-нравственное совершенствование молодежи.

В дополнение к кластерному принципу исследования качества развития культурно потенциала молодежи был применен метод индикативного управления (С. Глазьев, Ю. Петров, В. Дудкин и другие) как механизм управления социально-культурными процессами в республике, направленными на повышение качества жизни и культурного потенциала молодежи.

В настоящее время исследованию философских проблем социокультурной детерминации процесса воспитания и духовно-нравственных ценностных ориентаций молодежи уделяют внимание такие ученые, как С.Ф. Анисимов, В.С. Боровик, А.Э. Воскобойников, А.А. Гусейнов, Ю.Д. Железнов, В.Н. Жуков, В.В. Журавлев, А.Г. Здравомыслов, Н.С. Кожеурова, Л.А. Микешина, Ф.И. Минюшев, Г.К. Овчинников, С.Г. Спасибенко, В.А.Титов и ряд других исследователей. В их трудах имеются методологические и методические подходы к анализу становления молодого поколения, выделяется специфика детерминации социально-временного воспроизводства общества.

Анализ социальных проблем молодежи как социально-демографической группы и процесса ее социализации осуществлен в работах российских социологов Ю.Р. Вишневского, В.И. Добрыниной, И.М. Ильинского, Г.С. Ентелиса, Э.А. Камалдиновой, А.И. Ковалевой, О.Н. Козловой, И.С. Кона, Т.Н. Кухтевич, В.Ф. Левичевой, В.Т. Лисовского, В.А. Лукова, С.И. Плаксия, Б.А. Ручкина, С.В. Туманова, В.И. Чупрова, Ю.Р. Хайруллиной, Л.С. Яковлева и других ведущих ученых.

Вопросы, связанные с особенностями воспитания личностных и гражданских качеств, развития способностей молодежи, были исследованы в трудах российских ученых, таких как С.Л. Рубинштейн, Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, К.К. Платонов, П.Я. Гальперин, А.А. Бодалев, И.А. Зимняя, Б.Т. Лихачев, Е.А. Мудрик, В.А. Сластенин. Принципы и модели воспитания российской молодежи в современных условиях предложены во многих концепциях воспитания, разработанных авторскими коллективами и отдельными авторами. Среди них можно отметить Ш.А. Амонашвили, Ю.К. Бабанского, Е.В. Бондаревскую, О.С. Газман, И.В. Дубровина, И.П. Иванова, В.А. Караковского В.М. Коротова, Ю.А. Кудрявцева, З.А. Малькову, В.С. Мухину, Л.И. Новикову, Н.Л. Селиванову, Н.М. Таланчука, Е.А. Ямбурга и других ученых и практиков, предложивших свои решения проблем воспитания подрастающего поколения молодых россиян.

Значительное место в изучении проблем развития человеческих ресурсов внесли такие саратовские исследователи, как: Е. Ярская-Смирнова, Ю. Быченко, Н. Ловцова, Л. Фиглин, В. Виноградский, В. Чепляев, А. Решетников. В данных работах представляются различные методики оценки развития человеческих ресурсов, осуществляется критика классических методик оценки реализации социальной политики.

Татарстанские ученые Л.А. Волович, К.Т. Гизатов, Т.Г. Исламшина, Г.И. Макарова, М.А. Нугаев, Р.М. Нугаев, В.К. Падерин, А.Ф. Валеева, Л.И. Харисова в своих работах показали связь между качеством жизни и состоянием культуры, культурным потенциалом социума и его нравственным здоровьем, возрастание роли культуры в постиндустриальном обществе.

Исследования, посвященные проблемам формирования личности и становления поколений молодежи, были проведены в различные исторические эпохи, отвечали духу своего времени и запросам общества. В настоящее время в России создалась уникальная в ее истории ситуация, поскольку она находится в стадии перехода к постиндустриальному обществу с его идеалами и ценностями. Сложившаяся ситуация требует проведения новых комплексных исследований и теоретических разработок по качеству жизни и развитию культурного потенциала молодежи как его фактора в контексте социальных изменений.

В настоящее время процессам социализации, воспитания, самовоспитания, самореализации молодежи, а также влиянию макро- и микросреды на формирование личности, уделяется значительное внимание.

В то же время, практически не существует работ, где дается анализ качества  культурного потенциала молодежи современного полиэтнического региона, включая целенаправленное воспитание, самовоспитание и воздействие социальной макро- и микросреды.

Следует отметить, что вопросам, связанным с ценностными универсалиями этносов Поволжья, закрепленным в образцах традиционной культуры, также уделено мало внимания.

Совсем нет работ, посвященных разработке методики социального управления качеством  культурного потенциала молодежи в полиэтнической среде.

Недостаточно работ, где бы была проанализирована структура  "культурного потенциала молодежи", рассматривающих влияние культурного потенциала на формирование нравственных ценностей молодежи при условии взаимодействия, взаимозависимости всех институтов общества: семьи, школы, науки, СМИ, религии, армии и т.д.

Практически отсутствуют работы, в которых анализируется качество  культурного потенциала молодежи с позиции индикативно – кластерного подхода.

Все это в совокупности делает актуальным настоящее исследование, определяет его цели и задачи.

Цель исследования – анализ качества культурного потенциала молодежи полиэтнической среды на основе индикативно-кластерного подхода.

В соответствии с указанной целью ставятся следующие задачи:

- осуществить анализ таких  понятий как: "качество жизни", "культурный потенциал личности" и "качество культурного потенциала личности", индикативно-кластерный подход;

- определить место индикативно-кластерного анализа в системе методов социологического познания;

- проанализировать структуру культурного потенциала личности, определив его компоненты, функции, внешние и внутренние факторы воздействия;

- обосновать необходимость построения авторского концепта "культурного потенциала личности", основанного на принципах современной неогуманистической социально-философской парадигмы.

- на основе анализа и систематизации научных взглядов и парадигм качества жизни, качества культурного потенциала разработать теоретико-методологическую концепцию исследования, а также выявить особенности молодежи как особой социальной группы;

- обосновать необходимость использования аутентичных этнокультурных практик в процессе социализации молодежи как механизма оптимизации качества ее культурного потенциала.

- разработать авторскую концепцию качества культурного потенциала молодежи региона в контексте индикатино-кластерного подхода;

- осуществить институционально-кластерный анализ с целью конструирования городских кластеров, моделирующих процесс духовно-нравственного развития молодежи;

- представить систему индикативных показателей эффективной работы социокультурных кластеров региона;

- разработать прогностическую модель повышения качества культурного потенциала молодежи Республики Татарстан.

Объект исследования – молодежь в полиэтнической среде современного российского общества.

Предмет исследования – качество культурного потенциала современной молодежи в контексте индикативно-кластерного анализа.

Теоретико-методологической основой исследования явилось сочетание ряда научных подходов. Его составили фундаментальные идеи социологической науки по проблемам развития качества жизни и формирования и развития культурного потенциала молодежи и его качественного становления. Для преодоления ограниченности социологического и антропологического подходов в изучении данного феномена использован междисциплинарный эклектизм (Р.Мертон).

Методологическими подходами к изучению культурного потенциала, как и социального потенциала в целом, выступают деятельностный и системно-структурный подход, а фундаментальными основаниями для работы выступили, соответственно, работы К. Маркса, Э. Дюркгейма, М. Вебера и других. Согласно первому из них исходным понятием для характеристики социальных процессов предстает человеческая активность: социальная деятельность и социальное поведение. Такой подход в формировании нравственных ценностей иллюстрируют такие авторы как: Р.З. Алтныбаев, Е.А. Ануфриев, А.З. Гильманов, А.И. Леонтьев, Р.М. Нугаев, В.С. Швырев и другие. Используя второй подход, диссертант рассматривает культурный потенциал как сложную многоуровневую систему элементов, определяющих социальную активность населения данного региона и те результаты, которые они получают в результате своей социально-культурной деятельности. Системно - структурный подход как направление методологии научного познания социальных процессов рассматривается в работах Г.М. Андреевой, Л.С. Выготского, И.С. Кона, Э.Г. Юдина, Ю.Р. Хайруллиной и других. При анализе теоретико-методо­логических подходов к проблеме автор опирается на социологические традиции М. Вебера, Г. Зиммеля, Э. Дюркгейма, Т. Парсонса, П. Сорокина и других.

Автор работает в контексте культурного детерминизма (М. Вебер, Т. Парсонс, М. Мид) и культурного релятивизма (Ф. Боас, Р. Бенедикт), согласно которым понятия "качество жизни", "духовная культура" являются определяющими в развитии общества и определяются окружающими социальными и этнокультурными условиями.

Данные методы и подходы были дополнены гуманистической антропологией Э. Фромма, новым пониманием гуманизма Н.Н. Моисеева, гуманистическими концепциями социализации (И.А. Ильин, И.Н. Калинаускас, Р. Штайнер, Г.П. Щедровицкий и другие). Также частично был использован метод культурного картирования региона (М. Браун, М. Гнедовский)

Эмпирическую базу диссертационного исследования составили:

- материалы статистических отчётов Государственного комитета Республики Татарстан по делам детей и молодёжи, статистические данные, опубликованные федеральной службой государственной статистики Республики Татарстан, а также социологические исследования, проведенные центрами социологических исследований:

"Поколение 21" Фонд "Общественное мнение" при поддержке Фонда кадрового резерва "Государственный Клуб" в 2008-2009 г. Четыре общероссийских опроса молодежи 16-25 лет, каждый по 1500 респондентов. Дополнительно проведено два опроса студентов ведущих вузов и два опроса активистов молодежных движений (каждый по1500 человек);

Ежемесячные экспресс-опросы ВЦИОМ "Индекс социального настроения" (1600 респондентов), которые проводились в период с 2009 по 2011 гг.;

- результаты социологического опроса, проведенного в 2004-2005 годах:

"Экономический кризис глазами россиян" (2009 г.) – Центр аналитических исследований и разработок Республики Татарстан совместно с ассоциацией региональных социологических центров (9000 – участников, 1500 – татарстанцы);

"Межэтническая ситуация в Республике Татарстан: согласие, дискриминация и национализм", 2004-2005гг. – Центр аналитических исследований и разработок Республики Татарстан при участии д.соц. наук А.Л. Салагаева, д.соц. наук Р.Р. Сафина., (600 участников, 25 экспертов);

"Этнические стереотипы и границы межкультурного понимания" (на примере рядя регионов Приволжского федерального округа, в том числе Нижегородской области, Республики Татарстан, Республики Удмуртия). Опрос проводился при поддержке Федеральной целевой программы "Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе", 2002 г. Руководитель – А.М. Зинуров, члены ВТК: Г. Габдрахманова, Р.И. Зинурова, Р.Н. Мусина, Л.В. Сагитова. Всего было опрошено 1500 респондентов в возрасте от 16 до 30 лет. Репрезентативная трехступенчатая социально-демографи­ческая выборка составила 500 человек в каждом из трех регионов и включала в себя молодых людей, идентифицирующих себя с русской, татарской и удмуртской этнической группой в возрасте от 16 до 30 лет;

- результаты собственных эмпирических исследований диссертанта, проведенных в 2009-2010  г. в г. Казань Республики Татарстан;

- исследование студентов "Социальные факторы качества жизни и культурного потенциала молодежи Республики Татарстан", которое проводилось на базе Казанского федерального университета, Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета, Казанского государственного медицинского университета, Казанского государственного технологического университета, ОАО "Казань-Оргсинтез" под руководством и при участии диссертанта. Выборочная совокупность исследования составила 1032 единиц, осуществлена методом квот, которые соответствуют критериям высокой точности. Число характеристик, данные о которых выступают в качестве квот, представлено образованием, возрастом, полом, занятостью (учеба, работа, подработка и др.);

- "Прогностическая модель развития качества культурного потенциала молодежи Республики Татарстан". В нем участвовали эксперты - специалисты в области культуры и образования. Всего 40 респондентов в возрасте от 27 до 70 лет. Все респонденты обладают ученой степенью. Из них 8 докторов наук и 32 кандидата наук.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

- дана авторская интерпретация понятия "качество культурного потенциала молодежи";

- определены - структура качества культурного потенциала, системные компоненты, их свойства, оптимальное иерархическое соотношение, внешние и внутренние факторы воздействия;

- в работе доказана перспективность использования междисциплинарного эклектизма Р.Мертона и интеграционалистского метода в изучении "культурного потенциала личности", который позволяет изучать становление качества культурного потенциала как многомерный, разноплановый процесс познавательной, рефлексивной, и коммуникативной субъект-объектной социализационно-культуротворческой деятельности человека;

- впервые разработана система социальных кластеров, способствующих не только развитию хозяйственно-промышленных отраслей, но и духовно-нравственному становлению молодежи, каждый из которых включает в себя систему учреждений, специалистов и технологий, детерминирующих качественные преобразования субпотенциалов личности молодого человека;

- обоснована система индикативного планирования в сфере управления качеством культурного потенциала молодежи. Автором определены индексы развития той или иной качественной составляющей субпотенциалов личности молодого человека и наличия внешних условий их актуализации;

- автором разработана модель универсальных ценностных ориентаций и особенностей их воплощения в культурных традициях народов Поволжья;

- обосновано, что ценностная межкультурная универсализация в символическом смысле может выполнять интеграционную, а не только сепаратистскую функцию, а в социальном плане может быть использована в качестве парадигмального основания разработки инновационных культурно-досуговых и образовательно-воспитательных технологий;

- выявлено, что определение качества культурного потенциала молодежи представляет собой необходимый элемент для осуществления культурного картирования региона;

- на основании опросов молодежи региона определено реальное качество ее культурного потенциала, являющееся результатом воздействия социально-экономических, политических и духовно-нравствен­ных факторов;

- доказано, что повышение качества культурного потенциала личности – социально-управляемый процесс, так как само качество зависит от свойств контекста формирования личности, от внешней среды, в особенности, от свойств, транслируемых социализирующими институтами;

- на основе опросов экспертов в области образования и культуры, опросов разных групп молодежи региона, анализа внешних социальных условий сконструирована социологическая прогностическая модель повышения качества культурного потенциала молодежи;

-  разработана прогностическая модель повышения качества культурного потенциала молодежи Республики Татарстан.

Положения, выносимые на защиту:

1. Качество жизни является комплексным понятием, состоящим из целого ряда компонентов. Помимо различных политических, экономических и социальных аспектов – это духовная сторона проблемы. Различные ученые сходятся во мнении, что гармоничное сочетание образа жизни и духовности, рассматриваемой как субъективная составляющая, представляет собой качество жизни. Очевидно, что в современных социально-культурных условиях культурный потенциал молодежи того или иного региона становится одним из критериев качества жизни его населения, а развитие и актуализация этого культурного потенциала – фактором, предопределяющим возможности общества к восхождению на новый уровень социального бытия.

2. Структура качества культурного потенциала включает в себя качества субпотенциалов личности молодого человека: экзистенциально-ценностного (доминирующего в идеале), социально-нормативного, инновационно-творческого, интеллектуального или образовательно-профессионального, но не сводится к их сумме, так как устойчивый структурный порядок дополняется личностными психофизиологическими особенностями индивидов.

3. Выбор междисциплинарного эклектизма и интеграционалистского подхода к изучению культурного потенциала молодого человека является результатом удовлетворения потребности в методологическом синтезе при исследовании вопросов культурного становления личности в трансформирующемся обществе. В рамках этого подхода автор определяет качество культурного потенциала личности как квинтэссенцию его сущностных свойств, то есть это интегральная характеристика человеческой деятельности, выражающая ступень развития и степень реализации в этой деятельности культурных (онтологических), социальных, биологических, психических потенций человека, не противоречащих процессам развития окружающей его социально-культурной среды.Идеальной моделью качества культурного потенциала личности является обладание и тотальное проявление человеком таких свойств, как гуманистичность (экзистенциально-ориентированная ценностная иерархия), креативность (онтологическая способность человека к творению), рефлексивность (способность к осознанной деятельности) и интенции к социальным интеракциям.

4. Эффективность функционирования кластеров может отслеживаться с помощью методов индикативного управления. Для проведения адекватной молодежной политики необходимы индексы, отражающие качественное становление культурного потенциала молодого человека и наличие внешних условий актуализации данного потенциала в регионе. Предлагаемое индикативно - кластерное планирование осуществляется с учетом результатов мониторинга социального самочувствия молодежи, ее культурных и социальных потребностей. В этом контексте, количественные и качественные показатели становятся не администра­тивно, а личностно-ориентированными.

5. В исследовании определено, что существуют универсальные социокультурные механизмы, которые способствуют формированию культурного потенциала молодежи, как в моноэтничных, так и полиэтничных регионах. Их универсальность обоснована векторной направленностью на формирование качества центрального экзистенциально-ценностного субпотенциала. Центральным их свойством является сочетание инновативных образовательных, воспитательных и иных социализирующих методик и аутентичных этно-культурных форм деятельности. При таком подходе актуализируется интегративная функция этих практик, становясь первостепенной по отношению к сепаративной.

6. Предложена модель качества культурного потенциала молодежи региона – многокомпонентное образование, включающая духовные, социальные, психофизиологические, интеллектуальные ресурсы, интенции и проявления молодежи. Ее динамика детерминирована трансформацией социально-экономического, политического и духовно-нравст­венного контекста обществ, которые выступают внешними факторами социализации молодежи и соответственно качества культурного потенциала. Выделяются "идеальная", "прикладная" и "реальная" модель качества культурного потенциала личности.

7. Повышение качества культурного потенциала молодежи – социально управляемый процесс. Одним из инновационных видов организации и координирования деятельности современных институтов социализации и культурации является кластерное формирование. Главное достоинство кластеров – преодоление структурной разрозненности социализирующих элементов. Подобные хозяйственно-отраслевым, но выполняющие функции духовно-нравственного и интеллектуально-творческого совершенствования личности, образовательный, профессиональный, социально-нормативный и творческий кластеры влияют на развитие конкретного качества субпотенциалов молодежи. Объединяющим принципом работы такого рода кластеров является не профессионально-отраслевая специфика, а креативно-гуманистическая концепция и ее инновационное воплощение.

8. Построение прогностической модели повышения качества культурного потенциала молодежи региона основывается на: современных методиках организации и координирования процессов культурной социализации, реальных качественных характеристиках культурного потенциала молодежи региона и экспертных оценках перспектив его развития. Модель характеризуется противоречивостью стремлений к модернизации общественного устройства и общих мировоззренческих позиций со стороны молодежи, ресурсом их активности и инновативности; рефлексией экспертов по поводу традиционной стагнации социально-экономических процессов, консервативности и конформности мышления населения и власти, и действительно низкими темпами внедрения инновационных социально-культурных, технологических, экологических и иных разработок.

9.  Разработана прогностическая модель повышения качества культурного потенциала молодежи Республики Татарстан, в соответствии с которой в перспективе  социокультурная динамика региона может соответствовать оптимальным показателям, относящимся как к качеству личностного культурного потенциала молодежи, так и к культурному потенциалу республики. Однако это может произойти только при условии дальнейшего развития демократии, поиска новых форм сотрудничества членов общества и официальных структур, поощрении и мотивировании социальных инициатив, удовлетворения имеющихся социальных потребностей к инновациям, увеличении темпов социально-культурной модернизации.

Теоретическая и практическая значимость работы определяются её актуальностью, научной новизной и выводами. Сформулированные в исследовании теоретические выводы и практические рекомендации представляют собой определенное превращение социологических знаний в истории и теории социологии, социологии молодежи.

В диссертационном исследовании обозначены ориентиры для оптимизации деятельности министерств, ведомств, учреждений культуры, средств массовой информации, общественных объединений и движений, предоставляющие возможность принимать более эффективные решения при разработке соответствующих стратегий и механизмов реализации культурной политики на региональном и федеральном уровнях.

Научно-практическая значимость работы состоит в том, что внесен определенный вклад в разработку  одной из актуальных проблем социологической теории, духовной жизни молодежи – ее духовного потенциала, расширению теоретической базы и практических данных по формированию качества жизни и культурного потенциала молодежи современной полиэтнической среды. Положения диссертационного исследования, содержащие критический анализ культурной политики и акцентирующие внимание на основных проблемах в сфере культуры, могут быть использованы при планировании, реализации культурной политики. В работе обозначены ориентиры для оптимизации деятельности министерств, ведомств, учреждений культуры, средств массовой информации, общественных объединений и движений, предоставляющие возможность принимать более эффективные решения при разработке соответствующих стратегий и механизмов реализации культурной политики на региональном и федеральном уровнях с позиций межсекторного взаимодействия и социального партнерства. Сформулированные в диссертации выводы могут использоваться при мониторинге, анализе, прогнозировании культурной политики и ее социально-культурного потенциала молодежи современного полиэтнического региона. Результаты исследования могут быть использованы при разработке стратегии работы с молодежью в рамках функционирующей современной молодежной программы субъектов РФ, перспективного планирования и прогнозирования социально-экономи­ческого развития региона, города, программ по воспитанию, духовному развитию молодежи. Научные выводы могут быть использованы при чтении специализированных курсов по проблемам истории социологии, социологии культуры, социологии политики, социальной политики.

Практическое значение результатов исследования подтверждается тем, что разработки диссертанта были внедрены Министерством культуры Республики Татарстан, Министерством образования и науки Республики Татарстан, Министерством по делам молодежи и спорту Республики Татарстан, городским комитетом по делам детей и молодежи администрации г. Казань, вузами республики, в программы по осуществлению культурной политики в Республике Татарстан

Апробация результатов исследования. Результаты исследования обсуждались на 40 научно-практических конференциях, организованных Министерством образования и науки РФ, Международной Алтаистической организацией PIAC, Кабинетом Министров Республики Татарстан, Татарским государственным гуманитарно-педагогическим университетом, Казанским, государственным университетом культуры и искусств. Динамика исследования, его основные положения и результаты были представлены автором научной аудитории на международных, всероссийских, региональных и городских научно-практических конференциях. В их числе – "Формирование ценностных ориентаций студенческой молодежи", "Реализация воспитательного потенциала гуманитарного образования в условиях вхождения России в Болонский процесс (Казань, 2005); "Диалоги о воспитании" (Москва, 2005);

Результаты исследования нашли отражение в 42 публикациях, в т.ч. в 2 монографиях, 10 публикациях в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ.

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании отдела микро- и мезоисследований Центра перспективных экономических исследований Академии наук Республики Татарстан.

Структура работы. Диссертационная работа состоит из введения, трех глав, содержащих 9 параграфов, заключения, списка использованной литературы, приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, анализируется степень разработанности проблемы, определяются цели и задачи исследования, его методологические основы и научная новизна, формулируются положения, выносимые на защиту, выявляется теоретическая и практическая значимость исследования.

В первой главе "Теоретико-методологические основания исследования качества культурного потенциала молодежи" рассматриваются понятия "качество жизни", "качество культурного потенциала" и выбор методологических оснований их дальнейшего исследования.

В параграфе 1.1 "Качество культурного потенциала молодежи как объект социологического исследования" анализируются множественные интерпретации понятия "качества жизни", "культурный потенциал" и объединяющий их интеграционалистский подход. Такой междисциплинарный "эклектизм" определен сложностью и многосоставностью изучаемого феномена.

В параграфе уточнено понятие "качество жизни", соотнесены понятия "культурный потенциал", "культурный капитал" Дж. Коулмана, "социальный и интеллектуальный потенциал" М.А. Нугаева и Р.М. Нугаева.

Определяя категорию "качества жизни" диссертант делает акцент на его системном характере и определяющем значении духовности. Качество жизни есть системно-целостное образование, формируемое как взаимосвязь разнокачественных составляющих, которое приобретает черты целостности и смысловой завершенности под влиянием духовности. Духовность в работах таких авторов как А. Гличев, Н. Михайлов, Р. Рывкина выступает как определяющий компонент качества жизни. Это некая "надстройка" к "базису" образа жизни, которая позволяет рассматривать их системное взаимоотношение как качество жизни. Соответственно культурный потенциал личности – это не что иное, как некое ценностное ядро, формирующее необходимость повышения собственного качества жизни во всех его аспектах. Одновременно, развитие культурного потенциала молодежи в определенных социально-экономических условиях, выступает внешним фактором повышения общего качества жизни.

Под культурным потенциалом личности мы подразумеваем характеристику возможностей актуализации внутренних качеств личности, имманентных природе человека, в совокупности с его индивидуальными особенностями, сложившимися в ходе социализации и инкультурации в определенной культурной и социальной среде. Эти возможности зависят от внешних условий, необходимых для реализации данного потенциала, а их актуализация служит дальнейшему социально-культурному развитию общества.

Молодежь в данной работе рассматривается как особая социально-демографическая группа, общность людей, обладающих специфическим статусом и психофизиологическими особенностями. Соответственно под культурным потенциалом молодежи подразумевается совокупность качественных культурных характеристик отдельных личностей – молодых людей (то есть людей, обладающих определенными психофизиологическими особенностями и специфическим социальным статусом), актуализирующихся в ходе повседневных социальных интеракций и направленных на личностное и общественное развитие.

Культурный потенциал личности состоит из множественных приобретенных и врожденных характеристик индивидуума:

- собственно человеческих качеств (стремление преодолеть конечность бытия, созидательную творческую деятельность, через катарсические переживания, например через любовь, через способность к рефлексии и т.д.),

- социальных качеств личности, как института связи человека и общества (ценностные ориентации, знание социальных норм, социальные статусы и роли, практические навыки, умения, знания, интеллектуальный уровень развития, образовательный опыт и т.д.),

- уникальных психофизиологических особенностей каждого индивидуума (темперамент, поведенческая специфика).

Собственно эти характеристики определяют сущностное понятие "человек" и соотносятся с общим понятием "культура". То есть один из элементов культурного потенциала рассматривается, как внутренний потенциал человека, личности

Эти характеристики сочетаются с внешними условиями, которые должны соответствовать возможностям проявления внутренних ресурсов во вне. Объективные факторы реализации культурного потенциала идентичны факторам реализации интеллектуального потенциала – это факторы экономические, экологические, этнические, социально-поли­тические, психофизиологические, этико-эстетические, юридические, идеологические и др.

В параграфе 1.2 "Качество культурного потенциала современной молодежи в контексте индикативно-кластерного анализа" выстраивается система, решающая проблему социально-культурного развития региона – кластерная система духовно-нравственного становления молодежи.

Выделение индикаторов, кластеризация (выделение кластеров) в этой работе проводится на основании критериев соответствия целей и задач деятельности определенных социальных и культурных институтов тем задачам, которые реализуются личностью при обладании ею определенным субпотенциалом. Говоря проще, они определяются соответствием внешних условий внутренним потребностям человека. Интересно также, что одной из основных характеристик формирования индикаторов и кластеров становится их комплексность или многомерность. Это связано со сложностью и некоторой долей абстрактности самого феномена, который принято называть "духовность", "культурность".

Для чего нужна кластеризация и в чем ее основные преимущества? На наш взгляд она позволяет преодолеть ограниченность традиционных взглядов и системную разрозненность элементов, реализующих общие цели, не взаимодействуя друг с другом. Р. Флорида, исследуя основные достоинства кластеров, выделяет, что они "усиливают положительные эффекты взаимодействия между" отдельными элементами структуры; близкое расположение обеспечивает эффект "перетекания" ресурсов. Такого рода социальные сети, состоящие из высокообразованных и продуктивных кадров, представляют собой разновидность социального капитала. Достоинства подобной организации социальных общностей могли бы быть в полной мере использованы и для решения конкретных задач в области духовного развития молодежи

Рассматривая структуру потенциального кластера духовно-нравственного совершенствования молодежи, мы осознаем, что центральным элементом культурного потенциала личности является экзистенциально-ценностный субпотенциал, а соответственно центральным кластерным образованием является ценностный кластер.

Единый республиканский кластер, занимающийся системой духовно-нравственного совершенствования молодежи может включать в себя все те учреждения, которые работают в данном направлении и сегодня. Однако они должны опираться на инновационные методики, ориентирующие общество на формирование таких качеств личности, как гуманистичность, инициативность, самостоятельность у ребенка с раннего детства и в период становления личности – в подростковом и юношеском возрасте. Такой кластер должен представлять собой многоуровневую полиотраслевую социально-культурную систему, включающую в себя механизм самообновления и самоорганизации. Элементами этой системы могут быть как социально-культурные институты, так и возникающие гражданские инициативы. Для эффективного функционирования системы необходимо также моделирование оптимальных социально-экономических условий со стороны государства. Главной его задачей должен являться не столько непосредственный контроль и управление, сколько создание свободного пространства для развития позитивных гуманитарных практик и их поддержка. Необходимо также наличие системы независимой компетентной экспертизы для выявления наиболее перспективных социальных и культурных проектов, соответствующих специфике и задачам региона. Этот кластер должен включать в себя элементы образовательного, воспитательного творческого кластера. Их основными характеристиками являются комплексность и интегративность.

В эту систему могут входить следующие элементы:

- религиозные учреждения (культовые и образовательные);

- социально-оздоровительные центры, занимающиеся традиционными и нетрадиционными культурными, телесными и духовными практиками;

- спортивные центры,

- центры сохранения этнической культуры, этнические фестивали, учреждения, этнохудожественного образования, центры диаспоральной культуры Республики Татарстан;

- бизнес-структуры, способствующие развитию и реконструкции культурных ценностей;

С этой структурой связана работа образовательного кластера, куда входят:

- открытый административный ресурс, способствующий составлению программ и проведению мероприятий, направленных на формирование общечеловеческих ценностных ориентаций молодежи.

- образовательно-воспитательные учреждения: перинатального воспитания, детские сады, школы, ВУЗы и ССУЗы, особые профильные и коррекционные классы,

- социально-психологические службы при ВУЗах, системы тренингов и дополнительных образовательных программ, системы самоуправления;

- банки социальных технологий;

- научно-исследовательский, педагогический потенциал (инновационные методики, разработки, технологии);

- кадровый потенциал образовательных учреждений;

- центры осознанного родительства и детства, детские и семейные психологические центры,

- административный блок и проводимые мероприятия по развитию образовательной сферы.

Работа образовательных учреждений должна происходить при активном взаимодействии с общественными молодежными структурами, которые образуют социально-нормативный кластер. Среди элементов этого кластера выделяются:

- общественные молодежные организации (военно-патриотичес­кие объединения, экологические, волонтерские движения, общества развития традиционной культуры )

- благотворительные фонды,

- департаменты и министерства по работе с молодежью, экологии, культуры, образования,

- студенческие советы ВУЗов,

- новостные интернет-порталы, региональные СМИ.

Работа этих организаций должна выстраивать единую модель, социализирующую личность и выполняться в рамках "человекотворческой концепции", т.е. ей необходимо быть ориентированной на формирование свободной, самостоятельной, инициативной, гуманистичной, толерантной личности.

В параграфе 1.3 "Концептуальные основы анализа качества культурного потенциала молодежи в многонациональной среде: множественность парадигм" рассматривается качество культурного потенциала молодежи. Для России в целом, и для нашего региона – Республики Татарстан, в частности, актуальной является проблема изучения качества культурного потенциала молодежи в многонациональной среде.

Исходным моментом послужила интерпретация качества как предельно общего фундаментального понятия, отражающего наиболее существенные связи и отношения реальной действительности и познания и вполне сопоставимого по степени обобщения с рядом социально - философских понятий.

Исследуя структуру, и, рассуждая о качестве как о совокупности сущностных свойств, определяющих культурный потенциал личности, можно утверждать, что это интегральная характеристика человеческой деятельности, выражающая ступень развития и степень реализации в этой деятельности культурных, социальных, и иных потенций человека, не противоречащих процессам развития окружающей его социально-культурной среды.

В работе отражены идеальная и реальная модели качества культурного потенциала. Свойствами, отражающими идеальную модель качества культурного потенциала личности, являются: обладание и тотальное проявление человеком гуманистичности, креативности, рефлексивность и интенция к социальным интеракциям.

В реальной жизни данные параметры имеют конкретную реализацию, проявляясь в тех или иных формах социального участия, определяя тем самым прикладную модель качества культурного потенциала личности. Ее необходимо рассматривать в контексте основных сфер общественной жизни. К элементам этой модели относится проявление толерантности по отношению к представителям других этносов, конфеcсий, людям, ведущим нетрадиционный образ жизни; общественные и бизнес-инициативы, политическое участие, проявление социальной ответственности, инновативность мышления и деятельности, высокий уровень экологической правовой и гражданской осознанности, профессиональная и социальная компетентность.

Для более удобного и полного анализа всех компонентов качества культурного потенциала используется понятие субпотенциала – как составляющего элемента потенциала в целом. Так все компоненты структуры качества культурного потенциала молодого человека могут распределиться между несколькими субпотенциалами. Среди них выделяются: экзистенциально-ценностный, социально-нормативный, инновационно-творческий, образовательно-профессиональный. Гармоничная личность обладает конструктом из сбалансированных субпотенциалов, центральным из которых является экзистенциально-ценност­ный. Каждый из них связан как с проявлениями свойств идеальной модели качества, так и с его прикладным аналогом.

При более пристальном рассмотрении обнаружим, что структура качества включает в себя: уровень образования личности, ее религиозные пристрастия, этнические и гендерные ориентации, врожденные и приобретенные навыки и умения, поведенческие стратегии, образ и стиль жизни, мировоззренческие установки, коммуникативные навыки, и т.д. При таком обилии составляющих и многогранности качества культурного потенциала этот феномен действительно является одним из сложнейших элементов общественной жизни. Поэтому можно говорить только о комплексном подходе к построению культурной модели процесса формирования культурного потенциала.

Существует система внешних и внутренних факторов, оказывающих влияние, как на отдельные компоненты структуры, так и на качество потенциала в целом. К внешним факторам относятся социальные, политические, экономические условия жизни общества. Под внутренними факторами подразумеваются физиологические особенности индивида, зависящие от генной наследственности, его психологические особенности – темперамент, склонности, поведенческие модели.

Одна из ведущих функций культурного потенциала – создавать единое ценностное поле, ориентирующее отдельные личности и группы (даже с противоположными интересами) на ситуацию. Т.Парсонс выделяет три элемента ценностной ориентации: когнитивные, эстетические и моральные стандарты.

Именно эти элементы составляют экзистенциально-ценностный субпотенциал культурного потенциала личности. Они дают ей возможность соблюдать некоторые нормы, стандарты, являясь критериями всякий раз, когда человек оказывается в ситуации, которая позволяет ему делать выбор.

Для эффективной реализации всех субпотенциалов, определяющих качество культурного потенциала возникает необходимость в благоприятных внешних условиях. Совокупность элементов культурного потенциала личности молодого человека и внешних условий, способствующих его актуализации в современном обществе, формирует культурный потенциал региона в целом. Наличие внешних факторов, удовлетворяющих возможность формирования и реализации каждого из элементов всех четырех субпотенциалов культурного потенциала личности, определяет, на наш взгляд, качество жизни региона.

В Республике Татарстан на формирование качества жизни воздействуют как традиционные факторы (социальный, экономический, политический), так и специфические, среди которых выделяются территориально-экологический и этно-идеологический. Современная сырьевая экономика республики и ее экологические последствия активно влияют на разные ценностные установки молодежи: профессиональные ориентации, экологические воззрения. Эти факторы воздействует и на физиологическое состояние молодежи республики.

Все эти факторы воздействует на те условия, в рамках которых происходит культурная социализация молодежи. Центральные идеологические позиции, занимаемые представителями титульных этносов республики по отношению друг к другу и этническим меньшинствам (от конфронтации, этноцентризма, до идеологии мультикультурализма) воздействуют на нормативность и стереотипы поведения молодежи.

Процесс формирования качества культурного потенциала молодого человека детерминирует преобразования на общественном и личностном уровнях. Они проявляются как объективные (внешние) и субъективные (внутренние) изменения. Актуализация этих изменений является основной функцией качества культурного потенциала. Среди дополнительных функций, которые выполняет культурный потенциал личности выделяются: – преодоление аномии в обществе, достижение социальной интеграции, осуществление социального контроля и построения принципов пострациональной морали.

В параграфе 1.4 "Базовые этнокультурные ценности как индикатор качества культурного потенциала молодежи" представлены к исследованию универсальные механизмы, которые способствуют формированию культурного потенциала молодежи, как в моноэтничных, так и полиэтничных регионах, в том числе в эпоху тотальной глобализации. Рассматривается этнокультура в качестве площадки для сохранения и распространения в первую очередь универсальных общечеловеческих ценностей.

В работе разграничиваются понятия "национальная" и "аутентичная этническая" культура. Под аутентичной этнической культурой подразумеваются древние ее пласты, растворенные в быту, существующие в виде сохраняемых исторических, морально-нравственных, художественно-эстетических ценностей, в том числе таких формах, как аутентичный фольклор. Национальная же культура, как правило, выступает лишь символом этно-нации, которая использует и тиражирует узнаваемые элементы этнической культуры. Она основана на быстрой узнаваемости, упрощении, необходимом для более массового воспроизводства.

Этнокультурные ценности являются ядром целостного этно-конструкта (во всей полноте его проявлений). Они имеют амбивалентную природу, так как с одной стороны – они универсальны, а с другой обладают индивидуальными свойствами. Они выполняют две основные функции: интегрирующую и сепарирующую. Социализация личности всегда происходит в рамках определенного культурного фона, а знакомство с культурными ценностями, даже общечеловеческими, происходит сообразно данным социокультурным стереотипам. "Культура не может быть отвлеченно-человеческой, она всегда конкретно-человеческая, то есть этническая" . Таким образом, личность всегда приобщается к экзистенциальному, трансцендентному через конкретное, в данном случае – этническое. В современном мире становятся актуальными те средства, которые ведут к погружению в этнос и через его структурно-смысловые элементы в мир общечеловеческих ценностей.

Такого рода проводниками, связывающими личностный потенциал с фундаментальными архаико-онтологическими структурами, являются базовые экзистенциальные ценности и традиционные социально-нормативные основания, заложенные в кодах национального языка, формах устного народного творчества – эпосах, мифах, сказаниях, притчах; а также творческий этос личности и этноса, проявляющийся в произведениях искусства, обрядах, ритуалах и других культуроформах. Все эти элементы – суть этническая традиция, аккумулирующая социальный исторический опыт, имеющая анонимный, соборный, коллективный характер.

Кратко исследовав основные компоненты традиционной этнической культуры народов Поволжья, выявлено, что Поволжский локус стал единым ценностно-информационным пространством, пребывание в рамках которого, оставляло отпечаток на личности, создавало ее индивидуальный социально-психологический портрет, отличающий ее от людей, проживающих, например, в Сибири или других российских регионах.

Обратившись к исследованиям этнологического толка, мы можем констатировать наличие некой интегрирующей архитектоники, выражающейся в соразмерном расположении частей (духовных и материальных элементов разных культур), их взаимосочетании в рамках единого этнокультурного пространства народов Поволжья. Совпадения структурно-семантических конструктов, терминологические заимствования, дублирование канонов – все это указывает на существование единых мета- (или над) традиционных оснований культурного развития личности в этой политекстуальной системе.

Выявлено, что хотя функции и механизм приобщения к этническим ценностям претерпел кардинальную трансформацию (например, исчезла "устность" и эмпатия как традиция передачи знания, произошла замена прикладного значения артефактов их символической и культурно-исторической значимостью и т.д.), они сохраняется в новых формах. Например, как любительское творчество, досуговые занятия (семинары, тренинги, практикумы), как охрана культурного и природного наследия (современные акции и движения), как культурные ценности, обладающие тем или иным потенциалом, как субкультурные организации. Возможность приобщения личности к универсальным этническим ценностям посредством современных адаптированных механизмов является мощным социализирующим моментом, влияющим на качество культурного потенциала молодых людей.

Во второй главе "Теоретические основы использования индикативно-кластерного анализа качества культурного потенциала молодежи в современном полиэтническом регионе" одной из задач является частичное культурное картирование региона. Его частичность связана с центральной проблемной осью нашей работы – качеством культурного потенциала молодежи региона. Диссертант не ставит перед собой задачи провести полное исследование возможностей культурного развития региона. Однако представляется необходимым изучить социально-экономический, политический и духовно-нравственный контекст, позволяющий рассуждать о становлении качества культурного потенциала молодого человека в современном полиэтническом регионе, каковым является Республика Татарстан. Качество культурного потенциала молодежи, являющееся, по сути, составной частью общего культурного ландшафта региона, дает понятие о необходимых мерах культурной и молодежной политики и о соответствии ее направления общемировому гуманитарному повороту.

В параграфе 2.1 "Социально-экономические факторы качества культурного потенциала молодежи в ракурсе индикативно-кластер­ного подхода" рассматриваются процессы, которые происходят на территории Республики Татарстан и становятся экономическим контекстом, определяющим качество культурного потенциала молодежи в полиэтнической республике и регионе в целом. Выявление этого контекста является частью работы по культурному картированию республики, необходимой для построения концепта гармоничного развития ее культурного климата.

В рамках исследования были выявлены качества и специфические особенности культурного потенциала молодежи, которые проявлялись в характеристиках: удовлетворенности материальными условиями проживания и готовности к удовлетворению потребностей более высокого уровня; бизнес-инициативности и стремления к бизнес-участию; открытости инновациям; участия в процессе культурного потребления и производства как новой сфере экономики.

В целом уровень удовлетворенности материальным благосостоянием можно отметить как "средний" или "промежуточный" между крайне позитивными и крайне негативными оценками. Молодые люди не питают иллюзий по поводу высоких темпов социально-экономического развития региона, однако и не теряют оптимистического настроя, вероятно рассчитывая на постепенное улучшение экономических показателей качества жизни в долгосрочной перспективе. Такое состояние можно назвать традиционным для российского социума, большинство членов которого привыкло рассчитывать на свои собственные силы и финансовые ресурсы, не аппелируя к возможностям использования государства в виде материального донора.

Уровень бизнес-инициативности молодежи определен в работе как высокий, однако он сочетается с фрагментарностью знаний в сфере права, менеджмента и маркетинга, опорой на интуитивные представления о возможностях собственной реализации в этой среде и на прагматические ценностные ориентации.

Молодые люди осознают необходимость развития собственного инновационного потенциала, в том числе в деловой сфере, что, вероятно, не представляется им проблематичным, в силу имеющихся психологических особенностей у членов этой социальной группы. Они как раз наиболее лояльны к новациям, мобильности и трансформации традиционного. В этом смысле определяющим качеством их жизни и культурного потенциала является высокий уровень инновативности, в сочетании с утилитарностью и целерациональностью

Уровень вовлеченности в инновационную модель экономики молодых людей и уровень их креативных притязаний можно оценивать двояко. С одной стороны – это пассивное потребление большинства образцов массовой культуры. При этом интерес потребителей к массовому, но разнообразному и зрелищному досугу является стимулом совершенствования творческих индустрий. Социальная функция престижности досуга оказывается в этом случае поводом для отраслевого развития. С другой стороны – существует группа потребителей элитарной или альтернативной культуры среди молодежи (как правило, люди с высшим образованием, знакомые с образцами общемировой и современной западной и восточных культур), которые являются как потребителями, так и активными производителями культурных благ. Вкладываясь в саморазвитие и самореализацию, используя временные, материальные, энергийные, образовательные и другие ресурсы в этом процессе, они поддерживают рост качества культурных индустрий в республике, выступая в качестве культурных посредников, отчасти, выполняя роль создателей современного культурного имиджа региона.

В параграфе 2.2 "Социально-политические факторы качества культурного потенциала современной молодежи в полиэтнической среде" используются данные социологических исследований, проведенных диссертантом в 2010-2011 годах в Республике Татарстан, что дает возможность выявления наличия тенденций демократизации в РТ и определения степени политической активности и готовности к политическому участию молодых людей, проживающих на территории республики. Отношение молодежи к политическим событиям и политическому контексту определяет качество жизни и их культурного потенциала (выявляя отсутствие или наличие таких характеристик, как: инициативность, гражданская и правовая осознанность, толерантность и т.д.) Сами же политические феномены, события и процессы выступают факторами, как формирующими, так и актуализирующими культурный потенциал молодежи.

Исходя из данных социологического исследования определено, что уровень принятия молодежью демократических ценностей можно расценить как высокий, а российскую демократизацию как "возможную" и реальную в отдаленном будущем. Стремление к проявлению лидерских наклонностей в политической сфере оценивается нами как среднее. В целом обычным, стабильным состоянием общественного сознания, присущего как взрослым членам общества, так и молодежи, в России является ориентация на приспособление к окружающему миру, выживание в существующих условиях, а не их переустройство. Однако результаты проведенного опроса диссертантом в 2010-2011 годах в Республике Татарстан, говорят о тенденции к изменениям в сфере политического участия россиян. Если все те, кто определил "активистов" – как наиболее распространенный тип личности в будущем (а это 47% и 22% из тех, кто выбрал тип компетентных наблюдателей), применят эту характеристику к самим себе, то возможность сформировать новый тип политически – активного человека в России получит свою реализацию.

Общий уровень социально-политической и правовой (как теоретической, так и практической) компетентности молодежи – низкий. Часть ответов дана интуитивно, а не обоснована логически, это подтверждает и популярный выбор респондентов пункта "затрудняюсь ответить" (около трети всех ответов). Большинство опрошенных респондентов демонстрирует политическую индифферентность. Молодые люди в среднем имеют лишь удовлетворительный общий уровень политических знаний и навыков анализа; в целом, слабо интересуясь состоянием и функционированием республиканских ветвей власти. Низкий уровень правовой осознанности и иллюстрируется не соблюдением законов и социальных норм молодежью, несмотря на стремление к модернизации общества на конституционных законных основаниях. Судя по данным проведенного диссертантом социологического опроса, можно говорить об эклектизме политического сознания молодежи. Интерес молодежи к политике носит в основном ситуативный характер. Она интересуется преимущественно конкретными политическими событиями, а не теоретическим анализом политических процессов и проблем, потому ей трудно отвечать на теоретические вопросы, связанные с политической ситуацией и ее перспективами.В целом фиксируемый интерес к политике носит пассивный и поверхностный характер, поскольку широта этого интереса ограничивается лишь декларативным интересом у большинства молодежи. Из положительных тенденций необходимо отметить, что общее количество политически-компетентных молодых граждан значительно выросло за последние 10 лет.

Толерантность молодежи в Татарстане носит избирательный характер.Выделяются как традиционные схемы взаимодействия, основанные на партнерстве и сотрудничестве между представителями титульных национальностей или во взаимодействии с представителями иных поволжских этносов (мари, удмурты, чуваши и т.д.), так и этническое дистанцирование, интолерантность по отношению к трудовым мигрантам – представителями нехарактерных для Поволжья этносов. Характер отношений определяет не столько личный опыт, сколько социально-политическая конъюнктура, сообщения СМИ.

В параграфе 2.3 "Качество интеллектуально-нравственного потенциала современной молодежи в поликультурном пространстве" анализируется качество таких составляющих культурного потенциала элементов, как: уровень восприятия экзистенциальных (надвитальных) ценностей, принятия традиционных норм этики и эстетики, общей образованности и эрудированности и инновативности молодежи иуровень социально-культурных условий для развития духовных основ и формирования компетенции межкультурного общения молодежи.

Выявляется, что кроме экономического и политического, существует целый ряд внешних факторов, влияющих на качество интеллектуально-нравственного потенциала молодежи.

Во-первых, к ним относится фактор смещения роли традиционных институтов социализации молодежи, например "школы" и замещение ее роли (третий ранг по опросу после семьи и друзей) воздействием СМИ. Соответственно и личность молодого человека приобретает новое качество – "медиадоверие", то есть подверженность медиа-манипуляциям и отношение к транслируемому образу, как реальному значимому субъекту.

Во-вторых, к ним относится фактор смещения досуговых ориентаций молодежи.К центру перемещаются многие ценности, бывшие ранее на периферии. Одни виды досуговой деятельности молодежи перестают быть популярными и распространенными (техническое творчество, художественные и народные промыслы), им на смену приходит шопинг и общение в социальных сетях, другие претерпевают существенные изменения своего содержания (дискотека, чтение и др.). Кроме того, возникают абсолютно новые виды деятельности, не имевшие ранее места в практике проведения досуга (Интернет). В личностном плане происходят изменения в ценностных ориентациях, главными из которых становятся – потребление и коммуникация. За этой деятельностью стоит стремление к эскапизму, релаксации и развлечениям. Снижается ценность труда и обучения у молодых людей. Не менее трети опрошенных занимается "серьезным досугом" с целью саморазвития. Однако у саморазвития есть и подспудная задача – активная самопрезентация молодежи, стремление занять социальную нишу, обрести личностную идентификацию в условиях, определяемых как идентификационно-неполных.

Несмотря на влияние всеобщей технизации и внедрения социальных новаций у молодых людей сохраняются традиционные ценности, а также интерес к нормативным элементам культуры, таким как этикет. Более половины респондентов считает правила этикета приемлемыми и необходимыми для современной жизни.

Наличие фактора "культуринтервенции" или влияние глобализации на молодежную культуру привело к тому, что отношение молодежи к морально-нравственным императивам характеризуется двояко. С одной стороны, молодые люди признают наличие незыблемых социальных норм, экзистенциальных законов человеческого бытия, универсальных ценностей – добра, любви, морали. С другой, вынуждены приспосабливаться к меняющемуся миру и вторично воспроизводить транслируемые СМИ ценности. Совмещение медиа-ценностей с полученными представлениями о нравственности, воплощаются в виде конформистского суррогата – новых оснований "социального функционирования" человека, замещающее гармоничное социальное бытие. Из всего многообразия личностных качеств, адекватных современному социуму, большинство респондентов выбрали ответы, соотносимые с понятием конформности – умения нравиться, быть адекватным окружающей среде и членам общества. Впрочем, такие ответы как: жестокость, твердость характера, нахальство, умение солгать были выбраны меньшинством, а каждый третий выбрал вариант ответов – гуманизм, доброта, интуиция. Судя по всему, молодежь находится где-то посередине на оси от идеального общества, где главенствуют духовные ценности, как признак успешности, до общества, где успех определяется долей конформизма и комплектом социальных ролей.

Еще одной характерной чертой культурного потенциала молодого человека является обладание культурной или этнической идентичностью. В условиях современности можно констатировать наличие кризиса идентичности у молодых людей. Молодое население республики разделяется на несколько категорий. Первые обладают "устойчивой" монокультурной идентичностью, они стремятся сохранить и передать этничность и этнические ценности в рамках семьи, игнорируя возможность вступления в межэтнические браки, трепетно относясь к традициям, обычаям и религии. Вторые обладают биэтнической идентичностью, как правило – это выходцы из межэтнических браков, разделяющие ценности обеих культур. К сожалению, частым случаем биэтнической идентичности становится "размытая" этническая идентичность или "маргинальная идентичность", когда "личность балансирует между двумя культурами, не овладевая в должной мере нормами и ценностями ни одной из них.

Развитие интеллектуального потенциала является необходимым дополнением нравственного потенциала молодежи. Оно находится в прямой зависимости от модернизации системы "образование-наука-технология". Отсутствие оптимально функционирующей системы и применения адекватных инновационных методик в образовательной и воспитательной системе приводит к тому, что большинство учащихся ведут пассивный образ жизни.Свои интеллектуальные, творческие способности молодые люди оценивают весьма низко. Не высокая самооценка характеризует неверие молодежи в свои силы и это, естественно, негативно отражается на ее притоке в сферу интеллектуального труда. Очевидно, что для развития России необходима своя, уникальная, адаптированная путем длительных экспериментов система образования, сочетающая в себе как традиционные отечественные (в том числе духовные) ценности и прагматические, прикладные наработки и ориентации западного образования.

В третьей главе "Оценка эффективности качества культурного потенциала молодежи полиэтнического региона в свете индикативно-кластерного подхода" выявляются механизмы, субъекты и агенты, воздействующие на компоненты и управляющие качеством жизни и культурного потенциала молодежи. Для исследования результатов этой управленческой деятельности необходима также выработка критериев эффективности их работы. В целях решения этой задачи в работе применяется кластерный и индикативный анализ.

В параграфе 3.1 "Управление качеством культурного потенциала молодежи в полиэтнической среде" исследованы возможности индикативного планирования и управления качеством культурного потенциала молодежи региона. Основными объектами индикативно-управленческой деятельности на микроуровне могут стать субпотенциалы личностного культурного потенциала.

Специфика управления качеством культурного потенциала молодежи заключается в нескольких ключевых позициях. Первая – влияние субъектов института образования и семьи на организацию повседневной жизни молодого человека, их целенаправленное воздействие на систему ценностей и жизненной мотивации молодежи.

Одним из центральных условий развития культурного потенциала молодого человека в поликультурной среде и таких качеств, как толерантность и социальная компетентность является реализация этнометодологических аспектов образования и этносоциализации в семье.

В параграфе разработаны индексы эффективности работы кластеров (образовательно-профессионального, инновативно-творческого, социально-нормативного). Данные индексы соотносятся, во-первых, с личностными характеристиками человека, а во-вторых, с наличием внешних условий для реализации этих внутренних характеристик. Разработанная система индексов (качественных и количественных) отличается от традиционной, используемой в официальных документах. Предлагаемые индексы направлены на выявление таких свойств культурного потенциала молодых людей, как: инициативность, инновативность, самостоятельность и т.д.

Важным показателем развития духовно-личностного потенциала становится не количество участников в запланированных "сверху" мероприятиях, а количество неофициальных социальных и культурных (волонтерских, образовательных, досуговых) мероприятий и их добровольных организаторов.Для действительного расширения поля городской культуры необходимо, чтобы как можно больше горожан чувствовало себя сопричастным к тем или иным культурным событиям. Причем, необходимо, чтобы они были не пассивными участниками процесса, а активно содействовали происходящим событиям. Важно, чтобы молодые люди умели действовать не только в рамках определенных институциональных образований: учреждений, организаций, но и за их пределами в "свободном социальном пространстве", оказываясь ядром новых социально-культурных структур.

В параграфе 3.3 "Прогностическая модель повышения качества культурного потенциала молодежи региона (на примере Республики Татарстан)" конструируется модель перспективного развития качества культурного потенциала молодежи. В работе используется метод моделирования, как один из методов социально-прогностической деятельности. Для максимально точного моделирования в работе используется комплексный сферный анализ. Сферы социального бытия (экономическая, социально-политическая, духовно-нравственная), их составляющие элементы в совокупности с внутрисферными и межсферными связями выступают внешними факторами, предопределяющими специфику качества культурного потенциала данного региона на конкретном историческом этапе развития.

Проведенный экспертный анализ выявил острую необходимость модернизации образовательного, воспитательного, профессионального бизнес-кластеров в целях формирования инновационного культурного ландшафта региона, центральным субъектом деятельности которого выступает личность, обладающая новой поведенческой и мировоззренческой моделью – личность с актуализированным культурным потенциалом, качество которого соответствует потребностям общества эпохи postpostmodernity.

Перспективы развития экономического, политического и духовно-нравственного контекста формирования качества культурного потенциала республики оценены нашими экспертами как удовлетворительные или "средние". Они сочетают в себе интенцию к реализации новых эффективных элементов экономического хозяйствования (коррелирующие с отходом от сырьевой и внедрением творческой экономики), гражданских и политических устремлений с системной экономико-политической инертностью, традиционной общественной пассивностью, основанной на скептическом отношении к деятельности властей и отсутствием специфических институциональных моделей участия. Общий рост гражданской, экономической осознанности и активности молодежи сочетается с неразработанностью практических возможностей участия в процессах социально-экономической, экологической и политической модернизации. Это противоречие между потребностями и возможностями по оценкам экспертов не будет разрешено в ближайшее время. Такого рода стагнация будет преодолена при участии современного молодого поколения, его активной части, обладающей высокой степенью развития культурного потенциала и такими его свойствами как инициативность, социальная активность, гуманистичность, мобильность, социальная компетентность и т.д.

Взвешенный выбор экспертов в пользу наемного труда и предпочтение его самостоятельному бизнесу также иллюстрирует социально-экономические реалии Республики Татарстан. Они требуют от предпринимателя изворотливости, готовности к риску вместо конструктивной самореализации или социальной ответственности. В отличие от молодежи эксперты демонстрируют приверженность к традиционной форме занятости и презентуют ее как оптимальную и в будущем.

При столь традиционных взглядах эксперты подтверждают необходимость внедрения и распространения инновационных технологий, как в сфере бизнеса, так и образования. Они признают, что главным препятствием интеграции инновативных методик в поле используемых социальных, экономических и прикладных технологий является проблема внедрения. Она возникает в связи с их первоначальной неконъюктурностью, необходимостью коммерческих вливаний и наличия определенного риска в связи с отсутствием достаточных профессиональных компетенций в области их применения.

Разного рода инновации в сфере услуг и творческих индустрий имеют реальные перспективы реализации в ближайшее время (до 2015 г.). Несмотря на прогнозируемый далее спад потребностей в них, интерес к сфере услуг должен сохраниться. Такая точка зрения основывается на том, что развитие творческих индустрий – это объективный общемировой процесс и он стихийно осуществляется уже сейчас. Наличие целостной спортивно-оздоровительной и рекреационно-досуговой инфраструктуры и необходимость ее использования будет способствовать дальнейшему ее развитию. Многообразие культурно-досуговых форм может быть основой развития креативного потенциала у молодых людей, выступающих в роли культурных посредников или потребителей.

Анализируя прогнозы экспертов можно сделать вывод о том, что те вопросы, на которые политически индифферентная молодежь не отвечала вовсе, вызвали определенное затруднение в ответах и у экспертов – их мнения и оценки разделялись на прямо противоположные. Отсутствие разногласий в ответах на отдельные вопросы было прослежено лишь в том случае, если оценки были негативными. Политические условия развития качества культурного потенциала (таких его проявлений как гражданское сознание, активное политическое участие, социальная инициативность) и его реализация через институты правового государства и гражданского общества расцениваются экспертами как низкие. Это связано: во-первых, с недоверием населения к властям, во-вторых, отношением к гражданам Республики Татарстан как к пассивным субъектам социального и политического действия, в-третьих, с отсутствием эффективно функционирующих демократических институтов.

Развитие интеллектуального субпотенциала личности эксперты, связывают с деятельностью института образования, а ценностного – с функционированием института семьи, а также этнических и религиозных социальных групп, транслирующих универсальные и специфические ценностные ориентации. Большинство экспертов считает, что в ближайшем будущем наметится тенденция к повышению религиозного интереса молодежи, однако, не все они уверены, что это приведет к росту ее нравственности. Экспертная позиция заключается в том, что ценности постматериального мира до конца будут приняты гражданами Республики Татарстан очень не скоро.

Сами ценностные ориентации экспертов смешанные: сочетают в себе прагматические, утилитарные и духовные компоненты. Экзистенциальные ценности в их оценках, сменяются традиционно-социальными и прагматическими. Они признают необходимость изменения качественных характеристик культурного потенциала молодежи, однако "подстраховываются", и представляют перспективу социального развития в жестких рамках современных социально-экономических условий, видимо, боясь идеализации перспективы. На наш взгляд, ответы молодого населения республики, составившие реальную модель качества культурного потенциала молодежи, были более оптимистичные и содержали в себе значительный потенциал к развитию. Фрагментарность их знаний, умноженная на напористость, стремление к преобразованиям и инновациям, складывались в менее взвешенную, но в более жизнеспособную картину.

В заключении диссертации делаются выводы и обобщения, приводятся рекомендации по дальнейшей разработке проблемы.

Приложение содержит материалы авторского социологического исследования, таблицы, схемы.

Основное содержание диссертации изложено в следующих публикациях автора:

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства

образования и науки РФ:

1. Давлетшина Д.М. Роль культурного потенциала личности в социокультурной динамике общества (теоретико-методологический анализ) / Д.М. Давлетшина // Вестник экономики, права и социологии. – 2010. – № 2. – С.115-118 (0,75 п.л.).

2. Давлетшина Д.М. Социальные факторы качества культурного потенциала городской молодежи в РТ / Д.М. Давлетшина // Вестник экономики, права и социологии. – 2010. – №4. – С.160-164 (0,75 п.л.).

3. Давлетшина Д.М. Формирование социально-политических факторов современной городской молодежи в поликультурном пространстве / Д.М. Давлетшина // Вестник экономики, права и социологии. – 2011. – №1. – С.203-207 (0,73 п.л.).

4. Давлетшина Д.М. Прогностическая модель повышения качества культурного потенциала молодежи города Казань Республики Татарстан / Д.М. Давлетшина // Вестник Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета. – 2011. – №2(24). – С.76-82 (0,8 п.л.).

5. Давлетшина Д.М. Актуальные проблемы развития духовно-нравственных ценностей современной молодежи в поликультурном городе / Д.М. Давлетшина // Вестник экономики, права и социологии. – 2011. – № 2. – С.196-200 (0,75 п.л.).

6. Давлетшина Д.М. Молодежь в пространстве ценностей этнических культур: интеграция и сепаратизм (на примере РТ) / Д.М. Давлетшина // Вестник Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета. – 2011. – №3. – С.57-60 (0,75 п.л.).

7. Давлетшина Д.М. Теоретические основы изучения качества жизни и культурного потенциала молодежи в современном полиэтническом регионе / Д.М. Давлетшина // Вестник экономики, права и социологии. – 2011. – №3. – С.123-127 (0,75 п.л.).

8. Давлетшина Д.М. Теоретико-методологические основания исследования качества жизни и культурного потенциала молодежи / Д.М. Давлетшина // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия Социология. Политология. – 2011. – Т.11. – Вып.3. – С.5-11. (0,75 п.л.).

9. Давлетшина Д.М. Социологические аспекты реализации этнометодологической стратегии в образовательном пространстве / Д.М. Давлетшина // Вестник Казанского государственного университета культуры и искусств. – 2011. – № 2. – С.34 - 38 (0,75 п.л.).

10. Давлетшина Д.М. Образовательный кластер и его влияние на формирование качества культурного потенциала молодежи в полиэтническом регионе / Д.М. Давлетшина // Вестник Казанского государственного университета культуры и искусств. – 2011. – № 3. – С.63 - 68 (0,75 п.л.).

Монографии:

11. Давлетшина Д.М. Теория и методология исследования качества жизни и культурного потенциала молодежи (на материалах Республики Татарстан) / Д.М. Давлетшина. – Казань: ООО "Астория и К", 2011. – 203 с. (12,75 п.л.).

12. Давлетшина Д.М. Качественные характеристики культурного потенциала молодежи как элемент культурной карты региона (на материалах Республики Татарстан) / Д.М. Давлетшина. – Казань: ООО "Астория и К", 2011. – 170 с. (10,75 п.л.).

 

Публикации в других изданиях:

13. Давлетшина Д.М. Роль национальной культуры в формировании духовных ценностей студенческой молодежи / Д.М. Давлетшина // Развитие воспитательной системы в образовании: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Казань: КГПИ, 1994. – С. 32-34 (0,2 п.л.).

14. Давлетшина Д.М. Духовная культура как фактор формирования образа жизни молодежи / Д.М. Давлетшина // Современные проблемы образования: Материалы научно-практической конференции. – Казань: КГПИ, 1995. – С. 37-39 (0,2 п.л.).

15. Давлетшина Д.М. К вопросу о духовной культуре молодежи / Д.М. Давлетшина // Культурно-нравственные ценности народов Татарстана: Материалы республиканской научно-практической конференции. – Казань: КГАКИ, 1996. – С. 56-57 (0,2 п.л.).

16. Давлетшина Д.М. К вопросу о духовной культуре молодежи / Д.М. Давлетшина // История и теория педагогического образования: Материалы Межвузовской научно-практической конференции. – Казань: КГПИ, 1997. – С.6-7 (0,15 п.л.).

17. Давлетшина Д.М. Проблемы духовной культуры и социального развития молодежи в условиях перехода к рыночной экономике / Д.М. Давлетшина // Приоритеты социально-экономического развития: Материалы республиканской научно-практической конференции. – Казань: ИСЭПН, 1996. – С. 129-131 (0,15 п.л.).

18. Давлетшина Д.М. Искусство в становлении личности молодого человека / Д.М. Давлетшина // Нравственно-этические аспекты развития социально-культурной сферы: Материалы региональной научно-практи­ческой конференции. – Казань: КГАКИ, 1998. – С. 46-47 (0,2 п.л.).

19. Давлетшина Д.М. Полиэтническая культура в становлении духовных ценностей студенческой молодежи / Д.М. Давлетшина // Проблемы профессиональной подготовки педагога: научно-практическая конференция молодых ученых. – Казань: КГПУ, 1999. – С.91-92 (0,15п.л.).

20. Давлетшина Д.М. Ювенология как наука / Д.М. Давлетшина // Этно-педагогические традиции формирования культуры межнациональных отношений: Материалы VII Межд. научно-практическая конференция – Казань, 2000. – С.191-193 (0,4 п.л.).

21. Давлетшина Д.М. Этнокультурные ценности в трансформирующемся обществе / Д.М. Давлетшина // Социально-экономическая, правовая и политическая модель Республики Татарстан: Научные труды –Казань: ИСЭПН, 2001. Том ХV – С.43-52 (0,5 п.л.).

22. Давлетшина Д.М. Некоторые вопросы социального функционирования духовной культуры молодежи / Д.М. Давлетшина // Культура и педагогика. Проблемы профессиональной подготовки педагога: Материалы II Межд. научно-практической конференции. – Казань: КГПУ, 2002. –Вып. 2. – С. 67-71 (0,4 п.л.).

23. Давлетшина Д.М. Некоторые проблемы эстети­ческого воспитания / Д.М. Давлетшина // Технологии внедрения гуманистических традиций в учебно-воспитательный процесс: Научные труды и материалы IX Межд. научно-практической конференции. – Казань, 2002. – С.161-162 (0,5 п. л.).

24. Давлетшина Д.М. Духовный потенциал учебных дисциплин / Д.М. Давлетшина // Воспитательный потенциал учебных дисциплин предметной подготовки в формировании личности будущего учителя: Материалы Всероссийского совещания-семинара научно-педагогических работников и руководителей высших и средних педагогических учебных заведений. – Казань: КГПУ, 2004. – С. 180-183 (0,3 п.л.).

25. Давлетшина Д.М. Успех не приходит сам / Д.М. Давлетшина // Студенчество. Диалоги о воспитании. – 2005. – № 1(19) – С.21-22 (0,2 п.л.).

26. Давлетшина Д.М. Формирование ценностных ориентаций студенческой молодежи / Д.М. Давлетшина // Реализация воспитательного потенциала гуманитарного образования в условиях вхождения России в Болонский процесс: Материалы III Всероссийской научно-практической конференции. – Казань: ТГГПУ, 2005. – С. 97-101 (0,4 п.л.).

27. Давлетшина Д.М. Культурный потенциал и духовные ценности современной молодежи / Д.М. Давлетшина // Социальные процессы и институты в трансформирующемся обществе: Сборник научных работ. – Казань: ИСЭПН, 2005. – Вып.7 – С.85-89 (0,5 п.л.).

28. Давлетшина Д.М. Общетеоретические аспекты изучения культурного достояния в образовании / Д.М. Давлетшина // Сохранение и развитие родных языков в условиях многонационального государства: проблемы и перспективы: Международная научно-практическая конференция. – Казань: ТГГПУ, 2006. – С.151-153 (0,4 п.л.).

29. Давлетшина Д.М. Концептуальные основы исследования культурного потенциала студенческой молодежи: множественность парадигм / Д.М. Давлетшина // Университетское образование в мире: современные инновационные подходы к его развитию: Международная научно-практ. конференция. – 2006. – С.145-148 (0,4 п.л.).

30. Давлетшина Д.М. Межэтническое взаимодействие и толерантность как фактор социализации личности / Д.М. Давлетшина // Казань и алтайская цивилизация: Труды и материалы 50-й ежегодной международной научной алтаистической конференции PIAC. – Казань: ТГГПУ, 2007. – С.50 (0,2 п.л.).

31. Давлетшина Д.М. К вопросу о процедурах и методах исследования качества жизни молодежи: кластерный подход / Д.М. Давлетшина // Кластерный принцип развития Республики Татарстан: Стратегия, опыт развития, перспективы: Тезисы научно-практической конференции: Казань: ИСЭПН, 2007. – С.90-92 (0,5 п.л.).

32. Давлетшина Д.М. Базовые этнокультурные ценности как основа идеологии межнационального татарстанского общества / Д.М. Давлетшина // Сопоставительная филология и межкультурная коммуникация на современном этапе: Материалы Международной научно-практической конференции. – Казань: ТГГПУ, 2008. – С.174-175 (0,5 п.л.).

33. Давлетшина Д.М. Условия развития культурного потенциала молодежи в многонациональной среде / Д. М. Давлетшина // Музейный вестник ТГГПУ. – Казань: ТГГПУ, 2008. – Вып.5. – С.182-184 (0,5 п.л.).

34. Давлетшина Д.М. Синтез культурных традиций в полиэтническом обществе / Д.М. Давлетшина // Восток-Запад: диалог культур в полилингвальной среде: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Казань: ТГГПУ, 2008. – С.345-349 (0,5 п.л.).

35. Давлетшина Д.М. Духовный потенциал учебных дисциплин / Д.М Давлетшина // Воспитательный потенциал учебных дисциплин предметной подготовки в формировании личности будущего учителя: Материалы совещания-семинара научно-педагогических работников и руководителей высших и средних педагогических учебных заведений. – Казань: ТГГПУ, 2009. – С.213-214. (0,1 п.л.).

36. Давлетшина Д.М. Ценностно-смысловой потенциал этно-художественной культуры / Д.М. Давлетшина // Тюркско-славянский диалог культур и цивилизаций: история и современность: Материалы Международного конгресса, посвященного 40-летию КГУКИ. – Казань: КГУКИ, 2009. – С.86-88 (0,4 п.л.).

37. Давлетшина Д.М. Условия развития культурного потенциала в многонациональной среде / Д.М. Давлетшина // Формирование конкурентоспособной личности средствами дополнительного образования: Материалы межрегиональной научно-практической конференции. – Казань, 2009. – С.333-336 (0,5 п.л.).

38. Давлетшина Д.М. Качество культурного потенциала – важнейший фактор развития общества / Д. М. Давлетшина // Искусство и педагогика: проблемы художественного образования: Материалы V Международной научно-практической конференции. – Казань: ТГГПУ, 2009. – Вып.5. – С.85-88 (0,5 п.л.).

39. Давлетшина Д.М. Качество культурного потенциала как социальный феномен и объект исследования / Д. М. Давлетшина // Теория и практика непрерывного психолого-педагогического образования: проблемы, поиски, перспективы: Материалы Международной научно-практической конференции. Часть 2. – Казань: ТГГПУ, 2009. – С.133-136 (0,5 п.л.).

40. Давлетшина Д.М. Качество культурного потенциала как фактор формирования духовных ценностей студенческой молодежи / Д.М. Давлетшина // Проблемы стратегического управления и экономического регулирования деятельности учреждений системы образования и социально-культурной сферы: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Казань: КГУКИ. 2010. – С.204-207 (0,8 п.л.).

41. Давлетшина Д.М. Качество культурного потенциала современ­ной городской молодежи – социально-управляемый процесс / Д. М. Давлетшина // Педагогика художественного образования: история, методология и практика: Всероссийская научно-практическая конференция (с международным участием), посвященной 50-летию факультета художественного образования. – Казань: ТГГПУ, 2010. – С.103-110 (0,7 п.л.).

42. Давлетшина Д.М. Социально-экономические факторы качества культурного потенциала современной молодежи в многонациональной среде / Д. М. Давлетшина // Образование. Наука. Бизнес. Власть: Сборник научных статей. – Казань: ИСГЗ, 2011. – С.64-73 (0,7 п. л.).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Давлетшина Диля Мустафовна

Индикативно-кластерный анализ

 качества культурного потенциала молодежи

в полиэтнической среде современной России

(социологический аспект)

 

 

Автореферат

Ответственный за выпуск – кандидат социологических наук,

доцент И.А.Карелина

 

_____________________________________________________________

Подписано к печати "__ ”_________ 2011 г.

Формат 60х84/16. Бумага офсетная. Печать офсетная,

Гарнитура "Таймс".  Усл. печ. л. 2,04

Тираж 100. Заказ № 312

 

_____________________________________________________________

Отпечатано в типографии «Новый ветер»

410012,  г. Саратов, ул. Б. Казачья, 113

 

              Уфимцева Н.В. Культура и проблема заимствования // Встречи этнических культур в зеркале языка. – М.: Наука, 2002. – С.158.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.