WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Трансформация нормативной регуляции экономического поведения в организациях

Автореферат докторской диссертации по социологии

 

На правах рукописи

Покровская Надежда Николаевна

 

 

Трансформация нормативной регуляции

экономического поведения

в организациях

 

 

Специальность 22.00.03 –

экономическая социология и демография

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

 

 

 

 

Санкт-Петербург – 2008

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов».

Научный консультант –        доктор экономических наук, профессор

Слободской Александр Львович

Официальные оппоненты: доктор социологических наук, профессор

Тимерманис Игорь Евгеньевич

доктор социологических наук, профессор

Саакян Армен Коляевич

доктор социологических наук

Мурашов Сергей Борисович

Ведущая организация –       Федеральное государственное

образовательное учреждение высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет»

Защита состоится 7 октября 2008 г. в _____ часов на заседании диссертационного совета Д 212.237.13 при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов» по адресу: 191023, Санкт-Петербург, ул. Садовая, д. 21, ауд. 327.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования  «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов».

Автореферат разослан _____________ 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                             Э.Б. Молодькова


Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования

В период глубоких общественных преобразований, отказа от планово-административной и формирования рыночной модели хозяйствования поведение субъектов социально-экономических отношений реализуется в условиях аномии, поскольку опирается на неопределенные или конфликтующие между собой нормативные требования и ожидания, неясные и противоречивые ценности. Аномия на уровне общества, макроуровне, приводит к дезориентации участников социально-экономических отношений на микроуровне, затрудняет поиск общего нормативного фундамента для согласования действий. Смысл и содержание организационных решений и индивидуальных поведенческих актов невозможно описать в терминах нормальности – девиации, поскольку нет единых общепринятых социальных норм, точнее, они находятся в состоянии конструирования, согласования и легитимизации.



Функционирование общества как целостной системы так же, как и деятельность организации, опирается на принципиальную возможность прогнозировать экономическое поведение действующих субъектов (акторов). Нормативная регуляция, т.е. воздействие социума на поведение индивидов посредством социальных норм, представляет собой один из механизмов, выработанных обществом для решения проблемы неопределенности в отношениях, в которые субъекты вовлечены в рамках общественного устройства или которые они инициируют для осуществления своих целей и задач. На социетальном уровне необходимо понимать и прогнозировать поведение субъектов социально-экономических отношений, оказывающих влияние на развитие общества, в частности, трудовых, производственных и распределительных, отношений социальной ответственности и защиты, взаимодействия на местном и федеральном уровне между организациями и государственными структурами, формами социально-экономической самоорганизации в рамках реализации целей и интересов неэкономического характера (экология, общества потребителей, ассоциации местных жителей в борьбе против строительных проектов, благотворительные организации и т.п.). В свою очередь, на организационном уровне руководитель должен сопоставлять вероятности решения возникающих проблем разными путями. Эти вопросы затрагивают общую проблематику нормативной регуляции экономического поведения в рамках функционирования организации и общества в целом, которая обеспечивает основания для индивидуального и организационного прогнозирования действий участников социально-экономических отношений на основе системы норм.

Практические задачи управления экономическим поведением как на макроуровне (например, поведением в области налогообложения, соблюдения трудовых норм и социальных стандартов и др.), так и на микроуровне (в рамках организаций) требуют действия механизмов регуляции со стороны общества, институтов власти, личности. В период, когда социально-экономические преобразования подошли к этапу стабилизации, ситуативное экономическое поведение, направленное на краткосрочные цели и сиюминутные обстоятельства, сменяется процессом формирования новых, стабильных форм экономического поведения. В результате, на сегодняшнем этапе необходимо изучить процесс становления системы нормативной регуляции, которая постепенно принимает целостные и фиксированные очертания.

Транзитивный период развития социально-экономической среды, переход от плановой административной системы централизованного управления народным хозяйством к рыночной системе социально-экономических отношений самостоятельных субъектов, завершается в начале 2000-х гг. стадией стабилизации. Деструктивные процессы слома регулятивной системы предыдущего периода сменяются конструктивным выстраиванием нормативного фундамента новых социально-экономических отношений, фиксацией регулятивных механизмов, процессом выхода из ситуации аномии и построения целостной нормативной системы. Этот процесс требует уточнения содержания формирующихся норм, снятия противоречий между возникшими и незафиксированными нормами, разработки механизмов их легитимизации и закрепления. Процесс выстраивания системы нормативной регуляции представляет особый интерес для изучения регулятивных процессов в целом и для исследования специфических черт данных процессов в условиях завершения преобразований переходного периода.

Одновременное разворачивание процессов эволюции нормативной системы с трансформациями экономической культуры в целом, резкими изменениями ценностной системы и доминированием стремлений к индивидуализму в течение последней трети ХХ в. привели к тому, что существовавшая в российском обществе система социальной регуляции постепенно утратила способность выполнять свои функции по управлению поведением, в частности, экономическим поведением. Построение рыночной модели в начале эпохи «перестройки» породило ряд иллюзий, в их числе и абсолютизацию «невидимой руки» рынка (по А. Смиту). Реальное развитие рынка на российском социально-экономическом пространстве подтвердило неспособность стихийных рыночных механизмов полностью заменить институциональную регуляцию поведения социально-экономических субъектов.

Стабилизация хаотических процессов формирования механизмов согласования взаимных ожиданий и управленческого воздействия по обеспечению их реализации приводит к пониманию актуальности проблематики регулятивных вопросов, к осознанию смысла и практической полезности нормативизации («нормализации» ) экономического поведения в рамках организаций, к признанию необходимости теоретического осмысления социальной роли нормативной регуляции и эмпирического исследования реально складывающихся оснований нормативной регуляции, регулятивных механизмов и процедур, нормативной культуры населения в целом и работников организаций в частности. Таким образом, сегодня на социетальном и организационном уровне выявлен ряд факторов, заставляющих обратиться к изучению вопросов нормативной регуляции в современных российских организациях:

  • во-первых, формирование и стабилизация общественного уклада на рыночной основе требует укрепления нормативного фундамента выстраивания социально-экономических взаимоотношений между хозяйственными субъектами, который должен обеспечить выполнение каждым субъектом своей общественной роли и своих хозяйственных и транзакционных обязательств;
  • во-вторых, прикладные управленческие задачи не могут эффективно решаться ни в рамках общества, ни в рамках организаций без понимания реального содержания складывающейся нормативной системы и функционирующих на российском социально-экономическом пространстве регулятивных механизмов, потребность в их изучении на практике связана с решением конкретных проблем управления экономическим поведением в организациях;
  • в-третьих, открытость российской социально-экономической среды процессам глобализации и развитие мирохозяйственных связей, в частности, вступление России в ВТО и активные интеграционные процессы в Азии (ШОС и др.), требуют изучения и четкой артикуляции существующей нормативной системы, причем не только явной (закрепленной в правовых нормах), но и неформальной (зафиксированной в деловых обычаях, применяющихся во взаимоотношениях  между национальными субъектами, в моделях трудовых отношений, социальных нормах экономического поведения);
  • в-четвертых, модернизация и глобализация экономической среды принуждают организации адаптировать регулятивные механизмы к новым условиям хозяйствования в целях выживания и успешного функционирования в рамках жесткой конкуренции на локальном и мировом рынке, что подталкивает научный интерес к выработке практических схем управления на основе нормативных регуляторов, к моделированию процессов оптимизации нормативной регуляции;
  • наконец, в-пятых, активизация различных социальных сил (негосударственные организации, общественные движения и т.п.), ориентированных на участие в решении проблем общества, демонстрирует актуальность социологического подхода к изучению происходящих в российском обществе процессов выстраивания регулятивной системы в целом и системы нормативной регуляции в частности.

Все это определяет актуальность изучения нормативной регуляции экономического поведения в российских организациях.

Научная разработанность проблемы исследования

Регуляция экономического поведения составляет предмет междисциплинарных исследований для экономистов, социологов, психологов.

Теоретические основы осмысления социального и экономического поведения заложены в трудах Аристотеля . Экономическое поведение индивида как члена общества выступало центральным предметом изучения классиков экономической теории, таких как А. Смит, Дж.Ст. Милль и Ф. Кенэ . Одним из первых критиков концепции анализа индивидуального экономического поведения, получившей наименование «экономический человек», стал К. Маркс , он показал ее ограниченность и отметил влияние факторов, экзогенных к экономике и отражающихся в социальном поведении.

Нормативная регуляция изначально представляла собой один из центральных предметов изучения социологов. Парадигмальный подход к изучению нормативной регуляции обоснован и разработан Э. Дюркгеймом и Т. Парсонсом . В основу теоретического анализа нормативной регуляции экономического поведения положены концепции рациональной бюрократии и социального действия М. Вебера , его представления о социальных и конфессиональных основаниях экономического поведения.

Современная интерпретация содержания экономического поведения дана в работах таких ученых, как К. Поланьи, Э. Гидденс, В.В. Радаев Р.К. Иванова, B.Ю. Кондратьев, Б.М. Фирсов. Социальные и социокультурные основания экономического поведения в последние десятилетия представляли предмет исследования Н.Н. Зарубиной, T.И. Заславской, А.Г. Здравомыслова, Т.Б. Коваль, А.И. Пригожина, Р.В. Рывкиной, А.Л. Слободского, В.А. Спивака, В.А. Ядова. Нарушения в нормативной регуляции изучал Я.И. Гилинский.

Социально-психологические работы по нормативной и экономической культуре, посвященные анализу групповых аспектов изменения и развития нормативной культуры и совершенствования нормативного регулирования в организациях, принадлежат таким авторам, как Л.Я. Косалс, И.В. Андреева.

Вопросы экономического поведения в современных организациях рассмотрены в рамках институциональной и неоинституциональной экономики в трудах Д.С. Норта , О.И. Уильямсона , М. Грановеттера . Глубокое исследование функционирования социальных норм выполнено скандинавским социологом Й. Эльстером, некоторые нормативные аспекты экономического поведения рассматривают французские экономисты Л. Тевно, О. Фавро, Ф. д’Ирибарн, Ж. Сапир и др.

В отечественной социологии данное направление разрабатывалось в концепциях Ю.А. Левады и В.С. Магуна с точки зрения экономического (в частности, трудового) поведения, Л.Г. Ионина – с позиций социологии культуры, А.Н. Олейника – в рамках институционального подхода.

Специфика социально-экономического подхода к данной проблеме отражена в работах В.Б. Голофаста, В.Я. Ельмеева, В.К. Потемкина.

Сегодня российская социально-экономическая среда находится на стадии становления новых регулятивных механизмов. Этот аспект исследуется в трудах таких авторов, как Л.И. Абалкин, В.И. Верховин, В.В. Волков, Н.Л. Захаров, В.А. Мау, О.И. Шкаратан.

Таким образом, диссертационное исследование вливается в достаточно широкий поток работ, аналитических научных трудов и разработок по вопросам выхода из кризиса, становления новой успешной социально-экономической модели в России, стабилизации в обществе, необходимой для обеспечения экономического роста.

Актуальность избранной темы, анализ разработанности проблематики и изучение выполненных российскими и зарубежными учеными исследований в совокупности обусловили выбор цели, задач, объекта и предмета исследования.

Цели и задачи исследования

Цель данной работы состоит в разработке социально-экономических оснований концепции нормативной регуляции экономического поведения в организациях. Теоретический анализ нормативной регуляции позволяет расширить наши представления о социально-экономических преобразованиях последних десятилетий и предложить подход к разработке методологии оптимизации нормативной регуляции, позволяющей, в частности, повышать управляемость организаций.

Применение нормативного подхода к анализу изменений социально-экономической среды и к функционированию хозяйственных единиц (организаций) опирается на обоснование теоретической ценности и практической полезности изучения нормативного аспекта социального поведения как особого предмета.

Поставленные цели обусловили необходимость последовательного решения ряда задач в рамках диссертационного исследования:

  • разработать социально-экономическую концепцию, позволяющую дать объяснение нормативной регуляции экономического поведения и раскрывающую сущностные характеристики и функциональные аспекты нормативной регуляции;
  • определить тенденции развития нормативной регуляции экономического поведения в системе рыночных отношений и в транзитивных системах;
  • обосновать необходимость нормативного подхода к решению актуальных управленческих задач как на социетальном уровне, так и на уровне управления организацией;
  • разработать механизм применения нормативной регуляции экономического поведения на основе структурированной нормативной системы;
  • предложить на основе нормативного подхода механизм институционализации новых социально-экономических отношений, формирующихся в современных российских организациях;
  • разработать типологию нормативной регуляции экономического поведения по многокритериальному набору, позволяющему представить n-мерное пространство моделей нормативной регуляции экономического поведения;
  • операционализировать понятийный аппарат, позволяющий описать нормативное поведение в организациях и подготовить программу эмпирического социологического исследования;
  • разработать алгоритм диагностики нормативной культуры и субкультур в организациях;
  • разработать модель оценки нормативной регуляции в организации, а также оптимизационную схему управления организацией на основе совершенствования системы нормативной регуляции.

Объект и предмет исследования

Объектом диссертационного исследования выступает динамика ценностно-нормативной регуляции экономического поведения, осуществляемого участниками социально-экономических отношений как внутри организации, так и во внешней среде ее функционирования: работниками, руководителями, собственниками, профсоюзными лидерами.

Предметом исследования является нормативная регуляция экономического поведения в организациях в условиях транзитивности на этапе построения рыночной экономической системы, и ее влияние на социальную и экономическую эффективность функционирования организаций.

Теоретико-методологическая основа исследования

Диссертационная работа опирается на общенаучные принципы познания общественных явлений и процессов, системный подход и логический метод. Основу методологии составляли эволюционный и историко-генетический подход, социологические методы исследования регулятивных механизмов в обществе, а также анализ структуры и функционирования общества в рамках институционализма и неоинституционализма.

В работе также активно использовались концептуальные подходы к изучению общественных явлений, разработанные и применяемые в рамках теории транзакционных издержек, теории фирмы (роль организаций с социальной и с экономической точек зрения), теории прав собственности (как распределения властных и имущественных взаимоотношений между членами общества), экономики соглашений и др.

В работе использованы результаты отечественных и зарубежных социологических исследований процессов становления, трансформации и развития систем нормативной регуляции и социальных норм, в частности, в рамках различных общественно-экономических формаций.

Информационную базу исследования составляют правовые акты органов государственного управления по вопросам выстраивания экономического поведения в рамках внутри- и межорганизационных взаимоотношений.

Полученные в диссертационной работе выводы и результаты основаны на современном исследовательском материале, монографиях, публикациях в периодических и непериодических изданиях, научных докладах и дискуссиях в ходе семинаров и конференций, препринтах, посвященных вопросам нормативной регуляции экономического поведения в современных российских организациях.

В работе активно использовался анализ статистических данных по проблемам соблюдения нормативных требований в условиях выстраивания социально-экономических взаимоотношений (трудовые отношения) и экономического поведения (предпринимательское поведение, групповая самоорганизация социально-профессиональных категорий и др.).

При подготовке диссертационного исследования использовались информационно-аналитические материалы, опубликованные в журналах «Социологические исследования», «Социология власти», «Власть», «Личность и Культура», «Общественные науки и современность», «Журнал социологии и социальной антропологии» и мн.др.

Эмпирическая основа исследования

Для проверки и обоснования теоретических положений диссертации автор принимал непосредственное участие в комплексе социально-экономических исследований, проведенных в период с 1994 по 2007 гг.:

  • в период с 1995 по 2001 г. на базе ЗАО «Гуманитарный фонд» при поддержке Санкт-Петербургского Союза предпринимателей проводилось регулярное изучение социально-экономических отношений и поведения в организациях на основе неформализованного фокусированного интервьюирования руководителей высшего уровня организаций различных отраслей, размера, национальной принадлежности (российских и с участием иностранного капитала), организационно-правовых форм  (N=84);
  • в период с 2004 по 2007 гг. проведена серия социологических исследований, в ходе которой выполнены интервьюирование и анкетный опрос руководителей (N=137), председателей первичных профсоюзных комитетов (N=34) и наемных работников (N=729) предприятий и учреждений Северо-Западного региона Российской Федерации различных форм собственности и видов деятельности;
  • в период с 2000 по 2003 гг. выполнено интервьюирование представителей профессий фри-ланс (программисты, маркетологи, художники, рекламисты, свободные журналисты, работники ремесленнических мастерских и т.п.) (N=74), организованное во взаимодействии с Санкт-Петербургской торгово-промышленной палатой .

Аналитическую базу диссертационной работы формируют официальные статистические материалы, опубликованные в открытой печати, а также практические данные собственных исследований автора.

Гипотезы исследования

В рамках диссертационного исследования были выдвинуты и проверены следующие гипотезы:

  • Экономическое поведение определяется рядом социальных регулятивных механизмов, причем в транзитивном обществе можно выявить противоречия между разными типами регуляторов и изучить самостоятельное действие нормативных регуляторов. Последние играют роль стабилизаторов, обеспечивая не только повышение предсказуемости во взаимоотношениях между социально-экономическими субъектами, но и устойчивости организации в рамках ее функционирования в агрессивной конкурентной среде.
  • В транзитивном обществе нормативная регуляция находится в состоянии трансформации. При смене социально-экономической модели общество демонстрирует не отказ от регуляции («нормативный вакуум»), а изменение регулятивных механизмов и регуляторов, конфликт элементов нормативной системы, сосуществование разнонаправленных нормативных субкультур как в обществе в целом, так и в каждой конкретной организации.
  • Система нормативной регуляции, в т.ч. те ее элементы, которые носят имплицитный характер, может быть эксплицирована. Это означает возможность вербализовать содержание нормативной системы, механизмы регуляции и специфику нормативного поведения, что необходимо для разработки критериев оценки экономического поведения. В частности, субъекты экономического поведения осуществляют рефлексию функционирования системы нормативной регуляции, как формальных, так и неформальных ее элементов, и могут дать их адекватную репрезентацию.
  • Несмотря на единство субъектно-объектных отношений в рамках регулятивных процессов, система нормативной регуляции подлежит управляющим воздействиям организаций и общества в целом, т.е. может выступать в качестве объекта управления и оптимизации. Более того, рационализация данной системы позволяет выработать алгоритм целенаправленной и планомерной деятельности по изменению и совершенствованию (адаптации к конкретным условиям) нормативной регуляции конкретной группы субъектов экономического поведения.

Научная новизна исследования

В процессе проведения данного диссертационного исследования  были получены следующие научные результаты:

  • На основе теоретического анализа в рамках диссертационного исследования разработана социально-экономическая концепция нормативной регуляции экономического поведения, позволяющая раскрыть сущностные характеристики нормативной регуляции, продемонстрировать ее функциональный аспект и снять ряд проблем в разрешении противоречий между экономическим и социологическим подходами к анализу экономического поведения. Доказана внутренняя имманентность социокультурных аспектов экономической деятельности и социокультурное содержание экономического поведения.
  • Обоснована на теоретическом уровне и подтверждена эмпирически методологическая и практическая целесообразность анализа нормативной регуляции не только как составного элемента в рамках концепции ценностно-нормативной регуляции, но и как самостоятельного предмета осмысления и исследования. Показана необходимость и логика формирования и развития нормативной регуляции экономического поведения на основе анализа содержания экономического поведения в целом и его социокультурных оснований в частности.
  • Разработаны практические рекомендации по применению нормативного подхода к решению актуальных управленческих задач как на макроэкономическом и социетальном уровне, так и на микроуровне управления организацией.
  • Разработана методика изучения нормативных аспектов поведения, позволяющая выделить их в рамках ценностно-нормативной регуляции. Объектом исследования выступали как инсайдеры организаций, от руководителей и профкомов до наемных работников, так и сторонние участники деятельности организаций: приглашаемые специалисты (консультанты, программисты, рекламисты и т.п.) и представители государственных органов власти различного уровня, что позволяет не только провести внутреннюю диагностику нормативной регуляции в организациях, но и получить внешнюю, внеорганизационную оценку нормативной регуляции экономического поведения. Системный характер исследования позволяет оценить как ценностную составляющую экономического поведения, так и выявить характеристики и описать основные параметры системы нормативной регуляции в современных российских организациях.
  • На основе результатов эмпирического исследования выявлены тенденции развития нормативной регуляции экономического поведения в условиях переходного общества и выстраивания рыночной модели. Развитие нормативной регуляции рассмотрено в нескольких аналитических плоскостях, выявлены тенденции формализации, автономизации и нормативизации регулятивных механизмов, т.е. формирования сильной нормативной культуры на основе формальных регулятивных инструментов, ориентированных на деятельностные и личностные ценности.
  • В рамках проведенного комплексного эмпирического исследования получена целостная характеристика нормативной регуляции в современных российских организациях разных форм собственности, национальной принадлежности и целевой ориентации. В частности, на основании полученных эмпирических данных не подтверждается мнение о доминировании неформальных межличностных факторов, регулирующих экономическое поведение, выявлен сложный комплекс взаимосвязанных формальных и неформальных факторов, доказан тезис о постепенной формализации нормативной регуляции экономического поведения.
  • Разработан механизм применения нормативной регуляции экономического поведения на основе структурированной нормативной системы. Показана логика институционализации нормативной регуляции в рамках социально-экономических отношений, возникающих в условиях стабилизации социально-экономической среды и функционирования современных российских организаций.
  • На основе таксономического анализа по результатам эмпирического исследования факторов и характеристик нормативной регуляции в современных российских организациях, разработана типология систем нормативной регуляции экономического поведения по многокритериальному набору, позволяющему представить n-мерное пространство моделей нормативной регуляции экономического поведения.
  • На основе применения кластерного анализа к объекту исследования предложена типология современных российских организаций в зависимости от существующей системы нормативной регуляции.
  • Уточнен и расширен понятийный аппарат, позволяющий описывать нормативное поведение в организациях и необходимый для проведения эмпирических исследований, требующих операционализации понятий.
  • Разработана модель диагностики системы нормативной регуляции в организации и оптимизационная схема управления организацией на основе совершенствования системы нормативной регуляции.
  • На основе полученных теоретических и практических данных предложена методическая схема совершенствования системы нормативной регуляции в условиях конкретной организации, с учетом ее вида деятельности и др. факторов.

Надежность и достоверность результатов диссертационного исследования

Достоверность научных результатов и прикладных разработок и рекомендаций, содержащихся в диссертационной работе, основана на репрезентативности исходной и обобщенной информации, на применении теории и методологии социологической и экономической наук, современных методов социологического и статистического анализа, логике построения доказательных выводов, а также апробации работы, в частности, обсуждением и уточнением результатов в ходе научных дискуссий и практических семинаров.

Надежность положений диссертационного исследования определяется репрезентативностью выборок, сопоставимостью и взаимодополняемостью применяемых методик сбора эмпирических данных (опроса, интервью, включенных наблюдений, контент-анализа документов, экспертного опроса и технологий моделирования функциональной схемы совершенствования нормативной регуляции), а также корректным применением методов количественной и качественной обработки информации.Научные выводы и практические результаты исследований основаны на использовании справочных и обзорных документов, соответствующих разработок отечественных и зарубежных исследователей, а также нормативных актов и решений федеральных, региональных, муниципальных органов управления и органов местного самоуправления по проблемам регуляции социально-экономических отношений.

Теоретическая значимость диссертационного исследования

В предложенной концепции нормативной регуляции экономического поведения впервые обоснована возможность и необходимость институционализации и формализации регулятивных механизмов, в частности, в рамках функционирования организаций. На основе проведенного таксономического анализа предложена типология систем нормативной регуляции, использование которой позволило выполнить кластерный анализ российских организаций.

Диссертационная работа послужила материалом для кафедральной научно-исследовательской работы (код темы по ГРНТИ 06.77.02) «Теоретические и методологические подходы исследования влияния факторов адаптации и дезадаптации персонала как способ профилактики организационных конфликтов в России» в части изучения нормативной регуляции организаций как основы для адаптации персонала.

Практическая значимость диссертационного исследования





Теоретические положения диссертационной работы использованы для моделирования процессов управления нормативной регуляцией, что на практике означает возможность разработки модели совершенствования управленческой системы любого социально-экономического субъекта, организаций, учреждений и предприятий, которая может, в свою очередь, служить основой для разработки информационных систем управления человеческими ресурсами (IT-менеджмента). Понимание сущности и механизмов нормативной регуляции обеспечивает управленческую систему организаций фундаментом на основе знания особенностей и характеристик действия социальных норм различных категорий сотрудников.

Полученные в ходе диссертационного исследования результаты позволяют дать углубленную интерпретацию положений государственных образовательных стандартов преподавания дисциплин по социологическим и управленческим специальностям. В частности, основные концептуальные и теоретические положения диссертации и ряд эмпирически подтвержденных положений внедрены в учебный процесс преподавания курсов «Социология управления», «Экономическая социология», «Культура делового общения», «Этика деловых отношений», «Организационное поведение», «Организационная культура».

Отдельные разработки внедрены в организациях и на предприятиях, в частности, в совершенствовании системы управления человеческими ресурсами МЗ «Петросталь», в процессе реструктуризации ПК «Меридиан-2000», в рамках развития системы мотивации в ОАО «РУСАЛ ВАМИ» и др.

Апробация результатов диссертационного исследования

Теоретические и практические результаты докладывались на конференциях и круглых столах, таких как II и III чтения по истории российской социологии (22 июня 2007; 20-21 июня 2008),  II международная научно-практическая конференция «Исследование, разработка и применение высоких технологий в промышленности» (7-9 января 2006), коллоквиум «Между знанием и действием: проблематика управления инновациями, исследованиями и разработками» (Каржез, Франция, 22-24 июня 2004 г.), XI Международный конгресс международной Ассоциации франкоязычных социологов (AISLF, 5-10 июля 2004) , ежегодные научные сессии ППС, научных сотрудников и аспирантов по итогам НИР и др.

Диссертационное исследование обсуждено профессорско-преподава-тельским составом кафедры социологии и управления персоналом Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов.

Публикации

По теме диссертационной работы и по результатам исследования подготовлено и осуществлено 91 публикаций в открытой печати общим объемом 77,8 п.л., в том числе две авторские монографии, два препринта и статьи, семь из которых опубликованы в журналах, рекомендованных ВАК.

Структура работы

Предложенный концептуальный подход и проведенные эмпирические исследования определяют структуру работы, которая построена в соответствии с целью и содержанием исследовательских задач. Диссертация состоит из введения, 5 глав, заключения, приложений и библиографии.

Основное содержание работы

1. Проведено сопоставление парадигм рыночной саморегуляции (классическая и неоклассическая, либеральные модели, экономикс) и комплексной социальной регуляции (институционализм, интеракционизм, политическая экономия). Показана необходимость разработки социальных механизмов нормативной регуляции экономического поведения в условиях рыночной модели хозяйствования.

Стабилизация механизмов согласования взаимных ожиданий и управленческих воздействий требует, прежде всего, определения фундаментальных принципов действия субъектов экономического поведения. Как показано в диссертационном исследовании на основе анализа парадигмальных моделей человека (homo oeconomicus, homo sociologicus, homo socio-oeconomicus, homo institutius, homo politicus, contractual man и др.) и многочисленных работ по теоретическому осмыслению экономического поведения, модель «экономического человека», предложенная А. Смитом, понимается в классической экономической теории неправомерно примитивно, отброшены ключевые факторы экономического поведения, о которых говорил сам А. Смит (религия, мораль, этика, традиции), и не учитываются многочисленные ограничения, рассмотренные, в частности, в таких теориях, как теория ограниченной рациональности, теория экономики соглашений, рациональности апостериори, кратко- и долгосрочной рациональности и др.

Классические и неоклассические модели рыночной экономики не учитывают институциональных и социокультурных ограничений и предлагают социально-экономическим субъектам функционировать и взаимодействовать в вакууме. Вместе с тем, модели директивного планирования не учитывают возможности использования ресурсов институционального и социокультурного характера и ограничивают индивидуальную социально-экономическую активность.

Проведенный в диссертационном исследовании анализ позволил предложить следующую сводную таблицу ограничений, налагаемых социально-экономическими поведенческими характеристиками на применимость теоретических моделей классической экономической теории:

Основы современной экономической парадигмы и ее альтернативы

Парадигма

рыночной

экономики

Парадигма

плановой регулируемой экономики

Некоторые альтернативные

парадигмы

Целевая ориентация

Экономическая по содержанию.

Экстремум (максимизация / минимизация)

Экономическая и политическая.

План, индикаторы результата

Внеэкономическая по содержанию.

«Золотая середина», чувство меры, умеренность, гармония

Ценностная ориентация

Утилитаризм (польза / удовольствие)

Власть, управляемость, равновесие

Религиозные ценности, гармония, красота, и проч.

Методология

Рационализм

Рационализм

Чувство, интуиция

Критерий оценки

Эффективность:

результат – затраты

Достижение индикатора; статус (страны; индивида)

Справедливость, реализация ценности (исполнение долга «любой ценой») и др.

Измеритель

Объективный и универсальный – денежный

Объективные, чаще натуральные

Субъективные, материальные и нематериальные (удовлетворение, полезность и т.п.)

Принцип закрепления результата деятельности

Собственность

Может отсутствовать

Авторство; дарение.

Нет жесткого закрепления, результат фиксируется в статусе человека в группе и др.

Ключевое ограничение

Ограниченность ресурсов

Ограниченность целей

Ограниченность ресурсов и человеческих возможностей и желаний

Как в политэкономии, так и в economics обобщающие парадигмы опираются на рационалистские и материалистические подходы, которые воплощаются в следующих фундаментальных методологических принципах и допущениях, определяющих экономическое поведение:

  • поиск экстремумов (максимизация или минимизация) – линейная целевая ориентация на максимум или минимум, будь то максимум удовольствия, полезности, рентабельности или минимум затрат;
  • утилитаризм – определение ведущей ценности: измеримой полезности, отражающей удовлетворение потребностей;
  • рациональность – основа экономической методологии, методов и механизмов принятия решений с помощью инструментов и орудий аналитического подхода;
  • эффективность как критерий оценки действий или бездействия, т.е. принцип отношения результата к затратам;
  • денежный измеритель как «всеобщий эквивалент», позволяющий сравнивать все предметы и процессы, посредством приведения их к общей единице соизмерения;
  • фиксация отношений между субъектом (членом группы, общества, группой людей) и имуществом – право собственности;
  • основное ограничение составляет редкость ресурсов, изучаются ресурсные процессы и параметры, но не изучаются субъектные ограничения.

2. Дано уточнение содержания понятия «экономическое поведение» и выполнен анализ определяющих его факторов

Анализ указанных параметров позволил уточнить место экономического поведения как предмета изучения в экономике и социологии среди других видов поведенческих моделей: социального, хозяйственного и др., как это показано на следующей схеме:

 


Экономическое поведение в социальной системе

Хотя в экономической науке принято опираться на методологический индивидуализм как на «общеметодологический фундамент изучения экономических организаций, структура и функционирование которых выводятся из взаимодействия их участников, преследующих свои личные интересы» , в диссертационной работе (глава 1) показано (на основе теории ограниченной рациональности, экономики соглашений, теории рациональности апостериори и мн.др.), что такой подход является недостаточным. Субъектом экономического поведения является личность, действующая под влиянием как индивидуальных, так и социальных факторов. Сложный характер факторов, определяющих экономическое поведение, позволяет сделать вывод о необходимости развития нормативной регуляции как специфического аспекта управления, не прямого (административное руководство), а опосредованного косвенными инструментами, прежде всего, имеющими социальную природу (ценности, нормы и пр.). Этими инструментами могут выступать следующие регуляторы, представленные на временной оси:

 


Факторы выбора поведенческих моделей на оси времени

В социологической традиции принято разделять поведенческие факторы с точки зрения их происхождения:

  • согласно методологическому индивидуализму, общество есть совокупность индивидов («человек делает самого себя и общество»), функционирование общества сводится к законам индивидуальной человеческой природы, поэтому изучение социального действия необходимо начинать с анализа индивидуальной мотивации, личных потребностей;
  • институциональный детерминизм («общество делает само себя и человека») утверждает, что «поведение индивидов определяется их коллективной принадлежностью» , воздействие на поведение члена общества оказывают, прежде всего, социальные и групповые факторы (нормы, традиции, ценности и др.);
  • интеракционизм – «промежуточный» методологический подход к разрешению этой дилеммы на основе взаимодействия, в котором общество представляет индивиду фундамент для выбора из набора возможных ориентиров (ценностей) и путей (норм).

Указанные методологические подходы можно расположить следующим образом на схеме:

 


Методологические подходы к анализу социального действия

Все вышесказанное позволило сформулировать общую схему диссертационного исследования, которая отражает связанные воедино теоретические разработки, результаты эмпирического исследования и практические предложения и рекомендации:

Подпись: ТеорииПодпись: ОбобщениеПодпись: ЭмпирикаПодпись: Результат 


Общая принципиальная схема диссертационного исследования

Как видно из схемы, формирование социально-экономических отношений на макро- и микроуровнях, включая внутриорганизационные и социальные трудовые отношения, происходит под воздействием социальных регуляторов, определяющих нормативное поведение участников таких отношений. Предметом данного исследования является нормативная регуляция в рамках функционирования организаций.

3. Уточнен и операционализирован понятийный аппарат работы

В рамках данного исследования нами предложен ряд уточнений к определениям ключевых понятий, используемых в работе:

1. Нормативное поведение означает поведение индивида в отношении норм, включая различные модуляции их соблюдения: от полного подчинения социальным нормам до категорического отказа им следовать.

2. Под нормативностью мы будем понимать склонность следовать нормам, готовность их соблюдать.

3. Нормативная регуляция определяется как воздействие на поведение человека как члена общества (группы) на основе социальных норм. При этом регуляция трактуется как компонент управления, опосредованного социальными регуляторами (ценности, нормы, традиции, правила, законы и т.п.).

4. Близкий к этому термин «регулирование» используется, когда субъект и объект регуляции четко определены : если социальные нормы, принятые в обществе, не фиксируют четкой объектной группы, то нормативное регулирование трудовых отношений предполагает в качестве объекта воздействия участников таких отношений (работодателя и наемного работника), а в качестве субъекта – государственные органы и общественные организации (профсоюзы).

Нормативная регуляция адресована не определенному заранее кругу лиц, рассчитана на неограниченно долгое применение во времени и на множество однотипных жизненных ситуаций.

В самом общем случае нормативная регуляция подразумевает, что индивиду как субъекту организации предписывается определенный способ, вариант поведения, путь к достижению цели, «задаются» извне должная форма и характер отношений и взаимодействий. При этом реальное поведение людей и отношения между индивидами и организациями программируются и оцениваются в соответствии с предписанными нормами, сравнение фактического поведения с социальной нормой приводит к применению  санкций (премии, штрафы; одобрение, остракизм и т.п.).

5. Понятие «нормативная культура» интегрирует свойства членов орга-низации, связанные с их нормативным поведением, т.е. характеристики их способа вести себя по отношению к социальным, правовым и пр. нормам.

6. Нормативная система – термин, описывающий совокупность норм и правил, экспектаций и принятых форм рефлексии и поведения, т.е. содержательный состав действующих поведенческих моделей.

7. Наконец, система нормативной регуляции – это совокупность норм и механизмов, при помощи которых оказывается целенаправленное упорядочивающее воздействие на поведение индивидов в организации в рамках складывающихся социально-экономических отношений.

4. Изучены новые основания и предложены ключевые характеристики статусно-ролевых отношений в современном российском социально-экономическом пространстве

Проведенная теоретическая работа позволила разработать программу эмпирического исследования. В качестве объекта диссертационного исследования выступили участники социально-экономических отношений, выстраиваемых в рамках функционирования организаций: работники, руководители, собственники, профсоюзные деятели, внешние консультанты и специалисты.

Трансформация общественных отношений, возникновение новых статусно-ролевых структур и отношений, опирались на следующие институциональные основания:

  • правовые нормы, возраст которых чуть более 20 лет (первые законы о хозрасчете были приняты в 1986 г.);
  • традиции рыночной экономики, находящиеся в стадии формирования после 70-летнего перерыва, поскольку в советский период частная собственность и рыночные механизмы экономической деятельности не просто отсутствовали, но и подвергались нормативным санкциям;
  • система воспитания, основные субъекты которого принадлежат к старшим возрастным категориям, воспитанным в советский период; более того, учитывая, что построение общественной системы, основанной на частной собственности, и рыночной экономики датируется концом 1980-х гг., физически невозможно участие поколений, воспитанных в рыночной экономической культуре, поскольку им сейчас не более 20 лет.

В связи с этим, статусно-ролевые позиции в современных российских организациях обладают набором специфических черт:

  • владелец, собственник организации («хозяин») или собственники, акционеры (нередко эти люди ранее выступили в качестве учредителей), как правило, активно вмешиваются в управление организацией;
  • демографический состав за последние 20 лет изменился: если учреждали фирму 30-40-летние специалисты, то сегодня эти же люди приближаются к порогу пенсионного возраста  и физические характеристики (здоровье, активность и т.п.) постепенно заставляют их искать пути передачи управления другим – директорам, управляющим, менеджерам;
  • руководители, топ-менеджмент, директорат, администрация организации, т.е. люди, осуществляющие управление не видят своей роли в управлении организацией (см. табл. 2), что связано и со значительным влиянием собственника, и со сложной социально-экономической ситуацией в стране в целом (дефицит квалифицированной рабочей силы, давление внешней криминализованной среды, высокий уровень коррупции и т.п.):

Значимость влияния различных факторов на формирование системы управления в организации (на основе опроса топ-менеджеров)

Факторы формирования системы управления

Удельный вес респондентов, выбравших вариант, %

Ранг

Требования законов, правил

44,5

1

Вид деятельности

43,1

2

Финансовые санкции (штрафы, премии)

11,7

3

Национальные особенности («в России так принято»)

6,6

4

Решение руководства, пример лидера

1,5

5

Организационные особенности

(«так сложилось в данном коллективе»)

0,7

6

Примечание: респонденты могли выбрать более 1 варианта, поэтому удельные веса в сумме дают более 100%.

Как следует из таблицы, лишь 1,5% топ-менеджеров считают, что их решения и пример оказывают определяющее влияние на систему управления в управляемой ими организации.

  • уровень самоорганизации работников еще достаточно низок, поскольку наемные работники, выступающие фактором производства, ресурсом в экономической деятельности организации, практически не ощущают своей значимости в организации (за исключением дефицитных специалистов – в начале 1990-х гг. бухгалтерские и экономические специальности, в 2000-е гг. квалифицированные рабочие):

Оценка способности к самоорганизации различных возрастных групп

Как видно из рис. 5, при общей низкой оценке, способность к самоорганизации зависит от возрастного фактора: она возрастает до 36-55 лет, но при достижении пенсионного возраста резко снижается.

  • профессиональные союзы играют сегодня слабую роль в принятии решений в организациях, но эта роль заметно растет одновременно с процессами стабилизации социально-экономической среды. При этом профсоюзы лишь «нащупывают» свое место в организации, что особенно заметно в распределении ответственности, которую профком несет перед различными группами в организации:

Оценка объекта ответственности председателями профкомов

Более того, при необходимости разрешения конфликтов между работниками и работодателем профсоюз занимает неопределенные позиции. Так, проведенное исследование показывает, что профсоюзы в среднем в 25% конфликтных случаев встают на сторону руководства и в 30% (лишь на 5% больше) – на сторону работников. Но по этому индикатору обнаруживается резкое различие в зависимости от размеров организации: на предприятиях «гигантах» (с численностью работников 1000 чел. и выше), в среднем, лишь в 10% ситуаций председатели профсоюзных комитетов выбирают сторону администрации предприятия и в 50% ситуаций встают на сторону работников. Отметим, что среди профсоюзных комитетов 9 обследованных предприятий-гигантов четыре занимают нейтральную позицию.

Более активны профкомы крупных предприятий с численностью от 500 до 999 чел. – соответственно, в 20% выбирают сторону руководства и в 60% – сторону работников. Показатель смещается в пользу отношений профсоюза с администрацией (до малого предприятия, где, напротив, если профсоюз существует, то занимает сторону работников и никогда не встает на сторону руководства), как это видно на следующей диаграмме:

Выбор профкомом позиции между интересами руководства и работников в конфликтных ситуациях в зависимости от размеров организации

Как видно из диаграммы, существует заметное различие между предприятиями по численности на уровне около 50 человек: более 50 чел. – профком принимает сторону руководства (причем соотношение постепенно изменяется в пользу работников с ростом численности занятых), менее 50 чел. – сторону работников. Следует отметить, что с сокращением численности работающих уменьшаются финансовые и проч. возможности профкома противостоять давлению руководства. Но при переходе к малым предприятиям с численностью менее 50 человек резко возрастает значимость каждого отдельного работника.

Таким образом, нормативное поведение может приобретать ситуативный характер в зависимости от количественных и качественных характеристик человеческих ресурсов.

5. На основе полученных эмпирических данных предложена типология систем нормативной регуляции и проведен многокритериальный анализ систем нормативной регуляции российских организаций

Полученные в ходе эмпирического исследования результаты позволили предложить типологию систем нормативной регуляции и определить место российских организаций в пространстве сущностных характеристик нормативной регуляции.

В качестве факторов таксономического анализа среди исследованных характеристик нормативной регуляции были выбраны:

  • степень критичности нормативного поведения;
  • дихотомия инновационность – консервативность;
  • степень формализации в фиксировании норм;
  • ценностные основания легитимности нормативной системы.

А. Критерий критики. Сильные и слабые нормативные культуры

Прежде всего, по критерию осознанности и по степени критического отношения к следованию социальным нормам можно выделить «слабые» и «сильные» нормативные культуры различных социумов, точнее, отнесение нормативной культуры к культуре как таковой или к правовой практике.

Сильными можно считать культуры, в которых нормативная система как набор норм и правил завоевала прочное господствующее место в процессе принятия решения. Слабыми признаются культуры, в которых представлена установка людей (членов общества, организации) относиться критически, обсуждать и «торговаться» по вопросу соблюдения / несоблюдения норм, распоряжений, правил, традиций и проч.

Для уточнения этого разделения нормативных культур можно использовать следующие критерии:

  • степень интернализации нормативной системы – воспринимаются ли нормы как интегрированная часть личности (внутреннее моральное требование), или же как экзогенные, возникающие извне, навязанные внешними субъектами, структурами или силами;
  • рационализация нормы, критическое отношение к существующей норме или правилу – степень склонности размышлять о смысле и последствиях осуществления или нарушения нормы, девиации, рассчитывать в каждой ситуации и взвешивать обоснования для того или иного действия, оценивать прямое или косвенное влияние позитивных и негативных санкций;
  • характер процесса социализации – является ли он стабильным и глубоким или изменчивым и поверхностным, единственно или множественно основное содержание усваиваемых при социализации представлений, насколько едины или различны фундаментальные нормы и одобряемые модели поведения в зависимости от обстоятельств и условий (например, дома и на работе);
  • культура послушания или революции – люди в большей степени поддерживают имеющийся порядок вещей и более расположены воздерживаться от попыток изменить что бы то ни было, или же индивиды недовольны существующей ситуацией и обладают стремлением реформировать условия и изменять правила, перераспределять ресурсы и обязательства;
  • уровень индивидуализма или коллективизма в культуре общества или группы в целом.

Это аналитическое «сито» позволяет описать сильные и слабые нормативные культуры и, соответственно, организации, обладающие тем или иным типом культуры.Разделение обществ по континууму, отражающему степень развитости и «крепости» нормативности, или уровень «силы» нормативной культуры, можно представить на следующем рисунке:

 


Континуум характеристики нормативных культур по критерию «силы» нормативности

«Сила» нормативной культур связана «с тем аспектом общественного порядка и внутренней согласованности общественной системы», который А. Смит назвал субординацией, а Р.Л. Хайлбронер описывает как «общую степень законопослушности и умения подчиняться, без которой весь арсенал прав и привилегий, определяющий любой общественный порядок, можно было бы сохранить только силой и открытыми репрессиями» . Этот аспект характеризует «силу» нормативной культуры.

В стабильных обществах интернализованные нормы определяют поведения индивида «автоматически» без необходимости обращаться к дополнительным источникам информации или производить в каждом отдельном случае расчет вероятности различных последствий различных типов поведения, поскольку эти вероятности не изменяются, т.е. окружающему обществу можно доверять. Нормы служат для экономии душевных и интеллектуальных ресурсов, затрачиваемых на прогнозирование и оценку потенциальных результатов тех шагов, которые предстоит предпринять. Рациональность носит характер ресурсный (минимизация затрат) в большей степени, чем целевой (достичь поставленной цели любой ценой).

Речь идет не о косных и застывших, а о развивающихся и эволюционирующих обществах, но ритмы этих изменений сопоставимы по длительности с продолжительностью жизни поколения. Межпоколенческие расхождения, отражающие модернизацию общества, не сжимаются до уровня одной личности, социализация которой проходит единым, а не расчлененным процессом, что позволяет избежать возникновения социальных и культурных разрывов, распада внутри отдельной личности (внутриличностного конфликта).

Б. Традиционная и инновационная нормативные культуры

Критерий традиционности (консервативности) – инновационности нормативной культуры определяется мерой включенности изменений в нормативность, т.е. вхождение эволюции, изменений в содержание социальных норм. Так, в рамках протестантской конфессии мир дан человеку Богом для совершенствования, следовательно, роль человека на Земле состоит в изменении и улучшении мира. Инновационная нормативная культура «подталкивает» членов группы к изменениям, улучшению, совершенствованию. Традиционную нормативную культуру отражает поговорка «от добра добра не ищут».

Двойственный характер культуры описывает Н. Альтер: «Культура представляет собой ограничение (весомость норм, традиций или ценностей) по отношению к возможности действовать» и одновременно «ресурс действия»: «стратегии, осуществляемые инноваторами, опираются на существование некоторой среды, некоторого числа поддерживающих их субъектов… взаимопомощи, обоюдной поддержки, ритуальных празднований пионеров» .

Таким образом, нормативная культура имеет две грани, важные для управления персоналом современных предприятий:

  • с одной стороны, нормативная культура персонала определяет степень уверенности владельца или руководителя предприятия в соблюдении технологических, санитарных и иных норм в рамках производственного процесса или сервисных работ (услуг), или иной деятельности предприятия;
  • с другой стороны, нормативная культура показывает возможность ожидать и надеяться на то, что персонал сможет и будет привносить нечто новое в деятельность предприятия, наполнять творческой составляющей свою работу, стремиться к улучшению и совершенствованию деятельности организации.

В связи с этим нормативная культура позволяет оценить человеческий потенциал с точки зрения инновационности и традиционности.

Таким образом, можно построить 2-мерную модель оценки нормативной культуры конкретного сообщества, отражающую как характеристику «силы» нормативной культуры (ось абсцисс), так и включенность изменений как неотъемлемого компонента культуры (ось ординат), как это представлено на следующей схеме:

 

 

 


Комплексная оценка группы с позиций критерия «силы» нормативной культуры и степени ее ориентации на изменения

В зависимости от социального, экономического, политического и проч. положения и устройства общества оно может быть расположено в одном из квадрантов, приблизительное упрощенное описание характеристик нормативной культуры при этом будет следующим:

I – анархия, аномия (примером могут быть некоторые страны Африки);

II – инновационное технологически развитое и быстро развивающееся общество (в качестве примера можно назвать страны Юго-Восточной Азии; Израиль; послевоенная Германия);

III – достаточно консервативное общество с низким уровнем критичности (примером могут служить Белоруссия, Китай);

IV – высокая критичность и самостоятельность суждений при весьма низком стремлении что-либо менять, нередко в условиях стагнации, застоя, избытка неработающих правил и норм (например, СССР и затем Россия в конце ХХ века).

В. Контрактная и контекстная нормативные культуры

В управленческой науке формальные и неформальные способы управления были активно изучены, начиная от классиков (теория бюрократии М. Вебера) и до хоуторнских экспериментов Э. Майо: «Универсум формального представляет собой совокупность объявленных организацией правил; вселенная неформального представляет неофициально принятые правила функционирования, не признанные и частью скрытые, подпольные» . Как пишет Ж.-Д. Рейно, «социологическая традиция учит нас разделять формальную систему (официальную, явно выраженную, эксплицированную, объявленную) и неформальную систему (неофициальную, параллельную, спонтанно возникшую, подпольно функционирующую)» .

Для достижения своих целей организация или иное сообщество людей должны свести к минимуму неопределенность, с которой они сталкиваются в повседневности, «идеальная» организация, по М. Веберу, должна быть дегуманизирована, «обесчеловечена», и люди должны в ней существовать и функционировать как автоматы , их поведение должно быть сведено к выполнению программы, данной извне «рациональной бюрократией» в формализованном виде. Это описание соответствует типу нормативной культуры, который можно охарактеризовать как основанный на юридических принципах (инструкция, трудовой договор, правила, распоряжения). При этом согласование действий людей в рамках рациональной бюрократии основано на компетенциях, на «лишенном личного характера объективном “служебном долге”, который… определен посредством рационально установленных норм (законов, предписаний, правил) таким образом, что легитимность господства выражается в легальности общих, целенаправленно продуманных, корректно сформулированных и обнародованных правилах» .

Нормативная культура конкретного сообщества может быть расположена на следующей оси, между имплицитной, неявной нормативной системой, образующей почву для индивидуального действия, но не закрепляющей его одним единственным способом, с одной стороны, и эксплицитной нормативной системой и письменными социальными нормами, фиксирующими все детали действия, с другой:

 


Континуум нормативных культур по степени формализованности нормативной системы

Эти критерии нормативной регуляции, выбранные среди других изученных характеристик, дают наиболее яркое распределение реальных регулятивных систем на сравнительно однородные таксоны, что позволило предложить 3-мерное пространство анализа и оценки нормативной регуляции.

 Типология систем нормативной регуляции

Используя перечисленные выше характеристики нормативной культуры, можно построить упрощенную модель описания нормативного поведения членов конкретной изучаемой группы:

 


Пространство оценки нормативной культуры

По представленным критериям могут быть рассмотрены различные объяснительные концепции, такие как типы организационной культуры, школы и теории менеджмента .

 


Положение некоторых организационных моделей в пространстве нормативных культур

Положение организаций в представленном пространстве (точечное или в виде «созвездия», кластера вариантов) позволяет описать механизмы функционирования организации, определяющие торможение или рост. На этом пространстве достаточно легко выявить сильные и слабые стороны, в зависимости от оценки оптимального положения в данном пространстве. Например, для одной организации в зависимости от преобладающего в ней персонала целесообразно усилить нормативную культуру, а в другой – напротив, стимулировать творческое начало, креативность, стремление к инновациям.

6. Предложена типология современных российских организаций в зависимости от системы нормативной регуляции

Проведенное эмпирическое исследование позволило получить следующее пространство нормативной регуляции современных российских организаций:

 


Расположение основных типов предприятий в пространстве нормативной культуры

Приведенная схема дает возможность сделать ряд важных выводов. Прежде всего, если теоретически государственная административная организация, как правило, представляет собой классическую бюрократию в представлении М. Вебера или Ф. Тейлора (крайне формализованная консервативная модель), то в конкретной российской хозяйственной практике некоммерческие государственные учреждения попали в квадрант «неформальная традиционная» нормативная система.

Кроме того, нижние квадранты пространства – область консервативной, традиционно ориентированной нормативной культуры – почти свободны. Этому могут быть два объяснения: во-первых, становление новой социально-экономической модели (рыночной) с неизбежностью превращает российское хозяйственное пространство в пространство высокой инновационности, во-вторых, смена модели означает отказ от применявшихся ранее принципов и методов работы, что просто лишает возможности их применять.

Таким образом, нормативная культура современных предприятий достаточно разнородна, при этом к правовой ориентации нормативной системы склоняются лишь коллективы частных предприятий постсоветского периода создания, которые, нередко, отличаются как целевой ориентацией на прибыль, так и поколенческим составом.

7. Предложена типология ценностных оснований легитимности нормативных систем  и на основе эмпирических данных выявлены тенденции в изменении ценностных ориентаций экономического поведения российских работников

Исследователи иногда отрицают ценностный компонент регуляции, утверждая, что в условиях формальной нормативной культуры легальное действие не имеет какого-либо ценностного фундамента, представляя собой чисто «функциональный, т.е. свободный от всяких содержательных (ценностных) моментов тип управления» . Вместе с тем, ценностный компонент присутствует в любом действии человека, но в бюрократическом (по М. Веберу) социуме нормативность, следование норме является самостоятельной ценностью с глубоким аффективным содержанием. Ценностная регуляция как сложный механизм воплощения общих ценностей в конкретные мотивы и стимулы опирается на систему ценностных ориентаций. Направленность поступков человека на воплощение тех или иных ценностей в своей деятельности отражается в следующих экономических идеологиях :

  • идеология смирения и тягот, позволяющих заработать, «выкупить» «светлое будущее» в этой или в следующей жизни. Кс. Касьянова пишет: «терпение – наш сугубо этнический ответ на ситуацию» , Ю.А. Левада отмечает «особенность массовой реакции на нескончаемую череду испытаний, лишений, тягот, которые приходится испытывать человеку в российском обществе на протя­жении практически всей досоветской, советской и нынешней, постсоветской исто­рии, - безусловное преобладание терпения над активным протестом, приспособ­ления - над бунтом, пассивного недовольства - над борьбой за свои права» . Традиционно советский человек воспитывался довольным своим положением, с уверенностью в светлом будущем и доверием к власти;
  • идеология деятельности, дела, созидания построена на неформальных принципах удовлетворения от качественного выполнения работы, добросовестного и результативного совершения профессиональных действий, эффективного творчества. Такие ценности отражают в целом отношение буддизма к смыслу жизни и активности;
  • идеология результата ориентирует на достижение поставленной цели. Эта идеология опирается в большой степени на картезианское мировоззрение, выросшее, в свою очередь, на почве христианства иезуитов;
  • в идеологии вещи ценностью является продукт. Для этой идеологии характерно бережное отношение, стремление сохранять и заботиться о материальных предметах, например, оборудовании, кроме того, идеология вещи движет музеями и коллекционерами. Кроме того, в этой идеологии ценится овеществленный труд, вложенные в созданную вещь усилия, мысли, заботы, чаяния и т.п. автора или производителя данного предмета в его физической реализации;
  • в денежном мировоззрении все оценивается и измеряется в деньгах. Идеология денег порождает нормативную культуру, построенную на денежном измерении результата любого действия, на оценке финансовой эффективности любой деятельности, а соответственно, подразумевает детальнейшим образом разработанную схему финансового санкционирования соблюдения или несоблюдения норм (в данном случае, правильнее говорить о нормативах, а не нормах). Очевидно, что здесь нормативная культура носит сугубо формальный характер, ориентированный на письменно закрепленную норму, закон и сложные строго определенные юридические процедуры. В некоторой степени, идеология денег опирается на протестантизм;
  • идеология удовольствия предполагает использование всех возможностей избежать напряжения, она опирается на гедонизм и эпикурейство, принцип этой идеологии: «минимизация усилий и максимизация удовольствия». Следовательно, нормативная культура слаба, поскольку человек исходит из стремления к наслаждению прямо сейчас, особенно не задумываясь о последствиях и других людях;
  • идеология людей, человеческих контактов ориентирует нормативную культуру на неформальные принципы, на построение, сохранение или улучшение межличностных отношений, на конвенциональные нормы и обоюдную этику взаимодействия в группе или общности;
  • идеология времяпрепровождения, проживания жизни ориентирует человека на необходимость каким-то образом структурировать отведенное ему время жизни, в том числе сегодняшний день, этот час, эту минуту. Данная идеология подразумевает безразличие к результату активности и сосредоточивает внимание на содержании данного момента и на затрачиваемых усилиях. В этой ситуации нормативность представляет собой бессмысленное понятие, так как важна лишь данная минута и кроме нее ничего может не существовать, и следовательно нормативная культура достаточно низка.

Указанные идеологии можно расположить на следующих осях:

 


Деятельностные идеологии в зависимости от конкретизации и временного акцента

Если в советский период отмечалась ориентация на идеологию времяпрепровождения: «результаты опросов 1990–1991 г. указывают на преобладание взгляда на работу в организации как на способ пусть низкооплачиваемого и не очень надежного, но комфортного времяпрепровождения» , то в рыночной экономике эти принципы в целом сохранились. В частности, проведенное в рамках данной диссертационной работы исследование показало важность факторов времени и пространства (география – 41,7% респондентов назвали его в числе ключевых, т.е. 1-е место, и времяпрепровождение – 33,3% голосов, 2-е место), определяющих выбор места работы и удерживающих на нем.

Наконец, заметим, что чаще можно обнаружить не преобладающую идеологию, но сочетание ценностных ориентаций. Например, в своей многолетней работе по исследованию трудовых ценностей советских и впоследствии российских трудящихся В.С. Магун показал, что у работающего населения России слабее (в сравнении с другими странами) выражены достижительные ценности труда и, наоборот, сильнее те, в которых проявляется стремление к высокому заработку и минимизации трудовых усилий . Эти ценности отражают ориентацию на настоящий момент на временной оси, демонстрируя одновременное стремление к двум разнонаправленным ценностям: максимизации заработка, требующего трудовых усилий, и максимизации самого труда. Субъективная слабая взаимосвязь между трудом и вознаграждением здесь являются «антиподом» официально декларируемой в советский период ориентации на трудовые подвиги ради самого труда и ради «светлого будущего», т.е. расхождение между декларационными и реальными ценностными ориентациями происходило именно по оси времени, расположения интересов и мотивов на временной оси.

Возвращаясь к теории социального действия М. Вебера, отметим:

  • к аффективному типу можно отнести действия для осуществления идеологий, расположенных в первом (верхнем правом) квадранте и ориентированных на времяпрепровождение и на развлечения;
  • к ценностно-рациональному – во втором (верхнем левом) квадранте: идеологии деятельности и ее конкретных продуктов;
  • к традиционному – в третьем (нижнем левом): идеологии человеческих отношений и смирения;
  • к целерациональному – в четвертом (нижнем правом) квадранте: ориентации на деньги и достижение зафиксированного результата.

Наконец, ценностные ориентации могут принимать различные формы и оценки. Так, планируемый результат экономического поведения может восприниматься как самоцель (в соответствии с экономической теорией) или как инструмент, необходимый для достижения иной финальной цели (например, в протестантизме, согласно М. Веберу).

Результаты проведенного эмпирического исследования позволили выявить некоторые тенденции в развитии систем нормативной регуляции в современных российских организациях различных форм собственности и видов деятельности. Так, если вернуться к результатам исследования нормативной регуляции экономического поведения российских работников, достаточно четко выявляется кластер приоритетов респондентов в следующей области:

 


Ценностные ориентации работников

Эти результаты подтверждаются ответами руководителей организаций, которые были получены в ходе исследования на вопрос о том, что же привлекает работников в организации:

Критерии привлекательности организации, с точки зрения ее руководства

(в % к общему числу ответивших)

Критерии привлекательности организации

% респондентов

Зарплата

23,4

Интересное дело

39,4

Хороший коллектив

8,8

Социальный пакет

14,6

Дополнительные возможности и блага

19,0

Расположение к месту жительства

18,2

По мнению руководителей, преобладающим фактором привлекательности организации для работника является содержание работы, т.е. возможность заниматься интересным делом (39,4%), лишь на 2-м месте указана оплата труда (23,4%) и доступ к дополнительным благам (Интернет, телефон, служебный автомобиль, библиотека и т.п.) (19,0%), а также повседневное удобство, экономия сил и времени, в частности, близкое расположение к месту жительства (18,2%). Эти ответы позволяют добавить к уже обозначенному на схеме кластер предпочтений:

 


Оценка ценностных ориентаций работников руководителями

Вместе с тем, весьма интересно, что профсоюзные лидеры в организациях, т.е. председатели первичных профсоюзных организаций, дали несколько иную характеристику, отвечая на вопрос о том, какие факторы удерживают работников в организациях:

Факторы, удерживающие работников в организации

(в % к общему числу ответивших)

Факторы, удерживающие от смены места работы

% респондентов

  • Место расположения

41,2

  • Привычка; длительный стаж работы в этой организации

35,3

  • Оплата труда

32,4

  • Угроза безработицы, опасение не найти другую работу

23,5

  • Доступ к дополнительным благам

11,8

  • Коллектив

11,8

  • Возможность приобрести опыт

8,9

  • Интересное дело

8,9

  • Высокая нормативность, соблюдение правил и законов

5,9

  • Социальная инфраструктура

5,9

  • Возможность пройти обучение

5,9

  • Гордость, патриотизм

2,9

Таким образом, по мнению профсоюзных лидеров, работники предприятий остаются на своих местах, прежде всего, из-за удобств, связанных с местом расположения (географическая близость к дому, к метро или к другим объектам социальной инфраструктуры) – 41,2% указали этот фактор среди важнейших. Кроме того, 2-е место занимает привычка и длительный стаж (35,3%), когда работники отдали много лет предприятию и дорожат тем, что знают организацию как собственный дом. Лишь 3-е место занимает оплата труда (32,4%), но при этом на 4-м месте стоит фактор угрозы безработицы, т.е. работники продолжают работать на предприятии из страха не найти никакой другой работы, оказаться «за бортом».

Поскольку профсоюзные организации сегодня сохранились практически только на крупных предприятиях, в большинстве случаев, продолжающих свою историю с советского периода, то с долей условности можно признать, что полученные результаты характеризуют постсоветскую ситуацию.

В результате совмещения полученных результатов, мы получаем схему, которая характеризует не только современное состояние ценностно-нормативной регуляции экономического поведения работников современных российских организаций, но и можем сделать выводы об определенной динамике:

 


Тенденции изменения ценностных ориентаций работников

Хотя экономическая теория говорит, что индивидуальное экономическое поведение не просто рационально, а «денежно-рационально», т.е. ориентировано на рост значения результата в денежном измерителе, в реальной российской социально-экономической среде такого развития моделей экономического поведения не происходит. Напротив, ключевые ценностно-нормативные регуляторы находятся в областях интереса к процессу (к делу, содержанию труда) и поиска развлечений и удовольствий (доступ к компьютеру и к Интернету на работе, возможность пользоваться мобильным телефоном, удобство и экономия времени в результате географии расположения предприятия и др. факторов, и т.п.). Таким образом, критерий ценностной легитимности нормативной системы может служить основанием таксономического анализа систем нормативной регуляции организаций.

Результаты эмпирического исследования позволяют сделать общий вывод о стабилизации регулятивных механизмов и принципов, но не в области рыночных принципов поведения «экономического человека», как его понимает классическая экономическая теория, а в области реципрокных отношений, выстраиваемых скорее в рамках концепции «социоэкономического» или даже «социального» человека.

Отметим, что если этот вывод опровергает фундаментальные поведенческие парадигмы классической школы экономической теории, то для социологов он выступает скорее в позитивной перспективе как эмпирическое подтверждение значимости социетальных и социокультурных факторов в формировании и функционировании экономического поведения. Результаты проведенного исследования могут служить основой для ряда оптимистических предположений как свидетельство признания вновь возрастающей значимости социетальных образований (страны, государства). Этот вывод свидетельствует о том, что само понятие общества и группы сохраняет свою важность не только для социологии как специализированной области знаний, но и для повседневной жизни «простых» российских граждан, реализующих свою общественную активность и интересы в профессиональной деятельности.

7. Модель формализации оценки системы нормативной регуляции и методологическая схема ее оптимизации

Для обеспечения совершенствования нормативной регуляции конкретного предприятия можно предложить модель n-мерного измерения системы нормативной регуляции, которая позволит перевести регуляцию из одного состояния в другое.

Модель может быть представлена в форме матрицы, в которой строки представляют собой критерии типологии, а содержащиеся в строках числа будут отражать степень развитости или силу каждого показателя. Например, строка 1 отражает объект нормативного регулирования, при этом число а1 описывает отношение к нормам, установленным Государственными органами, число а2 – к нормам, зафиксированным в распоряжениях руководства, число а3 – к привычкам и советам неформальных лидеров, авторитетных мастеров, число а4 – отношение к нормам, которые насаждаются окружающими коллегами. В случае если на предприятии есть другие источники нормативной регуляции, возможно включение дальнейших показателей в первую строку такой матрицы.

Таким образом, мы получим матрицу следующего вида:

а1, а2 … аm

b1, b2 … bm

А =          …

n1, n2 … nm

Построение такой матрицы и использование ее как модели для изменения нормативной культуры предприятия основано на следующих допущениях:

  • теоретическая возможность получения количественного измерителя на основе использования оценочного метода;
  • практическая возможность дать оценку целевого состояния нормативной культуры предприятия, т.е. возможность получить выраженные в количественных показателях представления о том, к каким характеристикам нормативной регуляции стремится руководство и/или лидеры предприятия;
  • возможность получить предельные величины в интервалах оценки нормативной культуры на отдельных предприятиях;
  • определение диапазона и степени управляемости нормативной культуры на отдельно взятом предприятии. Так, опыт зарубежных компаний показывает определенные трудности во внедрении систем контроля, безопасности и пр. в российских филиалах.

В общем случае, модель будет иметь вид:

а1, а2 … аm                                                                                а’1, а’2 … а’m

b1, b2 … bm                                                                                b’1, b’2 … b’m

А  =       …                                                 А’  =         …

n1, n2 … nm                                                n’1, n’2 … n’m

Примером строк такой матрицы могут быть следующие элементы:

              • Характеристики нормативного поведения:
  • степень формализации действующих норм;
  • уровень консервативности / инновационности нормативной культуры;
  • степень критичного отношения к соблюдению норм.

  а1 ; а2 ; а3

              • Характеристики нормативной культуры по объекту нормативного регулирования:
  • производственный процесс, технология;
  • безопасность;
  • режим рабочего времени;
  • отношение к объектам материальной среды (оборудование …);
  • экономические и финансовые показатели, результаты;
  • межличностные отношения;
  • иерархия, организационные и управленческие аспекты.

  b1 ; b2 ; … ; b7

              • Тип регулируемой деятельности:
  • решение повседневных проблем, рутина (например, бухгалтер);
  • анализ (интеллектуальная деятельность по изучению данных);
  • синтез, творческий труд (создание нового);

  c1 ; c2 ; c3

              • Важнейшая ценность, вокруг которой формируется нормативная регуляция:
  • созидательный процесс, деятельность (в понимании Г.П. Щедровицкого);
  • качество труда и условий труда;
  • человеческие отношения, взаимоотношения в коллективе;
  • доход, оплата труда, компенсация усилий в денежном выражении;
  • сопутствующие удовольствия (место работы рассматривается как источник развлечений и дополнительных благ);
  • благо страны, народа, Отечества (государственность, державность, принадлежность региону, городу, нации)
  • трансцендентные ценности (Порядок, Воля Божья, Благо и т.д.).

  d1 ; d2 ; … ; d7

              • Отношение к субъекту, установившему нормы:
  • высшая сила, абсолют (религиозные требования);
  • государство (федеральные и локальные нормативные акты);
  • организация (руководство), распоряжения начальства;
  • договор (например, трудовой контракт, должностная инструкция);
  • лидеры, обладающие авторитетом (например, квалифицированные и опытные работники);
  • группа, коллеги, окружающие люди, сослуживцы, сотрудники;
  • автономное формирование индивидом норм своего поведения.

  e1 ; e2 ; … ; e7

Методика оптимизации нормативной культуры опирается на четкое разделение двух оценок:

  • современного реального состояния нормативной культуры предприятия,
  • желаемого, целевого состояния, описанного в конкретных показателях.

Процесс смещения нормативной культуры осуществляется путем постоянного и всестороннего управленческого воздействия со стороны инициаторов изменений (например, собственников, руководства или неформальных лидеров), планомерного и систематического давления на поведенческие модели посредством личного примера и формальных актов.

Можно привести графический пример характеристики системы нормативной регуляции конкретной организации в рамках 3-мерного набора характеристик:

 


Графическое представление матрицы позиционирования конкретной организации

в 3-мерном пространстве характеристик нормативной регуляции

Предложенная матричная модель может служить основанием для разработки или совершенствования компьютерных моделей управления организациями, в частности, программных оболочек информационных систем мотивации и управления человеческими ресурсами.

Применение предложенных оценочных моделей системы нормативной регуляции как фактора управления деятельностью организаций особенно необходимо в условиях глубоких социально-экономических изменений, что показал опыт российских предприятий и организаций в течение двух последних десятилетий.

По результатам диссертационного исследования опубликованы следующие работы:

Монографии (всего объемом 24,3 п.л.):

              • Покровская Н.Н. Нормативная регуляция социально-экономических отношений российских хозяйственных субъектов. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2007. – 8,0 п.л.
              • Покровская Н.Н. Нормативная культура в регуляции экономического поведения. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2006. – 13,0 п.л.
              • Покровская Н.Н. Сфера сервиса и процесс глобализации экономики / Сфера сервиса: особенности развития, направления и методы исследования. Коллективная монография. – СПб.: Изд-во СПбГИСЭ, 2001. – 2,1 п.л.
              • Покровская Н.Н. Глобализация социально-экономических процессов и ее влияние на развитие сферы услуг / Инновационные стратегии развития сферы сервиса. Коллективная монография. – СПб.: Изд-во СПбГАСЭ, 2003. – 1,2 п.л.

Препринты, брошюры (всего объемом 3 п.л.):

              • Покровская Н.Н. Профсоюзы в современных российских организациях: нормативная регуляция: Препринт. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2006. – 1,0 п.л.
              • Покровская Н.Н. Структура нормативной системы организации: оптимизационная модель: Препринт. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2007. – 2,0 п.л.

Учебные пособия (всего объемом 22,5 п.л.):

              • Покровская Н.Н., Карелина Л.М., Покровский Н.Б., Сивкова Т.Л., Чистосердов В.И. Маркетинг для промышленных предприятий России. Научно-практ. пособие. – СПб.: Изд-во СПбТПП, 2000. – 11 п.л., авт.– 2,2 п.л.
              • Покровская Н.Н. Культура и экономика в развивающемся обществе / Социология. Уч.пос. - Ч.1. – СПб.: изд-во СПбГУЭФ, 2001. – 0,3 п.л.
              • Покровская Н.Н., Потемкин В.К., Спивак В.А. Организационная культура. Учебник. – СПб.: СПбАУП, 2006. – 17 п.л., авт. – 5,7 п.л.
              • Покровская Н.Н., Бурова Н.В., Клементовичус Я.Я. Модернизация системы обучения в СПбГУЭФ. Вып. 6 . Академическая мобильность в рамках Болонского процесса: Учебно-мет. пособие / под ред. И.И. Егоровой. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2006.– 4,8 п.л., авт. – 1,6 п.л.
              • Покровская Н.Н., Асадов А.Н., Саядян Н.М., Спивак В.А. Этика деловых отношений: Учебное пособие. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2006. – 17 п.л., авт. – 4,25 п.л.
              • Покровская Н.Н., Ковалева А.С. и др. Практикум по «Культуре делового общения» / Под ред. проф. В.К. Потемкина. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2006. – 2,3 п.л., авт. – 0,45 п.л.
              • Покровская Н.Н. Нормативная регуляция социального поведения: учебное пособие. – СПб.: ЗАО «Гуманитарный фонд», 2008.– 8 п.л.

Cтатьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК России (всего объемом 2,7 п.л.):

              • Покровская Н.Н. Социальные нормы как предмет социологического анализа: должное и действительное // Журнал социологии и социальной антропологии. – 2007. – №1. – 0,5 п.л.
              • Покровская Н.Н. Формализация трудовых отношений: результаты эмпирических исследований // Труд и социальные отношения. – 2007. – №4. – 0,4 п.л.
              • Покровская Н.Н. Статусно-ролевые отношения в современных российских организациях // Социология власти. – 2007. – №4. – 0,4 п.л.
              • Покровская Н.Н. Фэн В., Организационная культура в России и Китае – некоторые аспекты сопоставления // Социологические исследования. – 2007. – №4. – 0,6 п.л., авт. – 0,3 п.л.
              • Покровская Н.Н., Фэн В., Чуньчан Х. Закономерности миграции специалистов в Китае и в России // Человек и Труд. – 2007. – №8. – 0,4 п.л., авт. – 0,2 п.л.
              • Покровская Н.Н. Рациональность экономического поведения // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена: Общественные и гуманитарные науки. – 2007. – №9. – 0,6 п.л.
              • Покровская Н.Н. Ресурс времени в трудовых отношениях (график работы и нормативная культура работников) // Труд и социальные отношения. – 2008. – №1. – 0,3 п.л.

 

Статьи в профессиональных журналах и научных сборниках

(всего объемом 20,3 п.л.):

              • Покровская Н.Н., Сивкова Т.Л., Покровский Н.Б. Россия – черты настоящего и будущего // СПб: журнал МОСТ. – 1998. – №15, февраль. – 0,6 п.л., авт. – 0,2 п.л.
              • Покровская Н.Н., Сивкова Т.Л., Покровский Н.Б. Российская промышленность: в знании – сила // СПб: журнал МОСТ. – 1998. – №20, ноябрь. – 0,6 п.л., авт. – 0,2 п.л.
              • Покровская Н.Н. Влияние ментальности на потребительское поведение // Народная культура. Культура народа (вчера, сегодня, завтра). Сб. науч. статей. – СПб.: Изд-во “МиФ”, 2000. – 0,1 п.л.
              • Покровская Н.Н. Сравнительный анализ культурной продукции России и США в ХХ в. // Международные экономические отношения России в ХХ веке. Сб. науч. статей. – СПб.: Изд-во “МиФ”, 2000. – 0,1 п.л.
              • Покровская Н.Н. Концептуальные основы понимания культуры как базы трансформаций общества // Личность и Культура. – 2000. – №1. – 0,3 п.л.
              • Покровская Н.Н. Культура и латентные механизмы экономического поведения // Личность и Культура. – 2000. – №2. – 0,4 п.л.
              • Покровская Н.Н. Мифологическое и рациональное в поведении // Личность и Культура. – 2000. – №3. – 0,3 п.л.
              • Покровская Н.Н. Потребительское поведение как отражение культуры // Личность и Культура. – 2000. – №3. – 0,2 п.л.
              • Покровская Н.Н. Культура предпринимательства // Личность и Культура. – 2000. – №4. – 0,5 п.л.
              • Покровская Н.Н. Культура – миф – действие – результат // Личность и Культура. – 2000. – №4. – 0,4 п.л.
              • Покровская Н.Н. Глобализация – взвешивать все! // Личность и Культура. – 2000. – №4. – 0,2 п.л.
              • Покровская Н.Н. Социальный маркетинг. Глобальный маркетинг // Личность и Культура. – 2000. – №5/6. – 0,5 п.л.
              • Покровская Н.Н. Этика в управлении // Личность и Культура. – 2001. – №1/2. – 0,4 п.л.
              • Покровская Н.Н. Подходы к определению малого предпринимательства // Личность и Культура. – 2001. – №1/2. – 0,4 п.л.
              • Покровская Н.Н. Эволюция культуры // Личность и Культура. – 2001. – №1/2. – 0,2 п.л.
              • Покровская Н.Н. Глобализация: концепции, истоки // Личность и Культура. – 2001. – №3/4. – 0,5 п.л.
              • Покровская Н.Н. Влияние глобализации на развитие сферы услуг // Личность и Культура. – 2001. – №3/4. – 0,4 п.л.
              • Покровская Н.Н. Мультикультурализм как путь глобализации // Личность и Культура. – 2001. – №5/6. – 0,7 п.л.
              • Покровская Н.Н. Антикризисный маркетинг // Личность и Культура. – 2001. – №5/6. – 0,4 п.л.
              • Покровская Н.Н. Традиция подарка // Личность и Культура. – 2001. – №5/6. – 0,2 п.л.
              • Покровская Н.Н., Слободской А.Л. Глобализация в экономике // Личность и Культура. – 2001. – №5/6. – 0,6 п.л., авт. – 0,3 п.л.
              • Покровская Н.Н. Этические основания глобализации // Этика. Эстетика. Экономика. – СПб.: СПбТПП, 2002. – 0,3 п.л.
              • Покровская Н.Н. Слободской А.Л. Глобализация как объект этических размышлений // Этика. Эстетика. Экономика. – СПб.: СПбТПП, 2002. – 0,4 п.л., авт. – 0,2 п.л.
              • Покровская Н.Н. Этика и экономическая целесообразность при реализации социальных программ  // Этика. Эстетика. Экономика. – СПб.: СПбТПП, 2002. – 0,7 п.л.
              • Покровская Н.Н. Диагностика в антикризисном маркетинге // Личность и Культура. – 2002. – №1/2. – 0,4 п.л.
              • Покровская Н.Н. Глобализация и криминализация экономических отношений // Личность и Культура. – 2002. – №1/2. – 0,5 п.л.
              • Покровская Н.Н., Теребкова Т.А. Пенсионная реформа и СМИ // Личность и Культура. – 2002. – №3/4. – 0,6 п.л., авт. – 0,3 п.л.
              • Покровская Н.Н. Влияние различных аспектов глобализации на развитие сферы услуг // Личность и Культура. – 2002. – №3/4. – 0,5 п.л.
              • Покровская Н.Н. Нормативная культура в управлении // Личность и Культура. – 2002. – №5/6. – 0,3 п.л.
              • Покровская Н.Н. Монотеизм и политеизм и их влияние на экономическую культуру // Личность и Культура. – 2002. – №5/6. – 0,5 п.л.
              • Покровская Н.Н. Управление человеческими ресурсами в эпоху глобализации // Управление персоналом. П/ред. В.К.Потемкина: Ученые записки. Кн.1. – СПб.: СПбАУП, 2003. – 0,7 п.л.
              • Покровская Н.Н. Региональный аспект глобализации // Личность и Культура. – 2003. – №1/2. – 0,3 п.л.
              • Покровская Н.Н. Факторы формирования нормативной культуры предприятия // Личность и Культура. – 2003. – №1/2. – 0,4 п.л.
              • Покровская Н.Н. Глобализация и регионализация // Личность и Культура. – 2004. – №1. – 0,1 п.л.
              • Покровская Н.Н., Слободской А.Л. Социальная роль предприятий в формировании нормативной культуры / Применение экономической теории и практики к регионам России / под ред. Л. Бенсаэль, Р.Маршана. – на франц. яз. - Париж: Арматтан, 2005 (Le role social des entreprises en formation de la culture normative // Les regions de Russie a l’epreuve des theories et pratiques economiques / Eds. L. Bensahel, P. Marchand. Paris : l’Harmattan, 2005. – pp. 217-222) – 0,4 п.л., авт. – 0,2 п.л.
              • Покровская Н.Н., Потемкин В.К. Роль социокультурного подхода к анализу ценностно-нормативного регулирования трудового поведения // Личность и Культура. – 2004. – №1. – 0,2 п.л., авт. – 0,1 п.л.
              • Покровская Н.Н. Типология российских предприятий по особенностям нормативной культуры // Личность и Культура. – 2004. – №2. – 0,5 п.л.
              • Покровская Н.Н. Методологический подход к анализу социокультурных факторов трудового поведения в переходном обществе // Управление персоналом: Ученые записки. Кн.III. П/ред. В.К.Потемкина. – СПб.: СПбАУП, 2005. – 0,3 п.л.
              • Покровская Н.Н. Роль нормативной культуры в организациях высоких технологий // Личность и Культура. – 2005. – №6. – 0,2 п.л.
              • Покровская Н.Н., Потемкин В.К. Организационная культура руководителя как признак его профессиональной компетентности // Личность и Культура. – 2006. – №4. – 0,4 п.л.,, авт. – 0,2 п.л.
              • Покровская Н.Н. Типология российских предприятий по особенностям нормативной культуры // Личность и Культура. – 2006. – №5 и №6. – 1,1 п.л.
              • Покровская Н.Н. Фэн В., Покровская Н.Н. Исследование переходного этапа развития организационной управленческой культуры Китая // Известия СПбГУЭФ. – 2007. – №1. – 0,6 п.л., авт. – 0,3 п.л.
              • Покровская Н.Н. Нормативная и ценностная регуляция экономического поведения российских работников // Личность и Культура. – 2007. – №2; №3. – 1,1 п.л.
              • Покровская Н.Н. Нормативная регуляция социально-экономических отношений в современных российских организациях // Известия СПбГУЭФ. – 2007. – №4. – 1,2 п.л.
              • Покровская Н.Н. Регулятивная роль государства // Личность и Культура. – 2007. – №4. – 0,4 п.л.
              • Покровская Н.Н. Влияние кадровой регуляции в ОПК на национальное экономическое развитие // Личность и Культура. – 2007. – №6. – 0,5 п.л.
              • Покровская Н.Н. Устойчивое развитие: проблемы территорий? // Личность и Культура. – 2008. – №1. – 0,3 п.л.
              • Покровская Н.Н. Социально-ответственное управление организациями в российском экономическом пространстве // Управление персоналом: Ученые записки. Кн.V. П/ред. В.К.Потемкина. – СПб.: СПбАУП, 2008. – 0,4 п.л.
              • Покровская Н.Н., Фэн В., Косов Ю.В. Многоуровневое высшее образование: сравнительный анализ норм и подходов // Личность и Культура. – 2008. – №1. – 0,6 п.л., авт. – 0,2 п.л.
              • Покровская Н.Н. Социальная ответственность предприятий и давление общества – пример энергетического сектора в России  // Личность и Культура. – 2008. – №2. – 0,5 п.л.
              • Покровская Н.Н. Культура африканского средиземноморья: женщина в Марокко // Личность и Культура. – 2008. – №3. – 0,2 п.л.
              • Покровская Н.Н. Подходы к функциональному анализу ресурсосберегающих и экологических аспектов в развитии энергетического сектора  // Личность и Культура. – 2008. – №4. – 0,5 п.л.

Доклады на научных конференциях и другие научные публикации

(всего объемом 5,0 п.л.):

              • Покровская Н.Н. Несколько замечаний о психологии потребления книжной продукции // Современные проблемы экономической психологии в России. Социокультурный аспект. Материалы научно-практического семинара (29-30 ноября 2001). – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2001. – 0,8 п.л.
              • Покровская Н.Н., Слободской А.Л. Глобализация и развитие внеорганизационных социальных систем // Управление персоналом и бизнес-коммуникации: Материалы научно-практического семинара. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2001. – 0,4 п.л., авт. – 0,2 п.л.
              • Покровская Н.Н., Слободской А.Л. Динамика профессиональных компетенций и квалификационный потенциал региона // Экономика, инвестиции, трудовой потенциал регионов: Материалы научно-практического семинара / Под ред. В.К. Потемкина. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2001. – 0,2 п.л., авт. – 0,1 п.л.
              • Покровская Н.Н., Слободской А.Л. Глобализация и криминализация экономических отношений / Регионы и глобализация: Материалы междунар. конференции. – на франц.яз. (La mondialisation et la criminalisation des relations economiques / Regions et globalisation. - Colloque international 2002) – 0,4 п.л., авт. – 0,2 п.л.
              • Покровская Н.Н. Нормативное регулирование как инновационная сфера управления персоналом в России / Управление персоналом: действительность и современные трансформации: Материалы науч.-практ. семинара (3-4 июля 2003, СПб). Под ред. В.К. Потемкина. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2003. – 0,2 п.л.
              • Покровская Н.Н. Формирование нормативной культуры предприятия // Современные проблемы теории и практики управления персоналом: Материалы междунар. науч.-практ. конференции (15-16 декабря 2003, СПб) / под ред. В.К. Потемкина. – СПб.: СПбАУП, 2003. – 0,4 п.л.
              • Покровская Н.Н. Нормативность как фактор человеческого потенциала в эпоху глобализации // Проблемы деятельности ученого и научных коллективов: междунар. ежегодник. Вып. XIX: Материалы XVIII сессии Междунар. Школы социологии науки и техники / под ред. С.А. Кугеля. – СПб.: Гидрометеоиздат, 2003. – 0,3 п.л.
              • Покровская Н.Н. Нормативность в организационном поведении – влияние национального фактора // Проблема развития человеческого потенциала в условиях глобализации экономики. Науч. сессия ППС, науч. сотр. и аспир. по итогам НИР 2004 г. Март-апрель 2005 г.: Сб. докладов / под ред. Н.А. Горелова, В.И. Сигова. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2005. – 0,1 п.л.
              • Покровская Н.Н. Нормативная культура как комплексная характеристика поведения // Проблемы и перспективы развития экономики России и Санкт-Петербурга в XXI веке. Научная сессия ППС, науч. сотрудников и аспирантов по итогам НИР за 2005 г. Март-апрель 2006 г.: Сборник лучших докладов. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2006. – 0,2 п.л.
              • Покровская Н.Н. Роль нормативной культуры в секторах высоких технологий // Высокие технологии, фундаментальные и прикладные исследования, образование. Т. 5: Сборник трудов II междунар. научно-практ. конференции “Исследование, разработка и применение высоких технологий в промышленности“. 07-09.01.2006, Санкт-Петербург, Россия / Под ред. А.П. Кудинова, Г.Г. Матвиенко, В.Ф. Самохина. – ISBN 5-7422-1100-7. – СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2006. – 0,2 п.л.
              • Покровская Н.Н. Опыт предварительной подготовки международных магистерских программ к российской государственной аккредитации // Магистратура: состояние и перспективы: Материалы научно-методической конференции. – Вып. 2. – СПб.: ОЦЭиМ, 2007. – 0,4 п.л.
              • Покровская Н.Н. Экономическое поведение как объект регуляции в управлении персоналом // Современные проблемы теории и практики управления персоналом: Материалы междунар. науч.-практ. конференции (28-29 июля 2007, СПб) / под ред. проф. В.К. Потемкина – СПб.: СПбАУП, 2007. – 0,4 п.л.
              • Покровская Н.Н., Эшинар Й. Регуляция труда в условиях глобализации. – (на англ.яз.: Labour regulation within the globalisation framework) // Современные проблемы теории и практики управления персоналом. Материалы междунар. науч.-практ. конференции (28-29 июля 2007, Сакнт-Петербург) / под ред. проф. В.К. Потемкина. – СПб.: СПбАУП, 2007. – 0,4 п.л., авт. – 0,2 п.л.
              • Покровская Н.Н., Червочкина Д.А. Нормативные требования к обучению на международных программах // Россия и Санкт-Петербург: экономика и образование в XXI веке. Научная сессия ППС, научных сотрудников и аспирантов по итогам НИР за 2006 год. Март-май 2007 г.: Сборник лучших докладов. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2007. – 0,2 п.л., авт. – 0,1 п.л.
              • Покровская Н.Н., Клементовичус Я.Я., Апресян М.В. Higher education system’s transformation in Russia and international development // Россия и Румыния: экономика и образование / Под ред. д-ра экон.наук И.А. Максимцева, д-ра экон.наук Е.А. Горбашко: Доклады участников 1-й российско-румынской конференции. – c. 43-49. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2007. – 0,6 п.л., авт. – 0,2 п.л.
              • Покровская Н.Н. Экономическое поведение в неформальном секторе // Проблемы развития креативной экономики в условиях глобализации. Научная сессия ППС, научных сотрудников и аспирантов по итогам НИР 2006 г. Март-апрель 2007 г. Факультет экономики труда и управления персоналом: Сб. докладов / Под ред.д-ра экон.наук, проф. Н.А.Горелова, д-ра социол.наук, проф.В.И.Сигова. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2007. – 0,2 п.л.
              • Покровская Н.Н., Клементовичус Я.Я. Партнерство работодателей и ВУЗов в рамках подготовки магистров по программам двойного диплома // Материалы XIV международной конференции «Современное образование: содержание, технологии, качество». – Том 1. – СПб.: СПбГЭТУ «ЛЭТИ» им. В.И. Ульянова (Ленина), 2008. – 0,2 п.л., авт. – 0,1 п.л.
              • Покровская Н.Н. Современные изменения в системе оценивания в высшем профессиональном образования // Экономика и образование в XXI веке. Научная сессия ППС, научных сотрудников и аспирантов по итогам НИР за 2007 год. Март-май 2008 г.: / под науч.ред. И.И. Егоровой. Сборник лучших докладов. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2008. – 0,4 п.л.
              • Покровская Н.Н. Мультикультурный подход в развитии России и Европы (глокализация в культуре местного самоуправления) // III чтения по истории российской социологии «Социологический диагноз культуры российского общества второй половины XIX - начала XXI вв.». 20-21 июня 2008 г.: Материалы конференции.. – СПб.: Интерсоцис, 2008. – 0,3 п.л.

Покровская Надежда Николаевна

Трансформация нормативной регуляции

экономического поведения в организациях

Автореферат

Лицензия ЛР № 020412 от 12.02.97

______________________________________________________

Подписано в печать ________ Формат 60х84 1/16 Бум. офсетная

Печ.л.__________. Бум.л._______. Тираж 70 экз. Заказ

_______________________________________________________

Издательство Санкт-Петербургского государственного

университета экономики и финансов

191023, Санкт-Петербург, Садовая ул., д.21

Гайденко П.П., Давыдов Ю.Н. История и рациональность: Социология Макса Вебера и веберовский ренессанс. – М: Политическая литература, 1991. – С. 90.

Типология впервые была изложена автором в работе: Покровская Н.Н. Факторы формирования нормативной культуры предприятия // Личность и Культура. – 2003. – №1/2. – 0,4 п.л.

Касьянова К. О русском национальном характере. – М.: Академический проект, 2003.

Левада Ю.А. Homo Post-Soveticus. Человек приспособленный // Общественные науки и современность. - 2000. - №6. - с. 5-24; с. 8; 10 и далее.

Магун В.С. Структура и динамика трудовых ценностей российского населения (по данным международных исследований 1990-х гг.) // Россия: трансформирующееся общество / ред. В.А. Ядов. – М.: Канон-пресс, 2001. – С. 430-448.

Магун В.С. Трудовые ценности российского населения: социалистическая модель и постсоциалистическая реальность // Куда идет Россия?.. Альтернативы общественного развития / Под общ. ред. Т.И. Заславской. - Вып. 2. – М.: Интерцентр, 1995.

Heilbroner R.L. Economics as Universal Science // Social Research, Summer 1991, v. 58, No. 2. – pp. 457-474. – The New School for Social Research, 1991. – перевод Е.И. Николаенко опубликован: Роберт Л. Хайлбронер. Экономическая теория как универсальная наука // Thesis (Theory and History of Economic and Social Institutions and Systems), зима 1993, т. 1, вып. 1. – С. 44.

Alter N. Sociologie de l’entreprise et de l’innovation. – Paris: PUF, 1996. – P. 75; 81-82.

Roethlisberger F.J., Dickson V. Management and the Worker, Cambridge University Press, 1939.

Reynaud J.-D. Les regles du jeu. L’action collective et la regulation sociale. – Paris: Armand Colin, 1993. – P. 103.

Piotet F., Sainsaulieu R. Methodes pour une sociologie de l’entreprise, Presses de la Fondation nationale des sciences politiques, Agence nationale pour l’amelioration des conditions de travail. – Paris: 1994. – P. 94.

Вебер М. Избранное. Образ общества. – М: Юристъ-Гардарика, 1994. – С. 71.

Анализ организационных и управленческих характеристик в рамках «силовой – инновационной» плоскости нормативной культуры был впервые представлен диссертантом в ходе ежегодного коллоквиума «Менеджмент и социо-культурное окружение» 28-29 октября 2004, в Париже (colloque annuel sur "Le management face a l'environnement socio-culturel" de 28-29 octobre 2004).

Ecole d’ete pluridisciplinaire « les Rencontres de Cargese », доклад по теме: « Аномия и дефицит экономической регуляции: возможности предпринимательства в России».

Доклады в двух рабочих комитетах: «Социология труда», доклад по теме «Моделирование  нормативной культуры предприятия», и «Международные сопоставления», доклад «Нормативная культура или нормативные культуры».

Капелюшников Р.И. Экономическая теория прав собственности (методология, основные понятия, круг проблем) / Отв. ред. В.Н. Кузнецов. – М: Институт мировой экономики и международных отношений АН СССР, 1990.

Demeulenaere P. Les normes sociales : entre accords et desaccords. – Paris : Presses Universitaires de France, 2003. – p. 43.

Ср.: «Правила внутреннего трудового распорядка определяются как локальный нормативный акт организации, регламентирующий в соответствии с федеральными законами порядок приема и увольнения работников, основные права, обязанности и ответственность сторон трудового договора, … а также иные вопросы регулирования трудовых отношений в организации» (Полетаев Ю.Н. Трудовой распорядок в организации и ответственность за его нарушение по новому Трудовому кодексу РФ // Трудовое право. – 2002. – №3. – С. 64-69. – С. 64.) и

и «…Система психической регуляции целенаправленного поведения человека…» (Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. – СПб: Питер, 1999. – С. 465.)

Термин, используемый во французских социальных науках, обозначает формирование стабильных норм функционирования и взаимодействия в социальной системе. См., например:  Demeulenaere P. Les normes sociales : entre accords et desaccords. – Paris : Presses Universitaires de France, 2003.

Аристотель. Никомахова этика // Соч. в 4 томах. – Т. 4. – М.: Мысль, 1984.

Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. – М.: Наука, 1993.;

Милль Дж.Ст. Основы политической экономии. - т. 1-2. – М.: Прогресс, 1980.

Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. – Т.1. – М.: Гос. изд-во политической литературы, 1950.

Durkheim E. (1895) Les Regles de la methode sociologique. – Paris: Presses Universitaires de France, 1968.

Parsons T. The structure of Social Action. – N.-Y.: The Free Press, 1968.

Вебер М. Протестантская этика или дух капитализма / Избранные произведения. – М.: Прогресс, 1990. – С. 61-272.

Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. – М: Фонд экономической книги «Начала», 1997.

Williamson O.E. The economic institutions of capitalism: firms, markets, relational contracting. – N.Y.: 1985.

Granovetter M. The Sociological Approaches to Labor Market Analysis: A Social Structural View the Sociology of Economic Life / Ed. M.Granovetter, R.Swedberg. Boulder. – Oxford: Westview Press, 1992. – P. 233-263.

Полученные результаты нашли частичное отражение в работе: Покровская Н.Н., Карелина Л.М., Покровский Н.Б., Сивкова Т.Л., Чистосердов В.И. Маркетинг для промышленных предприятий России. Научно-практ. пособие. – СПб.: изд-во СПбТПП, 2000.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.