WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА




загрузка...
   Добро пожаловать!

Кадровая политика в системе государственного управления как фактор укрепления национальной безопасности России

Автореферат докторской диссертации по социологии

 

На правах рукописи

 

 

 

СЕЛЬЦОВСКИЙ Петр Андреевич

 

КАДРОВАЯ ПОЛИТИКА

В СИСТЕМЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ

КАК ФАКТОР УКРЕПЛЕНИЯ

НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ

 

 

Специальность – 22.00.08 – социология управления

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

 

 

 

 

Москва – 2008


Работа выполнена в Институте социально-политических исследований Российской академии наук, в Секторе социологии национальной безопасности.

Научный консультант – доктор философских наук,

профессор МАРШАК Аркадий Львович

Официальные оппоненты: член-корреспондент РАН, доктор

философских наук, профессор

ДМИТРИЕВ Анатолий Васильевич,

доктор философских наук, профессор

СЕРЕБРЯННИКОВ Владимир Васильевич,

доктор социологических наук, профессор

ПОПОВ Михаил Юрьевич

Ведущая организация: Московский государственный университет

им. М.В. Ломоносова

Защита состоится " " ____________ 2008 г. в часов на заседании Диссертационного совета Д 002.088.01 по социологическим наукам при Институте социально-политических исследований РАН по адресу: 119991, Москва, Ленинский проспект, 32 а, 12-й этаж, каб. 1227.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института социально-политических исследований РАН (ИСПИ РАН).

Объявление о защите и автореферат диссертации размещены на сайте ИСПИ РАН: www.ispr.ru, а также на сайте ВАК Мин. образования и науки РФ: http://vak.ed.gov.ru/announcements/social/

Автореферат разослан " " _________________ 2008 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета,

доктор философских наук,

профессор                                                                   Э.М. Андреев


I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В последние годы проблемы безопасности России, эффективности их управления и его кадровой системы стали одними из центров внимания в научной обществоведческой литературе, решениях властных структур и средствах массовой информации. Социологи и экономисты, политологи, государственные деятели, политики, публицисты и журналисты анализируют, с точки зрения безопасности, итоги перестройки в СССР и реформ в постсоветской России, различные направления влияния этих итогов на человека, общество и государство. Отмечаются возникновение и усиление многочисленных реальных вызовов, рисков и угроз в экономике, социальной сфере, внутренней и внешней политике, духовно-культурной жизни. Говорится о негативных последствиях политического идеализма, механического применения западных либеральных концепций к российской действительности, подчеркивается необходимость усиления роли государства в экономике, политике, социальной и культурной сферах.

Отмечается, что за годы реформ 90-х годов произошли значительный спад в экономической сфере, разрушение многих отраслей народного хозяйства, ухудшение геополитического положения России, тяжелый демографический кризис (вымирание народа), разрушение национально-патриотической составляющей в духовной жизни, особенно у молодых поколений . Показываются социальная деградация, обнищание и маргинализация значительной части населения, особенно крестьянства, процессы резкой социальной поляризации, что обусловливает возможность роста конфликтогенности, дестабилизационных явлений, качественного перерождения (и вырождения) российского социума .

Однако, как подчеркивалось президентом РФ в выступлении на расширенном заседании Госсовета в феврале 2008 г., «было очевидно стремление нашего народа укрепить государство, изменить положение дел в стране, и именно воля людей, их прямое участие в судьбе России стали решающей силой, позволившей ценой немалых усилий восстановить утраченный за 90-е годы уровень социально-экономического развития, предотвратить распад страны, остановить войну на Северном Кавказе, вернуть Россию на мировую арену в качественно новом состоянии как сильного современного государства. И все это достигалось не за счет людей, а ценой улучшения условий их жизни.

И всё же России пока не удалось уйти от инерционного энергосырьевого сценария развития, следуя которому она не сможет добиться необходимого прогресса в повышении качества жизни граждан, обеспечить безопасность страны, а значит, и само ее существование. Единственной реальной альтернативой такому ходу событий является стратегия инновационного развития страны, опирающаяся на одно из главных наших преимуществ – на реализацию человеческого потенциала. Только так можно сегодня достичь лидерства в экономике и социальном развитии, в обеспечении безопасности страны, в улучшении жизни общества в целом». (См.: "Известия", № 2, 3, 11 февраля 2008 г. С. 4–5).

Сказанное существенно повышает значение проведения исследований в сферах безопасности, государственного управления и кадровой политики, которые сегодня определяются как основные звенья регулирования и развития жизнедеятельности современного общества.

Актуальность исследования характера и направлений дальнейшего развития этих основных звеньев обусловлена, во-первых, главными тенденциями изменения самой общественной жизни, становления новой социальной реальности: возрастанием ее сложности и многообразия, темпов и масштабов происходящих изменений, их нелинейностью и неоднозначностью; увеличением степени свободы индивидуальных действий; переходом от индустриального к постиндустриальному, информационному обществу, основанному на знании и в рамках таких объективных процессов, как глобализация, информатизация, гуманитаризация. Синтезирующей все эти тенденции и процессы выступает закономерность становления мирового сообщества как самоорганизующейся целостной социальной системы. Это, во-вторых.

Однако, в-третьих, происходящий процесс социальной эволюции человечества к превращению его в единое целое "является в реальности покорением всего человечества западным миром как единым целым" , а мировое сообщество представляет собой скорее "единое потенциальное поле битвы" , живая ткань которого разъедается недоверием и антагонизмом. Налицо, следовательно, формирование деструктивной, чрезвычайно опасной тенденции в сфере обеспечения как глобальной, так и национальной безопасности в современном мире.

Новая социальная реальность требует и иные подходы к своему исследованию. Мировое сообщество уже ныне обладает реальными возможностями преобразования сегодняшних вызовов, опасностей и угроз в условиях завтрашнего социального прогресса. Но для достижения этой цели необходимо, чтобы каждому из национально-государственных сообществ было свойственно достоверное видение будущего, понимание долгосрочных перспектив, другие инновационные способы управления, инициативная, продуктивная кадровая политика по утверждению новой социальной реальности. Такова общемировая и одновременно общенациональная "сверхзадача" любого современного государственного управления, социологическим смыслом и содержанием решения которой является в России осуществление Большого Проекта Возрождения страны в XXI веке.

Содействовать научными методами государству и обществу в деле предотвращения процессов углубления кризиса, ослабления их потенциала и уровня жизнеспособности, содействовать соединению усилий государства, общества и человека в реализации стратегии становления безопасной, демократической и свободной России – задача любого социологического исследования.

Степень разработанности темы исследования. В последние годы появился целый ряд работ, специально посвященных комплексу проблем безопасности России и актуализирующих необходимость выявления, предупреждения, нейтрализации, отражения социальных и других опасностей и угроз, проведения теоретических и практических разработок в сфере безопасности . Среди них выделяются концептуальные разработки, материалы конкретных социологических исследований по проблемам национальной безопасности России Института социально-политических исследований РАН, Российской Академии государственной службы при Президенте РФ, работы В.Н. Кузнецова, Г.В. Осипова, А.А. Прохожева, А.А. Кокошина, С.В. Кортунова и др.

Значительный импульс усилению внимания к тематике национальной безопасности вызвали остроконфликтные события, государственные перевороты конца XX – начала XXI вв. в Афганистане, Югославии, в Израиле, Ираке и других арабских странах, на социальном пространстве СНГ – в Грузии, Украине, Киргизии, в самой России (Чечня), которые были обусловлены борьбой политических, экономических, семейно-клановых и других группировок за передел мира и собственности, слабостью властей, низким жизненным уровнем населения, зарубежным влиянием, острыми цивилизационно-культурными противоречиями. Прогнозируется возможность их повторения по сходному сценарию в Белоруссии, Молдавии и других территориях бывшего CCCP .

Обостряют внимание к проблеме социальной безопасности протестные массовые выступления населения во многих регионах РФ по поводу попыток решения «сверху» некоторых острых социальных проблем – протесты, связанные с низким уровнем жизни, введением нового жилищного кодекса, монетизацией льгот, реформами образования, науки, здравоохранения, ЖКХ и др.

Сегодня, когда решается важнейший, по определению президента РФ, для судьбы России вопрос – разрабатывается стратегия развития страны до 2020 года и ставится конкретная задача достижения качественного изменения ее экономики и социальной сферы, всей жизни в целом, учитывая, что за последние годы Россия уверенно восстановилась после хаоса 90-х, после экономической разрухи и ломки всего прежнего уклада жизни, при любых разногласиях все общественные силы страны должны действовать по простому, но жизненно важному принципу: ничего – в ущерб России и ее гражданам, всё – для блага России, для ее национальных интересов, для благополучия и безопасности каждого гражданина в России. (См.: "Известия", № 23, 11.02.2008. С. 6).

Не только провозглашение, но и главное – реализация этого жизненно-важного принципа вновь и вновь выдвигают на передний план чрезвычайно актуальный вопрос: каковы причины столь катастрофического в новейшей истории характера происходящих в нашей стране изменений, в результате которых под серьезное сомнение каждый раз ставится само существование России, способность ее государства и общества к безопасному, независимому и самобытному развитию? Ведь нетрудно понять, что каждая из трех исторических катастроф, пережитых российским народом в ХХ веке – революция и гражданская война; Великая Отечественная война; перестройка и неолиберальная трансформация, закончившиеся распадом СССР, имели свои причины, движущие силы и трагические последствия.

Трудно не согласиться с выводом ведущих российских социологов о том, что основным противоречием нашего общества остается разрыв между реальными объективными возможностями России как единственной самодостаточной страны мира, наличием мощного арсенала средств их воплощения в действительности и низким уровнем ее социального развития и качества жизни народа

Известно, что специфику социологического знания выражает изучение взаимопереходов объективного и субъективного в жизнедеятельности общества, ее осуществление на макро- и микроуровнях в их взаимосвязи . Главная же истина современной социологической науки заключается в принципе: человек не только продукт общественных отношений, но и основной субъект, и самоцель развития общества.

Значение субъектности, "человеческого измерения" общественной жизни убедительно демонстрирует социологическая экспертиза реформ, осуществляемых в современной России. У этих реформ, разумеется, были фундаментальные, объективные, реальные предпосылки. Среди них – глобальный кризис человеческой цивилизации в целом; общий кризис технологии и идеологии индустриализма; формационный кризис коммунизма; результаты "холодной войны"; тяжелое наследство тоталитарной системы.

Однако в великой и мощной державе не оказалось социальной силы, способной помочь обществу с полной и беспощадной ясностью осознать, в каком положении оно оказалось и по какой причине; в каком направлении необходимо двигаться и что следует конкретно делать, чтобы преодолеть исторические опасности и трудности, угрозы и кризисные процессы. В обществе не стало общенациональной идеи и идеологии, не нашлось и общенациональных лидеров, социальных слоев и общественно-политических сил, могущих предложить органическую для страны концепцию созидательных реформ и организовать ее выполнение. Подобное положение оказалось для России роковым .

Отметим особо, что и сегодня Россия не является социально зрелым субъектом общественного развития, а скорее представляет собой общество-трансформер, которое характеризуется (с позиций социологического знания) такими чертами, как: 1)"мягкий суверенитет", целью внедрения которого является социально-политическая дезорганизация страны, ослабление самостоятельности воли и способности к реализации общей цели и "больших проектов"; 2) социальная энтропия, т.е. тотальная диссолидация общества и неспособность реализации общенациональных интересов; 3) суррогатная идеология, т.е. перманентный кризис идентичности и неспособность сохранить, защитить свои базовые ценности

Превращение России из общества-трансформера в общество-субъект, т.е. развитое постиндустриальное общество, способное к суверенному, автономному и самобытному развитию, требует решения целого ряда поистине исторических, масштабных проблем и задач, главными среди которых являются:

1) формирование российского общества не просто как информационного, но и как общества знания;

2) переход из состояния страны повышенной опасности и бедности людей к состоянию общества безопасной и благополучной жизни, реальных и равных возможностей для людей, мотивированных к инновационному поведению, к высокопроизводительному труду; общества индивидуальной свободы и социальной справедливости, консолидированного и объединенного общими устремлениями, ценностями и судьбами.

Становление российского общества как социально зрелого субъекта жизнедеятельности, адекватной новой социальной реальности, выражает, с нашей точки зрения, социально-культурный смысл происходящих ныне трансформационных процессов не только в нашей стране, но и в мире в целом, представляет собой центральную исследовательскую проблему современного обществознания. Только с позиций системного характера данной проблемы можно сегодня исследовать проблематику, связанную с обеспечением национальной безопасности России на основе повышения эффективности государственного управления и кадровой политики.

Таким образом, перед мировым сообществом и Россией, в частности, встала проблема, истинные масштабы которой пока еще недостаточно осознаются, и она недостаточно исследуется. Речь идет о создании инновационной теории и практики государственного управления, а следовательно, о формировании управленческих кадров, государственных служащих новой генерации, способных мыслить и действовать в условиях кризисного состояния общества, когда глобализирующийся мир становится не только более открытым, транспарентным и толерантным, но и конфликтным, опасным и уязвимым, не только схожим, но и многообразным, не только технологически и информационно могущественным, но и бездуховным, несправедливым.

Переход общества в качественно новое состояние становится возможным лишь на основе иного социального знания и другой системы управления. Эти знания и управление несут в себе новые методологические и стратегические идеи, связанные с процессами эволюции сложных систем, их нелинейной динамики, становления новой социальной реальности, что означает, прежде всего, отказ от старого способа мышления и деятельности, опирающейся на мифологию и догматические доктрины, на принцип автоматического действия, который присущ природным, техническим или административным системам по типу: "возможность–действительность", "стимул–реакция", "приказ–выполнение", "вход–выход" и т.п.

Сказанное объясняет, почему в современном обществе возросла роль социологической науки, и внутри нее социологии управления, которая становится одной из самых актуальных исследовательских областей. В свою очередь, становится понятным, почему приоритетными предметами самой социологии управления являются в настоящее время главные составляющие управленческой структуры общества – государственное управление (служба) и кадры госслужащих. Повышенная социальная динамика, усложнение трансформационных процессов под влиянием новых инновационно-коммуникационных технологий, глобализация с одной стороны, а с другой – локализация общественных взаимодействий делают неэффективными прежние управленческие системы, а государство как институт управления вынуждают меняться структурно и функционально, организационно и в кадровом отношении, чтобы соответствовать новым вызовам, рискам, опасностям и угрозам .

Эти социальные процессы, качественные изменения, безусловно, связаны с деятельностью управленческих кадров, практикой реализации концепций государственного и социального управления.

Теория государственного и социального управления нашла отражение в довольно обширных научных разработках в прошлом и в современный период . В них отражается многолетний поиск решения важнейшей стратегической задачи – выбора и обоснования основных путей, ведущих к реализации имеющегося потенциала и к сбалансированному развитию страны, а также определения наиболее слабых звеньев, мешающих воспользоваться предоставленными в тот или иной период "окнами возможностей".

Характерно, что несмотря на различные точки зрения, выводы и называемые причины нарастания кризисных процессов как у отечественных, так и зарубежных специалистов, их все можно свести по существу, к одному узловому, критическому пункту: неэффективности системы управления.

Так, например, в докладе "Глобальные тенденции развития до 2015 года: диалог о будущем с неправительственными экспертами", подготовленного Национальным разведывательным советом США и одобренного для публикации Национальным комитетом по внешней разведке и директором ЦРУ, говорится, что экспертное сообщество США "идентифицирует управление как главную движущую силу в будущем и предполагает, что на все тенденции, которые мы рассматриваем, будут влиять решения людей" . И далее: "В период до 2015 г. государство останется важнейшей организационной единицей отношений в политике, экономике, безопасности, но ему предстоит выдержать серьезные испытания на эффективность управления" .

Качество управления как национального, так и международного уровня, подчеркивается в докладе, будет определяющим в том, насколько успешно государства и сообщества справятся, прежде всего, с глобальными силами. Эффективность управления будет все более и более определяться способностью к сотрудничеству с целью использования увеличивающихся потоков информации, новых технологий, миграции и влияния негосударственных факторов. Государства с компетентным управлением адаптируют правительственные структуры к резко изменившейся глобальной среде, приспосабливая их к более взаимосвязанному миру.

Государства с неэффективным и некомпетентным управлением не только будут не в состоянии извлекать пользу из глобализации, но в некоторых случаях будут порождать конфликты дома и за границей, еще более расширяя, чем сейчас, существующий разрыв между региональными победителями и проигравшими.

В связи со сказанным нам интересен еще один вывод, сделанный в докладе: развитым демократиям будет легче обеспечить эффективность управления, так как они будут стремиться наделять узаконенными правами негосударственные структуры как коммерческого, так и некоммерческого секторов, способствовать деятельности институтов и процессам, сближающим традиционные общины, стремиться к прозрачности госаппарата и эффективности предоставления общественных услуг, поддерживать институты регулирования деятельности легитимных коммерческих и некоммерческих организаций и сдерживать активность незаконных преступных сообществ" .

Характерно, что красной нитью в докладе проходит мысль о тесной взаимосвязи эффективности государственного управления с решением проблем укрепления национальной безопасности в различных странах. Что касается России, то сегодня можно отметить, что в стране в создании условий для сохранения и укрепления безопасности участвуют в той или иной мере многие государственные органы, общественные силы и структуры. Определяющую роль, конечно, играют государственные центральные и региональные органы законодательной, исполнительной и судебной власти, вооруженные силы. Однако существенная роль в укреплении безопасности (или в ее ослаблении) принадлежит различным экономическим институтам и организациям, политическим партиям, общественным организациям и движениям, средствам массовой информации как выразителям интересов социальных групп и слоев, отдельных граждан; имеет место влияние зарубежных сил. И все же еще раз подчеркнем, что среди всех сил, участвующих в управленческих отношениях, важнейшими субъектами обеспечения национальной безопасности России являются органы управления и кадры госслужбы. Результаты трансформационных процессов в стране также не подтверждают тренда ослабления роли государства в обществе.

Какова же эффективность государственного управления (госслужбы) в современной России?

Анализ официальных документов показывает, что среди множества актуальных проблем, решение которых не терпит отлагательства, руководство страны систематически (например, глава государства в своих Посланиях Федеральному Собранию РФ практически ежегодно) ставит вопросы об уровне и качестве работы госуправления и его кадров, о государственном строительстве и административной реформе. Говорится о том, что главной причиной длительного и глубокого экономического кризиса является неэффективное государство, что сегодня колоссальные возможности страны блокируются громоздким, неповоротливым, неэффективным государственным аппаратом . В программных документах российского правительства отмечается, что "отчетливой проблемой, препятствующей стабильности и долгосрочному экономическому росту в России, является низкая эффективность государственного управления, тесно связанная со слабой институциональной средой" .

Основным показателем низкого уровня эффективности государственного управления в нашей стране стал разрушительный характер проведенных реформ, в результате которых мы получили вместо социального государства систему коррупционного, "приватизированного государства" .

Не секрет, что характер и результаты современных реформ в решающей степени определяются уровнем и качеством их интеллектуального обеспечения. Прошедшие годы реформ в России показали, что они не были обеспечены ни серьезной научной экспертизой, ни специальным подходом, ориентированным на ведущие тенденции общественного развития. Начинались они тогда, когда потребность в них перезрела, осуществлялись поспешно, на основе старых и новых мифов и догм, абсурдной, по своему смыслу, методологии, ибо для создания условий эффективного развития разрушалась сама основа безопасной жизнедеятельности государства и общества, а рискованность и опасность многих проведенных социальных экспериментов была просто преступной. И все это происходило в ситуации, когда интеллектуальные ресурсы России активно и с успехом использовались во всем мире. Похоже, что российская власть по-прежнему верит больше в силу административных мер, чем в продуктивность интеллекта.

Нельзя сказать, что в теории госуправления сегодня отсутствуют серьезные научные разработки. Они представлены работами Атаманчука Г.В., Василенко И.А., Граждана В.Д., Егорова В.К., Лобанова В.В. Лукьяненко В.И., Лытова Б.В., Малинецкого Г.Г., Оболонского А.В., Сурина А.В., Шаброва О.Ф., Шамхалова Ф. и др.

В рамках проблематики диссертационной работы и ее специализации отметим такое теоретическое достижение, как разработку категории государственной службы на основе социологической методологии "нового институционализма", суть которого состоит в том, что институциональный подход рассматривается уже не как одна из социологических методологий, но как обязательная базовая, обеспечивающая научность исследования . Именно с позиции понятия "социальный институт" государственное управление предстает единой государственной службой, не "помазанной Богом на власть" и не "службой на государя", а в буквальном смысле "службой государства обществу". В это связи становится формальным и мало значимым узкое понимание государственной службы, близкое к "государственному администрированию", в отличие от "государственного политического управления" .

В российской социологической науке в контексте социологии управления тема госслужбы в системном институциональном ракурсах представлена в работах Асцатурова Г.В., Атаманчука Г.В., Василенко Л.А., Граждана В.Д., Калиниченко Л.А., Лытова Б.В., Литвинцевой Е.А., Мельникова В.П., Нечипоренко В.С., Овсянко Д.М., Романова В.Л., Черепанова В.В. и др.

Исследование госслужбы как социального института привело к пониманию ее кадровой сущности, к тому важному выводу, что современная организация работы госслужбы на принципах партнерства государственного управления с гражданским обществом, требует решения весьма важной кадровой проблемы, более того, кадровой реформы – ключевой для обеспечении успеха административной реформы в целом.

Жизнь подтверждает актуальность и правоту сделанных учеными-социологами заключений: 1) кадровая политика социальна по своей природе, содержанию, поэтому ее в органах государственного управления необходимо изучать, рассматривать и реализовывать как социальное явление и социальный процесс; 2) пора "созданную для XIX века государственную службу заменить кадровой системой, рассчитанной на XXI век" .

Трансформация кадровой политики в системе госуправления достаточно новая, а потому малоисследованная проблема. Она вызывает наибольшие опасения, как среди политической элиты, так и самой широкой общественности в России, обнаруживая все более тесную связь с вопросами укрепления национальной безопасности. Отсюда возникает чрезвычайная актуальность проблемы управления национальной безопасностью, которая не может ограничиваться чисто силовым подходом, а требует комплексной методологии .

В последние годы в литературе, посвященной этой проблеме, сложился ряд направлений, специально рассматривающих кадровую политику .

Среди этих сил важнейшим субъектом обеспечения социальной и национальной безопасности России являются кадры государственной службы.

В современных условиях (да и в предшествующие периоды) деятельность государственных органов исполнительной власти, чиновничества является, к сожалению, далеко не всегда открытой и прозрачной. Доступ к информации о них весьма затруднен. Эта сфера крайне мало освещена, хотя нельзя сказать, что социологические исследования по обозначенной выше тематике в нашей стране не проводятся вовсе. Ученые ведут мониторинги процессов, происходящих в кадровом корпусе государственной службы на федеральном и региональном уровнях. Ряд исследовательских программ по проблематике государственной службы и кадровой политики реализован учеными Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, региональными академиями государственной службы, другими учебными и научными центрами. Среди них следует отметить следующие: Сравнительный анализ уровня правовой и социальной защищенности различных категорий государственных служащих (1995); Государственная служба и средства массовой информации (1996); Карьерная стратегия и служебная тактика в системе государственной службы (1997); Нравственные основы государственной службы. Разработка свода этических правил государственного служащего (1997); Аномальные проявления на государственной службе, пути их предупреждения, преодоления и конструктивного использования (1998); Организационная культура государственной службы (1999); Состояние и перспективы развития кадрового корпуса государственной службы Российской Федерации (2000); Разработка теоретических основ концепции государственной кадровой политики Российской Федерации (2001); Актуальные проблемы государственной службы Российской Федерации в оценках населения (2003); Актуальные проблемы государственной службы и кадровой политики в оценках госслужащих (2003); Исследование дисциплины государственных служащих (2003) . В последние годы также в рамках Российской Академии государственной службы при Президенте РФ были проведены некоторые исследования различных аспектов, связанных с оценками деятельности государственных органов и служащих исполнительной власти. Они предоставляют весьма ценную информацию для дальнейших разработок.

Приведенные материалы и литература отражают социологический уровень разработанности тематики положения и роли чиновничества, органов исполнительной власти. Ряд раскрытых сторон государственной службы, теоретических выводов и конкретных данных о кадровой политике могут быть использованы и в нашем исследовании. Однако в целом остаются неисследованными вопросы:

– Как связана современная трактовка категории национальной безопасности России с профессиональной управленческой деятельностью государственных служащих?

– Какова зависимость между профессионально-управленческой культурой чиновничества современной России и сохранением, упрочением национальной безопасности России?

– Какие социальные факторы (позитивные и негативные) оказывают наибольшее влияние на эту зависимость?

– Каковы основные компоненты национальной, в том числе социальной, безопасности, которые в большей мере зависят от деятельности органов исполнительной власти и могут быть государственно регулируемыми?

– Какие социологические выводы и рекомендации могут быть предложены для совершенствования государственной кадровой политики, оптимизации работы кадров и с кадрами государственных служащих, с точки зрения укрепления безопасности России?

Учитывая степень разработанности тематики государственной службы и актуальность проблематики обеспечения безопасности страны, основные исходные научные предпосылки нашего исследования могут быть сформулированы следующим образом.

Основная проблема: Противоречие (рассогласованность, неопределенность взаимосвязи) между уровнем субъектности, т.е. профессиональными и социальными характеристиками, профессиональной деятельностью госслужащих и объективными условиями, требованиями обеспечения национальной (включая социальную) безопасности России.

Эта проблема может быть раскрыта на разных уровнях органов власти: федеральном, субъектов федерации, муниципальном. Очевидно, что в обеспечении национальной безопасности России участвуют все эти уровни власти, но наибольшее влияние в российском масштабе оказывают госслужащие высшего федерального уровня. Это обусловило выбор объекта исследования.

Объекты: Госслужащие федеральной исполнительной власти, во-первых; в системе государственного управления, во вторых; в контексте обеспечения национальной безопасности России, в-третьих.

Предмет: Совершенствование кадровой политики в системе госуправления на основе стратегии повышения уровня субъектности, профессиональной управленческой культуры госслужащих федеральных исполнительных органов власти в поле решения задач укрепления национальной безопасности России.

Цель: В аспекте социологии управления выполнить теоретико-методологическую и прикладную разработку проблемы обеспечения национальной безопасности страны на основе трансформации кадровой политики в системе государственного управления.

Задачи исследования:

1. Проанализировать теоретико-методологические аспекты исследования феномена национальной безопасности России как социально-управленческой проблемы.

2. Исследовать кадровую политику на федеральном уровне госуправления как фактор обеспечения безопасности РФ в современных условиях.

3. Проанализировать систему повышения профессиональной и управленческой (информационной) культуры кадров государственного управления федеральных органов власти, влияние на нее внутренних и внешних социальных факторов.

4. Изучить основные компоненты национальной (социальной) безопасности, в наибольшей степени зависящие от деятельности органов исполнительной власти и поддающиеся государственному регулированию.

5. Разработать положения, предложения и рекомендации по развитию концепции и стратегии укрепления безопасности страны на основе повышения эффективности государственного управления, инновационной кадровой политики.

Теоретико-методологическая и эмпирическая базы исследования. При разработке темы применены многопарадигмальный и междисциплинарный подходы, включающие диалектический, системный, синергетический, конкретно-исторический, структурно-функциональный, институциональный, конфликтологический, социокультурный методы анализа. В качестве методолого-теоретической базы использованы положения социологических концепций и идей К. Маркса, М. Вебера, П. Сорокина, Р. Дарендорфа, И. Пригожина, российских социологов Т.И. Заславской, Г.В. Осипова, В.И. Жукова, М.К. Горшкова, А.В. Дмитриева, В.Н. Иванова, М.Н. Руткевича, А.А. Прохожева, Ж.Т. Тощенко, Н.И. Лапина, В.Н. Кузнецова, А.С. Капто, В.И. Добренькова, В.А. Ядова, Р.Г. Яновского и других авторов.

В основу разработки темы исследования автор положил официальные документы и нормативные правовые акты, прежде всего, такие, как Конституция Российской Федерации, ФЗ от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации»; ФЗ от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ (в ред. от 02.02.2006 г. № 19-83) «О государственной гражданской службе Российской Федерации»; Указ Президента РФ от 15 августа 2001 г. № 1496 «Концепция реформирования системы государственной службы Российской Федерации»; Распоряжение Правительства РФ от 25 октября 2005 г. № 1789-р «Концепция административной реформы в Российской Федерации в 2006–2008 гг.» и другие.

В диссертации использованы статистические данные об экономическом и социальном состоянии российского общества, государственного управления, безопасности страны; о структуре и системе подготовки кадров государственной службы.

Диссертационная работа опирается на вторичный анализ многочисленных социологических исследований, осуществленных ведущими отечественными научными институтами и центрами, а также вузами, известными социологами в разное время и в различных регионах страны. В процессе исследования использовались данные материалов аналитических отчетов органов государственной власти РФ по проблемам безопасности, преступности, терроризма, миграции, подготовки кадров; отечественная и зарубежная периодика, материалы российских и международных научно-практических конференций, семинаров, симпозиумов и "круглых столов".

Источником весьма ценной информации для автора, несомненно, послужили его опыт многолетней практической работы в органах государственной службы, тесно связанной с тематикой исследования, его непосредственное включение в исследуемые ситуации, проведение многочисленных бесед, интервью, опросов – как реципиентного населения, экспертов, так и мигрантов, студентов.

Кроме того, как соискатель ИСПИ РАН, автор в 2005 и 2006 гг. принял участие в комплексных социологических исследованиях, проведенных в Южном Федеральном Округе на тему: "Безопасность человека в современном обществе" (2005) и "Социальное управление и идеология менеджеризма"(2006). Исследования были осуществлены сотрудниками совместной с ИСПИ РАН Лаборатории социологии безопасности, федерализма и борьбы с преступностью при Краснодарском университете МВД России .

Важной формой аналитической работы и получения информации для автора стало его непосредственное участие в подготовке, редактировании и издании материалов мониторинга внешней трудовой миграции в России , а также разработка и чтение спецкурсов по проблемам безопасности, терроризма и информационной культуры в Московском государственном гуманитарном университете им. М.А. Шолохова.

Научная новизна исследования. Наиболее значимыми представляются следующие результаты проведенного диссертационного исследования:

– в условиях становления новой социальной реальности в современной России впервые в контексте социологии управления сложные и противоречивые тенденции совершенствования системы государственного управления, трансформации кадровой политики (как его основного звена) и укрепления национальной безопасности раскрываются в докторской диссертации не сами по себе, в отдельности, а во взаимодействии и взаимосвязи – как единый социально-управленческий процесс;

– органической целостности рассмотрение всех проблем трансформации кадровой политики в системе государственного управления как условия укрепления национальной безопасности достигается в диссертации путем применения принципа приоритетности социально-гуманитарного знания и дискурса в изучении процесса развития общества и государства;

– определение специфики социологического знания через исследования взаимодействия объективного и субъективного на макро- и микроуровнях социума позволяет диссертанту обосновать концептуальное положение о закономерном развитии тенденции повышения уровня субъектности в общественной жизни, роста субъектной энергии общества, а на этой основе выдвинуть ключевую идею диссертации об основной проблеме, предмете современной социологии управления – методологии формирования социально зрелого субъекта трансформационных процессов, включающей утверждение нового гуманистического мировоззрения, духовно-нравственных ценностей, интеллектуальной информационной культуры, эффективных критериев взаимодействия власти и общественного мнения как отражение сбалансированности процессов управления и самоорганизации – независимости, соответствия реальности, контента (понимания, доступности информации, смысла принимаемых решений);

– в плане приращения знания в области социологии приоритетное использование методологии институционального и социокультурного подходов позволило диссертанту, во-первых, обновить и уточнить понятийно-категориальный аппарат исследования (определение безопасности как социального процесса и национальной безопасности в единстве ее основных составляющих – личностной, общественной и государственной безопасности, а также категорий кадровой политики государства, потенциалов субъектов управления и обеспечения безопасности страны); во-вторых, раскрыть социально-гуманитарное содержание моделей и технологий безопасности, обосновать необходимость перехода от авторитарно-мобилизационных к инновационно-демократическим методам управления как основному звену становления безопасного характера развития личности и общества; в-третьих, разработать положения, предложения и рекомендации по совершенствованию концепции и стратегии обеспечения национальной безопасности России, трансформации государственного управления, кадровой политики как основ укрепления безопасности страны.

Основные положения диссертации,

выносимые на защиту:

1. В современный период выходящие из тяжелого системного кризиса государство и общество в России ставят перед собой грандиозную задачу – достичь качественного изменения жизни в стране, ее экономики, социальной и духовно-культурной сфер. По существу, речь идет о создании иного общества, реализующего стратегию инновационного развития, общества реальных и равных возможностей, без бедности, гарантирующего безопасность и благополучие каждого человека.

Составными частями разрабатываемой ныне стратегии развития России до 2020 года являются концепции и стратегии национальной безопасности, трансформации государственного управления и, соответственно, изменения кадровой политики.

2. Мир XXI века не становится проще и безопаснее. Научные прогнозы относительно общества будущего констатируют, что риски, опасности, угрозы в этом мире и этом обществе будут не просто возрастать, а возрастать по экспоненте. Поэтому проблемы безопасности всё более приобретают глобальный, системный и универсальный характер, касаясь всех и каждого. Вместе с тем с ними не в состоянии справиться ни одно, даже самое сильное государство или блок государств, а только человечество в целом. Сказанное обусловливает необходимость разработки и реализации концепций и стратегий обеспечения безопасности, эффективной системы управления государством и обществом, подготовки кадров, способных на адекватные ответы вызовам новой социальной реальности.

3. В Концепции и разработанных на ее основе моделях и стратегиях национальной безопасности России постулируются с высоких гуманистических позиций единство обеспечения безопасности человека, общества и государства. При этом под личностной безопасностью в контексте социологического подхода необходимо, прежде всего, понимать соблюдение прав и свобод человека, создание условий самовыражения и самореализации его способностей. Под общественной безопасностью – сохранение и укрепление национальной идентичности россиян, которая проявляется через систему ценностных выборов и ориентиров, соответствующих культуре народа. Социологический смысл государственной безопасности состоит в сохранении и укреплении единства государства, общества и личности, в преодолении состояния отчуждения и недоверия между народом и властью, повышении уровня легитимности властных структур, их авторитета и влияния в обществе на основе установления консенсуса через общественный диалог в отношении национально-государственных и общественных интересов и приоритетов развития, утверждения отношений партнерства и сотрудничества между органами государственной власти и институтами гражданского общества.

4. Согласно научным оценкам и социологическим исследованиям, существующая Концепция национальной безопасности России не является завершенной в плане учета необходимой полноты направлений безопасности, достаточного содержания несиловых факторов, в том числе идеологии государства, объединяющей общество; достаточной проработанности вопросов правовой базы, взаимоотношений центра и регионов; четкого функционального распределения деятельности субъектов обеспечения безопасности, в том числе органов законодательной, исполнительной и судебной власти; взаимосвязи жизненно важных ценностей и интересов личности, общества и государства, анализа роли и места России в современном мире.

5. Концепция национальной безопасности, разработанная в значительной мере на базе господствовавших в 90-е годы либеральных идей, содержит в значительной степени механическое соединение либерального и национального, которые в определенной мере противостоят друг другу. Непроработанность этих аспектов придает Концепции в значительной мере декларативный характер.

В современных условиях подъема национального самосознания в России использование взглядов абстрактного либерализма приходит в противоречие с осознанием и практикой реализации задач национальной безопасности, ставит Россию, по крайней мере, в духовной области, в подчиненное положение к странам Запада. Из этого вытекает необходимость разработки модели национальной безопасности с учетом качественной специфики проявления социально-гуманитарного аспекта на уровнях личности, общества и государства при примате сохранения целостности российского общества и государства.

Назрела необходимость формирования идеологии государства на базе национальных интересов и цивилизационной специфики России. Незавершенность Концепции безопасности является важнейшим объективным фактором, который мешает государственному управлению и кадрам государственных служащих в эффективной реализации задач обеспечения национальной безопасности.

6. Результаты анализа общественного мнения на базе проведенных социологических исследований выявили серьезные противоречия во взаимоотношениях общества – государственная власть в сфере обеспечения национальной безопасности. Лишь незначительное меньшинство опрошенных ощущает себя и общество в безопасности. Большинство или значительная часть российского населения высказали мнение об ощущении постоянного роста опасностей, рисков и угроз личности и обществу, индивидуальной и социальной, внутренней и внешней незащищенности граждан, необеспеченности социально-политических прав, гарантированных Конституцией, недоверие к основным государственным и социальным институтам общества, несправедливому распределению частной собственности. Необеспеченность личностной и общественной безопасности опрошенные соотносят с процессом реформ, бюрократизацией государства и разложением чиновничества; отсутствием ясной политики и четкой стратегии развития государства, общенациональной объединяющей цели и как следствие – недоверием к власти.

7. По научным оценкам, необходимо создать систему мотивации эффективной деятельности госаппарата, конкурентные условия для привлечения на госслужбу лучших кадров, повышая при этом их ответственность перед обществом, самостоятельность, компетентность и профессионализм, поощряя и поддерживая их смелые и неординарные решения, инициативу и инновации, эффективное использование ресурсов, следование общей идеологии и стратегии развития страны. России необходимы сегодня не методы проб и ошибок, не "ручное", управление, основанное на мифах и догмах, не решения-директивы, а знания и стимулы к инновациям, приоритетное развитие социальной сферы. Именно в ней формируется человеческий потенциал, создаются условия для человеческого развития – всё то, что определяет конкурентоспособность общества, его социальную жизнеспособность.

8. В современный период главными опасностями и угрозами, имеющими для национальной безопасности России стратегическое значение, являются истощение инфраструктурного потенциала развития социальной сферы в целом, а отсюда – деградация человеческого потенциала, поляризация, маргинализация и фрагментация социальной структуры, депопуляция, рост нелегальной миграции, изменение этнонациональной структуры населения, кризис сфер здравоохранения, науки, образования и культуры. Отсюда же проистекает и кризис кадровой политики, системы подготовки кадров.

Относительно самых тяжелых социальных болезней, поразивших российское общество и мир в целом ныне, которые подрывают национальную безопасность и представляют собой серьезную угрозу государственным и общественным интересам, отметим то, что и терроризм, и коррупция, и преступность коренятся также в социальной сфере. Социологические исследования показывают, что российские граждане вовсе не склонны воспринимать мир ни в образах и терминах, прежде всего религиозных войн, ни в версиях столкновения цивилизаций. Среди причин, например, терроризма они на первое место выдвигают две: во-первых, «новый передел мира из-за энергоресурсов, полезных ископаемых и рынков сбыта»; во-вторых, особо подчеркивают, что «терроризм – это только инструмент, нужно устранить его причины: неравенство, несправедливость, угнетение». Аналогичные картины наблюдаются и в ответах на вопрос о причинах коррупции и преступности в целом.

9. Концепт диалектической взаимосвязи кадровой политики со всей системой государственного и общественного управления, а через него и с системой обеспечения национальной безопасности – одна из ключевых идей диссертации. С нашей точки зрения, кадровая политика – не просто часть или нечто находящееся вне систем государственного, общественного управления и национальной безопасности. Она является сущностью, ядром, «живой душой» взаимодействия всех этих сложных социально-управленческих систем, внутренним источником их развития как единого целого.

10. В отличие от термина "управление персоналом", близкого по своему смыслу кадровому менеджменту, понятие "кадровая политика" выражает то, что связано с общим руководством, со стратегией развития всей системы работы с кадрами, более того, с культурой организации этой системы как социально-управленческого по своей сущности института и процесса.

В диссертационной работе показано, насколько сложна и целостна проблема разработки и реализации стратегии кадровой политики в сфере обеспечения безопасности в современных условиях. Она охватывает весь комплекс социальных отношений, структуру государственного устройства и международных связей. Кадровая политика сегодня приобретает ранг общенационального "большого проекта", инновации в области которого призваны обеспечить государственную, общественную и личную безопасность.

11. На основании вышеизложенного можно сформулировать следующие основные положения:

– кадровая политика должна рассматриваться как комплексная социально-управленческая категория, имеющая свою концептуальную основу и историческое содержание. Вместе с тем, кадровая политика – это система конкретных действий, направленных на достижение определенных социально-управленческих целей;

– кадровая политика как специфическая форма социально-управленческой деятельности имеет свои особенности, функции и задачи. Особое место кадровая политика занимает в системе обеспечения безопасности российского государства;

– главным содержательным моментом, основой кадровой политики являются кадры госслужащих. В этой связи определяющими условиями успеха кадровой политики служат: высокий уровень профессиональных знаний служащих, системы их подготовки, адекватной социальным изменениям и задачам кадровой службы; морально-нравственный и культурный уровень, система мировоззренческих ценностей;

– в области кадровой политики в сфере обеспечения безопасности приоритетом является комплекс мер, направленных на безопасность человека как субъекта и объекта этой безопасности. Достижению этой цели подчиняется стратегия кадровой политики;

– стратегия кадровой политики в системе обеспечения безопасности опирается на инновационные изменения в обществе и формируется с их учетом. Она детерминируется не только развитием рыночных отношений в экономике, изменениями приоритетов во внутренней и внешней политике, но и новыми тенденциями в культуре и духовной жизни. Исходя из этого кадровая политика в системе безопасности получает черты наукоемкости, динамичности и духовно-культурной ориентации;

– новая стратегия кадровой политики в системе обеспечения безопасности опирается на теорию выбора в социальной жизни, интеллектуальную культуру кадров, на научное мышление как инструмент кадровой политики, а также на создание единого кадрового цикла как задачи обеспечения безопасности;

– особое место в стратегии кадровой политики в системе обеспечения безопасности занимают ценностные приоритеты. Кадровая политика исходит из того, что главной ценностью является человек как субъект и объект кадровой политики;

– ценности и ценностные ориентации в системе кадровой политики и ее стратегии имеют определенные черты, через которые реализуется научная обоснованность и созидательность кадровой политики, ее комплексный характер, перспективность, духовно-нравственные и правовые нормы, а также определенность кадровой политики для всей России в плане реализации жизненно важных национальных интересов, достижения благополучия и безопасности каждого гражданина в России;

– кадровая политика должна иметь четкую идеологию. Эта идеология обеспечивает достижение конечного результата, способствует действенности кадровой политики, придает ей государственный и общественный статус.

Научно-практическая значимость диссертационной работы состоит, во-первых, в разработке концепции взаимосвязи, целостности осуществления противоречивых тенденций трансформации кадровой политики, совершенствования системы государственного управления и укрепления национальной безопасности современной России как единого социально-управленческого процесса; во-вторых, в исследовании данного процесса в предметном поле социально-гуманитарной сущности и содержания различных концепций, моделей и технологий обеспечения безопасности; в-третьих, в обновлении и уточнении понятийно-категориального аппарата диссертации, в разработке как общих положений, так и конкретных предложений и рекомендаций по совершенствованию концепции и стратегии укрепления национальной безопасности России на основе инновационно-демократических методов трансформации системы государственного управления и кадровой политики.

Выводы и положения диссертационной работы могут использоваться в дальнейшем как при проведении научно-исследовательских разработок по проблемам национальной безопасности, государственного управления, кадровой политики, так и практическими работниками, чья деятельность связана с решением названных проблем.

Материалы диссертационного исследования могут быть использованы также и в учебном процессе: при подготовке учебных пособий по социологии управления, социологии безопасности, в преподавательской практике при чтении общих и специальных курсов, проведении семинаров, в системе подготовки кадров и повышения квалификации профессиональных управленцев.

Апробация результатов исследования. Основные концептуальные идеи, положения и выводы исследования были представлены и обсуждались на следующих конференциях и «круглых столах»:

1. Всероссийская научно-практическая конференция «Современное российское общество: проблемы безопасности, преступности, терроризма».– Краснодар, май, 2005 г.

2. Международная конференция Международной организации труда (МОТ) «Разработка национального плана действия РФ по предотвращению торговли людьми и использования рабского труда». – Москва, февраль 2006 г.

3. Международная конференция Международной организации по миграции (МОМ). Участие в работе экспертного «круглого стола» на тему: «Мировой опыт проведения программ по легализации иммигрантов: проблемы и решения». – Москва, март 2006 г.

4. Международная конференция «По противодействию торговле людьми». – г. Триест (Италия), ноябрь 2006 г.

5. Международная региональная конференция «Противодействие торговле людьми в регионе Центральной Азии. Проводилась Представительством ОБСЕ и МОМ совместно с правительством Республики Казахстан. – г. Астана, май 2006 г.

6. Региональный "круглый стол" «Противодействие торговле людьми в регионе Центральной Азии». – г. Бишкек (Кыргызстан), декабрь 2007 г.

Результаты исследования использовались и получили апробацию в процессе подготовки, издания и применения Мониторинга легальной (законной) внешней трудовой миграции за 2004–2005 годы, а также разработки и чтения автором в Московском государственном гуманитарном университете им. М.А. Шолохова двух спецкурсов: «Современный терроризм: сущность, пути предупреждения и преодоления» (для всех специальностей) и «Информационная культура государственных служащих» (для специальности «Государственное и муниципальное управление».

Основное содержание диссертации опубликовано автором в двух монографиях, в восьми статьях в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК России, в учебных пособиях по спецкурсам, а также в целом ряде статей в коллективных монографиях, научных сборниках, материалах конференций. Общий объем публикаций – 36 п.л.

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании Сектора социологии национальной безопасности Института социально-политических исследований РАН, а также на заседании экспертной комиссии Диссертационного совета Д 002.008.01 по социологическим наукам при ИСПИ РАН. Совет принял диссертацию к защите на своем заседании 23.09. 2008 г. (протокол № 5).

Структура диссертации состоит из введения, трех глав, параграфов, заключения, списка использованной литературы, приложения.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, рассматривается степень ее научной разработанности, определяются основная проблема, объект, предмет, цель и задачи диссертационной работы, характеризуются ее теоретико-методологические основы и эмпирическая база; формулируется научная новизна и излагаются основные положения, выносимые на защиту, раскрываются теоретическая и практическая значимость работы и способы ее апробации.

В первой главе – «Безопасность России как социально-управленческая проблема: теоретико-методологические аспекты социологического исследования» анализируется концепция и стратегия обеспечения национальной безопасности России, а также социально-гуманитарное содержание моделей и технологий безопасности; раскрываются актуальные проблемы регулирования и реализации безопасности как социального процесса.

В параграфе 1.1 – «Концепция и стратегия обеспечения национальной безопасности России» рассматривается, прежде всего, вопрос о социальной природе категории безопасности, ее составляющих, влияющих на нее условий и факторов. Применение этой категории в контексте повышения профессионализма и управленческой культуры кадров государственной службы связано с необходимостью проведения соответствующей специальной социолого-управленческой интерпретации проблемы безопасности, направленной в соответствии с задачами исследования на выявление ее объективного содержания, противоречивости, взаимосвязи с социальными субъектами, которые обеспечивают функционирование и развитие общества.

В диссертации сформулирован следующий ряд исходных (предварительных) теоретико-методологических предпосылок для дальнейшего рассмотрения проблемы безопасности:

– Феномен безопасности имеет сложную системную структуру, которая в наиболее общем виде включает как объективную, так и субъективную составляющие. Если первая связана с наличием реальных объективных вызовов, рисков и угроз в различных областях и на различных уровнях социума (российского общества в целом, регионов, социальных групп), то вторая обусловлена различными субъективными трактовками безопасности с точки зрения интересов определенных социально-политических сил, а также возможностью неоднозначных научных парадигмальных подходов (существующим в социологии плюрализмом) к интерпретации данной категории в целом или отдельных ее аспектов.

– Безусловно, вполне правомерно использование диалектического, структурно-функционального, историко-детерминистского, институционального или даже символико-интеракционистского, а также других подходов в их «чистом» классическом виде. Однако, с авторской точки зрения, при наиболее глубоком рассмотрении данной весьма важной и ответственной темы не следует связывать себя очень строгими формальными рамками какого-либо одного из парадигмальных подходов. Поэтому в работе по мере развития логики разработки темы применяются в основном диалектический, историко-детерминистский, институциональный, конфликтологический, социокультурный подходы, которые, по мнению автора, наиболее адекватны раскрытию проблем исследования. Новые концептуальные возможности открывает использование синергетического подхода. Это особенно важно при исследовании российского общества, исторический опыт которого подтверждает неконструктивность линейного мышления при осмыслении проблем социальных изменений в условиях кризиса.

– В современных российских условиях на понимание генерального вектора реализации безопасности, наряду с официальной концепцией, осознанием (в той или иной степени) объективных условий современного положения общества и государства влияют идеологические установки различных экономических и политических сил в обществе, интересы классов и социальных групп, различных течений внутри политической и духовной российской элиты. Поэтому спектр точек зрения относительно основного направления осуществления российской безопасности включает веер трактовок: от признания самостоятельности национальных интересов России и необходимости восстановления ее статуса великой державы до полного подчинения интересов России интересам западных стран (в рамках их понимания глобализма и господства группы постиндустриальных стран) путем «мирного» встраивания России в систему «объективного» международного разделения труда в основном только в качестве сырьевого придатка развитых стран и потребителя их массовой культуры, товаров и услуг.Все это находит отражение в различных концепциях национальной безопасности РФ, которые в разной степени выражают интересы либо всего (основной части) российского общества, либо корпоративные интересы различных группировок, либо прямо или опосредованно необходимость подчинения интересам зарубежных стран и международных организаций. Плюрализм подходов проявляется в научной и общественно-политической литературе, периодической печати, теле- и радиопередачах, материалах Интернета.

Важными моментами трактовки безопасности, которые требуют учета, являются: кроме открытых демократических связей, глобальные и локальные рыночные отношения, которые проникли во все сферы российского общества; соотношение реального и виртуального, реального и мифологического в подходах к пониманию безопасности и кадровой политики, связанной с ее осуществлением и, конечно, выделение наиболее значимых характеристик общественных процессов и структур, имеющих отношение к безопасности и влияние на нее, анализ их явных и латентных направлений воздействия, интересов и функций.

В современном отечественном обществоведении в настоящее время произошел отход от упрощенного и узкого понимания безопасности, при котором она сводилась только к предупреждению, устранению и отражению в основном военных опасностей, преимущественно внешнего, силового характера, прежде всего, для государства. Произошло значительное расширение спектра и многообразия различных опасностей и угроз не только государству, но также обществу и человеку. Углубились взаимосвязи между различными элементами безопасности, смысл трактовки каждого из них и значимости воздействия на безопасность в целом.

При диалектическом подходе к интерпретации категории безопасности требуется принимать во внимание, по крайней мере, следующие моменты.

Во-первых, необходимость рассмотрения безопасности как феномена, которому присущ конкретно-исторический характер. Это требует анализа специфики объективных социальных пространственно-временных особенностей развития конкретного общества, а также субъективных его особенностей и качеств.

Во-вторых, важность учета в реалиях XXI века глобального и универсального характера безопасности.

В-третьих, требование установления неразрывной целостности, взаимосвязи феноменов безопасности и развития как составляющих единого процесса жизнедеятельности общества. При этом развитие является первичным, а безопасность вторичным началом, ибо именно она призвана обеспечить не только существование, но и развитие общества, защитив его от различных опасностей, рисков и угроз. Не случайно более полная безопасность обеспечивается на основе процесса развития.

В диссертации определяются понятия: «безопасность жизнедеятельности», «безопасность существования человека», «безопасность окружающей среды», «национальная безопасность» и ее составляющие – «интересы личности, общества, государства», а также категории экономической, военной, экологической, социальной и духовной безопасности. При этом категория безопасности соотносится с понятиями «опасность», «риски», «угрозы». В работе подробно анализируются принятые в 90-е годы XX века – начала XXI века нормативно-правовые акты, в которых выражается официальная концепция и стратегия национальной безопасности РФ, предлагается научная оценка их достоинств и недостатков.

В параграфе 1.2 – «Социально-гуманитарное содержание моделей и технологий безопасности» рассматриваются существующие модели национальной безопасности и, прежде всего, те из них, в которых особо выделяются и подчеркиваются социально-гуманитарные аспекты и основы (системная и ситуационные модели П.Г. Белова, модель Евразийско-Атлантической системы безопасности В.Н. Кузнецова, модельная схема национальной безопасности РАГС). В первой модели концепция национальной безопасности по своему содержанию отнесена к жизнедеятельности человека, народа, нации с их потребностями, интересами и ценностями, а также конкретными условиями и факторами, угрожающими их безопасности . Вторая модель основывается на концепции геокультуры . В третьей модели значительная роль отведена совокупности интересов личности, общества и государства .

В диссертации подчеркивается, что дальнейшее углубление социально-гуманитарного содержания моделей и технологий национальной безопасности связано с уточнением самого понятия «социально-гуманитарное», а также исследованием таких его аспектов, как абстрактное и конкретное, общее и частное, глобальное (общечеловеческое) и национальное, соотношение свободы и ответственности, соотнесение деятельности личности, общества и государства с идеологией. Данные вопросы рассматриваются в диссертации на конкретном материале.

В параграфе 1.3 – «Безопасность как социальный процесс: актуальные проблемы регулирования и реализации» раскрывается то положение, что процесс обеспечения национальной безопасности осуществляется проведением единой государственной стратегии во всех сферах жизнедеятельности общества на основе объединения усилий всех социальных субъектов, включая и негосударственную систему укрепления безопасности страны. Эта стратегия призвана опираться на научный подход к управлению и непрерывное взаимодействие различных государственных органов, ведомств и служб, государственных и негосударственных систем обеспечения безопасности на различных уровнях – общегосударственном, региональном, местном.

Степень эффективности социального процесса укрепления национальной безопасности может быть оценена и через включение в систему управления социологических исследований, в частности, через результаты изучения общественного мнения. В последние годы в нашей стране, как уже отмечалось, был проведен целый ряд социологических исследований, которые позволяют определить те оценки, которые высказывают российские граждане относительно состояния их личной, общественной и государственной безопасности, выражают свое отношение к государственному управлению и власти в целом, к осуществляемой в России кадровой политике. Автор среди этих исследований выделяет следующие:

1. Общероссийские социологические исследования, проведенные Отделом стратегических социальных и социально-политических исследований ИСПИ РАН в 2000–2006 гг. под руководством д.с.н. Левашова В.К.

2. Мониторинговые социологические исследования, проведенные Социологическим центром РАГС в 1998–2005 гг. под руководством д.ф.н., проф. Байкова В.Э.

3. Общероссийский проект «Культура и безопасности современного российского общества» (февраль 2002 г., ИСПИ РАН) под руководством члена-корреспондента РАН, д.с.н. Кузнецова В.Н. .

4. Общероссийское социологическое исследование «Основания консолидации современного российского общества», проведенное ИСПИ РАН в 2007 г. под руководством д.с.н. Локосова В.В. и члена-корреспондента РАН, д.с.н. Шульца В.А.

5. Общероссийские социологические исследования, проведенные в последние годы под руководством члена-корреспондента РАН, д.ф.н. М.К. Горшкова Институтом социологических исследований РАН , а также Российским государственным социальным университетом под руководством академика РАН, д.и.н. В.И. Жукова .

В диссертации учтены материалы этих исследований с точки зрения разработки ее тематики.

В заключение первой главы диссертации приведены некоторые выводы социологического исследования, проведенного в 2005 году в Южном Федеральном Округе (ЮФО), в котором принял участие автор. Тема исследования "Безопасность человека в современном обществе". В опросе приняло участие 2.393 человека – жителей г.г. Армавир, Грозный. Краснодар, Нальчик, Новороссийск, Ставрополь, Черкесск.

Респонденты подтвердили мнение о том, что проблема поддержания безопасности в современной России стоит очень остро, и что это связано прежде всего с утратой доверия граждан к своему государству и его органам власти (на это указали 42% опрошенных), а также обострением напряженности в мире (24%), ухудшением экономической ситуации (24%) и недостаточно эффективной работой правоохранительных органов (24%). Главными причинами существующих проблем национальной безопасности в стране они назвали опять-таки недоверие населения к властям (52%); отсутствие общенациональной цели, ясной политики и четкой стратегии развития государства (46%) и потерю Россией статуса великой державы (34%). Что касается факторов, угрожающих безопасности России в наибольшей степени среди них, во-первых, коррупцию, организованную преступность (65%); во-вторых, терроризм, политический и религиозный экстремизм (48%); в-третьих, рос цен, инфляция, безработица и бедность (43%), а также состояние окружающей среды, природные и техногенные катастрофы т сокращение населения, высокую в стране смертность (по 18%).

Во второй главе – «Государственная кадровая политика в условиях трансформации российского общества» отмечается, что работа с кадрами государственных служащих (кадровая политика) является важнейшим звеном в комплексе мер, позволяющих сохранить и упрочить безопасность любого государства и общества. Системный подход в определении роли кадровой политики в обеспечении национальной безопасности России в социологическом аспекте предполагает получение ответов на вопросы: каковы сущность и содержание, социальная, пространственно-временная специфика этой политики как важнейшего элемента государственного управления; категориальное значение понятий профессионализма и управленческой культуры как аспекта социологии управления; значимость и взаимосвязь изменения потенциала субъекта государственного управления и обеспечения безопасности страны.

В настоящем разделе диссертации идет рассмотрение этих вопросов, проводится социологическая разработка базовых понятий темы. Однако предваряет данную проблематику анализ сущности и социологического смысла того основного звена становления безопасного характера развития общества и личности, которое можно определить как переход в современный период от авторитарно-мобилизационных к инновационно-демократическим методам управления.

В параграфе 2.1 – «Переход от авторитарно-мобилизационных к инновационно-демократическим методам управления – основное звено становления безопасного характера развития государства, общества и личности» раскрываются с опорой на результаты социологических исследований необходимость и закономерность, пути и способы названного перехода.

В диссертации на основе анализа современных фундаментальных кризисных процессов, характеризующих переход от умирающей чувственной к нарождающейся интегральной культуре (П. Сорокин), противоборства между «культурой жизни» и «культурой смерти» (Э. Фромм), делается вывод о том, что главный приоритет как внутренней, так и внешней безопасности России, согласно ее многовековой исторической традиции, может базироваться и ныне, прежде всего, на духовной культуре.

В целом же ключ к укреплению национальной безопасности, устранению, нейтрализации или ослаблению внутренних и внешних угроз и вызовов лежит внутри страны. Поэтому другие основные направления обеспечения национальной безопасности должны быть нацелены на создание законодательной, политической, социальной и экономической основ для выхода России из глубокого и всестороннего кризиса, в котором она оказалась: восстановлении базы экономического и научно-технического развития страны; предотвращении обострения социально-политического противостояния и обеспечении гражданского мира в обществе; укреплении демократической, правовой, федеративной государственности; повышении жизненного уровня населения на основе успешного проведения рыночных реформ и подъема производства; снижении остроты социальных противоречий и предотвращении дальнейшей социальной поляризации; создании здорового социально-психологического и нравственного климата в обществе; надежной защите жизни, здоровья, имущества, прав и свобод человека.

Основополагающим элементом этого процесса должно стать завершение создания и совершенствование демократических институтов власти и управления. Обеспечение внутренней стабильности и безопасности страны требует сбалансированной системы институтов власти, четко разделяющих между собой сферы компетенции и ответственности. Для поддержки демократии деятельность этих институтов должна быть максимально открытой, понятной и подконтрольной обществу, готовой и способной сломить сопротивление коррумпированной бюрократии.

Внутренняя политика призвана основываться на культуре максимально возможного общественного согласия. Между группами интересов могут существовать и существуют острейшие противоречия, но также возможны и необходимы компромиссы, особенно при опоре на понимание неизбежности сосуществования и желание сотрудничества, повышение уровня интеллектуального и духовно-нравственного потенциала элиты и всего общества.

Исходя из вышеизложенного, а также из исследований С. Кортунова приоритеты внутренней политики России в обеспечении национальной безопасности состоят в следующем:

– новая культурная политика витафильной организации, создание условий, стимулирующих развитие науки и образования, «культуры жизни» в целом;

– стабилизация и подъем уровня жизни населения, обеспечение его социальной защиты, преодоление социальной поляризации;

– учет, охрана и сбережение национальных ценностей, особенно в условиях чрезвычайных ситуаций, обеспечение защиты населения от первичных и вторичных последствий аварий, катастроф и стихийных бедствий;

– обеспечение доступной и эффективной медицинской помощи всем категориям граждан;

– преодоление неблагоприятной демографической ситуации;

– завершение реформирования государственной системы в свободную и демократическую, основанную на идее национального возрождения, приоритете прав и свобод личности при соблюдении социальных гарантий и условий безопасной жизнедеятельности каждого гражданина;

– усиление борьбы с коррупцией, терроризмом и организованной преступностью.

Как показывают результаты массовых опросов, граждан все более интересует связь экономического, социального и культурного положения России с глобализацией, место России в этих процессах, активность их государства по защите прав граждан за рубежом (см.: диаграммы 1–12, таблицы 5–11 в приложении) . Следует также отметить, что 70% экспертов и 52% респондентов полагают, что Россия, исходя из своих национальных интересов, должна стараться развивать отношения с остальным миром. Как видно из полученных данных, в российском обществе преобладает мнение о необходимости проведения политики активного сотрудничества .

Начавшееся оздоровление социально-политического климата в стране происходит за счет влияния двух факторов: улучшения отношения населения к проводимому курсу экономических реформ и роста позитивного отношения к партии, находящейся у власти. В то же время не происходит уменьшения социально-политической отчужденности, остается высоким уровень требований по поводу необходимости трансформации политической системы, низка степень доверия населения к политическим и социальным институтам.

В целом же граждане и эксперты полагают, что Россия должна найти свой путь развития. Судя по ответам, это должна быть конвергируемая между социалистическим и капиталистическим развитием интегральная модель, которая психологически наиболее комфортна для большинства россиян и которую можно рассматривать как форму социальной синергии . Как отмечает К.Х. Делокаров, западная цивилизация осознала необходимость сочетания рыночных начал с требованием планирования, оценив эффективность синергии этих форм социальной жизни. Была реализована идея сочетания организации (планирования) и самоорганизации (рынка) . Для России очень важно, внедряя новые формы организации общественной жизни, не утрачивать позитивного опыта, тех элементов, которые соответствуют менталитету народа. Формирование конкурентоспособности и активности необходимо сочетать с должным уровнем социальной защищенности людей; развитие гражданского общества не должно сводить роль государства к усечению функции «ночного сторожа», тем более в такой стране как Россия, к тому же находящейся в процессе трансформации.

В заключение данного параграфа в диссертации приводятся основные результаты комплексного социологического исследования, проведенного в Южном Федеральном Округе (ЮФО) в 2006 году, в котором принял участие автор. Тема исследования «Социальное управление и идеология менеджеризма».

Перед исследователями была поставлена задача по выявлению значимых особенностей системы управления в современном российском обществе, оценке эффективности видов социального управления, определению отношения респондентов к управленческим структурам разного уровня, предпочтительности для них различных моделей руководства, значения управления в отдельных социальных институтах. В этих целях было осуществлено социологическое обследование руководителей различного уровня, выступивших в роли экспертов (всего 172 человека), а также представителей различных слоев населения, проживающих в трех субъектах ЮФО: Краснодарском и Ставропольском краях, Кабардино-Балкарской республике и в городах: Армавире, Нальчике, Новороссийске, Ставрополе и Сочи. В опросе приняло участие 1112 человек.

Все исследовательские мероприятия были организованы и проведены на базе Лаборатории социологии безопасности, федерализма и борьбы с преступностью при Краснодарском университете МВД .

Что показало данное исследование? Выделим три наиболее важных его результата.

Первый из них состоит в том, что российские граждане (и этот вывод подтверждают данные других исследований) в целом хотели бы видеть полноценное присутствие государства и эффективное государственное управление во всех стратегических отраслях экономики и государственные социальные гарантии во всех областях социальной сферы. Под эффективностью же государственного управления эксперты-руководители, прежде всего, понимают обеспечение порядка, безопасности и справедливости (63,5%), а также:

– быстрое решение вопросов в случаях обращения граждан и организаций в государственные органы власти – 15,5%. Представители же различных слоев населения (преимущественно госслужащие, ИТР, преподаватели и студенты), поменяли местами эти два определения – соответственно 36,3 и 31,6%.

На вопрос: «Отчего, на Ваш взгляд, зависит эффективность управления», – эксперты на первое и второе место вывели:

1) от способностей и личностных качеств управляющих – 96,7%; 2) от профиля и качества полученного управляющими образования – 29,6%. С этим мнением согласилось и большинство опрошенных среди населения (соответственно вариантам ответов – 35,9 и 23,7%. Таков второй результат (анализа).

Общий же третий вывод данного исследования не противоречит уже сложившейся точке зрения ведущих отечественных социологов, заключающейся в том, что в основе конкурентоспособности современного общества лежит не столько экономика, сколько эффективное развитие социальной сферы, социальная жизнеспособность. "Ни топливно-энергетический комплекс, ни оборонно-промышленный, агропромышленный или какие-то другие экономические комплексы, – отмечает академик Г.В. Осипов, – не выведут Россию из кризиса без социально-энергетического комплекса, в котором производится и распределяется социальная энергия, формируется человеческий потенциал" .

В параграфе 2.2 – «Кадровая политика в условиях кризиса системы государственного управления» подчеркивается, что раскрытие сущности и содержания кадровой политики осуществляется ныне с точки зрения различных подходов. При узко управленческом подходе она сводится в основном к набору формальных правил и норм процедур и действий организационно-технологического характера, абстрагированных от конкретно-исторических условий данной страны и функционирования ее системы управления.

Социологический подход предполагает системный анализ «встроенности» работы с кадрами в комплекс государственного управления, учет конкретных социально-временных и социально-пространственных условий функционирования государственной службы. Более того, некоторые ведущие представители такого подхода считают, что в современный период практическую значимость приобретает вопрос о включении социологического знания как в систему научного управления российским обществом в целом, так и его различных социальных институтов и организаций .

В контексте темы диссертации в параграфе анализируются такие понятия, как «социальное государство», «социальное управление», «политическое управление», «государственное управление», «государственная служба», «кадры», «кадровая политика», а также три блока проявлений кризиса системы государственного управления в постсоветской России: 1) неблагоприятные для государства и общества основные результаты управления; 2) кризисные явления в самой структуре управленческой системы; 3) негативные оценки различных сторон государственного управления населением страны.

В следующем параграфе второй главы 2.3. – «Профессионализм и управленческая культура государственных служащих как категории социологии управления» содержится разработка содержания категорий профессионализма, управленческой культуры применительно к кадрам госслужбы.

Профессионализм – совокупность достигнутых индивидуумом теоретических знаний, практического опыта и профессиональных навыков в определяемой разделением труда сфере человеческой деятельности. Он отражает процесс самоорганизации человека, степень использования им своих способностей и склонностей.

В современном обществе профессионализм призван реализовывать необходимость опережающего развития способностей человека, формирование его интеллекта, т.е. способности к решению новых задач, к получению нового знания. Обязательным условием высокого уровня профессионализма является мировоззренческая зрелость человека.

Профессионализм – не только источник и основа существования человека, проявления его внутреннего личного потенциала, но и решающий фактор поступательного развития цивилизации и культуры, формирования гуманных и справедливых человеческих отношений, утверждения принципов трудолюбия, развития в обществе и человеке созидательных миротворческих, а не агрессивно-разрушительных начал .

Очевидно, профессиональные качества и культура управленцев всегда имели большое значение, поскольку от них в немалой степени зависела эффективность управления и само существование государственной системы. Но в современных российских (да и не только российских) условиях значимость профессионализма и культуры управления существенно возросли.

Профессионализм и управленческая культура характеризуют важное социальное качество любого управленца, руководителя. Их значимость для социологии управления было трудно переоценить.

Более глубокое осмысление и разработка этих категорий позволит «выковать» особый инструмент познания социальной действительности, с помощью которого станет возможным более полно упорядочить опытное знание о субъектах государственного управления, глубже отразить содержание управленческого процесса, его специфику в современных российских условиях.

Профессионализм и управленческая культура, характеризуя качественную сторону субъекта управления, обусловливают его потенциальные возможности в реальной деятельности и в значительной степени – результативность этой деятельности. Следовательно, эти понятия могут выражать существенные, закономерные связи в процессах изменения (управление, регулирование, конфликты) между субъектом управления (деятельности) и эффективностью, результативностью его воздействия на объект.

Являясь важной стороной управления, профессионализм и управленческая культура в общем случае «встроены» в систему понятий: профессионализм, культура (приобретение, наличие) – потенциал субъекта управления – реализация (степень реализации) потенциала в процессе управленческой деятельности – результат управленческой деятельности для объекта и субъекта управления, окружающей социальной среды.

Таким образом, все это позволяет отнести профессионализм и управленческую культуру к частным (по отношению к управлению, труду, деятельности), но весьма существенным социологическим категориям, занимающим важное место в «несущей конструкции», в целостной системе управленческой деятельности.

Как было отмечено выше, при рассмотрении вопросов национальной безопасности и кадровой политики содержанием государственной службы, российского государственного управления является нацеленность на решение задач социального государства, служение людям, обществу, их обслуживание. Однако государственное управление, наряду с обслуживанием, с необходимостью содержит решение коренных социальных задач, выражающих государственные интересы, баланс интересов классов, социальных групп и, прежде всего, общие интересы укрепления национальной и социальной безопасности России, связанные с ростом человеческого потенциала. Все это и определяет целенаправленность профессиональной разработки, подготовки, принятия и реализации управленческих решений по выполнению плановых и оперативных задач, поставленных перед конкретными федеральными органами по созданию условий для повышения качества жизни.

В проведенной в диссертации социологической разработке категорий профессионализма и управленческой культуры выражены идеальные требования к деятельности российских государственных служащих в современных условиях, учтены научные разработки и проведено определенное обобщение зарубежного опыта инновационной деятельности управленческих кадров. Одним из таких важнейших требований и насущных проблем является повышение информационной культуры госслужащих.

В параграфе 2.4 – «Информационная культура госслужащих как фактор обеспечения безопасности в условиях становления глобального информационного общества» раскрывается то положение, что в современную эпоху информационной революции осознание глубины последствий принимаемых решений и, прежде всего, последствий социально-гуманитарного характера, которые в отличие от технологических и экономических, могут носить отдаленный характер, требует высокого уровня методологической культуры и системного мышления тех, кто принимает решения. И это требование сегодня выступает необходимым условием обеспечения безопасности общества и условием соответствующего уровня профессиональной подготовки кадров, в первую очередь, – государственных служащих.

Взаимодействие ныне между объектами и субъектами государственного управления осуществляется на принципиально новом уровне, обусловленном резким возрастанием роли информационно-коммуникационных технологий и информационного воздействия в целом на все сферы жизнедеятельности – от экономической до духовной. Электронная коммуникация все более определяет формирование современной культуры. «Под мощным воздействием коммуникационной системы, опосредованным социальными интересами, политикой правительств и стратегиями бизнеса, рождается новая культура: культура реальной виртуальности» .

Таким образом, в современных условиях, когда информационная сфера становится системообразующим фактором жизни социума, национальная безопасность страны все в большей степени будет зависеть от обеспечения ее информационной безопасности. Необходима научно обоснованная и эффективная информационная политика, поскольку, когда информация, воздействуя на сознание, не только отражает, но и формирует реальность, она становится важным социально-управленческим ресурсом, влияя на вектор принимаемых стратегических решений власти.

В «Доктрине информационной безопасности Российской Федерации» указывается на «низкую эффективность информационного обеспечения государственной политики Российской Федерации вследствие дефицита кадров, отсутствия системы формирования и реализации государственной информационной политики» .

Несформированность системы информационной политики в значительной степени происходит из-за недостаточного внимания к ее социально-гуманитарной составляющей и превалирования технократического подхода.

Поэтому правомерно ставить вопрос значительно шире – о формировании информационной культуры и граждан, и, прежде всего, субъектов реализации государственной информационной политики, тех, кто принимает решение по обеспечению информационной безопасности страны и осуществляет руководство по их реализации, а именно – государственных служащих. В диссертации отмечается, что данный вопрос сегодня в России не только не получил адекватного ответа, но и серьезно даже не поставлен. В стране преобладают не только технико-технологический подход к его решению, но и коммерческий, административно-силовой, антигражданский подходы. Партийно-государственный диктат сменился диктатом капитала и криминалитета.

В диссертационной работе не ставится цель глубокого анализа информационных процессов в современном обществе, возрастания роли и влияния, например, СМИ на все сферы общественной жизни, что может представлять тему специального исследования по проблеме информационной безопасности. Однако обращение к этим проблемам необходимо в связи с анализом кадровой политики и конкретно – с требованиями к уровню подготовки кадров госслужащих, где необходимой составляющей, по мнению автора, должна быть информационная культура, понимаемая в широком смысле. А это требует соответствующих знаний и не только у тех управленцев, кто непосредственно связан с информационными технологиями и информационной деятельностью, а у всех госслужащих, поскольку информационный компонент присутствует в любом направлении деятельности государственного управления. Следует также учитывать, что в условиях становления глобального информационного общества идеология находит свое выражение не столько «... в пропагандистских материалах партий и движений, сколько как бы "растворена" в информационном пространстве, в котором живут члены общества, и присутствует в деятельности основных социальных институтов» .

В этом смысле колоссальный идеологический, мировоззренческий потенциал СМИ, массовой культуры, рекламы, похоже, не всегда осознается властью. А он, как показала практика, может носить разрушительный характер. Ядром культуры, как известно, является система ценностей, идеалов, нравственных ориентиров. Его разрушение с неизбежностью ведет к утрате национально-культурной идентичности народа, устойчивости общества и его распаду. Вот почему государственное управление должно учитывать «ударную волну» воздействия новых информационных услуг на культуру и общество, быть способным работать на «опережение», предвидеть негативное информационное влияние, обеспечивать безопасность личности, общества и государства. Достижение данных целей требует выполнения применительно к информационной политике целого ряда принципов и критериев: адекватности отражения социальной реальности, социального бытия; повышения методологической культуры; осуществления диалога власти и общества; гласности, свободы и ответственности СМИ, а также контроля общества и государства над их деятельностью; взвешенности и адекватности анализа исторического прошлого; учета социально-гуманитарного характера информационного рынка; обеспечения информационно-психологической безопасности личности, информационного права, языковой и коммуникационной культуры. Необходимо также включение в образовательный процесс и систем подготовки кадров для работы в госслужбе специальностей и дисциплин по информационной политике и культуре.

Далее в диссертационной работе раскрывается категория потенциала субъектов управления как интегральное понятие, характеризующее возможности государственных служащих в решении текущих и перспективных задач национального развития. Этот потенциал включает в себя используемые и неиспользуемые источники, средства, силы, резервы субъектов управления (в нашем случае – только потенциал госслужащих и только федеральных органов исполнительной власти), существующие в данный момент. Он проявлялся в прошлом, проявляется в настоящем и может проявиться в будущем в достижении более высокого уровня эффективности государственного управления по реализации задач внутренней и внешней политики, в обеспечении социального благополучия и воспроизводства населения, в создании условий для поддержания и развития трудоспособности, здоровья, социальной защиты и духовных потребностей людей, ограждении их от различных рисков и угроз.

В диссертации рассматриваются следующие составляющие потенциала управленческих кадров: демографический, интеллектуальный, практико-поведенческий (опыт, уровень и стаж управленческой работы); инновационно-управленческий (предвидение, прогнозирование, планирование, социальные технологии); морально-субъективный, организационно-волевой потенциалы. В работе также анализируются степень востребованности потенциала управленцев, проблемы его измерения и оценки.

В третьей главе диссертации – «Стратегия изменения кадровой политики в системе обеспечения безопасности современного российского общества» отмечается, что в настоящее время оформляется совокупность идей и теорий, призванных обеспечить разработку специальных знаний и концепции кадровой политики.

Процессы формирования и развития кадровой политики имеют длительную историю. Автору представляется содержательной периодизация истории развития науки о кадрах, предложенная Хохловым А.А. . С учетом специфики кадровой среды государственной службы, сущности ее культуры, коммуникативных и социально-психологических особенностей индивидуального поведения организаций и их субъектов (кадров) становится возможным сформулировать основные положения концепции и стратегии изменения кадровой политики.

В параграфе 3.1. – «Концепция и стратегия изменения кадровой политики как основы укрепления безопасности страны» отстаивается то положение, что с позиций социологического подхода анализ кадровой политики соотносится с системой социальных отношений и, следовательно, требует определить место и роль кадровой политики, прежде всего, в контексте социальной деятельности государства.

В этой связи автор, как и многие другие исследователи, считает, что вопросы подготовки кадров госслужащих являются важнейшей управленческой проблемой позитивного реформирования всей социальной политики государства, ибо решение всей совокупности российских проблем развития общества предполагает активное участие кадров госслужащих нового профессионального уровня и как следствие улучшение кадровой политики .

В современных условиях кадровая политика в системе обеспечения безопасности государства решает важнейшую задачу формирования благоприятных условий для создания целенаправленных социально-мотивированных связей между кадрами госслужащих и широкими слоями населения.

Отсюда эффективность решения этих задач в значительной мере зависит от социально-гуманитарных знаний самого широкого профиля.

По существу, вся совокупность и социально-гуманитарных и всех других знаний современных кадров госслужащих должна сводиться к формированию мировоззренческой позиции. Это особенно важно для кадров и кадровой политики в системе обеспечения самой безопасности. В этом реализуется диалектическая связь безопасности и кадровой политики. Что касается стратегических целей, то они направлены на:

– гуманизацию кадровой политики, связанной с повышением роли этической составляющей деятельности кадров госслужащих, поиском наиболее эффективных путей достижения социальной справедливости в системе обеспечения безопасности человека, государства и общества;

– повышение социальной эффективности кадровой политики как главного ресурса профессионализации кадров государственного аппарата;

– расширение связей между государственным аппаратом и гражданским обществом, его институтами и гражданами на основе их привлечения к решению проблем безопасности.

В диссертации анализируются результаты социологических исследований по вопросам организационной и правовой культуры, регуляторов поведения российских чиновников, взаимоотношений граждан с государственными институтами, престижа госсслужбы, проведенными в РАГС при Президенте РФ.

Обращение к результатам социологических исследований приводит к выводу о том, что при значительном росте в последние годы численности госслужащих (она уже превышает 15 млн. человек, при ежегодном росте по разным данным от 1,8 раза до 4,9%), уровень их профессиональной подготовки остается самым слабым звеном всей системы госслужбы. Отсутствует и непосредственная связь между профессиональным и карьерным ростом управленцев.

Из сказанного вытекает, что стратегия кадровой политики в сфере безопасности государства – это комплексная задача, имеющая программно-целевое содержание. Кадровая политика безопасности – система теоретических взглядов, идей, требований, принципов критериев, определяющих основные направления работы с персоналом (госслужащими), в т.ч. формы и методы этой работы. Это совокупность способов воздействия на кадры для достижения целей эффективного решения стратегических задач в сфере достижения (или создания) условий для безопасности государства, общества и личности.

В параграфе 3.2. – «Формирование единого кадрового цикла как социально-управленческая задача укрепления национальной безопасности» раскрывается то принципиальное положение диссертации, что основные формы обеспечения стратегий кадровой политики – стратегия выбора, интеллектуальная культура кадров, их научное мышление – направлены на реализацию создания единого кадрового цикла, способного решить задачу безопасности. Кадровый цикл – это процесс деятельности человека (служащего) по решению какой-либо социально-значимой, а сегодня и личностно-ценной задачи. Применительно к обеспечению безопасности кадровый цикл означает решение задач внутренней и внешней безопасности.

Мониторинги процессов кадровой политики социологов РАГС при Президенте РФ, рассматривая эти процессы в новой постклассической парадигме государственного управления, убедительно подтверждают тенденцию, состоящую в повышении актуальности оптимального вмешательства человека в объективные условия развития кадровой политики. В этой связи общественные и индивидуальные ценности как носители объективного состояния играют также роль механизмов обратной связи кадровой политики.

Однако среди социологов на этот счет не существует единого мнения. С точки зрения, например, О.В. Крыштановской, группы государственных управленцев свободны «от ценностных суждений: указанная группа не обладает никакими выдающимися качествами "лучших людей"» . Согласно другой точке зрения, за 2000–2005 годы сложилась, по сути, качественно новая кадровая ситуация, сформировались благоприятные условия для разработки государственной кадровой политики, ориентированной на человеческое развитие, К настоящему времени сложился основной состав нового поколения государственных служащих, который вступил в стадию позитивной стабилизации и более качественного, эффективного развития . У этой категории кадров проявляются некоторые элементы гражданской позиции и социальной ответственности.

В параграфе 3.3 – «Научное, правовое и идеологическое регулирование кадровой политики в системе государственной службы как условие реализации безопасности» отмечается, что уже сегодня мы имеем возможность выделить сущностные черты кадровой политики как основание для осуществления ее стратегических целей в системе обеспечения безопасности государства: научность, комплексность, целостность, действенность, созидательность, аксиологичность, перспективность, правовая, духовно-нравственная и идеологическая определенность.

В параграфе содержится анализ каждой из этих черт, делаются обобщающие выводы относительно стратегии кадровой политики в сфере обеспечения национальной безопасности страны. Эти выводы представлены в основных положениях, выносимых на защиту.

В параграфе 3.4 – «Миграционные процессы и национальная безопасность» подчеркивается, что как сложность, так и драматичность, значимость проблем миграции осознавались далеко не сразу, в том числе в аспекте их места и роли в системе безопасности. В современный период стало совершенно ясно, что миграционные процессы чрезвычайно актуально и остро «выходят» на проблемы терроризма, преступности, межэтнических конфликтов; затрагивают проблемы демографии, труда, управления, образования, культуры и многие другие. Все это делает правомерным отнесение проблем миграции к числу основных, связанных с системами безопасности, государственного управления и кадровой политики.

В современном глобализирующемся мире возрастание интенсивности миграционных процессов носит объективно обусловленный характер. На их масштабы оказывают влияние прежде всего геополитические процессы: распад колониальной системы, крупнейшая геополитическая катастрофа века, связанная с крушением Советского Союза.

В результате 25 миллионов русских и русскоязычных граждан бывшего СССР в одночасье превратились в население иностранных государств.

Межэтнические конфликты, вооруженные столкновения, характеризовавшие постсоветское пространство 90-х годов XX века, привели к массовой миграции в Россию граждан бывших советских республик. Глубокие трансформационные процессы внутри вновь возникших государств, разрыв экономических связей, существовавших в СССР, распад промышленности и сельского хозяйства породили массовую безработицу.

В России появились рабочие-мигранты, число которых стало быстро расти. Трудовая миграция стала самым массовым и динамичным миграционным потоком в России. В 2007 г. численность иностранных работников составила уже более 1,5 млн. человек (речь идет о легальных мигрантах). В строительстве и торговле были заняты 69% рабочих-мигрантов. Однако трудовая миграция на законном основании, по оценкам экспертов, не превышает 10–15% от реального числа работников-мигрантов, находящихся в стране, которое, по разным оценкам, составляет от 7 до 15 млн. человек .

В диссертации анализируются различные взгляды на проблемы миграции – среди политиков и ученых, существующие в связи с ней угрозы безопасности: принудительный труд в тяжелых условиях, сверхэксплуатация, коррупция ; проблемы с обустройством жизни и быта, расселением, аккультуризацией, усиливающие конфликтогенность, распространение опасных заболеваний, наркотиков; нарастание ксенофобии и экстремизма и т.п.

В диссертации анализируются предложения и инициативы по совершенствованию стратегии развития миграционной политики в России, та конкретная работа, которая проводится Федеральной миграционной службой РФ в этом направлении; приводятся данные экспертного опроса, который был проведен автором в октябре 2007 г. среди 123 сотрудников областных управлений ФМС Уральского региона.

Абсолютное большинство сотрудников считают необходимым для себя повышение квалификации (96 человек, или 78%). На вопрос о том, по каким дисциплинам им хотелось бы получить углубленные знания в системе повышения квалификации, ответы распределились следующим образом: право – 71 человек, психология – 28, экономика и менеджмент – 20, социология – 11, по дисциплинам управления – 6, иностранному языку – 4, религиоведению – 3, по два человека назвали культурологию и компьютерную подготовку, по одному – управление персоналом, страноведение и философию.

Эти ответы объяснимы, если сопоставить их с видением сотрудниками ФМС актуальных проблем миграции в современной России, среди которых 50 человек назвали межэтнические конфликты, а 32 – проблемы культурной адаптации мигрантов . Кроме того, среди актуальных были названы также проблемы нелегальной миграции (103 чел.) и внутренней миграции (29 чел.). В данном вопросе респонденты могли, наряду с предложенными вариантами ответов, дать свой. Респондентами были названы такие проблемы, как несовершенство миграционного законодательства, коррупция в органах власти, низкая квалификация и образование мигрантов, незнание ими русского языка, недостаточный уровень качества обслуживания населения, отсутствие необходимого уровня толерантности в обществе и другие.

Все это подтверждает вывод о сложности и многоплановости проблем миграции, невозможности их эффективного решения в рамках реализации существующих ныне функций ФМС и, конечно, необходимости формирования системы подготовки высокопрофессиональных кадров, способных к решению задач, обусловленных спецификой данной сферы системы государственного управления.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, формулируются основные положения и выводы, предложения и рекомендации по совершенствованию кадровой политики в системе государственного управления, направленные на укрепление национальной безопасности.

Основные публикации автора по теме диссертации:

I. Авторские монографии и разделы

в коллективных монографиях

 

1. Сельцовский П.А. Трансформация кадровой политики в системе государственного управления как условие укрепления национальной безопасности России. Монография. М., Социально-гуманитарные знания, 2007. 18 п.л.

2. Сельцовский П.А. Стратегия изменения кадровой политики в системе обеспечения безопасности современного российского общества. Научное издание М., изд. журнал «Социально-гуманитарные знания», 2006. 4,6 п.л.

3. Сельцовский П.А. Глобальные социальные изменения и рост потенциалов субъектов управления безопасностью государства и общества. Раздел в коллективной научной монографии «Безопасность России в XXI веке». М., РИЦ ИСПИ РАН, 2006. (В соавторстве с Андреевым Э.М. Автор – 0,7 п.л.).

II. Статьи в ведущих рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК России:

1. Сельцовский П.А. Кадры и безопасность (к концептуальной постановке социологического анализа) // ж. Социально-гуманитарные знания, 2005. № 3.1. 0,5 п.л.

2. Сельцовский П.А. Кадровая политика в условиях кризиса системы государственного управления // ж. Социально-гуманитарные знания, 2006. № 6.1. 1,2 п.л.

3. Сельцовский П.А. Миграционные процессы и права человека // ж. Социально-гуманитарные знания, 2007. № 9. 0,5 п.л.

4. Сельцовский П.А. Развитие человека как цель социального управления и исходный принцип нового мировоззрения // ж. Социально-гуманитарные знания, 2007. № 12.0,5 п.л. (В соавторстве с Андреевым Э.М. Автор – 0,25 п.л.).

5. Сельцовский П.А. Информационная культура госслужащих как фактор безопасности в условиях становления глобального информационного общества // ж. Социально-гуманитарные знания, 2008. № 2. (В соавторстве с Панферовой В.В. Автор – 0,3 п.л.).

6. Сельцовский П.А. Проблема критериев эффективности взаимодействия власти и общества // ж. Социально-гуманитарные знания, 2008. № 4. 0,5 п.л. (В соавторстве с Панферовой В.В. Автор – 0,3 п.л.).

7. Сельцовский П.А. Идеология и безопасность: социально-гуманитарный контекст // ж. Социально-гуманитарные знания, 2008. № 9. 0,5 п.л.

8. Сельцовский П.А. Миграционные процессы и национальная безопасность // ж. Власть, 2008. № 11. 0,5 п.л.

III. Научные статьи, опубликованные в других изданиях. Учебные пособия

1. Сельцовский П.А. Рост потенциалов субъектов управления и обеспечение безопасности страны: значение и взаимосвязь. В Материалах Всероссийской научно-практической конференции: «Современное российское общество: проблемы безопасности, преступности, терроризма». Краснодар, 19–20 мая 2005 г. Т. II. М., РИЦ ИСПИ РАН, 2006. 0,5 п.л.

2. Сельцовский П.А. Современный терроризм: сущность, пути предупреждения и преодоления. Учебное пособие по спецкурсу. М., Социально-гуманитарные знания, 2006. 11,5 п.л. (В соавторстве со Старостенковым Н.В. и Шукшиным В.С. Автор – 4 п.л.).

3. Сельцовский П.А. Современный терроризм: сущность, пути предупреждения и преодоления. Программа спецкурса для всех специальностей. М., 2005. 1,0 п.л. (В соавторстве со Старостенковым Н.В. Автор – 0,5 п.л.).

4. Сельцовский П.А. Мониторинг легальной (законной) внешней трудовой миграции за 2004–2005 годы. М., ФМС РФ, 2006. 12,5 п.л. (В соавторстве с Власовой Н.И., Кондратовичем Г.В., Матвеевой И.Г., Черниковой Д.А. Общ. ред. Поставнина. Автор – 3 п.л.).

5. Сельцовский П.А. Информационная культура государственных служащих. Спецкурс для специальности ««Государственное и муниципальное управление». М., 2008. 1,0 п.л. (В соавторстве с Панферовой В.В. Автор – 0,5 п.л.).

См.: Белов П.Г. Методологические аспекты национальной безопасности России. М., 2001.

См.: Кузнецов В.Н. Геокультура: Основы геокультурной динамики безопасности в мире XXI: Культура-Сеть. М., 2003; Его же: Социология безопасности. М., 2007.

См.: Возжеников А.В., Прохожев А.А. Государственное управление и национальная безопасность России. М., 1999; Прохожев А.А. Человек и общество: законы социального развития и безопасности. М., 2002; Общая теория национальной безопасности / Под общ. ред. А.А. Прохожева. М., 2005; Буркин А.И., Возжеников А.В., Синеок Н.В. Национальная безопасность России. М., 2008.

См.: Левашов В.К. Социополитическая динамика российского общества (2000–2006). М., 2007.

См.: Байков В.Э. Народ и власть. Результаты социологического мониторинга: 1998–2005 гг. М., 2006.

См.: Кузнецов В.Н. Общенациональная цель: безопасность и благополучие человека как фундаментальная проблема российских общественных наук. М., 2004.

См.: Локосов В.В., Шульц В.Л. Основания консолидации российского общества (социологические аспекты). М., 2008.

См.: Россия реформирующаяся. Ежегодник. Отв. ред. М.К. Горшков. Вып. 7. М., 2008.

См.: Жуков В.И. Россия в глобальной системе социальных координат: социологический анализ и прогноз. М., 2008.

Кортунов С. Становление политики безопасности. Формирование политики национальной безопасности России в контексте проблем глобализации. М., 2003.

Левашов В.К. Социополитическая динамика российского общества (2000–2006). М., 2007. С. 332–344, 356–361.

Там же.

Там же.

Делокаров К.Х. Синергетика и познание социальных трансформаций / Синергетическая парадигма. Человек и общество в условиях нестабильности. М., 2003. С. 25.

См.: Региональная социология в России // Сб. материалов социологических исследований. Отв. ред. В.В. Маркин. Институт социологии РАН. М., 2007.

См.: Горшков М.К. Граждане новой России. Аналитический доклад. М., 2005.

Осипов Г.В. Основополагающие аспекты национальной безопасности России // Экономическая политика России –XXI век. Октябрь, 2007. С. 126.

См.: Осипов Г.В., Кузнецов В.Н. Социология и государственность (достижения, проблемы, решения). М., 2005. С. 34.

См.: Капто А.С. Профессиональная этика. М.-Ростов н/Д., 2006. С. 10, 20, 24, 27–28.

Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. М., 2000. С. 315–316.

Доктрина информационной безопасности РФ // Российская газета, 28 сентября 2000 г.

Андреев Э.М. Предисловие // Тузиков А.Р. Западная теория идеологии: от критики «ложного сознания» к анализу дискурса масс-медиа. М., 2002. С. 5.

См.: Хохлов А.А. Кадровые процессы в системе государственной власти (социологический анализ). Автореф. дисс. докт. социолог. н. М., 2000.

См.: Черепанов В.В. Основы государственной службы и кадровой политики. М., 2007. С. 3–4.

Крыштановская О. Анатомия российской элиты. М., 2005. С. 73.

Сулемов В.А. Государственная кадровая политика в современной России: теории, новые реалии. 2-е изд. М., 2006. С. 71–72.

См.: Сборник-Мониторинг легальной (законной) внешней трудовой миграции за 2004–2005 годы. М., ФМС России, 2006. С. 5.

Дмитриев А.В., Пядухов Г.А. Мигранты и работодатели: взаимодействие в конфликтогенном пространстве // Социально-гуманитарные знания. 2005. № 6. С. 40.

Число ответов на указанные вопросы может превышать 100%, так как респонденты могли отметить несколько позиций.

См., например: Манько Ю.В., Ильинский И.В., Сухов В.Н. Россия на рубеже веков (проблемы и перспективы развития). СПб, 2002; Кара-Мурза С. Советская цивилизация. Книга вторая. От великой победы до наших дней. (Серия: История России. Современный взгляд). М., 2002; Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. М., 2003; Глазьев С.Ю., Кара-Мурза С.Г., Батчиков С.А. Белая книга: Экономические реформы в России 1991–2002 гг. М., 2004; Перестройка: Двадцать лет спустя / Сост. В.И. Толстых. М., 2005; Россия на старте века, 2000–2004. М., 2004; Локосов В.В. Российское сообщество: трансформация целей, интересов и ценностей. М., 2006; Левашов В.К. Социополитическая динамика российского общества (2000–2006). М., 2007; Осипов Г.В. Летопись реформирования России. М., 2007; его же. Социология и общество. Социологический анализ российской смуты. М., 2007 и др.

См.: Руткевич М.Н. Процессы социальной деградации в российском обществе // Социс, 1998, № 6; Он же. Основное социальное противоречие современного российского общества. М., 2001; Социальная стратификация российского общества / Отв. ред. З.Т. Голенкова. М., 2003; Россия – новая социальная реальность. Богатые. Бедные. Средний класс / Под ред. М.К. Горшкова, Н.Е. Тихоновой. М., 2004; Староверов В.И. Результаты либеральной модернизации российской деревни // Социс. 2004. № 12; Великий П.П.; Морехина М.Ю. Адаптивный потенциал сельского социума // Социс. 2004. № 12; Заславская Т.И. Российский социум на рубеже веков // Общественные науки и современность. 2004. № 5; Рывкина Р.В. социология российских реформ: социальные последствия экономических перемен. М., 2004; Горшков М.К. Российское общество в условиях трансформации: мифы и реальность. Социологический анализ. 1992–2002 гг. М.,2003; Осипов Г.В., Жуков В.И. Локосов В.В. Социология трансформации России в меняющемся мире. Социальная цена неолиберального реформирования. М., 2005; Осипов Г.В. Летопись реформирования России. М., 2007; Жуков В.И. Россия в глобальной системе социальных координат: социологический анализ и прогноз. М., 2008.

Зиновьев А.А. На пути к сверхобществу // Социально-гуманитарные знания. 2000, № 3. С. 151.

Фромм Э. Душа человека. М., 1992. С. 367.

См.: Национальная безопасность России: реальность и перспективы (материалы конференции). М., 1996; Серебрянников В.В., Хлопьев А.Т. Социальная безопасность России. М., 1996; Глазьев С.Ю. За критической чертой: о концепции макроэкономической политики в свете обеспечения экономической безопасности страны. М., 1996; Романов И.А. Политический экстремизм – как угроза безопасности страны. М., 1997; Яновский Р.Г. Социальная динамика гуманитарных перемен: социология шанса для России на достойную и безопасную жизнь ее народа. М., 2001; Концепция национальной безопасности Российской Федерации. М., 2000; Иванов В.Н. Федерализм и безопасность государства // Социс., 2004, № 6; Его же. Великая победа и проблемы безопасности // Социс, 2005. № 11; Кортунов С.В. Становление политики безопасности. М., 2003; Кузнецов В.Н. Безопасность через развитие. М., 1999; Его же. Социология безопасности: Учебник. М., 2003; Безопасность Евразии. М., 2000–2007; Безопасность России в XXI веке. М., 2006; Буркин А.И., Возжеников А.В., Синеок Н.В. Национальная безопасность России. М., 2008.

См., напр.: Кузнецов В.Н. Социология безопасности: формирование культуры безопасности в трансформирующемся обществе. М., 2002; Прохожев А.А. Человек и общество: законы социального развития и безопасность. М., 2002; Кузнецов В.Н. Общенациональная цель: безопасность и благополучие человека как фундаментальная проблема российских общественных наук. О некоторых дискуссионных аспектах новой интерпретации миссии Российской социологии в XXI веке. М., 2004; Россия: Глобальные вызовы и локальные риски. Социальная и социально-политическая ситуация в России в 2004 году / Под ред. Г.В. Осипова, В.Н. Кузнецова, В.В. Локосова. – М., 2005; Общая теория национальной безопасности: Учебник / Под общ. ред. А.А. Прохожева. – Изд. 2-е. Доп. – М., 2005; Современное российское общество: проблемы безопасности, преступности, терроризма. Т. 1–2. М., 2006; Иванов С.Б. Обеспечение национальной безопасности как необходимое условие развития России. М., 2006; Научные проблемы национальной безопасности Российской Федерации. М., 2007.

См., напр.: Рука Вашингтона. США готовит в Белоруссии «Революцию роз» // Коммерсант-Власть. 2004. № 40. С. 22–23; Сысоев Г. Молдавия, приготовься! Где теперь ждать «бархатных революций» // Коммерсант-Власть. 2004. № 49. С. 24–26; Строканов С. Два раза в одну лужу. Что осталось России после Грузии и Украины // Коммерсант-Власть. 2005. № 4 С. 46–49; Котофеев Ю. Куда пойдет Киргизия? // Советская Россия. 26.03.2005; Бородин П.П. Социально-политическая безопасность и стабильность российского общества. М., 2007.

См.: Осипов Г.В. Социология и общество. М., 2007. С. 564; Жуков В.И. Россия в глобальной системе социальных координат: социологический анализ и прогноз. М., 2008.

Ritzer G. Sociological Theory. N.Y., 1983. P. 440.

См.: Андреев Э.М., Гапоненко Н.В. Современная Россия: проблемы трансформации системы управления. Красноярск, 2003. С. 18.

См.: Локосов В.В., Шульц В.Л. Основания консолидации российского общества (социологические аспекты) .М., 2008. С. 16-30.

См.: Асцатуров Г.Е. Государственная служба как социальный институт М., 2007. С. 6.

Афанасьев В.Г. Системность и общество. М., 1980; Он же. Научное управление обществом. М., 1973; Он же. Общество, системность, познание, управление. М., 1981; Лебедев П.Н. Социальное управление. Л., 1982; Бачило И.Л. Организация государственного управления. М., 1991; Пригожин А.И. Современная социология организаций. М., 1995; Социология организаций. М., 1996; Шабров О.Ф. Политическое управление: проблемы стабильности и развития. М., 1997; Технология в политике и управлении. М., 2000; Вавилов С.В. Политические решения в системе властных отношений: генезис, структура, технологии. М., 2002; Шамхалов Ф. Теория государственного управления. М., 2002; Граждан В.Д. Теория управления. М.,. 2004; Осипов Г.В., Кузнецов В.Н. Социология и государственность (достижения, проблемы, решения). М., 2005; Государственное управление в XXI веке: традиции и инновации. М., 2006; Волковыский И.В., Обухов Д.В. Управление как тип социального творчества. Ростов-на-Дону, 2005; Современные теории управления: теории менеджмента на пороге XXI века. СПб., 2003; Клементьев Д.С. Социология управления. М., 2006 и др.

Глобальные тенденции развития до 2015: диалог с о будущем с неправительственными экспертами. Доклады Нац. развед. совета США 2000 г. В сб.: Реформирование России: от мифов к реальности. Т. II. М., РИЦ ИСПИ РАН, 2001. С. 167.

Там же. С. 182.

Там же. С. 164, 186.

См.: Государство Россия. Путь к эффективному государству (О положении в стране и основных направлениях политики государства). Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ. М., 2000; Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ (О положении в стране и основных направлениях внешней и внутренней политики государства. Стенограмма выступления). М., 2002.

Программа социально-экономического развития РФ на среднесрочную перспективу (2006-2008 годы)… Распоряжение Правительства РФ от 19 января 2006 года, № 38-р.

Хохлов О. Приватизация России. Н.Новгород, 2005.

Шамхалов Ф. Теория государственного управления. М., 2002; Атаманчук Г.В. Теория государственного управления. М., 2004; Административно-государственное управление в странах Запада: США, Великобритания, Франция, Германия. М., 1998; Граждан В.Д. Теории управления / М., 2004; Егоров В.К. Государственная власть и госслужба в России: к новому качеству // Гос. служба. 2006. № 5. С. 11-124; Лобанов В.В. Государственное управление и общественная политика. М., 2004; Лукьяненко В.И. Государственный аппарат России: проблемы организации, управления, контроля. М., 2004; Лытов Б.В. Государственная служба: управленческие отношения. М., 2006; Оболонский А.В. Человек и государственное управление. М., 1987; Шабров О.Ф. Политическое управление: проблемы стабильности и развитие. М., 1997; Государственное управление в XXI веке: традиции и инновации. М., 2006.

, 22 См.: Асцатуров Г.В. Государственная служба как социальный институт. М., 2007. С. 5-14.

Там же.

Атаманчук Г.В. Сущность государственной службы. М., 2002; Василенко Л.А. Интернет в информатизации государственной службы: (Социологические аспекты). М., 2000; Граждан В.Д. Государственная служба. М., 2005; Калиниченко Л.А. Социальная организация государственной службы. М., 2000; Лытов Б.В. Государственная служба. Управленческие отношения. М., 2006; Литвинцева Е.А. Государственная служба в зарубежных странах. М., 2003; Мельников В.П., Нечипоренко В.С. Государственная служба в России. М., 2003; Овсянко Д.М. Государственная служба Российской Федерации. М., 2003; Романов В.Л. Социальная самоорганизация и государственность. М., 2000; Черепанова В.В. Основы государственной службы и кадровой политики. М., 2007 и др.

Государственная служба: зарубежный опыт. Вып. 14. Карьера и профессиональный рост. М., 1996. С. 21.

Государственное управление в XXI веке: традиции и инновации. М., 2006. С. 9.

Государственная кадровая политика: концептуальные основы, приоритеты, технология реализации. М., 1996; Проблемы кадровой политики в госаппарате. М., 1996; Государственная кадровая политика и механизм ее реализации. М., 1998; 2002; Зарубежный опыт управления: подготовка кадров гос. службы // Проблемы России. М., 1998; Турчинов А.И. Профессионализация и кадровая политика: проблемы развития теории и практики. М., 1998; Энциклопедический словарь работника кадровой службы. М., 1999; Становление и перспективы развития кадрового корпуса гос. службы РФ. М., 2000; Махов Е.Н. Инновационная культура в кадровой сфере. М., 2001; Социальные, организационные, психологические и экономические аспекты формирования кадрового состава госслужащих (методические основы). М., 2000; Чижов Н.А. Кадровые технологии. М., 2000; Гос. кадровая политика и технологии ее реализации. Ростов-на-Дону, 2001; Кадровый менеджмент. М., 2001; Гос. служба и кадровый потенциал России: история, современность, будущее. М., 2002; Кадровый потенциал гос. службы: оценка и аттестация. М., 2002; Анисимов В.М. Кадровая служба и управление персоналом организации. М., 2003; Лукьяненко В.И. Гос. аппарат: проблемы организации, управления, контроля. М., 2004; Сулемов В.А. Гос. кадровая политика в современной России. М., 2005; Его же. Проблемы формирования региональной кадровой политики и механизм ее реализации. М., 2001; Черепанов В.В. Основы гос. службы и кадровой политики. М., 2007.

См.: Социологические исследования в системе государственной службы. 1992-2002: Информационно-аналитические материалы кафедры государственной службы и кадровой политики РАГС. Москва; Орел, 2002.

Общие результаты социологического исследования 2006 г. опубликованы в сб.: Региональная социология в России. Отв. ред. В.В. Маркин. Институт социологии РАН. М., 2007. С. 209–230.

См.: Сб.: Мониторинг легальной (законной) внешней трудовой миграции за 2004–2005 годы. М., 2006. Подготовлен на основании статистической отчетности Федеральной миграционной службы гос. статистики и Федеральной службы по труду и занятости.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»