WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Социальный механизм институционализации социально-экономических интересов субъектов экономического действия

Автореферат докторской диссертации по социологии

 

На правах рукописи

 

 

 

 

ЛОГИНОВА Лариса Викторовна

 

СОЦИАЛЬНЫЙ МЕХАНИЗМ ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИИ

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИНТЕРЕСОВ

СУБЪЕКТОВ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ДЕЙСТВИЯ

 

Специальность 22.00.03 – Экономическая социология и демография

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

 

 

 

 

САРАТОВ

2009


Диссертация выполнена в ФГОУ ВПО

«Саратовский государственный социально-экономический университет»

 

 

Научный консультант:

доктор социологических наук, профессор Быченко Юрий Григорьевич

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор Андреев Эдуард Михайлович

доктор философских наук, профессор Маршак Аркадий Львович

доктор социологических наук, профессор Плешаков Александр Петрович

Ведущая организация:

Военный университет МО РФ, г. Москва

Защита состоится 14 октября 2009 года в 13.00 на заседании диссертационного совета Д 212.241.04 при Саратовском государственном социально-экономическом университете по адресу: 410003, г. Саратов, ул. Радищева, 89, ауд. 843.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале научной библиотеки Саратовского государственного социально-экономического университета.

Автореферат разослан __ ______ 2009 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

Л.А. Фиглин


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. Социально-экономические диспропорции, возникающие как отрицательные эффекты очередных реформ в России, не оправдывающих надежд населения, обостряют проблему согласования интересов различных социальных групп в обществе. Решение данной проблемы осложняется следующими обстоятельствами. Во-первых, существенно трансформировалась система интересов субъектов экономического действия, на передний план выходят интересы менеджеров компаний, новых монополистов, субъектов новых секторов экономики, прежде всего финансового, т.е. всех, кто различными средствами воздействует на власть и ее социально-экономическую политику с целью институционализации своих интересов. Во-вторых, социально-экономическая политика государства весьма подвержена давлению со стороны различных групп интересов, поэтому общественные интересы, формально считаясь первичными, в реальности находятся в подчинении у личных, персонифицированных интересов властных структур, которые, принимая решения, часто исходят из приоритета узконаправленных частных интересов в ущерб общественным интересам. В-третьих, институциональная система характеризуется рассогласованностью и противоречивостью формальных и неформальных институтов, слабостью институтов, обеспечивающих социальный контроль.

Поскольку социальные институты являются производными образованиями от интересов, то следует искать решение проблемы согласования интересов субъектов экономического действия российского общества в социальном механизме институционализации, отражающем связь социально-экономических интересов, социальной политики и социальных институтов. Необходимо повышение эффективности действия этого социального механизма в направлении создания институциональной среды, побуждающей субъектов экономического действия при реализации своих частных интересов учитывать общественные интересы, проявлять социальную ответственность по отношению к интересам общества в целом. При этом ключевая роль социокультурных ценностей общества, его интересов должна стать господствующей парадигмой, а стратегия социального развития должна охватывать все уровни социального механизма институционализации социально-экономических интересов. Именно эффективный социальный механизм институционализации социально-экономических интересов субъектов экономического действия через стандарты нормативной культуры обеспечивает оптимальный порядок в социальных системах.

Таким образом, в условиях активизации социально-экономических реформ российского общества создается потребность в эффективном социальном механизме институционализации социально-экономических интересов субъектов экономического действия, исследование которого имеет методологическую, теоретическую и практическую актуальность.

В современных условиях создается необходимость методологического уточнения взаимной детерминации функционирования субъектов экономического действия, реализации их социально-экономических интересов и процессов социально-экономического развития общества; выявления социологических методов исследования социального механизма институционализации социально-экономических интересов субъектов экономического действия; конкретизации способов социологической оценки функционирования данного социального механизма на различных уровнях хозяйственной системы общества.

Актуальность диссертации состоит в необходимости разработки новой социологической теории институционализации социально-экономических интересов субъектов экономического действия, модернизации теоретической базы исследования сложного многофакторного феномена «социальный механизм институционализации», выявлении роли и места социально-экономических интересов субъектов экономического действия в его структуре, представлении теоретических основ его функционирования.

Актуальность исследования также определяется важностью разработки практических рекомендаций по повышению эффективности социального механизма институционализации социально-экономических интересов, созданию институциональной среды, позволяющей оптимально соединить социально-экономические интересы общества с интересами региональных субъектов и хозяйственных организаций, активизировать переход социально-экономической системы общества к социальному типу, сформировать социально ответственную систему государственной власти и бизнеса. Повышение эффективности данного социального механизма позволит создать институциональные условия для роста уровня социальности экономики, согласования интересов различных субъектов экономического действия, их рационального взаимодействия на различных общественных уровнях.

Степень разработанности проблемы. Анализ научных исследований в области институционализации социально-экономических интересов субъектов экономического действия свидетельствует о необходимости прибегнуть к междисциплинарному подходу в изучении проблемы, рассмотрении системы социологических, социально-философских, культурологических, социально-экономических знаний, раскрывающих природу и сущность субъектов экономического действия, социально-экономических интересов, социального механизма институционализации.

Теоретические и методологические подходы в исследовании социально-экономического содержания интересов субъектов экономического действия уходят своими корнями к социальной философии (работы Г. Гегеля, К. Гельвеция, Т. Гоббса, И. Канта, Ж.-Ж. Руссо). В дальнейшем социально-экономической наукой были выдвинуты производственная и потребительская концепции интересов, представляющие интерес как эгоизм субъекта, побуждающий лишь к исключительно рациональной хозяйственной деятельности и обмену (О. Бем-Баверк, Ф. Визер, А. Маршалл, К. Менгер, Д. Риккардо, А. Смит). В свою очередь, социологические концепции представляют сущность интереса как побуждающую к совместным социальным действиям силу. Здесь обосновывается идея необходимости сдерживания эгоистических интересов со стороны общества, выработки альтруистических мотивов социального поведения с помощью семьи, религии, права, морали, системы представительства интересов во власти (М. Вебер, Э. Дюркгейм, О. Конт, Г. Спенсер).

Важное место отводится теории социального интереса в работах французских социологов – Р. Будона, П. Бурдье и М. Крозье, в которых социологическому анализу подвергается не формальный интерес абстрактного субъекта, а социально обусловленный экономический интерес, воспроизводящий образ действия класса («габитус») в конкретных условиях существования, социокультурной среды. На обусловленность экономического интереса институциональными и социокультурными нормами обращает внимание в своих работах представитель социологического рационализма Д. Коулмен. С возможной степенью удовлетворения потребностей связывает реализацию интереса О. Хиршман.

Значительный вклад в разработку теории социально-экономического интереса субъектов экономического действия внесли такие видные отечественные ученые, как А. Айзикович, В. Бернацкий, Н. Виноградов, Б. Гершкович, А. Здравомыслов, В. Каманкин, В. Кошелев, В. Радаев, Б. Розенфельд, В. Ядов. В их трудах раскрываются проблемы, касающиеся сущности социальных и экономических интересов, соотношения в них объективного и субъективного, их взаимосвязи с потребностями, мотивами, социальными и экономическими отношениями, ценностными ориентациями.

Проблема социально-экономического содержания государственного (общественного) и личного (частного) интересов, их соотношения и взаимосвязи с идеалами социальной справедливости, социальной ответственности, нравственными аспектами в хозяйственной деятельности развивается в работах Л. Абалкина, А. Амосова, О. Богомолова, С. Глазьева, Р. Гринберга, Т. Дыльновой, С. Жданова, В. Кушлина, Д. Львова, Е. Петровой, А. Плешакова, В. Полякова, Н. Римашевской, А. Рубинштейна, В. Соколовой, В. Шейниса.

В работах В. Беленького, Л. Григорьева, П. Игнатовского, М. Мусина, А. Нагайчук, И. Никитова, Н. Чернецовой развивается проблема противоречий интересов субъектов экономического действия, которые представляются в виде рассогласованности, взаимного противодействия неформальных хозяйственных практик субъектов и формализованных принципов. О. Бияков, А. Бродский, Н. Коломарова, И. Курская, В. Лексин, В. Маркин, В. Никитина, А. Ощепков,Л. Рыбаковский, Ю. Савчук, А. Таммов, Ж. Тощенко, А. Филипченко, Г. Цветкова, А. Швецов обосновывают сущность регионального интереса государства и местного регионального интереса, исследуют проблему обеспечения условий для эффективного взаимодействия социально-экономических интересов региональных субъектов экономического действия.

Большое значение для понимания сущности субъекта экономического действия имеют акторно-социологический (Д. Девид, Дж. Джерри, Г. Дилигенский, Т. Заславская, Р. Сведберг, Н. Смелзер, П. Штомпка) и агентски-функциональный (А. Булатов, Я. Кузьминов, И. Поспелов, А. Шаститко, Т. Эгертсон, М. Юдкевич) подходы к анализу социального (экономического) актора и агента, а также философская концепция субъекта (П. Алексеев, А. Брушлинский, Н. Козлова, А. Панин, А. Пригожин, И. Смирнова, И. Фролов).

В связи с разработкой институциональных концепций становления социально-ориентированного хозяйства субъекты экономического действия и их социально-экономические интересы стали рассматриваться через призму институционального анализа такими авторами, как О. Бессонова, Т. Заславская, Р. Капелюшников, С. Кирдина, Г. Клейнер, Н. Лебедева, Н. Манохина, А. Олейник, Ю. Ольсевич, В. Полтерович, В. Радаев, Р. Рывкина, В. Тамбовцев, М. Шабанова, А. Шаститко, А. Яковлев.

В социологии институциональная методология дополняется социокультурным подходом (М. Вебер, П. Сорокин). Данный подход получил широкое применение и развитие в работах отечественных исследователей (таких как Э. Андреев, А. Ахиезер, Т. Баландина, Н. Зарубина, Н. Лапин, А. Маршак, Н. Петров, А. Понукалин). Данные авторы обосновывают необходимость отхода от экономического детерминизма в анализе субъектов экономического действия. В результате предметом изучения становится не «экономический человек», а «институционально-социологический человек» с гаммой социально-экономических интересов.

Важными представляются социологические исследования, посвященные содержанию социального и экономического действия, их роли в создании необходимых условий, обеспечивающих жизнедеятельность всего социума (В. Верховин, А. Гидденс, М. Грановеттер, В. Зубков, Р. Мертон, В. Парето, К. Поланьи, В. Радаев, А. Этциони); экономическому и социологическому человеку, человеческому, культурному и социальному капиталу (В. Автономов,К. Бруннер, П. Бурдье, Ю. Быченко, П. Вайзе,А. Добрынин, С. Ивченков, С. Климова, Д. Коулман, Р. Патнем, Ф. Фукуяма, Е. Цыренова).

Основы классического системного подхода к анализу социального механизма были заложены Т. Парсонсом. Он подчеркивает наличие в социальном механизме системных элементов, а исследование проводит с точки зрения структурных категорий и соответствующих им мотивационных образований. На основе структурно-функционального подхода В. Франчук выделяет в социальном механизме общества его явную (государственную) и неявную (негосударственную) составляющие, политический и исполнительный компоненты, обусловливающие формирование, изменение и контроль всего социокультурного пространства общества, в том числе экономического. Деятельностно-структурный подход, представленный в работах Э. Гидденса, Т. Заславской, Р. Рывкиной, М. Шабановой, П. Штомпки, соединяет структуралистский и феноменологический взгляды на социальный механизм.

В социологических исследованиях саратовской школы широко представлены методологические подходы к исследованию социальных механизмов. Так, системный подход представлен в работах Т. Баландиной (применительно к социальным технологиям формирования организационной культуры); Ю. Быченко (применительно к управлению развитием человеческого капитала); В. Кривошеева (механизмы социального партнерства); Л. Фиглина (интеграционно-согласующий механизм качества социального управления). Деятельностно-структурный подход развивают П. Кузнецов (социальный механизм адаптации), О. Голуб (социальный механизм адаптации на рынке труда), Н. Акинфиева (социальный механизм управления устойчивым развитием образовательной системы).

Методологические основы социолого-экономического исследования процесса институционализации даны в работах представителей западной социологической мысли: Б. Бергера, П. Бергера, Дж. Бернарда, Т. Парсонса, Дж. Тернера – и отечественных авторов: Ю. Абдаловой, С. Андроновой, З. Замараевой, Н. Манохиной, А. Московцева, И. Семененко, В. Юрьева.

Несмотря на большое число трудов, в которых анализируются различные аспекты социальных и экономических интересов, экономических действий субъектов, социального механизма, процесса институционализации, остается ряд теоретических проблем. Отсутствует комплексная концепция сущности и содержания социального механизма институционализации социально-экономических интересов субъектов экономического действия, не раскрываются вопросы о факторах и формах проявления данного социального механизма. Не разработаны методологические основы анализа соотношения динамики социально-экономических интересов и противоречий социального механизма их институционализации. Недостаточно исследованы проблемы функционирования социального механизма институционализации социально-экономических интересов, соответствующие различным общественным уровням.

Цель и задачи исследования. Целью настоящего диссертационного исследования является разработка в качестве самостоятельного научного направления социологической концепции институционализации социально-экономических интересов субъектов экономического действия российского общества на основе раскрытия социального механизма институционализации интересов, представления путей повышения его эффективности.

Достижение поставленной цели исследования потребовало решения следующей системы задач:

  • определить основные теоретико-методологические принципы социологического анализа субъектов экономического действия, дать авторскую трактовку субъекта экономического действия, выявить сущностные социальные признаки;
  • уточнить современное социально-экономическое содержание интересов субъектов экономического действия, раскрыть их социальные функции;
  • ввести в научный оборот и теоретически обосновать категорию «социальный механизм институционализации интересов», выделить системные элементы и уровни функциональной структуры, конкретизировать показатели эффективности функционирования данного социального механизма;
  • рассмотреть социальные формы механизма институционализации социально-экономических интересов, обусловленные способами взаимодействия и расстановкой его субъектных сил;
  • систематизировать и исследовать социокультурные факторы, определяющие развитие социального механизма институционализации социально-экономических интересов субъектов экономического действия России;
  • выявить социально-экономические противоречия, присущие социальному механизму институционализации социально-экономических интересов субъектов экономического действия России;
  • проанализировать социальный механизм макроинституционализации, дать характеристику процессов реализации интересов общества в социально-экономической сфере и социальной эффективности макроинститутов;
  • провести анализ функционирования социального механизма институционализации на региональном уровне, дать характеристику процессов реализации социально-экономических интересов регионального сообщества и социальной эффективности мезоинститутов;
  • исследовать социальный механизм микроинституционализации, дать характеристику процессов реализации интересов работников хозяйственных организаций и социальной эффективности микроинститутов;
  • выявить проблемы функционирования социального механизма институционализации социально-экономических интересов субъектов экономического действия российского общества и разработать рекомендации, направленные на повышение его эффективности.

Объектом исследования диссертационной работы выступают социальные отношения, возникающие в процессе институционализации интересов субъектов экономического действия России.

Предметом исследования является социальный механизм, формы, факторы и противоречия институционализации социально-экономических интересов субъектов экономического действия России.

Эмпирическую базу диссертационной работы составляют статистические данные по вопросам образования, структуры и динамики заработной платы, доходов различных социальных групп общества, статистика по аспектам социально-экономического развития регионов России, статистика хозяйственных организаций по вопросам социальной ответственности, организационной культуры, занятости, повышения квалификации и переобучения.

Для первичного анализа использовались данные социологических исследований, выполненных с участием автора, такие как: 1) «Качество институтов и реализация интересов работников российских хозяйственных организаций» (2008 г., формализованное интервью). Исследована хозяйственная организация ООО «Импульс». Цель исследования – анализ социального самочувствия работников, их удовлетворенности реализацией социально-экономических интересов. Опрошено 207 респондентов; 2) «Развитие человеческих ресурсов Российской Федерации» (2008 – 2009 гг., анкетирование). Исследовано трудоспособное население Саратовской и Оренбургской областей. Цель исследования – анализ тенденций и противоречий развития человеческих ресурсов Российской Федерации. Опрошено 1100 респондентов; 3) «Качество институтов власти и реализация интересов населения в регионе» (2008 г., формализованное интервью). Исследовано взрослое население Саратовской области. Цель исследования – анализ социального самочувствия населения региона, его удовлетворенности реализацией социально-экономических интересов. Опрошено 587 респондентов; 4) «Стиль управления в государственной организации военного типа» (2006 – 2007 гг., формализованное интервью). Исследована военная организация «Вольское высшее военное училище тыла (Военный институт)» (г. Вольск). Цель исследования – оценка динамики изменения стиля управления в государственных организациях военного типа. Опрошено 402 респондента.

Также осуществлен анализ таких социологических исследований, как: 1) общероссийский социологический мониторинг «Граждане России: кем они себя ощущают и в каком обществе хотели бы жить?» (проводился в 1998, 2004 и 2007 гг. Институтом социологии РАН совместно с Фондом им. Ф. Эберта и немецкой социологической службой «Синус» (г. Мюнхен). Опрошено 3000 респондентов); 2) мониторинг «Как живешь, Россия?» (проводился отделом стратегических социальных и социально-политических исследований РАН с 1992 г. по 2006 г. под руководством В. Левашова. Опрошено 1300 респондентов; 3) анкетный опрос «Эффективность региональной и местной власти» (проводился в Белгородской области в 2005 г. под руководством Е. Реутова. Опрошено 60 0респондентов); 4) опрос «Социальная политика глазами россиян» (проводился в марте-апреле 2006 г. Институтом социологии РАН. Опрошено 1750 респондентов); 5) опрос «Социальное неравенство в социологическом измерении» (проводился в апреле-мае 2006 г. Институтом социологии РАН. Опрошено 1750 респондентов); 6) анкетирование «Российский средний класс» (проводилось в апреле-мае 2008 г. Левада-Центром. Опрошено 1004 респондентов); 7) опрос «Самоидентификация россиян» (проводился РАГС в июле 2007 г. Опрошено 1600 респондентов); 8) российский мониторинг экономического положения и здоровья населения за 1992 – 2006 гг. «Динамика социально-экономического положения населения России» (проводился Институтом социологии РАН. Выборка по каждой волне составляет 4000 домохозяйств, расположенных в 35 субъектах РФ); 9) опрос «Российская коррупция в зеркале социологии» (проводился в октябре-ноябре 2007 г. Центром региональной социологии Института социологии РАН под руководством М. Горшкова, В. Маркина. Опрошено 1750 респондентов); 10) опрос «Коррупция и взяточничество» (проводился Левада-Центром в 2008 г. Опрошено 1600 респондентов); 11) опрос «Коррупция и бизнес» (проводился в 2005 г. Региональным общественным фондом «Информатика для демократии» (Фонд ИНДЕМ) совместно с Исследовательским холдингом «РОМИР Мониторинг». Опрошено 1030 руководителей предприятий); 12) анкетирование «Менеджмент и трудовые отношения: практики управления на современных российских предприятиях» (проводилось с апреля 2002 г. по март 2006 г. в рамках проекта Межрегионального института сравнительных исследований трудовых отношений (ИСИТО). Исследовано 8 предприятий, расположенных в Самаре, Екатеринбурге, Кемерово, Сыктывкаре).

Теоретико-методологическая база исследования. Теоретические обобщения строились на основе трудов социологов, экономистов, философов по проблемам социально-экономических интересов, институтов, институционализации, субъектов экономического действия, теории социального механизма, институциональной и социально-экономической трансформации.

Методологической основой диссертационного исследования послужила диалектическая теория познания. Раскрытие социального механизма институционализации социально-экономических интересов субъектов экономического действия, анализ поставленных проблем были осуществлены на основе принципов диалектики, таких как сущность и явление, содержание и форма, развитие посредством противоречий. Использовались принципы институциональной методологии – институтоцентризм, единство и историзм. Автор применяет социокультурный, структурно-функциональный, деятельностно-структурный и системный подходы к исследованию социально-экономических проблем. Их применение дало возможность исследовать социальный механизм институционализации социально-экономических интересов субъектов экономического действия с учетом системных свойств иерархичности экономики, общества и интересов.

Определяющую роль в разработке концепции социального механизма институционализации социально-экономических интересов играют работы классиков социальной мысли, научные труды современных зарубежных и отечественных социологов в области социальных действий, социальных институтов, девиантного поведения, социальной эволюции и революции, социально-культурологических аспектов социально-экономического развития: М. Вебера, Э. Гидденса, М. Грановеттера, Э. Дюркгейма, В. Жукова, Г. Зиммеля, А. Коэна, А. Кравченко, Р. Мертона, Т. Парсонса, П. Сорокина, Ж. Тощенко, П. Штомпки, В. Ядова.

Общие методологические основы социологического исследования социального механизма институционализации интересов разработаны на основе социокультурного подхода (Э. Андреев, А. Ахиезер, П. Бурдье, П. Козловски, Н. Лапин, А. Маршак, Ю. Ольсевич, П. Сорокин, С. Шталь-Рольф).

Для социологической концептуализации социального механизма институционализации интересов, выявления роли и места социально-экономических интересов в институциональном, социально-экономическом и социокультурном пространстве общества определяющее значение имеет методология системного анализа общества (Э. Дюркгейм, Т. Парсонс, П. Сорокин, Г. Спенсер).

Достоверность и обоснованность результатов исследования определяются тем, что выводы автора не противоречат существующим в современной науке положениям; комплексным применением теоретических разработок экономической социологии и эмпирических методов исследования социально-экономических явлений, процессов и структур; сопоставлением полученных в ходе эмпирического изучения данных с результатами исследований других отечественных и зарубежных социологов.

Научная новизна диссертационного исследования.

  • Дана авторская трактовка сущности субъекта экономического действия в широком смысле слова как индивидуального или интегрального социального участника хозяйственной деятельности общества, что позволило установить его структурные компоненты – общественные субъекты (макроуровень); региональные субъекты (мезоуровень); субъекты хозяйственной организации (микроуровень). Выявлены сущностные признаки субъекта экономического действия: деятельное самосознание, ориентация на интерес; социально-экономический статус, социально-экономический потенциал, социально-экономическая культура, социально-экономическая власть, относительная самостоятельность и функциональность.
  • Уточнена и раскрыта социальная основа экономических интересов, проявляющаяся в социальном характере хозяйственных отношений, складывающихся между субъектами экономической деятельности по поводу удовлетворения потребностей в условиях определенного социально-экономического порядка, формальных и неформальных социальных норм, системы социокультурных ценностей. Конкретизированы функции социально-экономических интересов: побудительная, воспроизводственная, интеграционная, регулирующая, инновационная, развития человеческого капитала, творческая. Впервые обосновывается институциональная функция социально-экономических интересов, проявляющаяся в побуждении к формированию и закреплению социальных норм, правил, процедур, социокультурных ценностей, необходимых для согласованной совместной трудовой деятельности субъектов.
  • Введена в научный оборот категория социального механизма институционализации социально-экономических интересов, и раскрыта ее сущность через конкретизированные современные общественные функции: институционально-воспроизводственную, синергетическую, социокультурную, институционально-регулирующую, социально-нормативную, адаптивную.
  • Выявлены особенности социального механизма институционализации социально-экономических интересов субъектов экономического действия России, обусловленные соотношением форм его проявления: революционность, скачкообразность; подверженность существенному влиянию персонифицированных интересов властных структур при недоступности или ограниченности общественного контроля; распространенность неформальных сетей персонифицированного доверия, подрывающих действие формальных институтов.
  • Систематизированы и раскрыты внутренние и внешние социокультурные факторы развития социального механизма институционализации социально-экономических интересов субъектов экономического действия, обусловленные состоянием институциональной среды национального хозяйства и мирового сообщества. Доказано, что фактор межличностного доверия формирует традиционный социальный капитал персонифицированной зависимости, а фактор системного доверия – институциональный социальный капитал на основе деперсонифицированной зависимости. Выявлено, что в России развитие социального механизма институционализации социально-экономических интересов обусловлено социокультурным фактором традиционного межличностного социального доверия, формирующего традиционный социальный капитал, способствующего возникновению реципрокности и институциональных ловушек.
  • По-новому раскрыты противоречия социального механизма институционализации (на основе принципа социальной и культурной детерминации, в контексте проявления социального дисбаланса интересов россиян). Исходя из нового подхода противоречия социального механизма институционализации объясняются условиями глубокого социального неравенства субъектов российского общества, детерминирующими устойчивую полярность менталитета россиян, что отражается в соотношении системы ценностей (активизма и фатализма, коллективизма и индивидуализма, патернализма и самостоятельности), снижает устойчивость социальных институтов. Разработана оригинальная система разрешения данных противоречий: постоянный контроль показателей границ деградации социальной сферы; поддержание определенного соотношения общественной и частной собственности; создание институциональных условий для диверсификации источников доходов населения; обеспечение постоянной коммуникационной связи между различными социальными слоями; адекватное конкретной ситуации соотношение институтов свободы и равенства реализации интересов граждан при институционализации социальной ответственности; институционализация формальных институтов, содействующих эффективным социальным хозяйственным практикам, отвечающим интересам всего общества; усиление контроля над бюрократией со стороны гражданского общества.
  • Уточнены и конкретизированы показатели эффективности функционирования социального механизма институционализации социально-экономических интересов (количественные и качественные показатели реализации социально-экономических интересов, функционирования институтов, отражающие степень социализации экономики, соблюдения/несоблюдения институциональных норм). На основе данных показателей проанализировано функционирование социального механизма институционализации социально-экономических интересов субъектов экономического действия России на общественном, региональном и организационном уровнях.
  • Обоснована неэффективность функционирования социального механизма макроинституционализации интересов субъектов экономической деятельности России по ряду негативных социальных проявлений, таких как: 1) рост дифференциации общества по доходам; снижение доступности и качества социальных услуг; 2) понижение социальной направленности системы распределения общественных доходов; 3) неинституционализированность источников повышения доходов работающего населения; 4) понижение жизненных шансов не только низко-, но и среднедоходных групп населения; 5) укоренение девиантных хозяйственных социальных практик граждан; 6) понижение социального доверия населения; 7) консервация антиобщественного типа социального капитала, допущение и оправдание обмана государственных властных структур.
  • Доказано, что социальный механизм мезоинституционализации выполняет свое функциональное назначение неэффективно: 1) предпринимательские интересы бизнеса и социальные интересы населения регионов не находят эффективных институциональных форм для реализации; 2) обостряются противоречия институционализации региональных интересов между интересами регионов и интересами центра; 3) государственная региональная политика выравнивания не решает проблему углубления дифференциации регионов; 4) относительно развитые регионы утрачивают стимулы к самостоятельному социально-экономическому развитию, а бедные ориентируются на получение трансфертов из центра; 5) региональная дифференциация в размерах заработной платы вызывает углубление дифференциации регионов по качеству человеческого потенциала населения.
  •  Раскрыты диспропорции социального механизма институционализации интересов в системах российских хозяйственных организаций: 1) в микроинститутах не находят отражение социально-экономические тенденции усиления социокультурного (духовного, нравственного) компонента интересов, на первом месте по значимости для работников остается материальный интерес; 2) институционализируется взаимное недоверие; 3) институты представительства интересов работников (профсоюзы, коллективные договоры) воспринимаются ими как формальные, декоративные, преобладают пессимистические настроения в отношении их роли в обеспечении реализации интересов; 4) в хозяйственных организациях, функционирующих длительное время, институционализируется большее количество формализованных норм служебных отношений, инструкций, требований к внешним атрибутам корпоративной культуры.
  •  Уточнена сущность института социальной ответственности бизнес-сообщества, характеризующего совокупность норм, правил, процедур, социокультурных ценностей, организационных структур, обеспечивающих социально ответственное поведение по повышению благосостояния, обеспечению социальных гарантий работникам, жителям территорий, где они осуществляют деятельность, общества в целом. Выявлены признаки института социальной ответственности бизнес-сообщества: устойчивость, воспроизводимость, нормативность, наличие организационной структуры, профессиональных кадров и социальный контроль.
  •  Предложены пути повышения эффективности социального механизма институционализации социально-экономических интересов субъектов экономического действия на общественном, региональном и организационном уровнях; обоснована необходимость социализации экономики на всех уровнях, ее переориентации на критерии человеческого развития, институционализации социальной ответственности государства, региональных властных структур и бизнеса посредством инструментов социальной политики.

Научные положения, выносимые на защиту.

1. Субъект экономического действия – это индивидуальный или интегральный участник хозяйственной деятельности, прямо или косвенно, осознанно или неосознанно оказывающий влияние на социально-экономические процессы в зависимости от своего статуса, социально-экономического потенциала, институциональной и социокультурной среды. Стратификационная структура субъектов экономического действия охватывает социально-экономическое пространство общества (макроуровень – трудоспособное население, государственная власть, бизнес-сообщество; мезоуровень – трудоспособное население региона, региональная власть, региональный бизнес; микроуровень – собственники организации, руководители, наемные работники, профсоюзы, неформальные объединения хозяйственных организаций).

2. Социально-экономические интересы обусловлены институциональной и социокультурной средой общества и реализуются в системе социального взаимодействия субъектов. Социально-экономические интересы определяют объективную направленность и необходимость реализации хозяйственной деятельности в целях удовлетворения социальных потребностей субъектов экономического действия. Являясь частью более широкой социальной системы, субъекты экономического действия не могут в своем поведении руководствоваться лишь эгоистическими интересами – им приходится, учитывая законные интересы других субъектов, выбирать компромиссный стиль социально-экономического поведения, согласованный с социальными нормами и социокультурными ценностями, отклонение от которого ведет к социальному конфликту интересов.

3. Социальный механизм институционализации социально-экономических интересов – это система устойчивых связей и взаимосвязей социальной структуры субъектов экономического действия различных типов и уровней по поводу формирования, использования и развития социальных норм, правил, процедур, санкций и системы социокультурных ценностей, которые, закрепляясь в социально-экономических практиках, создают институциональные и социокультурные условия для поддержания определенного стиля жизнедеятельности людей. Социальный механизм институционализации социально-экономических интересов включает в себя такие структурно-функциональные компоненты, как: 1) субъекты социального механизма институционализации – это социально и институционально активные субъекты экономического действия, обладающие совместным интересом и стремящиеся к его реализации и защите путем совместной деятельности; 2) система социально-экономических связей и взаимосвязей, посредством которых субъекты экономического действия объединяют усилия для реализации интересов; 3) система институционализированных ролей, т.е. наиболее постоянная в данном институте совокупность поведенческих ожиданий; 4) социально-нормативная система в виде системы социальных норм, правил, процедур, социокультурных ценностей, санкций, возникающих как в ходе стихийного взаимодействия субъектов, так и планомерного институционального проектирования стилей хозяйственного взаимодействия субъектов; 5) социально-организационная система, обеспечивающая организацию, регулирование, контроль и самоконтроль.

4. Социальный механизм институционализации интересов – многофакторное явление. Система социокультурных факторов социального механизма институционализации интересов включает в себя внутренние (инвариантные и изменчивые) и внешние (национальные и глобализационные) факторы. Внутренними инвариантными факторами являются общие свойства человеческой природы, выражающиеся в социальной активности или социальной инертности субъектов экономического действия, запасе знаний (интеллектуальном потенциале), менталитете. Внутренними изменчивыми факторами выступают социальный капитал, обусловленный типом социального доверия, солидарностью и идеологией, генерационный масштаб времени. Внешние факторы социального механизма институционализации интересов включают в себя неустойчивый, дисфункциональный и гибридный характер российской институциональной системы и глобализацию, обусловливающую институционализацию социокультурных стереотипов, стилей социально-экономического поведения субъектов мирового сообщества.

5. Противоречия социального механизма институционализации интересов субъектов экономического действия формируются в результате нарушения соотношений между находящимися во взаимодействии противоположными сторонами, элементами его структуры. Такими внутренними противоположностями, показывающими границы доминирования интересов одних субъектов над другими, в социальном механизме институционализации выступают: 1) гетерогенность – гомогенность субъектов экономического действия, 2) интересы большинства – интересы меньшинства субъектов экономического действия, 3) соотношение социокультурных ценностей: коллективизма – индивидуализма, равенства – свободы, закрытости – открытости, планомерности – стихийности, обусловливающих стили поведения субъектов экономического действия. В России нарушение этих соотношений выражается в преобладании гетерогенности субъектов экономического действия, формализма и бюрократизма; игнорировании интересов большинства; подавлении неформальной институционализацией интересов результатов формальной институционализации интересов.

6. Эффективность функционирования социального механизма институционализации социально-экономических интересов оценивается через показатели его функционально-целевой социальной эффективности: 1) показатели реализации социально-экономических интересов, отражающие степень социализации экономики: количественные (доля среднего класса, показатели дифференциации доходов, уровень жизни) и качественные (удовлетворенность субъектов своим материальным и социальным положением); 2) показатели качества институтов: количественные (масштабы, укорененность теневых социально-экономических практик) и качественные (оценка социальных норм и правил населением, собственниками, управляющими, непосредственными работниками с точки зрения готовности их нарушения/ненарушения, уровень социального доверия в обществе, регионе, хозяйственной организации).

7. Функционально-целевое назначение социального механизма институционализации социально-экономических интересов на макроуровне заключается в формировании государственной властью благоприятных институциональных условий, с одной стороны, для социализации макроэкономики и реализации на этой основе социально-экономических интересов населения через повышение благосостояния, с другой – для эффективной реализации его предпринимательской активности. Государство, являясь выразителем социально-экономического интереса общества на макроуровне, призвано обеспечить его приоритет над локальными, единичными интересами бизнес-структур. Реальные условия согласования социально-экономических интересов общества целесообразно связывать не с достижением гармонизации интересов, а с социально-экономическими параметрами жизнедеятельности человека, расширением жизненных шансов социального развития субъектов общества. В России развитие страны не оправдывает социальных ожиданий населения, к числу «бедного среднего класса» относятся работники бюджетной сферы; консервируется традиционный тип социального капитала и доверия, закрепляются девиантные хозяйственные практики предпринимательства.

8. Функционально-целевое назначение социального механизма институционализации социально-экономических интересов на региональном уровне заключается в формировании региональной властью благоприятных институциональных условий, с одной стороны, для социализации мезоэкономики и реализации на этой основе социально-экономических интересов регионального сообщества через повышение благосостояния. С другой стороны, данный социальный механизм призван обеспечить условия для благоприятного проявления предпринимательских способностей граждан на территории проживания, способствовать увеличению демографического, человеческого, природно-ресурсного и образовательного потенциалов. В российских регионах комплекс нерешенных социальных проблем связан с такими асоциальными проявлениями, как неудовлетворенные витальные потребности и материальные интересы населения региона; региональная дифференциация по доходам, обусловливающая дифференциацию регионов по качеству человеческого потенциала; укоренение неявного контракта как неформального института взаимодействия интересов региональной власти и бизнес-сообщества, создающего непрозрачные условия для предпринимательства, социальной ответственности; закрытость региональной власти для населения.

9. Функционально-целевоеназначение социального механизма микроинституционализации социально-экономических интересов заключается в формировании институциональной среды хозяйственной организации, элементы которой упорядочивают и регулируют взаимодействие в системе интересов «руководители (собственники) – работники». В российских хозяйственных организациях социальный механизм институционализации интересов работает преимущественно стихийно с концентрацией властных полномочий у работодателей; неэффективность института стимулирования проявляется в невыполнении заработной платой побуждающей функции реализации интереса через повышение результативности труда, асимметрии в сторону наказания, а не поощрения. Развитие социального механизма микроинституционализации социально-экономических интересов имеет производный характер, отражающий динамику данных механизмов на общественном и региональном уровнях.

10. Повышение эффективности социального механизма институционализации социально-экономических интересов возможно при условии реализации комплексной системы мер на уровне общества, отдельных регионов, хозяйственных организаций. На общественном уровне необходимы усиление социализации макроэкономики, институционализации социальной ответственности государства, совершенствование института социальной политики государства по таким направлениям, как оптимизация системы оплаты труда; дифференциация налогообложения доходов; активизация государства в деятельности по социальной защите и социальному страхованию; развитие системы социального контроля и обмена информацией между институтами государственной власти и гражданского общества; совершенствование нормативного обеспечения института социальной политики (учет мировых социальных стандартов и встраивание нравственно-этического компонента в институт социальной политики).

11. На региональном уровне необходимо разработать систему мероприятий по усилению социализации мезоэкономики, реализуемых через институт региональной политики государства и социальной политики регионов. Совершенствование региональной политики государства предполагает комплекс мер, предусматривающих: 1) реализацию таких принципов, как децентрализация властных отношений, поддержание социальной инициативы регионов, рост доверия территориям со стороны центра; 2) институциональное проектирование стилей взаимодействий субъектов регионального сообщества, развития социокультурных ценностей; 3) стимулирование межрегионального взаимодействия на основе сотрудничества и соревновательности предпринимательских инициатив.

Приоритетными направлениями модернизации социальной политики регионов являются: 1) реализация таких принципов, как ориентированность на человека, открытое обсуждение и анализ институциональных альтернатив, оптимизация, системность, взаимное доверие бизнес-сообщества, власти и населения, взаимодополняемость хозяйственной и социальной политик регионов, ответственность региональной власти за уровень социального развития региона; 2) формирование благоприятной институциональной среды для развития предпринимательских инициатив населения; 3) оптимизация структуры региональной власти, четкое определение социальной ответственности за реализацию решений; 4) концентрация на перспективных социальных направлениях развития; стимулирование участия хозяйственных организаций в развитии региональной инфраструктуры и реализации социальных программ человеческого развития.

12. Целям повышения эффективности социального механизма институционализации социально-экономических интересов на уровне хозяйственной организации отвечают мероприятия по институционализации социальной ответственности бизнеса и социализации общественной власти. Формирование института социально ответственного поведения российского бизнес-сообщества предусматривает отход от монополии индивидуальной полезности и учет социальной полезности в экономических действиях на уровнях хозяйственной организации, регионального сообщества и общества в целом. Величина расходов хозяйственной организации на развитие человеческого потенциала должна выступать одним из критериев социальной эффективности ее функционирования.

Для усиления социализации деятельности хозяйственной организации необходимы формирование внутриорганизационных партнерских отношений между работодателями и работниками; диффузное распределение полномочий и ответственности среди всех участников хозяйственных процессов; введение реальной подотчетности собственников и управляющих перед трудовым коллективом и гражданским обществом в целом, повышение информационной открытости и социального контроля в обществе.

Теоретическая и практическая значимость работы. В диссертации представлена упорядоченная система теоретических взглядов на социально-экономическое содержание социального механизма институционализации интересов субъектов экономического действия в условиях современной России, что позволило выстроить новую концепцию его развития в условиях модернизации российского общества. Методологические построения и концептуальные идеи автора содействуют расширению перспективы теоретического исследования социального механизма институционализации социально-экономических интересов субъектов экономического действия в системе социокультурного, социально-экономического и институционального пространства общества.

Научные результаты, полученные диссертантом, направленные на разработку практических предложений по повышению эффективности социального механизма институционализации социально-экономических интересов субъектов экономического действия России, могут применяться в системе социального планирования при разработке и реализации программ социально-экономического развития на уровне общества, региона, отдельных организаций.

Теоретические и методологические выводы диссертационного исследования нашли отражение в разработанных автором учебных курсах «Социология», «Организационное поведение», «Теория организации», разработке учебных пособий «Искусство управления личностью и коллективом», «Общественный сектор экономики», «Социология для менеджеров», которые используются при обучении курсантов в Вольском высшем военном училище тыла (Военном институте).

Ряд концептуальных положений диссертационного исследования, содержащих методологию исследования социального механизма институционализации интересов субъектов, теорию данного механизма, может использоваться в новых научных исследованиях этого направления, разработке учебных курсов «Социология», «Экономическая социология», «Социальная политика», «Социология и экономика труда», «Социология организации».

Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения и результаты диссертационного исследования отражены в 41 публикации общим объемом 67,25 п. л., в том числе пяти монографиях, девяти научных публикациях в изданиях, рекомендованных ВАКом. Полученные в процессе исследования научные результаты обсуждались на отечественных межвузовских и международных научно-практических и научно-методических конференциях, таких как «Новые технологии в современном экономическом образовании» (Саратов, 2001 г.), «Современные макроэкономические процессы: тенденции и противоречия» (Саратов, 2002 г.), «Национальная экономика и Тыл Вооруженных сил: проблемы и перспективы» (Санкт-Петербург, 2002 г.), «Формирование российской модели рыночной экономики: противоречия и перспективы» (Москва, 2002 г.), «Психология политической власти» (Саратов, 2003 г.), «Социальные и институциональные факторы экономического развития России» (Саратов, 2005 г.), «Человек и социум в трансформирующемся мире» (Саратов, 2006 г.), «Среда обитания, здоровье и физическое развитие личности» (Саратов, 2006 г.), «Инновационные технологии обучения как средство оптимизации образовательного процесса» (Вольск, 2006 г.), «Формирование инновационной системы: микро- и макроуровень» (Саратов, 2007 г.), «Совершенствование методики подготовки офицеров в вузах ВС РФ и железнодорожных войск» (Вольск, 2007 г.), «Пути повышения эффективности и качества образовательного процесса в военном институте» (Вольск, 2007 г.), «Современный российский менеджмент: состояние, проблемы, развитие» (Пенза, 2008 г.), «Инновационные приоритеты развития бизнеса: региональный аспект» (Элиста, 2008 г.), «Математические методы и информационные технологии в экономике, социологии и образовании» (Пенза, 2008 г.), «Социально-экономическое развитие и интересы национальной безопасности российского общества: проблемы и перспективы» (Вольск, 2009 г.).

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав (двенадцати параграфов), заключения, библиографического списка и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, отражается степень ее разработанности в отечественной и зарубежной литературе, представлены объект, предмет, сформулированы цель и задачи исследования, описываются его теоретико-методологические аспекты и эмпирическая база, раскрывается новизна, формулируются положения, выносимые на защиту, излагается теоретическая и практическая значимость.

Первая глава «Теоретико-методологические основы исследования институционализации интересов субъектов экономического действия» посвящена вопросам теоретического и методологического обоснования проблем социально-экономических интересов субъектов экономического действия и социального механизма их институционализации.

Анализируя эгоцентрически-рационалистический (П. Алексеев, Н. Козлова, А. Панин, И. Смирнова, И. Фролов), агентски-функциональный (А. Булатов, Я. Кузьминов, И. Поспелов, А. Шаститко, Т. Эгертсон, М. Юдкевич) и акторно-социологический (Д. Девид, Дж. Джерри, Г. Дилигенский, Т. Заславская, А. Маршак, Р. Сведберг, Н. Смелзер) подходы к трактовке субъекта, диссертант приходит к выводу о том, что категории «экономический актор» и «экономический агент» обозначают субъектов экономического действия в широком смысле этого слова. Автор уточняет сущностные различия категорий «экономический актор», «экономический агент», «экономический субъект». Подчеркивает, что в узком смысле этого слова категория «экономический актор» означает участника коллективного экономического действия, выполняющего социально обусловленные экономические функции, определяемые социально-экономической ролью в общественной системе. Экономический актор приобретает свою компетентность и реализует ее в зависимости от собственного человеческого потенциала, статуса, сам определяет цели своей деятельности и средства ее достижения. Экономический агент является исполнителем, действующим в условиях внешней заданности целей деятельности и факторов ее достижения. Он находится в подчиненном положении от доверителя, проявляет себя как атрибут заданной функции, представляет интересы доверителя, приобретает свою компетентность и реализует ее, функционируя в условиях жесткой заданности как цели своей деятельности, так и факторов ее достижения. Экономический субъект – это тот, кто осуществляет выбор, принимает решение, действует и несет ответственность за результаты этого действия.

На основе переосмысления теоретических разработок Э. Андреева, А. Брушлинского, Ю. Быченко, М. Вебера, Т. Парсонса, А. Пригожина, Ф. Фукуямы, М. Шабановой автор по-новому определил субъекта экономического действия как широко реализуемой формы социального действия. Обосновал, что субъект экономического действия в широком смысле этого слова представляет собой индивидуального или интегрального социального конструкта, участвующего в хозяйственной деятельности, обусловленной целью обеспечения условий жизнедеятельности людей, оказывающего влияние (прямо или косвенно, осознанно или неосознанно) на социально-экономические процессы в зависимости от своего статуса, социально-экономического потенциала, институциональной и социокультурной среды.

В исследовании анализируются сущностные признаки субъекта экономического действия, такие как: 1) деятельное самосознание, предполагающее выполнение функций целеполагания, организации и реализации интереса, в результате чего субъект экономического действия выступает как субъект социально-экономической деятельности, в том числе творческой; 2) ориентация на интерес, побуждающая к поиску способов согласования интересов, выработке совместных «правил игры»; 3) социально-экономический статус, являющийся индикатором формирования комплексных субъектов экономического действия; 4) социально-экономический потенциал, определяющий степень влияния на формирование «правил игры»; 5) социально-экономическая культура, свидетельствующая о том, что субъект экономического действия выступает как носитель особой культуры, нравственности, действующий в национальной, культурной, исторической среде, осуществляет свой выбор, опираясь на социокультурные ценности; 6) социально-экономическая власть, обусловливающая способность и возможность субъекта экономического действия оказывать воздействие на других субъектов; 7) относительная самостоятельность, характеризующая возможность субъекта экономического действия самостоятельно определять свой стиль жизнедеятельности, расширять границы независимости, например путем повышения своей компетентности; 8) функциональность субъекта экономического действия, свидетельствующая о том, что он одновременно выступает автором вклада в какую-либо совместную деятельность, полноправным компаньоном при реализации своих интересов.

Автор представляет различные группы субъектов экономического действия.

Субъекты макроуровня: 1) общество в узком смысле этого слова – совокупность людей (трудоспособное население), составляющих совокупный трудовой потенциал, выступающих носителем человеческого потенциала и принимающих самостоятельные решения по его использованию; 2) государство – совокупность организаций, функциональное назначение которых установление и защита условий институциональной среды хозяйственной деятельности, а так же перераспределение результатов этой деятельности; 3) бизнес-сообщество – совокупность людей, ведущих самостоятельную деятельность по использованию ресурсов с целью получения прибыли. Оно располагает ресурсами влияния и использует их для давления на государственную власть с целью продвижения своих частных интересов.

Субъекты мезоуровня: 1) региональное общество в узком смысле этого слова – совокупность людей, составляющих совокупный региональный трудовой потенциал, выступающих носителем регионального человеческого потенциала; 2) региональное бизнес-сообщество, ведущее самостоятельную деятельность по использованию ресурсов региона с целью получения прибыли, располагающее ресурсами влияния на региональную власть; 3) региональная власть – совокупность организаций, отвечающих за установление и защиту обязательных для региональных субъектов институциональных условий (мезоинститутов) хозяйственной деятельности.

Субъектами микроуровня выступают субъекты хозяйственных организаций (собственники, руководящий состав, работники, профсоюзы, неформальные объединения).

Автор, признавая объективность категории интереса (А. Бродский, Б. Гершкович, Г. Глезерман, Я. Кронрод, В. Лившиц, О. Мамедов, М. Мусин), считает, что не следует отвергать имеющиеся в нем элементы субъективизма. Опираясь на социологическую теорию П. Сорокина, раскрывающую объективную и субъективную стороны социального взаимодействия субъектов, диссертант делает вывод о том, что взаимодействие, как сущностный признак интересов, позволяет синтезировать субъективное и объективное в интересе.

Субъективно-объективный методологический подход, по мнению автора, имеет социологический характер, так как позволяет учитывать социальную природу субъекта экономического действия, вступающего во взаимодействие с другими субъектами с целью реализации интересов. Социальная основа экономических интересов заключается в социальном характере хозяйственных отношений. Социально-экономические интересы обусловлены положением субъекта в иерархии общества, а его свобода действий ограничена условиями жизнедеятельности, социальными нормами, системой социокультурных ценностей. Исходя из данных методологических постановок, автор обосновывает необходимость комплексного рассмотрения интересов субъектов экономического действия как социально-экономической и ценностной системы, которая регулирует выбор субъекта того или иного стиля экономического поведения. При этом социально-экономический интерес определяется как институционально, социокультурно и ценностно обусловленная система целевой направленности субъектов на удовлетворение своих потребностей посредством включения в различные сферы хозяйственной деятельности, налаживания социальных связей и взаимосвязей с другими субъектами по использованию ресурсов общества.

На основе анализа работ А. Бажан, В. Бернацкого, В. Кушлина, О. Михайлова, Е. Петровой, Н. Чернецовой, Т. Чечелевой диссертант конкретизировал функции социально-экономических интересов в системе хозяйственных отношений: побудительную, воспроизводственную, интеграционную, регулирующую, инновационную, информационную, социально развивающую, творческую – и дополнил их институциональной функцией.

Автор доказывает, что институциональная функция проявляется в побуждении к формированию институтов, на основе которых социально-экономические интересы различных субъектов экономических действий согласовываются и наиболее полно реализуются. Это объясняется тем, что социально-экономический интерес проявляется в виде направленности субъекта на укоренение тех практик социальной деятельности, которые приводят к более полному удовлетворению их потребностей, что требует институционализации, предполагающей сохранение существующей социально-экономической практики реализации интереса. В результате социальные связи и взаимосвязи субъектов приобретают устойчивый институциональный характер.

На основе системного (Т. Баландина, Ю. Быченко, С. Жданов, В. Кривошеев, Т. Парсонс, Л. Фиглин, В. Франчук) и деятельностно-структурного (Н. Акинфиева, Э. Гидденс, О. Голуб, Т. Заславская, П. Кузнецов, Р. Рывкина, М. Шабанова, П. Штомпка) подходов к определению социального механизма диссертант дал авторскую трактовку социального механизма институционализации социально-экономических интересов как системы устойчивых связей и взаимосвязей субъектов экономического действия различных типов и уровней по поводу формирования, использования и развития социальных норм и правил, процедур, санкций, системы ценностей, которые, закрепляясь в социально-экономических практиках, создают институциональные и социокультурные условия для поддержания определенного стиля жизнедеятельности людей (рисунок).

Структура социального механизма институционализации

социально-экономических интересов субъектов экономического действия

Социальная сущность механизма институционализации социально-экономических интересов раскрывается через его функции, которыми являются институционально-воспроизводственная (постоянное возобновление системы институтов); институционально-регулирующая (урегулирование взаимодействий субъектов, направление их на выполнение определенных целей общества через базовые институты, ценности культуры; общие принципы хозяйствования, преломляясь через ценности культуры, приобретают форму компонентов социального капитала (таких как доверие, ответственность, солидарность)); нормативная (коррекция социальных норм, правил, процедур, предлагающих определенную схему социального действия в тех сферах, где эта схема не существовала и поэтому в ней была неопределенность); снижение неопределенности (создание условий для прогнозирования поведения субъектов); синергетическая (приращение усилий по реализации интересов путем совместной деятельности субъектов); адаптивная (приспособление к социальным нормам и правилам, подчинение новым целям общественной жизнедеятельности).

Автор приходит к выводу о том, что значение социального механизма институционализации социально-экономических интересов субъектов экономического действия в хозяйственной системе общества, ее хозяйственном механизме заключается вобеспечении целостности институциональной системы социума на основе воспроизводства устойчивой системы социальных институтов разных типов и уровней, согласования и реализации на этой основе социально-экономических интересов субъектов экономического действия. Социальный механизм институционализации интересов призван придавать социально-экономическим связям, лежащим в основе институтов, упорядоченный, нормативный характер, в результате которого и должен устанавливаться общественно необходимый социально-экономический порядок.

Во второй главе «Содержание социального механизма институционализации социально-экономических интересов» диссертант проводит анализ структурно-динамических компонентов социального механизма институционализации интересов, а именно – форм его проявления, социокультурных факторов, определяющих специфику развития, противоречий интересов субъектов, обусловливающих динамический характер данного социального механизма.

Диссертант доказывает, что содержание социального механизма институционализации социально-экономических интересов может облекаться в различные социальные формы, что обусловлено объективным присутствием системы разнонаправленных интересов, различных способов связей и взаимосвязей субъектов экономического действия.

Автор доказывает, что основными формами социального механизма институционализации социально-экономических интересов являются следующие формы: внешняя, представляющая собой систему устойчивых связей и взаимосвязей субъектов экономического действия национального хозяйства и мирового хозяйства по поводу унификации институциональной среды хозяйствования, и внутренняя – по поводу оформления институциональной среды, обеспечивающей согласование интересов внутри государственной общности; эволюционная, т.е. естественная форма, когда постепенно из информации, передаваемой посредством хозяйственной культуры, возникают и воспроизводятся неформальные социально-экономические связи и институты как дополнение или вариация формального института, необходимое средство координации устойчиво повторяющихся взаимодействий носителей социально-экономических интересов (ими становятся социально признанные нормы или внутренние стандарты хозяйственного поведения без обязательного правового предписания), и революционная, искусственная, политически управляемая форма, протекающая скоротечно в виде заимствования формальных институтов либо институционального проектирования.

Анализ данных форм позволил автору сделать вывод, что применительно к России исторически преобладала революционная, искусственная форма социального механизма институционализации социально-экономических интересов, и выявить закономерность деформализации заимствованных институтов, некомплементарных национальной социокультурной среде, показывающую, что чем больше разница между особенностями культуры, менталитета, уровнем развития обществ институционального экспортера и импортера, тем ниже эффективность внедренных институтов.

Данная закономерность определяет такие следствия, как: 1) несогласованность, несовместимость заимствованного института с существующими социокультурными компонентами страны, импортирующей институт; 2) необходимость для субъектов предпринимать дополнительные социально-экономические действия по определению того, какому институту следовать; 3) возникновение стилей социально-экономического поведения, противоречащих введенному институту, подмена его неформальными социально-экономическими практиками; 4) дисфункциональность введенного института, его изменение или отторжение.

Исходя из данной закономерности, диссертант делает вывод о том, что «импортный институт» должен быть совместимым с компонентами культуры сообщества, заимствующего институты. Соотношение интересов поддержки и интересов противодействия определяется объективными препятствиями, мешающими усвоению нового института, его некомплементарностью со старыми институтами, социокультурной средой, разной направленностью в их действиях. Сталкиваясь с новыми формальными правилами, субъекты экономического действия придерживаются трех возможных стратегий – сопротивления (активного противодействия вводимому институту), лояльности (активной поддержки института либо простого следования ему в своих деловых практиках) и выхода (обхождения новых правил или их деформализации). Стратегия выхода наблюдается в настоящее время в организациях военного типа по отношению к новой системе материального поощрения, построенной на принципах индивидуализма по образцу европейских стран. Стратегия лояльностихарактерна для поведения работников бюджетной социальной сферы (образования, здравоохранения), которые молчаливо соглашаются с новой системой оплаты труда под угрозой увольнения, но данная стратегия может перерасти в стратегию сопротивления при углублении неравенства доходов руководства и основного персонала.

Диссертант аргументированно обосновывает, что соотношение форм социального механизма институционализации интересов в России детерминирует его характерные особенности: 1) преимущественно революционный и скачкообразный характер; 2) существенное влияние персонифицированных интересов властных структур при недоступности или ограниченности общественного контроля; 3) распространенность неформальных сетей персонифицированного доверия, подрывающих действие формальных институтов; 4) встраивание неформальных социально-экономических практик в социальный механизм институционализации интересов посредством реципрокности, т.е. взаимообмена дарами между устойчиво контактирующими субъектами в социальной сети.

Выявленные особенности социального механизма институционализации социально-экономических интересов в России имеют как положительный эффект, проявляющийся в том, что слабость формальных институтов компенсируется неформальными сетями, способствующими большей гибкости процедур принятия решений, так и отрицательный эффект – непрозрачность этих отношений и затрудненный контроль со стороны гражданского общества. Одна из причин формирования неформальных сетей в России заключается в низком уровне доверия населения публичной власти (менее 40% граждан), что соответствует уровню доверия таких стран, как Южная Африка, Нигерия, Италия. Для выявления причин слабости формальных институтов показательна оценка населением соблюдения законов. По данным социологического мониторинга «Как живешь, Россия?» (2006 г.), 65% респондентов считает несоблюдение законов наиболее острой проблемой в работе государства. Россияне отмечают, что происходит подмена законов различными инструкциями и ведомственными нормативными актами (48%). Анализируя мировой опыт, автор показывает, что избежать ловушки реципрокности можно за счет союзов и ассоциаций, независимых агентств (служб по связям с общественностью, со СМИ, с профсоюзами), которые в России остаются слабыми.

Диссертант доказывает, что различные формы организации содержания социального механизма институционализации находятся в неразрывной связи, а их сочетание должно быть адекватным требованиям времени, отвечать интересам социально-экономического развития общества. При этом сохранение либо изменение формы социального механизма институционализации интересов детерминированы системой факторов, среди которых в разные исторические периоды доминирующее значение приобретают социокультурные или экономические факторы, находящиеся в единстве.

Автор приходит к выводу о том, что факторы социального механизма институционализации социально-экономических интересов – это существенные объективные обстоятельства, оказывающие свое воздействие на функционирование и развитие данного социального механизма. Влияние социальных факторов происходит посредством социальной организации субъектов экономического действия, уровень которой детерминирован качеством социальных институтов, уровнем развития человеческого потенциала, характером социальной активности, мобильности, социальной направленностью интересов, системой ценностных ориентаций. Поскольку социализация людей происходит в определенной культурной среде, социальный и культурный факторы объединяются в социокультурный фактор. Автор выделил систему внутренних и внешних социокультурных факторов социального механизма институционализации интересов субъектов экономического действия.

Методологический подход единства изменчивости и устойчивости позволил автору разделить внутренние социокультурные факторы социального механизма институционализации на инвариантные и изменчивые.

Инвариантные факторы социального механизма институционализации интересов представляют собой устойчивые связи, свойства, которые обусловливают сохранение особенностей хозяйственного поведения субъектов экономического действия, а также обеспечивают преемственность в социальном механизме институционализации интересов. Эти факторы включают в себя общие свойства человеческой природы, запас знаний, менталитет. Общие свойства человеческой природы проявляются в социальной активности или социальной инертности субъектов экономического действия. Существование большого слоя социально инертных, немобильных субъектов приводит к социально-культурному застою. Накопленные знания составляют человеческий интеллектуальный потенциал, качество которого обусловливает способность субъектов принимать и реализовывать решения по институционализации качественных институтов и быстро адаптироваться к изменяющимся социально-экономическим условиям через совершенствование институтов. Роль фактора знаний усиливается в информационном обществе, когда с помощью информации можно регулировать поведение субъектов, моделировать институциональные результаты.

Изменчивыми внутренними факторами социального механизма институционализации социально-экономических интересов являются социальный капитал и его компоненты (социальное доверие, солидарность, идеология), генерационный масштаб времени. Фактор традиционного доверия, предполагающий взаимодействие субъектов на основе личностных тесных связей с близкими людьми, формирует традиционный социальный капитал личной зависимости. Фактор системного доверия, предполагающий взаимодействие субъектов с выходом за пределы личных связей на основе уверенности в эффективности институтов, способствует формированию институционального социального капитала на основе деперсонифицированной зависимости.

Внешними факторами социального механизма институционализации социально-экономических интересов выступают факторы институциональной среды национального хозяйства (неустойчивый, дисфункциональный и гибридный характер российской институциональной системы) и мирового сообщества (глобализация и смещение социально-экономических интересов в мировом сообществе). Неустойчивость современной институциональной системы России выражается в дисфункциональности и изменчивости формальных институтов, что побуждает субъектов экономического действия институционализировать свои интересы в неформальные институты. Гибридный характер российской институциональной системы создает широкую амплитуду возможностей для ее дальнейшего развития посредством социального механизма институционализации социально-экономических интересов эволюционным, естественным путем. Но вызовы глобализации ставят субъектов экономического действия российского общества перед необходимостью быстрее подстраиваться под изменения в динамике социально-экономических интересов субъектов мирового сообщества.

Исследование факторов социального механизма институционализации социально-экономических интересов субъектов экономического действия показало их органическую взаимосвязь, охватывающую собой широкий спектр отношений хозяйственной, культурной и институциональной подсистем общества. Через социально-экономические интересы меняется система институтов, обеспечивающая внедрение новых хозяйственных практик, формирование новых стереотипов и стилей поведения, системы ценностных установок, т.е. изменение культуры, благодаря чему происходят циклическое обновление и модернизация общества. Но модифицированная культура задает новые цели деятельности субъектов. При этом качественная разнородность, разнонаправленность социально-экономических интересов субъектов экономического действия обусловливают возникновение противоречий социального механизма институционализации интересов.

Автор по-новому представляет противоречия социального механизма институционализации как конфликтный потенциал, отражающий дисбаланс социально-экономических интересов субъектов экономического действия, обусловливающий переход от одних институтов к другим на основе принципа социальной и культурной детерминации. На основе этого подхода автор выделяет и характеризует противоречия социального механизма институционализации интересов субъектов экономического действия, обусловленные противоречивым единством гомогенности и гетерогенности, большинства и меньшинства, равенства и свободы, закрытости и открытости, сознательности и стихийности, которые на практике пересекаются и переплетаются.

По данным мониторинга «Как живешь, Россия?» (1992 – 2007 гг.), в России преобладают: 1) гетерогенность субъектов экономического действия, обусловливающая высокую степень конфликтности между богатыми и бедными (72%), низшими и высшими классами (63%), народом и властью (62%); 2) институционализация интересов меньшинства (выигрыш от экономического роста получают обеспеченные слои населения, в чьих доходах преобладают доходы от собственности, дивиденды, заработная плата); 3) подавление неформальной институционализацией интересов результатов формальной институционализации интересов, что способствует институционализации девиантных форм экономических практик субъектов. Автор подчеркивает, что данные явления обусловлены институционализацией коррупционных интересов. Если в 2003 – 2004 гг. коррупционные процессы тревожили 30% граждан, в 2005 г. – 40%, в 2008 г. – более 50%. По данным мониторинга «Коррупция и взяточничество», 70% респондентов считают, что коррумпировано большинство, а то и все без исключения чиновники; больше половины полностью уверены, что коррупция непобедима в нашей стране.

Автор установил, что глубокое социальное неравенство субъектов российского общества детерминирует социокультурное противоречие в виде «кризисного социума» с устойчивой полярностью менталитета, что отражается в соотношении системы ценностей (активизма и фатализма, коллективизма и индивидуализма, патернализма и самостоятельности). Подтверждение полярного характера российского менталитета обнаруживает социологическое исследование «Социальное неравенство в социологическом измерении», зафиксировавшее, что 42% россиян-респондентов являются активистами и выступают за то, что «человек сам кузнец своего счастья», а 58% – фаталистами, жизненная мудрость которых – «жизнь человека в гораздо большей степени определяется внешними обстоятельствами, чем его собственными усилиями». В вопросе «Как лучше действовать, чтобы отстоять свои интересы, – сообща или рассчитывая на свои силы?» 51% респондентов выступили за коллективные действия, а 49% – за индивидуальные, т.е. мнения поляризуются. Полярная ментальность, отсутствие срединной линии поведения снижают устойчивость институтов в обществе.

В заключении главы автор подчеркивает, что структурно-динамические компоненты содержания социального механизма институционализации социально-экономических интересов, а именно – формы его проявления, социокультурные факторы, обусловливающие объективные обстоятельства, в которых функционирует данный социальный механизм, и противоречия, являющиеся источником обновления институциональной среды хозяйствования, находясь в единстве и во взаимосвязи, определяют его специфику и направления качественного развития. Но, чтобы быть источником рождения новых институтов, противоречия социального механизма институционализации интересов должны разрешаться. Это зависит, во-первых, от реформаторской деятельности властных структур (макроуровень); во-вторых, от активности субъектов экономического действия, функционально обслуживающих мезоструктуры; в-третьих – от активности хозяйственных организаций (микроуровень). Хозяйственные действия, протекающие на каждом из этих уровней, приобретают социально-экономическое значение только при условии их согласования и реализации в общественно санкционированной, институциональной форме.

В третьей главе «Уровни функционирования социального механизма институционализации социально-экономических интересов» на основе анализа показателей эффективности выявлены проблемы реализации социально-экономических интересов общества в целом, регионального сообщества, работников хозяйственной организации. Показателями, характеризующими эффективность функционирования социального механизма институционализации интересов, выступают показатели целевой (функциональной) эффективности, отражающие степень соответствия данного механизма целевому назначению, функциональным задачам регулирования на макро-, мезо- и микроуровнях.

Социальный механизм макроинституционализации охватывает собой систему социально-экономических интересов общества в целом, которые являются асимметричными и не заданы однозначно у различных социальных групп (чиновников, предпринимателей, населения). Государство, являясь выразителем интересов общества, призвано обеспечить приоритет интересов населения над эгоистическими интересами отдельных социальных структур. Поскольку государство не может полностью гармонизировать интересы всех субъектов, реальные условия их согласования целесообразно связывать с параметрами жизнедеятельности человека, показателями качества жизни, расширением жизненных шансов все большей части населения за счет расширения среднего класса.

Функционально-целевое назначение социального механизма макроинституционализации интересов заключается в формировании государственной властью благоприятных институциональных условий, с одной стороны, для социализации макроэкономики и реализации на этой основе социально-экономических интересов населения через повышение благосостояния, с другой – для эффективной реализации предпринимательской инициативы на территории страны.

Анализ критериев социализации экономики, отражающих степень решения задач социальной политики государства, показал, что в России реализация социального механизма институционализации социально-экономических интересов общества характеризуется низкой социальной эффективностью.

Низкая социальная эффективность механизма институционализации на макроуровне проявляется в следующем:

  • по данным опроса «Развитие человеческих ресурсов Российской Федерации» (2008 – 2009 гг.), социальная политика государства не отвечает интересам формирования среднего класса, только 3% опрошенных людей оценивают свой уровень материального положения как высокий (материальных затруднений нет); не институционализированы источники повышения доходов работающего населения (зарплата для 68% россиян – единственный источник дохода);
  • по данным официальной статистики, углубляется дифференциация общества по доходам (за 1992 – 2004 гг. коэффициент Джини увеличился в 1,4 раза, а за период с 1990 г. по 2008 г. – в 2,2 раза, децильный коэффициент в 2008 г. составил 17,0 (в 1991 г. он составлял 4,5);
  • снижается уровень социализации экономики, о чем свидетельствует отрицательная динамика структуры социальных расходов федерального бюджета России (2008 – 2011 гг.): в бюджете 2011 г. по сравнению с 2008 г. предусмотрено снижение доли расходов на социальную политику с 3,9% до 2,9% всех расходов; на здравоохранение – с 4,1% до 3,6%; на образование – с 4,8% до 4,5%; в 2006 – 2008 гг. произошло сокращение количества бюджетных мест в высших учебных заведениях на 15%. В результате снижаются качество социальной сферы России, ее возможности для развития человеческого потенциала, что не отвечает требованиям времени и опыту социально развитых стран;
  • произошла институционализация системы распределения доходов в интересах малочисленного богатого населения (по информации Института социально-экономических проблем народонаселения России, анализ прироста доходов бедных и богатых в 2000 – 2008 гг. в расчете на 100 руб. прироста ВРП на душу населения показывает, что бедные получают прирост на 5 руб., а богатые – на 200 руб., т.е. разрыв в доходах между богатыми и бедными составляет 40 раз).

Анализ количественных и качественных показателей эффективности институтов показал их низкую эффективность. Данные опроса «Развитие человеческих ресурсов Российской Федерации» (2008 – 2009 гг.) показывают, что происходит рост масштабов теневых социально-экономических практик, коррупции (девиантного экономического поведения). Население негативно относится к новым правилам, регламентирующим их жизнедеятельность в области ЖКХ, получения услуг образования, здравоохранения, пенсионной системы. 35% опрошенных высказали мнение, что проводимые реформы в этих сферах совсем не отвечают социально-экономическим интересам общества, 39% – скорее, им не отвечают. Девиантные формы экономических действий (неуплата налогов) воспринимаются населением как вполне допустимые (в среднем по всем возрастным когортам – 27%), и доля их сторонников увеличивается по мере снижения возраста, а наибольшее значение имеет среди 16 – 25-летних (38%) и 26 – 35-летних (33%), что свидетельствует об ухудшении ценностей культуры. Допускается и оправдывается обман государства; считается, что сами государственные чиновники практически не подчиняются законам (66%). Поэтому население не рассчитывает на помощь от государства, не доверяет власти. 62% опрошенных россиян считает, что они не смогут защитить свои интересы и права в случае их нарушения, а, если потребуется защита, 83% будут рассчитывать на родственников, близких, знакомых (традиционный социальный капитал).

В диссертации выявлена обусловленность институционализации девиантных форм поведения бизнес-сообщества не только институциональной средой, но и спецификой культуры предпринимателя, его ценностными установками. 68% респондентов от бизнес-сообщества либо убеждены в неизбежности нарушать законы, либо допускают такую возможность, целенаправленно участвуют в налаживании неформальных связей с чиновниками, включают их в деловые сети. В результате, констатирует автор, в России консервируется традиционный тип социального капитала и доверия. Негативными последствиями институционализации девиантных форм экономического поведения являются отрицательные социально-политические эффекты (рост недоверия юридическому праву) и отрицательные социально-экономические эффекты (уменьшение налоговых поступлений; рост социальной и экономической неопределенности и снижение предпринимательской активности; получение преимуществ узкими группами интересов; рассогласованность ценностных установок, снижение роли нравственных норм). Поэтому необходимы меры по стимулированию развития института социальной ответственности бизнеса. Но при этом требуется институционализация социальной ответственности самого государства посредством увеличения степени социальности экономики (социализации экономики).

Автор доказывает, что развитие общества не оправдывает социальных ожиданий большинства населения. Подчиняясь общесоциологической закономерности формирования социального государства, необходимо повышать уровень социализации российской экономики, для чего требуются модернизация сложившегося института социальной политики государства, приведение ее в соответствие с общественными ожиданиями и требованиями информационного общества.

При этом диссертант обосновывает, что особенности государственного устройства России требуют согласованного развития национальной социально-экономической системы не только с точки зрения макроэкономических структур, но и в региональном аспекте.

На основе первичного социологического исследования «Качество институтов власти и реализация интересов населения в регионе» диссертант дает оценку эффективности социального механизма институционализации социально-экономических интересов регионального сообщества. Автор констатирует, что значительная часть респондентов считает, что региональная власть главным образом защищает интересы бюрократии (46%) и бизнеса (35%). Только 4% опрошенных считает, что региональная власть отстаивает интересы простого народа, а 9% – всего населения региона. На проблему непубличности и закрытости региональной власти указывают 63% респондентов. В Саратовской области актуализируются такие проблемы, как недостаточная обеспеченность жильем и низкие доходы населения. В числе других проблем региона называются высокие цены на товары и услуги, бесконтрольность власти, высокий уровень коррупции. Оценку «низкая степень эффективности» получили такие действия региональной власти, как поддержание приемлемого уровня жизни (61%); обеспечение социальной защиты населения при проведении экономических реформ (59%); формирование благоприятного имиджа области (58%); поддержание приемлемой среды обитания (57%); участие в федеральной региональной политике (52%).

Автор аргументирует, что интересы субъектов регионального сообщества не находят эффективных институциональных форм для реализации из-за низкой эффективности социального механизма институционализации региональных интересов в силу сохранения противоречий институционализации региональных интересов, которые вытекают из основного противоречия регионального хозяйства между интересами регионов и центра. Государство «спускает» свои социальные функции на региональный и муниципальный уровни власти, не обеспечивая их адекватной доходной обеспеченности. В результате углубляется дифференциация регионов по качеству жизни населения, снижаются стимулы у относительно развитых регионов к самостоятельному социально-экономическому развитию, а у бедных – нарастают интересы иждивенчества. Решение данных проблем автор связывает с модернизацией системы связей и взаимодействий федеральной и региональной власти, регионального бизнес-сообщества, населения, созданием институциональных условий для социализации экономики региона и согласования на этой основе интересов региональной власти, бизнес-сообщества, трудоспособного населения.

Отмечается, что реализация интересов регионального сообщества связана не только с процессами социализации мезоэкономики, но и с уровнем социального развития хозяйственных организаций, обусловленным социальным механизмом микроинституционализации социально-экономических интересов.

Функциональное назначение социального механизма микроинституционализации интересов заключается в формировании и развитии внутриорганизационных социальных норм, правил, процедур, социокультурных ценностей, которые, закрепляясь во внутриорганизационных социально-экономических практиках, создают институциональные и социокультурные условия, упорядочивающие и регулирующие взаимодействие социальных групп, подразделений организации, способствуют согласованию их интересов.

Анализ показателей эффективности функционирования социального механизма институционализации в системе интересов субъектов хозяйственных организаций позволил автору выявить ряд проблем. Так, социологическое исследование «Качество институтов и реализация интересов работников российских хозяйственных организаций» показало, что на первом месте по значимости для работников остается материальный интерес, связанный с оплатой труда (67%); чуть более четверти работников (26%) имеют большие надежды на получение социальных услуг от предприятия. Неудовлетворенность трудом обусловлена низкой оплатой труда, бесперспективностью рабочего места (24%), конфликтами с руководством (21%), регулярными высвобождениями работников (17%). Среди других причин выделяются обман со стороны работодателя, несоответствие рабочего места качествам работника, теневые формы зарплаты.

Проведенный анализ микроинституциональной среды показал, что ошибки во внутриорганизационном институте стимулирования труда приводят к рассогласованию интересов работодателя и работников, усиливают их конфликтный потенциал. Последнее усугубляется следующими проявлениями: 1) заработная плата не выполняет функцию стимула для реализации интереса через повышение эффективности труда, большинство работников (52%) не связывают интенсивность своего труда с величиной заработка; 2) тенденция роста разрыва в заработной плате высшего руководства и рядовых работников активизирует интерес работников к сокращению данного разрыва (38% работников допускают разрыв в 2 – 3 раза; 30% – в 4 – 5 раз; 57% работников полностью не согласны с тем, что для поддержания интереса к личным достижениям «должны быть достаточно большие различия в доходах»); 3) нормы стимулирования работников смещаются в сторону наказания, а не поощрения; распространяются внутриорганизационные штрафные санкции, противоречащие нормам Трудового кодекса (54% работников подвергалось штрафным санкциям регулярно); 4) система стимулирования труда работников хаотична и непродуманна (по мнению 46% респондентов, из-за произвола начальства происходит нарушение трудовых прав работников: в связи с оплатой труда (21%), режима труда (19%), получением отпуска (17%), определением разряда, уровня квалификации (14%)).

В диссертации обосновывается, что на эффективность социального механизма институционализации интересов работников и работодателей в хозяйственной организации оказывает воздействие внутриорганизационный социальный капитал. Важно развитие солидарности работников, доверия между работодателем и работником, взаимной ответственности, уровень которых остается низким. Большинство работников не готовы принять участие в акциях протеста против ухудшения оплаты и условий труда, открыто выступить против недостатков в работе (46% респондентов вовсе не примет участия в акциях протеста, 25% – «пожалуй, примет»). Существует проблема отстраненности рядовых работников от участия в управлении организацией, авторитарный стиль управления противоречит интересам работников в проявлении инициативы, самостоятельности, творчества. Институционализируется взаимное недоверие. Скорее, доверяют своим работодателям 32% респондентов, скорее, не доверяют – 39%. Больше половины опрошенных (58%) не верят в выполнение работодателем своих обязательств, и 29% считают возможным обман своих работодателей. В целом, социальный механизм институционализации интересов на уровне хозяйственной организации характеризуется стихийностью, импортоориентированностью, сосредоточением властных полномочий у работодателей.

В выводах по третьей главе автор отмечает, что функционирование социального механизма институционализации интересов субъектов экономического действия характеризуется низкой степенью эффективности на уровнях общества, регионов, хозяйственных организаций, так как макро-, мезо- и микроинституциональные условия не обеспечивают реализацию социально-экономических интересов населения, регионального сообщества, работников хозяйственных организаций в повышении благосостояния, что тормозит развитие человеческого потенциала, порождает недоверие к формальным институтам; существующие формальные институты подменяются неформальными социально-экономическими практиками, которые укореняются, становятся частью культуры.

В четвертой главе «Направления повышения эффективности социального механизма институционализации социально-экономических интересов» автор дает практические рекомендации, направленные на повышение эффективности функционирования данного механизма.

Системный подход требует разработки комплекса мер по повышению эффективности функционирования социального механизма институционализации социально-экономических интересов как многоуровневой социально-иерархической системы отношений между субъектами экономического действия по поводу реализации интересов. Ведущее место в этой системе мер автор отводит действиям государства по повышению эффективности социального механизма институционализации на макроуровне.

В диссертации предлагается осуществить мероприятия, обеспечивающие рост уровня социализации хозяйственной системы России, повышение социальной ответственности государства по следующим направлениям.

1. Модернизация системы оплаты труда в целях обеспечения роста доходов работающего населения и повышения роли высококвалифицированного труда. Предполагается установление бюджетных обязательств государства в виде нормативов минимальной оплаты труда и минимальной доли расходов государственного бюджета в социальной сфере. При этом автор подчеркивает необходимость ввести в практику общественное обсуждение и законодательное установление нормативов минимального уровня оплаты труда в бюджетной сфере.

2. Усиление социальной направленности системы налогообложения России: отмена подоходного налога с минимальной заработной платы; законодательное установление нормы обязательного ежегодного соответствия стандартного налогового вычета из заработной платы не ниже ее минимального уровня; освобождение прожиточного минимума граждан от налогообложения.

3. Модернизация системы социальной защиты предполагает: 1) создание интегрированной многоуровневой системы социальной защиты (государственные органы – местные органы власти – предприятия – общественные организации), действенной на всех уровнях; 2) четкое закрепление функций, социальных прав и ответственности каждого субъекта системы социальной защиты. Принципами института социальной защиты должны стать законодательное определение и разграничение социальной ответственности между работником, работодателем и государством не на основе государственной благотворительности, а как совокупности государственных гарантий, обеспечивающих соблюдение прав человека; организация системы социальных гарантий на основе страховых выплат вместо налоговых; соотнесение страховых тарифов с наступлением страховых случаев; налаживание действенных механизмов социального контроля над органами государственной власти со стороны гражданского общества.

4. Развитие системы информационного обмена между институтами государственной власти и гражданского общества посредством повышения информационной открытости государственных ведомств, институционализации социальной экспертизы, социального контроля с наделением их широкими правами.

5. Нормативное обеспечение института социальной политики (учет мировых социальных стандартов, встраивание нравственно-этического компонента в деятельность института социальной политики). Экономический и правовой подходы в разработке и реализации социальной стратегии государства должны дополняться этическим подходом, ориентирующим структуры государственной власти на интересы человека и устанавливающим нормы социальной ответственности власти. Ключевыми субъектами выработки, реализации и контроля должны быть высококвалифицированные специалисты, опирающиеся на этические принципы социальной ориентированности, социальной справедливости, приоритета качественных показателей жизни общества перед макроэкономическими показателями, комплементарности и органической согласованности формальных норм права с этическими нормами. Важны разработка и внедрение социальных норм ответственности должностных лиц за допущенные ошибки. Социальное равенство следует трактовать не как равенство результатов, а как равенство социальных возможностей и доступа к этим возможностям.

В аспекте долгосрочного планирования инновационного социального развития страны следует разработать и принять социальную доктрину России, содержащую социальные нормы, отвечающие этическим принципам целевой ориентации на социальное развитие общества. Диссертантом обосновывается, что эффективный социальный механизм институционализации интересов общества и функционирования общественной системы в целом невозможно наладить без учета социально-экономических интересов регионов. Это обусловлено тем, что региональное сообщество служит связующим звеном между макро- и микроуровнями общественной иерархии и успешность его функционирования во многом зависит от возможности и умения местных властных структур принимать оптимальные решения, учитывающие интересы центра и региональных сообществ. На основе этого диссертант предлагает рекомендации по социализации региональной экономики и формированию социальной ответственности региональной власти и регионального бизнеса. При этом автор выделяет два уровня региональной политики: федеральную региональную политику, реализующую государственные интересы в отношении регионов, и внутреннюю социальную политику регионов, реализующую внутренние интересы мезосообщества.

Автор отмечает, что система федеральной региональной политики должна работать в направлении согласования конфликта интересов «центр – регионы» на основе создания таких институциональных форм, которые эффективно распределяют полномочия регионов и центра. Автор предлагает, во-первых, осуществить децентрализацию властных отношений, направленную на развитие самостоятельности, поддержание творческой инициативы региональных сообществ, содействие их социокультурному разнообразию; во-вторых, стимулировать межрегиональное социальное взаимодействие на основе межрегионального сотрудничества региональных сообществ и соперничества предпринимательских инициатив населения; в-третьих, предпринять меры по активизации действий региональных властей по институциональному проектированию стилей взаимодействий субъектов регионального сообщества, развития социокультурных ценностей, интеллектуального человеческого потенциала.

На уровне самих региональных сообществ должны быть приняты меры по модернизации внутренней социальной политики, способствующие социализации мезоэкономики. В диссертации предлагается, во-первых, осуществлять мероприятия по социальному развитию регионального сообщества на основе системы таких принципов, как ориентированность на интересы человека, открытое обсуждение и анализ институциональных альтернатив, оптимизация, системность, взаимное доверие бизнес-сообщества, власти и населения, взаимодополняемость экономической и социальной политик регионов, ответственность региональной власти за уровень социально-экономического развития региона. Во-вторых, сформировать благоприятную институциональную среду для развития предпринимательских инициатив населения. В-третьих, оптимизировать структуру региональной власти с четким закреплением социальной ответственности за реализацию социальных решений. В-четвертых, сконцентрироваться на перспективных социальных направлениях развития с привлечением хозяйственных организаций к развитию региональной инфраструктуры, реализации социальных программ человеческого развития, повышению имиджа региона.

Автор приходит к выводу о том, что успех социализации хозяйственной системы региона зависит от укоренения института социальной ответственности региональной власти и регионального бизнес-сообщества за уровень регионального социально-экономического развития. В то же время диссертант отмечает, что эффективность функционирования социального механизма институционализации социально-экономических интересов регионального сообщества зависит и от социально-экономического развития хозяйственных организаций.

Мероприятия по социализации на уровне хозяйственной организации должны решить проблему отчуждения работников от управления с помощью следующей системы мер, создающих условия для реализации социокультурных интересов работников: 1) предоставления работникам права на участие в организации трудовой деятельности на принципах социального партнерства; 2) законодательного ограничения разрыва в заработной плате между руководством и рядовыми работниками; 3) создания в хозяйственных организациях консультационных служб, систем экономико-правовой учебы работников; 4) введения социального пакета для работников как необходимого фактора, ориентирующего их на устойчивую занятость и преданность данной организации. Рост внутриорганизационного доверия возможен в условиях взаимовыгодного сотрудничества работодателей и работников, объединенных общей целью поддержания жизнедеятельности хозяйственной организации.

Диссертант подчеркивает, что в результате трансформации ролевой модели современного работника и системы его социально-экономических интересов возникает необходимость в социальном механизме институционализации новых форм согласования интересов субъектов хозяйственной организации, их изменения и адаптации. Данные социально-экономические тенденции должны учитываться руководством российских хозяйственных организаций, должна расширяться система их интересов за счет включения в нее интереса к развитию персонала, повышению его качества, преданности делу организации.

В связи с переходом к информационному обществу, интеллектуализацией трудовых процессов модернизация системы институтов должна обеспечивать реализацию социокультурного компонента системы интересов работника. В результате интерес работника к обладанию набором умений и навыков трансформируется в интерес к повышению профессионализма, монополии на какой-либо способ выполнения специализированных и нестандартных задач.

Для повышения эффективности социального механизма институционализации социально-экономических интересов на организационном уровне автор предлагает осуществить мероприятия по институционализации социальной ответственности бизнеса, которые должны охватывать внутреннюю и внешнюю социальную среду хозяйственной организации. На внутриорганизационном социальном уровне необходимо, во-первых, установить элементы базовой социальной ответственности (адекватность размера заработной платы, обеспечивающей оптимальное воспроизводство трудового потенциала) и, во-вторых, осуществить социализацию внутриорганизационного управления. На уровне внешней социальной среды – сформировать и обеспечить реализацию социальных программ в отношении местного сообщества, развития инфраструктуры, улучшения среды обитания человека; повысить информационную открытость, прозрачность отношений с властью, доступность для социального контроля. Это будет способствовать повышению имиджа и конкурентоспособности территорий.

В выводах по четвертой главе диссертации подчеркивается необходимость реализации мер, направленных на повышение эффективности социального механизма институционализации интересов субъектов экономического действия, в виде комплексного государственного проекта, создающего институциональные условия взаимодополняемости индивидуальной и социальной полезности в экономических действиях субъектов хозяйствования. В результате внедрения данного проекта и должны произойти повышение уровня социальности экономики, ее переориентация на социальные критерии человеческого развития. Рост уровня и качества жизни населения, расширение среднего класса обеспечит повышение уровня доверия, солидарности в обществе, а формальные институты получат опору большинства членов российского общества. Это позволит России перейти на новую ступень социального развития и осуществить практическое воплощение социального государства посредством повышения социальной ответственности российского государства и согласования интересов различных социальных групп российского общества. Социальный характер механизма институционализации социально-экономических интересов субъектов экономического действия в перспективе в значительной степени будет определять тип формирующейся в России социально-экономической системы, степень ее цивилизованности и динамику социального развития.

В заключении диссертации приведены основные выводы и результаты диссертационного исследования, сформулированы практические рекомендации, определены перспективные направления дальнейших исследований.

В приложениях представлены схемы, таблицы, диаграммы и графики.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора.

Монографии

  • Логинова, Л.В. Социальный механизм институционализации интересов субъектов экономического действия России: теория, методология и практики функционирования / Л.В. Логинова. – Саратов: Изд-во ФГОУ ВПО «Саратовский ГАУ», 2009. – 295 с. (18,4 п. л.).
  • Логинова, Л.В. Социологическая теория социально-экономических интересов / Л.В. Логинова. – Саратов: Научная книга, 2008. – 192 с. (12 п. л.).
  • Логинова, Л.В. Предпринимательское поведение в России: институционализация девиантности / Л.В. Логинова // Современное предпринимательство: социально-экономическое измерение : коллективная монография : под общ. ред. проф. О.И. Кирикова. – Кн. 21. – Воронеж: ВГПУ, 2008. – С. 38 – 55 (17,5 п. л., 1,5 – авт.).
  • Логинова, Л.В. Институционализация экономических интересов ОПК: проблемы устойчивого развития в системе государственного оборонного заказа / М.Н. Козин, Л.В. Логинова. – Саратов: Научная книга, 2006. –166 с. (10,4 п. л., 6,4 – авт.).
  • Логинова, Л.В. Институционализация экономических интересов в России / Л.В. Логинова. –  Саратов: Научная книга, 2005. – 192 с. (12 п. л.).

В научных изданиях, рекомендованных ВАКом РФ, по социологии

  • Логинова, Л.В. Институционализация общественных интересов в контексте формирования социальной политики государства в России / Л.В. Логинова // Вестник Военного университета. – 2009. – № 1 (17). – С. 39 – 45 (0,5 п. л.).
  • Логинова, Л.В. Механизм институционализации в системе социально-экономических механизмов / Л.В. Логинова // Вестник Тамбовского университета. – 2009. – Вып. 2 (70). – С. 94 – 102 (0,75 п. л.).
  • Логинова, Л.В. Социализация экономики в России: проблемы и перспективы / Л.В. Логинова, Ю.Г. Быченко // Вестник Саратовского государственного технического университета. – 2009. – № 1 (37). – С. 262 – 272 (0,9 п. л., 0,5 – авт.).
  • Логинова, Л.В. Социально-экономическое содержание интересов субъектов российского общества / Л.В. Логинова // Социально-гуманитарные знания. – 2009. – № 1. – С. 221 – 232 (0,5 п. л.).
  • Логинова, Л.В. Сущность и социально-экономические концепции интересов субъектов хозяйствования / Л.В. Логинова // Вестник Поволжской академии государственной службы. – 2008. – № 3. – С. 125 – 132 (0,5 п. л.).
  • Логинова, Л.В. Модернизация общества и качество человеческого капитала / Л.В. Логинова, Ю.Г. Быченко // Известия Саратовского университета. Новая серия. Социология. Политология. – 2008. – Т. 8. – Вып. 2. – С. 47 – 54 (0,8 п. л., 0,5 – авт.).
  • Логинова, Л.В. Механизм институционализации интересов: сущность и роль в модернизации общества / Л.В. Логинова // Философия и общество. – 2008. – № 4. – С. 43 – 39 (0,5 п. л.).
  • Логинова, Л.В. Институционализация региональных интересов: субъективные и объективные мотивации / Л.В. Логинова // Регионология. – 2008. – № 4 (65). – С. 243 – 251 (0,5 п. л.).
  • Логинова, Л.В. Социально-экономические противоречия институционализации интересов субъектов российского общества / Л.В. Логинова // Вестник Поволжской академии государственной службы. – 2008. – № 4. – С. 159 – 166 (0,5 п. л.).

В научных изданиях, рекомендованных ВАКом РФ, по смежным наукам

  • Логинова, Л.В. Институционализация коррупции в России / Л.В. Логинова. // Вестник Саратовской государственной академии права. – 2008. – № 1 (59). – С. 117 – 123 (0,5 п. л.).
  • Логинова, Л.В. Институционализация корпоративной социальной ответственности: закономерности, проблемы и перспективы / Л.В. Логинова // Поиск. – 2008. – № 4 (20). – С. 13 – 22 (0,5 п. л.).

В других научных изданиях

  • Логинова, Л.В. Социолого-экономические аспекты институционализации интересов региональных субъектов экономического действия / Л.В. Логинова // Актуальные проблемы общественных и экономических наук : межд. сб. науч. ст. – Вып. 3. – Ч. 1. – Саратов: Научная книга, 2009. – С. 144 – 156 (0,6 п. л.).
  • Логинова, Л.В. Социокультурные факторы социального механизма институционализации интересов субъектов экономического действия / Л.В. Логинова // Человеческий потенциал: проблемы обновления и развития : сб. науч. тр. – Саратов: Изд-во ФГОУ ВПО «Саратовский ГАУ», 2008. – С. 46 – 52 (0,4 п. л.).
  • Логинова, Л.В. Государственное регулирование процессов институционализации в России / Л.В. Логинова // Актуальные проблемы социально-экономических наук : межвуз. сб. науч. ст. – Ч. I. – Саратов – Вольск: Научная книга, ВВВУТ (ВИ), 2008. – С. 189 – 199 (0,5 п. л.)
  • Логинова, Л.В. Об эволюции понятия «институт» и его классификации / Л.В. Логинова // Общество и безопасность: история, перспективы эволюции, современное состояние : межвуз. сб. науч. ст. – Вып. IV. – Саратов: СВИБХБ, 2008. – С. 170 – 179 (0,5 п. л.).
  • Логинова, Л.В. Взаимодействие интересов науки, бизнеса и власти как фактор формирования инновационной системы России / Л.В. Логинова // Формирование инновационной системы: микро- и макроуровень : сб. науч. тр. по мат. межд. науч.-практич. конф. – Саратов: СГУ, 2008. – С. 26 – 34 (0,5 п. л.).
  • Логинова, Л.В. Согласование налоговых интересов общества: проблемы и приоритеты / Л.В. Логинова // Актуальные проблемы социально-экономических наук : межвуз. сб. науч. ст. – Ч. I. – Саратов – Вольск: Научная книга, ВВВУТ (ВИ), 2008. – С. 199 – 209 (0,5 п. л.).
  • Логинова, Л.В. Формы институционализации интересов / Л.В. Логинова // Общество и безопасность: история, перспективы эволюции, современное состояние : межвуз. сб. науч. ст. – Вып. IV. – Саратов: СВИБХБ, 2008. – С. 179 – 188 (0,5 п. л.).
  • Логинова, Л.В. Функции социальных институтов: социолого-экономический анализ / Л.В. Логинова // Системы в управлении : сб. науч. тр. – Саратов: Научная книга, 2008. – С. 36 – 44 (0,5 п. л.).
  • Логинова, Л.В. Социолого-экономические аспекты социализации корпоративного бизнеса в России / Л.В. Логинова // Современный российский менеджмент: состояние, проблемы, развитие : сб. науч. ст. по мат. IX межд. науч.-методич. конф. – Пенза, 2008. – С. 106 – 108 (0,3 п. л.).
  • Логинова, Л.В. Местный рынок труда как объект социально-экономического анализа / Л.В. Логинова // Системы в управлении : сб. науч. тр. – Саратов: Научная книга, 2008. – С. 55 – 62 (0,5 п. л.).
  • Логинова, Л.В. Институт социальной ответственности российских корпораций в социологическом измерении / Л.В. Логинова // Инновационные приоритеты развития бизнеса: региональный аспект : сб. науч. ст. по мат. межд. науч.-практич. конф. от 25 – 26 сентября 2008 г. – Элиста: Изд-во КГУ, 2008. – С. 34 – 38 (0,4 п. л.).
  • Логинова, Л.В. Динамика доходов населения и задачи социальной политики государства в России / Л.В. Логинова // Математические методы и информационные технологии в экономике, социологии и образовании : сб. науч. ст. по мат. XXII межд. науч.-технич. конф. – Пенза, 2008. – С. 61 – 64 (0,4 п. л.).
  • Логинова, Л.В. Конституирующие элементы институционализации интересов в России: характеристика и проблемы формирования / Л.В. Логинова // Социально-экономические механизмы роста экономики и качества жизни : сб. науч. ст. – Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовский ГАУ», 2007. – С. 56 – 65 (0,5 п. л.)
  • Логинова, Л.В. Особенности институционализации корпоративных интересов в России / Л.В. Логинова // Межвуз. сб. науч.-технич. тр. – Вып. 22. – Вольск: ВВВУТ (ВИ), 2007. – С. 69 – 78 (0,5 п. л.).
  • Логинова, Л.В. Современные тенденции в развитии института собственности и контроля ОПК / Л.В. Логинова, С.А. Головко // Человек и социум в трансформирующемся мире : сб. науч. тр. по мат. II межд. науч.-практич. конф. – Саратов: СГСЭУ, 2006. – С. 87 – 88 (0,4 п. л., авт. – 0,2).
  • Логинова, Л.В. Экономическая культура преподавателя и новые технологии обучения / Л.В. Логинова, Т.В. Серова // Деп. в ЦСИФ МО РФ, инв. № B6054, сер. Б, вып. 72. – 2005. – С. 3 – 28 (1 п. л., авт. – 0,5).
  • Логинова, Л.В. Экономические интересы оборонно-промышленного комплекса: проблемы институционализации / Л.В. Логинова, А.В. Холоша // Деп. в ЦСИФ МО РФ, инв. № B5704, сер. Б, вып. 68. – 2004. – С. 3 – 15 (0,6 п. л., авт. – 0,4).
  • Логинова, Л.В. Направления использования знаний институциональных изменений в российской экономике в преподавании экономической теории / Л.В. Логинова, А.С. Бедрин // Деп. в ЦСИФ МО РФ, инв. № B5703, сер. Б, вып. 68. – 2004. – С. 3 – 15 (0,6 п. л., авт. – 0,4).
  • Логинова, Л.В. Институционализация экономических интересов: методологический аспект // Формирование российской модели рыночной экономики: противоречия и перспективы : сб. науч. тр. / Под ред. К.А. Хубиева. – М.: Экономический факультет МГУ, ТЕИС, 2003. – С. 259 – 266 (0,4 п. л.).
  • Логинова, Л.В. Структурные элементы и уровни институционализации экономических интересов / Л.В. Логинова // Современные проблемы экономической теории и национальной экономики : сб. науч. ст. – Саратов: Надежда, 2002. – С. 28 – 36 (0,5 п. л.).
  • Логинова, Л.В. Теневой уровень институционализации экономических интересов / Л.В. Логинова // Тенденции развития национальной экономики : сб. науч. ст. – Саратов: Надежда, 2002. – С. 33 – 39 (0,4 п. л.).
  • Логинова, Л.В. Институциональные формы защиты и реализации экономических интересов / Л.В. Логинова // Изменяющаяся экономика России: проблемы теории : сб. науч. ст. – Саратов: Надежда, 2002. – С. 60 – 70 (0,7 п. л.).
  • Логинова, Л.В. Теневизация экономических интересов / Л.В. Логинова, В.А. Хайтбаев // Национальная экономика и Тыл Вооруженных сил: проблемы и перспективы : сб. науч. тр. по мат. III межвуз. науч. конф. – С.-Пб.: ВАТТ, 2002. – С. 84 – 87 (0,5 п. л., авт. – 0,3).
  • Логинова, Л.В. Противоречия институционализации экономических интересов на макроуровне / Л.В. Логинова // Современные макроэкономические процессы: тенденции и противоречия : сб. науч. тр. по мат. науч.-практич. конф. 25 – 26 ноября 2002 г. – Саратов: Поволж. книжн. изд-во, 2002. – С. 128 – 134 (0,4 п. л.).
  • Логинова, Л.В. Экономические институты: сущность и роль в экономической системе / Л.В. Логинова // Экономика: проблемы теории : сб. науч. ст. – Саратов: Научная книга, 2001. – С. 35 – 41 (0,4 п. л.).

 

 

 

 

Логинова Лариса Викторовна

СОЦИАЛЬНЫЙ МЕХАНИЗМ ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИИ

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИНТЕРЕСОВ

СУБЪЕКТОВ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ДЕЙСТВИЯ

Автореферат

Ответственный за выпуск –

кандидат социологических наук, доцент Н.А. Ерохина

Подписано в печать 15.06.2009. Формат 60 ? 84 1/16.

Бумага типогр. № 1. Печать RISO.

Уч.-изд. л. 2,1 . Усл. печ. л. 2,0.

Тираж 100 экз. Заказ ___.

410003, г. Саратов, ул. Радищева, 89. СГСЭУ

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.