WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Терроризм в регионах адатных культур (на примере Северо-Кавказского региона)

Автореферат докторской диссертации по социологии

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 |
 

Гурба Владимир Николаевич

Терроризм в регионах адатных культур (на примере Северо-Кавказского Региона)

22.00.04 - социальная структура, социальные институты и процессы

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук

Новочеркасск

 2011

Работа выполнена в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Южно-Российский государственный технический университет (Новочеркасский политехнический институт)» на кафедре «Гуманитарные и социальные науки» Шахтинского института (филиала)

Научный консультант

доктор философских наук, профессор Чуланов Василий Александрович

Официальные оппоненты:  

доктор социологических наук, профессор Вдовиченко Лариса Николаевна

доктор философских наук, профессор Волков Юрий Григорьевич            

доктор философских наук, профессор Добреньков Владимир Иванович

Ведущая организация: Институт социально-политических исследований

  Российской академии наук

Защита состоится «2» июля 2011 г. в _____ часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.304.10 по социологическим наукам при Южно-Российском государственном техническом университете (Новочеркасском политехническом институте) по адресу: 346438, г. Новочеркасск Ростовской области, ул. Просвещения, 132.

С диссертацией можно ознакомиться в научно-технической библиотеке Южно-Российского государственного технического университета (Новочеркасского политехнического института) по адресу: 346438, г. Новочеркасск Ростовской области, ул. Просвещения, 132

Автореферат разослан «___» ______________ 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                     Губанова Е.В.

ОБщая характеристика работы

Актуальность исследования. 27 ноября 2009 года террористами был взорван поезд «Невский экспресс». 26 человек продолжили список жертв терроризма на территории России. Этот теракт всколыхнул общественную дискуссию о мерах обеспечения безопасности общества в условиях эскалации угрозы международного терроризма. Специалисты, эксперты, простые россияне сетовали на плохую работу спецслужб, на безразличие граждан, на халатность руководителей. Высказывались требования изменить стандарты безопасности на транспорте, ужесточить нормы закона, усилить ответственность за терроризм и т.д. Эксперты, специалисты и просто здравомыслящие люди понимают, что усиление мер безопасности совершенно необходимо, но не может кардинально решить проблему. Установление такого стандарта безопасности железнодорожных коммуникаций, как ограждение железнодорожного полотна, оборудование видеонаблюдения по всей протяженности дорог, увеличение числа смотрителей, милиционеров и т.д., не может быть реализовано на всей территории огромного государства. Обезопасить все общественные и частные объекты не представляется возможным. Следовательно, необходимо работать в направлении предупреждения терроризма, ликвидации террогенных социальных факторов, усиления социальной безопасности общества в целом.

Терроризм как социальное явление и действие определяется, прежде всего, через криминологические и политические характеристики. Но терроризм – это сложное, многогранное и многоуровневое социальное явление, что требует применения комплексного подхода к его анализу и привлечения специалистов различного профиля – политологов, социологов, экономистов, культурологов, религиоведов, историков. Автор исходит из того, что на территории России доминирует специфическая форма терроризма, имеющая явно выраженную этнорелигиозную окраску. Политический экстремизм, криминальная агрессия русских националистических объединений, как и терроризм адатных сообществ, представляют собой крайние формы негативной консолидации кризисного социума. Но в адатных сообществах терроризм имеет под собой более мощные и глубокие основания, определяющие устойчивость воспроизводства социокультурных факторов насилия. Очевидно, что создание эффективных программ противодействия терроризму в Северо-Кавказском регионе требует исследования принципов социальной самоорганизации этнических сообществ и террористических групп на предмет изоморфности структур, сходства ценностных оснований.

Степень научной разработанности проблемы. В современном обществе терроризм осознается как глобальная угроза человечеству, поэтому столь многочисленны исследования этого социального феномена в мировой науке. Угроза терроризма уже не связывается исключительно с какими-либо очагами на мировой карте, формами политических режимов и деятельностью экстремистских политических партий. Терроризм ХХ века более многолик и уже не столь однозначно определяем, как терроризм предшествующих эпох. Поэтому важнейшим направлением современных теоретических исследований является работа по дефиниции понятия «терроризм», классификации его форм. Большинство исследователей соглашаются с трудностью выработки универсальной дефиниции этого явления и предлагают собственные варианты (работы У. Лакюэра, Дж. Лодж, А. Шмида, А. Джонгмана, П. Уилкинсона, И. Александера т.д. ). В западной науке доминирует представление о терроризме как политическом насилии. На политических целях и насильственных средствах как сущностных чертах терроризма акцентируют внимание Джульет Лодж, Пол Уилкинсон и многие другие авторы. Но затем возникают трудности отделения политического терроризма от криминальной деятельности, цель которой воздействие на политических субъектов из корыстной мотивации, от партизанских действий, которые ведут повстанческие и противоправительственные оппозиционные организации, или от национально-освободительной борьбы. Западной науке пришлось решать эту проблему в отношении ирландских террористов, колумбийских повстанцев, революционных и антиимпериалистических ячеек в Европе, итальянских «Красных бригад» и т.д. По мнению Чарльза Тауншенда, исследовавшего методы террора в ирландской политике, проблема заключалась в отсутствии разграничения терроризма как метода насильственных преступных действий отдельных организаций и терроризма как формы военных действий. Получила распространение концепция терроризма как «асимметричной» стратегии, которую используют конфликтные стороны в качестве замены традиционным военным действиям. Традиция связывать террор и терроризм с революционным насилием существует со времен Великой Французской революции. Джульет Лодж пишет, что в современном мире сохраняются попытки категоризации терроризма в качестве подвида революционного насилия. Пол Уилкинсон располагает терроризм в континууме насильственных действий от внутриобщинного насилия до военных действий, отмечая сложность и многогранность феномена терроризма. Кроме теоретико-методологических сложностей на квалификации конкретных форм терроризма сказывается видение геополитической ситуации и стратегические цели международных политических субъектов. Так, западная политкорректность мешала признанию религиозной мотивации современного терроризма, хотя исследования в практическом русле велись довольно активно.

В отечественной науке долгое время преобладали два направления исследования – изучение истории революционного терроризма и международный терроризм в контексте борьбы двух мировых систем . Крах мировой системы социализма завершил последнее направление. Исторические исследования продолжились и в постсоветское время (работы А.С. Баранова, О.В. Будницкого, А.Гейфман, Ю.С. Горбунова, А.И. Суворова и других ). В связи с распадом СССР и возникновением этнополитических конфликтов на постсоветском пространстве появляется терроризм, практически неизвестный в советское время. Терроризм становится предметом постоянного обсуждения ученых различных специальностей . Новизна исследуемого объекта заставляет исследователей, прежде всего, включиться в разработку теоретико-методологических проблем и подходов к изучению терроризма . Отметим опыт конфликтологического анализа терроризма, представленный в работах таких авторов, как Е.И. Степанов, В.Е. Петрищев, О.М. Хлобустов, Ю.И. Авдеев, К.Х. Ипполитов, С.А. Гончаров, Д.Д. Гакаев, А.Г. Ткаченко и др. Актуальным для России оказалось проведение различия между внутренним государственным террором, который являлся неотъемлемой частью тоталитарного режима, внутренним оппозиционным, и внешним международным терроризмом . Исследование влияния глобализации и новых технологий на процессы функционирования терроризма позволили И.П. Добаеву сформулировать концепцию «нового терроризма», существенной чертой которого является образование мощных разветвленных террористических структур и высокая степень адаптации к реалиям современного глобального мира .

Российские ученые рассматривают отдельные направления террологии, предполагая не только развитие теории, но и практику борьбы с терроризмом. В.П. Емельянов, В.Н. Кудрявцев, В.В. Лунев, В.Е. Петрищев, В.В. Устинов исследуют терроризм в контексте криминологического анализа . Важным направлением противодействия терроризму является перекрытие источников финансирования террористических организаций. В связи с этим появились первые отечественные исследования экономических проблем терроризма . Исследователи данной темы опираются в основном на зарубежный опыт и эмпирический материал. Существенным вкладом в разработку данной темы являются выведенные Ю. Латовым четыре модели финансирования терроризма: модель террористического финансирования партизанской «серой зоны»; модель финансирования подпольных террористических организаций с сильными внешними связями; модель финансирования подпольных террористических организаций со слабыми внешними связями и актуальная для России модель административно институционализированной «серой зоны» . Появились работы, в которых исследуются индивидуально-личностные, социально-психологические факторы поведения и мотивации терроризма (Д.В. Ольшанский, В.А. Соснин, Т.А. Нестик, Ю.М. Антонян и др.).

Актуальность и значимость проблемы превращает терроризм в предмет диссертационного анализа. Исследования ведутся в различных направлениях. В большинстве из них терроризм рассматривается как политический феномен . В то же время появляются работы, рассматривающие терроризм в контексте широких социальных процессов . Многочислен пласт криминологических и правовых исследований терроризма . В ряде диссертаций актуализируется региональный срез проблемы .

Таким образом, анализ литературы по вопросам терроризма показал высокую степень интереса ученых к проблеме, масштаб исследований. Тем не менее, терроризм, существующий в Северо-Кавказском регионе, не получил достаточного освещения, несмотря на обилие упоминаний о нем на страницах различных изданий. Разработка программы стабилизации положения в регионе сталкивается с проблемой многообразия и противоречивости оценок и квалификационных характеристик ситуации (от национально-освободительной борьбы до этнического геноцида и криминального бандитизма). Мотивы политкорректности заставляют публичных политиков характеризовать ситуацию в СКР как «международный терроризм». Данные спецслужб позволяют утверждать, что на территории Северного Кавказа действуют многочисленные наемники – граждане различных стран мира. Зафиксированы деловые, финансовые, организационные контакты лидеров чеченских боевиков с руководством ряда международных террористических организаций. Тем не менее, связи с международным терроризмом не снимают проблему эндогенности террористического насилия в регионе. Проблема влияния адатных традиций и обычаев на терроризм уже была поставлена в российской науке. По мнению Л.В. Сердюка, «идея совершения террористических актов закладывалась и будет закладываться в психологию чеченских террористов благодаря традициям народа и соответствующему воспитанию» . Другие авторы подчеркивают ограниченность влияния родоплеменных традиций и высказываются предельно осторожно относительно «склонности той или иной национальной группы к насилию» в зависимости от обычаев и традиций, которые бытуют в общности . В то же время влияние адатных принципов самоорганизации Северного Кавказа на возникновение специфичных форм терроризма изучено слабо.

Гипотеза исследования. Выскажем предположение, что возникновение и эскалация терроризма связаны с особенностями северокавказского социума, которые заключаются в столкновении различных форм социальной организации (адатных и современных). Соответственно, цель настоящего исследования формулируется следующим образом: рассмотреть сущность и социальные факторы современного терроризма на примере Северо-Кавказского региона, исследовать специфику социальных форм терроризма в обществах с адатными принципами самоорганизации.

Реализация цели предполагает решение следующих задач:

- рассмотреть терроризм как социальное явление и описать его сущность и социальные формы;

- выявить социальные факторы возникновения и эскалации терроризма;

- объяснить предпосылки и формы возникновения общественной поддержки терроризма;

- рассмотреть условия и предпосылки формирования терроризма в кризисном российском обществе в контексте актуализации архаико-примордиальных структур социальной самоорганизации;

- рассмотреть институциональную основу актуализации архаико-примордиальных структур;

- определить специфику примордиального отношения терроризму;

- рассмотреть характеристики и трансформацию этничности и примордиализма в современном национально-государственном обществе;

- рассмотреть характеристики этнонациональной и религиозной  принадлежности членов террористических объединений для проверки гипотезы о существовании специфических этнонациональных форм терроризма на территории Российской Федерации;

- изучить идеологическое обоснование функционирования этнорелигиозных форм терроризма;

- рассмотреть принципы внутригрупповых отношений и руководства террористическими организациями;

- рассмотреть проблему социокультурной обусловленности отношений власти и лидерства;

- сопоставить принципы социального управления террористических организаций и адатных сообществ, выявить сходство и различие моделей социального управления в адатных общинах и террористических организациях;

- рассмотреть социально-экономические условия социальной поддержки или противодействия терроризму;

- выявить социально-экономические предпосылки эскалации северокавказского терроризма, возникшие в ходе социально-экономических реформ;

- рассмотреть политические условия и предпосылки эскалации северокавказского терроризма 90-х – 2000 годов;

- рассмотреть символические аспекты террористической деятельности;

- выявить содержание представлений разных групп россиян о терроризме;

- рассмотреть направления государственной и региональной политики преодоления угроз терроризма в обществах с адатными принципами самоорганизации, выработать научно-практические рекомендации;

- рассмотреть проблему преодоления социально-экономической замкнутости региона в контексте политики противодействия терроризму.

Объект исследования – терроризм как социальное явление переходного российского общества, адатные принципы социальной организации северокавказского региона.

Предметом исследования является влияние адатных принципов самоорганизации и культуры на процессы возникновения и эскалации терроризма.

Теоретико-методологическая основа диссертационного исследования. В качестве теоретической основы в работе используются труды отечественных и зарубежных ученых, изучавших современный терроризм как социальное явление, а также этнографические и культурологические исследования Кавказа. Методологическую основу работы составили системный, институциональный, социокультурный, конфликтологический, этносоциологический, культурно-аналитический подходы к исследованию процессов социальной самоорганизации и социальных изменений. Данные подходы позволили рассмотреть терроризм адатных сообществ как сложное социальное явление, которое имеет системные основания и  социокультурные корни.

Эмпирическая база диссертации. Эмпирические исследования терроризма крайне малочисленны в силу информационной закрытости террористических организаций. Эмпирические данные для научных выводов и обобщений в данной работе получены из следующих источников: репрезентативные исследования в местах лишения свободы осужденных по террористическим статьям , эмпирические данные, полученные работниками спецслужб и правоохранительных органов , наблюдения бывших участников террористических организаций, работников пресс-служб и журналистов, вступавших в контакты с террористами. Поскольку нас интересовали проблемы общественной поддержки и отношения к терроризму, в качестве эмпирической базы использованы опросы общественного мнения ВЦИОМ, Института социологии РАН, региональных исследовательских групп, материалы серии опросов, проведенных автором в ноябре-декабре 2009 г. в Ростовской области, Краснодарском крае, республиках Адыгея, Ингушетия. Всего было опрошено 860 человек, респонденты отобраны путем случайного отбора по месту учебы или жительства. Полученные данные были сопоставлены с результатами общероссийских исследований. Кроме того, методом стандартизированного интервью был проведен экспертный опрос.

Научная новизна диссертации заключается в следующем:

  • выявлена сущность терроризма как социального явления, доказано многообразие его социальных форм, обосновано существование специфической формы терроризма, возникающей как реакция адатных обществ на социокультурную экспансию современных форм социальной организации, предложена интерпретация современного российского терроризма как формы насилия, порождаемого актуализацией примордиальных отношений;
  • рассмотрены формы общественной поддержки терроризма, определенные  в качестве важнейшего условия его возникновения и воспроизводства;
  • терроризм в современном российском обществе рассмотрен в контексте усиления кризисного состояния и трансформации социальной системы, предложена интерпретация современного российского терроризма как формы насилия, порождаемого актуализацией примордиальных отношений, выявлены социокультурные факторы, влияющие на возникновение и эскалацию экстраординарного нелегитимного насилия в современном российском обществе;
  • выявлены институциональные факторы, влияющие на усиление архаико-примордиальных форм экстраординарного нелегитимного насилия в современном российском обществе;
  • рассмотрена специфика примордиального отношения к терроризму, выявлены основания легитимизации терроризма общественным сознанием членов адатных сообществ;
  • на основе исследования состава террористических объединений (по косвенным данным, экспертным свидетельствам) делается вывод о глубокой социальной укорененности этнорелигиозного терроризма на Северном Кавказе;
  • выявлены базовые мотивы идеологического обоснования этнорелигиозного терроризма;
  • изучены специфические компоненты внутригрупповых отношений и поведения, свойственные замкнутым нелегитимным организациям, каковыми являются террористические группы;
  • доказана социокультурная обусловленность социального управления в террористических организациях;
  • обоснована социокультурная и социоструктурная устойчивость террористических организаций адатных сообществ, установлено влияние этнических стереотипов и структур социальной организации на процессы групповой динамики в террористических организациях;
  • эскалация терроризма на Северном Кавказе в 90-е годы ХХ века рассмотрена комплексно, в совокупности факторов экономического, социокультурного, социально-политического порядка, использован концепт «относительной депривации» для объяснения возникновения массовых стремлений к террористической деятельности в ситуации экономического неравенства;
  • доказана необходимость рассмотрения проблемы терроризма в Северо-Кавказском регионе в контексте территориально-экономического неравенства и формирования экономико-криминальных анклавов;
  • на основе эмпирического материала установлены базовые направления террористической и контртеррористической пропаганды, выявлены проблемы символических стратегий противодействия терроризму;
  • сформулированы основные направления политики противодействия терроризму с учетом характера социальной самоорганизации адатных сообществ;
  • обоснован базовый принцип конструирования программы социального и культурного развития СКР в контексте преодоления террористических угроз – преодоление социально-экономической и социально-культурной замкнутости региона.

Положения, выносимые на защиту.

  • Терроризм представляет собой специфическое проявление универсальных тенденций социального развития, результат противоречий развития социальных систем, деструктивный способ разрешения системных социальных конфликтов. Возникая в истории как метод политической борьбы и государственного управления, основанный на упреждающем страхе и насилии, терроризм ХХ века становится системным социальным явлением, формой «системного вызова». Социальные формы терроризма определяются свойствами конфликтующих социальных субъектов и характером социального противоречия, выступающего источником конфликта (политический, религиозный, этнонационалистический; индивидуальный, групповой, международный, внутригосударственный и т.д.). Специфической формой терроризма выступает реакция адатных обществ на социокультурную экспансию современных форм социальной организации.
  • Успех стратегий противодействия терроризму зависит от степени его «социальной укорененности» в данном обществе, которая характеризуется не только наличием объективных условий производства и воспроизводства террористической деятельности в регионе, но и степенью его поддержки населением региона. Поддержка терроризма населением проявляется в следующих формах активного или пассивного участия: включение населения в систему рекрутирования террористических кадров, несмотря на повышенный риск этой деятельности и постоянное «выбывание» действующих лиц; активная организационная поддержка террористов – оказание материальной, финансовой помощи, укрытие террористов от органов правопорядка; пассивная организационная поддержка – неоказание помощи органам, проводящим антитеррористическую деятельность, а также «ненамеренная помощь» террористам, как результат социального безразличия или выбора между необходимой бдительностью и алчностью в пользу последней; активная идейная поддержка – репродуцирование идейных основ терроризма, создание позитивного образа террористов в прессе и т.д.; пассивная идейная поддержка – игнорирование важности и значимости проблемы терроризма, выведение проблемы терроризма за пределы актуальности общественного дискурса; опосредованная поддержка – население выступает средой давления на правительство, заставляя его пойти на уступки террористам.
  • Кризисное состояние российского общества, ослабление интегрирующих связей и формально-институциональных нормативных регуляторов, создает предпосылки актуализации архаико-примордиальных принципов социальной самоорганизации: акцентирование кровно-родственных связей (клановость, примордиальная этничность), появления социальных типов, соотвествующих архаичным формам социальной жизни, установлении архаичных способов и механизмов социальной идентификации, привнесении в современность мифологем из архаичных пластов культуры. Особенно усиливается доверие к мифу крови в непосредственно управляемых общностях – традиционалистских, архаических сообществах, распространенных в таком сложном полиэтническом регионе, каким является территория Северного Кавказа.
  • В адатных обществах, основанных на примате кровнородственных связей, легитимизация терроризма основывается на акцентировании имманентности террористических методов и целей социокультурным основаниям общества. Такие нормы адатного регулирования, как кровная месть, отсутствие формально обособленных от потерпевшего структур суда, следствия и исполнения наказаний, расширительное толкование субъекта вины и ответственности (все сообщество, весь родственный клан), отсутствие сроков давности на кровомщение определяют специфическое отношение к терроризму, отличающееся от юридических категорий западно-модернистского сознания. В результате нелегитимное с точки зрения закона модернизированных обществ поведение террористов находит оправдание в системе и общественную поддержку адатного сообщества, если оно укладывается в рамки санкционированного обычаями.
  • Этническими факторами эскалации терроризма в России выступает столкновение ксенофобии (кавказофобии, мигрантофобии) российских граждан с одной стороны и замешанной на примордиализме этнонациональной идеологии с другой (идеи восстановления этностатусной справедливости и возмездия). Примордиальность становится обоснованием особого положения представителей этноса и порождает неинституциональные формы этнического насилия. Современные особенности этнического расселения (полиэтничные государства, мультикультурные общества и диаспорно-сетевая структура примордиально-этнического взаимодействия) не позволяют локализовать вспышки этнонационального терроризма, ограничить их территориальными анклавами. С одной стороны расширяют поле конфликта, превращают этнонациональную общность в закрытую надгосударственную структуру, организационную основу глобального терроризма.
  • Террористическая организация представляет собой малую социальную группу со специфическими принципами групповой саморегуляции, которые определяются такими особенностями функционирования терроризма как замкнутость, изолированность от остального мира, существование вне правового поля. Важную роль играет глубокая личностная мотивация террористов. И хотя в современной сетевой структуре террористической деятельности существуют специальные ниши, позволяющие разграничить позиции на основе идейных и корыстных мотивов, как правило, цели группы должны быть глубоко интернализованы личностью. Успех интернализации целей зависит от факторов террористической идентификации – формирование образа врага и жесткой мировоззренческой конструкции, в которой четко разграничены и противопоставлены два мира (свой и чужой) на основе религиозно-мистических, территориальных, социально-типологических, временных критериев. Террористические группы в адатных сообществах могут существовать десятилетиями за счет преодоления обычной для террористических групп изоляции и сохранения устойчивых связей с местным сообществом. Источником устойчивого воспроизводства кадрового потенциала терроризма в адатных сообществах становится растерянность, потеря ориентиров, закрытие каналов включения в легальную и рентабельную экономико-социальную деятельность при сохранении каналов террористической мобильности. 
  • Социальное управление и организационные структуры северокавказских террористических организаций включают типологически разнородные элементы организационных и управленческих структур (адатные, современные политические, постсовременные сетевые), что придет большую гибкость их стратегиям и осложняет борьбу с этим социальным явлением. Руководство террористической организацией основывается на принципах функциональной эффективности, но тип власти, реализуемый в этих организациях должен рассматриваться в социокультурных координатах. Родовые связи определяют особенности реализации кавказской власти как геронтократии. Принцип и характеристики кавказского лидерства опираются на сложившийся на Кавказе архетип «человека действующего». 
  • Эскалация терроризма на Северном Кавказе вызвана сложным комплексом причин и факторов, среди которых наиболее значимы экономическая отсталость и депрессивность экономики региона. Считается, что экономическое неравенство выступает мощным фактором стимулирования террористической опасности в регионе. Но гораздо более значима ситуация «относительной депривации» - крушение надежд на изменение экономического положения (например, в связи с неудачными реформами), постоянно воспроизводимое СМИ сопоставление с экономическими стандартами развитых стран при отсутствии легальных и эффективных возможностей уменьшения разрыва.
  • Реставрация элементов адатного управления на фоне роста этностатусных амбиций и развала институциональных управленческих структур привели к углублению кризиса моделей социального управления, становлению криминально-коррупционного социально-экономического порядка, при котором, с одной стороны, наблюдается рост криминальных экономических практик (хищения, мошенничество, похищения людей, криминальный передел собственности), с другой стороны, формируется «серый» административно-коррупционный режим, еще более обостряющий социально-экономическую ситуацию и при котором возможности антитеррористической борьбы заметно снижаются.
  • Терроризм присутствует в сознании россиян в качестве цивилизационных рисков современности, но не приобретает значение актуально-мобилизационного фактора. Большая часть россиян связывает терроризм в Северо-Кавказском регионе с деятельностью международных террористических организаций, ростом насилия в обществе, но не понимает  специфики терроризма в адатных сообществах и эндогенность ряда факторов, порождающих насилие и агрессию в регионе. Российской общественностью недооценивается значимость этнокультурной специфичности адатных сообществ в качестве важнейшего фактора эскалации терроризма. В результате акцент делается на работу силовых ведомств и стремление «закрыться» от терроопасного региона, что порождает новый виток агрессии на фоне этнокультурного отчуждения адатных сообществ. Сами террористы развивают мотив мести за насилие, совершенное федеральными войсками в Чечне, борьбы за независимость, национального самосознания, защиты национальных традиций и обычаев.
  • Проблема терроризма, обусловленного спецификой адатных сообществ, не решается силовыми методами. Основой разработки стратегии должна стать программа внутренних структурных преобразований северокавказского общества (экономических, политических, социокультурных). Типологически сложная структура терроризма в Северо-Кавказском регионе требует многообразия средств и способов антитеррористической деятельности. В отношении террористов-наемников, лидеров и участников вооруженных бандформирований государство должно ориентироваться на уголовное преследование при соблюдении норм российского и международного права. Поскольку одним из конфликтогенных и основным легитимирующим террористические практики фактором становятся некоторые нормы адатной регуляции, усилия должны быть сосредоточены на формировании нормативного баланса традиционных адатных и современных правовых способов регулирования, для чего необходимо, с одной стороны, признание нормативного плюрализма в северокавказских обществах, кодификация региональных норм, усложнение процедурного исполнения некоторых наиболее проблематичных адатов и усиление роли примирительных процедур, с другой стороны, восстановление системных коммуникаций, укрепление системного единства российского общества на основе баланса интересов, преодоления социокультурной, политической и экономической анклавности региона.
  • Для развития СКР, в котором на протяжении многих лет происходили вооруженные столкновения, весьма актуальны программы восстановления частично или полностью разрушенной экономики. К первоочередным задачам относятся восстановление жилищного фонда, разрушенного экономического потенциала, создание рабочих мест и преодоление безработицы. Но в контексте противодействия терроризму программы развития региона должны включать мероприятия, направленные на преодоление социально-экономической закрытости региона, упрочение экономических связей СКР с другими регионами страны, становление межкультурного диалога как взаимного обогащения культур. Указанные мероприятия являются условием и следствием становления системы взаимной безопасности и преодоления террористических угроз.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования. Выводы и основные положения настоящего исследования расширяют научные представления о процессах возникновения и эскалации  терроризма в современном российском обществе.

Отдельные положения, содержащиеся в работе, и сформулированные автором рекомендации могут быть использованы в разработке государственной и региональной программ противодействия терроризму, в законодательной деятельности, социально-политическом прогнозировании, государственном управлении, в преподавании ряда учебных дисциплин социально-политической, социокультурной направленности.

Апробация диссертационного исследования. Основные положение исследования изложены автором в монографиях и брошюрах: «Социальная сущность терроризма» (Ростов-на-Дону, 2001 г.); «Социальный террор в политике» (Ростов-на-Дону, 2002 г.); «Процессы глобализации и международный терроризм» (Ростов-на-Дону, 2002 г.); «Социальные трансформации и развитие терроризма» (Ростов-на-Дону, 2008 г.); «Терроризм: возможен ли социальный контроль?» (Ростов-на-Дону, 2008 г.); «Терроризм: истоки социальной поддержки» (Ростов-на-Дону, 2010 г.); «Феномен современного терроризма» (Ростов-на-Дону, 2010 г.). По теме диссертационного исследования всего 28 научных публикаций общим объемом 55,85 п.л. (из них авторские – 51,14 п.л.), в том числе 13  - в изданиях, рекомендованных ВАК РФ.

Результаты исследования были представлены на международных и всероссийских конференциях и «круглых столах» в городах: Ростов-на-Дону (2005г.); Ставрополь (2009 г.); Махачкала (2010 г.); Минеральные Воды (2010г.); Краснодар (2011).

Диссертационная работа обсуждена и рекомендована к защите на расширенном заседании кафедры «Гуманитарные и социальные науки» Шахтинского института (филиала) государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Южно-Российского государственного технического университета (Новочеркасского политехнического института).

Структура диссертации включает введение, 7 глав, 19 параграфов, заключение, список литературы и приложения.

Jenkins B.M. International Terrorism: A New Mode of Conflict. Research Paper 48. California Seminar on Arm Control and Foreign Policy. Crescent Publications. Los Angeles, California, - 1974; Laqueur W. New Terrorism. Oxford University Press, 1977; Lodge J. Introduction // Terrorism: A Challenge to the State / Edited by Juliet Lodge. - N.-Y.: St. Martin's Press, - 1981; Terrorism: Theory and Practice / Edited by Yonah Alexander, David Carlton and Paul Wilkinson. Boulder, Colorado: Westview Press, - 1979; Townshend С. The Process of Terror in Irish Politics // Terrorism, Ideology and Revolution: The Origins of Modern political Violence / Edited by Noel O'Sullivan. Boulder, Colorado: Westveiw Press, - 1986; Shmid A.P., Jongman A.J. Political Terrorism. Amsterdam: NorthHolland Publishing Company, - 1988.

См: Виктюк В.В., Эфиров С.А. «Левый» терроризм на Западе: история и современность. - М., - 1987; Ляхов Е.Г. Международный терроризм и правовые проблемы сотрудничества государств в борьбе с ним: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Дипломатическая академия МИД СССР, - 1988.

См.: Баранов А.С. Терроризм и гражданское мученичество в европейской политической культуре Нового и Новейшего времени // Общественные науки и современность. - 2004. - № 1. - С. 77-88; Будницкий О.В. Терроризм в российском освободительном движении: идеология, этика, психология. - М., - 2000; Будницкий О.В. Терроризм глазами историка: идеология терроризма // Вопросы философии. - 2004. - № 5. - С. 3-19; Гейфман А. Революционный террор в России. 1894-1917. - М., - 1997; Горбунов Ю.С. Зарождение терроризма // История государства и права. - 2007. - № 17. - С. 11-15; Суворов А.И. Политический терроризм в России XIX – начала XX веков. Истоки, структура, особенности // Социологические исследования. - 2002. - № 7. - С. 54-61.

Терроризм: психологические корни и правовые оценки (материалы круглого стола) // Государство и право. - 1995. - № 4; Терроризм в современной России: состояние и тенденции (круглый стол) // Социологические исследования. - 2001. - № 5; Терроризм в современном мире. Опыт междисциплинарного анализа (материалы «круглого стола») // Вопросы философии. - 2005. - № 6 и т.д.

Авдеев Ю.И. Основные тенденции современного терроризма // Современный терроризм: состояние и тенденции / Под ред. Е.И. Степанова. - М., - 2000. - С. 137-175; Иванов В.Н. Феномен терроризма (экспертные суждения и оценки) // Социально-гуманитарные знания. - 2005. - № 3. - С. 21-41; Ожиганов Э.Н. Профиль терроризма: природа, цели и мотивация // Социологические исследования. - 2006. - № 2. - С. 52-57; Ляхов Е. Г., Попов А. В. Терроризм: национальный, региональный и международный контроль. Ростов н/Д.: РЮИ МВД России, - 1999 и др.

Современный терроризм: состояние и перспективы. - М.: Эдиториал УРСС, - 2000.

Петрищев В.Е. Заметки о терроризме. - М.: УРСС, - 2001.

Добаев И.П. Современные подходы к определению «нового терроризма» // Социально-гуманитарные знания. - 2005. - № 4. - С. 145-155; Добаев И.П., Добаев А.И. «Новый терроризм»: глобализация и социально-экономическое расслоение // Мировая экономика и международные отношения. - 2009. - № 5. - С. 114-120; Добаев И.П., Немчина В.И. Новый терроризм в мире и на Юге России: сущность, эволюция, опыт противодействия. - Ростов-на-Дону, - 2005.

Кудрявцев В.Н. Лунев В.В., Петрищев В.Е. Терроризм и организованная преступность в условиях глобализации // Вестник Российской академии наук. - 2005. - Т. 75. - № 1. - С. 3-9; Емельянов В.П. Терроризм и преступления террористической направленности. Харьков: Рубикон, - 1997.

Степанова Е.А. Роль наркобизнеса в политэкономии конфликтов и терроризма. - М, - 2005; Жаворонков С, Яновский К., Шульгин С, Затковецкий И., Ротенберг В. Политико-экономические аспекты борьбы с терроризмом. - М, - 2005 (http://www.iet.ru/publication.php?folder-id=44&category-id= 116&pulication-id=4326), Воронов Ю.П. Экономические функции терроризма // Экономика и организация промышленного производства. - 2002. - № 1.

Латов Ю.В. Экономический анализ терроризма // Общественные науки и современность. - 2007. - № 5.

Иванов А.М. Терроризм как социально-политическое явление: Дис. ... канд. юрид. наук. - М., - 1995; Кудрина Н. Н. Политический терроризм: сущность, формы проявления, методы противодействия: Дис. ... канд. политол. наук. - СПб., - 2000; Мартыненко Б.К. Теоретико-правовые вопросы политического терроризма (на примере России конца 80-90-х годов XX века): Дис.... канд. юрид. наук. - Ростов н/Д., - 1999; Эпштейн В.А. Политический терроризм как феномен современного общества: Дис. ... канд. социол. наук. - Казань, - 1996.

Гурба В.Н. Терроризм в контексте социальных процессов современности: Дис. ... канд. социол. наук. - Новочеркасск, - 2002.

Ващенко Ю.В. Уголовная ответственность за терроризм: Дис. ... канд. юрид. наук. - М., - 1998; Меньших А.А. Законодательство о борьбе с терроризмом во Франции - гарантия государственной защиты прав личности: Дис. ... канд. юрид. наук. - М., - 1999; Назаркин М.В. Криминологическая характеристика и предупреждение терроризма: Дис. ... канд. юрид. наук. - М., - 1998.

Манацаков И. В. Политический терроризм: Региональный аспект: Дис. ...канд. филос. наук. - Ростов н/Д., - 1998; Новиков Д.В. Этнорелигиозный экстремизм на Северном Кавказе: методы противодействия (политико-правовой аспект). Дисс. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук. - Ростов-на-Дону, - 2002.

Сердюк Л.В. Насильники и их жертвы: Криминологическое и уголовно-правовое исследование. - Уфа, - 2002. - С. 249-250.

Природа этнорелигиозного терроризма / Под ред. Ю.М. Антоняна. - М., - 2008. - С. 38.

Гришко А.Я., Сочивко Д.В., Гаврина Е.Е. Личность осужденного за террористическую деятельность (экспериментальные исследования и пути построения воспитательного и психокоррекционного воздействия). Рязань: Академия права и управления Федеральной службы исполнения наказаний, - 2006; Природа этнорелигиозного терроризма / Под ред. Ю.М. Антоняна. - М., - 2008.

Например, Устинов В.В. Россия: Десять лет борьбы с международным терроризмом. - М., - 2008 и др.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 |
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.