WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Научно-просветительская и педагогическая деятельность российской интеллигенции в Северокавказском регионе в конце XVIII - начале XIX вв.

Автореферат докторской диссертации по педагогике

 

На правах рукописи

 

БЕКОЕВА ТАТЬЯНА АЛЕКСАНДРОВНА

НАУЧНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКАЯ И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РОССИЙСКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ В СЕВЕРО-КАВКАЗСКОМ РЕГИОНЕ В КОНЦЕ XVIII – XIX ВВ.

Специальность: 13.00.01 – Общая педагогика, история педагогики и образования

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание

ученой степени доктора педагогических наук

 

 

 

Владикавказ 2011

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет им. К.Л. Хетагурова»

Научный консультант: доктор педагогических наук, профессор

Хатаев Еристау Елканович

Официальные оппоненты: доктор педагогических наук, профессор

Бабаян Анжела Владиславовна,

Филиал ФГОУ ВПО «Северо-

Кавказская академия государственной

службы» в г. Пятигорске;

доктор педагогических наук, профессор

Малашихина Ирина Анатольевна,

ГОУ ВПО «Ставропольский государственный университет»;

доктор педагогических наук, профессор

Арсалиев Шавади Мадов-Хажиевич,

ГОУ ВПО «Чеченский государственный

университет»;

доктор педагогических наук, профессор

Ведущая организация: Учреждение РАО «Институт инновационной

деятельности в образовании»

 

Защита состоится 15 апреля 2011 г. в_______часов на заседании диссертационного совета Д 212.248.03 при Северо-Осетинском государственном университете им. К.Л. Хетагурова по адресу: 362025, РСО – Алания, г. Владикавказ, ул. Ватутина, 46, корпус 4, аудитория 1.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Северо-Осетинского государственного университета им К.Л. Хетагурова

Автореферат разослан «____»_____________2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

к.п.н., доцент                                                                Н.М. Мкртычева

 

  • Общая характеристика диссертации



Актуальность и постановка проблемы исследования. Социально-экономическая нестабильность сегодняшнего дня делает особенно востребованным поиск средств, с помощью которых кризис духовно-гуманистической парадигмы был бы преодолен. Для этого необходимо объективно оценить историко-педагогические процессы, происходившие в прошлом. Подобный подход должен помочь в преодолении некоторых стереотипов, нормализовать ситуацию с учётом творческого наследия классиков отечественной педагогики и российских просветителей кавказских этносов.

Деятельность российской научной интеллигенции по созданию образовательной инфраструктуры у нерусских народов, составлению алфавитов, азбук, книг для чтения, изданию газет, журналов и сборников сведений о кавказских горцах, открытию для них светских школ имеет непреходящее значение для воспроизведения целостной картины развития школы, просветительской мысли и общественно-педагогического движения в России. Исследователи российской политики конца XVIIIXIX столетий подчёркивают, что освоение Кавказа шло параллельно с зарождением и становлением научного кавказоведения, происходило тесное взаимодействие кавказской администрации с ведущими научными учреждениями империи. Изучением Кавказа занимались российские исследователи, многие из которых были членами Кавказского Отдела Императорского Русского Географического Общества (КОИРГО) – А.П. Берже, Н.И. Воронов, М.Р. Завадский, Л.П. Загурский, Л.Г. Лопатинский, Д.С. Старосельский, П.К. Услар, А.А. Шифнер. Их научные интересы тесно переплетались с интересами и конкретными задачами государственной политики России, в том числе и в сфере образования. Результаты их изысканий адресовались не только профессионалам, но и широкому кругу российской общественности, представителям всех северокавказских этносов. В процесс исследования они вовлекали талантливых представителей местной интеллигенции, а полученные выводы и результаты становились основой для эффективного управления системой  просвещения местного населения.

Модернизация традиционных горских обществ, вызванная присоединением Кавказа к Российской империи, отразилась на взглядах и характере деятельности горских просветителей, получивших образование в высших и средних учебных заведениях России и испытавших на себе положительное влияние передовой русской и мировой культур.

Описание быта народов Кавказа в российской науке конца XVIII — XIX вв. было достаточно противоречивым. Для некоторых представителей так называемого дворянско-буржуазного направления в историографии (Н.Ф. Дубровин, Ф.И. Леонтович, Л.Лилов и др.) было характерно чрезмерное подчёркивание негативных сторон набеговой практики, изображение горцев «хищниками» и грабителями. Демократически настроенные представители передовой русской культуры, науки и общественной мысли вслед за В.Г. Белинским, А.С. Грибоедовым, М.Ю. Лермонтовым, А.С. Пушкиным, начиная с первой половины XIX столетия, в романтико-поэтической форме знакомили российского читателя с образованными горцами. Эту традицию продолжили учёные П.Г. Бутков, И.А. Гюльденштедт, Г.Ю. Клапрот, М.М. Ковалевский, А.М. Шёгрен, писатели и педагоги Л.Н. Модзалевский, Я.М. Неверов, Л.Н. Толстой, Н.И. Пирогов и многие др. Руководствуясь гуманными целями, они предприняли ряд практических шагов по развитию культуры и школы народов Северного Кавказа, что способствовало сближению северокавказских горцев с Россией.

А.П. Берже, Н.И. Воронов, Л.Г. Лопатинский, В.Ф. Миллер, Д.Д. Семёнов, П.К. Услар, проживавшие в крае десятилетиями, занимались исследованиями нравов, культуры и фольклора многочисленных и разноконфессиональных кавказских этносов. Российские учёные разрабатывали для них письменность, боролись за открытие светских школ, справедливо считая, что для формирования единой цивилизации очень важна символическая система письменности, графема (кириллица). Они хорошо понимали, что единая письменная традиция – основа модернизации жизни кавказских этносов, их образования, новой цивилизации; алфавит на русской графической основе, названный «кавказским», стал «краеугольным камнем» европеизации региона.

Для современного исследователя проблем развития педагогической мысли на Кавказе большое значение имеют собственно просветительско-педагогические, историко-этнографические и лингвистические труды учёных-кавказоведов конца XVIII — начала ХХ веков. В это время появились исследования кавказоведов И.Ф. Бларамберга, С.М. Броневского, П.Г. Буткова, И.А. Гюльденштедта, Г.Ю.Клапрота, М.М. Ковалевского, Л.Г. Лопатинского, Ф.И. Леонтовича, Л.Я. Люлье, В.Ф. Миллера, П.С. Палласа, А.М. Шёгрена. В советский период их работы анализировались, исходя из принципа революционной целесообразности, в ущерб национальной и религиозно-просветительской традиции.

По инициативе российских исследователей (Н.И. Воронова, Л.Г. Лопатинского, К.П. Яновского) в течение десятилетий в крае издавались «Сборник сведений о кавказских горцах», «Известия Кавказского Отдела Императорского Русского Географического Общества», «Записки Кавказского Отдела Императорского Русского Географического Общества», циркуляры Кавказского учебного округа. В периодической печати появлялись статьи чиновников кавказской администрации и учителей Е.Баранова, С.Ф. Грушевского, Е.И. Козубского, И.С. Костемеревского, М.В. Краснова, Е.Д. Максимова, Н.Ю Решетина и многих других. Большой вклад в развитие педагогической мысли России внёсли Л.Н. Модзалевский и К.П. Яновский, в своих исследованиях они обобщили многолетний педагогический опыт, полученный на Кавказе.

Попытку проанализировать научно-лингвистическую деятельность П.К. Услара и Л.Г. Лопатинского сделал в конце 20-х годов XX столетия П.Н. Черняев; позднее, в 30-е – 40-е годы, была высказана мысль, согласно которой образовательная политика России на Кавказе являлась колонизаторской (А.Я. Габеев «Основные этапы развития народного образования в Осетии (1740 – 1917 гг.)», 1942 г., П.И. Симонов «Горские школы», 1937 г.). В более поздних исследованиях наблюдалась тенденция к переосмыслению понятий «русификация» и «колонизация», характеристика итогов российской образовательной политики на Кавказе  была признана положительной (М.М. Блиев, Г.Ш. Каймаразов, Т.Х. Кумыков, В.В. Смиренин, Н.А. Смирнов, М.С. Тотоев, А.В. Фадеев).

В 60-е – 70-е годы XX столетия присоединение Кавказа к России в большинстве работ переосмысливалось и расценивалось как явление прогрессивное, изучались российско-кавказские культурные связи, развитие российского кавказоведения (Л.М. Васильева, П. Копачев, А.И. Свистунова, Г.И. Цибиров); появились обобщающие исторические работы, в которых рассматривались проблемы просвещения горцев: «История Кабарды с древнейших времен до наших дней», «История Кабардино-Балкарской АССР с древнейших времен до Великой Октябрьской социалистической революции», «История Дагестана», «Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. XVIII в. — первая половина XIX в.», «Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. Вторая половина XIX в.», «История народов Северного Кавказа (конец XVIII — 1917 г.)». В работе мы также использовали фундаментальные труды учёных, работающих в области истории отечественной педагогики А.В.Бабаян, Б.М.Бим-Бада, Р.С. Бозиева, О.Г. Грохольской, Г.Б. Корнетова, А.А. Магометова, А.Ф. Меняева, Н.Д. Никандрова, П.И. Пидкасистого, А.В. Райцева, Н.Б.Ромаевой, Е.Г. Силяевой, Б.К. Тебиева, З.Б. Цаллаговой, Е.Н. Шиянова, Д.И. Фельдштейна, Е.Е. Хатаева.

Просветительская, научная и частично педагогическая деятельность российской интеллигенции рассматривались в советский период А.С. Гаджиевым, Н.В. Зикеевым, И.П. Лейберовым, В.Д. Магометовой, Х.С. Черджиевым и др. Лингвистические изыскания российских учёных были проанализированы филологами-языковедами Д.Г. Бекоевым, А.А. Магометовым, М.В. Беляевым, А.А. Бокаревым, З.М. Габуниа, Т.А. Гуриевым, А.С. Чикобава, исследователями Н.П. Гриценко, Р.А. Губахановой, Г.Ш. Каймаразовым изучались их исторические воззрения. Однако обращение к данной проблеме носило фрагментарный характер и деятельность российской научной интеллигенции по созданию светских школ не была представлена как целостный историко-педагогический процесс.

В начале 90-х годов XX столетия в историографии изменились подходы ко многим проблемам, в частности, были подвергнуты критике чрезмерно политизированные характеристики наследия прошлого. В конце XX века продолжалось исследование вопросов становления и развития просвещения на Кавказе, определялся вклад российских и горских учёных и педагогов в развитие системы образования (Л.С. Гатагова, В.К. Кочисов, С.Б. Узденова, Е.Е. Хатаев, С.Р. Чеджемов; в начале ХХI в. были изданы монографии С.А. Айларовой, Э.М-Г. Зульпукаровой, В.И. Стрелова и др.). В данных работах основное внимание уделялось воззрениям северокавказских просветителей на проблемы просвещения горцев, вклад российских учёных в данный процесс практически не рассматривался. В последние годы эти вопросы стали предметом специального исследования З.А. Газзаевой, Р.Ф. Дзерановой, Л.Т. Калаевой, Л.Б. Кусовой, И.Е. Хатаева, они изучали отдельные аспекты просветительской деятельности некоторых российских учёных-кавказоведов.

В целом анализ литературы по данной проблеме показал, что до сих пор не издано ни одной работы, посвященной комплексному исследованию просветительско-педагогических воззрений российских учёных, их взглядов на горский фольклор и его воспитательное значение, не раскрыто значение их творческого содружества с северокавказскими просветителями по созданию письменности, открытию школ для детей горцев.



Актуальность настоящего исследования обусловлена его значимостью и недостаточной изученностью, необходимостью системного историко-педагогического анализа проблемы, отсутствием монографических исследований об особенностях влияния российских учёных на просветительство и педагогическую работу кавказоведов в крае. Совместная деятельность представителей российской науки, связавших свою судьбу с Кавказом, и северокавказских просветителей до сих пор не становилась предметом специального изучения, хотя русские учёные сыграли главную роль в деле просвещения горских народов. Отсутствует также систематизация их педагогических воззрений, не выявлены особенности взглядов представителей научной интеллигенции на воспитание, образование и обучение разных народов Северо-Кавказского региона, находящихся на различных этапах социально-экономического развития.

С учётом вышеизложенного была сформулирована проблема исследования: каковы ведущие идеи, условия формирования и роль научной и педагогической деятельности российской интеллигенции в просвещении горцев на Северном Кавказе? Эта идея послужила основанием для выбора темы диссертационного исследования: «Научно-просветительская и педагогическая деятельность российской интеллигенции в Северо-Кавказском регионе в конце XVIII – XIX вв.».

Цель исследования — теоретически обосновать основные принципы государственной политики России на Кавказе после добровольного вхождения в состав Российской империи народов, его населяющих; выявить роль российской интеллигенции в становлении и развитии системы просвещения в регионе; проанализировать особенности просветительской деятельности и научно-педагогических воззрений передовых представителей русской науки (её гуманистическую и демократическую направленность); в противовес сложившемуся в отечественной историографии (в 50-е – 80-е годы XX в.) превратному толкованию политики России как колонизаторской и русификаторской, ущемляющей права горцев в области культуры и образования, встречающейся и в современных исследованиях, показать её цивилизаторский характер (вторая половина XIX в.). Обосновать значимость и перспективность впервые предложенной российскими педагогами системы организации обучения в Северо-Кавказском регионе, в том числе билингвального, развивающего, вариативного, выявить особенности воззрений представителей научной интеллигенции на многокомпонентный процесс обучения и воспитания в национальных школах региона в конце XVIII – XIX вв.

Объект исследования — история педагогики и образования России, школа и просветительско-педагогический процесс в Северо-Кавказском регионе в конце XVIII – XIX вв.

Предмет исследования — научно-просветительская деятельность и педагогические воззрения российской научной интеллигенции в регионе (Н.И. Воронова, Л.Г. Лопатинского, Л.Н. Модзалевского, П.К. Услара, К.П. Яновского и др.).

Задачи исследования вытекают из объекта, предмета и цели диссертационной работы и заключаются в следующем:

- выявить и проанализировать вклад представителей российской науки и культуры в развитие просветительско-педагогической мысли и становление системы обучения народов Северо-Кавказского региона после его вхождения в состав России;

- определить и реконструировать этапы жизненного и творческого пути российских учёных-кавказоведов и педагогов, способствовавших становлению новой модели образования, предлагающей не простое параллельное сосуществование различных культур, а их взаимодействие и взаимовлияние в общем цивилизационном процессе, рассмотреть деятельность российских учёных-кавказоведов и педагогов как составную часть общероссийского общественно-педагогического движения. Подобный подход к организации образовательной деятельности в крае способствовал тому, что Кавказский учебный округ во второй половине XIX века был признан одним из ведущих центров педагогической мысли России;

- выявить содержание и специфику просветительско-педагогических воззрений российской интеллигенции, представители которой в своей деятельности, опираясь на интегративную сущность многокомпонентного процесса воспитания и обучения, учитывали особенности кавказских педагогических традиций;

- привлекая новые материалы, расширить круг персоналий и показать, что российские учёные-кавказоведы и педагоги, изучив проблемы региона, разработали научно-педагогические основы образования и просвещения горских народов в условиях модернизации северокавказского социума, впервые ввели этноориентированные формы учебной работы;

- раскрыть разносторонний характер деятельности учёных России, её просветительский, научно-педагогический и практический аспекты;

- показать отношение российской интеллигенции к устному народному творчеству народов Северо-Кавказского региона как средству образования;

- обосновать роль российских учёных в генезисе и развитии горского просветительства, становлении взглядов горской интеллигенции на проблемы культуры и образования соотечественников; показать плодотворное сотрудничество российских учёных и педагогов с горскими просветителями в процессе создания письменности, издания газет и сборников научных трудов;

- раскрыть особенности и в сравнительно-историческом плане показать значение проектов российской научной интеллигенции по распространению грамотности среди горцев, созданию школ для народов Северного Кавказа, определению содержания образования, принципов и методов параллельного (билингвального) обучения родному и русскому языкам с учётом полиэтнической образовательной среды и национальных особенностей горцев.

Методологическую основу исследования составляют философские положения о взаимосвязи общественного развития и образования, о социально-исторической обусловленности характера деятельности школы и педагогической мысли народов России. В процессе исследования научно-просветительской и педагогической деятельности представителей российской научно-педагогической интеллигенции мы придерживались принципа историзма, требующего рассмотрения каждого положения в исторической связи с другими событиями и явлениями конкретной исторической эпохи.

В ходе исследования применялся комплекс общенаучных (исторический и абстрактно-логический, научной объективности, системных подхода и анализа), специально-научных (общепедагогические и общеисторические, историко-сравнительный и историко-системный), конкретно-проблемных и историко-биографических методов. Историко-сравнительный и историко-системный методы позволили изучить и сопоставить отдельные факты, произвести научный анализ и систематизацию региональных документов, архивных материалов, первоисточников, периодической печати Северного Кавказа, по-новому обозначить проблемы комплексного исследования влияния российской интеллигенции на развитие системы образования в регионе.

На основе историко-биографического метода проводился историко-генетический анализ творческих биографий, трудов известных и малоизвестных учёных, педагогов, публицистов и просветителей конца XVIII – XIX столетий, современных авторов по истории отечественного образования, кавказоведения и педагогической мысли Кавказа и России.

Конкретно-проблемный метод был необходим для проведения теоретического, сравнительно-сопоставительного, историко-генетического анализов, обобщения и интерпретации историко-этнографических, историко-педагогических, литературных и фольклорных источников. Абстрактно-логический метод помог выявить, обобщить и конкретизировать основные положения и выводы по теме исследования.

В социокультурном контексте рассмотрена проблема народного просвещения и адаптации северокавказских этносов к изменяющимся политическим, экономическим, социальным и культурным условиям жизни в крае. На основе принципа научной объективности был освещен характер взаимовлияния модернизационных процессов и традиционных стереотипов, проанализированы организационные условия, идейные основы, научное содержание и практическая значимость исследовательской и просветительской деятельности российских учёных в Северо-Кавказском регионе. Изучение различных источников по проблеме исследования позволило реконструировать основные факты, этапы жизни и деятельности российских учёных, раскрыть идейные основы и содержание их научных воззрений, определить способы их применения.

Источниковую базу исследования составили документы по истории образования, неопубликованные рукописи публицистического и научного характера, материалы творческих биографий представителей российской интеллигенции, периодические издания, на страницах которых публиковались статьи, освещающие широкий спектр вопросов по образованию и культуре. Архивные материалы, обнаруженные в Центральном Государственном историческом архиве Республики Грузия (фонды 416 – Кавказская археографическая комиссия, 422 – Канцелярия попечителя Кавказского учебного округа, 423 – Канцелярия главного инспектора учебных заведений на Кавказе и за Кавказом, 1087 – Штаб Кавказского военного округа), помогли дать объективную характеристику образовательной политике России в крае, просветительским взглядам П.К. Услара, выявить новые факты его творческой биографии. Это, например, небольшая по объёму рукопись статьи «Записка о распространении просвещения и устройстве школ среди горцев». В Центральном государственном архиве Республики Северная Осетия – Алания (фонды 11 – Терское областное управление, 12 – Канцелярия начальника Терской области, 13 – Владикавказское реальное училище, 147 – Владикавказское окружное отделение Епархиального училищного совета) также находятся документы, освещающие процесс развития системы просвещения на Кавказе.

В Научном архиве Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований им. В.И. Абаева ВНЦ РАН и Правительства РСО – А (фонды 4 – Этнография, 19 – Литература и др.) имеется копия частично изданной работы П.К. Услара «Заметки о распространении просвещения и устройстве школ среди горцев». В Российском государственном Военно-историческом архиве (Военно-учёный архив (ВУА), Центральном государственном архиве Кабардино-Балкарской Республики, Государственном архиве Ставропольского края (фонд 73 – Ставропольская первая мужская гимназия.), Государственном архиве Краснодарского края интерес для нас представляют материалы, которые свидетельствуют о своеобразии просветительской политики Российской империи в регионе, отражают особенности воззрений российской интеллигенции (Н.И. Воронова, Л.Г. Лопатинского и др.) на образование и социокультурные проблемы общества. Использование в работе данных архивных материалов позволило проанализировать вклад представителей российской науки и культуры в становление и развитие образования в Северо-Кавказском регионе, выявить основные этапы научно-просветительской работы российских кавказоведов, осветить некоторые аспекты их деятельности.

Большое значение для нашего исследования имеют научные труды (диссертации, монографии), материалы сборников, научно-практических конференций, Интернет-ресурсов. Был произведён анализ законодательных и нормативных документов России, касающихся проблем просвещения; отчетов наместника Кавказского и главнокомандующего Кавказской армией; актов, собранных Кавказской Археографической комиссией; рапортов представителей кавказской администрации; отчетов, протоколов и материалов заседаний Распорядительного комитета Кавказского Отдела Императорского Русского Географического Общества; обзоров деятельности Кавказского учебного округа, циркулярных предложений и отчётов попечителя Кавказского учебного округа.

В диссертационном исследовании тщательно изучались научные работы авторов советского и постсоветского периодов, позволившие выявить и проследить этапы становления просветительско-педагогических взглядов деятелей русской науки. Ведущие тенденции развития просветительства в Северо-Кавказском регионе помогли определить труды русских и горских учёных, публицистов, работы дореволюционных авторов и исследователей конца XVIII – XIX столетий, фольклорные публикации, историко-этнографические статьи, без анализа которых невозможно представить развитие просветительско-педагогической мысли российской интеллигенции в регионе.

Организация и этапы исследования

Первый этап (1999 – 2002 гг.) — поисково-ознакомительный – связан с изучением и анализом литературы, документов по теме исследования, предварительным ознакомлением с проблемой развития школы и педагогической мысли народов Северного Кавказа. На данном этапе были выработаны основные базовые понятия, определены проблема исследования и ведущие направления научного поиска, выбраны основные ориентиры изучения деятельности П.К. Услара в регионе.

Второй этап (2003 – 2006 гг.) — теоретико-систематизирующий – включал в себя определение методологии, методов, задач и источниковой базы исследования, сбор научной информации и сведений о российской научной интеллигенции, предлагавшей использовать этноориентированные формы учебной работы в полиэтнической образовательной среде; анализ материалов, содержащихся в историко-педагогических, архивных, лингвистических, литературных и фольклорных источниках. Изучались и анализировались модели построения учебно-воспитательного процесса в светской школе в условиях её модернизации и европеизации в регионе. Результаты исследования апробировались в учебно-воспитательном процессе ГОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет им К.Л. Хетагурова» при чтении лекционных курсов и проведении семинарских занятий.

Третий этап (2007 – 2010 гг.) — обобщающий – систематизация, обобщение материалов и конкретизация основных положений исследования, подготовка и издание монографии, статей для опубликования в ведущих российских и межрегиональных научно-педагогических журналах; разработка учебно-методических пособий и программ; обобщение полученных результатов, научное и литературное оформление диссертации. Материалы исследования послужили основой для докладов на Международных, Всероссийских и региональных конференциях.

Научная новизна диссертации определяется, прежде всего, её интегративным характером и  заключается в нижеследующем.

- В противовес существующим узкотематическим исследованиям, проведённым отечественными историками педагогики, которые накопили конкретные материалы об отдельных сторонах деятельности представителей российской интеллигенции в Северо-Кавказском регионе, данная работа является первым специальным обобщающим исследованием, в котором дано комплексное представление об их просветительско-педагогической деятельности.

- Проанализированы некоторые результаты лингвистической и просветительской деятельности представителей российской научной интеллигенции, которые рассматривались отдельными авторами, однако проблема этим не была исчерпана (большинство исследователей изучало вопросы просвещения северокавказских народов разрозненно, на территории, определённой проживанием того или иного этноса). Наше исследование впервые охватывает весь регион, показывает роль и значение деятельности российских учёных и педагогов в развитии просвещения и школы северокавказских этносов, введении этнокультурной составляющей в содержание образования, в появлении в крае десятков газет и сборников научных трудов.

- В процессе освещения деятельности российской научной интеллигенции в крае в конце XVIII – XIX вв. в научный оборот впервые введены новые архивные материалы и источники; путём комплексного изучения проблемы исследования показано, что только после вхождения Кавказа в состав России в регионе начали появляться образовательные учреждения; обоснована концепция о том, что во второй половине XIX века благодаря усилиям российской интеллигенции в Северо-Кавказском регионе была создана система светского образования и Кавказский учебный округ был признан одним из ведущих центров педагогической мысли России; просветительско-педагогическая деятельность русских учёных представлена как составная часть общероссийского общественно-педагогического движения.

- Выявлены и реконструированы этапы жизненного и творческого пути русских учёных и педагогов (Н.И. Воронова, Л.Г. Лопатинского, Л.Н. Модзалевского, К.П. Яновского и др.), деятельность и прогрессивные воззрения которых способствовали появлению новой модели образования, взаимодействию и взаимовлиянию различных культур в общем цивилизационном процессе.

- На основе анализа архивных материалов и редких источников показано, что во второй половине XIX века благодаря вкладу русских учёных-кавказоведов и педагогов произошло развитие системы правительственных школ, что повлекло за собой улучшение качества преподавания учебных дисциплин (родного и русского языков, математики, истории и других предметов). Это способствовало вовлечению горских этносов в орбиту модернизирующих преобразований, приобщению к достижениям передовой русской и мировой культуры.

- В диссертации исследованы особенности просветительско-педагогических взглядов российской интеллигенции: показано, что её представители, опираясь на интегративную сущность многокомпонентного процесса воспитания и обучения, учитывали специфическое воздействие на него национальных культурных традиций; а также проанализировано в просветительско-педагогическом аспекте творческое наследие российских учёных-кавказоведов (Ф.И. Горепёкина, С.Ф. Грушевского, Н.И. Воронова, В.Ф. Миллера, П.К. Услара, А.М. Шёгрена); на основе анализа архивных источников расширен круг персоналий; с гуманно-демократических позиций показано, что представители русской интеллигенции, изучавшие различные проблемы региона, разработали научно-педагогические основы образования и просвещения горских народов Северного Кавказа в условиях модернизации северокавказского социума, впервые ввели в образовательный процесс этноориентированные формы учебной работы.

- Раскрыт разносторонний характер деятельности учёных России, впервые систематическому исследованию подвергнуто творческое наследие и просветительско-педагогические воззрения Е.З. Баранова, Г.А. Вертепова, Н.Ф. Грабовского, С.Ф. Грушевского, М.Р. Завадского, Л.П. Загурского, А.В. Комарова, Е.Д. Максимова, С.Ф. Мельникова-Разведенкова и других малоизвестных представителей русской интеллигенции, которые внесли большой вклад в становление системы светского образования в крае.

- Рассмотрены научно-педагогический и практический аспекты их деятельности; показано отношение к фольклору северокавказских этносов, проанализирован процесс становления взглядов на проблемы культуры и образования  при разработке письменности, издания научных трудов и создания светских школ в условиях полиэтнической среды.

- На основе введения новых архивных материалов переосмыслены отдельные положения научного наследия кавказской интеллигенции, показаны творческое содружество русских и горцев, роль прогрессивной просветительской и педагогической деятельности российских учёных-кавказоведов и педагогов в становлении горского просветительства; впервые дан анализ проектов русских учёных (П.К. Услара, К.П. Яновского), указавших на необходимость распространения грамотности и создания школ для горцев, определивших содержание светского образования, которое заложило основу принципов и методов билингвального обучения родному и русскому языкам с учетом обычаев и традиций кавказских этносов.





Теоретическая значимость исследования состоит в том, что оно вносит определённый вклад в создание общетеоретической картины социокультурных процессов, протекающих в Северо-Кавказском регионе в конце XVIII – XIX столетиях; результаты работы обогащают теорию педагогики новым знанием, расширяют научные представления об организации и содержании учебного процесса на Кавказе в указанный период. В диссертационном исследовании проанализированы, систематизированы и обобщены просветительско-педагогические воззрения представителей российской науки на обучение и воспитание горцев, предложивших новую модель образования в поликонфессиональном образовательном пространстве.

На примере рассмотрения деятельности учёных России показана роль научной интеллигенции в развитии педагогической мысли в крае, введении этноориентированных форм учебной работы в полиэтнической образовательной среде. Представленный в работе ретроспективный анализ проблемы свидетельствует, что только благодаря деятельности русских учёных в регионе была создана модель светской школы, появились горские просветители, занимающиеся совместно с российскими исследователями серьёзными научными изысканиями, результаты которых публиковались в специальных научных и периодических изданиях. В процессе творческого сотрудничества российских и горских просветителей были составлены на русской графической основе алфавиты для большинства бесписьменных языков Северного Кавказа и изданы учебники, которые эффективно использовались в национальных школах региона при изучении родного и русского языков.

Практическая значимость исследования. В диссертационной работе дан анализ научно-педагогического подхода представителей российской научной интеллигенции к проблеме образования и воспитания кавказских горцев, показана их роль в становлении и развитии светских школ в Северо-Кавказском регионе. Факты, положения и выводы, содержащиеся в диссертационном исследовании, могут быть включены в учебники по теории и истории педагогики, так как они расширяют наши представления о развитии просветительско-педагогической мысли на Северном Кавказе в конце XVIII – XIX вв. Данные материалы могут быть использованы в качестве теоретической и фактологической основы для изучения и анализа образовательных процессов в условиях современной вузовской и школьной практик, в различных историко-педагогических работах (кандидатских и докторских диссертациях).

Результатами исследования могут пользоваться педагоги в процессе организации академических занятий в различных образовательных учреждениях, при подготовке лекций и семинарских занятий, при составлении программ спецкурсов по предметам «Просветители народов Северного Кавказа», «История педагогики», «Этнопедагогика народов Кавказа», написании курсовых и выпускных квалификационных работ. Представленные в работе материалы могут использовать исследователи теоретического и практического наследия выдающихся педагогов России, их можно применять в системе повышения квалификации работников среднего и высшего образования, при подготовке и переподготовке учительских кадров, в учебном процессе национальной школы. Изложенные в научных публикациях, они расширяют представления о научно-просветительской и педагогической деятельности как российской, так и горской интеллигенции в Северо-Кавказском регионе, способствуют обновлению содержания образования.

Достоверность полученных результатов обеспечена обоснованностью избранного методологического подхода, правильным выбором критериев оценки деятельности, использованием комплекса методов исследования (адекватных целям и задачам работы), позволяющим выявить закономерный характер процессов зарождения, становления и развития школы, научно-просветительской и педагогической мысли в Северо-Кавказском регионе; логикой организации научно-исследовательского процесса, продуманной структурой диссертации, эффективностью внедрения в учебный процесс полученных результатов. Обширная источниковая база, обеспеченная широким спектром разнообразных материалов (научная литература по педагогике, этнопедагогике, истории педагогики, истории, политологии, социологии, статистические данные и архивные источники, материалы периодической печати), способствует проведению глубокого теоретического анализа проблемы, документальному обоснованию положений и выводов диссертационного исследования.

На защиту выносятся следующие положения:

  • Прогрессивная просветительская и педагогическая деятельность российских учёных-кавказоведов и педагогов после присоединения Кавказа к России содействовала вовлечению горских народов в орбиту европейской цивилизации и приобщению их к демократической русской культуре. Русские просветители, многие из которых были попечителями, инспекторами и учителями, работающими в Кавказском учебном округе, внесли позитивный вклад в развитие педагогической мысли и образования народов Северо-Кавказского региона.
  • Представители российской интеллигенции в Северо-Кавказском регионе считали, что гуманистический подход к воспитанию и образованию подрастающего поколения предполагает ориентацию на народную педагогику, её высокую духовность, идеи и традиции. Они активно собирали образцы устного народного творчества северокавказских этносов, помогали грамотным горцам в фиксации и публикации фольклорных материалов, составляли специальные программы записи пословиц, поговорок, песен, легенд и сказок, понимая, что они являются образцами народной педагогики, содержат рекомендации по умственному, трудовому, нравственному и физическому воспитанию личности.
  • Реконструкция этапов творческого пути русских учёных-кавказоведов и педагогов (Н.И. Воронова, Л.Г. Лопатинского, Л.Н. Модзалевского, К.П. Яновского и др.) выявила содержание и специфику просветительско-педагогических воззрений российской интеллигенции, опирающейся в своей деятельности на интегративную сущность многокомпонентного процесса воспитания и обучения, помогла проследить за процессом зарождения и эволюции образования в регионе. Благодаря влиянию русских педагогов во второй половине XIX века окончательно сложилась система правительственных школ, церковно-приходские школы стали руководствоваться программами Министерства народного просвещения России, а Кавказский учебный округ стал одним из ведущих центров педагогической мысли России.
  • Просветительско-педагогическая и, в частности, научно-лингвистическая деятельность российской научной интеллигенции имела разносторонний характер, в ней сочетались теоретический и практический аспекты. Российские педагоги-просветители, проживающие в регионе, разработали научно-педагогические основы образования и просвещения горских народов в условиях модернизации северокавказского социума. Данные факторы способствовали развитию педагогической мысли и появлению плеяды горских просветителей, занимающихся обучением детей северокавказских народов в XIX столетии, создавших на русской основе алфавиты для своих народов и написавших книги на родном языке.
  • Российские учёные А.П. Берже, Н.И. Воронов, Л.Н. Модзалевский, П.К. Услар, К.П. Яновский и другие исследователи, десятилетиями жившие в поликонфессиональном крае, поддерживали правительственную политику Российской империи в области образования. Они считали  необходимым развитие на Северном Кавказе системы светского образования и на практических примерах доказывали, что обучение горцев на родном языке не только возможно, но и осуществимо; полагали, что светские школы  являются проводниками рациональных знаний, средством борьбы с панисламизмом и религиозным фанатизмом. Они создавали проекты совершенствования и моделирования воспитательно-образовательного процесса в этнорегиональных условиях.
  • Русские просветители сыграли ведущую роль в генезисе и развитии горского просветительства, становлении взглядов национальной интеллигенции на проблемы культуры и образования соотечественников. В содружестве с горцами они создавали алфавиты национальных языков на русской графической основе, а затем – азбуки и буквари; издавали региональные газеты и сборники статей; открывали курсы  по подготовке учителей для обучения горских детей на родном и русском языках. В результате этого сотрудничества были разработаны научно-педагогические основы организации билингвального обучения в горских школах.
  • Цивилизаторская миссия России на Кавказе способствовала культурному развитию горских народов, модернизации системы их просвещения; это содействовало тому, что во второй половине XIX столетия Кавказский учебный округ вышел на позиции ведущего центра педагогической мысли России.

Апробация и внедрение результатов исследования в практику осуществлялись по мере подготовки диссертационных материалов. Они легли в основу научного проекта, отмеченного Грантом регионального конкурса Российского гуманитарного научного фонда «Северный Кавказ: традиции и современность» на 2009 – 2010 годы (проект № 09-06-37606 а/Ю «Проблемы обучения и воспитания кавказских горцев в интерпретации русских учёных»).

Основные положения диссертации обсуждались и получили одобрение на заседаниях кафедр психологии и педагогики ГОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет им. К.Л. Хетагурова» (2000 – 2009 гг.). Положения и выводы исследования отражены в монографиях, учебно-методических пособиях, статьях, методических указаниях, используемых студентами и аспирантами при изучении ими спецкурсов «История педагогики и образования на юге России», «Российские учёные и их просветительско-педагогическая деятельность на Кавказе», «Просветители горских народов XIX века», «Организация системы народного образования на Северном Кавказе в XIX столетии». Программы вышеназванных спецкурсов составлены с учётом результатов диссертационного исследования. Отдельные части диссертационной работы используются на лекциях и семинарских занятиях по предметам «Педагогика», «История педагогики и образования», в ходе преподавания спецкурсов, связанных с историей культуры и образования, в учебно-исследовательской работе с аспирантами и студентами, в процессе переподготовки учителей. Материалы исследования использовались преподавателями Филиала ФГОУ ВПО «Северо-Кавказская академия государственной службы» (г. Пятигорск); Филиала ФГОУ ВПО «Российский государственный университет туризма и сервиса» (г. Пятигорск), Филиала ГОУ ВПО «Ставропольский государственный педагогический институт» (г. Ессентуки).

Различные аспекты поднятой темы освещались во время выступлений на Международных, региональных и республиканских научно-практических конференциях «Основные тенденции и проблемы воспитания детей и учащейся молодежи в краях и областях Южного федерального округа» (Владикавказ, 2001), на Международном конгрессе «Мир на Северном Кавказе через языки, образование и культуру» (Пятигорск, 2004), «Гуманистическое наследие просветителей в культуре и образовании» (Уфа, 2008), «В.Ф.Миллер и актуальные проблемы кавказоведения» (Владикавказ, 2009), «XXVIII Южно-Российские психолого-педагогические чтения» (Ростов-на-Дону, 2009), «Наука. Образование. Молодёжь» V Всероссийская научная конференция молодых учёных (Майкоп, 2009), «Актуальные проблемы современного образования в условиях двуязычия» (Владикавказ, 2010), «Актуальные проблемы психолого-педагогического образования. Отечественный и зарубежный опыт» (Владикавказ, 2010) и др.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырёх глав, заключения, списка источников литературы (всего 646 названий) и приложения.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обоснована актуальность темы исследования; определены его объект, предмет, цель, задачи, теоретико-методологическая база; раскрыты научная новизна, теоретическая и практическая значимость; сформулированы положения, выносимые на защиту; отражены достоверность и обоснованность результатов, полученных в процессе исследования.

В первой главе «Прогрессивное значение приобщения Северного Кавказа к российской культуре: Кавказ в составе России» проанализированы социально-экономические, политические и духовные предпосылки становления и развития школы, педагогической мысли народов Северного Кавказа, государственная политика России в новом образовательном пространстве. Нами проведён анализ состояния обучения и уровня просвещения горцев в конце XVIII – XIX вв., рассмотрены особенности образовательной политики России цивилизаторского типа (во второй половине столетия произошел процесс трансформации российской политики из колонизаторской в цивилизаторскую). Нами исследованы причины появления учебных заведений светского направления, влияние на образование ислама и православия.

Анализ исторических документов и литературы показал, что многочисленные этносы, населявшие регион, жили обособленно и не имели государственных образований, у большинства из них было письменности, что препятствовало строительству системы обучения на родных языках. Присоединение Северного Кавказа к России означало не только включение хозяйства региона в сферу более передовой экономики России, оно внесло изменения в его политическую и социальную жизнь. Это способствовало возникновению условий для модернизации края, дало возможность горцам приобщиться к русской и европейской культурам, общероссийским процессам — политическим, религиозным, экономическим и школьно-просветительским.

Образованием на Кавказе занимались духовные военное и гражданское ведомства. Результатом деятельности Осетинской духовной комиссии и Общества восстановления православного христианства на Кавказе стало не только распространение христианства в Осетии, но и открытие церковно-приходских школ и училищ. Российским правительством была создана система управления учебными заведениями на Кавказе и с учётом особенностей развития национальной школы приняты общероссийские уставы. Однако господствующий сословный принцип устройства системы образования Северо-Кавказского региона был тем негативным фактором, который делал обучение малодоступным для детей простых горцев. И хотя демократические преобразования, предпринимаемые правительством России, часто оставались в качестве деклараций, его просветительская политика в регионе способствовала улучшению состояния народного образования.

В 1848 году был создан Кавказский учебный округ, который был разделен на четыре дирекции, в их ведение перешли все учебные заведения, в том числе конфессиональные – католические, лютеранские и прочие при церквях, мечетях, а также частные учебные заведения за исключением школ православного ведомства, которые подчинялись Святейшему Синоду. Деятельность округа возглавил попечитель В.Н.Семёнов, у него был помощник, инспектор училищ, и чиновник для особых поручений; в Кавказском учебном округе учреждались Цензурный комитет, Комитет для рассмотрения учебных руководств и попечительский совет, который проводил работу под председательством попечителя, инспекторов и директоров училищ (они же директора гимназий).

Со временем возрастала потребность в кадрах чиновников для службы в управлении регионом, приезжавших на Кавказ служащих не хватало, необходимость организации светского образования становилась очевидной. Позднее началась ежегодная подготовка учителей, в городах и сёлах функционировали Общества распространения грамотности среди населения. В процессе унификации российской системы просвещения правительство активно апробировало разные варианты управления народным образованием на Кавказе, предлагавшиеся местной администрацией. В результате этого произошло ускоренное развитие системы правительственных школ и во второй половине XIX столетия церковно-приходские школы начали руководствоваться программами Министерства народного просвещения России. Передовые деятели науки отстаивали принцип сознательности в обучении, требовали, чтобы учителя добивались понимания и осмысления изученного материала, внедряли основные дидактические принципы в практику школ.

В период с 1865 по 1875 годы количество учащихся в образовательных учреждениях Кавказского учебного округа увеличилось в три раза, была создана разноуровневая система обучения. В 1913 году в Терской области насчитывалось 379 учебных заведений, а с 1915 и до 1917 года их было уже 578. Однако в начале ХХ столетия в налаженной системе народного образования произошли негативные перемены: управленческий аппарат уже не справлялся со своими функциями и не мог в должной мере контролировать политические и образовательные процессы.

Имеющие разного рода цели исследователи начали посещать Северо-Кавказский регион ещё в период средневековья, однако наиболее активно учёный мир заинтересовался им в период освоения Россией этого края, а в XVIII – XIX вв. интерес к Кавказу стал резко возрастать. В диссертации отмечается, что по заданию Российской Академии наук на Кавказ приезжали целые экспедиции, научные интересы которых распространялись на историю, этнографию, лингвистику, географию, геологию. В 1768 – 1775 годах одновременно с С.Г. Гмелиным И.А. Гюльденштедт исследовал верховья Волги и Дона, Северный Кавказ, долины Куры и Риони. В 1781 году его книга «Путешествие по России и Кавказским областям» вышла на немецком языке. В ней были приведены материалы по аварскому, даргинскому и другим языкам народов Дагестана. П.С. Паллас в работе «Сравнительные словари всех языков и наречий, собранные десницей всевысочайшей особы», нарушив генеалогический принцип классификации языков, расположил их по принципу территориальной близости. Материалы, собранные им на Кавказе и в Грузии, освещали многие стороны быта адыгов, карачаевцев, балкарцев, осетин и других народов. Изданное позже сочинение этого исследователя «Kaukasische Sprachen» крайне заинтересовало учёных. Они были удивлены тем, что на Кавказе проживает народ (осетины), который говорит на языке, принадлежащем к индоевропейской семье языков.

Проблемами происхождения северокавказских этносов занимались в XVIII столетии русские ученые-историки М.Н. Щербатов, И.Н. Болтин, Г.Д. Филимонов, миссионер протопоп Иоанн Болгарский, член Осетинской духовной комиссии, а также многие другие исследователи. На Кавказе в военном и гражданском ведомствах в первой четверти XIX столетия служил Семен Михайлович Броневский (1763 – 1830 гг.), внесший значительный вклад в научное кавказоведение. Он был правителем дел канцелярии главноначальствующего на Кавказе (при Цицианове и Гудовиче) и представителем уже оформляющейся так называемой буржуазно-дворянской исторической концепции. В одно время с П.Г. Бутковым, он пришёл к выводу, что путь «насильственной колонизации» не самый скорый и не самый лучший. Изучив историю края, учёный собрал много ценных материалов и сделал систематическое историко-этнографическое описание народов Кавказа в своей книге «Новейшие географические и исторические известия о Кавказе».

В 1823 году Генрих Юлий Клапрот (1783 – 1835 гг.) в своей работе «Asia polyglotta» попытался объяснить генеалогическое происхождение языков края; фрагментарно записанные, без учета их фонетических особенностей, небольшие языковые материалы академиков И.А. Гюльденштедта, Г.Ю. Клапрота и др. не помогли разобраться в сложной и запутанной лингвистической карте региона. Академическое изучение кавказских языков начинается с 30-х годов XIX века, когда Андрей Михайлович Шёгрен — академик Петербургской Академии наук – путешествовал по Кавказу, исследуя язык и этнографию осетин, грузин и других кавказских народностей. Чуть позже на восточном побережье Черного моря побывал лингвист Густав Розен – исследователь лакского, мигрельского, сванетского, абхазского и осетинского языков. Затем появляется труд Л.Люлье «Словарь русско-черкесский или адыгейский с краткою грамматикою последнего», который был одобрен и напечатан Императорской Академией наук в 1846 году.

Вопросом правильности политического курса, принятого правительством на Кавказе, заинтересовался один из выдающихся государственных и политических деятелей того времени граф Николай Семёнович Мордвинов (1754 – 1845 годы). Он не посещал Кавказ, однако отлично изучил социально-политическое и экономическое положение в регионе, ратовал за «поощрение» и развитие промышленности, торговли и просвещения (при сохранении крепостного права). Политик высказал принципиальные сомнения в правильности жёсткого политического курса, принятого кавказской администрацией. Для покорения Кавказа предлагалось много систем даже людьми, которые занимали достойное место в правительственной иерархии и пользовались особым уважением. Большинство говорило о том, что надо «обрыть» горы и таким образом преградить воинственным племенам доступ на равнину и тому подобное. Чтобы убедиться в этом, достаточно прочесть записку адмирала Н.С. Мордвинова о способах покорения Кавказа, написанную им в 1816 году. Однако в этой записке адмирал Мордвинов старался доказать вред употребления оружия и высказывал убеждение, что главным средством для покорения горцев должны служить мирные и торговые отношения. Он предлагал открывать училища и школы для воспитания молодых князей и детей старшин.

Важную роль в исследовании Кавказа и развитии просвещения в крае сыграли центральные и местные научные общества, возникшие в различных регионах Российской империи в середине XIX столетия. Русское Географическое Общество, созданное в 1845 г., во второй половине XIX столетия открыло 11 отделов, в которых работали около одной тысячи человек. Кавказский Отдел Императорского Русского Географического Общества стал первым из его региональных отделов. Открытие Кавказского Отдела состоялось 10 марта 1851 года под председательством графа М.С. Воронцова, ставшего впоследствии его руководителем. В своей речи он изложил цель создания открывающегося Отдела и подчеркнул важность сведений о Кавказе для российской науки. В него вошли 16 известных кавказоведов. Членами Отдела становились учёные, ведущие в данном направлении активную научно-исследовательскую деятельность и издающие труды о Кавказе. Основными формами деятельности членов Отдела были нижеследующие: написание научных докладов, обсуждение различного рода исследований, участие в экспедициях и научных поездках, публикация книг и сборников статей, изучение кавказских языков, издание азбук и букварей для горцев, организация процесса обучения в школах. Объясняется это тем, что в XIX веке под термином «география» подразумевались не только исключительно географические проблемы. В широком смысле слова под этим термином понимались и другие науки – экономика, антропология, этнография, лингвистика. Известные учёные И.Бартоломей, Н.И. Воронов, М.Р. Завадский, Л.П. Загурский, Л.Г. Лопатинский, А.А. Шифнер становились членами Кавказского Отдела Императорского Русского Географического Общества, занимались проблемами обучения горцев, стремились к культурному синтезу народов России и кавказских этносов.

Определённую работу по сбору и публикации документов по проблемам истории, этнографии и культуры народов края проводила Кавказская Археографическая Комиссия. Региональным отделением комиссии руководил член Кавказского Отдела Императорского Русского Географического Общества академик Адольф Петрович Берже, проживший на Кавказе более 35 лет. Именно он начал публиковать ценные сведения об этом крае, собранные его сотрудниками и единомышленниками. С 1864 года под редакцией этого просветителя начали издаваться «Акты Кавказской Археографической комиссии», содержащие ценные материалы о Северо-Кавказском регионе, характеризующие политику России в крае с XVIII века до 1862 года. Это самый ценный источник для изучения народов Кавказа, изданный в дореволюционный период. Редактор другого научного издания «Сборника материалов для описания местностей и племен Кавказа» Л.Г. Лопатинский, инспектор Кавказского учебного округа, в своих примечаниях и статьях, помещённых в нём, призывал учителей и всю интеллигенцию записывать народные обряды и сказки. Он рекомендовал школьным работникам привлекать воспитанников к изучению быта народа, прививать молодежи любовь к своему краю. В работе анализируется совместная научная деятельность членов Кавказского Отдела Императорского Русского Географического Общества, которая способствовала интеграции северокавказских народов в российское цивилизационное пространство, создающая условия для модернизации всех сторон жизни горцев.

Во второй главе «Становление системы светского образования горских народов Кавказа во второй половине XIX века» на основе анализа научного наследия российских учёных-кавказлведов рассмотрена их педагогическая и просветительская деятельность. В этот период изучение Северного Кавказа продолжалось. В регионе работали кавказоведы А.П. Берже, Н.И. Воронов, А.Грен, М.М. Ковалевский, С.Ф. Мельников-Разведенков, лингвисты и педагоги Л.Г. Лопатинский, Л.Я. Люлье, Е.Д. Максимов В.Ф. Миллер, С.В. Фарфоровский А.А. Шифнер. Они и другие представители российской интеллигенции писали о необходимости открытия новых учебных заведений, об адатах и обычаях северокавказских этносов, требовавших от горцев воспитания детей в духе любви к родине, своему народу, межнациональной толерантности. Исследование творческого наследия этих замечательных кавказоведов высветило особенности их просветительской деятельности, которая и сегодня имеет научную ценность.

Представители российской научной интеллигенции, занимавшиеся педагогической и научно-исследовательской работой в крае, были озабочены гуманитарно-духовными аспектами европеизации социокультурной жизни горцев, содействовали развитию педагогической мысли, открытию новых очагов просвещения; благодаря их деятельности усилилось стремление горцев к образованию. Например, С.Ф. Грушевский, директор народных училищ Терской области, организовывал учительские съезды и курсы для повышения педагогического мастерства, учительские вечера, поддерживал научные и благотворительные общества, занимающиеся просвещением. Он пропагандировал всё новое и прогрессивное, что предлагалось для организации школьного и внешкольного образования горцев и детей других жителей Терской области – сложного многонационального региона. М.Р. Завадский был занят не только научными исследованиями, он издавал и редактировал «Педагогический вестник», в котором поднимались и обсуждались актуальные педагогические проблемы, был членом различных просветительских обществ. С.Ф. Мельников-Разведенков, преподаватель, директор Ставропольской мужской гимназии, а затем директор Кубанской учительской семинарии, занимался изучением истории просвещения в Осетии. Л.П. Загурский вёл активную научную и педагогическую работу, за которую получил звания статского советника и заслуженного учителя, был награждён орденом Святой Анны и другими наградами.

Просветительской деятельностью в крае занимался мировой судья Н.Ф. Грабовский, который в 60-е – 70-е годы написал ряд статей о жизни и быте горцев. Большой вклад в становление системы светского образования в Северо-Кавказском регионе внесли Е.Д. Максимов – учитель, редактор газеты «Терские ведомости», С.В. Фарфоровский – преподаватель Ставропольской и Елизаветпольской гимназий, создатель алфавита ингушского языка Ф.И. Горепёкин и другие малоизвестные просветители. Российские учёные, чиновники и педагоги боролись за бессословный характер обучения, выступали против схоластики и догматизма, царящих в школах, собирали национальный фольклор, стремясь помочь людям сохранить самобытность их культуры. Они знакомили народы края с передовой русской культурой, способствовали её влиянию на их духовное развитие. В практических проектах, предложенных ими, находили воплощение положения концепции политики России на Кавказе, имеющие демократическую направленность. Научные исследования и публицистика учёных-кавказоведов были проникнуты уважением и искренней симпатией к жителям гор. В своих трудах они отмечали, что горцы любознательны и понятливы, в них развито стремление к знаниям, они мечтают о получении образования.

В диссертации освещается и анализируется работа ряда учёных по составлению алфавитов и созданию народных школ в регионе, их совместная деятельность с представителями горской интеллигенции, педагогами-просветителями. Особое место уделено исследованиям академика А.М. Шёгрена, который впервые высказал мысль о том, что его грамматика должна «служить руководством для обучения осетинскому языку всех желающих, а особенно военных и гражданских лиц, занимающих различные должности на Кавказе и имеющих отношения с местным населением». В 1844 году Академия наук издала его труд «Осетинская грамматика с кратким словарем осетинско-русским и российско-осетинским», который и сегодня не утратил своего научного значения. Учитывая «предпочтительную склонность» осетин к русскому народу, его культуре и письму, учёный избрал для осетинского языка русскую графику. В процессе работы над грамматикой, при ее апробации он советовался с наиболее грамотными представителями осетинского народа, привлекал их к совместному научному поиску.

Первой книгой на осетинском языке, написанной изобретёнными академиком А.А. Шёгреном буквами, был перевод Четвероевангелия, сделанный осетинским просветителем Григорием Мжедловым, бывшим секретарём Грузино-Имеретинской синодальной конторы. Текст Евангелия был окончательно обработан и напечатан в 1859 году. Большую помощь оказывал академик представителям осетинской интеллигенции, благодаря его протекции фамилия осетинского просветителя Василия Цораева, приехавшего в 1848 году в Санкт-Петербург для продолжения обучения, была внесена в список «вакансии казённых воспитанников», подготовленный для утверждения императором.

С первоначальным обучением горцев была связана научно-лингвистическая и педагогическая деятельность академика Российской академии наук П.К. Услара, который знал, что «образование только тогда может распространиться в данном народе, когда обучение ведется на родном языке». Он тщательно изучал законы того или иного языка, стараясь зафиксировать его особенности как можно точнее; в этом просветителю помогали местные жители, которых он уважительно называл своими «помощниками». В Сухуми при помощи сванета Гульбани учёному удалось за короткое время составить «очерк сванетского языка», записать народные предания о сотворении мира, герое Амиране и царице Тамаре. С Кеди Досовым и муллой Янгулбаем Хасановым академик изучил чеченский язык. Его познания в этой области послужили основой для создания Кеди Досовым и Таштемиром Эльдархановым чеченских букварей.

Н.И. Воронов, редактор «Сборника сведений о кавказских горцах», помог опубликовать в этом издании аварские сказки и басни, собранные и переведённые А.Чиркеевским, статьи ингушского просветителя Ч.Ахриева; чеченца У.Лаудаева, представителей осетинской интеллигенции Д.Шанаева и И.Канукова, лакца А.Омарова и др. Басни У.Берсеева, вместе с которым учёными России была разработана кабардинская азбука, были первой попыткой создания произведения адыгейской художественной литературы. К.Атажукин перевел и издал несколько статей из «Детского мира» К.Д. Ушинского («О воде», «О воздухе»), записал для народного чтения «Отрывки из поэмы о Сосыруко». Л.Г. Лопатинский совместно с двумя учащимися Закавказской Горийской учительской семинарии П.Тамбиевым и Т.Кашежевым занимался сбором фольклора, работал над составлением «Русско-кабардинского словаря с указателем и краткой грамматикой». Передовые деятели науки России считали, что русские просветители и педагоги должны сыграть решающую роль в экономическом и культурном возрождении Кавказа, выступить горячими поборниками сближения русского и северокавказских народов. Да и сами горцы не могли не увидеть те черты архаики традиционной национальной культуры, которые служили препятствием для ассимиляции новых элементов социокультурного развития в регионе. В трудах горских просветителей Россия, ставшая в годы реформ модернизатором многих сторон жизни кавказских народов, представлялась той силой, которая, устраняя консервативные традиции, вносила социально-культурные новации в их жизнь. Творческое сотрудничество российских учёных с просветителями северокавказских этносов продолжалось и после того, как были составлены грамматики и созданы национальные школы, они внимательно следили за прогрессивными начинаниями горских просветителей, курировали их деятельность, освещали её в печати. Так под влиянием российских кавказоведов началось формирование адыгской, дагестанской, осетинской, чеченской и ингушской интеллигенции.

В диссертации показано, что исследованием этнографии Кавказа интересовались многие российские кавказоведы: С.В. Максимов («Русские горы и кавказские горцы»), П.П. Надеждин («Природа и люди на Кавказе и за Кавказом»), Е.П. Ковалевский («Очерки этнографии Кавказа») и другие, однако систематическое изучение культуры северокавказских горцев началось только после окончания Кавказской войны во второй половине XIX века. В это время российский исследователь В.Ф. Миллер совместно с представителями местного населения собирал фольклор и другие этнографические материалы, необходимые для публикации объёмного труда «Памятники народного творчества осетин». Оказывая помощь советами и указаниями, этот учёный способствовал формированию у национальной интеллигенции интереса к истории и культуре своего народа. И в городе Владикавказе, и в сёлах Осетии у В.Ф. Миллера были помощники среди учителей (Михаил Гарданов, Александр Кайтмазов, Алмахсит Кануков и другие), которые, накопив большой фольклорный материал, подготовили совместно с русским учёным к печати тексты пословиц и загадок (около 1000 слов), сборник сказок. Для записи текстов нартовских сказаний во Владикавказ были приглашены наиболее популярные сказители, среди которых значимой фигурой был Рамон Дзусов из селения Саниба.

Глубокий анализ произведений горского фольклора русские учёные продолжили, обратившись к героическому эпосу «Нартовские сказания», который был для горцев «самой жизнью, преломленной сквозь призму народно-поэтического вымысла». Исследователи обратили свое внимание на это произведение народного творчества, считая, что используемые в нем предания необходимо как можно точнее записать со слов самых почитаемых в народе сказителей. Придавая большое значение сохранению фольклора народов Кавказа, представители российской интеллигенции собрали немало вариантов сказаний и песен северокавказских этносов, считая, что один лишь перевод заимствованного не может служить основой для развития национальной культуры. Изучением устного народного творчества горцев серьёзно занимались известные учёные, языковеды, фольклористы и этнографы и другие исследователи, рассматривающие его как часть национальной культуры.

Известный просветитель Л.Г. Лопатинский заботился о сохранении устного народного творчества, считая, что изучение опыта народного воспитания обогащает педагогику, позволяет раскрыть процесс воспитательной деятельности народа в ранние исторические эпохи. Он опубликовал самую полную коллекцию адыгских сказаний о нартах на кабардинском и русском языках. Учёный рассчитывал на то, что его публикации обязательно будут читать горцы. Все герои, образы которых служили для воспитания в подрастающем поколении отваги и патриотизма, для целых поколений горцев стали символом подвига, звали молодёжь к объединению в борьбе с внутренними и внешними врагами. В своих исследованиях кавказоведы писали о том, что необходимо серьезно заняться сбором горского фольклора, так как народные сказки, песни, поговорки составляют единственный вполне надежный, ничем посторонним не засоренный источник для изучения языка, а фольклорные произведения горцев должны стать первой книгой для чтения. Российские учёные указывали на необходимость точной записи народных произведений горцев; создавая для них письменность, они стремились также проследить изменения, имеющие место в языке.

Русские исследователи поддерживали идею К.Д. Ушинского о народности воспитания; они разделяли мнение классика русской педагогики о том, что система воспитания, построенная в соответствии с интересами народа, развивает и укрепляет в детях ценнейшие психологические черты и моральные качества. Сказки, пословицы, поговорки, песни, легенды, являются важнейшими памятниками фольклора и народной педагогики, содержат рекомендации по организации умственного, трудового, нравственного и физического воспитания личности. Учёные понимали, что дети, начиная с раннего возраста, должны усваивать элементы народной культуры, овладевать родным языком, знакомиться с произведениями устного народного творчества. Одним из главных условий реализации гуманистического подхода к воспитанию и образованию подрастающего поколения исследователи данной проблемы справедливо считали прямую ориентацию на народную педагогику, её высокую духовность, гуманистические идеи и традиции, народную мудрость воспитания.

Познакомившись с устным народным творчеством народов Северо-Кавказского региона, кавказоведы пришли к выводу, что для горской семьи главное — воспитать таких детей, которые были бы всесторонне подготовлены к жизни, наделены умом, нравственными добродетелями, храбростью, физической силой, хладнокровием. Важной задачей воспитания считали формирование у детей волевых качеств, они должны были овладеть оружием и спортивными навыками. Мальчиков с раннего возраста закаливали, а трудные условия горного края приучали безропотно переносить все лишения — бессонницу, голод и опасности, быть мужественными и упорными в достижении цели. Большую роль в народной педагогике играли принципы наглядности, сознательности, доступности, системности и посильности предъявляемых к детям требований. Эти принципы всегда учитывала народная педагогика, утверждающая, что совершенной личностью человек может стать только благодаря правильному воспитанию в семье и влиянию социальной среды. Например, приветствия горцев таковы: у лаков — «Сыновья да будут невредимы» (женщинам), у акушинцев — «Благословение да достанется твоему дому». Ученые-кавказоведы и педагоги понимали важность умственного, нравственного, физического воспитания подрастающего поколения. Они считали, что в пословицах заключена народная мудрость, фиксировали и публиковали образцы горского фольклора. Горцы сознавали, что интеллект человека играет огромную роль в определении его места в жизни, с раннего детства учили детей строго следить за мыслями собеседника, четко и лаконично выражать свои. Народная педагогика формировала у детей пытливость, смекалку, развивала любознательность, что ценили и поддерживали представители российской интеллигенции в регионе.

В третьей главе «Просветительско-педагогическая деятельность видных представителей российской интеллигенции на Кавказе во второй половине XIX века» анализируется научно-педагогическое наследие  русских учёных, посвятивших свою жизнь обучению и воспитанию детей горцев.

Во второй половине XIX столетия лучшие представители русской педагогической науки приезжали на Кавказ, среди них был известный педагог К.П. Яновский, принявший в 1878 году приглашение наместника Кавказа Великого князя Михаила Николаевича занять место попечителя Кавказского учебного округа. На этом посту в полном объёме проявился педагогический и организаторский талант учёного: глубокое понимание особенностей многонационального и поликонфессионального региона позволило ему за 22 года управления округом значительно увеличить количество средних и низших учебных заведений, удвоить число учительских семинарий. Благодаря этому в край были приглашены на работу лучшие российские педагоги, налажены тесные контакты с представителями кавказской интеллигенции. Сам же Кирилл Петрович был «образцом для педагогов». Его доступность поражала современников, он принимал всех просителей как добрый друг, а не как высокопоставленный чиновник, облаченный властью. Даже его отказ в некоторых просьбах действовал на людей успокаивающе. Просветитель хорошо осознавал, какое большое значение имеет национальная школа для упрочения позиций России на Кавказе, как осторожно надо обращаться с горцами, чтобы они приняли новую для них цивилизацию; он считал, что в создавшихся этнорегиональных условиях моделирование педагогического процесса имеет свои особенности: «приобретение нравственного влияния на учащихся особенно представляется необходимым в здешнем крае, в котором так много инородцев, не имеющих ещё надлежащего понятия о пользе образования вообще и, в частности, о пользе, вносимой в их среду русской цивилизацией». Особые задачи ставил К.П. Яновский перед учителями, работающими в кавказском наместничестве: должно быть справедливое и доброе отношение к горцам, располагающее к представителям русской национальности, к России; обязательное доверие и взаимопонимание между учителем и учеником, только в этом случае горцы примут новую цивилизацию, постараются «сделаться истинными гражданами общего нашего отечества».

Широта взглядов Кирилла Петровича, его педагогическое мастерство и прогрессивные просветительские проекты дали ему возможность проводить правильную школьную политику, построенную на идеях истины, добра и красоты, успешно вести дела в учебных заведениях. Попечитель Кавказского учебного округа неустанно напоминал о «христианских нравственных идеях», «любви к человеку» и о том, что «индивидуальное развитие необходимо не только для отдельных лиц», но оно в равной мере «необходимо и для отдельных народностей». Свое понимание специфики моделирования учебно-воспитательного процесса в условиях Северо-Кавказского региона К.П. Яновский изложил в фундаментальном труде «Мысли о воспитании и обучении» (1900 г.), в котором он изложил свои новаторские проекты по модернизации процесса обучения, акцентируя своё внимание и на проблемах подготовки учителей. «Нельзя сообщать детям сведения по тому или иному предмету, – подчеркивал он, – не считаясь с возможностью не усвоения этих сведений из-за недостаточной предварительной подготовки учителя». Для совершенствования своих педагогических навыков К.П. Яновский направлял многих преподавателей, работающих в национальных учебных заведениях, в те города России, где было хорошо налажено школьное дело и процесс подготовки учительских кадров. Кирилл Петрович, педагогические воззрения которого отличались яркой гуманистической направленностью, считал, что воспитание должно развивать в учениках доброжелательное отношение друг к другу, «постоянное стремление к истине и добру». По его мнению, основной целью воспитания является самоусовершенствование человека.

Главным в педагогическом творчестве К.П. Яновский считал индивидуальный стиль педагога, проявляющийся во всей его деятельности и оказывающий уникальное позитивно-эмоциональное воздействие на воспитанников. По его мнению, истинный учитель – не просто профессия или призвание, а миссия, ибо в её основе лежит альтруизм. Он предлагал педагогу в своей ежедневной работе в процессе преподавания опираться на индивидуальное и совместное творчество, достигать взаимопонимания с воспитанниками. Большую роль в борьбе с педагогической необразованностью К.П. Яновский отводил семье, возлагая на нее ответственность за качество воспитанности ребенка, и общественности. Он постоянно рассылал по школам «Циркулярные предложения попечителя Кавказского учебного округа», позволяющие улучшать методику преподавания в округе большинства изучаемых предметов. Так, например, 24 июня 1882 года было разослано циркулярное предложение попечителя Кавказского учебного округа № 3/39 «О рассмотрении в комиссии преподавателей русского, новых и древних языков вопросов преподавания русского языка и словесности», в котором кроме тщательного анализа данной проблемы давались указания по совершенствованию учебного процесса в школах края.

Процесс воспитания К.П. Яновский моделировал как процесс неразрывного единства структурных компонентов, используя при этом почти ту же терминологию, которая стабилизировалась позднее в советской педагогике: умственное, нравственное, трудовое, эстетическое и физическое воспитание. Учет этнорегиональных условий моделирования воспитательного процесса на Кавказе, по его мнению, должен базироваться на национальных «религиозно-магических методах», то есть на специфичных обрядах и обычаях, содержащих элементы язычества, христианства и мусульманства. Этизация всех компонентов процесса воспитания у К.П. Яновского всегда развивалась параллельно с эстетизацией. Особую роль он отводил вопросам эстетического образования, уделяя внимание таким предметам, как пение, музыка и рисование, считая, что именно они дополняют образование умственное, нравственное и физическое. Диалог культур (русской и северокавказских, западной и восточной) – основное направление работы К.П. Яновского как попечителя Кавказского учебного округа. С этой целью при сохранении прогрессивного этнокультурного потенциала самосознания воспитателей и воспитанников он стремился приобщать их к народным традициям и художественному фольклору.

На основе сочетания российского, регионального и мирового компонентов учёный-педагог пытался создать культурную этноэлиту, используя для этого различные формы организации воспитания учащихся; он учитывал общие закономерности развития всемирного социума, моделируя воспитательный многокомпонентный процесс в условиях школы. Считая нацию этнокультурной ценностью, К.П. Яновский организовывал научно-методическое общение специалистов и родителей воспитанников, добиваясь тем самым диалога школы, семьи и общественности, используя интеллектуальные, нравственные и эстетические ориентиры. Он уделял много внимания проблеме динамики группового развития, процессу превращения случайного объединения разнонациональных и поликонфессиональных представителей в малую социальную группу, считая, что именно таким образом можно добиться духовного общения, диалогичности и взаимопонимания между людьми. Формирование социально-психологической общности старших и младших, становление и совершенствование структуры и содержания отношений между ними он считал возможными при наличии необходимых условий: общей цели, организованного руководящего центра, целесообразных способов взаимодействия индивидов друг с другом, рационального распределения между ними обязанностей. Конечно, реалии школы на Кавказе в XIX веке были несколько иными, нежели в наше время, однако современная оценка опыта К.П. Яновского способна внести значительный вклад в эффективную организацию совместной деятельности педагогов-воспитателей и учащихся.

По приглашению Великого князя Михаила Николаевича в качестве воспитателя его детей на Кавказ приехал и друг К.Д. Ушинского Л.Н. Модзалевский, в 1877 году он был назначен на должность окружного инспектора Кавказского учебного округа. Этот талантливый педагог оставил нам значительное и разнообразное творческое наследие. Активно выступая за широкое распространение историко-педагогических знаний, Л.Н. Модзалевский особо выделял проблемы воспитания и образования горцев. Следует отметить, что в это время «все мероприятия правительства по этой части были связаны одною общей нитью – постоянным стремлением примирить местные умственные, религиозные и бытовые потребности края с общими духовными интересами России». Ключ к разрешению данной проблемы в сложнейших условиях Кавказа русский педагог видел в массовом распространении грамотности в этнических сообществах, ликвидации сословности в воспитательно-образовательной политике Российской империи и повышении качества работы школы.

В целях совершенствования учебно-методического обеспечения национальной школы Л.Н. Модзалевский разрабатывал программы для гимназий и прогимназий Кавказского учебного округа по гуманитарному циклу дисциплин, в которых, исходя из национально-бытовых особенностей кавказских народов, давал учителям практические рекомендации по преподаванию учебного материала. Особое внимание он уделял подготовке учителя, от которого, по его мнению, напрямую зависит качество работы школы: «… главная сила не в мертвых уставах, не в регламентации, не в бумажном контроле, а в живых личностях воспитателей и преподавателей, в их знаниях, талантах, честности и любви к делу». Считая учителя центральной фигурой педагогического процесса, учёный заботился о специальной подготовке и переподготовке воспитателей из представителей горской интеллигенции: временные педагогические курсы и съезды он организовывал, основываясь на принципе геронтотимии, в основе которого лежит кавказская традиция почитания старших. Л.Н. Модзалевский считал, что «этнизированные сообщества кавказских воспитателей должны представлять собой некую школу диалога культур». Его идея сближения системы образования и воспитания на Кавказе с общекультурной российской и мировой программами, по существу, способствовала формированию национальной и этнокультурной толерантности у педагогов, воспитанников и их родителей. Вслед за К.Д. Ушинским Л.Н. Модзалевский относился к педагогике как к науке о воспитании в широком смысле этого понятия. Для него реальным полем воспитания всегда выступает совокупность педагогических актов, благодаря которым у воспитанников реализуются идеи гуманизма, формируются элементы межнациональной и этнокультурной толерантности.

Предметом особого рассмотрения Л.Н. Модзалевского был вопрос, связанный с необходимостью владения педагогами и воспитанниками независимо от их национальности туземными или местными языками (согласно Положению 1829 года, к ним относились следующие: грузинский, армянский, татарский, лезгинский и осетинский языки). Он старался, чтобы служебные и духовно-нравственные узы укреплялись благодаря двуязычию, а становление личности проходило в условиях многоязычия и поликультурности. Следует отметить, что все это разрабатывалось теоретически и превращалось в реальное поле воспитания национальной и этнокультурной толерантности на пути высококвалифицированной экспликации и описания образовательных методик. Лев Николаевич относился к наиболее прогрессивным представителям управленческого педагогического корпуса своего времени, ибо владел не только междисциплинарной теоретико-методологической базой, но и организационно-деятельностными умениями и навыками.

В работе выявлено, что общественно-педагогическое движение шестидесятых годов XIX века, активным деятелем которого был Л.Н. Модзалевский, чрезвычайно экспрессивно выразило идею соборности, всеединства, гармоничного соотношения традиционного и инновационного. Обладая разносторонними талантами, Л.Н. Модзалевский создал культурно-историческую педагогику. Художественная выразительность его педагогических трудов – бесспорный исторический факт, мобилизующий внимание современного административно-управленческого корпуса к необходимости эстетизировать не только предметные, но и воспитательные технологии. Л.Н. Модзалевский, как и другие прогрессивные российские просветители, работавшие в кавказском наместничестве, считал, что педагогическая деятельность должна быть сознательной и разумной, педагогу необходимо отдавать себе отчёт в том, какова цель воспитания, заботиться об адекватных средствах ее достижения. Более 150 статей посвятил Л.Н. Модзалевский вопросам культуры и просвещения Северо-Кавказского региона, стал автором двух книг о ходе учебного дела в Кавказском округе, монографий «К.Д. Ушинский», «Жизнь и характер Коменского».

Педагогические и историко-педагогические воззрения этого просветителя носили гуманистический характер; как Н.А. Корф, Я.М. Неверов, Н.И. Пирогов, П.Редкин, Д.Д. Семёнов и многие другие видные российские педагоги, он считал необходимым повышение грамотности во всех уголках Российской империи. Религиозное воспитание он хотел сделать основой первоначального школьного обучения, боролся за бессословность образования, считая, что «…перед лицом науки нет ни сословий, ни званий». Фундаментальный труд Л.Н. Модзалевского «Очерк истории воспитания и обучения с древнейших до наших времен» (1867 г.) стал в России первым учебником по истории педагогики. Таким образом, Л.Н. Модзалевский, К.П. Яновский и другие педагоги  предлагали новые идеи по совершенствованию системы организации обучения в светских учебных заведениях. Преподавание всех предметов в школах Кавказского учебного округа велось в соответствии с потребностями учащихся разных национальностей, при этом использовались как традиционные, так и инновационные методы обучения.

К плеяде прогрессивно мыслящей интеллигенции, представители которой критически относились к окружающей действительности, принадлежал Н.И. Воронов. Он понимал, что Россия нуждается в модернизирующих реформах, что привело его к сближению с участниками революционно-демократического движения. Служебный стаж Н.И. Воронова был около 23-х лет, его просветительскую деятельность можно считать успешной и плодотворной. Изучением Кавказа он начал заниматься во второй половине 50-х годов XIX века, когда работал учителем в Екатеринодарской гимназии. Н.И. Воронов – автор статей, в которых он размышляет над вопросами колонизации Кавказа, рассматривает взаимоотношение между переселенцами и народами Северо-Кавказского региона. Не оставляет без внимания педагог и вопросы просвещения в крае, например он выражает недовольство по поводу отмены в Тифлисской духовной семинарии преподавания грузинского языка. Вслед за другими российскими педагогами-просветителями он ратует за то, чтобы в национальных школах обучение детей начиналось на родном языке, а затем процесс обучения шел в условиях двуязычия. По мысли Николая Ильича, поддерживающего просветительскую политику Российской империи в Северо-Кавказском регионе, изучение обычаев, нравов, общественного строя горских народов представителями российской науки и интеллигенции будет способствовать сближению горцев с русским народом. Будучи противником ломки традиционного уклада жизни горского населения, он считал, что «…только изучив до подробностей нравы и обычаи этого инородческого племени, мы вправе надеяться на прочность слияния его с нами...».

Проработав преподавателем русской словесности в Тифлисском женском училище, Н.И. Воронов начинает заниматься исключительно научной деятельностью, публикует в «Записках Кавказского Отдела Императорского Русского Географического Общества» рецензии на новые книги, делает обзоры статей, комментирует их, не забывая о школьных проблемах. Начальник Горского управления Д.С. Старосельский – умный и достойный руководитель, отличающийся широким кругозором, вскоре предложил ему стать редактором важного для края издания – «Сборника сведений о кавказских горцах». Сотрудничество с Кавказским Отделом, продолжавшееся в течение пятнадцати лет, оказало позитивное влияние на формирование просветительских взглядов Николая Ильича. Учитывая наличие противоречивых мнений по вопросу распространения грамотности на родном языке, он посчитал необходимым постоянно излагать в «Сборнике сведений о кавказских горцах» полемику педагогов-просветителей, русских учёных по данному вопросу. Благодаря его стараниям читатели «Сборника» знакомились с работой чеченской, кабардинской, аварской и лакской школ, с успехами, достигнутыми в процессе обучения горцев грамоте на родном языке. Позднее под его редакцией начали выходить «Известия Кавказского Отдела Императорского Русского Географического Общества».

В работе делается вывод о том, что Н.И. Воронов – человек, обладающий незаурядными способностями, сумел проявить себя во многих сферах науки, культуры, просвещения и литературы; понимая, что в основе безграмотности народов региона лежит отсутствие у них письменности, Николай Ильич сотрудничал с горскими просветителями, оказывая благотворное влияние на формирование их мировоззрения; был сторонником скорейшего сближения двух различных цивилизаций, замечая при этом, что «…горцы из врагов наших становятся нашими согражданами, нашими близкими братьями: кому же, как не нам, пойти на радушную встречу». С января 1877 года Н.И. Воронов – редактор газеты «Кавказ», издающейся по разработанной им и утверждённой наместником Кавказа специальной программе. Значительная часть газеты по его настоятельному требованию была отдана литературному и научному разделам. Работая учителем словесности в Тифлисской гимназии, публикуя статьи «Сборнике сведений о кавказских горцах», редактируя газету «Кавказ», Н.И. Воронов проявил себя как просветитель-гуманист, педагог-новатор, писатель, стремящийся внести посильный вклад в становление и развитие образования на Кавказе, в процесс сближения его народов с народами России.

В третьей главе также исследуются этапы творческой деятельности на Кавказе П.К. Услара, анализируются его работа по созданию грамматик горских языков, просветительско-педагогическая деятельность, освещается проект кавказоведа о распространении грамотности среди горцев. П.К. Услар – один из крупных русских учёных, приехавших на Кавказ, которые своими лингвистическими, педагогическими и просветительскими трудами сделали крупный вклад в изучение языков северокавказских этносов, в развитие школы и просвещения в крае. В истории изучения этнографии и лингвистики Кавказа не так уж много примеров сочетания в трудах одного и того же исследователя лингвистических открытий и педагогических идей. Именно в языке генерал П.К. Услар видел самый надежный источник истории народа, ведь его нельзя ни подделать, ни выдумать. Им впервые была высказана мысль о том, что процесс «…приобщения горцев к русской культуре может строиться только на основе создания письменности на родных языках, … организации начальных школ с обучением на родном языке». Подобный подход, по его мнению, способствовал тому, чтобы «новые понятия становились для горцев близкими и необходимыми». П.К. Услара волновало восприятие горцами процесса включения Кавказа в состав России, он считал, что государство должно приложить ряд усилий для того, чтобы последующие поколения горцев увидело в этом акте позитивные моменты.

Необходимость создания письменности северокавказских народов уже давно была осознана самими горцами. Попытки введения грамотности на основе арабского алфавита, сделанные ими, были бесперспективными, ибо подавляющая часть местного населения не знала арабского языка. Именно П.К. Услар впервые применил к грузинской азбуке начертания русских букв, дав составленному таким образом алфавиту название кавказского. В основу написания букв учёный положил азбуку А.М. Шёгрена, созданную им для осетинского языка. Подобный подход позволил ему в период с 1861 по 1875 годы составить грамматики абхазского, чеченского, аварского, лакского, хюркилинского, кюринского и табасаранского языков, буквари на чеченском, аварском и других языках, алфавиты кабардинского, убыхского и других языков. Данный факт послужил мощным толчком для развития школы и обучения на родном языке в Северо-Кавказском регионе. П.К. Услар сумел не только правильно записать слова и предложения, но уловить и передать логику, присущую каждому языку. Нововведением учёного стало включение в грамматики горских народов сборников слов, их видоизменений и фраз, списков слов с переводом их на данный горский язык.

В 1868 году П.К. Услар избирается академиком Российской Академии наук. Заинтересовавшись Кавказом, полюбив его народ и природу, П.К. Услар просит начальство о переводе его в этот регион для проведения различного рода научных исследований. В 1850 году ему поручается составление описания Эриванской губернии; в 1858 году Петр Карлович причисляется к Главному Штабу Кавказской Армии, становится действительным членом Кавказского Отдела Императорского Русского Географического Общества. Ему поручается составление истории Кавказа, параллельно он начинает заниматься языками горских народов и приходит к выводу о том, что для изучения древнейших времен «неистощимое средство представляет язык, в котором отражаются главные моменты материальной и духовной жизни народа». С именем П.К. Услара связано начало серьёзного научного изучения кавказских языков, разработка научно-педагогических основ образования и просвещения горцев Северного Кавказа.

В четвёртой главе работы «Образовательная миссия России на Кавказе (разработка и совершенствование системы обучения представителями русской интеллигенции в середине XIX – начале XX вв.)» исследуются вопросы модернизации образования, принципов и методов обучения, интеграции региона в общероссийское цивилизационное пространство.

В соответствии с проводимым государством цивилизаторским курсом реформ в регионе, представители российской научной интеллигенции видели свою миссию во включении края в цивилизационное пространство Российской империи мирными средствами (термин «цивилизационное пространство» учёные понимали как поликультурное и поликонфессиональное пространство). В диссертации рассматривается мнение российских учёных о том, что Кавказ можно «завоевать» не силой оружия, а только гуманными методами — распространением грамотности и просвещением горцев, ибо «Учиться, когда надобно сражаться, нельзя». Просветители были убеждены в ответственности России за Кавказ, поэтому средством достижения вышеназванной цели, по их мнению, должна была стать «акклиматизация науки на горной почве».

Во второй половине позапрошлого столетия в Дагестане и некоторых других районах региона наблюдалось распространение антирусских настроений, засилье многочисленных арабских школ – центров распространения мусульманской идеологии. Все это подталкивало учёных к мысли о том, что русский язык должен получить статус международного на полилингвальном Кавказе. Они утверждали, что состояние просвещения нельзя определять количеством школ, но необходимо рассматривать качество обучения, то, чему и как учатся дети. Многие кавказоведы подвергали критике содержание и методику преподавания в мусульманских школах, где господствовали рутинные педагогические традиции, не отвечающие задачам обучения горцев, их национальным обычаям: ученики в мектебах заучивали незнакомые звуки и буквы, читали Коран, совершенно не понимая его. Часто процесс обучения сопровождался побоями, и педагоги выступали против изуверских методов обучения, калечащих детей морально и физически, против схоластики и формализма. Вышеприведённые сведения о конфессиональной школе подтверждали сами горцы, известные просветители. Например, дагестанец Абдулла Омаров в очерке «Воспоминания муталима» подробно описывает процесс своего обучения арабской грамоте. Он дает обстоятельную характеристику примечетских школ, рассказывает о жизни учащихся-муталимов и о тех ступенях обучения, которые они должны были пройти в течение многих лет занятий. Придя в школу, он увидел, что мальчики заучивали (но не писали) начертание и произношение арабских букв, а затем читали отдельные слова и зубрили тексты из Корана, как А.Омаров выяснил позже, не понимая их. Причину такого положения русские учёные видели не в Коране, а в «невежестве» тех, кто преподает в конфессиональных школах и насаждает данную систему обучения.

Можно с уверенностью утверждать, что в успехах, которые были достигнуты в процессе развития образования и культуры горских народов, есть доля труда и П.К. Услара. В статье «О распространении грамотности между горцами» учёный подчеркивает, что введение национальной грамоты — это единственно правильный способ к «усвоению элементарных познаний», доказывает, что обучение необходимо вести без всякого принуждения, следует сохранять родные языки, создавать народные школы, в которых бы преподавание шло первоначально на родном языке. После близкого знакомства с горцами он пришёл к выводу, что у большинства из них существует большая тяга к знаниям: «Учиться даже в зрелых летах у них не считается предосудительным». В семидесятых годах XIX столетия в Дагестане, Кабарде, Балкарии, Осетии и Чечне были открыты начальные школы. Эти школы, в отличие от школ Н.И. Ильминского для «инородцев Поволжского края», были не миссионерскими, а светскими; в них училась молодежь в возрасте от 15 до 20 лет грамоте на родном и русском языках.

В диссертации анализируется проект П.К. Услара, посвященный проблемам создания горских школ, определению содержания образования, принципов и методов обучения, который он изложил в статье «Предположение об устройстве горских школ». Изучение и анализ работ этого учёного-кавказоведа показывают, что предметом его научного исследования были важнейшие проблемы, волнующие представителей прогрессивной педагогической мысли не только России, но и Западной Европы. Автор статьи считал, что обучение должно быть развивающим, необходимо пробуждать умственные способности учащегося, приучать его к самостоятельной умственной деятельности; весь процесс обучения необходимо строить по следующему принципу: «…выучить не на всю жизнь, а научить учиться». Представитель русской школы педагогики пересмотрел методику преподавания в горских школах, их программу, считая, что народные школы должны быть общеобразовательными, элементарными, а не специальными, составил примерное расписание уроков, предложил необходимый для нормального функционирования учебного процесса педагогический состав данного образовательного учреждения. Он писал: «Целью элементарных училищ должно быть не столько приобретение сведений, сколько развитие способностей приобретать сведения». В предисловии к грамматике «Абхазского языка» М.Р. Завадский, окружной инспектор Кавказского учебного округа, отмечал: «П.К. Услар не был исключительно кабинетным ученым и постоянно имел в виду практику, школьное преподавание, о чем свидетельствуют составленные им буквари, статьи … и деятельность его по обучению горцев их грамоте». Народные школы, открытые по инициативе российского просветителя, сразу же завоевали симпатии горцев.

В работе подчёркивается мысль о том, что российские учёные никогда не работали из соображений выгоды, они искренне желали оказать помощь новым подданным России, живущим в поликонфессиональном и многоязычном Северо-Кавказском регионе. В основу своих воззрений на проблему интеграции народов Северного Кавказа в общероссийский цивилизационный процесс они положили концепцию культурного синтеза развития просвещения горцев при помощи их родных языков. Поэтому прелставители российской интеллигенции не только разрабатывали алфавиты для горских этносов, создавали грамматики и буквари, но и руководили составлением книг для народного чтения, при этом культурный синтез Кавказа и России они предлагали проводить гуманными методами — путем распространения грамотности и образования.

Научно-педагогическая деятельность русских учёных, педагогов и просветителей оказала позитивное влияние на развитие педагогической мысли горских народов Северного Кавказа. Если во второй половине XIX века дети могли учиться, в основном, в школах духовного ведомства, то благодаря их проектам создания школ светского направления, отвергающим рутинные методы обучения, получила ускоренное развитие система правительственных школ. Считая, что школы должны быть бессословными и доступными для всех слоёв населения российские кавказоведы поддерживали и развивали прогрессивные демократические идеи известных русских педагогов К.Д. Ушинского и Н.И. Пирогова об общечеловеческом воспитании и его роли в образовании, о необходимости учёта национальных особенностей в процессе обучения каждого народа. Учёные выступали за распространение на Кавказе билингвального обучения — изучения родного и русского языков, причем русский язык, который должен был со временем стать в регионе «международным». Их исследования являются ценным материалом для современных учёных, интересующихся вопросами педагогики, культуры и истории кавказских народов.

Педагогическое наследие представителей российской интеллигенции необычайно ценно и многообразно, оно должно учитываться и творчески использоваться в условиях обновления системы образования в школах Северного Кавказа, ибо взаимовлияние культур и цивилизаций во все времена приводило не к уничтожению национальных культурных форм, а к их диалогу. Обращение к деятельности российских учёных-кавказоведов было продиктовано потребностью сделать ретроспективный анализ их педагогических проектов, способствующих предотвращению межнациональных конфликтов, в основе которых лежат социокультурные и политические проблемы. Выявление содержания и специфики просветительско-педагогических воззрений русских учёных способствует повышению качества обучения и воспитания подрастающих поколений до уровня современных требований, что возможно только путем осмысления и освоения воспитательно-образовательных идей видных деятелей культуры, науки и педагогической мысли прошлого.

В заключении исследования подводятся итоги и обобщаются результаты проведенной работы.

Анализ деятельности научной российской интеллигенции в Северо-Кавказском регионе в рассматриваемый период дает основания для следующих выводов и обозначения перспективных направлений дальнейшего исследования:

1. До начала присоединения Северного Кавказа к России населяющие этот регион этносы не имели ни письменности, ни светских учебных заведений. Результатом деятельности русской интеллигенции, поддерживающей просветительскую политику России в регионе, стало его включение в территориально-административную и политико-правовую системы Российской империи, вовлечение горских народов в орбиту европейской цивилизации и приобщение их к гуманистической русской культуре. Научно-лингвистическая и просветительско-педагогическая деятельность представителей российской научной интеллигенции в крае до революции проходила в два этапа. В течение первого этапа – (конец XVIII – 40-е годы XIX в.) начинается изучение Северо-Кавказского региона российскими учёными, в городах и крупных станицах появляются первые учебные заведения, связанные с идеей христианизации – церковно-приходские, а также аманатские школы, школы военных воспитанников. Правительство осознаёт, что горцев следует воспитывать в российских школах, обучать и родному, и русскому языкам, что необходима модернизация образования. В этот период в условиях обновления северокавказского социума русские учёные разрабатывали основы образования и просвещения горских народов Северного Кавказа.

Во время второго этапа – (50-е годы XIX в. – 1917 г.) после создания Кавказского учебного округа (в 1848 г. было разработано «Положение о Кавказском учебном округе и учебных заведениях, оному подведомственных») российские учёные, ставшие основателями кавказоведения и языковедения, закладывали научно-педагогические основы горской письменности. Они начали изучать языки народов Северного Кавказа, составлять алфавиты, грамматики и азбуки для горских школ. В 60-е годы главной целью государственной политики стало вовлечение Кавказа в структуру Российской империи, укрепление единого полиэтнического государства. Образование считалось одним из средств интеграции региона в общероссийское государственное пространство. С помощью русских педагогов, поддерживающих политический курс Российской империи на Кавказе, учащиеся за короткий срок овладевали письмом и чтением, изучали родной и русский языки в открывающихся в регионе светских школах.

В 70-е годыпоявляются новые тенденции, предложенные правительством императора Александра II в отношении системы просвещения. В это время происходит увеличение числа учебных заведений различных типов, развитие и совершенствование системы обучения, в регионе издаются циркулярные предложения попечителя Кавказского учебного округа, методические разработки, материалы, предназначенные для руководителей учебных заведений. Здесь выходят различные периодические издания (газеты, сборники научных трудов), в которых печатаются материалы об открытии новых школ, педагогических курсах, анализируются недостатки в системе просвещения, учитывается передовой опыт местных учителей. Благодаря совместным усилиям русских педагогов и горских просветителей процесс обучения в регионе приводится в соответствие с общероссийским законодательством; он представляет собой систему с различными уровнями обучения. В период с 1865 по 1875 годы количество учащихся в образовательных учреждениях края увеличивается в три раза.

К началу ХХ столетия в регионе была создана стройная система народного образования, которая сыграла прогрессивную роль в духовном развитии горских народов края, а Кавказский учебный округ был окончательно включён в образовательное пространство Российской империи. К сожалению, многие позитивные перемены, предпринятые русскими просветителями, оказались кратковременными. В начале ХХ столетия в системе административно-политического управления Северо-Кавказским регионом стали проявляться негативные тенденции, в связи с событиями 1905, 1907 годов, Первой мировой войной проблемы образования ушли на второй план. В это время правительство, опасаясь роста революционных волнений, ужесточало школьную политику в крае, ибо контролировать деятельность многочисленных конфессиональных школ – источник антиправительственных настроений – было очень трудно. Однако благодаря работе российских педагогов и просветителей методы обучения в национальных школах продолжали совершенствоваться, созывались съезды учителей, подготавливались книги для педагогов, азбуки, учебники и книги для чтения.

2. Использование выявленных и впервые введённых в научный оборот архивных материалов и других редких источников позволило расширить круг персоналий и показать, как русские учёные решали вопросы становления и развития системы образования на Кавказе. Свою просветительско-педагогическую деятельность они начали с составления алфавитов и грамматик горских языков, осознав, что понятия современной культуры жителями края будут лучше усвоены на родном языке. Российским учёным удалось разработать научно-педагогические основы образования и просвещения горских народов Северо-Кавказского региона в условиях европеизации северокавказских этносов. Методику обучения второму (русскому) языку ведущие педагоги строили на основе знания родного языка, вводили этноориентированные формы учебной работы.

Кавказ всегда был не только многонациональным, но и поликонфессиональным краем. Во второй половине XIX в. влияние на горцев идей панисламизма в регионе усиливалось через конфессиональные школы. В противовес учебным заведениям, в которых из-за формализма и схоластики дети в процессе обучении не развивались и не могли выучиться читать, российские учёные предложили обучать горцев в светских школах. Справедливо считая, что будущее принадлежит билингвальному обучению, они уделяли большое внимание подготовке учителей, владеющих русским и национальным языками, мечтали приблизить то время, когда будут созданы все условия для полного интеллектуального развития горцев. Гуманистически настроенные российские учёные делали всё возможное для приобщения коренных жителей Кавказа посредством обучения их грамотности к культурным ценностям российской и мировой цивилизации, стремились решить проблемы национальной и этнокультурной толерантности, учитывая при этом национальные чувства горцев, понимая, что Кавказ можно покорить не силой оружия, а распространением грамотности среди населения.

3. Реконструированные в работе этапы жизненного и творческого пути российских кавказоведов и педагогов (Н.И. Воронова, С.Ф. Грушевского, М.Р. Завадского, Л.П. Загурского, Л.Г. Лопатинского, С.Ф. Мельникова-Разведенкова, Л.Н. Модзалевского, П.К. Услара, А.М. Шёгрена, К.П. Яновского) позволили по-новому взглянуть на истоки становления и развития системы просвещения, интеграции народов Северного Кавказа в цивилизационное и государственное пространство России в конце XVIII – XIX вв. Благодаря профессионализму и подвижнической деятельности российских педагогов и просветителей продолжалось научное изучение края, совершенствовалась система просвещения, и Кавказский учебный округ был признан одним из лучших в России. Осмысление не утратившего своего значения творческого наследия учёных, живших в регионе в XVIII – XIX вв., является необходимым, поскольку идеи, выдвигаемые российскими кавказоведами, предполагали не простое параллельное сосуществование различных культур, а их взаимодействие и взаимовлияние в общем цивилизационном процессе. Подход прогрессивных российских учёных к данной проблеме с точки зрения многих просветительско-педагогических потребностей и задач имеет существенную значимость, так как остается актуальным и сегодня.

4. Изучение процесса развития просветительско-педагогической мысли на Кавказе через взгляды, суждения и выводы передовой части российской интеллигенции позволило выявить, что они, опираясь на интегративную сущность многокомпонентного процесса воспитания и обучения, старались учитывать специфическое воздействие на него национальных культурных традиций.

Их научно-лингвистические и педагогические исследования сегодня имеют большое значение для историков и педагогов-практиков. В работе процесс развития просвещения в крае рассматривается в тесной связи с жизнью и педагогической деятельностью, анализом научного наследия Н.И. Воронова, Л.Г. Лопатинского, С.Ф. Мельникова-Разведенкова, В.Ф. Миллера, Л.Н. Модзалевского, П.К. Услара, А.М. Шёгрена, К.П. Яновского и других известных и малоизвестных учёных и просветителей.

5. Исследовав содержание и специфику просветительско-педагогических воззрений российской интеллигенции, мы выявили, что учёные поддерживали образовательную политику России, их деятельность носила разносторонний характер: они занимались созданием алфавитов, открытием светских школ, являющихся проводниками рациональных знаний, создавали проекты совершенствования и моделирования воспитательно-образовательного процесса в этнорегиональных условиях. Сформулированные ими положения явились составной частью концепции общечеловеческого воспитания, выдвинутой знаменитыми классиками педагогической мысли Запада и России А.Дистервегом, Я.А. Коменским, Г.Песталоцци, Н.И. Пироговым, К.Д. Ушинским и др. Серьёзная экономическая и культурная трансформация традиционных горских обществ постепенно привела к тому, что населяющие край этносы осознали превосходство современной цивилизации, а желание усвоить её часто пересиливало религиозные предубеждения приверженцев ислама к русским как к иноверцам. Этому способствовала просветительско-педагогическая деятельность Л.Г. Лопатинского, Л.Н. Модзалевского, К.П. Яновского, забытых исследователей и педагогов Е.З. Баранова, Г.А. Вертепова, Ф.Горепёкина, С.Ф. Грушевского, Л.П. Загурского, А.В. Комарова, С.Ф. Мельникова-Разведенкова и других учёных, внёсших большой позитивный вклад в становление системы светского образования в кавказском наместничестве. Об этом свидетельствуют рассмотренные в работе научно-педагогические и практические аспекты их просветительской деятельности.

6. Анализ просветительско-педагогической деятельности российской интеллигенции показал, что с её помощью сформировалось позитивное отношение горцев к научной работе, сбору и изданию произведений устного народного творчества северокавказских этносов. Российские учёные глубоко симпатизировали горцам, вместе с ними фиксировали и изучали горский фольклор, благодаря которому из поколения в поколение северокавказские народы передавали обычаи, традиции, воспитательный опыт народной педагогики. Собирая различные варианты сказаний и песен, сказок и пословиц, российские учёные-языковеды, фольклористы и этнографы Е.Баранов, Л.Г. Лопатинский, В.Ф. Миллер и другие исследователи пришли к выводу, что один лишь перевод текстов не должен служить основой для развития национальной культуры. Так, Л.Г. Лопатинский в редакторских примечаниях к сборникам научных трудов и статьях призывал учителей записывать народные обряды и сказки, рекомендовал школьным работникам прививать молодежи любовь к своему краю, обучать учеников-горцев методике сбора фольклорных произведений; учёные России способствовали публикации образцов устного народного творчества на языках народов Кавказа.

7. Деятельность представителей российской интеллигенции сыграла ведущую роль в генезисе и развитии горского просветительства, способствовала развитию педагогической мысли, появлению местной интеллигенции. С её помощью во второй половине XIX столетия представители коренных этносов создали новые алфавиты родных языков на русской графической основе, напечатали ряд книг, освоили методику преподавания родного языка в школах. Для людей, выучившихся чтению, силами российского учёного мира совместно с горцами были подготовлены сборники местных песен и сказок на родных языках; с русского языка переводились брошюры для обучения и знакомства с окружающей средой (например, статьи К.Д. Ушинского). Зная о стремлении северокавказских народов к знаниям, учёные России оказывали им организационную и методическую помощь при открытии школ, принимали активное участие в процессе обучения детей грамоте на новом основании.

Нами был выявлен и подробно проанализирован позитивный вклад учёных России в разработку научно-педагогических основ просвещения горских народов Северного Кавказа, теории и практики народного образования; доказано, что представители передовой российской интеллигенции сыграли ведущую роль в эволюции взглядов горских просветителей на проблемы культуры и образования соотечественников. Н.И. Воронов, М.Р. Завадский, Е.Д. Максимов, В.Ф. Миллер, П.К. Услар, А.М. Шёгрен, К.П. Яновский и другие просветители плодотворно сотрудничали с горцами в процессе создания национальной письменности, использования русского и родного языков при обучении горских детей в светских школах, составления букварей, издания газет, методических пособий, книг, сборников научных трудов. Творческий тандем учёных России и просветителей горских народов способствовал позитивным изменениям в регионе, интеграции северокавказских этносов в социально-экономический и политический организм Российской империи.

8. В исследовании показано, что российские учёные-кавказоведы предложили гуманный путь сближения горцев с Россией, её наукой и культурой – распространением грамотности и просвещения среди северокавказских этносов с учётом их национальных и психологических особенностей, традиций и обычаев. Они считали, что следует использовать одну и ту же азбуку для нескольких языков, составили алфавиты на русской графической основе, которые назвали кавказским, составляли грамматики бесписьменных горских языков. Эти бесценные дары учёных Кавказу и сегодня не потеряли своей научной ценности. Педагоги-гуманисты разработали для горцев проект организации системы начального образования, ратовали за создание в крае светских школ. Академик П.К. Услар, обладавший несомненным лингвопедагогическим талантом, справедливо считал, что ученикам школ, прежде всего, нужно «выучиться учиться», впервые предлагая идеи развивающего обучения в системе образования региона. Им было составлено примерное расписание уроков, представлен проект комплектации школы учительским персоналом, просветитель обязал школьную администрацию выписывать хотя бы один журнал для того, чтобы ученики могли следить «за ходом современной жизни». Именно его научные изыскания, проекты распространения грамотности и создания школ для горцев, высказанные им замечательные передовые идеи способствовали постановке и рациональному решению проблемы воспитания и обучения детей северокавказских этносов.

Учёные на практике доказали правильность проводимой Российской империей образовательной политики на Кавказе. Школы, организованные русскими просветителями для горцев, выдержали испытание временем: в них в разумных пропорциях сочетались родной и русский языки, применялись принципы всеобщности, доступности и народности, были заложены основы билингвального и развивающего обучения, созвучные современным принципам реформирования системы образования.

9. Попытка в 20-х годах ХХ столетия составить новые алфавиты для горских языков на латинской основе не увенчалась успехом, так как подобный подход препятствовал культурному синтезу Кавказа и России. В 30-х годах ХХ столетия, как и предлагали российские учёные-кавказоведы и педагоги второй половины XIX века, представители северокавказских народов создали новую письменность на русской графической основе.

Демократически настроенные российские педагоги и кавказоведы использовали гуманные методы в образовании и воспитании подрастающего поколения, способствующие синтезу северокавказских и европейски-русской культур. Сегодня в европейской системе образования билингвальная концепция является стабилизирующим средством при возникновении межэтнических конфликтов, стимулом для изучения языков, на которых говорят представители этнических меньшинств.

В работе проанализирован вклад лучших представителей российской интеллигенции, впервые предложивших систему организации параллельного обучения родному и русскому языкам в национальных школах, разработавших научно-педагогические основы образования и просвещения в полиэтнической среде, в процесс становления и развития образования в Северо-Кавказском регионе в XIX – начале XX веков, рассмотрено их педагогическое наследие. Дальнейшее направление исследования мы видим в анализе просветительско-педагогической деятельности учёных России в первой четверти XX века.

Основное содержание диссертации изложено в следующих публикациях автора:

Публикации в изданиях, включенных в реестр ВАК:

        •  Бекоева Т.А. Попечитель Кавказского учебного округа К.П. Яновский // Педагогика. – 2004. – № 2. – С.60 – 64.
        •  Бекоева Т.А. Проблемы формирования национальной и этнокультурной толерантности в интерпретации Л.Н. Модзалевского // Известия вузов. Северо-Кавказский регион. Ростов-на-Дону, 2004. – №2. – С.93 – 96.
        •  Бекоева Т.А. К.П. Яновский о моделировании воспитательного процесса в этнорегиональных условиях // Известия вузов. Северо-Кавказский регион. Ростов-на-Дону, 2004. – №3. – С.99 – 102.
        •  Бекоева Т.А. Академик П.К. Услар – видный просветитель Северного Кавказа второй половины XIX века // Сибирский педагогический журнал. – 2009. – №6. – С.208 – 220.
        •  Бекоева Т.А., Бекоева Е.Д., Газзаева З.А. Научно-педагогическая и просветительская деятельность Л.Н. Модзалевского в Северо-Кавказском регионе // Сибирский педагогический журнал. – 2009. №5. – С.233 – 245. (авт. – 33%).
        •  Бекоева Т.А., Кусова Л.Б. Просветительская и педагогическая деятельность Л.Г. Лопатинского на Кавказе // Вестник университета. – 2009. - №16. – С.51 – 56. (авт. – 50 %).
        •  Бекоева Т.А. Творческое содружество российских академиков А.М. Шёгрена и П.К. Услара с горскими просветителями // Вестник университета. – 2009. – №22. – С.12 – 15.
        •  Бекоева. Т.А. Творческое сотрудничество российского академика А.М. Шегрена с горскими просветителями // Вестник Костромского университета. 2009. №4. (Т.15. Основной выпуск). – С.328 – 331.
        • Бекоева Т.А., Кусова Л.Б. Просветительская деятельность Л.Г Лопатинского в Северо-Кавказском регионе // Вестник СОГУ. – 2010. №4. – С.49 – 53.

Монографии

        •  Бекоева Т.А. Просветительско-педагогические идеи П.К. Услара. Монография. – Владикавказ: Изд-во Северо-Осетинского гос. ун-та, 2000. – 160 с.
        •  Бекоева Т.А. Видный просветитель Северного Кавказа второй половины XIX века П.К. Услар. Монография. – Владикавказ: Изд-во Северо-Осетинского гос. ун-та, 2008. – 156 с.
        • Бекоева Т.А. Проблемы обучения и воспитания кавказских горцев в интерпретации русских учёных. Монография. – Владикавказ: Изд-во Северо-Осетинского гос. ун-та, 2010. – 336 с.

Учебно-методические пособия

        • Бекоева Т.А. П.К. Услар — кавказовед и просветитель горских народов Северного Кавказа: Учебно-методическое пособие. – Владикавказ: Изд-во СОГУ, 1998. – 40 с.
        • Бекоева Т.А. П.К. Услар о цивилизаторской миссии России на Кавказе: Методические рекомендации. – Владикавказ: Изд-во СОГУ, 1998. – 32 с.
        • Бекоева Т.А. П.К. Услар о проблемах образования и воспитания горских народов Северного Кавказа. Методические указания. – Владикавказ: Изд-во СОГУ, 1999. – 53 с.
        • Бекоева Т.А., Цаллагова Т.Х. Просветительско-педагогическая деятельность Л.П.Семёнова. Учебно-методическое пособие. – Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2001. – 50 с. (авт. – 50%).
        • Бекоева Т.А. Д.Д.Семенов и его педагогическая деятельность на Северном Кавказе. Учебно-методическое пособие. – Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2002. – 48 с.
        • Бекоева Т.А. Научно-исследовательская и просветительская деятельность российских учёных-кавказоведов в Северо-Кавказском регионе в конце XVIII – XIX вв. Учебно-методическое пособие. – Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2007. – 45 с.
        • Бекоева Т.А. Научно-просветительская и педагогическая деятельность Н.И. Воронова в Северо-Кавказском регионе во второй половине XIX в. Учебно-методическое пособие. – Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2010. – 64 с.

Статьи и тезисы в периодических изданиях и сборниках:

        • Бекоева Т.А. Гуманистическая направленность педагогических идей П.К. Услара // История и философия культуры: актуальные проблемы. Сб. научных трудов. Вып.III. – Владикавказ, 1998. – С.122 – 125.
        • Бекоева Т.А., Чеджемов С.Р. К истокам просветительства // Вестник Северо-Осетинского государственного университета. №1. – Владикавказ, 1999. – С.362 – 366 (авт. – 50%).
        • Бекоева Т.А., Кубанцева Г.С. П.К. Услар о распространении знаний среди горцев // Вестник СОГУ. №2. – Владикавказ, 2000. – С.194 – 201 (авт. – 50%).
        • Бекоева Т.А. Вклад российской интеллигенции в разработку письменности горских народов, развитие и становление светского образования на Кавказе // Основные тенденции и проблемы воспитания детей и учащейся молодёжи в краях и областях Южного федерального округа (тезисы конференции). – Владикавказ, 2001. – С.36 – 37.
        • Бекоева Т.А. Просветительская и педагогическая деятельность Ф.Горепёкина // Основные тенденции и проблемы воспитания детей и учащейся молодёжи в краях и областях Южного федерального округа. (тезисы конференции). – Владикавказ, 2001. – С.38 – 39.
        • Бекоева Т.А. П.К. Услар о словесных произведениях горцев и их педагогическом значении // Сб. научных трудов. Вопросы педагогики и психологии. – Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2003. – С.235 – 237.
        • Бекоева Т.А. Значение разработки П.К. Усларом горской письменности для развития просвещения северокавказских горцев // История и философия культуры. Выпуск 6. – Владикавказ, 2003. – С.25 – 29.
        • Бекоева Т.А. Просветительско-педагогическая деятельность П.К. Услара на Кавказе // Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру: Материалы IV Международного конгресса 21 – 24 сентября 2004 года. Симпозиум XIII. Этнопедагогика и сравнительная педагогика. Поликультурное образование. – Пятигорск, 2004. – С.88 – 90.
        • Бекоева Т.А. К.П. Яновский и его книга «Мысли о воспитании и обучении» // Теория и практика обучения и воспитания. Сб. научных трудов. Вып. 3. – Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2004. – С.188 – 193.
        • Бекоева Т.А., Кокаева Ф.А. Академик П.К. Услар и просветители // Вопросы педагогики и психологии. Сб. научных трудов. – Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2006. – С.24 – 37 (авт. вклад – 50%).
        • Бекоева Т.А., Бекоева Е.Д. Л.Н. Модзалевский о формировании национальной и этнокультурной толерантности // Вопросы педагогики и психологии. Сб. научных трудов.– Владикавказ, 2008. – С.8 – 14 (авт. вклад – 50%).
        • Бекоева Т.А. Проблемы образования кавказских горцев в интерпретации П.К.Услара // Гуманистическое наследие просветителей в культуре и образовании. Материалы Международной научно-практической конференции 12 декабря 2008 года. Т.2. – Уфа, 2008. – С.35 – 39.
        • Бекоева Т.А., Бекоева Е.Д., Газзаева З.А. Л.Г. Лопатинский – просветитель северокавказских народов // В.Ф. Миллер и актуальные проблемы кавказоведения (I Всероссийские Миллеровские чтения). Тезисы докладов. Северо-Осетинский институт гуманитарных и социальных исследований. – Владикавказ: ИПО СОИГСИ, 2008. – С.70 – 71. (авт. вклад – 30%).
        • Бекоева Т.А., Цораева Ф.Н. П.К. Услар о просвещении кавказских горцев // В.Ф.Миллер и актуальные проблемы кавказоведения (I Всероссийские Миллеровские чтения): Северо-Осетинский институт гуманитарных и социальных исследований. – Владикавказ: ИПО СОИГСИ, 2008. – С.74 – 76. (авт. вклад – 50%).
        • Бекоева Е.Д., Бекоева Т.А., Кусова Л.Б. Российская научная интеллигенция конца XVIII – начала XIX столетий об изучении Северо-Кавказского региона и просвещении горцев // Наука. Образование. Молодёжь: Материалы V Всероссийской научной конференции молодых учёных (5 – 6 февраля 2009 года). Т. I. – Майкоп: Изд-во АГУ, 2009. – С.40 – 44. (авт. вклад – 35%).
        • Бекоева Т.А. П.К. Услар и горские просветители // Вестник Северо-Осетинского государственного университета. – 2009. – 1. – С.34 – 39.
        • Бекоева Т.А. Творческое содружество академика А.М. Шёгрена с просветителями народов Северо-Кавказского региона в процессе разработки горской письменности // XXVIII Южно-Российские психолого-педагогические чтения. – Ростов, 2009. – С.56 – 57.
        • Бекоева Т.А. Научно-просветительская деятельность российских учёных – членов Кавказского Отдела Императорского Русского Географического Общества // Бюллетень Владикавказского института управления. – 2009. – №31. – С.103 – 116.
        • Бекоева Т.А. Проект создания горских школ, определение содержания образования, принципов и методов обучения российского академика П. К. Услара // Вестник Северо-Осетинского государственного университета. – 2009. – №4. – С.49 – 53.
        • Бекоева Т.А. Научная деятельность академика П.К. Услара // Проблемы общей педагогики, истории педагогики и образования. Сборник научных статей. Вып. 2. – Ессентуки: ЕФ СГПИ, 2010. – С.33 – 43.
        • Бекоева Т.А. Содружество академика А.М. Шёгрена и просветителей Северного Кавказа // Проблемы общей педагогики, истории педагогики и образования. Сборник научных статей. Вып. 2. – Ессентуки: ЕФ СГПИ, 2010. – С.43 – 52.
        •  Бекоева Т.А. Просветительская деятельность С.Ф. Мельникова-Разведенкова // Актуальные проблемы педагогики, психологии и социологии. – Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2010. – С.27 – 30.
        • Бекоева Т.А. Просветительская деятельность «Группы Максимова» // Актуальные проблемы науки в трудах молодых учёных. – Владикавказ: ИПО СОИГСИ, 2010. – С.43 – 46.
        • Бекоева Т.А. Адмирал Н.С. Мордвинов о политических проблемах Кавказа // Актуальные проблемы науки в трудах молодых учёных. – Владикавказ: ИПО СОИГСИ, 2010. – С.47 – 51.
        • Бекоева Т.А., Газзаева З.А. Вклад Д.Д. Семёнова в развитие школы и просвещения народов Северного Кавказа // Теория и практика обучения и воспитания. – Вып. 8. – Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2010. – С.34 – 39.

 

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.