WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Гуманистический потенциал культуры и условия его реализации

Автореферат докторской диссертации по педагогике

 

                                                                                  На  правах  рукописи

 

 

 

 

   Козлов Фёдор Михайлович

 

Гуманистический потенциал культуры

и условия его реализации

 

Специальность 13.00.05 -- Теория, методика

и организация социально-культурной деятельности

 

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

доктора педагогических наук

 

 

 

 

 

Санкт-Петербург

2007

2

Работа выполнена на кафедре социально-культурной деятельности Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств.

Научный консультант              доктор культурологии, профессор

М.А.Ариарский

Официальные оппоненты        доктор педагогических наук, профессор

В.Е.Триодин

                                                        доктор философских наук, профессор

И.Ф.Кефели

доктор исторических наук, профессор

К.А.Пшенко

Ведущее учреждение                 Московский государственный университет                      

культуры и искусств

    Защита состоится .........................2007 года в 14 часов на заседании Диссертационного совета Д 210.019.02.  по присуждению учёной степени доктора наук при Санкт-Петербургском государственном университете культуры и искусств по адресу: 191186, Санкт-Петербург, Дворцовая наб., д.2.

    С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств.

Автореферат разослан “     ”____________2007 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета,

кандидат педагогических наук

доцент                                                                                             Т.М.Казовская

3

                1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Россия вступила в третье тысячелетие, в основном преодолев гиперинфляцию, угрозу распада и другие последствия тяжелейшего экономического и политического кризиса 90-х годов XX века.  повысился  международный престиж нашей страны, укрепляется система  ее государственного управления, растет ВВП. Однако это лишь первые и пока весьма скромные результаты. Они не могут предотвратить невосполнимых потерь в экологии и культурном наследии,  недопустимой бедности миллионов россиян, не позволяют в ближайшее время достичь  мирового уровня  качества жизни,  соответствующего достижениям социального и научно-технического прогресса, удовлетворяющего требованиям формирующегося информационного общества. Активизировавшиеся криминальные элементы и религиозные сектанты, коррумпированные чиновники,  социально незащищенные пенсионеры и   молодежь,  армейская дедовщина   и иные сопутствующие кризису явления ожесточили людей, сузили среду добра и милосердия, расшатали нравственные основы социальных отношений. Поэтому главная задача, стоящая в настоящее время перед государством и обществом, заключается в создании   подлинно гуманной социально-культурной среды для возрождения гуманистических традиций народов России, возвращения присущих им идеалов человеколюбия  и толерантности.

Вместе с мировым сообществом и, в первую очередь, с наиболее экономически развитыми странами Россия строит информационную цивилизацию высоких технологий и всеобщей компьютеризации, в которой решающую роль в социальном и научно-техническом прогрессе будут играть культура, наука и образование, а человек будет провозглашен высшей ценностью общества. И это открывает перед ней самые широкие и конструктивные перспективы.

Опираясь на духовный потенциал России, можно создать процветающую экономику, укрепить демократические основы общества, устранить деформации социальной сферы, обеспечить достойное благосостояние всех слоев населения. Реализуя объективные возможности информационного общества, отечественная культура, наука и образование готовы способствовать всестороннему прогрессу, но для этого необходимо, чтобы государство и все население страны, учитывая опыт истории и закономерности функционирования духовной жизни, сконцентрировали свои усилия на решении ряда неотложных социально-культурных проблем и, в первую очередь, на гуманизации общественных отношений.

После крушения утопических идеалов коммунизма широко дискутировалась мысль о необходимости разработки новой национальной идеи развития России. Поиски ее в течение ряда лет не дали и не могли дать конструктивных результатов, ибо незачем вновь искать идею, которая давно уже сложилась и оправдана тысячелетней историей нашего государства. Это высокая духовность, основанная на приоритете нравственных ценностей;  соборность, поднявшаяся ныне до уровня коллективизма, верность Отечеству,  патриотизм и стремление сохранить и защитить непреходящие ценности своей Родины.

Вышеприведенная триада, составляющая стержень российской культуры, предопределяет менталитет каждого россиянина независимо от его национального происхождения, социального положения, принадлежности к религиозной конфессии и иных особенностей,  и первостепенная задача государства и общества сегодня состоит в том, чтобы укреплять эти базовые ценности, приобщать к ним новые поколения, строить на них всю систему воспитания.

Отечественная культура интегрировала национально-культурные достижения и традиции населяющих страну народов; вобрала в себя духовные ценности православия, ислама, буддизма и иных религий; она всегда базировалась на принципах толерантности и веротерпимости. Для многофункционального и поликонфессионального общества – это единственно правильный путь развития межнациональных и межконфессиональных отношений, которому нет и не может быть альтернативы. Процесс интеграции национальных культурных традиций, ведущий к укреплению единства России, должен   развиваться и дальше. Только таким путем, проявляя уважение к образу жизни и национально-культурным особенностям всех народов России, обеспечивая взаимообогащение культур и диалог религий, пропагандируя лучшие традиции и достижения разных субъектов Российской Федерации, можно преодолеть проявления национализма и шовинизма, избавиться от национальных конфликтов, достичь подлинного, а не иллюзорного, как это было в СССР, единства народов.

В XIX   –  XX вв. в России сложилась самая прогрессивная в мире система общего и профессионального образования, объединившая в себе лучшие достижения мировой и отечественной науки и социальной практики, ставшая основой  подъема всей духовной жизни. По охвату обучающихся в средней и высшей школе, по степени доступности образования для каждого члена общества, по эффективности учебно-воспитательного процесса, по дисциплинированности и познавательной активности учащихся, по качеству педагогического корпуса и глубине формируемых знаний, умений и навыков российская школа стала предметом национальной гордости, эталоном для мирового сообщества. Прочный и эффективный образовательный фундамент сыграл решающую роль в расцвете науки и культуры, в появлении ведущих научных школ,   уникальной плеяды писателей, композиторов, художников. российская школа предопределила появление самого читающего в мире общества, стала базой экономического прогресса, сделала возможным широкое внедрение в практику научно-технических открытий.

Разрушение сложившейся системы образования, коммерциализация обучения, низведение зарплаты и социального статуса школьного учителя и профессора вуза до унижающего человеческое достоинство уровня  – одно из самых позорных явлений российской истории 1990-х годов,   последствия которого будут сказываться еще длительное время. И сегодня, когда интеллектуальный потенциал становится ведущим   фактором  мирового прогресса, необходимо срочно принимать все возможные меры для предотвращения духовной деградации новых поколений,  восстановить традиционную систему образования с учетом новых требований к информационной базе обучения, новых   открытий в науке и технике.

Кризис образования в первую очередь сказался на отечественной науке, проблемы которой усугубились отсутствием необходимой  материально-технической базы и экономического обеспечения специалистов. Это привело к свертыванию фундаментальных исследований, разрушению научных школ, утере социального престижа научно-исследовательской деятельности.

В последние годы государство и общество  стремятся не допускать вывоза российских капиталов за границу, но  еще более опасна утрата богатейшего интеллектуального потенциала России,  испытывающего  материальные трудности и ежегодно подпитывающего науку  экономически развитых стран учеными самых перспективных направлений, которые покидают Родину не столько из-за нищенской зарплаты, сколько из-за отсутствия современной  опытно-экспериментальной базы. 

Ныне нет более эффективной сферы капиталовложений, чем область образования и научной деятельности. А если к этому добавить  социальную значимость науки и общекультурного уровня страны, то представляется необходимым при самом напряженном бюджете сделать ее финансирование наиболее приоритетной задачей государства.

Актуальной и злободневной ныне стала проблема реализация конструктивного потенциала социально-культурной сферы. В СССР использование учреждений культуры как каналов распространения господствующей идеологии и политизации досуга сопровождалось достаточно широким финансированием,  и это отчасти привело к тому, что в них утвердился потребительский и бездумно исполнительский дух,  несовместимый со сложившимися в настоящее время рыночными отношениями.

На учреждения культуры, естественно, нельзя безоговорочно переносить законы промышленного производства или сферы бытового обслуживания. Театры оперы и балета, симфонические оркестры, библиотеки, сохраняющие преемственность национально-культурных традиций фольклорные коллективы, культурно-просветительная деятельность среди детей, пенсионеров и инвалидов, несомненно, должны дотироваться государством. Однако в целом учреждения культуры могут и должны функционировать с учетом единства социальных и экономических факторов.  При разумной государственной политике они, безусловно, способны эффективно работать на принципах хозяйственной самостоятельности, обеспечивая при этом приоритет социальной направленности своей деятельности.

Для людей, вступивших в XXI век, стало аксиомой положение о том, что благополучие и процветание человеческого сообщества и каждого из 6,5 миллиардов жителей нашей планеты находится в прямой зависимости от естественных богатств, экономики, политики, научно-технического прогресса, природных явлений и ряда иных факторов, особое место среди которых принадлежит культуре, её гуманистическому и созидающему потенциалу. И совершенно естественно, что успешное развитие человечества в современных условиях видится в реализации этого потенциала.

Степень разработанности проблемы и источниковая база исследования.  Осмысление роли и места культуры в духовной жизни общества и формировании личности, способной жить законами гуманизма, добра, созидания и красоты, в течение многих веков занимало умы специалистов в области философии, истории, социологии, теории и истории культуры, человекознания и иных наук. Д.-Б.Вико, И.Кант, Г.В.Ф.Гегель, И.Г.Гердер, Н.Я.Данилевский, Э.Тайлор, Д.Шпенглер, Э.Кассирер, А.Тойнби, В.С.Соловьёв, Н.А.Бердяев, В.В.Розанов, М.М.Бахтин, А.Я.Флиер, Л.А.Уайт, А.С.Кармин, Э.Фромм, К.Ясперc, Ж.-П.Сартр, А.Моль, Н.Н.Гумилёв, Ю.М.Лотман, М.С.Каган, А.И.Арнольдов, С.Н.Иконникова, Э.В.Соколов, А.Я.Флиер и другие исследователи гуманитарной сферы убедительно раскрыли сущность и природу культуры в её единстве и многообразии, показали, что в самом широком смысле слова культура – это сотворённая человеком материальная и духовная среда его обитания, процесс и результат внеприродного бытия человека, способ преобразования его природных задатков и возможностей, условие развития творческих способностей, форма закрепления и передачи совокупного духовного опыта человечества. Суть культуры проясняет её понимание как специфической формы концентрации идеально-духовной энергии человека и человечества, как совокупности способов и результатов освоения и преобразования мира, его природы, общества и самого человека. Системообразующей основой культуры является её гуманистическая ценностно-нормативная база, которая отражает самобытность и уникальность духовной жизни, концентрирует целевые устремления и идеалы народа, определяет содержание и формы человеческих отношений.

В трудах Б.К.Малиновского, Г.Спенсера, Э.Дюркгейма, Э.В.Соколова обоснованы функции культуры, в работах С.Н.Артановского, М.М.Бахтина, В.С.Библера, С.Н.Иконниковой, Э.А.Орловой, В.А.Ядова раскрыты многообразие культуры  и её гуманистическая направленность; в исследованиях Л.Моргана, Ф.Ратцеля, Т.Хейердала, М.Вебера, А.Толя, П.А.Сорокина, М.С.Кагана, А.П.Маркова, Ю.М.Шора прослежены эволюционизм и социо-динамика культуры, её способность соединять в себе национальные традиции и глобальные проблемы мирового развития.

Особое место в исследовании гуманистического потенциала отечественной культуры сыграло теоретическое наследие Н.Я.Чаадаева, И.В.Киреевского, В.Д.Ключевского, В.С.Соловьёва, Г.П.Федотова, П.А.Фло-ренского, Н.А.Бердяева, Э.Фромма, С.Л.Франка, В.В.Розанова, Л.П.Карсавина, А.Ф.Лосева, Д.С.Лихачёва, А.М.Панченко, в котором нашли своё отражение российские традиции духовности, соборности и патриотизма, соединились  религиозные и светские ценности человеколюбия. Именно они обеспечили интеграцию высоких нравственных и гуманистических качеств россиян, предопределили их менталитет. Использование достижений философской и культурологической мысли XX века, сложившейся в Западной Европе, США, Канаде (М.Бубер, Ф.Ницше, А.Швейцер, К.Леви-Строс, К.Г.Юнг и другие), и религиозных философских концепций православия  (С.Н.Булгаков, В.В.Розанов, В.С.Соловьёв, П.А.Флоренский и другие) позволило восстановить деформированное догматическим марксизмом восприятие эстетико-гуманитарной ценности культуры, увидеть диалог и взаимовлияние культур и гуманистических традиций разных народов.

Интеграция научных школ в области философии, культурологии, психологии, педагогики, теории и методике социально-культурной деятельности (С.С.Аверинцев, В.С.Библер, П.С.Гуревич. Э.В.Ильенков, М.С.Каган, В.Т.Лисовский, Ю.У.Фохт-Бабушкин, И.М.Быховская, Т.М.Дридзе, А.Я Флиер, Б.Г.Ананьев, Л.С.Выготский, А.Н.Леонтьев, А.Р. Лурия, Н.Д.Никандров, Д.И.Фельдштейн, М.А.Ариарский, И.А.Ивлиева, И.А.Новикова, А.А.Сукало, Б.А.Титов, В.Е.Триодин, Н.Н.Ярошенко и другие) дало возможность выявить условия реализации гуманистического потенциала культуры, определить пути и средства использования культуры как фактора гуманизации общества и нра-вственного воспитания подрастающих поколений в соответствии с  духовными национально-культурными традициями россиян и  требованиями утверждения идеалов толерантности.

Огромный вклад в раскрытие и реализацию гуманистического потенциала культуры внёс Д.С.Лихачёв, который инициировал разработку “Декларации прав культуры” и возглавил творческий коллектив её создателей, куда наряду с ведущими учёными и деятелями культуры России вошли такие специалисты в области теории, методики и организации социально-культурной деятельности как В.Е.Триодин, А.П.Марков, Г.М.Бирженюк.

Рассматривая культуру как главный источник гуманизации человеческой истории, декларация подчёркивала, что: “Культура является определяющим условием реализации созидательного потенциала личности и общества, формой утверждения самобытности народа и основой душевного здоровья нации, гуманистическим ориентиром и критерием развития человека и цивилизации. Вне культуры настоящее и будущее народов, этносов и государств лишается смысла”. (Статья 2)

“Культура каждого народа имеет право на участие в гуманистическом развитии всего человечества. Культурное сотрудничество, диалог, взаимопонимание народов мира являются залогом справедливости и демократии, условием предотвращения конфликтов, насилия и воин”(Статья 6)

Гуманистический, созидающий потенциал культуры не вызывает сомнений. Люди, живущие по законам добра, творчества и красоты, никогда не солгут, не словчат, не допустят драк, не проявят шовинизм, не перенесут на окружающих ответственность за свои беды и просчёты. Однако, качествами, присущими человеку культуры, обладает далеко не каждый, и это свидетельствует, что гуманистические черты личности, к сожалению, естественно не формируются. Они безусловно несут в себе определённые генетические начала, являют собой результаты воздействия открытой социальной среды, плоды социализации, но в ещё большей мере становятся итогом целенаправленного, педагогически инструментованного процесса.

Наиболее остро проблема недостатка или практического отсутствия гуманистических черт проявляется в кризисных ситуациях, когда война, проводимое без правил политическое противоборство, неоправданные репрессии, безработица, нищета, ущемление национальных прав и религиозных свобод отравляют психологическую атмосферу, вызывают ожесточение и злобу, порождают культ силы, злоупотребление властью, национализм, насилие, создают условия для коррупции, экономических преступлений, алкоголизма, наркомании, проституции.

Определяя пути преодоления последствий Второй Мировой войны, Организация Объединённых Наций и ЮНЕСКО приняли ряд деклараций, отражающих стремления мирового сообщества использовать гуманистический и созидательный потенциал культуры для предотвращения продолжающихся региональных конфликтов и утверждения в мире духа Солидарности, Добра и Человеколюбия. В 1967 году на конференции ЮНЕСКО в Монако была провозглашена концепция культурной политики государств, основанная на комплексе организационных принципов, административных и финансовых видов деятельности и процедур, обеспечивающих реализацию конструктивного потенциала культуры. В последующие десятилетия ЮНЕСКО стало инициатором десятков международных конференций, которые последовательно конкретизировали базовые документы, предопределившие систему политических и организационных акций, направленных на утверждение в мире духа толерантности и безусловного соблюдения прав человека.

Вместе с тем, и разносторонние исследования объективных возможностей использования гуманистической природы культуры для преодоления негативных явлений общественной жизни, и практические шаги в этом направлении пока не дали желаемых результатов: мир сотрясают войны, терроризм, национализм и иные социальные бедствия. В этой ситуации, глубокое противоречие между потенциальными возможностями гуманитарной культуры способствовать развитию созидательных начал в человеке и обществе и сложившимся ныне уровнем их реализации обусловили целесообразность осуществить теоретико-эмпирическое исследование, Цель которого раскрыть гуманистический потенциал культуры и условия его реализации. Из этой цели вытекали задачи:

а)выявить сущность культуры как фактора гуманизации общества;

б)изучить степень научной разработанности проблем гуманизма и гуманизации общественных отношений;

в)определить политико-правовые основы гуманизации общественных отношений;

г)исследовать зарождение и развитие религиозных и светских традиций гуманизации общества;

д)проследить исторически сложившийся процесс утверждения гуманистических ценностей человечества как сверхзадачи мирового сообщества;

е)обосновать условия гуманизации процесса становления и развития личности;

ж)раскрыть специфику обеспечения гуманистической направленности молодёжной субкультуры;

з)показать, насколько велик гуманистический потенциал системы образования;

и)установить объективные возможности включения сферы свободного времени в процесс формирования гуманитарной культуры человека и общества.

Объект исследования – гуманистические начала в культуре человека и общества

Предмет исследования – социально-педагогический процесс реализации гуманистического потенциала культуры

Институциональную и источниковую базу исследования составили:

Санкт-Петербургский Центр Международного делового и культурного сотрудничества; Всеобщая Конфедерация профсоюзов; Постоянная комиссия Межпарламентской Ассамблеи Государств-участников Содружества Независимых Государств по культуре, информации, туризму и спорту; Международно-правовые документы по вопросам культуры и сотрудничества в гуманитарной сфере (“Декларация принципов международного культурного сотрудничества”, “Европейская культурная конвенция”, “Международный пакт об экологических, социальных и культурных правах” и т.д.); Массив документов Государственной Думы Федерального собрания России  и Министерства культуры РФ, ЮНЕСКО; Материалы Российского Государственного исторического архива, Архива Духовной академии Санкт-петербургской епархии Московского патриархата; Российского Государственного архива литературы и искусства; отдел рукописей и редких книг Российской Национальной библиотеки.

Гипотеза исследования  исходила из того, что культура располагает огромным потенциалом созидательных начал, однако заложенные в ней возможности утверждения в человеке и обществе высоких нравственно-эстетических качеств не реализуются естественным путём на генном уровне, формирование гуманистической культуры может быть успешным лишь в условиях целенаправленной и педагогически инструментованной деятельности государства, общества, всех социальных институтов, в первую очередь, семьи, по воспитанию в каждом человеке гуманитарно ориентированной функциональной культуры, основанной на высоких ценностях добра и красоты и ориентированной на толерантность, человеколюбие и созидание.

Методология исследования строилась на синтезе философско-культурологических и психолого-педагогических  (М.Вебер, П.С.Гуревич,  С.Н.Иконникова, М.С.Каган. Э.В.Соколов, А.Я.Уайт, Ю.К.Бабанский, Л.С.Выготский, Н.Д.Никандров, Д.И.Фельдштейн и другие) концепций гуманитарного подхода к человеку и обществу, на восприятии человека как высшей ценности общества.

Особое место в исследовании заняла гуманистическая концепция общественного развития В.И.Вернадского, П.Тейяр де Шардена, Н.К.Рериха, А.Швейцера, А.Д.Сахарова, А.И.Солженицына.

Анализ специфики постижения культуры и раскрытия её гуманистического потенциала строился на ключевом принципе целостности, на синтезе знания и веры,  на единстве информационно-логического и эмоционально-образного. Методологию и механизм формирования гуманистической культуры мы видели в движении от вербального, репродуктивно-информационного к эмпирико-диалогическому, от созерцательного к деятельному, культуротворческому, от тематического к проблемно-концептуальному.

Важнейшей основой исследования выступила идея  А.Швейцера о планетарной культуре, базирующейся на принципе “благоговения перед жизнью”. Экологию духа и сущность добра как ядра общечеловеческой гуманитарной культуры великий гуманист XX века видел в необходимости сохранять жизнь, способствовать жизни, выявлять жизнь, которая способна развиваться до её наивысшей ценности.

Существенную роль в исследовании сыграли концепции надбиологического, социального характера культуры, как формы общественного бытия, отражающей качества жизнедеятельности человека в труде, познании, быту, досуге, сфере общения. Мы следовали принципу органичной взаимосвязи духовной и материальной сторон культуры; единства гносеологического, аксиологического и проективного.

Взаимосвязь религиозных и светских начал в гуманистическом потенциале культуры мы рассматривали с учётом образцов такого анализа, который был присущ У.Джеймсу, З.Фрейду, К.Г.Юнгу, М.Веберу, увидевшим в этой взаимосвязи существенную закономерность развития гуманитарной культуры.

Обобщение взглядов западноевропейских, американских и японских учёных  (С.де Винят, С.Грикман, Р.Дейв, Д.Либерман, Дж.Левинджер, Л.Миллер, В.Перри, А.Пэн, С.Судзики, Р.Тамаширо, Ф.Фукуяма и другие) способствовало преодолению  проявлявшихся  в 20-80 годы XX века стереотипов неадекватного восприятия зарубежного опыта исследований культуры как фактора гуманизации общества.

Организация и методика исследования, которые длились 18 лет (1989-2007 гг.), строились на совокупности взаимодополняющих методов историко-культурного, социологического, социально-психологического и, в первую очередь, педагогического анализа. Метод структурно-функционального и сравнительного исследования стал основой анализа синтеза более 800 оригинальных документов, архивных материалов и научных публикаций. Ряд архивных материалов впервые стали предметом научного обобщения  и вошли в практический оборот.

Теоретический анализ постоянно подкреплялся педагогическими методами  прямого и опосредованного наблюдения, профессиональной и общественной экспертизы, изучения текущей документации органов и учреждений культуры, образования и досуга.

Главная особенность организации исследования проявилась в создании научно-творческого коллектива, в рамках которого на основе разработанной докторантом методологии и методики научного поиска каждый член научного объединения решал определённую ему конкретную задачу. В состав коллектива вошли работники руководимого автором Международного Центра делового и культурного сотрудничества и аспиранты Кафедры социально-культурной деятельности Санкт-Петербургского Государственного университета культуры и искусств. Отдельные частные задачи в ходе выполнения дипломных работ решали студенты кафедры.

Специфика исследования обусловила необходимость, по мере отработки концепции реализации гуманистического потенциала досуга, выносить её на обсуждение национальных и международных организаций, общественных советов, религиозных конфессий, добиваться включения основных положений этой концепции в модельные кодексы, конвенции, декларации, заключения и иные документы, которые принимает ЮНЕСКО, Межпарламентская Ассамблея  Государств-участников СНГ, Всеобщая Конфедерация профсоюзов и иные международные организации.

Особую роль в методике и организации исследования сыграла система экспертных оценок. На разных этапах исследования и по разным аспектам научного анализа в качестве экспертов привлекались: Президент Северного Парламентского совета Улоф Сальмен, Председатель Конфедерации федеральных земель Германии Манфред Штольне, Вице-президент Парламента Норвегии Свейн Людвигсен, Президент Китайской организации труда Чан Чжемин, Министр правительства Бразилии Роналдо Мота Сандерберг, Зам. председателя Парламентской Ассамблеи Совета Европы Йон Чекуолис, Председатель Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) Джонатан Брэдшоу, Представитель ЮНЕСКО в государствах СНГ Франц Кео, Патриарх Болгарский и Митрополит Софийский Максим, Архиепископ Сан-Францисский и Западно-Американский Кирилл, Глава Католической церкви Нидерландов Яан Виенен и другие.

Исследование осуществлялось в тесном сотрудничестве с Постоянной комиссией Межпарламентской Ассамблеи Государств-участников СНГ по культуре, информации, туризму и спорту, Российской Академией образования, Российским  творческим  союзом работников культуры.

Достоверность исследования и его научных результатов обеспечена обоснованностью и  чёткостью исходных методологических позиций; широтой и многогранностью базы исследований, репрезентативностью источниковой базы, длительностью и многоаспектностью теоретического анализа и опытно-экспериментальной работы; соответствием методологии, методики и организации исследования его цели и задачам.

Апробация и внедрение результатов исследования в первую очередь осуществлялись посредством широких обсуждений монографий докторанта  “Гуманистический потенциал культуры и условия его реализации” и “Культура как фактор гуманизации общества”.

Рекомендации автора по вопросам реализации гуманистического потенциала культуры использовались при разработке Межпарламентской Ассамблеей Государств-участников СНГ законодательных актов: “Об образовании”, “О присоединении к Европейской социальной хартии”, “О творческих работниках и творческих союзах”, “О народных художественных промыслах”, “Об охране труда”, “О музейном фонде и музеях”, “Об экологическом образовании населения”, “О детском и юношеском туризме”.

Итоги исследования стали предметом 16 докладов докторанта на Международных научных конференциях в России, Франции, Канаде, Японии, Швейцарии, Бельгии, Люксембурге; на 4 заседаниях Постоянной комиссии по культуре, информации, туризму и спорту МПА стран СНГ (Грузия, Казахстан, Молдавия), 3 заседаниях Президиума Всеобщей Конфедерации профсоюзов.

Теоретические и методические положения, обоснованные в диссертации, послужили основой для совершенствования учебной программы по курсу “Теория социально-культурной деятельности” в Санкт-Петербургском Государственном университете культуры и искусств.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования проявилась в концептуальном обосновании нового направления науки и социальной практики – педагогики формирования гуманитарной культуры как области педагогического знания, ориентированного на развитие созидательных начал в человеке и обществе, на интеграции в личности эколого-биологических социальных, политических, моральных, эстетических, научных и религиозных ценностей, которые строятся на оптимизации отношений человека и природы, общественном признании, высокой нравственности, объективности и достоверности знания, толерантности, способности жить по законам добра и красоты.

Исследование позволило обосновать сущность функциональной гуманистической культуры как способности человека не только осознавать и принимать общечеловеческие и национальные духовные ценности, но и эффективно

реализовывать их в повседневной практике.

Опытно-экспериментальная работа показала, что генетические факторы не обеспечивают наследственную передачу человеку гуманистических качеств; формирование гуманистической культуры личности может быть лишь результатом воспитания. А это, в свою очередь, диктует необходимость определить педагогическую составляющую гуманистического потенциала культуры, раскрыть условия и механизм его реализации.

Результатом исследования стало:

-- определение сущности и природы конструктивно-созидающего феномена гуманистического потенциала культуры;

-- разработка интегративной концепции реализации гуманистического потенциала культуры;

-- обоснование педагогического механизма реализации гуманистического потенциала культуры.

  Практическая значимость исследования нашла своё выражение в том, что ряд положений его выводов включены в базовые законы, принятые Межпарламентской Ассамблеей Государств-участников СНГ, и стали органичной частью решений съездов Всеобщей Конфедерации профсоюзов.

Внедрению в практику результатов исследования способствовало широкое распространение публикаций автора («Гуманистический потенциал культуры    и условия его реализации»--СПб, 2004-348 с.; «Культура как фактор гуманизации общества» --СПб, 2006-463 с.; «Непреходящие традиции гуманизма»-СПб, 2003-177 с.; «Реализация культуросозидающего потенциала досуга»,СПб, 2004-90 с.; «Утверждение гуманистических ценностей человечества», СПб, 2005-96 с. и др.). Общий тираж их превысил 12.000 экземпляров, что позволило распространить их более чем в 2600 библиотеках и 22 учебных заведениях сферы культуры.

Материалы исследования включены в Государственный образовательный стандарт по специальности «Социально-культурная деятельность» и учебные программы, читаемые в рамках этой специальности.

На защиту выносятся:

I.Конструктивно-созидающий феномен гуманистического потенциала

культуры, интегрирующего:

а) эколого-биологические ценности, обеспечивающие оптимизацию отношений человека и природы, поддержание жизни, здоровья, безопасности, комфортности бытия;

б) социальные ценности, характеризующие место и статус  личности в обществе, профессионально-трудовой, социально-культурной и семейно-бытовой сфере;

в) политические ценности, закрепляющие свободы, права и обязанности гражданина, гарантирующие ему возможности участия в управлении обществом и государством;

г) моральные ценности, вытекающие из принятого в обществе кодекса чести и ориентирующиеся на безусловное выполнение нравственных норм во всех сферах жизнедеятельности;

д) эстетические ценности, утверждающие идеалы прекрасного, и обуславливающие потребность и способность жить по законам красоты и гармонии;

е) научные ценности, находящие своё выражение в последовательном и разностороннем постижении истины, в объективности и достоверности знания, в способности успешно реализовать объективные возможности извлечения, усвоения и использования информации;

ж) религиозные ценности, основанные на вере во Всевышнего, на непреходящих принципах добра, толерантности и любви к Человеку.

II.Интегративная концепция реализации гуманистического потенциала культуры, основанная на создании условий, максимально благоприятствующих гармонизации отношений человека с природой, обществом и государством.

Эти условия включают:

а) формирование глобальной экономической, политической, правовой, нравственно-психологической, социально-культурной, этнотолерантной и экологически здоровой социальной среды, способствующей комфортной и успешной жизнедеятельности человека, поддержанию его здоровья и стимулированию реализации творческих потенций.

б) обеспечение социально-правовых норм, способствующих всемерному развитию и всеобщей доступности культуры и социально-культурной деятельности, насыщению её личностно и социально значимым содержанием, которое несёт в себе высокие нравственные идеалы и во всей её полноте отражает достижения мировой цивилизации.

в) развитие инфраструктуры социально-культурной деятельности и соответствующей её потребностям сети организационно-методических коммуникаций, способствующих формированию эффективных механизмов рыночного взаимодействия учреждений культуры, образования и досуга, квалифицированной экспертизы качества отечественной и зарубежной  культурной продукции, обеспечению культурных услуг, гарантирующих удовлетворение всего спектра и творческого разнообразия интересов и запросов населения.

г) формирование высокогуманного и педагогически эффективного информационного фона социума, пропагандирующего лучшие общечеловеческие традиции, демонстрирующего образцы поведения, языка, культуры, содержащие высокий воспитательный потенциал, в деятельности средств массовой информации и сети образовательно-просветительных учреждений, во всех звеньях общественной структуры.

д) насыщение всех направлений социально-культурной деятельности высокогуманным содержанием, пропагандирующим идеи гражданского согласия и основополагающие общечеловеческие ценности Мира и Дружбы, Любви и Семьи, Справедливости и Милосердия, Труда и Взаимопомощи, Добра и Сострадания.

е) эстетизацию всего многообразия содержания и форм социально-культурной деятельности, направленных на всемерное развитие творческих потенций людей, социально-интегрирующим фоном чего должен стать мировой опыт подлинного классического искусства и народного творчества, продуктивного взаимодействия традиций и новаций.

III.Педагогический механизм реализации гуманистического потенциала культуры в сфере досуга, который предполагает:

а) систему организационных и просветительных акций, направленных на раскрытие роли досуга в физическом и духовном воспроизводстве социума и донесении до широких слоёв населения сущности рекреативно-развивающей функции досуга, реализация которой обеспечивает успешное преодоление усталости человека и его вовлечение в процесс непрерывного просвещения, любительского творчества, зрелищно-игровой отдых, спорт и неформальное

личностно значимое общение;

б) разработку законодательных актов и директивных документов, гарантирующих реализацию конституционных прав на общедоступность ценностей культуры, свободу творчества, функционирования общественных объединений гуманистической направленности и регламентирующих обязанности государственных и общественных институтов в создании оптимальных условий организации культурно-досуговой деятельности разных групп населения;

в) внедрение национальных, региональных, муниципальных и ведомственных программ, предусматривающих насыщение деятельности учреждений, связанных с организацией культурно-досуговой деятельности, культуросозидающим, воспитывающим содержанием, которое отражает общечеловеческие ценности в их органичном сочетании с национально-культурными традициями и интегрирует классическое искусство, народное творчество, спорт, туризм, празднично-обрядовую культуру, активный отдых и удовлетворяющие высоким эстетическим критериям развлечения;

г) использование общественно-государственных инициатив и социального контроля для приведения деятельности средств массовой информации, учреждений искусств и центров отдыха клубного типа в соответствие с гуманистическими, нравственно-эстетическими требованиями, несовместимыми с пропагандой насилия, национализма, попранием моральных ценностей и иных факторов разрушения личности, общества и государства.

Логика исследования обусловила структуру диссертации, которая включает: введение, 4 главы (16 параграфов), заключение и список использованной литературы.

   II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

                 Во введении  обосновывается актуальность темы, выявляется степень научной разработанности проблемы, определяются  цели, задачи, объект, предмет, институциональная и источниковая база исследования; раскрываются гипотезы, методология, методика, организация научного анализа; формируются теоретическая новизна, практическая значимость и положения, выносимые на защиту.

 

      В первой главе -- “Общественно-государственное обеспечение гуманизации социально-культурной сферы” даётся развёрнутая характеристика  сущности гуманизма и гуманизации общественных отношений.

 В параграфе 1.1. Прослеживается история становления и развития понятий “гуманизм”, “гуманитарный”, “гуманный”.

1.Первым возникает термин "гуманный" и является вначале притяжательным ("человеческий", т.е. чей?), затем – качественным определением ("гуманный, человечный" т.е. какой?).

2.Памятники письменности убеждают в том, что в периоды мощных политических потрясений, а также в ходе обыденной политической пропаганды и иной культурно-идеологической деятельности возникают и

фонетически обособляются понятия, близкие к обыденному термину "человечный" ("гуманный"), но подчеркивающие более высокий классовый и элитарный ранг употребляющегося слова. В латиноязычной практике это слово-"гуманитарный".

3. Сразу же по возникновению, либо усиленному всплеску словоупотребления термина "гуманитарный", культивируется мнение, что термин этот является элементом речи тех групп общества, которые являются чуть ли не единственными "носителями человечности".

4. После этого длительный период времени термин "гуманитарный" выступает как интегрирующий в себе и учёность, ведущую к добродетели, и саму добродетель. Термин же "гуманный" - в силу инверсии - в лучшем случае употребляется в значении "отёсанный" (сравните: "привести в человеческий вид" звучит более заниженно, чем "воспитать человечным").

5. Однако, и слово "гуманитарный" в период религиозного самоотречения (когда носителями лучших черт становятся "эфирные существа" - сравните с парой "эфемерные", и когда человека именуют самыми унизительными кличками) девальвирует и означает почти то же, что "человечий" (сопоставьте: "скотский", "низменный" и т.д.).

6. В период же следующего политического потрясения, когда люди становятся  нужны (ибо без них нет  "материала" - пушечного  мяса, рядовых людей, руками которых делается история) возникает новая волна  "подъёма" значений, заложенных  в слове "гуманитарный",   и слово это характеризует целую гамму чувств и поступков двойственной буржуазии, ставящей феодалов перед фактом своего усиливающегося влияния, но при этом показывающей, что реформы,   якобы, идут "сверху": по желанию и доброму побуждению просвещённых аристократов. Расширяющиеся "волны" от этого культурного воздействия (подобно волнам от камня, брошенного в воду) делают более  "человечным" ("гуманным"), а скорее - более  "человеческим" ("упорядоченным", "терпимым") и всё общество, в том числе и "простолюдинов". За данным этапом, разумеется, скрывается противоречивый,  но в  целом  "светлый" лик эпохи Возрождения, не лишённый, однако, казусов (когда Дешан пишет "просоциалистические" статьи, пряча их от    инквизиции,  встоле секретариата инквизиции - в своём "рабочем" столе, а Сервантес критикует бесчеловечность королевской четы, описывая не типичные её поступки, а исключительные - лишь подчёркивающие   "зверство" в остальных).

7. В последующий период наступает разочарование в возможностях изучением человеческой природы и просвещением исправить общество, и наступает период циничного мнения, что "человек - эгоистическая машина", потакать притворству которой (притворству негров на плантациях, ленивых детей на лондонских фабриках) - грех, влекущий наказание в виде уменьшения прибыли. Поэтому механистическое и технократическое мышление забывает вообще слово "гуманитарный". Слову же "гуманный", употребляемому отныне очень специфично и дифференцированно, придаются оттенки либо чудачества слишком богатых людей (типа "спортсмен - спасатель", "вспомоществователь", "благодетель"), либо вышколенной услужливости разбитных слуг (типа помещичьего "эй! - человек!" - в ресторане). То есть, в данном контексте, смешение представителей разных слоев почти также предосудительно, как смешение каст в Индии, и понятие, характеризующее "человека в целом",  деградирует до уровня старо-эскимосской традиции не называть существительное (например, "снег"), а отделываться его определениями ("белый", "мягкий", "который летит" т.д.): "статский" - о чиновнике, "городовой", "половой" и т.д.

8. Затишье в словоупотреблении данных терминов прерывается "сполохами" их интенсивности в свете предчувствия мировых войн и революций. Это пора казуистического и эклектичного сочетания сильных и действительно красивых слов эпохи Просвещения с выспренной риторикой в речах Наполеона, чеканных строк документов о правах человека и "практических чертежей" Фурье, Оуэна или Руссо, национально-освободительных и буржуазно-демократических порывов к равенству и братству. Это первый серьёзный анализ данных терминов, согласно которому "гуманитаризму" снова присваивается роль и культуры как пути к добродетели, и самой добродетели. "Гуманизм" же представлен как термин, описывающий незначительное, "окультуривающее" массы, движение в целом жестоких веков.

9.Дальнейший этап в утрированном виде передаёт ту же последовательность: ещё более стремительный рост технократизма и всё более редкое и узкое применение термина "гуманитарный". Попутное демагогическое применение термина "гуманный" на каждым шагу: применительно к суду и местам отбывания заключения, школе, к целям государственной и партийной политики и т.д.

   II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

                 Во введении  обосновывается актуальность темы, выявляется степень научной разработанности проблемы, определяются  цели, задачи, объект, предмет, институциональная и источниковая база исследования; раскрываются гипотезы, методология, методика, организация научного анализа; формируются теоретическая новизна, практическая значимость и положения, выносимые на защиту.

В первой главе -- “Общественно-государственное обеспечение гуманизации социально-культурной сферы” даётся развёрнутая характеристика  сущности гуманизма и гуманизации общественных отношений.

 В параграфе 1.1. Прослеживается история становления и развития понятий “гуманизм”, “гуманитарный”, “гуманный”.

1.Первым возникает термин "гуманный" и является вначале притяжательным ("человеческий", т.е. чей?), затем – качественным определением ("гуманный, человечный" т.е. какой?).

2.Памятники письменности убеждают в том, что в периоды мощных политических потрясений, а также в ходе обыденной политической пропаганды и иной культурно-идеологической деятельности возникают и

фонетически обособляются понятия, близкие к обыденному термину "человечный" ("гуманный"), но подчеркивающие более высокий классовый и элитарный ранг употребляющегося слова. В латиноязычной практике это слово-"гуманитарный".

3. Сразу же по возникновению, либо усиленному всплеску словоупотребления термина "гуманитарный", культивируется мнение, что термин этот является элементом речи тех групп общества, которые являются чуть ли не единственными "носителями человечности".

4. После этого длительный период времени термин "гуманитарный" выступает как интегрирующий в себе и учёность, ведущую к добродетели, и саму добродетель. Термин же "гуманный" - в силу инверсии - в лучшем случае употребляется в значении "отёсанный" (сравните: "привести в человеческий вид" звучит более заниженно, чем "воспитать человечным").

5. Однако, и слово "гуманитарный" в период религиозного самоотречения (когда носителями лучших черт становятся "эфирные существа" - сравните с парой "эфемерные", и когда человека именуют самыми унизительными кличками) девальвирует и означает почти то же, что "человечий" (сопоставьте: "скотский", "низменный" и т.д.).

6. В период же следующего политического потрясения, когда люди становятся  нужны (ибо без них нет  "материала" - пушечного  мяса, рядовых людей, руками которых делается история) возникает новая волна  "подъёма" значений, заложенных  в слове "гуманитарный",   и слово это характеризует целую гамму чувств и поступков двойственной буржуазии, ставящей феодалов перед фактом своего усиливающегося влияния, но при этом показывающей, что реформы,   якобы, идут "сверху": по желанию и доброму побуждению просвещённых аристократов. Расширяющиеся "волны" от этого культурного воздействия (подобно волнам от камня, брошенного в воду) делают более  "человечным" ("гуманным"), а скорее - более  "человеческим" ("упорядоченным", "терпимым") и всё общество, в том числе и "простолюдинов". За данным этапом, разумеется, скрывается противоречивый,  но в  целом  "светлый" лик эпохи Возрождения, не лишённый, однако, казусов (когда Дешан пишет "просоциалистические" статьи, пряча их от    инквизиции,  встоле секретариата инквизиции - в своём "рабочем" столе, а Сервантес критикует бесчеловечность королевской четы, описывая не типичные её поступки, а исключительные - лишь подчёркивающие   "зверство" в остальных).

7. В последующий период наступает разочарование в возможностях изучением человеческой природы и просвещением исправить общество, и наступает период циничного мнения, что "человек - эгоистическая машина", потакать притворству которой (притворству негров на плантациях, ленивых детей на лондонских фабриках) - грех, влекущий наказание в виде уменьшения прибыли. Поэтому механистическое и технократическое мышление забывает вообще слово "гуманитарный". Слову же "гуманный", употребляемому отныне очень специфично и дифференцированно, придаются оттенки либо чудачества слишком богатых людей (типа "спортсмен - спасатель", "вспомоществователь", "благодетель"), либо вышколенной услужливости разбитных слуг (типа помещичьего "эй! - человек!" - в ресторане). То есть, в данном контексте, смешение представителей разных слоев почти также предосудительно, как смешение каст в Индии, и понятие, характеризующее "человека в целом",  деградирует до уровня старо-эскимосской традиции не называть существительное (например, "снег"), а отделываться его определениями ("белый", "мягкий", "который летит" т.д.): "статский" - о чиновнике, "городовой", "половой" и т.д.

8. Затишье в словоупотреблении данных терминов прерывается "сполохами" их интенсивности в свете предчувствия мировых войн и революций. Это пора казуистического и эклектичного сочетания сильных и действительно красивых слов эпохи Просвещения с выспренной риторикой в речах Наполеона, чеканных строк документов о правах человека и "практических чертежей" Фурье, Оуэна или Руссо, национально-освободительных и буржуазно-демократических порывов к равенству и братству. Это первый серьёзный анализ данных терминов, согласно которому "гуманитаризму" снова присваивается роль и культуры как пути к добродетели, и самой добродетели. "Гуманизм" же представлен как термин, описывающий незначительное, "окультуривающее" массы, движение в целом жестоких веков.

9.Дальнейший этап в утрированном виде передаёт ту же последовательность: ещё более стремительный рост технократизма и всё более редкое и узкое применение термина "гуманитарный". Попутное демагогическое применение термина "гуманный" на каждым шагу: применительно к суду и местам отбывания заключения, школе, к целям государственной и партийной политики и т.д.

10.Нынешний этап возрождения термина "гуманитарный" в качестве высококомпетентного определения для процесса решения проблем повышения человечности тех или иных явлений на межгосударственном, международном экономическом и правовом, научном и общекультурном уровнях. Рассмотрения гуманитаризма как метода гуманизма. При этом прослеживается лишение понятия гуманизма части его "специфично-культурной" направленности. Появление у "шлейфа" его научного и правового применения оттенка девальвированности. Далее отчуждение понятия "гуманный" от официозных направлений в культуре и недоверие к таким направлениям. Прорыв этого термина на уровень народной дипломатии: к неформальным движениям (то есть, расширение социальной базы и психолого-культурологического круга носителей движения гуманизации на практическом уровне).Аналогичные процессы расширения  объёма понятия  "гуманитарный"  происходят на научно-теоретическом уровне.

Научное осмысление сущности гуманизма и гуманистического потенциала культуры в значительной мере связано с развитием философии культуры и утверждением в системе гуманитарного знания культурологии как науки о культуре в ее единстве и многообразии. Наиболее значительным в этом плане представляется фундаментальный труд М.С.Кагана “Философия культуры”, где обобщается многовековой путь становления гуманистических основ культуры и обосновывается роль и место культуры в системе современного бытия.

Особое место вопросы гуманистического потенциала культуры заняли в творчестве Э.В. Соколова. Уже в первой своей монографии “Личность и культура” один из пионеров отечественной и мировой культурологии показал органическую связь социального прогресса и гуманистической составляющей культуры: раскрыл ведущую роль культуры в освоении, преобразовании и качественном совершенствовании мира. Автор первого учебного пособия по культурологии Э.В. Соколов сумел в яркой , образной и доступной любому читателю форме обосновать функции культуры и раскрыть взгляды ведущих философов XIX-XX веков на объективные возможности культуры как фактора гуманизации общества.

В параграфе 1.2. “Политико-правовые основы гуманизации

общественных отношений” подчёркивается, что целью любого государства, ориентированного на социальный прогресс, является сохранение и последовательное обогащение накопленных предыдущими поколениями материальных и духовных ценностей. Если учесть, что эти ценности аккумулируются в культуре, отражающей исторически скопившийся уровень развития общества и творческих сил его членов, то центральной задачей государства выступает обеспечение благоприятных условий функционирования культуры во всем ее многообразии. Признание основополагающей роли культуры в развитии и реализации творческих потенций личности, в гуманизации общества, в сохранении национальной самобытности народов составляет сердцевину Государственной политики России начала XXI века. В соответствии с Конституцией Российской Федерации Государство призвано обеспечить свободу каждого на участие в культурной жизни, будь то литературное и художественное творчество, доступ к культурным ценностям, то ли сохранение, использование или популяризация культурного наследия. Помимо прав и свобод граждан в Российский Федерации признаются права отдельных народов и иных этнических образований на сохранение и развитие своей культурно-национальной самобытности, защиту, восстановление и сохранение историко-культурной среды обитания, защиту и сохранение источников информации о зарождении и развитии культуры.

С 1992 года, когда впервые в стране были приняты "Основы законодательства Российской Федерации о культуре" – специальный законодательный акт, полностью посвященный вопросам культуры, - государство неизменно проводит в жизнь политику, основанную на приоритетности культуры, признании необходимости учета культурной составляющей во всех сферах жизнедеятельности общества, и эта политика приносит свои результаты. Несмотря на определенные слабости Закона о культуре, особенно в части обеспечения механизмов его реализации, и известные финансовые проблемы, нанесшие наибольший урон культурной жизни села и малых городов России, правомерно отметить и позитивные сдвиги, которые произошли за последнее время в социально-культурной сфере.

По существу, во всех регионах России выросло число учреждений, которые отражали повышенный интерес к культуре "малой родины" – от отдельного села до региона в целом. Только в 2003-2005 годах было открыто более 500 новых музеев, удвоилось число театров и музыкальных коллективов. В 2004  году количество названий выпущенных книг было наибольшим  за всю  историю страны в XX столетии. Был преодолен кризис кинопроизводства. С полным правом можно говорить о художественном многообразии, которое демонстрируют мастера искусств.

Жизнь убедительно показала, что вкладывая силы и средства в культуру, государство определяет пути возрождения и дальнейшего развития Отечества, однако влияние культуры на социально-экономическое развитие – достаточно сложный о противоречивый процесс.  Столкновение между интересами культуры и логикой рыночной экономики в той или иной форме проявляется во всех развитых странах, однако их опыт убедительно свидетельствует, что вложения в культуру экономически высокоэффективны. К примеру, библиотека, оснащенная компьютерной техникой, включая доступ к Интернет, обеспеченная новейшей литературой, сегодня играет огромную роль и в социальной жизни, и в экономике. Облегчая доступ к знаниям и информации, она способствует тем самым как модернизации российской экономики, так и становлению гражданского общества.

Приходится учитывать, что экономическое состояние России, бедность десятков миллионов сограждан, среди которых особое место занимают учителя, врачи, библиотекари, профессора и преподаватели высшей школы, зачастую затрудняют их приобщение к культурным ценностям. Театры, концертные залы и даже кинотеатры для многих сегодня стали недоступными из-за высоких цен на билеты. Исключение составляют  музеи, которые стремятся держать крайне низкие цены, и библиотеки, в основе своей работающие бесплатно. Кроме того, столкнувшись с конкуренцией со стороны телевидения, учреждения культуры вынуждены искать новые, более эффективные способы привлечения зрителей и слушателей – а это при их чрезвычайно скромном финансовом обеспечении сейчас довольно трудно. Самой главной опасностью в данной ситуации является то, что в определенной части общества постепенно исчезает сама потребность в посещении учреждений культуры и искусства.

Гуманистический потенциал культуры органично включает в себя такое нравственное качество как толерантность. В параграфе 1.3. это понятие используется в трактовке Устава ООН, где указывается, что толерантность —это способность проявлять терпимость и жить вместе в мире друг с другом, как добрые соседи.

Вместе с тем, в параграфе подчёркивается, что толерантность – это не только терпимость, но позиция, предполагающая уважение чужих ценностей, расширение круга, личных ценностных ориентаций за счёт позитивного взаимодействия с другими культурами, то есть в понятие толерантности закладывается подтекст обогащения новым и иным культурным достоянием, социальным опытом.

Толерантное общение, взаимодействие и сотрудничество представителей различных культур является необходимым условием для взаимодействия культурных систем и выживания человечества в целом. В сложившейся современной обстановке важной задачей является побуждение каждого человека к пониманию многообразия стилей жизни и традиций, развитие интереса к различным культурам нашей планеты и, как следствие, повышение терпимости к инакомыслящим и инаковерующим, формирование культуры общения, диалога и взаимопонимания, формирование и развитие толерантности.

Во второй главе “Религиозные и светские традиции гуманизации общества” даётся развёрнутая характеристика истокам гуманизма, заложенным в античной и средневековой педагогике, в Христианстве и Исламе.

В параграфе 2.1. подчёркивается, что из всех проблем, от решения которых зависит будущее России и ее право называться великой державой, наиболее кардинальной представляется стержневая проблема объединения общества на базе высоких гуманистических идеалов, опирающихся на нравственный и интеллектуальный потенциал общества, формирующегося в процессе образования и воспитания. Убедительные примеры успешного осуществления этих задач мы может найти в истории мировой и отечественной культуры и, в первую очередь, успешном и конструктивном опыте христианства, ислама и других религий.

Анализ этих примеров правомерно начать с эпохи античности.

Система образования в Древней Греции и Риме имела целью воспитания разумного, ответственного гражданина. Общественная жизнь, политика и воинское дело, экономика и семья – вот те сферы, обеспечить  вхождение в которые было задачей античной педагогики. Основой педагогики была идеология полиса – гражданской общины – государства, как коллектива свободных, равноправных граждан. Культуры полиса была в большей степени устной, нежели письменной. Поэтому в центр образования ставились искусство красноречия (риторика), искусство правильного сочетания слов по форме (грамматики) и по содержанию (диалектика). В позднем Риме существовали три этапа обучения, выражавшиеся в наличии трех видов школ: литераторов, грамматиков, риторов. В этих школах воспитывался человек, ориентированный на решение политических и хозяйственно-гражданских проблем. Критерием правильного поведения и избегания ошибок являлось чувство стыда, которое вспыхивало каждый раз, когда человек поступал вопреки ожиданиям сограждан.

Если античный педагог выступал от лица государства, то христианский воспитатель - от лица Бога. Бог осмысляется в христианстве не только как Творец, но и как Педагог, Ходатай за воспитуемого. Воспитание есть движение к Христу, подражание Ему. Постижение Истины важно не как самоцель и не ради достижения каких-то земных благ, но как преображение человека изнутри. Знающий истину - есть просвещенный человек. Христианская педагогика изначально обращена вовнутрь личности и этим отличается от античного воспитания. Ее принцип - совесть, а не стыд. Христианин может и даже обязан действовать вопреки мнению сограждан, если так велит ему голос совести.

Раскрывая сущность гуманизма христианской педагогики, в параграфе 2.2. указывается, что:

1.Христианское миропонимание и практика христианской жизни содержат в себе сокровищницу педагогических идей. Произведения отцов церкви, фольклор, мифология, художественная литература, традиции повседневности и, конечно, Священное Писание являются источниками представлений о христианском воспитании и образовании и

открыты каждому.

2.Христианское вероучение по сущности своей есть учительство. Христос -- не только Спаситель, но Учитель и Воспитатель. Поскольку человек создан по образу и подобию Божию, его жизненная задача состоит в том, чтобы раскрыть этот образ в своей личности, реализовать его в своих поступках, передать понятое им Божественное Слово другим людям.

3.Возникновение христианства в начале Новой эры явилось симптомом взросления человечества, важнейшим шагом в его историческом воспитании. Накопленные к этому времени знания, развитые душевные способности, навыки общежития были оценены, соединены, организованы христианством таким образом, чтобы ориентировать нас на

спасение души и построение общества на началах братства, любви и заботы о ближнем.

4. В произведениях отцов церкви раскрыты многие сложные проблемы развития личности, взросления, воспитания и образования, связанные как с совершенствованием и возвышением души, так и с формированием мирских знаний и навыков. Особенное внимание отцы церкви уделяют воспитанию в растущем человеке экзистенциальных

ценностных установок: веры, любви, надежды, способности переносить лишения и страдания, не теряя при этом оптимизма и радости жизни, коммуникативных качеств: открытости, терпимости, доброжелательности, умение прощать и мириться, удерживаться от соблазнов и т.п.

5. В трудах отцов церкви и христианских философов были объяснены воспитательно-образовательные возможности Священного Писания. Откровение, данное в Библии, в принципе, доступно каждому грамотному человеку без специального научения. Однако во многих случаях библейские притчи, высказывания Иисуса Христа требуют толкования. Толкование Евангелий, работа с библейскими текстами и апокрифами явилась прообразом научно- образовательной деятельности, способствовала пробуждению ума, тренировке памяти, развитию воображения, переводу образно-интуитивных представлений в вербальные и рациональные формулы.

6.  Под влиянием христианства в общественном сознании укрепились представления о жизни как о школе. Само слова "школа" происходит от греческого "схоле", что значит досуг, который понимался греками как "полнота бытия", реализованность в практической жизни высших задатков человека. В связи с этим и средневековая, и новоевропейская концепция школы как социального института определялись христианской идеей приближения человека к Богу, приобщением к Божественной мудрости, благодати, блаженству и дарам Святого Духа. Лишь в XVIII-XIX в.в. произошло сближение школьного обучения с профессиональным ученичеством. Однако и до сегодняшнего дня высшее образование и Университет немыслимы без "скрепляющих" их идей всестороннего развития личности и самоценнности разума как фокуса человеческого бытия.

7.Приближение человека к своему Божественному прообразу способствует приобретению им мудрости, а не просто знания. Мудрость же, не ограничиваясь теорией, включает в себя уникальный жизненный опыт, общую стратегию жизни или знание Пути (Дао), понимание мифов и таинств, от которых мы всегда отталкиваемся в наших рациональных построениях и логических суждениях.

8.Христианское понимание воспитания и образования всегда включало в себя готовность со стороны отца и сына, воспитателя и воспитуемого, учителя и ученика вступить в определенного рода отношения, которые включают в себя: взаимную любовь, ответственность воспитателя, признание учеником авторитета учителя, отказ обеих сторон от какой-либо выгоды или корысти во взаимных отношениях, право учителя наказывать и поощрять ученика и т.п.

9.Христианские требования братства, равенства, внутренней свободы человека по отношению к временным мирским властям и авторитетам легли в основу многих социальных реформ и социалистических проектов. Крушение ряда социалистических движений и коммунальных форм общежития было обусловлено недостаточным пониманием социальной реальности, ошибками в образовательно-воспитательной политике, нарушением важнейших заповедей христианства, но отнюдь не утопичностью христианских идей, справедливости, милосердия, взаимопомощи, любви к ближнему и дальнему. Возникновение в XIX-XX в.в. широкой сети учебно-воспитательных учреждений специально предназначенных для больных, сирот, инвалидов, беспризорных и умственно отсталых детей в большинстве случаев было инспирировано христианскими идеалами

10.Кризис культуры, возникший на рубеже XIX-XX в.в. и породивший угрозу существования самого человечества, во многом обусловлен неспособностью современного человека найти формы общежития, которые соответствовали бы христианским идеалам. Отказ от религии, воинствующий атеизм привел к обесцениванию человеческой жизни, грубому произволу и волюнтаризму в деле управления обществом, что имело следствием упадок культуры и обострение самых различных 'социальных противоречий. Наблюдаемое сегодня возрождение интереса к религии, педагогическому наследию Отцов Церкви, попытки церковной реформы во всех ветвях христианства говорят о непреходящем значении христианских ценностей и необходимости для работников культуры и образования восстановить их истинный смысл, освободить от искажений и прямой лжи христианское миропонимание.

11.В современных условиях возникла необходимость сочетать традиции христианского воспитания, образования и просвещения с новыми формами, соответствующими сегодняшним условиям жизни в городском, постиндустриальном, информационном обществе. Такое сочетание требует более детальной разработки теорий взросления, воспитания, социализации, интеллектуального развития, а также учета всего опыта, накопленного христианскими и светскими педагогами. В частности, необходимо более ясно понять, что такое личность, каковы условия ее свободного развития, как защитить личность от травм и всякого рода деприваций, приводящих к психическим расстройствам: фанатизму, жестокости, утрате смысла жизни.

12.Давно уже обсуждаемый вопрос о совместимости христианства и культуры, идеи спасения и идеи усовершенствования социального миропорядка становится в сегодняшних условиях особенно злободневным. Опираясь на высказывания авторитетных христианских мыслителей разных философских школ, принадлежавших к разным конфессиям, можно с уверенностью говорить о конструктивности христианского мировоззрения в отношении задач социокультурной деятельности.

13.Христианская педагогика зародилась в те времена, когда не было ни радио, ни телевидения, ни газет, ни Интернета. Не учитывая всех реалий современного общества, нельзя надеяться на успех в деле христианского воспитания.

    14. Современная массовая культура, распространяемая СМК, часто содержит в себе антихристианские мотивы, рекламирует чувственные удовольствия, постоянно воспроизводит акты насилия, насаждает культ денег и богатства и т.п., не удовлетворяя духовной жизни человека. Между тем искусство и СМК могут с успехом служить делу христианского воспитания. В частности, классическая литература, музыка, живопись, архитектура, театр проникнуты глубочайшими христианскими интуициями. Да и сегодня художники и композиторы охотно обращаются к христианским сюжетам и формам. Художественная культура при соответствующем такте и мудрости может стать очень мощным средством христианского воспитания. Традиционные средства воспитания - участие в литургии, празднествах, молитва, пост, исповедь, чтение житий святых - сохраняют свою значимость и сегодня. И, конечно, Библия должная стать доступной для всех. Мудрость Библии - вечна. Но Библия написана две тысячи лет назад и ознакомлению с ней должны быть посвящены специальные уроки.

15.Особенно большое воспитательное значение всегда имел и имеет образ Иисуса Христа, Его жизнь, Его поучения, Его бессмертный подвиг. Этот образ глубоко правдив, светел и благороден. Тема подражания Христу часто разрабатывалась в искусстве и христианской литературе. Иметь Иисуса Христа перед глазами - значит надежно предохранить себя от всякого рода соблазнов, фальши и подделок, которыми изобилует массовое искусство. Христос - живой человек. Он - воплощенная Истина. В первые века нашей эры люди думали, что нужно принять Христа и отвергнуть мир. Сегодня многие хотят принять мир и отвергнуть Христа. Но верное решение состоит в том, чтобы принять мир, приняв Христа и на основе христианского миропонимания построить христианскую культуру.

Параграф 2.3. « Гуманистические традиции ислама » концентрируют внимание на том, что конец XX и начало XXI века характеризуется бурным развитием ислама. Границы его влияния вышли далеко за пределы Ближнего Востока и Центральной Азии, захватили Америку, Европу, Африку. Более миллиарда жителей планеты сегодня считают себя мусульманами, и число исповедующих ислам из года в год существенно возрастает. Наряду с христианством ислам стал одной из ведущих мировых религий, и это детерминирует необходимость попытаться раскрыть его сущность и природу, увидеть его традиции, разобраться в проблемах и противоречиях развития. Особого внимания требует преодоление глубокого противоречия между изначально заложенной в исламе гуманистической сущности и неадекватным восприятием его в общественном сознании, когда он вопреки объективным фактам, в значительной мере идентифицируется с тупым фундаментализмом и

даже с такой абсолютно недопустимой формой решения политических задач, как терроризм.

Отношение России к исламу определяется прежде всего многовековыми контактами с народами, исповедующими мусульманскую религию, с одной стороны, и мощным влиянием Византии - с другой. Отсюда - постоянное раздвоение между Востоком и Западом, мозаичность и многоплановость российской культуры.

Глобальная социокультурная система - Российская Федерация - представляет собой социокультурный сплав элементов социально организованного опыта, характеризующегося комбинацией общих и локальных черт. Тoт социально организованный опыт, который выражается понятием "общая культурная традиция", в процессе своего воспроизводства поддерживает стабильность человеческих коллективов безотносительно к их локальной специфике. Культурные традиции мусульман состоят в поддержании и воспроизведении ограниченной определенными пространственными и временными рамками культуры, и выражают специфический опыт мусульманских народов, проживающих на территории России. Другими словами, они отражают историческую судьбу и особые условия существования российских народов, исповедующих ислам.

Исходной посылкой для характеристики культуры российских мусульман как автономного целостного образования внутри господствующей российской культуры, стало рассмотрение ее структуры в виде элементов двух систем: общих традиций, присущих всем народам, исповедующим ислам, и локальных традиций, возникших в результате адаптации этносов к условиям конкретной среды. Органичное соединение элементов двух систем обусловило существование своеобразного культурного образования внутри российской цивилизации - мусульманской субкультуры, - отличающейся по форме от ведущей мусульманской культурной традиции, но являющейся в то же время прямым генетическим порождением последней.

Рассмотрение гуманистических традиций российских мусульман в культурологическом аспекте позволило выделить региональные и выражающие их локальные типологические характеристики мусульманской субкультуры, выразившиеся в специфике духовной и художественной культуры, культурно-досуговой деятельности. В противоположность им типологические характеристики, выявленные при рассмотрении народной педагогики мусульман, являются общетипологическими, поскольку в меньшей степени зависят от пространственной локализации в пределах заданного поля и в большей степени учитывают общие педагогические характеристики.

Использование в сфере социально-культурной деятельности гуманистических традиций ислама как действенного средства воспитания личности необходимо и возможно в их органичном соединении с общечеловеческими ценностями.

Из многообразия системы ценностей, выработанных исламским обществом на протяжении веков, особую значимость приобретают гуманистические ценности, в первую очередь – нравственно-этические. Ислам, являясь ретранслятором социального опыта, наряду с национальными обрядами и обычаями, несёт множество общечеловеческих нравственных норм, возрождение которых имеет большое значение в обновлении и оздоровлении нравственного сознания.

Механизм внедрения ценностных ориентаций реализуется через деятельность как религиозных, так и светских социокультурных институтов: мечеть, семья, школа, учреждения культуры. Механизм приобщения человека ислама к культуре предполагает как пропаганду гуманистической сути и природы исламских традиций, так и создание благоприятной микросреды, способствующей приобщению человека к ценностям культуры в условиях свободного времени. Первым шагом в формировании такой микросреды должно стать преодоление неадекватного восприятия исламских ценностей в современной общественной жизни средствами социально-культурной деятельности.

Предвзятое, искажённое понимание исламских культурных ценностей, возникающее на уровне обыденного сознания, является следствием фрагментарного восприятия действительности и информации, несёт на себе эмоциональную окраску и субъективное восприятие мира и поэтому не может отражать истинную суть и принципы исламской религии.

Преодолением пагубной тенденции станет формирование такого социально-педагогического механизма, при котором вектор воздействия на личность складывается из суммы ценностей мировой, общероссийской, локальной культуры. Таким образом в рамках единого воспитательного процесса возможно формирование человека культуры и нравственности, способного воспринимать и ценности мировой культуры, и специфические уникальные ценности субкультур отдельных народов и регионов.

Третья глава -- “Восприятие человека как высшей ценности общества” определяет утверждение гуманистических ценностей человечества  как сверхзадачу мирового сообщества. В главе показано, что культура мира, основанная на самом широком и позитивном понимании мира, является комплексом ценностей, взглядов, традиций, видов поведения и образа жизни, которые отражает и поощряют:

  • уважение к людям и их правам;
  • отказ от любых форм насилия (включая насилие над природой);
  • признание равных прав мужчин и женщин;
  • признание права каждого на свободу выражения мнений и получения информации;
  • приверженность принципам демократии, свободы, справедливости, согласия, солидарности и плюрализма, терпимое отношение к различиям между народами, этническими, религиозными, культурными и другими группами и между отдельными людьми;
  • приверженность принципам социально ориентированного общества, основанного на принципах взаимной поддержки, которое охраняет права слабых путём принятия последовательных долгосрочных мер, направленных на развитие общества.

 Реализация гуманистического потенциала культуры мира представляется всеобъемлющим процессом глубоких преобразований и долгосрочных действий, в основе которых переход от логики силы и страха к силе разума и

доброжелательности.

Определяя возможности гуманизации процесса становления личности параграф 3.2. обращает внимание на то, что усвоение культурной информации, включение человека в мир культуры происходит в течение всего жизненного цикла. Но познавательная активность человека, его способность к уста­новлению новых отношений, цели, способы усвоения  культуры различны в разные периоды его жизни. Глубина и результаты воздействия культуры на человека зависят от чув­ствительности организма, от силы внутренней мотивации, от способа включенности человека в жизнь социальных групп и институтов, от уже достигнутого им уровня культурного раз­вития. Гуманистический потенциал культуры – неисчерпаемый кладезь ценностей, из кото­рого человек получает материал для своего развития. Куль­турные нормы прямо или косвенно контролируют качество и количество получаемой информации. Усвоение культуры происходит как с помощью генетически обусловленных, так и  приобретенных, усвоенных в процессе обуче­ния механизмов. Соотношение биологических и культурных факторов социализации и инкультурации зависит от возрас­та, индивидуальных качеств, развитости личности, от мето­дов воспитания и обучения, используемых обществом.

Решающую принципиально важную роль в процессе становления личности играет семья,  первичная малая группа, в которой живет и воспитывается человек с момента рождения. Именно она, как правило, реально влияет на личность в критические периоды ее развития, когда психика наиболее чувствительна и пла­стична. В семье усвоение культуры происходит при непо­средственном участии подрастающего индивида. Ребенок эмоционально  общается с членами семьи, с их помощью приобретает навыки речи, мышления, предметных действий; учится ходить, различать интонационные оттенки голоса, пользоваться язы­ком мимики и жестов. В семье ребенок практически впервые вступает в интенсивные и каждодневные взаимоотношения с взрослыми, представляющими для него мир культуры. Семья служит первой непосредственно воспринимаемой «моделью» общества, а отношения в ней  – основным образ­цом межличностных отношений. В первый период жизни ре­бенка он взаимодействует с обществом только через посредство семьи. Профессия родителей, их культурный уровень и обществен­ные связи определяют социальный статус ребенка, у него появляется чувство социальной принадлежности. Родительские лю­бовь и забота, психологическая зависимость от ро­дителей создают уже в раннем возрасте оптимальные условия

для передачи и усвоения культурных знаний и навыков. При дос­таточной культуре семьи воспитание в ней может быть целенаправленным и в высокой степени инди­видуализированным, соответствующим склонностям и задат­кам каждого ребенка. В семье он, по существу, знако­мится со всеми возможными типами человеческих взаимоот­ношений, приобретает опыт сотрудничества и разрешения конфликтов. У маленького человека  есть своя роль в семье, свои функции в ее хозяйственной жизни. Практически взаимодействуя с взрослыми,

участвуя в досуге семьи, он включается в приня­тые в данной микросфере структуру и характер общения, на­конец, именно в семье развивается способность к интимному душевному общению.

Второй сферой формирования личности как субъекта культуры является общеобразовательная система, пред­ставленная детскими садами, школой, средними профес­сиональными и высшими учебными заведениями. С помощью образова­ния  передаются социально-необходимые и про­фессиональные знания. Предъявляя ко всем единые требова­ния, образовательная система добивается необходимого ми­нимума знаний от каждого учащегося. Она опирается на дос­тижения мировой и отечественной науки, использует значи­тельную часть накопленной обществом информации. Эффективность обучения  достигается при помо­щи специальных методических и организационных средств.  Однако  недостатком образовательных институтов является то, что при современных методах обучения они не способны ин­дивидуализировать процесс воспитания и усвоения знаний, и могут осуществлять за ним лишь внешний, относительно формальный контроль. Отношение воспитанников и воспи­туемых в системе образования близки к функционально-­ролевому типу, условия для личностных контактов часто оказываются здесь недостаточными по сравнению с общеоб­разовательными целями. Сложившаяся система образова­ния характеризуется определенным  консерватизмом. 

Последовательный переход к информаци­онному обществу существенно повышается роль средств массовой информации, которые, опираясь на совре­менные технические возможности, в настоящее время вошли в каждый дом, каждую семью.   Благодаря постоянству источников массовой информа­ции, появилась  своеобразная  культурная среда,  доступная всем группам населения –  от детей, воспринимающих мульт­фильмы и компьютерные игры, до пенсионеров, следящих за газетными выступлениями, рекламой, передачами радио и телевидения. Средства массовой коммуникации сопутствуют  человеку во всех областях жизнедеятельности. Они активно  влияют на формирование общественного мнения, семейное  воспитание, политическое настроение,   подсознатель­ную  сферу  человека.

В сложившемся многообразии средств массовой информации и современных технологий ее доставки к потребителю заложен огромный созидательно-организующий, просветительный и развлекательный потенциал,  но эти же средства готовы нести и негативную, деструктивную информацию. Интеллектуаль­ная, эстетическая культура личности в значительной мере проявляется  в избирательном отношении к  источ­никам информации, в способности  к ее критической оценке и осмысленного восприятия.

Весьма существенную роль в формировании культуры личности играют трудовые коллективы, воинские подразделения, об­щественные организации, вся микросреда   –   от родственни­ков и друзей до людей, с которыми общаешься в автобусе или магазине. Однако степень влияния различных социаль­ных институтов или отдельных лиц на процесс становления личности как субъекта культуры и методика их воздействия далеко не равнозначны. В семье решающую роль играют родственные связи, единый быт и досуг, передающиеся из поколения в поколение традиции; в системе образования главенствующим является фактор единства познавательных интересов и опознания обязательств перед обществом и кон­кретным учебным заведением. В культурно-досуговой сфере, где человек ощущает полную свободу от субординации и экономических факторов, превалируют реально проявляемые  интересы,  увлечения  и  эстетические потребности.

Глава четвёртая “Гуманизация сферы свободного времени” доказывает, что всепроникающий характер культуры   детерминирует ситуацию, при которой реализация ее гуманистического потенциала  охватывает все области социальной жизни – от образования и профессионально-трудовой деятельности  до семейно-бытовых отношений и свободного времяпрепровождения. Разносторонний анализ протекающих в различных регионах мира культурных процессов свидетельствует о том, что одна из ведущих тенденций развития современной ци­вилизации связана с усилением роли досуга в духовной жиз­ни общества.  С ускорением научно-технического и соци­ального прогресса интенсифицировался процесс пере­мещения производительных сил из сферы материального производства в сферу быта и досуга. Осознавая, что сложив­шаяся к началу третьего тысячелетия организация труда и система образования не могут достаточно эффективно ре­шать кардинальные проблемы нравственно-эстетического формирования личности, большинство государств пошли по пути реализации рекреативно-­развивающего потенциала досуга.

Начиная со второй  половины XX  века,  наблюдается рост зна­чения досуга как общественной ценности. Свободное время  по своему объему начинает превышать время трудовой деятельности. Поэтому в настоящее время резервы воспитательного воздействия общества на личность   перераспределяются, и досуг ныне превратился в столь же важную сферу формирования личности, какими  традици­онно были учеба и труд. Досуг приобретает все большую субъективную ценность для людей, ибо обладает широкими возможностями для самореализации личности, удовлетворения ее многообразных потребностей и инте­ресов. Однако по своей организации он заметно отстает от

сферы труда. Научным обеспечением труда общество занималось на протяжении тысяч лет, а научная организация досуга вошла в орбиту интересов ученых и практиков сравнительно недавно.

К началу нашего  столетия активность людей в сфере досуга приобрела новое качество. Наблюдается небывалое прежде расширение видов, форм, всего диапазона самодеятельной досуговой деятельности. Характерно, что, если прежде досуг четко дифференцировался на индивидуально-семейные (до­машние) и обобществленные (клубные) формы, то ныне воз­никла огромная по своему объему и богатая по структуре досуговая деятельность людей, осуществляемая вне сложив­шихся традиционных рамок. При этом практика показывает, что неформальная система организации досуга охватывает значительно большее число людей, чем формальная.

Эффективность развития современного общества, его экономики, социальных отношений и демократических устоев находится в прямой зависимости от гражданской, нравственной, политической, экологической и профессиональной культуры его членов, их способности идти в ногу с научно-техническим прогрессом, регулировать свое физическое и психическое состояние, удовлетворять духовные потребности, проявлять социальную активность,  реализовывать индивидуально-творческие возможности во всех сферах жизнедеятельности. В формирующемся информационном обществе XXI века  необходимо  ликвидировать неестественную, противоречащую самой идее гуманизации и прогресса ситуацию, когда не производство становится средством развития личности, а человек остается средством развития производства, диктат производства над человеком детерминирует игнорирование человеческого фактора, приоритет внутренних над внешними условиями развития личности.  Преодолеть подобное противоречие можно с помощью клубов, домов, дворцов, парков культуры, домов творчества юных и иных центров общественного досуга, где превалируют реально проявляющиеся интересы и потребности каждого человека как самоцели общественного развития.

Сложившаяся в настоящее время социально-культурная ситуация ставит человека в новые условия,  расширяет диапазон проявления его общественной активности, требует от него инициативы, самодеятельности, энергичных действий в самых различных сферах жизнедеятельности, общественно-политических отношений, быта и досуга. Однако умение жить в условиях  подлинной демократии не приходит само по себе. Конструктивный процесс превращения каждого труженика в реального хозяина страны и субъекта культуры требует  создания    такой    нравственно-психологической атмосферы, такой культурной среды, которая бы  позволяла наиболее эффективно использовать созидающий потенциал всех сфер жизнедеятельности.

Усвоить    основы    демократического    образа   жизни достаточно успешно можно  в центрах общественного досуга, где человека не сковывает служебная  субординация, к минимуму сводятся элементы конформизма, и личность, свободно выбирая формы деятельности, общения и отношений, может проявлять инициативу и самодеятельность, осваивать принципы политической культуры, приобретать умения и навыки вести дискуссию и отстаивать свое мнение.

Интенсификация производства, обусловленная научно-техническим  прогрессом и экономической конкуренцией, приводит к значительному увеличению физических, психологических и интеллектуальных нагрузок, а это, в свою очередь, предопределяет необходимость по-новому подойти к проблеме рекреации. Вопреки многовековой традиции, в настоящее время  снятие усталости и перегрузок  не может осуществляться лишь спонтанным, естественным путем. Эффективность обеспечения рекреации становится искусством. Человека, не овладевшего им,   ожидают тяжелые заболевания  и преждевременная смерть.

Результаты осуществленной нами в течение ряда лет опытно-экспериментальной работы позволяют утверждать, что в процессе исследования обосновано теоретическое положение о приоритете учета досуговых интересов при отборе содержания и форм общественно-организованного досуга; раскрыты принципы многомерности и многокритериальность собирательных характеристик участников культурно-досуговой деятельности, которые предопределяют их типологию и позволяют обеспечить взаимосвязь социальных, культурологических, психологических и педагогических аспектов дифференциации. Исследование позволило разработать, внедрить и обосновать  эффективность многомерной, многокритериальной и динамичной системы дифференциации участников культурно-досуговой деятельности, стержнем которой выступает общность их рекреативных и духовных интересов и форм их удовлетворения.

Результаты исследования культуросозидающего   потенциала   центров   общественного  досуга и условий  его реализации   позволили решить достаточно широкий   диапазон   научных   проблем:   от   выявления специфических принципов деятельности культурно-досуговых        учреждений до    разработки    методик   подготовки  и    проведения клубных   массовых мероприятий      или художественно-педагогического  руководства коллективами  любительского творчества. Весьма существенным для теории и методики социально-культурной деятельности и педагогики в целом стало обоснование механизмов функционирования этих организаций культуры, где в  полной мере раскрывается разработанная прикладной  культурологией методология и методика вовлечения человека в мир культуры, технология реализации духовно-эвристических и художественно-творческих потенций людей, проявления их социально-культурной активности. В центрах общественного досуга во всей полноте проявляется  отраженная в педагогической культурологии методика историко-культурного просвещения и вовлечения индивида в социально-культурную деятельность, способствующую преобразованию знаний о культуре в художественно-эстетические убеждения, в нормы  и принципы духовной жизни.

В заключении диссертации указано, что  важнейшим итогом исследования стала разработка интегративной концепции реализации гуманистического потенциала культуры, основанной на создании условий, максимально благоприятствующих гармонизации отношений человека с природой, обществом, государством.   

Многолетнее и многоаспектное исследование позволило выявить объективно сложившиеся механизмы реализации гуманистического потенциала культуры в различных сферах жизнедеятельности. В системе базового образования они главным образом опираются на курсы истории, литературы и иные гуманитарные дисциплины; в трудовых коллективах --гуманистические традиции  корпоративной культуры; в семье – на почитание старших, любви супругов, заботе о ближних. Наименее сложившимися  и осмысленными оказались механизмы использования гуманистического потенциала культуры в сфере досуга и это обусловило необходимость уделить этому компоненту духовной жизни особое внимание. Результатом разностороннего анализа вопроса и осуществлённой нами опытно-экспериментальной деятельности был обоснован и успешно апробирован педагогический механизм реализации гуманистического потенциала культуры в сфере досуга.

Исследование показало, что гуманизация духовной жизни общества требует объединения всего комплекса мер, отражающих прогрессивное развитие культуры, поскольку она являет собой процесс всесторонней минимизации социально-негативных явлений, преодолеваемых в ходе наращивания рационально-сбалансированного и ценностно-позитивного взаимодействия Человека с социокультурной средой и прослеживается как движение от необходимости к свободе, от неосознанности к осознанию, от пассивного индифферентного восприятия действительности к активной преобразовательной деятельности в политико-правовой и социально-творческой практике, культурном творчестве и сфере нравственного сознания.

Опытно-эксперементальная работа ещё и ещё раз подтвердила, что мир культуры предопределяет утверждение таких гуманистических ценностей, как трудолюбие, справедливость, целомудрие, скромность, открытость, честность, милосердие;  стимулирует развитие творческих потенций индивида, его инициативу и здоровую предприимчивость. И только обладающий всеми этими качествами человек может рассматриваться, как высшая ценность общества.

Гуманистический потенциал культуры в полном смысле этого слова не имеет границ. Гуманизм стал качественной мерой культуры, ее критерием,  мерилом ее истинности. Гуманизм –  органично присущая культуре ее внутренняя сущность. Культура – не только процесс и результат деятельности человека. Культурный процесс – это, в первую очередь, процесс становления и раз-вития  самого человека, формирование у него высших нравственных качеств. Однако  он не может носить механистический характер, являясь  результатом воспитательного воздействия семьи, государства, общества. Этот процесс осуществляется на всех этапах человеческой жизни, проявляя себя и в то время, когда новорожденный начинает овладевать элементарными основами общения, речи и санитарно-гигиенической культуры, и тогда, когда, чувствуя приближение смерти, человек завещает близким сохранять толерантность и любовь к окружающим.

Становление и развитие современной цивилизации произошло благодаря опоре на гуманистические ценности, интегрированные в культуре. Все свои лучшие качества человек приобрёл благодаря культуре. Именно культура  наполняет жизнь людей ценностным содержанием, обогащает духовный мир, способствует нравственному и физическому здоровью, приносит эстетическое наслаждение, обеспечивает толерантность человеческих отношений.

Сила современного общества проявляется в том, насколько оно   смогло унаследовать гуманистические идеи человеческой истории, насколько впитала в себя гуманистические концепции мировых религий, гуманистические установки эпох Возрождения и Просвещения,  классический гуманизм Л.Н. Толстого, Махатмы Ганди, Альберта Швейцера, М.Л. Кинга, А.Д. Сахарова.

Не менее важно, чтобы люди XXI века сумели объединить исторически сложившиеся традиции культуры с теми огромными возможностями, которые открывает  перед ними современное общество высоких технологий и  всеобщей компьютеризации, чтобы оно было обращено к человеку, ориентировано на человека, обеспечивало благополучие, мир и счастье  каждому человеку.

Обеспечение гуманизации общественных отношений диктует настоятельную потребность использовать созидательный потенциал современной цивилизации, опирающийся на науку, культуру и образование.

Прежде всего, необходимо преодолеть их автономное функционирование – наука, культура и образование образуют единый комплекс, в котором каждый элемент, не теряя своей специфики, дополняет и обогащает другие элементы.

Такое единство определяется в первую очередь объективными потребностями социального развития. Общество XXI века отличается от известных традиционных цивилизаций индустриальным внедрением информационных технологий не только в сферу производства, но и во все области жизни общества. Это требует подготовки не бездумных  исполнителей, а мыслящих, сохраняющих творческий потенциал людей с высокоразвитым чувством ответственности. Возрастает необходимость подготовки образованных в современном смысле людей, у которых высокая степень информированности и специальной подготовки дополнены осознанием гражданской причастности к судьбам Отечества, развитым чувством историзма, национальным самосознанием, нравственной культурой и эстетическим вкусом.

Гуманистические факторы в структуре личности приобретают значение превалирующих. Современная научно-технологическая революция и формирование информационной цивилизации требует не фрагментарного, а целостного постижения бытия, социальной экспертизы любых научных и технических программ, учета этических проблем, границ вмешательства в жизнь человека, экологических последствий, будь то атомная энергетика, генная инженерия или проблема эвтаназии. Научные познания,  таким образом, объективно включаются в контекст культуры общества, его ценностей, его духовных установок. Все это неизмеримо повышает требования к образованию, призванному формировать не только развитый интеллект, но и внутреннюю культуру человека. Потребность в таком образовании продиктовано необходимостью сохранения личности в условиях сложности и многомерности утвердившихся общественных и производственных отношений в обществе, которое может вести к потере самостоятельности, к появлению обезличенных людей, готовых пожертвовать совестью и подчиниться политическому или экономическому диктату. Поэтому в современных условиях особенно актуален пересмотр эталонов образованности. Традиционные, идущие от просветительских схем представления, определяющие целью образования получение знаний, совершенно недостаточны в наше время. “Человек знающий” - это не гармонично развитая личность. Современное образование призвано формировать человека и знающего и чувствующего, и переживающего, способного противостоять лжи, демагогии, погоне за наживой, карьеризму. Этого можно достигнуть в том случае, если образование понимается как сотворчество, как диалог личностей, равноправных величин – обучающего и обучаемого. Все это требует не только теоретических разработок, но и практического решения таких проблем, как соотношение гуманитарного и естественно-научного образования, науки и искусства, образования и воспитания, светского и религиозного аспектов формирования личности, что предполагает отказ как от бездумного “воинствующего атеизма”, так и от воинствующего религиозного фанатизма и конфессиональной нетерпимости.

Сложившееся к настоящему времени политико-правовое обеспечение развития гуманистического потенциала общества далеко от совершенства. Ряд позиций, особенно связанных с определением роли государства в гуманизации формирующегося в России гражданского общества, требуют дальнейшего осмысления. В этом отношении осуществлённое нами исследование помогает решению этой задачи, способствует восприятию человека как высшей ценности, играет существенную роль в утверждении гуманистических ценностей как сверхзадаче мирового сообщества.

За годы советской власти в духовной жизни страны были допущены серьезные деформации, связанные с подавлением инакомыслия, стандартизацией образа жизни, стремлением подчинить все сферы жизнедеятельности, включая быт и досуг, господствующим идеологическим догмам. Однако наряду с этим в России была достигнута всеобщая грамотность, десятки миллионов людей были вовлечены в финансируемое государством дополнительное образование и любительское творчество; общество вплотную подошло к эстетическому всеобучу детей и молодежи. А главное, была обеспечена общедоступность библиотек, музеев, клубных учреждений, парков культуры, театров, кино, спорта, детских оздоровительных лагерей, распространяемых по символическим ценам книг, периодических изданий и других ценностей культуры. И сегодня наиболее важным представляется восстановление на качественно новом уровне, с учетом   информационных технологий и общих тенденций развития духовной жизни, того конструктивного, что было достигнуто в нравственно-эстетическом воспитании разных групп населения, и в полной мере реализовать  идею эстетического всеобуча, которая:

  • охватила бы сферу труда, обучения, быта и досуга;
  • включала в себя разнообразные формы эстетического просвещения;
  • основывалась на поэтапном вовлечении всех групп населения в художественную и иные виды деятельности, обеспечивающей преобразование знаний в эстетические убеждения, навыки социально-культурного творчества, нормы и принципы поведения.

Принципиальная новизна программы эстетического всеобуча ныне должна заключаться в ее гуманизации,  демократичности и открытости, гибком характере,  отказе от бюрократических, спускаемых сверху единообразных программ-рекомендаций, связывающих творческую инициативу на местах и снимающих с исполнителей ответственность за состояние дел.

В программу эстетического всеобуча необходимо заложить методологически  важное положение о приоритете личной художественно-творческой активности, предполагающей более высокий уровень, чем  художественно-потребительская практика, оставляющая для человека роль только зрителя, читателя, слушателя и т.д.

Можно по-разному относиться к массовой культуре, но в процессе приобщения человека к духовным богатствам нельзя забывать, что благодаря простоте и доступности языка средств массовой информации это транснациональное явление в значительной мере является отправной точкой соприкосновения человека с миром культуры. В этой связи перед государством и обществом стоит двуединая задача:

  •  всемерно влиять на качественное совершенствование культурной информации, идущей с рекламы, эстрадных подмостков или транслируемой посредством радио, телевидения и иных средств массовой коммуникации;
  •  видеть в массовой культуре основу  последовательного возвышения духовных интересов и потребностей людей, их соприкосновения с шедеврами отечественной и мировой культуры.

Обеспечивая гуманизацию общественной жизни с помощью вовлечения человека в мир культуры, наука и практика призваны отобразить все ее многообразие,  многослойность культурных явлений и процессов на разных уровнях функционирования духовной жизни.

К сожалению, кино, телевидение, иллюстрированные журналы и другие средства массовой информации, равно как реклама или коммерческо-развлекательные учреждения, часто пропагандируют далеко не лучшие образцы культуры, и в определенной мере дискредитируют в массовом сознании традиции этнической и национальной культуры. Однако массовая культура во всей своей противоречивости – это объективная реальность. Ее нужно объективно осмысливать и по мере возможности совершенствовать.

Еще более важно, чтобы человек увидел культуру в единстве многообразия и мог воспринять все лучшее, что способны дать и этническая, и национальная, и транснациональная культуры. Знание истории и теории культуры – непреложное условие усвоения принципов культурной деятельности, но оно не является гарантом того, что человек, познавший закономерности  развития культуры, будет следовать им в повседневной жизни. Знать о культуре и жить, используя эти знания,   – понятия далеко не равнозначные, и здесь очень важно определить пути и средства преобразования знаний в убеждения, нормы и принципы поведения, активно  включать индивида в мир культуры, в культурную деятельность, в систему отношений, основанных на высоких нравственно-культурных критериях.

В течение столетий развитие культуры в России поощрялось меценатами, благотворителями, и в первую очередь интеллигенцией, которая считала своим гражданским и нравственным долгом участвовать в просветительском движении, помогать делу воспитания молодежи. Для возрождения института меценатства и благотворительности требуются многие годы, но вернуть российской интеллигенции ее гуманистическую культуросозидающую функцию можно и нужно сегодня. И в этом огромную роль могут сыграть творческие союзы, учреждения культуры и искусства, научно-исследовательские институты, где сосредоточена элита духовной жизни общества, и  особенно  высшие учебные заведения, призванные  формировать у своих выпускников потребность и способность посвятить себя делу вовлечения в мир культуры широких слоев населения.

Многое в этом деле будет зависеть от законодательных актов, которые по примеру экономически развитых стран, должны создать благоприятные условия капиталовложений в культуру. Средства меценатов, благотворителей или иных физических лиц, вкладываемые  в  культуру или  для помощи социально незащищенной части населения, не могут облагаться налогами, а люди, стимулирующие развитие отечественной культуры, должны получить от общества слова признания и благодарности, ощутить реальную поддержку государства.

В педагогике XX века прочно утвердило себя понятие «функциональная грамотность», предполагающее способность человека использовать свои  базовые знания для всех сфер жизнедеятельности. Не менее актуальна сегодня и такая категория,  как «функциональная культура», предполагающая, что личность не только усвоила совокупность определенных фундаментальных культурологических знаний, но эффективно реализует их  в профессионально-трудовой, общественно-политической, духовной сфере, в семье, в быту, на досуге, в общении и наедине с собой; строит свою повседневную жизнь по принципам эстетической красоты.

В обществе коллективного интеллекта и информационных технологий формирование культуры личности происходит в процессе социализации посредством образования, пропаганды научных знаний, вовлечения в духовное творчество, физкультуру, спорт, в другие формы проявления социально-культурной активности. Но культура – это не только и не столько знание. Человека можно обучить таблице умножения, императивам  технологии производства или нормам гражданского поведения, но невозможно этими же методами приобщить индивида к таким ценностям культуры, как счастье, свобода, любовь. В. Соловьев очень точно подчеркнул, что культуру нельзя

навязать силой, она должна стать результатом добровольного, желаемого выбора.

В этих условиях система образования и воспитания, средства массовой информации и другие институты духовной жизни должны   создать такие культурную среду и нравственную атмосферу, при которых люди стремились  постоянно общаться с искусством, соблюдать культуру быта, заниматься спортом, вести здоровый образ жизни.

Назрела острая необходимость  глубокого научного прогнозирования  социально-культурной сферы на основе всестороннего изучения и учета ее современного состояния и проявляющихся  инновационных тенденций. Для этого потребуются специальные научные разработки и создание постоянно действующей системы изучения общественного мнения по проблемам культуры, которая позволит адаптировать деятельность социально-культурных учреждений к реально складывающейся ситуации, изучать эффективность проводимой работы, делать  научно обоснованные прогнозы о развитии интересов и потребностей разных групп населения и в первую очередь молодежи. Многие просчеты современной системы организации социально-культурной деятельности обусловлены отсутствием объективной и оперативной информации.

Не менее важной и актуальной представляется   необходимость внедрения гибкой и разносторонней системы изучения  и  обобщения передового опыта. Для инноваций в организации социально-культурной деятельности характерно быстрое реагирование на изменение ситуации, создание новых технологий, постоянный творческий поиск и т.д. Этот опыт приобретается в массовой  практике и подчас остается достоянием узкого круга специалистов. Существовавшая до настоящего времени сеть научно-методических центров изучала  и обобщала этот опыт недостаточно, т.к. не была вооружена объективными критериями его оценки. Отсюда – преобладание субъективизма и вкусовщины в его оценке. В условиях, когда органы управления культурой сегодня освобождены от мелочной опеки,   они могут сконцентрировать свое внимание на эффективной и научно обоснованной системе изучения и обобщения совокупного опыта социально-культурной деятельности, на его качественном анализе, на выявлении ведущих тенденций развития культуры и поддержке наиболее значимых процессов  духовной жизни.

Непреложная функция любого государства  –   культурная политика. Однако степень государственного регулирования процессов гуманизации общественных отношений и культурной деятельности в странах с разным уровнем развития имеет принципиальные отличия. В США, Великобритании и других государствах с высоко развитой экономикой и сложившимися демократическими традициями она носит весьма ограниченный характер, представляя общественным институтам и в первую очередь самому человеку  свободу  выбора содержания и форм духовного творчества. В странах с тоталитарными режимами  эта политика стремится поставить под контроль все формы культурной деятельности, использовать культуру как средство идеологического воздействия на разные группы населения и укрепления существующего строя. Но в каждой стране государственная культурная политика призвана:

  • обеспечить охрану и учет культурного наследия, сохранение  и преемственность национально-культурных традиций, защиту национальной культуры и языка в мире расширяющихся международных контактов и усиления   межрегиональных информационных процессов;
  • разрешить проблему общедоступности ценностей культуры, создать возможность  вовлечения различных слоев населения и в первую очередь молодежи в социально-культурное творчество;
  • превратить культуру в средство единения населения, в фактор нравственно-эстетического воспитания, в исходную базу социального и научно-технического прогресса;
  • добиться внедрения культурных начал в сферу труда, образования, управления, социальных отношений, в быт, досуг и другие области жизнедеятельности;
  • осуществить постоянную поддержку профессионального и любительского творчества; способствовать новаторству в культуре;
  • стимулировать развитие общенациональной и региональной инфраструктуры социально-культурной деятельности;
  • сформировать систему последовательно обновляющейся подготовки специалистов, способных возглавить вовлечение людей в мир культуры и протекающие в стране социально-культурные процессы;
  • привести органы управления культурой, систему планирования,  финансирования и прогнозирования ее дальнейшего развития в соответствие с требованиями  формирующегося информационного общества, социального и научно-технического прогресса.

Одно из недопустимых  противоречий в управлении социально-культурной сферой проявляется в том, что органы культуры – от министерства до соответствующих служб на местах – ограничивают свои функции лишь областью искусств, культурно-просветительской деятельности и культурологического образования. Вместе с тем, главная задача руководящих органов культуры и их подразделений должна заключаться  в том, чтобы обеспечить осуществление культурной политики государства во всех сферах жизнедеятельности, контролировать процесс внедрения культурных начал в труд, общественно-политические отношения, быт, досуг, обеспечить гуманизацию социально-культурной сферы.

Развитие экономики и культуры органично взаимосвязано, но внутренние закономерности их функционирования принципиально различны. Минуя государственные границы, научно-технический прогресс   последовательно  формирует общечеловеческую,  планетарную экономику. Достижения техники и информатики можно без потерь переносить из   страны  в страну, из региона в регион. Но в  сфере духовной жизни это невозможно, т.к. эстетические ценности обязательно предполагают наличие определенных традиций, исторически сложившейся  социальной общности. Мир культуры един, интегрируя в себе общечеловеческие ценности, однако развитие культуры  неотделимо от каждого народа и его историко-культурных традиций, от каждого региона, каждой эпохи. В рамках общих духовных ценностей культура сохраняет уникальность субкультур отдельных народов, регионов, социальных  групп. Как бы ни развивались культурные коммуникации, самую высокую степень активного включения индивидов в духовное  творчество может обеспечить лишь развитие культуры конкретного региона, конкретной общности.

Методологией культурной политики сегодня должны стать идеи преемственности и сохранения, а ее основными приоритетами – возрождение традиционной российской культуры, историко-культурное своеобразие и уникальность каждого населенного пункта. Именно «культурная провинция» России внесла уникальный вклад в мировую культуру в виде непревзойденных шедевров архитектуры, деревянного зодчества, литературы, живописи, традиционных промыслов. Исходя из этого, одной из приоритетных задач культурной политики на уровне региона должно стать возрождение и сохранение историко-культурной самобытности малых городов, развитие территориального своеобразия за счет предоставления права свободного культурного самоопределения всем социальным и культурно-историческим группам. Возрождение уникальных культурно-исторических территорий и малых городов благотворно скажется на гуманизации общественных отношений, на решении экологических проблем, будет способствовать сохранению и укреплению здоровья людей, позволит гармонизировать отношения человека к природе, другому человеку, месту жительства, повысить духовный уровень и в первую очередь общекультурное саморазвитие, ибо никакие указания «сверху» не способны изменить культуру человека как внутреннее состояние личности; ее мировоззрение, образ жизни и мыслей, систему ценностей, которые формируются только в процессе собственной духовно-практической деятельности. Именно это должно стать основой реализации гуманистического потенциала культуры.

                  

Список работ, опубликованных по теме диссертации

Монографии, учебные пособия

1. Козлов Ф.М  Кинематограф в системе идеологического обеспечения территориально-межотраслевой программы Ленинграда и области, Интенсификация-90 /Ф.М.Козлов.--Л. 1986.-28 с.

2. Козлов Ф.М “Кино и профессиональная ориентация молодёжи”, Методические рекомендации. /Ф.М.Козлов-Ленинград.1986.-19 с.

3. Козлов Ф.М “Кинолетопись Великого Октября”, методические рекомендации./Ф.М.Козлов- Ленинград. 1987.-31 с.

4. Козлов Ф.М “Клубам СНГ – единый правовой статус”./Ф.М.Козлов Клуб.М.1996- с.4.

5. Козлов Ф.М “Концепция применения информационных технологий в туризме”. Методические рекомендации./Ф.М.Козлов- Спб.1998. 26 с.

6. Козлов Ф.М “Проблемы трудовой миграции в СНГ и защита прав трудящихся-мигрантов”. Мат.Конференции 2 ноября/Ф.М.Козлов М.2001 Профиздат. с.16-18.,

7. Козлов Ф.М “Опыт и практика работы профсоюзных комитетов в современных условиях”. Методические рекомендации./Ф.М.Козлов М. 2002 г. 95 с.

8. Козлов Ф.М “Непреходящие традиции гуманизма” /Ф.М.Козлов СПб. "Абрис" 2003 г. 177 с.

9. Козлов Ф.М “Реализация культуросозидающего потенциала досуга”/Ф.М.Козлов. СПб. РГУП 2004 г.-90 с.

10. Козлов Ф.М “Утверждение гуманистических ценностей человечества”./Ф.М.Козлов Спб.Принт-Р 2005 г.-96 с.

11. Козлов Ф.М “Гуманистический потенциал культуры и условия его реализации”./Ф.М.Козлов СПб. ИПЦ СП ГУТД 2006г.-348 с. (монография)

12. Козлов Ф.М “Культура как фактор гуманизации общества”./Ф.М.Козлов СПб. ИПЦ СП ГУТД 2006 г.-463 с. (монография)

                Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ

13.  Козлов Ф.М Гуманизация процесса становления и развития личности. Вестник молодых учёных  СПб. 2004 с.86-96 №7

14.  Козлов Ф.М. Реализация гуманистического потенциала системы образования. Вестник молодых учёных. №5 СПб, 2005. с.77-89

15. Козлов Ф.М Непреложные приоритеты культурной политики. Вестник молодых учёных. СПб. 2005 с.77-89, №5

16. Козлов Ф.М Личность в педагогике христианства. Известия Российского Государственного педагогического Университета им.А.И.Герцена. СПб. №8 (35) 2007 с.119-128

17. Козлов Ф.М Гуманистические идеи светского и религиозного воспитания. Военно-исторический журнал №10.М.2007 с.12-20

18. Козлов Ф.М Гуманистический потенциал культуры и пути его реализации. Вестник Московского Государственного университета культуры и искусств 3.2007.с.72-77.

                                                 

       Статьи

19.Козлов Ф.М “Расширять и углублять”. Киномеханик. 3-1987.-с.17-26

20.Козлов Ф.М “Туризм как фактор социально-экономического и культурного развития региона”. Сборник Актуальные вопросы теории и практики туризма. Труды академии туризма выпуск 2.-1997.-с.18-22

21.Козлов Ф.М “Культура досуга как отражение уровня цивилизации”. Вестник профсоюзов 4 М.с.7-12. 2000

22.Козлов Ф.М Глобализация экономики и влияние этих процессов на положение трудящихся государств СНГ. Труды международной научно-практической конференции. М., Профиздат 2002. с.5-8.

23.Козлов Ф.М Международная практика работы по повышению профессионализма профсоюзных кадров. Мат. Всероссийской научно-практической конференции. Ч 1.М, 2006. с.8-10

24.Козлов Ф.М О роли культурно-гуманитарной составляющей в интеграции -Материалы круглого стола ВКП.М.2006.с.36-39.

25.Козлов Ф.М Содружество независимых государств. Интеграционные процессы на постсоветском пространстве и позиция профсоюзов. М. Профиздат Роль профсоюзов в интеграционных процессах стран СНГ. 2007. с.5-12.

191186 Санкт-Петербург. Дворцовая наб., 2. СПбГУКИ.

Подписано в печать ____________  Тир.100. Зак. ___________

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.