WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Ресоциализация делинквентных групп несовершеннолетних (на материале США и Англии)

Автореферат докторской диссертации по педагогике

 

На правах рукописи

 

 

 

Саламатина Ирина Ивановна

РЕСОЦИАЛИЗАЦИЯ ДЕЛИНКВЕНТНЫХ ГРУПП НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

(на материале США и Англии)

13.00.01 – Общая педагогика, история педагогики и образования

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора педагогических наук

Москва – 2007


Работа выполнена на кафедре педагогики высшей школы

факультета педагогики и психологии

Московского педагогического государственного университета

Научный консультант:      академик РАО, доктор педагогических наук,     

профессор

Сластенин Виталий Александрович

Официальные оппоненты:  доктор педагогических наук, профессор

Мардахаев Лев Владимирович

                                                   доктор педагогических наук, профессор

Пищелко Александр Валерьевич

                                         доктор педагогических наук, доцент

                                                   Лифинцев Дмитрий Валентинович

Ведущая организация: Рязанская академия права и управления федеральной

                                                 службы исполнения наказания РФ

Защита состоится «18» февраля 2008 г. в   часов на заседании диссертационного совета Д 212.154.11 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 111673, г. Москва, ул. М.Сухаревская, 6.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МПГУ по адресу: 119992, г. Москва, ул. Малая Пироговская, д.1.

Автореферат разослан «____» _____________________ 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                             Плешаков В.А.


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования. Динамика преобразований, происходящих в России, усиление экономического неравенства, интенсивные миграционные процессы привели к серьезным дисфункциям в традиционных механизмах социального контроля над преступностью, в том числе молодежи. Анализ причин делинквентности несовершеннолетних, профилактики и предотвращения ее появления актуализирует ряд проблем, требующих теоретической рефлексии. Это становится тем более очевидным, что новым реалиям российского социума не всегда соответствуют традиционные педагогические теории и технологии, что в полной мере относится и к педагогическим основам ресоциализации делинквентных групп несовершеннолетних.

Процессы ресоциализации делинквентных групп несовершеннолетних, с которыми Россия столкнулась сегодня, уже давно известны многим зарубежным странам. США, Англия, Германия еще в 50-60-е годы пережили всплеск групповой делинквентности подростков, хотя и в настоящее время уровень преступности в подростково-молодежной среде там остается чрезвычайно высоким. В США, Великобритании и других западных странах интенсивно исследуется феноменология ресоциализации делинквентных групп несовершеннолетних, ведется активный поиск мер социальной, психологической, педагогической, медицинской профилактики, коррекции и реабилитации подростков, вставших на путь нарушения общепринятых норм и правил поведения. Для зарубежной науки, изучающей делинквентные группы несовершеннолетних и их ресоциализацию, характерна множественность направлений, течений, теорий, школ, каждое из которых имеет свою методологическую платформу. При этом используются интересные методики исследования, берутся на вооружение самые передовые средства обработки полученных данных.

Опыт зарубежных стран, в частности США и Великобритании, представляет очевидный интерес для реформирования современной российской социальной и превентивной политики. Чутко реагируя на локальные и глобальные проблемы, с которыми сталкиваются общество и цивилизация, педагогическая наука призвана оказывать существенное влияние на развитие прогрессивных тенденций и нейтрализацию разрушительных процессов, содействовать культуросообразному разрешению социальных конфликтов.

Современная психолого-педагогическая, социологическая и криминологическая литература по проблеме делинквентных групп несовершеннолетних в США и Великобритании достаточно обширна. Широко известны научные труды зарубежных педагогов, психологов, социологов и криминологов, рассматривающих причины возникновения и функционирования делинквентных групп несовершеннолетних, их структуру и классификацию (Г.Айзенк, А.Бандура и Р.Уолтерс, Р.Вирт и Р.Бригс, И.Гоффман, Л.Джансан, Г.Каплан, У.Кварацеус, Р.Клоуард и Л.Оулин, А.Коэн, Р.Манелла и М.Соутвелл, Х.Милхорн, М.Раттер, С.Стейли, П.Таппен, Ходгман, Ф.Шелей, Э.Шур, А.Эйчхорн, В.Эмос и др.).

Заслуживают внимания исследования таких зарубежных ученых, как М.Брейк, Ш.Глюк и Э.Глюк, И.Гоффман, Л.Джансан, И.Ривер, Р.Теннисон, Д.Хебдиг, Т.Хойбнер, Р.Шорт, Л.Яблонский, связанные с классификацией делинквентных групп подростков, их структурой, динамикой развития и принципами функционирования, а также работы С.Венкатеша, Д.Виджила и Джун, С.Деккера, Джой и Робинсона, Э.Кэмпбелла, Г.МакКейя, Д.Мура, Ф.Падиллы, У.Сандерса, Ф.Трэшера, У.Уайта, В. Уинкла, Д.Фэгана, Д.Хаджедорна, М.Харриса, Р.Хаффа, Р.Хоровица, К.Чина, К.Шоу и др., раскрывающие явления социальной дезорганизации подростково-молодежных делинквентных банд.

Особую значимость в исследовании современных эффективных зарубежных технологий профилактики и превенции делинквентности представляют труды Д.Готтфредсона, Г.Карри, М.Клейна, Дж.Коулмана, Д.Кресси, Дж.Мура, Д.Ван Несса, Д.Протроу-Стит, И.Спергеля, Т.Торнберри, Дж.Уайса.

Существенную ценность для исследования процесса ресоциализации делинквентной личности представляют отечественные и зарубежные концепции социализации, осмысленные в работах У.Бронфенбреннера, Ф.Г.Гиддингса, Э.Дюркгейма, А.В.Мудрика, В.С.Мухиной, Т.Парсонса и др.

Проблемы  социализации и ресоциализации несовершеннолетних правонарушителей в России нашли отражение в трудах Г.А.Аванесова, Ю.М.Аверкиева, Ю.А.Алферова, Г.М.Андреевой, З.А.Астемирова, С.А.Бадмаева, И.П.Башкатова, С.А.Беличевой, Ю.Д.Блувштейна, А.С.Богомолова, Т.Л.Брагинской, А.В.Буданова, Л.П.Буевой, М.А.Галагузовой, Е.М.Данилина, А.И.Долговой, А.И.Донцова, Ю.В.Жулевой, С.А.Завражина, К.Е.Игошева, И.И.Карпеца, Ю.А.Клейберга, Я.Л.Коломинского, И.С.Кона, В.Н.Кудрявцева, Е.С.Кузьмина, ВМ.Литвишкова, Д.В.Лифинцева, Л.В.Мардахаева, Ф.С.Махова, А.С.Меликсетяна, Э.Б.Мельниковой, Г.М.Миньковского, Р.С.Немова, Н.Н.Обозова, В.И.Петрищева, А.В.Петровского, А.В.Пищелко, В.И.Позднякова, В.А.Попова, Г.М.Потанина, З.Д.Раевской, Р.М.Рахимовой, Г.М.Риснюк, Е.Б.Рогалевой, М.С.Рыбака, Я.В.Соколова, Н.А.Тюгаевой, Л.Д.Унаровой, А.И.Ушатикова, А.С.Чернышева, В.Е.Южанина, А.М.Яковлева, М.Г.Ярошевского и др.

Значительный вклад в понимание общих механизмов и процессов социализации и предпосылок возникновения девиаций и делинквентности внесли исследования В.Г.Бочаровой, Б.З.Вульфова, Т.Д.Молодцовой, А.В.Мудрика и др.

Важнейшие проблемы делинквентности молодежи в США и Англии исследованы в работах Т.Л.Брагинской, В.В.Веселовой, А.Н.Джуринского, Ю.И.Кривова, Ю.Б.Леонтьева, О.Маленды, Ф.С.Махова, Э.Б.Мельниковой, Э.С.Панасенко, В.И.Петрищева, Г.М.Риснюк, Я.В.Соколова, В.С.Языковой и др.

Между тем ресоциализация делинквентных групп несовершеннолетних в США и Великобритании до настоящего времени не получила сколько-нибудь систематического освещения в исследованиях отечественных педагогов, хотя возникла потребность в разрешении следующих противоречий:

- между увеличивающимся ростом социально-негативных явлений в подростково-молодежной среде, в том числе групповой преступности несовершеннолетних, и потребностью российского общества в их преодолении;

- между традиционными подходами в профилактике отклоняющегося поведения подростков и требованиями, предъявляемыми к ним динамично меняющимся обществом;

- между опытом ресоциализации делинквентных групп несовершеннолетних, накопившимся в теории и превентивной практике США и Великобритании, и отсутствием его теоретического анализа и обобщения в отечественной педагогической науке.

В поисках средств удовлетворения этой потребности был сделан выбор темы исследования, проблемакоторого сформулирована следующим образом: каковы ведущие направления и тенденции ресоциализации делинквентных групп несовершеннолетних в США и Великобритании?

Решение данной проблемы составляет цель исследования.

Объектом исследования являются теория и практика предупреждения делинквентного поведения подростков.

Предмет исследования – процесс ресоциализации делинквентных групп несовершеннолетних в США и Великобритании.

В соответствии с проблемой, объектом, предметом и целью исследования были поставлены следующие задачи:

  • разработать теоретико-методологические основания исследования ресоциализации делинквентных групп несовершеннолетних в США и Англии;
  • раскрыть взаимообусловленность процессов социализации и ресоциализации делинквентных групп несовершеннолетних в обществе;
  • проанализировать и представить в целостном виде генезис и психолого-педагогическую сущность групповой делинквентности несовершеннолетних в США и Великобритании;
  • охарактеризовать основные концепции возникновения и распространения делинквентного поведения несовершеннолетних в США и Великобритании;
  • выявить содержательно-функциональные характеристики ресоциализации делинквентных групп несовершеннолетних в США и Великобритании;
  • осуществить анализ эффективности программ  по профилактике и превенции групповых форм делинквентности несовершеннолетних в теории и практике США и Великобритании и возможностей их внедрения в России.

Ведущая идея исследования. Идея, легшая в  основу концепции исследования, заключается в том, чтобы рассмотреть проблему ресоциализации делинквентных групп несовершеннолетних в контексте субъект-объектной (системно-структурной) и субъект-субъектной (нормативной) методологических традиций в понимании природы групповой молодежной делинквентности; проследить эволюцию теоретических представлений об этом явлении в англосаксонской культурной и научной традиции и показать, как концептуальные подходы к пониманию делинквентности воплощаются в конкретных социально-педагогических действиях и программах и реализуются  в практике педагогической организации и сопровождения процессов ресоциализации несовершеннолетних.

Общую методологию исследованиясоставляютважнейшие философские положения о социальной, деятельностной и творческой сущности личности и многофакторном характере ее формирования и развития; современные научные представления о природе социальных норм и отклонений от них; учение о единстве человека и социальной среды, о взаимообусловленности процессов социальной адаптации и дезадаптации, социализации и ресоциализации личности в системе общественных отношений и воспроизводстве их в официальных и неофициальных связях в социуме; основополагающие идеи педагогической антропологии о человеке и его воспитании; о социализации как социокультурном процессе; современные психолого-педагогические трактовки поведения человека и межличностных отношений.

В качествеспециальной методологии исследования выступают классические концепции социализации и ресоциализации (Ш. Айзенштадт, М. Вебер, Р. Мертон, Т. Парсонс, Н. Смелзер и др.), а также системно-структурный, личностно-деятельностный и аксиологический подходы.

Теоретическая база исследования сложилась из идей об интегральных характеристиках деятельности (Б.Г.Ананьев, А.Г.Асмолов, Л.И.Божович, Н.Ф.Добрынин, А.Г.Ковалев, К.К.Платонов, С.Л.Рубинштейн), о механизмах персонализации личности и ее развитии в деятельности (К.А.Абульханова-Славская, М.С.Каган, И.С.Кон, А.Н.Леонтьев, А.К.Маркова, А.В.Петровский), об освоении деятельности (Л.С.Выготский, П.Я.Гальперин, В.В.Давыдов, Е.А.Климов, А.Н.Леонтьев, Н.Ф.Талызина, Д.Б.Эльконин), об общении и отношениях личности (А.А.Бодалев, В.А.Кан-Калик, Б.Ф.Ломов, А.В.Мудрик, В.Н.Мясищев, Ю.М.Орлов).

Фундаментальные предпосылки для нашего исследования создают труды, раскрывающие социокультурную обусловленность ресоциализации делинквентов как парадигму «понимающей» или «культурно-аналитической» методологии (П.Бергер, Р.Блумер, М.Вебер, Г.Гарфинкель, И.Гоффман, Г.Зиммель, Ч.Х.Кули, Т.Лукман, Дж.Г.Мид, У.Томас, А.Шюц и др.) а также работы, раскрывающие значимость культуры как механизма аккумуляции и передачи социально-исторического опыта и рассматривающие философско-культурологические предпосылки формирования личности (В.Г.Афанасьев, М.М.Бахтин, В.С.Библер, Л.П.Буева, Б.З.Вульфов, Б.С.Гершунский, В.В.Давыдов, В.И.Загвязинский, В.В.Лебединский, Б.Т.Лихачев, М.К.Мамардашвили, Н.Д.Никандров, З.И.Равкин, В.А.Сластенин, Г.Н.Филонов, М.В.Фирсов, Т.И.Шамова), социально-педагогические исследования С.А.Беличевой, В.Г.Бочаровой, И.А.Липского, Л.В.Мардахаева, А.В.Мудрика, Н.Ф.Масловой, В.А.Никитина и др.

В процессе исследования мы также опирались на разработанные в отечественной науке теории взаимодействия личности, коллектива и среды (Б.З.Вульфов, И.В.Дубровина, Э.В.Ильенков, Л.И.Новикова, А.В.Петровский, В.Д.Семенов), работы, посвященные межличностному взаимодействию и общению (Б.Г.Ананьев, Г.М.Андреева, Я.М.Коломинский, Е.А.Леванова, А.А.Леонтьев, Б.Ф.Ломов, А.В.Мудрик, В.Н.Мясищев, Б.Д.Парыгин и др.), зарубежные теории агрессии и фрустрации (А.Басс, Л.Берковитц, Д.Доллард, Д.Зильманн, Н.Миллер и др.), психоаналитическую теорию (Ф.Александер, Дж.Мид, Р.Рисмен, Г.Штауб и др.), антропологическую теорию девиантности (В.Дриль, Ч.Ломброзо, З.Фрейд, У.Шелдон и др.), концепцию «аномии» (Э.Дюркгейм, Р.Мертон), теорию научения (Д.Бойс, Д.Боулби, М.Лемей, А.Эйчхорн и др.), теорию субкультуры (П.Вудз, А.Коэн, У.Миллер, М.Уэйкфорд, Д.Харгривз и др.), теорию «стигматизации» (Х.Беккер, И.Гоффманн, Ф.Танненбаум) и др.

Источниковая база исследования сформировалась из фундаментальных монографических трудов зарубежных авторов, работающих в области ювенологии и превентологии. В частности, впервые в научный оборот вводятся публикации таких исследователей, как Д.Виждил, Д.Готтфредсон, С.Деккер, Г.Карри, М.Клейн, Дж.Коулман, Д.Кресси, Дж.Мур, Д.Ван Несс, Д.Протроу-Стит, И.Спергел, Т.Торнберри, Дж.Уайс, Р.Хафф, и др., зарубежные программы по профилактике и превенции делинквентного поведения несовершеннолетних, международные правовые документы, в частности Международная Конвенция о правах ребенка, Пекинские правила, Руководящие принципы, принятые в Эр-Рияде, Правила защиты несовершеннолетних, лишенных свободы, а также научная журнальная периодика: “American Journal of Community Psychology”, “American Journal of Sociology”, “American Sociological Review”, “The Bulletin of the National Association of Probation Officers”, “Digest of Educational Statistics”, “Drug Prevention News”,  “Criminology Research”, “International Journal of the Addictions”, “Journal of Drug Issues”, “Journal of Research in Crime and Delinquency”, “Journal of Social Issues”, “Law and Order”, “NAPO News“, “Psychological Bulletin”, “Psychological Review”, “School Psychology Review”, “Social Problems”, “Tactics”, “Youth and Society”и др. Кроме того, анализу были подвергнуты справочные материалы National Institute for Juvenile Justice and Delinquency Prevention, Office of Juvenile Justice and Delinquency Prevention, Law Enforcement Assistance Administration, U.S. Department of Justice и других организаций и учреждений, занимающихся проблемой ресоциализации делинквентных групп несовершеннолетних.

Методы исследования.Для решения поставленных задач был использован комплекс методов исследования, взаимопроверяющих и взаимодополняющих друг друга: теоретический, историографический, сравнительно-сопоставительный анализ, системно-целостный и компаративистский анализ; анализ документации, интервью с экспертами.

Исследование осуществлялось в несколько этапов.

Первый этап (1996-2003) – поисково-аналитический: было изучено современное состояние проблемы, осуществлен историко-теоретический анализ зарубежной и отечественной философской, социологической, психолого-педагогической и криминологической литературы; определены исходные параметры исследования, его границы, методология и методы, концептуальный аппарат.

Второй этап (2003-2005) – теоретический: осуществлялся сбор информации по проблеме исследования, ее сравнительно-сопоставительный анализ, ознакомление с нормативной документацией и опытом профилактической и превентивной работы с делинквентными группами несовершеннолетних в США и Великобритании, подбор и расширение историографического и теоретического материала.

Третий этап (2005-2007) – обобщающий: коррекция выводов, полученных на предыдущих этапах, обработка, обобщение, систематизация результатов исследования, их апробация, внедрение и публикация, литературное оформление диссертации.

Научная новизна исследования:

- выявлена и обоснована совокупность положений, составляющих теоретико-методологические предпосылки исследования ресоциализации личности как социально-педагогического явления;

- подвергнут анализу и обобщению опыт научного изучения и практического осуществления ресоциализации делинквентных групп несовершеннолетних в США и Великобритании, раскрыты социально-педагогические, психологические и юридические аспекты исследуемого феномена, дана историко-теоретическая интерпретация понятия «делинквентное поведение» и сопряженных с ним дефинициям применительно к возрастной группе «несовершеннолетние»;

- определены ведущие тенденции современной стратегии превентивной работы с несовершеннолетними делинквентами: реализация  превентивной политики в США и Великобритании, учитывающей особенности этнической культуры изучаемых стран; оптимальное сочетание государственного и общественного начал в ресоциализационной деятельности; превращение законодательства в эффективный инструмент социально-правовой защиты детства; разработка и осуществление мер противодействия делинквентной активности несовершеннолетних, привлечение зарубежного опыта;

- проанализированы основные существующие в США и Великобритании направления, технологии и методики социально-педагогической профилактики и ресоциализации различных видов делинквентных групп несовершеннолетних.

Теоретическая значимость исследования:

- проведен целостный анализ концептуальных основ ресоциализации, профилактической и превентивной деятельности по работе с делинквентными группам несовершеннолетних в США и Великобритании;

- раскрыты социально-педагогические, психологические и юридические детерминанты формирования и распространения делинквентной субкультуры несовершеннолетних, что вносит определенный вклад в разработку проблем сравнительной педагогики, в частности, психолого-педагогическую теорию групп и коллективов;

- представлены основные концептуальные подходы в теории и практике ресоциализации делинквентных групп несовершеннолетних в США и Великобритании;

- обоснована возможность использования в отечественной системе элементов опыта по ресоциализации делинквентных групп несовершеннолетних;

- в научный оборот введен ряд оригинальных англо-американских источников, которые ранее не анализировались отечественными исследователями, в частности работы Дж.Коулмана (J.Coleman), Д.Кресси (D.Cressey), Г.Карри (G.Curry), С.Деккера (S.Decker), Д.Готтфредсона (D.Gottfredson), Р.Хаффа (C.Huff), М.Клейна (M.Klein), Дж.Мура (J.Moore), Д.Виждила (D.Vigil), Д.Протроу-Стита (D.Prothrow-Stith), И.Спергеля (I.Spergel), Т.Торнберри (T.Thornberry), Д.Ван Несса (D.Van Ness), Дж.Уайса (J.Weis).

- созданы теоретические предпосылки для расширения сравнительных социально-педагогических исследований.

Практическая значимость исследования:

- она определяется принципиальной возможностью использования содержащихся в нем материалов в научно-исследовательской, организационно-управленческой и социально-педагогической деятельности;

- результаты исследования могут найти применение при разработке федеральной и региональной молодежной политики в области социально-педагогического образования, в развитии методов и форм интеграции социальных институтов в процессе реализации деятельности по профилактике правонарушений и ресоциализации групповой делинквентности несовершеннолетних на региональном и муниципальном уровнях;

- разработанные в процессе исследования монографии и учебные пособия расширяют и дополняют содержание учебных курсов «Социальная политика», «Сравнительная педагогика», «Превентивная педагогика», «Коррекционная педагогика», «Социальная педагогика» и др., предусмотренных государственным образовательным стандартом высшего профессионального образования, и способствуют углублению знаний, умений и навыков специалистов для работы с несовершеннолетними делинквентами;

- основные идеи исследования могут быть востребованы российской системой повышения квалификации учителей, социальных педагогов и социальных работников, а также инспекторов ОДН для освоения новых технологий профилактической и коррекционно-реабилитационной работы с несовершеннолетними делинквентами.

Достоверность и надежность полученных результатов исследования обеспечены методологической обоснованностью исходных позиций работы, базирующихся на системно-структурном, личностно-деятельностном и аксиологическом подходах;  применением методов исследования, адекватных природе изучаемого объекта и его задачам; представительной источниковой базой, включающей в себя оригинальные англоязычные источники и документы.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Ресоциализация делинквентных групп несовершеннолетних — относительно целенаправленный процесс восстановления социального статуса, утраченных либо несформированных социальных навыков у несовершеннолетних участников делинквентных группировок, и переориентации их социальных и референтных установок за счет включения в новые позитивно направленные отношения в рамках педагогически ориентированной системы превентивных и коррекционных мер. 





2. Групповая делинквентность несовершеннолетних в психолого-педагогической науке США и Великобритании может быть определена как социальное явление, в основе которого лежит противоправная деятельность подростков и молодежи, реализуемая в форме совершения преступных или антисоциальных действий, запрещенных распространяемых на них законодательством. Делинквентная группировка несовершеннолетних – это молодежное сообщество, отличительной чертой которого является вовлеченность в противоправные действия, вокруг которых создается и развивается его групповая идентичность.

3. Классифицирующими признаками молодежной делинквентной группировки признаются самостоятельность ее формирования; схожесть интересов ее членов; установление контроля над конкретной территорией, объектом (например, школой) или предприятием; использование различных символов в коммуникации (граффити и т.д.), групповое вовлечение в преступную деятельность. Социализация несовершеннолетних в контексте криминальной группировки в США и Великобритании имеет следующие особенности: возрастной диапазон членов банды составляет 14-24 года; типичный паттерн начального вовлечения в криминальную группировку: подростки, которые присоединяются к бандам, обычно становятся кандидатами на вступление в них приблизительно в возрасте 13 лет и примерно спустя 6 месяцев включаются в банду; в течение следующего полугода они впервые задерживаются полицией, и таким образом, к 14 годам уже имеют опыт первого ареста; начало преступной карьеры связано с преступлениями против собственности граждан (например, угона автомобилей и кражи) и в течение 1,5 - 2 лет происходит переход к преступлениям, связанным с наркотиками и насилием; типичные преступления, совершаемые криминальными группировками несовершеннолетних  по степени частоты встречаемости: кражи автомобилей, воровство, нападения на представителей соперничающих групп, скрытое ношение оружия в школе, торговля краденным, торговля наркотиками; угрозы или нападения на потерпевших и свидетелей, стрельба из автомобиля, убийства.

4. Профилактика групповой делинквентности несовершеннолетних в США и Великобритании основывается на концепциях, ориентированных на общесоциальные меры предотвращения криминализации молодежной среды, и теориях, обосновывающих необходимость специальных мер профилактики, в том числе на индивидуальном уровне. При этом основное внимание ученых и практиков сосредоточено на мерах специальной профилактики, которые могут осуществляться на трех уровнях: 1) первичное предупреждение направлено на устранение факторов внешней среды, способствующих совершению преступлений; 2) вторичное предупреждение имеет целью предотвратить криминализацию личности потенциальных преступников и связано с воздействием на неустойчивых лиц, в том числе подростков из группы риска; 3) третичное предупреждение направлено на предотвращение рецидива со стороны лиц, уже совершивших преступление.

5. Ресоциализация несовершеннолетних правонарушителей в рамках пенитенциарной системы связывается с использованием комплекса мер, которые позволяют фокусироваться не на последствиях правонарушения, а воздействовать на его предпосылки. В качестве таких мер в США и Великобритании рассматриваются следующие виды работы с делинквентами в пенитенциарных учреждениях: 1) индивидуальное и групповое консультирование с целью определения психологических и социально-педагогических проблем, связанных с делинквентным поведением несовершеннолетнего (включая причины, мотивировавшие вовлечение в преступную деятельность), и последующая разработка программ помощи для решения этих проблем; 2) образование с целью дать несовершеннолетним в местах лишения свободы формальную академическую подготовку в объеме, сопоставимом со школьной программой, и повлиять на установки, ценности и поведение заключенных; 3) профессионально-ориентированное обучение и подготовка.

6. Наибольший эффект социально-педагогические усилия по ресоциализации имеют, если превентивные действия сфокусированы в промежуток «окна возможностей», когда еще можно предотвратить участие подростка в банде. Этот промежуток времени простирается между первыми контактами подростка с членами группировки и первым арестом за участие в групповом правонарушении. Второй период, когда остается возможность для эффективной превенции, находится в промежутке между первым и последующим арестом и характеризуется все более глубоким вовлечением в деятельность криминальной группировки и совершением более серьезных преступлений.

7. Эффективная система социально-педагогических условий превенции групповой делинквентности несовершеннолетних в США и Великобритании строится на основе комплексного подхода к противодействию вовлечения подростков и юношей в деятельность криминальных сообществ, включающих в себя: 1) мобилизацию сообщества: вовлечение в противодействие и превенцию делинквентности местных жителей, в том числе бывших участников молодежных группировок, общественных групп и местных агентств (социальных служб, образовательных учреждений, полиции и т.д.), а также координация различных программ и профессиональных функций между и внутри агентств; 2) обеспечение возможностей: создание набора образовательных, обучающих и тренинговых программ, в том числе профессионально направленных; 3) социальное вмешательство: вовлечение молодежных агентств, школ, общественных ассоциаций и групп местных жителей, религиозных организаций, полиции и других организаций, связанных с ювенальной юстицией в работу по установлению контакта с участниками криминальных группировок несовершеннолетних и развитию их связей с конвенциональным социумом и необходимыми социальными институтами; 4) подавление: формальные и неформальные процедуры социального контроля, включающие постоянный надзор и наблюдение за участниками группировок посредством возможностей органов уголовной и/или ювенальной юстиции, а также других местных агентств, школы  и групп местных жителей; 5) организационные изменения: разработка и реализация местной политики и процедур, позволяющих в полной мере использовать доступные и потенциальные ресурсы организаций, участвующих в работе с несовершеннолетними.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные теоретические положения и выводы работы доложены и получили одобрение на международных научно-практических конференциях (г.Коломна 2001, 2002,2003, 2004, 2005, 2006, 2007; г.Москва 2002, 2005, 2006, 2007), всероссийских научно-практических конференциях (г.Коломна 2000, 2003, 2005, 2006, 2007; г.Сочи 2002; г.Майкоп, 2004; г.Егорьевск, 2005; г.Арзамас, 2006), межрегиональных научно-практических конференциях (г.Коломна, 1999; г.Егорьевск, 1999; г.Рязань, 1998, 1999, 2006), межвузовских научно-практических конференциях (г.Коломна, 1997, 1998, 1999, 2000, 2001, 2003; г.Санкт-Петербург, 2000).

Результаты исследования опубликованы в монографиях, учебных пособиях, методических разработках, учебных программах, статьях и сборниках научных трудов, общим объемом более 59 печатных листов.

Работа прошла апробацию на кафедре педагогики высшей школы Московского педагогического государственного университета, кафедре социальной психологии и педагогики ГОУ ВПО МО «Коломенский государственный педагогический институт».

Внедрение результатов исследования осуществлялось в ходе преподавательской деятельности соискателя при чтении разработанных автором курсов по подготовке будущих социальных педагогов, юристов, психологов и педагогов-психологов. Материалы исследования внедрены в учебный процесс профессиональной подготовки Юридического и Психологического факультетов ГОУ ВПО МО  «Коломенский государственный педагогический институт», Рязанского государственного университета им. Есенина, Рязанской академии права и управления ФСИН РФ.

Апробация концептуальных положений  и внедрение результатов исследования осуществлялись через проект гранта Министерства образования Московской области «Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», реализуемый кафедрой социальной психологии и педагогики ГОУ ВПО МО «Коломенский государственный педагогический институт».

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы.

Во введении обоснована актуальность исследования, определены проблема, цель, объект, предмет, задачи, методология и методы исследования, охарактеризованы его научная новизна, теоретическое и практическое значение.

В первой главе «Теоретико-методологические предпосылки исследования ресоциализации делинквентных групп несовершеннолетних в США и Великобритании» определяется  научный аппарат исследования, рассматриваются основные подходы к социализации и ресоциализации в интерпретации отечественных и за­рубежных исследований, обосновывается методологическая позиция исследования.

Во второй главе «Ресоциализация делинквентных групп несовершеннолетних в США и Великобритании: теория и практика» охарактеризованы и проанализированы зарубежные тео­ретические концепции делинквентного поведения несовершеннолетних, дается социально-педагогическая характеристика делинквентных групп несовершеннолетних, раскрываются  условия и факторы возникновения делинквентных групп в США и Англии.

В третьей главе «Основные направления и тенденции ресоциализации делинквентных групп несовершеннолетних в США и Великобритании» обсуждаются теоретические и содержательные характеристи­ки превентивной педагогики ресоциализации преступности несовершеннолетних в США и Великобритании, анализируется процесс ресоциализации в пенитенциарных учреждениях, а также ведущие тенденции функционирования исследуемого явления.

В заключении обобщены результаты исследования, изложены его основные выводы, подтверждающие обоснованность положений, выносимых на защиту, определены дальнейшие перспективы научного поиска.

Список использованной литературы содержит  417 наименований, из них  221 на языке оригинала.

 


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Работа открывается анализом основных понятий ресоциализации делинквентных групп несовершеннолетних в США и Англии, взаимообусловленности процессов их социализации и ресоциализации в обществе, теоретико-методологических оснований выполненного исследования.

В итоге исследования установлено, что делинквентность несовершеннолетних представляет серьезную проблему в США и Великобритании. Более 40 проц. арестованных за наиболее тяжелые преступления – убийства, изнасилования, ограбления, физическое насилие при отягчающих обстоятельствах, кражи, угоны транспортных средств – это молодые люди в возрасте до 18 лет. Согласно статистическим данным, большая часть делинквентной активности несовершеннолетних происходит в групповом контексте. В последние годы количество таких банд значительно выросло, увеличилось число их членов, растет и число документированных случаев вовлечения членов этих банд в распространение и употребление наркотиков, а также групповых насильственных преступлений. Деятельность таких банд стала серьезной социальной проблемой, которая изучается в многочисленных социологических, психологических и педагогических исследованиях.

В настоящее время понятия «девиантность» и «делинквентность», заимствованные из зарубежной социологии и криминологии, активно используются в отечественных исследованиях, посвященных проблеме отклоняющегося, правонарушающего и преступного поведения. Крайняя неоднозначность, размытость, отсутствие каких-либо четких критериев их разграничения между собой или соотношения с понятиями «социальные отклонения», «правонарушения», «преступность» не дают возможности для их полноценного научного и практического применения в юриспруденции.

Юридический термин «делинквентность» широко распространен в международном праве, а также в криминологии и законодательстве  США, Великобритании и странах Западной Европы. Понятие «делинквентность» является родовым для определения тех видов социально-негативного отклоняющегося поведения, которые связаны с нарушением правовых и иных (нравственных, этических) норм. Однако значение данного термина различно в разных языковых системах.

Единого мнения в зарубежных и отечественных исследованиях по поводу определения делинквентности не существует. Выделяются социологическое, криминологическое и юридическое (правовое) понятия делинквентности. Как социологическое и криминологическое понятие, делинквентность имеет узкое и широкое толкование. В узком смысле слова делинквентность является синонимом понятия преступности, индивидуального и группового преступного поведения. Преступность – понятие криминологии, означающее совокупность всех фактически совершенных противоправных деяний, за каждое из которых предусмотрена уголовная ответственность, а также массовое негативное социально-правовое явление, обладающее определенными закономерностями, количественными и качественными характеристиками. В широком смысле понятие делинквентности используется в качестве термина, обобщающего разнообразные формы негативного социально отклоняющегося поведения, начиная с наиболее опасных видов – правонарушений и преступлений и кончая дисциплинарными проступками и несоблюдением соответствующих обязанностей.

В криминологической литературе делинквентность отождествляется с правонарушениями, противоправным поведением, включая крайнюю форму последнего – преступное поведение, нарушающее уголовно-правовые запреты. В трудах зарубежных ученых часто встречается и однопорядковое перечисление делинквентности и преступности (делинквентных и криминальных актов) как однородных понятий, характеризующих разные по степени общественной опасности виды противоправного поведения. Аналогично и в отечественной юридической литературе понятия правонарушения и преступления нередко употребляются в качестве однородных членов предложения, хотя второе понятие охватывается первым и представляет собой особый, наиболее тяжкий вид противоправности. Предпочтения в использовании криминологами зарубежных стран узкого или широкого значения понятия «делинквентность» в определенной мере связаны с лингвистическими особенностями и традициями национальных языков, а также с доминирующими в данной стране криминологическими школами и теориями.

В российском законодательстве термин «делинквентность» не употребляется; не нашел он широкого применения и в отечественной юриспруденции. В советской криминологии данный термин использовался главным образом для описания состояния и динамики преступности в развитых капиталистических странах, а также при анализе различных направлений и школ зарубежной криминологии (Я. Гилинский).

Таким образом, понятие «делинквентность» в научной литературе обычно предполагает более широкий спектр нарушений, порицаемых общепринятыми правилами, чем противоправные и преступные деяния, преследуемые по закону.

Интерпретация понятия «делинквентность» во многом зависит от контекста и предметной специфики исследовательской программы и ее концептуального аппарата. Так, например, в бихевиористской парадигме А.Бандура и Р.Уолтерс делинквентность определяли как агрессию, которая вызвана фрустрацией из-за невозможности удовлетворения потребности индивида. С позиций неофрейдистской концепции делинквентность рассматривается как недостаточность моральной инстанции личности - «superego» («сверх – я»), либо как провалы в «superego». А.Эйчхорн усматривает две стадии делинквентности. Первая, скрытая стадия - состояние, начало которого заложено в прошлом задолго до появления действительных симптомов, и представляет собой действительную патологию. Именно эта первая стадия трактуется как сущность делинквентности в отличие от второй стадии, когда появляются внешние симптомы. Скрытая делинквентность - результат нарушений внутриличностной структуры и объясняется недостаточностью «superego» - хранилища морали. К этой концепции примыкает точка зрения психиатра-неофрейдиста А.Блау, который связывает делинквентность с четырьмя видами отклоняющегося от нормы поведения: плохое поведение в раннем детском возрасте (infantile misbehavior), отклонения в поведении в детстве (childhood behavior disorder), делинквентность (delinquency) и преступление (crime). С точки зрения теории оперантного научения, известный американский психолог-бихевиорист Б.Скиннер обосновывает групповую делинквентность несовершеннолетних как процесс усвоения определенных норм и моделей поведения, регулируемый основными законами социального научения. С позиций социально-педагогического направления Дж.Шорт и И.Найт определяют делинквентность как нарушение морального кодекса, но акцентируют свое внимание не на вынесении приговора властями или применении наказания, а на характере проступка, т.е. не на действиях юридического аппарата, а на проступке. Д.Морер видит в делинквентности моральную неполноценность, вызванную плохим воспитанием и обучением. Э.Сталкен трактует делинквентность с педагогической точки зрения, определяя ее как симптом проблемы.

В юридическом смысле понятие «делинквентность» в западных странах носит весьма неопределенный и нечеткий характер. В литературе нередко делинквентами (в широком смысле слова) называют всех несовершеннолетних, которые нарушили закон, независимо от того, задержаны они или нет (Х.Витмер). Узкое  юридическое понятие делинквента отождествляется только с задержанными малолетними правонарушителями. Предлагая социально-юридический подход, М.Клинард определяет делинквентность или преступление как любой акт, являющийся социально-опасным и наказуемый государством независимо от вида наказания. Он пытается объединить социологический критерий («социальная опасность») с юридическим («наказуемость государством»). Такого же мнения придерживаются Р.Вирт и Р.Бригс, которые видят в делинквенте лицо, совершившее серьезное юридическое правонарушение.

Наряду с понятиями делинквентность и делинквент в англоязычной литературе имеется ряд других терминов, характеризующих детей с признаками отклоняющегося поведения: “problem children” (проблемные дети), “maladjusted children” (плохо приспособленные дети), “misbehaving children” (дети с плохим поведением), “no adapted children” (неадаптированные дети), “emotionally disturbed children” (эмоционально-неуравновешенные дети), “socially maladjusted” (социально-неприспособленные) и т.д. Четкой классификации этих терминов нет, и в каждом штате авторы вкладывают свое содержание в эти понятия.

Выполненный в ходе исследования анализ позволяет утверждать, что понятие делинквентность в США и Великобритании означает разнообразные формы негативного социально отклоняющегося поведения, начиная с наиболее опасных видов — правонарушений и преступлений и кончая дисциплинарными проступками и несоблюдением общественных обязанностей. Помимо прямых нарушений уголовного законодательства делинквентность включает также статусные правонарушения  (status offense), то есть действия, которые не расцениваются как правонарушение или преступление, если совершены взрослым, но запрещены несовершеннолетним. Они включают в себя, но не ограничиваются ими, такие проявления, как неуправляемость поведения или невозможность влиять на него со стороны родителей, прогулы школьных занятий, побеги из дома, игра в бильярд или нахождение в бильярдном зале, игры на автоматах, ложное указание возраста при входе в кинотеатр и т.д. Кроме того, к категории статусных могут относиться правонарушения, связанные с употреблением спиртных напитков несовершеннолетними, вождение автомобиля в нетрезвом состоянии, акты вандализма, нарушения временных ограничений для пребывания на улице («комендантского часа» для несовершеннолетних), употребление психоактивных препаратов,  ношение оружия и т.д.

Более того, в ходе проведенного анализа установлено, что для исследования групповой делинквентности несовершеннолетних в США и Англии и сопряженным с ней проблем интерпретации требует также понятие «несовершеннолетний». Дело в том, что традиционно в англоязычных странах принята отличная от отечественной система возрастной периодизации.

В англоговорящих странах понятию «несовершеннолетний» соответствует ряд терминов, которые обычно не делают различий между подростком и юношей, например: «adolescent» - юноша, девушка, подросток; молодой человек от 12 до 18 лет; «teen-ager» - молодой человек, подросток от 13 до 22 лет, «juvenile»  - молодой человек, подросток; «youth»   - молодой человек. Довольно редко встречается термин "preadolescent" - доподростковый - 10 - 13 лет.

Таким образом, в английском языке не существует точного эквивалента понятия «несовершеннолетний». Анализ литературы показал, что до сегодняшнего дня в отечественной и зарубежной психолого-педагогической литературе не существует точной хронологии подросткового и юношеского возраста, с которой бы согласились все исследователи. Это связано, прежде всего с тем, что возрастные границы сугубо индивидуальны и могут иметь значительные различия у отдельных индивидов.

Дополнительную сложность для нашего исследования создает и то, что в США и Англии нет однозначных правовых трактовок несовершеннолетнего возраста. Наиболее часто в зарубежных исследованиях, связанных с тематикой делинквентности, для обозначения возрастного статуса индивида, допускающего полную юридическую ответственность (совершеннолетия) используется термин «juvenile» («молодой человек, подросток»). Этот термин тесно связан с юридической терминологией и имеет, прежде всего, правовые коннотации. Но с точки зрения правовых норм этот возраст может существенно варьировать, причем как на уровне федерального законодательства, так и отдельных штатов в США или региональных законодательств в Великобритании.

В контексте нашего исследования мы придерживаемся периодизации возрастного развития и правовых ограничений, принятых в США и Англии, и рассматриваем несовершеннолетних как возрастную группу, объединяющую молодых людей (в том числе, детей, подростков и юношей), не достигших возраста полной юридической ответственности за правонарушения. В большинстве случаев (за исключением специально оговариваемых), этот возраст ограничивается 18 годами.

В результате осуществленного анализа было выявлено, что понятие «делинквентные группы несовершеннолетних» - сложное социально-педагогическое, психологическое и юридическое явление, восходя­щее своими истоками к понятию «неформальные группы». Названные объединения характеризуются на Западе как «молодежные группировки», «команды», «банды» и рассматриваются ис­ключительно как продукт молодежной субкультуры. Одна из наиболее распространенных в зарубежной педагогике, психо­логии и социологии точек зрения относительно подростковых групп состоит в том, что феномен подростковых субкультур связан с попытками разреше­ния группами подростков совместно переживаемых проблем, являющихся результатом противоречий в социальной структуре общества.

Западные педагоги, психологи и социологи рассматривают подростковые субкультуры как системы смыслов, средств выражения, стилей жизни, создаваемых группами подростков, находящимися в подчиненных структурных позициях в качестве реакции на доминирующие в обществе системы ценностей. Субкультуры при этом отражают попытки разрешения противоречий, связанных с более широким социальным контек­стом.

Среди ученых нет единой оценки сущест­венных признаков неформальных групп, как нет и единого мнения по опре­делению таких групп. Вне всякого сомнения, главной характеристикой группы является при­знак взаимозависимости ее членов, проявляющейся в форме взаимодей­ствия в процессе реализации групповой цели. Не сходство или различие оп­ределяет то, принадлежат или нет два индивида к одной группе, но взаимодейст­вие или другие типы взаимозависимости (К.Левин). Имен­но взаимодействие, по мнению большинства авторов, является решающей, образующей характеристикой.

Не менее важным фактором возникновения групп, по мнению западных ученых, также является наличие двух взаимосвя­занных, но не совпадающих групповых структур – внешней и внутренней. Внешняя структура предназначена для адаптации группы к внешней среде и, будучи «ответственна» за реализацию поставлен­ной цели, выполняет продуктивную, называемую еще инструментальной функцию. Внутренняя структура определяет существование группы как пси­хологической целостности, выполняя эмоциональную функцию разрешения межличностных противоречий (Д.Хоманс). Существует множество аналогичных позиций, но в каждой из них выделяется одна и та же идея: существуют две внутригрупповых структуры, одна из которых связана с целью совместной деятельности, дру­гая - с областью межличностных отношений.

Однако большинство зарубежных исследователей сходится в едином мнении, что делинквентные группы несовершеннолетних в целом представляют собой обособленные группы, возникающие стихийно, на эмоционально-психологической, эпатажной основе, противопоставляют себя общепринятым в обществе нормам морали и права, совершают правонарушения и преступления. Это замкнутые корпоративные группы, имеющие узконаправленные антиобщественные цели.

Таким образом, групповая делинквентность несовершеннолетних может быть определена как социальное явление, сутью которого выступает противоправная деятельность подростков и молодежи, реализуемая в форме совершения преступных или антисоциальных действий, запрещенных законодательством. Соответственно делинквентная группировка несовершеннолетних – это молодежное сообщество, отличительной чертой которого является вовлеченность в противоправные действия, вокруг которых создается и развивается групповая идентичность данного сообщества.

В процессе исследования было обнаружено, что понятие «ресоциализация» в отечественных и зарубежных исследованиях используется в широком и узком смысле. В первом случае оно связывается с процессом повторного прохождения социализации, который возникает на разных возрастных этапах в длительных экстремальных ситуациях или нетипичных условиях, требующих освоения норм и ценностей, противоположных тем установкам, которые были сформированы на этапах первичной и вторичной социализации. Такое понимание ресоциализации ориентируется на методологические установки субъект-субъектного парадигмального подхода к пониманию социализации. В узком смысле понятие ресоциализация используется в пенитенциарной педагогике, криминологии и девиантологии и соотносится с проблемами, связанными с проявлениями в обществе девиантных и делинквентных форм поведения и жизнедеятельности. В русле социально-педагогических исследований делинквентности несовершеннолетних оно может быть интерпретировано как относительно целенаправленный процесс восстановления социального статуса, утраченных либо несформированных социальных навыков у несовершеннолетних участников делинквентных группировок, и переориентации их социальных и референтных установок за счет включения в новые позитивно направленные отношения в рамках педагогически ориентированной системы превентивных и коррекционных мер. 

Анализ современных зарубежных концепций ресоциализации делинквентных групп несовершеннолетних может быть построен на основе разработанного в отечественной педагогической науке подхода, в котором концептуальные модели социализации предлагается интерпретировать с точки зрения либо субъект-объектной, либо субъект-субъектной парадигмы в понимании взаимодействия индивида и общества. Согласно субъект-объектному подходу, социализация, по сути, представляет собой процесс адаптации человека к обществу, которое формирует каждого своего члена в соответствии с присущей ему культурой. Человеку отводится пассивная позиция в процессе социализации, а социализированность определяется способностью успешно ориентироваться в общественной жизни, проявляя конформность к социальным предписаниям. Субъект-субъектный подход рассматривает человека как активного субъекта, участвующего в процессе социализации и не только адаптирующегося к обществу, но и способного влиять на свои жизненные обстоятельства и на себя самого. В этом случае социализированность определяется способностью человека быть субъектом собственного развития и в какой-то мере общества в целом. При этом особое внимание уделяют наличию (и качественному составу) у человека ценностных ориентаций и умению их менять.

Основными методологическими принципами нашего исследования стали системно-структурный, личностно-деятельностный и аксиологический подходы.

Системно-структурный подход к исследованию проблемы ресоциализации делинквентных групп несовершеннолетних позволяет раскрыть сложную взаимосвязь факторов и детерминант делинквентности несовершеннолетних как социального явления, обладающего своей внутренней логикой, структурными  и функциональными характеристиками и существующего в контексте системы социальных отношений и институтов общества.

Методологическим основанием для анализа индивидуально-личностных  и социально-психологических предпосылок формирования и развития правосознания и правопослушного поведения в нашем исследовании выступают личностно-деятельностный подход и его развитие в рамках субъект-субъектной интерпретации психологических и педагогических явлений. Он позволяет логически и научно-теоретически обосновать ресоциализацию несовершеннолетних как относительно целенаправленный процесс создания условий для возвращения и приобретения необходимых возможностей и способностей несовершеннолетнего к жизни в обществе с соблюдением норм права.  Ресоциализация делинквентных групп несовершеннолетних помимо структурных свойств обладает и процессуальными характеристиками и в этом контексте понимается нами как динамический процесс реинтеграции социальных феноменов, которые возникают из диалектического взаимодействия личности и общества, вхождения индивида в общественные структуры посредством социально необходимых качеств.

Аксиологический подход дает возможность для последовательного  анализа ценностно-нормативного измерения проблемы ресоциализации делинквентных групп несовершеннолетних и позволяет вскрыть ценностную природу процесса социализации и ресоциализации. Одним из ключевых элементов объяснения и концептуализации проблем ресоциализации  и профилактики делинквентного поведения несовершеннолетних является содержательная интерпретация доминирующих в обществе ценностных норм и этических императивов. Правонарушение как социальный феномен и индивидуальное действие становится таковым только в соотнесении с системой ценностных ориентаций как на социетальном, так и на индивидуальном уровне.

В современных исследованиях выделяют три группы теорий делинквентного поведения: биолого-антропологические, психологические и социологические теории.

Биолого-антропологические теории рассматривают преступное поведение как результат действия врожденных программ индивидуального развития, определяемых генетическими факторами.

Психологические теории делинквентности приписывают его причины особенностям человеческой психики и закономерностям ее функционирования, которые рассматриваются относительно изолировано от внешних социальных условий. Среди таких закономерностей называется: действие бессознательных и инстинктивных побуждений и ослабленный контроль над ними со стороны Супер-Эго (Д.Абрахамсен, Ф.Александер, В.Бромберг, Б.Карпмен, X.Келеэн, У.Уайт, З.Фейд, Г.Штауб); наличие психопатологической симптоматики (психопатий, пограничных состояний и психозов); фрустрационное напряжение (Дж.Доллард, Н.Миллер); эффект социального научения и отсутствие негативных подкреплений ненормативного агрессивного поведения (А.Бандура); индивидуальные свойства темперамента, наличие эмоциональных проблем, низкая самооценка и эмоциональная нестабильность (Айзенк, Уилсон и Херштайн).

Социологические теории фокусируют свое внимание на социальных причинах преступности и  факторах, которые влияют на возникновение делинквентного поведения. Наибольшее воздействие на выбор стратегий профилактики и противодействия делинквентности несовершеннолетних оказывают теория социального контроля и теории культурных девиаций: теория социального контроля предполагает, что первопричиной делинквентности несовершеннолетних является ослабление, разрыв или отсутствие эффективного социального контроля. Делинквентность несовершеннолетних - это результат нарушенной социализации, и означает, что молодой человек не сформировал моральных связей с конвенциональным порядком, и тем самым чувствует себя свободным от общепринятых норм. Желательный результат социализации - внутренний моральный контроль; теория культурных девиаций предполагает, что делинквентность несовершеннолетних есть результат стремления соответствовать культурным ценностям, конфликтующим с конвенциональным моральным порядком. Делинквентное поведение является следствием социализации, но относительно неконвенциональных ценностей и норм, внутри «девиантной» социальной группы или культуры. Девиантная и делинквентная социализация осуществляется посредством научения в процессе взаимодействия теми, кто поощряет нарушение закона, при ограниченности контактов с теми, кто его поддерживает.

Анализ ведущих принципов и положений, содержания основных концепций делинквентного поведения несовершеннолетних, социально-педагогической характеристики делинквентных групп несовершеннолетних, условий и факторов возникновения делинквентных групп в США и Англии, приводит к выводу, что в зарубежной научной литературе  по обсуждаемой проблеме наиболее часто рассматриваются теории аномии, социального контроля, теории дифференциальных ассоциаций, стигматизации, девиантных субкультур, рационального выбора и других интегративных концепций.

В настоящее время наибольшее влияние на выбор стратегий профилактики и противодействия делинквентности несовершеннолетних оказывают две группы теорий: теорий социального контроля и культурных девиаций.

Суть теорий социального контроля составляет предположение, согласно которому ослабление, разрыв или отсутствие эффективного социального контроля являются первопричиной делинквентности несовершеннолетних. Базовые постулаты теории социального контроля формулируются следующим образом. Социализация в целом ведет к конформности и принятию социальных норм, но нарушенная социализация имеет следствием нонконформизм. Делинквентность несовершеннолетних – это результат нарушенной социализации, и которая означает, что молодой человек не сформировал моральных связей с конвенциональным порядком и тем самым чувствует себя свободным от общепринятых норм. Делинквентное поведение происходит потому, что оно просто не предотвращено вследствие неэффективного социального контроля, т.е. неадекватности социализации и/или социальных ограничений. Желательный результат социализации – внутренний моральный контроль.

Профилактика делинквентности несовершеннолетних, с точки зрения теории социального контроля, должна быть основана на общих институциональных/организационных изменениях и имеет несколько ключевых следствий для ее превенции (Дж.Уайс):

1. Ключевыми в профилактике являются институциональные изменения, связанные с деятельностью институтов, несущих первичную ответственность за результаты социализации и контроль за несовершеннолетними – семьи, школы, правовой системы.

2. Повышение эффективности контроля в семье должно быть направлено на усиление ее контрольных функций и способности развивать самоконтроль у ребенка.

3. Привязанность к школе и приверженность образованию необходимо развивать и поддерживать у как можно большего числа школьников и любыми возможными способами.

4. Ювенальные суды должны быть реорганизованы и должны способствовать укреплению веры в закон и справедливость.

5. Частью любых институциональных изменений, направленных на профилактику делинквентности несовершеннолетних, должно стать усиление самопонимания и я-концепции молодых людей.

Теория культурных девиаций предполагает, что делинквентность несовершеннолетних есть результат стремления соответствовать культурным ценностям, конфликтующим с конвенциональным моральным порядком. Следование неконвенциональным нормам каких-либо групп или субкультур, или неконвенциональным аспектам доминантной культуры –  это тоже конформность, но в другой системе координат. Делинквентное поведение является следствием таких же процессов социализации, но относительно неконвенциональных ценностей и норм, внутри «девиантной» социальной группы или культуры. Девиантная и делинквентная социализация осуществляется посредством научения в процессе взаимодействия с теми, кто поощряет нарушение закона, при ограниченности контактов с теми, кто его поддерживает («дифференциальная ассоциация»  – Э.Сазерленд). Ситуационное дифференцирующее подкрепление определяет, будет ли индивид «выучивать» конвенциональное или  криминальное поведение. Поэтому, для того, чтобы предотвратить криминальное поведение, конвенциональное поведение должно вознаграждаться (позитивно подкрепляться), а девиантное должно оставаться невознагражденным или  наказываться (Р.Эйкерс).

Среди других концепций, развивающих идеи, схожие с теорией культурных девиаций, можно назвать теории девиантных субкультур, которые в качестве объяснительных принципов делинквентного поведения несовершеннолетних содержат в себе следующие положения:

- группировка несовершеннолетних и ее делинквентная субкультура дают возможность ощутить принадлежность к группе, сформировать свою полоролевую идентичность и достичь статуса на основе конфликта с социальными нормами, принятыми в обществе (А.Коэн);

- для молодых людей блокированы каналы достижения социально желательных целей в условиях интеграции субъектов на различных возрастных уровнях и сравнения конвенциональных  и неконвенциональных ценностей (Р.Клауорд и Л.Оулин);

- в культуре или субкультуре существуют системы установок, ценностей и взглядов, поощряющие криминальную активность, и подтверждение приверженности к которым вызывает одобрение со стороны ближайшего окружения  (У.Миллер); 

- существует конфликт культур, в том случае,если нормы культуры или субкультуры одной зоны перемещаются в другую или сталкиваются с нормами другой зоны. Конфликт между нормами различных культур может возникнуть: 1) когда эти нормы сталкиваются на границе смежных культурных зон; 2) когда право одной культурной группы распространяется на территорию другой группы; 3) когда члены одной культурной группы переходят в другую группу (Т.Селлин).

Теории культурных девиаций предлагают основу для профилактики делинквентности несовершеннолетних в рамках подхода, акцентирующего внимание на организации локальных сообществ (community organization). Ключевыми моментами в рамках этого подхода (Дж.Уайс) являются:

1. Превенция делинквентности несовершеннолетних должна противопоставить делинквентному поведению, которое есть результат социальной дезорганизации, организацию локальных сообществ.

2. Необходимо поддерживать контроль со стороны локальных сообществ (общин) за организацией услуг для молодежи и ресурсами профилактики делинквентности.

3.   Необходимо поощрять участие как молодежи, так и взрослых в определении местной политики в области профилактики и организации социальной жизни.

4.  Делинквентные группы должны быть кооптированы в сообщество или расформированы.

5. Необходимо поощрять и развивать связи молодежи с конвенциональными группами.

Концепция стигматизации, как и теории дифференциальных ассоциаций, утверждает, что правонарушитель выучивается нарушать закон. Но в отличие от других теорий, она обращает внимание на то, что, стигматизируя индивида как преступника или делинквента, общество не препятствует дальнейшей эскалации его делинквентного поведения, а наоборот, способствует этому. Следствием для превентивной практики в отношении несовершеннолетних с этой точки зрения являются следующие положения:

  1. необходимо отказаться от криминализации незначительных по своей опасности деяний, а также «преступлений без жертв»;
  2. для сокращения делинквентности и преступности подростков следует отделить их от традиционной системы уголовной юстиции, предельно сократив в отношении делинквентов формальные санкции, заменяя их неформальными или мягким формальным подходом;
  3. возможно большее число правонарушителей должно оставаться в своей общине, как можно меньшее их число должно осуждаться к лишению свободы, которое максимально заменяется альтернативными мерами воздействия.

Результаты исследования свидетельствуют о том, что понятие «криминальная группировка несовершеннолетних» («youth gang», «juvenile gang») в зарубежной литературе имеет множество толкований. Наиболее часто цитируемое определение банды несовершеннолетних предложено У.Миллером: это самостоятельно созданная ассоциация ровесников, объединенная общими интересами, с идентифицированным лидерством и внутренней организацией, которые действуют совместно или индивидуально для достижения конкретных целей, включающих осуществление противоправной деятельности и контроль над определенной территорией, объектом или сферой деятельности.

В процессе исследования нами были выявлены типичные характеристики криминальных группировок несовершеннолетних:

-    возрастной диапазон членов банды составляет 14-24 года;

- типичный паттерн начального вовлечения в криминальную группировку: подростки, которые присоединяются к бандам, обычно становятся кандидатами на вступление приблизительно в возрасте 13 лет и, примерно 6 месяцев спустя, включаются в банду; в течение следующих полугода они впервые задерживаются полицией, и таким образом, к 14 годам уже имеют опыт первого ареста;

- начало преступной карьеры связано с преступлениями против собственности граждан (например, угон автомобилей и кражи) и в течение 1,5 - 2 лет происходит переход к преступлениям, связанным с наркотиками и насилием;

- типичные преступления, совершаемые криминальными группировками несовершеннолетних  по степени частоты встречаемости: кражи автомобилей, воровство, нападения на представителей соперничающих групп, скрытое ношение оружия в школе, торговля краденным, торговля наркотиками, угрозы или нападения на потерпевших и свидетелей, стрельба из автомобиля, убийства.

В США и Великобритании существуют различные классификации криминальных группировок несовершеннолетних. Выделяют несколько типов молодежных банд. Наиболее часто банды классифицируют по признаку доминирующих целей (территориальные (конфликтные) банды, корпоративные банды, банды «стервятников» (хулиганские)) и по этническому признаку (банды афро-американцев, банды латиноамериканцев, банды выходцев из юго-восточной Азии).

Как показало исследование, общим для всех типов банд является то, что они, как правило, создаются и развиваются по расовой или этнической линии; в них преобладают и доминируют подростки мужского пола; они обозначают границу своей территории с помощью элементов граффити; действуют как организации и могут быть частью более крупной группы или объединения; имеют собственные символы в одежде, цветах, татуировках, граффити, жестах, языке и т.п.

При этом классифицирующими признаками молодежной группировки признаются самостоятельность формирования группы; схожесть интересов ее членов; установление контроля над конкретной территорией, объектом (например, школой) или предприятием; использование различных символов в коммуникации (граффити и т.д.); групповое вовлечение в преступную деятельность.

Исследование позволяет утверждать, что криминальная группировка несовершеннолетних возникает на основе потребностей нормального развития в подростковом возрасте. Членство молодых людей в криминальной группе, также как и в просоциальной, основано на том, что оно:

- обеспечивает своих членов временной эмоциональной основой в течение периода между зависимостью детства и взрослой независимостью;

- удовлетворяет подростковую потребность в принадлежности к группе, отличной от их семьи;

- предлагает подросткам цели, мировоззрение и место, где они могут чувствовать собственную ценность. Членство в группе дает ощущение цели в жизни подростка;

- подтверждает, чем больше молодой человек чувствует себя предоставленным самому себе, тем сильнее для него привлекательность групп сверстников;

- включает ритуалы, которые помогают определить группу и место индивида в группе;

- часто предполагает способы демонстрации членства и ношение опознавательных цветов, символов или одежды;

- часто имеет ритуалы инициирования (клятвы, посвящения), которые предполагают какие-либо испытания, посредством которых предполагаемый член должен продемонстрировать свою лояльность  группе.

То, что дифференцирует банды от просоциальных групп молодежи, связано, прежде всего, с насилием:

- все банды применяют насилие или потенциально разрешают его;

- банда как группа позволяет им совершать насильственные действия и реализовывать антиобщественное поведение, которое индивидуально они вряд ли бы совершили.

Результаты исследования показывают, что для обозначения деятельности по предупреждению, профилактике, предотвращению и предохранению общества от преступных действий в США и Англии используется один термин «prevention» – превенция, который объединяет в своем значении и профилактику, и предупреждение, и предотвращение преступности.

Превенция делинквентности – это широкий термин, используемый для обозначения целенаправленных усилий по выявлению, ограничению или устранению факторов преступности несовершеннолетних в целом и ее отдельных видов. Анализ показал, что применительно проблем ресоциализации делинквентных групп несовершеннолетних превенция рассматривается как комплекс социальных мер и действий, направленных на предотвращение или коррекцию противоправного поведения  несовершеннолетних через предупреждение и противодействие вовлечению молодых людей в криминальную или иную антисоциальную деятельность.

Как свидетельствуют полученные в исследовании данные, в зарубежных источниках основное внимание ученых и практиков сосредоточено на мерах специальной профилактики групповой делинквентности несовершеннолетних, которые могут осуществляться на трех уровнях:

  1. первичное предупреждение направлено на устранение факторов внешней среды, способствующих совершению преступлений;
  2. вторичное предупреждение имеет целью предотвратить криминализацию личности потенциальных преступников и связано с воздействием на неустойчивых лиц, в том числе подростков из группы риска;
  3. третичное предупреждение направлено на предотвращение рецидива со стороны лиц, уже совершивших преступление.

Как показывает проведенный анализ, базовой моделью превенции групповой делинквентности несовершеннолетних в США является модель Спергеля – Карри, представляющая комплексный подход к противодействию вовлечения подростков и юношей в деятельность банд. Эта модель, которую можно рекомендовать для внедрения в отечественную систему превентивной работы с делинквентными группами несовершеннолетних, включает пять компонентов:

1. Мобилизация сообщества: вовлечение в противодействие и превенцию делинквентности местных жителей, в том числе бывших участников молодежных группировок, общественных групп и местных агентств (социальных служб, образовательных учреждений, полиции  и т.д.), а также координация различных программ и профессиональных функций между и внутри агентств.

2. Обеспечение возможностей: создание набора разнообразных образовательных, обучающих и тренинговых программ, в том числе профессионально направленных, для молодых людей, вовлеченных в криминальные группировки.

3. Социальное вмешательство: вовлечение молодежных агентств, школ, общественных ассоциаций и групп местных жителей, религиозных организаций, полиции и других организаций, связанных с ювенальной юстицией, в  работу по установлению контакта  с участниками криминальных группировок несовершеннолетних и развитию их связей с конвенциональным социумом и необходимыми социальными институтами.

4. Подавление: формальные и неформальные процедуры социального контроля, включающие постоянный надзор и наблюдение за участниками группировок посредством возможностей органов уголовной и/или ювенальной юстиции, а также других местных агентств, школы  и групп местных жителей.

5. Организационные изменения: разработка и реализация местной политики и процедур, позволяющих в полной мере использовать доступные и потенциальные ресурсы внутри и между агентствами, участвующими в работе с несовершеннолетними делинквентами.

Проведенное исследование показало, что ресоциализация делинквентных групп несовершеннолетних может быть эффективной, если превентивные действия будут сфокусированы в короткий промежуток «окна возможностей», когда еще остается возможность предотвратить участие подростка в банде. Этот промежуток времени простирается между первыми контактами подростка с членами группировки и первым арестом за участие в групповом правонарушении.

Второй период, когда остается возможность для эффективной превенции, находится в промежутке между первым арестом (как правило, связанным с преступлением против собственности) и последующим все более глубоким вовлечением в деятельность криминальной группировки и совершением более серьезных преступлений. Этот период приблизительно в 1,5-2 года оставляет подростку шанс выйти из-под влияния субкультуры банды до того момента, пока он не начал подвергать опасности свою жизнь и жизнь других людей.

Основной локус для организации целенаправленных программ сокращения делинквентности несовершеннолетних и в США, и в Англии представляет школа как главный институт социализации молодежи помимо семьи. Молодые люди проводят в школе значительную часть времени, и до подросткового возраста, когда начинают проявляться негативные эффекты социализации, почти все они имеют школьный опыт формирования значимых отношений в жизни. Поэтому школа, больше чем любой другой институт кроме семьи, может оказывать влияние на поведение молодых людей. В той мере, в какой школа создает возможности для развития социальной компетентности позитивных установок и убеждений учащихся, сокращаются и возможности вовлечения несовершеннолетних в криминальную активность.

В процессе анализа оригинальной зарубежной литературы было выявлено, что диапазон действий, которые школы могут использовать для противодействия вовлечению молодых людей в банды и другие формы криминализированного поведения, достаточно широк. Типология подходов, которые применяются в школах США к профилактике и противодействию групповой преступности несовершеннолетних, рассматривается в трех измерениях.  Программы превенции могут быть сфокусированы на: 1) услугах учащимся или семьям; 2) организационных или более широких социальных мерах; 3) дисциплинарных мерах или общем менеджменте безопасности.

1. Программы, ориентированные на оказание прямой помощи учащимся и семьям включают в себя организацию профилактических учебные курсов  и тренингов обучения социальным навыкам, направленных на развитие навыков самоконтроля и сдерживания агрессивного поведения. Сюда же могут входить бихевиорально ориентированные программы модификации поведения, консультирование по социальным и юридическим вопросам, социально-педагогическая помощь и услуги социального работника, психологическая  или психотерапевтическая помощь, индивидуальное сопровождении и индивидуальная работа  с учащимся. Заметная часть таких программ отводится организации досуга и обогащению внутришкольной жизни. Помимо этого широко используются и формы работы с семьей.

2. Программы организационных или более широких социальных мер. Эта группа программ превенции направлена на более широкий контекст и предполагает проектирование и осуществление организационных изменений в школьной среде. К ним может относиться совершенствование организации работы в классе и педагогического управления, работа, направленная на изменение или сохранение культуры и климата школы, укрепление ее норм и ценностей (например, в виде использования общешкольных символов, церемоний и систематических процедур, а также применения мер социального воздействия и влияния с целью формирования у учащихся приверженности школьным нормам), развитие взаимодействия между школой и местным сообществом.

3. Программы, связанные с развитием системы дисциплинарных мер и общего школьного менеджмента, в основном направлены на создание безопасной школьной среды и системы регулирования поведения и школьной дисциплины. Организация безопасности касается ограничения доступа на  территорию школы нежелательных персон, а также предотвращения появления в школе оружия или запрещенных предметов и веществ (например, наркотиков). Наиболее часто среди мер обеспечения безопасности учащихся и персонала упоминаются использование средств идентификации учащихся (карты, пропуска), наличие службы безопасности или полицейского поста в школе, пропуска для посетителей, закрытые внешние двери, камеры видеоконтроля, патрулирование помещений школы и школьного двора, возможность для учащихся конфиденциально сообщать о преступлениях, угрозах, конфликтах и других актуальных или потенциальных проблемах, оперативное реагирование на стычки между учащимися и предотвращение их эскалации, проверка на употребление наркопрепаратов, удаление запирающихся шкафчиков и внутренних дверей в помещениях для учащихся, обыск шкафчиков и подсобных помещений и т.д.

В эту же группу относятся и меры, направленные на регулирование поведения и школьной дисциплины, на создание в школе системы формальных ролей, в которых учащиеся могут участвовать в формулировании школьных правил и контроля за их соблюдением,  а также в рамках которых они получают формальные возможности реагировать на проблемное поведение своих сверстников. В этом контексте можно упомянуть такие меры как посредничество сверстников в разрешении споров и конфликтов, суды учащихся, выбор ответственных за дисциплину среди учащихся. Например, достаточно эффективной показала себя программа, в рамках которой посредничество в спорах сверстников доверялось их товарищам. В рамках  этой программы подростки после специального обучения (тренинга) включались в процесс обнаружения и  посредничества в конфликтных ситуациях между сверстниками.

Проведенный анализ убеждает в том, что ключевая роль в ресоциализации несовершеннолетних делинквентов в США и Великобритании традиционно отводится суду и системе правоохранительных учреждений. В их задачу входит применение легитимизированных санкций против правонарушителей, связанных с необходимостью поддерживать социальный порядок и общественную безопасность.

В США и Великобритании действует раздельная система правового регулирования и контроля за преступностью и нарушениями закона для взрослых и несовершеннолетних. Менее 1% правонарушений, совершенных несовершеннолетними и в основном касающихся тяжких преступлений (например, убийства), рассматриваются уголовными судами общей юрисдикции. Возраст, по достижению которого правонарушитель переходит под юрисдикцию общего суда, в разных штатах колеблется и может составлять от 16 до 19 лет. Существует достаточно много отличий  в деятельности органов  ювенальной юстиции от  юстиции для взрослых, но наиболее важно, во-первых, то, что криминальная история несовершеннолетнего, по крайней мере, частично, а в большинстве случаев полностью, скрыта от судов для взрослых. Во-вторых, несовершеннолетние, осужденные ювенальным судом, содержатся в исправительных учреждениях отдельно от взрослых. В-третьих, ювенальный суд рассматривает не только дела, связанные с уголовными преступлениями, но и статусные правонарушения, а также дела, связанные с ненадлежащим исполнением родительских обязанностей.

Исследование позволяет утверждать, что существует широкий диапазон учреждений, в которые может направляться несовершеннолетний преступник, если суд выносит решение  о содержании его в исправительном учреждении. Если перечислять их по степени убывания строгости режима то, это могут быть исправительные школы (training schools), лагеря и ранчо (ranches and camps), исправительные дома (англ. halfway houses – «дом на полпути»), приюты и патронатные семьи (shelters). В исправительных школах их подопечные находятся под строгим наблюдением и существенно ограничены в передвижениях и доступе к социуму вне учреждения. По сути, они напоминают взрослую тюрьму, и содержатся в них, как правило, несовершеннолетние преступники, совершившие уголовные преступления.

В настоящее время основные направления реализации принципов исправления делинквентного поведения связаны с использованием системы мер, которые позволяют фокусироваться не на последствиях правонарушения, а воздействовать на его предпосылки. В качестве таких мер в США и Великобритании рассматриваются следующие виды работы с делинквентами в пенитенциарных учреждениях:

1. Консультирование. Индивидуальное и групповое консультирование используются в пенитенциарных учреждениях и системе по надзору за условно осужденными или досрочно освобожденными правонарушителями. Цель консультирования состоит в том, чтобы идентифицировать специфические проблемы индивида, связанные с делинквентным поведением (включая причины, мотивировавшие вовлечение в преступную деятельность) и затем разработать программы помощи для решения этих проблем.

2. Тюремное образование. Образование в тюрьме имеет две цели: (a)дать формальную академическую подготовку в объеме, сопоставимом со школьной программой и (b) ресоциализировать установки заключенных и типы их поведения. Чтобы достичь этих целей, в пенитенциарном учреждении тюрьмы используют программы телевидения, кино, библиотеки, лекции, религиозные программы, групповые дискуссии и рекреационные программы.

3. Профессиональное обучение. Цель этих программ состоит в том, чтобы дать содержащимся в исправительных учреждениях делинквентам трудовые и профессиональные навыки и знания, соответствующие их возможностям, которые позволят им найти место на рынке труда после освобождения из заключения.

4. Сокращение срока. Законодательство в США и Великобритании разрешает тюремному наблюдательному совету досрочно освобождать заключенного, если он или она демонстрируют хорошее поведение. Законодательные нормы допускают, что за каждый месяц приемлемого поведения некоторое количество дней может вычитаться от приговора. Замысел этой нормы построен на стимулировании осужденных принять ответственность за их повседневное поведение, прикладывать усилия для реабилитации и уменьшить дисциплинарные проблемы в местах заключения. Для этих целей суд может выносить так называемые «неопределенные приговоры», в которых указан минимальный и максимальный предел времени содержания в исправительном учреждении.

5. Досрочное освобождение (Parole) – это обусловленное освобождение заключенного, отбывающего наказание по неопределенному приговору или приговору, срок которого не истек. Досрочное освобождение выполняет двойственную ресоциализирующую функцию: наказания (ограничены определенные формы поведения и сохраняется угроза возвращения в заключение) и исправления преступника (офицер, отвечающий за работу с досрочно освобожденными, обычно консультирует и помогает им решать свои проблемы и удовлетворять те или иные потребности).

6. Условное наказание (Probation) – это мера, которая входит в юрисдикцию судов и означает приостановку действия приговора, принятого в отношении преступника и предоставление ему возможности остаться на свободе при условии хорошего поведения и надзора со стороны сотрудника соответствующего агентства (англ. probation officer – в отечественной литературе часто обозначается как «офицер или служащий по пробации»). Пробация рассматривается как мера исправления,  однако, угроза наказания сохраняется; и если условия условного наказания будут нарушены, преступник может оказаться в тюрьме. Подобно досрочному освобождению, условное наказание содержит компоненты возмездия и преобразования.

Результаты диссертационного исследования свидетельствуют о том, что современная концепция социально-педагогической ресоциализации  делинквентных групп несовершеннолетних в США и Великобритании строится при строгом соблюдении международных правовых документов, в частности Международной Конвенции о правах ребенка, Пекинских правил, Руководящих принципов, принятых в Эр-Рияде, Правил защиты несовершеннолетних, лишенных свободы, и осуществляется на трех уровнях:

а) федеральномна основе разработки и реализации многочисленных государственных программ по социализации личности, адаптации ее в современное западное общество, а также профилактики индивидуальной и групповой преступности с использованием педагогических, психологических, криминологических, медицинских, экономических и других средств ресоциализации, связанных с оздоровлением социальной среды;

б) региональном – на основе различных программ по видам групповых преступлений, разрабатываемых в отдельных штатах и округах за счет их средств, с их научным обоснованием учеными местных университетов, учебных заведений и их практической реализацией через специальные социальные центры;

в) местном – на основе разработки конкретных профилактических мер при непосредственном включении местных органов самоуправления, конкретных школ, колледжей, производственных, коммерческих и других объединений, хорошо знающих местные условия и регионы действия делинквентных групп, с учетом обширных данных из федеральных и региональных программ. Деятельность местных органов по социально-педагогической ресоциализации групповой делинквентности несовершеннолетних, как правило, финансируется за счет хозрасчетных отчислений всех предприятий и организаций.

Социально-педагогическая ресоциализация групповой делинквентности на всех уровнях в США и Англии строится с учетом сложившегося в психолого-педагогических исследованиях представления о делинквентных группах несовершеннолетних как продукте процесса отчуждения личности подростков от деятельности социально полезных групп и деформации процессов их социализации. Эта стратегическая линия профилактики включает в себя:

а) общепрофилактические мероприятия, которые направлены на предупреждение отчуждения детей и подростков от семьи, школы, общественных организаций, трудовых, спортивных, игровых и других сообществ;

б) пресекающие мероприятия, направленные на блокирование деятельности возникших и функционирующих делинквентных групп несовершеннолетних. Это уже не просто социально-педагогическая работа по профилактике отчужденности подростков от деятельности социально-полезных групп. Это скорее работа по профилактике вторичной делинквентности, направленная на переориентацию деятельности делинквентной группы, своеобразная “прививка” ей социально полезной направленности посредством переориентации, как отдельных её членов, так и групповых целей, норм и ценностей;

в) специальные мероприятия, направленные на профилактику видовых делинквентных групп несовершеннолетних, специализирующихся на кражах, разбоях, изнасилованиях, употреблении наркотиков, токсичных веществ, угонах автомобилей и т.д. Это специальные меры оперативно-розыскного, медицинского, психотерапевтического и специального характера, имеющие своей целью выявление делинквентных групп, разрушение их внутренней структуры и проведение индивидуально принудительной социально-педагогической, медико-оздоровительной и ресоциализационной работы в закрытых учреждениях по решению судов над несовершеннолетними.

Результаты исследования свидетельствуют о том, что ресоциализация групповой преступности среди подростков в США и Великобритании является одним из приоритетных направлений молодежной социальной политики. Реализация превентивных мер и программ по ресоциализации делинквентного поведения в США и Великобритании имеет следующие общие тенденции:

  1. подготовка специальных кадров социальных работников, специализирующихся на практической работе по коррекции делинквентного поведения;
  2. создание сети специальных превентивных служб и структур;
  3. признание семьи как ведущего института социализации детей и подростков;
  4. психологизация воспитательно-профилактической и охранно-защитной деятельности, ведущая роль медико-психологической помощи в коррекции и ресоциализации отклоняющегося поведения несовершеннолетних.

В соответствии с этими тенденциями происходит реорганизация деятельности всех социальных институтов, занимающихся превенцией и ресоциализацией делинквентных групп несовершеннолетних.

В целом можно констатировать, что в США и Великобритании накоплен богатый теоретический, эмпирический и методический материал, позволяющий глубже исследовать явление молодежной преступности, особенности функционирования и субкультуры делинквентных групп несовершеннолетних. Многое в опыте США и Великобритании может представлять лишь культурологический интерес. В то же время проблемы социализации и ресоциализации подростков и юношей, закономерности формирования их ценностно-нормативной сферы, взаимоотношения с социумом  и доступность социально желательных целей имеют универсальный характер. Поэтому опыт США и Великобритании в ресоциализации несовершеннолетних делинквентов может служить творческому переосмыслению полезных и конструктивных идей, конкретных путей развития системы ресоциализации, в том числе и для России, где в настоящее время также совершается активный процесс преобразований в этой области социальной жизни. 

Проведенное исследование дает дополнительную точку отсчета для социально-педагогического анализа проблем, связанных с деятельностью молодежных криминальных группировок. Это явление представляет серьезную угрозу общественной безопасности и индивидуальному благополучию для огромного числа молодых людей, особенно в школьном возрасте. Анализ, проведенный в нашем исследовании, позволит  более точно планировать социально-педагогические действия по профилактике групповой преступности несовершеннолетних и противодействию ей в нашей стране.

Полученные в исследовании результаты и сделанные на их осно­ве выводы расширяют научные представления о групповой делинквентности несовершеннолетних, особенностях социализации и ресоциализации участников молодежных группировок, возможных путях социально-педагогической профилактики молодежной преступности. Проведенное исследование дает основания считать, что представленные в нем концептуальные положения открывают новое направление научно-педагогических исследований, в рамках которого необходимо вести дальнейшее изучение и теорети­ческое осмысление: комплекса факторов, способствующих вовлечению молодых людей в криминальные группировки; процессов девиантной социализации внутри таких групп; особенностей индивидуальной социализации членов группировок в зависимости от их половозрастного, социально-экономического и культурного статуса. В более глубоком анализе нуждаются исторические аспекты явления групповой делинквентности молодежи, а также этно-национальные, политические, социально-экономические факторы, определяющие условия ее существования  и др.

Основные результаты исследования отражены в следующих публикациях автора:

Монографии и учебные пособия

  1. Саламатина И. И. Психология делинквентных групп несовершеннолетних в США и Англии: Учебное пособие. – Коломна: КГПИ, 2000. – 187 с. (11,7 п.л.) (в соавт., авт. вклад – 60% - 7 п.л.).
  2. Саламатина И. И. Учебно-методический комплекс по учебной дисциплине «Социальная педагогика». – Москва: «КОПИ-ЦЕНТР», 2002. – 56 с. (3,9 п.л.).
  3. Саламатина И. И. Профилактика групповых правонарушений несовершеннолетних в США и Англии: Учебно-методическое пособие. – Москва-Коломна: МАНПО, КГПИ, 2004. – 72 с. (4,5 п.л.).
  4. Саламатина И. И. Делинквентные группы несовершеннолетних в США и Англии (социально-педагогические особенности возникновения, развития, функционирования): монография. – Москва-Коломна: МАНПО, КГПИ, 2004. – 124 с. (7,7 п.л.).
  5. Саламатина И. И. Ресоциализация делинквентных групп несовершеннолетних (на материале США и Англии): Монография. – М.: МПГУ, 2007. – 376 с. (23,1 п.л.).

Статьи в реферируемых изданиях

  1. Саламатина И. И. Ресоциализация делинквентной личности как социально-педагогическое явление // Известия Российской академии образования. – 2006. – №4. – С.84-91(1 п.л.).
  2. Саламатина И. И. Концептуальные основы ресоциализации несовершеннолетних делинквентов // Педагогическое образование и наука. – 2007. – №3. – С.46-48 (0,5 п.л.).
  3. Саламатина И. И. Зарубежные теории делинквентности несовершеннолетних // Сибирский педагогический журнал. – 2007. – №13. – С.253-262 (0,6 п.л.).
  4. Саламатина И. И. Проблема ресоциализации несовершеннолетних делинквентов в пенитенциарных учреждениях США и Англии // Знание. Понимание. Умение. – 2007. – №2. – С.184-190 (0,8 п.л.).
  5. Саламатина И. И. Проблема ресоциализации несовершеннолетних делинквентов в США и Великобритании // Педагогическое образование и наука. – 2007. – №6. – С.53-59 (0,4 п.л.).
  6. Саламатина И. И. Профилактика как компонент ресоциализации несовершеннолетних делинквентов в США и Англии // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: Педагогика. – 2007. – №3. – С.121-128 (0,4 п.л.).

Научные статьи, тезисы выступлений и докладов

  1. Саламатина И. И. Неформальные объединения молодежи и их роль в социализации личности // Человек, здоровье, физическая культура и спорт в изменяющемся мире: Материалы н/п конф. - Коломна: КПИ, 1998. – Вып. 8. – С.194-195. (0,13 п.л.).
  2. Саламатина И. И. Стратификация учащихся в школах США и меры по ее урегулированию // Человек, здоровье, физическая культура и спорт в изменяющемся мире: Материалы н/п конф. - Коломна: КПИ, 1999. – Вып. 9. – С.195. (0,1 п.л.).
  3. Саламатина И. И. Типология подростков с делинквентным поведением // Человек, здоровье, физическая культура и спорт в изменяющемся мире: Материалы н/п конф. - Коломна: КПИ, 1999. – Вып. 9. – С.195-196. (0,13 п.л.).
  4. Саламатина И. И. Анализ теорий «привлекательности» как важного фактора взаимодействия учащегося в учебной группе американской школы // Учитель и ученик в зеркале развивающего обучения / Материалы III региональной научно-практической конференции (г.Егорьевск, 2-3 декабря 1998 г.) / Под общей редакцией И.П. Башкатова . – Коломна: КПИ, 1999. – С.131-141. (0,63 п.л.).
  5. Саламатина И. И. Морально-правовая стигма феномена «запятнанной репутации» // Человек, здоровье, физическая культура и спорт в изменяющемся мире: Материалы н/п конф. - Коломна: КПИ, 2000. – Вып. 10. – С.198. (0,1 п.л.).
  6. Саламатина И. И. Наркотическая субкультура как элемент делинквентных групп несовершеннолетних // Человек, здоровье, физическая культура и спорт в изменяющемся мире: Материалы н/п конф. - Коломна: КГПИ, 2000. – Вып. 10. – С.197-198. (0,13 п.л.).
  7. Саламатина И. И. Конформизм как механизм притеснения в делинквентных группах несовершеннолетних // Психология притеснения: обидчики и обиженные: Материалы Всероссийской н/п конф. / Под обей редакцией И.П. Башкатова. - Коломна: КГПИ, 2000. – С.57-58. (0,13 п.л.).
  8. Саламатина И. И. Антишкольная субкультура в Англии как элемент делинквентного поведения подростков // Политика. Власть. Право. Межвуз. сб. науч. статей: Выпуск III (2) / Под ред. С.А. Комарова. – СПб.: Изд-во Юридического института (Санкт-Петербург), 2000. – С.103-107. (0,31 п.л.).
  9. Саламатина И. И. Групповая наркомания подростков как социально-опасный фактор молодежной субкультуры // Этические и правовые проблемы новейших медицинских технологий /Мат-лы международной н/п конф. – Коломна: МАЭП, 2001. – С.43-47. (0,31 п.л.).
  10. Саламатина И. И. Проблемы молодежной преступности в период реформирования современного российского общества //«Социально-экономические проблемы российских реформ / Мат-лы международной научной конф. – Коломна, 2001. – С.262-264. (0,19 п.л.).
  11. Саламатина И. И. К вопросу о мотивации девиантного поведения подростков // Человек, здоровье, физическая культура и спорт в изменяющемся мире: Материалы н/п конф. - Коломна: КГПИ, 2001. – Вып. 11. – С.212. (0,1 п.л.).
  12. Саламатина И. И. Антишкольная субкультура в Англии как элемент делинквентного поведения подростков // Наука и образование в начале XXI века: состояние, проблемы, поиски / Мат-лы третьей Российской научно-методич. конф. – Сочи: МГСУ,  2002. – С.17-21. (0,31 п.л.).
  13. Саламатина И. И. Молодежная субкультура и наркомания в период реформирования современного российского общества» // Социально-экономические и правовые проблемы российских реформ / Материалы международной научной конф. – Коломна, КИ МГОУ, 2002. – Вып. 2. - С.395-401. (0,44 п.л.).
  14. Саламатина И. И. Средства массовой информации как фактор формирования девиантного поведения подростков // Человек, здоровье, физическая культура и спорт в изменяющемся мире: Материалы международной н/п конф. - Коломна: КГПИ, 2002. – Вып. 12. – С.224-225. (0,13 п.л.).
  15. Саламатина И. И. Пути разрешения проблемы информационной безопасности // Человек, здоровье, физическая культура и спорт в изменяющемся мире: Материалы международной н/п конф. - Коломна: КГПИ, 2003. – Вып. 13. – С.329. (0,1 п.л.).
  16. Саламатина И. И. Кризис воспитательной функции современной семьи и пути его преодоления // Экономико-правовые аспекты строительства молодой семьи: российские, зарубежные традиции и современный опыт / Материалы межвуз. н/п конф. – Коломна: МАЭП, 2003. – С.37-40. (0,25 п.л.).
  17. Саламатина И. И. Делинквентные группы несовершеннолетних как субъект притеснения // Психология притеснения: обидчики и обиженные / Материалы Всеросс. н/п конф. / Под общей ред. И.П. Башкатова. – Москва-Коломна: КГПИ, 2003. – С.59-64. (0,38 п.л.).
  18. Саламатина И. И. Наркотическая субкультура молодежи как социально-педагогическая проблема // Школа и здоровье: Проблемы медико-гигиенического обучения и воспитания учащихся: Науч.-метод. сб. -Вып. 4. / Отв.ред. С.С. Тверская. – Коломна: КГПИ, 2004. – С.59-63. (0,31 п.л.).
  19. Саламатина И. И. Ресоциализация делинквентных групп несовершеннолетних в США и Англии // Человек, здоровье, физическая культура и спорт в изменяющемся мире: Материалы международной н/п конф. - Коломна: КГПИ, 2004. – Вып. 14. – С.212-213. (0,19 п.л.).
  20. Саламатина И. И. Проблема ресоциализации несовершеннолетних делинквентов в США и Англии // Проблемы современной педагогики и системы образования» / Материалы Всеросс. н/п конф. Том 1 / Под ред. С.Н.Бегидовой. – Майкоп: изд-во АГУ, 2004. – С.105-112. (0,5 п.л.).
  21. Саламатина И. И. К вопросу о нравственно-правовой социализации личности // Человек, здоровье, физическая культура и спорт в изменяющемся мире: Материалы международной н/п конф. - Коломна: КГПИ, 2005. – Вып. 15. – С.350-351. (0,19 п.л.).
  22. Саламатина И. И. Основы социально-педагогической ресоциализации личности несовершеннолетнего делинквента // Психология притеснения: обидчики и обиженные / Материалы Всеросс. н/п конф. / Под общей ред. И.П. Башкатова. – Коломна: КГПИ, 2005. – С.103-109. (0,44 п.л.).
  23. Саламатина И. И. Основные направления социально-педагогической ресоциализации подростков с делинквентным поведением в США и Англии // Профессионализм педагога: сущность, содержание, перспективы развития /  Материалы юбилейной международной научно-практической конференции, приуроченной к 10-летию МАНПО. – Москва: МПГУ: В 2-х ч. – Ч. 2. – М.: МАНПО, 2005. – С.468-471. (0,25 п.л.).
  24. Саламатина И. И. Влияние средств массовой информации на социальное воспитание детей и подростков // Школа жизни – школа воспитания: Материалы Всеросс. н/п конф., посвященной 115-летию со дня рождения А.С. Макаренко и 100-летию со дня рождения С.А. Кабалина / Под общей ред. И.П. Башкатова.  – Коломна: КГПИ, 2005. – С.188-193. (0,38).
  25. Саламатина И. И. Ошибки семейного воспитания и пути их преодоления // Психология притеснения: обидчики и обиженные / Материалы Всеросс. н/п конф. / Под общей ред. И.П. Башкатова. – Коломна: КГПИ, 2006. – С.247-250. (0,25 п.л.).
  26. Саламатина И. И. К вопросу о социально-педагогической ресоциализации несовершеннолетних делинквентов в США и Англии // Психолого-педагогическое сопровождение детей и подростков, оказавшихся в трудной жизненной ситуации: Материалы Всеросс. н/п конф. – Арзамас: АГПИ, 2006. – С.185-187. (0,19 п.л.).
  27. Саламатина И. И. Проблема реинтеграции и интеграции несовершеннолетних делинквентов в контексте их ресоциализации // Человек, здоровье, физическая культура и спорт в изменяющемся мире: Материалы международной н/п конф. - Коломна: КГПИ, 2006. – Вып. 16. – С.380-381. (0,13 п.л.).
  28. Саламатина И. И. Социально-педагогическая концепция профилактики несовершеннолетних делинквентов // Образовательное пространство детства: исторический опыт, проблемы, перспективы: Сб. науч. статей и мат. Всероссийской н/п конф. – Коломна: КГПИ, 2006. – С.203-207. (0,31 п.л.).
  29. Саламатина И. И. К вопросу о социальной коррекции делинквентного поведения несовершеннолетних // Психология притеснения: обидчики и обиженные / Материалы Всеросс. н/п конф. / Под общей ред. И.П. Башкатова. – Коломна: КГПИ, 2006. – С.96-101. (0,38 п.л.).
  30. Саламатина И. И. Проблема делинквентности личности в зарубежной научной литературе // Педагогическое образование и наука. – 2006. - №4. – С.33-36. (0,56 п.л.).
  31. Саламатина И. И. Системно-структурный и личностно-деятельностный подходы в комплексном изучении ресоциализации несовершеннолетних делинквентов // Человек, здоровье, физическая культура и спорт в изменяющемся мире: Мат-лы международной н/п конф. - Коломна: КГПИ, 2007. – Вып. 17. – С.513-516 (0,31 п.л.).
  32. Саламатина И. И. Делинквентность как форма отклоняющегося поведения личности // Вестник КГПИ. – 2007. – №4. – С.92-96 (0,4 п.л.).
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.