WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Развитие образования народов Северного Кавказа в XIX- начале XX веков: этапы, движущие силы, механизмы

Автореферат докторской диссертации по педагогике

 

                                                                                             На правах рукописи

                                        

                                     Бозиев Руслан Сахитович

           

 

 

 

 

 

 

Развитие образования народов Северного Кавказа

в XIX- начале XX веков: этапы, движущие силы, механизмы

                               13.00.01 – общая педагогика,  история педагогики и образования

                                           АВТОРЕФЕРАТ

                     диссертации на соискание ученой степени

                                 доктора педагогических наук

                                      Москва - 2009

 

    Работа выполнена в Учреждении Российской академии образования

            «Институт инновационной деятельности в образовании»

 Официальные оппоненты: член-корреспондент РАО,

                                                    доктор педагогических наук,

                                                    профессор

                                                    Данилюк Александр Ярославович

 

                                                    доктор педагогических наук,

                                                    профессор

                                                    Белогуров Анатолий Юльевич

            

                                                    доктор педагогических наук,

                                                    профессор

                                                    Цаллагова Зарифа Борисовна

 

 

 

 

Ведущая организация:        Северо-Осетинский государственный университет им. К.Л.Хетагурова

 

 

Защита состоится «21» сентября 2009 г. в 11.00 часов на заседании диссертационного совета Д 008.020.01 по присуждению ученой степени доктора педагогических наук при Институте инновационной деятельности в образовании РАО по адресу: 117449 , г. Москва, ул. Шверника, д.17, к. 2.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Учреждения Российской академии образования «Институт инновационной деятельности в образовании».

Автореферат разослан «____» ___________________2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат филологических наук, доцент                                  Ж.Х. Гергокова

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Судьба народов Северного Кавказа, их история в  последние несколько столетий  тесно связана  с судьбой народов Российской империи, Советского Союза и Российской Федерации. И все социальные, экономические и политические процессы происходили в рамках развития общероссийской цивилизации. В полной мере это относится и к  процессу  формирования, становления и  развития светской системы образования на Северном Кавказе. Сложность строительства системы образования в этом регионе определяется уже тем, что здесь испокон веков проживают сорок пять автохтонных народов, говорящих на языках кавказской, алтайской и индоевропейской языковых семей. Они пришли к анализируемому нами периоду с различным экономическим и социальным уровнем развития, а также политическим опытом. Уже на основании этого можно говорить об  уникальности Северного Кавказа по национальному составу, социально-политическому и историческому положению. Именно поэтому опыт строительства цивилизованного общества в этом сложном регионе является бесценным.

Понимание логики развития системы образования северокавказских народов важно не только с научных, исторических позиций, но и с точки зрения решения актуальных политических, социальных, экономических и других задач  в этом регионе. Сегодня это особенно актуально в связи с ярко выразившейся тенденцией искажения роли России в развитии народов Кавказа в работах ряда современных авторов из национальных республик этого региона.  

Анализ письменной истории, документов, характеризующих  состояние образования народов, проживавших на территории Северного Кавказа до начала ее присоединения Россией, позволяет сделать вывод, что  здесь действовала слаборазвитая и малораспространенная система религиозного образования (мусульманского и христианского). Вместе с тем не было даже зачатков организованного светского образования, и не было  сформировано  предпосылок для его становления. Но уже к концу изучаемого нами исторического периода, т.е. в середине второго десятилетия ХХ века,  обнаруживается на территории Северного Кавказа достаточно развитая система светского образования, имеющую несколько образовательных ступеней (начальное общее, начальное профессиональное, классическое и реальное среднее, а также среднее педагогическое).

Исследованию проблем просветительства, образования народов Северного Кавказа, становления системы образования, развития культуры, анализу этнополитической ситуации в регионе, различным аспектам государственной политики в этой сфере посвящены  работы многих ученых (М.К. Абаев, С.А. Айларова, К.Г. Азаматов, С.И. Аккиева, И.А. Алиев, У.Д. Алиев, Ю.Д. Анчабадзе, А.Г. Ардасенов, Ш.М. Арсалиев, Г.С. Багдасаров, Ж.Д. Башиева,  А.Ю. Белогуров, Т.Ш. Биттирова, А.А. Гассиев, Л.С. Гатагова, Е.И. Гонтарева, М.Б.  Гуртуева,  М.Д.  Загазежев, Б.А. Калоев, Н.А. Караулов, И.П. Копачев,  М.О. Косвен, М.А. Кошев,  И. Крымшамхалов, Д.А.  Куашева, Т.Х. Кумыков, З.А.  Мадаева, И.М. Мизиев,  А.И. Мусукаев, Х.А. Сабанчиев, Р.Б. Сабаткоев,  В.А. Тишков, С.Б. Узденова,  А.Х. Хакуашев, Е.Е. Хатаев, Р.Х. Хашхожева,  К.Л.Хетагуров, А.О. Хоретлев, Х.И. Хутуев, З.Б. Цаллагова, В.Чарнолусский,  Н.В. Чехов, И.М. Шаманов, Б.А. Шаханов, А.В. Шаханова и др.).    

Первые значительные работы по осмыслению процессов, происходивших в сфере образования народов Северного Кавказа, принадлежали представителям русской науки и образования, работавшим в регионе еще в Х1Х веке (Е.И. Козубский, М.В. Краснов,  Л.Н. Модзалевский, Я.М.  Неверов,  П.К. Услар, Г. Фальборк и др.).

Значительный вклад в исследование проблем образования на Северном  Кавказе внесли ученые в ХХ веке. Большую работу по сбору, систематизации и анализу всего наследия просветителей провели региональные исследователи Т.Ш. Биттирова, Т.Х. Кумыков, З.М. Налоев, Х.Б. Мамсиров, М.З. Соблиров, А.Х. Хакуашев,  Х.Х. Хапсироков, Р.Х. Хашхожева. В их работах дается общая характеристика экономического и социального положения балкарцев и кабардинцев, анализируется состояние развития образования и культуры в XIX веке. Помимо этого оценивается вклад  представителей передовой интеллигенции в общественную мысль Балкарии, Кабарды, Карачая и Черкесии и показываются факторы, которые влияли на развитие просветительства на Северном Кавказе. Значительный вклад в понимание процессов  развития образования  народов Северного Кавказа с начала его колонизации Россией до 70-х годов XIX века внесло исследование Л.С. Гатаговой.

Анализ литературы свидетельствует о  расширении и углублении научного знания о процессах развития образования народов Северного Кавказа в рассматриваемый период. Вместе с тем,  он показывает, что в своем большинстве имеющиеся  работы посвящены либо исследованию системы образования отдельного народа в тот или иной период, либо отдельным аспектам процесса развития образования. Обобщающих работ мало, но и в них региональная образовательная система представляется фрагментарно. Они  не содержат  теоретической реконструкции развития образования в северокавказском регионе как целостной  системы в единстве ее компонент: образовательной сети, образовательных программ, целей образования, контингента учеников и воспитанников, нормативно-правовой базы, педагогических кадров, материально-технической базы, финансирования, связей между различными уровнями образования, управления.

Без удовлетворительного ответа остается ряд принципиально важных для теоретической реконструкции исследуемого объекта вопросов. Отсутствие системной  реконструкции процесса развития образования в северокавказском регионе в период с начала его колонизации Россией до начала первой мировой войны определило проблему нашего исследования.

Объект исследования:  система  образования на Северном Кавказе в XIX – начале ХХ веков. 

Предмет исследования:  процессы становления и развития системы  образования на Северном Кавказе в XIX – начале ХХ веков, их движущие силы и механизмы. 

Цель исследования: построить обобщенную модель эволюции системы образования на Северном Кавказе  в XIX – начале XX века как целостной системы в единстве ее компонент: образовательной сети, образовательных программ, целей образования, контингента учеников и воспитанников, нормативно-правовой базы, педагогических кадров, материально-технической базы, финансирования, связей между различными уровнями образования, управления. Обосновать ведущую роль в этом процессе потребностей реализации государственной политики России в северокавказском регионе и влияние их изменения на содержание и способы развития системы образования. Раскрыть механизмы развития системы образования  в северокавказском регионе на различных этапах этого процесса.

В ходе исследования  решались следующие задачи:

1. Проанализировать состояние научного знания об эволюции образования на Северном Кавказе  в XIX – начале XX века и выявить потребности его развития.

2. Разработать теоретико-методологические основания исследования.

3. Разработать гипотезу исследования.

4. Проанализировать процесс эволюции образования на Северном Кавказе и построить его системную реконструкцию.

5. Обобщить результаты исследования.

Гипотеза исследования. На основании анализа литературы и изучения архивных материалов мы разработали гипотезу о том, что:

а) главной движущей силой развития образования на Северном Кавказе были потребности реализации государственной политики России в этом регионе;

б)  трансформации государственной политики в рассматриваемый исторический период определили качественные  различия в целях, содержании и механизмах осуществления изменений в системе образования  народов Северного Кавказа.

Мы также выделили четыре достаточно четко очерченных периода в процессе эволюции системы образования в северокавказском  регионе в  XIX – начале XX века, каждый из которых характеризуется как количественными, так и важными качественными изменениями в этой системе. 

Первый период – от начала колонизации Россией Северного Кавказа до начала 30-х годов XIX века,  характеризуется отсутствием разработанной системы социальной политики, четких целей по адаптации вновь присоединенных народов. В этот период российские власти не рассматривали образование народов Северного Кавказа как средство реализации своих политических целей.

Во второй период (начало 30-х годов – конец 40-х годов XIX века) –  развитию светского образования властями начинает придаваться значение  важного средства достижения целей присоединения и адаптации народов  северокавказского региона. Это начальный период становления системы светского образования коренных народов  на Северном Кавказе и начало формирования государственной образовательной политики в этом регионе.

В третий период (середина 40-х –  начало 70-х годов XIX века) государственная политика России трансформируется из колонизаторской в цивилизаторскую. Ее целями стали: адаптация присоединенных народов, укрепление в регионе российского законодательства, создание местной администрации с привлечением представителей коренных народов.  Активизировалась работа  по формированию социальной инфраструктуры общества и системы  образования, а так же подготовки  среди представителей Кавказа прослойки просвещенных людей – проводников государственной политики. Разрозненные образовательные учреждения, созданные в предыдущий период,  были объединены в систему.

В четвертый период  (70-е  годы XIX в. – начало ХХ в.) происходило активное реформирование всей системы общественных отношений, вызванное бурным развитием капитализма в России. Главными целями государственной политики на Кавказе в этот период стали: усиление централизации власти; распространение и утверждение здесь законов Российской империи; активное вовлечение региона и его населения в общественную жизнь страны  и в то же время стремление оградить его от революционных волнений самого конца ХIХ – начала ХХ века.  Основной задачей, решавшейся властями в эти десятилетия, стало  включение  системы образования северокавказского региона в общероссийское образовательное пространство.

Методологической основой исследования являются:

- принципы системного подхода к исследованию социальных процессов (И.В. Блауберг, В.Н. Садовский, Э.Г. Юдин);

- принципы историзма при изучении историко-педагогических процессов (С.Ф. Егоров, П.Ф. Каптерев, Н.А. Константинов, Ф.Ф. Королев, Е.Н. Медынский, А.И. Пискунов,  Н.В. Чехов, З.И. Равкин, М.Ф. Шабаева и др.).

Теоретической основой исследования служат положения трудов по истории педагогики Н.А. Константинова, Е.Н. Медынского, Л.Н. Модзалевского,  В.Я. Струминского, Н.В Чехова, согласно которым развитие образования определяется  экономическими и политическими интересами государства, состоянием развития общества, интересами   различных социальных групп и слоев общества, борьбой идеологий.

Вместе с названными выше, теоретической основой для  нашей гипотезы  служили работы М.К. Абаева, К.Г. Азаматова, В. Андреева, С.А. Белокурова, И. Бентковского, М.М. Блиева, З.М. Блиевой, В.С. Гальцева, Н.Ф. Дубровина, Г.Ш. Каймаразова, Н.С. Киняпиной, Е.Н. Кушевой, С.С. Эсадзе и др., посвященные исследованию различных аспектов государственной политики России на Северном Кавказе в рассматриваемый исторический период.

Методы исследования.  Для достижения цели и решения поставленных задач нами использован общенаучный комплекс методов, включающий анализ, синтез, сравнение, обобщение. А также принципы полидисциплинарного, проблемно-хронологического, сравнительно-исторического подходов.

Научная новизна исследования определяется тем, что в нем:

1. Впервые разработана системная реконструкция  развития образования на Северном Кавказе в  XIX – начале XX века. Показана ведущая роль реализации государственной политики России в  изменениях, происходивших в структуре образовательной системы в этом регионе, целях образования, образовательных программах, контингенте учеников и воспитанников, нормативно-правовой базе образования,  педагогических кадрах, ресурсном обеспечении, связях между различными уровнями образования, управлении. Раскрыты механизмы влияния эволюции государственной политики России на Северном Кавказе на эволюцию системы образования в этом регионе.

2. Впервые предложена периодизация развития северокавказской системы образования, показаны принципиальные особенности каждого периода, связанные с различиями в целях государственной политики,  роли образования в их достижении, степени интегрированности  региональной системы образования в общероссийское образовательное пространство.

3. Показано, что  в ходе социально-экономического развития северокавказского региона происходил рост образовательных потребностей населения и они также становились движущей силой развития образования.

Теоретическая значимость исследования. Созданная системная реконструкция  развития образования на Северном Кавказе синтезирует, обобщает и дополняет исследования других авторов. Она вносит вклад в общую теоретическую картину процессов социально-экономического и культурного развития  народов Северного Кавказа в период  XIX – начала XX века и роли в этом России.

Практическая значимость исследования. Результаты работы могут быть использованы в вузовском курсе истории педагогики, в системе подготовки педагогических кадров для образовательных учреждений  северокавказского региона, а также в системе повышения квалификации учителей.

Надежность и достоверность результатов обеспечивается их опорой на фундаментальные теоретико-методологические положения, логическим соответствием цели, задач, гипотезы исследования и комплекса методов исследования. А  также использованием оригиналов архивных материалов,  законов Российской империи, указов императоров, касающихся вопросов образования, распоряжений Министерства народного просвещения, циркуляров наместников Кавказа, отчетов попечителей Кавказского учебного округа.

На защиту выносятся следующие положения:

1. На начало присоединения Россией Северного Кавказа коренные народы региона не имели зачатков организованного светского образования и необходимых условий для его возникновения.

2. Потребности реализации государственной политики России стали главной движущей силой развития образования в северокавказском регионе.  Влияние государственной политики России осуществлялось непосредственно через решения и действия органов власти, направленные на изменения в структуре системы образования, образовательных программах, материально-технической базе, кадровом потенциале и других  ее компонентах, а также опосредованно, через содействие развитию социальной структуры северокавказских народов, способов их жизнедеятельности.

 3.  Государственная политика России в отношении образования народов Северного Кавказа в XIX – начале XX веков эволюционировала от политики колонизаторского типа к политике цивилизаторской,  просвещенческой.

4. В эволюции  системы образования в северокавказском регионе выделяются четыре  качественно особенных периода, обусловленные трансформациями государственной политики России в этом регионе. В начальный период присоединения Северного Кавказа государственная политика России имела чисто колонизаторские цели, и образованию не придавалось значения  важного средства их достижения. Во второй период государственная политика оставалась  по своим целям колонизаторской, но формирование прослойки горцев, воспитанных в российских учебных заведениях, на традициях русской культуры и на русском языке начинает рассматриваться как важное средство достижения целей присоединения региона. Это начальный период становления светской системы образования на Северном Кавказе. В третий период государственная политика России трансформируется из колонизаторской в цивилизаторскую. Образование приобретает значение одного из важнейших средств достижения общеполитических целей. В этот период разрозненные ранее образовательные учреждения  объединяются  в целостную систему под централизованным региональным управлением. В четвертый  период происходит усиление централизации власти, распространение и утверждение в северокавказском регионе законов Российской империи,  активное вовлечение региона и его населения в общественную жизнь страны. Основной задачей, решавшейся в эти десятилетия, стало  включение  системы образования северокавказского региона в общероссийское образовательное пространство.

5. По мере социально-экономического развития северокавказского региона происходил рост образовательных потребностей населения, и они также становились движущей силой развития образования в регионе.

6. Развитие  северокавказской системы образования происходило в следующих основных направлениях:

  1. расширения и дифференциации сети образовательных учреждений;
  2. усложнения образовательных программ и повышения их соответствия аналогичным общероссийским программам;
  3. повышения кадрового потенциала за счет подготовки педагогических кадров для региональной системы образования вне региона и наращивания потенциала внутрирегиональной системы подготовки педагогов;
  4. роста объемов финансирования образования за счет средств государственного бюджета и иных источников;
  5. совершенствования нормативно-правовой базы деятельности образовательных учреждений и приведения ее в соответствие с  общероссийской.

7. Хотя развитие системы образования в северокавказском регионе продолжалось в течение  многих десятилетий, нерешенными оставались две проблемы – соответствия системы растущим образовательным потребностям населения и качества образования.

8. Сословный принцип устройства системы образования, несмотря на попытки властей ввести элементы демократизации, сохранялся на протяжении всего рассматриваемого периода. Хотя численность учащихся в регионе постоянно росла, но образование по-прежнему было недоступным для подавляющего большинства коренного населения. Демократизм, провозглашавшийся центральными властями в принимаемых ими  нормативно-правовых актах, сводился в подавляющем большинстве случаев  к формально декларировавшимся благим намерениям по привлечению к системе образования детей  из  бедных слоев населения. В противовес этому одновременно выстраивалась стройная система сдержек и всякого рода правил, которые ограждали народы Северного Кавказа от всех уровней образования.

9. С начала становления светской системы образования на Северном Кавказе ее структура и содержание деятельности учебных заведений постепенно приближались к другим региональным образовательным системам Российского государства. Но к  концу рассматриваемого периода нарастали противоречия, обусловленные отставанием развития образования от потребностей социально-экономического развития региона. Состояние образования становилось существенным фактором, сдерживающим развитие производительных сил края. 

Апробация  результатов исследования осуществлялась на  всероссийских и региональных научных и научно-практических конференциях    (Москва - 1978, 1997, 1999, 2009 гг., Черкесск - 2006, 2007 гг., Душанбе -  1982г.), на заседаниях ученого совета Института инновационной деятельности  в образовании РАО и заседаниях лаборатории анализа инновационных процессов в общем образовании ИнИДО РАО, на «круглых столах» журнала «Педагогика». Результаты исследования представлены в основных публикациях автора.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, списка литературы (235  источников).

Основное содержание работы

Во Введении обоснована актуальность темы исследования; определены его объект, предмет, цель, задачи, теоретико-методологическая база; раскрыта его научная новизна, теоретическая и практическая значимость; сформулированы положения, выносимые на защиту; отражена достоверность и обоснованность результатов, полученных в ходе исследования.

В первой главе «Логико-теоретические основания исследования»   проанализировано состояние научного знания о развитии системы образования народов Северного Кавказа, обоснована необходимость теоретической реконструкции развития этой системы, поставлена проблема исследования; определены методологические и теоретические основания и разработана развернутая гипотеза  исследования.

Анализ литературы и исторических документов показал, что к началу присоединения к Российской империи на территории Северного Кавказа не существовало ни  государств, ни  государственных образований. Народы региона жили достаточно обособленной жизнью. Подавляющее  большинство этих народов не имели разработанного письменного языка, что не давало возможности строить систему образования на родных языках. Существовала достаточно развитая система мусульманского образования  в Дагестане и слаборазвитое  христианское образование в Осетии, но не было даже зачатков организованного светского образования. Однако через сто лет здесь уже функционирует довольно развитая и распространенная  система светского образования, имеющая несколько ступеней (начальное общее, начальное профессиональное, классическое и реальное среднее, а также педагогическое). Перед наукой стоит задача теоретически осмыслить, как и благодаря чему произошла эта эволюция за столь короткое время.

На сегодняшний день опубликовано значительное число работ, вносящих существенный вклад в решение различных аспектов названной выше исследовательской задачи. И, тем не менее, она остается далекой от того, чтобы считаться  решенной. В наибольшей мере это относится к досоветскому периоду развития образования северокавказских народов.

Исследований, в которых бы  анализировались состояние  образования   народов Северного Кавказа и  процессы его развития до начала его присоединения к России,  сравнительно немного. Только в последние десятилетия предпринимаются попытки системного изучения образования в дороссийский период истории. В работах исследователей отмечается, что образование на Северном Кавказе до начала присоединения Россией было исключительно религиозным – мусульманским и христианским.

Начало присоединения Россией Северного Кавказа стало одновременно и началом качественных изменений в образовании народов региона. Проблемам просветительства, образования народов Северного Кавказа,  становления системы образования, развития культуры, различным аспектам государственной политики в этой сфере учеными уделено значительное внимание. Первые серьезные работы по осмыслению процессов, происходящих  в сфере образования народов Северного Кавказа, принадлежали представителям русской науки и образования, работавшим в регионе еще в ХIХ веке (М.М. Ковалевский, Е.И. Козубский, М.В. Краснов,  Л.Н. Модзалевский, Я.М.  Неверов, П.К. Услар, Г. Фальборк, С. Фарфоровский, и др.). В конце XIX - начале  XX веков эти проблемы поднимались в работах представителей народов Северного Кавказа М. Абаева, А. Гассиева, К. Хетагурова, Б. Шаханова и других.

Большой вклад в освещение проблем образования на Северном  Кавказе в рассматриваемый период внесли ученые в ХХ веке (М.М. Абдуллаев, К.Г. Азаматов, С.А. Айларова, М.М. Блиев, З.М. Блиева, Г.Ш. Каймаразов, З.Б. Кипкеева,  Т.Х. Кумыков, Ш.Д. Хасбулатов Е.Е. Хатаев и другие). В их трудах дается общая характеристика экономического и социального положения народов региона, анализируется состояние развития образования и культуры в XIX веке. Достаточно подробно анализируется отношение администрации края к проблеме просвещения народов региона, к вопросам открытия учебных заведений.

Значительное место занимают работы, посвященные изучению творческого наследия национальных просветителей (Т.Ш. Биттирова, А.Х. Хакуашев, Р.Х. Хашхожева и др.). Исследователи отмечают, что просветители осознавали  социальную обусловленность развития образования и прикладывали огромные усилия к его развитию. В работах  многих ученых отмечается, что присоединение Северного Кавказа к Российской империи преследовало военно-стратегические цели, но это было прогрессивным явлением для народов региона, так как включало их отсталое хозяйство в более передовую экономику России, освобождало его от внешних угроз.

Объективно-прогрессивным следствием присоединения к России было развитие культуры и образования, создание сети образовательных и медицинских учреждений, библиотек, типографий и т.д. Через русский язык и культуру горцы приобщались к мировой цивилизации, начинали по-другому осмысливать свое положение, видеть место своих  народов среди других.

Ученые рассматривают различные факторы, способствовавшие развитию системы образования на Северном Кавказе, или, наоборот, тормозившие его. Это и политические,  и социальные, и религиозные, и личностные, и  иные факторы, воздействовавшие на анализируемый процесс в разное время по-разному. Вместе с тем, за рамками интересов авторов осталось становление и развитие  системы образования, прошедшей огромный путь от отдельных низших школ, до разветвленной сложной сети, включавшей разнообразные типы и виды учебных заведений различного уровня. В подавляющем большинстве имеющиеся  работы посвящены исследованию системы образования отдельного народа в тот или иной период. Обобщающих работ мало, но и в них региональная образовательная система представляется фрагментарно. Они  не содержат теоретической реконструкции развития образования в северокавказском регионе как целостной  системы в единстве ее компонентов: образовательной сети, образовательных программ, целей образования, контингента учащихся и воспитанников, нормативно-правовой базы,  педагогических кадров, материально-технической базы, финансирования, связей между различными уровнями образования, управления.

Без удовлетворительного ответа (мы имеем в виду понимание развития региональной системы образования как целого) остается ряд принципиально важных для теоретической реконструкции исследуемого объекта вопросов:

  • Какую роль играло развитие образования на Северном Кавказе в реализации государственной политики России в этом регионе в рассматриваемый период? Изменялась ли эта роль?
  • Что исполняло роль движущих сил развития, и посредством каких механизмов оно осуществлялось? Оставались ли они неизменными или же изменялись в ходе исторического процесса?
  • Существовали ли качественно особенные периоды в процессе развития системы образования в регионе, когда изменялись цели развития образования или средства их достижения?
  • Какие факторы выступали в качестве препятствия развитию образования в северокавказском регионе или сдерживали его в разные исторические периоды?

Таким образом, существует актуальная проблема теоретического осмысления  развития образования в северокавказском регионе как целостной  системы, выявления его движущих сил и механизмов, построения периодизации развития и выявления  качественных особенностей каждого из периодов. Сегодня это особенно актуально в связи с ярко выразившейся тенденцией искажения роли России в развитии народов Кавказа в работах ряда современных авторов из национальных республик этого региона.  

Преодоление ограниченности частичной  реконструкции развития изучаемого нами объекта требует опоры на методологические принципы и средства системного исследования. Для всякого системного исследования ключевым является понятие «система». Представление конкретного объекта как системы есть частная проекция на этот объект общего понятия. В самом общем виде система определяется как совокупность элементов, находящихся в отношениях и связанных друг с другом, которая образует определенную целостность, единство. Исходя из такой трактовки общего понятия системы, региональная образовательная система понимается нами как совокупность образовательных учреждений разных видов и типов, расположенных на определенных территориях и  реализующих образовательные программы соответствующего уровня. Компонентами региональной системы являются педагогические и управленческие кадры, нормативно-правовое обеспечение, материально-техническая база, финансовые средства, органы управления разных уровней. Система объединяется горизонтальными связями между образовательными учреждениями, вертикальными связями между органами управления, целями системы и ее подсистем,  результатами образования.  В образовательной системе протекают три основных процесса: функционирования, роста и развития.

Всякая система образования является подсистемой большей социальной системы и связана с другими ее подсистемами и по своим входам и по выходам. Изменения в большей социальной системе приводят к изменениям в требованиях к результатам функционирования системы образования, изменениям в  возможностях ее функционирования, роста и развития. Но сами по себе эти изменения не являются движущей силой изменений в системе образования. Движущие силы находятся внутри системы.

В своем исследовании мы основываемся:

- на принципе историзма, предполагающем подход к пониманию действительности как к изменяющейся, развивающейся реальности. В своем развитии система образования проходила все стадии от простых (низших) ступеней или форм к ступеням более сложным, развитым, от учреждений низшего и начального образования до высших учебных заведений;

- на понимании детерминированности внутренними противоречиями процессов развития социальных систем и прохождения ими качественно новых этапов;

- на понимании ведущей роли экономических интересов в развитии социальных систем;

- на понимании и признании того, что формирование и развитие системы образования на Северном Кавказе происходило в рамках развития общероссийской системы образования,  и было обусловлено геостратегической политикой России в регионе.

В работе использованы полидисциплинарный, проблемно-хроноло-гический и сравнительно-исторический методы исследования.

Использование полидисциплинарного метода определяется необходимостью обращения к результатам работ по смежным отраслям знаний – истории, философии, психологии, культурологи, этнографии и этнологии.

На основе проблемно-хронологического метода мы можем дать достаточно объективную картину генезиса северокавказской системы образования, особенности этого процесса в различные временные отрезки, ее зависимость от объективных и субъективных условий и факторов.

Сравнительно-исторический метод позволяет рассматривать отдельные   события и факты в их исторической последовательности и связи; показывать их количественную и качественную характеристики в динамике; особенности этого процесса, детерминированные особенностями региона, экономического и социального развития народов Северного Кавказа.

В ходе исследования  нами  была разработана теоретически обоснованная гипотеза о движущих силах, механизмах и  качественно отличных этапах развития системы образования в северокавказском регионе.

Ее теоретической  основой стали работы С.И. Гессена, С.Ф. Егорова, П.Ф. Каптерева, Н.А. Константинова, Ф.Ф. Королева, Е.Н. Медынского, З.И. Равкина, А.И. Пискунова, в которых показано, что общими факторами, определяющими развитие образования, являются экономические и политические интересы государства, состояние развития общества. Вместе с тем в этих работах  наряду с государством отмечается существенное влияние  на развитие образования  различные социальных групп и слоев общества (религиозные объединения, предприниматели, интеллигенция и др.), стремящихся формировать особые образовательные структуры, отвечающие их интересам. Существенным фактором развития образования является борьба идеологий. В гипотезе мы полагаем, что главной движущей силой развития образования народов Северного Кавказа была реализация государственной политики России в этом регионе. Но эта политика не оставалась неизменной, однолинейной. В рассматриваемый исторический период она трансформировалась из политики колонизаторской в политику цивилизаторскую. Это определило существование качественно различных этапов в развитии образования в северокавказском регионе.

В развитии системы  образования в северокавказском регионе в рассматриваемый исторический отрезок времени мы выделяем четыре периода.

Первый период (конец 80-х годов XVIII в.- начало 30-х годов XIX в.)  характеризуется тем, что Россия решала свои геостратегические  задачи во внешней политике. Этот достаточно длительный по времени этап характеризуется отсутствием разработанной системы социальной политики, четких целей по адаптации вновь присоединенных народов. Российские власти не рассматривали образование народов Северного Кавказа как средство реализации своих политических целей. Образовательные учреждения создавались исключительно в городах и казачьих станицах для просвещения новых жителей Северного Кавказа, а также в Северной Осетии, и принадлежали они в основном православному ведомству. Если какая-то образовательная политика и существовала, то она была связана с реализацией идеи христианизации коренных народов.

Во втором периоде (начало 30-х годов – конец 40-х годов XIX в.)  развитию светского образования начинает придаваться значение как важному средству реализации политики присоединения северокавказского региона. Власти начинают осознавать, что для укрепления  позиций в регионе  необходимо как можно быстрее сформировать прослойку горцев, воспитанную в российских учебных заведениях на традициях русской культуры и на русском языке. В этот период начинает формироваться государственная образовательная политика на Северном Кавказе: вырисовываются социально-политические мотивы, обозначаются принципы отбора контингента учащихся, обозначаются общие стратегические цели и задачи государства.

В третьем и четвертом периодах государственная политика трансформируется в политику цивилизаторскую. Качественно изменяются цели образования коренных народов. Но если на третьем этапе  система образования региона существует и развивается как автономная и слабо включенная в общероссийское образовательное пространство, то на четвертом этапе ставится и решается задача   ликвидации  ее  автономии и подчинения общероссийским нормам и требованиям.

Третий период (середина 40-х – начало 70-х годов XIX в.) включает в себя такие глобальные события в жизни народов Северного Кавказа и всей России, как: завершение Кавказской войны, социальные и политические реформы, связанные с отменой крепостного права и т.д. В этот период целями государственной политики стали: адаптация присоединенных народов, укрепление в регионе российского законодательства, создание местной администрации с привлечением представителей коренных народов.  Активизировалась работа  по формированию социальной инфраструктуры общества и системы  образования, а так же подготовки  среди представителей Кавказа прослойки просвещенных людей – проводников государственной политики. Разрозненные образовательные учреждения, созданные в предыдущий период,  объединились в систему, что дает основание предположить, что руководство России начинает формировать государственную политику в регионе с учетом изменившихся целей государства.

Четвертый период развития региональной системы образования (70-е  годы XIX в – начало ХХ в).  В данный  период происходило активное реформирование всей системы общественных отношений, вызванное бурным развитием капитализма в России. Появление новых  видов производства, профессий и производительных сил, формирование новых производственных отношений, политические события в центральной России отразились  и на политике центральных властей в регионах. Главными целями государственной политики на Кавказе  в этот период стали: усиление централизации власти; распространение и утверждение здесь законов Российской империи; активное вовлечение региона и его населения в общественную жизнь страны  и в то же время стремление оградить его от революционных волнений самого конца ХIХ – начала ХХ века.  Указанные цели  привели к необходимости решения  следующих задач: развитие новых для Северного Кавказа видов производства, открытие новых предприятий, подготовка людей к работе на них; воспитание общества в духе  требований законов государства; развитие системы образования. Системе образования властями отводилась  существенная, если не главная,  роль в решении указанных задач.

Во второй главе «Политика России на Северном Кавказе в начальный период его присоединения. Изменения  в образовании  северокавказских народов в этот период» дан анализ состояния образования народов Северного Кавказа до начала его присоединения к России; проанализирована государственная политика в регионе в первой четверти XIX столетия; показан процесс зарождения системы образования на Северном Кавказе. Дана характеристика системы образования в северокавказском регионе  середины 40-х годов XIX века.                                                                         

Анализ различных источников показывает, что к моменту начала колонизации Россией Северного Кавказа у проживавшего на этой территории коренного населения не было организованной системы светского образования. Только в некоторых территориях действовали учреждения религиозного образования – исламского и христианского. Наиболее развитая система исламского образования сложилась к ХVIII-ХIХ векам в Дагестане. Она включала кораническую школу, мектеб и медресе. Наряду с этим до присоединения к России на Северном Кавказе уже существовали православные учебные заведения. Но для формирования светского образования не было необходимых предпосылок. Отсутствие государственности, развитых социальных инфраструктур, административного аппарата, требовавших наличия образованной прослойки людей, не способствовали формированию у населения образовательных потребностей. Важной причиной отсутствия потребности в образовании была и достаточно замкнутая, обособленная  жизнь народов региона.

Основой для начала формирования системы образования в регионе мог бы стать факт присоединения его к России.  Но в первой четверти XIX века государственная политика России на Северном Кавказе преследовала  цели колонизации региона, для достижения которых использовались армейские силы и военно-силовые методы. Задач ассимиляции коренного населения не ставилось и его образование не рассматривалось как средство достижения политических целей.  Тем не менее, первые зачатки формирования образовательных учреждений наметились уже в этот период. Имеется в виду создание аманатских школ для детей-заложников, низших школ в русских населенных пунктах,  а также батальонных школ. Но это было средством решения тактических, а не стратегических задач.

В 30-х годах властные структуры начинают сознавать, что решение задач присоединения Северного Кавказа к России будет  более успешным,  если сформировать прослойку горцев, воспитанную в российских учебных заведениях на традициях русской культуры и на русском языке. При подборе кадров для  формирования местной администрации было жизненно важным включать в нее достаточно образованных, лояльных к России и ее политике на Кавказе людей из кавказских народов. Образование приобрело значение важного средства достижения политических целей государства.

Формирование

 целенаправленной образовательной  политики  на Северном Кавказе началось с создания в 1840 году Кавказского комитета и специальной комиссии, которая должна была разработать проект преобразования учебной части  в крае. Основной целью зарождающейся образовательной политики было мирное приобщение присоединенных  народов к нормам российской государственности. При этом отметим, что с самого начала формирования государственной образовательной политики на Северном Кавказе важнейшим ее принципом стал принцип сословности, привязывания контингента к образовательным учреждениям по этому принципу. Даже низшие учебные заведения были ориентированы на обучение в подавляющем большинстве детей представителей привилегированных сословий.

Наряду с образовательными потребностями, определяемыми  государственной политикой, начинает формироваться еще один важный фактор развития образования в регионе – образовательные потребности населения. В этот период они начинают осознаваться наиболее просвещенными  представителями коренных народов. Их  действия в этом направлении приносили  весьма важные для судеб коренных этносов  результаты.

К середине 40-х годов вся сеть светских образовательных учреждений Северного Кавказа состояла из одной гимназии  и  21 начальных школ, в которых обучалось всего 1 207 детей (см. табл. 1).

Таблица 1.

учебные заведения

 всего

                  в них обучалось

всего

русских

горцев

гимназии

1

230

219

3

начальные училища

21

977

962

11

Педагогический персонал гимназии составлял 24 человека, из которых двое имели высшее образование, тринадцать учителей закончили средние учебные заведения, пять наставников были с начальным образованием и четверо были без образования. В 21 начальной школе Северного Кавказа работали 23 педагога, из которых двое имели среднее образование, а остальные окончили низшие учебные заведения.

Программа обучения в Ставропольской гимназии в целом соответствовала образовательным программам гимназий по всей России. Исключение составляли сельское хозяйство и архитектура, которые здесь не преподавались, но при этом дети дополнительно изучали сначала татарский, а затем и черкесский языки. Поскольку Ставропольская гимназия являлась единственным средним учебным заведением во всем регионе, на нее возлагалась обязанность готовить и учителей начальных училищ для Северного Кавказа. В результате дети дополнительно изучали педагогику и дидактику.

Начальные училища работали по программам аналогичных училищ империи, утвержденных Министерством народного просвещения. Они размещались в специально выделенных для них помещениях. Каждое из них имело в своем распоряжении учебную библиотеку.  Общее количество книг и пособий составляло 1473 единицы. Начальные училища содержались за счет государственного казначейства и казачьих войск.

Ставропольская гимназия финансировалась государственным казначейством. Она располагалась в собственном помещении, имела библиотеку с более чем 10 000 наименованием книг.

Анализ количества учебных заведений, образовательных программ, контингента учащихся и других показателей свидетельствует о том, что образование на этом этапе полностью соответствовало политике государства.

В третьей главе «Формирование системы образования на  Северном Кавказе во второй  половине 40-х – в 50-е годы XIX века»  дается анализ становления государственной политики  цивилизаторского типа; формирования и реализации новой образовательной политики на Северном Кавказе в  40-50-е годы. Рассмотрены организационные, структурные и содержательные изменения в системе образования.

Анализ правительственных постановлений, циркуляров и официальных документов показывает, что, начиная с середины 40-х  годов XIX века, государственная политика России на Северном Кавказе стала трансформироваться с колонизаторской на цивилизаторскую. Ее целями стали: адаптация присоединенных народов, укрепление в регионе российского законодательства, создание местной администрации с участием представителей коренных народов. В решении общеполитических задач важная роль отводилась образованию, призванному обеспечить   подготовку кадров для  всех сфер жизни и для администрации края из представителей коренных народов, а также созданию условий для скорейшей адаптации населения края к нормам и законам  государства.

Важнейшим шагом в процессе реализации новой государственной образовательной политики на Северном Кавказе стало создание Кавказского учебного округа. Благодаря этому прежде разрозненные образовательные учреждения были объединены в систему под единым управлением, и был начат процесс централизации управления образованием в регионе. Вместе  с тем, поскольку Кавказский учебный округ не был передан в ведение Министерства народного просвещения, а остался в ведении наместника, он обладал значительной автономией. Это давало возможность лучше учитывать региональные особенности при формировании системы просвещения на Кавказе.

Для того чтобы региональная система образования могла успешно выполнять свое новое предназначение, она должна была  расширяться и качественно изменяться. В связи с этим были проведены значительные содержательные и организационные изменения, отразившиеся на всем дальнейшем ходе развития системы просвещения в регионе.

Содержательные.

1. В гимназический курс было включено обязательное изучение латинского языка, а число обязательных предметов было доведено до тринадцати (согласно общероссийскому уставу гимназий).

2. В программу Ставропольской гимназии были включены наиболее распространенные местные языки.

Организационные.

1. Произошло увеличение срока  обучения – с учетом приготовительного класса он составлял  восемь лет.

2. Принят дифференцированный  подход к формированию содержания обучения детей  в зависимости от различия их социального  происхождения - представителей дворянского сословия    стали  обучать основам сельского хозяйства и архитектуры, детей купцов – коммерческим наукам.  

3. Открыты специальные классы при Ставропольской гимназии, которые должны были готовить учащихся к поступлению в университеты, а также  учителей для низших классов гимназий, уездных и приходских училищ, для домашнего обучения.

4. Открыты религиозные учебные заведения – православные приходские школы, подчинявшиеся Святейшему Синоду (в частности, в Северной Осетии, а также русских и казачьих поселениях),  мектебы и медресе при  мечетях для той части  населения, которая исповедовала мусульманство (под надзором правительственных органов).

5. Были созданы полковые школы, горские школы, казенные мусульманские училища, уездные училища, открыты пансионы при гимназиях, специальные классы для подготовки учащихся к поступлению в университеты, а также  учителей для низших классов гимназий, уездных и приходских училищ, для домашнего обучения. Были произведены и содержательные изменения: содержание гимназического образования было приведено в соответствие с общероссийским, в программу курса включено изучение наиболее распространенных местных языков, принят дифференцированный  подход к формированию содержания обучения детей  в зависимости от различия их социального  происхождения.

Естественным продолжением работы по развитию системы образования на Кавказе стало учреждение новых типов учебных заведений. Одни из них, полковые школы, открывались при войсковых подразделениях и предназначались для обучения детей военнослужащих, подготовки будущих служащих при армии. Учебными заведениями более высокого уровня были  горские школы. Их задача заключалась в подготовке детей офицеров и местных аристократов к поступлению в учебные заведения более высокого уровня.

Открытие полковых и горских школ  давало возможность рассредоточивать учебные заведения и приближать их к местам проживания   будущих воспитанников. Но практика полковых школ не могла иметь перспективы в силу отсутствия у армии необходимых кадровых и иных ресурсов, специфики решаемых ею задач и т.д.  В то же время формирование сети горских школ стало важнейшим политическим и социальным фактом в жизни народов региона. Государство официально продекларировало, что система просвещения и образования создавалась непосредственно для коренных народов Кавказа. Это способствовало удовлетворению возросших стремлений горцев получить образование.  Вместе с тем, это касалось не всех слоев коренного населения. Так, например, доступ в горские школы представителям низших сословий был практически  закрыт.  Хотя  сословный принцип был одним из главных в построении региональной системы образования, в рассматриваемый период в ней отчетливо проявилась тенденция к демократизации приема детей в учебные заведения. Введение нового Положения о Кавказском учебном округе открыло  доступ  к образованию не только  детям представителей  высшего сословия, но и всех «лиц свободного состояния». В уездные училища могли поступать  представители  всех свободных сословий, обучение в них было  бесплатным, что   имело особенное значение для малоимущих слоев населения.  

Важным направлением развития северокавказской системы образования стала ее унификация, сближение устройства учебных заведений Кавказского округа с учебными заведениями внутренних регионов России. Однако к полной идентичности  в этот период власти не стремились и сохраняли отличия, учитывающие особенности ситуации в северокавказском регионе.

Вся система образования России испытывала голод в квалифицированных педагогических кадрах. На Кавказе эта проблема усугублялась еще и тем, что ехать в беспокойный регион из центральной России охотников было мало,  а своих учителей еще не было. В результате в 50-х годах внимание властей к подготовке учителей из представителей коренного населения значительно возросло, так как стало очевидным, что  хорошо  знающие местные языки, уклад, культуру люди, наиболее успешно могли приобщать народы Кавказа к образованию и русской культуре. Для этого созрели и необходимые предпосылки благодаря тому, что  появились  достаточно образованные представители коренных народов. Поскольку сегмент высшего образования в структуре Кавказского учебного округа не был сформирован, при содействии центральных властей для подготовки специалистов активно использовались возможности высших учебных заведений Санкт-Петербурга, Москвы. Харькова, Казани.

Процесс включения народов региона к жизни России, появление новых форм деятельности ставили людей перед необходимостью получать образование, соответствовать новым требованиям времени и жизни. В свою очередь, возрастающие и качественно изменяющиеся образовательные потребности различных слоев коренного населения края становились все более значимым фактором изменений в структуре образовательной системы и содержании образовательных программ. Учебная программа гимназий строилась с учетом потребностей населения и администрации края. Так, при Ставропольской гимназии были открыты специальные классы, в которых предусматривалось обучение немецкому языку, педагогике и дидактике для тех, кто собирался продолжить образование. Язык изучали те, кто готовился поступать на медицинские факультеты университетов, а педагогику и дидактику – будущие учителя низших училищ и домашние учителя. В учебную  программу Екатеринодарской гимназии, которая содержалась на деньги казачьих войск и готовила детей офицеров к будущей службе в армию, были включены дополнительно военные науки. В структуре Ставропольской гимназии были организованы особые классы для подготовки учащихся к поступлению в университеты и к учительской работе в младших классах гимназий, а также  в уездных и приходских училищах и для работы в качестве домашних учителей. В 1842 году при  гимназии был открыт Горский пансион на 50 человек для подготовки горцев в кадетские корпуса.

Всего к концу 50-х годов на Северном Кавказе были 76 учебных средних, начальных и низших учебных заведений. Благодаря упорядочению административного устройства региона (выделению уездных городов), появились уездные училища. В три раза увеличилось число начальных училищ, начала формироваться сеть частных учебных заведений (см. табл. 2).

Таблица 2.

Учебные  заведения

количество    учебных  заведений          

к концу 50-х годов

к середине 40-х годов

Гимназии

2

1

Уездные училища

10

-

Начальные училища

63

21

Частные училища

1

-

В них обучалось 4191 человек (см. табл. 3).

Таблица 3.

 

Учебные заведения

Количество учащихся

всего

 

русских

горцев

гимназии

470 (+240)*

440 (+221)

15 (+12)

уездные училища

712 (+712)

657 (+657)

11 (+11)

начальные училища

2970 (+1993)

2896 (+934)

34 (+23)

частные училища

39 (+39)

35 (+35)

-

*(Здесь и далее в таблицах цифры в скобках показывают, насколько увеличилась или снизилась численность учащихся, педагогов, образовательных учреждений, уровень их оснащенности и финансирования по сравнению  с предыдущим периодом).

Складывавшаяся в регионе система образования носила ярко выраженный сословный характер, о чем свидетельствуют данные, представленные  в таблице  4.

Таблица 4.

 

 

Учебные заведения

                               Состав учащихся по сословиям

дворян и чиновников

городских сословий

сельских сословий, нижних чинов и казаков

духовного звания и иностранцев

гимназии

442

21

-

7

уездные училища

451 (+451)

196 (+196)

43 (+43)

22 (+22)

начальные училища

716

1126

785

343

частные училища

14 (+14)

16 (+16)

7 (+7)

2 (+2)

Во всех образовательных учреждениях Северного Кавказа работали 193 человека. В таблице 5 показано их распределение по учебным заведениям  разных типов и уровень их образования.

Таблица 5.

                                                        Служащие  и их образование

Учебные

заведения

всего

высшие учебные заведения

гимназии

реальные

училища

низшие

учебные

заведения

без

образования

гимназии

58 (+34)

13 (+11)

24 (+13)

7 (+5)

9 (+4)

5 (+1)

уездн. училища

70 (+70)

-

49 (+49)

3 (+3)

8 (+8)

10 (+10)

нач. училища

65 (+42)

-

46 (+44)

1 (+1)

15 (-6)

3 (+3)

частн. училища

3 (+3)

-

2 (+2)

-

-

1 (+1)

Бюджет учебных заведений Северного Кавказа составлял 73 670 рублей в год и полностью выделялся из государственного казначейства и средств наместничества. Деньги на содержание Екатеринодарской гимназии отпускались из средств казачьих войск.

Уже в этот период учебная программа гимназий округа строилась с учетом потребностей населения и администрации края. В нее дополнительно к общероссийской в качестве обязательных входили следующие учебные дисциплины: сельское хозяйство и гражданская архитектура (для дворянских детей), а для детей торгового сословия – коммерческая арифметика, бухгалтерия, коммерческая география, товароведение и коммерческое право. В программу гимназий входили местные языки.

При Тифлисской дворянской и Ставропольской гимназиях были открыты специальные классы, в которых предусматривалось обучение немецкому языку, педагогике и дидактике для тех, кто собирался продолжить образование. Язык изучали те, кто готовился поступать на медицинские факультеты университетов, а педагогику и дидактику – будущие учителя низших училищ и домашние учителя. Поскольку Екатеринодарская гимназия была открыта при казачьем войске и содержалась на ее средства, в учебную  программу были включены дополнительно военные науки.

В структуре Ставропольской гимназии были организованы особые классы для подготовки учащихся к поступлению в университеты и к учительской работе в младших классах гимназий, а также  в уездных и приходских училищах и для работы в качестве домашних учителей. В 1842 году при гимназии был открыт Горский пансион на 50 человек для подготовки горцев в кадетские корпуса.

Положение 1848 года регламентировало организацию на всем Кавказском учебном округе 21 казенного уездного училища и 10 приходских училищ. Уездные училища, по Положению 1853 года, могли быть двух разрядов: низшие – в уездных городах, и высшие четырехклассные – в губернских городах, не имевших гимназий.

Программы высших уездных училищ в целом соответствовали общероссийским стандартам за исключением того, что здесь дети изучали естественную историю, законоведение и татарский язык. Уездные (на Северном Кавказе – окружные) училища предназначались для подготовки детей к поступлению в гимназии. Вместе с тем, здесь обучались будущие учителя начальных и частных школ. В их программы входили: местные языки, делопроизводство и судебный порядок, а также бухгалтерия (для училищ, где большинство учеников составляли дворяне).

Начальные училища подразделялись на одноклассные и двухклассные, общественные и казенные. Число последних было определено на весь Кавказский учебный округ – 9.

В перечень обязательных учебных дисциплин в двухклассных училищах входили: священная история и катехизис (в зависимости от вероисповедания), русское чтение и письмо с практическим усвоением русского языка – с первого года, чтение и письмо на местном языке, русская грамматика, четыре арифметических действия, местная история. Дополнительно при двухклассных училищах допускалось учреждение разных спецкурсов: по сельскому хозяйству, торговой бухгалтерии, садоводству.

Программу одноклассных училищ составляли: молитвы, чтение и письмо на русском и местном языках, разговорный русский язык, четыре арифметических действия.

Обе гимназии располагались в своих помещениях и имели свои библиотеки. Ставропольская гимназия имела также помещения для пансионеров. Восемь из девяти уездных училищ имели свои учебные помещения, здание для одного училища здание арендовалось. Из 63 начальных училищ, согласно Отчету попечителя учебного округа,  в своих помещениях располагались только 27, в остальных учебные занятия проводились в малоприспособленных для этого наемных помещениях.

Значительные реформы в просветительской и образовательной работе и существенное  расширение учебно-административной системы были подкреплены также увеличением финансирования. На эти цели на весь округ ежегодно предусматривалось выделение 219 740 рублей, из которых 181 670 рублей  предоставляло государственное казначейство, остальные 38 670 рублей должны были изыскиваться из средств  местных бюджетов. Кроме того, из остатков от штатных сумм при учебном округе составлялся особый фонд (так в 1855 году он достигал 66 000 руб.).

Бюджет учебных заведений Северного Кавказа составлял 73 670 рублей в год и полностью выделялся из государственного казначейства и средств наместничества. Деньги на содержание Екатеринодарской гимназии отпускались из средств казачьих войск.

Подводя итоги, скажем, что центральные власти, опираясь на полученный за истекший период опыт и практические наработки, стали постепенно подходить к самому важному – к построению системы образования в регионе и  ее унификации.

В четвертой главе «Начало интеграции системы  образования региона в общероссийское образовательное пространство в 60–70-е годы XIX в.»  на основе анализа законодательных актов государства, документов Кавказской администрации и учебного округа рассмотрено начало официальной интеграции системы образования региона в общероссийское образовательное пространство; исследуются изменения в системе образования Северного Кавказа в 60-х годах, происходившие в рамках модернизации российского образования.

В 60-е годы XIX века в связи с окончанием русско-кавказской войны государственная политика в регионе существенно изменилась, ее главной целью стало как можно более скорое и тесное включение Кавказа в структуру России. В реализации этой задачи образованию и его развитию придавалось все большее значение.  Оно понималось уже как одно из самых действенных средств для постепенного устранения национальных и религиозных  различий, для слияния края с общим государственным строем. Для того чтобы региональное образование могло оптимально выполнить свою задачу, оно должно было и содержательно, и структурно стать органической частью общероссийского. Именно этим объясняется  интенсификация процессов интеграции образовательных учреждений Северного Кавказа в общероссийское образовательное пространство. С целью приведения системы управления образованием региона в соответствие с общероссийскими нормами в июле 1860 года Кавказский учебный округ был упразднен. При этом вся инфраструктура, разделение по разрядам и внутреннее устройство всех типов учебных заведений оставались без изменений. Все административные полномочия и  обязанности попечителя переходили в руки наместника. Ошибочность этого решения проявилась достаточно скоро: географическая разбросанность дирекции, рассредоточение некоторых властных полномочий и обязанностей по местным руководителям  привело к расстройству только начинавшей налаживаться системы.  Руководители областей, по большей части не имевшие никакого понятия об особенностях и  специфике просветительской и образовательной сферы, не обладавшие соответствующими знаниями в этой области, принимали решения, которые приводили к путанице. 

Новый наместник М.Н. Романов начал работу в регионе с коренных преобразований в административном устройстве и управлении Кавказом и, прежде всего с восстановления системы управления учебной частью. Анализируя  результаты неудачного административного эксперимента своего предшественника, писал: «С уничтожением должности попечителя учебного округа, наместник лишился непосредственно от него зависящего ответственного и специально знакомого с делом руководителя народным образованием в крае; начальники губерний и областей, обремененные многосложными трудами по прямым и важнейшим обязанностям своим, мало или совсем незнакомые с педагогическими вопросами, не могли посвятить в совокупности столько времени на надзор за ходом и преуспеянием учебных заведений, сколько мог посвятить попечитель округа, исключительно этим занятый».

По его представлению был принят указ, позволявший наместнику принимать на Кавказе к исполнению общие для всей империи циркуляры только в том случае, если они отвечали условиям региона, способствовали его развитию. Но при этом отметим, что все эти особенности в управленческой деятельности наместника были подчинены одной цели – как можно более тесному увязыванию Кавказа с Россией, развитию гражданственности в регионе.

Продолжалось расширение региональной образовательной сети.  Стали открываться женские учебные заведения различных типов и уровней (гимназий, прогимназий и низших школ). На средства городских обществ учреждались общественные  училища. Предпринимались шаги по расширению сети образовательных учреждений, осуществлявших подготовку педагогических кадров, призванные устранить острую  их нехватку. Проводились важные преобразования в структуре уже действующих учебных заведений. Ставропольская гимназия была преобразована в полную классическую гимназию, и в ней было открыто реальное отделение для горцев. На базе Пятигорского уездного училища была создана классическая прогимназия с преподаванием в ней латыни и древнегреческого языка. Владикавказская горская школа была преобразована в реальную прогимназию. Двухклассные уездные училища в Моздоке и Георгиевске были преобразованы в трехклассные. Владикавказская реальная прогимназия стала полной реальной гимназией.

Изменился  статус учителей. Была повышена их классность, отменено их деление на старших и младших. Армяно-григорианские законоучители были приравнены к православным, этот же статус получили учителя новых иностранных и местных языков. Расширилась подготовка для региона специалистов с высшим образованием в учебных заведениях вне края. Центральные власти с целью материального облегчения получения высшего и специального образования по некоторым отраслям народного хозяйства кавказскому юношеству предоставляли стипендии и казеннокоштные вакансии.

Наряду с позитивными изменениями в региональной системе образования происходили изменения, имевшие отрицательные последствия для образования коренного населения. В рассматриваемый период в образовательной политике России на окраинах империи одной из ведущих тенденций стала русификация и христианизация населения, которая ярко проявилась и на Кавказе. Благодаря усилиям местного чиновничества и попечителя учебного округа это привело к постепенному вытеснению родных языков из учебного процесса образовательных учреждений, их использованию только для разъяснения учебного материала. Такое реформирование стало причиной проявления активного недовольства населения региона. В результате центральные власти и Министерство народного просвещения были вынуждены дать официальные разъяснения местным чиновникам по поводу недопустимости вытеснения родных языков, отказа от их изучения.

В уездных училищах была введена плата за обучение и упразднены подготовительные классы,  существенно уменьшились размеры их финансирования. Высокая плата за обучение, система пансионов с жестко определенным количеством мест для горцев, отсутствие учебных заведений в местах их проживания привели к тому, что количество представителей коренных народов среди учащихся было ничтожно малым.

По сравнению с предыдущим периодом система образования Северного Кавказа к началу 1870-х годов стала более разветвленной. Увеличилось количество учебных заведений, начала развиваться система женского образования. Открылись реальное училище, учительская семинария, увеличилось количество начальных и частных училищ, открылись горские школы (см. табл. 6).

Таблица 6.

Учебные заведения

Количество к нач.70-х г.

мужские гимназии

2

прогимназии

1 (+1)

женские гимназии

2 (+2)

реальные училища

1 (+1)

учительские семинарии      

1 (+1)

горские школы

4 (+4)

начальные училища

313 (+243)

частные  училища

12 (+11)

В таблице 7 показано количество учащихся в  учебных заведениях Северного Кавказа в этот период.

Таблица 7.

 

Учебные заведения

Количество учащихся

всего

русских

горцев

мужские гимназии и прогимназия

682(+212)

630(+190)

8 (-7)

женские гимназии

998 (+998)

983 (+983)

11 (+11)

реальное училище

27 (+27)

19(+19)

7 (+7)

учительская семинария

34 (+34)

34 (+34)

-

горские школы

360 (+360)

291 (+291)

54 (+54)

уездные и начальные училища

8304 (+5334)

7987 (+5084)

176 (+131)

частные училища

276 (+237)

265 (+230)

-

Распределение учащихся по сословиям показывает, что сословный принцип отбора детей в учебные заведения продолжал оставаться доминирующим и в этот период (см. табл. 8 на 28 стр.).

 

Таблица 8

Учебные заведения

                               Состав учащихся по сословиям

дворян и чиновников

городских сословий

сельских сословий, нижних чинов и казаков

духовного звания и иностранцев

муж. гимн. и прогимназии

434 (-8)

170 (+149)

48 (+48)

32 (+25)

женские гимназии

541 (+541)

312 (+312)

96 (+96)

49 (+49)

реальное училище

12 (+12)

7 (+7)

5 (+5)

3 (+3)

учительская семинария

9 (+9)

16 (+16)

4 (+4)

5 (+5)

горские школы

257 (+257)

69 (+69)

20 (+20)

14 (+14)

уездные и начальные училища

962 (-205)

3218(+1896)

3379 (+2551)

745 (380)

частные училища

63 (+49)

154 (+138)

39 (+32)

20 (+18)

Приведенные в таблице 9 данные показывают степень обеспеченности учебных заведений педагогическими кадрами и уровень их квалификации.

Таблица 9

учебные заведения

всего

вузы

гимназии

реальные училища

низшие уч. заведения

без обр.

муж. гимназии

59 (+1)

18 (+5)

24

7

5 (-4)

5

прогимназии

14 (+14)

-

11 (+11)

1 (+1)

2 (+2)

-

женские гимназии

32 (+32)

6 (+6)

20 (+20)

-

4 (+4)

2 (+2)

реальное училище

21 (+21)

3 (+3)

11 (+11)

6 (+6)

-

1 (+1)

учит. семинария

13 (+13)

1 (+1)

11 (+11)

-

-

1 (+1)

горские школы

37 (+37)

-

23 (+23)

9 (+9)

1 (+1)

4 (+4)

уездн. и нач. уч.

1158 (+1026)

4 (+4)

514 (+419)

361 (+357)

236 (+216)

43 (+40)

частные училища

31

-

8

7

16

-

Бюджет учебных заведений всего Кавказского учебного округа на 1870 год составлял 44 275 рублей, из которых 23 770 рублей направлялись непосредственно на нужды образования. Из этой общей суммы казна выделяла 23 275 рублей. Кубанское казачье войско выделяло на содержание учебных заведений своей губернии 15 250 рублей. Терское казачье войско – 5 255 рублей. Общество восстановления православного христианства – 520 рублей. Отчеты попечителя учебного округа свидетельствуют, что в основном учебные заведения округа располагались в собственных помещениях и лишь для небольшой части начальных училищ  арендовались здания. При этом обеспеченность учебно-методическими материалами и учебниками оставалась неудовлетворительной.

 К началу 70-х годов образовательная система  Северного Кавказа руководствовалась Положением об учебной части на Кавказе и за Кавказом 1867 года, которое стало поворотным в процессе приведения учебных заведений Кавказа в соответствие с общероссийским законодательством. В организацию учебных заведений и в учебные программы были внесены следующие изменения:

1. В Ставропольской гимназии горцы вместо греческого языка могли изучать естествоведение и законоведение.

2. Церковнославянский язык стал обязательной дисциплиной в гимназиях и прогимназиях только для русских воспитанников.

3. В гимназиях и прогимназиях округа были сохранены подготовительные классы для детей, не владевших русским языком.

4. Было увеличено число уроков по русскому языку и словесности.

5. Сохранился определенный либерализм в возрастном цензе для тех, кто собирался  поступать в гимназии и прогимназии.

6. Все уездные училища были переведены в разряд 3-х классных, с упразднением приготовительных классов.

7. Дети, пожелавшие продолжать образование в гимназии, имели возможность изучать в училище латынь и французский язык.

8. Была введена плата за обучение в уездных училищах.

9. Пансионы при уездных училищах стали организовываться по правилам гимназий (для представителей привилегированных сословий).

10. Обучение в начальных одноклассных и двухклассных училищах в Ставрополе, Георгиевске и Кизляре временно оставалось бесплатным.

11. Кроме закона Божия  в программы этих училищ входили: чтение и письмо на русском и местном языке, 4 правила арифметики.

12.  Для обеспечения начальных училищ педагогами дирекции обязывались содержать на свои средства воспитанников в Александровском (Тифлисском) учительском институте.

Подводя итоги этого периода, отметим, что 60-е годы XIX столетия стали начальным этапом ликвидации автономии образовательной системы северокавказского региона и включения ее в общероссийское образовательное пространство. Хотя некоторые особенности сохранялись, но в целом структура образовательной системы, содержание образовательных программ, уровень требований к результатам образования в основном соответствовали общероссийским.

В главе пятой «Развитие системы образования Северного Кавказа в конце XIX - начале XX веков» рассматриваются  реформы образования в России в 70-х годах XIX века и их влияние на изменения в системе образования северокавказского региона; дана характеристика состояния системы образования Северного Кавказа начала 80-х годов; анализируется государственная политика на Северном Кавказе в период  с начала 1880-х годов до XX века и связанные с ней изменения в системе образования северокавказского региона в последнее двадцатилетие XIX века; прослежено изменение   государственной политики на Кавказе в начале ХХ века и ее влияние на развитие системы образования Северного Кавказа с 1905 до 1916 года.

Политика России в северокавказском регионе в период с начала 70-х годов XIX века  до середины второго десятилетия ХХ века претерпела две стадии трансформации. В 70-х годах она была продолжением цивилизаторской политики, ориентированной на  включение северокавказского региона в социально-экономическую систему России, которая реализовалась в предыдущие десятилетия. Регион постепенно входил в русло общероссийского экономического, политического и социального развития, начал коренным образом  трансформироваться жизненный и хозяйственный уклад местного населения. Кустарное производство, постепенно уступало место более высоким капиталистическим технологиям. Новая система хозяйствования стала требовать новых специалистов, умеющих организовывать пока еще не очень развитое промышленное производство. Нужны были рабочие кадры, имевшие профессиональное образование. Таким образом, социальная, экономическая и политическая интеграция региона в жизнь всей страны начинает оказывать непосредственное и весьма ощутимое влияние на становление системы образования и на организацию учебно-воспитательного процесса на Северном  Кавказе. А развитие образования, в свою очередь, становится важнейшим фактором и движущей силой дальнейшего формирования и развития социальной структуры общества, строящегося на принципиально новых основаниях.

Экономическое  и социально-политическое положение страны в целом и Северного Кавказа в частности, в рассматриваемые годы привело к достаточно серьезным изменениям в системе образования. С целью относительно быстрого  приведения учебных заведений региона в соответствие с едиными требованиями власти решили отменить его особый статус. С ноября 1873 г. были введены Правила по применению в учебных заведениях Кавказского учебного округа общих училищных уставов Министерства народного просвещения. С этого времени все действия руководителей образования Кавказа и Закавказья стали регламентироваться циркулярами Министерства народного просвещения, а внутренний распорядок учебных заведений подчинялся единым законодательным актам империи.

В русле этих преобразований  были проведены значительные изменения: утвержден устав Закавказской учительской семинарии; развивалась сеть низших и начальных школ; руководители областей организовывали сельские общества и собирали средства для открытия школ; активизировалась благотворительная деятельность высших чинов и богатых граждан, открывавших на свои средства учебные заведения. В результате, за десять лет с 1865 по 1875 годы число учащихся на всем Кавказе увеличилось более чем в три раза и составило около 68 тысяч человек.

Однако количественное увеличение  не сопровождалось улучшением качества образования. По всему Кавказскому учебному округу мужские  гимназии оканчивали в год лишь 30-40 человек. И даже из них не все попадали в университеты из-за слабых знаний. Таким образом, гимназии в крае практически не выполняли свою основную задачу – готовить детей к получению высшего образования. Следовательно, главная задача образования – поднять общий интеллектуальный уровень населения, формировать национальную интеллигенцию, готовить кадры для развития социально-экономической инфраструктуры – оказывалась нерешенной.

В конце XIX – первые годы ХХ веков политика государства в отношении Северного Кавказа оставалась практически неизменной. Регион был присоединен и замирен, и жизнь должна была сама наладиться в общей системе реалий Российской империи. С начала 80-х годов XIX века  до начала ХХ  века,  образование перестало рассматриваться  как важное средство решения общеполитических задач. После упразднения в 1881 году наместничества, государство фактически устранилось от решения насущных проблем образования, а  общество было еще не в состоянии открывать и содержать учебные заведения за свой счет поскольку народы региона еще не были включены в финансово-экономическую систему России; промышленность, как и товарный рынок, только начали формироваться.  

Изменение политики государства в конце XIX века привело к изменениям и в системе образования, которая перестала выступать инструментом привлечения горцев, их адаптации к государственному устройству России. Изменился и подход к школе и образованию. В апреле 1883 года было принято Постановление Правительства «О преобразовании управления учебной частью на Кавказе и в Закавказском крае», согласно которому  учебный округ был переведен  в ведение Министерства народного просвещения.

О состоянии образования можно судить и по количеству учебных заведений относительно численности населения. В отчете приведена следующая статистика. «В 1884 году во всей империи (кроме Финляндии) было 24209 начальных училищ. Во всей империи одно начальное училище приходилось на 4130, в одной же Европейской России – на 3700 жителей. Кавказский край, имея по одному училищу на 7400 жителей, стоит, таким образом, в отношении числа начальных школ, значительно ниже всей  империи…». Общее количество грамотных людей  среди русского населения в регионе составляло от 2 до 9%,  а  среди местного - до ?%.

Негативное влияние на состояние системы образования в крае оказали ряд непродуманных действий центральных властей. Одно из  главных из них – решение о прекращении  в 1887 году приема детей в приготовительные классы гимназий. Изменились подход к определению стоимости обучения детей в гимназиях и реальных училищах, а также требования к социальному и материальному статусу родителей.

В 1900 году на Северном Кавказе функционировало 991 учебное заведение. На коренное население Северного Кавказа приходилась одна школа: в Кубанской области на 2 900, в Терской области на 14 700, в Дагестанской области на 46 500 человек (см. табл. 10).

Таблица 10

учебные заведения

 

 

количество учебных заведений

1900-е годы

1880 годы

мужские гимназии

4

2

мужские прогимназии

1

2

реальные училища

6

4

женские гимназии

8

3

женские прогимназии

2

2

учительский институт

1

-

учительские семинарии

2

2

городские училища

16

11

горские школы

3

4

низшие технические училища

1

-

ремесленные училища

2

2

школы ремесленных учеников

1

-

низшие ремесленные школы

5

-

частные учебные заведения

25

18

начальные училища

914

496

               

В указанных образовательных учреждениях обучались 81 076 детей, что было на 40 198 больше, чем в 80-е годы. Увеличилось (хоть и незначительно) количество детей представителей коренного населения (см. табл. 11).

Таблица 11

учебные заведения

количество учащихся

всего

русских

горцев

мужские гимназии и прогимназии

2036 (+376)

1398 (-53)

117 (+43)

реальные училища

2044 (+1032)

1494 (+863)

234 (+222)

женские гимназии прогимназии

2719 (+1279)

2193 (+955)

43 (+31)

учительский институт

93 (+93)

64 (+64)

-

учительские семинарии

187 (-40)

102 (+10)

17   (+ 10)

городские училища

3989 (+2469)

3172 (+1802)

117 (+59)

горские школы

418 (+45)

154 (-51)

241 (+81)

низшие технические училища

86 (+86)

60 (+60)

26 (+26)

ремесленные училища

144 (+38)

118 (+20)

18 (+13)

школы ремесленных учеников

52 (+52)

52 (+52)

-

низшие ремесленные школы

57 (+57)

55 (+55)

-

частные учебные заведения

668 (-2)

369 (-296)

8 (+8)

начальные училища

68583 (+34713)

58889 (+26315)

3073 (+2637)

Данные, приведенные в таблице 12, показывают увеличение численности детей из городских и сельских сословий в гимназиях и реальных училищах, а так же в городских училищах. Значительно сократилась численность представителей дворян в учительских семинариях, городских училищах и горских школах.

Таблица 12


Типы учебных заведений

Распределение учащихся по сословиям

дворян

почетных граждан и купцов I гильдии

других городских сословий

крестьян, нижних чинов и казаков

духовного звания и иностранцев

м. гимн. и прогимназии

782 (+33)

77

762 (+138)

288 (+118)

127 (+77)

реальные училища

848 (+93)

34

629 (+249)

478 (+359)

55 (+19)

ж. гимн. и прогимназии

988 (+113)

67

1222 (+932)

362 (+186)

80 (-19)

учительский институт

10 (+10)

-

29 (+29)

53 (+53)

 1  (+1)                                                                                                                          

учительские семинарии

22 (-20)

-

7 (-26)

148 (-37)

10 (+8)

городские училища

245 (-105)

63

2284 (+1460)

1311 (+1126)

86 (-85)

горские школы

47 (-82)

55

- (-113)

313 (+200)

3 (-15)

низшие технич. уч-ща

4 (+4)

-

10 (+10)

71 (+71)

1 (+1)

ремесленные училища

14

-

61 (+27)

68 (+15)

1 (-4)

школы ремесл. уч-ков

2 (+2)

-

48 (+48)

2 (+2)

-

низшие ремесл. школы

-

-

29 (+29)

28 (+28)

-

частн. учебн. заведения

69 (-511)

48

217 (+171)

325 (+306)

9 (-16)

начальные училища

569

-

8654

58725

635

Система финансирования образовательных учреждений не изменилась. Но при этом существенно уменьшились суммы ассигнований из государственного казначейства и от казачьих войск в сегмент среднего образования, городских училищ и горских школ. Увеличились финансовые вложения государственного казначейства, а также городских и сельских обществ в развитие системы начального образования; в связи с тем, что на Северном Кавказе стали формироваться и развиваться земские общества к традиционным источникам добавились  и земские сборы.

К рассматриваемому периоду численность служащих учебных заведений и их уровень образования также изменились (см. табл. 13).

Таблица 13

Учебные заведения

Общее число служащих

       Получили образование

высшее

среднее

низшее и дом.

без обр.

муж. гимн. и прогимназии

136 (+43)

77 (+23)

30 (+7)

29 (+20)

-

реальные училища

122 (+71)

49 (+29)

35 (+27)

38 (+38)

(-3)

жен. гимн. и прогимназии

110 (+29)

44 (+25)

40 (-1)

26 (+9)

-

учительский институт

16 (+16)

5 (+5)

7 (+7)

3 (+3)

-

учительские семинарии

35 (-7)

15 (-12)

10 (-3)

10 (+7)

-

городские училища

204 (+65)

124 (+124)

53 (-12)

27 (-36)

(-11)

горские школы

28 (-7)

9 (+8)

10 (-18)

9 (+7)

(-4)

низшие технич. училища

16 (+16)

5 (+5)

2 (+2)

3 (+2)

-

ремесленные училища

34 (+34)

15 (+15)

9 (+9)

10 (+10)

-

школы ремесл. учеников

3 (+3)

-

1 (+1)

2 (+2)

-

низшие ремесл. школы

10 (+10)

-

8 (+8)

2 (+2)

частн. учебные заведения

47 (+26)

2 (+2)

31 (+14)

9 (+5)

5 (+5)

начальные училища

3187 (+1227)

14 (+14)

2640 (+1513)

512 (-271)

21 (-24)

В таблице 14 на странице 34 представлена вся система финансирования образовательных учреждений, степень участия в этом государственных и негосударственных учреждений




Типы учебных заведений

Источники содержания

Из гос. казначейства

От казачьих войск

Из земских сборов

От городских обществ

От сельских обществ

Плата за учение

За  пансион

От почетных попечителей

Пожертвований

% с капиталов

Других поступлений

Остатки от прежних лет

Всего

м. гимн. и прогимназии

129963

 (-87386)

10400

 (-48782)

-

54665

(+49770)

- (-)

75450

(+33364)

59666 (+17142)

720 (+720)

1015 (+1015)

2701

(+2701)

4368

 (-4015)

144233

482181

(+107762)

реальные училища

126610

 (-14181)

65626 (+39863)

-

11795 (+5565)

- (-)

36454 (+23809)

21539 (+14297)

1440

(+1440)

- (-)

1139 (+1139)

1070 (-1451)

76558

219311 (+24119)

ж. гимназии и прогимназии

15157 (+4077)

7820 (+1947)

-

24755 (+14333)

- (-)

80293 (+59989)

42169 (+10043)

1060 (+1060)

9737 (+9737)

15576 (+15576)

12393 (+4231)

286516

495476 (+408006)

учительский институт

30910 (+30910)

-

-

-

- (-)

3520 (+3520)

3105 (+3105)

720 (+720)

-

80 (+80)

3362 (+3362)

2475

44172 (+44172)

учительские семинарии

53070 (+2844)

29703 (+7387)

997

-

- (-)

540

 (-558)

2780 (+2780)

7720

-

519 (+519)

1908

 (-3260)

11873

109110 (+28680)

городские училища

19933 (-40364)

3952

 (-431)

3965 (+3965)

67592 (+43369)

- (-)

26987 (+13679)

- (-)

495 (+495)

1518 (+1518)

1018 (+1018)

3318 (-1980)

41263

170041 (+94328)

горские школы

20526 (-14286)

- (-)

7595 (-2945)

890 (+890)

- (-)

1118 (+592)

2340 (+414)

- (-)

15 (+15)

205 (+205)

249

(-626)

14186

47124 (+4335)

низшие технич. училища

11881 (+11881)

27759 (+27759)

-

 (-)

- (-)

- (-)

275 (+275)

1887 (+1887)

- (-)

- (-)

- (-)

171 (+171)

16840

58813 (+58813)

ремесленные училища

3086 (+3086)

2400 (+2400)

-

(-)

8067 (-183)

- (-)

881 (+868)

4552 

(-373)

500 (+500)

65 (+65)

901 (+901)

15918 (+8800)

22825

59195 (+38889)

шк. ремесл. учеников

7965 (+7965)

- (-)

- (-)

- (-)

- (-)

352 (+352)

- (-)

- (-)

- (-)

- (-)

717 (+717)

235

9269 (+9269)

низш. ремесл. школы

11637 (+11637)

- (-)

500 (500)

8258 (+8258)

- (-)

322 (+322)

125 (+125)

1857 (+1857)

1179 (+1179)

- (-)

6108 (+6108)

7132

33494 (+33494)

частн. уч. заведения

-

-

-

-

-

13101

-

-

-

-

4719

-

17820

начальные училища

61689 (+28149)

26102 (+18433)

700 (-5900)

129039 (+65640)

647806 (+528009)

30330

 (-17363)

- (-)

8949 (+8949)

9543 (+2089)

7789 (+7789)

136492 (+59174)

-

1076038 (+712458)


Материально-техническое обеспечение учебных заведений округа оставалось достаточно слабым, в среднем только 70% учебных заведений имели свои помещения,  около 20% пользовались помещениями, предоставленными в бесплатное пользование. Оставшаяся часть учебных заведений арендовала частные или иные помещения. Значительно увеличилось количество названий и томов в ученических и фундаментальных библиотеках образовательных учреждений, стоимость которых определялась уже миллионами рублей. Заметно улучшилась комплектация начальных училищ. И, тем не менее, общее количество книг оставалось достаточно небольшим.

В таблице 15 представлены данные по материальной базе образовательных учреждений.

Таблица 15

Типы учебных заведений

Помещения

Библиотеки

Приблизительная стоимость собств. помещений

Годовая плата за наемные помещения

Число названий

Число томов

Стоимость

муж. гимн. и прогимн.

476 000 (+106 000)

-

22 768 (+13  756)

54 123

(+35 319)

93 711

(+65 544)

реальные училища

714 000 (+514 000)

-

14 851 (+13 571)

34 717 (+31924)

60 855

(+ 50 813)

жен. гимн. и прогимн.

952 000 (+738 000)

-

5 700 (+ 4 794)

13 200

(+11229)

27 340

(+24 613)

учит. институт

60 000 (+60 000)

1 020 (+1 020)

4 657 (+4 657)

8 548

(+8 548)

10 683

(+10 683)

учит. семинарии

6 000

7 970

7 102 (+5 354)

13 419

(+8 933)

20 849

(+14 823)

городские училища

80 000 (-40 000)

-

11 312 (+4 448)

29 517

(+12 753)

43 561

(+25 384)

горские школы

32 000 (-31 000)

2 200 (-57 800)

1600 (-216)

4 117 (- 147)

4 632 (-276)

низшие техн..училища

37 000 (+37 000)

-

ремесленные училища

74 000 (+42 000)

-

шк. ремесл. учеников

37 000 (+37 000)

-

23 (+23)

37 (+37)

90 (+90)

низшие ремесл. шк.

185 000 (+185 000)

-

45 (+45)

76 (+76)

180 (+180)

частные уч. заведения

-

-

-

-

-

начальные училища

4 570 000 (+3 925 200)

-

612  (+75)

1 100 484

(+502 308)

1 320 580

(+607 332)

К началу ХХ века система управления на Кавказе пришла в полный упадок. В условиях отсутствия внятной государственной политики в регионе, местные власти практически утратили возможность управлять политическими и социальными процессами. В регионе стали развиваться центробежные тенденции. Не находя поддержки и понимания со стороны государства и чиновничьих структур, население края стало все активнее включаться в политические процессы, зарождавшиеся по всей России.  Первая революция 1905 года, события 1907 года, первая мировая война превратили и без того неровную ломаную политику государства в цепь рваных актов. Обстановка в Государственной Думе характеризовалась ожесточенной борьбой между фракциями, партиями, отдельными политическими деятелями. Естественно, что в такой обстановке основные  силы, а также  материальные и финансовые средства  государства уходили на решение более важных, нежели образование, вопросов.

И, тем не менее, определенная позитивная линия в невнятной в целом политике центра прослеживается. Так только в ноябре 1905 года проблемы народного образования трижды обсуждались в Совете министров. Именно в этот период общество активизировало свои требования о введении в стране всеобщего начального образования. Наиболее заметным и значительным событием для образования явилось то, что Государственная Дума в 1908 году добилась выделения 6,9 миллионов рублей дополнительно к бюджету Министерства народного просвещения.

В 1908 году Государственным Советом и Государственной думой был принят ряд законов, касавшихся деятельности Кавказского учебного округа. Прежде всего, это были законы, расширявшие хозяйственные полномочия наместника. Принимались постановления об открытии и преобразовании уже существовавших учебных заведений о присвоении им  наименований, о  выделении средств на нужды учебного округа, на строительство учебных зданий и т.д. Так только в 1908 году Госсоветом и Госдумой было принято 7 законов о выделении средств на строительство зданий для учебных заведений Северного Кавказа.

Особый интерес представляет Закон  от 8 января 1908 года «О разрешении принимать в число воспитанников Ставропольской учительской семинарии магометан-инородцев Ставропольской губернии». Этот закон имел важнейшее политическое значение – отныне представители горских народов стали допускаться к педагогической деятельности на общих основаниях, а не по особо выделенным для этого вакансиям.

Активизация в деле развития народного образования на Северном Кавказе и в Росси в целом началась в 1908 году, что объяснялось усилением демократизации власти, получением народом представительства в различных уровнях управления. Это проявилось в увеличении сумм государственного ассигнования на нужды образования. Общий бюджет Министерства народного просвещения в 1908 году составлял 45 907 159 рублей, а к 1 января 1913 года уже – 136 737 360 рублей. В учебных заведениях Северного Кавказа общее увеличение бюджета Министерства сказалось достаточно ощутимо. Всего было удовлетворено ходатайств по учебному округу в целом на сумму в 5 381 158 рублей.

За период с 1900 по 1916 годы  количество учебных заведений в различных сегментах образования Северного Кавказа увеличилось от двух до четырех раз. Но при этом совершенно не развивалась система высшего образования. В регионе Северного Кавказа не было ни одного высшего учебного заведения. Особенно не хватало врачей и инженеров для достаточно быстро развивавшейся промышленности Северного Кавказа.

Всего система образования Северного Кавказа состояла из 2607 учебных заведений разного уровня против 991 в начале века (см. табл.16).

Таблица 16

Учебные заведения

 в 1916 году

в 1900 году

мужские гимназии и прогимназии

21

5

реальные училища

18

6

технические училища

1

1

учительские институты

2

1

учительские семинарии

6

2

женские гимназии и прогимназии

33

10

мариинские училища

3

-

городские училища

37

16

высшие начальные училища

26

-

горские школы

2

3

начальные училища

2503

914

ремесленные училища

2

2

школы ремесленных учеников

1

1

низшие ремесленные школы

11

5

частные училища

47

25

педагогические классы и проф. курсы

6

-

В них обучалось всего 224 967 мальчиков и девочек. В таблице 17 дана картина распределения детей в различных сегментах образования  и показана динамика учащихся из коренных народов Северного Кавказа.

Таблица 17

Учебные заведения

всего

русских

горцев

муж. гимназии и прогимн.

5747 (+3711)

4334 (+2936)

173 (+56)

реальные училища

4999 (+2955)

3566 (+2072)

537 (+303)

технические училища

157 (+71)

135 (+75)

17 (-9)

учительские институты

87 (-6)

85 (+21)

-

учительские семинарии

593 (+406)

587 (+485)

3 (-15)

Жен. гимназии и прогимн.

10903  (+8814)

8554 (+6361)

142 (+99)

мариинские училища

552 (+552)

502 (+502)

-

городские училища

7142 (+3153)

6079 (+2907)

184 (+167)

высшие начальные училища

1854 (+1854)

1004 (+1004)

-

горские школы

298 (-120)

47 (-107)

244 (+1)

начальные училища

208412  (+139829)

184599 (+178710)

10752 (+7679)

ремесленные училища

137 (-7)

121 (-3)

6 (-12)

школы ремесл. учеников

68 (+16)

67 (+15)

-

низшие ремесл. школы

830 (+773)

775 (+720)

7 (+7)

частные училища

2580

-

-

женские проф. училища

642 (+642)

572 (+572)

7 (+7)

К 1914 году тенденция демократизации доступа к образованию по сравнению с предыдущим периодом усилилась еще больше. Особенно  отчетливо это проявилось в динамике представленности детей практически всех слоев населения в средних учебных заведениях. Так, к примеру,  количество детей  казаков, крестьян и нижних чинов в мужских и женских гимназиях, а также в реальных училищах по сравнению с детьми дворян и чиновников увеличилось более чем в три раза. Численность представителей непривилегированных слоев выросла и в других образовательных учреждениях (см. табл. 18).

Таблица 18

Учебные заведения

распределение учащихся по сословиям

дети дворян,

чиновников

дети почетных

 граждан и

 купцов

других

 городских сословий

дети казаков,

крестьян, нижних

 чинов

Дети духовенства,  иностранцев

 и пр.

м. гимн. и прогимн.

1256 (+528)

435 (+358)

1484 (+722)

2065 (+1977)

470 (+343)

ж. гимн.и прогимн.

1928 (+940)

862 (+795)

3856 (+2634)

2990 (+2628)

1004 (+924)

реальн. училища

935 (+87)

267 (+233)

1693 (+1064)

2.341 (+1863)

246 (+191)

технич. училища

1 (-3)

-

26 (+16)

102 (+51)

28 (+27)

учит. институты

2 (-8)

-

20 (-9)

65 (+12)

- (-10)

учит. семинарии

19 (-3)

4 (+4)

84 (+77)

493 (+345)

- (-10)

высш. нач. уч-ща

42 (+42)

7 (+7)

170 (+170)

1712 (+1712)

21 (+21)

городские уч-ща

263 (+18)

76 (+13)

3018 (+734)

3498 (+2187)

196 (+110)

горские школы

5 (-42)

12 (-43)

22 (+22)

257 (-56)

2 (-1)

нач. училища

-

-

-

-

-

ремесл. училища

6 (-8)

6 (+6)

382 (+321)

606 (+538)

28 (+27)

жен. проф. уч-ща

24 (+24)

13 (+13)

482 (+482)

135 (+135)

16 (+16)

частные училища

-

-

-

-

-

Увеличение общего количества учебных заведений, естественно, сопровождалось расширением числа служащих в них и уровня их образования, что отражено в таблице 19.

Таблица 19

Учебные

заведения

всего

высшее

законоучители, вероучители

среднее и начальное образование

спец. образование

домашнее

без образования

м. гимн. и прогимн.

475 (+349)

164 (+87)

34

250 (+220)

-

-

27(+27)

реальные уч-ща

383 (+261)

103 (+54)

32

201 (+128)

4 (+4)

16 (+16)

27 (+27)

технич. училища

20 (+20)

2 (+2)

1

5 (+5)

4 (+4)

3 (+3)

5 (+5)

учит. институты

24 (+16)

8 (+3)

2

9 (+2)

3 (+3)

2 (-1)

-

учит. семинарии

75 (+40)

17 (+2)

6

37 (+27)

9 (+9)

6 (+6)

-

ж. гимн. и прогимн.

843 (+733)

179 (+135)

55

492 (+446)

30 (+30)

27 (+7)

60 (+60)

мариин. училища

39 (+39)

3 (+3)

4

30 (+30)

-

-

2 (+2)

городские уч-ща

430 (+226)

40 (-24)

51

206 (+73)

10

17 (+10)

1  106 (+106)

выс. нач. уч-ща

166 (+166)

25 (+25)

26

62 (+62)

9 (+9)

11 (+11)

33 (+33)

горские школы

16 (-12)

-  (-9)

3

9 (-7)

-

-

4 (+4)

нач. училища

7255 (+3068)

13 (-1)

1776

2536 (-104)

2481 (+2481)

-

449 (+428)

ремесл. училища

39 (+5)

3 (-12)

2

27 (+18)

3 (+3)

-

4 (+4)

шк. ремесл. уч.

9 (+6)

-

1

6 (+3)

1 (+1)

-

1

низшие рем. шк.

79 (+69)

2 (+2)

11

60 (+50)

3 (+3)

-

3 (+3)

частные училища

304 (+257)

50 (+48)

129 (+89)

119 (+119)

-

6 (+6)

пед. классы и проф. курсы

45 (+45)

2 (+2)

-

25 (+25)

10 (+10)

-

8 (+8)

Анализ процесса развития материально-технической базы учебных заведений Северного Кавказа показывает, что  в целом она увеличилась значительно, особенно по сравнению с периодом до восстановления наместничества в 1905 году. Но если учитывать, что мы рассматриваем достаточно длительное время около пятнадцати лет – время активных социально-политических перемен, динамика оказывается не такой позитивной. Так, к примеру, статистика наличия собственных учебных помещений во всех сегментах образования за исключением гимназий и прогимназий оказывается и вовсе отрицательной (см. табл. 20). Государственное казначейство, местные администрации и органы управления образованием  не были в состоянии обеспечивать открывающиеся учебные заведения помещениями.

Таблица 20

Учебные заведения

Приблизительная стоимость собственных помещений  

Годовая плата

за наемные

помещения

Стоимость всех библиотек, кабинетов и пособий

м. гимназии и прогимн.

1 193 000 (+717000)

39 448 (-)

289 023 (-)

ж. гимназии и прогимн.

1 539 000 (+587 000)

33 110 (-)

260 491 (-)

реальные училища

1 081 000 (+367 000)

30 600 (+30 600)

356 214 (+295 359)

технические училища

93 000 (+56 000)

-

51 299 (+51 299)

учительские институты

- (-60 000)

1 350 (+ 330)

9 258 (-1425)

учительские семинарии

985 000 (+979 000)

8 500 (+530)

88 568 (+67 719)

мариинские женские училища

-

3 250 (+3 250)

8 010 (+8 010)

высш. начальные уч-ща

412 000 (+412 000)

670 (+670)

41 922 (+41 922)

городские училища

624 000  (+544 000)

7 790 (-)

254 043 (-)

горские школы

27 000 (-5 000)

1 800 (-400)

7 543 (-)

начальные училища

12 007 000

(+8 445 000)

596 (-)

-

ремесленные  училища

450 000 (+154 000)

1 740 (-)

22 935 (-)

женские проф.училища

40 000 (+40 000)

1 600 (+1 600)

-

частные училища

-

-

-

Анализ системы финансирования учебных заведений Северного Кавказа и изменений в ней показывает прямую зависимость сферы государственного образования от  политики правительства в регионе. Так совершенно прекратили финансирование начальных школ казачьи войска, земства, городские общества и жертвователи. Таким образом основное бремя легло на государство и плата за обучение. В то же время в реальных и ремесленных учебных заведениях поступления от жертвователей увеличились на 100%, что можно  объяснить заинтересованностью представителей местной буржуазии в расширении сети учебных заведений для подготовки технических кадров для своих предприятий (см. табл. 21 на стр. 40).



Учебные

заведения

                                                               источники содержания

 

 из

 госказначейства

от казачьих

войск

из земских

сборов

от городских

обществ

плата за

 обучение

плата за

пансион

от почетных

 попечителей

пожертвования

% с капиталов

другие поступления с остатками с прежних лет

всего

м. гимн. и прогимн.

530 822    

(+400859)

29 006

(+18606)

-

125 701

(+71036)

382 119

(+306669)

32 722

(-26944)

4 070

(+3350)

507

(-508)

6.257

(+3556)

186 953

(+38352)

1 322 714

(+840533)

ж. гимн. и

прогимн.

74 951

(+59794)

12 400

(+4580)

3800

(+3800)

111 764

(+87009)

634 321

(+554028)

39 381

(-2788)

3 615

(+2555)

4 097

(-5640)

16884

(+1308)

475944

(+398316)

1377156

(+881680)

реальные уч-ща

537.657

(+411 047)

106.395

(+40769)

-

84.323

(+72528)

247.968

(+211514)

29.535

(-6919)

720

(-720)

7.636

(+7636)

3.518

(+2379)

241.812

(+93211)

1.259.564

(+1040253)

техн. уч-ща

14.960 (+14960)

26.422

(+26422)

-

-

525 (+525)

-

-

-

-

7.872

(+7872)

49.779

(+49779)

учит. инст-ты

48.238 (+17328)

300 (+300)

-

-

676 (-2844)

- (-3105)

- (-720)

-

- (-80)

465 (-5372)

50.277 (+6105)

 учит. семинарии

70.911

(+17841)

130.494

(+100791)

970

(-27)

7.630

(+7630)

545 (+5)

15.861

(+13081)

500

(-7220)

-

345

(-174)

34.379

(+20598)

263.037

(+153927)

мариинск. ж.  уч-ща

6.507

(+6507)

-

-

3.560

(+3560)

6.324

(+6324)

-

-

68 (+68)

-

2.090 (+2090)

28.549

 (+28549)

высш. нач. уч-ща

10.565

(+10565)

28.226

(+28226)

-

46.940

(+46940)

7.290

(+7290)

-

125 (+125)

232

(+232)

84

(+84)

10.709

(+10709)

104.169

(+104169)

гор. училища

144.374

(+124441)

24.565

(+20613)

4.090

(+125)

155.536

(+87944)

53.517

(+26530)

-

1344

(+849)

622

(-896)

912

(-106)

59.758

(+15177)

443.526

(+273485)

горские школы

12.712

(-7814)

225 (+225)

3.519

(+2760)

550

(-340)

887

(-231)

550

(-790)

-

- (-15)

38    

 (-267)

8.141

(-6294)

26.622

(-20502)

нач. уч-ща

621974 (+560285)

-  (-26102)

- (-700)

-   (-129039)

133831 (+103501)

- (-)

38349 (+29400)

-(-9543)

-(-7789)

-  (-136492)

794154

 (-281884)

ремесл. уч-ща

54.234 (+31546)

7.640 (+5240)

2.760 (+2260)

42.388 (+26063)

5.437 (+3882)

1.919

 (-2758)

830

(-1527)

7.364 (+6120)

6.521 (+5620)

88.734 (+35799)

214.647

(+112689) 

ж. проф. уч-ща

3700 (+3700)

- (-)

935 (+935)

9245 (+9245)

1980 (+1980)

- (-)

- (-)

500 (+500)

- (+)

2780 (+2780)

19140

(+19140)


Характеризуя общее состояние дел в системе образования в анализируемый период, попечитель писал: «…как много еще потребуется средств на дело народного образования в кавказском крае, чтобы можно было сказать, что школа приобщила эту окраину к русской государственности и внедрила  в массу местного населения любовь к Церкви, Царю и Отечеству. А если к этому прибавить, что некоторые районы Кавказа требуют для осуществления всеобщности обучения повторить наличное число школ много раз (в Дагестане до 30 раз, в Терской – 4, Ставропольской – 3, в Кубанской 2,5, в Черноморской губернии 1,5 раз), - то само собой не может быть и речи о достаточности тех…ассигнований из средств Государственного Казначейства, которыми осчастливлен Кавказский учебный округ за последние три года. Но если вспомнить, что ассигнование от казны не составляет в общей массе расходов и 1/3 (28,8%)(по Северному Кавказу намного меньше – Р.Б.), то станет ясным, какое напряжение сил должно быть направлено со стороны Округа к изысканию средств из местных источников».

В период с начала 70-х годов XIX века по середину второго десятилетия XX века система образования в северокавказском регионе развивалась с разной интенсивностью, но в одном направлении. Ее структура и содержание деятельности образовательных учреждений приближались к другим региональным образовательным системам Российского государства. Но к 1917 году внутри нее нарастали противоречия обусловленные отставанием развития образования от потребностей социально-экономического развития региона. Состояние образования становится существенным фактором, сдерживающим развитие производительных сил края. 

В заключении подводятся итоги и обобщаются результаты проведенного исследования. В  его ходе, на основе синтеза результатов исследований других авторов, а также анализа и обобщения архивных материалов разработанная нами гипотеза получила свое подтверждение.

Проведенный анализ эволюции системы образования на Северном Кавказе в рассматриваемый период дает основания для следующих обобщающих выводов:

1. На начало присоединения Россией Северного Кавказа коренные народы, проживающие в этом регионе, не только не имели зачатков организованного светского образования, но не имели и необходимых условий для его становления.

2. Потребности государственной политики России стали главной движущей силой развития образования в северокавказском регионе.  Влияние государственной политики России на изменения в системе образования осуществлялось непосредственно, через решения и действия органов власти, призванные обеспечить достижение политических целей,  а также опосредовано, через содействие развитию социальной структуры северокавказских народов, изменению способов их жизнедеятельности.

 3. Государственная политика России в отношении образования народов Северного Кавказа в рассматриваемый период эволюционировала от политики колонизаторского типа к политике цивилизаторской,  просвещенческой. Это обусловливало различия в значении, которое придавалось образованию в разные годы, в его целях и способах их достижения.

4. В эволюции системы образования в северокавказском регионе существовали четыре  качественно особенных периода. В начальный период присоединения Северного Кавказа государственная политика России имела чисто колонизаторские цели, и образованию не придавалось сколько-нибудь важного значения. Во второй период государственная политика оставалась  по своим целям колонизаторской, но формирование прослойки горцев, воспитанных в российских учебных заведениях, на традициях русской культуры и на русском языке стало рассматриваться как важное средство достижения целей колонизации региона. Это начальный период становления светской системы образования на Северном Кавказе. В третий период государственная политика России трансформируется из колонизаторской в цивилизаторскую. Образование приобретает значение одного из важнейших средств достижения общеполитических целей. В этот период разрозненные ранее образовательные учреждения объединяются в целостную систему под централизованным региональным управлением. В четвертый  период происходит усиление централизации власти, распространение и утверждение в северокавказском регионе законов Российской империи, активное вовлечение региона и его населения в общественную жизнь страны. Основной задачей, решавшейся в эти десятилетия, было полное  включение  системы образования северокавказского региона в общероссийское образовательной пространство.

5. Развитие северокавказской системы образования происходило в следующих основных направлениях:

  1. расширения сети образовательных учреждений на территории региона и ее дифференциации;
  2. усложнения образовательных программ и их приближение к общероссийским программам;
  3. повышения кадрового потенциала за счет подготовки педагогических кадров для региональной системы образования вне региона и наращивания потенциала внутрирегиональной системы подготовки педагогов;
  4. роста объемов финансирования образования за счет средств государственного бюджета и внебюджетных источников;
  5. создания и совершенствования нормативно-правовой базы деятельности образовательных учреждений в регионе,  приведения ее в соответствие с  общероссийской.

6. По мере социально-экономического развития региона изменялась социальная структура коренных народов Северного Кавказа, изменялся их образ жизни, и это сопровождалось ростом образовательных потребностей населения. Возрастающие и качественно изменяющиеся образовательные потребности различных слоев коренного населения края становились все более значимым факторов изменений в структуре образовательной системы и содержании образовательных программ.

7. В ходе развития системы образования в северокавказском регионе в рассматриваемый период нерешенными оставались две проблемы – соответствия системы растущим образовательным потребностям населения и качества образования.

8. Существенным негативным фактором, делавшим образование малодоступным для подавляющего большинства коренного населения Северного Кавказа на протяжении всего рассматриваемого периода, был сословный принцип устройства системы. Демократизм, провозглашавшийся центральными властями в принимаемых ими нормативно-правовых актах, оставался декларативным, поскольку одновременно выстраивалась стройная система сдержек, ограждавших коренное население от всех уровней образования от начального до высшего.

9. С начала становления светской системы образования на Северном Кавказе ее структура и содержание деятельности учебных заведений постепенно приближались к другим региональным образовательным системам Российского государства. Но к  концу рассматриваемого периода нарастали противоречия, обусловленные отставанием развития образования от потребностей социально-экономического развития региона. Состояние образования становилось существенным фактором, сдерживающим развития производительных сил края.

Поставленная нами научно-исследовательская задача решена. В ходе проведенного исследования нами была  разработана теоретическая модель эволюции системы образования на Северном Кавказе в XIX – начале XX века как целостной системы в единстве ее компонент: образовательной сети, образовательных программ, целей образования, контингента учеников и воспитанников, нормативно-правовой базы, педагогических кадров, материально-технической базы, финансирования, связей между различными уровнями образования, управления. Раскрыты движущие силы и механизмы этого сложного процесса, детерминированного многими объективными и субъективными факторами.

По проблеме исследования опубликовано более пятидесяти работ. Основное содержание и положения диссертации изложены в следующих изданиях:

Публикации в изданиях, включенных в реестр ВАК:

1. Бозиев Р.С.  П.К. Услар. О распространении грамотности между горцами // Педагогика.  – 1996. – № 1. – 2 п.л.

2. Бозиев Р.С. Из истории социально-культурной политики на Северном Кавказе // Педагогика. – 1996. – №4. – 1 п.л.

3. Бозиев Р.С., Овчинников А.В.   Соболевский А.И. Образованность Московской Руси ХY-XYII веков // Педагогика. – 1998. – №6.   – 1,7 п.л.

4. Бозиев Р.С. М.С. Воронцов и образование на Северном Кавказе // Педагогика. – 2000. – №5. – 1 п.л.

5. Бозиев Р.С. Формирование системы образования на Северном Кавказе // Педагогика. – 2000. – №2. – 1 п.л.

6. Харисова Л.А., Бозиев Р.С. Инновационные процессы в национальном образовании // Педагогика. – 2006.  – №3. – 0,7 п.л.

7. Бозиев Р.С. Реформы системы образования Северного Кавказа в 60-х годах XIX века //Педагогика. – 2009. – №5. – 1 п.л.

8. Бозиев Р.С. Реформа образования в России в 70-х годах XIX века и изменения в системе образования Северного Кавказа //Педагогика. – 2009. – №6. – 1 п.л.

Монографии:

9. Бозиев Р.С. Развитие образования народов Северного Кавказа в XIX-XX века: этапы, механизмы, движущие силы. – М.: Педагогика, 2006. –  13 п.л.

10. Бозиев Р.С. Развитие образования на Северном Кавказе в XIX – первой четверти XX веков. – М.: Педагогика, 2008. – 14 п.л.

11. Харисов Ф.Ф., Харисова Л.А., Бозиев Р.С.. Поликультурное образование в полиэтнических школах: организация и технология введения. – М., Ростов н/Д.: изд-во  РО ИПК и ПРО – 2009. – 16,4 п.л.

Статьи в периодических изданиях и сборниках:

12.  Бозиев Р.С. Просветитель и гуманист. К 125-летию со дня рождения Коста Хетагурова // Советская литература. – 1984. – №11. – 0,4 п.л.

13. Бозиев Р.С.Роль Кавказского учебного округа в становлении системы образования региона //Образовательная политика. – 2007. –  №2. – 1,2 п.л.

14. Бозиев Р.С. Некоторые аспекты социально-культурной политики на Северном Кавказе во второй половине ХIХ в.       Материалы  конференции молодых ученых ИТОиП РАО "Педагогика и политика в образовании России конца ХIХ-начала ХХ веков". – М., 1997. – 0,2 п.л.

15. Бозиев Р.С. Социально-культурная политика на Северном Кавказе (1860-1900)/ сборник статей. – М.: Педагогика. – 1998. – 1 п.л.

16. Бозиев Р.С. Этикет народов Северного Кавказа как этнопедагогическая проблема. Материалы международной научно-практической конференции "Этнопедагогические проблемы обучения и воспитания" – М., ГосНИИ семьи и воспитания РАО, Минтруда и социального развития РФ. – 1999. – 0,2 п.л.

17. Бозиев Р.С. М.С. Воронцов и образование на Северном Кавказе (30-50-е гг. ХIХ в) / Сборник статей. – М.: Педагогика. – 2000. – 1,2 п.л.

18. Харисова Л.А., Бозиев Р.С. Инновационные процессы в национальном образовании //Сибирский учитель. –     2006. – 1 п.л.

19. Теоретическая реконструкция развития образования народов Северного Кавказа. Материалы III-ей Международной научно-практической конференции «Инновационная деятельность в образовании». – М.: МИРОТ. – 2009. – 1,3 п.л.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.