WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Имидж библиотек как социокультурный феномен

Автореферат докторской диссертации по педагогике

 

На правах рукописи

 

 

Матвеев Михаил Юрьевич

ИМИДЖ БИБЛИОТЕК КАК СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН

Специальность 05.25.03

Библиотековедение, библиографоведение и книговедение

Автореферат диссертации

на соискание ученой степени доктора педагогических наук

 

 

Санкт-Петербург

2009


Диссертация выполнена в Российской национальной библиотеке

Научный консультант

Доктор педагогических наук, профессор Владимир Семенович Крейденко

 

Официальные оппоненты:

Доктор философских наук, профессор Вилли Александрович Петрицкий

Доктор педагогических наук, профессор Аркадий Васильевич Соколов

Доктор педагогических наук, профессор Анатолий Николаевич Ванеев

Ведущая организация

Библиотека Российской академии наук

Защита диссертации состоится 6 октября 2009 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 210.019.03 в Санкт-Петербургском государственном университете культуры и искусств по адресу: 191186, г. Санкт-Петербург. Дворцовая набережная 2/4.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств.

Автореферат разослан 3 сентября 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук,

профессор                                                                                               И. А. Шомракова


Актуальность исследования. Проблема имиджа библиотек в отечественном библиотековедении остается малоизученной. Большинство публикаций в отечественной библиотечной прессе сводится к практическим рекомендациям в духе PR и рекламы, а теоретическому осмыслению феномена имиджа уделяется крайне незначительное внимание. Помимо отсутствия в России обобщающих работ по имиджу библиотек, следует отметить и малочисленность исследований «независимых» источников (художественной литературы, фильмов и т. п.). Одна из болезненных проблем библиотечной профессии состоит как раз в том, что библиотекарям не удается взглянуть на себя глазами других людей, увидеть библиотеку не только как учреждение с определенными функциями и показателями деятельности, но и как социокультурный феномен, сложно и подчас противоречиво вошедший в жизнь общества, вызывающий различные оценки и суждения, зачастую не связанные с непосредственными результатами работы.

В настоящее время необходимость совершенствования индивидуального имиджа, равно как и имиджа организаций, не оспаривается ни в работах общего характера, затрагивающих эту проблему, ни в публикациях библиотекарей. Большинство авторов признает, что в сознании человека все более закрепляется представление об имидже как об определенной ценности, от наличия которой зависит жизненный успех, равно как и успешность любой деятельности. Значение этого понятия заключается в том, что при похожем качестве продукции и услуг в разных организациях конкурентная борьба ведется не столько между видами продукции, сколько между их имиджами.

Поскольку большинство библиотек зависит от бюджетов местных муниципальных образований, возрастает необходимость подтверждения библиотекой ее значимости для местного сообщества. Эффективность проводимых библиотеками мероприятий, их общественная оценка во многом зависят от сложившегося имиджа как социального института «библиотека», так и конкретной библиотеки. Библиотека, пользующаяся авторитетом у читателей, имеет больше шансов получить дополнительные субсидии от местных властей, спонсорскую помощь, предложения от издательств.

Вопрос об имидже библиотек правомерен и по той причине, что большинство исследователей отмечают существенное рассогласование между взглядами библиотекарей и взглядами общества. В российском обществе образ библиотеки, сложившийся в 1960-е гг., не претерпел существенных изменений, и поэтому возникает необходимость формирования нового имиджа, соответствующего времени. Кроме того, в условиях трансформации социокультурной сферы российского общества отмечается рассогласование между процессами социальной динамики, между развитием организации и оценкой ее разными группами общественности. Различные социальные категории людей по-разному понимают изменения в культуре и по-разному к ним относятся, что опять-таки делает актуальной проблему изучения имиджа.

Забота о совершенствовании имиджа — это наглядное доказательство того, что организации небезразличны запросы ее пользователей. С другой стороны, труд библиотекарей остается низкооплачиваемым, и для привлечения молодежи необходимо уметь акцентировать его привлекательные стороны. И, наконец, следует подчеркнуть, что путь к определению статуса, роли и функций библиотек лежит именно через анализ общественного мнения, через впечатление, производимое на пользователей.

Степень разработанности проблемы следует определять с учетом двух направлений: состояния разработок в рамках теоретической и практической имиджелогии и состояния собственно библиотечных исследований в этой области. Становление понятия «имидж» имеет достаточно давнюю историю. Своим появлением в 1930-х гг. оно обязано З. Фрейду, полагавшему, что имидж — это не столько реальный образ человека или предмета (Ego), сколько идеальный образ (Super Ego), отличающийся от реального. Важную роль в развитии представлений об имидже сыграли труды последователей и реформаторов учения З. Фрейда — К. Г. Юнга и Э. Фромма, касающиеся архетипов коллективного бессознательного.

При определении имиджа необходимо учитывать и вопросы, связанные с социализацией личности. Дж. Г. Мид и Т. Парсонс занимались разработкой теории социального действия, в том числе изучали вопросы, связанные с усвоением общепринятых норм поведения. Теории социального действия близка теория социальной стратификации, созданная М. Вебером и П. Сорокиным. Они проанализировали такие явления, как образ жизни, социальный статус и др. Постмодернистская философия (Ж. Бодрийяр, М. Фуко) рассмотрела феномен семиотизации бытия, когда знаковая сфера приобретает статус самодостаточной реальности. Исходя из этой концепции, имидж можно представить как семиотическую систему, отражающую все сферы бытия современного общества. Очень существенными для понимания природы имиджа оказались исследования в рамках социальной психологии, в том числе труды Э. Аронсона, Ф. Зимбардо, М. Ляйппе, Р. Чалдини, посвященные исследованию психологии толпы, механизму формирования установок и стереотипов, способам воздействия на сознание человека.

В западных странах изучение проблем, связанных с имиджем человека или организации, значительно активизировалось в 1970-х гг. К настоящему времени за рубежом накоплен большой опыт создания индивидуального имиджа и имиджа различных организаций (труды Л. Браун, Ф. Дейвиса, Д. Джеймса, М. Спиллейн), а также организации PR (исследования С. Блэка, Д. Доти, Р. Хейвуда и др.). В России термин «имидж» впервые был использован в 1960—1970-х гг., причем в подчеркнуто негативном аспекте (труды О. А. Феофанова и В. Л. Артемова, которые касались методов буржуазной пропаганды в странах Запада). С другой стороны, разработка отдельных проблем, связанных с имиджем, в СССР все-таки велась — без прямого упоминания данного понятия и преимущественно в рамках психологии и педагогики (труды А. А. Бодалева, В. Н. Панферова и др.).

Активные разработки проблем, непосредственно связанных с построением имиджа человека или организации, начались в России только в 1990-х гг. Из обобщающих теоретических работ следует назвать монографии А. Ю. Панасюка, Г. Г. Почепцова, И. А. Федорова, В. М. Шепеля. Выход в свет в 1994 г. работы В. М. Шепеля «Имиджелогия: секреты личного обаяния» ознаменовал появление новой науки об имидже — имиджелогии, которая стала разрабатываться различными исследователями (Э. К. Дьячкова, А. С. Ковальчук, Е. Б. Перелыгина, А. А. Романов и др.).

С другой стороны, необходимо отметить и быстрый рост количества отраслевых исследований. При этом одна из самых многочисленных групп в рамках отраслевой имиджелогии — это работы, посвященные имиджу педагогов, образовательных учреждений, а также имиджу гуманитарной интеллигенции в целом (О. Н. Козлова, В. Ф. Левичева и др.). По данной теме в последние годы подготовлен ряд диссертационных исследований (А. А. Калюжный, Т. Н. Пискунова, А. Б. Росляков, Е. М. Самсонова, Н. А. Тарасенко, И. П. Чертыкова и др.).

В зарубежном библиотековедении имидж библиотеки — активно разрабатываемая тема со множеством отдельных направлений (К. С. Адамс, Н. С. Бом, К. Браун-Сайд, Дж. Крэм, С. Доферти, М. Энгл, Г. П. Рэдфорд, С. Л. Шеймел, Дж. Бобробиц и Р. Грибл, А.-М. Чантре и Р. Лематр, Ю. Дилевко и Л. Готтлиб, Дж. Фрайлинк, Х. Принс и В. де Гир, П. Вильсон). В зарубежном Интернете создано множество сайтов, посвященных имиджу библиотек.

Имидж библиотек рассматривается зарубежными исследователями и в контексте общих проблем библиотечного дела (Э. Эббот, Дж. Э. Хэнниган, И. ван Риинен, И. Север), и как отдельный феномен (П. Шуман, Н. Д. Стивенс, Л. Уоллес и др.). Соответственно, имеется множество работ, посвященных изучению образов библиотек и библиотекарей в художественной литературе, фильмах и прессе (Л. Бернхард, Д. О. Карле, Дж. М. Филструп, Д. Герард, А. М. Гриффен, Дж. Э. Ганн, Э. Холл, С. Дж. Шмидт, Р. Тевис, К. Унлауф, Дж. Вольф и др.), социологических исследований, затрагивающих проблему имиджа (Ф. Геребен, М. Хаудишел, Р. А. Нил, Б. Лакхем и др.), а также дискуссионных статей, посвященных развитию библиотек в эпоху Интернета и проблемам трансформации библиотечной профессии (Дж. Эббас, Д. Чеч, Р. А. Даннер, Х. Уильямс, В. Уиснер). И, наконец, следует упомянуть исследования, посвященные развитию PR и разработке маркетинговых стратегий. Эти работы знакомы отечественным специалистам по многочисленным переводам (Б. Барроуз, К. Д. Б. Бейкуэлл, М. Бем-Ляйцбах, П. Борхард, Д. А. Йорк, Б. А. Либергер, Р. Савар).

Обилие фактического и теоретического материала, накапливающегося практически весь ХХ в., привело к образованию нескольких концепций, касающихся специфики возникновения имиджа и перспектив его улучшения. В то же время единой точки зрения на имидж до сих пор не существует, что свидетельствует о необходимости комплексного подхода, учитывающего различные точки зрения.

В отечественной библиотечной литературе термин «имидж» появился только в 1990-х гг., хотя предыстория этого понятия в России была ненамногим короче, чем за рубежом. Впервые вопрос о необходимости изучения отношения общества к библиотекам встал еще в начале ХХ в., когда увеличилось число общедоступных библиотек и стали проводиться исследования их работы (А. Я. Громбах, П. Ф. Кудрявцев, М. Н. Обухов, Н. М. Платонов и др.)

Активная деятельность по изучению особенностей работы библиотекарей, а также опыта зарубежных библиотек, начавшаяся в 1920-х гг. (А. Виленкин, В. Давидович, М. С. Лебединский), к 1930-м гг. была свернута по независящим от библиотекарей причинам. В 1960—1980-х гг. было проведено много общероссийских исследований, направленных на изучение чтения, однако изучение восприятия деятельности библиотек обществом в них не ставилось в качестве первоочередной задачи. Что касается отношения населения к библиотеке как отдельного предмета исследования, то это проблема была сформулирована в начале 1980-х гг. в работах М. Д. Афанасьева.

Статьи отдельных исследователей, касающиеся образов библиотек и библиотекарей в художественной литературе и фильмах, выходят с 1950-х гг. вплоть до настоящего времени, но они, как правило, охватывают только некоторые жанры и преимущественно отечественные источники (работы О. Андреевой, А. В. Блюма, И. Г. Моргенштерна, А. Первушиной, Л. Д. Шехуриной). Работы, посвященные зарубежной литературе, очень редки (Н. А. Зоркая).

В 1990-х гг. — начале XXI в. большинство упоминаний об имидже библиотек было сделано в рамках менеджмента и маркетинга. В имеющихся трудах проблема имиджа подробно рассматривается в тех случаях, когда речь идет о качествах руководителя (работы И. К. Джерелиевской, И. М. Сусловой), а также об организационной культуре (публикации Н. Е. Андреевой, А. А. Борисенко, В. А. Минкиной). Одной из важнейших целей маркетинга считается совершенствование имиджа библиотек путем организации PR (работы Л. Н. Герасимовой, В. К. Клюева, С. Д. Колегаевой, С. Г. Матлиной, Р. З. Пановой, С. В. Штукаревой и др.) и библиотечной рекламы (труды О. О. Борисовой, И. Б. Михновой).

Проблема имиджа библиотек и библиотекарей затрагивается и в работах, посвященных философии библиотечного дела (М. И. Акилина, М. Я. Дворкина, О. Л. Кабачек, С. Г. Матлина), подготовке библиотечных кадров (Ю. Н. Столяров, В. И. Терешин, А. С. Чачко), общим проблемам библиотечного дела и перспективам профессии в XXI в. (Е. Н. Буринская, А. И. Каптерев, А. С. Соколов), обслуживанию читателей (В. А. Азарова, С. А. Езова, Л. Ф. Красинская и др.), проблемам создания комфортной библиотечной среды (И. А. Павлова, Л. И. Петрова). Имиджу библиотек уделяется внимание и в публикациях, посвященных анализу результатов социологических исследований (И. А. Бутенко, Т. А. Жданова, Е. В. Захарова, Г. К. Олзоева, В. Д. Стельмах и др.). В то же время теоретические статьи по проблемам имиджа встречаются очень редко (работы Г. А. Алтуховой, Я. Э. Евстигнеевой, В. А. Минкиной). Применительно к типам библиотек можно заметить, что исследования имиджа в России находятся на начальной стадии, и основное внимание обращается только на публичные библиотеки.

В целом можно выделить два подхода к изучению понятия «имидж»: а) проведение исследований текущего имиджа тех или иных библиотек; б) рассмотрение имиджа как «вечной» проблемы, стоящей перед библиотеками. Исследования текущего имиджа делятся на три группы: социологические исследования; некоторые мероприятия в рамках PR (встречи с представителями общественности и т. п.); мониторинг различных источников, относящихся к деятельности отдельной библиотеки или библиотек определенного региона. Исследования имиджа как «вечной» проблемы — это прежде всего работы, относящиеся к независимому (от отдельных библиотек) имиджу. Другая грань «вечной» проблемы — это анализ самого термина «имидж» и сопутствующих ему понятий (определение особенностей базового понятия; рассмотрение факторов, влияющих на имидж; характеристика стереотипных мнений о библиотеках; анализ моделей библиотек, построенных на основе определенных образов; обобщение материалов социологических опросов и других работ за большой промежуток времени и др.).

Данное исследование в своей теоретической и аналитической части затрагивает именно «вечные» проблемы, что обусловлено двумя обстоятельствами: а) отсутствием в России фундаментальной монографии по имиджу библиотек, в которой бы приводились дефиниции основных понятий и содержался бы подробный обзор существующих источников; б) существенными ограничениями, присущими исследованиям текущего имиджа (их характеристика приводится в главе 3). Применительно к практическим рекомендациям по совершенствованию имиджа основное внимание уделяется публичным библиотекам.

В настоящем исследовании имидж библиотек рассматривается как отдельный социокультурный феномен, что обусловлено несколькими причинами:

  • сложностью и многогранностью самого феномена имиджа, для анализа которого необходим определенный универсализм, позволяющий обозреть и культурные, и политические, и экономические, и психологические и многие другие факторы, влияющие на его непосредственные характеристики;
  • представлением имиджа библиотек не только как результатов их деятельности, получивших отражение в определенных мнениях и оценках, но и как всей совокупности взаимоотношений библиотек с обществом, выражающейся в обобщенно-символических образах.
  • рассмотрением имиджа многими отечественными и зарубежными библиотековедами в качестве некой панацеи, то есть средства для немедленного улучшения привлекательности библиотек и библиотечной профессии. Более точным представляется понимание имиджа как определенной данности, к которой можно приспосабливаться и на которую можно воздействовать, но которая никогда не будет зависеть только от усилий самих библиотекарей;
  • соответствием процесса формирования имиджа библиотеки определению социокультурной практики как творческой и созидательной деятельности, при которой воздействие на общественные и духовные условия человеческой жизни совпадает с изменениями самих субъектов (иными словами, для библиотеки в равной степени важны и внешние мероприятия в духе PR, и совершенствование собственной организационной культуры).

Хронологический охват работы — ХХ — начало XXI в. — обусловлен тем, что появление феномена имиджа относится именно к ХХ в., и к этому же веку относится формирование большинства стереотипных представлений о библиотечной профессии. Этими рамками ограничен как список литературы, так и используемые в тексте примеры из художественной литературы и фильмов (за исключением прессы, относящейся только к периоду рыночных реформ).

Объект настоящего исследования — библиотека как социальный институт.

Предмет исследования — механизмы возникновения и функционирования имиджа библиотек и подходы к его формированию.

Цель исследования — раскрыть закономерности существования феномена имиджа как нерасторжимого единства рациональных и иррациональных моментов и разработать теоретико-методологические основы изучения и формирования имиджа библиотек, библиотекарей и профессии в целом.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1. Определить основные предпосылки возникновения имиджа и его сущностные характеристики, уточнить и конкретизировать понятийное поле библиотечной имиджелогии.

2. Охарактеризовать причины существования непривлекательного имиджа библиотек, библиотекарей и библиотечной профессии.

3. Систематизировать существующие стереотипные представления о работе библиотек, исследовать пути улучшения существующего имиджа и предложить научно-практические рекомендации по оптимизации процесса его формирования.

4. Проанализировать наиболее распространенные концептуальные образы библиотек (библиотека-храм, библиотека-информационный центр и др.) и определить их достоинства и недостатки.

5. Исследовать понятие внутреннего (корпоративного) имиджа библиотеки, рассмотрев его через три понятия: управление библиотекой, социально-психологический климат и организационную культуру.

6. Выявить распространенные описания библиотек и библиотекарей в отечественной и зарубежной художественной литературе и фильмах ХХ — начала ХХI в., уделив внимание роли, которая играет библиотека в том или ином произведении.

7. На основании материалов российской прессы последних 15 лет охарактеризовать типичные причины обращения журналистов к библиотечной тематике, причины использования репортерами расхожих суждений, наиболее болезненные темы, непосредственно влияющие на имидж библиотек, а также обобщить мнения общественных деятелей и журналистов по поводу факторов, мешающих улучшению представлений о деятельности библиотек, и сопоставить их с причинами, упомянутыми в профессиональной печати.

8. Определить возможности совершенствования имиджа библиотек с помощью средств Интернета.

Характер исследования позволяет сформулировать следующие гипотезы:

1. Элементы структуры имиджа библиотек воспроизводят реальные процессы их функционирования с разной степенью адекватности, причем количество исходной информации не находится в прямой зависимости с конечным результатом — распространенными в обществе эмоционально окрашенными образами.

2. Главным «идейным противником» библиотек является массовая культура с ее клишированными образами, расхожими сюжетами и причудливым сочетанием жанров и стилей. Соответственно, полностью преодолеть негативные представления в обозримом будущем не удастся — они будут существовать столько же, сколько и массовая культура. Специфика некоторых жанров литературы и кино такова, что они просто не могут обойтись без изображения архаических, безлюдных и небезопасных библиотек.

Методологическая база исследования. Чтобы решить задачи исследования, диссертантом использовался традиционный комплекс общенаучных принципов (детерминизма, отражения, единства противоположностей) и методов (формально-логический, концептуальный и функциональный анализ, контент-анализ, синтез, абстрагирование, сравнение теоретических и эмпирических исследований по данной проблематике, проблематизация, схематизация, логико-дедуктивный метод, анализ литературно-художественных источников).

Указанные общенаучные принципы необходимы при изучении истории возникновения понятия «имидж», выявлении его генезиса и основных характеристик, определении сходства и различия имиджа с понятием «образ восприятия», анализе рациональных и иррациональных сторон имиджа и др. Формально-логический метод позволяет рассмотреть существующие определения имиджа, оценить их достоинства и недостатки. Концептуальный анализ, синтез и абстрагирование применяются при рассмотрении распространенных точек зрения отечественных и зарубежных авторов на проблему имиджа библиотек. Метод проблематизации применяется в отношении выявления имеющихся и перспективных тем и направлений исследований, схематизации — при описании распространенных представлений о работе библиотек и библиотекарей, а также в практических рекомендациях по совершенствованию имиджа. Логико-дедуктивный подход и, в особенности, анализ литературно-художественных источников обусловлены спецификой материала, представленного в аналитической части настоящей работы.

В работе были применены несколько подходов: а) функциональный (при определении имиджа библиотек и его видов); б) системный, подразумевающий описание объекта (в данном случае — библиотеки) как совокупности взаимодействующих компонентов; в) комплексный (при анализе существующих концепций имиджа библиотек и определении факторов, влияющих на имидж); г) культурологический (применительно к анализу распространенных образов из литературно-художественных источников, в том числе при выявлении обобщенно-символических оценок роли библиотек в обществе, сделанных представителями творческих профессий).

Предпринятое диссертационное исследование находится на стыке нескольких научных дисциплин: педагогики, библиотековедения, имиджелогии и культурологии. Междисциплинарный характер определил некоторые методологические особенности работы.

Теоретическую и методологическую основу работы составили:

  • исследования коллективного бессознательного (К. Юнг, Э. Фромм), а также работы в области социальной психологии, направленные на изучение массового сознания и стереотипов восприятия (Э. Аронсон, Ф. Зимбардо, М. Ляйппе, Р. Чалдини, А. А. Бодалев);
  • исследования в области общей имиджелогии (Л. К. Аверченко, А. С. Ковальчук, Е. Б. Осипова, А. Ю. Панасюк, Г. Г. Почепцов, И. А. Федоров, В. М. Шепель и др.), имиджа близких по отношению к библиотечному делу профессий (А. А. Калюжный, О. В. Лысикова, Н. А. Тарасенко), имиджа гуманитарной интеллигенции (О. В. Афанасьева, О. Н. Козлова, В. Ф. Левичева, А. Б. Росляков, Б. А. Старостин и др.), имиджа «женских» профессий в СМИ (Н. И. Ажгихина, Ю. Е. Гусева, М. А. Янкина);
  • наиболее известные труды по менеджменту и маркетингу (И. Ансофф, Ф. Котлер, М. Мескон, Д. Огилви);
  •  работы по культурологии (А. А. Радугин, В. П. Руднев), а также социологии литературы (Л. Д. Гудков, Б. В. Дубин, А. И. Рейтблат, Р. Х. Кочесоков) и социологии чтения (И. А. Бутенко, Д. К. Равинский, В. Д. Стельмах).
  • публикации зарубежных и отечественных библиотековедов, в той или иной степени затрагивающие проблему имиджа (Г. А. Алтухова, О. О. Борисова, С. И. Головко, М. Я. Дворкина, С. А. Езова, Т. А. Жданова, О. Л. Кабачек, А. И. Каптерев, В. К. Клюев, Л. Ф. Красинская, В. А. Минкина, С. Г. Матлина, И. П. Осипова, Д. К. Равинский, Г. А. Скарук, Г. П. Фонотов, Е. М. Ястребова, Р. Апостл, Б. Ашервуд, М. Блок, Р. Валлах, П. Вильсон, Ж. Гаскюэль, С. Маринелли, Р. А. Нил, Х. Принс, Г. П. Рэдфорд, Н. С. Стивенс, Г. С. Уайт и др.).

Научная новизна исследования определяется содержанием авторского подхода к рассмотрению имиджа библиотек как социокультурного феномена, имеющего длительную, богатую и противоречивую историю. Данная работа представляет собой первое в России комплексное осмысление проблемы имиджа библиотек, библиотекарей и библиотечной профессии, способствующее преодолению разрыва между различными уровнями теоретических знаний об имидже и сферой их практического применения. В нем одновременно анализируются и представления о библиотеках, существующие в массовом сознании, и взгляды самих библиотекарей, и влияние на имидж образов из «независимых» источников. В исследовании рассматривается совокупность частных имиджей, образующих в целом имидж библиотеки как социального института: имидж здания, имидж сотрудников, имидж профессии, библиотечного образования, науки и др., а также обосновываются основные теоретико-методологические положения новой научной дисциплины — библиотечной имиджелогии.

В данной работе, в отличие от имеющихся отечественных публикаций по данной теме, имидж библиотек и библиотекарей не рассматривается только в качестве отдельной проблемы. Соответственно, описывается воздействие на библиотечную сферу других имиджей: имиджа гуманитарной интеллигенции, имиджа «смежных» профессий (учителей и воспитателей), имиджа «женских» профессий и др.

До настоящего времени не имелось ни одного исследования, в котором бы подробно анализировалось сходство и различие отечественной и зарубежной художественной литературы и фильмов применительно к изображению образов библиотеки и библиотекаря. Кроме того, делается уникальная попытка не категорического опровержения расхожих представлений (что весьма характерно для библиотечной прессы), а их многостороннего мотивационного анализа (т. е. определения тех причин, по которым тот или иной образ библиотеки или библиотекаря используется писателями, кинорежиссерами и журналистами в определенном контексте).

Теоретическая значимость исследования заключается прежде всего в разработке методологии изучения проблемы имиджа библиотек (одно из основных препятствий на пути улучшения имиджа состоит именно в хаотичности имеющихся исследований, объясняющейся произвольными подходами к данному понятию). Проведенное исследование является единственной работой, в которой производится синтез всех имеющихся концепций имиджа библиотек, что, в свою очередь, стало возможным благодаря детальному рассмотрению самого феномена имиджа. Понятийный аппарат общей имиджелогии конкретизирован и уточнен применительно к библиотечной сфере. В тексте работы приведено краткое и развернутое определение имиджа библиотек и обозначено сходство и различие между понятиями «образ», «имидж», «престиж», «статус», «репутация», «стереотип» и др.

В исследовании обоснован и применен функциональный подход к определению имиджа и выявлению его основных видов. Для объяснения существующих в обществе представлений о библиотеках и библиотекарях использовано учение о коллективном бессознательном: распространенные образы из СМИ, фильмов и художественной литературы представлены в виде наглядных схем, позволяющих понять, чем же вызвана устойчивость имеющихся стереотипов.

В настоящем исследовании представлен самый полный перечень причин, влияющих на имидж библиотек, составленный на основе анализа сотен как библиотечных, так и небиблиотечных источников. Кроме того, в нем рассмотрены не отдельные расхожие представления о работе библиотек, бытующие в обществе, а весь комплекс «библиотечных» стереотипов в целом. В аналитической части предлагается самая подробная и аргументированная методика отбора и анализа «независимых» источников, содержащих образы библиотек и библиотекарей. И наконец, данное исследование является принципиально новым и по характеру представленного материала: в отличие от имеющихся отечественных исследований имиджа библиотек, в нем одновременно присутствует развернутая теоретическая часть, практические рекомендации и обширная аналитическая часть, позволяющая рассмотреть имидж библиотек и в ракурсе социологии, и в ракурсе художественных произведений, и в ракурсе современных СМИ.

Практическая значимость исследования заключается в том, что его положения и результаты могут быть использованы в качестве методических принципов для дальнейших исследований в области имиджа библиотек, причем и теоретического, и практического, и аналитического характера. Путем сравнительного анализа отечественных и зарубежных публикаций в нем определены наиболее и наименее исследованные темы, связанные с изучением имиджа, а также выделены те аспекты, по которым отечественные исследователи уступают зарубежным. Результаты данного исследования могут быть использованы в учебных курсах и курсах по выбору (тем более, что в настоящее время нет ни одного учебника по имиджу библиотек), а также в практике повышения квалификации библиотекарей различных библиотек. Данная работа позволяет целенаправленно формировать у студентов представления о сущности и природе имиджа, необходимости его создания, изучения и совершенствования.

В исследовании имеются методические предпосылки изучения имиджа отдельно взятой библиотеки и рекомендации по ее позиционированию в социокультурном пространстве. Поскольку в диссертации обобщены материалы многих публикаций, касающихся PR и рекламы, а также представления традиционных библиотек в электронной среде, оно может быть полезным при проведении PR-акций и рекламных компаний, разработке библиотечных сайтов и др.

Результаты работы. Основные положения диссертации изложены в публикациях автора (с 2003 г. по настоящее время), многие из которых носят продолжающийся характер. Всего по теме опубликовано 38 работ общим объемом  76 п. л., включая три монографии: «Имидж библиотек как социокультурный феномен», «Образ библиотеки в произведениях художественной литературы» и «Библиотеки в прессе: по материалам статей из российских газет и журналов (1994—2004 гг.)» (всего 46 п. л.). Публикации приведены в списке, приложенном к автореферату. Материалы диссертации нашли отражение в докладах на международных и региональных конференциях: 7-й международной научной конференции «Библиотека в контексте истории» (М., 3—4 окт. 2007 г.), международной научной конференции «ХХ век. Две России — одна культура» (14-е Смирдинские чтения. СПб., 2006), ежегодных научных конференциях РНБ (СПб., 2007 и 2009 гг.). Основные положения работы и результаты исследования использовались в процессах обучения и переподготовки персонала в Учебном центре РНБ и ЦГПБ им. В. В. Маяковского (2007—2008 гг.), а также в учебном процессе в СПбГУКИ на курсах «Библиотечное обслуживание» (2007 г.) и «Введение в квалификацию» (2009 г.).

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. При определении имиджа библиотеки наиболее рациональным представляется использование функционального подхода, согласно которому имидж делится на внешний (выполняющий функцию опознания конкретной организации и создания первичной основы для формирования суждений о ее деятельности), внутренний (необходимый для понимания работниками своего места в организации и создания организационной культуры) и независимый от данной библиотеки (выполняющий функцию социально-символической оценки всех аналогичных организаций). Соответственно, имидж библиотеки можно рассматривать как широко распространенный и относительно устойчивый образ, сформировавшийся в сознании различных групп населения под воздействием ее непосредственной деятельности, мер, предпринимаемых ею для увеличения своей популярности, и ряда труднопрогнозируемых факторов, и в первую очередь — сложившегося под воздействием СМИ и литературных источников общего представления о деятельности аналогичных субъектов.

2. Стремление библиотекарей резко улучшить имидж своих учреждений, хорошо заметное по материалам и отечественной, и зарубежной профессиональной прессы, в стратегической перспективе не является достаточно обоснованным решением: а) имидж не может быть положительным для всех групп населения; б) немалая часть существующих в обществе представлений не зависит от деятельности реальных библиотек; в) излишне активное позиционирование одних сторон деятельности в ущерб другим может нанести урон целостному восприятию образа библиотеки. Таким образом, к имиджу необходимо относится не как к панацее от всех бед, а как к отдельному социокультурному феномену, способному принести пользу лишь при внимательном и осторожном обращении. Совершенствование имиджа библиотеки как социального института — эволюционный, а не революционный путь, при котором нельзя стремиться лишь к сиюминутным успехам.

3. При использовании основных концепций имиджа библиотек, сложившихся к настоящему времени, необходим комплексный подход, учитывающий различные точки зрения. Существующие концепции, взятые по отдельности, значительно суживают возможности исследования проблемы имиджа.

4. Из наиболее существенных факторов, влияющих на имидж библиотек, можно выделить социально-политические, экономические, профессиональные, образовательные, психологические, функциональные, морально-нравственные, педагогические (небиблиотечное образование), статистические и литературно-художественные. Непосредственное наполнение этих факторов может различаться, однако их общий набор примерно одинаков и в профессиональных, и в непрофессиональных источниках.

5. Самой серьезной преградой на пути совершенствования имиджа библиотек являются психологические установки и возникающие на их основе стереотипы. Главными источниками распространения негативных представлений о работе библиотек являются художественная литература, фильмы и Интернет. Распространенные в художественной литературе, фильмах и СМИ образы библиотек и библиотекарей в целом немногочисленны и по преимуществу определяются архетипами коллективного бессознательного. Помимо общественных, имеются также и профессиональные стереотипы, поддерживаемые самими библиотекарями. По своей сути они неоднородны и основаны либо на заниженных (пессимистических), либо на завышенных представлениях о работе библиотек.

6. Для совершенствования имиджа библиотеки одинаково важными представляются и пассивный путь, основанный на адаптации существующих ценностей, веяний моды и т. д., и активный, основанный на интеграции в общество, донесении до людей некоего информационного сообщения о собственных ценностях, значимости, уникальности и самобытности. Первый способ применительно к сотрудникам сводится к совокупности рекомендаций относительно личностных и деловых качеств; применительно к самой библиотеке — к требованиям, касающимся ее внешнего и внутреннего вида, организации рабочих мест, создания комфортной среды для пользователя и др. Второй способ связан с маркетингом и его составляющими — рекламой и организацией PR.

7. Процессы информатизации не столько способствовали разрешению, сколько еще более обострили проблемы, связанные с имиджем библиотек, причем не в организационно-техническом, а в психологическом и философском плане.

8. Наиболее перспективным способом совершенствования имиджа библиотек в современных условиях является использование возможностей Интернета — от улучшения оформления и содержания web-сайтов библиотек до изучения отношения пользователей Всемирной сети к традиционным библиотекам и от обмена опытом по данной проблеме до создания специализированных сайтов, посвященных имиджу. В этом отношении немаловажным представляется изучение и осмысление опыта зарубежных библиотекарей, пока что еще очень мало востребованного в России.

Глава 1 посвящена общим проблемам имиджа библиотек и библиотекарей. В § 1.1 рассматриваются подходы к определению имиджа и его основные виды. Из определений имиджа наиболее точным представляется то, согласно которому имидж сводится к эмоциональному образу какого-либо предмета, объекта или явления, имеющему характер стереотипа. Важнейшими особенностями имиджа являются его многоаспектность, социальная направленность и функциональность. Имидж человека складывается из зеркального имиджа (мнения о самом себе), профессионального имиджа (имиджа человека как представителя определенной профессии) и текущего имиджа, выражающегося в сменяющих друг друга мнениях и оценках различных людей. Применительно к организации наиболее рациональным представляется деление имиджа на внешний (какую оценку она получает в глазах местного населения), внутренний (отношение сотрудников к работе, стиль руководства, климат в коллективе, организационная культура) и независимый (от самой организации), складывающийся под влиянием обобщающего представления об аналогичных организациях в общественном сознании и соответствующих изображений в художественной литературе, фильмах и СМИ. Несмотря на активное исследование феномена имиджа в настоящее время, остается открытым вопрос о сочетании в нем рациональных и иррациональных моментов (по сути, создание имиджа находится посередине между наукой и искусством). Феномен существования имиджа вызвал к жизни особую науку — имиджелогию, под которой понимается наука, изучающая законы формирования, хранения, передачи и функционирования имиджа.

В § 1.2 характеризуется функциональный подход к имиджу отдельной библиотеки, а также приводится определение имиджа библиотек как синтеза общественного мнения, основанного как на впечатлениях от деятельности реально существующих библиотек, так и на слухах, представлений самих библиотекарей об облике своих учреждений и обобщающего образа библиотек в массовом сознании. Под общественным мнением о библиотеках понимается представление общества или отдельных социальных групп о роли и значении библиотеки, которое характеризует позицию одобрения или осуждения относительно тех или иных фактов библиотечной практики. Образ библиотек в массовом сознании — это устойчивая совокупность эмоционально-оценочных ассоциаций, чаще всего не имеющая отношения к реальности, но, тем не менее, являющаяся наиболее «чистым» выразителем социального и культурного статуса данных учреждений. Краткое определение имиджа библиотек можно свести к понятию социокультурного облика. Среди близких по значению понятий («престиж», «статус», «репутация») понятие «имиджа» является наиболее важным, поскольку все мнения и оценки строятся прежде всего на основе эмоционально окрашенных образов. Интерес к изучению имиджа в значительной мере вызван тем, что негативный имидж влияет сразу на всю профессию — и на восприятие библиотеки читателями, и на финансирование, и на подбор кадров.

Что касается изучения имиджа библиотек (§ 1.3), то за рубежом в этой области накоплен значительный опыт — начиная от исследований имиджа в контексте общих проблем библиотечного дела и кончая изучением образов библиотек и библиотекарей в художественной литературе, фильмах и СМИ. К настоящему времени сложились три основных концепции имиджа библиотек: «организационно-управленческая» (направленная на совершенствование обслуживания читателей и развитие PR), «психологическая» (уделяющая внимание внутреннему миру библиотекаря, его самооценке, удовлетворению, получаемому от работы и др.) и «иррациональная» (полагающая, что имидж библиотек определяется преимущественно независимыми от их деятельности факторами). В целом эти концепции соответствуют общему делению имиджа на внешний, внутренний и независимый. Кроме того, существует «агностическая» концепция, согласно которой библиотекари так и не смогли приблизиться к пониманию собственного имиджа, и проблема восприятия деятельности библиотек обществом в XXI в. будет стоять еще более остро, чем в ХХ в. Активная разработка проблем имиджа библиотек в России началась только в 1990-х гг. Современный период характеризуется резким возрастанием интереса к проблеме имиджа, хотя в отечественных работах последнего времени все еще преобладают практические рекомендации в ущерб теоретическим проблемам имиджа.

В числе основных причин, способствующих непривлекательному имиджу библиотек, библиотекарей и библиотечной профессии (§ 1.4), следует назвать политические, экономические, профессиональные, образовательные, психологические, функциональные (особенности непосредственной работы библиотеки), морально-нравственные, педагогические (небиблиотечное образование), статистические и литературно-художественные. Каждая из этих причин включает в себя множество аспектов, немалая часть которых не зависит от деятельности библиотек. При этом внешних факторов, оказывающих положительное влияние на имидж библиотек, существует не так и много: повышение роли знания, дороговизна книг, недоступность Интернета для малоимущих слоев населения. Таким образом, имидж часто сводится к простой востребованности библиотек обществом, но большая посещаемость еще не означает хорошего отношения к библиотеке или, тем более, к библиотечной профессии.

Из числа преград на пути улучшения имиджа библиотек (§ 1.5) самой серьезной являются существующие на уровне субъективных настроений установки и возникающие на их основе стереотипы. Под «библиотечными» стереотипами следует понимать часто встречающиеся в массовом сознании, литературе и кино упрощенные и искаженные представления о работе библиотек, практически не меняющиеся с течением времени. Возникновение стереотипов обусловлено как причинами психологического порядка, так и непосредственной реакцией общественности на деятельность библиотек. Помимо общественных, имеются также и профессиональные стереотипы, поддерживаемые самими библиотекарями. Они основаны либо на заниженных (пессимистических), либо на завышенных представлениях о работе библиотек. В последнем случае возникают идеальные, искусственно «сконструированные» образы библиотекарей и библиотек, получающие распространение в профессиональной прессе.

Единого подхода к проблеме преодоления стереотипов не существует: исследователи придерживаются воинственно-непримиримого, юмористически-игнорирующего, эволюционного и постструктуралистского подходов. Главной ошибкой библиотекарей можно считать то, что они чаще всего уделяют внимание только характеристикам того или иного образа, а не тому, насколько их профессия понятна окружающим.

На имидж библиотек влияют и проблемы с созданием обобщающего концептуального образа. Большинство концепций («библиотека-храм», «библиотека-дом» и др.) имеют «архетипическое» происхождение и не исчерпывают всех функций библиотеки. С другой стороны, поддерживаемое многими библиотекарями понятие «информационный центр» представляется уязвимым для критики: слова «библиотекарь» и «информационный специалист» не являются синонимами; информационный центр — по большей части просто попытка поиска библиотекарями лучшего имиджа, а не нечто принципиальное новое в жизни общества. Еще одной существенной преградой при попытках улучшения имиджа является профессиональное выгорание, выражающееся как в форме конфликтов с читателями, так и в отношении к своей работе.

Учитывая быстрое увеличение количества отраслевых исследований, посвященных имиджу тех или иных профессий или организаций, а также большое количество публикаций об имидже библиотек, можно признать необходимым создание новой науки — библиотечной имиджелогии — научно-практической дисциплины, изучающей закономерности формирования имиджа библиотеки как социального института и возможности его улучшения (§ 1.6). Так же как и общая имиджелогия, библиотечная имиджелогия может быть разделена на три основных вида: теоретическую, практическую и аналитическую. Теоретическая библиотечная имиджелогия изучает понятие имиджа библиотеки, механизмы формирования представлений о деятельности библиотеки, факторы, влияющие на имидж, способы его улучшения и т. д. Практическая имиджелогия занимается выработкой рекомендаций по улучшению имиджа библиотек, библиотекарей и библиотечной профессии. Аналитическая имиджелогия изучает отображение образа библиотеки в общественном сознании, а также мнения читателей тех или иных библиотек. Методы, которые можно использовать при построении имиджа библиотек, в принципе укладываются в рамки рекомендаций, приводимых в пособиях по общей имиджелогии (вербализация, визуализация, эмоционализация,детализация, дистанцирование, акцентирование информации, мифологизация, архаизация, опрос общественного мнения).

В главе 2 изложены рекомендации по созданию имиджа библиотеки с учетом двух основных способов его совершенствования — пассивного (улучшение библиотечной среды) и активного (организация PR и рекламы).

§ 2.1 посвящен внешнему имиджу библиотек и библиотекарей. В формировании имиджа библиотеки (§ 2.1.1) ее внешний вид, равно как и вид ее внутренних интерьеров, является одним из самых важных факторов, но оптимальных вариантов формы здания и его внутренних интерьеров не существует. Используя мифологическую схему «путь — испытания — поиск — находка», можно отметить наиболее важные элементы имиджа здания библиотеки: состояние прилегающей территории, двери и окна, вестибюль, лестницы, каталоги, внутренний двор, оформление кафедр выдачи, наличие статуй или бюстов. Применительно к абонементу и читальному залу следует избегать запутанного расположения стеллажей, больших открытых пространств с расположенными вдоль стенок книгами, а также тесных полутемных помещений. Необходимо стремиться к тому, чтобы каждая библиотека имела свое «лицо», поскольку только в этом случае можно говорить о создании запоминающегося имиджа.

Главной функцией, выполняемой комфортной библиотечной средой, является создание привлекательного имиджа библиотеки. Ее можно представить как совокупность нескольких компонентов: предоставление читателям сопутствующей информации; организация библиотечного пространства; состояние рабочих мест и мест отдыха; организация библиотечных фондов. Читатель библиотеки должен без усилий получить информацию об ее услугах и не запутаться в объявлениях. На оценку состояния рабочих мест более всего влияет удобство мебели, красивый дизайн, условия освещения, благоприятный микроклимат, окраска стен, наличие запоминающегося облика у разных отделов, выделение комнаты для отдыха и озеленение помещений. Имидж библиотеки зависит и от того, насколько ее фонды соответствуют запросам населения, и от того, какое впечатление они производят на чисто визуальном уровне.

В § 2.1.2 рассмотрены особенности имиджа библиотекарей. Хотя многие негативные представления основаны на внешнем виде библиотечных работников, от библиотекарей требуется не так и много усилий для улучшения своего облика: «библиотечные» стереотипы уступают по глубине «проработки» рекомендациям визажистов и имиджмейкеров. После внешнего вида важнейшим фактором, влияющим на индивидуальный имидж, являются голос, речь и манеры поведения библиотекаря. В данном случае практически все рекомендации из общих пособий по имиджу применимы и в библиотечной сфере.

Имидж библиотечной науки, образования и профессии (§ 2.1.3) — это три взаимосвязанных проблемы, которые становятся все более актуальными. Общее представление о библиотечной науке сказывается и на отношении к получению профессионального образования. Многие потенциальные абитуриенты и даже библиотекари со стажем не понимают, зачем терять несколько лет на получение высшего профессионального образования, что соответствует распространенному в обществе стереотипу. Для улучшения имиджа библиотечного образования необходима организация библиотечными вузами PR и рекламирования их деятельности.

Библиотечные PR (§ 2.1.4) можно определить как средство создания доверительного и уважительного отношения к библиотеке со стороны пользователей и общественности. Главной целью PR является формирование положительного внешнего имиджа библиотеки. Основными разновидностями PR являются: 1) связи со СМИ; 2) взаимодействие с органами власти; 3) публичные выступления, из которых наиболее важным является устный отчет перед читателями библиотеки или перед населением; 4) организация фандрейзинга; 5) смешанные формы PR (презентации, юбилеи, конференции, экскурсии по библиотеке).

Имидж тесно связан с библиотечной рекламой (§ 2.1.5). С помощью рекламы можно сформировать у читателя устойчивый интерес к библиотеке, улучшить представление об ее работе, а также воздействовать на бытующие в обществе стереотипные представления. Рекламу можно разделить на два вида: либо организация формирует положительное отношение потребителей и самих сотрудников к своей деятельности и заботится о паблисити и репутации (так называемая имиджевая реклама, именуемая также фирменным стилем); либо она рекламирует свою продукцию и услуги с целью оповещения имеющихся пользователей и привлечения новых.

Концепция маркетинга в деле улучшения имиджа библиотек (§ 2.1.6) представляется довольно уязвимой. Имидж как феномен, включающий в себя и рациональные, и иррациональные моменты, плохо поддается планированию. Хотя стратегический маркетинговый план развития библиотеки и можно направить на совершенствование имиджа, по его основным положениям возникает множество вопросов, вызванных отчасти неточностью используемой терминологии, отчасти неэффективностью применения рекомендаций из общих работ по маркетингу организаций в библиотечной сфере.

Основные принципы построения имиджа отдельно взятой библиотеки можно представить следующим образом: а) при построении имиджа необходимо учитывать особенности обыденного сознания и существующие в обществе стереотипы; б) имидж библиотеки должен отличаться от имиджей других организаций и легко распознаваться; в) имидж должен быть привлекательным, простым и не перегруженным информацией; г) имидж библиотеки строится на ее реальных достоинствах — в противном случае читатели быстро обнаружат несоответствие; д) имидж не является «застывшим» во времени понятием, и его следует корректировать с учетом меняющихся социально-экономических условий; е) обязательно должны рассматриваться мнения всех библиотекарей. Что же касается пожеланий читателей, то в данном случае можно учитывать только действительно важные моменты.

Внутренний имидж (§ 2.2) труднее всего поддается каким-либо изменениям. Его определяют нормы и стандарты, ценности (миссия организации), организация внутренних коммуникаций, история организации, психологический микроклимат, а также ряд понятий, восходящих к архетипам коллективного бессознательного: ритуалы (отчеты, конференции, собрания), герои (члены организации, достигшие определенного успеха), местные мифы и легенды. Наиболее рациональным представляется рассмотрение внутреннего имиджа через три понятия: управление, психологический климат и организационную культуру.

Применительно к внутреннему имиджу наибольшее значение имеют следующие качества руководителя: разумная настойчивость, решительность, энергичность, искренность, высокая самодисциплина, умение поддерживать подчиненных. Ввиду отсутствия идеального стиля руководства наиболее убедительным выглядит предположение, что лучший руководитель — это тот, кто ответственен за все, что входит в его служебные обязанности. Что касается советов руководителю, то они достаточно подробно изложены в общих работах по менеджменту.

Социально-психологический климат в библиотеке как психологическое состояние коллектива складывается из удовлетворения системой управления, межличностными взаимоотношениями и оценки условий работы в коллективе. Он важен не только для оптимальной организации работы, но и потому, что без него любая кампания по улучшению имиджа практически бесполезна. Многие причины ухудшения социально-психологического климата в библиотеке являются «вечными», поскольку они не зависят от ее типа, величины штата и т. п. факторов (конфликты с руководством, психологическая несовместимость сотрудников и др.).

Организационную культуру можно рассматривать как понятие, включающее в себя как «глубинные» ценностные ориентации, так и внешние проявления, различимые и сотрудниками, и посетителями организации (прежде всего фирменный стиль и культура общения). Применительно к имиджу организационная культура представляет собой образ мысли и образ действия сотрудников библиотеки, направленные на гармонизацию отношений в коллективе и создание благоприятного отношения к библиотеке со стороны общественности. Организационную культуру можно описать с помощью того же функционального подхода, что и сам имидж, рассматривая ее в трех аспектах: а) как умение и желание каждого сотрудника библиотеки отстаивать ее интересы, способствовать упрочению ее авторитета; б) как благонадежность, лояльность и приверженность своей библиотеке; в) как поведение сотрудника вне библиотеки, включая то, какое впечатление он производит на окружающих. В целом именно организационная культура содействует проявлению основных характеристик имиджа: идентификации библиотеки обществом, отличию от других библиотек и формированию репутации.

В главе 3 «Особенности имиджа библиотек и библиотекарей в контексте социологических исследований» рассматриваются как отечественные, так и зарубежные исследования, касающиеся данной проблемы. В § 3.1 излагается методика отбора материала. Все работы делятся на две группы: а) исследования мнений местного населения; б) исследования мнений библиотекарей. В § 3.2 рассматриваются основные методы, используемые при изучении имиджа (интервью, анкетирование, наблюдение, встречи с представителями общественности) и характеризуется опыт зарубежных исследователей в данной области.

§ 3.3 посвящен отечественным исследованиям. В России проблема восприятия деятельности библиотек населением возникла в конце XIX — начале ХХ в. В земских исследованиях состояния библиотек рассматривались такие вопросы, как влияние личности библиотекаря на посещаемость библиотеки, авторитет библиотекаря в глазах читателей, отношение населения к устройству библиотек и др. При этом был сделан вывод, что отношение населения к библиотеке — показатель нестабильный, зависящий от большого числа факторов и малопригодный для статистической обработки.

В 1920-е гг. число исследований читателей значительно возросло. Это годы выделялись и работами по изучению библиотечной профессии. Среди исследований данного периода были и такие, которые по смыслу близко подходили к проблеме имиджа: в них ставились вопросы восприятия библиотечной профессии в обществе, рассматривались особенности труда и быта библиотечных работников и т. д.

В 1960-х гг. произошел новый всплеск социологических исследований, вызванный определенной либерализацией общественной жизни. В соответствующих работах стали ставиться вопросы о соотношении читающей и нечитающей публики, а также изучаться связи библиотек со СМИ («Советский рабочий-читатель», «Библиотека и научная информация» и «Книга и чтение в жизни небольших городов» и др.).

Из крупных исследований, направленных на изучение самих библиотекарей, выделяется исследование «Библиотечный специалист», проведенное в 1970-х гг. и выявившее как позитивные, так и негативные факторы, влияющие на отношение к своему труду и профессии. Исследования регионального характера, проводившиеся в 1980-е гг., показали, что социологическими методами выявить отношение читателя к библиотеке сложно, поскольку полученная информация была ценной только для конкретного учреждения, а не на уровне обобщений. 1990-е гг. ознаменовались увеличением числа социологических исследований. В соответствии с маркетинговой концепцией библиотекари стремились учесть потребности пользователей, и имиджу библиотек стало уделяться несравненно больше внимания. С другой стороны, активизировались и исследования чтения, проводимые ВЦИОМ, Центром Юрия Левады и др.

Согласно большинству современных исследований, главными критериями работы библиотеки, влияющими на ее восприятие, являются соответствие фонда запросам населения, число удовлетворенных заказов, сроки ожидания литературы, культура обслуживания и условия работы читателей. «Точка отсчета», с которой обязательно формируется впечатление о библиотеке — это общение читателя с библиотекарем. Еще более важным моментом является удовлетворенность читателей обслуживанием при досуговом чтении. Согласно исследованию ГПНТБ СО РАН (1992 г.), на отношение населения к библиотеке влияют три момента: рациональный (оценка деятельности библиотеки), эмоциональный (чувства и настроения) и поведенческий (поведение читателей внутри библиотеки и вне ее).

Во многих исследованиях подчеркивается разница между взглядами библиотекарей и читателей: библиотекари необходимыми для себя качествами считают профессиональные, социально-психологические и личностные, а читатели расставляют их в обратном порядке (исследования Новосибирской ЦБС (1993 г.), Национальной библиотеки Удмуртии (1993—1995 гг.), Дальневосточного государственного университета путей сообщения (2001 г.) и др.). Исследование на базе Национальной библиотеки Республики Бурятия (2002—2003 гг.) интересно своими данными о распространенности того или иного представления о библиотекарях: во многих случаях стереотипы имеют «внутреннюю подоплеку» в самой профессии.

Применительно к проблеме ассоциативного восприятия библиотек и библиотекарей подростками следует упомянуть опрос, проведенный Восточно-Сибирской государственной академией культуры и искусств (1997—1998 гг.) и исследование РГДБ (1995—1996 гг.), свидетельствующие о наличии ряда непривлекательных образов.

Исследование «Библиотечная система Санкт-Петербурга в представлении жителей и библиотекарей» (1993 г.) показало, что отказ читателей от посещения библиотек нельзя сводить к неудовлетворенности обслуживанием, и что привлечь пользователей в библиотеки крайне сложно, поскольку библиотекарям противостоит мощный стереотип недовольно-недоверчивого отношения к библиотечному обслуживанию, для преодоления которого требуется изменение всей социокультурной ситуации.

В качестве примера регулярного исследования мнений читателей можно назвать исследование показателей удовлетворенности качеством обслуживания в РНБ (2001—2007 гг.). В нем были зафиксированы как положительные черты (отношение читателей к библиотеке в целом было хорошим), так и «вечные» проблемы (долгое выполнение заказов, очереди у пунктов выдачи, напоминающая лабиринт система фондов и т. п.)

Исследования внутреннего имиджа библиотечной профессии в России широкого распространения не получили. Даже в исследованиях 1990-х гг. — начала XXI в. проблемы восприятия собственной профессии затрагивались лишь отчасти. Согласно исследованию СПбГУКИ и ЦГПБ им. В. В. Маяковского «Корпоративная культура в представлениях работников публичных библиотек Санкт-Петербурга» (1998—1999 гг.), мнения библиотекарей в целом подтверждают распространенные в обществе образы библиотеки. Наиболее критичное отношение к библиотеке наблюдается у студентов библиотечных вузов. Что же касается работников библиотек, то имиджем своих учреждений в наименьшей степени удовлетворены научные сотрудники. Пессимистическая картина складывается в области пополнения библиотек новыми кадрами (опрос СПбГУКИ 2002 г., «Виртуальный мир российского библиотекаря» (М., 2001 г.), «Библиотечные кадры города» (Курган, 2003—2005 гг.)). При этом фиксируется ощущение нестатусности профессии, которое сильно влияет на социальную уверенность библиотекарей и на удовлетворенность своим профессиональным выбором.

Среди зарубежных исследований имиджа библиотек (§ 3.4) наибольший интерес представляют крупные международные исследования, а также комплексные исследования в масштабе той или иной страны. По данным одного из крупнейших исследований имиджа, проведенном в 1988—1990 гг. по инициативе ИФЛА и охватившем 150 библиотечных ассоциаций в 90 странах, в низком статусе и плохом имидже профессии были убеждены 82% библиотекарей. Самым тревожным фактом было то, что в этом вопросе мнения работников библиотек не расходились с суждениями публики. Из причин негативного имиджа библиотек выделялись «незаметность» библиотекарей, низкая заработная плата, непонимание социальной миссии библиотек, плохое финансирование, неуважение публики к «женской» профессии и др.

Из исследований общественного мнения следует отметить и исследование «The Library in Society», проведенное в Великобритании в начале 1970-х гг., но до сих пор не потерявшее актуальности применительно к определению факторов, влияющих на имидж библиотеки. Согласно данной работе, незнание населением адреса ближайшей публичной библиотеки отнюдь не означает отсутствия суждений о деятельности библиотек: на самом деле имеется множество аспектов библиотечной работы, по которым у публики всегда есть определенное мнение.

Согласно комплексному исследованию имиджа библиотек и библиотекарей, проведенному в 1988 г. Ассоциацией специальных библиотек США, большинство людей позитивно оценивают деятельность библиотек и довольны образованностью библиотекарей. Похожие результаты получены и при опросе библиотекарей: они в целом были удовлетворены своим делом, но при этом только половина из них отметила, что их зарплата соответствует выполняемой работе. В 2001 г. канадские специалисты Д. Бобровиц и Р. Грибл провели аналогичное исследование и пришли к схожим выводам. Тем не менее, в 2001 г. было зафиксировано некоторое ухудшение имиджа библиотек. В частности, было отмечено, что в конце 1980-х гг. люди были более высокого мнения о зарплате библиотекарей, равно как и об их образовании. Кроме того, появились и проблемы, связанные с информационными технологиями (62% респондентов не связывали Интернет с библиотеками). Согласно данному исследованию, самым важным фактором, влияющим на имидж, является опыт личного посещения библиотеки.

Исследования внутреннего имиджа противоречивы по своим результатам. Так, в большинстве исследований (И. ван Риинен, Б. Хоренстейн, Б. Линч и др.) констатируется, что библиотекари удовлетворены своей работой, но в то же время полагают, что не могут раскрыть все свои способности. Согласно исследованию М. Хаудишел (1997 г.), в котором приняли участие 500 библиотекарей из США и других стран, большинство опрошенных не жалеют о выборе профессии. В то же время перечень раздражающих моментов в работе получился гораздо более длинным, чем список того, что библиотекарям в ней нравится. Кроме того, во многих работах отмечается и тот факт, что между удовлетворением работой и ее результатами нет прямой связи. Не менее сложным представляется вопрос о соотношении в профессии профессионалов и парапрофессионалов и их взглядах на библиотечное дело. В целом различия между этими двумя группами работников оказываются незначительными. Запутан и вопрос о влиянии информационных технологий на работу библиотек. С одной стороны, библиотекари с энтузиазмом воспринимают работу в Интернете, но с другой, ведущая роль в освоении технических новшеств обычно принадлежит молодым специалистам, и это является причиной конфликтов в библиотечных коллективах.

В § 3.5 перечисляются сильные и слабые стороны социологических исследований в области изучения имиджа. Наиболее сильная сторона таких исследований — это выявление причин социального и демографического характера, влияющих на отношение к библиотеке. Из слабых сторон следует отметить разное понимание феномена имиджа и у читателей, и у самих библиотекарей (и, соответственно, невозможность точного анализа результатов), эмоциональность оценок, невозможность проводить постоянный мониторинг ситуации и «благодушие публики», не задумывающейся над проблемами библиотек.

В целом и отечественные, и зарубежные исследования имиджа библиотек дают противоречивую картину, что вызвано, в первую очередь, многозначностью понятия «имидж» и разным восприятием библиотеки со стороны разных слоев населения. При этом большинство исследователей согласны с тем, что самый большой разрыв пролегает между восприятием деятельности библиотек местным населением и самими библиотекарями. Иначе говоря, библиотечная профессия с равным успехом мифологизируется как «изнутри», так и «снаружи».

Глава 4 посвящена анализу распространенных образов библиотек и библиотекарей в художественной литературе XX — начала XXI в.

В § 4.1 рассматривается методика изучения художественной литературы. При анализе романов, повестей и рассказов возникают три проблемы: влияние позиции самого исследователя, специфика анализируемого материала и отсутствие единой и бесспорной методики анализа образов библиотек и библиотекарей. Позиция исследователя является едва ли не важнейшим фактором, влияющим на исследования независимого имиджа, и применительно к библиотекам можно отметить прямолинейное отношение многих специалистов к художественной литературе. Описание библиотекаря в качестве положительного героя еще не означает того, что привлекательно описывается и место его работы. Личная позиция исследователя может повлиять и на подбор литературы, и на выбор жанров.

Специфика источников выражается в том, что художественная литература не содержит готовых «рецептов» улучшения имиджа и, скорее, служит «информацией к размышлению».

Применительно к отбору материала возможно применение трех подходов: 1) подробное рассмотрение 10—12 книг; 2) ориентация на произведения известных авторов (20—50 примеров); 3) создание комплексных работ, в которых анализируется 150—300 романов, 50—100 фильмов и 100—150 журналистских статей (к этой группе относится и данное исследование).

При проведении настоящего исследования были использованы следующие методы поиска литературы: 1) анализ существующих библиографий и пристатейных списков; 2) поиск по Интернет; 3) выборочный просмотр художественной литературы.

Применительно к анализу источников можно выделить несколько подходов: 1) жанровый; 2) хронологический; 3) гендерный; 4) типологический (выявление распространенных описаний библиотек и библиотекарей); 5) контент-анализ.

§ 4.2 посвящен анализу образов библиотек и библиотекарей в русской литературе.

В хронологическом отношении всю имеющуюся литературу можно условно разделить на пять периодов: 1900-е — конец 1910-х гг.; 1920—1930-е гг.; 1940—1950-е гг.; 1960—1980-е гг.; 1990-е гг. — начало XXI в. До революции образ библиотеки в русской художественной литературе был достаточно разнопланов, хотя некоторые предпосылки к распространению негативных стереотипов уже имелись. В 1920—1930-е гг. до некоторой степени сохранялись дореволюционные традиции в изображении библиотек и одновременно возникал образ нового, «социалистического» библиотекаря. Применительно к произведениям, написанным в годы Великой Отечественной войны или вскоре после ее окончания, можно сказать, что в них содержится наиболее положительный образ библиотеки во всей отечественной литературе. В 1950-е гг., помимо военной тематики, в художественной литературе описывалось и участие библиотекаря в восстановлении народного хозяйства. В целом произведения 1920—1950-х гг., затрагивающие библиотечную тематику, были немногочисленны: писатели уделяли внимание преимущественно «героическим» профессиям, создавая представление о библиотечной профессии как о самой скромной на свете. Тем не менее, до конца 1950-х гг. образ библиотекаря был во многом идеален и нередко представлял собой бескорыстного «рыцаря книги».

Начиная с 1960-х гг. началось постепенное падение престижа библиотечной профессии и утверждение «библиотечных» стереотипов не как отдельных образов, а как устойчивой системы представлений. Количество ситуаций, в которых изображались библиотеки и библиотекари в произведениях 1960—1980-х гг., было невелико. Один из наиболее распространенных в художественной литературе стереотипов — это знакомство в библиотеке, перерастающее в любовный роман. Еще один стереотипный сюжет — это успешная работа по распределению.

В 1990-е гг. и в начале ХХI в. описания библиотекарей претерпели изменения: сильнее стали подчеркиваться мотивы бедности и неустроенности личной жизни. Более заметным стало и влияние тенденций, характерных для зарубежной литературы ХХ в. (страх перед книжным знанием, взаимосвязь библиотеки с концом света и др.). Начиная с 1990-х гг. стал размываться и нравственный идеал библиотекаря.

Характерные образы библиотекарей немногочисленны: 1) подвижник или святой; 2) идеалист, мечтающий приобщить всех читателей к «разумному, доброму, вечному»; 3) человек, рассматривающий библиотеку как вынужденное убежище; 4) честный и бедный труженик. «Мужской» и «женский» стереотипы библиотекаря в принципе интернациональны, однако отечественные авторы описывают библиотекаря-мужчину не как комическую, а скорее, как трагикомическую фигуру. Женские образы могут быть как пассивными, так и активными, но одна общая черта, характерная именно для отечественной литературы, у них все же имеется: они нередко задумываются над полезностью своей профессии.

Применительно к жанрам литературы можно прежде всего отметить отсутствие ярких образов библиотек в философской прозе. Едва ли не единственное исключение — роман А. В. Шерина «Слезы вещей». Всоциально-психологической прозе выделяются «оды» библиотеке, когда писатели с большой теплотой вспоминают о библиотеках, которые они посещали в детстве, или же выражают признательность тем библиотекарям, с которыми им приходилось встречаться. Художественные книги без развернутых авторских комментариев более многочисленны, но и менее доброжелательны по отношению к библиотечной профессии. Библиотечная работа чаще всего является лишь частным эпизодом или, в лучшем случае, «фоном» рассказа или романа. Описание приема на работу как результата продуманного выбора профессии, сделанного в молодые годы,встречается в художественной литературе очень редко.

Отечественная фантастика в целомуступает зарубежной по яркости образов библиотек и библиотекарей. Тем не менее, многие мотивы в равной степени характерны и для отечественных, и для зарубежных авторов. Прежде всего, это описание «роковой» книги с загадочным содержанием или экстраординарных обстоятельств, заставляющих героя обращаться в библиотеку. Распространенным сюжетом является и «размещение» библиотеки при Институте пространства-времени. Наиболее весомый повод для изображения библиотеки в фэнтези — это упоминание разного рода магии и, соответственно, «роковых» книг.

В отечественных детективах вплоть до 1990-х гг. заметного образа библиотеки не было. Исключение составляла библиофильская тематика. Последовавшее в 1990-х гг. бурное развитие детективного жанра повлекло за собой появление целого ряда изображений библиотек и библиотекарей, по большей части далеко не позитивных.

Положительное отношение к библиотекам — это первая и самая очевидная особенность поэзии. Вторая особенность — это разнообразие тем и образов. Библиотека описывается и как храм, где живут души умерших авторов, и как символ власти и истины, и как место душевного отдыха. Много внимания уделяется и взаимоотношениям читателя и писателя. В целом анализ поэзии позволяет заключить, что высокий уровень обобщения не обязательно ведет к стереотипизации образов.

Зарубежная литература, рассмотренная в § 4.3, имеет два основных отличия от отечественной: образы библиотек и библиотекарей у зарубежных авторов, с одной стороны, ярче и заметней, а с другой — значительно непривлекательней. Большая часть расхожих интернациональных сюжетов, связанных с библиотеками, возникла в период между двумя мировыми войнами. «Женский» стереотип библиотечного работника возник позже «мужского», но он быстро стал главенствующим в силу особенностей развития профессии. Первоначально это была молодая девушка, мечтающая вырваться из темной и мрачной библиотеки. В 1930—1940-х гг. этот образ был вытеснен образами «старой девы» и «старой карги». В конце 1940-х, а также в 1950—1960-х гг. существенных перемен в образе библиотекаря (как, впрочем, и библиотеки) в литературе не произошло. Писатели зачастую изображали библиотекарей как психически неуравновешенных личностей, а библиотеку — как символ крушения жизненных планов.

1970—2000-е гг. — период стагнации стереотипов. Они продолжают держаться на страницах романов, и этому не мешает даже их малое соответствие с реальностью. Одна из главных причин подобного положения заключается в том, что писатели намеренно «сгущают краски» из-за внешней «рутинности» профессии. Отношение к библиотекам у писателей в целом очень сложное: положительная оценка их деятельности может соседствовать с образом склепа, благоговение перед книжным храмом — с признанием его оторванности от жизни и т. д.

В зарубежной литературе можно выделить три «типа» библиотекарей: 1) строгая старая дева, выполняющая монотонную и неинтересную работу; 2) «мужское существо» неопределенного возраста с рядом психических или физических недостатков, большой лысиной и в массивных очках; 3) молодая девушка (реже юноша), стремящаяся сменить сферу деятельности.

Несколько особняком стоит образ эксцентричного библиофила, который «перебрался» из литературы ХIХ в. в литературу ХХ в. Внешний облик собирателя книг, как правило, карикатурен либо фальшиво-респектабелен, а его роль чаще всего оказывается трагикомичной. В конечном итоге образ библиофила мало чем отличается от образа библиотекаря, и обоюдный негативный эффект от этого только усиливается.

Применительно к философской прозе следует заметить, что зарубежная литература превосходит русскую по числу произведений, содержащих обобщения философского характера, касающиеся библиотек (Х. Л. Борхес, Г. Г. Маркес, Г. Гессе, П. Коэльо, У. Эко, Ж.-П. Сартр).

Взарубежной социально-психологической прозе, как и в отечественной, количество ситуаций, в которых «фигурируют» библиотеки и библиотекари, в целом невелико. Прежде всего, библиотека описывается как приют для неудачников, не сумевших выбрать другую специальность, а также людей преклонного возраста. Для учащихся библиотека — неизбежное зло. В некоторых случаях библиотека рассматривается просто как декорация или помеха на пути к истине. Главной особенностью библиотекаря, по мнению зарубежных писателей, является его эксцентричность. Наиболее положительные образы библиотек и библиотекарей возникают тогда, когда писатель останавливается на роли библиотеки в жизни человека, и в этом отношении зарубежная литература напоминает отечественную.

Образы библиотек и библиотекарей в фантастике разнообразны, но в то же время довольно пессимистичны. Большинство писателей изображает непривлекательное будущее: разрушительные войны, тоталитарные режимы, ненависть к книгам. Помимо «посткатастрофических» и антиутопических вариантов, библиотека в фантастике упоминается в тех случаях, когда речь идет о путешествиях во времени или встает вопрос о переработке огромных массивов информации. И, наконец, библиотечная тематика органично вписывается в фантастические произведения, по смыслу близкие к романам ужасов, любовным романам или фэнтези.

Изображения библиотек и библиотекарей в фэнтези обычно появляются тогда, когда речь идет о разного рода «колдовских» книгах.

Тенденция к изображению библиотек в детективах очень сильна и не ослабевает с течением времени. Библиотека обладает «мистической аурой», а ее безлюдные помещения способствуют «нагнетанию атмосферы». Она идеально подходит под определение замкнутого пространства с определенным кругом подозреваемых. В немалом количестве детективов развязка происходит именно в библиотеке. При этом публичные библиотеки, в отличие от домашних, зачастую описываются как своеобразный символ безвкусицы. Много критики раздается и в адрес тех людей, которых можно увидеть в общественных библиотеках. Библиотека видится писателям безлюдным местом, где можно спрятать улику или «разместить» труп. Один из излюбленных поворотов сюжета в детективах — это знакомство в библиотеке частного сыщика, отправившегося туда за информацией, с библиотекаршей, перерастающее в любовный роман. Преступниками библиотекари в детективах оказываются редко, хотя иногда и попадают под подозрение. В то же время в пределах одного романа могут приводится и положительные, и отрицательные оценки библиотечной профессии, что обусловлено несовпадением символического образа библиотеки с законами детективного жанра. Одна из особенностей зарубежного детектива — наличие целых серий романов, героями которых являются библиотекари.

Применительно к библиотечной тематике произведения жанра ужасов можно условно разделить на несколько групп: 1) «вампирские» истории; 2) изображение «роковых» книг, появление в библиотеках призраков и демонов; 3) описание страха перед самой библиотекой; 4) конфликт с библиотекарем как одна из причин, ожесточающих героя.

В целом художественная литература позволяет выявить многие проблемы, связанные с имиджем библиотек, однако сама по себе не способствует улучшению представлений о библиотечной профессии. Библиотеки описываются писателями преимущественно в качестве «особого мира». Изображение библиотекарей в художественной прозе представляет собой причудливую смесь из негативных стереотипов, образа библиотекаря как одинокого мудреца-книгочея и более редкого образа библиотекаря как помощника читателя. Недостатки художественной литературы выражаются в следующем: 1) библиотечная профессия не показывается в качестве достойного жизненного выбора; 2) отношение писателей к читателям лучше, чем к библиотекарям; 3) посещение библиотеки после окончания учебы представляется исключительным событием; 4) постоянно используемый образ «роковой» книги придают занимательность многим сюжетам, но не способствует повышению привлекательности библиотеки.

Главе 5 — «Распространенные образы библиотек и библиотекарей в фильмах» — состоит из трех параграфов: методика изучения фильмов; зарубежное кино; отечественное кино.

Специфика первоисточниковвыражается в следующем: 1) оценка многих фильмов затрудняется их эпатажностью, а также причудливым сюжетом; 2) при анализе образов можно говорить скорее о предвзятом отношении к библиотечной профессии со стороны режиссеров, чем о какой-либо мотивации критических замечаний; 3) большая часть упоминаний библиотек в фильмах — это упоминания эпизодические, что создает трудности при отборе материала.

Методы поиска источников, а также и подходы к анализу фильмов остаются такими же, как и в случае с художественной литературой. Применительно к библиографическим спискам наиболее заметной является библиография М. Рэйша, рассматривающаяся зарубежными исследователями как «отправная точка» для любого исследования, посвященного образам библиотек на экране. Поиск соответствующих фильмов по Интернету по сравнению с поиском художественной литературы менее эффективен (даже самые мощные базы данных, содержащие развернутые рецензии на фильмы, дают крайне скудную информацию об образах библиотек и библиотекарей). И, наконец, выборочный просмотр фильмов позволяет обнаружить пробелы даже у М. Рэйша, что говорит о хаотичности имеющихся библиографий и желательности периодического просмотра как новых, так и старых фильмов.

В хронологическом отношении зарубежное кино можно разделить на два периода: 1) 1930—1960-е гг. — утверждение на экране стереотипных образов библиотечных работников; 2) 1970-е гг. — начало ХХI в. — стагнация стереотипов, постепенно переходящая в их «мутацию».

Типичные образы библиотекарей в кино похожи на соответствующие примеры из художественной литературы. Что же касается библиотеки, то в большинстве случаев она изображается как безлюдное учреждение, похожее на храм, лабиринт и кладбище, в которое обращаются только в случае крайней необходимости.

В жанре драмы изображения библиотек и библиотекарей отличаются друг от друга, и в данном случае можно найти как позитивные, так и негативные примеры. В мелодраме библиотека служит местом романтической встречи главных героев, но в то же время режиссеры фильмов не упускают возможности изобразить злую старую деву с узлом волос на затылке. В жанре комедии библиотеки и библиотекари изображаются довольно часто, хотя соответствующие образы чаще всего бывают негативными. Прежде всего, в комедиях обыгрываются стереотипные образы старых дев с узлами волос на затылках, призывающих читателей к тишине и порядку. Поводом для шуток может становиться и то, как библиотекари боятся новой техники, и то, какими робкими созданиями они являются в жизни. Библиотека нередко рассматривается как самое подходящее место для возникновения романтических отношений. Изображение в комедиях любви к книгам — скорее исключение, чем правило, и, если такое и показывается, то библиотека выступает в роли «запретного плода».

Редкое изображение библиотекарей в фантастике объясняется тем, что режиссеры подобных фильмов, как и писатели-фантасты, склонны изображать будущее человечества в мрачных красках и, соответственно, показывают только руины крупнейших библиотек мира или же библиотеки, уничтожаемые самими же людьми. Другой повод для изображения библиотеки — это фильмы, герои которых перемещаются во времени или попадают в опасную ситуацию.

В детективах библиотекарь либо участвует в расследовании преступления, либо помогает полицейскому или сыщику. Что касается библиотеки, то в детективах она нередко оказывается местом преступления или местом, где происходит «ключевая» сцена. Изображение библиотек и библиотекарей в триллерах мало чем отличается от детективов. В приключенческих фильмах и боевиках библиотеки и библиотекари упоминаются редко, но в тех случаях, когда это происходит, соответствующие образы получаются, как правило, негативными.

В фильмах ужасов библиотеки показываются очень часто. Персонажи таких фильмов не церемонятся с библиотеками, уничтожая целые собрания в поисках одной-единственной «роковой» книги. Библиотека, в свою очередь, служит убежищем для персонажей, наделенных сверхъестественными способностями, а также является местом пребывания вампиров, демонов и т. п. Герои фильмов ужасов обращаются к помощи библиотекаря только в крайнем случае, когда, к примеру, нужно разыскать информацию о приобретенномдоме с привидениями. Роль библиотекаря становится заметной тогда, когда героям фильмов приходится иметь дело с различными артефактами. Создатели фильмов ужасов нередко полагают, что самый непредсказуемый ужас заключается не в монстрах, демонах или злобных пришельцах — он является «теневой» стороной самой человеческой культуры, будь то живопись, литература или музыка. Другая причина страха — это старательно культивируемая боязнь людей науки, так или иначе ассоциируемых с «книжным знанием».

В некоторых фильмах библиотечные работники превращаются в своеобразных «супербиблиотекарей», и в результате вместо типичных для массовой культуры образов «книжных червей» получается нечто еще более комичное и нелепое.

Образ библиотеки (а тем более библиотекаря) в отечественном кинематографе более редок. Отчасти это объясняется тем, что в России на протяжении длительного времени не было «черных» комедий, триллеров и фильмов ужасов. Соответственно, отсутствовали и расхожие сюжеты — «колдовские» книги, трупы в читальных залах и т. п. Библиотекарь, если он и появлялся на отечественном экране, никогда не был эпизодическим персонажем. В отличие от иностранной продукции, в российском кино преобладал тип библиотекаря-праведника, хотя на привлекательности профессии это и не сказывалось. С другой стороны, отечественные фильмы недалеко ушли от голливудских стандартов, и в особенности это касается любовной истории, разворачивающейся в библиотеке. Любовные истории сохраняются и в современных фильмах, но они еще дальше отходят от библиотечной тематики (героиня меняет опостылевшую профессию и т. п.). Начиная с 1990-х гг. отечественное кино стало догонять зарубежное в области «использования» расхожих сюжетов, связанных с библиотеками. Как и их зарубежные коллеги, отечественные режиссеры любят изображать «маленького человека» — неглупого, но доверчивого и идеалистичного, который ставится ими в экстремальные обстоятельства. В то же время в отечественном кино нет ни одного заметного образа мужчины-библиотекаря.

В целом образы библиотек и библиотекарей в кино еще более причудливы, чем в художественной литературе. Непривлекательность библиотек и библиотечной профессии на экране обусловлена несколькими причинами: а) заимствованием расхожих ситуаций и образов из художественной литературы; б) «нефотогеничностью» самой библиотечной профессии, суть которой невозможно передать за несколько минут экранного времени; в) искусственной драматизацией действия, искажающей представление о работе библиотекаря; г) осознанной или неосознанной антипатией режиссеров и сценаристов. Как и в художественной литературе, в кино существует несколько различных «портретов» библиотекаря. Расплывчатость и нечеткость обобщающего образа в сочетании с отдельными яркими, но эпатажными примерами можно считать не менее опасным для имиджа профессии, чем наличие негативных стереотипов.

Глава 6 посвящена влиянию на имидж библиотек публикаций в прессе. В § 6.1 рассматриваются крупные зарубежные и отечественные исследования, касающиеся данного вопроса. Общие выводы, к которым приходят зарубежные специалисты (К. Унлауф, С. Л. Шеймел и др.), достаточно пессимистичны: «небиблиотечная» пресса существенно принижает роль и значение библиотек и библиотечной профессии — как путем полного игнорирования данной тематики, так и путем распространения негативных стереотипов. Немало нареканий раздается и в адрес библиотечных изданий: они критикуются за излишнюю рефлексию по отношению к «независимым» источникам (Д. Дюпре), отсутствие новых идей, плохой язык и слабую аргументацию (М. Б. Лайн), мифологизацию профессии и искажение ее образа (Ю. Дилевко, Д. Карле).

Из отечественных работ обобщающего характера можно отметить исследование РГБ «Библиотечное дело на страницах центральных газет России, республик бывшего СССР и стран ближнего зарубежья: (2 половина 1990 — 1 половина 1993 гг.)», в котором было отмечено следующее: 1) лейтмотив большинства статей — беды и проблемы библиотек; 2) журналисты не умеют показать обществу то новое и социально значимое, что появилось в работе библиотек за последние годы; 3) история библиотек не фигурирует в качестве реально значимой темы; 4) библиотеки по преимуществу описываются как просители «с протянутой рукой»; 5) количество публикаций самих библиотекарей невелико, и газета рассматривается ими скорее как набат, возвещающий о бедствии, чем как канал связи с читателями и местным населением.

В основу настоящего исследования положен обзор 1000 газетных публикаций из «Публичной Интернет-библиотеки» (за 1994—2004 гг.) и 500 статей из базы данных Integrum (2005—2007 гг.). Его общие выводы в целом не расходятся с упомянутым исследованием РГБ. Применительно к методике отбора материала (§ 6.2) основной акцент был сделан на следующие моменты: 1) распространенные мотивы написания статей журналистами и библиотекарями; 2) причины использования журналистами расхожих суждений; 3) наиболее болезненные темы, влияющие на имидж библиотек; 4) обобщение мнений общественных деятелей и журналистов по поводу факторов, мешающих улучшению представлений о деятельности библиотек. Для выделения из общего объема тех статей, которые имеют отношение к имиджу, были применены следующие критерии: 1) в публикациях имеются размышления журналистов, писателей или самих библиотекарей о роли и значении библиотеки в обществе; 2) речь непосредственно идет об имидже библиотек; 3) журналист или писатель «типизирует» библиотечных работников или же упоминает об имеющихся стереотипах; 4) в публикации характеризуются острые проблемы библиотечной профессии или содержится критика той или иной библиотеки.

Анализ имеющегося материала в зависимости от авторов публикаций (§ 6.3—6.6) позволяет заключить, что статьи о деятельности библиотек в прессе — это причудливая смесь, состоящая из политизированных выступлений, мозаичной хроники текущих событий, аляповатых рассуждений журналистов о важности библиотечной профессии и эпизодических публикаций библиотечных работников. Про библиотечную профессию пресса чаще всего вспоминает только в Общероссийский День библиотек, и извлечь из статей что-то кроме заезженных «штампов» про «подвижников» и «святых» часто не представляется возможным. Еще один случай, когда журналисты обращают внимание на библиотеку — это ее юбилей. Имеется также много публикаций и о проведении в библиотеках конференций, семинаров и т. д., а также о профессиональных конкурсах среди библиотекарей, которые описываются все в том же «праздничном» духе. И, наконец, одной из наиболее излюбленных журналистами тем являются чрезвычайные происшествия в библиотеках. Еще одна особенность прессы состоит в том, что журналисты нередко интересуются не столько работой конкретной библиотеки, сколько общими вопросами, связанными с социологией чтения и проблемами чтения в современной России.

Восприятие библиотеки журналистами во многом стереотипно: они представляют библиотечную профессию как самую тихую, непрестижную и низкооплачиваемую на свете, не предполагают, что библиотекари могут быть известны в других областях знания, не знают, что библиотеки ведут научную работу, не могут представить библиотекаря вне библиотеки и не видят особой разницы между различными библиотеками. При этом репортеры нередко сопоставляют тот образ библиотеки, который сложился у них в молодости, с современной библиотекой, в которую они мимоходом зашлипо воле случая. В СМИ, безусловно, сильно восприятие библиотекаря как неунывающего энтузиаста и массовика-затейника, относящегося к «особой породе людей». К наиболее позитивным публикациям можно отнести статьи об истории отдельных библиотек и отдельных библиотекарях, к наименее — о чрезвычайных происшествиях. Разносторонний образ той или иной библиотеки складывается далеко не в каждой посвященной ей статье. Собственно, сами журналисты признаются в том, что «заглядывают» в библиотеку с целью отыскать «что-нибудь интересное». Именно поэтому в прессе нередко описываются отделы краеведения или редких книг, в отличие, скажем, от читальных залов. Наибольшее значение имеют статьи о крупнейших библиотеках, на основании которых складывается впечатление о деятельности всех библиотек в целом.

Причины, по которым журналист берет интервью у библиотекаря, могут быть различны: в связи с юбилеем библиотеки; проведением различных конференций; по случаю Общероссийского Дня библиотек; при подготовке статьи о конкретном человеке и т. д. Тем не менее, вопросы, задаваемые в интервью, разнообразием не отличаются (кражи книг, платные услуги, состояние помещений, отношения с органами власти, стереотипное восприятие профессии).

Немалая часть публикаций, авторами которых являются библиотекари, по своей тематике похожа на статьи, написанные журналистами. В то же время некоторые темы чаще затрагиваются именно библиотекарями (история библиотек; деятельность зарубежных библиотек; проблемы престижа профессии).

Распространенные в прессе темы рассмотрены в § 6.7. Частота упоминания проблем, связанных с библиотечными помещениями, объясняется очевидностью темы: здание библиотеки — это первое, на что обращают внимание журналисты. Поскольку многие библиотечные помещения находятся в аварийном состоянии, данная тема очень близко подходит к теме чрезвычайных происшествий. На фоне удручающего положения с комплектованием библиотек выделяются только эпизодические публикации о дарах библиотекам со стороны различных организаций и о специальных акциях по сбору книг для библиотек. Что же касается кадровых проблем, то публикации в прессе (и самих библиотекарей, и журналистов) вольно или невольно создают представление о работе библиотекаря как о «вымирающей профессии».

Общий набор упоминаемых в прессе причин, влияющих на имидж библиотек (§ 6.8), мало чем отличается от того, что приводится в профессиональной периодике. Тем не менее, их непосредственная характеристика в данном случае несколько иная: в прессе делается упор не на психологические и профессиональные причины, а на социально-политические и экономические. При этом многие авторы подчеркивают тот факт, что библиотека — самое уязвимое для критики учреждение, зависящее от внешних обстоятельств больше, чем все остальные.

Рассмотренный материал позволяет сделать вывод о том, что библиотекам, уделяющим внимание своему имиджу, в любом случае следует собирать материалы в прессе, посвященные их деятельности. При анализе подобных материалов следует обращать внимание не только на их содержание, но и на ту аргументацию, которую используют журналисты, на стиль статей, а также на часто задаваемые вопросы.

Глава 7 — «Влияние Интернета на восприятие традиционных библиотек» — посвящена двум основным вопросам: общей характеристике ситуации (угрозы Интернета, преимущества традиционных библиотек, возможности улучшения имиджа библиотек с помощью web-сайта, способы изучения имиджа библиотек во Всемирной сети) и анализу материалов по имиджу библиотек, размещенных в Интернете. В целом можно заметить, что никакое другое новшество так не воздействовало на библиотечную профессию, как Интернет, который стал менять как функции библиотеки, так и организационную культуру библиотекарей. Количество угроз, исходящих от Интернета по отношению к традиционным библиотекам, действительно велико: потеря читателей; изменение психологии людей; обострение внутренних проблем библиотечной профессии; невыгодное сопоставление зарплаты библиотекаря с другими информационными специальностями; распространение через Интернет обидных стереотипов, связанных с библиотечной профессией и др. Один из наиболее существенных «ударов», нанесенных виртуальной средой по традиционным библиотекам, заключается в перемещении в Интернет центра литературно-художественного чтения.

Будущее традиционных библиотек остается неопределенным. В статьях теоретического характера, появившихся в последние 10—15 лет, можно обнаружить лишь «упования на практику», то есть на способность библиотекарей методом проб и ошибок приспособиться к меняющимся условиям. Тем не менее, преимущества традиционных библиотек перед Интернетом весьма существенны: меньшая зависимость от технических проблем; наличие «материального» имиджа; существенная роль библиотекарей как «навигаторов Сети», помощников читателей и «отсеивателей» ненужной информации; разные результаты использования Интернета при различных запросах; недостаточная степень достоверности размещенной в Интернете информации; наличие возможностей использования Интернет в работе самих библиотек.

Для имиджа любой традиционной библиотеки большое значение имеет организация web-сайта. Он позволяет обеспечить непрерывный поток сообщений, связанных с ее деятельностью, не является навязчивой рекламой и формирует позитивное представление о библиотеке не только у пользователей, но и у самих сотрудников. При организации сайта следует учитывать три вопроса, важных для восприятия библиотеки и ее имиджа: известность сайта, его оформление и содержание. Известность сайтаопределяется мероприятиями, направленными на оповещение пользователей Интернета о его существовании. К основным требованиям к оформлению сайтаотносятся: легкость восприятия, простота пользования и возможность «скачивания» материалов для дальнейшего ознакомления. В отношении структуры следует организовывать материалы так, чтобы до нужной информации было бы не более трех «кликов», и сайт не напоминал виртуальный лабиринт. На восприятии сайта сказываются такие показатели как быстрая загрузка ресурса, легкая находимость организации по ключевому слову, короткое доменное имя, функциональность и постоянная обновляемость информации. Что касается содержания сайта, то в целом «типовой набор» включает общие сведения о библиотеке, характеристику информационных баз, список услуг, публикации библиотеки, новости библиотечной жизни и перечни ссылок на средства навигации в Интернете. Одним из важнейших элементов библиотечного сайта является электронный каталог, по быстроте и удобству пользования которым может выноситься суждение о всем сайте и даже самой библиотеке.

Изучение имиджа библиотек с помощью Интернета может вестись различными способами: путем ввода в различных поисковых системах слов «библиотека» и «библиотекарь» и сопоставления результатов; путем выявления «ключевых» понятий, ассоциируемых с библиотеками; анализа Интернет-форумов, на которых упоминаются библиотеки; анализа электронных версий литературных произведений с образами библиотек и библиотекарей; анализа посещений сайта (для отдельных библиотек).

В зарубежном Интернете существует много сайтов, на которых затрагивается проблема имиджа библиотек. Существующие материалы можно разделить на четыре группы: исследования внешнего и внутреннего имиджа библиотек; исследования независимого имиджа (художественная литература, фильмы, комиксы и др.); авторские или коллективные сайты, на которых представлены индивидуальные образы библиотекарей; «библиотечный» юмор. Первые две группы практически не отличаются от профессиональной прессы. Третья группа — это отдельные «антистереотипные» сайты, создатели которых стремятся развенчать существующие расхожие представления о библиотекарях. По своему содержанию они бывают двух видов: ориентированные на создание внешнего образа (чаще всего ведущиеся одним автором) и подчеркивающие определенные особенности библиотечной работы. Основная ошибка при ведении авторских сайтов — это игнорирование того обстоятельства, что между индивидуальным образом и образом всей профессиисуществует определенная разница. В этом отношении можно предположить, что библиотекарям в первую очередь нужен хороший массовый образ, а не разрозненные индивидуальные имиджи.

Отечественный опыт в отношении размещения в Интернете материалов, связанных с имиджем библиотек, гораздо скромнее. Самый известный ресурс такого рода — портал Library.ru. В целом создание отдельных сайтов, посвященных имиджу библиотек (или тематических разделов на сайтах библиотек) — вполне правомерная мера при соблюдении нескольких условий: подобный сайт не должен быть подчеркнуто «антистереотипным» и эпатировать посетителей; его не следует без конца пополнять негативными примерами из «независимых» источников; юмористические материалы лучше помещать в качестве отдельной рубрики.

Основными разновидностями «библиотечного» юмора являются: юмористические рассказы писателей и самих библиотекарей; комические эпизоды в ходе обслуживания читателей; анекдоты о библиотечной профессии, созданные библиотекарями; «независимый» юмор (анекдоты неизвестных авторов и др.). Юмористические описания деятельности библиотек в целом противоречивы. В обществе не хватает по настоящему доброго «библиотечного» юмора, в котором не было бы насмешек над читателями и библиотекарями. Наибольший ущерб имиджу профессии наносит «независимый» юмор с его грубыми шутками.

В заключении подводятся основные итоги диссертационного исследования и обобщаются результаты работы. Основные положения и выводы диссертационного исследования изложены автором в ряде публикаций.

 

 

 

Монографии

Образ библиотеки в произведениях художественной литературы: Лит.-социол. очерки/Ред. С. А. Давыдова. СПб.: РНБ, 2003. 136 с. В соавт. с Д. К. Равинским (ст. Д. К. Равинского: с. 115—127).

Библиотеки в прессе: по материалам статей из российских газет и журналов (1994—2004 гг.): Аналит. обзор. СПб.: РНБ, 2005. 192 с.

 Имидж библиотек как социокультурный феномен: Моногр. СПб.: РНБ, 2009. 421 с.

 

Статьи в рецензируемых ВАК журналах

Власть стереотипов или многообразие подходов? (образ библиотеки в художественной литературе) // Библиотековедение. 2003. № 2. С. 66—72.

Библиотеки и библиотекари: стереотипы кинематографа // Библиогр. 2004. № 5. С. 139—146.

Исследование проблем имиджа библиотек в зарубежных странах (1980—2000-е гг.) // Библиотековедение. 2006. № 5. С. 101—106; № 6. С. 92—96.

Зарубежные ресурсы об имидже библиотек и библиотекарей // Библиогр. 2008. № 5. С. 139—146.

Проблемы имиджа библиотечной науки, образования и профессии // Науч. и техн. б-ки. 2008. № 5. С. 80—91.

Проблемы определения имиджа библиотек // Библиотековедение. 2008. № 6. С. 118—122.

Философские идеи ХХ века и их влияние на имидж библиотек // Библиотековедение. 2008. № 1. С. 114—119.

Психологические проблемы совершенствования имиджа библиотек // Науч. и техн. б-ки. 2009. № 1. С. 103—109.

Другие публикации в профессиональной прессе

Библиотеки и библиотекари в зарубежной литературе // Инф. бюл. РБА. 2003. № 26. С. 75—79.

Библиотечное дело в зеркале печати: Результаты библиометрич. исследования различ. аспектов истории рос. б-к в публикациях 1994—1998 гг. // Библ. дело. 2003. № 1. С. 26—27.

И непременно… труп: Библиотеки и библиотекари в детективных романах // Библ. дело. 2003. № 9. С. 36—41.

Как в кино!?: Библиотеки и библиотекари в кинофильмах // Библ. дело. 2003. № 4. С. 36—39; № 5. С. 34—38; № 8. С. 39—41.

Книжные люди в русской литературе ХХ века // Библ. дело. 2003. № 10. С. 36—39; № 11. С. 41—43; № 12. С. 40—43; 2004. № 1. С. 40—43.

Имидж библиотеки и «вечные» проблемы библиотечной профессии // Вестн. С.-Петерб. гос. ун-та культуры и искусств. 2004. № 1(2). С. 12—28.

Этот вечный стереотип: Библиотеки и библиотекари в зарубежной литературе ХХ века // Библ. дело. 2004. № 5. С. 39—41; № 6. С. 38—41; № 8. С. 39—41; № 9. С. 39—41.

Использование художественной литературы при анализе проблем, связанных с имиджем библиотек: методические вопросы // Библиосфера. 2006. № 3. С. 32—36.

Образ читателя в литературе: «Истинные мудрецы» или «подлинные безумцы»? // Библ. дело. 2006. № 6. С. 14—16; Окончание под загл.: Человек, который хотел все знать: Эволюция образа читателя в художественной литературе // Библ. дело. 2006. № 7. С. 39—42.

Юмор и библиотека: смех и слезы // ХХ век. Две России — одна культура: Сб. науч. тр. по материалам 14-х Смирдинских чтений / СПбГУКИ. СПб., 2006. С. 276—291.

Библиотека как информационный центр: достоинства и недостатки // Новая б-ка. 2007. № 10. C. 6—17.

В поисках фокус-группы: Сложности построения стратегического плана // Библ. дело. 2007. № 15(63). С. 19—23.

Глазами фантастов: стереотипы проникают в будущее? // Библиотека. 2007. № 4. С. 82—85.

Имидж библиотек и образы массовой культуры: образы есть, имиджа нет? // Новая библиотека. 2007. № 3(75). С. 40—48.

Маркетинговая концепция и имидж библиотек. «Теневые» стороны коммерциализации // Библ. дело. 2007. № 4. С. 35—38.

Образы библиотек и библиотекарей в зарубежной социально-психологической прозе ХХ в. // Новая б-ка. 2007. № 7. С. 7—17.

Особенности имиджа отечественных библиотек и библиотекарей в контексте социологических исследований // Книга. Исследования и материалы. 2007. Сб. 87, ч. 1. С. 124—141.

Партнеры и конкуренты: стратегический план против стереотипов // Библ. дело. 2007. № 17(65). С. 24—26.

Причины устойчивости «библиотечных» стереотипов и основные подходы к их преодолению // Новая б-ка. 2007. № 8. С. 5—17.

Проблема имиджа библиотек в отечественных исследованиях // Библиотека в контексте истории: материалы 7-й междунар. науч. конф. М., 3—4 окт. 2007 г. М., 2007. С. 46—53.

Стратегический план и миссия библиотеки: Красивые слова или насущная необходимость? // Библ. дело. 2007. № 13(61). С. 32—35.

Вопросы имиджа библиотек в зарубежных социологических исследованиях // Книга. Исследования и материалы. 2008. Сб. 89, ч. 1/2. С. 142—155.

«И не кончится никак век…»: Образы библиотек и библиотекарей на экране в конце ХХ — начале XXI в. // Библ. дело. 2008. № 21(87). С. 29—32; № 23(89). С. 22—26.

Имидж традиционных библиотек в эпоху информационных технологий // Новая б-ка. 2008. № 12 (96). С. 15—23.

Кривое зеркало: библиотеки и библиотекари в жанре фэнтези // Новая б-ка. 2008. № 11(95). С. 12—23.

Образы библиотек и библиотекарей в русской поэзии ХХ века // Новая библиотека. 2008. № 3. С. 9—13.

Парадоксы переименований: современные «модели» библиотекарей и потеря понятия «читатель» // Новая б-ка. 2008. № 1. С. 9—13.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.