WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Политико-правовой процесс в отечественном образовании 1801-1917 гг.

Автореферат докторской диссертации по педагогике

 

На правах рукописи

 

 

 

 

 

Овчинников Анатолий Владимирович

 

 

 

Политико-правовой процесс в отечественном образовании

1801-1917 гг.

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора педагогических наук

 

 

13.00.01 – общая педагогика, история педагогики и образования

Москва-2009


Работа выполнена в лаборатории истории отечественной педагогики Учреждения Российской академии образования «Институт теории и истории педагогики»

Официальные оппоненты:

Действительный член Российской академии образования, доктор педагогических наук, профессор

Волков Геннадий Никандрович

Действительный член Российской академии образования, доктор исторических наук, профессор

Киселев Александр Федотович

Член-корреспондент Российской академии образования, доктор педагогических наук, профессор

Богуславский Михаил Викторович

Ведущая организация:

Нижегородский государственный педагогический университет

Защита состоится 25 марта 2010 г. в 11 часов на заседании Диссертационного Совета Д 008.013.01 по присуждению ученой степени доктора наук в Учреждении Российской академии образования «Институт теории и истории педагогики» по адресу: 129626, г. Москва, ул. Павла Корчагина, д.7

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Учреждения

Российской академии образования «Институт теории и истории педагогики»

Автореферат разослан «___»__________ 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного Совета

доктор педагогических наук, профессор                            В.А. Ермоленко




Актуальность

Современная система российского образования проходит сложные процессы модернизации, направленные на сохранение её стабильности, фундаментальности, обеспечение опережающего, устойчивого развития, с учётом возросших потребностей общества и государства, все более осознающих роль и место образования в изменяющейся России. Эти процессы совпали с наблюдаемой в последние годы стойкой тенденцией к укреплению государственности, созданию современных механизмов государственно-общественного управления экономическим и социокультурным развитием страны, в том числе современным образованием, которое в условиях глобализации становится важнейшим фактором в международной конкуренции, оставаясь при этом фундаментальной ценностью российской цивилизации, определяющей пути её дальнейшего развития.

Создание прочной, современной базы образования, выработка оптимальной стратегии его развития на ближайшую и отдалённую перспективы, безболезненная интеграция в международное образовательное пространство при сохранении лучших традиций отечественного просвещения требуют от российской власти и общества научно обоснованной образовательной политики, способной вывести российское образование на новый уровень развития, сделав его конкурентоспособным.

Разработка политики, позволяющей решить эту задачу, возможна не только при инновационном развитии российской школы, но и при бережном сохранении и разумном использовании богатого исторического опыта образовательной политики государства, закреплении его основ в нормативно-правовых документах, реализации выработанных идей и положений, анализе результативности их воплощения – всего того, что принято называть политико-правовым процессом.

Политико-правовой процесс в системе отечественного образования в его историко-культурном контексте – практически не исследованная научная проблема; ее разработка позволяет по-новому взглянуть на прошлое российской образовательной политики, исследовать её как культурно - исторический феномен, понимание которого способствует осознанию причин, тормозящих развитие и модернизацию современного образования; прогнозировать риски, сопровождающие развитие инновационных процессов в современной российской школе; обеспечить рациональное правовое закрепление механизмов решения этих проблем, адекватно отразив их в нормах образовательного законодательства Российской Федерации.

Исторический анализ политико-правового процесса представляется актуальным, поскольку специфика государственного строительства в России состоит в перманентных попытках догнать другие страны, часто используя наработанный ими опыт модернизации социальной сферы, неоправданно игнорируя при этом собственный исторический опыт.

Актуальность исследования продиктована и логикой развития самой историко-педагогической науки. На сегодняшний день история педагогики и образования накопила богатый опыт изучения социально-политических процессов, оказавших существенное влияние на ход его развития. Однако в подавляющем большинстве исследований долгое время преобладал идеологически заданный подход, выводящий проблемы взаимосвязи законодательства, педагогики и политики за рамки историко-педагогического дискурса.

Сегодня важно проанализировать и дать историко-педагогическую интерпретацию богатому культурному наследию, накопленному российской цивилизацией при решении политико-правовых проблем образования в дореволюционной России, точнее сказать, в период её ранней модернизации. Настало время взглянуть на политику в области просвещения, на законодательное обеспечение её проведения не как на результат волеизъявления определённого общественного класса, а как на элемент российской национальной культуры, существенным образом влиявший на педагогику и систему образования как в прошлом, так и в настоящем. Именно в ХIХ - начале ХХ в. были разработаны основные идеи и положения, связанные с введением в стране всеобщего начального образования; оригинальные инновационные идеи развития общего, профессионального образования, многие из которых получили своё реальное воплощение в те годы. Были разработаны правовые основы взаимодействия государства, общества и религиозных объединений в решении общей задачи воспитания граждан России; проведено разграничение полномочий центральных, региональных местных органов власти, самоуправления в организации народного образования, а также было достигнуто реальное равноправие в получении образования, единство содержания обучения при сохранении культурной самобытности народов, населявших территорию империи. Исторический опыт решения этих задач актуален и в современных условиях.

Выбор хронологических рамок исследования диктует логика развития российской государственности. В 1801 – 1802 гг. в России произошла одна из крупнейших административных реформ, резко изменившая государственное устройство. Была создана система управления образованием, просуществовавшая до февраля 1917 г. За это время произошло несколько смен политических ориентиров, однако, общая направленность политического курса на развитие народного просвещения оставалась неизменной. Все новации в сфере управления образованием проходили в общем историческом контексте модернизации России при сохранении преемственности как педагогических, так и политико-правовых основ этой системы.

После 17 Октября 1905 г. страна стала конституционной монархией, что создало условия для демократического развития системы образования с сохранением традиционных начал российской государственности. Власть пошла на некоторое сближение с обществом, сохранив незыблемость основ государственного строя, что привело к частичной модификации законодательной базы общего образования.

Научная новизна. До сих пор историко-педагогических работ обобщающего характера, комплексно рассматривающих политико-правовой процесс в системе общего образования дореволюционной России, не имеется. Выходящие в последнее время отдельные труды затрагивают общие вопросы реформирования образования. Внимание современных исследователей сосредоточивается на частичном анализе законодательного обеспечения проектов образовательных реформ ХIХ в. (Уставы 1804, 1828, 1864-74 гг.) без историко-педагогического анализа законодательных и подзаконных актов, изданных в развитие положений основных документов и оказавших влияние на образовательное пространство страны. Что касается рубежа веков, то здесь в основном преобладают специальные работы о деятельности общественно-педагогических организаций, их взгляде на российское просвещение, пути его реформирования и модернизации.

В исследовании восполнен имеющийся пробел современного историко-педагогического знания: исследованы наиболее общие проблемы политико-правового процесса, сопровождавшего развитие общего образования в Российской империи на протяжении ХIХ - начала ХХ вв. В качестве историко-педагогических источников в научный оборот введены малоиспользуемые нормативно-правовые акты Министерства народного просвещения, Святейшего Синода Русской православной церкви и работы юристов, посвященные социально-педагогическим аспектам развития отечественного образования; осуществлён анализ взглядов крупнейших представителей научно-педагогического сообщества на проблемы законодательного обеспечения общего образования и пути их решения; проанализировано развитие политических отношений в образовательной сфере дореволюционной России, последовавшее в результате расширения субъектов политико-правовых процессов (политические партии, Государственная Дума).

В отличие от историко-правовых исследований, ориентированных на анализ «буквы» закона, основное внимание уделено культурно-исторической и социально-педагогической трактовке «духа закона», анализу основ целостного педагогического процесса в контексте влияния на него взглядов и интересов различных социально-политических сил Российского общества, конкретных нормативно-правовых актов, исходивших от органов государственной власти.

Проблема исследования обусловлена рядом противоречий:

  • повышением внимания к проблемам политико-правового развития образования в современной России и недостаточной научной разработкой их исторических аспектов;
  • поиском путей совершенствования отечественного образования и игнорированием исторического опыта развития общеобразовательной школы;
  • между политическими декларациями о приоритетности системы образования в деятельности государственной власти и отсутствием консолидированной общественно-государственной стратегии его развития.

Объект исследования. Общее образование в России ХIХ – начала ХХ вв.

Предмет исследования. Политико-правовой процесс в общем образовании России ХIХ – начала ХХ вв.

Цель исследования. Историко-педагогический анализ политико-правового процесса в области общего образования в России ХIХ – начала ХХ вв., выявление политических и правовых приоритетов общего образования и степени их отражения в общественно-педагогическом сознании России.

Состояние научной разработанности проблемы вряд ли можно признать удовлетворительным. В историографии вопроса четко выделяются три периода – дореволюционный, советский, современный. Для первого характерны разнообразные работы, отражающие тенденции политики и права в области образования. В основном сравнивались правовые системы образования в России и на Западе, трактовались новые законодательные акты.

Революционная волна, захлестнувшая Россию, коренное изменение основ национального законодательства сделали ненужным научное изучение вопроса практически в 20–40-е гг. XX в. И только к середине 50-х – началу 60-х гг. наблюдается оживление интереса историков к данной проблеме. И хотя, в силу отсутствия социального заказа, глубокое исследование проблемы не велось, в это время стали выходить работы, и по сей день представляющие интерес для читателя. Однако узкоклассовые оценки фактов и событий – необходимый атрибут того времени – сегодня нуждаются в корректировке.

С начала 90-х гг. ушедшего столетия ситуация в историографии начинает меняться. Расширение предметно-объектной сферы историко-педагогических исследований привело к тому, что ряд авторов стали привлекать законодательный материал, но при этом ограничиваясь лишь упоминанием и краткой оценкой нормативных актов. Следует отметить повышение внимания к вопросам государственного регулирования сферы образования в ряде диссертационных исследований, проведенных на рубеже ХХ и ХХI вв.

Методологические основы исследования

Многопредметность рассматриваемых проблем, многочисленные взгляды на роль и значение исторического и историко-педагогического знания в современном российском обществе диктуют необходимость использования различных методологических подходов в исследовании.

Первый уровень методологической рефлексии составляют различные философско-методологические воззрения на историю, исторический процесс, науку и её роль в социально-историческом развитии, методологию научно-исторического познания (М.М.Бахтин, М.Вебер, Х.Г.Гадамер, Э.Гуссерль, Р.Карнап, И.Д.Ковальченко, П.В.Копнин, И.Лакотос, С.А.Лебедев, А.Мегил, Н.Ф.Овчинников, А.П.Огурцов, Х.Ортега-и-Гассет, К.Р.Поппер, Б.И.Пружинин, Б.Рассел, К.А.Рохас, Е.Б.Рашковский, В.М.Розин, В.А.Смирнов, В.С.Стёпин, А.И.Ушаков, Ф.Фукуяма, О.Шленглер, К.Ясперс и др.)

Использовались как общенаучные методы познания, так и специальные, свойственные общественным наукам, в целом, педагогике, истории, правоведению, в частности. Анализ педагогической литературы, исторических источников и нормативно-законодательных актов основывался на базовых принципах теории культуры (С.С.Аверинцев, Г.Гердер, А.Я.Гуревич, А.А.Гусейнов, А.Л.Доброхотов, Э.С.Маркарян, Н.С.Розов), принципах культурологического подхода в современной педагогике (Б.М.Бим-Бад, В.П.Борисенков, Г.Н.Волков, А.С.Запесоцкий, Б.Т.Лихачёв, Н.Д.Никандров, А.М.Новиков, и др.); метод понятийно-терминологического обеспечения (В.М.Полонский).

Важную роль в выработке методологических подходов к исследованию законодательства в историко-педагогическом контексте сыграли труды педагогов, историков педагогики и образования в России и мире (В.Г.Безрогов, Б.М.Бим-Бад, М.В.Богуславский, Б.Л.Вульфсон, А.Н.Джуринский, Э.Д.Днепров, С.Ф.Егоров, Г.Н.Козлова, И.А.Колесникова, Г.Б.Корнетов, В.Г.Пряникова, З.И.Равкин, М.В.Савин, К.И.Салимова, И.З.Сковородкина, Л.А.Степашко, А.Н.Шевелёв, Н.П.Юдина, P.Alston и др.), работы представителей отечественной педагогической мысли прошлого и настоящего, посвященные социокультурным и, отчасти, социально-политическим аспектам образования (П.П.Блонский, Н.К.Гончаров, П.Н.Груздев, М.И.Демков, П.Ф.Каптерев, Н.А.Константинов Ф.Ф.Королёв, Д.И.Менделеев, Н.И.Пирогов, К.П.Победоносцев, В.З.Смирнов, К.Д.Ушинский, Г.А.Фальборк, В.И.Чарнолусский, Н.В.Чехов, П.Д.Юркевич и др.).

В различной степени, адекватной предмету исследования, были использованы идеи современных педагогов, философов образования, политических и общественных деятелей в которых прошлое и настоящее представляется как сумма объективных разноплановых процессов и реалий, а также активных действий субъектов по сотворению мира образования (И.В.Бестужев–Лада, Б.С.Гершунский, А.Я.Данилюк, В.И.Додонов, В.А.Кобылянский, А.А.Корольков, А.Ф.Киселев, В.А.Мясников, Н.Д.Никандров, В.А.Садовничий, О.Н.Смолин, Я.С.Турбовской, В.М.Филиппов, В.Е.Шудегов), теоретические основы гуманистической парадигмы образования (Ш.А.Амонашвили, В.И.Загвязинский, Н.Д.Никандров, В.А.Сластенин).

Использованы некоторые принципы культурно-исторического подхода, согласно которому образовательное пространство является пространством возможностей для освоения социальных норм как норм культурно-исторических (Л.С.Выготский, В.В.Рубцов).

Исследование истории отечественной педагогической и политико-правовой мысли в области образования невозможно без использования цивилизационного подхода, позволяющего рассматривать Россию как локальную цивилизацию, уникальный культурно-исторический феномен, специфически генерирующий в себе глобальные тенденции мирового развития (Н.А.Бердяев, Н.Я.Данилевский, В.В.Зеньковский, И.А.Ильин, В.А.Розанов, Г.П.Федотов и др.)

В качестве методологической базы исследования были также использованы труды современных теоретиков и историков права (С.С.Алексеев, Н.М.Золотухина, Н.И.Матузов, А.С.Пиголкин, В.И.Черданцев), исследователей в области отечественного образовательного права (Л.Б.Александрова, С.Н.Братановский, Г.А.Дорохова, А.Н.Козырин, С.С.Куров, В.М.Сырых, В.И.Шкатулла).

Источниковая база исследования состоит из трудов отечественных педагогов, представителей других областей научного знания, трудов, посвященных различным аспектам истории Российского образования, становления и развития законодательства в области образования, практики его применения, и публиковавшихся в официальных, монографических и учебных изданиях, в периодической печати, различных сборниках законодательных материалов, предназначенных для педагогов и родителей, организаторов народного просвещения. В работе использованы основные положения программ и программных заявлений наиболее представительных политических партий дореволюционной России, касавшиеся перспектив развития отечественного образования. В процессе работы исследовались опубликованные документы и материалы заседаний Государственной Думы России. Были использованы архивные фонды Российских политических партий Государственного архива Российской Федерации, фонд Канцелярии попечителя Московского учебного округа (ЦГИАМ), документы личных фондов российских педагогов (НА РАО).

Методы исследования. Использование широкого спектра методов гуманитарного познания при изучении политико-правового процесса необходимо в силу того, что этот процесс, протекавший в рамках исследуемого периода, выступал как объективный элемент общеисторического процесса развития знаний о закономерностях развития образования. Одновременно он порождал адекватные ему методы восприятия, понимания и решения задач, стоявших перед Российским обществом в вопросах совершенствования образовательной сферы. С учетом этого в исследовании применялся комплекс методов, свойственных современным историко–педагогическим исследованиям: комплексный источниковедческий, историко-педагогический анализ трудов педагогов, учёных других областей знания, законодательных и подзаконных актов, литературных и документальных источников, материалов периодической печати, архивных фондов различного происхождения; сравнительно-сопоставительный анализ текста источника с его интерпретацией в историографии, логико-исторический анализ процессов общественного развития; историко-генетический, историко-сравнительный, историко-системный, историко-типологический, понятийно-терминологический методы, синтез и интерпретация полученной информации в контексте как исследуемой эпохи, так и современных политических и правовых проблем отечественного образования как составного элемента национальной культуры.

Теоретическая значимость исследования состоит во введении в научный оборот и общей характеристике  понятия политико-правового процесса в сфере общего образования; разработке его определения и теоретико-методологических основ  историко-педагогического анализа как культурно-исторического явления на примере развития отечественной системы образования ХIХ-начала ХХ вв.

В контексте общеисторического развития российского государства и общества рассмотренного исторического периода раскрыты взаимовлияние и общекультурная взаимообусловленность основных положений педагогической теории,  деклараций и заявлений различных политических сил страны в процессе выработки государственной политики в сфере общего образования, нормативно – правового регулирования её основ.

Осуществлённый историко-педагогический анализ позволил выявить наиболее общие культурно-исторические детерминанты и раскрыть научно-теоретические основы разработки государственной политики в области общего образования; расширить сферу современного знания о процессе становления и развития образовательного права  как самостоятельной отрасли российского права, а также  разработать  наиболее общие принципы его дальнейшего историко-педагогического анализа, как на общероссийском, так и на региональных уровнях.

Практическая значимость исследования состоит в расширении предметной области историко-педагогических знаний, создании научного исследования по истории политико-правового процесса в отечественном образовании XIX – начала XX вв., который показан в исследовании в качестве важного элемента развития российского образовательного пространства. В диссертации предпринят историко-педагогический анализ основных положений образовательного законодательства дореволюционной России как составного элемента педагогической культуры страны. Материалы диссертационного исследования могут быть использованы в процессе анализа проблем, возникающих при формировании и развитии современного образовательного права России как новой отрасли права. Они будут способствовать оптимальному использованию прогрессивных исторических, педагогических и правовых традиций российской государственности при решении законодательных проблем в области общего образования.

Задачи исследования:

  • обосновать политико-правовой процесс в образовании России как традиционный элемент развития отечественного образования и предмет историко–педагогического исследования; провести историографический анализ проблемы;
  • выявить и проанализировать приоритеты государственной политики в области общего образования, степень их закрепления в законодательстве России ХIХ–начала ХХ в.;
  • проанализировать основные цели и задачи российских политических партий как нового социального института российского общества в вопросах реформирования и развития отечественного образования на рубеже ХIХ-ХХ вв.;
  • выявить основные тенденции законодательной деятельности Государственной Думы России начала ХХ в. в вопросах общего образования.
  • показать тенденции развития политико-правового процесса в общем образовании России в начале ХХ в.

Положения, выносимые на защиту:

  • В системе общего образования на всём протяжении его исторического развития протекает политико-правовой процесс, выступающий в качестве специфического, многогранного культурно-исторического феномена, составными элементами которого являются: бытие в пространстве образования разнообразных политических воззрений на роль и место образования, воспитания, просвещения в общественном развитии; процесс выработки на основе этих воззрений разнообразных путей развития образовательной сферы, поиски оптимальных форм и механизмов реализации этих стратегий в конкретно-историческом контексте развития исторически и географически определенной образовательной сферы, закрепление результатов политико-правового развития в действующем законодательстве; обеспечение баланса традиций и новаций в национальной системе образования.
  • Политика российской власти в области народного образования на протяжении ХIХ-начала ХХ века состояла в стремлении к реальному осуществлению идеи научного и духовно – нравственного просвещения максимально возможного числа детей, что привело со временем к необходимости законодательного закрепления принципа всеобщего начального обучения. Власть учитывала в принимаемом законодательстве традиционалистские особенности страны, в то же время осознавая необходимость изменений образовательной политики, направленной на решение основной задачи – подготовки гражданина и жителя страны, существовавшей в реальных условиях интенсивного развития; воспитания в нем качеств, способствовавших его нормальной жизнедеятельности в условиях изменения социального уклада страны, при сохранении имеющихся духовно-нравственных начал российской цивилизации. Законодательные акты, издаваемые центральными органами государственной власти, закрепляли основополагающие направления этой политики, и, оказывая влияние на определение содержания обучения в российских школах, опосредованно влияли на разработку и развитие отечественной педагогической теории.
  • В начале ХХ столетия преобразилось отечественное образовательное пространство. Одной из причин этого стало изменение политического режима в стране, появление и начало деятельности политических партий – института, ранее неизвестного в России. Реализуя политические интересы различных слоёв российского населения, они стали влиять на политику в области образования, представив отечественному сообществу широкий веер идей и концепций дальнейшего развития народного просвещения в стране. Политические партии России и их представители существенным образом повлияли на активизацию политико-правового процесса в отечественном образовании, заставив монархическую власть искать формы взаимодействия с ними при разработке развития отечественного образования.
  • Важное значение для дальнейшего развития общего образования в России имело начало работы Государственной Думы – представительного законодательного органа, одной из задач которого стала разработка оптимального законодательства в области образования с целью обеспечения возможности государственной власти провести реформу школы, учитывая как традиции, так и новации, возникавшие в образовательной сфере. Дума, интенсифицировав своей деятельностью политико-правовой процесс в общем образовании, выступила общественно-политическим институтом нейтрализации крайних политических взглядов на общее образование, и обеспечила возможность выработки рациональных проектов модернизации российской школы.
  • Активизация политико-правового процесса в сфере российского образования, наметившаяся в начале XX века, была вызвана значительным увеличением круга субъектов, получивших реальную возможность выражать свои интересы относительно путей развития российского образования. Это обстоятельство повысило общий интерес власти и общества к педагогической науке. В России  в начале XX столетия была разработана политическая и правовая основа для оптимального развития народного образования с учетом российских традиций и необходимости внедрения новых отечественных и зарубежных научно-педагогических идей и опыта их практической реализации

Обоснованность и достоверность научных результатов и выводов диссертации определяются тем, что основные положения исследования базировались на принципах научного познания, прежде всего, на принципе историзма, позволяющем рассматривать изучаемые явления всесторонне и целостно, в контексте определённой исторической эпохи, в их постоянном развитии, с учётом многофакторного подхода, учитывая как традиционные формы исторического познания, так и новейшие разработки методологических проблем социокультурных дисциплин. Результаты исследования были получены методами, адекватными поставленным целям и задачам. Они подтверждаются проведённым анализом, систематизацией и обобщением репрезентативного круга источников и литературы.

Этапы исследования. Исследование проводилось в четыре этапа. На первом – 1994-1996 гг. – проводился анализ программных требований политических партий дореволюционной России в области общего образования. На втором этапе – 1997-2000 гг. – анализировалась политическая и законотворческая деятельность Государственной Думы России по выработке законодательной базы реформирования отечественного просвещения. На третьем этапе –2001-2006 гг. – изучался политико-правовой процесс в российском образовании ХIХ века; анализировалось школьное законодательство этого периода, выявлялись политические тенденции в области реформирования российской системы общего образования. На заключительном этапе исследования – 2007-2009 гг. – осуществлялось обобщение накопленного материала, корректировка методологических подходов, выбор методов для оптимальной историко–педагогической репрезентации результатов исследования.

Апробация результатов исследования осуществлялась на сессиях научного Совета по проблемам истории образования и педагогической науки в 1995-2009 гг., в процессе организации и проведении круглых столов, посвященных актуальным вопросам российского образования, с участием представителей современных политических партий (1990-1992 гг.). Промежуточные результаты исследования докладывались на Всероссийских, региональных научных и научно-практических конференциях «История образования. Наука и учебный предмет» (Нижний Новгород, 1995), «Педагогика и политика в образовании России конца ХIХ – начала ХХ века» (Москва,1997), «Философия и история образования как учебный предмет в системе подготовки будущего учителя» (Нижний Новгород, 2000), «Традиции отечественного образования» (Коломна, 2000), «Российская педагогика между прошлым и будущим: поиск новой парадигмы» (Смоленск, 2001), «Философско–исторические основы общего образования в России» (Москва, 2002); X, XI Международных Рождественских образовательных чтениях (Москва, 2002, 2003); «Национальные лики педагогических универсалий (проблемы теории и истории русской педагогики) (Владимир, 2005), «Судьбы реформ и реформаторства в России» (Коломна, 2006); Всероссийских методологических семинарах «Фундаментальные и прикладные исследования проблем образования»(С.-Петербург, 2004), «Методы педагогических исследований: состояние, проблемы, перспективы» (Москва, 2006). Автор исследования неоднократно выступал с докладами на заседаниях Учёных Советов ИТИП РАО, ИСИ РАО, ежегодных теоретических конференциях, проводимых в ИТИП РАО в 1996-2009 гг.; Материалы исследования используются в процессе преподавания педагогических дисциплин в Вологодском, Нижегородском государственных педагогических университетах, отражены во многих методических изданиях, а также содержатся в одном из изданий, рекомендованных УМО Российской Федерации в качестве учебного пособия для высших педагогических учебных заведений. Диссертация содержит материалы, полученные в ходе исследовательских работ по трём грантам Российского гуманитарного научного фонда в 1997-2009 гг.: «Малоисследованные проблемы общего образования в России конца ХIХ–начала ХХ вв. Правовые основы, научно-педагогические факторы и этно-социальные проблемы развития общеобразовательной школы», «Теория образования в педагогике России ХIХ века: аспекты мировоззренческий и исторический», «Становление и развитие образовательного права в России Нового и Новейшего времени (историко-педагогический аспект)». Ряд положений и материалов диссертации был использован в процессе совместной работы с профессором университета г. Хоккайдо С.Токоро в рамках гранта Министерства образования Японии.

Основное содержание работы

Во введении обоснованы актуальность исследования, объект, предмет, цель и задачи, методологические подходы: описаны его этапы и основные источники; показаны новизна, теоретическая и практическая значимость разработки проблемы; освещен опыт внедрения результатов исследования; сформулированы основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Теоретико-методологические и историографические проблемы изучения политико-правового процесса в области общего образования XIX–начала XX века» рассмотрен генезис теоретических и методологических подходов к изучению политико-правового процесса в российском образовании в его исторической ретроспективе. В § 1 «Политико-правовой процесс в отечественном образовании как предмет историко-педагогического исследования» показано, что частичный анализ политических и правовых основ российского образования был предметом анализа в различных науках начиная с ХIХ века, однако, специального историко-педагогического исследования на сегодняшний день не имеется.

Историко-педагогическая интерпретация политико-правового процесса базируется на том основании, что власть и формы её реализации в сфере образования предстают не только в качестве политического феномена, но и как элемент культурно-исторического процесса, порождающий в образовательном пространстве различные смыслы. Взаимовлияние правовых и политических начал отразилось в историческом опыте российской школы, превратилось в мощный пласт отечественной культуры, элементы которого незримо присутствуют в мире современного образования.

Ретроспективное рассмотрение основных направлений политики и законодательства в области отечественного просвещения, позволяет в диссертации выделить исторические этапы их становления:

Формирование отечественных идеалов просвещения на основе педагогической культуры и народной педагогики различных этносов, населявших территорию России (IX–XII вв.).

Духовно-нравственное обоснование и законодательное закрепление ценностей образования как итог взаимосогласованной деятельности власти и общества по достижению необходимого уровня общей культуры населения единого централизованного русского государства (XIV–XVII вв.).

Попытки правового закрепления процесса организации государственной системы образования на основе сочетания правовых традиций России и западной модели организации школьного дела (XVIII в.).

Реформационный период развития отечественной школы. Создание единой законодательной базы, адекватной историческим традициям российского государства и протекавшим процессам модернизационного развития. Формирование общегосударственных ценностей и принципов образования и воспитания подданных Российской империи (XIX–начало XX вв.).





Научные труды, выходившие до сих пор, содержат фрагментарные сведения о политике и особенно законодательстве в области образования, которые являются основой для характеристики политико-правового процесса как предмета историко-педагогической рефлексии. Это особо важно в современной методологической ситуации, в которой логика развития историко-педагогического знания диктует потребность в уравновешивании рефлексивных форм осознания прошлого и дескриптивных, абстракции и описания и, наконец, выработки рекомендаций модернизации образования с учётом организационных, методических, духовных, социальных традиций, накопленных отечественной школой.

В § 2 «Изучение политико-правового процесса в Российском образовании XIX – начала XX вв. Историография проблемы» анализируются источники и литература по проблеме. В дореволюционной историографии выделены три группы источников: своды законов об образовании и авторские сборники (П. Барышников, Н. Волков, Д. Кузьменко, М. Меленевский, В. Чарнолусский, М. Шпенцер и др.); работы публицистического характера; труды, содержащие идеи, возникавшие в ходе принятия и реализации законодательных актов в области народного просвещения. Эти работы носили преимущественно просветительский характер с элементами научного анализа. В целом, накануне 1917 г. в России были созданы предпосылки к научно-педагогическому обеспечению законотворческого процесса в сфере народного образования.

Коренное переустройство страны после 1917 г. сделало невозможным и ненужным анализ политико-правового развития в области отечественного образования дореволюционной России. Но даже историография 20–30-х гг. вынуждена была поверхностно касаться вопросов политики и правотворчества в области образования дореволюционной России.

Смена акцентов исторической науки после XX съезда КПСС активизировала историко-педагогические исследования, развернув широкую дискуссию о путях развития истории педагогики. Частично в ней обсуждались и проблемы политики и законодательства в их ретроспективе . В этот период появился ряд интересных работ, рассматривавших общие вопросы истории русской школы, и, хотя в них главное внимание уделялось процессу реформирования образования, предпринимался частичный анализ законодательства в области просвещения .

С этого времени в отечественной историографии повышается интерес к вопросам социально-политических отношений в дореволюционном образовании. Ученые стали делать более объективные выводы, расширять круг источников; стали появляться ссылки на труды деятелей Министерства народного просвещения, материалы «непролетарских» партий. В подтексте работ конца 70-х–начала 80-х гг. видна динамичная тенденция ухода от политизированного восприятия проблем истории образования в России и в частности школьного законодательства . Особо следует отметить вышедшие в это время работы А.В.Ососкова, детально осветившие основные направления политики в области начального образования в рассматриваемый период . Косвенно к политико-правовым аспектам школьного дела в России были обращены некоторые статьи и тезисы, опубликованные в это время. Однако большинство публикаций носили слишком узкий характер.

В последние годы продолжают появляться исследования, в которых рассматриваются некоторые политико-правовые аспекты отечественного образования (Е.В. Купинская А.Н. Шевелев ). Смежные вопросы получили отражение в работах, посвященных как истории школы, так и истории законодательства. Авторы исследуют методологические основы истории российского права и раскрывают обновленные подходы к изучению политических и правовых процессов в России, акцентируют внимание на том обстоятельстве, что государственное начало является основополагающим в развитии российской цивилизации в целом и образования населения в частности, выступая важной чертой российской национальной культуры; рассматриваются аспекты, связанные с разработкой политических аспектов образования российскими политическими партиями, деятельностью Государственной Думы России в решении частных вопросов просвещения.

Последние работы в области политико-правового развития отечественного образования отличает усиливающееся внимание к анализу исторического прошлого. Между тем до сих пор, особенно в историко-педагогических работах, не осознаются некоторые различия между политикой, законодательством и правом в области образования. Неразработанность фактологического материала в сочетании с приоритетом постнеклассической методологии порождает новую историографическую ситуацию, картина которой постоянно насыщается новыми перспективными идеями.

Во второй главе «Политика в области общего образования и ее отражение в российском законодательстве первой половины ХIX века» отмечается что за ХVIII в. в российском образовании сформировались предпосылки создания государственной системы просвещения: открыты цифирные школы, разработаны общие принципы школьного образования.

В § 1 «Политика и законодательство в области просвещения в годы правления Александра показано, что целью отечественного просвещения становилась не государственная нужда в тех или иных работниках, а сам человек, получавший от образования не только знания, но и «добронравие». В этом контексте анализируются «Предварительные правила народного просвещения» – первый в истории России кодифицированный акт, заложивший основу политики в области просвещения и дальнейшего формирования его законодательной базы. В его развитие 5 ноября 1804 г. был подписан «Устав учебных заведений, подведомых Университетам», в котором было увеличено число норм, посвященных организации процесса обучения.

Для начала ХIХ столетия принятие таких нормативных актов являлось показателем серьезности намерений власти создать в стране регулируемую систему образования и отражало высокий уровень юридической техники в решении вопросов просвещения.

Устав, сохранив преемственность закрепленных в «Правилах» идей и положений, создавал законодательные возможности развития как государственного, так и частного образования. На этой основе Министерство народного просвещения стало формировать политику в сфере образования.

Важной вехой, изменившей приоритеты развития российской школы, стало создание в 1817 г. Министерства Духовных дел и Народного просвещения. Под его руководством не только объединялось все просвещение страны, но и контролировалась деятельность всех российских религиозных конфессий. В этой связи отмечается, что в годы царствования Александра I произошла не только реформа, но и бархатная контрреформа образования.

В § 2 «Образовательная политика в годы правления Николая Первого и ее законодательное закрепление» отмечается частичное изменение политического курса в сфере народного просвещения. В манифесте 13 июля 1826 г., объявлявшем приговор участникам восстания, правительство говорило о настоятельной необходимости «нравственного воспитания детей»: «Не просвещению, но праздности ума, более вредной, нежели праздность телесных сил, – недостатку твердых познаний должно приписать сие своевольство мыслей, сию пагубную роскошь полупознаний, сей порыв в мечтательные крайности, коих начало есть порча правом, а конец – погибель. Тщетны будут все усилия, все пожертвования правительства, если домашнее воспитание не будет приуготовлять нравы и содействовать его видам».

В этой связи Министерство народного просвещения должно было «преобразовать и согласить между собою все дотоле учрежденные учебные заведения и привести их, так сказать, к одному началу, поставляя это начало в образовании учебной системы, которая, с одной стороны, возрастала бы из самих оснований нашего быта, а, с другой бы, шла рядом с современным неизбежным развитием наук и просвещения в Европе; вместе с этим, расположить все части публичного воспитания так, чтобы оно привлекло к себе не только юношество среднего сословия в государстве, но и юношество высшего, образование коего совершалось до тех пор на удачу, посредством иностранных воспитателей и в тесном кругу домашних предрассудков». Для выполнения этой задачи был создан специальный Комитет. Перед ним ставилась задача сличить все уставы учебных заведений, проанализировать содержание курсов, преподаваемых в них. Было решено добиться единства новых уставов с последующим их Высочайшим утверждением. Была создана специальная комиссия для рассмотрения учебных пособий. По-новому были распределены губернии по учебным округам.

В основу образования была положена идея сословной школы. Однако возможность получения гимназического образования и даже поступления в высшие учебные заведения лицам низших сословий оставалась. В первые годы правления Николая Первого была четко сформулирована государственная идеология просвещения. Основным документом, закрепившим основы образовательной политики в России, стал Устав гимназий и училищ, Высочайше утвержденный 8 декабря 1828 г. Государство стало контролировать деятельность приходских училищ, которые создавались на средства городских и сельских обществ, «для распространения первоначальных сведений между людьми самых нижних состояний».

Главная идея реформы 1828 г. состояла в усилении воспитательной роли государства. Утвержденный Николаем Первым Устав заложил организационные основы народного образования, указав начальным и средним учебным заведениям пути их дальнейшего развития. Практическая реализация нового документа стала возможной с 1832 г., когда в Комитет учебных заведений были представлены и утверждены новые учебные планы гимназий и уездных училищ.

В целом, в эти годы был взят курс на усиление государственнических начал и обеспечение законодательных условий для развития народного просвещения. Власть стремилась оградить российское образование от политико-социальных процессов, проходивших в Европе. Она, как и зарождавшееся общественное движение, выступала за поступательное развитие народного просвещения. Только пути развития виделись в различных векторах. Законодательство же объективно не достигло такого развития, чтобы разрешить это зарождавшееся противоречие. Для этого нужны были реформы, к которым объективно подошло российское образование.

В третьей главе «Политико-правовой процесс в российском образовании второй половины ХIX века» показаны предпосылки и политико-правовые результаты реформирования отечественного образования в общем контексте переустройства общественно-экономического уклада страны.

В § 1 «Накануне реформирования общеобразовательной школы (середина 50-х – 1864 гг.)» отмечается, что тенденции к изменению порядка управления страной отразились и на образовательной политике. Социально-экономическое и политическое развитие России требовало увеличения числа грамотных рабочих для создаваемой национальной промышленности. Предстояло приспособить народное образование, получившее организационное завершение в годы правления Николая Первого, к потребностям изменившейся российской действительности.

До утверждения основополагающих документов 1864-1872 гг. было принято несколько «подготовительных» актов: «О совершенствовании главного Правления училищ», «О соблюдении религиозных прав лиц нехристианского вероисповедания», «О женских училищах ведомства Министерства народного просвещения». В общем контексте подготовки школьной реформы вышли и другие постановления Министерства народного просвещения, касавшиеся улучшения учебного дела на местах. Было детально регламентировано содержание обучения в каждом из звеньев общего образования. Так, школы грамотности обучали чтению и элементарному письму, а также начальным арифметическим действиям; обязаны были воспитывать детей в православном духе. Этот тип учебных заведений должен был связать интересы государства и общества в деле образования. Согласно проекту Устава одногодичные школы грамотности и низшие народные училища являлись учреждениями общественными, а школы грамотности открывались без разрешения органов власти. Таким образом, Министерство давало возможность проявлению широкой общественной инициативы в деле начального народного просвещения.

Возможность существования начальных народных училищ была закреплена еще в 1828 г., когда этот тип учебных заведений стал подведомственен Министерству народного просвещения. Между тем на протяжении всей второй четверти ХIХ столетия учебное ведомство не имело возможности практически реализовать эту норму. Реально существовали только городские училища. Ряд училищ был создан представителями общественности, однако, государственный контроль над их деятельностью был недостаточен для того, чтобы говорить об общеимперской системе элементарного образования, полностью контролируемой государственной властью. Спустя почти сорок лет, социально-политические условия, учитывая которые разрабатывался Устав 1828 г., во многом изменились, в силу чего требовалось и изменение законодательства.

В § 2 «Принятие нового школьного законодательства в 1864 г.» дается историко-педагогическая интерпретация Положения о начальных народных училищах 14 июля 1864 г., основная цель которых состояла в том, чтобы «утверждать в народе религиозные и нравственные понятия и распространять первоначальные полезные знания». При этом власть четко закрепляла приоритеты российского просвещения, основанные на отечественном опыте обучения и воспитания, согласуя их с достижениями мировой педагогики. Положение юридически зафиксировало основные направления организации начального образования в России. Были созданы уездные и губернские училищные советы, которые стали основными органами, способными, по мнению власти, сочетать на местном уровне интересы государства и общества в вопросах просвещения. Устав предоставил право всем сословиям принимать посильное участие в организации образовательных учреждений, оставляя за государственной властью контрольные функции.

19 ноября 1864 г. был принят Устав гимназий и прогимназий, определявший цель этих учебных заведений как общее образование воспитывающихся в них юношей и их подготовку в университет и иные высшие учебные заведения. Гимназии подразделялись на реальные и классические. Документ содержал нормы, позволявшие привлекать наиболее достойных и способных учителей к работе. Повышалось жалование преподавателям, отменялось деление учителей на старших и младших, введена практика почасовой оплаты, были сокращены учебные уроки с 1 часа 15 минут до 1 часа. Устав усилил влияние педагогических советов, директоров и инспекторов учебных заведений.

Однако оставались и недоработанные вопросы. Сокращение учебного времени повлекло перегрузку учащихся и быстрое прохождение предметов, что негативно отразилось на качестве изучения материала. Трудности вызвало новое право педагогических советов утверждать учебные планы и программы.

Принятие этих двух нормативных актов заложило законодательную основу для реализации новых политических установок по развитию российского образования в общем контексте реформ середины XX века.

В § 3 «Пересмотр законодательства в области образования во второй половине 60-х – начале 70-х гг. ХIX века» рассматриваются изменения и уточнения нового законодательства, в частности, «Инструкция относительно объема преподавания учебных предметов в гимназиях и прогимназиях (1865). В ней были намечены главные вопросы, на которых должна была сосредоточиться будущая школа:

–преобладание одного из двух главных типов средней школы;

–регламентация учебных планов и программ;

–связь образовательной и нравственно-воспитательной функций средней школы.

Более подробно в Уставе редакции 1871 г. были прописаны требования к поступавшим в I класс: знание главнейших утренних и вечерних молитв, важнейших событий из Ветхого и Нового Заветов; умение бегло и со смыслом читать по–русски написанное гражданским шрифтом и пересказывать по предложенным вопросам легкие прочитанные рассказы, а также писать по–русски под диктовку без ошибок крупным и средним шрифтами, читать по-церковнославянски.

По сравнению с Уставом 1864 г. изменения 1871 г. усиливали воспитательную направленность гимназий. Наряду с обучением воспитание было названо важнейшей задачей каждого типа учебного заведения. Изменения учебного плана сводились к следующему:

1864 г.

1871 г.

Закон Божий, русский язык с церковно-славянским и словесность, латинский и греческий языки, математика, физика и космография, история, география, естественная история (краткое наглядное объяснение трех царств природы), немецкий и французский языки, чистописание, рисование, черчение

Закон Божий, русский язык с церковно-славянским и словесность, краткие основания логики, латинский и греческий языки, математика, математическая география и физика с кратким естествоведением, история, география, немецкий и французский языки, чистописание

Вслед за новой редакцией Устава гимназий и прогимназий 15 мая 1872 г. был издан Устав реальных училищ, цель которых определялась как предоставление учащемуся юношеству всех состояний и вероисповеданий технических знаний и общего образования, приспособленного к практическим потребностям жизни.

После принятия новых редакций уставов учебных заведений российская власть разработала подзаконные акты, ставшие логическим продолжением принятых документов. Так, 29 октября 1871 г. была издана инструкция инспекторам народных училищ. Последовавшие далее постановления и распоряжения либо рассматривали в основном узкие вопросы народного просвещения, либо касались работы определенного учебного заведения. 31 мая 1872 г. было издано Положение о городских училищах, в которые со второй половины 1874 г. должны были быть преобразованы все 402 уездных училища. Целью нового типа учебных заведений называлось «доставление детям всех сословий начального умственного и религиозно-нравственного образования». Училища создавались четырех типов, сроком обучения от одного до шести лет.

Предпринятый пересмотр законодательства в области образования положил начало попыткам власти сузить веер поисков вариантов переустройства отечественной системы образования, ограничить вхождение модернизационных притязаний западного образца, добиваясь этого частичным обновлением путей традиционно-консервативного развития в условиях новой политико-правовой ситуации, сложившейся после принятия школьного законодательства в середине 60-х гг. ХIХ столетия.

В §4 «Стабилизация политики в области народного просвещения (начало 70-х гг. XIX в. – начало ХХ в.)» исследуются последовавшие за новой редакцией Устава подзаконные акты. В 1872 г. Министерство утвердило для гимназий правила приемных, переводных и выпускных испытаний. В 1874 г. правила испытаний были изданы для реальных училищ. Далее следовал ряд особых подробных правил, регламентировавших поведение учеников в стенах учебных заведений и вне их; порядок надзора за учениками: «Правила по заведованию пансионами при гимназиях и прогимназиях» 23 мая 1872 г., «Правила для учеников гимназий и прогимназий» 27 апреля 1874 г. и «Правила о взысканиях» 4 мая 1874 г. Специальные инструкции были изданы для классных наставников. Особое место в этом «каскаде» подзаконных актов уделялось «Правилам» 27 апреля 1874 г. Главной целью гимназического учения называлось следование словам молитвы «возрасти (умственно и нравственно) Создателю нашему во славу, родителям же нашим на утешение, Церкви и отечеству на пользу».

После принятия Правил в законотворчестве в области народного образования намечается тенденция к снижению изданий нормативно-правовых актов. Напротив, на уровне учебных округов существенно усиливается распорядительная деятельность, включавшая в себя издание различных циркуляров и инструкций во исполнение принятых общеимперских актов.

После убийства Александра Второго большой общественный резонанс получила проблема взаимоотношений государства и церкви в вопросах воспитания. 22 января 1882 г. Министерство народного просвещения издало Постановление «О предоставлении православному духовенству надлежащего влияния на народное образование».

К наиболее важным законодательным актам середины 80-х гг. ХIХ столетия по вопросам народного просвещения относится Постановление «Об усилении надзора за учебными заведениями Восточной Сибири» , которое утверждало основные принципы управления в этом регионе. В апреле 1887 г. было издано Постановление «О недопущении детей лиц, занимающихся некоторыми профессиями, в средние учебные заведения» , по которому был запрещен доступ в средние учебные заведения «детям лиц, занимающихся проституцией, содержанием домов терпимости, мелочной продажей питей и т.п.». При этом в исключительных случаях разрешалось обучение в школах детей таких родителей при условии их проживания вне семьи, на специальных ученических квартирах, расположенных в других населенных пунктах. Такие учащиеся должны были находиться под пристальным вниманием учебного руководства.

В диссертации рассматривается Постановление Министерства народного просвещения «О сокращении числа учеников в гимназиях и прогимназиях и изменении состава оных», принятое в 1887 г. Это был второй вариант документа, представленный Министерством народного просвещения на Высочайшее утверждение. Первый вариант от 23 мая того же года не получил одобрения Александра Третьего, поскольку был, по мнению царя, слишком радикален. Из всех мер, касавшихся средних учебных заведений, оставалась только одна – «ограничение известным процентом приема в гимназии и прогимназии детей евреев». Кроме того, Министерство отказывалось от идеи ускоренного преобразования ряда гимназий в промышленные училища.7 марта 1888 г. Министерством народного просвещения были приняты основные положения о промышленных училищах. Они могли создаваться нескольких видов и соединяли профессиональное и общее образование. Для поступления в них необходимо было получить низшее образование, однако, в эти училища могли поступать и лица, не имевшие образования. Порядок руководства промышленным училищем утверждался в специальной Инструкции Министерства народного просвещения. Преподаватели промышленных училищ пользовались правами государственных служащих и могли иметь повышение содержания каждые 5 лет (за исключением законоучителей). 9 июня 1888 г. были внесены изменения в Устав реальных училищ от 15 мая 1872 г. Училища оставались шестиклассными, но при них могли создаваться приготовительные классы («где содержание их окажется возможным по имеющимся средствам», т.е. платы за обучение из местных бюджетов).

Таким образом, установив правовой режим функционирования системы образования, власть сосредоточила внимание на оперативной корректировке и законодательном регулировании возникавших проблем, оставив текущее регулирование жизни школ и училищ Министерства народного просвещения регионам, распорядительная деятельность которых в середине 80-х–начале 90-х гг. значительно усилилась.

28 мая 1890 г. Государственный Совет высказал мнение о необходимости внесения изменений в учебные планы. Была восстановлена 55-минутная продолжительность уроков; утверждены новые положения об экзаменах. Основные изменения, которые предусматривал новый учебный план, сводились к «одной главной цели – изучению литературного отечественного языка, к которому как к центру, и должны быть направлены не только грамматические, но и все другие теоретические и литературные сведения, извлекаемые из разбора словесных произведений». Преподавание истории русской литературы было заменено чтением и разбором произведений в исторической последовательности. Больше внимания стало уделяться церковно-славянскому чтению.

В целом к 90-м гг. XIX в. власть снова поставила вопрос о коренном пересмотре системы среднего образования.

В циркуляре Министерства народного просвещения от 8 июля 1899 г. попечителям учебных округов говорилось об учреждении комиссии по вопросу о среднем образовании, заседания которой начались 7 января 1900 г. под председательством министра Н.П.Боголепова, с участием представителей различных ведомств. Она должна была выработать проекты новых законодательных актов. Но, в итоге вопрос о том, какой тип средней школы необходим стране, вызвал разногласия и не был решен.

К концу столетия в стране было завершено принятие основных законодательных актов, касавшихся и церковноприходских школ. Учебные заведения этого типа стали одним из основных звеньев российской системы начального народного образования, а роль государства стала сводиться к нахождению умелого сочетания церковноприходского и светского начального образования в решении общей задачи – повышении уровня грамотности населения Российской Империи. Православная церковь проводила свою образовательную политику, схожую с политикой власти.

При подведении итогов политико-правового процесса в отечественном образовании во второй половине XIX в. в диссертации отмечается, что Российское государство с его сильной и авторитетной властью проводило взвешенную политику в сфере образования, основанную на нравственно-свободном, четко не закрепленном в законодательных актах сочетании духовно-нравственных и властно-правовых начал общественного управления. Сочетание духовно-нравственных основ государственной власти, осознание ею необходимости постепенного внедрения в жизнь российского общества элементов западной правовой культуры определили противоречивый характер политико-правового процесса в сфере общего образования второй половины XIX в. Одним из его итогов было создание законодательства, способного обеспечить регулирование мозаичной системы российского просвещения. Однако новаторские политические установки и созданные новые законодательные механизмы не всегда гармонично вживались в традиции, накапливаемые законодательством на протяжении всего XIX в. В то же время многие нормы, которые вовремя не отменялись и, будучи по своей сути уже рудиментарными, продолжали существовать в обновленном образовательном пространстве развивающейся России. В таких условиях власть пыталась несколько расширить самостоятельность различных учебных заведений, предоставить им, по возможности, равные условия. При этом она продолжала следовать духовно-нравственным основам российского просвещения, допуская их частичные изменения в соответствии с потребностями изменяющегося общества.

Глава четвертая «Политико-правовой процесс в российском образовании в условиях думской монархии» посвящена историческому периоду с октября 1905 г. по февраль 1917 г.

В § 1 «Вопросы народного образования в программах политических партий» отмечается, что накануне выборов в первую Государственную Думу все политические партии провозглашали требования, касавшиеся сферы народного образования. Это обстоятельство существенно повлияло на политико-правовой процесс в образовании, расширив круг его участников.

В основе политического кредо партий, поддержавших монархический путь развития России, лежала идея сохранения основ самодержавия. Так, представители монархической партии отмечали: «Ни одна часть русского государственного организма не пала так низко в настоящее время, как русская школа. А между тем в ней заключается вся будущность России. Возвращение порядка в наши школы и их оздоровление будет делом трудным, продолжительным ввиду многочисленных тяжких грехов, допущенных в последнее время на этом поприще государственной деятельности».

За конституционную монархию выступал «Союз 17 октября», сторонники которого считали, что «лишь при повышении умственного уровня народа и при распространении в его среде образования можно считать, что он достигнет и политической зрелости, и хозяйственного благосостояния». «Партия правого порядка» выдвинула требования обязательности и бесплатности обучения народа «по образцу народных училищ в просвещенных государствах». «Русское собрание избирателей в Государственную Думу» заявляло, что система отечественного просвещения должна развиваться и крепнуть на тех же началах, что и русская государственность. Политические деятели монархического направления констатировали, что русская школа должна быть таковой лишь по духу и не посягать на культурное самоопределение других народов страны. «Союз Русского народа» предлагал открыть большее число учебных заведений для «простого населения», устраивать просветительские мероприятия, особенно в сельской местности, распространять учебные и научно-популярные книги, периодические издания для народа.

В целом, поддерживающие идею монархического правления политические силы России требовали от власти внимательного отношения к отечественной школе, особенно в вопросах гражданского воспитания. Частично затрагивались вопросы содержания обучения, целеполагания, школьного строительства.

Практическая направленность, детализация задач общего, профессионального образования была отличительной особенностью партий, защищавших интересы мелкой и средней буржуазии, промышленников, торговцев средней руки, всех тех, кто выдвигал на первый план практическую направленность образования. Так, Народно–хозяйственная партия относила решение школьных вопросов к ближайшим мерам по улучшению быта населения, выступая за всеобщее начальное образование; практическую направленность среднего образования; обеспечение свободы высшего образования . Близки, а в ряде случаев аналогичны, были требования Торгово-промышленной партии.

Политическая программа Прогрессивно-экономической партии ставила вопросы просвещения в один ряд с аграрными и местного самоуправления. Провозглашая свободу науки и культуры, искусства и образования, партия, высказывалась за их государственное регулирование и поддержку. «Демократический союз конституционалистов» требовал бесплатного школьного и профессионального образования, свободы преподавания, увеличения числа средних учебных заведений, снижения платы за обучение в школах и вузах. «Умеренно-прогрессивная партия» выступала за предоставление широких свобод в образовании, демократизацию и децентрализацию управления, свободу преподавания и содержания программ, учебных планов, открытия школ и других образовательных учреждений, за привлечение широких кругов общественности к достижению обязательного и бесплатного начального образования; за доступность среднего и развитие профессионального образования и обучения . Программа партии «свободомыслящих» была проникнута заботой о развитии массового просвещения в стране, культом образованности, идеями гуманизма педагогического труда.

Среди крупнейших и влиятельных политических партий дореволюционной России особое место занимает партия конституционалистов-демократов. В деятельность этой партии были вовлечены крупнейшие интеллектуалы России начала XX столетия: В.И. Вернадский, В.О. Ключевский, А.А. Шахматов. Лидером партии был П.Н. Милюков. Основополагающий тезис программы гласил: «Народное просвещение должно быть организовано на началах свободы, демократизации и децентрализации его». В целом, в программе партии кадетов звучали важные мысли по вопросам организации отечественного просвещения, но, к сожалению, из-за своей острой политической направленности они были малоценны для практической педагогики. В диссертации подчеркивается, что в этом особенность взглядов всех партий, склонявшихся к активному реформированию российского общества и государства.

Радикальные партии выступали за проведение реформ в стране, понимая смысл и характер демократии по-разному. Партия эсеров относила вопросы образования к политической и правовой области. Идеологические постулаты партийной программы явно преобладали над конкретными требованиями и предложениями путей их реализации. Лишь три условия считались высшим благом для российского просвещения – бесплатность, обязательность и отделение школы от церкви.

Провозгласив в качестве своего основного политического кредо беспощадную борьбу против самодержавия за установление демократического строя, социалисты-революционеры считали необходимым ввести в стране обязательное, равное для всех образование за государственный счет. Такая постановка проблемы была близка к позиции большевиков и взглядам Радикальной партии.

Как и в программах общероссийских политических партий, в заявлениях национальных и региональных объединений встречались порой крайне противоположные взгляды на строительство общероссийской, русской и национальной систем образования, что свидетельствует об интересе различных политических сил к вопросам просвещения не только в центре, но и в регионах России.

Каждая политическая партия начала XX в. независимо от того, интересы каких групп или слоев российского населения она представляла, считала своей обязанностью обратить внимание в политической платформе на развитие народного образования, справедливо полагая, что это явится одним из важнейших условий, обеспечивающих дальнейшее процветание Российского государства.

В § 2 «Вопросы развития народного просвещения в первом и втором созывах Государственной Думы» рассматриваются ход и результаты обсуждения основных вопросов образования в российском парламенте. Одной из главных задач первого созыва Думы (27 апреля – 8 июля 1906 г.) стала выработка ответного адреса на послание Николая Второго. В отношении перспектив законодательной деятельности по вопросам просвещения в адресе говорилось: «Государственная Дума считает также своим долгом употребить все усилия для поднятия народного просвещения и, прежде всего, озаботиться выработкой закона о всеобщем бесплатном обучении» . Кроме этого значительных вопросов народного образования первый созыв Думы не рассматривал.

Второй созыв Думы более обстоятельно подошел к вопросам просвещения. Правительственная точка зрения по вопросам государственного строительства была обстоятельно доложена депутатам 6 марта 1907 г. председателем Совета Министров П.А. Столыпиным, который отмечал, что любые реформы и стремления власти и общества, направленные на улучшение народного благосостояния, останутся бесплодными до тех пор, пока просвещение народных масс не будет поставлено на должный уровень, пока не будут устранены все препятствия на путях народного просвещения. Оно должно было базироваться на преемственности различных ступеней учебных заведений и улучшение качества подготовки и материального положения преподавательского состава. Ближайшей задачей называлось «Установление совместными усилиями Правительства и общества общедоступности, а впоследствии и обязательности начального образования» . Для этого предполагалось расширение разнообразия учебных заведений, развитие профессионального образования, законодательное закрепление минимального содержания обучения.

Внесенный в Думу министерский законопроект предполагал обеспечить всеобщее обучение детей обоего пола в «правильно организованной школе». Забота об открытии необходимого числа учебных заведений ложилась на плечи органов местного самоуправления. Срок обучения в начальной школе должен был составлять два года, а число учеников на одного учителя не должно было превышать 50 человек. Законопроект предусматривал отдаленность школы от населенных пунктов не более трех километров. Местным органам самоуправления предлагалось в двухгодичный срок составить планы школьной сети с указанием даты открытия школ и источников финансирования.

Попытки российского парламента оказать влияние на развитие народного образования в стране были кратковременны, но не бесплодны. Итог обсуждения нашел отражение в Проекте временных правил по народному образованию. В статусе заявления 99-ти членов Думы они были внесены 18 мая 1907 г. и переданы в Комиссию по народному образованию.

Заявив о своём праве на участие в реформировании отечественного образования, первый и второй созывы Государственной Думы выразили интересы власти и общества и заложили основы дальнейшей плодотворной работы Думы третьего созыва.

В § 3 «Дискуссии по законопроектам о народном просвещении в третьем созыве Государственной Думы» анализируется многогранная деятельность третьего созыва Думы, который разработал десятки нормативных актов в области народного образования. Было положено начало процессу введения в России всеобщего начального образования.

С первых дней работы нового созыва Государственной Думы борьба между различными фракциями и группами развернулась по вопросу о том, на каких идейных началах следует обновлять школьное законодательство: учитывать ли законодательную традицию и особенности страны или создавать по всем правилам законотворческой практики закон, способный поставить отечественную школу на новые рельсы развития?

Итогом законодательной работы первой сессии третьего созыва Государственной Думы стал Закон от 3 мая 1908 г. об отпуске 6,9 млн. рублей на нужды начального образования.

В течение второй сессии созыва, продолжавшейся с 22 октября 1908 г. по 23 мая 1909 г., в полном составе комиссия собиралась 21 раз. Для выработки документов по наиболее значимым проблемам образования были созданы специальные совещания.

Депутаты, стремясь к унификации законодательства, изменили правовое положение местных органов власти, предоставив им в деле организации начального образования широкие полномочия. Комиссия выступила за предоставление полной свободы действовавшим в соответствии с законодательством частным учебным заведениям, сочла возможным расширить права директоров и инспекторов народных училищ. В качестве полноправных членов они могли принимать участие в работе всех местных советов и совещаний, затрагивавших интересы школьного образования. Законопроекты содержали принципы создания и организации начальных училищ. Комиссия назвала главной целью начальных учебных заведений – «дать учащимся религиозно – нравственное воспитание, развить в них любовь к России и сообщить им необходимые первоначальные знания». Таким образом в вопросе о содержании образования особых расхождений между Правительством и Думой не было.

Важное место в подготовленном комиссией докладе заняли вопросы, связанные со сроками обучения. Комиссия предложила, помимо стабильных четырехлетних начальных училищ, иметь еще и шестилетние начальные училища. Для отдаленных местностей было рекомендовано открывать одногодичные и двухгодичные классы. По сравнению с министерским законопроектом проект Комиссии существенно упрощал порядок открытия учебных заведений. Дума сочла необходимым обязать училищные советы закрывать учебные заведения, открывшиеся в нарушение закона. Не ограничиваясь заботой об обучении детей, депутаты подняли вопрос об обучении грамоте взрослого населения.

За третью сессию состоялось 47 заседаний комиссии, на которых было рассмотрено 52 законопроекта, из них передано в общее собрание 43. Кроме того, 17 проектов к окончанию сессии находились в процессе обсуждения. Работа была сосредоточена на проекте введения всеобщего начального обучения. Были подняты вопросы о выделении кредита в размере 10 млн. рублей и создании школьно-строительного фонда, который предназначался для выделения ссуд из государственной казны органам местного самоуправления и вошедшим в школьную сеть училищам на 20 лет с равномерным погашением. Депутаты также рассмотрели законопроект об улучшении материального положения служащих в общеобразовательных мужских учебных заведениях и школьных инспекторов.

2 июня 1910 г. Дума обсудила вопрос о повторном выделении ежегодного кредита в один миллион рублей на повышение жалования учащим в церковных школах до установленного законом 3 мая 1908 г. размера. Принятие решения по этому вопросу осложнялось тем, что в ряде губерний и уездов церковноприходские школы не были включены в школьную сеть и поэтому не получали государственных кредитов. Бюджетной Комиссией Думы это противоречие было устранено, и решение стало законом 17 июня 1910 г.

3 июня 1910 г. Комиссия переложила выделить дополнительно 750 тыс. рублей на содержание преподавателей церковноприходских школ Сибири, Средней Азии и Кавказа. При этом менее чем за год предполагалось освоить треть указанной суммы. Предусматривалось также увеличение жалования учителям, работающим в отдаленных районах. Эти предложения вызвали возражения со стороны бюджетной комиссии. 21 июня 1910 г. депутатами был принят закон, согласно которому ежегодные ассигнования на указанные мероприятия составили 696 тыс. 217 рублей.

В Государственной Думе рассматривались вопросы образования работающих подростков. Одна из статей принятого закона «О школах для малолетних служащих и ремесленных учеников» обязывала хозяев предприятий отпускать на три часа своих малолетних (до 17 лет) служащих для посещения ими школьных занятий, осуществлять постоянное наблюдение за их учебой. Одновременно депутаты призвали исполнительную власть рассмотреть вопросы организации и финансирования таких школ.

С осени 1910 г. до весны 1911 г. проходила четвертая думская сессия. Комиссия по народному образованию рассмотрела 46 законопроектов и 8 законодательных предположений. В них целями образования провозглашались религиозное и нравственное воспитание, воспитание чувства любви к родине, умственное развитие детей и содействие их физическому развитию. В стране планировалось ввести шестилетний срок обучения, установив две категории учебных предметов. К первой относились Закон Божий и церковно-славянское чтение, русский язык, арифметика, чистописание, а также родной язык в районах, с преобладанием нерусского населения. Ко второй группе – начала обществоведения, геометрии в связи с черчением, рисование, пение, физические упражнения, ручной труд для мальчиков и рукоделие для девочек и «другие полезные сведения».

24 января 1911 г. был сделан доклад комиссии по народному образованию, с которым выступили Е.П. Ковалевский и В.К. фон Анреп. Это был передовой проект реформирования отечественного образования. В нем не только обосновывались пути перехода просвещения страны на качественно новый уровень, но и закладывались правовые механизмы этого процесса на основе существовавших педагогических традиций. Общее собрание Думы в основном согласилось с мнением комиссии, и предложенный законопроект был принят. 3 мая 1911 г. последовало его Высочайшее утверждение.

В начале мая 1911 г. состоялось обсуждение проекта закона о Высших начальных училищах, согласно которому городские училища превращались в высшие начальные учебные заведения.

Депутаты активно обсуждали проект реформы средней школы «О гимназиях и подготовительных училищах», внесенный 12 июня 1910 г. А.И. Шварцем. Проект предусматривал создание восьмиклассных и шестиклассных гимназий. Окончившие подготовительные училища поступали либо в первый класс шестигодичного обучения, либо в третий – восьмигодичного. По завершении курса гимназии ее выпускники имели право поступать в университет. Прогимназии должны были быть закрыты. В целом, предложенный Проект получил одобрение парламента.

Пятая сессия стала логическим завершением работы всего созыва. С 25 октября 1911 г. по 25 мая 1912 г. было проведено 24 заседания комиссии по народному образованию, на которых обсуждено 84 законопроекта и 15 законодательных предположений. По 14 проектам были даны заключения . Несмотря на активность депутатов главный вопрос – о введении всеобщего начального обучения – продолжал оставаться нерешенным. К этому прибавился еще ряд не менее важных вопросов, в частности, законопроект о частных учебных заведениях, классах, курсах и проект закона о женских учительских семинариях.

Депутатами было сделано много для поиска компромисса между исполнительной и законодательной ветвями власти по вопросам частного обучения. Благодаря взвешенной позиции Министерства и октябристского большинства Думы решения были найдены, что позволило сосредоточить внимание на вопросах реформирования школы государственной.

К окончанию работы Думы третьего созыва ее 116 членов внесли законодательное предположение о реформе средней школы, которое стало альтернативой внесенному 12 июня 1910 г. проекту Министерства. Позиция членов совещания сводилась к следующему: средняя школа не располагает возможностями для воспитания учащихся, их нормального умственного и психического развития; учебные планы многопредметны, а программы перегружены учебным материалом; в средней школе господствует бюрократия, педагоги лишены элементарной правовой защиты; стесняется деятельность педагогических корпораций; средняя школа обслуживает лишь незначительную часть общества. Однако окончание срока работы Думы не позволило довести до логического конца все задуманные законодательные начинания.

Депутаты Государственной Думы третьего созыва стремились подойти к вопросам образования неформально, рассматривая их в широком социокультурном контексте. Главным итогом работы созыва стала выработка согласованных действий думского большинства и правительственного лагеря в решении основной государственной задачи – введения в стране всеобщего начального обучения. Большинство Думы вело обсуждение вопросов народного образования в русле государственных интересов. Такой подход к вопросу не был возможен без выработки общей для большинства депутатов идеологии реформирования школы, которую в самом общем виде можно обозначить как идеологию приоритета государства в просвещении полиэтнического населения империи.

Государственная Дума выступила третейским судьей между Правительством и органами местного самоуправления, что ликвидировало давний спор за пальму первенства в решении вопросов открытия и содержания учебных заведений на местах, позволило поддержать земства государственными финансовыми вливаниями.

За время работы созыва были приняты законопроекты, положившие начало расширению сети начальных и средних учебных заведений на всей территории Российской империи, улучшению положения учителей, их пенсионного обеспечения, активизации школьного строительства. Начав создание нормативно-правовой базы для введения в стране всеобщего начального обучения, Государственная Дума приступила к решению вопроса о реформировании средней школы, тем самым показав преемственность своей законодательной деятельности.

В § 4 «Работа над законодательством о народном просвещении в Государственной думе четвертого созыва» отмечается, что на рассмотрение было внесено три законопроекта о введении в России всеобщего начального обучения: 50-и прогрессистов; 67-и октябристов; 123-х правых. Главная идея двух первых законопроектов состояла в привлечении к школьному делу широких масс. По существу проекты повторяли основные положения, звучавшие в предыдущем созыве Думы. Проект правых предусматривал развитие школы на великорусских традициях.

Основная задача парламента состояла в том, чтобы, «руководствуясь принципами, установленными в согласии с выводами современной педагогики и с требованиями общественной пользы, принципами, признанными и Министерством народного просвещения и Государственной Думой третьего созыва, выработать такую систему законоположений, которая обеспечивала бы действительное применение к жизни этих руководящих принципов». Постановлением Думы была образована комиссия по народ­ному образованию в составе 66 членов, во главе которой оказались умеренно-правые. Комиссией были рассмотрены и переданы в общее собрание Думы двадцать законопроектов Министерства народного просвещения, четыре других ведомств, и восемь законопроектов Государственной Думы. Четыре законопроекта были переданы для заключения в бюджетную комиссию. Среди нерассмотренных законопроектов были наиболее важные – о введении всеобщего начального обучения и о реформе средней школы.

Несколько принятых первой сессией законодательных предположений каса­лись вопросов развития церковноприходского образования. Проектом закона «Об образовании при Святейшем Синоде церковно-школьного строительного фонда и об установлении правил выдачи пособий и средств государственной казны на строительные нужды церковно-приходских школ» предусматривалось начиная с 1913 г. ежегодно выделять по 200тыс.руб.; а с 1914 г. по 300 тыс. руб. Выделяя денежные субсидии, государство выдвигало перед церковноприходскими школами определенные условия. Для получения субсидии школа должна была войти в школьную сеть; работающие преподаватели должны иметь определенный образовательный ценз, а программы по общеобразовательным предметам быть не ниже установленного для начальных училищ уровня.

При этом думские депутаты были далеки от мысли осуществлять полное руководство церковноприходскими школами, оставляя им право самостоятельного решения многих вопросов.

Первая сессия Государственной Думы четвертого созыва выявила новые тенденции в позициях октябристского большинства по вопросам реформирования народного просвещения в Российской империи. Одна из них – развитие отечественной школы в постепенном сращивании церковноприходской системы образования и быстро набиравшей обороты сетью начальных училищ. Законодатели обеспечили условия для создания благоприятных условий для вхождения в школьную сеть учебных заведений, давая им существенные правовые и экономические привилегии. При этом создавались правовые условия для обеспечения единства содержания учебного процесса.

Законодательные акты, принятые Государственной думой в это время, касались вопросов выделения денежных средств на строительство или развитие конкретных учебных заведений, а также законодательного обеспечения первостепенных вопросов школьной практики. Особенностью созыва стало внимательное отношение депутатов к социальному и профессиональному развитию учительства, вопросам частного и домашнего образования.

Важное место в работе думы было уделено деятельности церковно-школьного строительного фонда, который был создан специальным законом по подобию школьного строительного фонда в годы работы предыдущего созыва Думы. Принимались нормативные акты, постоянно увеличивавшие кредиты, как на министерские учебные заведения, так и на школы, принадлежавшие церковному ведомству. В Думу был внесен проект 83-х депутатов, предлагавший новую реформу российской школы. В отличие от более ранних проектов приоритет в нём отдавался не политическим лозунгам, а научной педагогике.

С началом Первой мировой войны заседания Государственной Думы стали проходить нерегулярно. Говорить о систематической законодательной деятельности в области образования российского парламента в это время не приходится, хотя был принят ряд нормативных актов, обеспечивавших возможность дальнейшего развития российского просвещения.

В § 5 «Модернизация законодательных основ развития отечественного образования в условиях политического кризиса начала ХХ в.»показано, что в новый ХХ век Россия вступала, страной в которой «Ключевым словом было понятие «модернизация». В принципе её добивались все политические силы, но вкладывали в это понятие различный смысл». Несмотря на коренное изменение политического режима в стране, законодательная основа общего образования продолжала оставаться малоподвижной; отсутствовал единый кодифицированный нормативный акт; многие нормы вошли в противоречие со временем. В российском образовании сложилась новая культурно-историческая ситуация, на которую должна была реагировать власть, принимая новые законодательные акты, изменяя или усовершенствуя изданные ранее законы.

Одним из действий власти стало циркулярное распоряжение министра народного просвещения № 25506 от 26 ноября 1905 г. «О некоторых мерах к упорядочению школьной жизни», в котором попечителям учебных округов предлагалось принять неотложные меры по нормализации работы школы. В нем особое внимание обращалось на выполнение педагогических требований. «Необходимо воспитать в ученике сознание, что требуемое от него безусловно должно быть исполнено» . Это не запрещало педагогам, при появлении свободного учебного времени, излагать в рамках обязательного преподавания дополнительный материал, не входивший в программы. Министерство стремилось принять меры к нормализации работы учебных заведений. Циркуляры и иные акты стали приобретать педагогическую тональность: увеличилась констатирующая часть; большая часть норм стала носить рекомендательный, а не императивный характер.

1 ноября 1907 г. министр просвещения П.фон-Кауфман утвердил «Правила о начальных училищах для инородцев», целью которых стало содействие их нравственному и умственному развитию для улучшения их быта, изучению русского языка и сближению с русским народом «на почве любви к общему отечеству». Учреждение инородческих училищ могло осуществляться как по общеимперским, так и по региональным нормам. 14 июня 1913 г. «Правила» были изменены. Они стали предусматривать возможность преподавания всех предметов на национальном языке в течение первых двух лет обучения при условии, если учащиеся не могут воспринимать материал на русском языке, к чему преподаватели должны стремиться. Преподавателям русского происхождения рекомендовалось изучать национальные языки, тем самым, облегчая переход инородцев к восприятию русской речи.

В целом, в эти годы перед правительственными кругами встала задача «осовременить» работу разнообразных типов школ и училищ, привести, образовательное законодательство в соответствие с духом времени, с законопроектами, выработанными Государственной Думой. Важную роль в этом сыграл принятый 25 июня 1912 г. закон о высших начальных училищах, согласно которому такой статус приобретали все «городские» и «уездные» училища.

В развитие положений названного закона 23 января 1913 г. было издано распоряжение Министерства народного просвещения № 3301 «О программах и таблице начальных уроков для высших начальных училищ». В нем отмечалось, что программы нового типа учебных заведений должны были сохранять преемственность ранее действовавших, введённых на основе редакций Устава 1872 г., а также Инструкции 18 января 1894 г.

Частичная стабилизация социально-политической жизни после революционных потрясений сказалась на общем образовании. Распоряжением 27 октября 1911 г. № 31835 утверждались «Руководящие указания директорам и инспекторам народных училищ о постановке школьного дела». В них говорилось о необходимости «приложить все старания к качественному улучшению школьного дела, к правильной постановке его, соответствующей современным потребностям и интересам государства».

В 1912 г. был издан ряд циркуляров, содержание которых касалось деятельности начальной школы. Представители общественности усмотрели в них стремление Министерства полностью подчинить начальную школу. Была развернута полемика, в которой довлело политическое, а, отнюдь, не педагогическое начало. Действительно, изданные Министерством распоряжение не вполне учитывало новые реалии. Некоторые положения противоречили уже введённым в действие примерным программам, поскольку многие вопросы содержания обучения являлись уже прерогативой самих учебных заведений. В частности, в программах указывался лишь тот минимальный объём сведений, который должен был знать школьник. Обязательным было содержание только важнейших предметов: Закон Божий (краткий катехизис и Священная история); чтение по книгам гражданской и церковной печати, письмо, первые четыре действия арифметики и «церковное пение там, где его преподавание будет возможным».

Работая над вопросами содержания обучения, вырабатывая механизмы, способствующие вовлечению в школы все большего числа учащихся, органы Министерства народного просвещения вели постоянный контроль знаний школьников, который, как показывала статистика, начинал снижаться. В результате 26 октября 1912 г. был издан циркуляр Министерства «О мерах к устранению упадка грамотности в средней школе». Министерство потребовало усилить внимание к преподаванию русского языка и словесности, особенно в начальной школе. Педагоги призывались к кропотливой работе по предупреждению ошибок. Преподаватели старших классов обязывались активизировать работу с учащимися по заучиванию наизусть, давать больше заданий по переводу с русского языка на иностранный и – наоборот. Рекомендовалось писать большее количество сочинений не только по русскому языку, но и по другим предметам – истории, географии, Закону Божьему, практиковать написание домашних сочинений.

Среди нормативных актов, посвященных статусу российского учителя, принятых в начале ХХ столетия обращает на себя внимание «Закон об установлении звания учителя средних учебных заведений, об учреждении одногодичных курсов для приготовления учителей и учительниц средних учебных заведений и краткосрочных курсов для учителей и учительниц тех же учебных заведений, а также некоторых изменениях в устройстве сих курсов и узаконениях о порядке приобретения звания учителя (учительницы) средних учебных заведений». Согласно его нормам вместо существовавшего звания учителя гимназии на всей территории Российской империи вводилось новое звание – учитель среднего учебного заведения. Правовой статус учителя оставался прежним. Для подготовки учителя среднего учебного заведения открывались курсы для лиц, окончивших государственные высшие учебные заведения и получивших свидетельства на право преподавания. С разрешения руководства учебных заведений эти курсы могли посещать и студенты старших курсов.

В развитие этого нормативного акта было издано несколько министерских циркуляров. Одним из них «Об одногодичных курсах для учителей и учительниц» вносились изменения в сетку преподавания специальных занятий. Важное место уделялось изучению русского языка и словесности, математике, физике и космографии, русской и всеобщей истории, древним и новым языкам, а также специальным дисциплинам: педагогике, психологии и истории педагогических учений.

В эти годы власть умело сочетала рекомендации педагогическим работникам с принятием мер по усилению административного контроля и полицейского надзора за учащимися, о чем свидетельствует Распоряжение министра народного просвещения от 7 ноября 1911 г. № 44272. В нем предписывалось провести надлежащую работу с педагогами, организуя их дежурства в вечернее время; посещение квартир учащихся с целью наблюдения за их вечерним времяпрепровождением.

Еще один аспект законодательной деятельности российских органов народного просвещения связан с восприятием чиновниками и учителями достижений научной педагогики. Министерство неоднократно заявляло, что реформирование российской школы должно базироваться не на политических декларациях, а на выверенных, научно обоснованных данных, последних достижениях наук о человеке. Центральным органам вторили и учебные округа, в которых издавались циркуляры и распоряжения, обязывающие достижения науки использовать в практике воспитания и обучения. Так министерство оперативно воспринимала результаты деятельности Государственной Думы.

Начавшаяся Первая Мировая война не могла не внести изменения в политико-правовое развитие российской школы. Ориентиры государства были перемещены в сторону обеспечения нормальной жизнедеятельности учреждений образования в условиях военного времени. Циркулярами от 17 мая и 20 июня 1915 г. (№№ 22319 и 28175) Министерство рекомендовало создать в каждом учебном округе особые педагогические комиссии, в задачу которых входило оказание помощи в обучении детям лиц, мобилизованных в армию.

Изменилось предназначение и родительских комитетов, что поставило перед Министерством просвещения задачу обновления нормативных актов, регулировавших их деятельность. Ранее принятые в условиях революционного противостояния положения не могли использоваться в новых политических условиях, когда острота противостояния различных слоёв общества значительно убавилась. Кроме того, постепенно вступали в действия законодательные акты, разработанные с учётом материалов, содержащихся в проектах новых реформ российского образования, разработанных под руководством Министра народного просвещения, графа П.Н.Игнатьева (09.01.1915-27.12.1916).

Существенно усилился надзор за частными учебными заведениями. Этому способствовал Циркуляр Министерства народного просвещения от 23 сентября 1915 г. Причиной этого стали обращения со стороны частных учебных заведений о представлении им прав, равных с государственными учебными заведениями. Циркуляр обязывал обеспечить всесторонний надзор над частными учебными заведениями, при этом не нарушать процесс обучения в них, чётко контролировать высказанные замечания и предложения.

25 апреля 1916 г. были изданы «Правила о педагогических совещаниях при частных средних учебных заведениях» и «Правила о производстве испытаний в частных средних учебных заведениях при депутатах от учебного округа», направленные на контроль проведения итоговых экзаменов в тех частных учебных заведениях, программы которых полностью соответствуют министерским учебным планам.

В продолжение реализации основных идей школьной реформы 11 июля 1916 г. было утверждено Положение о родительских организациях при средних учебных заведениях Министерства народного просвещения (№7039), в котором целью создания родительских организаций называлось сближение семьи и школы в деле обучения и воспитания детей и в попечении о материальных нуждах учащихся. По новому положению родительские комитеты стали иметь больше полномочий. Организации родителей могли создавать собственные финансовые фонды и расходовать средства по решениям родительских собраний. Исключительное право закрытия родительских комитетов было у министра народного просвещения. Такая санкция могла применяться только в случае «…нарушений порядка, несовместимых с правильным ходом учебной жизни…». Одним из последних крупных нормативных актов, изданных царским правительством в сфере народного просвещения, был закон от 3 июля 1916 г. «Об изменении некоторых узаконений о женских гимназиях и прогимназиях», который закреплял новые перспективы в развитии женского образования в стране. Его авторами намечалось открытие женских гимназий и прогимназий по образцу мужских средних учебных заведений, а также устанавливался регламент их деятельности. В частности, создавалась разветвленная сеть дополнительных классов и курсов, которые могли быть организованы при гимназии, например, педагогические. Это позволяло выпускницам женских средних образовательных заведений фактически получать специальность учительницы начального училища или домашней учительницы. Было также предусмотрено и создание дополнительных педагогических курсов, успешное окончание которых давало право на получение звания учительницы средней школы.

Начало ХХ века стало особым этапом в развитии российской школы. В это сложное, бурное, насыщенное политическими новациями время, власть не пошла на принятие чрезвычайных мер. Своими циркулярами она лавировала между традициями школьной жизни, сложившимися в стране, и  различными заявлениями политических сил, претендовавших на участие в управлении системой просвещения. В целом, власть в лице Министерства народного просвещения  пыталась в новых политических условиях думской монархии сохранить преемственность  политико-правового процесса в общем образовании, получая в этом поддержку и понимание большинства российского парламента.

В заключении подводятся общие итоги исследования. Отмечается, что политико-правовой процесс в национальном образовании, выступает в качестве специфического, многогранного феномена. Его составляющими элементами являются: бытие политических воззрений на образование, процесс выработки путей развития образовательной сферы, поиски оптимальных форм и механизмов реализации образовательных стратегий, закрепление полученных результатов в национальном законодательстве.

Для российского общества и государства законодательное закрепление права на образование в западноевропейской парадигме естественного права не могло пройти без определенного времени вживания в национальную традицию просвещения. Рассмотренный исторический период стал важнейшим этапом такого вживания, получив отражение в изменяющемся законодательстве. В нормативных актах власть пыталась учитывать влияние традиций и новаций в сфере образования и на основе этого примирения выработать законодательные основы единого для различных типов школ базового содержания образования.

Реформы образования в их политико-правовом контексте выступали в качестве процесса зарождения и закрепления социально-педагогических норм, выработанных в результате организационных, правовых мероприятий, проводимых властью. Они стали своеобразной политико-правовой традицией, способной оказывать опосредованное влияние на дальнейшее историческое развитие образования в России.

При всей кажущейся, на первый взгляд, мозаичности политико-правового процесса в сфере общего образования России в нем присутствовала общая направленность, состоящая в попытках власти учитывать в своей политике опыт, наработанный педагогической наукой и практикой.

Важной тенденцией развития отечественной политики и законодательства в области народного просвещения стало стремление закрепить равноправие всех организаторов образования – государства, церкви, общества. При этом государство и церковь имели потенциальную возможность постепенного сращивания в единую структуру учреждений российского просвещения.

Государственная власть в лице Министерства народного просвещения постоянно анализировала совершенно разные педагогические точки зрения, принимала их как ориентиры в своей деятельности. Эта деятельность позволила в разумных пределах демократизировать систему начального и среднего образования. Опираясь на разработки ученых-педагогов, российской власти удалось заложить прочные основы массового высшего женского, высшего технического, реального образования. Государство вступило в активный диалог с той частью педагогического сообщества, которая смогла выразить и научно обосновать возможность ненасильственного реформирования отечественного образования.

Законодательная деятельность российского государства и активная позиция научно-педагогического сообщества по поиску оптимальных стратегий правового развития в сфере образования, многие элементы которых возникали на основе традиционной российской духовности, стали прочной основой формирования единого, духовно организованного знания о человеке как предмете воспитания – основы российской научной педагогики.

В начале ХХ столетия политико-правовой процесс в российском общем образовании претерпел существенные изменения. Это было связано, прежде всего, с социально-политическим переустройством общества, изменением формы государственного правления. В стране появились политические партии, начала работу Государственная Дума. Эти новые субъекты российской политики, делая свои заявления по вопросам реформирования отечественного образования, становились тем самым и реальными субъектами отечественного образования.

Создание новых органов государственной власти, принимавших политические решения в области общего образования, безусловно, сказалось, на изменении всего российского образовательного пространства. Прежде всего расширилось число субъектов, принимающих общегосударственные решения по вопросам общего образования, существенно активизировалась деятельность органов самоуправления, что повлекло за собой объективную политизацию общественных отношений в школьной сфере.

Политико-правовой процесс в отечественном образовании с начала ХХ столетия все более направлялся в сторону оптимального сочетания традиций и новаций в области просвещения. Организационно-правовое закрепление этой тенденции осложнялось тем, что власти приходилось сочетать этот процесс с оперативным циркулярным регулированием школьной жизни, что явилось следствием революционных потрясений начала ХХ столетия. Циркулярное право в области образования мешало поступательному внедрению в жизнь школы законодательных новаций, предложенных расширившимся кругом участников российского политико-правового процесса.

Политико-правовой процесс в области общего образования России ХIХ-начала ХХ столетия является одним из знаковых достижений культуры нашей страны. Именно в этом процессе тесно сочетались полиэтнические традиции российского населения, накопленные за долгие века совместного проживания в рамках одной цивилизации, говоря современном языком, в рамках достаточно единого образовательного пространства, и внедрение элементов мировой образовательной культуры. Инициаторы внедрения этих элементов - российская власть и российское общество проходили в это время сложный процесс взаимных уступок и взаимообогащения в поисках путей совершенствования национальной системы общего образования.

Научная педагогика как отрасль российской гуманитарной науки и культуры  воспринимала эти процессы, адекватно отражая их в трудах своих лучших представителей.

Основные результаты исследования изложены в 59 публикациях.

 

 

Публикации в журналах, входящих в перечень ведущих научных журналов и изданий ВАК РФ.

  1. Овчинников, А.В. Партии и школа в дореволюционной России. [Текст] / Л.В.Кривцун, А.В.Овчинников // Педагогика. – 1991. – № 4. – С.119-126. – 1 авт.л.
  2. Овчинников, А.В. Образование – дело приоритетное [Текст] / Л.В.Кривцун, А.В.Овчинников // Педагогика. – 1992. – № 11-12. – С.3-12. – 1 авт.л.
  3. Овчинников, А.В. История образования: наука и учебный предмет [Текст] / А.В.Овчинников // Педагогика. – 1996.– № 4. – С.118-119. – 0,4 авт.л.
  4. Овчинников, А.В. Вопросы народного образования в Государственной думе II созыва [Текст] / А.В.Овчинников // Педагогика. – 1997. – № 5. – С.93-98. – 1 авт.л.
  5. Овчинников, А.В. Научная конференция «Педагогика и политика в образовании России конца XIX – начала XX вв.» [Текст] / Л.Н.Беленчук, А.В.Овчинников // Вестник РГНФ. – 1997. – № 4. – С. 269-272.– 0,3 авт.л.
  6. Овчинников, А.В. Великому русскому педагогу посвящается [Текст] / А.В.Овчинников // Педагогика. – 2000. – № 1. – С. 108-109. – 0,3 авт.л.
  7. Овчинников, А.В. Снова о проблемах историко-педагогической литературы для студентов [Текст] / А.В.Овчинников // Педагогика. – 2000. – № 6. – С.95-98. – 0,4 авт.л.
  8. Овчинников, А.В. Дума народного просвещения [Текст] / А.В.Овчинников // Педагогика. – 2000. – № 8. – С.73-79. – 0,7 авт.л.
  9. Овчинников, А.В. О научных подходах к изучению истории просвещения [Текст] / А.В.Овчинников // Педагогика. – 2001. – № 2. – С. 66-69. – 0,6 авт.л.
  10. Овчинников, А.В. Всероссийская научная конференция «Философско-исторические основы общего образования в России» [Текст] / В.А.Мясников, А.В.Овчинников // Вестник РГНФ. – 2003. – № 1. – С. 263-267. – 0,3 авт.л.
  11. Овчинников, А.В. Народное просвещение в годы правления Николая I [Текст] / А.В.Овчинников // Педагогика. – 2003. – № 5. – С. 61-67. – 0,6 п.л.
  12. Овчинников, А.В. Реформирование школы в царствование Александра II [Текст] / А.В.Овчинников // Педагогика. – 2005. – № 5. – С.79-87. – 0,7 авт.л.
  13. Овчинников, А.В. Юридическая наука об общем образовании в пореформенной России [Текст] / А.В.Овчинников // Право и образование. – 2006. –№ 1. – С.179-187. – 0,8 авт.л.
  14. Овчинников, А.В. Народное просвещение и Государственная Дума [Текст] / А.В.Овчинников // Образование и общество. – 2006.– № 3. – С. 107-112. – 0,6 авт.л.
  15. Овчинников, А.В. Народное просвещение и третья Государственная Дума [Текст] / А.В.Овчинников // Образование и общество. – 2006.– № 4.– С. 96-103. – 0,6 авт.л.
  16. Овчинников, А.В. Законодательство в области народного просвещения в годы правления Александра Первого [Текст] / А.В.Овчинников // Новое в психолого-педагогических исследованиях. Теоретические и практические проблемы психологии и педагогики. – 2008.– № 4. – С. 132-142. – 0,7 авт.л.
  17. Овчинников, А.В. Политико-правовое развитие российского образования в годы правления Николая I. [Текст] / А.В.Овчинников // Новое в психолого-педагогических исследованиях. Теоретические и практические проблемы психологии и педагогики. – 2009. – № 4 (16). –С.191-200. – 0,7 авт.л.

Монографии, главы в монографиях

  1. Овчинников, А.В. Политико-правовой процесс в российском образовании XIX – XX века: монография [Текст] / А.В.Овчинников. М.: УРАО ИТИП, 2009. – 258 с.– 12 авт.л.
  2. Овчинников, А.В. Вопросы народного образования в программах политических партий дореволюционной России [Текст] / А.В.Овчинников // Российское образование на рубеже двух веков: монография. – М.: ИТОиП РАО, 1996. – С.36-56. – 1,5 авт.л.
  3. Овчинников, А.В. Государственное регулирование в сфере образования [Текст] / А.В.Овчинников // Педагогические и политико-правовые проблемы образования в России конца XIX – начала XX вв.: монография. – М.: ИТО и П РАО, 2002. – С. 45-107. – 3 авт.л.
  4. Овчинников, А.В. Правовые основы педагогики пореформенной России [Текст] / А.В.Овчинников // Методологические, нравственные и этнические основания педагогики пореформенной России: сб.науч.тр. – М.: ИТИП РАО, 2007. – С. 40-65. – 1,5 авт.л.
  5. Овчинников, А.В. Законодательство в области народного просвещения первой половины XIX века. [Текст] / А.В.Овчинников // Законодательство в области образования в России первой половины XIX века: сб.научн.ст. – М. ИТИП РАО, 2008.– С. 5-49. – 2 авт.л.

 

Учебные пособия

  1. Овчинников, А.В. Антология по истории педагогики в России (Первая половина XX века) [Текст] / А.В.Овчинников, Л.Н.Беленчук, С.В.Лыков. – М.: Академия, 2000.– 24 п.л. – 8 авт.л.

 

Научные статьи, доклады, тезисы

  1. Овчинников, А.В. Ценностный подход в политологии образования [Текст] / А.В.Овчинников // Тезисы XV сессии Научного совета по проблемам истории образования и педагогической науки 17-18 мая 1994 г. / Под ред. чл.-корр. РАО З.И.Равкина. – М., 1994. – С. 46-49. – 0,2 авт.л.
  2. Овчинников, А.В. Роль традиций в политологии образования [Текст] / А.В.Овчинников // Тезисы конференции молодых ученых Института развития личности. – М., 1994.– С. 62-63. – 0,1 авт.л.
  3. Овчинников, А.В. Русское просвещение и политика [Текст] / А.В.Овчинников // Актуальные вопросы теории и истории отечественной школы: сборник тезисов. – М., 1995. – С. 10-12. – 0,2 авт.л.
  4. Овчинников, А.В. Политические и правовые ценности Российского просвещения [Текст] / А.В.Овчинников // История образования. Наука и учебный предмет: материалы федеральной конференции. – Нижний Новгород: НГПУ, 1996. – С. 10-12. – 0,3 авт.л.
  5. Овчинников, А.В. О взаимосвязи политико-правовых и образовательных традиций в истории развития России [Текст] / А.В.Овчинников // Российское образование. Прошлое, настоящее, будущее. – М.: ОДИ-International, 1996. – С. – 14-17. – 0,2 авт.л.
  6. Овчинников, А.В. Роль и значение политической культуры в образовании России и Башкортостана. Традиции и перспективы [Текст] / И.П.Малютин, А.В.Овчинников // История образования в Южно-Уральском регионе Башкортостана: историко-социологический аспект: сборник науч.тр. – Уфа, 1996. – С.58-62.– 0,2 авт.л.
  7. Овчинников, А.В. Вопросы народного образования в Государственной Думе I и II созывов [Текст] / А.В.Овчинников // Педагогика и политика в образовании России конца XIX – начале XX вв.: материалы конференции. – М., 1997. – С. 107-136. – 1 авт.л.
  8. Овчинников, А.В. О правовой регламентации взаимоотношений земств, органов народного образования и попечительских советов учебных заведений общего образования в России пореформенного периода [Текст] / А.В.Овчинников // Образование в регионах России. Уроки истории и перспективы. – М., 1997. – С. 8-10. – 0,2 авт.л.
  9. Овчинников, А.В. Политические дискуссии о народном просвещении в начале XX века [Текст] / А.В.Овчинников // Об итогах работы Института в 1996 г. – М., 1997. – С. 23-25 – 0,2 авт.л.
  10. Овчинников, А.В. Уроки деятельности Государственной Думы в области народного образования 1906-1917 [Текст] /А.В.Овчинников // Итоги научной работы Института в 1997 г. Материалы конференции по итогам года / Под ред. В.И.Додонова. – М., 1998. – С.34-36. – 0,2 авт.л.
  11. Овчинников, А.В. Некоторые вопросы разработки Законодательства в области народного образования в III созыве Государственной Думы [Текст] /А.В.Овчинников // Духовно-нравственные и государственно-правовые основы отечественного просвещения: сб.науч.работ. – М., 1998. – С. 8-11. – 0,3 авт.л.
  12. Овчинников, А.В. Становление и развитие гуманистических основ образовательной политики России начало XVIII – рубеж XIX-XX вв. [Текст] / А.В.Овчинников// Гуманистическая парадигма образования и воспитания. Теоретические основы и опыт реализации. – М.: ИТОиП РАО, 1998. – 0,2 авт.л.
  13. Овчинников, А.В. Работа над законодательством о народном просвещении в Государственной Думе IV созыва [Текст] / А.В.Овчинников// История и современное состояние Российского образования. Малоисследованные проблемы: тезисы в сборнике. – М., 1998. – С. 13-17. – 0,4 авт.л.
  14. Овчинников, А.В. Регламентация взаимоотношений земств, органов государственной власти и местного самоуправления в вопросах народного образования в России пореформенного периода [Текст] / А.В.Овчинников// Материалы научно-практической конференции по итогам работы Института в 1998 г. – М.: ИТОиП РАО, 1999. – С.57-61. – 0,3 авт.л.
  15. Овчинников, А.В. Некоторые вопросы истории школьного законодательства [Текст] / А.В.Овчинников// Теоретические исследования в 1999 г. / Под ред. В.А.Мясникова. – М.: ИТОиП РАО, 2000. – С. 43-57. – 0,5 авт.л.
  16. Овчинников, А.В. К вопросу о научных подходах к изучению истории образования и ее предмете [Текст] /А.В.Овчинников/ Философия и история образования учебный предмет в системе подготовки будущего учителя. – Нижний Новгород, 2000. – С. 51-55. – 0,3 авт.л.
  17. Овчинников, А.В. Традиционность государственных начал в историческом развитии отечественного просвещения [Текст] / А.В.Овчинников // Традиции отечественного образования: сборник статей по материалам межвузовской научной конференции 30 мая 2000 г. г.Коломна. – Коломна, 2000. – С.11-13. – 0,2 авт.л.
  18. Овчинников, А.В. Развитие законодательства о народном образовании на рубеже XIX-XX вв. [Текст] / А.В.Овчинников// Педагогические и политико-правовые проблемы образования в России конца XIX – начала XX вв. – М.: ИТОиП РАО, 2000.– С. 22-42. – 1,5 авт.л.
  19. Овчинников, А.В. Проблемы правового регулирования народного образования в России на рубеже XIX-XX вв. [Текст] / А.В.Овчинников// Теоретические исследования в 2000 г.: материалы научной конференции. – М.: ИТОиП РАО, 2001. – С 112-117. – 0,3 авт.л.
  20. Овчинников, А.В. Исторические уроки развития школьного права в России [Текст] /А.В.Овчинников// Российская педагогика между прошлым и будущим: поиск новой парадигмы. Материалы межвузовский научной конференции 27-29 ноября 2001 г. – Смоленск, 2001. – С. 112-114. – 0,3 авт.л.
  21. Овчинников, А.В. К вопросу о методологических основах изучения истории отечественного законодательства в области народного образования [Текст] /А.В.Овчинников// Теоретические исследования 2001 г. – М., ИТОП РАО. – С.79-83.
  22. Овчинников, А.В. Политика в области народного просвещения в годы правления Николая I (1825-1855) [Текст] /А.В.Овчинников// Философско-исторические основы общего образования в России: материалы Всероссийской научной конференции. – М.: ИТОП РАО, 2002. – С. 249-263. –1 авт.л.
  23. Овчинников, А.В. Духовно-нравственные начала регулирования взаимоотношений российского государства и общества в сфере народного просвещения в пореформенной России [Текст] /А.В.Овчинников/ Методология и методика формирования ценностного, предметно-конкретного подхода к историко-педагогическим исследованиям / Под ред.З.И.Равкина. – М., 2003. – С.132-136. – 0,3 авт.л.
  24. Овчинников А.В. Министерство народного просвещения в политическом и правовом развитии общего образования в пореформенной России [Текст] /А.В.Овчинников/ Теоретические исследования в 2002 году. Материалы научной конференции посвященной 60-летию академии / Под ред. В.А.Мясникова. – М., ИТОП РАО, 2003. – 0,7 авт.л.
  25. Овчинников, А.В. Государство, общество и право в образовательной сфере России [Текст] /А.В.Овчинников// Проблемы государственного и муниципального управления: сборник научных трудов. Вып.3. – М.: МАГМУ, 2004. – С. 191-200. – 0,3 авт.л.
  26. Овчинников, А.В. Некоторые методологические основы изучения истории школьного законодательства России [Текст] /А.В.Овчинников// Фундаментальные и прикладные исследования проблем образования: материалы Всероссийского методологического семинара. Т.2. – СПб., 2004. – С. 81-86. – 0,3 авт.л.
  27. Овчинников, А.В. Российская власть и церковно-приходское образование на рубеже XIX-XX вв. [Текст] /А.В.Овчинников// Теоретические исследования 2004 года: материалы ежегодной конференции. – М.: ИТИП РАО, 2005. – 0,4 авт.л.
  28. Овчинников, А.В. История педагогики: традиции и современность [Текст] /А.В.Овчинников // Учитель. – 2005.– № 6.– С. 28-30. – 0,3 авт.л.
  29. Овчинников, А.В. Учителя России – депутаты Первой Государственной Думы [Текст] /А.В.Овчинников// Учитель. – 2006. – №4.– С. 77-79. – 0,3 авт.л.
  30. Овчинников, А.В. Методологические основы источниковедения школьного законодательства [Текст] /А.В.Овчинников// Методы педагогических исследований: состояние, проблемы, перспективы. Материалы V Всероссийского семинара по методологии педагогики. – М.: ИТИП РАО, 2006. – С. 153-155. – 0,25 авт.л.
  31. Овчинников, А.В. П.Ф.Каптерев о взаимоотношениях государства и общества в реформировании отечественного образования [Текст] /А.В.Овчинников// Теоретические исследования 2005 года. – М.: ИТИП РАО, 2006. – С.211-215. – 0,3 авт.л.
  32. Овчинников, А.В. Традиции и инновации в реформах отечественного образования [Текст] /А.В.Овчинников// Судьбы реформ и реформаторства в России: материалы научной конференции. – Коломна, 2006. – С.423-426.– 0,2 авт.л.
  33. Овчинников, А.В. Проблемы школьного законодательства дореволюционной России в отечественной историографии советского периода [Текст] /А.В.Овчинников// Теоретические исследования 2006 года. – М.: ИТИП РАО, 2007. – С.232-237. – 0,3 авт.л.
  34. Овчинников, А.В. Советская и российская историография законодательного обеспечения отечественного образования во второй половине XIX–начале XX вв. [Текст] /А.В.Овчинников, Е.А.Прокофьева // Вестник ИТИП РАО. – 2007. – № 2. – С.61-66. – 0,5 авт.л.
  35. Овчинников, А.В. Российское законодательство в сфере частного образования (историко-педагогический контекст) [Текст] /А.В.Овчинников, Е.А.Прокофьева// Теоретические исследования 2007 года: материалы ежегодной конференции. – М.: ИТИП РАО, 2008. – С. 339-343. – 0,3 авт.л.
  36. Овчинников, А.В. Законодательная деятельность Первой сессии Государственной Думы четвертого созыва в области народного просвещения [Текст] /А.В.Овчинников// Теоретические исследования 2008 года: материалы ежегодной конференции. – М.: ИТИП РАО, 2009. – С. 210-216. – 0,5 авт.л.

Там же.XXIII-XXVI.

Основные положения о промышленных училищах // Сборник постановлений МНП. Т. X. – СПб., 1894. Стлб. 1087-1099.

О внесении изменений в состав реальных училищ // Сборник постановлений по МНП. Т. X. – СПб., 1894. Стлб. 1269-1324.

Полное собрание подробных программ существующих русских политических партий.– Вильно,1906.–С.6.

Там же. – С.51.

  Там же. – С.27.

Научный архив Российской академии образования (НА РАО), Ф.19. Оп.1. Д.231.

Стеклов Ю. Политические партии. – С.-Пб., 1905.– С.32.

Полное собрание подробных программ существующих русских политических партий.–Вильно,1906.–С.84.

Иванович С. Российские партии, союзы, лиги. – С.-Пб., 1906.– С.73.

Государственная Дума, Созыв I, Сессия 1, стенограф.отч.т.1-2. – С.-Пб., 1906. – С.129.

Столыпин П.А. Полное собрание речей в Государственной думе и Государственном совете. 1906-1911. – М., 1991. – С.60.

Доклад Комиссии по народному образованию по вынесенному Министерством народного просвещения законопроекту о начальных училищах от 23 марта 1909 г. № 7154., б.м., б.г. – С.31.

В проекте число лет обучения и количество классов не совпадало, поэтому четырехлетние начальные школы назывались комиссией одноклассным училищем, а срок обучения в двуклассном, также начальном училище должен был составлять согласно проекту шесть лет.

Государственная Дума. Обзор деятельности комиссий и отделов. Созыв 3-й, сессия 3-я, 1909-1910 гг.– С.-Пб., 1910. –С.137-138.

Там же, с. 118.

Государственная Дума. Обзор деятельности комиссий и отделов. Созыв III. Сессия IV. 1910-1911 гг. –С.-Пб., 1911. –С. 137.

Народное образование и церковное достояние в III Государственной Думе. Речи, доклады, статьи. Е.П.Ковалевского. – С.-Пб., 1912. – С. 83.

Государственная Дума. Обзор деятельности комиссий и отделов. Созыв III. Сессия V.– С.-Пб., 1912. –С.191.

Проекты законов, одобренные Государственной Думой. Созыв 4, –С.-Пб., 1913. –С .27.

Проекты законов, одобренные Государственной Думой. С.-Пб, 1913, док № 128.

Богуславский М.В. ХХ век российского образования. –М.: ПЕР СЭ, 2002. – С.3.

ЦГИАМ.Ф.459. оп.2.д.6085.Л.13об.

Русская школа. – 1913. – № 9. – С.V-VII.

Русская школа. – 1913.– № 9. –С.III-VI.

Русская школа. – 1912. – № 1. – С.II-III.

ПСЗРИ. Т. Х1.-Ч.1.-Ст.3471; Русская школа. – 1913. – № 3 – С. 54-55.

Русская школа. – 1913. – № 10. – С.XVII-XIX.

Русская школа. – 1915. – №2. – С.II.

Русская школа. – 1916. – № 2-3. – С.IV-V.

Русская школа. –1916. – № 5-6. –С.III-V.

Русская школа. – 1916. – № 12. – С. XVI-XXII.

Русская школа. – 1916. – № 12. – С.XXI.

Веселовский Б. История земства за сорок лет. Т.1. Народное образование.– С.-Пб., 1909; Генкель Г. Народное образование на Западе и у нас. - С-Пб, 1906; Главные основы общей системы народного образования. - С-Пб, 1899; Григорьев В. Исторический опыт русской школы. - М., 1900; Катков М. Наша учебная реформа. - М., 1890; Корф Н. Земский вопрос (о народном образовании). - С.-Пб, 1868; Куломзин А.Н. Доступность начальной школы в России. - С-Пб., 1904; Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры. Ч.11. Вера, творчество, образование. - С-Пб, 1899; Миропольский С. Школа и государство. Обязательность обучения в России (исторический этюд). Изд 3. - С-Пб., 1910; Модестов В.И. Школьный вопрос (15 статей). - С-Пб., 1880; Мусин-Пушкин А.А. Сборник статей по вопросам школьного образования на Западе и в России. В 2-х тт. - С.-Пб., 1912; Окольский А.С. Об отношении государства к народному образованию. - С-Пб., 1872; Сент-Иллер, Кантакузин. Материалы по вопросу о введении обязательного обучения в России. Т.1. Сборник мнений гг. директоров и инспекторов народных училищ. - С-Пб, 1880; Толстой И. Заметки о народном образовании в России. - С- Пб, 1907; Уманец Ф. Образовательные силы России. - С-Пб., 1871 и др.

Подробный анализ историографии изложен в отдельном параграфе диссертации

В автореферате историография приводится с сокращениями.

Барышников П. Законоположения и распоряжения о начальных народных училищах. – М., 1903. – 62 с.; Он же. Законоположения и распоряжения о городских училищах. – М., 1902. – 86 с.; Высшие начальные училища. / Сборник законов, распоряжений, статистических сведений и пр. о городских высших начальных училищах / Сост. М.Меленевский. – СПб, 1914. – 260 с.; Законы и правила об одногодичных курсах для подготовления учителей и учительниц средних учебных заведений. – М., 1915. – 24 с.; Кузьменко Д. Сборник постановлений и распоряжений по реальным училищам Министерства народного просвещения за 1875-1909 гг. В 3-х чч. – М., 1910. – 504 с.; Меры к повсеместному распространению грамотности в народе. – СПб., 1892. – 36 с.; Положения о церковных школах Ведомства православного исповедания, с правилами, разъяснениями и программой для производства испытаний на звание учителя или учительницы церковно-приходской школы / Сост. Н.Волков. – Владикавказ, 1905. – 34 с.; Чарнолусский В.И. Министерские училища / Систематический свод законов, распоряжений, правил, инструкций, программ справочных сведений о двухклассных и одноклассных сельских железнодорожных училищах Министерства народного просвещения. – СПб, 1909. – 92 с.; Чижевский П.И. Всеобщее обучение в земских губерниях. – СПБ., 1910.; Шпенцер М. Формы и законоположения срочного делопроизводства по Министерству народного просвещения. Для начальств учебных округов средних и низших учебных заведений. – Одесса, 1891. – 456 с.; Он же. Формы и законоположения текущего делопроизводства для учебных заведений Министерства народного просвещения. – Одесса, 1895. – 202 с.; и др.

Болдырев Н.И. Об отношении к педагогическому наследию прошлого // Советская педагогика. – 1951. – № 11. – С.13-25; Годник С., Прокопьев И. Проблемы педагогического источниковедения // Советская педагогика. – 1968. – № 2. – С.154-156; Иванов С.В. Методологические проблемы педагогического источниковедения. Руководство для студентов и аспирантов. – Воронеж, 1968. – 23 с.; Комаровский Б.Б. Русская педагогическая терминология. Теория и история. – М., 1960. – 311 с.; Константинов Н.А. О партийности в истории педагогики // Советская педагогика. – 1948. – № 12. – С.52-63; Пискунов А.И. О проблематике историко-педагогических исследований на современном этапе // Советская педагогика. – 1964. - № 5. – С. 99-104.

Булгакова Л.А. Сословная политика в области образования во второй четверти XIX века // Вопросы политической истории СССР. – М.-Л., 1977. – С.105-124; Очерки по истории школы и педагогической мысли народов СССР вторая половина XIX века. – М., 1976; Паина С.Б. Правительственный надзор за частным обучением. // Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР XVIII – первая половина XIX века. – М., 1973; Смирнов В.З. Подготовка и проведение школьных реформ. // Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР – вторая половина XIX века. – М., 1976. – С. 19-26; Он же. Реформы начальной и средней школы в 60-х гг. XIX века. – М., 1954. – 312 с.

Сергеенкова В.В. Правительственная политика в области начального образования в России во второй половине 60-х – 70-х гг. XIX века: Дис. … канд.ист.наук, Минск, 1980.

Ососков А.В. Вопросы истории начального образования в России (2-я половина XIX – начало XX вв.). Учебное пособие в 2-х ч. Ч.2. – М., МОПИ им. Н.К.Крупской, 1975. – 180 с.; Он же. Начальное образование в дореволюционной России 1861-1917. – М.: Просвещение, 1982. – 208 с.

Купинская Е.В. Проблемы реформы средней общеобразовательной школы в деятельности Министерства народного просвещения России в конце XIX – начале XX в.: Дис. …канд.пед.наук, 1999.

Шевелёв А.Н. Общественно-педагогическое движение как фактор формирования государственной образовательной политики России 60-80 годов ХIХ века (на материалах начального и среднего общего образования): Дис... канд.пед. наук. – С.-Пб.-1996.

Комаров Н.И., Пашенцев Д.А., Пашенцева С.В. Очерки истории права Российской империи. Вторая половина XIX – начало XX вв. М.: Статут, 2006. – 384 с.; Серегин А.В. Актуальные проблемы теории государства: опыт русского консервативного мышления в начале XXI века. – Ростов на Дону, 2006. – 276 с.

Савин М.В. Государственная политика реформ в системе образования России (историко-педагогический аспект).- Волгоград, 2000. – 436 с.; Он же. История русской школы.– Волгоград, 2003. – 287 с.

Конева Н.Г. Проблемы образования и воспитания в документах политических партий России (нач.XX в.): Учебное пособие. – Ярославль: ЯГПУ, 1998.

Бабин В.Г. Проблемы национальной школы в государственной думе I-IV созывов: дисс… канд.ист.наук. – С.-Пб., 1992. – 247 с.

Душаев Ю. Государственная политика в области образования в 50-е–70-е гг. XIX века / Историко-археологические изыскания: Сб.тр.молодых ученых. Вып.3. – Самара, 1999. – С. 117-120; Карачаева С.А. Становление и развитие системы управления образованием Вятской губернии второй половины XIX века: Дис… канд.ист.наук.– Ижевск, 1999; Масанова М.Д. Деятельность земства по реализации школьной реформы 1865-1881: Историография и источники. – СПб., 2000. – 24 с.; Чернышов Г.С. Исторический опыт и современная практика формирования государственной политики в системе российского школьного воспитания. – М.: Союз, 2003. – 208 с.; Илалтдинова Е.Ю. Среднее образование в России (управленческий аспект) // Педагогика.– 2001. – № 6. – С. 80-83; Барсукова Т.И. Российская мысль о государственной пользе в сфере воспитания // Педагогика. – 2001.– № 7. – С.67-72; Стаферова Е.Л. Министерство народного просвещения при А.В.Головнине (1861-1866): Дис... канд.ист.наук.–М., 1998; Дмитриева И.И. Проекты реформирования образования и их роль в развитии отечественной средней школы начала XX в.: Дис…канд.пед.наук. СПб., 2005.

Пушкин А.С. О народном воспитании / Пушкин А.С. Собр.соч. в 10 тт., Т. V. – М., 1981. – С.293.

Устав Гимназий и училищ уездных и приходских, состоящих в ведомстве Университетов: С.-Петербургского, Московского, Казанского и Харьковского // Сборник постановлений по Министерству народного просвещения. Изд.2. Т.II. отд.I. – СПб., 1875. Стлб. 200-257.

Положение о начальных народных училищах от 14 июля 1864 г. // Сборник Постановлений по Министерству народного просвещения. Т.3. – СПб., 1876. Стлб. 1421.

Инструкция относительно объема преподавания учебных предметов в гимназиях и прогимназиях // Сборник распоряжений по Министерству народного просвещения. Т.IV. – СПб., 1877. Стлб. 32-53.

О положениях и штатах Городских училищ и Учительских институтов // Сборник постановлений по министерству народного просвещения. –  Т. 5. – С.-Пб., 1877. Стлб. 1174 – 1305.

Правила для учеников гимназий и прогимназий // Сборник распоряжений по МНП. Т.VI. – СПб., 1901. Стлб.149.

Сборник постановлений по МНП. Т.VIII. – СПб., 1892. Стлб. 418-429.

Постановление Министерства народного просвещения «Об усилении надзора за учебными заведениями Восточной Сибири» // Сборник постановлений по МНП. Т. IX. –СПб., 1893. Стлб. 591-610.

Постановление Министерства народного просвещения «О недопущении детей лиц, занимающихся некоторыми профессиями в средние учебные заведения» // /Сборник постановлений по МНП. Т.X. – СПб., 1894. Стлб.805.

Постановление МНП «О сокращении числа учеников в гимназиях и прогимназиях и изменении состава оных» // Сборник постановлений по МНП. Т. X. – СПб., 1894. Стлб.881-882.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.