WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Коммуникативно-нравственный аспект риторического образования

Автореферат докторской диссертации по педагогике

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

 

На правах рукописи

КУРЦЕВА Зоя Ивановна

 

КОММУНИКАТИВНО-НРАВСТВЕННЫЙ АСПЕКТ

РИТОРИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

 

 

 

Специальность 13.00.02 – теория и методика обучения и воспитания

(русский язык)

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

доктора педагогических наук

 

 

 

 

 

 

Москва – 2011


Работа выполнена на кафедре риторики и культуры речи филологического факультета

Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования

«Московский педагогический государственный университет»

 

Научный консультант:

доктор педагогических наук, профессор

Ладыженская Таиса Алексеевна

 

Официальные оппоненты:

доктор педагогических наук, профессор

Еремеева Ангелина Павловна

доктор педагогических наук, профессор

Антонова Любовь Геннадьевна

доктор педагогических наук, профессор

Романова Наталья Николаевна

 

Ведущая организация:

     Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Московский городской педагогический университет»  

               

Защита состоится «___» ______ 2011 г.  в 10 часов на заседании Диссертационного совета Д 212.154.08 при Московском  педагогическом государственном университете по адресу: 119991, Москва, ул. Малая Пироговская, д. 1, ауд. 204.

           

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского педагогического государственного университета по адресу: 119991, Москва, ул. Малая Пироговская, д. 1.

Автореферат разослан: «___» ________2011 г.

Учёный секретарь

Диссертационного совета                                                                 Попова Н. А.


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Конец ХХ века и начало XXI века ознаменованы повышенным интересом научных кругов и средств массовой информации к вопросам, касающимся культуры общения, культуры речи, культуры поведения коммуникантов. Состояние коммуникативно-нравственной  культуры общества, уровень языковой, коммуникативной и прагматической компетенции личности является отражением уровня духовной морали общества.

Для педагогической науки вопросы, связанные с нравственным воспитанием и коммуникативным развитием, всегда были важными, но сегодня они стоят особенно остро. Подтверждением злободневности этой проблемы является подготовленный в рамках проекта «Разработка общей методологии, принципов, концептуальных основ, функций, структуры государственных образовательных стандартов общего образования второго поколения» (2005) документ «Концепция духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России» (2009), в котором утверждается, что «духовно-нравственное развитие и воспитание обучающихся является первостепенной задачей современной образовательной системы и представляет собой важный компонент социального заказа для образования», решать которую, в частности, можно (и нужно) «на основе нравственного примера педагога».

Общеизвестно, что профессиональная деятельность учителя, воспитателя, руководителя образовательного учреждения связана с поступками, которые совершаются в речи (внешней и внутренней) и существенно влияют на взаимоотношения с собеседником (учениками и их родителями, коллегами). М.М. Бахтин намеренно выделяет поступок-мысль, поступок-чувство и поступок-дело, которые отражают этапы зарождения и воплощения мысли в реальную действительность, и постулирует ответственность человека за эти «поступления».

Авторы педагогических (Е.И. Артамонова, Л.П. Илларионова, И.Л. Федотенко и др.), философских, психологических (К.-О. Апель, Р.Г. Апресян, В.П. Болотов, М.Л. Гаспаров, С.В. Голубков, А.А. Гусейнов, О.Г. Дробницкий, Г. Йонас, Л.В. Максимов, А.В. Назарчук, И.В. Пешков, Ф.А. Селиванов, А.П. Скрипник, С.В. Соловьёва и др.), лингвистических, речеведческих (Л.Г. Антонова, Н.Д. Арутюнова, В.З. Демьянков, О.С. Иссерс, Ю.Н. Караулов,  В.В. Красных, К.Ф. Седов, А.П. Сковородников, В.Б. Черник и др.) исследований нередко обращаются к вопросам речевого взаимодействия учителя и учащихся, значимости роли педагога в создании благоприятных условий для «выращивания» (А.А. Леонтьев) обучаемого, рассматривают этическую сторону поступка личности и поступок как речевое действие. Однако единой концепции, которая могла бы лечь в основу целостного коммуникативно-речевого курса, адресованного студентам педагогического вуза, – курса, естественно «операционализирующего» соответствующую систему теоретических знаний (А.К. Михальская) и их практического воплощения, до настоящего времени нет.

Одним из возможных подходов к реализации этой проблемы является создание специальных программ, направленных на осознание будущими учителями роли речевых поступков (РП) в профессиональной деятельности и готовности совершать такие речевые поступки, которые будут влиять на взгляды и убеждения учащихся, менять их отношение к определённым фактам и явлениям действительности (Т.А. Ладыженская). Речевой поступок педагога можно назвать «ситуативной наглядностью» (В.А. Артёмов), учителю нельзя рассчитывать на то, что достаточно только провести беседу о доброте и отзывчивости, чтобы воспитать доброго, отзывчивого человека, патриота своей родины, «при подобной методике легче всего вырастить ханжу и лицемера» (В.В. Краевский).

Очевидно, что выявляется противоречие между требованиями современного общества к духовно-нравственному воспитанию личности учащегося,  гражданина своей страны, а также социальным заказом для образования – подготовка такого выпускника педвуза, который станет для воспитанника нравственным примером, с одной стороны, и отсутствием специальных программ, объединённых общей концептуальной идеей, ориентированных на непрерывное коммуникативное и нравственное развитие и совершенствование личности будущего учителя и выпускника педвуза, – с другой.

Образование как центральная деятельность общества, осуществляющая связь между поколениями, по своей сути многоаспектно. Обозначенную  проблему необходимо  рассматривать в контексте речеведческих дисциплин, в частности риторики, педагогической риторики, культуры речи. Риторика, издревле основанная на нравственных максимах и интегративная  по своей сути дисциплина, представляет то направление современного образования, которое способствует естественной, системной и продуктивной реализации идей «Концепции духовно-нравственного развития  и воспитания личности гражданина России».

Таким образом, указанное противоречие, недостаточная теоретическая, методическая и практическая разработанность данной проблемы, общественно-исторические и социокультурные предпосылки послужили основанием для её комплексного изучения и определения темы диссертационного исследования: «Коммуникативно-нравственный аспект риторического образования».

Наше понимание риторического образования как  неотъемлемой составляющей общей системы образовательного процесса следующее.

Риторическое образование – это многоуровневая теоретико-прагматическая система, основной целью которой является обучение общению, коммуникативное развитие и нравственное воспитание функционально-грамотной личности, способной успешно взаимодействовать  и  самореализоваться в современном социуме. 

В  теоретической  части  данной  работы  предлагается  один  из  возможных подходов  к  созданию  единой  концепции,  основой  которой  является  коммуникативно-нравственный аспект,   реализуемый   в  непрерывном  риторическом  образовании и  прежде  всего  в  системе  подготовки  будущего  учителя, направленной  на осознание  им роли  речевых  поступков  в   профессиональной деятельности.  Системное  обоснование  такого  подхода  к решению  обозначенной  проблемы  осуществляется  на  основе  осмысления  риторического образования  в  историческом  аспекте,  психолого-философского  и  речеведческого анализа базового понятия  «речевой поступок».

Выявление  специфики  речевого поступка как речеведческой категории, описание его с позиции этически организованных речевых жанров позволили в практической части исследования, во-первых, выделить ценностные категории, лежащие в основе речевого поступка; во-вторых, комплексно описать его виды и функционирование  их в конкретных коммуникативных ситуациях;  в-третьих, определить мотивы нереализованных речевых поступков;  в-четвёртых, предложить  разноуровневые  варианты  программ,  обеспечивающие  осуществление коммуникативно-нравственного развития личности в системе риторического образования. В работе предлагается вариативный подход к проблеме коммуникативно-нравственного развития личности будущего учителя, который базируется на концептуальном понятии «речевой поступок».

Объектом  исследования является  коммуникативно-нравственное развитие личности в системе непрерывного риторического образования.

Предмет исследования теоретические основы и практические направления коммуникативно-нравственного развития личности будущего учителя, реализованного в его речевых поступках.

Гипотеза исследования.

Коммуникативно-нравственное развитие личности в системе риторического образования будет наиболее эффективным, если

- ввести в систему риторического образования понятие «речевой поступок» как средство, способствующее коммуникативно-нравственному развитию личности;

- будущие  учителя  уяснят  принципиальную  разницу между речевым действием и речевым поступком и осознают роль  РП в педагогическом общении;

  • студенты осмыслят необходимость выбора определённого вида и жанра речевого поступка в зависимости от конкретной ситуации общения для решения коммуникативно-нравственных задач;
  • будущие учителя овладеют специальными коммуникативными умениями для эффективной реализации речевого поступка в многообразных педагогических ситуациях.

Цель работы:  теоретическое  обоснование необходимости введения в систему риторического образования понятия «речевой поступок», отражающего нравственную сторону речевого поведения, и разработка научно обоснованной методической концепции коммуникативно-нравственного развития и совершенствования личности в процессе осознания роли речевого поступка при создании ситуаций эффективного педагогического общения. 

Для проверки выдвинутой гипотезы и достижения поставленной цели необходимо было решить следующие задачи:

  • определить уровень разработанности проблемы коммуникативно-нравственного развития и совершенствования личности педагога в философско-психологическом, историко-риторическом аспектах;
  • уточнить содержание понятия «риторическое образование»;
  • проанализировать работы по психологии, философии, речеведению с целью получить необходимые данные об основных характеристиках речевого поступка и обозначить его базовые категории;
  • выявить соотношение понятия речевой поступок с другими речеведческими категориями (речевое действие, речевой акт, речевое поведение, речевое событие, речевой жанр, речевой этикет) и установить концептуально-методологическую взаимосвязь и различие между ними;
  • дать авторское определение понятия «речевой поступок»;
  • определить виды речевых поступков и описать их;
  • провести констатирующий эксперимент для выявления порогового  уровня осознания студентами педагогических специальностей значимости речевого поступка в коммуникативно-нравственном развитии личности и проявлений РП в речи;
  • выявить основные коммуникативные умения, необходимые для эффективного решения будущими учителями проблемных педагогических ситуаций, и определить понятие «коммуникативно-нравственная задача»;
  • определить методы, приёмы и средства обучения для введения теоретического материала и формирования коммуникативных умений обучаемых;
  • разработать методическую систему профессиональной подготовки педагога, обеспечивающую готовность и способность будущего учителя создавать с помощью речевых поступков ситуации кооперативного общения;
  • разработать возможные варианты программы опытного обучения, проанализировать его результаты и сделать методически обоснованные выводы.

Для решения поставленных задач применялись следующие методы исследования:

  • теоретические: изучение и сравнительный анализ лингвистической, речеведческой, психолого-педагогической, философской литературы  по проблеме исследования; лексико-семантический анализ, риторический анализ речевого поступка;

2) социолого-педагогические, диагностические: визуальное и аудиовизуальное наблюдение; проведение педагогических измерений: опрос, анкетирование (студентов, слушателей курсов повышения квалификации) и тестирование (студентов педагогических вузов); анализ продуктов текстопорождения (письменных высказываний и видеозаписей публичных выступлений студентов); изучение и обобщение педагогического опыта учителей;

3) эмпирические: проведение констатирующих экспериментов по частным направлениям исследования; вариативный формирующий эксперимент (опытное обучение) с целью проверки выдвинутых гипотез и выявления эффективности разработанной научно-методической системы; создание учебных пособий, учебных программ; разработка методических рекомендаций;

4) интерпретационный: сопоставительный качественный и количественный анализ устных выступлений и письменных работ студентов, практической речевой деятельности студентов и учителей общеобразовательной средней школы;

5) статистический: качественный и количественный анализ результатов, полученных в ходе констатирующих экспериментов и опытного обучения.

Теоретико-методологическую основу диссертации составляют:

- идеи античной (Платон, Аристотель, Квинтилиан и др.) и современной (Т.А. Ладыженская, А.К. Михальская, Ю.В. Рождественский и др.) риторики;

- исследования в области истории риторики авторов второй половины XIX столетия (А.Н. Гиляров, В.Н. Ивановский, А.В. Жданов, А. Истомин, А. Морилло и Г. Дебен, А.И. Покровский, А.Г. Тимофеев, И.Л. Уссинг и др.), а также современных авторов (С.С. Аверинцев, В.И. Аннушкин, Н.А. Безменова, Р.С. Брамо, Т.В. Буланина, А.А. Волков, В.П. Вомперский, М.Л. Гаспаров, Л.К. Граудина, Е.Н. Корнилова, А.Ф. Лосев, А.-И. Марру, Г.И. Миськевич, А.К. Михальская, Т.Б. Перфилова, Ю.В. Рождественский, А.А. Тахо-Годи и др.).

- теории ведущей роли культуры как фактора развития личности (С.С. Аверинцев, М.М. Бахтин, В.С. Библер,  Д.С. Лихачёв, А.Ф. Лосев, Ю.М. Лотман, Ю.В. Рождественский и др.);

- исследования процесса формирования речевой культуры (Г.О. Винокур, А.А. Волков, Б.Н. Головин, Л.К. Граудина, Н.А. Ипполитова, Т.А. Ладыженская, А.К. Михальская, С.И. Ожегов, В.В. Соколова, Л.И. Скворцов, Е.Н. Ширяев и др.);  

- психологические основы поступка (Б.Г. Ананьев, Л.И. Божович, Л.С. Выготский, П.Я. Гальперин, Н.И. Жинкин, Л. Колберг, И.С. Кон, А.Н. Леонтьев, А.А. Леонтьев, Д.А. Леонтьев, А.Р. Лурия, Ж. Пиаже, С.Л. Рубинштейн, Д.Н. Узнадзе, Т. Циген, Д.Б. Эльконин, К. Юнг и др.);

- исследования философской, социально-этической, эстетической, деятельностной, лингвистической, физиологической сущности поступка (К.-О. Апель, Р.Г. Апресян, М.М. Бахтин, Н.И. Бердяев, В.П. Болотов, М.Л. Гаспаров, А.А. Гусейнов, О.Г. Дробницкий, Г. Йонас, И. Кант, Л.В. Максимов, Дж. Э. Мур, А.В. Назарчук, И.В. Пешков, Ф.А. Селиванов, А.П. Скрипник, С.В. Соловьёва и др.);  

- философские теории о добре / зле (В. Лефевр, Д.В. Смирнов, С.П. Суровягин, архим. Платон, В. Франкл, Э. Фромм, О.Б. Чечерина и др.) и феномене совести (Р.Г. Апресян, А.А. Гусейнов, В.В. Комаров, архим. Платон (Игумнов), А.А. Столяров, А.А. Ухтомский, Э. Фромм, О.Б. Чечерина, Р.Х. Шакуров др.);

- психолого-педагогические концепции, рассматривающие проблемы поступка, речевого общения (Ш.А. Амонашвили, В.А. Артёмов, Л.С. Выготский, С.В. Голубков, В.В. Давыдов, Н.И. Жинкин, И.А. Зимняя, В.А. Кан-Калик, А.А. Леонтьев, М.И. Лисина, Ю.В. Рождественский, С.Л. Рубинштейн и др.);

- теории речевого развития (Н.И. Жинкин, Т.А. Ладыженская, М.Р. Львов, Л.П. Федоренко); проблемы внутренней речи (Б.Г. Ананьев, Л.С. Выготский, Н.И. Жинкин, А.А. Леонтьев, Ж. Пиаже, И.В. Страхов, М. Холквист и др.) и рефлексивной природы сознания и мышления  (В.Ю. Липатова, Ю.М. Орлов и др.);

-психолингвистическая (Г.И. Богин, И.Н. Горелов, В.И. Жельвис, А.А. Залевская, И.А. Зимняя, А.А. Леонтьев, А.Н. Леонтьев, Л.В. Сахарный, К.Ф. Седов, Ю.А. Шерковин и др.), паралингвистическая (И.Н. Горелов, В.Ф. Енгалычев и др.), прагмалингвистическая (Н.Д. Арутюнова, П. Грайс, М.В. Китайгородская, Н.Н. Розанова и др.) теории; идеи лингвистической экологии (В.В. Красных, Л.И. Скворцов, А.П. Сковородников и др.), когнитивной лингвистики (В.З. Демьянков, Е.С. Кубрякова и др.), этнолингвистики (В.В. Красных и др.) и коммуникативистики (Л.Г. Антонова, Л.М. Землянова и др.);

- общая теория коммуникации (Т.Г. Винокур, О.С. Иссерс, Ю.Н. Караулов, В.Г. Костомаров, О.Б. Сиротинина и др.); проблемы речевых актов и жанрологии (А.Г. Баранов, А. Вежбицкая, С. Гайда, В.Е. Гольдин, В.З. Демьянков, Е.Н. Дубровская, М.Н. Кожина, Дж. Л. Остин, К.Ф. Седов,  Дж. Р. Серль, М.Ю. Федосюк, Т.В. Шмелёва и др.); теории языковой личности (Г.И. Богин, В.И. Карасик, Ю.Н. Караулов, В.В. Красных, К.Ф. Седов и др.) и речевого этикета (Н.Е. Богуславская, В.Е. Гольдин, Н.А. Купина, В.В. Соколова, И.А. Стернин, Н.И. Формановская, В.Б. Черник и др.);

- теории образовательного, воспитательного пространства:  целостного педагогического процесса (Ш.А. Амонашвили, Ю.К. Бабанский, И.Я. Лернер, Б.А. Мукушев, Ю.В. Науменко, В.А. Сластенин, В.А. Сухомлинский, Н.Е. Щуркова, Т.А. Юзефавичус и др.); философско-антропологической основы образования (Е.Е. Ермакова, Л.А. Липская и др.); формирования личности педагога (Ш.А. Амонашвили, Б.С. Гершунский, В.А. Кан-Калик, Т.А. Ладыженская, А.А. Леонтьев, А.А. Мурашов,  В.А. Сластенин, Е.А. Юнина и др.); развития голоса, интонационного стиля речи учителя (Г.В. Вершинина, А.А. Князьков, О.В. Филиппова и др.);

- ключевые идеи преподавания речеведческих дисциплин (С.Ф. Иванова, Н.А. Ипполитова, Т.А. Ладыженская, М.Р. Львов, С.А. Минеева, И.А. Стернин, Л.П. Федоренко и др.).

База исследования: факультет дошкольной педагогики и психологии, исторический факультет, филологический факультет (I–II, IV–V курсы; магистратура) Московского педагогического государственного университета (МПГУ); факультет профессиональной переподготовки кадров Московского института открытого образования (МИОО); Академия повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования (АПК и ППРО); Санкт-Петербургская государственная академия постдипломного педагогического образования; ГОУ СОШ № 1825 г. Москвы. Всего в исследовании по разным аспектам и на разных этапах приняли участие 422 студента, 154 учителя школ и воспитателей ДОУ.

Организация и основные этапы исследования. Замысел, общая тематика, конкретная проблематика и специфика организации диссертационного исследования были обусловлены постоянной педагогической деятельностью автора в качестве преподавателя кафедры риторики и культуры речи Московского педагогического государственного университета (с 1987 г. по настоящее время) и кафедры филологического образования Московского института открытого образования (с 2000 г. по настоящее время), научного консультанта ГОУ СОШ № 1825 (с 2007 г. по настоящее время).

Первый этап исследования (2000 –2003) включал в себя следующие элементы: 1) анализ состояния изучаемого вопроса в системе современного образования в аспекте коммуникативно-нравственного развития личности; 2) изучение и сравнительный анализ философской, психолого-педагогической, речеведческой, методической литературы; 3) проведение первой серии констатирующих экспериментов по указанной проблематике в педагогическом вузе; 4) апробация элективного курса «Пути развития культуры общения дошкольников» на факультете дошкольной педагогики и психологии МПГУ; 5) количественный и качественный анализ полученных данных и определение целей, задач, объекта, предмета дальнейших исследований.

Результаты I этапа исследования отражены в следующих основных публикациях: в разделах учебных и учебно-методических пособий «Риторика и этика» (Педагогическая риторика: Практикум, 2003); «Ты – словечко, я – словечко…» (Варианты занятий по дошкольной риторике с теоретическим комментарием – 2001г.); «Ты – словечко, я – словечко…» (Пособие по риторике для дошкольников 5-6 лет / Под ред. Т.А. Ладыженской. Изд.1-е 2000); «Древняя и современная риторика;  Познай самого себя». Методические рекомендации / Под ред. Т.А. Ладыженской (2002) и др.; в статьях «К вопросу о нравственном воспитании в курсе риторики» (2001); «К вопросу о речевом поступке» (2002); «Вопросы коммуникативно-нравственного воспитания дошкольников в курсовой подготовке будущего специалиста» (2003); «О курсе дошкольной риторики» (2001); «Учить риторике – значит учить добродетели» (2003);  «Сила слова» (2003); «Можно ли научить добродетели?» (2003)  и др.

Результаты данного этапа представлены автором на конференциях: «Профессиональная риторика: проблемы и перспективы» (Воронеж, 2001); «Риторические дисциплины в новых государственных образовательных стандартах» (Москва, 2002); «Риторика в системе гуманитарного знания» (Москва, 2003).

Второй этап исследования (2004 – 2009) состоял: 1) в уточнении задач и предмета исследования; 2) в углублённом изучении психологической и психолингвистической, аналитикофилософской  и  лингвофилософской  литературы,  научных работ по теории языковой личности, коммуникативной лингвистике, истории риторики  и  риторического  образования;  3) в разработке  теоретических основ явления речевого поступка в системе риторического образования и определении практических возможностей коммуникативно-нравственного развития обучаемых.

В теоретическом плане на данном этапе изучался вопрос развития риторического образования в его историческом аспекте; проводился анализ речевого поступка как речеведческой категории, выявлялись сущностные признаки РП и его видов; разрабатывались теоретические основы и определялись практические возможности реализации коммуникативно-нравственного развития личности в системе риторического образования (в ДОУ, школе, педвузе, в системе профессиональной переподготовки кадров и повышения квалификации).

В  практическом  отношении  на этом этапе проводилась вторая серия констатирующих экспериментов;  разрабатывались  программа  и методика опытного обучения;  проходили апробация и внедрение элективных курсов «Проблемы коммуникативно-нравственной  культуры  учащихся»,  «Речевой  поступок  в  педагогическом общении»,  «Риторика  и  этика»,  «Школьная  риторика»  на  филологическом  факультете  и  «Этический  аспект  публичной  речи»  на  историческом  факультете   МПГУ;  «Речевая  культура  педагога»  на  курсах  повышения квалификации учителей (МИОО).

Результаты II этапа исследования отражены в следующих публикациях: в монографии «Коммуникативно-нравственное  развитие  учащихся  в системе риторического образования» (2007); «Голос совести и ментальный речевой поступок» (раздел в коллективной монографии); в учебных пособиях «Речевой поступок в педагогическом общении» (Риторика: учеб. / Под. ред. Н.А. Ипполитовой, 2006), «Древняя и современная риторика», раздел «Наедине с собой» (Риторика. 10 класс:  Под ред. Т.А. Ладыженской. – Изд. 2-е, доп. и перераб., 2005), раздел «Наедине с собой» (Риторика. 11 класс: Под ред. Т.А. Ладыженской, 2004),  «Загадки трёх «К» (Риторика. 9 класс: Под ред. Т.А. Ладыженской. – Изд. 2-е, перераб., 2005) и др.;  в статьях  «Речевой поступок» (2004),  «Наставления учащим и учащимся риторике: взгляд Квинтилиана» (2004), «Речевой поступок и речевые жанры» (2005), «Роль непрерывного курса риторики в воспитании и развитии личности» (2008), «Речевой поступок как риторическая категория» (2008), «Этическая направленность риторической подготовки магистрантов» (2009), «Роль педагога ДОУ и школы в развитии коммуникативных умений учащихся» (2009), «Ментальный речевой поступок»   (Киев, 2009), «Речевой  поступок  учителя  как  фактор   эффективного педагогического общения» (Киев, 2009) и др.

Результаты данного этапа представлены на научных конференциях:  «Человек в информационном пространстве» (Ярославль, 2005);  Международные научные конференции по риторике (Москва,  2004, 2006, 2008, 2009); научно-методические конференции «Филологическая наука и школа: диалог и сотрудничество» (Москва, 2008, 2009); Московские методические чтения (МИОО, 2009); «Профессор Фатима Мусабекова и вопросы языкознания и методики» (г. Алматы,  2009); Всероссийские научно-практические конференции (ОС «Школа 2100», Москва, 2007, 2008, 2009).

Третий этап исследования (2009 – 2010) состоял: 1) в уточнении данных констатирующих экспериментов, проверке гипотезы исследования; 2) в проведении второго варианта опытного обучения, анализе его результатов и обобщении итогов; 3) в написании текста диссертационного исследования.

Результаты III этапа исследования отражены в следующих публикациях: в монографии «Речевой поступок в педагогическом общении» (2010); «Совершенствование речевой культуры учителя» (раздел в коллект. монограф. «Филологическая наука и школа: диалог и сотрудничество», 2009), «Роль риторики в коммуникативно-нравственном развитии учащихся» (раздел в коллект. монограф. «Культура речи сегодня: теория и практика», 2009),  «Речевой поступок – привилегия личности» (раздел в коллект. монограф. «Школа профессора Т.А. Ладыженской», 2010), «Эвфемия в речи современных студентов – иллюзия или реальность?» (раздел в коллект. монограф. «Современная риторика: в круге идей», 2010); в статьях  «Духовно-нравственное развитие учащихся в свете стандартов второго поколения» (2010), «Речевой поступок и категория вежливости» (2010), «Статус современной школы и стандарты второго поколения» (2010), «Система непрерывного риторического образования» (2010).

Результаты данного этапа были представлены на научных конференциях: «Риторика и культура речи: наука, образование, практика» (Астрахань, 2010); «Научные школы как фактор подготовки педагогических кадров» (Москва, 2010); «Модернизация профессиональной подготовки студентов и учителей начальных классов к реализации ФГОС второго поколения» (Калуга, 2010); в рамках последней конференции проведён мастер-класс «Пропедевтический курс риторики для дошкольников» (Калуга, 2010).

Научная новизна исследования заключается в следующем:

  • описаны сущностные признаки речевого поступка, выявлена специфика речевого поступка в ряду сходных и смежных понятий (речевой акт, речевое действие, речевое поведение, речевое событие);
  • уточнены психологические, философские основы речевого поступка и обозначены базовые этические категории РП;
  • выявлены основные этически организованные речевые жанры, в которых реализуется речевой поступок;
  • сопоставлены функции речевого поступка и речевого этикета;
  • описаны основные виды речевых поступков: реальный и ментальный, прямой и косвенный, имплицитный и эксплицитный, прогнозируемый и непрогнозируемый, позитивный и негативный;
  • предложена модель описания и анализа речевого поступка;
  • теоретически обоснована и экспериментально проверена методика профессиональной подготовки педагога, обеспечивающая готовность и способность  будущего учителя создавать с помощью речевых поступков ситуации кооперативного общения.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что 

  • уточнено содержание понятия «риторическое образование»;
  • описаны  основные  этапы  развития риторических школ с точки зрения их духовно-нравственной   направленности   в   эпоху  античной  Греции  и  Рима  и  в XVII–XIX веках в России;
  • осуществлён целостный этико-философский, лингвофилософский и психолингвистический анализ сущности речевого поступка; 
  • обосновано теоретическое положение о том, что изучение речевого поступка как отражения коммуникативно-нравственной стороны речевого поведения личности является одним из важнейших вопросов риторического образования;
  • определён круг понятий, лежащих в основе методики коммуникативно-нравственного развития личности («коммуникативно-нравственная задача», «речевой поступок» и др.);
  • раскрыты внутренние и внешние факторы, препятствующие переходу ментального речевого поступка в реальный (фактор субъекта, фактор своевременности, фактор случая и фактор объекта);
  • выявлено воздействие проведённого опытного обучения на отношение студентов к слову, на стремление критически оценивать собственные речевые поступки, на развитие стиля речевого поведения учителя, на выбор речевых средств и приёмов воздействия на ученика;
  • определены и охарактеризованы профессионально значимые коммуникативные умения, содействующие развитию способности и готовности студентов использовать позитивные речевые поступки в кризисной ситуации общения.

Практическая значимость исследования заключается в том, что

  • разработана и внедрена в практику вузовского преподавания научно обоснованная и экспериментально  проверенная программа обучения студентов-филологов (рассредоточенный и блоковый варианты), направленная на развитие способности учащегося реализовывать речевые поступки в различных коммуникативных ситуациях с использованием оптимальных речевых жанров, в том числе жанров речевого этикета;
  • определены методы и приёмы системного развития и совершенствования специальных коммуникативных умений, направленных на реализацию позитивных речевых поступков студентов педвузов в реальной жизни и в их будущей профессиональной деятельности;
  • разработана и апробирована система коммуникативно-нравственных задач для разных этапов обучения по развитию умений, способствующих готовности студентов педвузов находить решения нравственных проблем в различных ситуациях речевого общения;
  • отобран и апробирован в опытном обучении комплекс дидактических средств (тексты, видеофрагменты), представляющих образцы (позитивные и негативные) речевых поступков коммуникантов;
  • разработаны, апробированы и внедрены в образовательную практику педагогического вуза авторские программы элективных курсов «Риторика и этика» и «Школьная риторика» для магистрантов-филологов, «Речевой поступок в педагогическом общении» для студентов-филологов V курса, «Проблемы коммуникативно-нравственной культуры учащихся» для студентов-филологов II курса и «Пути развития культуры общения дошкольников» для студентов факультета дошкольной педагогики и психологии, акцентирующие внимание на роли речевого поступка в педагогическом общении.

Обоснованность и достоверность результатов исследования обеспечены  непротиворечивостью  выбранных  методологических подходов; адекватностью методов исследования поставленным целям и задачам; обоснованностью исходных методологи­ческих позиций, определённых на основе обращения к смежным отраслям научных знаний (философии, психологии, лингвистике, речеведению и др.), целенаправленным использованием методов, адекватных объекту, предмету, цели и задачам исследования; апробацией основных теоретических положений исследования; подтверждены данными нескольких серий констатирующего эксперимента по отдельным проблемам исследования с учётом их участников;  масштабами организации и длительностью эксперимента; широтой экспериментальной базы, включающей различные категории субъектов образовательного процесса (студентов, учителей школ, педагогов ДОУ), личным опытом преподавания ряда речеведческих дисциплин в течение 27 лет.

Апробация результатов исследования осуществлялась в виде докладов и сообщений на международных, региональных и городских научно-практических конференциях: «Профессиональная риторика: проблемы и перспективы» (Воронеж, 2001); «Риторические дисциплины в новых государственных образовательных стандартах» (Москва, МПГУ, 2002); «Риторика в системе гуманитарного знания» (Москва, Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина, 2003); «Риторика в модернизации образования» (Москва, МПГУ, 2004); «Человек в информационном пространстве» (Ярославль, ЯрГПУ, 2005); «Роль риторики и культуры речи в реализации приоритетных национальных проектов» (Москва, МПГУ, 2008); «Филологическая наука и школа: диалог и сотрудничество» (Москва, МИОО, 2008, 2009); «Риторика и культура общения в общественном и образовательном пространстве» (Москва, Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина, 2009); «Профессор Фатима Мусабекова и вопросы языкознания и методики» (Алматы, Казахский национальный педагогический университет им. Абая,  2009); Московские методические чтения (МИОО, 2009), Всероссийские научно-практические конференции (ОС «Школа 2100», Москва, 2007, 2008, 2009); «Формирование базовых профессиональных компетентностей будущих педагогов в условиях реализации новых образовательных стандартов»  (Москва, АПК и ППРО, 2009);  «Риторика и культура речи: наука, образование, практика» (Астрахань, 2010); «Научные школы как фактор подготовки педагогических кадров» (Москва, 2010); «Модернизация профессиональной подготовки студентов и учителей начальных классов к реализации ФГОС второго поколения» (Калуга, 2010);

2) в форме видеопрезентаций и мастер-классов в рамках Московских методических чтений учителей русского языка, литературы и риторики, работников школьных библиотек (Москва, МИОО, 2008, 2009); Всероссийской научно-методической конференции «Модернизация профессиональной подготовки студентов и учителей начальных классов к реализации ФГОС второго поколения» (Калуга, КГПУ им. К.Э. Циолковского, 2010); Городского окружного семинара «В мире речевых жанров» (Москва, ЗАО, ГОУ СОШ № 1825, 2009); Городского семинара «Место риторики как учебной дисциплины в условиях модернизации содержания школьного образования» (Москва, ГОУ ОМЦ СЗОУО, НОУ СОШ «Морозко»; Педагогический колледж № 18 «Митино», 2010);

3) посредством обсуждений на кафедре риторики и культуры речи филологического факультета МПГУ основных положений, выводов и рекомендаций исследования, имеющих теоретическую и практическую значимость (2002, 2003, 2005, 2008, 2009, 2010).

Результаты исследования внедрены в практику преподавания

- дисциплины «Русский язык и культура речи» на I курсе дневного отделения и III курсе вечернего отделения факультета дошкольной педагогики и психологии (1999–2005), на I курсе дневного (2003–2006) и II курсе вечернего отделения исторического факультета (2004 – настоящее время), на I курсе факультета социологии, экономики и права МПГУ (2007 – настоящее время);

- дисциплины   «Школьная   риторика»    для   студентов   магистратуры  по  направлению   «Филология»   филологического   факультета   МПГУ   (2004  –  настоящее время);

- элективного курса «Пути развития культуры общения дошкольников» на IV курсе факультета дошкольной педагогики и психологии МПГУ (1999 – 2005);

- элективного курса «Речевой поступок в педагогическом общении» на V курсе филологического факультета МПГУ (2003 – настоящее время);

- элективного курса «Риторика и этика» для студентов магистратуры по направлению «Филология» филологического факультета МПГУ (2003 – настоящее время);

- элективного курса «Этический аспект публичной речи» для студентов V курса вечернего отделения исторического факультета МПГУ (2006 – настоящее время);

- элективного курса «?Культура общения? (пропедевтический курс риторики для дошкольников)» на кафедре начального и дошкольного образования АПК и ППРО (2000 – настоящее время);

- лекционно-практического курса ежегодной Зимней школы риторики, проводимой Советом по педагогическому образованию и кафедрой риторики и культуры речи МПГУ (2002 – настоящее время);

- дисциплин «Педагогическая риторика», «Речевая культура педагога» на факультете профессиональной переподготовки кадров и повышения квалификации МИОО (2007 – настоящее время).

Положения, выносимые на защиту.

  • Речевой поступок как базовое понятие в системе коммуникативно-нравственного развития личности в отличие от речевого действия, речевого акта имеет нравственную основу, демонстрирует индивидуальные нравственные качества личности и общественные моральные установки.
  • Речевой поступок являет собой намеренно созданное высказывание, отражающее нравственную позицию коммуниканта, цель которого – воздействовать на адресата (в том числе и на себя) в кризисной ситуации общения  (повлиять на мнение, на отношение к чему-либо или кому-либо, на принятие  решения  и т.п.).
  • В основе обучения эффективному профессиональному общению лежит риторический подход, ориентированный на познание и реализацию риторических законов современной общей риторики, в том числе нравственных законов (добродетели). В речевом поступке воплощаются взаимоопределяющие основные этические категории совесть,  добро / зло.
  • Осведомлённость обучающихся о сущности речевого поступка, его базовых категорий и видов РП (реальный / ментальный; имплицитный / эксплицитный; прямой / косвенный и др.) способствует повышению ответственности будущих учителей за сказанное слово, влияет на более осознанное использование речевых средств и выбор определённого речевого жанра в ситуациях педагогического общения, позволяет гибко варьировать собственное речевое поведение и конструктивно решать проблемные ситуации общения, создаёт условия для интроспекции и рефлексии, совершенствования личности в нравственном смысле.

  

  • Методическая реализация обозначенной проблемы возможна при условии разработки целенаправленной системы риторического образования и прежде всего включения рассматриваемого вопроса в основной курс риторики; создания в педвузах элективных курсов коммуникативно-нравственной направленности;  разработки приёмов и средств обучения, которые развивают у студентов требовательность к речевому оформлению высказывания, способствуют актуализации нравственных ценностей.        
  • Важнейшим условием осуществления коммуникативно-нравственного аспекта риторического образования является развитие специальных коммуникативных умений обучаемых, стимулирующих адресантов к совершению речевых поступков в реальной действительности.
  • В основе коммуникативно-нравственного развития личности (от предшкольного до последипломного уровня) лежит принцип непрерывности и преемственности обучения, что способствует более глубокому раскрытию значимых аспектов данного направления на основе осмысления внутрипредметных и межпредметных связей.

Структура диссертации соответствует логике исследования и включает введение, три части из семи глав, заключение, список литературы.

ОСНОВНОЕ  СОДЕРЖАНИЕ  ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования; определяются цели, объект, предмет, задачи исследования; формулируется гипотеза; описываются методы и этапы проведения исследования; раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы; обозначаются теоретические положения, выносимые на защиту.

Часть I «Риторическое образование как условие коммуникативно-нравственного развития и совершенствования личности», состоящая из двух глав (глава 1 «Роль риторики и риторических школ в развитии и воспитании личности: история вопроса»; глава 2 «Риторическое образование как система»), посвящена анализу нравственной стороны исследуемой проблемы в её историческом аспекте и роли риторики в развитии и воспитании личности в системе современного риторического образования.     

В  главе 1 «Роль риторики и риторических школ в развитии и воспитании личности: история вопроса» основное внимание уделяется периоду зарождения и развития риторических школ и направлений в Греции, Риме (§ 1.1) и судьбе риторического образования в России  XVII–XIX веков (§ 1.2). 

Известно, что ораторское слово в Античности становится необходимым звеном государственной системы, внутренняя борьба из военных станов переносится в государственные учреждения, а «меч, копьё, лук, щит и панцирь» заменяются нападающим и отражающим словом (А.Н. Гиляров);  мерилом образованности было «живое слово, то есть элемент не разъединяющий, а объединяющий людей» (Ф.Ф. Зелинский).

Изучение научной литературы, речей и трактатов античных ораторов и риторов свидетельствует  о том, что, несмотря на существующие разногласия между философами, риторами и грамматиками, в Греции существовала особая система риторического образования, основными идеями которой являлись следующие:

- обучение риторике должно быть построено на нравственной основе. Зенон, Платон, Исократ и др. стремились в своих школах создать «благородную софистику»; Аристотель утверждал, что «убедительность определяется нравом»;

- риторика и этика проникают друг в друга, «риторика превращается в этику»;

- в связи с этим целью обучения риторике является формирование достойного, добродетельного гражданина, искусно владеющего  словом; репутация незапятнанной жизни личности оратора становится важным фактором, оказывающим влияние на слушателей;

- риторика, входившая в классический тривиум, закладывает фундамент общего образования, формирует умения, важные для любой деятельности. Так, из школы  Исократа  выходили  такие  же  преподаватели, как  он  сам,  или «профессиональные спорщики, <…> либо, и в основном, просто образованные люди, имеющие художественный вкус и способные на должном уровне поддерживать светскую беседу» (А.-И. Марру). Академия Платона, школа Антисфена, школа Исократа, лицей Аристотеля и т.д. были высшими школами, превратившими впоследствии Афины во всеэллинский, а затем и всемирный университет;

- обучение риторике строится на овладении учащимися знаний о системе красноречия, на изучении и комментировании лучших образцов, умении анализировать их и «умудрено, толково, красиво о них говорить». Особое внимание уделялось «изустным рассказам».

Основные положения Греческой риторической школы находят своё продолжение в Римском красноречии:

- школа красноречия становится жизнью того времени. Молодой человек считался недостаточно образованным, если не прошёл курс риторической школы, который  изначально был рассчитан не на детей, а на взрослых, желавших подготовиться к какой-либо общественной деятельности;  «по мере того как обстоятельства изменялись и литература более проникала в жизнь, риторическое образование становилось для всех необходимым» (И.Л. Уссинг);

- связь риторики с этикой особенно ярко выражена в системе образования и воспитания оратора в школе М.Ф. Квинтилиана, который утверждал: «Самый дар слова, если бы достался в удел порочному человеку, надлежит почитать злом, поскольку сделает его ещё худшим»;

- система общего образования включает три ступени: начальная школа, школа грамматика и школа ритора (низшее, среднее и высшее). По словам О. Гордиевича (1893), «выражение "высшее образование, высшая школа" имело у римлян более широкое значение <…> Под именем  высшей школы надо понимать здесь школу грамматическую и риторическую. Эти школы существовали часто вместе, а часто и отдельно, причём риторическая школа считалась ступенью выше  <…> грамматико-риторическая школа часто напоминает собою теперешнюю гимназию, но часто и университет»;

- в риторических школах Римской империи складывается методика преподавания риторики, которая включала выполнение обязательных подготовительных упражнений (12 прогимнасм):  пересказ текста; описание кого-либо или чего-либо; сочинение рассказа, хрии; составление текста с утверждением или опровержением каких-либо событий; похвала или хула; декламации; имитации реальных событий (например, судебный процесс) и пр. (Т.Б. Перфилова). 

- ставится вопрос об определении содержания и границ предметов риторики и грамматики. Так, Квинтилиан призывает «положить каждой науке свои границы».

Система школ, развившаяся в Римской империи, погибла вместе со многими другими учреждениями в эпоху так называемого великого переселения народов; развитие университетов, называвшихся тогда привилегированными школами, не уничтожило прежние учебные заведения, а способствовало созданию их новой функции: они стали подготовительной ступенью к университетам. Изучение риторики и обучение ораторскому искусству в Античности, невзирая на различные риторические школы,  воспитывали в ученике культуру мысли и культуру слова (С.С. Аверинцев).

Таким образом, можно заключить, что уже в Античную эпоху был поставлен вопрос о необходимости непрерывного риторического образования начиная с «нежного возраста» (М.Ф. Квинтилиан) и определены основные подходы к решению этой задачи.

В этой же главе рассматриваются особенности риторического образования в России XVII–XIX веков (§ 1.2). Изучение исследований и российских риторик этого периода позволяет определить важные направления риторического образования в России до середины XIX века, а именно:

- слово на Руси было сильным оружием; возникает необходимость постижения наук тривиума и стремление обеспечить обучающихся соответствующими пособиями. Т.В. Буланина упоминает о документе 1586 года, где говорится о «диалектице и реторице, которые науки по словенску переведенные вынайдено в школе львовской русским языком списано, диалектику и реторику и иные философские писма, школе належачие»;

- человек говорящий являет собой образец нравственности. Так, Амвросий Серебренников предупреждает: «Тщетно будем напрягать все силы нашего разума и красноречия к уверению истины, присоветованию дела или возбуждению духа слушателей, если они предуверены, что мы нечестного жития, малого знания, сомнительного доброхотства и если сих пороков следы и в слове нашем находят»;

-  в российских риториках большое значение придавалось взаимосвязи мысли и слова: благоразумный вития должен заботиться о том, чтобы мысли были хорошими и ясными. В частности, в «Сказании о седми свободных мудростех» говорится: [риторика] «аз доброта неоскудеваемаго богатства, аз сокровище некрадомаго стяжательства, аз велеречие, неотягчевающее ушесам, аз от человек вражды тёмныя всегда отгоняю и в тоя место светлую любовь в них вселяю, аз гнев понижаю и брань попираю, благостыню же ввожу и совет составляю, аз лукавая словеса посекаю и ложь обличаю и лесть отсекаю, а целомудрие утверждаю, аз светлая слава и умная сила»;

- потребность владения словом становится очевидной: «дар слова есть средство всех знаний и действий человеческих; и мы, желая быть полезными, прежде всего должны образовать сию способность» (Н.Ф. Кошанский);

- риторика изучалась по готовым образцам, прежде всего: Священное Писание, проповедь, слово, поучение, житие, речь, в которых явно прослеживались идеи добра и внимание к сказанному или написанному слову;

- обучаться риторике можно было и в школах, и индивидуально. Так, юный ритор, предваряя свои сочинения словами благодарности учителю, который занимался с мальчиком «уединённо» (1795), пишет: «Я, живши в деревне и там узнавши первые только основания Риторики, поехал в Санкт-Петербург, где живши долгое время, не приобрёл никакого большого успеха за различными трудностями, кои ежедневно в городе встречаются. Потом поехал я обратно в деревню, в которой, уединённо занявшись науками со своим учителем, в шесть месяцев принёс свой плод моих трудов, употребя из числа оных два месяца на изучение правил» (Н. Петровский).

Как видим, в России были восприняты основные идеи античной риторики и реализованы с учётом отечественных исторических условий и культурных традиций. С середины XIX столетия риторика в России находится в забвении.

Вопросы методики преподавания риторики в её историческом аспекте до сих пор остаются открытыми, хотя отдельные факты свидетельствуют о разделении теории (учение о словесном выражении) и практики в обучении красноречию, которые  были  ориентированы  на  изучение речей и текстов поучительного, нравственного характера, чётко выраженную практическую направленность, обращённость к жизненным ситуациям, использованию письменных (сочинение текстов) и устных упражнений (декламации на вымышленную тему).

Исторический обзор научной литературы, речей и трактатов античных ораторов и риторов, представителей научного сообщества XVIII–XIX веков, учебников риторики, сохранившихся работ учеников XVIII века свидетельствуют о том, что риторика, помимо развития «виртуозности слога», непременно включала в свои функции воспитательные цели: воспитание гражданина и добродетельной личности. Риторическое  образование  молодых людей, пустившее глубокие корни ещё в античные времена, оказалось чрезвычайно актуальным и в России этого периода. Во всех российских риториках отмечается полезность красноречия для каждого и обеспокоенность тем, какая личность будет владеть даром слова.  

В главе 2 «Риторическое образование как система» рассматриваются различные направления современной системы образования, обращённые на развитие гуманистических принципов, содержания и путей нравственного, гражданского, патриотического воспитания.

В науке идут активные процессы, связанные с объединением различных направлений либо дифференциацией в той или иной научной отрасли. Так, в  лингвистике – это социолингвистика (Т.М. Дридзе, Л.П. Крысин, Л.Б. Никольский,  А.Д. Швейцер и др.), психолингвистика (Г.И. Богин, И.Н. Горелов, В.И. Жельвис, А.А. Залевская, И.А. Зимняя, А.А. Леонтьев, Л.В. Сахарный, К.Ф. Седов и др.), паралингвистика (И.Н. Горелов, В.Ф. Енгалычев и др.), прагмалингвистика (Н.Д. Арутюнова, П. Грайс и др.), нейролингвистика (Т.В. Ахутина, А.Я. Лурия и др.), лингвокультурология (В.В. Красных, В.А. Маслова и др.), лингвистическая экология (Л.И. Скворцов, А.П. Сковородников, Б.Я. Шарифуллин и др.), когнитивная лингвистика (В.З. Демьянков, Е.С. Кубрякова и др.), этнолингвистика и этнопсихолингвистика (В.В. Красных, Е. Бартминьский и др.),  коммуникативистика (Л.Г. Антонова, Л.М. Землянова и др.) и др.

В настоящее время существуют различные школы риторического образования, в частности: школа непрерывного риторического образования «Риторика общения» профессора Т.А. Ладыженской, идеи которой разделяет автор данного исследования; научная школа МГУ, представленная в трудах Ю.В. Рождественского, В.И. Аннушкина, А.А. Волкова;  Воронежская риторическая школа (научн. рук. И.А. Стернин); Екатеринбургская (научн. рук. Т.В. Матвеева);  Красноярская (научн. рук. А.П. Сковородников); Пермская (научн. рук. С.А. Минеева); Саратовская (научн. рук. О.Б. Сиротинина) и др. 

В системе современного образования развиваются качественно новые направления: гуманизация и гуманитаризация образования, риторизация образования, лингвориторическое образование, виртуально-информационное образование и пр. Возникают новые междисциплинарные  научные направления: философия образования, синергетическое образование, здоровьеформирующее (здоровьесберегающее) образование.

Обратимся к понятию «риторизация образования», непосредственно связанному с предметом риторики. Под риторизацией исследователи понимают «механизм (процесс) переосмысления предмета и способов его преподавания, переосмысление организации образовательного процесса как полноценного диалогового общения по канонам риторики. <…> Риторизация предметов – извлечение гуманитарного потенциала предмета средствами диалогового общения» (С.А. Минеева). Авторы, изучающие это явление, отмечают, что возможна риторизация как урочной, так и внеурочной деятельности (Л.В. Ассуирова, Л.В. Горбач, С.А. Минеева, Л.Н. Семячко, С.Е. Тихонов, И.И. Чурилов и др.).

Данный подход к современному образованию как «культуросообразному диалоговому общению» (С.Е. Тихонов)  правомерен, так как в государственный стандарт  общего  образования не включён специальный предмет «Риторика». Однако, на наш взгляд, крайне трудно реализовать весь комплекс задач, предусмотренных системой образования, без специальной целенаправленной риторической  подготовки  учащегося.  Формирование коммуникативной компетенции обучаемого требует специально разработанной системы, ориентированной на общающегося человека, языковую и речевую личность, мыслящую с помощью языка и реализующую себя в жизни благодаря речи и успеху в разных сферах общения, что является одной из главных целей риторического образования, важной составляющей общего образовательного процесса.

Приоритетными позициями в характеристике риторического образования как системы являются:

- уровневая иерархия, предполагающая реализацию риторического образования от предшкольной ступени до послевузовского этапа включительно; 

- преемственность в системе риторического образования, учёт ступени образовательного учреждения и уровня сформированных знаний и умений обучаемых с опорой на общие концептуальные положения и возможность вариативного изучения курса риторики;

непрерывность как особая форма образования, состоящая в постоянном совершенствовании человека в течение всей жизни, «это совершенствование бывает общим и профессиональным» (Ю.В. Рождественский). В нашем случае имеется в виду реализация последовательной цепи учебных и воспитательных целей и задач в процессе риторического образования (от предшкольного до послевузовского);

- гибкость и вариативность риторического образования, базирующиеся, с одной стороны, на единой цельной концептуальной теоретико-практической основе, с другой – допускающие наличие вариантов с учётом уровневой вертикали (в зависимости от уровня знаний и сформированных коммуникативных умений) и горизонтали (в зависимости от  ступени образовательного учреждения);

адаптивность, ориентировка прежде всего на личность обучаемого, его способность  адаптироваться   к  социально-экономическим изменениям в обществе, решать широкий диапазон жизненных задач в различных сферах человеческой деятельности, общения и социальных отношений.

Основой риторического образования является разработка специальной учебной дисциплины. Риторика как учебный предмет обладает особым потенциалом для формирования нравственных идей коммуникативного характера, именно поэтому в программу по школьной риторике внесены как компонент содержания курса риторики нравственно-риторические идеи, которые отражают четыре направления нравственного воспитания на уроках риторики, а именно: 1) речевая ответственность, анализ своего речевого поведения; 2) значение владения речью в жизни любого человека; 3) жизненная позиция: взаимосвязь слова и дела; 4) словесная вежливость – выражение доброжелательного, уважительного отношения к людям (Т.А. Ладыженская).

На схеме 1 прослеживается структура системы риторического образования, предусматривающая ступени образовательных учреждений, каждая из которых  наполняется своим содержанием (в соответствии с общей концепцией риторического образования), ориентированным на конкретный возраст, уровень знаний и коммуникативных умений, социальный опыт, на стремления и потребности субъекта.  

В диссертационном исследовании подробно рассматривается коммуникативно-нравственное развитие личности в системе риторического образования на этапе вузовской подготовки будущего учителя. Предшкольный и послевузовский уровни разработаны, апробированы, описаны автором в публикациях и представлены в пособиях.

Риторическое образование в высших учебных заведенияхпредусмотрено государственными образовательными стандартами с целью совершенствования профессиональной подготовки студентов вузов, формирования профессионально значимых коммуникативно-речевых умений будущих специалистов.  

Развитие вкуса будущего оратора и формирование его нравственного сознания, по мнению античных риторов, должно осуществляться  с раннего возраста, «ибо всё, чему в нежном и неопытном возрасте научаешься, глубже в умах их укореняется» (М.Ф. Квинтилиан).  В дошкольном пропедевтическом курсе развивается бережное отношение к слову, формируется понимание того, что слово есть не только средство общения, но и орудие, способное влиять на собеседника как положительно, так и негативно.  

Послевузовское риторическое образование предполагает углубление субъектом полученных знаний (или изучение новой информации) и самостоятельное (или под руководством специалиста) совершенствование (либо формирование) профессионально ориентированных коммуникативно-речевых умений.

Схема 1

Структура системы риторического образования

 


Эффективное коммуникативно-нравственное развитие и воспитание личности,  на  наш  взгляд,  может обеспечить: система непрерывного риторического образования  от  предшкольного  до  послевузовского  включительно;  введение  в образовательный процесс предмета риторики как самостоятельной учебной дисциплины практической направленности, базирующейся на нравственных основах; разработка специальных элективных курсов, ориентированных на духовно-нравственное развитие; осуществление разумной интеграции и риторизации гуманитарных предметов на основе их преемственности.

Часть II «Речевой поступок в контексте коммуникативно-нравственного  развития личности» (из трёх глав) посвящена психологическому, философскому и речеведческому анализу основной категории настоящего исследования – речевому поступку, отражающему коммуникативно-нравственное развитие личности.

В главе 3 «Психолого-философские основы речевого поступка» проанализированы психологические (§ 3.1) и философские (§ 3.2) характеристики речевого поступка. 

В результате изучения психологической основы речевого поступка (§ 3.1)  были сделаны следующие выводы:

- в связи с тем, что единицей исследования личности как целостной иерархической системы должен стать поступок, изучение явления речевого поступка позволит выявить уровень общей культуры личности, её нравственную позицию;

- мотивация речевого поступка заключается в той основной личностной установке, которая отражает моральные потребности человека. Мотивация и личностные установки адресанта и адресата могут не совпадать, поэтому совершаемые или воспринимаемые речевые действия одного коммуниканта другим могут оцениваться по-разному: как действие или поступок; 

- поступок, в том числе и речевой, изначально рождается в сознании, осознаётся во внутренней речи, которая является механизмом нравственного сознания с его переживаниями совести, и затем только переходит в речь внешнюю.  Следовательно, мы можем говорить о прямом взаимодействии, взаимовлиянии внутренней речи и речевого поступка как следствия внутренних размышлений, суждений личности;

- речевой поступок личности отражает не только индивидуальные нравственные чувства, но и общественные моральные установки, так как социальная среда и личность находятся в теснейшей взаимосвязи, в ходе исторического развития личностные чувства не только проявляются, но и формируются, «процесс формирования чувств человека неразрывен со всем процессом становления его личности» (С.Л. Рубинштейн);

- до принятия решения человек анализирует конкретную речевую ситуацию и делает выбор, по возможности учитывая все нюансы и прогнозируя результат своего поступка, речевое действие совершается зачастую автоматически; 

- воля,  как  одна  из  важных  психологических  категорий,  оказывает  существенное влияние на личность, желающую совершить речевой поступок. Только человек, обладающий сильной волей,  способен к «отрицанию одних форм поведения во имя  выработки и торжества других» (Л.С. Выготский), когда его внутренняя речь «не боится стать внешней речью» (М.М. Бахтин);

- речевой поступок отражает тип характера человека, и, наоборот, его характер проявляется, меняется в поступках; 

- речевой поступок, в отличие от действия, всегда сопровождается рефлексией, самонаблюдением.

Таким образом, в основе речевого поступка, в отличие от речевого действия, которое, подобно психическим движениям, нередко совершается автоматически и не требует нравственного выбора, лежат такие психологические характеристики, как нравственные чувства, моральные установки, нравственный выбор.

Анализ  лексических значений слов нравственный, этический и моральный (§ 3.2) убедил нас в том, что в качестве синонимов целесообразно использовать термины нравственный и этический, так как этика, берущая истоки в философии, обращается к изучению таких нравственных категорий, как  добро и зло, справедливость и несправедливость, имеющих непосредственное отношение к духовному началу личности;  мораль же есть форма общественного сознания, вид общественных отношений.

С категориями нравственности связаны категории добро / зло. Так, ещё пифагорейцы, заботясь о гармоническом устройстве всей жизни, советовали размышлять о прошлом и будущем, делая акцент на нравственном воспитании. Аристотель вслед за Платоном говорит об особой области исследования и анализирует этические проблемы в специальных трудах: «Никомахова этика», «Этика Эвдемова», «Большая этика», где рассматривает вопросы реализации человеком своих возможностей, даёт читателю советы по самосовершенствованию.

Несмотря на некоторые расхождения в представлении античных философов о сути нравственных категорий, Пифагора, Сократа, Платона и Аристотеля объединяет понятие калокагатия   – некий этико-эстетический идеал, предполагающий гармонию физических и духовных качеств. 

В эпоху глобализации философы Новейшего времени осмысливают необходимость выработки нормативных оснований взаимодействия обществ, находящихся на разных стадиях развития и принадлежащих к разным культурам (К.-О. Апель, А.В. Назарчук), а взаимодействие культур, народов возможно благодаря языку, речи, следовательно, огромную роль в этом коммуникативном процессе будут играть речевые поступки. О значимости языка в развитии культуры и совершенствовании нравственности говорят и другие философы-исследователи (А.А. Гусейнов, Л.В. Максимов, А.П. Скрипник и др.), справедливо считающие это закономерным, так как язык является строительным материалом, выстраивающим или прокладывающим связи между различными элементами мира. Иначе говоря, осуществление «лингвистического поворота» позволит перевести философские проблемы, в частности вопросы нравственного характера, в сферу языка и решать их на основе анализа языковых средств.  

Учёные делают установку на дискурсивную этику («этика идеальной языковой ситуации»), которая, обретая свою основу в нормах коммуникации, «призвана служить адекватным ответом перед лицом глобальных вызовов в современности: быть универсальной этикой коллективной ответственности за будущее человечества» (А.В. Назарчук).

Для нашего исследования идея дискурсивной этики принципиально значима в связи с тем, что речевой поступок как отражение нравственного поведения коммуниканта функционирует в дискурсе , этический компонент которого «можно определить как последовательное соблюдение принципов кооперации  в коммуникативном поведении» (К.Ф. Седов).

Введённые К.-О. Апелем понятия микромораль, мезомораль и макромораль помогают выявить влияние пространственно-временных условий дискурса, отражающих  микро-, мезо- или макромораль конкретной речевой ситуации  на речевое  поведение  личности  (включая  РП разного характера).  М. Хаузер высказывает близкую к этой идею о моральной грамматике, которая позволит постигнуть любую из существующих в мире моральных систем подобно тому, как мы осваиваем чужой язык, и вызовет у нас «чувство удовлетворения – чувство, с помощью которого мы, может быть, лучше сможем понять друг друга».

Если перенести наши рассуждения в ситуацию педагогического общения, то педагог должен иметь установку на дискурсивную этику, стремиться к тому, чтобы являть собой пример личности, способной умело строить гармоничные отношения прежде всего внутри отдельной группы (учащихся, коллег, родителей), а также осознавать, что, передавая знания и воспитывая учащихся, он является своеобразным посредником между прошлым, настоящим и будущим, отвечающим за свои речевые поступки.

Важным компонентом поступка как события является моральная оценка. М.М. Бахтин утверждал, что «оценка значимости суждения – необходимый момент в составе поступка». Учёный обращается к описанию «архитектоники действительного мира поступка», к эстетическому деянию как поступку, мы же больший акцент делаем на речевой, коммуникативной составляющей поступка.

Таким образом, мы приходим к выводу, что поступки в речи не только отражают моральный облик общества, но и определяют, формируют общественное сознание граждан, коммуникативно-нравственную культуру личности. Риторика как наука и дисциплина отражает философский аспект речевого поступка, влияет на мыслительную и нравственную стороны поступка как речевого, так и физического.

Анализ этических категорий, лежащих в основе поступка, позволил выделить категории добро / зло как  определяющие речевой поступок личности, так как именно категория добра (блага) обусловливает выбор коммуникативной стратегии и тактики поступка говорящего (пишущего) в различных ситуациях общения.

С категориями добро / зло неразрывно связана категория совесть (§ 3.3), которая трактуется по-разному: как нравственный суд, внутреннее чувство, моральный светильник; источник ответственности и справедливости, судья, закон, страж, стыд и пр. За основу мы взяли определениесовести В.И. Даля, точно передающее сущность этого понятия: совесть – это «нравственное чутьё… в человеке, внутреннее сознание добра и зла; тайник души, в котором отзывается одобрение или осуждение каждого поступка; способность распознавать качество поступка; чувство, побуждающее к истине и добру, отвращающее ото лжи и зла». 

Анализ работ, посвящённых проблеме совести, приводит к мысли о том, что разнообразие подходов к характеристике этого уникального явления человеческого сознания не случайно: однозначно ответить на вопрос, что есть совесть, довольно трудно. Об этом же свидетельствуют рассмотренные нами точки зрения античных и современных философов, которые отмечали, что совесть – это чувство (или качество?) человека, побуждающее к истине и добру; внутренний критерий добродетели, внутренний закон; сверхдобродетель, метаэтическая категория; нравственное сознание, голос Божий; способность личности к моральному самоконтролю и т.д.

Для речевого поступка актуальным является то, что именно совесть как нравственная категория, внутренний критерий добродетели выполняет регулирующую функцию речевого поведения человека.

Существенным для нашего исследования является идея воспитания, развития совести, так как совершаемые личностью нравственные речевые поступки являются отражением взаимодействия людей в обществе. Таким образом, коммуникативно-нравственное воспитание будет способствовать развитию духовного мира человека, влиять на ум, чувство и волю личности, способной рефлексировать и совершать речевые поступки по совести.

Как показало изучение различных философских источников, категории добро (благо) / зло, совесть лежат в основе поступков человека и определяют их нравственный характер. Нравственность речевого поведения личности определяется речевыми поступками, следовательно, обозначенные выше категории имеют непосредственное отношение к речевому поступку и служат мерилом нравственного облика говорящего (пишущего).

Таким образом, можно заключить: психологический и философский анализ сущности поступка свидетельствует о принципиальной разнице действия и поступка, заключающейся прежде всего в том, что речевой поступок – это «клеточка нравственной деятельности».

В главе 4 «Речевой поступок как речеведческая категория» рассматривается проблема соотношения речевого поступка с другими речеведческими категориями: речевым актом, речевым действием, речевым поведением, речевым событием (§ 4.1);  выявляется,  как  в  речевом поступке реализуются речевые жанры (РЖ) (§ 4.2) и как соотносятся речевой поступок и жанры речевого этикета (РЭ) (§ 4.3).

В теории речевой деятельности, коммуникативной лингвистике (прагматике), теории речевых жанров, теории общения, в риторике исследователи оперируют такими понятиями, как речевой акт (РА), речевое действие (РД), речевой поступок (РП), речевое событие (РС), речевое поведение и т.д.

Большинство исследователей считают речевой акт основной, минимальной единицей языкового общения (Н.Д. Арутюнова, А.Н. Баранов, А. Вежбицкая, В.Е. Гольдин, В.З. Демьянков, О.Н. Дубровская, М.Н. Кожина, Г.Е. Крейдлин, Т.В. Матвеева, А.К. Михальская, Дж. Л. Остин, Дж.-Р. Серль, Н.И. Формановская, Т.В. Шмелёва и др.)

Речевым  актом, речевым действием, речевым поступком многие авторы считают любое высказывание,  направленное на адресата, и то дело,  которое совершается с помощью высказывания. Самым уязвимым в ряду анализируемых терминов оказалось понятие речевой поступок, которое употребляется в одном ряду с речевым актом, речевым действием, речевым событием.

Лексико-семантический анализ показал, что слова действие и поступок различаются: слово поступок, входя в предикат с оценочными определениями, образует словосочетания, выражающие этические коннотации:  хороший, честный, низкий, подлый и др. Мы не говорим: активный, чёткий, слаженный, энергичный поступок, не используем сочетания: честные, низкие действия. Правда, есть некоторые определения (их немного) с лексическим значением этических категорий, которые могут употребляться и со словом действие, например: смелые, неблаговидные действия.

Таким  образом,  если  рассматривать  поступок  с точки зрения речевой деятельности, речевого поведения, то можно  утверждать, что речевой поступок напрямую  связан  с  нравственной  стороной речевой деятельности. Речевое действие можно назвать «нулевым действием» (Н.Д. Арутюнова, И.В. Пешков) поступка. 

Выразим в формуле разницу между речевым поступком и речевым действием: РП = РД, но не любое РД = РП. Одно и то же высказывание в зависимости от условий конкретной коммуникативной ситуации может квалифицироваться как речевое действие или как речевой поступок.

Итак, речевой поступок (РП) – это намеренно созданное высказывание, отражающее нравственную позицию коммуниканта (Пн),  цель которого – воздействовать (В) на адресата (в том числе и на себя) в кризисной ситуации (Ск) общения  (повлиять на мнение, на отношение к чему-либо или кому-либо, на принятие  решения  и т.п.).

Представим  условно отличие  РП и РД в виде формул, где Ск – кризисная ситуация,  С – ситуация вне  кризиса,  Пн – проблема  с  нравственной  основой,  П – проблема вне нравственной  основы, В – воздействие  (на себя  или  другого):  1) Ск + Пн + В = РП;  но:  2) Ск + П + В = РД; 3) С +  Пн  = РД; 4) С + В = РД.

Таким образом, можно сделать следующие выводы.

  1. Понятия «речевой поступок» и «речевое действие» как явления речевой деятельности представляют собой мотивированные и целенаправленные высказывания, однако они имеют ряд отличий:

- во-первых, основой речевого поступка является нравственная составляющая, что было доказано в результате лексико-семантического анализа слов «поступок» и «действие»;

-  во-вторых, РП всегда совершается в кризисной ситуации общения, требующей от участника коммуникации определённого решения проблемы,  следовательно, речевой поступок – потенциальное средство и способ решения  нравственной проблемы;

- в-третьих, речевой поступок – всегда сознательно, намеренно совершаемый акт, цель которого воздействие на самого себя и / или партнёра, влияние на взаимоотношения коммуникантов (конструктивные или деструктивные); 

- в-четвёртых, а) адресант, совершающий речевой поступок, возлагает на себя ответственность за произносимое (или написанное) речевое высказывание / текст, б) совершающий речевые действия может быть индифферентен к результату собственных речевых действий: «говорящий, в чью обязанность входит предлагать информацию, инструкцию или советы, может выполнять это с явным безразличием к тому, воспринята ли его информация, выполнены ли его инструкции, воспользовались ли его советом» (П.Ф. Стросон). Заметим, что последнее не может относиться к педагогической деятельности учителя вследствие того, что задача педагога как раз и состоит в том, чтобы переданная информация была не только воспринята, но и понята учениками;

-  в-пятых, речевой поступок как результат речевой деятельности всегда предполагает рефлексию (самоанализ, оценку, анализ оценки окружающих) и влияет на формирование личности, так как «в речи мы формулируем мысль, но, формулируя её, мы сплошь и рядом её формируем» (С.Л. Рубинштейн).

  1. Речевой поступок является высказыванием, включающим в себя, как правило, аргументацию (явную – РП эксплицитный и скрытую – РП имплицитный) как способ воздействия на адресата.
  2. Речевой поступок как воздействующее на самого себя и / или партнёра высказывание говорящего соотносится с речевым актом (речевым действием), который  выполняет  три  функции:  иллокутивную,  локутивную  и  перлокутивную.  В этой триаде особое значение для речевого поступка имеет перлокутивная функция РА, так как «перлокуция – воздействие на мысли и чувства аудитории и посредством этого воздействия на дела и поступки людей – это тот аспект речевого акта, которым издавна занималась риторика» (И.М. Кобозева).

Изучение речевого поступка как наиболее яркого проявления нравственной стороны речевого поведения личности невозможно без обращения к речевым жанрам (§ 4.2), так как наша речь «отливается» в речевых жанрах, «относительно устойчивых типах высказываний» (М.М. Бахтин). В настоящее время ученые рассматривают РЖ  в разных аспектах: речеведческом (Т.В. Шмелёва и др.), лингвопсихологическом (К.Ф. Седов), системнолингвистическом (М.Ю. Федосюк), стилистическом (М.Н. Кожина), герменевтическом (Г.И. Богин), когнитивном (А.Г. Баранов).

Одна и та же мысль (смысловая наполненность речевого поступка)  может быть представлена в разных речевых жанрах (субжанрах, гипержанрах), в основе которых лежит определённый функционально-смысловой тип и стиль речи. Субжанры способны менять «сюжетные повороты в развитии интеракции» (К.Ф. Седов), «каждый жанр по-своему тематически ориентируется на жизнь, на её события, проблемы и т.д.» (М.М. Бахтин). Следовательно, один и тот же жанр способен «служить» и РД, и РП (например, жанр приветствия); жанр может переходить из стиля в стиль, то есть он не реализуется в каком-то одном стиле (Н.В. Орлова), «одним именем могут обозначаться несколько жанров или разновидностей, и, напротив,  один жанр может иметь ряд наименований» (Т.В. Шмелёва), например, жанр замечание может выражать позитивное (замечание-предупреждение,  замечание-пожелание, замечание-шутка и др.) или негативное (замечание-угроза,  замечание-упрёк и др.) волеизъявление (Е.Н. Суханкина). Есть такие речевые жанры, которые, по сути, уже предопределяют речевой поступок, например: открытое письмо, признание, защита, ультиматум, исповедь, донос, клевета, жалоба и пр.

  Главным критерием нашей классификации речевых жанров, составляющих

По мнению А.В. Волошинова, именно в пифагорейской среде родился термин «калокагатия», сочетающий в себе эстетическое и нравственное начало, гармонию физических и духовных качеств.

 Определяя  понятие  «дискурс»,  за основу мы взяли трактовки, предлагаемые А.К. Михальской (дискурс – это «важнейшая составляющая речевого события, процесс речевого поведения, речевой и невербальный обмен, протекающий в речевой ситуации») и К.Ф. Седовым (дискурс – «объективно существующее вербально-знаковое построение, которое сопровождает процесс социально значимого взаимодействия людей»). 

 Микромораль  регулирует  непосредственные  интеракции  субъектов  («ближних»),  иначе  говоря,  это -  традиционная мораль заповедей, которая «покрывает всё этико-психологическое поле человеческих отношений, мало меняющихся со временем»;  мезомораль – мораль,  «возникающая за пределами индивидуальных интеракций в области отношений сообществ и институтов», например, ответственность политика за общее благо в государстве (заметим, это положение восходит к идее Аристотеля о государственном деятеле);  макромораль подразумевает «ответственность за судьбу всего человечества – включая прошлые и будущие поколения – перед  глобальными вызовами, несущими угрозы человечеству как целому» (А.В. Назарчук, с.24–25).

основу речевого поступка, является вектор этической направленности РП (РП позитивный / РП негативный). Мы выделяем этически организованные и  этически ослабленные речевые жанры . Этически организованные речевые жанры изначально содержат в себе нравственную направленность (позитивного либо негативного характера). Имена этически ослабленных речевых жанров, в сравнении с этически организованными, условно говоря, отражают меньшую силу нравственной направленности, а в некоторых ситуациях вовсе лишены этической составляющей (назовём имена этих РЖ этически безразличными). Так, например, к этически организованным речевым жанрам мы относим комплимент, благодарность, оскорбление и др.;к этически ослабленным – мемуары, письмо, беседу, интервью и др.; к этически безразличным – инструкцию, запрос и др.

Ценностная ориентация речевых поступков в этически организованных и этически ослабленных речевых жанрах может квалифицироваться по-разному, например: этически ослабленный жанр письма как РП может быть письмом-признанием (позитивный РП) либо письмом-угрозой (негативный РП); гипержанр разговор может состоять из таких этически организованных субжанров, как приветствие, комплимент, флирт. В то же время в группе этически организованных речевых жанров также могут произойти изменения, касающиеся позитивной и негативной оценки; так, например, совет или шутка в зависимости от интенции говорящего, отношений автора и адресата, условий общения, интонационного оформления высказывания может являть собой негативный речевой поступок. «Речевые жанры, – пишет  М.М. Бахтин, – вообще довольно легко поддаются акцентуации, печальное слово можно сделать шутливо-весёлым, но в результате получается нечто новое (например, жанр шутливой эпитафии)».

Однако подобная «метаморфоза» затруднена с этически организованными РЖ, оказывающими отрицательное воздействие на адресата. Так,  жанр клевета занимает статичную позицию как в бытовом общении, так и в судопроизводстве; правда, в отличие от него (РЖ клевета), жанр осуждение (в сфере юриспруденции – уголовное осуждение) можно квалифицировать как этически безразличный профессиональный РЖ.

Для нас крайне важна ситуация общения, или сфера общения, которая во многом определяет, как адресант будет действовать.

Этический и этикетный аспекты общения привлекают внимание исследователей различных областей знания: лингвистики (А.Г. Балакай, В.И. Гвазава, В.Е. Гольдин, Н.М. Дмитриева, Э.Д. Доржиева, В.И. Карасик, А.В. Кузнецов, О.А. Луцева, И.А. Стернин,  Н.И. Формановская, А.Д. Шмелёв и др.); философии (Н.В. Голик, Ф.Г. Майленова, В.И. Сафьянов и др.); психологии (М.И. Воловикова, Д.В. Малюгин и др.); педагогики (Н.Е. Богуславская, Н.В. Ершова, А.С. Киселёва, О.Ф. Коробкова, Н.А. Купина, С.И. Львова, Е.Н. Суханкина, С.В. Толкач, О.В. Филиппова и др.); социологии (Н.Г.  Денисова, Н.С. Загорская, О.В. Зуева,  К.М. Кантеева, В.В. Соколов и др.).

В речевом поступке категория вежливости играет особую роль (§ 4.3), так как иллокутивная сила вежливого коммуникативного акта позволяет снять агрессию собеседника и способствует позитивному взаимодействию партнёров по общению. Как известно, жанры речевого этикета (тематически специализированные РЖ) относятся к фатическому общению, которое традиционно предполагает установление и поддержание контакта с собеседником, жанры фатического общения выступают как «форма презентации языковой личности» (В.Б. Черник). Так, искренние комплимент, признание (в любви, дружбе), благодарность и пр. являются позитивным речевым поступком  (РП+), а манипулятивная вежливость (например, лесть) – пример негативного речевого поступка (РП–), несмотря на то что адресантом совершаются этикетные речевые действия. В то же время неэтикетные, эмоциональные речевые действия в кризисной, критической ситуации общения (предупреждение, запрещение, уговоры и др.) могут быть позитивным речевым поступком  (РП+). Иначе говоря, вектор качества речевого поступка (положительный РП или отрицательный РП)  нередко не зависит от «этикетности» речевых действий говорящего. Агрессивное же речевое поведение (угроза, обвинение, ссора и т.п.) является  неэтикетным негативным речевым поступком (РП–). Особую роль в речевом поступке играют интонация и тональность общения, которые предопределяют позитивный либо негативный результат РП, поэтому необходимо целенаправленно обучать школьников и студентов коммуникативно-этическим нормам и «коммуникативной тональности» (Е.П. Захарова).

В главе 5 «Виды речевых поступков» выделяются и описываются виды речевых поступков (§ 5.1 – 5.4). Основаниями для определения вида РП были следующие:  способ воплощения РП,  способ обращения адресанта к адресату, средства речевого оформления РП, степень подготовки адресанта, шкала нравственной оценки РП.

Итак, в зависимости от способа воплощения речевые поступки могут быть реальными  (этап реализации речевой деятельности), когда РП реализуется во внешней речи, в говорении, и ментальными,когда РП остаётся на уровне внутренней речи, не переходя в «реальное, обозримое высказывание» (М.М. Бахтин). 

Ментальный речевой поступок являет собой нравственные размышления человека на уровне внутренней речи о том, что и как сказать в кризисной ситуации в предполагаемом будущем, а также оценку, анализ прошлого: анализ собственного речевого поведения (самообвинение и самообличение либо самоуспокоение и самоубеждение и т.п.) и оценку речевого поступка другого. В основе ментального речевого поступка лежит нравственная категория совесть.

Однако нередко наши помыслы, интенции остаются нереализованными. Назовём основные факторы, препятствующие переходу ментального речевого поступка в реальный.

Фактор субъекта. Нерешительность, неуверенность, страх и т.п., а также стремление контролировать собственные эмоции не позволяют адресанту совершить реальный речевой поступок.

Фактор своевременности. Субъект осознаёт, что его намерения будут бессмысленны, так как потеряли свою воздействующую силу. Однако заметим, для ментального речевого поступка само зарождение поступка-мысли, диалог с совестью – это уже  поступок человека, стремящегося прийти к внутренней гармонии.  

Фактор случая. Внутренняя речь, отражающая нравственную позицию адресанта, не может быть реализована в силу объективных либо субъективных обстоятельств (отсутствие условий, позволяющих достичь положительного результата).

Фактор объекта. Адресант предполагает, что его коммуникативные намерения не будут восприняты адекватно, и это препятствует переходу ментального речевого поступка в реальный.

Итак, можно заключить, что диалог голоса совести и голоса субъекта приводит либо не приводит ментальный речевой поступок в «обозримое высказывание» в силу наличия / отсутствия одного из факторов, влияющих на реализацию коммуникативного намерения адресанта.

По способу обращения к адресату коммуникативное намерение совершающего РП может быть выражено прямо (прямой РП), когда говорящий обращается непосредственно к тому, на кого хочет повлиять, либо косвенно (косвенный РП), если говорящий в присутствии истинного адресата обращается к другому человеку, при этом имея в виду того, кто на самом деле является объектом его речевых действий.

Воплощая свой замысел на уровне речевого оформления, коммуникант может по-разному реализовывать свои речевые действия. Поэтому в зависимости от  того, какие языковые средства им используются, какой способ выражения мысли он избирает, речевой поступок  может быть  имплицитным, то есть коммуникант завуалированно выражает свою мысль, и эксплицитным – с недвусмысленно выраженной мыслью говорящего (пишущего).

Степень подготовки адресанта тоже может быть разной, поэтому речевой поступок может быть прогнозируемым, к которому адресант заранее готовится,  и непрогнозируемым, когда РП совершается без предварительной подготовки, спонтанно.

Речевые поступки, как мы отмечали, отражают представления говорящего (пишущего) о нормах морали, нравственности, поэтому они могут быть как позитивными, так и негативными. Правда, определение качества РП – процесс сложный и деликатный: возможно, с точки зрения одного участника коммуникации, РП – позитивный, с точки зрения другого – негативный.

Приведём в качестве иллюстрации коммуникативные стратегию и тактику речевого поведения говорящего, выраженного в РП позитивном и негативном, в ситуации отрицательного отношения к действию или высказыванию партнёра (табл. 1).

 Таблица 1

Характеристика коммуникативных стратегии и тактики говорящего в ситуации

отрицательного отношения к действию (высказыванию) партнёра

Мотивация РП говорящего

Отрицательное отношение к действию

или высказыванию участника коммуникативной ситуации

Позитивный РП

Негативный РП

Коммуникативная стратегия

Установка на согласие,

гармонизирующий диалог

Отсутствие установки на согласие, гармонизирующий диалог

Коммуникативная тактика

(языковые средства, речевой жанр)

Некатегоричные формы замечания, несогласия; совет; возражение под видом согласия и т.п. Использование прецедентных текстов, имплицитных высказываний с установкой на паритетность, включение в высказывания модальных  конструкций  (формы условного наклонения глаголов, конструкции с отрицанием «не» и др.), модальных слов и частиц и др. 

Категоричные императивные формы  возражения, запрета, опровержения, осуждения; оскорбление т.п. Использование конструкций, включающих в свой состав предикаты «молчать», «прекратить», «перестать», «сметь» и др., эксплицитное отрицание «нет», «не», конструкции с формами глагола «врать», нечленимыми предложениями, содержащими отрицательную оценку и др.

Невербальные средства

Использование оптимальных невербальных средств, создающих ситуацию психологического комфорта.

Использование невербальных средств, создающих ситуацию психологического дискомфорта.

Создавая любое высказывание, субъект непременно ориентируется в ситуации, поэтому  в зависимости от сферы и обстановки общения речевой поступок может быть официальным или неофициальным (частным), в зависимости от речевой формы – устным  либо  письменным  РП,  в  зависимости  от  вида  речи  – РП-монолог  или  РП в форме диалога (вопрос, ответ адресата рождает новые проблемы  нравственного характера и возникает необходимость их решения), также возможен речевой поступок, сочетающий в себе как диалогическую, так и монологическую формы речи.

Таким образом, многоаспектный (философский, психологический, речеведческий) анализ речевого поступка позволил прийти к заключению, что РП прежде всего отражает нравственную сторону речевого поведения человека и его духовно-нравственные взгляды. Именно речевые поступки (различные виды РП), реализуемые в разных речевых жанрах, способствуют созданию гармонизирующего диалога коммуникантов. Следовательно, обращение к речевому поступку на разных ступенях риторического образования, по нашему мнению, может оказывать существенное влияние на коммуникативно-нравственное развитие личности. Рассмотрение этой проблемы в системе риторического (и  педагогического) образования является особенно актуальным.

В части III «Речевой поступок как средство коммуникативно-нравственного развития личности: методический аспект» исследуется пороговый уровень осознания студентами значимости речевого поступка  в коммуникативно-нравственном развитии личности, приводятся результаты констатирующего эксперимента; предлагается программа опытного обучения.

В главе 6 «Уровень осознания будущими учителями роли речевого поступка в коммуникативно-нравственном развитии личности» описаны цель, содержание и этапы констатирующего эксперимента.

Цель констатирующего эксперимента сводилась прежде всего к тому, чтобы определить пороговый уровень осознания студентами значимости речевого поступка в коммуникативно-нравственном развитии личности и роли РП в педагогическом общении. Поставленная цель требовала решения следующих задач: 1) выявить знания студентов о речевом поступке как риторической категории, отражающей коммуникативно-нравственную сторону речевого поведения; 2) выяснить, насколько студенты осознают значимость речевого поступка в профессиональном общении; 3) установить пороговый уровень умений будущих учителей решать педагогические коммуникативно-нравственные задачи.

В констатирующем эксперименте участвовали 422 студента (286 студентов филологического факультета,  80 студентов исторического факультета, 56 студентов факультета дошкольной педагогики и психологии МПГУ) и преподаватели курсов «Риторика», «Русский язык и культура речи» Московского педагогического государственного университета (Н.Г. Грудцына, Л.В. Салькова, Л.Е. Тумина, Л.С. Якушина и автор исследования), 154 учителя.  Констатирующий эксперимент проводился в 2001–2002, 2002–2003, 2003–2004, 2004–2005, 2007–2008, 2008–2009 учебных годах в два этапа.

На первом этапе решались первая и вторая задачи эксперимента. В ходе этого этапа были проведены констатирующие срезы знаний и умений студентов (анкеты, тестовые задания), которые позволили выявить представление студентов о речевом поступке, а также установить, насколько важен для них нравственный аспект риторического образования и насколько значимым для будущих учителей является роль речевого поступка в различных ситуациях общения. 

Второй этап эксперимента позволил определить пороговый уровень умений (аналитического и конструктивного характера), связанных с анализом коммуникативных ситуаций, в основе которых имел или не имел место речевой поступок, и решением педагогических коммуникативно-нравственных задач.

Коммуникативно-нравственная задача (КНЗ) – это проблемная ситуация речевого общения нравственного характера, содержащая установку на поиск или выбор предлагаемых вариантов решения. 

Приведём пример коммуникативно-нравственных задач, адресованных студентам.

Прочитайте фрагмент повести Ф. Вигдоровой «Мой класс» и  представьте себе, что Вы оказались на месте учителя.  Какой будет Ваша реакция на действия ученика? Запишите вариант своего  речевого поведения.  

«…Я вспомнила поразивший меня когда-то случай. Это было ещё во время войны. В школе, где я проходила педагогическую практику, в четвёртом классе один мальчуган, паясничая и кривляясь, выкрикивал ?Хайль!? в подражание какому-то персонажу из фильма ?Похождения бравого солдата Швейка?. Остальных это ненавистное словечко раздражало, они просили мальчика перестать, но он никак не мог угомониться. Войдя в класс, преподавательница услышала это…».

Я бы сказал(а): …

Реакция на поведение ученика у студентов в основном сводилась к категоричному замечанию, требованию, обвинению (41%), например: «Ты что, забыл, в какой стране ты живешь?! Ты сейчас выкрикиваешь лозунг фашистов! Успокойся и сядь!»; «Что ты раскричался? Хватит! Садись на место! Пора урок начинать»;  «Здравствуйте, дети! Только что вы были свидетелями неприемлемого поведения для хорошего ученика. Давайте это обсудим»; «Если вам так нравится это выражение, то употребляйте его за пределами школы. Здесь я чтоб этого не слышала!»; «Так, ребята, садимся по местам! А ты, Ваня, встань к доске, чтобы на тебя посмотрел весь класс».

Отметим, что все анкеты и задания предлагались студентам поэтапно, серийно в два этапа. Первый этап констатирующего эксперимента проходил с 2001 г. по 2005 г.,  второй этап – с 2007 г. по 2009 г., что позволило нам получить достаточно полное и объективное представление о том, какое место отводят современные студенты нравственным качествам человека, выступающего публично (7% респондентов обратили внимание на нравственные качества личности оратора); оценивают ли они своё речевое поведение с точки зрения нравственности (52% студентов оценивают часто, всегда – 14%, редко – 21%, 13%  – никогда); чему будут учить школьников, если станут преподавателями риторики (21%  респондентов обратили внимание на развитие культуры общения школьников, и только 3 из них отметили, что будут воспитывать у своих учеников доброту и искренность); каким будет их речевое поведение в критических педагогических ситуациях общения, и вследствие этого выяснить отношение будущих педагогов к речевому поступку как средству коммуникативно-нравственого развития личности.

Анализ результатов констатирующего эксперимента показал, что студенты в целом имеют представление о речевом поступке как составляющей  речевого поведения, однако не воспринимают РП как важнейшее средство эффективного взаимодействия коммуникантов, в том числе педагогического общения. Так, многие респонденты высказывали мысль о том, что в речевом поведении прежде всего актуальны умения личности грамотно строить высказывание, владение всеми видами речевой деятельности, что, безусловно, важно, однако на речевом поступке как речевом явлении, способном повлиять на характер, тональность общения, акцента сделано не было.

В главе 7 «Методика развития у студентов осознания значимости речевого поступка как средства создания эффективного общения» представляются исходные положения методической системы опытного обучения, предлагаются варианты программ опытно-экспериментальной работы, описывается её ход, приводятся результаты  обучающего эксперимента (§ 7.1 – 7.4). 

В основу разработки системы опытного обучения положены результаты исследований в области философии, культурологии, общей и частной риторики, риторики общения, психологии, педагогики, прагмалингвистики, психолингвистики, теории речевых жанров, методики развития речи, а также данные констатирующего и поискового экспериментов. В частности, методическая система опытного обучения базируется на следующих принципах:

  • связь обучения с жизнью,принцип практической направленности, являющийся определяющим в системе опытного обучения;
  • принцип личностно ориентированного подхода, основанный на идеях гуманистической педагогики и психологии, философской и педагогической антропологии (в частности, индивидуализация, «психологическая комфортность» (А.А. Леонтьев), диалогичность учебно-воспитательного процесса);
  • принцип  вариативности, обусловленный личностно ориентированным подходом и позволяющий варьировать содержание программ, методы и формы работы с учётом адресата, оставляя при этом в основе своей «ядро» обязательной информации;
  • принцип  преемственности, реализующий последовательность решения цепи учебных и воспитательных целей и задач в процессе риторического образования, переходящих друг в друга и обеспечивающих постоянное прогрессивное движение (объективное и субъективное) учащихся и выпускников учебного заведения;
  • принцип перспективности, основанный на коммуникативно-нравственных максимах с учётом как будущей профессиональной, так и коммуникативно-бытовой деятельности обучаемых и соответствующий задачам развития и совершенствования речевой личности;
  • принцип историзма, предполагающий включение в процесс обучения историко-научных сведений об изучаемом явлении,  знакомство с конкретными историческими персоналиями в области риторического, педагогического, дидактического учения и т.д.;
  • принцип единства обучения и развития, реализующийся  в специально отобранном дидактическом материале, иллюстрирующем примеры как позитивных, так и негативных речевых поступков, речевого поведения коммуниканта (соответствующие тексты и видеозаписи), и представленный в разработанных методиках, обеспечивающих развитие и совершенствование субъективных способностей обучаемых (особые приёмы организации диалоговых отношений, специальные тестовые и тренинговые задания, коммуникативно-нравственные задачи, система аналитических и аналитико-творческих заданий на основе художественных  и  публицистических  текстов,  выпусков телепередач, фрагментов художественных фильмов). 

Разработка программы и методики экспериментального обучения студентов осуществлялась в два этапа. 

На первом этапе поискового обучающего эксперимента (2001–2005) на филологическом (I – II/III курсы), историческом (II курс) факультетах и факультете дошкольной педагогики и психологии МПГУ (I курс дневного отделения и III  курс вечернего отделения) в курсы «Русский язык и культура речи» и «Риторика» рассредоточенно включались теоретическая информация о речевом поступке как средстве создания оптимального педагогического взаимодействия педагога и учащихся и варианты заданий,  коммуникативно-нравственных задач. Студенты IV курса вечернего отделения факультета дошкольной педагогики и психологии, записавшиеся в 2001–2002 учебном году в качестве слушателей специального курса «Роль педагога ДОУ в коммуникативно-нравственном развитии старших дошкольников», впоследствии составили экспериментальную группу (14 человек).

Проведённые констатирующие срезы и разведывательный эксперимент позволили уточнить перечень коммуникативных умений, необходимых для более осознанного отношения будущих учителей к слову и создания условий для эффективного педагогического общения.  Это умения:

- отличать речевой поступок от речевого действия (на уровне письменного текста, устного высказывания);

- оценивать собственные и чужие речевые поступки, адекватно соотносить коммуникативное намерение адресанта с условиями речевой ситуации;

- анализировать речевые поступки на материале различных текстов (устные, письменные; художественные, публицистические) и определять вид РП (реальный / ментальный, имплицитный / эксплицитный, прямой / косвенный, позитивный / негативный, прогнозируемый / непрогнозируемый) и его жанр; 

- эффективно решать педагогические коммуникативно-нравственные задачи, обращаясь к разным видам речевого поступка с учётом уместности, целесообразности используемых речевых средств и условий конкретной педагогической ситуации;

- отбирать дидактический материал (письменные тексты, аудио- и видеозаписи), основой которого является речевой поступок, и  видеть потенциальные методические возможности включения его (дидактического материала)  в урок;

- реализовывать речевые поступки в различных коммуникативных ситуациях с опорой на оптимальные речевые жанры, в том числе жанры речевого этикета.

В ходе начального этапа поискового эксперимента было установлено, что

- студенты заинтересованно воспринимают информацию, связанную с вопросами реализации речевого поступка в педагогическом и повседневном общении;

- от 12 до 20,3% студентов (в зависимости от факультета и серии эксперимента) пытаются выявить отличительные особенности речевого поступка, однако большинство РП и РД не различают, не делают акцента на нравственной составляющей речевого поступка;

- от 62,2  до 76,8%  студентов затрудняются в отборе и анализе текстов, содержащих (или не содержащих) ситуации с речевым поступком участников общения;

- решение коммуникативно-нравственных задач вызывает у студентов вопросы, связанные с выбором оптимального речевого жанра.

Нами были подготовлены два варианта программы опытного обучения: рассредоточенный и блоковый. Апробация первого варианта обучающей программы способствовала появлению у студентов желания глубже рассмотреть проблему речевого поступка в педагогическом общении, что впоследствии привело к разработке специальных курсов. Это и явилось началом второго этапа поискового эксперимента (2005–2009), в котором участвовали студенты филологического факультета (II и Vкурсы) и студенты факультета дошкольной педагогики и психологии (IV курс). В этот же период были разработаны программы элективных курсов для магистрантов филологического факультета V курса «Риторика и этика» (всего 14 студентов, которых мы отнесли в экспериментальную группу) и для магистрантов VI курса «Школьная риторика».

Представим в схеме ключевые, приоритетные вопросы разработанных программ, отличающие одну программу от другой (схема 2).

Схема 2

Содержательное ядро и ключевые вопросы программ

коммуникативно-нравственной направленности

Необходимость разработки второго варианта программы опытного обучения, в котором информация о РП представлена отдельным разделом, включённым в общую стандартную программу курса «Риторика», была вызвана следующими причинами: во-первых, многие затруднения, возникающие у студентов, связаны с тем, что предлагаемая информация носила фрагментарный характер, и поэтому требовалось больше времени для её восстановления; во-вторых, отсутствие у студентов возможности сосредоточенно погружаться в изучение вопросов о РП препятствовало их психологическому настрою для произнесения подготовленных речей (речевых поступков). 

Блоковый вариант программы (вариант II) отличался от рассредоточенного тем, что вся информация опытного обучения была представлена комплексно на трёх занятиях (6 аудиторных часов), которые мы проводили после рассмотрения  темы «Говорение как вид речевой деятельности» перед изучением темы «Публичная речь». Основанием для  выбора именно этого места включения в общий курс риторики послужило следующее: во-первых, студенты уже имеют информацию о коммуникативной ситуации, видах общения, видах речевой деятельности (слушание, чтение, говорение); во-вторых, обращение сначала к специфике речевого поступка и лишь потом к вопросам публичной речи, по нашему предположению, будет содействовать более осознанному выбору тем для публичного выступления и большей ответственности к произносимому слову; в-третьих, студенты уже владеют определёнными умениями вступать в диалог, высказывать своё мнение.

Таким образом, предшествующий опыт будет способствовать созданию более комфортной психологической ситуации для реализации речевого поступка в искусственно созданных условиях. 

Представим в таблице 2 этот вариант программы опытного обучения.

Таблица 2

Вариант II

Программа  блокового включения изучаемой проблемы в курс «Риторика»

(II курс филологического факультета, 6 часов)

Часы

Тема

 Знания

Нравственная

направленность

Коммуникативная направленность

Виды и формы работы

1

Речевой поступок как риторическая категория. Философские основы речевого поступка.

Отличия речевого действия (РД) от речевого поступка (РП). Определение РП.

Помочь осознать студентам, что речевой поступок является «клеточкой нравственной деятельности».

Умение отличать речевой поступок от речевого действия. Умение анализировать тексты  с точки зрения  наличия / отсутствия РП.

Тестирование.

Анализ и сравнение текстов (речевого поведения коммуникантов).

1

Виды речевых поступков.

Имплицитный

и эксплицитный РП, прямой

и косвенный РП, реальный и ментальный РП.

Развивать у студентов «нравственную зоркость» и внимательное отношение к собеседнику.

Умение  адекватно соотносить коммуникативное намерение адресанта с условиями речевой ситуации. Умение отбирать дидактический материал с РП.

Просмотр и анализ видеофрагментов. Отбор

и анализ текстов художественных произведений, содержащих РП.

Окончание табл. 2

Часы

Тема

Знания

Нравственная

направленность

Коммуникативная направленность

Виды и формы работы

2

Речевой поступок учителя как основа гармонизирующего общения.

Этически организованные

и этически ослабленные жанры педагогического общения. Позитивный и негативный РП.  РП и РЖ, РП

и РЭ.

Развивать ответственное отношение к слову.

Умение анализировать речевые поступки на материале различных текстов и определять вид и жанр РП. Умение эффективно решать педагогические коммуникативно-нравственные задачи.

Анализ коммуникативно-нравственных педагогических задач.

2

Подготовка высказывания, произнесение

и его анализ.

Прогнозируемый и непрогнозируемый РП

Способствовать развитию желания выражать собственную нравственную позицию.

Умение оценивать собственные и чужие речевые поступки.

Видеозапись РП студентов на тему: «Не могу молчать!»

В опытном обучении использовались следующие методы и приёмы: 1) методы теоретические: слово преподавателя, беседа;2) методы теоретико-практические: а) риторический анализ, включающий  анализ конкретных ситуаций, в основе которых лежали типичные ситуации педагогического общения. Данный метод применялся нами для иллюстрации (демонстрации) определённого вида речевого поступка; б) решение риторических задач, целью которого является анализ конкретных коммуникативно-нравственных задач, определение мотивов кризисных ситуаций и нахождение возможных  оптимальных вариантов их решения;в) анализ записанных на видеокамеру выступлений студентов; 3) методы практические: публичное выступление, создание текстов различных жанров в зависимости от условий коммуникативной ситуации.

В качестве дидактического материала для решения задач опытного обучения использовались прежде всего тексты:

- высказывания известных учёных, мыслителей, общественных деятелей, анализ которых способствовал более глубокому и точному раскрытию изучаемых теоретических понятий (Аристотель, М.М. Бахтин, Д.С. Лихачёв и др.);

- фрагменты текстов художественных, публицистических произведений, позволяющих сделать акцент на важных изучаемых положениях и создать особую эмоциональную атмосферу (Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой, А.П. Чехов, Ф. Вигдорова, С. Довлатов и др.);

- фрагменты школьных уроков, воспроизведённые в письменной форме студентами, учителями и автором исследования, позволяющие обратиться к реальным конкретным педагогическим ситуациям;

- фрагменты кинофильмов, демонстрирующие в динамике речевое поведение коммуникантов;

- созданные студентами тексты, которые служили материалом для анализа.

Особое место на занятиях занимали задачи коммуникативно-нравственного характера, в основе которых лежали как реальные педагогические ситуации (наблюдения автора, учителей-практиков, студентов), так и фрагменты художественных произведений (тексты и видеозаписи).

Решение коммуникативно-нравственной задачи включало в себя следующие этапы:

- анализ ситуации общения с точки зрения условий, мотива, цели участников коммуникации, используемых ими вербальных и невербальных средств общения;

- прогнозирование результатов, к которым может привести сложившаяся коммуникативная ситуация;

- выбор оптимального варианта речевого поведения участника(ов) общения (вид речевого поступка, речевой жанр) для решения нравственной проблемы коммуникативной ситуации.

В отличие от задачи цель задания – анализ, оценка этической стороны речевого поведения коммуникантов.

Представим фрагмент студенческой работы, цель которой – анализ речевого поступка героя. Заметим, второкурсница пришла к выводу, что в представленной ситуации речевые поступки совершают и Настасья Филипповна, и Ганя (сцена в квартире Настасьи Филипповны, когда героиня бросает пачку денег в огонь).

?…? Героиня совершает непрогнозируемый РП, так как идея проверить, как будет вести себя Ганя, пришла к ней неожиданно,  после того, как Рогожин сдержал-таки  слово и привёз сто тысяч. После визита Настасьи Филипповны в дом Ганечки, где её оскорбили, она решает в последний раз посмотреть на душу Гани. Речь героини имеет особую воздействующую силу, так как в ней используются такие тропы и фигуры, как  анаэпифора (выражение сто тысяч повторяется неоднократно, чтобы сфокусировать внимание читателя…, усилить эмоциональное напряжение),  синонимический повтор (брошу в камин, в огонь; без перчаток, с голыми руками),  сарказм (Капельку только пальчики обожжёшь, да ведь сто тысяч, подумай! Долго ли выхватить!), обилие риторических восклицаний, которые придают речи особую эмоциональную окраску:  Видишь ты эту пачку, в ней сто тысяч! Вот я её сейчас брошу в камин, в огонь, при всех, все свидетели! (предупреждение, угроза);  А не полезешь, так и сгорит; никого не пущу. Прочь! (ультимативное заявление); Прочь! Все прочь! (приказ); Мои деньги! (императивное утверждение). ?…?

Отметим некоторые особенности опытного обучения студентов по программам элективных курсов. Важным для нас было стимулировать творческую активность будущего учителя, поэтому программа элективных курсов («Проблемы коммуникативно-нравственной культуры учащихся» для студентов II курса и «Речевой поступок в педагогическом общении» для студентов V курса филологического факультета; «Пути развития культуры общения дошкольников»  для студентов IV курса факультета дошкольной педагогики и психологии») как предусматривала обязательное выполнение определённого вида заданий, в частности решение КНЗ, написание курсовых работ, так и предоставляла возможность для выполнения дополнительных, не запланированных программой действий. Например, пятикурсница (Анна М.), работающая в школе, предложила своим восьмиклассникам написать сочинение на тему: «Нужно быть добрым», причём ученики должны были сами поставить нужный знак препинания в формулировке темы (точку, вопросительный или восклицательный знак,  многоточие).

Приведём фрагменты сочинений школьников, которые принесла студентка на одно из занятий (в формулировке большинства тем стояли точка или восклицательный знак; авторские стиль и лексика сохранены).

Нужно быть добрым?

Надо быть добрым в нашем мире или нет? Всё зависит от точки зрения или от ситуации. Я попробую это доказать на примере фильма «Правдивая ложь». <…>

<…> В нашей сегодняшней жизни доброта часто остаётся невостребованной. <…> <…> Всё это доказывает, что добрым надо быть с теми, кто тебе дорог или добр к тебе. Ко  всем остальным надо быть нейтральным или злым, в зависимости от их отношения к тебе.

Нужно быть добрым…

Я очень долго пытался «найти в голове» ответ на этот вопрос, но так и не нашёл его. Друзья, понятие «добрый» очень растяжимое, и ответить на вопрос: нужно ли, стоит ли быть добрым –  однозначно нельзя. <…>  

<…> Добрый человек не имеет привилегий в обществе, и на него, в основном, смотрят как на заядлого оптимиста, который на всё готов смотреть так, как будто всё хорошо было, есть и будет. И он не может трезво смотреть на мир и оценивать его.

 <…> Если говорить обо мне, то я вряд ли отношусь к добрым людям, скорее, я отношусь к людям нейтральным.

Работы учащихся явились основой для спонтанной коммуникативно-нравственной задачи: как поступить учителю в этой ситуации, каким будет его речевой поступок. Пятикурсники предложили такие решения КНЗ: провести дискуссию на тему: «Нужно ли быть добрым?»; посмотреть с учащимися фильм «Правдивая ложь» и проанализировать его; обратиться к собственному жизненному опыту и рассказать, к чему может привести «нейтральное» (безразличное) отношение к другому; поговорить с учениками индивидуально; провести беседу на основе анализа текста, содержащего нравственную проблему, и т.п.     

Оценивая результативность экспериментального обучения студентов, мы руководствовались мнением тех исследователей, которые считают, что оценка человеческого фактора, его эффективности не поддаётся сколько-нибудь адекватному количественному выражению (М.Н. Андрющенко), что критерии оценивания ценностного уровня коммуникативной личности с трудом вычленяются по балльной системе (О.В. Филиппова) . В нашем случае, делая акцент на нравственной стороне речевого поведения, мы выделили три критерия оценки коммуникативно-нравственной культуры личности, которые отражают основные положения гипотезы и перечень формируемых знаний и умений, а именно:

- осознанность применения студентами полученных знаний о речевом поступке в конкретных речевых ситуациях (студент знает особенности РП и осознанно оценивает речевое поведение коммуниканта, осознанно применяет знания и умения при отборе текстов с РП, впоследствии реализует их в учебных коммуникативных ситуациях);  

- способность студентов на первоначальном уровне эффективно решать педагогические коммуникативно-нравственные задачи (студент способен найти оптимальные варианты речевого поведения учителя, используя этически организованные речевые жанры);

- наличие потенциальной готовности будущих выпускников использовать позитивные речевые поступки в реальной профессиональной и повседневной жизни (студент психологически  готов применить в реальной ситуации общения свои знания о РП и умения строить эффективный диалог).

Покажем в таблице 3 перечень коммуникативных умений и критерии оценки их сформированности.

Ю.В. Рождественский, рассматривая общую топику, использует выражения «этически организованный», «этически безразличный».  Кант о законе  говорит – «морально определён», «морально безразличен». А.Ф. Лосев, описывая учение стоиков о "безразличном" и "надлежащем", изложенное Диогеном Лаэрцием, отмечает, что «стоическое безразличное было двух родов – предпочтительное и избегаемое» (Лосев А.Ф. Диоген Лаэрций – историк античной философии // История античной эстетики. Т. V, кн. 2. – М.: Мысль, 2002).

Отметим, что существуют различные методики выявления нравственных ценностей личности, в частности:  методика оценки уровня развития морального сознания (дилеммы Л.Колберга); методика «Как поступать»; методика «Что мы ценим в людях»; методика «Что такое хорошо и что такое плохо» / Диагностика эмоционально-нравственного развития. Ред. и сост. И.Б. Дерманова. – СПб., 2002; Анкеты Г.А. Роговой, В. Лефевра,  М. Эпштейна и др.

Таблица 3

Критерии оценки формируемых коммуникативных умений студентов

п/п

Критерии оценки сформированности  коммуникативных умений

Формируемые коммуникативные умения

1

Осознанность применения полученных знаний о речевом поступке в конкретных речевых ситуациях.

- отличать речевой поступок от речевого действия;

- анализировать речевые поступки на материале различных текстов и определять вид РП, его жанр;

- оценивать собственные и чужие речевые поступки, адекватно соотносить коммуникативные намерения адресанта с условиями речевой ситуации;

- отбирать дидактический материал (письменные тексты, аудио- и видеозаписи), основой которого является речевой поступок;

- реализовывать (применять) речевые поступки в различных коммуникативных ситуациях с опорой на оптимальные речевые жанры, в том числе жанры речевого этикета.

2

Наличие потенциальной готовности будущих выпускников использовать позитивные речевые поступки в реальной профессиональной и повседневной жизни.

- оценивать собственные и чужие речевые поступки, адекватно соотносить коммуникативные намерения адресанта с условиями речевой ситуации;

- реализовывать (применять) речевые поступки в различных коммуникативных ситуациях с опорой на оптимальные речевые жанры, в том числе жанры речевого этикета.

3

Способность на первоначальном уровне эффективно решать педагогические коммуникативно-нравственные задачи.

- оценивать собственные и чужие речевые поступки, адекватно соотносить коммуникативные намерения адресанта с условиями речевой ситуации;

- эффективно решать педагогические коммуникативно-нравственные задачи, обращаясь к разным видам речевого поступка с учётом уместности, целесообразности используемых речевых средств и условий конкретной педагогической ситуации.

Ответы на вопрос, изменилось ли отношение студентов к слову, представим в таблице, сравнив результаты опытного обучения по программе варианта I (рассредоточенная подача материала) и варианта II (блоковое изучение проблемы) (табл. 4).

Таблица 4

Результаты опытного обучения по программам вариантов I и II

Вариант программы опытного обучения,

год завершения курса

                     Отношение к слову

Изменилось

Осталось прежним

Сделан акцент на нравственной стороне высказывания, не исключая умений, связанных с  изучением публичной речи

Нет акцента на нравственной составляющей высказывания, но отмечены  умения, связанные с  изучением публичной речи

Вариант I

2007 г.

(29 студ.)

 

51,7% (15 студ.)

 

41,4 % (12 студ.)

6,9%

(2 студ.)

Вариант II

2010 г.

(42 студ.)

 

78,6 % (33 студ.)

 

9,5% ( 4 студ.)

11,9%

(5 студ.)

Как видно из таблицы, более эффективным является второй вариант программы, уровень осознанности важности нравственного аспекта речи оказался на 26,9%  выше, чем в случае рассредоточенного варианта изучения РП.  Приведём некоторые размышления студентов:

- Семинары, думаю я, стали одним из факторов (очень немаловажным), подействовавшим на моё отношение к Слову и Поступку. Проблема эта интересует меня, и я надеюсь заниматься ею (пусть даже только самостоятельно) и в будущем (Павел Щ.);

- К слову я стала относиться иначе. До поступления в университет я не очень-то задумывалась над тем, что говорю, как слушаю собеседника, как воспринимаются мои речевые действия. Сейчас мой взгляд на этот вопрос в корне изменился. Мы взрослеем, начинаем всё больше задумываться  над своими действиями и поступками, над своей речью. Курс риторики пришёлся очень кстати, он помогал нам изменить, пересмотреть своё отношение к  СЛОВУ. И ещё  я  стала воспринимать слово как педагогическое слово, поступок. Это для меня очень важно, потому что пригодится в будущей профессии (Наталья Ш.);

- Раньше я относилась к слову несколько пренебрежительно: не задумывалась о том, что говорю, как говорю, не задумывалась о последствиях. Сейчас я поняла, что слово – чуть ли не самый важный инструмент в нашей жизни. Оно помогает строить свою жизнь, свою судьбу. Всё, что мы говорим (публичная ли это речь, либо просто малейшее замечание, или комплимент), меняет отношение к нам окружающих, меняет самих нас (Мария Ш.).

Таким образом, можно утверждать, что опытное обучение было эффективным и выдвинутая гипотеза подтвердилась, а именно:

  1. изучение речевого поступка студентами педагогического вуза явилось средством, способствующим осознанности применения студентами полученных знаний о речевом поступке в конкретных речевых ситуациях и коммуникативно-нравственному развитию личности, о чём свидетельствуют результаты обучающего эксперимента по программе варианта II и варианта I:

- от 51,7% (вариант I опытного обучения) до 78,6% (вариант II) студентов осознают важность нравственной составляющей речевого поступка и его воздействующей роли;

- большинство студентов  (более 70%) в своих выступлениях, отборе, анализе текстов и особенно в работах «Мой речевой поступок» продемонстрировали неформальные, искренние размышления о проблемах нравственного характера; получаемые  ими  знания «прошли гуманитарную цензуру в душе автора» (Ю.В. Рождественский);

- около 80% студентов  отличают речевой поступок от речевого действия, что способствовало верному выполнению заданий, связанных с отбором и анализом текстов с РП;

2)  у студентов на первоначальном уровне сформированы умения адекватно оценивать педагогические речевые ситуации и обращаться к таким видам речевого поступка и речевым жанрам, которые способствуют созданию благоприятных условий для взаимодействия коммуникантов. Решая коммуникативно-нравственные  задачи,  студенты  предлагали  оптимальные варианты речевого поведения учителя,  лишь около 5% (вариант II)  и  10% (вариант I)  студентов употребили грубую форму замечания ученику;

3) будущие выпускники потенциально готовы использовать позитивные речевые поступки в реальной профессиональной и повседневной жизни. Об этом можно судить по созданным студентами текстам и устным высказываниям, а также по результатам анкетирования и заинтересованному обсуждению, анализу проблем, связанных с явлением речевого поступка. Студенты выражали свои мысли, намерения, переживания, осознанно варьировали  выбор  речевого поступка в зависимости от того, для какой цели и в какой ситуации, с каким собеседником происходит общение.

Существенную роль в совершенствовании речевой культуры педагога играют и курсы повышения квалификации. О важности и необходимости специального курса (36/72 час.), способствующего совершенствованию коммуникативно-речевой культуры современного учителя, говорят и сами педагоги, которые по завершении занятий (на базе Московского института открытого образования) ответили на вопрос, считают ли они этот курс  актуальным (ответы были анонимными):

- Безусловно, курс актуален, так как учитель должен быть не только образцом во всём, но и источником культуры и духовности, поэтому он должен не только быть её пропагандистом, но и  обладать ею.

- Каждый учитель должен постоянно пополнять свои знания и совершенствоваться. Умение строить эффективное общение важно как в школе, так и в повседневной жизни.

 -  Речь учителя носит воспитательный характер, и то, как мы, учителя, будем говорить с учениками, общаться с ними, наложит отпечаток и на школьников.

- Считаю, что тема курсов очень актуальна. Речевая культура в настоящее время оставляет желать лучшего, а учитель – образец для ученика, а значит, его речевая культура отражается в речи учащихся.

Полученные результаты отражают ведущую идею исследованияв системе риторического образования речевой поступок есть фактор, определяющий коммуникативно-нравственное развитие личности

Следует, однако, заметить, что предвидеть и предсказать, каким будет поведение будущего или работающего учителя в разнообразных реальных ситуациях педагогического общения, разумеется, нелегко. Но многочисленные высказывания студентов и учителей (устные и письменные), данные анкетирования, диалоги по электронной почте вселяют в нас надежду, что проведённая совместная деятельность в будущем поможет студентам достойно и эффективно решать проблемы речевого взаимодействия учителя и ученика. 

В  заключении  подведены итоги исследования, сделаны выводы о доказанности  предложенной  гипотезы,  намечены  перспективы  дальнейшего изучения поставленных проблем.

Обобщение результатов диссертационного исследования позволило сделать следующие итоговые выводы.

  1. Разработанная теоретико-методическая концепция речевого поступка способна влиять на коммуникативно-нравственное развитие и совершенствование личности в системе риторического образования безотносительно к профессиональной направленности и этапам её развития.
  2. Осознание будущими педагогами роли речевых поступков в профессиональной деятельности и повседневном общении, сущности базовых категорий РП (совесть, добро / зло) способствует более осмысленному использованию речевых средств и выбору соответствующего речевого жанра, определяющего качество речевого поступка в разнообразных ситуациях педагогического общения, а также позволяет конструктивно решать проблемные ситуации общения.
  3. Методика воспитания добродетели («этической дидактики», по И. Канту) должна носить не фрагментарный, а систематический характер – это положение лежит в основе коммуникативно-нравственного развития личности в системе риторического образования:  предшкольное образование – школа – среднее профессиональное образование – высшее учебное образование – последипломное образование. Необходимо также учитывать междисциплинарные связи, прежде всего гуманитарной направленности.
  4. Для реализации программы риторического образования необходима профессиональная подготовка преподавателей риторики, школьной и вузовской. Духовно-нравственное воспитание возможно только в том случае, если учащийся будет видеть перед собой образ такого преподавателя, учителя, воспитателя, который может стать примером для подражания. Не случайно в «Концепции духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России»  говорится, что «никакие воспитательные программы не будут эффективны, если педагог не являет собой всегда главный для обучающихся пример нравственного и гражданского личностного поведения», что «нравственность учителя, моральные нормы, которыми он руководствуется в своей профессиональной деятельности и жизни, его отношение к своему педагогическому труду, к ученикам, коллегам –  всё это имеет первостепенное значение для духовно-нравственного развития и воспитания» подрастающего поколения.

Перспективы дальнейшего рассмотрения поставленных проблем могут быть следующими: изучение коммуникативно-нравственного развития учащихся на разных ступенях образовательной системы; углублённое изучение РП личности в различных сферах профессиональной деятельности; классификация и описание этически организованных (этически ослабленных) РЖ; исследование РП с позиции скрытых возможностей индивидуума и прогнозирования его РП; разработка программ интегрированных курсов, ориентированных на коммуникативно-нравственное развитие личности будущего учителя, и др.

Основное  содержание  диссертации  отражено  в  следующих  публикациях.

Монографии и коллективные монографии

  1. Курцева, З.И. Речевой поступок в педагогическом общении / З.И. Курцева. –  М.:  Баласс, 2010. –  224 с. 15,8 п.л.
  2. Курцева,  З.И.  Коммуникативно-нравственное  развитие  учащихся  в системе риторического образования / З.И. Курцева. –  М.: МИОО, 2007. – 128 с. 8,0 п.л.
  3. Курцева, З.И. Голос совести и ментальный речевой поступок / П.Ф. Ивченков, А.С. Киселёва, З.И.  Курцева // Школа профессора Т.А. Ладыженской. Коллективная монография / Под ред. Н.А. Ипполитовой, З.И. Курцевой, Ю.В. Щербининой – М.: «Прометей», МПГУ, 2005. – С. 39-47. 0,6 п.л. 
  4.  Курцева, З.И. Речевой поступок – привилегия личности / М.Р. Савова, О.Ю. Князева, З.И.  Курцева и др. // Школа профессора Т.А. Ладыженской. Коллективная монография. Выпуск II / Под ред. Н.А. Ипполитовой, З.И. Курцевой. – М.: Баласс, 2010. – С.19-25. 0,5 п.л. 
  5.  Курцева, З.И. Совершенствование речевой культуры учителя / Л.В. Костюков, А.А. Кунарёв, З.И.  Курцева и др. // Филологическая наука и школа: диалог и сотрудничество. Коллективная монография по материалам научно-методической конференции. – М.: МИОО, 2009. – С. 133-139. 0,5 п.л.
  6.  Курцева, З.И. Роль риторики в коммуникативно-нравственном развитии учащихся / А.К. Михальская, С.В. Меньшенина, З.И.  Курцева и др. // Культура речи сегодня: теория и практика: коллективная монография / сост. Дмитриевская Л.Н. – М.: МИОО, 2009. – С. 83-90. 0,6 п.л.
  7.  Курцева, З.И. Эвфемия в речи современных студентов – иллюзия или реальность? / Г.В. Александрова, Л.Г. Антонова, З.И.  Курцева и др. // Современная риторика: в круге идей. Коллективная монография / Под ред. Ю.В. Щербининой. – М.: АВК-Групп, 2010. – С. 85-90. 0,5 п.л.

Учебные и учебно-методические пособия

  1. Курцева, З.И. Речевой поступок в педагогическом общении: Раздел учебника / З.С. Смелкова, Т.А. Ладыженская, З.И. Курцева и др. //  Риторика: учеб. / Под. ред. Н.А. Ипполитовой – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. – С. 230-247. 1,1 п.л.
  2.  Курцева, З.И. Риторика и этика: Раздел практикума / З.С. Зюкина, Н.А. Ипполитова, З.И. Курцева и др. //  Педагогическая риторика: Практикум / Под общей редакцией Н.А. Ипполитовой. – М.: ООО «Агентство «КРПА» «Олимп», 2003. – С. 382-396. 1,0 п.л.
  3. Курцева, З.И. Ты – словечко, я – словечко… Пособие по риторике для дошкольников 5-6 лет / Под ред. Т.А. Ладыженской / З.И. Курцева. –  М.: Баласс, 2004. –  64 с. 4,0 п.л.
  4. Курцева,  З.И. Ты – словечко, я – словечко… (Варианты занятий по дошкольной риторике с теоретическим комментарием) / З.И. Курцева. – М.: Баласс,  2001. –  94 с. 6,0 п.л.
  5. Курцева, З.И. Древняя и современная риторика: Раздел учебника; задания рубрики «Наедине с собой» / Т.А. Ладыженская, Н.В. Ладыженская, З.И. Курцева и др. //  Риторика. 10 класс: Учебное пособие для общеобразовательной школы / Под ред. Т.А. Ладыженской. – Изд. 2-е, доп. и перераб.  – М.: Баласс, Ювента, 2005. – С. 10-30; 17, 22, 24, 37, 51, 70, 154, 155, 172, 182. 2,0 п.л.
  6. Курцева, З.И. Древняя и современная риторика;  Познай самого себя: Разделы методических рекомендаций / Т.А. Ладыженская, Н.В. Ладыженская, З.И. Курцева и др. // Риторика: 10 класс: Методические рекомендации / Под ред. Т.А. Ладыженской. –  М.: Изд. Дом «С-инфо»: Изд-во «Баласс», 2002.  – С. 15-18; 26-38. 1,0 п.л.
  7. Курцева, З.И. «Наедине с собой»: Раздел учебника / Т.А. Ладыженская, Л.Г. Антонова, З.И. Курцева и др. // Риторика. 11 класс: Учебное пособие для общеобразовательной школы / Под ред. Т.А.Ладыженской. – М.: Издательство «Ювента»; Издательство «Баласс», 2004. – С. 10, 16, 19-20, 26, 51-52, 77, 87, 95-96, 103, 112, 138, 191. 0,8 п.л.
  8. Курцева, З.И. Наедине с собой / Т.А. Ладыженская, Л.Г. Антонова, З.И.  Курцева и др. // Риторика. 11 класс: Методические рекомендации / Под ред. Т.А. Ладыженской. – М.: Издательство «Ювента»; Издательство «Баласс»,  2004. –  С. 8-9. 0,4 п.л.
  9. Курцева, З.И. Загадки трех «К»: Раздел учебника / Т.А. Ладыженская, Н.А. Ипполитова, З.И.  Курцева и др. // Риторика: 9 класс: Учебное пособие для общеобразовательной школы / Под ред. Т.А. Ладыженской. Изд.2-е, перераб. – М.: «Баласс», «Ювента», 2005. – С. 26-39. 0,9 п.л.
  10.  Курцева, З.И. Загадки трех «К»: Методические рекомендации / Т.А. Ладыженская, Н.А. Ипполитова, З.И.  Курцева и др. // Риторика: 9 класс: Методические рекомендации / Под ред. Т.А. Ладыженской – М.: Изд. Дом «С-инфо»: Изд-во «Баласс», 1999. – С. 33-40. 0,5 п.л.
  11.  Курцева, З.И. Можно ли управлять спором?: Раздел учебного пособия / Т.А. Ладыженская, Л.Г. Антонова, З.И.  Курцева и др. // Школьная риторика: 6 класс: Учебное пособие для общеобразовательной школы. В 2ч. Ч. 1 / Под ред. Т.А. Ладыженской. – М.: Изд. Дом «С-инфо»: Изд-во «Баласс», 1999. – С. 115-122. 0,5 п.л.
  12.  Курцева, З.И. Можно ли управлять спором?: Раздел методического комментария / Т.А. Ладыженская, Л.Г.Антонова, З.И.  Курцева и др. // Развитие речи: Школьная риторика. 6 класс. Методический комментарий / Под ред. Т.А.Ладыженской – М.: Дрофа, 1998. – С. 97-104. 0,5 п.л.
  13.  Курцева, З.И. Виды общения: Раздел методических рекомендаций / Т.А. Ладыженская, Н.А. Ипполитова, З.И.  Курцева и др. // Школьная риторика: 7 класс: Методические рекомендации / Под ред. Т.А. Ладыженской. – М.: ООО «С-инфо»: ООО «Баласс», 1998. – С. 28-37. 0,6 п.л.
  14. Курцева, З.И. Виды общения: Раздел учебного пособия / З.И.  Курцева // Школьная риторика: 7 класс: Учебное пособие для общеобразовательной школы в 2-х ч. Часть 1 – Изд. 2-е, перераб. / Под ред. Т.А. Ладыженской – М.: Баласс, Ювента,  2005. – С. 35-50. 0,9 п.л.
  15. Курцева, З.И. Виды общения: Раздел учебного пособия / Т.А. Ладыженская, Н.А. Ипполитова, З.И.  Курцева и др. // Риторика: 8 класс: Учебное пособие для общеобразовательной школы в 2 ч. Часть 1 / Под ред. Т.А. Ладыженской. – М.: «Баласс», «С-инфо», 2003. – С. 26-37. 0,7 п.л.
  16.  Курцева, З.И. Виды общения: Раздел методических рекомендаций / Т.А. Ладыженская, Н.А. Ипполитова, З.И.  Курцева и др. // Риторика: 8 класс: Методические рекомендации / Под ред. Т.А. Ладыженской – М.: «С-инфо», «Баласс», 2002. – С. 28-33. 0,4 п.л.

Научные статьи, опубликованные в периодических изданиях,

включённых в перечень научных изданий ВАК РФ

  1.  Курцева, З.И. Духовно-нравственное развитие учащихся в свете Стандартов второго поколения / З.И.  Курцева // Начальная школа плюс До и После. 2010. № 9. – С. 6-9. 0,4 п.л.
  2.  Курцева, З.И. Речевой поступок / З.И.  Курцева // Русская словесность.   2004. № 5. С. 69-73. 0,5 п.л.
  3. Курцева, З.И. Этическая направленность риторической подготовки магистрантов / З.И.  Курцева // Наука и школа. 2009. № 5. –  С.25-28. 0,5 п.л.
  4.  Курцева, З.И. Риторика и воспитание / З.И.  Курцева // Русская словесность.  2006.  № 1. – С. 70-73. 0,4 п.л.
  5.  Курцева, З.И. Роль педагога ДОУ и школы в развитии коммуникативных умений учащихся / З.И.  Курцева // Начальная школа плюс До и После. 2009. № 4. – С. 13-18. 0,5 п.л.
  6.  Курцева, З.И. Роль непрерывного курса риторики в воспитании и развитии личности / З.И.  Курцева // Начальная школа плюс До и После. 2008. № 1. – С. 18-20. 0,4 п.л.
  7.  Курцева, З.И. Профессиональное развитие личности в системе риторического образования / З.И.  Курцева // Начальная школа плюс До и После. 2008. № 6. – С.  37-42. 0,5 п.л.
  8.  Курцева, З.И. Непрерывное риторическое образование / З.И.  Курцева // Начальная школа плюс До и После.  2007. № 4. – С. 15-19. 0,5 п.л.
  9.  Курцева, З.И. Наставления учащим и учащимся риторике: взгляд Квинтилиана / З.И.  Курцева // Начальная школа плюс До и После. – 2004. № 2. – С. 6-10. 0,5 п.л.
  10.  Курцева, З.И. Сила слова / З.И.  Курцева // Дошкольное воспитание. – 2003. № 12.   С. 102-106. 0,5 п.л.
  11.  Курцева, З.И. Можно ли научить добродетели? / З.И.  Курцева // Начальная школа плюс  До и После. –  2003. – № 5. – С.  14-16. 0,4 п.л.
  12.  Курцева, З.И. Нормативность как главный показатель культуры речи / З.И.  Курцева // Дошкольное воспитание. – 2003. – № 9. – С. 100-103. 0,4 п.л.
  13.  Курцева, З.И.  «Что такое хорошо и что такое плохо» с точки зрения современных дошкольников / З.И.  Курцева // Начальная школа плюс До и После.  –2002. – № 12. –  С.  7-10. 0,4 п.л.
  14.  Курцева, З.И. Статус современной школы и стандарты второго поколения / З.И.  Курцева // Начальная школа плюс До и После. – 2010. – № 8. – С. 3-6. 0,4 п.л.
  15.  Курцева, З.И. Реализация принципа непрерывности и преемственности образования (На примере курсов русского языка и риторики) / Е.В. Бунеева, Л.Ю. Комиссарова, З.И.  Курцева // Начальная школа плюс До и После. – 2010. – № 11. – С. 3-7. 0,5 п.л., авторский вклад 0,2 п.л.

Научные статьи, материалы  выступлений и докладов,

опубликованные в российских и региональных периодических

изданиях, журналах и сборниках

  1. Курцева, З.И. Ментальный речевой поступок / З.И.  Курцева // Русский язык, литература, культура в школе и вузе.  – 2009. –  № 5 (29). – Киев: УАПРЯЛ, 2009. – С. 37-40. 0,5 п.л.
  2. Курцева, З.И.  Речевой  поступок  учителя  как  фактор   эффективного педагогического общения / З.И.  Курцева // Русская словесность в школах Украины. – Киев: «Педагогiчна  преса»,  2009. –  № 3.С. 10-14. 0,6 п.л.
  3.  Курцева, З.И. Пути развития коммуникативно-речевых умений будущего учителя-словесника / З.И.  Курцева // Профессор Фатима Мусабекова и вопросы языкознания и методики: Материалы междун. науч.-теретич. конфер. – г. Алматы;  ТОО Издательство «Баянжурек», 2009. – С. 238-240. 0,5 п.л.
  4.  Курцева, З.И. К вопросу о речевом поступке / З.И.  Курцева // Риторика общения: Школа Т.А. Ладыженской: Межвузовский сборник научных статей / Сост. Н.В. Ладыженская, Г.Д. Ушакова – Вып. 1. – Южно-Сахалинск: Изд-во Сахалинского ГУ, 2002. – С. 71-77. 0,45 п.л.
  5. Курцева, З.И. Речевой поступок как риторическая категория / З.И.  Курцева // Роль риторики и культуры речи в реализации приоритетных национальных проектов: Материалы докладов участников XII Международной научной конференции по риторике (Москва, 29-31 января 2008 г.) / Под ред. М.Р. Савовой, Ю.В. Щербининой. – М.: МПГУ, 2008. – С. 193-197. 0,4 п.л.
  6. Курцева, З.И. Речевой поступок и речевые жанры / З.И.  Курцева // Человек в информационном пространстве: Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 4. – Ярославль: изд-во «Истоки», 2005. – С. 41-44. 0,3 п.л.
  7. Курцева, З.И. Коммуникативно-нравственный аспект курса риторики / З.И.  Курцева // Риторика в модернизации образования. Материалы докладов участников VIII Международной конференции по риторике. – М.: МПГУ, 2004. – С. 137-139. 0,3 п.л.
  8. Курцева, З.И. Ментальный речевой поступок – условие развития нравственной культуры личности / З.И.  Курцева // Риторика и культура речи в современном обществе и образовании: сборник материалов Х Международной конференции по риторике / Науч. ред.-сост. В.И.Аннушкин, В.Э. Морозов. – М.: Флинта: Наука, 2006. – С. 192-196. 0,4 п.л.
  9. Курцева, З.И. Человек – «родитель»  своих поступков:  взгляд Аристотеля / З.И.  Курцева // Научные труды МПГУ. Серия: Гуманитарные науки. Сборник статей. – М.: ГНО Издательство Прометей», МПГУ, 2006. – С. 204-208. 0,4 п.л.
  10. Курцева, З.И. Речевой поступок: история и современность / З.И.  Курцева // Материалы XIII Международной научно-практической конференции «Риторика и культура общения в общественном и образовательном пространстве», 21-23 января 2009 года / Под ред. В.И. Аннушкина. – М.: Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина, 2009. – С. 229-234. 0,5 п.л.
  11. Курцева, З.И. Учить риторике – значит учить добродетели / З.И.  Курцева // Через тернии к звездам: Сб. статей к 100-летию А.В.Текучева / Сост. И.В.Текучева. – М.: МАКС Пресс, 2003. – С. 186-191. 0,5 п.л.
  12. Курцева, З.И. Речевой поступок и категория вежливости / З.И.  Курцева // Риторика и культура речи: наука, образование, практика : материалы XIV Международной научной конференции (1-3 февраля 2010 г.) / Под ред. Г.Г. Глинина. –  Астрахань:  Издательский дом «Астраханский университет», 2010. – С. 118-120. 0,4 п.л.
  13. Курцева, З.И. Речевой поступок учителя / З.И.  Курцева // Русский язык в современной школе. Ежегодный сборник научно-методических материалов. – М.: МИОО, 2008. – С. 133-141. 0,6 п.л.
  14. Курцева, З.И. Воспитание и курс риторики / З.И.  Курцева // Образовательная система «Школа 2100». Педагогика здравого смысла. Сборник материалов / Под научной редакцией А.А.Леонтьева. – М.: «Баласс», Издательский Дом РАО, 2003. – С. 53-55. 0,3 п.л.
  15. Курцева, З.И. Система непрерывного риторического образования / З.И.  Курцева // Научные школы как фактор подготовки педагогических кадров: Материалы научно-практической конференции преподавателей, аспирантов и студентов (Москва, 8 апреля 2010 г.) / Сост. и отв. ред. С.Н. Вачкова. – М.: Экон-Информ, 2010. – С. 352-357. 0,5 п.л.
  16. Курцева, З.И. Риторика, грамматика и учитель во времена Квинтилиана / З.И.  Курцева //  Научные труды МПГУ. Серия: Гуманитарные науки. Сборник статей. – М.: ГНО Издательство «Прометей», 2005. – С. 69-72. 0,3 п.л.
  17. Курцева, З.И. Опыт проведения занятий по риторике в дошкольном учреждении / З.И.  Курцева // Научные труды МПГУ. Серия: гуманитарные науки. – М.: Прометей, 1997. – С. 93-95. 0,3 п.л.
  18.  Курцева, З.И. Ты – словечко, я – словечко (о дошкольной  риторике) / З.И.  Курцева // Начальная школа: плюс – минус.  – 1999. – №11. – С. 7-9. 0,3 п.л.
  19.  Курцева, З.И. О курсе дошкольной риторики / З.И.  Курцева // Начальная школа: плюс – минус. – 2001. – № 8. – С. 52-54. 0,4 п.л.
  20. Курцева, З.И. Обучение школьников речевым жанрам в курсе риторики / З.И.  Курцева // Русский язык в современной школе. Ежегодный сборник научно-методических материалов. – М.: МИОО, 2009. – С. 156-165. 0,6 п.л.
  21. Курцева, З.И. Речевая и информационная культура школьника / З.И.  Курцева, Родькина Н.А., Устинова Н.Ю. // II Московские методические чтения  – 2009. Сборник научно-методических материалов. – М.: Русская школа, 2010. – С. 45-50. 0,6 п.л., авт. вклад 0,25 п.л.
  22. Курцева, З.И. Программа дошкольного курса риторики; Риторику – дошкольникам / З.И.  Курцева // Начальная школа: плюс – минус. – 1999. – № 3. – С. 44- 46; 46-49. 0,6 п.л.
  23. Курцева, З.И. Риторика и этика / З.И.  Курцева // Научные труды МПГУ. Серия: Гуманитарные науки. Сборник статей. – М.: Прометей, 2003. – С. 90-92. 0,25 п.л.
  24. Курцева, З.И. Вопросы коммуникативно-нравственного воспитания дошкольников в курсовой подготовке будущего специалиста / З.И.  Курцева // Риторика в системе гуманитарного знания. Тезисы VII Международной конференции по риторике. – М.: Государственный институт русского языка им. А.С. Пушкина, 2003. – С. 170-173. 0,3 п.л.
  25. Курцева, З.И. К вопросу о нравственном воспитании в курсе риторики / З.И.  Курцева // Профессиональная риторика: проблемы и перспективы. Материалы V Международной научной конференции по риторике. – Воронеж, 2001. – С. 126-127. 0,2 п.л.
  26. Курцева, З.И. Коммуникативно-нравственный аспект развития современной социальной культуры / З.И.  Курцева // Научные труды МПГУ. Серия: Гуманитарные науки. Сборник статей. – М.: Прометей, 2002. – С. 28-29. 0,2 п.л.
  27.  Курцева, З.И. Нравственная основа как проблема государственных стандартов / З.И.  Курцева // Риторические дисциплины в новых государственных образовательных стандартах. Тезисы докладов участников VI Международной конференции по риторике. – М.: МПГУ, 2002. – С. 50-51. 0,2 п.л.
  28.  Курцева, З.И. Курс «Культура речи» в дошкольном учреждении / З.И.  Курцева // Научные труды МПГУ. Серия: гуманитарные науки. – М.: Прометей, 1999. –  С. 157-158. 0,2 п.л.

Программы учебных курсов

  1. Курцева, З.И. Риторика и этика; Русский язык и  культура речи (для студентов, обучающихся по специальности «Юриспруденция»)  / З.И.  Курцева //  Риторика. Русский язык и культура речи: Сборник программ. – М.: ГНО Издательство «Прометей» МПГУ, 2006. - С.187-195; 274-284. 1,5 п.л.
  2. Курцева, З.И. Риторика для факультета дошкольного воспитания педагогических вузов / З.И.  Курцева // Сборник программ учебных курсов «Риторика. Культура речи учителя (Педагогическая риторика)». – М.: Флинта, Наука, 1998. – С. 79-84. 0,5 п.л.
  3. Курцева, З.И. Программа специального курса «Коммуникативно-нравственное воспитание дошкольников» / З.И.  Курцева // Системный подход к образованию студентов, обеспечивающий их готовность к работе по Образовательной системе «Школа 2100»: Сборник материалов. – М.: Баласс, 2008. – С. 137-141. 0,4 п.л.
  4. Курцева, З.И. Программа дошкольной подготовки по риторике / З.И.  Курцева // Образовательная система «Школа 2100» Сборник программ. Дошкольная подготовка. Начальная школа. – М.: Баласс, 2001. – С. 103-109. 0,6 п.л.

Всего  по   теме   диссертации   опубликовано   70   работ    общим    объёмом  69, 85 п.л.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.