WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Экранная культура как новая мифология(на примере кино)

Автореферат докторской диссертации по культурологии

 

На правах рукописи

 

 

 

 

Огурчиков Павел Константинович

 

ЭКРАННАЯ КУЛЬТУРА КАК НОВАЯ МИФОЛОГИЯ

(НА ПРИМЕРЕ КИНО)

 

 

 

24.00.01 – теория и история культуры (культурология)

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора культурологии

 

Москва 2008

 

Работа выполнена на кафедре культурологии и антропологии

Московского государственного университета культуры и искусств

Научный консультант:            доктор философских наук

Геращенко Лариса Леонидовна    

Официальные оппоненты:     доктор культурологии, профессор

Андреев Борис Борисович;    

доктор философских наук, профессор

Шкуратов Владимир Александрович;

                                              доктор искусствоведения

Гращенкова Ирина Николаевна        

Ведущая организация:              НИИ Искусствознания

Защита состоится «___» ____________ 2008 г. в ____ часов на заседании диссертационного совета Д 210.010.04 при Московском государ­ст­вен­ном университете культуры и искусств по адресу: 141406, Московская обл., г.Химки-6, ул.Библиотечная, д.7, корпус 2, зал защиты диссертаций.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Москов­ско­го государственного университета культуры и искусств.

Автореферат разослан «___» _____________ 2008 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор философских наук, профессор                               Малыгина И.В.

 

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования определяется тем, что современная реальность превращает экранную культуру в особенно важный фактор для настоящего момента, интенсифицирует процессы, фор­мирующие мас­совое сознание. Магия экрана рождает новую мифологию, с помощью которой происхо­дит утверждение моделей человеческого поведе­ния в культуре, помещение индивидуаль­ного бытия в новую систему социаль­ных и культурных координат. Экранная культура рождает мифы в широком и в узком понимании этого слова; она не только искажает реальность в угоду тем или иным социальным и культурным запросам, но и порождает ми­фы социальной сопричастности, деформирующие представление о себе мас­со­вого зри­теля.  

Одним из основных вопросов, которые беспокоят сегодня культурологов, философов, людей из мира кино, является вопрос о будущем отечественной экранной культуры. Существует ли оно, и какие формы оно примет? Всем представляется очевидным, что кино как искусство остается продуктом ХХ века. Новый век несет собою глобальную эстетическую модель, которая видоизменит и новое зрелище – кино.

Необходимо подчеркнуть, что все существовавшие ранее кинематографические модели, так или иначе, фальсифицировали реальность. Режиссер брал те или иные «отпечатки реаль­ности» и монтировал их в соответствии со своей концепцией. Зритель верил в эту исто­рию уже в силу ее фотографической природы. Однако современные компьютерные технологии помогли миру фантазии приобрести реальность артефакта. Таким образом, современная экран­ная культура стала превращаться в мир симулякров, в котором человек не переживает подлинной реальности, будучи защищен от нее мифом.

Модные сегодня, ак­тивно декларируемые пророчества социальной деградации общества выполняют функцию привлече­ния внимания людей к угрожающим тенденциям нашей жизни. Эта угроза от­влекает внимание от реальности с ее насущными проблемами и поро­ждает некую «вил­ку» между уровнем ожиданий человека и уровнем его социальных притязаний. С одной стороны, предстает картина некоей грозящей катастрофы, на фоне которой совре­менный человек немощен и бесперспективен. С другой, современные достижения в области естественных наук, психоло­гии, медицины и искусства свидетельствуют о наличии мощного потенциала, который требует реализации, становясь едва ли не угрозой для общества и культуры. 

Эта «вилка» порождает внутренний конфликт в сознании людей, который спосо­бен неожиданно «прорваться» на поведенческом уровне. Перенося данный процесс на со­временную экранную культуру, получаем некое ожидание взрыва, которое, хочется ве­рить, разрушит, в  первую очередь, модель отношений по принципу «человек человеку – товар». Именно поэтому, сейчас современному кинематографу необходима конкретная теория, которая позволяла бы раскрыть механизмы, с помощью которых экранная культура воздействует на окружающий мир, деформируя и трансформируя его. 

Современная экранная культура представляет собой совокупность образов, которые создаются и существуют по законам построения мифа. Кино, как и миф, не понимается разумом, но вос­принимается сердцем, вызывая желания и апеллируя к чувствам. Подобно мифу, оно ориентирует на подражание эталонным образцам, манипулируя ценностями и создавая иллюзию реальности. Наконец, кино, опираясь на законы построения мифа, создает доми­нанту авторской позиции над тем, что является предметом или объектом изображения на экране.  

Между классической мифологией и современными, порождаемыми экраном мифами – многовековая пропасть, что не мешает современному кинематографу активно использовать «наработки» классического мифа. В современной социокультурной ситуации данный процесс становится актуальным, ибо, чем больше человек подавляется натиском тех или иных общественных интересов, тем более он тяготеет к мифу в различных его проявлениях.

Таким образом, современная экранная культура, с одной стороны, становится одним из проявлений мифологии, ориентированной на прошлое, но с другой, творит собственную, новую мифологию. Задача новых мифов, рождаемых экраном – восполнение ограниченности человеческих возможностей, освобождение от страхов перед неведомыми и неконтролируемыми процессами, происходящими в современной культуре. Экранная культура предлагает зрителю новую мифологическую реальность, в которой можно сконструировать приемлемые образы и границы будущего, освобождает от страха перед завтрашним днем, предлагает мнимый «рай» иллюзий, за которыми прячутся более совершенные технологии подчинения и контроля над «молчаливым большинством», навязывание ему удобных для социума приоритетов. 

Современная наука нуждается не только в знаниях мифологических структур и архетипичес­ких моделей как способах и приемах виртуализации вещей и отношении на современном экране, но, в первую очередь, осознании новой мифологии экранной культуры – виртуального ана­лога социокультурной действительности или, точнее, ее деформированной имитации.

Перед нами предстает противоречие между воздействием экранной культуры на массового зрителя, по масштабу и характеру похожим на архаический миф, и отсутствием теоретического объяснения этого факта. Снятие данного противоречия составляет основу актуальности работы.

Основными аспектами иссле­до­ва­ния являются: изучение содержа­ния, структуры, динамики, технологий функциони­рования экранной культуры как социокультурного способа установления коммуникативных связей между людьми в контексте мифологической традиции.

Степень разработанности темы исследования. Миф как феномен куль­туры пред­ставляет огромный интерес для различных специалистов.

В рамках данной работы совмещено изложение основных достижений в области философии, культурологии, психологии, искусствоведения, социологии по исследованию современного мифотворчества, в котором активно принимает участие современное кино.  

В чис­ле подходов к мифу в ис­следовании рассматриваются: историко-культурологический (С.С.Аве­рин­цев, Д.С.Лихачев, А.Ф.Лосев, Д.Кемпбелл, С.А.Токарев, М.Фуко, М.Элиаде и др.); этнографический (К.Армстронг, Ю.М.Бородай, А.Е.Наговицын, Э.Тай­лор, Дж.Фрезер и др.); филологи­ческий (В.В.Иванов,Е.М.Ме­ле­тин­ский, В.Я.Пропп, В.Н.Топоров О.М.Фрей­денберг и др.); структурно-семиотичес­кий (Р.Барт, Ю.Кристева, К.Леви-Строс, Ю.М. Лот­ман, Б.А.Успенский и др.); психологический (Р.Бен­длер, А.Я.Бородецкий, Р.М.Гра­новская, Д.Гриндер, Е.Л.Доценко, Ж.Лакан, Л.Леви-Брюль, Н.Фрай, Д.Н.Уз­надзе, З.Фрейд, В.А.Шкуратов, А.Эткинд, К.Г. Юнг и др.); философский (М.К.Мамардашвили, Н.Б.Мань­ковская, Ф.Ниц­­ше, А.М.Пятигорский, Г.Спенсер, Ю.Хабермас, Й.Хей­зинга и др.); социоло­гиче­ский (Ж.Бодрийяр, Б.Дорн, Э.Дюргейм, М.Вебер, Э.Росс, У.Мак­дауггал и др.).

Анализом специфики медиакультуры и ее взаимодействия с окружающим миром занимались: Р.Арнхейм, А.Базен, М.М.Бахтин, Д.Белл, В.Бень­я­мин, В.Библер, Л.С.Выготский, М.Кастельс, Ю.М.Лотман, М.Мак­лю­эн, Г. Макрузе, В.Г.Михалкович, Х.Ортега-и-Тассет, Э.Тоф­флер, Ю.Н.Тынянов, А.А.Урбанович, В.П.Шейнов и др. 

Психологические аспекты, важные для исследования те­мы, были почерпнуты из работ Э.Бер­на, А.Я.Бородец­кого, Е.Брун­с­вика, И.А.Гельмана, Дж.Гибсона, В.Н.Зазы­ки­на, В.П.Зинченко, И.В.Крылова, А.Н.Лебедева, К.Левина, Р.И.Мок­­­­шанце­ва, С.А. Омель­­ченко, Ф.Г.Панк­ра­това, Е.Ю.Петровой, С.В.Покровской, Р.Чалдини, В.Г.Шакурина и др.

Вопросы соотношения «элитарной» и «массовой» культуры и особенности их функционирования в современном российском обществе отражены в трудах В.С.Агеева, Е.В.Александрова, Л.И.Акимовой, С.Н.Артановского, Г.К.Аши­на, А.П.Мидлера, В.Ю.Бореева, А.В.Коваленко, Ю.П.Буданцева, А.А.Гра­бельникова, Т.Г.Грушевицкой, В.Д.Попкова, А.П.Садохина, Е.Г.Дья­ковой, М.С.Кагана, Л.Н.Когана, А.В.Кукаркина, В.И.Михалковича, А.Д.Трах­тен­бер­га, А.В.Федорова, А.Я.Флиера, Ю.У.Фохт-Бабушкина и др.

Исследования процессов, происходящих в постсоветской России, породили также ряд интересных работ, исследующих взаимоотношения экранной культуры и общества, личности и медиатекста: А.А.Андреева, Е.С.Бараз­говой, В.С.Библера, Е.А.Бобринской, А.А.Брагиной, В.Н.Егорова, Т.И.Зас­лавской, И.И.Засурского, Ю.С.Затуливетера, И.В.Иванова, В.Л.Иноземцева,

С.Г.Кара-Мурзы, А.В.Кос­тиной и др.

Исследование непосредственно экранной культуры представляется на данный мо­мент мало изучено. Мы базировались на фундаментальных трудах Р.Арнхейма, И.В.Вайсфельда, Е.Вейцмана, Д.А.Вертова, Л.С.Выготского, С.А.Герасимова, П.С.Гуревича, А.Ф.Еремеева, С.И.Ильичевой, Б.Н.Нащеки-на, Н.Б.Кирилловой, В.Ф.Колейчука, Н.В.Лысенко, С.А.Мура­това, К.Э.Раз-логова, М.И.Ромма, Ю.Н.Усо­ва, В.Б.Шклов­ского, С.М.Эйзен­штейна и др.

Исследование опирается на более чем 400 научных работ, с помо­щью которых удалось всесторонне подойти к рассматриваемому вопросу.

Методологическая основа исследования. Исследование обобщает открытия в области культуры, мифа, кино, основанные на использовании архетипов и мифов, что требовало разнообразия в применяемых методологиях.   

В основу исследования положены принципы историзма и системного подхода. Разные тематические узлы потребовали применения различных методологий их изучения. В частности рассмотрение проблемы мифа проводилось в методологии эволюционизма, что позволило анализировать миф как развивающуюся систему. Проблемы экранной культуры как таковой исследо­вались в рамках функционализма, делающего акцент на интересах и потребностях человека и средствах их удовлетворения, и структурализма, дающего представление о культуре как совокупности знаковых систем и текстов и о культурном творчестве как о символотворчестве.

Методы исследования обусловлены содержанием и целью работы. В работе использованы методы системного анализа, компаративного анализа, генетического анализа, факторного анализа, семантического анализа, моделирования и редукции, а так же ряд других.

Объект исследования: современная экранная культура.

Предмет исследования: новая мифология экранной куль­туры.

Цель исследования – создание целостной модели порождаемой современной экранной культурой но­вой мифологии, определение ее роли в формировании и деформи­ровании мировоззрения массового зрителя.

Исследование экранной культуры в различных аспектах, ее составляющих, позво­лит решить следующие задачи:   

  • определить функции экранной культуры, структурирующие социальную и психическую реальность зрителя;    
  • рассмотреть феномен экранной куль­туры как явление, близкое мифу;
  • выявить мифологические способы воздействия экранной культуры на массового зрителя;
  • определить позитивные тенденции мифотворче­ства в экранная культуре;
  • выявить мифологические функции современной рекламы кинофильмов;
  • исследовать мифологические способы эротизации современной экранной культуры;
  • определить способы функционирования мифов в кино;
  • проанализировать негативные и позитивные тенденции экранной культуры;
  • рассмотреть вопрос о перспективах воплощения мифов на экране.

         Гипотеза исследования. Экранная культура воздействует на сознание зрителей по законам классической мифологии, конструирует виртуальный мир бытия человека и образов его социальной прес­тиж­ности, формирует представления о жизни социума, навязыва­ет пот­реб­ности. Современный экран создает новую мифологию человека владеющего, ма­ни­пу­лирующего, заставляя соот­­вет­ствовать стандартам социальных эталонов и притязаний. Но­вая мифология кино превращает зрителей в мифологических героев, сакрализуя их представления о себе, наделяя функциями творца и хозяина мира.

Научная новизна исследования:

  • Определены функции экранной культуры, структурирующие социальную и психическую реальность зрителя: воздействие на архетипы сознания, встраивание в мифологию стереотипов и потребностей; создание виртуальной реальности, поглощающей внутреннюю реальность зрителя.     
  • Целостно теоретически рассмотрен феномен экранной куль­туры как явления, по ряду признаков, близкого мифу: искажение реальности в угоду тем или иным социокультурным установкам; использование мифологических технологий; мифологическое структурирование мира.
  • Исследована экранная культура как мифологизированная коммуникация: виртуальное экранное пространство становится системой контроля и организации массового зрителя, мифологизируя его потребности и создавая эффект ложной социокультурной мобилизации, создает иллюзию свободы и социального самоутверждения.
  • Выявлены создаваемые экраном мифы: миф социальной престижности; миф человека-владеющего; миф человека-потребляющего.
  • Выявлены мифологические способы, с помощью которых экранная культура создает зрителю внутренний образ его самого, контролирует и направляет его потребности и интересы: манипуляция мифологическими образами; воздействие на подсознание; апелляция к вечным ценностям.  
  • Определены позитивные тенденции в современном «мифотворче­стве», которое рождает экранная культура:  снятие психического напряжения; смягчение агрессивного воздействия виртуального экранного пространства; социальная и культурная адаптация.     
  • Выявлены мифологические функции современной рекламы кинофильмов: мифологическое искажение реальности; создание чувства сопричастности; иллюзорное подключение к лучшему, высшему, престижному.
  • Исследованы мифологические способы эротизации современной экранной культуры: игра доступность; манипуляции мифологическими образами, в том числе, Эросом; создание доверия; построение виртуального пространства, оцениваемого как дар. 
  • Определены основные способы и приемы функционирования мифов в кино: построение драматургии фильма по законам классической мифологии; использование мифологических героев; апелляция к архетипам сознания.
  • Проанализированы негативные и позитивные тенденции современной экранной культуры: конструирование реальности массового зрителя; манипуляция его потребностями; ориентация на общепринятые нормы взаимоотношений человека с окружающим миром; адаптация к агрессивному воздействию гиперпространства; использование мифотворчества как креативного приема в экранной культуре, позитивная модернизация общества.  
  • Рассмотрен вопрос о гене­зисе мифов в экранной культуре, их аккумуляции, перспективах современного воплощения; дополнен также конкретными примерами практики воплощения их творческими индивидами.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что в теорию экранной культуры вводится проблема ее мифологизма, мифологической коммуникации, мифологического конструирования реальности, переори­ентации сознания массового зрителя на деформированные представления о социальном бытии и манипуляции его сознанием посредством кино.

Исследование рассматривает мифологию экранной культуры в контексте современной социокультурной ситуации. И, исходя из ее параметров, утверждается и аргументируется то, что мифологизм экранной культуры имеет на только отрицательный, но и положительный потенциал, работает на достижение психологической компенсации и может быть использован для ориентации людей на социально приемлемые модели мироощущения, позитивные модели социализации и инкультурации человека.

Практическая значимость исследования состоит в том, что его материалы, выводы и рекомендации могут быть использованы как в учебно-педагогической деятельности при изучении общей теории и истории кино, искусствоведения, психологии и культурологии, так и в корректировке системы профессиональной подготовки сценаристов, режиссеров, продюсеров и других специалистов в области кино.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Современная экранная культура воздействует на архетипы сознания, настроенные на понимание бытия как мифа. Зритель с готовностью воспринимает предлагаемые кинематографом стереотипы; кино, как и миф, помогает ему легко вписаться в систему координат современного мироустройства.

2. Современное кино можно назвать одной из форм нового мифотвор­чества. С одной стороны, сегодня при создании фильмов активно используются мифоло­гические технологии. С другой, магия экрана предполагает присутствие каждого зрителя в качестве соучастника условно созданной виртуальной реальности. Человек не­вольно оказывается «встроенным» в контекст этой реальности, которая диктует ему сис­тему социальных и культурных ценностей, становится составной частью его внутреннего и внешнего мира.

3. Новая мифология экрана с ее тотальным проникновением во все области человеческой жизни создает виртуальные миры. Это происходит благодаря Интернету, поскольку современный экран имеет к Интернету непосредственное отношение. У зрителя возникает мнимое (виртуальное) пространство, в котором он может долгое время пре­бывать. Именно в нем воплощаются все достижения совре­менных глобализационных процессов.

4. Одной из особенностей современной экранной культуры является порож­денное ею искажение реальности, вплоть до деформации культурных ценностей. Мифы, которые порождает экранная культура, становятся угрожающим фактором для культуры в целом. Современный экран, продолжая фрагментарно или глобально запечатлевать знако­вый опыт человечества и тем самым, деформировать его, приспосабливает к мифологизи­рованному экранному миру каждого, кто останавливает на нем свое внимание.

5. Кроме адекватной ориентировки зрителя в мире, экранная культура является способом его контроля и организации. Становясь вторичной моделирующей системой, она структурирует практически все области человеческой деятельности. Создание новых смыслов, перера­ботка реальности современным экраном создает иллюзию сотворчества в новой реально­сти. По сути, мы имеем дело с одним из видов манипуляций, с помощью которого «нужные культурные» мифы овладевают общественным сознанием. 

6. Мифы, как правило, являются ложной мобилизующей системой, искусственно «вписывающей» массы в социальную реальность. В данном контексте, под «мифологизацией» понимается заведомое искажение реальности, превращение массового потребителя в объект политических и идеологических манипуляций. Однако существует потенциальная позитивная сторона ми­фологии, которая способна «выровнять» социальные искажения: сформировать позитивное мышление человека, разрушая агрессивные социальные модели для подражания.

7. Экранная культура, манипулируя мифологическими образами, в том числе, Эросом, создает ощущение доверия. Основанная на архетипах, система символических образов «под­ключает» к восприятию происходящего на экране каждого зрителя. Так кино подавляет и возбуждает одновременно, манипулируя комплексами и бессознательными желаниями. Создавая иллюзию отмены повседневности, экранная культура оказывает деструктивное воздействие на внутренний мир человека. Эротизация современной экранной культуры является компромиссом между страхом перед сексуальным плюрализмом и неуправляемыми формами проявлений сексуальности.

8. Экранная культура мифологическими приемами конструирует реальность зрителя, «приручает» культуру с помощью новинок современной техники, формирует нужное для социума функционирование каждого потенциального потребителя продукции экранной культуры. Конечная цель этого процесса – превращение массового зрителя в управляемую толпу, стирание личностных особенностей и невозможность удовлетворения творческих и духовных потребностей, выходящих за границы, «очерченные» экраном. 

9. Однако новая мифология не носит исключительно негативный ха­рактер, ее задача – не только манипулирование сознанием, но и психологическая адапта­ция человека к новым изменениям постиндустриального общества. Кроме того, с помо­щью новой мифологии, порождаемой экранной культурой, происходит упрощение ком­муникации в толпе, что снимает массовое психологическое напряжение. 

10. Ориентация современной экранной культуры на общепринятые нормы взаимоотношений между человеком и окружающим миром имеет безусловное позитивное значение: позволяет зрителю чувствовать себя защищенным, сопричастным некоему общему «мы», формирует образы идентичности у представителей больших и малых социальных групп.

11. Мифотворчество в экранной культуре может стать ресурсом позитивной модернизации общества, реставрации утраченных «кирпичиков» психически здорового общества: патриотизма; профессионализма; гармонизации отношений между поколениями; правильного понимания долга и свободы; эстетического и художественного вкуса; основных постулатов психического и физического здоровья, реабилитации вечных ценностей бытия. Но это посильно лишь для кино высочайшего эстетического уровня.





12. Мифы в экранной культуре не только помогают современному человеку пост­роить знаковую модель действительности, но и нивелируют порожденный ею внутренний конфликт самого человека. Построенное по мифологическим законам кино становится психотерапией для жителей постиндустриальной эпохи. Миф становится спасением для человека, живущего в ситуации ускользающих ценностей.  

Апробация работы.

  • Материалы исследования доложены на пятнадцати научных конференциях, в числе которых: «Всесоюзная научно-практическая конфе­ренция МГУ» (г. Москва, 18 мая 1986 г.); «Вторая Всероссийская конференция заве­дующих кафедрами рекламы и смежных специальностей» (г. Москва, 15-16 мая 1998 г.); «Электронное визуальное искусство. Всероссийская научная конференция МГУКИ» (г. Москва, 20 декабря 2006 г.); «Культура общества и культура индивида. VI культурологические чтения Высшей школы культурологии» (г. Москва, 16 февраля 2007 г.); «Экранная культура как новая мифология. Межвузовская научная конференция авторов и читателей сборника «Рубикон» (г. Ростов-на-Дону 11 июля 2007 г.) и др.  
  • По результатам исследования опубликовано 2 монографии, 35 статей, общим объемом 49 п.л. (см. список публикаций в конце Автореферата).
  • Основные концептуальные положения исследования апробировались в педагогической и учебно-методической практике автора, в составлении учебного курса «История кино» в Высшей школе культурологии Московского государственного университета культуры и искусств; в лекционных курсах «Телережиссура», «Режиссура мультимедиа» в Институте повышения квалификации работников телевидения и радиовещания.
  • Диссертация была обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры культурологии и антропологии Московского государственного университета культуры и искусств 17 ноября 2007 г. (протокол № 5).

??. Основное содержание диссертации.

Структура диссертации подчинена логике изучения предмета исследования, его целям и задачам. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, библиографического списка и Приложения.

Во Введении обоснованы актуальность, рассмотрена степень изученности проблемы, сформулирована цель, задачи, методологические принципы исследования, выявлена новизна, теоретическая и практическая значимость. 

Глава 1. Экранная культура: основные понятия, история развития и специ­фика современного состояния.

В параграфе 1.1. Понятие экранной культуры и основные этапы ее развития рассматривается широкое и узкое понимание экранной культуры. Предлагаемое в диссертации понимание делает акцент на специфичности, качественно отличающей телевизионную и кинопродукцию от информационного космоса компьютерного экрана. В некотором смысле это сужает аспект исследования, оставляя вне его непосредственно технические процессы, порождающие и порождаемые экранной культурой. Однако, с другой стороны, подобный более «крупный ракурс» рассмотрения граней существования новой мифологии экранной культуры позволяет увидеть многое из того, что не сразу заметно в контексте современного технического прогресса.

Под экранной культурой может подразумеваться как вся аудиовизуальная коммуникация, так или иначе связанная с экранным носителем, так и составная часть этой коммуникации, непосредственно обусловленная развитием технических средств кинематографа. Существует и несколько «промежуточных» пониманий, обусловленных тем содержанием, которое вкладывается в слово «экран»:  кино и телевидение; кино, телевидение и видео; кино, телевидение, видео и дисплей персонального компьютера.

При рассмотрении этапов развития экранной культуры – кино, телевидение, видео и Интернет, –  отмечается, что каждый из этих этапов создавал предпосылки для появления нового вида экранной культуры. Этот процесс происходил по мере совершенствования экранных технических средств и технологии использования.

Современный кинематограф в последние годы с приходом компьютер­ных технологий превратился в качественно иной вид зрелища. Прошлые кинематографические модели, так или иначе, фальсифицировали реальность. Режиссер брал отпечатки реаль­ности и монтировал их в соответствии со своей концепцией. С приходом компьютерных технологий был сделан новый шаг, мир фантазии приобрел фотографическую реальность. Если раньше это достигалось благодаря введению некоторой условности, то теперь в этом нет необходимости, кроме собственно художественного решения: зритель абсолютно верит в реальность артефакта. Кинематограф, всегда стремившийся создать подобие симулякра – означающего без означаемого – на стадии современных компьютерных технологий получает его идеальное воплощение.

В параграфе 1.2. Экранная культура и современное коммуникативное пространство исследуется вопрос о принципиально новом типе общения, который основан на свободном выходе личности в так называемое «информационное поле». Доступность и свобода пользования информацией превращает медиапространство в место встречи людей, которые ищут созвучия в огромном мире культуры. Опасности такого общения становятся предметом рассмотрения специалистов разных областей знаний: психологов, философов, культурологов. Современный экран находится на грани исчезновения, растворяясь в виртуальной реальности. Новая «порода» людей, живущих в виртуальном мире Интернета более, нежели, чем в реальном, развивает новый язык электронной аудиовизуальной коммуникации.

Увеличение значения визуальной коммуникации и наступающее на человека ее количе­ство свидетельствует о расширении доли коллективного мифологического сознания, апеллирующего к образному восприятию мира. Как правило, рациональное преподно­сится зрителю именно в форме образов. Данная модель, прежде всего, ориентирует чело­века на слияние понятийного и образного. В таком случае наблюдается нерасчлененность понятия субъекта и объекта, предмета и знака.

Всеобщее расширение процесса массовой коммуникации и развитие информаци­онного общества оказало влияние на характер и функционирование всей системы экранной куль­туры в целом. Оказалось, что это воздействие настолько мощное, что допус­тимо говорить о тенденции экранной культуры подстраиваться к требованиям информационного пространства. Средства массового тиражирования создали тип усредненного зрителя. Сформировалась особая «средняя» область, которая не относится к традиционно «высокой» и традиционно «низовой» культуре, и ориентируется на некий стандартизированный продукт, соответствующий среднему эсте­тическому и интеллектуальному уровню массового зрителя. В определенном смысле можно перенести это на соотношение между элитарной и народной субкультур, массовую же обозначить как среднюю. Отныне зритель и не интеллект­уал, но и не потребитель самого незатейливого зрелища.

Чем мощнее становится информационная область, тем более уве­личивается число включенных в нее людей. Происходит процесс размывания ранее нерушимых границ различных культур, что ставит под угрозу функцию диалога как такового. В данном случае мы имеем дело с вариантом, при котором можно соединить звезды классики и фольклора, соединение которых в некоторых случаях дает «поп-звезду», что постепенно готовит массового зрителя к некоему «усредненному вектору понимания».

Так возникает единая сеть координат культурного информационного пространства. Ранее подобный процесс мог происходить в рамках относительно локальной коммуникации, сейчас появи­лись иные возможности. Научно-технический прогресс создает новые виды функциони­рования экранной культуры и ее широкого охвата массовой аудитории: жизнь воспринимается через фильтр массовой коммуникации в рам­ках экранной культуры.

Интересным оказывается факт: в современной экранной культуре происходит селекция, которая заключается в выборе того, что можно считать искусством «вообще» и «хорошим» искусством, в частности. Основы­вается данная селекция на антихудожественном тезисе, согласно которому зритель должен понять текст. В свою очередь, так называемое, доступное, ориентированное на массового зрителя кино, всегда стремилось и стремится к псевдохудо­жественности. Непонимание, сложность, которая очень часто является элементом художе­ственности текста, становится критерием для исключения или адаптации его для так называемого «среднего пласта культуры». Если ранее произведение «высокой» культуры могли принимать или не принимать, оно могло подвергаться осмеянию в «низовой» культуре, но его не обязаны были понимать все, сейчас условия иные: «качество» зависит от простоты его понимания потенциальным потребителем современной экранной продукции. Зависимость оказыва­ется следующей: чем шире круг зрителей, тем оно выше.

Перенося данные процессы на современную экранную куль­туру, выделим в ней три основных «пласта» новой мифологии. Под «пластом» понимается мифологическая парадигма экранной культуры, порожденная совокуп­ностью социальных и культурных процессов, а также разновидность кинематографиче­ского языка, закрепленная традицией социума за сферой жизни общества и отличающаяся от иных разновидностей рядом характеристик. К их числу относятся: тип культуры как фундамент, на котором «произрастает» тот или иной пласт; стиль как «стержневое» понятие пласта; жанр реализации в экранной культуре. В качестве примера первого пласта анализируется  «Королева» (реж. С. Фрирза); среднего – «Семь» (реж. Д. Финчера); низкого – «Ведьма из Блэр: курсо­вая с того света» (реж. Д. Майрик, Э. Санчез).

В параграфе 1.3.  Экранная культура в контексте средств массовой коммуникации. Рекламные коммуникации в продвижении фильмов как один из способов формирования «мифологической» картины мира рассматриваются новые технологии в сфере аудиовизуальных искусств, параллельно развивающиеся со средствами массовой коммуникации. Последнее десятилетие породило демонополизацию управления экранной культурой. Персональные компьютеры, с одной стороны, облегчили процесс кинопроизводства и рекламы кино, но с другой, породили хаос в процессе проката.

Единственным средством массовой коммуникации в аудиовизуальной сфере, которое развивалось параллельно кинематографу в нашей стране с конца 1950-х годов, стало телевидение. Его функционирование не нарушало  государственной монополии в сфере экранной культуры. Недостатки управления породила «снижение» художественного уровня фильмов, с 1980-х годов уменьшилась посещаемость кинотеатров.

Если  в 1960-х гг. показ по телевидению фильма осуще­ствлялся после его проката по кинотеатрам, что порождало высокую планку требований к фильму, то приток частных средств в телевидение позволил продюсерам создавать продукцию, ориентированную на быстрый «откат» денег. Киностудии перестали участвовать в при­былях от реализации фильмов на телевидении. Фильмы оплачивались киностудиям по себестоимости, в то время как уже существовала система премиального вознаграждения съемочных коллективов в зави­­­симости от кассовых сборов. Профессионалы, ориентированные на создание художественного кинопродукта, теряли заинтересованность в сотрудничестве с телевидением, которое стало сферой для непрофессионалов. 

С того момента, как телевидение стали финансировать негосударственные структуры, уровень культуры отечественного кинопроцесса стал снижаться. Экранная культура из вида искусства стала превращаться в средство массовой информации. На путях становления и реализации экранная культура использует в своем арсенале средства массовой информации, в первую очередь, рекламу, которая настраивает зрителей на нужную систему ценностей, впоследствии постулируемую рекламируемым игровым фильмом.   

Мифологические задачи, которые берет на себя экран и реклама фильмов, способы манипулирования зрителем, которые в них используются, подчинены цели любой ценой сделать прибыль. Кино превращается в товар. Редким случаем становятся авторские картины. Их режиссеры обладают относительной свободой от обязанности сделать кассовое кино, возвращающее продюсеру увеличенные на производство фильма деньги. Такие фильмы сопровождаются дорогой рекламой, манипулирующей потребностями зрителя.

Именно по этой причине последующий прокат таких картин существенно «оттесняет» на второй план фильмы, созданные профессиональной командой кинематографистов высокого уровня. По этой причине и можно услышать сегодня слова о том, что нет у нас хороших игровых фильмов: у массового зрителя зачастую просто нет возможности их посмотреть.

Говоря об экранной продукции как о товаре, который рекламируется и превращается в один из видов массовой ком­муникации, приходится признать факт тенденции «снижения» общечеловеческой системы ценностей, что ведет к «опусканию» на низший пласт новой мифологии в экранной культуре. Характерной чертой отечественного мифологического сознания яв­ляется его формирование благодаря взаимодействию средств мас­совой коммуникации и массовой культуры, в том числе, экранной продукции. Многие зрители не знакомы с «высшей» экран­ной культурой, в том числе, с авторским кино, «низшая» рекламируется и тиражируется.

Во второй половине XX века информационное воздействие открыло воз­­­можности управления поведением людей, их потребностями, духовными и культур­ными запросами. Самой характерной чертой современного телеви­зи­он­но­го вещания является его «мозаичность». Она заключается как в самой структ­­­уре каждого отдельно взятого канала, так и в самой системе просмотра телевизионных про­грамм. Зритель сталкивается с неожиданной для него ситуацией: перед ним разворачивается некое «представление», в котором объединяются вне всякого смыслового стержня различные информационные блоки. Сознание воспринимающего человека становится ориентированным не на созерцательность, а на быстрое получение информации.

Манипулятивная «гениальность» современного способа формирования «мифоло­гической» картины мира заключается в том, что человек не ви­­­дит искусст­венных связей между информационными сообщени­я­ми. При тоталитарной идеологической системе разрушение одного из идеологических или политических мифов влекло за собой крах всей системы. Сейчас иная ситуация: если часть си­с­темы дискредитирует себя, это не означает ее полного краха. Эклектика сознания становится ее главным органи­зующим прин­­­ципом, порождая ситуацию, когда мы бессильны разрушить мифы: идеологические, психологические и прочие, порож­денные экранной культурой.

Глава 2 Мифы в экранной культуре: традиции и современность.

В параграфе 2.1. Понятие мифа, функции и тенденции новой мифологии в современной культуре приводится более 30 определений мифов, с которыми соотносят свои теории философы, литературоведы, историки, куль­турологи. Определение мифа как способа отражения и освоения действи­тельности предполагает систему мифологического мышления, особенностью ко­торой является конкретно-чувственная персонификация психических особенностей чело­века. Исследуя эволюцию понятий мифа, можно проследовать по ступеням истории от Античности до наших дней.

При рассмотрении вопроса о периодах развития и трактовки мифа, отмечается,  что отечественная экранная продукция и порождаемые ею мифы вызывают шок у лю­бого человека, которому не безразлична история и культура. Каждая из форм бытования мифа в периоды «шатающейся» системы ценностных координат стремится восстановить себя в рамках культуры.

Мифы массо­вого сознания становятся из­мененными формами общественного сознания, сохраняют признаки мифологического мышления. К мифам массового сознания относятся: политические; социальные; психологические; религиозные; научные; художест­венные; мифы массмедиа. Не зависимо от того, идет ли речь о художественных,  политических или религиозных мифах, все они обладают широким спектром воздействия. Поскольку современная экранная культура, в подавляющем большинстве сво­ем ориенти­рована на массовое восприятие, без обращения к мифу невозможно понять основные, происходящие в ней процессы. Многообразие трактовок мифа не сводит его к однозначным характеристикам, а проливает свет на новые аспекты, анализ которых создает более объемное представление об экранной культуре как о новой мифологии и о роли экранной продукции в культуре.

Современная экранная культура ком­пилирует различные мифы, искажая реальность в угоду социальному за­казу. Можно выделить следующие пло­с­кости, в которых происходит формирование новой мифологии экранной культурой: религия, история, психология межличностных отношений, наука, политика, социум, система ценностей и этика (в том числе быт) и пр.

В качестве примеров религиозной мифологизации приводятся фильмы Ф. Дзеффирелли «Иисус из Назарета», М. Гибсона «Страсти Христовы». Пример исторической мифологизации – фильм «Письма с Ивод­зимы». Картина «300 спартанцев» режиссера З. Снайдера также являет собой пример исто­рической мифологизации, но в данном случае мы имеем дело с «высокой» ми­фологи­зацией греческой истории, созданной американским режиссером. Пример отечественной исторической мифологизации – фильм «Первые на Лу­не» А. Федорченко. Примером мифологизации психологии межличностных отношений,  системы цен­ностей и этики – «7 кабинок» Д. Месхиева.

При рассмотрении вопроса о подходах к исследованию новой мифологии экранной куль­туры, выделяются следующие черты новой мифоло­гии, порождаемой экранной культурой:

  • Регулярно потребляя экранную продукцию, человек чувствует потреб­ность слияния с социумом; при этом, он ощу­щает связь между однотипными явлениями в социуме, природе и обществе разрушенной.
  • Авторитаризм общества не переносится на авторитаризм природы.
  • Мифологическое мышление, порожденное экранной культурой, руководствуется не индивидуальной волей, а практическими резуль­татами.
  • Происходит массовая ориентация потенциального зрителя на потребление экранной куль­туры как некоего товара, удобного для проведения досуга.
  • Идет процесс подавления личной воли каждого, кто постоянно «подключает» свое сознание к экрану, личные мотивы и желания заменяются ориентацией на социаль­ные и культурные модели, стереотипы, образцы.

В отличие от новой мифологии, традиционной были присущи чер­ты: 

  • Природа, социум и человек слитны в единое целое.
  • В мифе все персонифицировано, одушевлено, но, при этом, симво­лично.
  • Авторитаризм общества перенесен на авторитаризм природы.
  • В мифологическом мировоззрении постоянна связь между однотипными явле­ниями в социуме и природе.
  • Согласно мифологическому мировоззрению, индивид способен подняться  до уровня бога, поэтому подвиги и поступки богов можно считать практическим ру­ково­дством к действию для каждого человека.
  • Эвгемеристичность: происхождение богов объясняется прижизненным обо­жествле­нием наделенных властью людей, либо героев куль­туры.   

Отмечается также над­национальный характер мифологического мышления, как единая система кодирования, характерная для разных культур и народов, о чем свидетельствуют многочисленные «бродячие» сюжеты и образы, путешествующие по разным эпохам и культурам.

Было бы неверным утверждение, что современное сознание полностью мифологично, но ряд признаков мифологического мышления является типичным для современного человека. Одной из основных функций современной мифологии, порождае­мой экраном, становится духовное становление зрителя. Оборотная сторона этой медали – иллюзия развития, ее цель – ограничение и табуи­рование духовных интересов и потребностей, пути ее осуществления – воспитание че­ловека «потребляющего и подражающего».

В исследовании рассмотрены наиболее значимые функции современной мифологии применительно к экранной культуре:

  • Восстанавливающая или поддерживающая систему ценностных координат –  духовная функция.
  • Коммуникативная, передающая истинность социальной, психологической или культур­ной информации при наличии в ней несуществующих персонажей, нарушения временной и логической последовательности.
  • Функция сохранения стереотипов и образов.
  • Функция моделирования природного и социального мира.
  • Психологическая функция, с помощью которой становится возможной стабилизация эмоциональности и экспрессивности человека.

Новая мифология экранной культуры не только помогает построить знаковую модель действительности, но и нивелирует поро­жденный ею же внутренний конфликт человека. Построенная по мифологическим законам экранная культура способна стать психоте­рапией для  человека, живущего в ситуации ускользающих ценностей.

В параграфе 2.2. Новая мифология как способ структурирования мира в кон­тексте современной экранной культуры рассматриваются ак­тивно декларируемые средствами массовой информации и кинематографом, пророчества гибели культуры или ожидания конца света, выполняющие фун­к­цию привлече­ния внимания людей к угрожающим тенденциям в нашей жиз­ни. Эта угроза от­влекает внимание большинства от реальности с ее насущ­­­ными проблемами. Все это поро­ждает некую «вилку» между уровнем ожиданий и уровнем притязаний современной экранной куль­туры:

  • С одной стороны, предстает картина умирающей культуры, на фоне которой совре­менный человек немощен и бесперспективен.
  • С другой, современные достижения человека в области естественных наук, психоло­гии, медицины и искусства свидетельствуют о наличии мощного духов­ного потенциала, который «требует» реализации и становится едва ли не угрозой для общества и культуры. 

«Вилка» между уровнем ожиданий и уровнем притязаний личности порождает внутренний конфликт, который ведет к стрессу и спосо­бен неожиданно «прорваться» на поведенческом уровне. Перенося данный процесс на со­временный экран, мы получаем некое ожидание взрыва, которое, хочется ве­рить, разрушит, в  первую очередь, модель отношений по принципу «человек человеку – товар». Такая модель постулируется современным отечественным кино: «Отрыв» (А. Миндадзе), «Daed lene» (П. Руминова), «Жара» (Р. Гигинеишвили), «Семь кабинок» (Д. Месхиева), «Эйфория» (И. Вырыпаева), «Свободное плавание» (Б. Хлебникова) и др. 

В западном кинематографе тема ожидания конца света и гибели цивилизации и культуры уступила место идее построения цивилизации на ином уровне, либо от­дельным ее представителям, внутренний мир которых – «новая цивилизация», построен­ная по иным, «внекультурным» законам. Путей «иного» существования может быть несколько:  

  • Созданная на экране с помощью компьютера или «мирового» искусственного мозга новая цивилизация, в которой отношения целеполагания и смысла бытия до­ведены до абсурда, а идея всеобщего социального и культурного обмана человече­ства реализована «через» создание на экране людей-марионеток, которым не дано ведать, что они творят.
  • Перенос внутренней, с точки зрения со­циума, ненормальной реальности на окружающий мир, победа над миром собственной реальностью.
  • Поиск путей создания новой системы координат. Это поиск но­вой цивилизации и создание ее на руинах прежней: на глазах зрителей рушатся приоритеты и цели прежней культуры, доводится до абсурда то, что  считалось престижным и необходимым для «культурного» человека.  

В качестве примеров реализации экранной культуры по каждому из трех путей можно привести следующие картины:

  • «Матрица» (братьев Вашовских), «Бразилия» (Т. Гильяма) и др.
  • «Форест Гамп» (Р. Земекиса), «Игры разума» (Р. Хоуарда) и др.
  • «Клик» (Ф. Корачи), «Запятнанная репутация» (Р. Бентона) и др.

В результате анализа выявлено три типа новой мифологии, порождаемой современ­ной экранной культурой. Каждый из них предлагает свою «новую цивилизацию», построенную по иным, «внекультурным» законам:

  • Виртуальная мифологическая мега-рельность создается компь­ютерными технологиями, «захваты­вая» окружающий мир, подчиняя его себе.        
  • Мифологическая реальность психически больного человека, которая «выходит» за рамки собственных фантазий и «заставляет» окружающий мир «вписываться» в эту собственную деформированную реальность.
  • Мифология человека обладающего и всемогущего и беспомощного перед решением личных проблем. Происходит перенесение системы цен­ностей окружающего мира во внутреннее пространство личности, разрушая личность и предлагая ей взамен «внесоциальную» реальность.

Постмодернизм предлагает еще один путь рождения новой мифологии – мифоло­гии постмодернизма. В западном кино к постмодернистским картинам можно отнести большинство фильмов П. Гри­нуэя, картина Т. Стопарда «Розенкранц и Гильдестерн мертвы», аналогов которым в отечественном кино, увы, нет.

Трудно переоценить роль современной экранной культуры, как в построении отношений по типу «человек человеку товар», так и в их разрушении их. Мифология «че­ловека всем обладающего и всемогущего» создается с помощью чу­додейственного способа, как в мифах: герою обладатель тайного знания дает не­что, позволяющее ему победить мир. Современная экранная культура, являясь одним из сильнейших видов массового воздействия, превращается в проводника стереотипов межличностных отношений: оттого, что творится на экранах, зависит, будет ли воссоздана система меж­личностных, социокультурных ценностей и этически приемлемых жизненных смыслов.

Следствием рыночной ориентации современной отечественной экранной культуры становится появление «личностного рынка», который ориентирует потребителя современ­ной экранной продукции в манипулятивную сторону: мышление «рыночным образом ориентированного» зрителя становится способным быстро схватывать ситуацию, но только для того, чтобы иметь возможность ею обладать, а впоследствии, – манипулировать. Раз­витие быстрого навыка ориентирования в межличностной, социальной и культурной сис­теме отношений приводит к развитию навыков сообразительности, но не разума. Познание окружающего мира сужается лишь до знакомства с его поверхност­ными свойствами, человек перестает задумываться о более глубоких, скрытых, сущност­ных сторонах. Весь описанный нами процесс и приводит к тому, что понятия «смысла жизни», «добра», «истины», «духовности» становятся для современного отечественного зрителя не востребованными.

Рассматриваемые тенденции не означают, что зритель утратил стремление к поиску ответов на вечные вопросы бытия, погрузился в отношения «че­ловек человеку товар». Вни­мание акцентируется на типичных для экранной культуры признаках, определяющих рожде­ние новой экранной мифологии. Исследуются также функции, которые в настоящий момент несет на себе экранная продукция, структурируя реальность мифологическими приемами:

Приручение культуры с помощью новой техники и старинных ве­щей.

Формирование представлений о социальной престижности.

Способствование возникновению ажиотажного интереса к тому или иному виду то­вара или услуги.

  • Внедрение в сознание образцов и моделей социального подражания.
  • Формирование нужных для социума правил и норм функционирования каждого по­тенциального потребителя экранной продукции.

В параграфе также отмечены существенные различия между древней ми­фологией и ее современными формами, в силу которых правильнее называть приемы со­временной мифологии художественным мифологизмом. Куль­тура и искусство, в том числе, и экранная культура, преодолевая пу­­ти мифологизации и демифологизации, отражают тот или иной период раз­вития общества. Так, литература XVIII-XIX вв. развивалась по пути демифологизации, с начала XX в. господствующие позитивистски-натуралис­тиче­с­кие установки породили новый этап обращения к слиянию фантазии и реальности, субъ­ективного и объективного в реставрированном современностью мифе.

Анализируются отличительные от древней мифологии черты совре­менного, художественного экранного мифологизма: 

  1. Господствующей силой над человеком, в отличие от древней мифологии, стано­вится не природа, но цивилизация.
  2. Современный художественный мифологизм приобретает не героиче­ский, но трагедийный, иногда даже фарсовый характер.
  3. Обыденная повседневность наделяется силами, которые ра­нее приписывались некоей непреодолимой и таинственной судьбе, року.
  4. Современный мифологизм приобретает бытовой, повседневный характер.
  5. Характерный для наших дней художественный мифологизм связан с фило­софией, в отличие от древней мифологии, он не носит наивно-бессоз­на­тель­­ный характер, предполагает интеллектуальный багаж авторов.
  6. Экранный мифологизм сочетается с психологизмом, порожденный «все­мирным одиночеством» героя, пытающего освободиться  от пут морали.

В 1970-е годы художественный мифологизм претерпевает некоторые изменения, приобретая оттенок лирический, медитативный, фольклорный. С этого времени авторский, интеллектуальный характер реставрации и дописывания мифов предполагает сочетание  научной эрудиции с творческой свободой. Привнесенные методо­логией постмодернизма пародийное обыгрывание, ироничная отстранен­ность превращают современные мифы из наивно-бес­со­з­­нательного процесса в рефлексивный. В современной экранной культуре вы­делены следующие приемы художественного мифологизма:

  1. Возведенные в «ранг» художественного приема нарушения логических и при­чинно-следственных связей.
  2. Существование «вне времени», смещение времени и пространства.
  3. Наличие «кочующих» персонажей-оборотней и двойников.
  4. Свободная реконструкция древних мифологических сюжетов с широким спектром ав­торских, вольных допущений.
  5. Помещение мифологического героя древности в современность.
  6. Смешение и совмещение героев национального фольклора с древними ми­фологиче­скими персонажами.
  7. Лирическая, притчевая тональность.
  8. Ориентация на архетипические константы жизни: дом, семью и др.
  9. Жонглирование всевозможными знаковыми символами. 

Создатели и исследователи отечественной культуры с появлением струк­турной лин­гвистики отходят в сторону от воплощения на экране общечеловеческих вопросов и проблем, которые, в определенном смысле, можно назвать содержательной стороной экранной культуры. Теперь структура построения фильма, увлечение технически модными эффектами привлекают внимание многих создателей современной экранной культуры. Модные приоритеты внешнего над внутренним оказывает свое влияние на современную мифологию экранной культуры.

Мифология также претерпе­вает трансформирование в знаковую систему, задача которой – раскодировать и перекодировать систему смыслов, функций, значений культуры с последующим возвра­том к общечеловеческим, духовным вопросам: о сути человека, смысле бытия. Это происходит позже, начало «вскрытия» формы, как пра­вило, сопровождается приоритетом рациональной составляющей, ориентацией на пред­ставления о пользе. 

В современной экранной культуре выделяются следующие, возможные способы реализации художественного ми­фологизма: 

  1. Ориентация экранной культуры на архетипические системы координат: очаг, до­рога, любовь, жизнь, рождение детей и т. д.
  2. Притчеобразность тематики фильмов и присутствие в картинах узнаваемых героев мифов, преданий.
  3. Воссоздание в художественном фильме «исторически правдивых», мифологиче­ских осей координат, в которые помещаются современные герои.
  4. Помещение мифологического героя в современность, это может быть приемлемо для телевизион­ного короткометражного фильма или рекламного ролика.
  5. Использование отдельных свойств мифологического мышления, например, смеще­ние времени и пространства, появление двойника в рекламных роликах.
  6. Создание на экране собственной мифологии с использованием свойств и признаков мифологи­ческого мышления.

В качестве примера популярных художественных фильмов, созданных та­ким образом, приводятся «Ночной дозор», «Дневной дозор», «Волкодав» и др. Именно построением картин с учетом способов реализации художествен­ного мифологизма объясняется их успех и существенные кассовые сборы.

В параграфе 2.3. Миф как способ «укрощения» природы массового потребителя продуктов экранной культуры анализируется, как экранная культура борется с мифами, которая сама создает: к их числу можно отнести миф о господстве человека над природой, о полностью управляемой энергии либидо. Исследователи природы потребителя продуктов экранной культуры считают, что сейчас происходит активное укрощение потребностей  человека, так называемой его внутренней природы, которая представляется как основная либидозная энергия. «Неукрощенная» либидозная энергия оценивается как угроза для культуры.

Борьба внутренней и внешней природы зрителя переносится на неразрешимый конфликт между внешней сек­суальностью и внутренним «я». Человек чувствует, что находится во власти тех энергий, что были показаны ему экраном в качестве символического господства над миром. Этот процесс напоминает древнюю мифологическую установку: побеждать рок, провоцируя его. В таком обществе существуют ценности, персонажи и предметы нефункциональные, создающие иллюзии, обрекая на новый виток внутренних конфликтов.

К числу следствий структурирования экранной культурой мира относится ориентация массового потребителя экранной продукции на соответствие моделям и сериям. Любая социальная и культурная система создает человеку иллюзию выбора той или иной модели для подражания, но только в рамках, установленных ею самой: человек может не захотеть создавать в своей жизни предлагаемую экраном реальность, поскольку экранная культура прочно фиксирует его потребность найти этой реальности соответствующую альтернативу. Такая создаваемая экраном иллюзия свободы порождает негативные отношения между миром людей и предметов, следствием которой, после разрушения межличностных человеческих отношений становится «персона­лизация» вещей.

Так происходит «укрощение» экранной культурой внутренней и внешней природы: человек вовлекается в нечто транс­цендентное предлагаемой им реальности. Реальностей может быть предложено несколько, но они имеют примерно одинаковую систему ценностей. Человек лишается права не выбирать из предложенных реальностей, он вынужден проявить свою «свободу» и вступить в предлагаемые ему культурой социальные отношения. В качестве примера можно привести появление на экране определенной марки машины: зритель утверждается как личность, останавливая впоследствии свой «выбор» на той или иной марке, которая заранее относит его с помощью экранной информации к той или иной социальной и культурной категории. 

Желание каждым индивидом чувствовать себя исключительной личностью так же подтверждается экранной культурой: каждая марка автомобиля подается как модель, которая ожидает соответствия своего будущего хозяина. Его одежда, манеры, детали убранства его дома «оказываются» перед вынужденным соответствием выбранной марки. Таким образом, экранная культура становится способом воздействия на подсознание зрителя, используя но­винки технического прогресса, персонализирует предметы и переориентирует внимания от внутренних конфликтов на удовлетворение самолюбия.

В параграфе анализируются также современные отечественные и зарубежные картины с позиций Р. Барта:

  1. Культурный код, который может быть подразделен на научный, исторический, хронологический, риторический, одним словом, своего рода, свод правил, выработанных обществом и культурой.
  2. Коммуникативный код, определяющий отношения автора и адресата.
  3. Символический код, который отождествляется с обобщенным смысловым, мифологическим, знаковым или образным полем.
  4. Код развития событий или поступков героя, которым поддерживается интерес к развитию события или высказывания.
  5. Герменевтический код.

Наличие в фильме одновременно пяти указанных кодов, как правило, становятся залогом популярности и эффективности воздействия произведения современной экранной культуры на подавляющее большинство в ряду тех, кто ее воспринимает. В качестве примера приводится картина «Эйфория».  Несмотря на неприятие этого фильма самим миром кино, картине удалось получить ряд призов на Международных и отечественных фестивалях. Это, безусловно, доказывает силу ее эмоционального воздействия в грамотном, «бартовском», понимании слова миф, применительно к построению кинофильма. Если проанализировать продукты экранной культуры с таких позиций, то можно выделить в ней наличие культурного,  коммуникативного, символического, герменевтического кодов, кода развития событий или поступков героя. 

Глава 3. Мифологизация экранной культуры в современном обществе.

В параграфе 3.1. Мифологизация в кино. Виртуальные мифы современности рассматривается вопрос о традициях тоталитарных государств использовать кинематограф для создания политических, социальных и психологических мифов. В этом искусстве отечественному кинематографу удалось превзойти даже Голливуд, известный с самого начала своего существования в качестве «фабрики грез и создания мифов».

Американский кинематограф развивался быстро и, будучи организованным по капиталистическому образцу, четко и точно выполнял задачи социальной модернизации эпохи. Одним из его продуктов стало создание знаменитого американского мифа, впоследствии кочевашего по экранным культу­­­рам разных стран. Мифы, создаваемые американским кинематографом, уво­­­­дили потребителей продукции, которую предлагал им экран, в мир иллюзий, становясь защитой от реальности.

Успеху экранных мифов Америки способствовала система звезд кино, которая, в зависимости от направленности и цели того или иного мифа, то возвращала к жизни красивую сказку о Золушке, то прославляла уничтожение негритянского населения. Гигантская постановка Гриффита «Нетерпимость» стала метафорой вселенского зла, победить которое могло только выс­­­шее проявление человечности – терпимость, доброта, взаимопонимание. Можно сказать, вся история американского кинематографа – история появления на экране и «вживления» в жизнь массового зрителя тех или иных мифов, за исключением творчества некоторых режиссеров.

К концу второй мировой войны установка на мифологизацию действительности американского кино была разрушена творчеством Ч. Чаплина, высмеивающим американское благополучие, социальную фальшь и бессмысленность предлагаемых мифов. Русская киношкола со свойственным ей психологизмом, также противостояла мифологизации экрана.

Однако эпоха тоталитарных режимов нуждалась в мифологизации, в том числе, экранной культуры, поэтому требования, которые предъявила к кинематографу советская власть, некоторых режиссеров поставила в тупик. Внутри советского режима появлялись мастера, которые его критиковали: Д. Вертов предлагал создавать на экране «мир без маски», «мир без игры». Однако уйти от мифологизации вождей и партии не удалось и ему. Не избежали мифологизации и классики советского кино последующих лет. «Смотреть в лужи,  а видеть в них звезды», – под таким лозунгом А. Довженко творили Г. Александров, Ф. Эрмлер, Г. Козинцев, Л. Трауберг и др.

Мифологизация действительности была чертой всех тоталитарных режимов, задачи у разных тоталитарных режимов в кино оказывались примерно одинаковыми: идеологическая пропаганда, формирование нового общественного сознания, отработка приемов манипуляции сознанием, формирование коллективного бессознательного, психологическая адаптация личности к переменам в обществе, идеализация собственной исторической миссии.

В России телевидение не существует без мифологизации. «Мифологич­но» само слово «телевидение», которое означает способность видеть на расстоянии, воплотившее мечту человечества с помощью «волшебных зеркал» и «магических шаров» создавать виртуальную реальность, мифологизировать действительность. В отличие от сказок современный потребитель телевизион­ной продукции оказывается вынужденным не создавать и не творчески воспринимать, но впитывать в себя то, что ему навязывается, к чему он впоследствии вынужден приспосабливаться.

В современной экранной культуре явственны два процесса: развенчание этих мифов наиболее яркими мастерами отечественного кинематографа и столь же активная мифологизация – появляются все новые и новые картины, которые пытаются «внедрить» тот или иной миф в сознание большинства потребляющих экранную продукцию зрителей. Если фильм «Питер FM» предлагает зрителю мифы о среднем классе и о современном демократическом обществе, то картина «Груз 200» А. Балабанова развенчивает эти мифы. 

Вопрос о том, какие новые мифы могли бы стать вертикальной, объединяющей общество и культуру осью, остается предметом дальнейших исследований. Главное, при этом, чтобы мифы не вступали в противоречие с действительностью, а помогали потенциальному большинству потребителей современной экранной продукции обрести то, что многие из них потеряли: ощущение стабильности, четкие социальные и культурные критерии, нравственно-моральные координаты внешней и внутренней действительности. 

В параграфе 3.2. Общество потребления и современная экран­ная культура. Мифологическая картина мира «человека-потребляющего» рассматривается вопрос об отчуждении потребителя экранной культуры. Современное изучение культуры может быть сведено к описанию смысловых от­ношений между системами, порожденными тех­ническим прогрессом. Это рождает конфликт рационального мира вещей с ир­рацио­нальным миром потребностей зрителя. Следствием стано­вится новая система значений, которая пытается его разре­шить.

Постоянная переживаемая реаль­ность существующих на экране предметов и отношений заслоняет собой мир начальных смыслов или «природ­ных созвучий», в котором сливались ранее мир души и предметная реальность. Социальный контроль постепенно переносится во внутренний мир практически каждого представителя наступающей на сознание людей экранной культуры, мир этот всецело заполняется и удовлетворяется степенью того или иного необходимого для социума соответствия.

Современная экранная культура постулирует свой жесткий поря­док в обществе потребителей. Так, например, размеры окружающего зрителя пространства и обстановка переносятся на мир межличностных отношений и тракту­ются в понятиях «задачи» и «решения». Более того, постулируемые экраном вещи и отношения наделяются неким «синтаксисом», который существует вне правил, по принципу «нехватки»: чело­веку начинает чего-то не хватать, а потенции прост­ранства необходимы для того, чтобы иметь для потребительских вещей, ценность которых утверждает экран, много места.

Следствием становится превращение чело­века, регулярно по­треб­ляю­щего экранную культуру, в «человека-потреб­ля­ющего», интересы кото­рого постоянно возрастают, в соответствии «прирученных» моделей окружающего пространства социальному функцио­нированию. Современная культура порождает тип личности, который функцио­нирует как актер и манипулятор, отражая свою индивидуальность в предлагаемых экраном образах, которыми он насыщает свой внутренний и внешний мир. Если личность не соответствует создаваемому экраном порядку, ей угрожают потерей благополучия.

Постулируемый экраном миф о превосходстве человека над техническим прогрессом приводит к тому, что обладания стано­вится мало, необходимым оказывается создание культуры «обладающего потребителя». Так рождается новый тип взаимоотношений экранной куль­туры и зрителя: человек расстановки. В качестве идеальной модели «человека расстановки» правильнее будет позиционировать собственника, который использует окружающий его мир, уделяя незначительное внимание миру внутреннему. Внешнее про­странство воспринимается им как распреде­лительная структура, благодаря  контролю над ним он держит в руках различные варианты взаи­моотношений между предметами, которые впоследствии продуцируются им на мир его взаимоотношений с окружающими людьми.

Современное общество потребления, во многом, определяет восприя­тие, внешние и внутренние потребности, а также психологические особенности «человека-потребляющего экранную культуру»: современного зрителя продукции, которую преподносит ему экран. Под воздействием экранной культуры на сознание почти каждого потенциального потребителя существенные изменения претерпевает «картина мира» человека, что, в свою очередь, оказывает влияние на современное общество и культуру. Изменения эти связаны, прежде всего, с тем, что сутью социального функционирования экранной культуры становится формирование новой, мифологической аудиовизуальной картины мира. На наш взгляд, в развитии этой картины мира можно выделить три основных этапа:    

  1. Первый этап – сакральный.
  2. На втором этапе происходит появление произведения искусства, как такового, в кото­ром изменяются отношения изображаемого и изображения.
  3. Появление означающего без означаемого – образа-симулякра.

Появление кинематографа явилось повтором сакральной стадии развития картины мира, когда изображаемое и изображение стало вновь существо­вать слитно. Новая культура экрана возникла как единство этих концептов. Изображение в кадре чаще всего воспринималось как пустой, бессмысленный слепок с реальности, в котором отсутствует образ. По этой причине кинематографу часто отказывалось в при­надлежности к традиционным искусствам. Следствием попыток полу­чить «статус» нового искусства стали поиски собственной образно­сти. 

Современный этап развития свидетельствует о том, что экран­ная культура готовится к вхождению на новый уровень. Приходит новая модель, в ко­торой снова соединяются означающее и означае­мое путем упразднения образа. Перед нами оказывается только само означающее без означаемого – симулякр. Происходит это, прежде всего в виртуальном пространстве.

Отличительные особенности нового типа экранной культуры:  

  1. Новое изображение лишено значительной доли образ­ности.
  2. Образная функция отходит на второй план.
  3. Новое изображение является пустым, не имеющим референции. 

          Благодаря этим особенностям стало возможным исследовать «образ-си­мулякр», характерный для новой экранной культуры. Его отличие от предыдущей стадии, на ко­торой возник кинематограф в том, что ранее кинематограф имел фотогра­фическую природу, являлся слепком реальности. Новое кино не имеет связи с окружающей нас жизнью. Новая экранная куль­­­тура является новой виртуальной ре­альностью, которая может быть сравнима с сакральной реальностью первого этапа.

Описанные процессы характеризуют изменение современной картины мира «человека-потребляющего» продукты экранной культуры. В первую очередь, это касается  ее пространственно-временных характеристик: исчеза­ют понятия «террито­рия», «граница», «расстояние», их заменяет понятие прост­ранство, которое способно быть экономическим, информационным и пр. Результаты глобализационных процессов делают актуальным вопрос: каким представляется индивидуальное бытие человека и на­ций в ситуациях индивидуального, глобального и национального времени-пространства?

Глобализация как тенденция современной экранной культуры создает условия про­странственно-временного нивелирования и разрушает индивидуальную и национальную самобытность субъекта восприятия. Восприятие вре­мени изменяется, что влечет за собой изменение человеческой жизни и со­циально-исторического бы­тия. В связи с глобализационными процессами и созданием новой единой виртуальной реальности изменяются понятия: «глобальное» – «национальное» пространство, «масштабное» – «глобальное» вре­мя. Изменяется и понятие времени: прошлое, настоящее, будущее начинает восприниматься как единое виртуальное про­странство-время. Появляется новое представление о глобальном пространстве-времени.

Новый человек экранной культуры использует предметы и их функции только через их визуальность, а не через понятие и образ. Вседозволенность и доступность становятся характеристиками этой новой культуры. Визуальность в том виде, в котором она присутствует на экране мо­нитора и на телевидении, начинает носить характер анонимности. Анонимной при отсут­ствии сакральной оси становится реальность, анонимным начинает становиться человек. Его подлинная реальность замещается виртуальным пространством, исчезает под натиском замещающих ее образов. Равенство времени исторического, времени зрительского, берущее свои истоки от телевидения, изменяет установки восприятия реальности, готовит человека к появлению нового, еще более по­глощающего сознание типа экранной культуры.

В параграфе 3.3. Современные стратегии мифологизации экранной культуры. Гипертекст как одна из стратегий анализируются следующие современные стратегии мифологизации экранной куль­туры:

  1. Использование «революционного лингвопсихоанализа».
  2. Апелляция к коллективному бессознательному и манипулирова­ние с его помощью «молчаливым большинством».
  3. Мифологическое обольщение, в том числе, обольщение «нарциссиз­мом».
  4. Мифологическая эротизация.
  5. Гипертекст.

           В целях характеристики первой стратегии рассматривается «революционный лингвопсихоанализ», апеллирующий к коллективному бессознательному. Ю. Кристева яв­ляется теоретиком этой стратегии; ее попытки «те­оретически вос­кресить субъекта» стали переломным моментом в эпохе становления и развития постструктурализма. Ею был поставлен вопрос о преемственности эстетических, фило­софских, мифологических ценностей, о путях и способах освобожде­ния сознания современного художника от навязываемых ему культу­рой штампов, стереотипов и потребностей. Перенос методики анализа Ю. Кристевой в область современной экранной культуры, открывает использование следующих его способов:   

  1. Выявления внутренних ритмических структур продукта экранной культуры, определяе­мых коллективными бессознательными побуждениями масс.
  2. Исследования семиотических механизмов продукта экранной культуры, которые обуслов­лены коллективным бессознательным.
  3. Поиск причин сопротивления современным ритмическим структурам экрана со стороны классической кинематографической традиции. 

В терминологии Ю. Кристевой нет понятия «манипуляция», однако постоянное напоминание о вынужденном «обращении к идеологическому и политическому гори­зонту» продиктованы стремлением «освободить» индивидуаль­ный текст от любого управления им извне. Это первый важ­ный момент ее научных открытий применительно к дальнейшим исследованиям эк­ранной культуры. Вторым является трактовка создающего текст субъекта как внутренне противоречивого, находящегося на грани напряжения и угрозы психической деформации, путем создания зна­кового текста пытающегося восстановить утраченные целостные связи с миром. Путь восстановления целост­ности – профилактика «царством символиче­ского». Исследования Ю. Кристевой – поле для дальнейших исследований мифологизации современной эк­ранной культуры, с помощью которых могут быть восстанов­лены утраченные культурные связи и обретена целостность психики потребителя экранной продукции.

В целях понимания того, как происходит, говоря словами Ж. Бодрийяра, «мифологическое обольщение» экранной культурой ее по­тенциальных потребителей, рассматриваются две стратегии экранной культуры: нарциссизм и символический инцест. Жесткие социальные рамки провоцируют жен­щин любить самих себя с той же интенсивностью, с какой их любит мужчина, при этом они постепенно вообще теряют потребность любить, поскольку оказы­вается, что гораздо важнее быть любимой. Следствием становится женская готовность «удовлетвориться» мужчи­ной, который готов выполнить это главное для них требование – полюбить ее.

Об этом, в частности, фильм «Дьявол носит Prada» режиссера Д. Фрэнкела. Тело становится целостной знаковой системой, которая организо­вана со­гласно принятым современной культурой стандартным моделям. Экви­ва­лентом этой знаковой системы является фаллический культ, который может быть уподоблен капиталу, с единой системой меновой стоимости, всеобщий эквивален­т – деньги. Если перенести это на язык современной экранной культуры, становится понятными причины ее психотравматического действия на ее массового потребителя, истоки разрушения духовной системы ценностей и, впослед­ствии, бегство в фантастику и мифологию, которые создают ощущение, что будущее пережито еще до его наступления.

Размышление о типичном для современной культуры нар­циссизме как способе миологического обольщения порождает концепцию символического инцеста: «раскрепощение» тела переносится на область социальных процессов. «Символический ин­цест» ставит своей целью более тонкий и радикальный социальный контроль над большинством, подчинение его нужным современному обществу тенденциям. Кон­троль этот граничит с репрессией, которая базируется на вторичной половой организации – двуполой модели общества, – постепенно перемещаясь на первич­ную – эрогенные отли­чия и амбивалентность, отношение субъекта к своей неполноте. На этом, собственно, и основывается возможность любого симво­лического обмена, в частности, ме­­ханизм соци­ального действия символического инцеста.

Так происходит управление желаниями большинства потенциальных потребителей экранной культуры: эротизация и фаллическая манипуляция:  тела становятся фетишем, а символический нарциссизм закрепляет свой контроль над кругом желаний. Подобные процессы усматриваются в том, что происходит сегодня в обществе и культуре: отмена религиозных запретов и пуританской морали порождается законами «либидинальной экономики», распространяющейся на современ­ную экранную культуру. Такого рода культуру, идеологию и  экономику обычно характе­ризуют два процесса: деструктурация символического; снятие запрета на инцест.

Еще один из эффективных способов мифологизации экранной культуры – это мифологическая эротизация: речь идет не просто о присутствии в произведениях современной экран­ной продукции эротических мотивов, но именно ориентация ее по­тенциального потребителя на восприятие экранной эротики в каче­стве универсальной системы координат, апеллирующей к мифологиче­ским символам и построенной по ее законам. 

Эротизированная экранная культура с помощью мифологических персонажей и символов не только позволяет потребителю экранной продукции испытать чувство удовольствия за счет освобождения от подавленных желаний и нереализованных потребностей, но дарит эстетические переживания. Вопрос о том, насколько органично мифология сочетается с подаваемыми современным экраном образами стоит рассматривать отдельно. Довольно ча­сто они не сочетаются, однако для заказчиков и создателей такой экранной продукции это не имеет значения: эксплуатация Эроса и других его мифологических «собратьев» повышает рентабельность навязываемого таким образом стиля жизни, системы взаимоотношений или системы ценностей.

Так современная экранная культура, использующая мифологизированные эротические образы, навязывает потребителю не всегда приемлемые им ценности. Гомосексуализм, лесбийские мотивы, андрогинность, – все это взято на вооружение и испробовано в западной экранной культуре, и является на сегодняшний день эффективными способами ее мифологизации. Остались только самые «запретные плоды» – «Эдипов комплекс» и «комплекс Электры». Остается только надеяться, что к отечественной экранной продукции все это не будет иметь отношения, найдутся более достойные, не менее эффективные средства привлечения внимания потребителя к «мифологизированной коммуникации», а точнее, «мифотворческому диалогу» – между современной экранной культурой и ее потенциальным потребителем. 

К числу стратегий мифологизации современной экранной культуры следует отнести ее интертекстуальность и гипертекстуальность. Современные технологии до неузнаваемости меняют облик современной культуры, в том числе, трансформируя все ее продукты, которые существуют на экранных носителях. На смену традиционным формам приходит особый вид коммуникативного пространства, основанного на принципе гиперкоммуникации.

Вхождение человечества в экранную культуру компьютерной эпохи сопряжено с мно­жественными изменениями, с реальным воплощением того, что было ра­нее названо «гипертекстом». Это текст, фрагменты которого связаны с системой иных текстов и создают возможность его прочтения в различных «направлениях», что дает произведению мультисеквенциальность. Гипертекст включается в систему иных текстов, приобретая тем самым некую многомерную состав­ляющую, становился формой организации такого материала, единицы которого представ­лялись не линейной последовательностью, а системой переходов к иным возможным эле­ментам и новым связям, расщепляя картину мира потребителя современной экранной культуры.

Глава 4. Мифотворчество в экранной культуре в свете современных философских теорий.

В параграфе 4.1. Мифотворчество в экранной культуре как аналог социо­культурной действительности. Новая мифология кинопроката анализируется современный кинопрокат, диктующий кинопроизводству тематику будущих картин, их жанровое и этическое своеобразие. С учетом того, что современная экранная культура становится товаром, который должен быть продан, соответствующая ожиданиям большинства зрителей его «упаковка» и позиционирование обеспечивают продюсеру успех картины. Поскольку в отечественном кинопроизводстве на данный момент не существует методики расчета эффективной рентабельности рекламной кампании прод­ви­жения фильма, кинокартины «упаковываются» зачастую в соответствии с представлениями продюсеров о том, что нужно сегодня зрителю, каков его ин­теллектуальный и этический уровень. Данный фактор существенно «снижает» не только уровень художественности современных игровых картин, но и нередко ставит под угрозу успех их проката.

Вынужденное позиционирование продюсеров, ориентированное на среднего зрителя провоцируется невысоким художественным уровнем отечественной экранной культуры. Мастера отечественного кино находят выход в обращении к мифам, используют мифологические сюжеты, строят картины

по законам мифологии и вносят свой, высокий вклад в новую мифологию экранной культуры. Понятие «миф» не отождествляется с созданием искусствен­ного образа, который используется для манипулятивных целей. Переносное значение мифа как «недостоверного рассказа или выдумки» не подразумевается нами в дан­ном контексте. 

Под мифотворчеством понимается творение новой мифологии в современной экранной культуре, воссоздание универсальных образов, которые становятся способом отражения и освоения окружающей действительности. Мифотвор­чество в экранной культуре предполагает наличие, как у ее создателей, так и у потенци­альных потребителей ее продукции, адаптированных современности отдельных черт ми­фологичес­кого мышления, а также использование им некоторых приемов художествен­ного мифологизма.

Под мифотворчеством в эк­ранной культуре понимается создание новых по замыслу, оригинальных решений обра­зов и информации. Под мифологической практикой – творческая, преоб­разующая деятельность создателя любого вида экранной культуры, которая, так или иначе, основывается на применении различных приемов мифологического опыта. Существует разница между современным пониманием эк­ранных креативных технологий и использованием в экранной культуре фрагментов из мифологических сюжетов, узнаваемых героев древних ми­фов. Примеры приводятся следующие: 

  1. Фрагменты из истории жизни русских правителей, канонизированных сто­летиями позже в качестве святых.
  2. «Прямое» экранное цитирование, с некоторым авторским комментарием Ветхого и Нового Заветов. 
  3. Создание на экране былинных персонажей, наделенных мифологической силой, под­чиненной некоей идее, например, спасению родины или семьи.

В связи с этим предлагается классификация периодов «мифотворчества» в раз­витии  современной отечественной экранной культуры:   

  1. До середины 1990-х годов к отечественной экранной культуре относились как к искусству, это период «высокого ми­фотворчества».
  2. С середины 1990-х г. происходит переориентация на «куплю-продажу», пере­веденные на русский язык западные пособия по драматургии и режиссуре со­риентировали русскую экранную культуру на то, как заработать миллион; это «заставляет» экран манипулировать с помощью мифов.
  3. С конца 1990-х годов происходит стабилизация рыночной ориен­тации экранной культуры, разрабатываются способы имплан­тации навязываемых экраном ценностей во внутренний мир потребителей экран­ной продукции.

С переходом отечественной культуры на «торговые рельсы», где «человек человеку товар», отечественная экранная культура начинает требовать новых способов управления массовым зрителем. Одним из таких способов становится мифотворчество. Использование мифотворче­ских технологий в эк­ранной культуре помогает воссоздать утраченные адекватные связи с окру­жающим миром. Зритель перестает вос­принимать виртуальный вариант в качестве реальности окру­жающего мира, восстанавливается картина мира, происходит адекватное самоопределение личности.

Современная экранная культура по спо­собу производства и функционирования является продуктом не художественно-эстетиче­ского творчества, а частью технического производства, задача которого – обеспечить спрос на кинорынке, вернуть и увеличить потраченные на фильм деньги. Ориен­тация на массового, «усредненного» зрителя на сегодняшний день себя утратила, она не способствует росту интереса к фильму, вызывает отторже­ние у тех случайных зрителей, которым не безразлично ощущение целостного единства мира, собственная творческая в нем реализация и здоровая психика.

Мифотворческие техно­логии в экранной культуре – не единственный путь ее сохранения и развития. Это один из путей, способный сделать из зрителя – ищущего выгоду и потребляющего – существо чувствующее и создаю­щее. Ситуация, сложившаяся в отечественной экранной культуре, не представляется безвыходной: один из механизмов восстановления утраченных этических приоритетов современного кинопроизвод­ства и кинопроката – мифотворчество. Новая мифология кинопроката мо­жет строиться на мифологических приемах, не деформирующих сознание зрителей.  

В параграфе 4.2. Постмодернистская чувствительность и мифотворчество исследуется философия постмодерна применительно к новой ми­фологии экранной культуры. Это одно из противоречивых явле­ний современ­ности, которое вызывало противоположные к себе отно­шения. Постмодерн – это не философия, ибо философия метафизична, а постмодерн – эмпиричен. Но в своей эмпиричности постмодерн научен, а потому и абсолютно рационален. Постмодерн имеет много общего с синергетикой, разрушая классическую картину мира, основанную на связях, лежащих на поверхности, идет к не­линейным связям. Обтекаемость и зыбкость формулировок – характерное явление для по­стмодерна, как и смешение разных подходов не только к изучению мифа, но и к самому процессу научного исследования.

Прошлый век для многих исследователей оказался наполненным ощущением кри­зиса и конечности: ожидание конца света, конца истории, конца культуры переживается западными философами «с помощью» различной научной терминологии. Возможно, по­стмодерн явил собой именно подобный опыт переживания – предощущения совпадения конца и начала, вопрос в том, что именно должно завершиться, а что начаться. Мнения культурологов, философов, социологов расходятся, вне сомнения остается завер­ше­ние одного цикла и некое грядущее, а, по мнению некоторых исследователей, начавшееся развитие нового цикла. Именно в этом смысле можно определить постмодернизм как своеобразную форму мироощущения переходной эпохи.

В целях исследования процессов, которые происходят в современной экранной культуре, необходимо также остановиться на одном из базовых определений в мировидении постмодерна – факторе среды и дове­рия. Современная культура превращается для потребителя в фактор среды, создает иллюзию теплоты и доверия, становится, своего рода компенсаторным механизмом психической неустойчивости зрителя, который, в свою очередь, интериори­зирует это, так называемое социальное «попечительство», которое  производит не только ма­териальные блага, но иллюзию теплоты и доверия.

В данном случае мы имеем дело с игрой экранной культуры в «дар» и «доступность»: архаический ри­туал дара и подарка накладывается на наивные ожидания  ребенка, который привык к пас­сивному получению родительских благодеяний. С учетом того, что большинство зрителей недополучили родительской любви, либо по другой причине сохранили инфантильность, данный механизм оказывается очень действенным, но цель этого механизма: превращение коммерче­ских отноше­ний в личностные.

Основной функцией экранного обра­за становится устранение реального мира, что, безусловно, фрустрирует человека. Принцип реальности, который искажается в экранном образе, превраща­ется в рост желаний, которые увеличиваются до жажды зрелищ, требуя все больших абсурдно-регрессивных переживаний. Экранная культура не механи­чески несет в себе ценности общества, она более тонко «протаскивает» общественный строй в его двойной ипостаси одаривания и подавления. В качестве примера приводится картина реж. Г.Иньярриту «Вавилон».

Именно средства массовой информации сегодня мистифицируют массовое сознание в целях манипуляции. Современные мифы, порожденные сред­ствами массовой информации, в том числе, экранной культурой, преследуют те же цели: порождают иллюзии и мифы. Следует уточнить, что постмодернисты вкладывали в «миф» иное понимание, нежели многочисленные исследователи мифов и мифологии. Так, например, Дан считал мифы синонимом иллюзий и вымысла, относил их к «ложному сознанию». По Дану, задача постмодернизма заключалась в разоблачении процессов мистификации, которые происходят в общественном сознании в результате агрессивного вторжения в него экранной культуры и других «продуктов массмедиа».

Вкладывая в «миф» по сути своей переносный, по С. Оже­гову, смысл, постмодернисты выступают против мифологизирующих общественное сознание процессов. Но, декларируя смешение коллективных кодов с индивидуальными, ратуя за игру символов и образов, открывая в известных метафорах индивидуальные смыслы, представители постмодернизма предлагают каждому попробовать себя именно в практике индивидуального мифотворчества.

В параграфе 4.3. Мифотворчество в концепции Дж. Кэмпбелла и современная экранная культура рассматривается широкий спектр социальных, культурных и психологических вопросов, в контексте которых становятся важными открытия Дж. Кэмпбелла применительно к экранной культуре. Мысль философа о том, что мифотворчество не есть только лишь отражение бессознательного, но утверждает духовные принципы истории и культуры, представляется важной в контексте использования мифотехнологий в современной экранной культуре. Сценаристы и режиссеры считают исследования этого ученого кладезем сюжетов, реализация которых представлена многочисленными произведениями современной экранной продукции. К числу их можно отнести сериал «Танкер «Танго» Б. Худойназарова, «Сундук предков» Н. Эгена, «Убить Фрейда» Х. Ористреля и др.

В исследовании мировых судьбоносных символов человека и культуры мы видим возможность перенесения расшифрованных мифологических ходов и сюжетов на почву экранной культуры. Согласно мнению Дж. Кэмпбелла, задача мифотворчества – переживание катарсиса, очищающее эмоции, чувства и ра­зум. Мифотворчество в культуре становится средством расширения мыслительных горизонтов, разрушает привязанность к оценочным суждениям, способствует переплетению мифологии и индивидуального опыта.

Заключение диссертации содержит обобщающие положения, выводы и результаты исследования, а также рекомендации для позитивного влияния новой мифологии на развитие современной экранной культуры в целом.

Публикации по теме диссертации

Монографии

  1. Постмодернистский подход к экранной культуре. – М.: ЭРА, 2007. 156 с.
  2. Экранная культура как новая мифология (на примере кино). – М.: ЭРА, 2007. 288 с.

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК

  1. Влияние процесса глобализации на формирование и изменение языка // Гуманитарные и социально-экономические науки, 2007, №4. С.142-144.
  2. Мифотворчество в экранной культуре как аналог социокультурной действительности. Новая мифология кинопроката // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2007. № 6. С. 31-36.  
  3. Основные этапы развития экранной культуры // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2006. №9. С. 34-38.  
  4. Особенности становления и развития экранной культуры XX в. // Гуманитарные  и социально-экономические науки. 2007. №3. С.128-131.
  5. Проблемы социального функционирования экранной культуры в современном обществе // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2006. №8. С. 43-47.
  6. Современное «мифологическое сознание» и средства массовой информации // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. 2007. №4. С.237-242.
  7. Экранная культура в контексте средств массовой информации. // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2007. № 5. С. 112-115.
  8. Экранная культура и современное коммуникативное пространство // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2007. №2. С. 113-116.

Учебники и учебные пособия

  1. Организация производства рекламных фильмов. / Мастерство продюсера кино и телевидения. Учебник. – М.: ЮНИТИ-ДАНА., 2008. С.481-506.
  2. Рекламные коммуникации в продвижении фильмов. / Мастерство продюсера кино и телевидения. Учебник. – М.: ЮНИТИ-ДАНА., 2008. С. 633-659.
  3. Совершенствование системы продвижения аудиовизуальной продукции. / Основы продюсерства. Аудиовизуальная сфера. Учебник. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2003. С. 224-233.
  4.  Организация рекламы аудиовизуальной продукции. / Основы продюсерства. Аудиовизуальная сфера. Учебник. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2003. С. 234-262.

Научные статьи и другие издания

  1. «Высокое» и «низкое» в экранной культуре // Социальная и экранная реальность: проблемы адекватности и взаимодействия. Материалы второй межвузовской научной конференции авторов и читателей сборника «Рубикон». - Ростов на-Дону: Издательство НМЦ «ЛОГОС», 2007. С.41-43.
  2. Детерминированный аналог кинопроката. // Проблемы управ­ления развитием социально-экономических систем. – М.: СпбГУКиТ, 2001. С.69-73.
  3. Изменения «культурной картины мира» в условиях современного постиндустриального общества // Рубикон. Вып. 43. 2007. С. 3-4.
  4. «Икона» - «Картина» - «Экран». Этапы развития визуальной культуры // Рубикон. 2007. Вып. 43.  С. 56-58.
  5. Инвестирование продюсерских проектов в телевидении. // Техника кино и телевидения, 1999, №7. С.56-58.
  6. Интернет-культура и интертекстуальность. От интертекста к гипертексту // Гуманитарные и социально-экономические науки, 2007. №1. С. 37-40.
  7. Использование механизма Product Placement в российском кинопроизводстве. // Материалы V Всероссийской конференции заведующих кафедрами рекламы, связей с общественностью и смежных специальностей. 13-14 апреля 2001 г. – М.: РАРА, 2001. с. 132-137.
  8. Концепция подготовки продюсеров в России. // Материалы второй Всероссийской конференция заве­дующих кафедрами рекламы и смежных специальностей. 15-16 мая 1998 г – М.: РАРА, 1998. С. 64-66.
  9. Культура как постмодернистский фактор среды и доверия // Рубикон. Вып. 44. 2007. С. 22-23.
  10. О развитии кинематографии в Санкт-Петербурге. // Киномеханик. 2001. № 1. С. 2-10.
  11. Общество потребления в концепции Ж. Бодрийара и современная экранная культура // Рубикон. Вып. 44. 2007. С. 24-25.
  12. Позитивное и негативное влияние постмодернизма на современную экранную культуру // Социальная и экранная реальность: проблемы адекватности и взаимодействия. Материалы второй межвузовской научной конференции авторов и читателей сборника «Рубикон». – Ростов-на-Дону: Издательство НМЦ «ЛОГОС», 2007. С.38-40.
  13. Приглашение к дискуссии: «Перспективы развития экранной культуры» // Социальная и экранная реальность: проблемы адекватности и взаимодействия. Материалы второй межвузовской научной конференции авторов и читателей сборника «Рубикон». – Ростов-на-Дону: Издательство НМЦ «ЛОГОС», 2007. С. 3-5.
  14. Проблемы языка в условиях глобализации // Мир и согласие. 2007. №1. С. 62-67.
  15. Product Placement как источник финансирования киноиндустрии.  // Экономические стратегии, 2001,  № 5-6. С. 139-143.
  16. Роль продюсера в организации рекламы кинофильмов // Материалы Всероссийской научно-практической конференции заведующих кафедрами рекламы и смежных дисциплин. 24-25 апреля 1997 г. – М.: МГАХМ, 1997. С. 39-49.  
  17. Современное коммуникативное пространство и феномен гипертекстуальности // Мир и согласие. 2007. №2. С. 94-100.
  18. Технология Product Placement // Art-менеджер. 2002. № 3. С. 32-36.
  19. Философский аспект мифа и экранная культура нашего времени // Вестник Московского государственного областного университета. Серия «Философские науки». 2007. №3-4. С.69-75.
  20. Финансирование кинопроектов с использованием рекламного меха­низма «Product Placement». // Справочник руководителя учреждения культуры. 2002, № 3. С. 54-60.
  21. Что такое экранная культура? // Социальная и экранная реальность: проблемы адекватности и взаимодействия. Материалы второй межвузовской научной конференции авторов и читателей сборника «Рубикон». – Ростов-на-Дону: Издательство НМЦ «ЛОГОС», 2007. С.35-38.
  22. Экономические аспекты оценки создания телевизионного экран­ного сообщения. // Социальная сфера в рыночных условиях. – М.: Экономический факультет МГУ, ТЕИС, 2004. С. 137 – 144.  
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.