WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Эвристические возможности антропологического подхода к исследованию военной культуры

Автореферат докторской диссертации по культурологии

 

На правах рукописи

БАЖУКОВ ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ

 

ЭВРИСТИЧЕСКИЕ ВОЗМОЖНОСТИ АНТРОПОЛОГИЧЕСКОГО ПОДХОДА К ИССЛЕДОВАНИЮ ВОЕННОЙ КУЛЬТУРЫ

24.00.01 – теория и история культуры

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора культурологии

Москва – 2009

Диссертация выполнена на кафедре культурологии Института переподготовки и повышения квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова.

Официальные оппоненты – доктор философских наук, профессор

Минюшев Фарид Исламович

                                                доктор философских наук, профессор

Каверин Борис Иванович

                                                доктор философских наук, профессор

Ксенофонтов Владимир Николаевич

Ведущая организация – Пограничная академия Федеральной    службы безопасности Российской Федерации

Защита состоится 8 апреля 2009 г. в 15.00 на заседании диссертационного совета Д 501.001.92 по теории и истории культуры при Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова по адресу: 119992, г. Москва, Ленинские горы, 2-й учебный корпус гуманитарных факультетов МГУ, ауд. 849.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале научной библиотеки МГУ имени М.В.Ломоносова (2-й учебный корпус гуманитарных факультетов МГУ).

Автореферат разослан «___» ___________________ 2009 г.

И. О. ученого секретаря диссертационного совета,

доктор исторических наук, доцент                                       В.А. Змеев  

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ



Актуальность исследования темы. Специфика современного состояния общественной жизни отмечена нарастающим вниманием к проблеме военной культуры. Актуальность настоящей работы обусловлена, с одной стороны, большим интересом к данной теме в современной культурологии, с другой стороны, ее недостаточной разработанностью. Война и военная культура зародились на ранних этапах развития человеческого общества. Этнологи свидетельствуют о том, что уже в доклассовых обществах по разным причинам возникали вооруженные конфликты, для регулирования которых изобретались и применялись различные правила, процедуры и знаки; формировались военная мифология и магия, специальные обряды и ритуалы . Военная культура современных обществ, несмотря на огромные изменения, произошедшие в средствах и способах вооруженной борьбы и других ее элементах, сохраняет преемственность с военными культурами древности.

Теоретическое осмысление войны и военного дела началось значительно позднее, чем их появление, но и оно имеет достаточно большую историю.  Уже в эпоху рабовладельческого общества возникли первые попытки понять и оценить явления войны и мира, назначение и роль армии в жизни государства. Элементы такого знания представлены в литературных памятниках Древнего Китая и Древней Индии, в трудах философов, историков и военных теоретиков Древней Греции и Древнего Рима (Платон, Аристотель, Геродот, Ксенофонт, Сунь-цзы и др.). В последующий период, особенно в эпоху Возрождения и в Новое время, осмысление проблем войны и мира, армии и военного дела получило дальнейшее развитие (Н.Макиавелли, Э.Роттердамский, Г.Гроций, И.Кант, Г.Гегель), были заложены основы военной науки (Г.Ллойд, Г.Д.Бюлов, А.Жомини, К.Клаузевиц, П.А.Румянцев, А.В.Суворов, М.И.Драгомиров и др.). В настоящее время военная теория включает военную науку, военные разделы знаний социально-гуманитарных, естественных и технических наук.

Признавая заслуги представителей этих наук в познании войны и военного дела,  необходимо отметить, что их исследования носят преимущественно социально-философский, исторической или чисто военный характер. Культурологический анализ применяется крайне редко и, как правило, носит фрагментарный характер.  Слабо используются по отношению к войне и военному делу теоретико-методологические установки, составляющие основу культурологического подхода: исследование культурных оснований военной деятельности как одного из важных видов социальной деятельности; рассмотрение военной культуры как части культуры общества и их взаимного влияния друг на друга; исследование военной культуры как целостного системного образования; проведение сравнительных исследований военной культуры различных обществ; типология военной культуры; анализ структуры военной культуры и ее функций; изучение ценностно-нормативных и знаково-семиотических аспектов военной культуры и др. Вследствие этого понятие «военная культура» не получило должного развития и распространения, а в самом явлении имеются значительные белые пятна, которые остаются мало исследованными. Поэтому представляется важным и необходимым посмотреть на войну и военное дело с культурологической точки зрения.

Понятие «военная культура» было введено в научный оборот российским публицистом М.О.Меньшиковым (1859-1918), который применял его при характеристике вклада великого русского полководца А.В.Суворова в развитие военного искусства. В научной литературе Русского Зарубежья понятие «русская военная культура» использовалось при характеристике исторического пути Русской армии и значения ее деятельности для сохранения государственной самостоятельности России и для обеспечения роста и развития всей русской культуры. Сегодня российскими исследователями предпринимаются попытки дать определение этому явлению, выявить его связи с общенациональной культурой и рассмотреть особенности военной культуры различных обществ и государств.

В диссертации военная культура определяется как система ценностно-нормативных, духовно-идеологических и знаково-символических элементов, обеспечивающих мотивацию и регуляцию военной деятельности различных субъектов. Военная культура рассматривается в широком и узком смыслах, находящихся между собой в тесном взаимодействии. В широком смысле военная культура представляет собой все, созданное человеком в области военного дела. В узком смысле военная культура предстает как комплекс устойчивых, исторически сложившихся на индивидуальном, групповом и массовом уровне установок сознания и моделей поведения человека в военной сфере. Это достаточно сложное, многоуровневое явление, которое включает ценностно-нормативные, духовно-идеологические, знаково-символические и материальные элементы. Военная культура может выражаться в военных обычаях и традициях, воинских обрядах и ритуалах, различного рода знаках и символах. Важной составляющей военной культуры является осмысление полярных категорий: жизни и смерти, а также тесно связанных с ними других этических понятий: чести, достоинства, мужества, героизма и их антиподов, которые в экстремальных условиях войн и военных конфликтов проявляются наиболее ярко. Учитывая сложность и многогранность военной культуры, слабую  изученность ее взаимодействия с культурой общества, необходимо признать целесообразность и актуальность дальнейших глубоких научных исследований этого феномена.

Важное место среди  составляющих культурологического анализа  занимает антропологический подход, позволяющий более глубоко познать человека и человеческое измерение изучаемых явлений. Антропологический подход к военной культуре дает возможность рассмотреть ее в соотношении с человеком, раскрыть различные стороны их взаимодействия, представить военную культуру как результат деятельности человека и как подсистему, управляющую его поведением, раскрыть особенности военной социализации, выделить и исследовать различные типы личности в зависимости от их отношения к военным проблемам,  приблизиться к формированию нового направления научных исследований – военной антропологии, позволяющей объединить усилия различных дисциплин в изучении  человека в военной сфере.

Применение антропологического подхода должно способствовать тому, чтобы выявить и устранить проблемные стороны в жизнедеятельности Российской армии, и тем самым помочь формированию ее нового облика, соответствующего современным вызовам и угрозам. Российская армия должна стать не только более сильной и боеспособной, но и более привлекательной в глазах граждан как важный социальный институт государства и как сфера профессиональной деятельности. Военная культура должна в полной мере корреспондироваться с культурой общества.

В условиях глобализации культуры, когда идет навязывание чуждых стереотипов, перед отечественными учеными стоит задач  раскрыть потенциал отечественной культуры, поставить его на службу национальной и военной безопасности России. Общество, государство не могут отгородиться от существующих в мире социально-политических реалий; сохраняется необходимость формирования патриотического и военно-патриотического сознания в стране.

Отмеченные обстоятельства обусловливают важность, своевременность и актуальность всестороннего исследования военной культуры и применение антропологического подхода в этих исследованиях.

Научной проблемой, решаемой в диссертации, являются проблема раскрытия сущности военной культуры. В познании военной культуры наблюдается противоречие между потребностями ее более глубокого изучения и имеющимися теоретико-методологическими подходами. До настоящего времени война и военное дело познавались преимущественно с точки зрения социальной философии, истории и военной науки. Реализация данных подходов позволила раскрыть многие стороны изучаемых явлений (связи с политической, экономической, социальной и духовной сферами жизни общества, законы и закономерности войны и вооруженной борьбы, принципы военного искусства и др.), однако в исследовании войны и военного дела как явлений культуры их возможности оказались ограниченными. Вследствие этого пока не удается представить научной общественности достаточно убедительную трактовку военной культуры. Еще в меньшей степени изучено человеческое измерение данного явления.

Исследования в различных областях жизни общества, где находит применение антропологический подход, приносят положительные результаты. Благодаря опоре на антропологический подход успешно развиваются новые направления антропологии: экономическая, политическая, педагогическая, экологическая, антропология права и др. Однако при изучении военной сферы возможности антропологического подхода используются слабо. Крайне мало исследований о его применении к изучению военной культуры. Между тем, обращение к антропологическому подходу способно открыть новые возможности в исследовании данного явления; опора на него может помочь объединить усилия различных дисциплин в изучении личности гражданина и воина. Приоритет антропологической парадигмы в данной области объясняется тем, что военная культура рассматривается здесь в соотношении с человеком, целостно и системно, в единстве сознательного и бессознательного, официального и неофициального компонентов. Применение антропологического подхода позволит получить более полное представление о сущности военной культуры и ее содержании, наметить пути ее дальнейшего развития и совершенствования.

Степень научной разработанности проблемы. Представленное в диссертации исследование эвристических возможностей антропологического подхода к изучению военной культуры предпринимается впервые. Оно ведется на пересечении нескольких проблемных разделов культурологии, культурологии и философской антропологии. Во всех отмеченных областях имеются работы, которые косвенно касаются темы нашего исследования. Так, основой для интерпретации антропологического принципа в зарубежной и отечественной философии явились работы: Л.Фейербаха,  Т.И.Благовой, С.Н.Булгакова, В.Виндельбанда, П.П.Гайденко, А.А.Галактионова, А.В.Гулыги, В.В.Зеньковского, А.В.Конева и Л.А.Коневой, К.Маркса, П.Ф.Никандрова, Б.Рассела, Д.Реале и С.Антисери, В. В. Сербиенко Н.Г.Чернышевского, М.Шелера, И.Элеза, Ф.Энгельса.

Имеющиеся в России и за рубежом научные работы по проблемам антропологического подхода и его применения к исследованию военной культуры можно разделить на несколько направлений. Первое направление – это труды известных представителей культурологии и культурной антропологии. В числе авторов этих трудов следует назвать имена Р.Бенедикт, Ф.Боаса, В.Г.Богораза,  А. ван Геннепа, К.Гирца, Д.К.Зеленина, К.Клакхона, А.Л.Кребера, К.Леви-Строса, Э.Лича, А.Н.Максимова, Б.Малиновского, М.Мид, Дж.П.Мердока, М.Мосса, В.В.Радлова, А.Р.Рэдклифф-Брауна, Э.Сепира, Э.Б.Тайлора, Л.Уайта, Э.Эванс-Причарда и др. В их работах исследуются различные общества и их культуры, разрабатываются теоретические концепции культуры и социальной структуры, осуществляется анализ методологических и методических проблем культурологии и этнологии. Идеи, высказанные ведущими культурологами и антропологами, рассматриваются в диссертации как методологическая основа для понимания сущности и особенностей антропологического подхода к исследованию социокультурных явлений.

Второе направление образуют труды российских исследователей, занимающихся вопросами культурологии и культурной антропологии. Сюда можно отнести работы С.А.Арутюнова, А.Ю.Ашкерова, А.А.Белика, Л.П.Воронковой, Ю.Н.Емельянова, А.Л.Елфимова, Н.Н.Козловой, И.В.Комадоровой, С.В.Лурье, Ф.И.Минюшева, А.А.Никишенкова, Э.А.Орловой, Ю.М.Резника, П.В.Романова, С.И.Рыжаковой, Н.Г.Скворцова, Д.К.Танатовой, Е.Р.Ярской-Смирновой и др. В трудах указанных авторов анализируются содержание и исторические этапы развития культурологии и культурной антропологии,  рассматриваются теоретические концепции, разработанные классиками  антропологической мысли, раскрываются особенности основных направлений антропологического знания. Имеется опыт  рассмотрения специфики антропологического подхода к исследованию человека, культуры и общества. Теоретические положения, высказанные в отмеченных работах,  учитывались в диссертации при разработке содержания антропологического подхода и его применения к исследованию военной культуры. В очных и заочных дискуссиях с авторами этих работ, уточнялись сущностные черты антропологического подхода и его специфика.

Особую важность для диссертационного исследования представляют работы российских и зарубежных обществоведов, в которых рассматриваются различные аспекты военной культуры. В этом ряду следует выделить труды Г.А.Аванесовой, В.Д.Грачева, В.Н.Гребенькова, А.Григорьева, Ч.Б.Далецкого, Л.Н.Дороговой, Р.К.Дрейлинга, Б.И.Каверина, Ю.Я.Киршина, С.Н.Климова, В.Н.Ксенофонтова, В.В.Лысенко и др. В работах отмеченных авторов обосновывается необходимость введения понятия «военная культура», предпринимаются попытки его определения, рассматривается соотношение военной культуры и культуры общества, военной культуры и военной субкультуры. Исследуются отдельные стороны военной культуры России и других государств. Идеи, сформулированные в названных работах, помогли автору диссертации в разработке и уточнении понятия военной культуры.

Особую группу образуют работы представителей философской антропологии, имеющей тесные связи с социальной и культурной антропологией и играющей по отношению к ней важную методологическую роль. В числе авторов этих работ следует назвать В.С.Барулина, В.Г.Борзенкова, Л.П.Буеву, О.Д.Гаранина, В.Д.Губина, Ф.И.Гиренка, П.С.Гуревича, В.В.Ильина, И.Я.Кантерова, А.Л.Карташева, В.А.Кувакина, Л.З.Немировскую, А.А.Оганова, Г.М.Пономареву, О.С.Суворову, Е.Н.Старовойтову, Б.Г.Юдина и др. В работах философских антропологов рассматриваются предельно широкие вопросы о человеке: особенности его философского постижения, проблемы бытия, происхождения и сущности,  смысла жизни, смерти и бессмертия и др. В современных исследованиях анализируются представления о человеке в различных философских учениях, в сакральных текстах,  рассматриваются духовный и жизненный мир человека. Теоретические положения, разработанные российскими философами, составили методологическую основу для осмысления проблем бытия человека в условиях войны и военной опасности.

Важное направление составляют труды российских этнологов и историков, использующих антропологический подход в исследовании проблем военной истории. В этом ряду следует назвать имена С.Е.Александрова, В.А.Артамонова, С.В.Волкова,  О.В.Дружба, В.А.Змеева, Н.Д.Козлова, Н.И.Кондаковой, Ж.В.Корминой, В.Р.Новоселова, А.И.Першица, О.С.Поршневой, Ю.И.Семенова, Е.С.Сенявской, А.С.Сенявского, В.А.Тишкова, В.А.Шнирельмана и др.  Методология и методика антропологического подхода, сознательно использованные учеными, позволили раскрыть важные стороны внутреннего мира и поведения военнослужащих и гражданского населения в ходе войн и военных конфликтов. Работы указанных исследователей послужили автору диссертации в качестве источников при изучении исторического направления военно-антропологических исследований в России.

Анализ степени разработанности исследуемой проблемы показывает, что вопрос о применении антропологического подхода к изучению военной культуры специально не ставился и не рассматривался. Вследствие этого остается мало исследованной область методологии антропологического подхода, его особенностей, возможностей и пределов. Слабо изученными являются антропологические аспекты военной культуры. Недостатки в разработке и применении антропологического подхода сдерживают познание военной культуры и ее развитие.

Объектом изучения является теория и методология анализа социокультурных процессов в военной культуре. При этом преимущественное внимание обращается на военную культуру России.

В качестве предмета исследования выступают особенности антропологического подхода в культурологии и возможности его применения к исследованию военной культуры. В диссертации раскрываются особенности антропологического подхода, его философско-методологические основы, специфика применения в культурологии,  проводится различие между антропологическим подходом и подходами других наук. Обращается внимание на то, что антропологический подход включает две неразрывно связанные между собой стороны: антропологический подход к пониманию военной культуры и антропологический подход к ее исследованию. Для антрополога особый интерес представляют такие аспекты военной культуры, которые непосредственно связаны с человеком и способствуют его познанию . Далеко не каждый метод обладает необходимыми эвристическими возможностями для решения тех проблем, которые ставит перед собой ученый или просто познающий субъект. У каждого метода есть границы его применения, вне которых его использование приводит к недостоверному, ошибочному результату. Попытка расширить границы применения того или иного метода часто не объясняет, а только затуманивает суть предмета, рождая в то же время ощущение простоты задачи и прозрачности связей окружающего нас мира.

Целью исследования является выявление особого культурно-антропологического измерения военной культуры.

Исходя из этого, определяются основные задачи, в число которых входят следующие:

  • анализ состояния современных военно-антропологических исследований в России;
  • раскрытие особенностей антропологического подхода к исследованию военной культуры;
  • выявление философско-методологических основ антропологического подхода к исследованию военной культуры;
  • уточнение понятия военной культуры как важнейшей части объекта и предмета военно-антропологических исследований;
  • определение объекта и предмета военной антропологии и ее места среди других наук.

Основная гипотеза исследования заключается в предположении о том, что теоретико-методологические возможности антропологического подхода в культурологии позволяют сформировать объективную картину военной культуры как на микро-, так и на макроуровне. Предполагается, что благодаря антропологическому подходу удастся раскрыть такие стороны военной культуры, которые недоступны или малодоступны для других подходов: обыденный и неформальный уровень, мир бессознательных и символических элементов, модели сознания и поведения, роль и значение военных обычаев, обрядов, ритуалов и традиций как основных форм социально стандартизированного поведения человека в военной сфере.

Дополнительные гипотезы:

А) предполагается, что, несмотря на значительные эвристические возможности антропологического подхода, его потенциал в исследовании военной культуры используется не в полной мере;

Б) возможности антропологического подхода не безграничны, его нельзя рассматривать как универсальный метод познания социокультурных явлений. Пределы антропологического подхода обусловлены его спецификой.

Методологические основы исследования. В качестве методологических основ исследования выступают принципы различных философских и культурологических учений: герменевтики, неокантианства, феноменологии, современной философии культуры и философии науки. При разработке понятия военной культуры автор диссертации опирается на теоретические положения современной культурологии, получившей развитие в трудах российских и зарубежных ученых.

Исследование проблем методологии антропологического подхода к изучению военной культуры осуществляется на основе идей французского философа  О.Конта,  немецкого историка  культуры и философа В.Дильтея, представителей неокантианства баденской школы В.Виндельбанда и Г.Риккерта, идей  феноменологии Э.Гуссерля и А.Шюца и их последователей за рубежом и в России. В качестве важного методологического положения рассматриваются  выводы российских философов о двух исследовательских стратегиях в гуманитарных и социальных науках - натуралистической и культурцентристской и возможности их содружества.

При изучении особенностей антропологического подхода автор опирается на идеи известных российских и зарубежных культурологов и культурантропологов.

В качестве методов исследования используются методы единства теоретического и эмпирического, количественного и качественного, логического и исторического, системного и структурно-функционального анализа,  анализа документов и наблюдения. Особое значение придается идеографическому и номотетическому методам, позволяющим обратить внимание как на индивидуальные особенности тех или иных явлений военной культуры, так и на общие законы и закономерности их функционирования и развития. Учитываются особенности и возможности в реализации антропологического подхода к исследованию  военной культуры методов понимания и объяснения.





Научная новизна исследования. Высокая значимость и недостаточная практическая разработанность проблемы «Эвристические возможности антропологического подхода к исследованию военной культуры» определяют несомненную новизну данного исследования.

В диссертационном исследовании раскрыт методологический смысл антропологического подхода в исследовании военной культуры. А также:

а) выдвинут и аргументирован антропологический подход в культурологии применительно к военной культуре, раскрыты его эвристические возможности, основанные на идее человекосоразмерности социокультурных процессов;

б) доказана необходимость интеграции культурологического и антропологического подходов как перспективного междисциплинарного сочетания, позволяющего обеспечить оптимальные научные результаты за счет ухода от абстрактного теоретизирования к конкретным антропологическим фактам;

в) представлена концепция военной культуры как культурологического понятия;

г) раскрыты  методологические основы антропологического подхода к исследованию военной культуры;

д) обоснованы теоретико-методологические возможности формирования новой научной дисциплины – военной антропологии, позволяющей объединить усилия различных наук в изучении человека в военной сфере.

На защиту выносятся следующие положения:

1)Авторское понимание военной культуры как культурологического понятия.

Военная культура определяется в диссертации как система ценностно-нормативных, духовно-идеологических и знаково-символических элементов, обеспечивающих мотивацию и регуляцию военной деятельности различных субъектов. Военная культура рассматривается в широком и узком смыслах. В широком смысле военная культура представляет собой все, созданное человеком в области военного дела. Она включает  политические, экономические, социальные и духовные компоненты  (военная идеология, военная политика, военная экономика, вооруженные силы, оружие и военная техника, военная наука, военное искусство, военные доктрины и военные концепции, военные традиции, художественная культура, посвященная военным вопросам, и т.д.). В узком смысле военная культура предстает как комплекс устойчивых, исторически сложившихся на индивидуальном, групповом и массовом уровне установок сознания и моделей поведения человека в военной сфере. Специфика военной культуры заключается в том, что она связана с осмыслением категорий жизни и смерти, а также других этических категорий: чести, достоинства, мужества, героизма и их антиподов, которые ярко проявляются в условиях войн и военных конфликтов.

2) Выводы, полученные в результате изучения методологических основ антропологического подхода к исследованию военной культуры.

Методологические основы антропологического подхода представляются в диссертации в виде системы, включающей  три уровня: а) философский; б) уровень теоретических концепций культурологии и культурантропологии; в) уровень конкретных приемов и методов, применяющихся в антропологических исследованиях.

3) Результаты анализа современного состояния военно-антропологических исследований в России.

В диссертации раскрыты содержательные стороны,  достижения и недостатки применения различных подходов к исследованию военной культуры: философско-социологического, психологического и исторического.

4) Выводы об эвристических возможностях и пределах  антропологического подхода к исследованию военной культуры.

В диссертации выявлено, что антропологический подход к исследованию военной культуры дает возможность изучать ее в соотношении с человеком, в их взаимодействии; проводить исследования на микроуровне, там, где происходит непосредственное межличностное взаимодействие; осуществлять целостный анализ военной культуры, включающий все ее стороны и проявления; понять военную культуру изнутри, с точки зрения ее носителей; раскрыть обыденный, повседневный уровень военной культуры; понять содержание ее бессознательных, неформальных и символических элементов, роль и значение военных обычаев, обрядов, ритуалов и традиций; показать влияние на человека общественного мнения, предрассудков и стереотипов, связанных с военной сферой; обратить внимание на военную социализацию молодого поколения.

5) Концепция военной антропологии,

Применение антропологического подхода к исследованию военной культуры рассматривается как важная предпосылка формирования новой научной дисциплины – военной антропологии, представляющей собой целостное учение о человеке в военной сфере.

Теоретико-методологическое и практическое значение исследования. Разработка проблемы антропологического подхода к пониманию и исследованию военной культуры имеет  важное теоретико-методологическое значение для более глубокого и всестороннего познания человека и военной культуры.

Результаты исследования могут быть полезными для определения новых перспективных  направлений научно-исследовательской работы в этой области. В числе таких направлений следует назвать социологическое, психологическое, символическое, естественно-историческое. Диссертационное исследование свидетельствует о необходимости дополнения исследований военной культуры, проводимых преимущественно  на макроуровне, исследованиями на микроуровне, там, где происходит непосредственное межличностное взаимодействие.

Применение антропологического подхода к исследованию военной культуры позволяет определить конкретные проблемы российской военной культуры, требующие обстоятельного изучения. В числе этих проблем могут быть следующие: военная социализация молодежи в России; роль различных институтов общества в процессе военной социализации: семьи, школы, вуза, трудового коллектива, средств массовой информации; представления о войне, армии и военной службе различных социальных общностей и групп, в том числе политической и военной элиты; организационная культура Вооруженных Сил России; влияние западной культуры на военную культуру нашей страны; русский менталитет и военная культура; особенности мышления и поведения российских воинов в военных конфликтах начала ХХI века и др.

Важное значение диссертации заключается в обосновании теоретико- методологических основ военной антропологии, что позволяет объединить усилия представителей различных наук в исследовании человека в военной сфере: философии, культурологии, социологии, психологии,  истории, культурной и социальной антропологии.

Предполагается, что более глубокое познание человека и военной культуры в их взаимодействии позволит создать научные предпосылки для проведения обоснованных изменений и реформ военной сферы с учетом человеческого фактора, поможет улучшить состояние Российской армии, поднять престиж и привлекательность военной службы, а в целом укрепить национальную и военную безопасность страны.

Апробация результатов и выводов исследования. Результаты и выводы исследования прошли апробацию в выступлениях и докладах автора на международных научных конференциях «Межкультурный и межрелигиозный диалог в целях устойчивого развития» (Москва, 2007 г.), «Кириллица: от возникновения до наших дней» (Москва, 2007 г.), на научных конференциях МГУ имени М.В.Ломоносова «Ломоносовские чтения» (2004, 2005, 2006, 2007, 2008 гг.),  на научно-практической конференции «Международная безопасность России в условиях глобализации» (Москва, 2007 г.), на межвузовской научной конференции «Национальная безопасность Российской Федерации: социальные и гуманитарные аспекты» (2007 г.), на Третьем фестивале науки в Москве (2008 г.), в  публикациях автора, а также в его лекциях по культурологии и культурной антропологии в Институте переподготовки и повышения квалификации преподавателей социальных и гуманитарных дисциплин МГУ имени М.В.Ломоносова, в Военном университете Министерства обороны Российской федерации и в других вузах г. Москвы, в выступлениях на теоретических семинарах кафедры культурологии ИППК МГУ имени М.В.Ломоносова.

Структура и объем работы. Диссертация включает введение, четыре главы, заключение и список литературы.

Первая глава диссертации «Военная культура как объект культурологического анализа».

В первом параграфе рассматриваются основные теоретические подходы к пониманию культуры и их значение для формирования концепции военной культуры. В понимании культуры существуют различные подходы, важное место среди которых занимают деятельностный,  семиотический, социологический, психологический, антропологический и др. В диссертации последовательно рассматриваются основные черты и специфика каждого из них.

Центральной категорией деятельностного подхода является человеческая деятельность. Все сторонники данного подхода признают наличие связи между человеческой деятельностью и культурой. Однако в понимании характера связи между деятельностью и культурой среди российских ученых имеются существенные различия. Сторонники первого направления  (А.И.Арнольдов, Э.А.Баллер, Н.С.Злобин, Л.Н.Коган, В.М.Межуев и др.) исходят из понимания культуры как процесса творческой деятельности. В понимании культуры представителями этого направления упор делается на личностной стороне, на функционировании и развитии личности. Такой подход нацеливает на изучение субъекта деятельности, исследование личностной составляющей культуры. Он имеет важное значение для антропологического и психологического подходов к пониманию культуры. Представители второго направления (В.Е.Давидович, Ю.А.Жданов, М.С.Каган, Э.С.Маркарян, З.И.Файнбург, В.В.Трушков и др.) делают упор на адаптивной стороне человеческой деятельности и культуры. Деятельность рассматривается ими как проявление активности, направленной на сохранение живых систем; подчеркивается адаптивная природа человеческой деятельности. Исходя из этой точки зрения, культура представляется как деятельность, помогающая адаптации социальной системы к окружающей среде, ее сохранению и развитию. Сильной стороной данной концепции является внимание к общественной стороне культуры, роли культуры в жизни общества, различение культуры и общественных отношений. Такой подход представляет собой методологию социологического и социально-антропологического понимания культуры, способствует развитию соответствующих исследований. Слабой стороной данного подхода является  недостаточное внимание к субъекту деятельности и к проблеме формирования личности .

С деятельностным подходом связаны поиски системного понимания культуры. Исходя из системного рассмотрения человеческой деятельности, культура может быть представлена как система, включающая различные подсистемы: материальную, духовную и художественную (М.С.Каган); природно-экологическую, общественно-экологическую и социорегулятивную (Э.С.Маркарян);  информационно-когнитивную,  социорегулирующую, проектно-конструирующую,  организационно-технологическую,  предметно-преобразующую, рефлексивно-рефлексирующую (Ю.М.Резник) и др. Системный подход к культуре, несмотря на имеющуюся критику, имеет важное значение для ее понимания и исследования.

Одним из основных подходов к пониманию культуры  является семиотический подход, заключающийся в рассмотрении ее как системы знаков, на которых написаны ее тексты и которые могут быть декодированы и расшифрованы. В диссертации рассматриваются теоретические положения семиотики о знаках и знаковых системах, о наиболее важных отношениях, характеризующих знак, о типах знаков и знаковых систем.

В первом параграфе подробно рассмотрены особенности социологического подхода к пониманию  культуры, который характеризуется признанием ее общественного и принудительного характера; повышенным вниманием к ее социальным функциям и структуре. Отмечается, что культура выполняет важные для общества функции, обеспечивая социальное взаимодействие его членов, накопление опыта в виде различного рода знаний и теорий, социализацию молодого поколения, регулирование взаимоотношений между людьми и др. В структуре культуры как системного образования выделяются несколько подсистем: нормативная, идейная и материальная (П.Штомпка);  когнитивная, поведенческая и праксеологическая (Л.Н.Коган) и др.

К числу особенностей психологического понимания культуры в диссертации относятся следующие: особое внимание к проблемам взаимодействия культуры и личности, повышенный интерес к поведению человека, использование различных психологических теорий, например, психоаналитической концепции.

Антропологический подход к культуре имеет как общие, так и специфические черты, объединяющие и отличающие его от других подходов. Важной особенностью антропологического подхода является рассмотрение культуры в ее соотношении с человеком, в их взаимодействии. Антропологи обращают особое внимание на специфику личности, присущей определенному сообществу или социальной группе; выделяют и анализируют различные типы личности. Для их методологической позиции характерно различение культуры и цивилизованности. В понимании культуры с антропологической точки зрения важное место отводится поведению. Культура рассматривается как социально стандартизированное поведение, являющееся общим для всей социальной общности или группы. Антропологическое понимание культуры имеет общие черты с социологическим подходом. Важной его чертой является признание общественного характера культуры. Большая часть антропологических определений  культуры включает семиотические и символические элементы. Антропологический подход характеризуется повышенным вниманием к бессознательным аспектам культуры.

Анализ рассмотренных подходов к пониманию культуры показывает, что каждый из них имеет свои особенности, позволяющие вскрыть те или иные стороны такого сложного и многогранного явления, как культура. Использование различных подходов, дополняющих друг друга, дает возможность исследовать культуру более всесторонне и целостно. Каждый из рассмотренных подходов имеет свое теоретико-методологическое значение для формирования концепции военной культуры.

Второй параграф первой главы посвящен обоснованию военной культуры как понятия культурологии. В диссертации отмечается, что следует различать военную культуру как явление и как понятие. Военная культура как явление возникла на очень ранних этапах развития человеческого общества. Культурологи свидетельствуют о том, что уже в доклассовых обществах имелись многочисленные элементы культуры, которые оказывали воздействие на военную деятельность этих обществ . Понятие «военная культура» появилось сравнительно недавно. Предполагается, что это произошло в конце ХIХ – начале ХХ вв. В диссертации осуществлен обзор основных научных работ, посвященных различным аспектам военной культуры. Анализ этих работ показывает, что  необходимость использования понятия «военная культура» признается многими исследователями как в России, так и за рубежом, и это находит отражение в их публикациях. В понимании военной культуры выделяется несколько основных точек зрения.

Первая из них заключается в том, что военная культура рассматривается исключительно в соотношении с вооруженными силами как культура армии и флота. Такая позиция встречается как в российской, так и в зарубежной литературе (Р.К.Дрейлинг, Е.И.Романова, Й.В.Бладель, Р.Хиксон, М.Шенфельд). В последние два десятилетия все больше утверждается новая точка зрения, заключающаяся в более широком подходе, предполагающем рассмотрение военной культуры как части культуры общества. Представители данной позиции (А.Б.Григорьев, В.Н.Гребеньков, Ю.Я.Киршин, С.Н.Климов, Д.Паскаль, П.Шефер) подчеркивают наличие тесных связей между военной культурой и культурой общества, настаивают на невозможности сведения военной культуры к военной субкультуре. Сторонники третьей точки зрения (Г.А.Аванесова, В.Д.Грачев, В.Н.Гребеньков, Л.Н.Дорогова, В.В.Лысенко) занимают более осторожную позицию, обращаясь в своих работах не к понятию «военная культура», а к понятию «военные аспекты культуры» или ведя речь о культурологическом анализе военной деятельности. Четвертая точка зрения (Д.Фейблман) заключается в понимании военной культуры как одного из типов общества, отличающегося особым вниманием к военному виду деятельности. В данном случае можно говорить о военной культуре как милитаризованном обществе.

В диссертации предлагается авторское понимание военной культуры, которое заключается в рассмотрении ее как системы ценностно-нормативных, духовно-идеологических и знаково-символических элементов, обеспечивающих мотивацию и регуляцию военной деятельности различных субъектов. Военная культура рассматривается в широком и узком смыслах. В широком смысле военная культура представляет собой все, созданное человеком в области военного дела. Она включает  политические, экономические, социальные и духовные компоненты (военная идеология, военная политика, военная экономика, вооруженные силы, оружие и военная техника, военная наука, военное искусство, военные доктрины и военные концепции, военные традиции, художественная культура, посвященная военным вопросам, и т.д.). В узком смысле военная культура предстает как комплекс устойчивых, исторически сложившихся на индивидуальном, групповом и массовом уровне установок сознания и моделей поведения человека в военной сфере.

Специфика военной культуры заключается в том, что она связана с военной деятельностью, представляющей собой проявление активности различных субъектов в военно-политической, военно-идеологической, военно-теоретической, военно-экономической, военно-социальной и в собственно военной областях. Война представляет собой центральный пункт, к которому сходятся все виды военной деятельности.

Военная культура наследует основные признаки от общей культуры. Она не является биологическим явлением и не передается генетически, хотя, надо признать, что попытки связать войны с инстинктом агрессивности человека продолжаются до сих пор. В диссертации анализируется концепция австрийского этолога К.Лоренца, в которой проводится мысль о том, что в основе войн лежит инстинкт агрессивности человека. Автор  признает, что многие положения концепции К.Лоренца оспаривать трудно, однако в целом с ней согласиться невозможно. Подчеркивается, что К.Лоренц явно преувеличивает воздействие биологических факторов войны и преуменьшает роль социокультурных. Война, несмотря на наличие в ней элементов агрессии и агрессивности, все же остается социокультурным явлением.

Военная культура, как и культура вообще, носит социальный характер. Данное положение подчеркивает различные стороны связи между военной культурой и обществом. Оно отделяет военную культуру от тех или иных индивидуальных привычек, манер поведения или обычаев, присущих отдельной личности. Элементами военной культуры признаются только те, которые приняты в обществе, имеют распространение и оказывают влияние на индивида. Военная культура как часть общей культуры выполняет важные для общества функции: она регулирует социальное взаимодействие членов общества в военной сфере. Благодаря ей осуществляется военная социализация и инкультурация молодого поколения, происходит накопление опыта в виде военно-теоретических концепций и военных доктрин, принципов военного искусства и технологий обучения и воспитания воинов. Военная культура содействует военно-патриотическому воспитанию молодежи, ее подготовке к защите своего Отечества, к службе в вооруженных силах и др.

Военная культура наследует от общей культуры ее адаптивный характер. Это означает, что она способна приспосабливаться к природным и социальным условиям и к природе самого человека. На военную культуру общества оказывают влияние его геополитическое положение, характер отношений с соседними народами, наличие войн и военных конфликтов, экономические, политические, идеологические и чисто военные факторы. Военная культура обладает семиотическими и символическими свойствами. Для нее характерны свои специфические знаки и символы: воинское знамя, военная форма одежды, знаки отличия и знаки различия. Знаково-семиотический характер имеют оружие и военная техника, военные плакаты и произведения батальной живописи, военные марши и песни, воинские ритуалы и обряды.

Важным признаком военной культуры является ее национальный характер. Каждое общество создает свою военную культуру, обладающую специфическим чертами.  В диссертации отмечается, что военная культура российского общества имеет существенные особенности по сравнению с военными культурами других стран. Ее военные традиции насчитывают более чем тысячелетнюю историю. Существенными факторами, влиявшими на ее формирование и развитие, явились геополитические и социальные условия. Огромные территории, большие сухопутные и морские границы, отсутствие естественных препятствий, ограждающих ее от набегов восточных и западных соседей, вынуждали Россию к созданию мощной армии. Для народов России характерны широкое проявление чувств патриотизма, готовность с оружием в руках встать на защиту своего Отечества. За годы Великой Отечественной войны (1941 – 1945 гг.) в СССР было подано 20 млн. заявлений от добровольцев с просьбой зачислить в Красную Армию .

Стратегия и тактика Российской армии испытывали на себе влияние военных систем как восточных, так и западных соседей. В диссертации подчеркивается, что среди русских политических и военных деятелей с давних пор существовало понимание того, что слепое копировании зарубежных образцов без учета национальной специфики России вряд ли способно привести к созданию армии, способной противостоять лучшим европейским армиям. Наивысшие успехи русского оружия связаны с развитием национальной школы военного искусства. Отмечается необходимость адаптации современной военной культуры России к реалиям ХХI века, учета имеющихся вызовов времени. В числе этих вызовов называются военно-политические устремления и планы как западных государств, так и восточных, попытки построения однополярного мира под руководством США, обострение борьбы за топливно-сырьевые ресурсы, ущемление интересов России в различных регионах мира,  действия международного терроризма и др.

В структуре военной культуры как целостного системного образования выделяются ценностно-нормативная, духовная и материальная подсистемы. Ценностно-нормативная подсистема военной культуры свидетельствует о принудительном характере ее воздействия на индивида. Военная культура, как и культура вообще, регламентирует поведение человека, она ориентирует его на определенный образ жизни, представляет образцы мышления, указывает, как вести себя в той или иной ситуации. Ценностно-нормативная подсистема включает в качестве основных элементов ценности и нормы. Ценности военной культуры воздействуют на поведение человека в военной сфере; они определяют его отношение к военной службе и защите Отечества,  влияют на трудовую деятельность в секторе военного производства, обусловливают участие в военно-патриотическом воспитании молодежи и т.п.

К числу основных норм военной культуры относятся нормы права и нормы морали. В диссертации отмечается, что военное право характеризуется большей по сравнению с другими отраслями права детализацией регулирования общественных отношений, связанных с функционированием военной организации государства. По вопросам воинской обязанности и военной службы в России действует более 300 нормативных актов различной юридической силы, а по вопросам статуса военнослужащих – более 400 . Военное законодательство Российской Федерации можно представить в виде определенной системы, которую образуют Конституция Российской Федерации, международные договоры, федеральные конституционные законы и федеральные законы Российской Федерации. Наряду с правовыми нормами военная деятельность регулируется нормами морали, имеющими свою специфику и особое значение.

Важное место в системе военной культуры занимает подсистема духовной культуры, понимаемая как совокупность идей, убеждений, взглядов, верований и других элементов общественного сознания, в которых выражаются признанные в обществе и армии образцы отношения к войне и военному делу и которые оказывают на социальные общности и  отдельных индивидов определяющее воздействие. В структуре духовной стороны военной культуры выделяются: научные военные знания; идеологические идеи и взгляды; общественное мнение; обыденные представления людей; литература и искусство о войне, армии и военной службе и др. Военная культура характеризуется достаточно развитой системой знаний, которую образуют, прежде всего, военная наука и военное искусство. Одним из стержневых элементов военной культуры общества являются идеологические идеи и взгляды, обосновывающие определенное отношение к войне, армии и военному делу. Сила идеологических идей и взглядов  заключается в том, что они обладают  способностью сплачивать общество перед лицом военной опасности, они могут вдохновлять граждан на трудовые и ратные подвиги. От государственной идеологии идут импульсы ко всем подсистемам военной культуры. Под влиянием идеологии формируется отношение населения к проблемам войны и мира; идеология придает смысл службе воинов; от идеологии зависит деятельность военно-промышленного комплекса. Война и военное дело с самых ранних этапов развития человеческого общества находили отражение в народном творчестве и различных видах искусства.

Материальная подсистема военной культуры представляет собой единство физических, технических и организационных элементов. Исполнение обязанностей военной службы всегда требовало больших затрат физических и моральных сил, поэтому физическая закалка будущих воинов занимает важное место в общей системе обучения и воспитания молодых людей во многих обществах. Техническая составляющая военной культуры включает военную технику и вооружение, военную форму одежды, военные городки и казармы, сооружения военно-технического, культурного и хозяйственно-бытового назначения. Человеческое общество, начиная с древнейших времен и до нашего времени, обращает особое внимание на создание и совершенствование средств уничтожения и достигло в этой области впечатляющих результатов. Организационный элемент военной культуры заключается в наличии четкой организационной структуры воинских формирований, начиная от отделений и экипажей и кончая видами и родами войск, военными комиссариатами и военными округами.

Рассмотренная концепция культуры дополняется в диссертации с точки зрения других подходов: семиотического, социологического, психологического и антропологического. Семиотическое понимание военной культуры характеризуется рассмотрением ее как совокупности различного рода знаков и знаковых систем, в которых зашифрованы различные стороны военной сферы общества и  которые можно читать как текст. С социологической точки зрения военная культура представляет собой подсистему человеческого общества, регулирующую социальное взаимодействие между различными социальными субъектами в военной сфере. Психологическое понимание военной культуры заключается в рассмотрении ее как социально стандартизированного поведения людей, проявляющегося в форме военных обычаев и традиций, воинских ритуалов и обрядов. С точки зрения антропологического подхода военная культура предстает как сторона общей культуры, непосредственно связанная с человеком, определяющая его представления о войне, армии и военной службе и влияющая на его поведение в мирное и военное время.

Вторая глава носит название «Методологические основы антропологического подхода к исследованию военной культуры».

Под антропологическим подходом в диссертации понимается подход, реализуемый в рамках культурной антропологии. Методологические основы антропологического подхода к исследованию военной культуры» рассматриваются как система, включающая несколько уровней: 1) уровень философской методологии, связанный с применением идей философских учений; 2) уровень    методологии, разработанной в рамках культурологии и культурной  антропологии; 3) специфический уровень конкретных методологических установок и методов, применяющихся в антропологических исследованиях.Первый параграф данной главы посвящен рассмотрению философского уровня методологии антропологического подхода к исследованию военной культуры. В числе философских учений,  оказавших наибольшее влияние на  развитие антропологического подхода к исследованию социальных и культурных явлений, в диссертации рассматриваются позитивизм, теоретико-методологическая концепция В.Дильтея, неокантианство,  феноменология, психоанализ, этология, современные теории постмодернизма. Родоначальник позитивизма французский философ О.Конт разработал методологические принципы, ставшие одной из основ последующего развития социально-гуманитарных наук. В числе важнейших требований к познанию общества, сформулированных Контом, называются следующие: отказ от умозрительных суждений, от поиска начальных и конечных причин; изучение того, что есть; опора на наблюдение и факты; стремление к выявлению законов. Позитивистские установки, сформулированные Контом и развитые его последователями, легли в основу не только социологии, но и культурной антропологии. Несмотря на критику, позитивистский подход в сочетании со структурно-функциональным анализом достаточно широко применяется в познании войны и военного дела.

Другим философским учением, методологические положения которого широко используются в культурологии и культурной антропологии, является концепция наук о духе немецкого историка культуры и философа В.Дильтея. Центральное место в учении Дильтея занимает обоснование особенностей наук о духе, которые им сравниваются с естественными науками о природе. В науках о духе Дильтей отмечает три класса составляющих: историческую, теоретическую и практическую. Историческая компонента заключается в том, что она дает слово действительности, как она представлена в восприятии. Теоретическая компонента включает в себя закономерности различных частей действительности, выделяемые путем абстрагирования. В практической выражаются оценочные суждения и предписывающие правила. Дильтей подчеркивает взаимосвязь между историческим, абстрактно-теоретическим и практическим направлениями мысли в науках о духе как общую основную черту. Поэтому он выступает против абсолютизации одной из сторон познания, против преувеличения роли исторического, теоретического или практического компонентов. В учении Дильтея подчеркивается важность психологического подхода в науках о духе. Идея, разработанные Дильтеем, способствовали становлению и развитию  культурной антропологии, разработке и применению качественных методов. С методологическими принципами немецкого ученого тесно связан метод включенного наблюдения, предполагающий вживание, сопереживание, понимание ценностей другой культуры.  Методологические положения, разработанные Дильтеем, могут быть весьма полезными в изучении явлений военной культуры.

Важную роль среди методологических основ антропологического знания играет неокантианство, представленное немецкими философами В.Виндельбандом и Г.Риккертом. В диссертации анализируются идеи неокантианства, выраженные в работе Г.Риккерта «Науки о природе и науки о духе». Риккерт проводит разграничение наук по изучаемому предмету и по применяемым методам. С точки зрения материальной противоположности объектов, он предлагает разделять науки о природе и науки о культуре. С точки зрения формальной, он противопоставляет природе историю, а естественнонаучному методу исторический. Среди особенностей наук о культуре Риккерт выделяет  две: во-первых, внимание не к общему, а индивидуальному и единичному; во-вторых, отнесение к ценности. Целью исторических наук является не установление естественных законов и не образование общих понятий, а изложение действительности с точки зрения ее индивидуальности. Риккерт согласен с Виндельбандом, противопоставляющим номотетическому методу естествознания, направленному на отыскание законов и образование общих понятий, идеографический метод истории, направленный на изображение единичного и особенного. Еще одной особенностью исторических наук является отнесение к ценности. Если в естествознании выделение существенного и несущественного происходит на основе выявления общих законов, то в исторических науках о культуре это осуществляется на основе отнесения к ценности. Историк, по мнению Риккерта, останавливает свое внимание только на тех объектах, которые воплощают в себе культурные ценности или стоят к ним в некотором отношении. Индивидуализирующий метод Риккерт называет методом отнесения к ценности в противоположность естествознанию, применяющему генерализирующий метод и игнорирующему культурные ценности. В диссертации отмечается теоретическое и методологические значение идей неокантианства для развития военно-антропологических исследований.

Важную роль среди философско-методологических основ антропологического знания играет феноменология, представленная учениями  Э.Гуссерля и  его последователями. Суть позиции Гуссерля заключается в критике позитивистских установок и утверждении феноменологического подхода к познавательному процессу.  В диссертации отмечается, что Гуссерль осуждает объективизм в науках о духе, называет нелепостью его применение в психологии. Рассматривается методологическое значение введенных Гуссерлем понятий «жизненный мир», «окружающий жизненный мир», раскрываются другие идеи трансцендентальной феноменологии. Подробно рассматривается учение австрийского философа и социолога А.Шюца, в трудах которого идеи феноменологии получили дальнейшее развитие. Отмечается, что А.Шюц обратил внимание на важность понятия жизненного мира, обосновал принципиальное отличие естественных наук от общественных,  разработал теоретические основы изучения мира повседневности. Подчеркивается актуальность вывода А.Шюца о необходимости для социально-гуманитарных наук развивать особые, незнакомые естественным наукам схемы для того, «чтобы согласовываться с повседневной практикой социального мира». Речь идет о том, что в структуре идеальных объектов, или мыслительных конструкций, сформированных общественными науками, должны учитываться структуры обыденного сознания. Признается важность идей, разработанных в феноменологии, для антропологического познания, ориентированного на изучение культуры повседневности.

Наряду с рассмотренными учениями в диссертации признается важное значение для методологии антропологического подхода к исследованию военной культуры теоретических концепций психоанализа, этологии, постструктурализма и постмодернизма.

Во втором параграфе исследуется уровень методологии антропологического подхода к исследованию военной культуры, разработанный в рамках культурологии и культурной  антропологии. К числу таких концепций относятся эволюционизм, диффузионизм, функционализм, структурализм, интерпретативная антропология и др. Некоторые из них по уровню своих теоретических обобщений приближаются к философским концепциям, поэтому жесткой границы между философским уровнем методологии и уровнем методологии, разработанной в рамках культурологии и культурной антропологии, провести невозможно. Теоретические антропологические концепции изучены в отечественной литературе достаточно полно, поэтому в диссертации рассматриваются только узловые моментах этих учений, имеющие важное методологическое значение для изучения военной культуры.

В диссертации рассматриваются основные идеи эволюционизма, его достижения и его слабости. Особое внимание обращается на анализ работы Э.Тайлора «Первобытная культура», в которой теоретические положения эволюционизма получили наиболее яркое воплощение. Отмечаются выдвигаемые в ней принципы: причинной обусловленности явлений культуры, развития, принцип пережитков, идея анимизма и др. Раскрываются недостатки эволюционизма, подчеркивается роль неоэволюционизма Л.А.Уайта в возрождении и развитии идей эволюционизма в конце ХХ века, отмечается влияние эволюционизма на исследование военной культуры.

В диссертации рассматривается основополагающие идеи о культуре, разработанные британским антропологом Б.Малиновским. Отмечается важное место в его учении понятий «культура», «институт», «функция». Анализируются возможности использования положений функционалистской концепции Б.Малиновского в понимании и исследовании военной культуры.

В диссертации рассматриваются особенности функционалистской концепции  культуры Рэдклифф-Брауна, влияние на нее идей структурализма; анализируются методы, применяемые британским ученым при проведении антропологических исследований.  В числе сильных сторон учения Рэдклифф-Брауна отмечаются системный подход к культуре, разработка понятий  «социальная система», «социальная структура», «социальный институт», «функция» и др.  Признается, что возможности  структурно-функционального подхода в культурологии и социокультурной антропологии далеко не исчерпаны и могут быть использованы при исследовании военной культуры.

В диссертации признается важное место среди антропологических теоретических концепций интерпретативной антропологии К.Гирца. Подробно рассматриваются важнейшие понятия, образующие концепцию К.Гирца: «семиотическое понимание культуры», «насыщенное описание», «понимание», «интерпретация». Анализируется понимание К.Гирцем особенностей этнографического описания, отмечается признание им микроуровня антропологического анализа и его тесной связи с макроуровнем.

В диссертации анализируется структурная антропология К.Леви-Строса (род. 1908), изучавшего различные стороны традиционных обществ (тотемизм, ритуальные действия, мифологические представления, терминологию родственных отношений) как языки культуры и стремившегося выявить в них повторяющиеся элементы (бинарные оппозиции и т.п.). Рассматривается применение Леви-Стросом структуралистского подхода при изучении различных проблем, в том числе проблемы авункулата (авункулат – дядя матери и обычаи, связанные с этими отношениями), игравшего существенную роль в развитии многих первобытных обществ.

Наряду с рассмотренными учениями в диссертации отмечаются и другие теоретические концепции, принципиальные положения которых могут иметь методологическое значение для проведения исследований в области военной культуры. В их числе называются концепции М.Мосса о даре и о техниках тела; учение А.ван Геннепа об обрядах перехода,  символическая концепция культуры Л.Уайта и др.

Третий параграф посвящен анализу специфического уровеня методологии антропологического подхода, который образуют конкретные методологические установки и методы, применяемые в ходе исследований. Речь идет об особенностях антропологического исследования, его принципах и конкретных методах, при помощи которых добываются эмпирические данные. В диссертации отмечается, что антропологический подход характеризуется особым стремлением к объективности. При рассмотрении  этой особенности признается, что объективность подхода к изучаемым явлениям провозглашает не только антропология, но и многие другие науки, однако антропология выделяется в их ряду своими специфическими приемами. В числе этих приемов отмечаются так называемый «эмик-подход», противостоящий «этик-подходу» и приверженность «натурализму», в отличие от приверженности к экспериментаторству. Эмик-подход характеризуется тем, что в его основе лежит стремление понять изучаемую культуру изнутри. При этом изучается только одна культура; используются специфические для изучаемой культуры единицы анализа и термины; любые элементы культуры изучаются с точки зрения ее носителей. Особенностями этик-подхода являются изучение двух и более культур со стремлением объяснить межкультурные различия и межкультурное сходство; при этом используются единицы анализа и сравнения, которые считаются свободными от культурного влияния; структура исследования, категории и гипотезы конструируются ученым до начала полевой работы. Для антропологии в большей степени характерен первый подход (эмик), а для этнопсихологии и кросс-культурной психологии – второй (этик) . Использование этик-подхода приводит к определенным слабостям большинства сравнительно-культурных исследований, к числу которых можно отнести использование учеными схем мышления и категорий своей культуры, которые  «налагается» на феномены других культурных систем. «Натуралистичность» антропологии означает, что она использует естественные методы, которые не вносят искажение в изучаемые феномены. Элементы культуры, в том числе и военной, наблюдаются в естественных условиях; методы и процедуры, применяемые в исследовании, проявляют особую чувствительность к социальному и культурному контексту. Экспериментальный подход, характерный для этнопсихологии, предполагает использование методов, которые привносят большее искажение в результаты исследования.

Антропологический подход отличается микроуровнем анализа. Представители социокультурной антропологии исследуют общности на локальном уровне, уровне изолированного племени, деревни, предприятия или учреждения. Основным объектом является область повседневных взаимодействий в рамках жизненного мира человека. Для антропологического подхода характерно стремление к целостности анализа, заключающегося в том, чтобы видеть в социокультурных явлениях систему, все аспекты которой тесно связаны между собой. При этом антрополог не отрицает значения специализированных исследований, проводимых социальными психологами, экономистами, юристами, политологами,  однако сам он делает упор на целостном анализе. При изучении военной культуры антрополог должен обратить внимание на самые разные стороны данного явления: на физическую культуру воинов, на проблемы военной социализации молодого поколения; на существующие обычаи, ритуалы и обряды, связанные с войной и военным делом и др. Одной из особенностей антропологического подхода является взгляд с точки зрения изучаемой культуры. Если социолог рассматривает собственное общество, описывая и объясняя его в собственных логических категориях, то антрополог ставит перед собой задачу понять точку зрения наблюдаемого в системе его значений.

Обобщенный взгляд на методологию антропологического подхода, реализуемого в рамках культурологии и  культурной антропологии, показывает, что для нее характерно сочетание натуралистической и культурцентристской исследовательских стратегий.  В диссертации выявлено, что в истории социокультурной антропологии на протяжении длительного времени происходила борьба между двумя названными стратегиями. Натуралистическая стратегия в большей степени проявлялась в социологическом и естественно-историческом направлениях антропологии. Ее применение отмечается в структурном функционализме, разработанном британскими антропологами Б.Малиновским и А.Рэдклифф-Брауном, в структурной антропологии К.Леви-Строса, в этологической концепции К.Лоренца и др. Культурцентристская стратегия находит свое наибольшее выражение в психологическом и символическом направлениях антропологии. Сегодня весьма важной представляется идея о возможности содружества двух стратегий. Такая установка помогает сохранить достигнутое в различных направлениях антропологического знания. В методологии применения антропологического подхода к исследованию военной культуры могут быть использованы  обе стратегии.

Третья глава «Основные направления антропологических исследований военной культуры» посвящается рассмотрению особенностей применения антропологического подхода к изучению военной культуры в философско-социологических, психологических и исторических исследованиях. В диссертации предпринята попытка проанализировать имеющиеся в нашей стране научные работы с точки зрения реализации в них элементов антропологического подхода.

В первом параграфе рассматривается философско-социологическое направление исследований военной культуры. Анализ, осуществленный в диссертации, показал, что области военной культуры, связанные с человеком, стали активно разрабатываться в пятидесятые и шестидесятые годы прошлого столетия. В этот период было положено начало разработке проблем воинской этики и эстетического в воинской деятельности. С марксистских позиций изучались основополагающие категории воинской этики: воинского долга и ответственности, необходимости и свободы, воинской чести и мужества, доблести и героизма.  В семидесятые и восьмидесятые годы получили развитие исследования различных сторон армейской и флотской культуры: воинских традиций, воинских ритуалов, воинского этикета, ценностей и ценностных ориентаций военнослужащих, военно-технической культуры, культуры управленческой деятельности, эстетической, нравственной, политической, физической, профессиональной, педагогической, методологической культуры военнослужащих, культуры воинского труда.

В познании явлений военной культуры использовались марксистско-ленинская методология, материалистический и классовый принципы. Анализ проблем военной культуры осуществлялся преимущественно в рамках высказываний классиков марксизма-ленинизма, деятелей КПСС, официальных партийных и государственных документов. С середины 80-х годов в философских работах появляются результаты социологических опросов, проводившихся на ограниченном числе участников. В работах философов и социологов использовался в основном макроуровень исследований: уровень Вооруженных Сил, больших социальных групп, общества в целом. Микроуровень практически не применялся. В понимании культуры и военной культуры господствовала ценностная точка зрения, согласно которой культура есть идеал, к которому следует стремиться.

Девяностые годы ХХ и первые годы ХХI веков характеризуются существенными изменениями в исследовании военной культуры. Начинается возрождение и осмысление военного наследия дореволюционной России и Русского Зарубежья. Благодаря энтузиазму редакции Российского военного сборника и других военных исследователей российская общественность получила возможность ознакомиться с трудами выдающихся русских военных и невоенных деятелей дореволюционного периода и Русского Зарубежья. В этот период создаются работы обобщающего характера о культуре воинской деятельности в различные исторические эпохи; проводятся глубокие исследования по целому ряду проблем: воинскому этикету, ценностям российского общества и армии, профессиональной, речевой, методологической, сексуальной культуре военнослужащих.

Начиная с времен перестройки, в методологии подхода к исследованию явлений военной культуры утверждается критический принцип, связанный с провозглашением нового политического мышления и гласности. Армия и флот, военная политика потеряли статус неприкасаемых. Жесточайшей критике подверглись многие стороны советской военной культуры: военная, военно-экономическая и военно-техническая политика, военная доктрина, военная стратегия, воинское мастерство советских военачальников в годы Великой Отечественной войны, современное состояние армии и флота.

Отказ от классового принципа способствовал более объективному анализу военной культуры. Исчезли упрощенные представления о полной противоположности всех явлений военного дела в капиталистических и социалистических странах. В ходе исследований продолжает применяться диалектико-материалистическая методология. Наряду с деятельностным подходом военные исследователи все чаще применяют другие методологические установки, однако антропологическая методология и антропологические методы используются слабо.

Второй параграф посвящен анализу психологического направления исследований военной культуры. Анализ показал, что российскими учеными исследуются следующие проблемы: социализация и инкультурация различных категорий военнослужащих, культура военного мышления, взаимоотношения в воинских коллективах, социально-психологическая и профессиональная адаптация военнослужащих, социальные отклонения, национально-психологические особенности и их влияние на боевые качества воинов.

Отмечается, что в результате деятельности российских ученых удалось выяснить сущность и содержание социализации личности в процессе военной службы, ее особенности; выделить и охарактеризовать факторы, влияющие на этот процесс; рассмотреть основные группы военнослужащих в зависимости от уровня социализированности. Выделяются проблемы и тенденции, зафиксированные военными исследователями. Среди негативных тенденций отмечаются существенное снижение в общественном сознании престижа, роли и значимости института военной службы, снижение социального статуса военнослужащего Российской армии. Фиксируются идеологические проблемы, заключающиеся в размытости государственной идеологии, призванной на идейно-теоретическом уровне ориентировать общество и вооруженные силы в их движении и развитии.

Подчеркивается определяющее влияние на характер социализации молодых воинов негативных представлений о военной службе, сложившихся до призыва в армию. Отмечается низкая роль сержантов и старшин в процессе социализации солдат, проходящих службу по призыву. Вследствие этого в воинских подразделениях утверждаются обычаи и нормы, которые чаще всего проявляются в неуставных отношениях между военнослужащими. Отмечаются существенные проблемы в социализации офицеров: отсутствие регламентированности рабочего дня, размывание профессиональной культуры и снижение общей культуры, нарушение преемственности в формировании офицерского корпуса, дифференциация офицеров на базе разделяемых ценностей и др.

В диссертации анализируются работы российских исследователей, в которых изучаются национально-психологические особенности военнослужащих США, ФРГ, Израиля, Китая, Японии и их влияние на планирование и ведение боевых действий. Рассматриваются также труды по проблеме национальных и этнических стереотипов российских военнослужащих и их влияния на различные стороны воинской деятельности.

В результате исследования выявлено, что теоретические проблемы, отмеченные в рамках психологического направления военно-антропологических исследований, исследуются как психологами, так и представителями других дисциплин: социологами и философами. Однако возможности антропологического подхода в рассмотренных работах реализуются слабо. Такая задача военными исследователями не ставитсяи  не рассматривается. Например, при изучении проблем социализации военнослужащих в условиях военной службы слабо представлен микроуровень, уровень частей и подразделений, где происходит непосредственное межличностное взаимодействие военнослужащих. Вследствие этого картина социализации воинов получается не полной. Эта ниша заполняется различного рода литературными произведениями, телевизионными и видеофильмами, значительная часть которых показывает армейскую жизнь в карикатурном виде. В проводимых исследованиях слабо учитываются социокультурные и этнокультурные особенности военнослужащих и их влияние на изучаемые процессы: социальную, социально-психологическую и профессиональную адаптацию воинов в условиях военной службы, соблюдение воинской дисциплины, социальные отклонения и т.п. Мало проводится сравнительных исследований, в которых изучались бы общие черты и особенности тех или иных явлений и процессов в различных армиях, в различных видах вооруженных сил и родах войск.

В третьем параграфе рассматривается историческое направление антропологических исследований военной культуры. В диссертации выявлено, что наибольших результатов в применении антропологического подхода достигли российские историки. Методология и методика антропологического подхода, сознательно использованные учеными, позволили раскрыть важные стороны внутреннего мира и поведения военнослужащих и гражданского населения в ходе войн и военных конфликтов: особенности морально-психологической подготовки воинов различных армий; воздействие мировых и других войн на сознание участников и современников; специфические черты военной элиты различных стран; участие женщин в войнах и военных конфликтах; представления военнослужащих о войне и противнике, изменения этих представлений под влиянием характера и хода войны, идеологической и морально-психологической работы; особенности фронтового быта, условия и характер отдыха и питания солдат и офицеров на фронте, положительные и отрицательные стороны военной формы одежды, ее соответствие и несоответствие природно-климатическим и боевым условиям; отношение воинов к вере и суевериям, влияние боевой обстановки на уровень религиозности, особенности войны с религиозным противником; этнокультурные характеристики воинов различных армий, их сильные и слабые стороны; влияние национально-психологических особенностей на поведение в бою; специфические характеристики русского солдата, связанные с русским национальным характером; роль героических символов в войне, характер их формирования и воздействия на личность воина.

Сравнительный анализ, осуществленный в исторических исследованиях, позволил показать отличия представлений российских и советских солдат о войне от соответствующих представлений солдат противника. Такие же сравнения осуществлены по многим другим вопросам: о поведении на поле боя, об отношении к солдатам противника, к мирному населению и пленным, о характере военного быта, об отношении к смерти, о влиянии религиозных верований на мышление и поведение военнослужащих и др. Российским историкам удалось выявить особенности воинов различных армий, специфические культурно-психологические черты наемников в европейских армиях ХV – ХVII вв.; неформальные традиции, характерные для воинских частей и военно-учебных заведений; особенности обряда проводов на военную службу в России в конце ХIХ – ХХ веках и многие другие.

В диссертации показываются заслуги российских историков и в других вопросах: в постановке и рассмотрении проблем методологии военно-исторических и военно-антропологических исследований, в выдвижении идеи о необходимости формирования военной антропологии. Наше предположение о возможности создания военной антропологии подтверждается размышлениями российских историков.

В четвертой главе, носящей название «Антропологический подход к военной культуре и военная антропология», предпринимается попытка обоснования новой научной дисциплины – военной антропологии, определяются ее объект и предмет, методология и методика исследований,  место среди других социальных и гуманитарных наук. В диссертации доказывается, что важным следствием применения антропологического подхода к пониманию и исследованию военной культуры является создание теоретических предпосылок для формирования   военной антропологии. При рассмотрении особенностей военной антропологии подчеркиваются ее тесные связи с различными направлениями антропологии – физической, философской, социальной и культурной, а также с гуманитарными и социальными дисциплинами – культурологией, социологией, психологией, историей, этнологией и др. Решающее теоретико-методологическое значение для военной антропологии признается за социокультурной антропологией. Военную антропологию предлагается рассматривать как одно из ее направлений наряду с экономической, политической, юридической и др. Использование  методологии социокультурной антропологии позволяет определить объект и предмет военной антропологии, разрешить другие теоретико-методологические проблемы, возникающие при ее формировании. В качестве объекта военной антропологии рассматриваются человек, культура и общество в условиях войны и военного конфликта, а также в процессе их подготовки и преодоления последствий.  Осо­бенностью объекта антропологического знания является то, что в качестве такового обычно выступают локальные общности: отдельные поселения, племена, деревни, другие сообщества, характеризующиеся непосредственным межличностным взаимодействием. Военная антропология не может быть исключением.

При определении предмета военной антропологии используется идея российского философа и культуролога Ю.М.Резника о том, что  термин «социокультурная антропология» является собирательным понятием, объединяющим или интегрирующим логические связи типа «культура и природа», «культура и общество», «культура и личность», «культура и культура» . Предметные области военной антропологии определяются, исходя из выделенных логических связей. Важнейшие среди них: взаимодействие военной культуры и природной среды, военной культуры и общества, военной культуры и личности, взаимодействие военных культур между собой, а также история этих взаимодействий. В диссертации отмечается, что важное место в объектно-предметной области военной антропологии должна занимать военная культура как часть общей культуры, являющаяся культурной основой военной деятельности различных субъектов и определяющая выбор ее объектов, целей и средств.

Исходя из понимания предметных областей военной антропологии, выделяются ее основные направления. Первое направление – естественно-историческое – призвано  изучать воздействие природных условий на войну, армию и военное дело в целом, а также  природы самого человека на военную культуру, влияние инстинктов людей на их поведение в боевой обстановке, проявление агрессивности человека и др. Задачей второго – социологического – направления  является изучение культуры и социальной структуры различных социальных общностей и групп, военной организации, культуры воинского быта в мирное и военное время. Третье – психологическое – направление призвано заниматься исследованием вопросов военной социализации и инкультурации молодого поколения,  военными аспектами национального характера и национального менталитета, изучением специфики мышления человека в боевой обстановке и обычаев войны и др. Задачей четвертого – символического – направления  является изучение семиотических аспектов военной культуры, а также взаимодействия различных военных систем в мирное и военное время. Пятое – историческое – направление изучает человеческое измерение войны и военного дела в различные исторические эпохи, начиная с доклассового и кончая современным постиндустриальным обществом.

В диссертации рассматриваются взаимоотношения военной антропологии с другими социальными и гуманитарными науками. Подчеркивается, что военная антропология непосредственно взаимодействует с философией и философ­ской антропологией. Философия, являясь знанием более общего характера, играет по от­ношению к военной антропологии важную методологическую роль. Определенная фило­софская позиция лежит в основе любого военно-антропологического исследования. Воен­ные антропологи не могут обойтись в своей деятельности без знания философских проблем человека; ими используются философские положения о происхождении и сущно­сти человека, особенностях человеческого бытия, предназначении человека, смысле жизни, смерти и бессмертии и др. В диссертации рассматривается взаимодействие военной антропологии с физической антропологией. Отмечаются как общие черты, присущие обеим дисциплинам, так и различия; подчеркивается большое значение физической антропологии для военной сферы. Признается, что военная антропология не может строиться без тес­ного союза с физической антропологией.

Военная антропология имеет тесные связи с социологией. Принципиаль­ные черты этих связей определяются характером взаимодействия между социокультурной антропологией и социологией. Близость этих наук проявляется в наличии об­щих философско-методологических предпосылок, в общности некоторых теоретических концепций и в совместном внимании к ряду проблем. Различия между военной антропологией и социологией проявляются в предметной области, а также в методологии и методике исследований. Антропология ис­следует прежде всего культурное измерение социальной жизни, а социология – проблемы социального взаимодействия и социаль­ной организации.  Общие черты антропологии и психологии признавались давно, однако в наибольшей степени они проявились при фор­мировании школы, носящей название «культура и личность», а в последующем – психо­логической антропологии. Особенно близкие позиции по отношению к психологическому направлению антропологии занимает этнопсихология, или кросс-культурная психология.

В Заключении подводятся итоги исследования, делаются обобщающие выводы и формулируются предложения и рекомендации.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

Монографии:

  1. Бажуков В.И. Эвристические возможности антропологического подхода к исследованию военной культуры: Монография. – М.: МАКС Пресс, 2007. – 276 с. - (17,3 п. л.).

Статьи в ведущих рецензируемых журналах:

  1. Бажуков В.И. Военная культура как организационно-регулятивная форма социального взаимодействия: Деятельностный подход // Безопасность Евразии. – 2007. - №1. – С.496-502. – (0,7 п.л.).
  2. Бажуков В.И. Антропологический подход к исследованию человека, культуры и общества // Вестник Московского университета. Серия 18. Социология и политология. – 2007. - №3. – С.92-104. - (0,7 п.л.).
  3. Бажуков В.И. Военная культура и национальная безопасность // Соискатель. Приложение к научному журналу «Вестник Военного университета». – М., 2007. - №2. – С.94-99. - (0,5 п.л.). 
  4. Бажуков В.И. Методологические проблемы военной антропологии // Вопросы культурологии. - 2007. - №5. – С.24-27. - (0,7 п.л.).
  5. Бажуков В.И. Военная антропология: объект, предмет, направления, методология // Вестник Военного университета, 2008. - №3. – С.37-45 (0,8 п.л.).
  6. Бажуков В.И. Особенности антропологического подхода к пониманию и исследованию культуры // Вопросы культурологии. – 2008. - №8. - С.11-14 (0,8 п.л.).
  7. Бажуков В.И. Антропологический подход к исследованию военной культуры: возможности и пределы // Вопросы культурологии. – 2009. - №1 (0,7 п.л.)
  8. Бажуков В.И. Понятие военной культуры: проблемы становления // Социально-гуманитарные знания. – 2009. - №1 (0,7 п.л.).

Учебные пособия:

  1. Бажуков В.И. Социальная антропология. – М.: ВУ, 2000. – 140 с. - (8,75 п. л.).
  2. Бажуков В.И. Актуальные проблемы общественного мнения военнослужащих. – М.: ВУ, 1998. – 42 с. - (3,8 п.л.) (в соавторстве).
  3. Бажуков В.И. Развитие В.И.Лениным марксистского учения о войне в послеоктябрьский период. – М.: ВПА, 1990. – 39 с. - (2,75 п.л.).

Статьи в других изданиях, тезисы докладов на научных конференциях:

  1. Бажуков В.И. Военная доктрина России в свете дискуссии 1918-1922 годов // Ракурс. - 1993, №2. – С. 61-69. - (0,7 п.л.).
  2. Бажуков В.И. О гуманитарном аспекте военных доктрин развитых демократических государств // Гуманизация воинской деятельности и реформа Вооруженных Сил. Материалы международной конференции. -  М.: ГАВС, 1994. – С. – 115-117. - (0,5 п.л.).
  3. Бажуков В.И. Страна, потерявшая солдат // Армейский сборник, 1997, №3. – С.27-35. - (0,5 п.л.).
  4. Бажуков В.И. Концепция революционной войны в условиях изменившихся отношений между Востоком и Западом // Интеграция и дезинтеграция в современном мире: Россия и Запад. Материалы международной конференции.-  М.: МГИМО, 1997. – С.59-61 (0,5 п.л.).
  5. Бажуков В.И. Законы военно-социальные // Социологическая энциклопедия. В двух томах. Т.1 /Руководитель научного проекта Г.Ю.Семигин; главный редактор В.Н.Иванов. – М.: Мысль, 2003. - (0,3 п.л.).
  6. Бажуков В.И. Культура повседневности и ее особенности в современном российском обществе // Университетские чтения. Сб. статей. Вып. 5. – М.: МАКС Пресс, 2003. – С. 12-14. - (0,4 п.л.).
  7. Бажуков В.И. Культура воинского быта // Университетские чтения. Сб. статей. Вып. 6. – М.: МАКС Пресс, 2004. – С.25-28. - (0,4 п.л.).
  8. Бажуков В.И. Особенности межкультурной коммуникации военнослужащих  Российской армии // Университетские чтения. Сб. статей. Вып.8. – М.: МАКС Пресс, 2004. – С. 17-19. - (0,3 п.л.).
  9. Бажуков В.И. О предмете военной антропологии // Ломоносовские чтения – 2004: Роль ИППК МГУ им. М.В.Ломоносова в профессиональной подготовке и повышении квалификации кадров в России и странах СНГ: Научн. конф. – М.: ТЕИС, 2005. – С.459-463. - (0,4 п.л.).
  10. Бажуков В.И. Методологические вопросы военной антропологии // Университетские чтения. Сб. статей. Вып. 9. - М.: МАКС Пресс, 2005. – С. 32-35. - (0,4 п.л.).
  11. Бажуков В.И. Особенности военной культуры // Университетские чтения. Сб. статей. Вып. 10. - М.: МАКС Пресс, 2005. – С. 46-49. - (0,4 п.л.).
  12. Бажуков В.И. Организационная культура Вооруженных Сил Российской Федерации // Ломоносовские чтения, апрель 2005: Стратегии развития гуманитарных технологий в постдипломном образовании в России и за рубежом /Научная конф. Сб. докладов. Под общ. ред. проф. Л.Н.Панковой. - М.: Теис, 2006. – С.407-415. - (0,6 п.л.)
  13. Бажуков В.И. Особенности антропологического подхода к исследованию военной субкультуры // Ломоносовские чтения 2006: Россия в ХХI в. и глобальные проблемы современности / Научная конф. Сборник докладов. – М.: ТЕИС, 2006. – С.532-540. - (0,6 п.л.).
  14. Бажуков В.И. Конрад Лоренц об инстинкте агрессивности человека // Университетские чтения. Выпуск 11. - М.: МАКС Пресс, 2006. – С.29-31. - (0,6 п.л.).
  15. Бажуков В.И. Культура личности воина в представлениях классиков отечественной военной мысли // Университетские чтения.    Выпуск 12 . - М.: МАКС Пресс, 2006 . – С.39-44 (0,6 п.л.).
  16. Бажуков В.И. Психологическая антропология и кросс-культурная психология: общее и особенное // Университетские чтения. Выпуск 13. - М.: МАКС пресс, 2007. -  С.53-56. - (0,6 п.л.).
  17. Бажуков В.И. Военная антропология: проблемы национальной безопасности //Международная безопасность России в условиях глобализации / Под ред. В.А.Михайлова, В.С.Буянова. – М.: Изд-во РАГС, 2007. – С.373-377 (0,5 п.л.).
  18. Бажуков В.И. Человек в контексте социокультурной антропологии // Ученые записки Санкт-Петербургской академии управления и экономики, 2007. - №1. – С.126-134 (0,8 п.л.).
  19. Бажуков В.И. Эвристические возможности антропологического подхода в исследовании военной культуры // Ломоносовские чтения 2007. Основные направления реализации национальных проектов РФ в системе повышения квалификации преподавателей. Ч.2. – М.: ТЕИС, 2008. – С.378-387 (0,7 п.л.).
  20. Бажуков В.И. Историческое направление военно-антропологических исследований в России // Университетские чтения. Выпуск 14. - М.: Макс пресс, 2008. -  С.45-51. - (0,6 п.л.).

    См.: Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. 4-е изд. – М.: Аспект Пресс, 2007. – С.27.

См.: Белик А.А., Резник Ю.М. Социокультурная антропология. – М., 1998. – С..12.

См.: Першиц А.И., Семенов Ю.И., Шнирельман В.А. Война и мир в ранней истории человечества. В 2-х тт. Т.1 – М., 1994. – С.9-16.

В диссертации не рассматриваются военная наука, военное искусство и другие специфические аспекты военного дела, так как эти стороны являются предметом анализа в специальных работах военных ученых.

   См.: Межуев В.М. Идея культуры. Очерки по философии культуры. – М.: Прогресс-Традиция, 2006. – С.284--294.

См.: Уайт Л. Избранное: Наука о культуре / Пер. с англ. – М.: РОССПЭН,2004. – С.830-848.

См.: Артамонов В.А. Боевой дух Русской армии ХV – ХХ вв. // Военно-историческая антропология. Ежегодник, 2002. Предмет, задачи, перспективы развития. – М.: РОССПЭН, 2002. – С.143.

См.: Военное право. – М.: «За права военнослужащих», 2004. – С.21.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.