WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Музей в социокультурной системе общества: миссия, тенденции, перспективы

Автореферат докторской диссертации по культурологии

 

На правах рукописи

 

Именнова Любовь Сергеевна

 

Музей в социокультурной системе общества: миссия, тенденции, перспективы

                                               

24.00.01 – теория и история культуры

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора культурологии

 

 

 

Москва

2011

Работа выполнена на кафедре истории, истории культуры и музееведения Московского государственного университета культуры и искусств.

Научный консультант:

Аронов Аркадий Алексеевич,

доктор педагогических наук,

доктор культурологии, профессор.

Официальные оппоненты:

Костина Анна Владимировна,

доктор философских наук,

доктор культурологии, профессор;

Ремизов Вячеслав Александрович,

доктор культурологии, профессор;

Соколова Марина Валентиновна,

доктор культурологии, профессор.

Ведущая организация:

Пензенский государственный педагогический университет

им. В.Г. Белинского (кафедра

мировой и отечественной культуры).

Защита состоится «___»______________ 20__ г. в___ часов на заседании диссертационного совета Д 210.010.04 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Московском государственном университете культуры и искусств по адресу: 141406, Московская область, г. Химки-6, ул. Библиотечная, 7, к. 2, зал защиты диссертаций (ауд. 218).

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Московского государственного университета культуры и искусств.

Автореферат размещен на сайте Министерства образования и науки РФ «__»____________ 20__ г., а разослан «___» _______________ 20 __ г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор философских наук, профессор                               Т.Н. Суминова

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования обусловлена изменениями в социально-духовной сфере, трансформацией мировоззренческих оснований, культурной картины мира, развитием новых культурных форм, что неизбежно влияет на характер взаимодействия музея и общества. Назрела необходимость осмысления проблем бытия музея в связи с социокультурными новациями.

В современном мире традиции как культурный феномен, как способ жизни, организации настоящего и будущего в значительной степени утрачивают своё значение. Они теряют связующую моральную и эмоциональную силу. Между тем, ценность прошлого заключается в том, что оно является призмой видения будущего. Если нет прошлого и перспективы будущего, то нет и настоящего. Всё большую озабоченность вызывают нарушение преемственности между поколениями, утрата устойчивых связей между разными культурами, отчужденность между представителями различных народов, социальных слоев и групп, что приводит к межкультурным конфликтам. Актуализируется проблема архаизации, варваризации, дегуманизации социокультурных практик, вызывают озабоченность различные проявления снижения культурно-нормативной базы. Всё это чревато угрозой срыва цивилизационного развития.

В XXI в. интенсифицируются процессы корректировки идеалов и ценностей. Для общества и человека остается насущной необходимость формирования отношения к традициям, переосмысления старых и освоения новых ценностных установок, что важно для межпоколенной трансляции культурного опыта, включения новаций в культурную систему, а также для субъективного восприятия современной культуры индивидом. В качестве одного из механизмов, призванного удовлетворять  эти общественные и индивидуальные потребности, утвердился  социокультурный институт музея.

Актуальную значимость приобретают вопросы самопонимания человека и его самосоотнесенности с культурными артефактами и процессами, освоения многообразия духовного опыта, доступность которого обусловливается процессами глобализации, открытостью современных обществ. Одна из важных социальных функций музея – разработка средств помощи людям в культурной самоидентификации, при их адаптации в трансформирующемся социокультурном пространстве посредством изменения или корректировки стереотипов, представлений, ценностных ориентаций, культурных образцов.

В контексте общекультурных перемен трансформируются условия и способы бытования музея, возрастает его роль, что определяется следующими экзогенными факторами:

– поворотным периодом в развитии цивилизации, актуализацией глобальных проблем;

– демократизацией общества, вовлечением в культурные процессы широких слоев населения;

  • усилением связи и взаимного влияния культуры, политики, экономики.

В этой ситуации возрастает роль и ответственность музея как социокультурного института, призванного поддерживать традиционные культурные стандарты на высоком уровне, обеспечивать преемственность гуманистических ценностей и производство мировоззренческих смыслов.

Меняются не только общество и музей, но и представления о характере их изучения. Значительный эвристический потенциал в исследование музейной проблематики вносит утверждающаяся в системе социальных и гуманитарных наук культурологическая парадигматика. В её основе лежит новое понимание роли культуры как целостности, что обусловлено  мировоззренческими сдвигами, пересмотром иерархии областей научного знания и места в ней культурологии. Культурология утверждается в качестве метанауки, интегрирующей достижения различных социально-гуманитарных дисциплин в рамках актуального проблемного поля. Культурологическое знание становится базисным в изучении феноменов культуры, в том числе музея, что находит выражение в следующих тенденциях:

– интеграции знаний об обществе, культуре и человеке;

– успехах социогуманитарных наук, создающих реальные возможности глубокого осознания характера и перспектив общественного развития;

– формулировании в рамках культурологии социально и культурно значимых проблем;

– формировании культурологического и музееведческого мышления;

– изменении сознания, психологии, отношения людей к культуре в целом и к музею в частности, возрастании интереса общества к их проблемам.

Культурологический анализ признан продуктивным инструментом познания, обеспечивающим критическое осмысление процессов творческого освоения культурно-исторического наследия, преемственности культурных традиций, задает масштабность понимания музейной проблематики. В работе с музейными объектами инструментализируются культурологические знания.

Однако в современной социокультурной сфере существуют противоречия, препятствующие реализации позитивного потенциала музея:

– противоречие между социально значимой миссией музея и недостаточной теоретической разработанностью культурологических оснований социокультурной сферы музея;

– противоречие между функцией «культуровоспроизводства» как важнейшей для музея и низкой результативностью музейной практики в области «культуротворчества»;

– противоречие между объективным потенциалом музея как хранителя социально-культурной памяти человечества и его востребованностью обществом;

– противоречие между пониманием необходимости взаимодействия музея и других социальных институтов, его включенности в общекультурные процессы и отсутствием технологий такого взаимодействия;

– противоречие между осознанием потребности в новой социокультурной идентичности, одним из институтов формирования которой является музей, и отсутствием механизмов её генерирования;

– противоречие между богатством символико-семантического потенциала хранимого музеем историко-культурного наследия и его низкой практической реализацией в формах музейной коммуникации;

– противоречие между требованиями современных социально-экономических практик и необходимостью сохранения культурного пространства, между стоимостной шкалой рынка и ценностями культуры.

Проблемная ситуация заключается в том, что изменения в социально-духовной сфере, усложнение процедур культурной самоидентификации, оказывающие определяющее воздействие на музейные практики, не нашли адекватного анализа в культурологической теории; не выявлены условия  эффективного выполнения музеем социокультурной миссии, реализации его потенциала как действенного механизма передачи культурного наследия,  вхождения человека в мир культуры, формирования его культурной идентичности. Современные социокультурные реалии делают необходимой и актуальной постановку перечисленных проблем, поиск решения обозначенных противоречий; их теоретическое осмысление будет оптимальным на культурологических основаниях.

Степень научной разработанности проблемы. Название «музей» восходит к античной традиции – Мусею в платоновской Академии, Мусею в Ликее Аристотеля, Александрийскому Мусейону. Как отмечается в исследовании В.П. Поршнева, это не были музеи в современном понимании: античные Мусеи положили начало нескольких современных институтов – учебных заведений, научно-исследовательских учреждений, музеев, библиотек, лекториев, литературно-художественных салонов; они имели не светское, а сакральное основание, становились местом проведения досуга, посвященного служению музам. Современные исследователи, обращаясь к архетипическим основаниям музея, отмечают необходимость возрождения на новых основаниях как сакральной (отличной от обыденной) сути института музея, так и утраченных связей с другими социальными институтами культуры и образования. В Новое время в античном Мусее «гуманисты увидели искомый ими первообраз учреждения, где собирание, хранение и изучение предметов служили целям не только эстетического удовольствия, но также исследовательской деятельности, образованию и воспитанию» .

Считается, что общие представления о музейной деятельности начали складываться в эпоху Ренессанса; работы этого периода имели музеографический характер.

Собственно музееведческими принято считать описания музейных коллекций, предпринятые в XVII–XVIII вв. Исследователи отмечают первые публикации по музейной теории: книги С. фон Киччберга (Мюнхен, 1656), Й.Д.Майора (Киль, 1674), работа Дж.Ф. Никелиуса «Музеография, или руководство к правильному пониманию и полезному учреждению музеорума, или раритет-камеры» (Лейпциг, 1727) .

В изданиях XVIII–XIX столетий рассматривались отдельные теоретические аспекты музейной практики. XIX в. отмечен процессом профессионализации музейной деятельности, формированием музееведческих теорий, философским осмыслением роли музея. В России появляются работы музееведческого характера в форме музейных проектов, которые можно анализировать в качестве теоретических источников. Два из них, разработанные членами Румянцевского кружка, предлагали новые модели музейных учреждений. Проект историка и библиографа Ф.П. Аделунга был опубликован в журнале «Сын Отечества» в 1817 г., проект Русского национального музея Б.Г.Вихмана – в том же журнале в 1821 г.

Основы современной музеологии в странах Запада были заложены после Второй мировой войны: во Франции – Ж.А. Ривьером, Ю. де Варин-Боаном, З.Риваром, М. Эвраром и др.; в Англии – в рамках Союза музеев и кафедры музеологии университета в Лейстере (глава школы Дж. Льюис); в Германии – представителями Кёльнской школы (Й. Ромедер и др.) .

Со второй половины ХХ в. усилия музеологов различных стран были направлены на формирование музееведения в качестве самостоятельной научной дисциплины. Особый интерес проблематика её самоопределения вызвала в странах Восточной Европы, где в печати прошли научные дискуссии о содержании понятия «музееведение» (в ГДР в 1964 г., в ЧССР в 1965 г.). Результаты дискуссии были изданы в 1964 г. В публикации обосновывалась необходимость включения музееведения в число документальных дисциплин.

Проблема взаимодействия и взаимообусловленности музея и общества анализировалась в рамках различных научных дисциплин.

Философские аспекты культуры, музея как социокультурного и морально-нравственного феномена, специфика музейного предмета рассматривались в трудах философов М.М. Бахтина, В.С. Библера, М. Бубера, А.А. Воронина, Т.П. Калугиной, Е.А. Маковецкого, А. Мальро, Б.Г. Соколова, П.Флоренского и др. В философской концепции Н.Ф. Фёдорова («Музей, его смысл и назначение») музей предстает как «подобие всего мироздания», в нем осуществляется преемственность поколений, попытка «собирания и воспитания в единстве» . Философ отводит музею решающую роль в осознании целостности человечества.

В культурологических исследованиях (Т.А. Алешина, А.А. Аронов, З.А.Бонами, Ю.В. Иванова, М.С. Каган, М. Кастельс, Е.Н. Мастеница, Л.М.Мосолова, Ж. Перо, М.Б. Пиотровский, Т. Шола, К. Хадсон, Ф. Юбер и др.) обобщался эмпирический материал, систематизировались выводы, формировалось понимание музея как культурного феномена. В них утверждалось представление о том, что социокультурный потенциал музея не исчерпывается музейной коллекцией; отмечалось, что на первый план выходит способность музея выдвинуть и донести до посетителя общественно значимые идеи, основывающиеся на хранимом им историко-культурном наследии и являющиеся актуальными для настоящего.

С позиций социологии музей рассматривался как социальный институт, выполняющий общественные функции, как механизм удовлетворения специфических потребностей общества и личности (Е.М. Акулич, Р. Байер де Хаан, Г. Белтинг, Е.Г. Ванслова, В.М. Грусман, Ю.У. Гуральник, А.К. Ло-мунова, Л.Я. Петрунина, Д.А. Равикович и др.). Этапным моментом стала дискуссия в отделе музееведения НИИ культуры, опубликованная в 1989 г. с символическим названием «Социальные функции музея: споры о будущем» (участники дискуссии – Е.Г. Ванслова, М.Д. Гнедовский, В.Ю. Дукельский, А.Н.Дьчкова, И.В. Иксанова, Н.Г. Макарова, А.И. Фролов, Д.А. Равикович) . Она была вызвана необходимостью в новых условиях дать адекватный ответ на вызовы времени, найти новые модели и формы деятельности музеев, концепции его развития, соответствующие общественным потребностям. Практическое значение имели эмпирические социологические исследования музейного посетителя, проведенные ведущими музеями и отделом музееведения НИИ культуры; их результаты опубликованы в 1970–80-е гг.

Отдельные аспекты социокультурной музейной проблематики нашли отражение в музееведении. Они освещались в публикациях зарубежных исследователей И. Аве, И. Бенеша, В. Глузинского, А. Грегорова, А. Кунтца, З.Жигульского, В. Клаузевитца, И. Неуступны, Д. Прайса, Ж.А. Ривьера, Й.Ромендера, Т. Шола, К. Шрайнера и других. Автор опирается на отечественную музееведческую теорию, основа которой была заложена в проектах-моделях музейных учреждений Ф.П. Аделунга, Б.Г. Вихмана, П.П.Свиньина. Теоретическое осмысление музейная практика 1920-х гг. нашла в трудах И. Грабаря, Н. Дружинина, А. Зеленко, Н. Романова, Ф. Шмита и других. Автор обращается к публикациям (энциклопедии, сборники научных трудов, коллективные монографии, учебники) сотрудников Российского института культурологии Министерства культуры Российской Федерации, внесшим значительный вклад в развитие отечественной культурологии и музееведения (О.Н. Астафьева, И.М. Быховская, В.Ю.Дукельский, А.Б. Закс, В.К. Кантор, М.Е.Каулен, А.В. Лебедев, М.Т. Майстровская, Т.А. Пархоменко, Т.П. Поляков, В.Л.Рабинович, К.Э.Разлогов, Ю.М. Резник, А.А. Сундиева, О.В. Черкаева, И.В.Чувилова, Е.Н. Шапинская, Э.А. Шулепова, Т.Ю. Юренева, М.Ю. Юхневич и др.).

Достаточно обширна тематика диссертаций, посвященных музею в качестве объекта исследования (работы Е. М. Акулича, В.П. Арзамасцева, О.В.Беззубовой, А.Ю. Волькович, М.Б. Гнедовского, В.М. Грусмана, М.Ш.Доминова, Ю.В. Зиновьевой, А.А. Змеула, Ю.В. Ивановой, Е.Б.Медведевой, А.И. Михайловской, Н.В. Нагорского, Б.Б. Пономарева, К.Е.Рыбака, Г.П. Сергеевой, А.Л. Филатова и др.). Музей изучается в рамках разных научных дисциплин. Например, только по специальности 24.00.01 –  теория и история культуры защищены диссертации по следующим отраслям научного знания: философские науки (Т.П. Калугина «Художественный музей как феномен культуры»); культурология (К.Н. Алякина «Провинциальный музей как ”культурное гнездо”»), исторические науки (Т.Ю. Юренева «Музей в истории мировой культуры»), искусствоведение (В.В. Петухов «Становление и развитие художественных музеев на юге Дальнего Востока России») и др.

Сложилась традиция полидисциплинарного анализа музея: в диссертационном исследовании Т.А. Алешиной «Музей как феномен культуры» осуществлён комплексный (морфологический, институциональный, содержательный) анализ музея как подсистемы культуры, что позволило дополнить его понимание рядом новых смысловых оттенков.

В анализе музея автор опирался на исследования социокультурного характера Р.Г. Абдулатипова, А.А. Аронова, Л.Н. Воеводиной, В.А. Волобуева, Ю.А. Головина, Г.В. Гриненко, В.З. Дуликова, А.Д. Жаркова, Л.С. Жарковой, А.Г. Казаковой, Ю.В. Китова, С.Н. Комиссарова, Ю.Д. Красильникова, И.В.Малыгиной, А.А. Пелипенко, В.А. Ремизова, Н.В.Романовой, Ю.С.Савельева, Н.Г. Самариной, М.Я. Сарафа, М.В. Соколовой, Ю.А.Стрельцова, Е.Ю.Стрельцовой, Т.Н. Суминовой, В.А. Тихоновой, И.Б.Хмельницкой, В.М. Чижикова, В.В. Чижикова, Е.В. Чижиковой, Н.Е.Шафажинской, М.М. Шибаевой, Н.Н. Ярошенко и др.

Материалом для выявления и анализа актуальной музееведческой проблематики явились публикации в профильных журналах, в первую очередь «Museum», «Мир музеев», «Музей»; монографии М.И. Бурлыкиной, Р.Р.Кликс, З. Жигульского, Т.П. Калугиной, М.Е. Каулен, А.З. Крейна, В.В. Литвинова, Е.Б.Медведевой, А.И. Михайловской, Т.П. Полякова, С.В.Пшеничной, А.М.Разгона, В.И. Ревякина, К. Хадсона, Т.Ю. Юреневой и др. Итогам теоретических изысканий в области музееведения в XX в. и перспективам развития в XXI в. посвящены такие обобщающие, подводящие итог и намечающие перспективы издания, как «Российская музейная энциклопедия», «Музейное дело в России», «Основы музееведения» , в которых собраны статьи ведущих современных отечественных музееведов.

Вместе с тем, несмотря на интенсивные исследования музейной сферы, остаются неразрешенными принципиально важные вопросы. Музей как социокультурная система, специфичность его места в социокультурном пространстве, его общественная миссия в рамках социологических и культурологических парадигм изучены недостаточно. В большей части опубликованные в последние годы книги, монографии носят специфически музееведческий характер. Насущной необходимостью становится осмысление музейной реальности в контексте современной социокультурной ситуации, специфическое приложение философских, культурологических теорий и концепций, научных предположений и гипотез к актуальным музейным практикам. Этими аргументами обусловлен выбор нами темы исследования – «Музей в социокультурной системе общества: миссия, тенденции, перспективы».

Объект исследования – социокультурная среда функционирования музея.

Предмет исследования – музей и общество: тенденции диалектической взаимообусловленности.

Цель исследования – культурологический анализ изменений в музейной сфере, выявление и осмысление тенденций, способствующих эффективному выполнению музеем общественной миссии, его успешной интеграции в трансформирующуюся социокультурную систему общества.

Для реализации цели решаются следующие задачи:

– определить теоретические дискурсы, адекватные задаче исследования музея и его места в социокультурной системе общества, механизмов воздействия на формирование феноменов современной культуры;

– выстроить культурологическую модель музея как социокультурного феномена, выявить её элементы и определить их системность, проанализировать взаимодействие структуры с внешней средой;

– специфику музея как социокультурного пространства, определить его как особую сферу действительности, проанализировать перспективы его развития как составной части культуры общества;

– проследить характер изменений музея как социокультурного института, динамику становления современной миссии музея, выявить её составляющие;

– выстроить адекватную современности иерархию социокультурных функций музея;

– продемонстрировать тенденции музейной практики в условиях глобализации, информационных трансформаций, определить оптимальные условия адаптации музеев к реалиям мирового культурного процесса;

– обозначить место музея в трансформирующейся социокультурной системе российского общества, перспективы и условия эффективной интеграции в неё музея;

– определить особенности музея, обусловленные доминированием массовой культуры, специфику музейной публики;

– дать социокультурную оценку проявлений в музейном пространстве таких тенденций и технологий, как зрелищность, концепция творческих индустрий;

– выявить роль музеев в социокультурных практиках культурного туризма;

– раскрыть знаково-коммуникативные основы музейной экспозиции и представить семиотические основания анализа экспозиции как текста культуры;

– разработать рекомендации для повышения эффективности музея в современных условиях.

Теоретико-методологические основы исследования. Теоретическую основу научных изысканий составляют классические и современные теории и гипотезы в области философии культуры, культурологии, социологии культуры, музееведения, результаты исследований на стыке этих дисциплин. Исследовательские задачи решаются посредством использования адекватных форм теоретических дискурсов, рецепции творческих научных идей, их осмысления на музейном материале.

Особое значение для настоящего исследования имеет обращение к философским и культурологическим основаниям музейной теории и практики, научным направлениям и концепциям:

– философии культуры (Р.Г. Абдулатипов, А.А. Аронов, Н.А. Бердяев, Н.Г. Багдасарьян, В. Виндельбанд, П.С. Гуревич, Л.Г. Ионин, М.С. Каган, А.В.Костина, Э.С. Маркарян, В.М. Межуев, Д.С. Мережковский, А. Мюллер, П.А. Сорокин, В.А. Ремизов, Г. Риккерт, М.В. Соколова, Вл. Соловьев, Н.Ф.Федоров, П.А. Флоренский, А.И. Шендрик и др.);

– Постмодернизма (Ж. Бодрийяр, Ж. Делёз, Ж. Деррида, Ж. Лакан, Ж.-Ф. Лиотар, П. Рикёр, М. Фуко, У. Эко и др.),

– символической концепции культуры (А. Белый, П. Бурдье, Э.Кассирер, У.Л. Уорнер, Ю. Хабермас и др.),

– герменевтики как универсальной методологии (Г.Г. Гадамер, П. Рикёр, М. Хайдеггер и др.),

– диалоговых концепций культуры (М.М. Бахтин, В.С. Библер, М.Бубер, Л. Витгенштейн, Г.О. Марсель и др.).

Анализ особенностей музейных практик в условиях доминирования современных информационно-коммуникационных технологий базируется на классических теориях: постиндустриализма (Д. Белл, П. Стейнфелс),  информационного способа развития (М. Кастельс), рефлексивной модернизации (Э. Гидденс), публичной сферы (Ю. Хабермас, Н. Гарнэм), а также концепциях социокультурных трансформаций, вызванных использованием новых информационно-коммуникативных технологий в российском обществе (П.С.Гуревич, В.В. Емельянов, А.В. Костина, Вал. А. Луков, Вл. А. Луков, В.М.Розин, Е.С. Сурова, А.Я. Флиер, Г.П. Хорина, Е.Н. Шапинская, А.И.Шендрик и др.) и в музейной сфере (Г. Белтинг, М.Кастельс, Л.Я Ноль, Д.Г.Перцев, Р. Чинхолл, А.Я. Шер, Х. Юхансон и др.).

В разработке знаково-коммуникативной проблематики музейной сферы автор основывался на классической семиотике, основные постулаты которой сформулированы в трудах:

– философов, культурологов (Ж. Деррида, Р. Карнап, Э. Кассирер, И.Г.Ламберт, Ч.У. Моррис, С.М. Толстая, Н.И.Толстой, Л. Уайт, Г. Фреге, М.Фуко);

– логиков (А. Вежбицка, Д. Льюиз, К.И. Льюис, Е. Пельц,  Ч.С. Пирс, Б.Холл Парти);

– романистов и эстетиков (Х.Л. Борхес, Г.Г. Шпет, У. Эко);

– психологов (Л.С. Выготский, Н.И. Жинкин, А.Р. Лурия, Ж. Пиаже, К.Г.Юнг);

– литературоведов (Р. Барт, М.М. Бахтин, Ю.М. Лотман, Ц. Тодоров);

– филологов (Р. Барт, В.М. Жирмунский, В.Я. Пропп, Е.М.Мелетинский, А.А. Потебня, Ф. де Соссюр, Б.В. Томашевский, Ю.Н. Тынянов, В.Б.Шкловский, Б.М. Эйхенбаум);

– лингвистов (А.А. Реформатский, Б.А. Успенский, Ф.Ф. Фортунатов, Р.Якобсон, Л. Ельмслев);

– историков религии, культуры и искусства (Вяч. Вс. Иванов, А.Ф. Лосев, В.Н. Топоров, А.М. Пятигорский, П.А. Флоренский).

Теоретической базой для исследовательских обобщений данной работы стали следующие философские и музееведческие концепции, гипотезы и теории, посвященные феномену музея :





– концепция музея в рамках «теории общего дела» как «собора лиц», «образа мира, вселенной видимой и невидимой» Н.Ф. Фёдорова;

– концепция «живого музея» (П.А. Флоренский, Дж.К. Дан);

  • концепция «воображаемого музея» А. Мальро;
  • концепция «музеальности» как специфического отношения человека к действительности, наделения объектов реальности качеством «музейности» (З.   Странский, А. Грегорова);

– концепция музея как механизма культурного наследования (М.С. Каган, З.А. Бонами, В.Ю. Дукельский);

– концепция «музеефикаторского типа культур» (Т.А. Алешина, Т.П.Калугина);

– концепции «нового», «открытого», «общинного» музея (Ю. Де Варен, Т.Шола, М. Холпин и др.);

– концепции экомузея (М. Беллэг-Скальбер, Ю. де Варин, Р. Ривар, Ж.А.Ривьер, А.Г. Афанасьев, В.М. Киселев и др.);

– музейная социология как направление прикладных социологических исследований в музейной сфере (С.Г. Скривен, Е.Г. Ванслова, В.М. Грусман, Ю.У. Гуральник, А.К. Ломунова, Э.А. Павлюченко, Л.Я. Петрунина, Ю.П.Пищулин, Д.А. Равикович, В.В. Сухов, М.Ю. Юхневич и др.);

– теории музейной коммуникации (И. Бенеш, З.А. Бонами, М.Б.Гнедовский, Б.Б. Пономарев, Д. Портер, Д.А. Равикович, О.С. Сапанжа, Р.Стронг, Дж. Стэнтон и др.);

– концепции музейной экспозиции как семиотической системы (В.П.Арзамасцев, А.Ю. Волькович, Н.А. Никишин, Е.А. Окладникова и др.);

– концепция музея как рекреационного учреждения (К. Хадсон, Ю.Ромедер, Д.А. Равикович);

музейно-педагогические теории (Е.Г. Ванслова, Г.В. Вишина, Е.Б.Медведева, Н.В. Нагорский, М.Ю. Юхневич и др.).

Эмпирическая база исследования включает в себя программные и нормативные документы, определяющие:

– международную практику использования культурного наследия: Международная хартия по консервации и реставрации памятников и достопримечательных мест (Венецианская хартия), принята ИКОМОС, Венеция, 1964; Конвенция об охране всемирного культурного и природного наследия, принята на 17-й сессии Генеральной конференции ООН, Париж, 1972; Конвенция об охране нематериального культурного наследия, принята Генеральной конференцией ООН по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО), Париж, 2003 и др.;

– концептуальные положения, терминологический аппарат, выработанные мировым музееведческим сообществом: музееведческий словарь – 20-язычный глоссарий («Dictionatium museologicum», Budapest, 1986); Кодекс музейной этики ИКОМ, одобренный XXI Генеральной Ассамблеей ИКОМ, Сеул, 2004 и др.;

– нормативные документы, регламентирующие государственную культурную политику Российской Федерации в целом и в музейной сфере в частности: Федеральный закон от 9 октября 1992 г. № 3612-1 «Основы законодательства Российской Федерации о культуре», Федеральный закон от 25 июня 2002 г. № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации»; Федеральный закон «О музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» от 26 мая 1996 года N 54-ФЗ; Федеральная целевая программа «Культура России (2006–2011 годы)», «Основные направления государственной политики по развитию сферы культуры и массовых коммуникаций в Российской Федерации до 2015 года и план действий по их реализации», а также федеральные законы и подзаконные акты, регламентирующие музейную деятельность.

Рассматриваются и анализируются конкретные примеры из музейной практики современных музеев различного профиля. Особое внимание уделено анализу тех музейных учреждений, различных форм их деятельности, в которых автор диссертационного исследования принимал личное участие (Объединение государственных литературно-мемориальных музеев Пензенской области, Государственный историко-литературный и природный музей-заповедник А.А. Блока «Шахматово», Солнечногорский краеведческий музей «Путевой дворец»).

Методологические основы исследования обусловлены современными культурфилософскими и культурологическими взглядами на музей, на его значение как социокультурного института, хранящего общечеловеческую память, способствующего культурному воспроизводству.

Автором настоящего исследования использованы феноменология и герменевтика как специфические методологии исследования культуры. Суть феноменологической методологии (сформулирована немецким философом   Э.Гуссерлем) в применении к анализу музейной практики можно выразить следующим образом: создание экспозиционером и познание музейным посетителем экспозиции как артефакта базируется на чувственном восприятии, посредством которого субъекты музейного взаимодействия «пробиваются» к реальности; каждый акт её отражения или восприятия открывает новый смысл; акторы «достраивают» целостный образ.

Герменевтическая методология, основы которой заложены в трудах Ф.Шлейермахера и Г.Г. Гадамера, ориентирует при рассмотрении музея как культурного текста на ценностные установки..

Методологическое значение имеет использование семиотики как системы исследовательских принципов при изучении коммуникативных процессов, их знаковой реализации в культурных текстах, какими являются музейные экспозиции. При этом музейная экспозиция анализируется, во-первых, как сложная, «составная» семиотическая система, во-вторых, исследование выходит за её рамки, сопоставляются различные семиотики, музейный текст рассматривается в широком культурно-гуманитарном контексте.

Методы исследования. Автор руководствуется выработанными в научной методологии разграничениями номотетического (генерализирующего, обобщающего) метода, применяемого в естествознании  и вырабатывающего общие понятия и законы, и идиографического (индивидуализирующего) метода, используемого социальными и гуманитарными науками и выявляющего не общее, а отдельное. Общепризнанной спецификой культурологических методов считается  понимание и объяснение изучаемых объектов как культурной системы, совокупности значений культурных текстов. Культурологическое исследование предполагает элементы субъективности в постижении внутренней логики культурных смыслов, вместе с тем требует рационального подхода, познания сущности, а также реконструкции социокультурных объектов и научного моделирования.

В настоящей работе использованы три типа методов научного исследования: философские (базовые), общенаучные, специальные.

Из философских (базовых) методов привлечены следующие: эмпирический и теоретический, наблюдения, выделения и обобщения, абстрагирования и конкретизации, анализа и синтеза, исторический и логический. В соответствии с поставленными задачами в исследовании использованы такие общенаучные методы, как описательный, сравнительный (компаративистский), генетический, типологический, структурный, сравнительно-исторический, системный, моделирование. Общенаучные методы скорректированы в соответствии со спецификой данного исследования. Например, системный метод обусловливает рассмотрение музея как целостного объекта, системы, обладающей относительной автономностью, внутренней самостоятельностью, вместе с тем является частью культуры общества, элементом её системы; в исследуемой системе выявляется культурная составляющая в качестве системообразующего фактора. Типологический метод использован при систематизации, классификации различных музейных учреждений.

К специальным методам, разработанным в предметном поле культурологии, относятся следующие методы настоящего исследования: социокультурный историко-генетический метод, метод социокультурных наблюдений, метод социокультурной рефлексии. Культурологи видят специфику метода социокультурных наблюдений в том, что его применение предполагает выявление тех признаков и свойств в изучаемом объекте, по которым можно «узнавать и атрибутировать культуру с целью её последующего углубленного изучения»; спецификой метода социокультурной рефлексии является «конструирование понятия “культура” на основе данных, полученных в результате социокультурных наблюдений» .

Использован эвристический потенциал такого метода, как анализ дискурса, в рамках которого заложены возможности  создания интегрированного методологического комплекса путем комбинирования элементов дискурсаналитических и иных подходов, что обозначается термином комплексное или мультиперспективное исследование, которое обеспечивает, благодаря сочетанию различных подходов, разностороннее представление об изучаемом объекте.

Гипотеза исследования. Результативность реализации социокультурного потенциала музея определяется следующими условиями:

– интеграцией музейного социокультурного пространства в культуру общества, позиционированием музея в качестве социального института, служащего индикатором социокультурных изменений, соответствующего современному контексту и отвечающего требованиям времени;

– его конституированием в позиции духовного посредника, коммуникатора, транслятора опыта истории, призванного учить людей смотреть на мир в культурно-исторической перспективе;

– его функционированием в качестве институции поддержания единого культурного пространства, репродукции традиций в новых, принципиально изменившихся условиях, а также укоренения инноваций в лоне пространства традиций;

– утверждением специфики музея как культурного механизма генерации, систематизации мировоззренческих ценностей, ранжирования и трансляции идей, способствующих гармонизации общества и стабильности социальных систем;

– демпфированием негативных последствий коммерциализации духовной сферы в целом и музейного пространства в частности, что в условиях рыночной экономики обеспечивает сохранение и утверждение специфики музея как общественного института культурного производства и культурного потребления.

Научная новизна исследования состоит в следующем:

– на основе выявленных теоретических дискурсов, адекватных задаче исследования, разработана культурологическая модель, позволяющая очертить социокультурное пространство музея как особую сферу действительности в системе современного общества, раскрыть тенденции их диалектической взаимообусловленности, перспективы развития музея как составной части общества;

– даны или уточнены определения понятий музейная сфера, социокультурное пространство музея, социокультурная система музея;

– выявлен характер изменений музея как социокультурного института, определены динамика становления его миссии и иерархия социокультурных функций, проанализирована специфика его проявлений в российских условиях;

– обоснована необходимость использования культурологических парадигм при разработке новых музейных технологий, что дает возможность музейным работникам в разных видах и формах профессиональной деятельности выявлять в хранимом музеями культурном наследии актуальный потенциал, обеспечивающий преемственность традиций, связь прошлого с будущим через интерпретацию в настоящем;

– раскрыты особенности и факторы институциональных трансформаций музея в условиях глобализации и информатизации и обусловленные ими изменения философско-мировоззренческих парадигм; обосновано, что развитие музея как социокультурного института существенно зависит от общемировых процессов: музей находится под воздействием глобализации и сам является фактором глобализации, поскольку констатирует единство человечества на всей планете; музей способен нейтрализовать негативные тенденции глобализации и усиливать позитивные;

– на основе анализа проблем, возникающих при взаимодействии музея с экономической сферой, сделан вывод, что негативные последствия коммерциализации духовной, в частности, музейной сферы, можно преодолеть при условии утверждения понимания специфики музея как института генерации и систематизации ценностей, способствующих гармонизации общества и стабильности социальных систем;

– обосновано позитивное воздействие культурного потенциала музея на общественную ситуацию, современные социокультурные практики в условиях «общества массовой культуры», на развитие культурного туризма;

– дана социокультурная оценка музейной публики и проявлений в музейном пространстве таких тенденций и технологий, как зрелищность, практика «творческих индустрий»;

– на основе анализа знаково-коммуникативной природы музея и, в частности, музейной экспозиции как текста культуры выявлены факторы, обеспечивающие успех коммуникации в музейной сфере, адекватность передачи информации в знаковой системе музея.

Теоретическая значимость исследования. Представленная в настоящей работе общая концепция тенденций диалектической взаимообусловленности музея и общества вносит определенный вклад в теоретические подходы к исследованию музея как социокультурной системы и генерируемого им социокультурного пространства. Социальная значимость и актуальность проблематики обусловливают возможность их использования в научных исследованиях музейной практики, в теоретических культурологических изысканиях. Теоретическую значимость имеет осмысление и дескрипция музееведческих проблем в рамках культурологических теорий, при этом интеграция различных концептуальных подходов обеспечивает целостность анализа музея как социокультурного феномена. Основные выводы диссертационного исследования могут быть использованы в качестве теоретико-методологического основания для дальнейшей разработки проблем эффективности выполнения музеем функций в меняющихся социокультурных условиях.

Практическая значимость исследования заключается в возможности реализации его результатов в деятельности органов управления сферой культуры, музейных учреждений и коммерческих туристских предприятий, модернизации основ профессионального мышления. На основании полученных научных результатов выработаны рекомендации, которые могут быть положены в основу принятия эффективных управленческих решений, способствующих утверждению инновационности музейной практики, использоваться для социокультурных прогнозов и экспертной деятельности в музейной сфере, при разработке музейных программ и проектов. Отдельные положения исследования внедрены автором в музейную практику.

Материалы диссертации представляют интерес для преподавателей, научных работников, аспирантов и студентов. Теоретические разработки могут быть использованы в учебном процессе – при преподавании дисциплин «Культурология», «Мировая культура и искусство», «Всемирное культурное наследие», при разработке элективных курсов, для обучения студентов по основным образовательным программам «Культурология», «Музееведение», «Туризм», а также в учебных структурах переподготовки музейных специалистов.

Соответствие диссертации паспорту научной специальности. Содержание диссертационного исследования соответствует формуле специальности 24.00.01 теория и история культуры по содержанию («исследование проблем современного состояния теории и истории культуры на ее различных исторических этапах»), основным объектам научного исследования в области указанной специальности («процесс вовлечения человека в мир культуры и социально-культурное творчество как область науки и социальной практики», «процессы функционирования духовной культуры в обществе, тенденции социокультурного развития различных социальных групп общества и институтов культуры»). Содержание различных глав и параграфов диссертационного исследования соответствует следующим пунктам области исследования, определенным в паспорте специальности: п. 9. Историческая преемственность в сохранении и трансляции культурных ценностей и смыслов; п. 11. Взаимоотношение универсального и локального в культурном развитии; п. 15. Роль культурного наследия в жизнедеятельности общества; п. 16. Традиции и механизмы культурного наследования; п. 18. Культура и общество; п. 21. Традиционная, массовая и элитарная культура; п. 23. Личность и культура; п.24. Культура и коммуникация; п. 25. Язык как феномен культуры, как проявление национального своеобразия и фактор межкультурного общения; п. 32. Система распространения культурных ценностей и приобщения населения к культуре; п. 33. Институты культуры и их функции в обществе.

Основные положения, выносимые на защиту:

  • В начале XXI в. музей сохраняет статус социального института, выполняющего общественно значимые функции, решающего задачи поддержания единого культурного пространства музейными средствами. При этом сосуществуют и взаимно дополняют представление о современном музее две тенденции: тенденция к большей интеграции музея в систему общества и тенденция к сохранению статуса музея как места, альтернативного будничному миру, к выделению его из привычной среды, в парадоксальное, но одновременно реальное пространство, в котором можно встретиться с прошлым и которое несет в себе образ ушедшего времени с характерными для него чертами.
  • Музей как социокультурный институт претерпевает глубокие изменения, трудности новой идентификации, обусловленные комплексом экономических, политических, культурных трансформаций современного общества. Он будет актуальным и востребованным в современном мире, способным на выживание, если сохранит свою социокультурную специфику, способность по-новому в новых условиях аккумулировать и транслировать социально-культурное наследие человечества, нации, социума.
  • В социокультурной миссии музея на первый план выходят культурообразующая, социоформирующая и культурно-экологическая составляющие. Современное понимание экологии предполагает восприятие мира как единства природных и культурных компонентов, выявления условия безопасности изменений, вносимых человеком. Музей является действенным механизмом преодоления культурно-экологического кризиса, грозящего цивилизационными утратами, исчезновением культурного разнообразия, институтом преемственности и устойчивого развития, базирующимся на идее сохранения для потомков полученного природного и культурного наследия.
  • Музейная практика представляет собой типологически своеобразный модус креативности, укорененный в традиции национальной культуры, способствующий сохранению и преобразованию культурных форм, общей картины мира. Креативность способствует преодолению трудностей переходного периода в музейной сфере, кризиса самоидентификации современного музея как социокультурного института.
  • Новые музейные технологии, основанные на культурологических парадигмах, дают возможность музейным работникам в разных видах и формах профессиональной деятельности выявлять в хранимом в музеях культурном наследии актуальный потенциал, обеспечивающий преемственность традиций, связь прошлого с будущим через интерпретацию в настоящем.
  • Культурная обусловленность музея генерирует потенциал его противостояния негативным тенденциям массовизации: прикованности человека к ближайшим целям, лишения его пространства, необходимого для духовной жизни.
  • В эпоху социально-культурных сдвигов нарастает тенденция актуализации зрелища как важной структурно-типологической единицы культуры и зрелищности как доминантного принципа самовыражения. В музейной среде удовлетворяется общественная потребность в празднике, и в целом музейную сферу можно определить как сферу праздника. Зрелищем (в широком смысле – как структурно-типологической единицей культуры) является музейная экспозиция, в которой реализуется особая система смыслов.
  • Хотя в современном мире отмечается обособление музея и туризма в качестве самостоятельных социокультурных практик, они демонстрируют взаимообусловленную зависимость, поскольку служат удовлетворению одной общественной потребности: музей и культурный туризм являются выразителями связи эпох, включают опыт прошлых поколений в общественное сознание настоящего через сохранение и презентацию материальных предметов и нематериального наследия – фрагментов исчезающей исторической реальности. Музей выступает содержательной доминантой культурного туризма. Только при взаимовыгодном сотрудничестве музея и туристской отрасли возможно, при сохранении преемственности, обеспечить непрерывность воспроизводства культурно-исторического опыта, что является непременным условием культурного существования человечества и выработки человеком личного опыта.
  • Успех коммуникации в музейной сфере зависит от адекватности передачи информации в знаковой музейной системе. Как коммуникативная система, музейная экспозиция содержит сообщение, как моделирующая система задает абстрактную систему, воспроизводящую существенные связи и отношения реальной действительности.
  • Современная социокультурная ситуация предопределяет необходимость осмысления традиционных и выработки новых средств художественной выразительности музейного языка, способных передать смысложизненные проблемы современности. Создание, чтение и понимание текстов культуры, в частности, музейных, экспозиционных тестов, формируется на основе духовного, интеллектуального опыта.

Апробация результатов исследования:

1. Основные положения и результаты исследования получили отражение в 41 публикации, в том числе в двух монографиях, 27 статьях (из них 9 в журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки Российской Федерации), 12 текстах тезисов научных докладов.

2. Отдельные тезисы и выводы докладывались и обсуждались на 18 международных, региональных, межвузовских научно-практических конференциях, форумах, конгрессах, научных чтениях. Автор принимал участие в работе следующих международных научно-практических конференций: Международный форум «Туризм: наука и образование» (Сходня, Российская международная академия туризма, 2007); V, VI, VII Международных научных конференциях «Высшее образование для XXI века (Московский гуманитарный университет, 2008, 2009, 2010); Конференция «Культурный туризм в целях мира и развития в рамках III Международного форума «Туризм: наука и образование» (Сходня, Российская международная академия туризма, 2009); Международная научная конференция «Трансформация культуры в глобальном информационном обществе» (Москва, Московский гуманитарный университет, 2009); XI международная теоретико-методологическая конференция «Интеллигенция и идеалы российского общества» (Москва, Российский государственный гуманитарный университет, 2010); Международная научная конференция «Социология и культурология: новые водоразделы и перспективы взаимодействия» (Белые Столбы, Российский институт культурологии, 2010); Международная научная конференция «Культура глобального информационного общества: противоречия развития» (Москва, Московский гуманитарный университет, 2010); Первая международная конференция по сотрудничеству и формированию согласованной политики в вопросах развития культурно-познавательного туризма на пространстве СНГ (Москва, Совет по гуманитарному сотрудничеству государств-участников СНГ, Министерство культуры РФ, Министерство спорта, туризма и молодежной политики РФ, Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства, 2011); XII международная теоретико-методологическая конференция «Интеллигенция в этноконфессиональном мире: пути выбора» (Москва, Российский государственный гуманитарный университет, 2011); Международная научная конференция «Право на культурное наследие» (Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж, философский факультет СПбГУ, 2011); Международная научная конференция «Культура глобального информационного общества и проблемы модернизации России» (Москва, Московский гуманитарный университет, 2011) и всероссийских научных конференций: III, IV и V Всероссийские научные конференции («Сорокинские чтения») (Москва, МГУ и Российская социологическая ассоциация, 2007, 2008, 2009); Всероссийский социологический конгресс «Социология и общество: пути взаимодействия» (Москва, Институт социологии РАН, 2008); Всероссийская научная конференция «Перекресток культур: музейная память» (Казань, Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина, 2009).

3. Теоретические обобщения диссертационного исследования прошли апробацию в реальных условиях – в практической работе автора, в проектах музейных коллективов, реализуемых при его участии: экспозиции «А.А. Блок. Страницы биографии и творчества» в Государственном историко-литературном и природном музее-заповеднике А.А. Блока «Шахматово»; экспозиция «Мир русской провинции» в Солнечногорском историко-краеведческом музее «Путевой дворец».

Два научно-экспозиционных проекта получили гранты Фонда Сороса («Жить в Шахматове и умереть на сцене» в музее-заповеднике А.А. Блока и «Музей-класс» в Солнечногорской школе № 1 имени А.А. Блока).

4. Материалы настоящей научной работы использовались автором при чтении лекций студентам Российской международной академии туризма по учебным дисциплинам «Культурология», «Социология», «Этнология».

5. Диссертация прошла обсуждение и была рекомендована к защите на заседании кафедры истории, истории культуры и музееведения Московского государственного университета культуры и искусств 29 июня 2011 г. (протокол № 13).

Структура диссертации обусловлена логикой раскрытия темы и состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованных источников.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обосновывается актуальность выбранной темы, степень её разработанности и научная новизна; определяются объект, предмет, цель, задачи исследования, его теоретико-методологические основы, методы, гипотеза; формулируются наиболее существенные результаты, обладающие научной новизной и являющиеся предметом защиты; дается обоснование теоретической и практической значимости; указывается соответствие диссертации паспорту научной специальности; отмечена апробация результатов.

Первая глава «Философское, культурологическое и музееведческое основания анализа музея» содержит культурологический анализ основных музееведческих понятий, концептов, принципиально важных для настоящего исследования.

В параграфе 1.1. «Культурологический подход к музееведческому понятийному аппарату» рассматривается музееведческая терминология в качестве понятийного аппарата, привлеченного к культурологическому исследованию. Следует признать, что некоторые музееведческие термины до сих пор не получили однозначную трактовку: продолжаются дискуссии по использованию тех или иных дефиниций, их содержательному наполнению, разграничению близких по смыслу понятий. Несмотря на большую проделанную работу, в научных публикациях сохраняются  различия в толкования музееведческих терминов. Особый интерес представляет дискуссия о предмете музееведения, поскольку подходы разных авторов предопределяют различное понимание специфики музееведения как научной дисциплины.

Институциональный подход (И. Бенеш, В. Винтер, Ж. Ривьер и др.): И.Бенеш определяет предмет музееведения как специализированную деятельность, в которой музейное дело реализует свои функции. Музей исследуется как социальный институт, в совокупности его социальных функций. Французский музеевед Ж.А. Ривьер в качестве предмета музееведения называет историю музеев и их роль в обществе.

Предметный подход (И. Ян, З. Брун, Р. Ланг, К. Шрайнер и др.) основан на признании приоритета музейного предмета, изучения его функционирования в музее. По мнению немецкого исследователя К.Шрайнера, «музееведение – это наука о сборе, хранении, изучении и использовании музейных объектов» .

Аксиологический («музеальный») подход сформулирован в работах З.Странского, Т.П. Калугиной: предмет музееведения – «специфическое отношение человека к действительности, объективизирующееся в истории в разных формах, которое является выражением и составной частью систем памяти» . Музей рассматривается как одна из исторических форм институализации специфического отношения человека к действительности по удовлетворению «музейной потребности», которое определяется термином «музеальность», по утверждению «музейной ценности».

Коммуникационный подход (Е.А. Розенблюм, М.Б. Гнедовский, В.Ю.Дукельский и др.): предмет музееведения определяется как специфическая музейная коммуникационная система. Он появляется в музееведении в 1960-е гг. как осмысление проблем, вызванных «музейным бумом». Музееведение исследует процессы коммуникации в музейных практиках. Признается  необходимость ориентации музейной деятельности на человека и социум.

Семиотический подход (В.П. Арзамасцев, Н.А. Никишин и др.) предполагает рассмотрение социокультурного пространства музея как семиотической (языковой, знаковой) системы. Семиотическая парадигма музееведения базируется на изучении функционирования музейных артефактов как элементов знаковой (семиотической) системы.В параграфе 1.2. «Междисциплинарность как методологическая основа исследования предмета в культурологии и музееведении» выявляется специфика музея как социокультурного пространства, которое определяется как особая сфера культурной действительности. Основа музейной деятельности – музейный предмет как социокультурная ценность высшего порядка. Понятие предмет является общенаучным и используется в философии, культурологии, социологии, антропологии, этнологии и других дисциплинах , которые являются источником методологических подходов, применяемых в музееведении. Его пиетет обусловлен дополнительным ценностно-символическим значением, которым он наделяется в музее как общественном институте – хранителе культурного наследия и социального опыта.

В музейной среде усиливаются культуроформирующие свойства предмета. Музейный предмет предстает как способ связи, средство межкультурной коммуникации, как культурный текст в широком смысле этого слова. Он является первоэлементом различных форм музейной работы, определяет информационную насыщенность музейной коллекции, экспозиции, эффективность строящихся на их основе научной и культурно-образовательной деятельности. В научной литературе утверждается культурологический подход к музейному предмету, когда исследовательский интерес сосредоточен на его знаковости, на системе ценностей, которые он репрезентует.

Обращение к музейному предмету как тексту культуры предполагает всестороннее и по возможности исчерпывающее его изучение, выявление семантических и аксиологических полей, информативного, аттрактивного, экспрессивного потенциала, что оказывается возможным при междисциплинарном подходе к его изучению.

В параграфе 1.3. «Культурологическая модель музея» представлена исследовательская культурологическая модель музея как социокультурного феномена, позволяющая очертить социокультурное пространство музея, проанализировать тенденции его трансформаций, рассмотреть музееведческую проблематику в культурологических аспектах. Культурологическая модель музея способствует рефлексии музейного метадискурса, выявлению системности разных направлений, теорий и методов исследования. Как базовый конструкт, она позволяет рассмотреть социокультурный феномен музея во всех его проявлениях в социальной и культурной сферах общества и в совокупности культурологических подходов к нему.

Процесс институализации культурологии и музееведения связан с их самоопределением по отношению к другим отраслям научного знания, вместе с тем, дальнейшее их развитие требует интеграции с пограничными научными дисциплинами. Это обстоятельство обусловило необходимость сочетания философских, культурологических и собственно музейных оснований в анализе музея как социокультурного института.

В параграфе 1.4. «Пространство и время как культурологические концепты: музейный аспект» анализируются такие понятия, как пространство и время, в их проявлениях в музейной сфере. Взаимосвязанные концепты пространство и время приобретают в музее символический смысл. Опасности-угрозы утраты социального значения пространства и реального времени несет информационная революция, трансформирующая их восприятие, разрушающая хронологическое время. Вследствие этого происходят хронологические разрывы, утрачиваются временные исторические перспективы, меняется ритм культурной передачи. Музеи генерируют «протоколы связи», тем самым устраняют временные барьеры, исполняют роль хранилища хронологической последовательности, архива времени, воссоздают временность на долгий период.

В современном мире мы имеем дело со сложной пространственно-временной организацией культуры, что отражается в композиционных схемах музейной экспозиции. Музейное пространство и время условны, специально спроектированы и организованы с опорой на правду места и происходивших событий, на документальную обоснованность и научную системность многих исторических источников; в музейной коммуникации они замкнуты структурой экспозиции. Её пространственно-временное единство формируется как сложная целостность коллективного и индивидуального культурного опыта, запечатленного в музейных экспонатах как реалиях, артефактах культуры.

В параграфе 1.5. «Концептуальные основания Постмодернизма» Постмодернизма рассматривается как интеллектуальное направление, в значительной степени влияющее на музейные практики. Суть постмодернистских тенденций в культуре Т.П. Калугина видит в музеефикации: «Культура в эпоху Постмодернизма в известном смысле становится музеем, гигантским, почти (и намеренно) бессистемным хранилищем ценностей или даже того, что она как таковое не чтит, необозримой свалкой накопленных за всю историю человечества артефактов, умений, отношений, образов, форм, стилей» .

Актуальная для постмодернистской социокультурной практики  проблема аутентичности специфически решается в музейном контексте; особенно она важна для реставрационной и экспозиционной деятельности. В рамках экспозиции создаются музейные образы, идентичность которых особого рода – художественная. Особой чертой музейной условности является то, что она основывается на научных исследованиях, воплощается в предметной форме. В музее достигается аутентичность не как верность материальная, а аутентичность как точность научная, образная, символическая.

Музей, может быть, в большей степени, чем другие учреждения культуры, соответствует миропониманию эпохи Постмодернизма, в котором на первый план выходят такие понятия, как плюрализм, обращение к культурному наследию, к классике, диалог с ней. В восстановленных и реставрированных памятниках музейные работники решают проблему соотношения аутентичности, документальности, художественности и функциональности, создают специфическую экспозиционную условность.

Вторая глава, «Музей в парадигмах социальной культурологии», посвящена исследованию музея как социокультурного института, его институциональных трансформаций, обусловленных процессами глобализации, информатизации, сменой культурологических и мировоззренческих парадигм.

В параграфе 2.1. «Музей как социальный институт» музей рассматривается как механизм удовлетворения специфических потребностей общества и личности. В начале XXI в. музей сохраняет статус социального института, выполняющего общественно значимые функции. Для общества как системного образования целенаправленность его отдельных компонентов является одной из важнейших характеристик. Одним из показателей действенности музея как социокультурного института является его включенность в социальную систему, в общекультурные процессы, эффективность взаимодействия с внешней средой – с обществом и его институтами.

Музей как социокультурный феномен в первую очередь представляет собой совокупность ценностей. Он становится действенным социальным институтом, когда его аксиологическая система соответствует ценностным установкам общества и выражает их. Духовное начало, генерируемое музеем, предстает как потенциальный фактор общественного прогресса; он способен воздействовать на динамику общественных процессов, влиять на социум в целом.

Музей как социальный институт предполагает регламентированный тип социальных отношений, имеет обязывающую силу в сохранении культурного наследия. В его рамках осуществляется контроль над комплектованием коллекций, хранением и использованием музейных предметов, генерируются особые институциональные установки и образцы поведения, основанные на уважении к прошлому, социальной памяти и опыту.

В параграфе 2.2. «Социокультурная миссия музея и её трансформация» дается телеологическое обоснование существования музея, его общественной целесообразности, что определяется в его социальной миссии. Установление общественной миссии музея как социокультурного института – философский вопрос. Его решение находится в плоскости определения места, предназначения музея в обществе, выявление их взаимосвязи и взаимообусловленности, способности музея оказывать влияние на общественные процессы. Философы в качестве ценности, общей для всех культур, называют бессмертие. Культура вносит бесконечность в конечное человеческое бытие, её смысл – в преодолении смерти. Музей относится к числу социокультурных институтов, призванных реализовывать эту миссию культуры.

Одной из характерных тенденций современности стало усложнение социальной миссии музея. В последние десятилетия в работах зарубежных и отечественных музееведов (Ю.У. Гуральника, Ф.Шоутена, А. Мелтона, Д.Прайса, Т. Шола, К. Хадсона, К. Скривена, А.М. Разгона, Д.А. Равикович, Т.Ю. Юреневой и др. ) формируется качественно новое понимание специфики музея как социокультурного института и его места в общественной жизни.

Преобладающими становятся культурообразующая и социоформирующая составляющие миссии музея. Как один из институтов культуры, он направлен на поиск духовных основ, обеспечивающих общественный прогресс. Конкретизацией представления о современной миссии музея является утверждение его общественного предназначения как инструмента передачи социокультурного опыта. Поскольку каждая культура самобытна и уникальна, музей выступает мостом межкультурной коммуникации, механизмом передачи опыта и инструментом взаимопонимания между разными культурами.

Трансформированную социокультурную миссию музея можно определить как культурно-экологическую. Расширяется представление об экологии (от др.-греч. ????? – обиталище, жилище, дом, имущество и ????? – понятие, учение, наука) как науке об отношениях живых организмов и их сообществ между собой и с окружающей средой. В современном понимании экология изучает мир как целое, как единство природных и культурных компонентов, выявляет условия безопасности изменений, вносимых человеком. Культура воспринимается как «дом», «жилище», который созидает человек и в котором он существует.

Миссия конкретного музея как учреждения культуры – это краткая и емкая декларация намерений по удовлетворению определенных потребностей сообщества. Ведущие идеи миссии позиционируют музей как равноправного, а иногда и ведущего в своей сфере партнера социокультурного взаимодействия, ориентированного на конструктивное сотрудничество. Сформулировать социальную миссию музея – это значит сконструировать отвечающий современной социокультурной ситуации идеальный образ музея, его концептуальную модель, определить целевые ориентиры развития.

Параграф 2.3. «Социальные функции современного музея» представляет социальную миссию музея как инструмент целеполагания; она реализуется в иерархичной системе социальных функций, что делает его как социокультурный институт полифункциональным. Традиционно главными считаются функция сохранения и функция презентации культурного наследия.

В условиях кризисной ситуации новые социальные потребности вызывают необходимость расширения спектра социальных функций музея, поиска актуальных форм и арсенала средств их реализации. В настоящее время актуализированными можно считать следующие функции: коммуникативную, консолидации сообщества, культурной идентификации, социальных преобразований, организации досуга.

Поскольку каждый институт полифункционален, важен агрегированный результат его явных, латентных функций, а также дисфункций. Их выявление и анализ служат теоретическим основанием как для принятия решений в музейной сфере, так и формулировки выводов, имеющих отношение к обществу в целом. Преодоление стереотипов в понимании социальных функций, оптимальный функциональный баланс обеспечивает устойчивость музея как социокультурной системы и перспективы его развития. Выявление как функций, так и дисфункций музея в современном обществе позволяет преодолеть тенденцию ограничения социокультурного наблюдения только позитивным вкладом в динамику общественных процессов.

В параграфе 2.4. «Глобализация и её проявления в музейной сфере» демонстрируется, что характер развития музея как социокультурного института существенно зависит от общемировых процессов: он находится под воздействием процессов глобализации и сам является фактором глобализации, поскольку констатирует единство человечества на всей планете. Глобализационные тенденции носят глобально-локальный характер, одновременно сближая и разъединяя локальные культуры. Музеи обладают значительным консолидирующим потенциалом в силу хранимых в них коллекций, являющихся общечеловеческим достоянием, способствуют глобальности мировосприятия, включенности в мировую культуру. Вместе с тем для музейной практики последних лет характерна тенденция этнизации. Отмечается трансформация содержательного наполнения национальной идеи, что отражается в её реализации в музейных проектах.

Глобализационные трансформации имеют для музея как позитивные, так и негативные последствия. Музей дает специфический профессиональный ответ на требования, выдвигаемые глобализацией. Отраженное в музейной практике глобальное обретает положительную динамику, когда социокультурные процессы отвечают требованиям «единства в многообразии» и «многообразия в единстве». В соответствии с современными тенденциями музеи дают позитивные примеры создания музейных произведений, формирующих новую социокультурную идентичность.

В параграфе 2.5. «Музей в информационном обществе» анализируются техническая и технологическая составляющие музейной деятельности, обусловленные информационной эпохой. Технологии сетевой коммуникации находятся в сложном, противоречивом взаимодействии с традиционными формами музейной коммуникации, оказывают влияние на все направления музейной деятельности.

Информационно-технологические трансформации ведут к глобальным изменениям в социокультурной сфере. Существует угроза, что в условиях всеобщей компьютеризации музей лишится своей ауры, утратит идентичность. Ответом должно стать позиционирование музея как уникального места и как особого средства массовой информации, отличного от других, его самоидентифицирование в качестве хранителя не только музейных предметов, но и пространственно-временных констант, нематериального наследия, как действенного канала межкультурной коммуникации во времени и пространстве.

Адекватно отвечая на требования, выдвигаемые глобализацией, в том числе и информационной, музей обретает актуализированную специфику, более того, становится активным фактором глобализационных процессов, обеспечивает их позитивные последствия. Музей, хранимое им культурное наследие позитивно воздействуют на общественную ситуацию.

В третьей главе, «Музей и тенденции общества массовой культуры», исследуются специфические проявления музейной практики в условиях массового общества.

В параграфе 3.1. «Музей в обществе массовой культуры» акцентируется внимание на том, что в процессе функционирования музей решает проблемы, обусловленные особыми качествами современного социума как общества массовой культуры. Это предопределяет такие проявления, как сенсационный характер музейных выставок и экспозиций, их ориентированность на сиюминутную тематику.

Культурная сущность музея способствует генерации потенциала его противостояния негативным тенденциям массовизации: прикованности человека к ближайшим целям, лишения его пространства, необходимого для духовной жизни. Музей обеспечивает связь человека и общества с историческими корнями, конструирует пространство с высоким культурным потенциалом. В музее осуществляется связь между обыденной и специализированной формами культуры. Музейная культура доступна всем членам общества, с её помощью осуществляется распространение культурных смыслов и значений, выработанных элитарной культурой, что способствует формированию социокультурного единства общества.

Переживая «бум», сопряженный с кризисом, музей в XXI в. обладает потенциалом, способным вывести его из тупиков масскульта. Этому способствуют собственно музейные формы деятельности – экспозиционная, выставочная. Музейная экспозиция – это актуализация культурных кодов и смыслов, носителями которых являются музейные предметы, это создание новых символических ценностей.

В параграфе 3.2. «Публичный музей и музейная публика»  дается представление об институализации в Новое время публичного музея, о специфике музейной публики как общественного явления. Музейная публика – более поздняя категория публики, уже имеющая опыт в других социокультурных сферах. Для посетителей музей продолжает оставаться не столько средством массовой коммуникации, сколько механизмом индивидуального приобщения к культурным ценностям. Определяющим стимулом посещения музея является знакомство с подлинными музейными предметами, аутентичными свидетельствами прошлого.

Проблемы музейной коммуникации, взаимопонимания музейного посетителя и музейного работника остаются острыми и дискуссионными. В музейном сообществе формируется представление о необходимости «нового музейного публичного пространства» для индивидуального культурного потребления .

Музей ориентирован в своей деятельности на удовлетворение потребностей публики и на их формирование. Музейные работники стремятся сделать прозрачными, проходимыми границы между культурным наследием и музейным зрителем, расширять своё влияние, повышая активность публики.

В параграфе 3.3. «Зрелищность музейных форм как тенденция современности» акцентируется внимание на том, что в эпоху социально-культурных сдвигов нарастает тенденция актуализации зрелища как важной структурно-типологической единицы культуры и зрелищности как доминантного принципа самовыражения. В качестве новых форм деятельности актуализируются музейные праздники и зрелища.

В музейной среде удовлетворяется общественная потребность в празднике, и в целом музейную сферу можно определить как сферу праздника. Зрелищем в широком смысле является музейная экспозиция, в которой реализуется особая система смыслов. Активно используется суггестивный фактор музейного праздничного зрелища, при этом его внушающее воздействие тем более эффективно, что оно латентно, поэтому не вызывает отторжения. Музей реализует потенциальные конструктивные возможности социокультурного института праздника как инструмента преодоления отчуждения и формирования солидарности.

Генерируемая музей сакрально-праздничная аура задается особыми способами структурирования пространства и времени. Её формируют: памятное историко-культурное место (заповедник, роща, поле, парк, усадьба, дом и т. д.), связанное с великим соотечественником или культурным событием, явлением; музейные предметы, хранящие культурно значимую информацию; экспозиционная система как альтернативная реальность, подчас воспринимаемая более реальной, чем жизнь.

Успешность реализации «праздничных» музейных проектов обеспечивает воспроизводство таких специфических признаков праздника, как высшее целеполагание, «кризисная» концепция природного и исторического времени, временная отмена иерархии, норм и запретов, сильный игровой элемент, всеобщий характер праздника.

В параграфе 3.4. «Музей в социальной практике творческих индустрий» рассмотрена одна из признанных социокультурных моделей модернизации современности – технологии творческих индустрий . В центральной зоне российской культуры, как на бессознательном, так и логически артикулированном уровне, в качестве незыблемых констант остаются представления об антиномичности культуры и бизнеса, о глубоком водоразделе между культурой и коммерцией. В критической ситуации, из которой пока не вышла Россия, начинают действовать этнокультурные, национальные константы, которые проявляют себя как механизм защиты этнокультурной общности. Культурные индустрии как явления глобализации и модернизации воспринимаются как угроза национальной идее, самостоятельности России, национальной идентичности.

Вызовом времени становится коммерциализация всех сфер культуры и музеев в частности. В этих условиях музей выполняет важную социальную функцию сохранения культурного наследия, противодействия его эксплуатации как «культурного капитала», его намеренной трансформации в целях получения прибыли. Современная ситуация диктует настоятельную необходимость преодоления противоречия между требованиями современных социально-экономических практик и сохранением культурного пространства, между стоимостной шкалой рынка и ценностями культуры, усиления связи и взаимного влияния культуры и экономики.

Культурные индустрии являются новым форматом культурного производства и культурного потребления. Их приоритетной функцией в музее должна быть знаково-семиотическая, заключающаяся в производстве и распространении социально значимых текстов и символических ценностей, в создании стиля и образа жизни. Эта функция может определить достойное место музея в социокультурных, экономических и политических процессах. Креативные индустрии можно и нужно рассматривать не как способ коммерциализации музейной сферы, не как технологию получения прямой прибыли, а как механизм символического производства, как инструмент создания общего креативного климата территории, генерации качества личной жизни.

В параграфе 3.5. «Музей и культурный туризм» анализируются   институты музея и культурного туризма. В современном мире отмечается их обособление в качестве самостоятельных социокультурных практик, демонстрирующих взаимообусловленную зависимость, возрастает их значение.

По своему предназначению музей и культурный туризм являются выразителями связи эпох: они включают опыт прошлых поколений в общественное сознание настоящего через сохранение и презентацию материальных предметов и нематериального наследия – фрагментов исчезающей исторической реальности. В сфере культурного туризма и музейной деятельности поставлена и практически решается комплексная задача: не только сохранение культурного наследия, но и его актуализация, оптимальное использование. Туризм должен выступать как гуманистическая и культуросохраняющая индустрия.

Музей является содержательной доминантой культурного туризма. Только при взаимовыгодном сотрудничестве музея и туристской отрасли возможно, при сохранении преемственности, обеспечить непрерывность воспроизводства культурно-исторического опыта, что является  непременным условием культурного существования человечества и выработки человеком личного опыта. В практической туристской и музейной деятельности решаются проблемы использования культурного потенциала музеев и памятников, оптимального потребления, ограниченного соображениями сохранности объектов культуры.

В четвертой главе, «Знаково-коммуникативная природа музея», музей рассматривается как семиотическая и символическая система, анализируется коммуникативное взаимодействие в музейной сфере, выявляется специфика языка музейной коммуникации, его знаковая природа, экспозиция рассматривается как культурный текст.

В параграфе 4.1. «Коммуникативное взаимодействие в музейной сфере» раскрывается концепт «музейная коммуникация», обозначены её свойства: антропоцентризм; семиотические основания; доминирование аксиологического аспекта над обучающим, воспитательным, информационным; диалогический подход, реализующийся в структурных моделях музейной коммуникации. Специфичность музейной коммуникации состоит в её пространственном характере, в использовании «языка вещей» – музейных предметов. В них музейный язык предстает как коммуникационная система, совокупность упорядоченных знаков.

Расширяется коммуникативное поле музейной экспозиции. Наряду с музейными предметами, в настоящее время его составляют недвижимые памятники как самоценные источники познания. Гармоничное сочетание информационной подосновы недвижимого памятника с привносимым в него экспозиционным материалом, музейными предметами выводит музеи в сферу особых интересов человека, где смыкается экология культуры, экология истории и экология творчества. Сконструированные музейные миры, несмотря на то, что они опираются на сложную систему конвенций, выражают жизнь.

Возникает и утверждается концепция «понимающего музееведения», сущность которого составляет утверждение исходного равенства позиций участников акта музейной коммуникации – экспозиционеров, других музейных сотрудников, посетителей музея, музейной общественности; именно при таком взаимодействии возможно создание полноценных музейных собраний и экспозиций, в которых актуализируется логическое наполнение музейных предметов, генерируются знаки и символы, получающие общественное признание.

В параграфе 4.2. «Уровневая организация музейного языка» музей рассматривается как базовая универсалия культуры, обеспечивающая репрезентацию культурного опыта, традиций посредством другого универсального культурного феномена – языка.

Музейный язык – это особый способ передачи информации. Его первичным элементом является не слово, а музейный предмет, в нем заложено смыслообразующее начало и эмоциональный заряд, на нем строится музейный текст. Универсальным и сущностным свойством любого предмета является знаковость (актуализированная или потенциальная). В музейном поле предметы утрачивают изначальную функциональность, становятся знаками отражаемой реальности. Любой музейный предмет можно рассматривать как культурный текст в широком смысле этого слова.

Поскольку музей имеет свой язык – язык музейных предметов, концепция экспозиции не может быть полностью заимствована из профильной дисциплины и адекватно «переведена» на язык музейной экспозиции – язык экспонатов. Экспозиция стеснена в выражении оттенков научной мысли, некоторые идеи нельзя передать языком музейных предметов. Однако эта «недостаточность» компенсируется вещественной конкретностью реализации замысла экспозиционера, непосредственностью её восприятия посетителем музея.

Музейные предметы становятся основой создания культурного текста более высокого порядка – музейной экспозиции. Как в любой коммуникационной системе, в ней присутствует информация, воплощенная в специфических семиотических знаках (экспонатах), и инвариантные способы организации этих знаков. В экспозиционном тексте интегрируются в музейную систему вербальные и визуальные элементы, сочетается научное и образное восприятие.

Язык музейной экспозиции состоит из нескольких уровней, каждый из которых выполняет определенные «грамматические» функции. Все уровни связаны, образуют «метаструктуру», элементы которой составляют композиционное и смысловое единство. Способом организации экспозиционного высказывания выступает пространственное размещение экспонатов.

Элементами музейной «грамматики» являются экспонат, экспозиционный ряд, экспозиционный комплекс, экспозиционный блок, экспозиция, ансамбль экспозиций . В музейном предмете как знаке выделяются две стороны: означающее (план выражения) и означаемое (план содержания). В качестве означаемого  выступает музейный экспонат, в качестве означаемого – образ, понятие, явление реальной действительности.

Экспозиция мемориального музея ориентирована на раскрытие экстенсионала – выдающегося деятеля, которому посвящен музей; она стремится к «экстенсиональной определенности»: к тому, чтобы музейный образ идентифицировался с определенным реальным лицом. Однако в экспозиционном контексте интенсиональная семантика начинает преобладать: музейный образ – в силу субъективности авторов экспозиции, характера музейных предметов, общекультурной оценки конкретного периода – может иметь большее или меньшее отклонения от реального лица, события, явления.

В параграфе 4.3. «Экспозиция как текст культуры» экспозиция рассматривается в семиотическом концептуальном поле. Характеризуя концепт «семиосфера», Ю.М. Лотман иллюстрировал его метафорой музея: «Представим себе в качестве некоторого единого мира, взятого в синхронном срезе, зал музея, где в разных витринах выставлены экспонаты разных эпох, надписи на известных и неизвестных языках, инструкции по дешифровке, составленные методистами пояснительные тексты к выставке, схемы маршрутов и экскурсий и правила поведения посетителей. Поместим в этот зал ещё экскурсоводов и посетителей и представим себе всё это как единый механизм (чем в определенном отношении, всё это и является), мы получим образ семиосферы» .

Конструктивными принципами организации экспозиционного текста являются:

– принцип отграниченности экспозиционного текста, его противопоставленности всем музейным предметам;

– принцип структурности, иерархичности организации;

– принцип гомеоморфизма: структура пространства текста становится моделью структуры пространства вселенной, а внутренняя синтагматика элементов внутри текста – языком пространственного моделирования;

– принцип изоморфности – параллелизма в организации плана выражения и плана содержания;

– принцип многоплановости, вхождения одних и тех же элементов во многие структурные контексты;

– принцип сопротивопоставления, одновременного проецирования, взаимодействия нескольких общекультурных семантических полей;

– принцип соположенности разноуровневых элементов, их взаимодействия;

– принцип семантизации структуры;

– принцип инвариантности экспозиционной системы;

– принцип перевода содержания реальной действительности на музейный язык;

– принцип семантической активности пространственного расположения экспонатов;

– принцип целостности, единства стиля и содержания.

Авторская позиция создателей экспозиции обусловлена дискурсивной формацией: дискурсивным полем музееведения, профильной науки, характером музейной коллекции, традициями того сообщества, где музей расположен, опытом, багажом знаний создателей экспозиции, возможностями потенциального адресата и т. д. Институт производства и распространения музейно-экспозиционного дискурса накладывает ограничения на высказывания. Эти ограничения обусловлены статусом субъекта высказывания, статусом адресата и определяют характер содержания, форму экспозиции как культурного текста.

Анализ экспозиции как дискурса позволяет рассматривать её как знаковую систему в её исторической, социальной, идеологической определенности. Дискурсом экспозиции является картина мира, которую создает автор, его «идеология», предпочтения, симпатии и антипатии, а также отношение к иным тестам и к реальному миру.

Как коммуникационная система, музейная экспозиция содержит сообщение, как моделирующая система с помощью музейного языка задает определенную абстрактную систему, воспроизводящую существенные связи и отношения внешнего мира. Создавая картину мира, экспозиционер моделирует принципы структурной организации реальной действительности. Уяснение ситуации с помощью музейных экспозиционных произведений дает возможность сознательно постигать собственное становление в конкретных исторических условиях. Оперируя предметами, фактами, событиями прошлого, музей стремится к воспроизводству духовной ситуации современности.

Понимание экспозиции обеспечивается  владением и интерпретацией музейного культурного кода – способа презентации, актуализации информации. Музейный текст обладает глубиной, его части нельзя воспринимать изолировано, вне структуры, в одном измерении. Создатели экспозиции должны иметь в виду адресата экспозиционного послания: информационность текста зависит от структуры используемого им кода, определяется требованиями и ожиданиями музейного посетителя, выступающего в роли декодера.

В музейным обстоятельствах осуществляется не только «реконструирование» прошлого, а в определенной степени «конструирование», то есть включение элементов культурного наследия в структуру опыта интерпретатора. При этом музейный экспонат выступает не просто как знак определенного содержания, а как «медиум» раскрытия бытия.

В Заключении обобщены результаты исследования, сформулированы общие выводы, намечены перспективные направления дальнейших исследований по тематики диссертации, даны рекомендации по реализации теоретических положений в музейной практике.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

Монографии:

1. Именнова, Л.С. Музей как содержательная доминанта культурного туризма: монография / Л.С. Именнова. – М.: Экон-информ, 2010. – 259 с.

2. Именнова, Л.С. Музейная дестинация в системе культурного туризма: социокультурный анализ: монография / Л.С. Именнова. – М.: Логос, 2011. – 228 с. – (Туристика: монографические исследования).

Статьи в научных журналах и сборниках:

3. Именнова, Л.С. Экспозиция как семиотическая система / Л.С. Именнова //Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. – 2010. – № 5. – С. 134–140.

4. Именнова, Л.С. Музей в информационную эпоху / Л.С. Именнова //Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. – 2010. – № 6. – С. 39–45.

5. Именнова, Л.С. Музей в системе культурного туризма /Л.С. Именнова // Этносоциум и межнациональная культура. – 2011. – № 2. – С. 46–53.

6. Именнова, Л.С. Музей в глобальном мире / Л.С. Именнова //Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. – 2011. – № 1. – С. 138–143.

7. Именнова, Л.С. Культурный туризм и музей как формы организации досуга /Л.С. Именнова //Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. 2011. № 2. – С. 133–138.

8. Именнова, Л.С. Функциональные системы музея и культурного туризма / Л.С. Именнова // Этносоциум и межнациональная культура. – 2011. – № 3. – С. 71–78.

9. Именнова, Л.С. Зрелищные формы в музее как тенденция современности / И.В. Денисова, Л.С. Именнова // Известия ПГПУ им. В.Г. Белинского. – 2011. – № 24. – С.  622– 625 (авторство не разделено).

10. Именнова, Л.С. Язык музейной коммуникации и коммуникативное взаимодействие в музейной сфере / Л.С. Именнова // Этносоциум и межнациональная культура. – 2011. – № 5. – С. 63–73.

11. Именнова, Л.С. Музей в глобальном мире: инновации и сохранение традиций / Л.С. Именнова // Известия ПГПУ им. В.Г. Белинского. – 2011. –

№ 24. – С. 34–38.

12. Именнова, Л.С. Изобразительные материалы в шахматовском доме и их информационные возможности в экспозиции / Л.С. Именнова // Шахматовский вестник. – 1995. – № 5. – С. 58–67.

13. Именнова, Л.С. «Жить в Шахматове и умереть на сцене». Сценарий экспозиции в доме учителя в селе Тараканово / В.П. Арзамасцев, О.А. Досик,  Л.С. Именнова, Ю.В. Решетников // Шахматовский вестник. – 1995. – № 5. – С. 68–97 (авторство не разделено).

14. Именнова, Л.С. Магия небесного садоводства (Размышления о первой профессиональной экспозиции в окрестностях Шахматова) / В.П. Арзамасцев, Л.С. Именнова // Мир музея. – 1995. – № 6 (146). – С. 2–14, 78–79 (авторство не разделено).

15. Именнова, Л.С. О смысловом наполнении образа «Неопалимая Купина» в творческом мироощущении А.А. Блока. / Л.С. Именнова. – Шахматовский вестник. – 1997. – № 7. – С. 34–43.

16. Именнова, Л.С. Литературное Солнечногорье; Дубровки; Тараканово; Шахматово / Л.С. Именнова //Солнечногорье – страницы истории. – Солнечногорск: ТОО «Внешсигма», 1998. – С. 98–139, 299–301, 310–312, 316–322.

17. Именнова, Л.С. Впечатления от поездок по дороге Москва-Петербург в воспоминаниях, дневниках, дорожных записках и письмах (ХVI – первая половина XIX в.) / Л.С. Именнова //  «Очерки истории края. На перекрестках Петербургского тракта»: Сборник трудов Государственного Зеленоградского историко-краеведческого музея. – 2004. –  Вып. 5. – С. 31–48.

18.Именнова, Л.С. Патриотическое воспитание как системообразующий компонент культурно-образовательной деятельности краеведческого музея / Л.С. Именнова // Патриотизм как тип мировоззрения в современных социокультурных трансформациях (материалы «круглого стола»): Сб. науч. ст. – М.: МГУКИ, 2005. – С. 173–178.

19. Именнова, Л.С. Туризм как социальный институт: функции и дисфункции / Л.С. Именнова // Международный форум «Туризм: наука и образование» : Сб. материалов научной конференции. – М.: РИБ «Турист», 2007. – С. 143–155.

20. Именнова, Л.С. Тема дороги как системная доминанта программы «Губернское кольцо Подмосковья» / Л.С. Именнова // Квартальновские научные чтения / Российская международная академия туризма. – М.: Советский спорт, 2008. – С. 58–67.

21. Именнова, Л.С. Становление социокультурной парадигмы «открытый музей» / Л.С. Именнова // III Всероссийский социологический конгресс. Москва, 21–24 октября 2008 г.: Тезисы докладов и выступлений. – М., 2008. – С. 455–462.

22. Именнова, Л.С. Феномен музея: институциональный подход / Л.С. Именнова // III Международный форум «Туризм: наука и образование». Проблемы и перспективы развития туризма : сб. материалов научных конференций. 19–21 мая 2009 г. – Химки: РМАТ, 2009. – С. 104–111.

23. Именнова, Л.С. Социальная миссия музея / Л.С. Именнова // Высшее образование для XXI века: V международная научная  конференция. Москва, 13–15 ноября 2008 г.: Доклады и материалы. Секция 9. Высшее культурологическое образование. Часть II. – М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2008. – С. 72–77.

24. Именнова, Л.С. Музей как транслятор ценностей и идеалов общества в период глобальных трансформаций  / Л.С. Именнова // Трансформация культуры в глобальном информационном обществе. – М.: Изд. Национального института бизнеса, 2009. – С. 87–97.

25. Именнова, Л.С. Социокультурная проблематика в современном музееведении / Л.С. Именнова // Высшее образование для XXI  века. VI Международная научная конференция. – М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2009. – С. 42–50.

26. Именнова Л.С. Музейная коммуникация как пространство символического / Л.С. Именнова // Культура глобального информационного общества: противоречия развития: сб. науч. ст. –  М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2010. – С. 522–534.

27. Именнова, Л.С. Музей как хранитель социальных идеалов и транслятор общественных идей / Л.С. Именнова // Интеллигенция и идеалы российского общества: Сб. статей / РГГУ. Социологический факультет. Центр социологических исследований; Под общей редакцией Ж.Т. Тощенко. – М.: РГГУ, 2010. – С. 672–685. 

28. Именнова, Л.С. Музей в культурном и образовательном пространстве / Л.С. Именнова // Пространство образования – пространство культуры: Доклады на Всероссийской конференции 26 февраля 2010 г. – М.: МГПИ, 2010. – С. 178–183.

29. Именнова, Л.С. Общечеловеческие ценности и национальные приоритеты в музейной практике / Л.С. Именнова // Интеллигенция в этноконфессиональном мире: пути выбора / Сб. статей XII международной теоретико-методологической конференции Москва, 31 марта 2011. – М.: РГГУ, 2011. – С. 321–329.

30. Именнова, Л.С. «Лирические отзвуки шахматовских минут…» / Л.С. Именнова // Шахматовский вестник. – 1991. – № 1. – С. 7–10.

31. Именнова, Л.С. О возможностях отражения в экспозиции творческого мироощущения поэта / Л.С. Именнова // Шахматовский вестник. - 1993. – № 3. – С. 35–38.

32. Именнова, Л.С. Из истории Таракановской земской школы Солнечногорского района / Л.С. Именнова //  Изучаем историю Москвы и Подмосковья. Проблемы изучения селений Москвы и Подмосковья: Доклады шестой региональной научно-практической конференции (Красногорск, 26 сентября 1998). – М.: ВИНИТИ, 1999. – С. 102–106.

33. Именнова, Л.С. Шахматово / Л.С. Именнова // Москва и Подмосковье: Материалы для изучения селений Москвы и Подмосковья. Доклады пятой региональной научно-практической конференции. – М.,1997. – С. 80–83.

34. Именнова, Л.С. Социокультурные аспекты использования историко-культурного потенциала края / Л.С. Именнова // История и культура Подмосковья: проблемы изучения и преподавания: Тезисы докладов областной научно-практической конференции. – Коломна: КГПИ, 2003.– С. 44–46.

35. Именнова, Л.С. Музей как фактор формирования социокультурной ситуации / Л.С. Именнова // Созидательная миссия культуры: Сб. молодых ученых. – М.: МГУКИ, 2004. – С. 119–124.

36. Именнова, Л.С. Программа социально-педагогической деятельности Солнечногорского музея «Путевой дворец» / Л.С. Именнова, Е.Б. Леонова // Проблемы и перспективы развития внутреннего туризма: Материалы научно-практической конференции, г. Дмитров Московской обл., 21–22 апреля 2005 г. –  Ч.1. – Дмитров: «Все для Вас», 2005. – С. 194–198. (авторство не разделено).

37. Именнова, Л.С. Музеи наглядных пособий как учреждения совместной деятельности музея и школы / Л.С. Именнова // История и культура Подмосковья: проблемы изучения и преподавания: Сб. мат. Второй областн. науч.-практ. конф. (Коломна, 19 мая 2005) – Коломна: КГПИ, 2005. – С. 101–105.

38. Именнова, Л.С. Вопросы соотношения общеисторических и региональных материалов в экспозиции и коллекции районного краеведческого музея / Л.С. Именнова // Великая Отечественная война 1941–1945 гг. в музейном отражении (материалы научно-практической конференции музейных работников) / Музейное дело: сб. науч. тр. Вып. 29. – М.: 2005. – С. 143–146.

39. Именнова, Л.С. Из истории Солнечногорского краеведческого музея (1920–30-е гг.) / Л.С. Именнова // Проблемы истории Московского края: Материалы пятой научно-практической конференции, посвященной 75-летию Московского государственного областного университета (Москва, 28 марта 2006 г.). – М.: Изд-во МГПУ, 2006. – С. 98–100.

40. Именнова, Л.С. Трансформация социокультурной миссии музея / Л.С. Именнова // Сорокинские чтения: социальные процессы в современной России: традиции и инновации: Тезисы докладов III Всероссийской научной конференции. – Т. 1. – М.: КДУ, 2007. – С. 382–385.

41. Именнова, Л.С. К вопросу разграничения музейной социологии и социологии музея / Л.С. Именнова // Сорокинские чтения. Отечественная социология: обретение будущего через прошлое : тезисы докладов IV Всероссийской научной конференции ; Ряз. гос. ун-т им. С.А. Есенина. – Рязань, 2008. – С. 142–145.

Кант И. Критика чистого разума // И. Кант. Собрание сочинений в 6 т. – Т.6. – М., 1966; Хайдеггер М. Время и бытие: Статьи и выступления: Пер. с нем. – М.: Республика, 1993; Гадамер Г.Г. Актуальность прекрасного. – М.: Искусство, 1991. – 323 с.; Бодрийяр Ж. К критике политической экономии знака / пер. с фр. Д. Кралечкин. – М.: Академический проект, 2007. – 335 с.; Латур Б. Об интеробъективности // Социология вещей. Сборник статей / под ред. В. Вахштайна. – М.: Издательский дом «Территория будущего», 2006. С. 169–198; Калугина Т.П. Художественный музей как феномен культуры.– СПб: Петрополис, 2001. – 278 с. и др.

Калугина Т.П. Музеефикация или мумификация культуры («Постмодернистская метафора» музея) // Музей и демократия. Серия электронных изданий Museum PRO. Выпуск 1.0. – М., 1997. – С. 37–45.

Ю.У. Гуральник. Каким быть музею будущего? //Сб. науч. тр. / НИИ культуры. – М., 1989. – С. 135–145; Шоутен Ф. Просветительная работа в музеях – предмет постоянной заботы // Museum. – 1988. – № 156. – С. 27–30; Хадсон К. Влиятельные музеи / Перевод с англ. – Новосибирск: Сибирский хронограф, 2001. – 196 с.;  Юренева Т.Ю. Музей в мировой культуре. – М.: «Русское слово-РС», 2003. – 536 с.; Е.Г. Ванслова, М.Б. Гнедовский, В.Ю. Дукельский, А.Н. Дьячков, И.В. Иксанова, Н.Г. макарова, Д.А. Равикович, А.И. Фролов. Социальные функции музея: споры о будущем // На пути к музею XXI века Сб. науч. тр. / НИИ культуры. – М., 1989. – С. 186–204  и др.

Дукельский В.Ю. Пространство публичного одиночества // Музей и личность / Отв. А.В. Лебедев, сост. М.Ю. Юхневич. – М.: РИК, 2007. – С. 6–14.

  О’Коннор Дж. Культурная политика как влияние: экспорт идеи «творческих индустрий» в С.-Петербург // Творческие индустрии в России. – М.: Институт культурной политики, 2004. – С. 12–34; Флорида Р. Креативный класс: люди, которые меняют будущее. – М.: Издательский дом «Классика–XXI», 2005; Гнедовский М.Б. Творческие индустрии: политический вызов для России //  Отечественные записки. – 2005. – № 4 и др.

Арзамасцев В.П. Принципы раскрытия биографии и творчества писателя в литературно-мемориальном музее : дис. … канд. историч. наук : 17.00.07 – М., 1991. – С. 141.

Лотман Ю.М. Внутри мыслящих миров. Человек – текст – семиосфера – история. – М.: Языки русской культуры, 1996. – С. 168.

Поршнев В.П. Мусей в культурном наследии Античности. Дисс...канд. культурол. наук : 24.00.03. – СПб, 2003. – 197 с.

Основы музееведения: Учебное пособие / Отв. ред. Э.А. Шулепова. Изд. 2-е, испр. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2010. – С.13.

  Российская музейная энциклопедия: В 2 т. – М.: Прогресс, 2001. – Т. 1. – С. 386.

Федоров Н.Ф. Сочинения. – М.: Мысль, 1982. – С. 575, 587.

Социальные функции музея: споры о будущем (материалы дискуссии в отделе музееведения НИИ культуры) // Музееведение. На пути к музею XXI века. – М., 1989. – С. 186–204.

Теоретические вопросы научно-просветительной работы музеев (по материалам социологических исследований) / Сб. науч. тр. НИИ культуры. – № 133. – М., 1984; Сухов В.В. Зритель и музей (по материалам социологических исследований посетителей Государственного Русского музея) // Вопросы комплексного исследования художественных музеев/Сб. науч. тр./Государственный Русский музей.–Л., 1986.–С. 40–48 и др.

Российская музейная энциклопедия: В 2 т. – М.: Прогресс, 2001; Музейное дело России / под ред. М.Е. Каулен (ответственный редактор), И.М. Коссовой, А.А. Сундиевой. – М.: Издательство «ВК», 2006; Основы музееведения: Учебное пособие / Отв. ред. Э.А. Шулепова. Изд. 2-е, испр. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2010.

  Федоров Н.Ф. Сочинения. – М.: Мысль, 1982. – 711 с.; Флоренский П. Храмовое действо как синтез искусств // Советский музей. –1989. – № 4(108). – С. 65–69; Хадсон К. Влиятельные музеи / Перевод с англ. – Новосибирск: Сибирский хронограф, 2001. – 196 с.; Мальро А. Зеркало лимба / пер. с фр. – М.: Прогресс, 1989. – 520 с.; Каган М.С. Музей в системе культуры // Вопросы искусствознания. – 1994. – № 4/94. – С. 445–460; Шола Т. Предмет и особенности музеологии // Museum. – 1987. – № 153. – С. 49–53; Ривьер Ж.А. Эволюционное определение экомузея // Museum. – 1985. – № 148. – С. 3–11 и др.

Теория культуры / Под ред. С.Н. Иконниковой, В.П. Большакова. – СПб.: Питер, 2008. – С.46.

  Ривьер Ж.А. Эволюционное определение экомузея // Museum. – 1985. – № 148. – С. 3–11.

  Шрайнер К. Предмет исследования музееведения и происхождение дисциплины  // Музееведение. Музеи мира: Сб. науч. тр. // НИИ культуры. – М., 1991, с. 47.

Калугина Т.П. Музей и «музеефикаторский» тип культуры // В диапазоне гуманитарного знания. – СПб.: С.-Петербургское философское общество, 2001. – С. 243–254; Странский З. Понимание музееведения // Музееведение. Музеи мира: Сб. науч. тр. / НИИ культуры. – М., 1991. – С. 8–26.

Розенблюм Е.А. Время и пространство в музейной экспозиции // Музееведение. На пути к музею XXI века: музейная экспозиция. – М., 1996. – С. 177–194; Гнедовский М.Б. Музейная коммуникация и ритуал //Некоторые проблемы исследования современной культуры: Сб. науч. тр. / НИИ культуры. – М., 1987. – С. 35–43; Дукельский В.Ю. Музейные коллекции и предметный мир культуры // Некоторые проблемы исследований современной культуры: Сб. науч. тр. НИИ культуры. – М., 1987. – С. 26–34.

Арзамасцев В.П. О семантической структуре музейной экспозиции // Музееведение. На пути к музею XXI века : сб. науч. тр. / НИИ культуры. – М., 1989. – С. 35–50; Никишин Н.А. Язык музея как универсальная моделирующая система музейной деятельности // Музееведение. Проблемы культурной коммуникации в музейной деятельности. – М., 1988. – С. 7–15.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.