WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Краснодарский государственный университет культуры и искусств Художественная жизнь в архитектонике социокультурного пространства советского общества

Автореферат докторской диссертации по культурологии

 

на правах рукописи

 

 

 

Архангельский Юрий Евгеньевич

 

Художественная жизнь

в архитектонике

социокультурного пространства

советского общества

24.00.01 – теория и история культуры

 

 

 

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора культурологии

 

 

 

 

Краснодар 2011

Работа выполнена на кафедре теории и истории культуры Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Краснодарский государственный университет культуры и искусств»

 

Научный консультант:      доктор философских наук, профессор

Горлова Ирина Ивановна

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

                                               Булавка Людмила Алексеевна

                                               доктор искусствоведения, профессор

                                               Демин Вадим Петрович

                                               доктор культурологии, доцент

                                               Найденко Михаил Константинович

Ведущая организация:       Южный Федеральный университет

Защита состоится «___»          2011 г. в «_____»  часов на заседании диссертационного совета Д. 210.007.02 по специальности 24.00.01 – Теория и история культуры  в Краснодарском государственном университете культуры и искусств по адресу:

350072, Краснодар, ул. 40-лет Победы, 33, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Краснодарского государственного университета культуры и искусств

Текст автореферата размещен на сайте ВАК МО РФ:

http://www.vak.ed.gov.ru.

Автореферат разослан «___»______________2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                        В.И.Лях

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Роль культуры в развитии советского общества трудно переоценить. Не секрет, что именно она в сложнейшее для страны время обострения социальных проблем объединяла людей. Актуальность выбранной для исследования проблемы объясняется следующими обстоятельствами.

1. Советская культура – сложное явление, которому невозможно пока дать однозначной оценки. Причина состоит в том, что легче анализировать эпоху, отстоящую от исследователя на много десятилетий, а еще лучше – веков. Современникам труднее разглядеть тенденции, которые станут очевидны позднее, окажутся более понятными для наших потомков. Сложность изучения этого феномена обусловлена и тем, что в публикациях последних десятилетий можно выделить две противоположные позиции: одна – объявляет советский период развития культуры как путь ее разрушения и сплошного тоталитаризма, другая – пытается оправдать деструктивные результаты деятельности административно-командной системы в этой области. Объективная оценка советской культуры появится лишь к концу XXI века, а пока – нам предстоит «собрать» ее основные черты, достижения ипроблемы в целом для того, чтобы в новых исторических условиях, переосмыслив историю, глубже понять ее законы и характер, а значит – и культуру народа.

2. Закат «реального» социализма и распад СССР создали иллюзию того, что вся эта эпоха ушла в прошлое. Однако начало нового века ознаменовалось в нашем Отечестве и некоторых других государствах постсоветского пространства не только ностальгией по СССР, но и возрождением серьезного интереса к феномену «советская культура».  Этот интерес объясняется и ростом внимания западных искусствоведов к художественной культуре СССР, чему, в свою очередь, немало способствует возрастающий рыночный спрос на предметы советского искусства, в т.ч. такого его направления, как социалистический реализм [Булавка, Л. Ренессанс и Советская культура [Текст] /Л. Булавка // Вопросы философии. – 2006. – №12. – С. 35].

Кроме того, актуальность исследования обуславливается взрывом интереса к культурам тоталитарных режимов в целом, в том числе и к культуре эпохи социализма. Особое внимание привлекает время правления И. Сталина. Об этом свидетельствует тот факт, что число различного рода книг, монографий, статей, телепередач за последнее время значительно превосходит опубликованное о нем при его жизни. Интерес к личности И. Сталина обусловлен и тем обстоятельством, что он является символом советской эпохи первой половины XX века.

Таким образом, несомненна актуальность исследования выработанной проблемы.  На уровне явления феномен «художественная жизнь» непреходящ в качестве характеристики социально-культурного развития советской России рассматриваемого периода.

Итак, советской страны больше нет. Разрушена инфраструктура ее художественной жизни, но всему миру известны достижения советской культуры. Однако, бездуховность, проникшая во все её сферы,  мешает широким массам «впитывать» духовное наследие страны.

Постсоветское время накопило проблемы, требующие решения. Как никогда, для развития культуры необходимы большие средства. Живучим оказался принцип остаточного финансирования. Людям, которые растили хлеб, добывали уголь, строили жилые кварталы и прокладывали магистрали, сейчас некуда пойти после работы. Необходимо организовывать их досуг, полноценный и интересный отдых. На это требуются немалые средства. Не в лучшем положении оказались библиотеки и музеи. Эти кладези знаний, неиссякаемые источники мудрости, оставленные нам в наследство поколениями интеллигенции, пришли в состояние упадка. То же самое можно сказать и о культурно-просветительном образовании, т.к. упал престиж работника культуры.

Всем известно, что общий генофонд советского искусства и потенциал его будущего развития чрезвычайно велики. Интегральный творческий удельный вес нашего искусства, – важнейшая составляющая мирового искусства. Свершения ведущих мaстеров – не только непременный, но и весьма весомый компонент каждого этапа развития культуры. Уровень профессионализма отечественного искусства в целом, его школ в широком понимании слова, остается предметом уважения во всем мире.

С нашей точки зрения, государственная культурная политика должна быть направлена на воспроизводство трех уникальных ресурсов культуры: творческого потенциала, культурного наследия и культурной активности населения. Таким образом, формируется рынок товаров и услуг организаций и учреждений культуры. Откладывать на потом решение этого вопроса нельзя. Современная Россия переживает сложный период своей истории. Пытаясь дистанцироваться от недавнего прошлого, она стремится выстраивать новый образ жизни, создавая новую культуру, новые праздники. Изучение культурного опыта эпохи социализма позволит избежать негативного и использовать то положительное, что было накоплено.

Итак, актуальность проблемы, недостаточность ее теоретической и практической разработанности в культурологическом знании, дали основания для выбора темы диссертационной работы. Её исследовательским полем стали художественная жизнь советского общества и информационно-коммуникационные процессы, происходящие в ней.   Комплексное осмысление художественной жизни в архитектонике социокультурного пространства советского общества в парадигме культурологического знания осуществляется впервые.

Степень изученности проблемы не ограничивается публикациями, появившимися в советский период развития нашего общества, поэтому источники и литературу, отражающие ее исследовательский дискурс, условно можно разделить на две части. Первая – отражает взгляды советских ученых, и поэтому их суждения и выводы навеяны идеологией советского государства, его политикой, в том числе, в области культуры и, соответственно, художественной жизни, как ее неотъемлемой части. И вторая часть –  публикации, появившиеся уже после распада СССР.

Следует выделить труды отечественных ученых, в которых содержатся основополагающие сведения об особенностях развития российской культуры в целом (В. Ключевский, П. Милюков, П. Федоров, и др.). Особое значение с методологической точки зрения имеют исследования пассажиров «философского парохода», в т. ч. Н. Бердяева, С. Булгакова, И. Ильина, Л. Карсавина, Н. Лосского, П. Сорокина, С. Трубецкого, Г. Флоровского и др. Для  изучения этого отрезка отечественной истории немаловажное значение имеют работы Н. Богданова, В. Ленина, А. Луначарского, Г. Плеханова и других марксистов.

Разработкой методологии историко-культурологических проблем занимались А. Гуревич, И. Кондаков, Д. Лихачев, А. Лосев, Ю. Лотман и др.

Существенное значение для формирования научно-теоретической основы диссертационного исследования сыграли публикации российских культурологов, затрагивающих исторические, эстетические, художественные аспекты проблемы (А. Андреев, А. Антипин, Ю. Вишневский, К. Галин, С. Галин, В. Горбунов, С. Денисов, П. Демичев, В. Есаков, Л. Зак, Р. Ибрагимов, Н. Иванова, В. Карпинский, М. Ким, В. Кочетков, Т. Кудрина, В. Куманев, Е. Митрошин, О. Митяева, Н. Михайлов, Е. Резников, И. Сальников, Т. Чанышева и другие).

Анализируя имеющийся арсенал научной литературы, следует выделить тех авторов, которые стояли у истоков советской культурологии, а именно, А. Арнольдова, Э. Баллера, Е. Боголюбову, Г. Волкову, В. Давидовича, Ю. Жданова, В. Журавлева, Н. Злобина, М. Иовчука, С. Иконникову, М. Кагана, Г. Кнабе, О. Лармина, Э. Маркаряна, В. Межуева, С. Плотникова, А. Семашко, Э. Соколова, В. Селиверстова, В. Тугаринова, Ю. Фохт-Бабушкина и других.

Ими создан пласт знания, который с полным основанием может быть назван отечественной теорией и историей культуры, включившей в качестве составных элементов учение о сущности советской культуры, общие закономерности ее развития и функционирования, описание функций, проблемы формирования интеллигенции как субъекта этой культуры, вопросы сохранения и преумножения культурного наследия, знания об исторических типах культуры, ее роли в формировании всесторонне развитой и гармоничной личности и другие проблемы. Нужно отметить, что многие из них продолжили свою научную деятельность и после распада СССР, давая характеристику культурологическому знанию в новых исторических условиях. Вслед за ними появились работы Э. Баталова, Ю. Давыдова, Ю. Карякина, А. Меня, З. Файнбурга, В. Чаликова и других.

Отдельно следует выделить труды М. Кагана и С. Раппопорта, которые способствовали осмыслению закономерностей развития художественной жизни и отечественной культуры в целом, и дали возможность сравнить их с художественной жизнью рассматриваемого региона. Реконструкции художественной жизни советской России способствовали исследования И. Кондакова, Т. Кругловой, Н. Козловой, Б. Соколова, Н. Хренова, И. Утехина, Н. Ястребовой и других.

Объектом изучения отечественных ученых был и социалистический реализм как основной метод развития советской культуры (И. Волков, Н. Гей, Г. Кучеренко, А. Овчаренко, С. Петров, И. Фрадкин и другие), который продолжает привлекать внимание современных исследователей (Л. Булавка, М. Гребенюк, В. Конев, М. Чегодаева, А. Боден, С. Бойм, Л. Геллер, И. Голомшток, Б. Гройс, X. Гюнтер, Е. Добренко, К. Кларк, А. Морозов, Э. Найман, В. Паперный, К. Постоутенко, И. Смирнов и другие). Они изучают также сущность советской культуры, воздействие ее на формирование социокультурного бытия и сознания советского народа с позиций постсоветской эпохи.

На возникновение тоталитарного сознания и всплеск мифотворчества в сталинскую эпоху в значительной степени оказали влияние процессы массовизации. Воздействие их на общественное сознание отражено в трудах зарубежных ученых Р. Гвардини, Г. Лебона, Г. Маркузе, С. Московичи, X. Ортеги-и-Гассета, В. Райха, Э. Фромма, З. Фрейда, К. Ясперса и других.

При разработке теоретической основы исследования использованы научные изыскания в области творческой деятельности Б. Ананьева, С. Анисимова, Л. Выготского, В. Зинченко, А. Леонтьева, А. Лосева, П. Флоренского, а также исследования А. Здравомыслова, О. Дробницкого, М. Кагана о духовно-нравственных основах формирования личности, в том числе творческой. Изучены положения теории психологической индивидуализации личности К. Абульхоновой-Славской, В. Мерлина, С. Рубинштейна, Б. Теплова и других.

Теоретическая основа интеграции учебно-воспитательной и творческой работы в вузе рассматривалась как целостная система сложившихся знаний, умений и навыков специалистов, действующих с учетом влияния объективных и субъективных факторов, и основывалась на работах С. Иконниковой, И. Кона и других ученых.

В осмыслении феномена «советская культура» в современной науке сформировалось два подхода: цивилизационный и формационный. Первый – рассматривает советскую культуру как цивилизацию, как социокультурную целостность с внутренней динамикой, и в этом смысле она равнозначна другим культурам (М. Беляев, И. Кефели, И. Левяш, Г. Кондратова). Второй подход предлагает исследовать советскую культуру как период русско-православной цивилизации (Е. Вертлиб, В. Комаров, Л. Никифорова, О. Плебанек).

В современном обществе сложились обстоятельства, служащие препятствием для построения адекватной концепции советской культуры (проблема временной дистанции, необходимого минимума социокультурного времени и др.). Это проблема теоретическая. Язык существующих теорий культуры – это язык описания стагнированных культурных систем прошлого  [Солонин, Ю. Советская культура: мираж или реальность? // Советская культура в контексте истории XX века. Материалы конференции. - Санкт-Петербург, 11-12 мая 2000 г. Ч. 1. - С. 88-90].

Отечественная наука располагает богатой исследовательской традицией в изучении истории отечественной художественной культуры, отдельных видов искусства (М. Алпатов, Е. Борисова, И. Грабарь, Д. Сарабьянов, А. Сидоров, Г. Стернин, А. Федоров-Давыдов, и другие).

Особое место в изучении этой проблемы принадлежит диссертационным исследованиям, которые помогли сформировать авторскую позицию по отношению к художественной жизни советского общества. Среди докторских работ следует выделить диссертацию Л. Булавки «Советская художественная культура: противоречия становления и развития» по специальности  24.00.01 –  теория и история культуры (М., 2007). Кроме того, она опубликовала две монографии: «Социалистический реализм: превратности метода. Философский дискурс» (М., 2007); «Феномен советской культуры» (М., 2008).

Особую группу источников и литературы составили издания кубанских ученых И. Алексеенко, Ф. Зырянова, И. Казюкина, А. Манаенкова, Н. Качалова  и других.

В источниковую базу вошли документы ЦК ВКП(б), ЦК КПСС, выступления деятелей партии и правительства СССР.

Таким образом, анализ имеющейся научной литературы по теме диссертации позволил сделать вывод, что выбранный ракурс проблемы актуален и требует своего исследования.

Объект исследования – социокультурное пространство советского общества.

Предмет исследования – художественная жизнь советского общества.

Цель исследования – изучить художественную жизнь советского общества в архитектонике его социокультурного пространства, разработать её модель, как составляющую его социокультурного пространства, раскрывающую свое содержание через связь идеологии тоталитаризма и тоталитарной культуры, а также через формы культурного творчества советского народа.

Задачи исследования:

1.         Опираясь на исходное содержание понятия «советская культура», заложенное в теории и истории культуры, исследовать его как детерминанту общественной жизни советской России, дополнив знания о нем в пространстве культурологического анализа проблемы.

2.         Осуществить анализ базовых парадигм и теоретических подходов в исследовании общества и культуры на предмет подбора методологического инструментария для изучения феномена «художественная жизнь советского общества».

3.         Обобщить взгляды ученых на сущностную характеристику тоталитаризма и тоталитарной культуры.

4.         Охарактеризовать социокультурное пространство советского общества в  исследовательском дискурсе культурологии.

5.         Проанализировать культурную политику как объект культурологического знания и выделить основные направления ее формирования в советский период.

6.         Осмыслить сущность социалистического реализма как универсальной модели управления художественной жизнью советского общества.

7.         Определить место феномена «художественная жизнь советского общества» в исследовательской парадигме теории и истории культуры.

8.         Реконструировать основания возникновения и развития шефства города над селом в структуре художественной жизни советского общества.

9.         Показать место клубных учреждений в художественной жизни советского периода.

10. Выявить ценностные основания культурно-просветительного образования в советской России и определить его роль в организации художественной жизни советского общества.

Теоретико-методологическая основа исследования обусловлена поставленными задачами, спецификой его предмета и объекта. Для формирования теоретической основы исследования, с нашей точки зрения, необходимо учесть следующие условия. Первое – временная дистанция, необходимая для того, чтобы можно было не только наблюдать процесс от начала до его завершения, но и иметь возможность сравнить, как минимум, с более чем одним рядоположенным. Второе – использование принципа включенного наблюдения или принципа объективности исследования. В этом случае актуален язык культурологического дискурса, который предназначен для описания сформировавшейся социокультурной системы, т. е. советской культуры. Третье – единство методологии и языка обсуждения.

Исходным концептуальным методом исследования выступает диалектический принцип единства исторического и логического, суть которого состоит в раскрытии соотношения между исторически развивающимся объектом и его отражением в теоретическом сознании, т.к. культурно-практический дискурс художественной жизни советского общества можно понять, прежде всего, «через выявление различий, доходящих до противоположности, и прямого противоречия между отдельными «случаями» [Ильянков, Э. Диалектическая логика [Текст]/ Э. Ильянков. - М.,1984. - С. 227].

Исследование проблемы осуществлялось на основе совокупности принципов диалектического соотношения общего, особенного и единичного, целостности и взаимодополняемости рассматриваемых категорий, принципа реконструкции как основы моделирования культурной жизни советского общества, этнокультурного принципа познания, а также историко-генетического, системно-структурного, культурно-цивилизационного, сравнительного и других методов исследования.

Важным теоретическим и методологическим инструментом исследования стали фундаментальные положения, разработанные культурологией как специфическим методом познания культурной реальности советского общества.

Для решения поставленных задач применялся комплекс научных подходов, учитывающих изменчивость состояния изучаемого объекта, а также системный, эволюционный, деятельностный, исторический.

Особое положение в исследовании занимает теоретико-информационный подход, разработанный профессором В. Петровым, который позволил проанализировать сущность феномена «художественная жизнь» в архитектонике социокультурного пространства советского общества.

Методологическое значение для исследования имели креативно-деятельностные концепции Э. Ильенкова, В. Межуева, А. Арнольдова, Н. Злобина и др.

Историко-культурное направление работы осуществлялось на основе идей и концепций Д. Лихачева, С. Аверинцева, Ю. Давыдова и др.

Представляется продуктивным применение в диссертационной работе социокультурного подхода (А. Ахиезер, П. Сорокин). Находясь в соответствии с диалектическим методом, он предполагает рассмотрение процесса развития художественной жизни советского общества как противоречивой, многоплановой, многообразной категории культурологической рефлексии.

В исследовании художественной жизни как культурологической универсалии автор использовал ценностный или аксеологический подход, в разработку которого внесли значительный вклад отечественные ученые Б. Ананьев, В. Василенко, О. Дробницкий, Б. Кузнецов, Н. Кузнецов, А. Ручка, В. Тугаринов, В. Ядов и др.

В диссертации использовалась исходная методологическая установка представителей феноменологической социологии (основоположник А. Шюц), рассматривающих общество как явление, созданное и воссоздаваемое в духовном взаимодействии индивидов.

Междисциплинарность исследования активизировала использование метода критики, анализа источников и литературы.

Таким образом, в результате сочетания различных научных подходов и соединения их в конкретном теоретическом инструментарии был обеспечен культурологический анализ избранной проблемы.

Научная новизна исследования состоит в разработке и вынесении на защиту следующих положений:

1. Проанализирован неоднозначный подход к определению феномена «советская культура» как детерминанты художественной жизни советского общества, представляющий сложное и многомерное явление, включающее различные стороны человеческого существования, многообразные связи и отношения человека с окружающим миром и другими людьми. Это – особый тип культуры, сформированный на идеологии марксизма-ленинизма, принципе соцреализма, тоталитарных постулатах, социальных функциях, и представляющий собой конкретно-исторический процесс, протекающий под воздействием определенных социально-идеологических процессов.

2. Впервые в культурологическом знании исследуется феномен «художественная жизнь», где несущей конструкцией является личность, степень ее развития, мера осуществления человеческого в человеке, влияющая на качественное состояние общества. Представляется, что в соединении этих составляющих состоит сущность культурологического анализа выбранного феномена. Впервые в исследовательской парадигме теории и истории культуры раскрыта сущность и специфика феномена «художественная жизнь советского общества». Это - многозначное явление в отечественной художественной культуре, отражающее сложную динамику, соответствующую общим и особенным процессам развития этого общества.

Впервые в культурологическом знании выявлены и проанализированы универсальные черты, ценностные векторы, структурообразующие элементы художественной жизни советского общества и определено их место в советской культуре. Выявление специфических особенностей культурологического понятия «художественная жизнь» по отношению к советскому обществу позволило определить общие черты и точки соприкосновения в ней традиционных и нетрадиционных особенностей художественного творчества, образа жизни советского человека, тенденций эволюционных изменений в её структуре, прояснить основные характеристики культурной ситуации в обществе, дать прогностические модели развития этого феномена, создать общетеоретическую, концептуальную основу для рекомендаций по вопросам формирования основных тенденций художественной жизни современного российского общества, а также создания научно-методических разработок для государственных структур, осуществляющих реализацию культурной политики России.

3. Культурологический анализ проблемы позволил выделить основные критерии оценки художественной жизни советского общества, к которым мы относим:

- качество организации процесса всестороннего и гармонического воспитания «нового» советского человека средствами искусства;

- качество организации союза искусства и труда, который был важнейшим стимулом  трудовой и общественной активности людей;

- процесс обогащения искусства знанием жизни, с одной стороны, и степень приобщения советского народа к художественному творчеству, с другой;

- характер организации художественной жизни, который определялся не только все увеличивающимся объемом потребляемых человеком духовных благ, но и его участием в их создании;

- критерий оценки качества взаимообогащения культур народов, проживающих в стране, представляющий собой органический сплав создаваемых ими духовных ценностей, формирующих интернациональную общность советских людей.

4. Исследование проблемы позволило сформировать модель художественной жизни советского общества, которая проходит череду состояний, соответствующих содержательной характеристике каждого из периодов развития советской художественной культуры, охватывая все явления, происходящие в ней. Основным структурообразующим элементом модели является человеческая деятельность – социально направленная активность людей, осуществляемая при помощи определенных технологий, способов, процедур. В целом предложенная модель отражает рельеф советской художественной культуры, отражающий эволюционно-историческую изменчивость социокультурного пространства советского общества.

5. Впервые в исследовательском дискурсе культурологии в диссертации дана характеристика социокультурного пространства советского общества, которое представляет собой реальность, характеризующуюся совокупностью материальных, духовных, информационных и иных факторов, определяющих своим воздействием специфику художественной жизни социума в определенных временных и географических условиях. Согласно современной научной парадигме, это пространство детерминируется языком, его носителями, системой сложившихся в хронотопном континууме социокультурных ценностей.

6. Впервые обобщен исследовательский материал, раскрывающий содержание культурной политики советской России как объекта культурологического знания и выделены основные направления ее формирования в строительстве «новой» культуры. Особенностью культурной политики советского государства был планомерный процесс формирования культуры, который происходил не стихийно, не автоматически, а по разработанным государственным планам. С нашей точки зрения, это – положительный момент. Культурная революция, о которой сейчас говорят с известной долей сарказма – явление, сыгравшее определенную роль в строительстве социалистической культуры. Каждый этап этой революции осуществлялся согласно разработанным программам, в которых неизменным было партийное руководство всем этим  процессом.

7. Культурологический дискурс проблемы опирается на парадигмальную методологию производства гуманитарного знания, которая не только анализирует, интерпретирует, понимает, но и «собирает» культурную реальность, «разбросанную» по проблемным областям гуманитарного знания, онтологизируя советскую культуру как целостность. Осуществление анализа базовых парадигм и теоретических подходов в ее исследовании позволило сконструировать авторское видение феномена «художественная жизнь советского общества», основанное на «профессиональной» методологии.

8. Впервые в культурологическом знании реконструированы основания возникновения и развития шефства города над селом в инфраструктуре художественной жизни советского общества как культурологической универсалии, показано место в ней клубных учреждений, осуществлен анализ подготовки кадров работников культуры и искусства в стенах институтов культуры. Показано, что открытие в советском обществе институтов культуры – исключительное явление в истории культурно-просветительного образования России, которое по сути было «генофондом» художественного творчества советского народа, платформой, направленной на его воспроизводство.

Теоретическая значимость результатов исследования состоит в том, что проблемное содержание и выводы диссертации внесли значительный вклад в теорию и историю культуры, что значительно обогащает теорию и историю культуры, представляя собой методологию познания и объяснения сущности культурологического анализа выбранного предмета исследования, позволяет глубже понять сущностную характеристику художественной жизни советского общества в пространстве культурологического знания.

Предпринятое исследование вносит определенный вклад в систематизацию знаний о социокультурном пространстве, в котором функционировала художественная жизнь советского общества. Исследование расширяет теоретическую и эмпирическую базу для информационно-аксиологическогоанализа процессов и явлений в социокультурном пространстве художественной культуры советского общества.

Создана теоретическая конструкция феномена «художественная жизнь советского общества», представляющая совокупность событийной и диспозиционной, отражаемой, структурной и ценной информации в социуме, которая позволяет глубже осмыслить особенности формирования «советской цивилизации».

Теоретическая значимость исследования заключается и в разработке модели «художественная жизнь советского общества» как атрибута социокультурного пространства, раскрывающегося через связь идеологии с формами социального и духовного бытия советского народа.

Теоретические выводы фиксируют методологическое значение понятия «художественная жизнь советского общества» в исследовании советской культуры. Культурологический анализ художественной жизни в архитектонике социокультурного пространства советского общества и полученные результаты позволяют говорить о значительном вкладе в научное направление, исследующее выбранную проблему.

Важным результатом исследования является обогащение научно-теоретического тезауруса советской культуры и ее художественной жизни и создание основы для дальнейших исследований проблемы в рамках теории и истории культуры. 

Новый подход к осмыслению теории и истории художественной жизни как константы художественной культуры советского общества, с нашей точки зрения, позволит расширить профессиональное мышление студентов, аспирантов, докторантов вузов.

Практическое значение исследования. Выводы, заключенные в диссертационном исследовании, открывают возможности для углубленного изучения концептуальной основы понятия «художественная жизнь советского общества». Культурологический анализ выбранной проблемы может стать методологической доктриной, расширяющей и углубляющей исследовательское поле советской художественной культуры.

Диссертационная работа открывает новые возможности и намечает дальнейшие пути для исследований в области теории и истории культуры, позволяет дифференцировать главные и второстепенные аспекты, заострить внимание на особенностях осмысления поставленных вопросов в контексте культурологического знания.

Междисциплинарный характер диссертации представляет практический интерес для специалистов в различных областях художественной культуры и вносит существенный вклад в совершенствование методов исследования художественной жизни советского общества.

Выводы и результаты исследования могут быть привлечены для разработки научно-обоснованных рекомендаций административным органам, обеспечивающим деятельность театров, кинотеатров, музеев, библиотек и других культурно-просветительных организаций, практику их взаимоотношений с государством в современном социокультурном пространстве. Основные теоретические положения диссертации могут быть использованы в дальнейшем исследовании этой проблемы, а также в научной, преподавательской и лекционной работе, при разработке программ, учебных курсов и спецкурсов по культурологии, культурной политике, истории художественной жизни советского общества и других.

Достоверность и обоснованность результатов исследования обеспечивается методологической аргументированностью исходных теоретических положений и комплексных результатов анализа проблемы, использованием взаимодополняющих подходов и методов исследования, их адекватностью относительно цели, объекта, предмета и задач исследования проблемы. Обоснованность результатов исследования подтверждается их успешным внедрением в учебный процесс, доказательностью выводов, на основе которых построены практические рекомендации, а также публикациями результатов исследования.

Апробация диссертационной работы

1. Диссертация обсуждалась и получила рекомендацию к публичной защите на заседании кафедры теории и истории культуры ГОУ ВПО «Краснодарский государственный университет культуры и искусств» (протокол №11  от   29), прошла предварительную экспертизу и принята к защите диссертационным советом Д 210 007 02 при Краснодарском государственном университете культуры и искусств.

2. Основные научные результаты диссертационного исследования нашли отражение в научных публикациях:

– в двух монографиях: Творческий вуз в художественной жизни региона. - Краснодар 2010. - 9.п.л.; Художественная жизнь в архитектонике социокультурного пространства советского общества. - Краснодар, 2011. - 24,6 п.л.

– в 44 статьях, в т.ч. реферируемых журналах – 9, а также 2 статьи в иностранных изданиях общим объемом 52 п.л.

– в выступлениях на региональных, всероссийских, международных конференциях: молодых ученых вузов Южного Федерального округа (Краснодар, 2005); «Информационная культура и эффективное развитие общества» (Краснодар, 2005); Славянские чтения, посвященные 60-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне (1941-1945 гг.) (Орел, 2005); Воспитательный процесс в вузе: состояние, проблемы и перспективы (Восточно-Сибирская государственная академия культуры и искусств (2005); Проблемы самоорганизации в сфере культуры и искусств. Методология синергетического подхода к изучению социокультурных процессов и явлений (Белгород, 2008); Художественная культура в профессиональном образовании: стратегии развития и организации (Челябинск, 16-17 ноября 2009); Актуальные проблемы современного искусствознания (Оренбург, 2009); Многообразие культуры как единство народов (Краснодар, 2009); Традиции и современная ситуация в области образования и культуры народов России и стран ближнего зарубежья (Тюмень, 2009); Россия-Франция: диалог культур (Париж, 2010); Язык, литература и культура в региональном пространстве (Барнаул, 2010); Креативность в пространстве традиции и инновации (Санкт-Петербург, 2010); Семиотика культуры и искусства (Краснодар, 2011) и др.

Структура и объем диссертационного исследования определяются последовательностью решения поставленных задач. Она состоит из Введения, трех разделов, Заключения, Списка использованной литературы, в т.ч. на иностранных языках.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность избранной темы, охарактеризованы состояние и степень ее разработанности, сформулирована цель, определены основные задачи исследования, изложены новизна и положения, выносимые на защиту, приведены данные по апробации результатов, показана их практическая значимость.

Глава 1. Культура как детерминанта общественной жизни советского общества – посвящена обоснованию теоретико-методологических установок исследования. В первом параграфе – Дискуссии о советской культуре как методологическая проблема и основные подходы ее изучения в культурологическом знании автор обосновывает правомерность дискуссий о советской культуре и выделяет основные подходы ее изучения в культурологическом знании. Культура советской эпохи – особый многозначный и многослойный феномен социокультурного мышления, массовой психологии, беспримерной политизации и коллективизма, заставивший людей верить в идеологические постулаты советского строя.

Ошибаются те, кто видит в ней мифологическую утопию, игнорирует ее многозначность и важные связи с духовным наследием прошлого (Н. Бердяев, Г. Федотов, И. Ильин и др.).

Исторический опыт развития советского государства показал, что культуру в широком смысле невозможно политизировать и унифицировать даже средствами тоталитарного общества. Она не может быть только монистичной, а творческая индивидуальность не может интегрироваться в безликую толпу, хотя уже в 20-е годы ХХ века получила идеологическую платформу – марксизм-ленинизм, установившую основные ее структурообразующие элементы: коммунистическую идейность, партийность, коллективизм, интернационализм, патриотизм.

Методологической базой в подавляющем большинстве работ отечественных культурологов стала марксистская теория, согласно которой культура – производство материальной жизни и сознания, область общественной и духовной деятельности человека.

Существенное влияние на процесс формирования отечественной культурологической мысли оказала концепция культуры Э. Маркаряна, основные положения которой разделяли известные ученые, в т.ч. Э. Соколов, З. Файнбург, Ю. Жданов, В. Давидович и другие.

Цельным и в то же время достаточно широким был подход к культуре, предложенный в середине 70-х гг. XX в. А. Уледовым и М. Кимом. Они ввели в научный оборот представление о культуре как об одной из важнейших характеристик общества в целом.

Предметную сторону культуры, по мнению A. Самсонова, Ю. Борисова, В. Козлова, Т. Кудриной и ряда других последователей М. Кима, составляет совокупность материальных и духовных ценностей, которые создаются в процессе развития общества. Культура, полагали они, обладает значительным эвристическим потенциалом, ибо процесс ее развития имеет единый системообразующий стержень, позволяющий представить ее как целостный конкретно-исторический процесс, протекающий под воздействием определенных социальных условий.

Анализ основных определений понятия «культура» показал, что в них в качестве «мерной линейки» (А. Шендрик) выступает человек, степень развития его способностей, мера осуществления человеческого в человеке, а также качественное состояние общественной формации. Форма бытования культуры – мир идей и мир предметов (материальных и идеальных), а также реальные связи между субъектами исторического процесса. Ценностную окраску мир культуры приобретает тогда, когда они, его фрагменты вовлекаются в процесс деятельности человека и наполняются значимым для него смыслом.

Таким образом, определялась генетическая связь культуры с деятельностью человека, которая, благодаря своей материально-производственной деятельности, с самого начала носила общественный характер, человек утверждал себя как социальное существо, сущность которого – в совокупности всех общественных отношений.

Оригинальную концепцию культуры, базирующуюся на принципах системного подхода, предложил профессор М. Каган. Ученые М. Туровский и Н. Злобин рассматривали культуру через призму ее связи с историей.

Эти и другие идеи советских ученых о сущностной характеристике культуры доказывали, что советская многонациональная культура – не просто сумма отдельных национальных культур, это – высшее интернациональное единство, в котором культура каждого народа не лишается национального колорита и своеобразия. По их мнению, процесс взаимодействия и взаимовлияния национальных культур вывел все советские нации на широкие просторы современной культуры, раздвинувшей горизонты культурного мира всех народов. Каждая из советских национальных культур развивалась не только из собственных родников, но и использовала духовное богатство других братских народов, и, со своей стороны, оказывала на них благотворное влияние, обогащая их.

Так на основе культурологических концепций, разработанных советскими учеными, сложился научный взгляд на процесс формирования советской культуры, тождественный человеческой деятельности.

Во втором параграфе первой главы диссертации Художественная культура в идеологическом дискурсе социокультурного пространства советского общества – констатируется, что в научной литературе советского периода проблема формирования объективных законов развития художественной культуры исследована недостаточно. Между тем, исторический опыт развития многонациональной советской художественной культуры показал значительные достижения писателей, композиторов, актеров, воплощающих в своих произведениях и на сцене идеи государства по строительству социализма в нашей стране.

Предназначение советской художественной культуры состояло в интеллектуально-чувственном отображении советской действительности в художественных образах. Она представляла собой совокупность искусств, которые можно было изучать в онтологическом, генетическом, историко-хронологическом, формально-стилевом, художественно - технологическом и иных ракурсах. Преимущественно выделялись духовно-мировоззренческие и творческие проблемы искусства, а также художественное качество произведений и профессиональное мастерство их авторов, психология творчества, восприятие и интерпретация художественных образов в идеологическом ракурсе культурной политики.

Особенностью советской художественной культуры было то, что она объединяла духовно-материальные ценности, создаваемые по законам метода социалистического реализма.

Важнейшее назначение художественной культуры состояло в том, чтобы создавать и поддерживать духовные связи между прошлым и ныне живущими и грядущими поколениями, сформировать эмоциональный, образный интеллектуальный мир личности.

Процесс освоения художественной культуры был направлен на то, чтобы превратить художественное творчество и его результаты в систему идеологических, художественных и эстетических принципов и сформировать на этой основе эстетические, нравственные и другие качества советского человека.

Она обозначала совокупное функционирование и развитие всех областей искусства: литературы, музыки, архитектуры, театра и т.д., ибо в каждую эпоху, в т.ч. и советскую, между ними существовала прочная внутренняя связь, детерминированная общим характером данной культуры и делающая по законам образования системных целостностей художественную жизнь общества чем-то большим, чем простое соседство разных ее отраслевых форм.

Методологической основой изучения советской художественной культуры служила диалектика общего, особенного и единичного.

Искусство как важнейшее средство воспитания советского человека внушало представления о прекрасном и безобразном, трагическом и комическом, возвышенном и низменном, формировало эстетическое отношение к миру в целом. Оно обостряло восприимчивость мира, давало заряд мыслей, чувств, эмоций, позволяющий осмысливать жизненные реалии советского общества.

Перед художественной культурой ставилась задача создания произведений, рассчитанных на массового читателя, зрителя, на выработку соответствующей формы, понятной миллионам и основанной на идейно-эстетических принципах партийности и народности. Только при таких условиях, – указывалось в партийных документах, – советское искусство  и пролетарский авангард «смогут выполнять свою культурно-историческую миссию».

Перед творческой интеллигенцией ставились задачи убедительно раскрывать великую революционно-преобразующую миссию рабочего класса, ярко пропагандировать исторические преимущества реального социализма, идейные, нравственные ценности нашего общества, содействовать своим творчеством сближению и взаимообогащению социалистических наций, идейному и политическому сплочению советского многонационального общества, укреплению дружбы народов.

Долговременная культурная стратегия партии состояла в том, чтобы повышать роль литературы и искусства в экономическом, социально-политическом развитии общества. Перед художественной культурой ставилась задача повышать творческую активность человека, который воспитывался бы не просто как носитель определенной суммы знаний, но, прежде всего, как гражданин социалистического общества, активный строитель нового общества, с присущими ему идейными установками, моралью и интересами, высокой культурой труда и поведения.

Можно сказать, что в социалистической художественной культуре национальное и интернациональное качества выступали как две стороны одного явления. Вместе с тем, каждое из них могло быть осмыслено в его собственной специфике.

Можно утверждать, что развитие советской художественной культуры находилось в прямой зависимости от преобразований, происходящих в стране. Это – ее первая особенность.

Вторая особенность художественной культуры советского общества – интернациональная общность, формировавшаяся в процессе сближения и взаимообогащения национальных культур народов, проживающих в стране, и представлявшая собой органический сплав создаваемых всеми народами духовных ценностей.

Творцом художественной культуры в широком смысле слова был народ, т.к. наряду с профессионалами, произведения искусства создавали самодеятельные поэты, художники, композиторы и т.д. Как отмечалось в партийных документах, в стране, с одной стороны, шел живительный процесс обогащения искусства знанием жизни, с другой – дальнейшее приобщение многомиллионных масс трудящихся к ценностям культуры.

Следует отметить, что социокультурное пространство художественной культуры советской эпохи никогда не было единым целым, а всегда представляло собой диалектическое противоречие, поскольку одновременно с официально признанной культурой неуклонно развивалась оппозиционная культура инакомыслия внутри России и культура русского зарубежья за ее пределами.

Кроме того, социокультурное пространство советской художественной культуры складывалось на основе соединения взаимоотрицающих этапов своего развития: этап процветания искусства «авангарда» в 20-е годы, этап тоталитарного искусства 30-х – 50-х годов  XX в.; середина 50-х – начало 90-х годов – период модернизации классического сталинского образца, завершившийся распадом советского общества.

Следует вывод, что объективной культурологической концепции развития социокультурного пространства художественной культуры советского общества пока нет.

Кроме того, в идеологическом дискурсе социокультурного пространства советского общества художественная культура, с одной стороны,  неизбежно приобретала черты своеобразного  синкретизма, выполняя функции, давно уже не свойственные секуляризованному искусству нового времени – функции политические, духовно-миссионерские, культовые. С другой стороны, советское искусство заполняло собой пустующую нишу массовой, развлекательной культуры.

Итак, сущность советской художественной культуры может быть раскрыта только на фоне объектов соответствующего масштаба, на фоне социокультурного пространства советского общества. Понять, в чем социокультурное пространство советской художественной культуры отличается от художественной культуры советского общества в целом – первый шаг к созданию классификации этого феномена как теоретического концепта культурологического знания.

В третьем параграфе – Соцреализм как универсальная модель управления искусством в структуре художественной жизни советского общества анализируются критерии соцреализма как универсальной модели управления искусством, определившие распространенность и многообразие сферы художественной жизни советского общества, ее духовно-нравственный потенциал.

В этой связи актуализируется мнение, что в основе исследования любого вида искусства лежит художественный метод, так как он есть не только инструмент художественного мышления, но и создает художественную реальность, несет концепцию мира и личности [Отказаться ли нам от социалистического реализма? «Круглый стол» Литературной газеты [Текст] // Избавление от миражей. Соцреализм сегодня. - М., 1990. - С. 402].

Таким художественным методом в советской культуре был метод социалистического реализма, идеологическая доктрина, ставшая краеугольным камнем художественной концепции советского искусства на многие десятилетия. Главным принципом этой идеологии был принцип партийности искусства, требовавший, чтобы художник смотрел на действительность глазами партии и изображал реальность не в ее плоской эмпирии, а в идеалах ее «революционного» развития по направлению к великой цели.

Этот метод соединил два начала: эстетическое понятие «реализм» и определение «социалистический», что на практике означало подчинение литературы и искусства принципам идеологии и политики советского государства. Главными его постулатами стали партийность и социалистическая идейность. Попытки расширить теоретическую базу социалистического реализма идеями «народности», затем социалистического гуманизма или принципом эстетически «открытой системы» не изменили официальный статус и идеологическую природу этого концепта, который к концу 80-х гг. XX  в. становится историко-литературным термином.

Искусство в советском обществе выполняло роль «перерабатывающего механизма», превращавшего сырьё сухих идеологических догм в «горючее» образов и мифов, предназначенных для общего потребления. С момента возникновения советского государства начался процесс организации искусства в строгом соответствии с отводимой ему функцией. Оно объявлялось идеологическим оружием и средством борьбы за власть путем монополизации всех форм и средств художественной жизни страны. В стране был создан всеохватывающий аппарат контроля и управления искусством. Из всего многообразия тенденций, существующих в искусстве, произошел выбор одной, отвечающей целям режима, которая была объявлена официальной, единственно правильной и обязательной. Все остальные стили и тенденции в искусстве были объявлены реакционными и враждебными классу, народу, партии и т. д. Классическим образцом стал социалистический реализм.

Однако метод соцреализма постепенно утрачивал свой авторитет, появились художественные явления и литературно-критические высказывания, прямо противостоящие гуманизму [Отказаться ли нам от социалистического реализма? «Круглый стол» Литературной газеты [Текст] // Избавление от миражей. Соцреализм сегодня. – М., 1990. – С. 411].

Кроме того, известно, что соцреализм был не единственным методом, получившим распространение в советскую эпоху (Ю. Борев, И. Волков, В. Воздвиженский, Д. Урнов и др.). Не все искусство, равно как и культура в целом, вмещалось в его рамки, т.е. не было социалистическим, хотя большая часть произведений вполне отвечали его требованиям.

Как заметил Е. Сергеев, древо нашей литературы и в жесточайших условиях развивалось естественно – ветки тянулись в разные стороны [Сергеев, Е. Неcколько застарелых вопросов [Текст] / Е. Сергеев // Избавление от миражей. Соцреализм сегодня. – М., 1990. – С. 9].

Сейчас, когда уже нет советской власти, ощущается нарастающий интерес к изучению искусства соцреализма. По этому поводу А. Морозов пишет, что соцреализм теперь предмет повышенного внимания… что-то вроде экзотического ископаемого, открытого в культурном слое новейшей истории челочества вслед за авангардом 1910-1920-х годов [Морозов, А. Конец утопии [Текст] А. Морозов. – М., 1995. – С. 9]. Причем этот интерес не столько критический, сколько ностальгический.

Обобщая вышеизложенное, можно привести слова режиссера А. Зархи, который писал, что рассматривать социалистическое искусство только с точки зрения того, как оно обслуживало Сталина, равняясь только на его вкусы, это пошлая точка зрения, совершенно не соответствующая действительности. И это есть величайшая неправда: мы не делали именно для Сталина. А делали потому, что были убеждены в идеалах коммунизма, в идеях марксизма, верили, что надо переделывать жизнь. Такими были и Эйзенштейн, и Пудовкин, и Дзига Вертов, и другие. Это была культура, было настоящее искусство, которое, по-моему, забывать нельзя. Искусство возникает тогда, когда художник во что-то верит. Если нет веры, если художник находится в состоянии коммерческого шока, как сейчас, то искусства нет [Свободное слово. Интеллектуальная хроника десятилетия. 1985-1995 [Текст]. – М., 1996. – С. 271].

Глава 2. Художественная жизнь советского общества в контексте культурной политики России состоит из трех параграфов. В первом Культурная политика как объект культурологического знания –отмечается, что,несмотря на очевидную значимость изучения культурной политики государства на разных этапах развития общества в культурологической литературе, пока недостаточно источников по исследованию этой проблемы.

Под культурной политикой подразумевается совокупность научно обоснованных взглядов и мероприятий по всесторонней социокультурной модернизации общества и структурным реформам по всей системе культуропроизводящих институтов. Это – система новых принципов пропорционирования государственной и общественной составляющих в социальной и культурной  жизни, комплекс мер по заблаговременному налаживанию научного и образовательного обеспечения этих  принципов. Это осмысленная корректировка общего содержания отечественной культуры [См. Флиер, А. О новой культурной политике России [Текст] / А. Флиер // Общественные  науки и современность. – 1994. – №5. – С.14].

Опираясь на известные определения культурной политики, на опыт ее реализации, на методологические посылки относительно политики в целом, выделим оптимальные представления об этом феномене, высказываемые профессором И. Горловой.

Культурная политика есть деятельность (в идеальных и материальных формах), направленная на максимально возможное обеспечение полноценной духовной жизни общества и личности, основополагающей роли культуры в развитии и самореализации человека, сохранение национальной самобытности народов, утверждение их достоинства. Оптимальная культурная политика ставит в центр человека, его потребности и интересы, содействие осуществлению в полном объеме его родовой сущности. Решение такой задачи обеспечивается опорой политики на науку, реальную оценку происходящего, профессионализм, компетентность тех, кто ее разрабатывает и осуществляет.

Опыт развития страны и народов, в том числе и России, убеждает, что культурная политика – явление историческое. Она не может быть одной и той же для разных периодов, строго говоря, и для страны в целом она может быть даже на один и тот же этап вариативной, учитывающей исторические традиции регионов и современную социокультурную ситуацию [Горлова, И. Культурная политика. Культурологическое образование: региональный  аспект [Текст] / И. Горлова // Монография. – Краснодар, 1997].

Размышляя о целях, задачах, средствах и принципах культурной политики России, следует, прежде всего, четко дифференцировать собственно культурную политику и оперативное управление текущими культуротворческими процессами как два разных уровня стратегии и тактики управленческой деятельности, и разграничить их.

Из принципа партийности сформировался метод руководства культурным строительством, который постоянно обсуждался на съездах партии и обосновывался в партийных документах.

Таким образом, культурная политика как культурологическая дефиниция в советском обществе формировалась под бдительным руководством со стороны партийных деятелей, которые разрабатывали ее основные критерии, способные поставить культуру на службу государству.

Во втором параграфе – Идеологические установки тоталитаризма и тоталитарной культуры в пространстве советского общества – автор, ссылаясь на мнения ученых об особенностях преломления тоталитаризма в массовом политическом сознании советских людей, рассматривает эту проблему в пространстве культуры.

Во-первых, как сильная централизованная и не склонная к рефлексии власть, тоталитарный режим оказывается более сбалансированным, более последовательным, чем, к примеру, либеральный [См. Гозман, Л., Эткинд, А. Люди и власть? От тоталитаризма к демократии [Текст] / Л. Гозман, А. Эткинд // В человеческом измерении. – М., 1989. – С.387].

Во-вторых, несмотря на все жестокости, бесправие и террор, именно тоталитарный режим возбуждает любовь народа, в то время как либеральная власть обречена на его ненависть, главным образом в силу половинчатости и лицемерия последней. Отсюда и тоталитарная ностальгия как со стороны властей, так и со стороны «толпы», «чтящей порядок» [См. Есть мнение! Итоги социологического опроса [Текст] / Под общей ред. Ю.Левады. – М., 1990. – С.190; Гозман Л., Эткинд А. Указ соч. –  С. 379].

В-третьих, тоталитарные отношения власти и народа значительно упрощают общественную жизнь, устраняя из неё какое бы то ни было аналитическое, и тем более, критическое начало: «тоталитарное сознание верит в абсолютное единство общества при абсолютной отрешенности людей от власти, оно поддерживает искреннюю их веру в то, что вождь в каждом своем действии выражает их интересы, чувствуя их глубже и мудрее, чем могут они сами. Таким образом, происходит слияние с властью, при котором власть и народ едины потому, что они вообще неразличимы, мыслятся как одно неразделимое целое и сам вопрос об их отношениях не возникает [См. Гозман Л., Эткинд А. Указ соч.  – С. 379].

Таким образом, непримиримость к инакомыслию, претензия на единственность правды-истины, а значит, и убеждение в единственно возможном справедливом жизнеустройстве, и намеченным властями историческом пути общественного развития – все эти установки  тоталитарного государства порождают необходимость всеобщей непримиримой и ожесточенной борьбы с любой «инакостью» как враждебным и подрывающим единство плюралистическим началом. Эта парадоксальная диалектика тоталитаризма рядом с идеалом «целостности» общества и власти, народа и партии, масс и вождя предполагает обязательное наличие другой идеологемы – мифа о внутреннем враге [См. Гозман, Л., Эткинд А. Указ соч. – С. 379].

Нужно отметить, что советская тоталитарная система в историческом, политическом, национальном варианте преследовала главную цель – консолидацию и сплочение народа вокруг властных структур государства в трех его составляющих: единственная политическая партия, узурпировавшая всю власть; армия и военно-промышленный комплекс, оказавшийся в центре политической, экономической и духовной жизни страны и безраздельно милитаризирующие её хозяйство, быт, науку, спорт, личную жизнь её граждан и т. д.; органы безопасности, монополизировавшие сферу «засекреченной информации».

Тоталитаризм установил контроль над обществом, основывая свою легитимизацию на тоталитарной идеологии, что вело к уничтожению свободы личности и общества.

Главной целью тоталитарной идеологии было создание культурно однородного общества. Это служило условием подчинения его политическим целям коммунистического режима. Но при этом никак нельзя было уничтожить дифференциацию общества. Сакрализация культуры, преодолев и ликвидировав прежние разграничительные линии, способствовала  возникновению новых и на деле максимально упростила культурную стратификацию.

Идеология тоталитаризма состояла не в том, чтобы уничтожить всякого рода мысль, подавить индивидуальность, подчинив её власти идеологии, а в том, чтобы изменить принцип мышления человека, не ограничивая его возможности. Дать человеку свободу самореализации, уничтожив понятие «ценность», убив культуру, открыть перед личностью огромные перспективы развития: самосовершенствования, новых исканий, создания новой культуры, формирования человека будущего. Если нет морали, то никакие преступления не могут быть осуждены. Основной принцип тоталитаризма заставить человека повиноваться. Для этого необходимо отобрать у него культуру и мораль и дать ему свободу развития.

Проведенное исследование дает право сделать вывод, что специфика советской художественной культуры в том, что она создавалась в условиях тоталитарного государства и порождена этим государством, исключая одновременное существование конкурирующих социокультурных пространств. Таким образом, советская художественная культура может быть только официальной, государственной.

Это свидетельствует о том, что тоталитаризм надчеловечен, его заботит не судьба отдельных людей, а судьба классов, масс, всего человечества. Поэтому Герой тоталитарной идеологии – титаническая личность, помещенная  в мифологическое прошлое [Жидков, В. О большевизме в искусстве [Текст] / В.С. Жидков // Культурологические записки. Вып 2. Тоталитаризм и посттоталитаризм. - М., 1996. - С. 19].

Таким образом, рассуждения о сущности тоталитаризма и тоталитарной культуры в России могут быть бесконечными. Важно понять, какое влияние оказали они на культуру России, на формирование сознания народа и его судьбу.

В третьем параграфе второй главы Сущностная характеристика культурной политики в советской России речь идет о том, что под управлением искусством понимается реализация целей культурной политики, осуществляемой государственными, партийными и иными структурами с помощью распределения людских сил и материальных ресурсов.

Культурная политика на разных этапах развития советского государства заметно менялась. Многотрудный процесс создания отлаженной системы управления растянулся на долгие годы и занял практически два десятилетия. Стратегически все было сконцентрировано в высшем партийном эшелоне, ведающем всеми вопросами культурной политики. Поэтому роль государственных учреждений, созданных для реализации партийных директив, на деле всегда оставалась вторичной. Нельзя утверждать, что создание системы управления искусством имело изначально продуманную программу. Многое возникало спонтанно как результат функционирования различных структур. Процесс сращивания партийного и государственного аппарата привел, в конце концов, к их объединению и смешению функций[Коваленко, Г. Советская модель управления искусством (1917-1953 гг.) [Текст] / Г.А. Коваленко // Вопросы культурологии. - 2008. - № 10].

Новая система управления культурой вообще, и художественной, в частности, стала создаваться уже в конце 1917 г. Во всех ведущих сферах художественной жизни были созданы вертикальные структуры управления, когда указы и циркуляры по вопросам искусства отправлялись непосредственно на места.

Одной из важнейших задач, поставленных коммунистической партией перед обществом, было воспитание нового человека, которому должны были быть присущи: во-первых, чувство самодостаточной целостности коллектива, партии, класса и, во-вторых, вся его деятельность должна быть направлена на выполнение определенной, поставленной партией задачи.

Такая личность лишена индивидуальности, так как зависела от изменений, происходящих вокруг неё. Всем памятны слова: «Быть со всеми, быть таким, как все». Именно они были жизненным принципом человека социалистического общества. Отлучение от «своих» было страшным наказанием.

Единственным способом организовать представление о мире становится фраза: «кто не с нами, тот против нас» [Кочубей, В. Жить в обществе и быть свободным? [Текст] / В. Кочубей // Знамя, 1991. №10. – С. 8].

Однако, диалектика развития художественного творчества принципиально несовместима с такой идеологией, потому что искусство – это продукт индивидуального творчества и его освоение тоже глубоко индивидуально.

Итак, практическая линия партии в области культуры, отраженная в многочисленных декретах и постановлениях советской власти, была направлена на установление партийного контроля над всеми институтами, формирующими образ мыслей и настроения в обществе и подъем общего культурного уровня народа, главным образом, рабочих и крестьян.

Она диктовалась необходимостью удержания власти и части широкого процесса демократических преобразований, вызванных революцией. Таким образом, демократизация культуры шла параллельно с ее идеологизацией.

Особенность этой политики заключалась в планомерном подходе к вопросам духовной культуры, управлении ею на принципах и методах научного руководства. Поэтому вопросы формирования культурной политики обязательно включались в Программы развития общества, наряду с социальными и экономическими проблемами. Это была установка марксизма, который рассматривал культуру как одну из сфер единого общественного организма.

Таким образом, партия полностью поставила советскую литературу и искусство на службу коммунистической идеологии, превратив их в инструмент пропаганды. Отныне они предназначались для того, чтобы внедрять в сознание людей марксистско-ленинские идеи, убеждать их в преимуществах социалистического общежития, в непогрешимой мудрости партийных вождей.

Как показала история, культуру невозможно политизировать и унифицировать даже средствами беспрецедентного насилия и террора. Ее невозможно переделать в соответствии с идеологическими установками и субъективными убеждениями тех или иных государственных деятелей. Культура не может быть монистичной, а творческая индивидуальность не может быть интегрирована в безликое массовое движение, аморфную толпу.

Все это не смогло удержать народные массы в идеологическом поминовении. Произошел взрыв, ознаменовавший переход к новому обществу, которое, к сожалению, до сих пор пока не сложилось в истинно демократическое, отвечающее надеждам граждан России.

Глава 3. Инфраструктура художественной жизни как культурологической универсалии советского общества посвящена проблеме формирования инфраструктуры художественной жизни советского общества, которая представляла собой сложное образование, объединяющее сферу художественного творчества, а также учреждения и организации, деятельность которых способствовала его развитию.

В первом параграфе   Методологические аспекты исследования художественной жизни социокультурного пространства совет-ского общества представленпроцесс формирования художественной жизни советского общества, выделены основные его составляющие.

Прежде чем обратиться к определению основных методологических аспектов исследования художественной жизни социокультурного пространства советского общества, остановимся на сущностной характеристике этого общественного явления, основу которого составляет деятельность по производству, распространению и усвоению художественного сознания вместе с соответствующими отношениями и институтами. В историческом аспекте художественная жизнь строится на реализации общей логики дифференциации видов творческой деятельности. Причем, конкретная потребность в художественных ценностях рождала деятельность по ее удовлетворению, закрепляя определенный разряд людей и формируя сеть отношений по поводу этой деятельности и ее продуктов.

Степень самостоятельности, относительной автономности художественной жизни общества и мера специфичности ее внутренних отношений зависят от меры специализации и профессионализации художественной деятельности, уровня внутренней взаимозависимости и интеграции процессов художественной жизни и, не в последнюю очередь, от объективной роли искусства в обществе.

В художественной жизни, как, впрочем, и в материальной, производство, потребление, распределение духовных ценностей взаимно опосредуют друг друга. Между ними складываются сложные и разнонаправленные связи. В конечном счете, производство духовных ценностей существует для их потребления. Поэтому в исторической динамике художественной жизни диалектике художественного производства и потребления принадлежит важная роль. Она предстает в качестве одного из источников «самодвижения» художественной жизни, персонифицируется в отношениях агентов производства и потребления (художников и публики) и реализуется в их взаимной деятельности.

Важными компонентами художественной жизни советского общества были социальные институты: музеи, издательства, концертные организации, кинопрокат, учебные заведения, культурно-просветительные учреждения и др. Они выступали в качестве посредников между создателями духовных ценностей – творческой интеллигенцией и публикой.

Среди ученых советского периода художественная жизнь общества нередко ассоциировалась с художественной культурой или трактовалась как ее часть [Лукин, Ю. Художественная культура зрелого социализма [Текст] / Ю. Лукин. М., 1977. – С. 22-23; Духовный мир развитого социалистического общества [Текст]. М., 1977. – С. 263; Художественная культура: понятия и термины [Текст]. М., 1978. – С. 9-10 и др.].

Художественная жизнь советского общества есть выражение идеологии, которая имеет свое конкретное наполнение.

Важным показателем художественной жизни советской России была степень участия широких народных масс в ее организации, создании и освоении ценностей культуры. С этих позиций можно рассматривать художественную жизнь как составной элемент художественной культуры советского общества, выполняющий те же социальные функции, т.е. идейно-воспитательную, просветительную, эстетическую, нормативную, аксиологическую, семиотическую, социологическую и др.

Как и художественная культура, художественная жизнь советского общества формировала облик советской эпохи, была важнейшим средством самопознания общества, отражением и сохранением его духовного наследия.

Уровень художественной жизни свидетельствовал о степени развития художественного производства, профессионального и народного творчества, характеризовал процесс художественного воспитания и образования советского народа, т.е. влиял на внутренний мир человека, его мировоззрение, в большей степени при помощи искусства.

Большинство ученых этого периода исследовали связь эстетической и художественной культуры, особенности последней, смену ее типов, ее всеобщность, национальную специфику, незаменимость как средства идеологической работы, и другие (М. Каган, Л. Коган, Ю. Перов, А. Арнольдов, А. Еремеев и др.).

Раскрывая закономерности и принципы формирования художественной жизни советского общества, мы обратили внимание на следующее:

1.         Художественная жизнь, как и социалистическое производство в целом, формировала личность советского человека, выступала средством его социализации, совершенствования образа жизни. При этом использовались различные методы политического, трудового, нравственного, эстетического, художественного воспитания. Причем, труд при социализме был не только средством существования человека, но и первой жизненной потребностью, а мастера искусства должны были создавать произведения, воспевающие любовь к труду, Родине. Искусство должно было активно вмешиваться в жизнь советского человека, формируя у него потребность трудиться, воспитывать у него высокие нравственные идеалы, совесть, честь, долг и т.д.

2.         Художественная жизнь советского общества формировалась с учетом особенностей различных групп населения, в т.ч. национальных, обеспечивая взаимодействие и взаимовлияние культур народов, проживающих в СССР. Речь шла о «фактическом равенстве»  художественных культур различных народов, получивших название «советский народ», которые развивались в своих национальных формах, но непременно отражали социалистическое содержание.

3.         Художественная жизнь советского общества формировалась таким образом, чтобы активизировать процесс сближения культуры городского и сельского населения страны, т.к. в Программе КПСС, принятой на  XXII съезде партии, была дана установка на ликвидацию различий между городом и деревней, в т.ч. и в культуре. Для этой цели проявлялась деловая забота о создании эстетической среды не только в городах, но и на селе (культурные комплексы, шефская помощь, передвижные выставки, постоянные филиалы театров и филармоний на селе и т.д.).

4. Художественная жизнь советского общества влияла на формирование социальной активности творческой интеллигенции, расширение разнообразных форм общения с аудиторией (встречи «в рабочий полдень», договора о сотрудничестве, шефство и т.д.).

5. Осмысливая содержание художественной жизни советского общества, ученые различных направлений гуманитарной науки, с одной стороны, все больше соединяли теории конкретных видов искусства с художественной практикой, с другой, – анализируя свое творчество, выделяли основные направления и особенности развития художественной культуры страны в целом.

Вышеизложенная характеристика художественной жизни советского общества дает основание выделить основные методологические подходы к исследованию этого явления в советской истории.

В исследовании художественной жизни как культурологической универсалии использован ценностный или аксиологический подход, в разработку которого внесли значительный вклад отечественные ученые Б. Ананьев, В. Василенко, О. Дробницкий, Б. Кузнецов, Н. Кузнецов, А. Ручка, В. Тугаринов, В. Ядов и другие.

Выделение культурологического подхода в  выявлении особенностей художественной жизни, в процессе которой происходит творческая самореализация личности, опиралось на работы Л. Когана, В. Межуева, Э. Соколова и др.

Обобщая подходы ученых в русле названного направления, можно сделать вывод, что проблема исследования художественной жизни как объект культурологического знания – весьма интересна и сложна.

Понятие «художественная жизнь» рассматривается нами как универсалия культурологии. Для нас актуально мнение Ю. Перова, предлагающего исследовать этот термин в русле марксистской теории общественного развития, которая создала предпосылки для анализа  социально-исторической обусловленности и функционирования общественных идей, для исследования духовной жизни общества [См. Перов, Ю. Художественная жизнь общества как объект социологии искусства [Текст] / Ю. Перов. Л., 1980. С. 40].

Итак, художественная жизнь советского общества общественное явление, основу которого составляют специфические виды художественной деятельности и соответствующие отношения по поводу этой деятельности и ее продуктов. В нее также включаются иные виды деятельности, сопутствующие основным и обслуживающие их. В этом случае можно выделить слой внутренних отношений между субъектами и компонентами духовной жизни и внешних, связывающих художественную жизнь с другими сферами общественной жизни.

Во втором параграфе третьей главы Шефство города над селом в панораме художественной жизни советского общества – раскрываются особенности этой формы организации культурного обслуживания советских людей.

После октябрьской революции перед государством стала задача приобщения народных масс к культуре и искусству. Большую роль в этом процессе сыграла художественная интеллигенция, которая поддержала эту идею. Известен такой факт, что в годы гражданской войны к зданию  Малого театра подъезжали подводы, на которые грузились театральные костюмы, и корифеи русской сцены ехали играть спектакли на заводы и фабрики.  М. Ермолова, О. Садовская, А. Яблочкина, Е. Турчанинова, В. Рыжова, Н. Яковлев, А. Остужев и многие другие были постоянными гостями заводских клубов и фабричных цехов. Они несли рабочему человеку вдохновенное искусство театра. В начале 20-х годов эта дружба получила выражение в организации филиала Малого театра в рабочем Рогожско-Сомоновском районе на Таганской площади Москвы.

Останавливаясь на характеристике феномена «шефство города над селом» в истории советской культуры, соискатель обратился к статье В.И. Ленина «О кооперации», в которой он писал о прямой зависимости налаживания работы государственного аппарата от подъема культуры, о культурных преобразованиях, в которых особенно остро нуждается деревня.

Речь шла не только о ликвидации неграмотности, но и об уровне культуры крестьянства, способного вести крупное хозяйство на основе новейших данных науки и техники.

Обосновывая идею шефства города над деревней, В.И. Ленин указывал: «...мы можем и должны употребить нашу власть на то, чтобы действительно сделать из городского рабочего проводника коммунистических идей в среду сельского пролетариата. Для этого необходимо основать ряд объединений из фабрично-заводских рабочих, которые ставили бы себе систематической целью помогать деревне в ее культурном развитии [Ленин, В. О кооперации [Текст] / В. Ленин // Полн. собр. соч. - Т. 45. - С. 366].

Он не только обосновал принципиальные положения шефства города над деревней, но и предложил конкретные методы осуществления этой работы, ее организационные формы. Наша задача, подчеркивал В.И. Ленин, заключается в том, чтобы в отношениях города и деревни установить общение между рабочими города и работниками деревни, установить между ними ту форму товарищества, которая между ними может быть легко создана, это наша обязанность, это одна их основных задач рабочего класса, стоящего у власти. Для этого необходимо основать ряд объединений (партийных, профессиональных, частных) из фабрично – заводских рабочих, которые ставили бы себе систематической целью помогать деревне в ее культурном развитии [Там же, с. 367].

Зародившееся в 1920-е годы шефское движение приобрело особое значение и размах. Шефские общества все чаще стали называть обществами культурной смычки города и деревни. Шефская помощь развивалась по многим направлениям: техническое оснащение сельского хозяйства, подготовка кадров, развитие сети культурно – просветительных учреждений и т.д.

В своей повседневной деятельности шефы руководствовались установками партии по идеологической работе, основными принципами партийно-государственной политики культурного строительства в деревне. Культурное шефство рабочего класса было движением добровольным, общественным. Значительная доля всех шефских мероприятий приходилась на время летних отпусков городских рабочих. Успехи культшефства, в конечном счете, определялись, с одной стороны, инициативой, активностью шефских организаций, с другой – умением шефов пробудить, развить такую же активность у своих подшефных. Шефская работа направлялась общественными добровольческими организациями городских предприятий под руководством профсоюзов.

Выезжая на село, шефские объединения организовывали библиотеки, оборудовали избы-читальни, читали лекции.

Культшефство было ярким и действенным выражением самодеятельности трудящихся масс. Со временем оно превратилось в важнейшее общественное явление культурной жизни страны. Но вместе с тем это движение встречало на своем пути немалые трудности. Так, недостаточно четко планировалась организация культшефства, не всегда рационально использовались материальные и технические ресурсы.

Постепенно шефское движение приобрело четкую организационную структуру. Оно начало складываться как «добровольческая массовая общественная организация рабочего класса с членством, выборными органами и своим постоянным активом» [Чанышева, Т. Культшефская деятельность городских рабочих в деревне в годы первой пятилетки [Текст] / Т.С. Чанышева //Советская культура. 70 лет развития. М., 1987. С. 138].

В 1970 году, при президиуме правления ВТО был создан общественный совет по делам обслуживания сельского зрителя.

Аналогичные советы действовали при правлениях местных отделений ВТО. Многие театральные коллективы страны заключили с колхозами и совхозами договоры о содружестве. Пример плодотворной деятельности по приобщению к сценическому искусству жителей села показывали Всероссийское театральное общество, МХАТ, Театр имени Моссовета, Рижский театр, Ставропольский драматический театр и многие другие.

Художественная интеллигенция России выезжала в самые отдаленные уголки, выступая в трудовых коллективах с лекциями, концертами, творческими отчетами, создавая «литературные посты»,  организуя выставки.

В практику творческих союзов вошло проведение выездных пленумов, совещаний, конференций по актуальным проблемам искусства и культуры.

Важную роль в этом движении оказывала Центральная комиссия по культурно-шефской работе на селе под председательством народного артиста СССР М. Ульянова. Она обобщала и распространяла опыт различных ведомств и организаций по культурному обслуживанию сельских тружеников, а также объединяла усилия этих организаций и координации их действия.

Огромное внимание творческому союзу тружеников города и деревни с мастерами искусств уделял Центральный Дом работников искусств СССР. В его планах – индивидуальное шефство мастеров искусств над руководителями коллективов сельской художественной самодеятельности, встречи работников искусств с тружениками села, выезды творческих бригад в сельскохозяйственные районы и  др.

Шефство мастеров экрана над рабочими коллективами крупнейших новостроек советской России, тружениками промышленных предприятий районов Сибири и Дальнего Востока носила планомерный, систематический характер. Прочно вошли в практику культурного шефства фестивали советского кино.

Делая выводы из сказанного выше, можно отметить, что такое явление как культшефство заслуживает внимания и более глубокого изучения. Проблема культурно-шефской работы на селе особенно актуальна  в наши дни.

Очень жаль, что эта форма работы на селе в настоящее время забыта. А ведь труженикам села так не хватает общения с хорошими артистами, музыкантами, писателями, что помогало бы им повышать свою культуру.

В третьем параграфе Место клубных учреждений в художественной жизни советского общества анализируются учреждения культуры, которые играли важную роль в организации художественной жизни советского общества.

Клубные учреждения всегда были опорными базами партийных организаций в массовой и культурно-просветительной работе советского государства. Если в резолюции  XIII съезда партии «о культурной работе в деревне» отмечалось, что при данном культурном уровне нашей деревни всякая политическая работа в ней неизбежно связана с работой по поднятию грамотности, распространению самых элементарных знаний, по самому элементарному культурному обслуживанию ее, то XXIV съезд партии поставил уже иную задачу: построить в каждом районном центре Дом культуры, а во всех остальных населенных пунктах – культурно-просветительные учреждения, обеспечить их высококвалифицированными кадрами, расширить материальную базу.

Еще в дореволюционный период В.И. Ленин обратил внимание на эти внешкольные учреждения, которые можно было использовать для проведения агитационно-пропагандистской работы, как школу подготовки кадров профессиональных революционеров.

Под клубами В.И. Ленин понимал социально и политически оформившиеся самодеятельные общества, сочетающие культурно-просветительную деятельность с отдыхом и развлечением.

Клубная работа, считал он, есть составная часть партийной работы. Первые шаги по пробуждению сознания в низших слоях рабочих должны пасть на долю легальной просветительной деятельности, т.е. клубов, специфика которых – опора на инициативу масс. По этому поводу он писал, что теперь инициатива рабочих будет проявляться в таких размерах, о которых мы, вчерашние конспираторы и «кружковцы» не смели и мечтать. Теперь воздействие идей социализма на массы пролетариата идет, и будет идти такими путями, которых мы зачастую совершенно не в состоянии будет проследить [Ленин, В. Полн. собр. соч., т. 12. - С.90].

Он требовал простирать свои «щупальцы», распространять свое влияние в культурно-просветительных обществах [Ленин, В. Полн. собр. соч., т. 21. - С. 135].

В связи с этим он придавал исключительное значение руководству клубами: во что бы то ни стало добиться выработки кадров опытных, специализировавшихся на своем деле, прочно укрепившихся на своем особом легальном посту (профессиональные союзы, клубы, думские комиссии и т.д.) большевиков [Ленин, В.  Полн. собр. соч., т 19, с. 24].

Н.К. Крупская вспоминала, что он не только считал, что массы необходимо обслуживать книгами, клубами и т.д., но их самих нужно было втянуть в это дело, заинтересовать, творчески подходить и принимать участие. Не обслуживание масс клубами, а включение их в клубную жизнь – его главная мысль.

Клубы должны были решать задачу как общего, так и коммунистического просвещения. Народные дома должны быть крестьянскими клубами для отдыха, разумного развлечения и широкого просвещения, как общего, так и коммунистического.

КПСС выдвинула требование с максимальной эффективностью использовать Дворцы культуры, клубы и библиотеки, независимо от их ведомственной принадлежности. Ломка искусственных перегородок, обусловленных ведомственностью, позволяла лучше использовать и материальную базу, и квалифицированные кадры работников культуры для более полного удовлетворения духовных запросов населения и соответственно организации их творческой деятельности.

В самом деле, в 80-е ХХ в. годы каждый районный центр располагал полноценным комплексом культурно-просветительных учреждений: Домом культуры, районными детской и взрослой библиотеками, детскими музыкальной и художественной школами, парком культуры и отдыха, спортивными сооружениями, народным театром или любительским музыкальным коллективом, народным университетом и народным музеем... На очереди было создание комплексов на центральных усадьбах колхозов и совхозов.

Столь мощная и разветвленная сеть культпросветучреждений и спортивных сооружений с особой остротой поставила вопросы их рационального использования, профессионального управления независимо от ведомственной принадлежности. Достижению этой цели и служили культурно-спортивные комплексы, о которых шла речь на июньском (1983 г.) Пленуме ЦК КПСС.

Объединяя под началом координационных советов клубные учреждения, библиотеки, музеи, парки культуры и отдыха, киноустановки, музыкальные и художественные школы, спортзалы, стадионы колхозов, совхозов, предприятий и учреждений, такие комплексы налаживали их планомерную и согласованную работу, реально и с наибольшей пользой для сельских тружеников сочетали массово-политические, культурно-просветительные и физкультурно-оздоровительные мероприятия, помогали людям правильно использовать свое свободное время.

Работа культурно-спортивных комплексов осуществлялась на новом уровне, поэтому обойтись старым багажом знаний было уже невозможно. Следовательно, нужно было учить и уже работающие кадры, оказывать постоянную методическую помощь.

Были скорректированы учебные планы и программы института культуры и краевого культурно-просветительного училища. Все это способствовало уменьшению числа ошибок, фактов формального подхода к созданию культурно-спортивных комплексов.

Но все кончилось с распадом СССР. Культурно-просветительные учреждения стали быстро закрываться, распродаваться, реорганизовываться в различные досуговые центры, которые, к сожалению, не смогли объединить людей для проведения свободного времени.

Да, идеологические функции этих учреждений исчезли, но как структурные составляющие художественной жизни общества они должны остаться. 

Структура четвертого параграфа Культурно-просветительное образование и его ценностные основания в организации художественной жизни обусловлена тем, что анализ и систематизация материала о функционировании институтов культуры в советском обществе позволили нам выделить основные направления культурно-просветительного образования в советском обществе.

С первых лет советской власти ставились вопросы о профиле специалистов, объеме требований, предъявляемых к личности культурно-просветительного работника, об объеме и содержании обучения этих кадров, о квалификационной характеристике отдельных специальностей [См. Клемантович, М. Проблема подготовки кадров культпросветработников на страницах советской печати в 1918-1925 гг. – Труды Ленинградского гос. ин-та культуры им. Н.К. Крупской, 1968. – Т. 20].

Система подготовки кадров работников культурно-просветительных учреждений формировалась постепенно. В 1918 г. открываются институты внешкольного образования. Внешкольный отдел Наркомпроса ежегодно открывал в Москве центральные курсы подготовки инструкторов для библиотек, клубов, школ для взрослых и музеев. Только в 1919 г. было открыто 55 центральных курсов, на которых было подготовлено 6268 человек. В 1920 г. работа курсов получила еще больший размах. Слушатели таких курсов принимали активное участие в проведении агитационных кампаний, участвовали в коммунистических субботниках, культурно-просветительной работе.

Помимо центральных курсов на местах открывались курсы губернского, уездного, волостного значения [См. Культурно-просветительная работа в СССР [Текст]. М., 1974. – С. 70].

Культурно-просветительное образование в советской России  представляло собой систему специальных учебных заведений, которая предполагала несколько ступеней: среднее специальное, высшее и послевузовское профессиональное образование. В нем наблюдалось соединение знаний с личными качествами человека, готовящегося стать культурно-просветительным работником.

Так, институты культуры готовили специалистов, в квалификационную характеристику которых входили: обязательное владение систематизированными теоретическими знаниями в сфере культуры и искусства и умениями и навыками организации народного художественного творчества в коллективах художественной самодеятельности.

Культурно-просветительное образование было интегративным, сложносоставным направлением, которое имело единые основания, целевые ориентации, и было связано взаимодействиями и взаимовлияниями с широким социокультурным контекстом, т.е. с экономическими, политическими, правовыми и иными процессами общественной жизни в рамках советской эпохи. При таком понимании сущности этого образования необходимо согласиться с тем, что накопленный в советской России опыт его развития исследовался в основном по частным вопросам, отдельным жанрам (музыкальное, театральное и т.п. образование), и не получил пока обобщенной характеристики в контексте многообразных социокультурных процессов, происходящих в советской России.

Многожанровость, «многосоставность» культурно-просветительного образования естественно затрудняют его анализ, системное изучение. Не меньшую трудность представляет и то обстоятельство, что его базой является художественное творчество, за исследование которого до сих пор берутся преимущественно узкие специалисты (музыканты, художники и т.п.), для которых проблемы собственно образования являются «периферийными».

Нужно отметить, что развитие культурно-просветительного образования базировалось на сложном фундаменте, что было обусловлено его двойственной природой, одновременным нахождением в системе образования и в системе художественного творчества. Отсюда, с одной стороны, жесткая регламентация, вызываемая спецификой образовательной практики в советском обществе, с другой, – подчинение живому процессу творчества.

Институты культуры готовили специалистов в области культурно-просветительной работы, которые, прежде всего, выполняли функции пропагандистов и агитаторов идей и установок партии и правительства советской России. Кроме того, в институте культуры важным аргументом была реализация принципа творчества. Советский человек должен был удовлетворить свои потребности не только прагматически, но и креативно, самореализоваться в творчестве, пользоваться признанием и уважением. Мотивом получения образования было не просто получение профессии, но и умение пропагандировать политику государства, совершенствовать свой имидж, компетентность, овладевать навыками коммуникации.

Будущего специалиста обучали различным видам творчества, в результате чего повышалась профессиональная активность, опирающаяся на его активный диалог с преподавателем, на создание своего культурно-смыслового мира, выработку методологии интеллектуального поиска в рамках, поставленных государством.

Итак, культурно-просветительное образование есть ценностный феномен, в котором формировались механизмы самосовершенствования и саморазвития личности студента в советском вузе.

Советское общество требовало от выпускника вуза культуры постоянного совершенствования своих профессиональных качеств, что, соответственно, ставило проблемы улучшения качества подготовки специалистов. Помимо владения обширным спектром знаний и умений, выражающихся в профессиональной деятельности, он должен был свободно ориентироваться в любой обстановке, складывающейся в производственном социуме.

В связи с развитием и внедрением централизации клубного дела потребовалось введение новых специализаций: «режиссер клубных массовых представлений», «организатор-методист клубной работы».

Нужно обратить внимание, что несмотря на определенные меры, положение с кадрами культуры на начало 1976 года было крайне неудовлетворительным. Так, статистика свидетельствовала, что в клубах работало только 27, 4 % специалистов со средним образованием. Только в РСФСР существовало 5000 незамещенных вакансий в сельских клубах.

Почему? Во-первых, проблема работы с абитуриентами и слабая профориентация школьников. В результате в вузах отсутствовали конкурсы и зачисляли людей, которые не собирались идти работать в клуб.

Во-вторых, заработная плата работников культуры во многом зависела от местных органов власти (их внимание к кадрам, использование различных видов поощрения и дополнительной оплаты труда и т.д.).

В-третьих, закрепление кадров культуры во многом зависит от того, где и в каких условиях они трудятся. Сюда же относятся и их бытовые условия, выполнение льгот, и т.д. (См. Кочетков, В. Требования, задачи [Текст]/ в. Кочетков // Культурно-просветительная работа. – 1976. – №9. – С. 3-8).

Исследуя эту проблему, ученые называли следующие причины сложившегося положения: факторы морально-психологического характера – значительная часть работников управлений культуры не оказывала молодым специалистам поддержку в организации их работы; факторы материально-бытового характера – часто не соблюдались и не сохранялись льготы, предусмотренные по закону молодым специалистам; к факторам профессионального характера относилась недостаточная подготовка молодых специалистов к трудовой деятельности. Трудности, возникающие с самого начала формирования специалиста, усугублялись тем, что у различных категорий трудящихся увеличивалась доля свободного от работы времени, и возникало определенное несоответствие между потребностью общества в организации досуга, а значит, и в увеличении объема труда культпросветработника, возрастанием социальной значимости этой профессии и недостаточно высокой привлекательностью ее для молодежи. Так, 42 процента выпускников вузов культуры чувствовали недостаточный авторитет к своей специальности со стороны населения.

Как известно, престиж всякой профессии в советском обществе складывался на основе общественных характеристик о профессии – ее место в обществе, социально-экономическом положении среди других групп и категорий служащих, содержание труда и т.п. А вокруг профессии «культработник» сформировался устойчивый стереотип массового сознания и, хотя роль профессии изменялась, отношение к этим специалистам оставалось на прежнем уровне [Хачатурян, А. Профессиональная адаптация и повышение эффективности управленческой подготовки студентов / В кн.: Совершенствование управления культурно-просветительными учреждениями в свете решений XXVI съезда КПСС. – [Текст]Сб. науч. трудов. ЛГИК. – Л., 1982. – С. 93].

Вышеизложенное позволяет сделать вывод, что модель специалиста культпросветработника логически вытекала из содержания и структуры его практической работы и включала знания, умения, навыки, способности, качества и свойства личности, среди которых значительную роль играла система внутренних побуждений, определяющая психологическую готовность к осуществлению профессиональной деятельности, и формирующая его имидж и компетентность.

Можно отметить, что советская система подготовки кадров учреждений культуры и искусства, хотя и была несовершенна, но все же была направлена на формирование специалиста, способного выполнять установки государства на воспитание личности советского человека, его талантов, умение. В работнике культуры видели, прежде всего, идеологического бойца. А для этого он должен был иметь хорошую марксистско-ленинскую подготовку, широкую политическую эрудицию, знание педагогики, психологии и, конечно, художественного творчества.

В Заключении диссертации делается вывод, что художественная жизнь в идеологическом дискурсе социокультурного пространства советского общества развивалась в направлении интеграции в тоталитарную культурную модель. Этот процесс проходил в определенном социокультурном пространстве, которое сформировало ведущую художественную и мировоззренческую парадигму, что послужило причиной формирования нового типа художественного сознания советского человека.

 

 

 

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК МО РФ

1. Архангельский, Ю. Социальные функции художественной культуры советского общества [Текст] / Ю. Архангельский // Социально-гуманитарные знания. - 2009. - № 8 - 0,4 п.л.

2. Архангельский, Ю. Театры Кубани и их роль в пропаганде искусства на селе [Текст] / Ю. Архангельский // Культурная жизнь Юга России. - 2009. - № 5 (34). - 0,4 п.л.

3. Архангельский, Ю. Из истории развития культдвижения «Шефство города над селом» [Текст] / Ю. Архангельский // Культурная жизнь Юга России. - 2010. - № 1 (35). - С. 28-29. - 0,4 п.л.

4. Архангельский, Ю. Основные подходы к исследованию дефиниции «Художественная жизнь» как культурологической универсалии [Электронный ресурс] / Ю. Архангельский // Теория и практика общественного развития / Ин-т социологии РАН. - 2010. - № 2. - 0,4 п.л. - Электрон. дан. - Шифр Информрегистра: о421000093\0039. - Режим доступа: http://www.teoria-practica.ru/index.php/20102/210-filosofia/452—l-r. - Загл. с экрана.

5. Архангельский, Ю. Сущностная характеристика тоталитаризма и тоталитарной культуры в контексте культурологического знания [Электронный ресурс] / Ю. Архангельский // Теория и практика общественного развития / Ин-т социологии РАН. - 2010. - № 4. - 0,4 п.л. - Электрон. дан. - Шифр Информрегистра: о421000093\0039. - Режим доступа: http://www.teoria-practica.ru/index.php/20102/210-filosofia/452—l-r. - Загл. с экрана.

6. Архангельский, Ю. Советское искусство в зеркале тоталитаризма [Текст] / Ю. Архангельский // Вопросы современной науки и практики / Ун-т им. Вернадского; Изд.-полигр. центр ГОУ ВПО Тамбов. гос. техн. ун-т. - Тамбов, 2010. - № 10-12. - 0,4 п.л.

7. Архангельский, Ю. Истоки и основные направления формирования культурной политики советского государства [Электронный ресурс] / Ю. Архангельский // Аналитика культурологии: электрон. журн. - Электрон. дан. - Тамбов, 2010. - № 2 (20). - 1 п.л. - Режим доступа: http:// analiculturolog.ru /component/k2/item/581-mass-culture-of-common-ground-of-television -screens. html (в соавторстве). - Загл. с экрана.

8. Архангельский, Ю. Культурно-просветительное образование и его ценностные основания в организации художественной жизни [Электронный ресурс] / Ю. Архангельский // Аналитика культурологии: электрон. журн. - Электрон. дан. - Тамбов, 2010. - № 1 (19). - 1 п.л. - Режим доступа: http:// analiculturolog.ru /component/k2/item/581-mass-culture-of-common-ground-of-television -screens. html). - Загл. с экрана.

9. Архангельский, Ю. Особенности изучения социокультурного пространства в исследовательском дискурсе философии [Текст] / Ю. Архангельский // Казанская наука. - 2011. - № 8. - 0,6 п.л.

Монографии

10. Архангельский, Ю. Творческий вуз в художественной жизни региона [Текст] / Ю. Архангельский. - Краснодар, 2010. - 9.п.л.

11. Архангельский, Ю. Художественная жизнь в архитектонике социокультурного пространства советского общества [Текст] / Ю. Архангельский. - Краснодар, 2011. - 24,6 п.л.

Публикации в других изданиях

12. Архангельский, Ю. К проблеме научно-педагогического обеспечения образовательного процесса в вузе культуры [Текст] / Ю. Архангельский // Кайгородовские чтения: материалы регион. науч.-практ. конф. - Краснодар, 2004. - 0.4 п.л.

13. Архангельский, Ю. К вопросу об инновациях в учебном процессе современного вуза [Текст] / Ю. Архангельский // Материалы регион. науч. конф. студентов и молодых ученых вузов Южного Федерального округа. - Краснодар, 2005. - 0,4 п.л.

14. Архангельский, Ю. К вопросу о категориях философии образования [Текст] / Ю. Архангельский // Материалы всерос. науч. конф. / Краснодар. аграрный ун-т. - Краснодар, 2005. - 0,5 п.л.

15 Архангельский, Ю. Духовность в контексте образовательного процесса вуза [Текст] / Ю. Архангельский // Информационная культура и эффективное развитие общества: материалы междунар. науч. конф. - Краснодар, 2005. - 0,4 п.л.

16. Архангельский, Ю. Ценностные основания гуманитарного образования в постсоветской России [Текст] / Ю. Архангельский // Проблемы гуманизма в историко-философском, духовно-нравственном и художественном опыте России: Славянские чтения, посвященные 60-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне (1941-1945 гг.) / Орлов. гос. ун-т искусств и культуры. - Орел, 2005. - 0,4 п.л.

17. Архангельский, Ю. К вопросу о теоретических основах исследования подготовки специалистов культуры и искусства в современном вузе [Текст] / Ю. Архангельский // Воспитательный процесс в вузе: состояние, проблемы и перспективы: межрегион. науч.-практ. конф. / Вост.-Сибир. гос. акад. культуры и искусств, 2005. - Улан-Удэ. - 0,5 п.л.

18. Архангельский, Ю. Особенности процесса самоорганизации в творческом вузе [Текст] / Ю. Архангельский // Проблемы самоорганизации в сфере культуры и искусств. Методология синергетического подхода к изучению социокультурных процессов и явлений: материалы всерос. науч.-практ. конфер. - Белгород, 2008. - Ч. 7. - 0,4 п.л.

19. Архангельский, Ю. К вопросу о сущностной характеристике художественного образования [Текст] / Ю. Архангельский // Актуальные вопросы социально-гуманитарного знания: история и современность: межвуз. сб. науч. тр. -  Краснодар, 2008. - Вып. 3. - 0,4 п.л.

20. Архангельский, Ю. Художественное образование и его ценностные основания [Текст] / Ю. Архангельский // Художественная культура в профессиональном образовании: стратегии развития и организации: материалы регион. науч.-практ. конф. - Челябинск, 16-17 нояб. 2009 г. - Челябинск, 2009. - 0,4 п.л.

21. Архангельский, Ю. Основные подходы к конструированию концепции «модель выпускника творческого вуза» [Текст] / Ю. Архангельский // Актуальные проблемы современного искусствознания: материалы всерос. науч-практ. конф. - Оренбург, 2009. - 0,4 п.

22. Архангельский, Ю. Место творческого вуза в художественной жизни региона [Текст] / Ю. Архангельский // Традиции и современная ситуация в области образования и культуры народов России и стран Ближнего Зарубежья: II Всерос. науч.-практ. конф. / Тюмен. гос. акад. культуры и искусств, 29 окт. 2009 г. - Тюмень, 2009. - 0,4 п.л.

23. Архангельский, Ю. К вопросу о художественно-образовательном пространстве творческого вуза [Текст] / Ю. Архангельский // Этнокультурные технологии формирования идентичности в поликультурном регионе: сб. науч. ст. по материалам XI междунар. науч. конф. - Краснодар, 2009. - 0,4 п.л.

24. Архангельский, Ю. Социалистический реализм как основной принцип советской художественной культуры [Текст] / Ю. Архангельский // Молодежь и наука: творчество, поиск, открытия: материалы Всерос. науч. конф. - Славянск-на-Кубани, 2009. - 0,4 п.л.

25. Архангельский, Ю. К вопросу об особенностях художественной культуры советского общества [Текст] / Ю. Архангельский // Многообразие культуры как единство народов: материалы межрегион. науч.-практ. конф. - Краснодар, 2009. - 0,4 п.л.

26. Архангельский, Ю. Место творческого вуза в художественной жизни региона [Текст] / Ю. Архангельский // Традиции и современная ситуация в области образования и культуры народов России и стран ближнего зарубежья: материалы II всерос. науч.-практ. конф. - Тюмень, 2009. - 0,4 п.л.

27. Архангельский, Ю. Екатеринодар - «Наш маленький Париж»: штрихи к портрету (по роману В.Лихоносова «Мой маленький Париж». Ненаписанные воспоминания) [Текст] / Ю. Архангельский // Россия-Франция: диалог культур: материалы междунар. науч. конф. - Париж, 2010. - 0,5 п.л.

28. Архангельский, Ю. Традиции и новаторство в искусстве Кубанского казачьего хора [Текст] / Ю. Архангельский // Искусство в прошлом и

настоящем: материалы междунар. науч. конф. - Красноярск, 2010. - 0,4 п.л.

29. Архангельский, Ю. О художественной педагогике в вузе культуры [Текст] / Ю. Архангельский // Искусствоведение и художественная педагогика в XXI веке: материалы междунар. науч.-практ. конф. / РГПУ им. А.И. Герцена. - СПб., 2010. - 0,4 п.л.

30. Архангельский, Ю. Художественная жизнь региона в структуре культурологического знания [Текст] / Ю. Архангельский // Язык, литература и культура в региональном пространстве: материалы II всерос. науч.-практ. конф. - Барнаул, 2010. - 0,4 п.л.

31. Архангельский, Ю. Имидж как концепт и культурологическая универсалия [Текст] / Ю. Архангельский // Профессиональная карьера и имидж современного специалиста: материлы III всерос. науч.-практ. конф. - Ставрополь, 2010. - 0,4 п.л.

32. Архангельский, Ю. Советская культура и ее место в пространстве русской цивилизации [Текст] / Ю. Архангельский // Духовные ценности и нравственный аспект русской цивилизации в контексте третьего тысячелетия: материалы VIII междунар. конф. «Славянские чтения». - Орел, 2010. - Вып.8. - 0,4 п.л.

33. Архангельский, Ю. Социалистический реализм как универсальная модель управления советской культуры [Текст] / Ю. Архангельский // Культура. Наука. Образование. Ученые записки кафедры теории и истории культуры Краснодар. гос. ун-та культуры и искусств. - Краснодар, 2010. - С. 74-82. - 0,5 п.л.

34. Архангельский, Ю. Художественная жизнь в историческом измерении социалистического общества [Текст] / Ю. Архангельский // Креативность в пространстве традиции и новации: III Рос. культурол. конгресс. - СПб., 2010. - 0,1 п.л.

35. Архангельский, Ю. Художественная жизнь региона в концептосфере культурологического знания [Текст] / Ю. Архангельский // Преемственность и новации в культуре: материалы междунар. науч. конф. / Самар. гос. ун-т, 2010. - 0,4 п.л.

36. Архангельский, Ю. Истоки и основные направления формирования культурной политики советского государства [Текст] / Ю. Архангельский // Многоуровневая система художественного образования: история, проблемы, перспективы: сб. материалов X Южно-рос. конф. - Краснодар, 2010. - 0,5 п.л.

37. Архангельский, Ю. Методологические аспекты исследования художественной жизни социокультурного пространства советского общества [Текст] / Ю. Архангельский // Гуманитарные технологии укрепления Российской государственности на Юге России. - Краснодар, 2010. - 0,5 п.л.

38. Архангельский, Ю. Художественная жизнь как элемент культуры региона и ее социальные функции [Текст] / Ю. Архангельский // Культура как ресурс социально-экономического развития. Байкальские встречи: междунар. науч.-практ. конф. / Вост.-Сибир. гос. академия культуры и искусств. - Улан-Удэ, 2010. - 0, 4 п.л.

39. Архангельский, Ю. Художественная жизнь социокультурного пространства советского общества: культурологический анализ [Текст] / Ю. Архангельский // Казанская наука. - 2011. - № 8. - 0,5 п.л.

40. Архангельский, Ю. К вопросу о формировании основных критериев оценки художественной жизни советского общества [Текст] / Ю. Архангельский // Семиотика культуры и искусства: материалы регион. науч.-практ. конф. - Краснодар, 2011. - 0,4 п.л.

41. Архангельский, Ю. Художественная жизнь как культурологическая универсалия [Текст] / Ю. Архангельский // Современные проблемы общественно-гуманитарных наук (теория и практика): материалы всерос. науч.-практ. конф. / Моск. гос. открытый ун-т (филиал) в г. Махачкале, 25-26 марта 2011 г. - Махачкала, 2011. - 0,4 п.л.

42. Архангельский, Ю. К вопросу о роли искусства в формировании художественной жизни советского общества [Текст] / Ю. Архангельский // Традиции и инновации в современном социокультурном пространстве: материалы междунар. науч.-практ. конф. / Новосибир. гос. архитектур.-худож. акад., 24-25 марта 2011 г. - Новосибирск, 2011. - 0,6 п.л.

43. Архангельский, Ю. Место искусства в истории отечественной культуры XX века [Текст] / Ю. Архангельский // Кайгородовские чтения: материалы регион. науч.-практ. конф. - Краснодар, 2011. - 0,6 п.л.

44. Arhangelskiy, Y. Рrofessional Methodology in Researching of Artisic Redion s Life [Text] / Y. Arhangelskiy; ACA International Scientific Conferences Series. Searching out World Senses. - New York-Barcelona-Krasnodar, 2011. - 0,4 п.л.

Всего: 52 п.л.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Формат бумаги 60х84 1/16.

Гарнитура шрифта «Times New Roman Cyr».

Тираж 110 экз. Заказ 01-109

Отпечатано с готового оригинал макета

ООО “Славянка”

Краснодар, ул. Орджоникидзе, 52

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.