WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Материнский феномен в культурогенезе (гипотетическое моделирование и осмысление первоначал)

Автореферат докторской диссертации по культурологии

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 |
 
Фатыхов Салим Галимович

МАТЕРИНСКИЙ ФЕНОМЕН

В КУЛЬТУРОГЕНЕЗЕ

(гипотетическое моделирование и осмысление первоначал)

Специальность 24.00.01 – теория и история культуры

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора культурологии

 

 

Челябинск, 2011

Диссертация выполнена на кафедре культурологии и социологии

ФГОУ ВПО «Челябинская государственная академия культуры и искусств»

Официальные оппоненты:

доктор культурологии, профессор Ремизов Вячеслав Александрович;

доктор исторических наук, профессор

Абрамзон Михаил Григорьевич;

доктор философских наук, доцент Иванова Евгения Владимировна

Ведущая организация:           Российский институт культурологии

Защита состоится 30 сентября 2011 г. в 12.00 на заседании объединенного совета ДМ 210.020.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций при ФГОУ ВПО «Челябинская государственная академия культуры и искусств» по адресу: 454091, Челябинск, ул. Орджоникидзе, д. 36а, ауд. 206 (конференц-зал).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Челябинской государственной академии культуры и искусств.

Автореферат разослан ________________ 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат культурологии, доцент

Ю.Б.Тарасова

 


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования обусловлена, прежде всего, необходимостью с точки зрения достижений современной науки не просто рассмотреть фундаментальные по своей значимости процессы культурогенеза в доисторической эпохе развития человека, но и на базе новых идей и концепций попытаться ответить на вопросы, до сих пор волнующие ученых. Что привело наших далеких предков к произвольной поведенческой программе, к начальным актам культуротворения и межпоколенной социализации, чем и кем этот процесс стимулировался и каково будущее человека как представителя животного мира, создавшего для себя культурное пространство?

Не найдя хотя бы части ответов на эти вопросы, не познав движущих сил культурного и социального генеза в доистории человека, вернее даже – не познав основной движущей силы, трудно спрогнозировать его новые вариации в многообразии существующих сегодня социокультурных форм и систем. В этой связи важно рассмотреть доисторический культурно-социогенетический процесс в его матрифеноменных составляющих, тесно вплетенных в неразрешенную до сих пор проблему матриархата. Муки рождения и воспитания человека – это взаимосвязанные муки существа, сумевшего в длительном процессе своего становления с помощью женщины-матери стать онтологическим кентавром. Одна его половина находится в биологических тенетах, другая – надбиологична и принадлежит сознанию. Если человек сохранит этот уникальный баланс, значит – он сохранит адаптированные скорости эволюции и инновации культурных форм и культурных систем.

Речь, безусловно, идет не о биологической скорости как таковой, а в осознании изменяемых с помощью информационных технологий человеческих качеств и способностей, считавшихся ранее субстанциальными, в деградации пространственно-временных характеристик культуры. Речь также идет о проблеме и темпах исторического движения, в рамках которого могут прерваться культрогенетические процессы. Фактор ускорения немыслим без фактора торможения, а значит можно предположить, что сегодняшнее существование нашего вида, его культурных и социальных систем под воздействием гипертехнократических трансформаций когда-нибудь остановится. Человек может вернуться к своему изначальному биологическому пространству или же, потеряв субъектность, стать техногенетической машиной, биокибером. И тогда архетип женщины-матери, сложившийся за сотни культурогенетических тысячелетий, останется, возможно, в своем практическом функционировании единственным и определяющим источником нового процесса культурной адаптации и новой геннокультурной истории человечества.

Матрифеноменный культурогенез осмысливается нами не как рождение и развитие обособленных явлений, а как единство культурной триады: материальная форма, знак, норма, как совокупность многотысячекратных культурных и социальных актов в доистории человека, результаты которых либо исчезли со временем, но частично сохранились в реликтовых пережитках, либо трансформировались в инновационных вариациях в этнические или общемировые нормы современных социокультурных систем. Мы считаем, что человеческая культура как таковая – не просто компенсаторный механизм утраченных человеком биогенетических функций, или вторая надбиологическая и генетически ненаследуемая природа, имеющая материально-предметную и духовную сущность. Это – сформированная уже в доисторическую эпоху в пассионарных опытах женщины-матери система коллективного бытия и сознания нашего вида, которая позволила ему в начале начал поэтапно создать вокруг себя и в себе самом среду инобытийного культурного пребывания в организованном в адаптивных вариациях социуме.

Степень разработанности заявленной темы. Первые попытки осмыслить роль женщины-матери в становлении и развитии человека и его культуры, морфофизиологические, психологические и поведенческие особенности «второго пола» предпринимались уже античными мыслителями. Но с точки зрения феминных аспектов их труды носили дидактический или хроникально-справочный характер, не достаточный для развития и культурогенетического осмысления их матриархальных и матрифеноменных сторон. Несмотря на это, ряд упоминаний матриархальных культурных феноменов античными авторами заслуживает внимания: в том числе Геродотом – об амазонках и об инициативе женщины в браке в некоторых племенах, Плинием – об управляемом женщинами племени пандов в Индии, Николаем Дамасским – о покровительстве братьев матери ее детям и т.д.

В средневековье о матриархальных «курьезах» извещали «просвещенный мир» чаще всего путешественники, миссионеры и торговцы, в том числе Ибн-Батута, Камаль ал-Дин Абдал-Раззак, Фернао Лопес де Кастанхеда, сообщившие о наследовании царского трона по женской линии в Малабаре и у наярах, а также Плано Карпини, Вильгельм Рубрук, Марко Поло , рассказавшие о брачных обычаях у восточных народов. Другими средневековыми авторами отмечались отдельные случаи кросскузенного брака, дислокального проживания полов, матрилокальных поселений, полового разделения труда и т.д. и т.п.

Накопленный до середины XVII века массив культуросоциальных форм и артефактов матриархального плана позволил Томасу Гоббсу впервые для своего времени сделать возражение против аристотелевского понимания патриархальности первобытной культуры. Вслед за ним изначальную патриархальность культуросоциалных систем человечества поставил под сомнение Жозеф-Франсуа Лафито: впервые применив сравнительный метод, он описал конкретный образец матриархальных родов у ирокезов и выдвинул идею о их идентичности с родовым строем античных народов . В последующее время географический ареал «матриархальных» открытий простирался от Скандинавии до Австралии и Африки в меридианном и от Америки до России в широтном измерениях. В России реликты матриархальных социокультурных форм наблюдали С.П.Крашенинников , Г.-В.Стеллер , П.С.Паллас и В.Ф.Зуев , в Америке – Г.Г.Лоскиель , в Африке – В.Босман и др.

С того времени вплоть до середины XIX века матриархальная идея, но без ее матрифеноменных аспектов, буквально «витала в воздухе», породив многочисленные предположения о новом понимании первобытности. Однако общая эмпирическая и эпистемологическая основа для изучения матриархальных факторов культуры и социума была заложена трудами Дж.Ф.Мак-Леннана, Л.Г.Моргана, Ф.Энгельса и И.Я.Бахофена. Своеобразно интерпретируя древнеегипетские и древнегреческие мифы, И.Я.Бахофен одним из первых предположил, что в первобытную эпоху мир управлялся материнским правом, а основной формой власти была гинекократия . По И.Я.Бахофену, женщина-мать, навязала свой естественный закон и держала в подчиненном положении «производящую влагу» своего брата и мужа Осириса, а детство человеческого рода было разделено на две стадии, каждой из которых соответствовала своя категория материнства. Словно оправдывая причину неожиданно открытого им матриархата, И.Я.Бахофен писал, что до него при изучении процесса развития Древнего мира «вопрос не удостоился ни малейшего внимания» .

Возникшая на базе естественнонаучного эволюционизма гипотеза И.Я.Бахофена произвела радикальные трансформации в историческом взгляде на прошлое человека и его культуры. Среди русских исследователей одним из первых «Материнское право» И.Я.Бахофена прокомментировал Ф.И.Буслаев, который указал, что период женовластный, или, так сказать, матереправный, по самому существу своему, оказался в противоречии как с классической древностью, так и со всей последующей цивилизацией человеческого рода . Однако самым авторитетным пропагандистом швейцарского исследователя стал Ф.Энгельс, отметивший, что открытие И.Я.Бахофеном, а затем и Л.Морганом примитивной, матриархальной ступени, предшествовавшей патриархальной, имело для человечества то же революционное значение, что и теория эволюции Дарвина для биологии: Бахофен «первый <…> представил доказательство наличия в классической литературе древности множества подтверждений того, что у греков и у азиатских народов существовало до единобрачия такое состояние, когда <…> происхождение могло первоначально считаться только по женской линии – от матери к матери <…>, и это <…> обеспечивало им <…> такое высокое общественное положение, какого они с тех пор уже никогда не занимали» .

Практически одновременно с И.Я.Бахофеном существенное дополнение в вопрос о материнском праве, наблюдавшемся у народов в далеком и недалеком прошлом, внесли Дж.Ф.Мак-Леннан, разделивший первобытные материнские группы по окультуренным половым отношениям на экзогамные и эндогамные и А.Жиро-Телон, выведший матрилинейную филиацию из начального промискуитета. Представители советской антропологической школы, как и Ф.Энгельс, видели в матриархальном социуме и в матриархальной культуре зачатки коммунистических отношений и абсолютизировали их первобытно-коммунистические и родовые функции. Но, широко отстаивая теоретические выводы И.Я.Бахофена и Ф.Энгельса, они признавали существование матриархата в феминно-властном, а не в матрифеноменном культурном аспекте, и практически не корреспондировали с культурогенезом. Советским исследователям бахофеновское открытие импонировало тем, что оно подтверждало относительность существующих общественных отношений и манифестировало социальное равенство.

Проблема культурогенеза в советское время отождествлялась с проблемой антропогенеза, который хотя и рассматривался в эволюционном контексте, но разрабатывался исключительно на базе бахофеновско-марксистского матриархата. В результате в отечественной науке созрела его вульгарно-материалистическая оценка как исторического становления в основном производственных отношений и периода первобытного коллективизма, стержнем которого был род, предшествующей семье. Такая линия, в частности, прослеживается в целом в достаточно фундаментальной работе М.О.Косвена «Матриархат. История проблемы». М.О.Косвен подвергает жесткой марксистско-ленинской критике антропологические и этнологические «буржуазные» теории культурного развития, включая в ее орбиту теорию двух путей Карла-Николая Старке (земледельческо-матрилинейного и скотоводчески-патрилинейного ); «австралийскую контроверзу» (одновременного существования матри-и патрилинейности); антиэволюционную теорию «культурных кругов» Ф.Гребнера ; идею неприятия промискуитета Э.Вестермарка ; идею Г.Циммера о противоположности матриархата и патриархата и т.д. В итоге им делается вывод о методологическом бессилии «буржуазной» науки и ее враждебности к идее матриархата.

Другую крайность на рубеже XIX и XX вв. выбирали, порой, и западные антропологи и культурологи, совершенно отвергавшие в своих работах матриархальный социокультурный генезис и матриархат как первобытный период человеческой истории. Так, например, тот же К.Н.Старке писал, что «ставить матриархат в ряд первичных явлений в развитии всех обществ – значит строить совершенно произвольное измышление» . Бертольд Дельбрук, признавая матриархат возможным в отдельности у какого-либо народа, отрицал его всепредставленность, а матриархальные реликты материальной и духовной культуры полагал поздним, вторичным явлением, исходящим из обществ с матыжным земледелием .

Особое место в критике матриархата и матриархальной культуры занимали представители американской антропологической школы, ставившие под сомнение культурную эволюцию, отстаивающие тезис о двух одновременных путях развития первобытного общества и о двух типах культуры – патриархальной и матриархальной. В этом же русле значительно преуспели в критике матриархата представители функционализма, социально-психологического, культурно-морфологического, структурного и необиологического направлений, хотя относящий себя к неофрейдистской школе Эрих Фромм попытался реабилитировать матриархальную теорию, используя психоаналитический метод .

Исключительно мифическое бытие, придуманное греческими мифотворцами, приписывают матриархату и особенностям его социума и культуры многие представители исторической феминологии и гендерологии. Ошибкой И.Я.Бахофена и его последователей, пишет со ссылкой на Бамбергера Стелла Джоргуди, была попытка поймать греков на слове, «принимать миф за историю. Поступая подобным образом, они нечаянно создали свой собственный миф» . Новые критики бахофеновского матриархата выстраивали периодизацию первобытной истории на стратифицированных различиях. Антиэволюционистскую аргументацию базировали на двух, высказанных еще представителями школы Ф.Боаса, положениях: 1) при ошеломительном своеобразии общественной жизни каждой человеческой группировки, неустойчивости, присущей матрилинейным институтам, не следует делать вывод о том, что всегда и повсюду материнское право представляло собой первобытную форму; 2) валидных доказательств существования матриархата нет, поэтому нет никакого смысла в постановке проблемы.

См.: Ибн Батута. Подарок созерцающим относительно диковин городов и чудес путешествий [Текст] / Ибн Батута. – Пер. вводн. ст. и комм. Л.Е.Куббеля // История Африки. 2-е изд., исправ. и доп. – М.: Наука, 1990 – 468 с. – С. 364–356; Марко Поло / Книга Марко Поло [Текст] / Марко Поло. – Пер. старо-французк. текста И.П.Минаева. Ред. и вступ. ст. И.П.Магидовича. М.: Гос. изд. геогр. лит., 1955. – 376 с.: ил.; Плано Карпини. История монгалов [Текст] / Джиованни дель Плано Карпини. Путешествие в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. – Ред., вступ. ст. и прим. Н.П.Шастина. – М.: Гос. изд. геогр. лит., 1957. – 270 с.: ил.; Рубрук. Путешествие в восточные страны [Текст] / Гильом де Рубрук. Путешествие в восточные страны Вильгельма де Рубрук в лето благости 1253 // Путешествие в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. – Ред., вступ. ст. и прим. Н.П.Шастина. – М.: Гос. изд. геогр. лит., 1957. – 270 с.: ил.

Lafitau J.-F. Moeurs des sauvages americains, compares aux moeurs des premiers temps, 2 vls, Paris, 1724, t. 1, p. 463 et suiv

Крашенинников, С.П. Описание земли Камчатки / С.П.Крашенинников. 2 тт. - СПб., 1786.

Steller G.W. Beschreibung von dem Lande Kamtchatka, etc. Hrgg, von J.B.S., Frankfurt und Leipzig, 1774.

Паллас, П.С. Путешествие по разным провинциям Российской империи. – Пер. Ф.Томанского и В.Зуева, 5 тт., СПб., 1773–1788. т. III. – C. 38–93.

Loskiel G.H. Geschikhte der Mission der evangelischen Bruder unter den Indianern in Nordamtrica, Barby, 1789.

Bosman G. Voyage de Guine, etc., Utrecht, 1705.

Бахофен, И. Материнское право: Предисловие и введение [Текст] / И.Бахофен; Классики мирового религиоведения. Антология. Т. 1 / Пер. с англ., нем., фр.; Сост. и общ. ред. А.Н.Красникова. – М.: Канон +, 1996. – С. 255–256. 

Bachofen J.J. Das Mutterrecht. Eine Untersuchung uber die Gynaikokratie der Alten. – Р. 34–41.

См.: Буслаев, Ф.И. Догадки и мечтания о первобытном человечестве [Текст] / Ф.И.Буслаев. – М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2006. – С. 281.

    Энгельс, Ф. К доистории семьи (Бахофен, Мак Леннан, Морган) [Текст] / Ф.Энгельс. – Л.: Изд. ин–та нар. Севера ЦИК СССР, 1934. –1 XXII. С. 247.

См.: Starke C.N. Den primitive Familie, Kobenhavn, 1886.

См.: Grabner F. Kulturkreise und Kulturschchten in Ozeanien, “Zeitschrft fur Ethnologie“, 35, 1905.

Westermarck E. The history of human marriage, Part I, The origin of human marriage, Helsingfors, 1889.

Zimmer H. Das Mutterrecht der Picten und seine Bedeutung fur die arische Alterthumswissenschaft, “Zeitschrift der Savigny-Stiftung fur Rechtsgeschichte”, 15, 1894, Romanistische Abteilung.

Цитата по: Косвен, М.О. Там же. – С. 247.

Dtlbruck B. Die indogermanischen Verwandtschaftsnamen, Ei Beitrag zur vergleichenden Altertumskunde, “Abhandlungen der Philologisch-Historischen Classe der Sachsischen Gesellschaft der Wissenschaften“, 11, 1890.

Фромм, Эрих. Значение теории материнского права для современности [Текст] / Эрих Фромм. Кризис психоанализа. Очерки о Фрейде, Марксе и социальной психологии – Пер. с англ. Е.А.Цыпина. – СПб.: Академический проект, 2000. – С. 96–99.

Джоргуди, Стелла. Создание мифа о матриархате [Текст] / Стелла Джогурди // История женщин на Западе: в 5 т. Т. 1: От древних богинь до христианских святых. – Под общ. ред. Ж.Дюби и М.Перро; Пер. с англ.; науч. ред. пер. Н.Л.Пушкарева. – СПб.: Алетея, 2005. – С. 263–280, 470.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 |
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.