WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Культурные детерминанты социального управления

Автореферат докторской диссертации по культурологии

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 |
 

Рассматривая культуру как противоположность хаосу, можно сказать, что показателем степени развитости культуры общественной системы является наличие в ней порядка, который синтезирует ее объективные и субъективные компоненты. Понятие «порядок» охватывает весь объект управления как социокультурное целое и относится к субординационным и координационным связям между его частями. Восприятие порядка также зависит от социокультурной традиции. Немецкий Ordnung не похож на итальянский или японский порядок. Для России, например, актуальна возможность сочетать автономию многочисленных культурных общностей при сохранении их причастности к национальной культуре государства.

Принцип культуроцентризма помогает увидеть механизм сохранения и изменения порядка. Всем социальным и культурным системам свойственно стремление как к порядку, стабильности, так и к деконструкции, неустойчивости. Понятие культуры сочетает в себе статику и динамику, содержит возможность трансформации и модификации. Жизненные формы и культурные стили, которые не доминировали, а находились в «зародышевом состоянии» могут играть на определенном этапе роль аттракторов изменения, катализаторов социокультурных трансформаций

Онтологизация социокультурной реальности  в современном обществознании связана с выявлением взаимодействий образующих общество компонентов и детерминаций этих взаимодействий. Наиболее распространенной ошибкой современных управляющих стало убеждение, что в качестве объектов управления предстают только элементы системы, в то время как основное искусство управления заключается в формировании отношений между элементами. Автор полагает, что целенаправленная трансформация социокультурной системы предполагает наряду с воздействием на субстратные компоненты общественной системы формирование причинно-следственных связей и функциональных зависимостей между основными сферами социальной реальности. 

Принимая традиционное выделение четырех сфер общества: экономической, политической, социальной, духовной -  и сфер управления: социально-экономической (народное хозяйство), социально-культурной, (народное образование, культура, искусство), социально-политической (охрана общественного порядка, оборона страны), -  автор считает уместным обратить внимание либо на исключение понятия «культура» из сферного единства, либо его употребление наряду с отдельными элементами общественной системы. В стремлении преодолеть недостаточность такого определения сфер, в свете применения принципа культуроцентризма, диссертант обращается к античной сферистике, отдельные положения которой развиваются в рамках русского космизма, в частности, в учении В.И.Вернадского о ноосфере. Ноосфера – это, во-первых, преобразованная культурными средствами биосфера, во-вторых, сфера разумного мироустройства, предполагающего воплощение мечты о гармонии сфер. 

Степень социокультурной интеграции различна. Начальным этапом является «музейное соседство»1; при сходстве в формах образования, религиозных обрядов, танцев может не быть (и это при активизации культурных диалогов наблюдается часто) разделяемого смысла артефактов. Метаэтнические общности возникают при наличии сходства культурно-хозяйственных, языковых, бытовых, конфессиональных характеристик. 

Устойчивая целостность социокультурных систем формируется лишь вследствие длительного, целенаправленного взаимного воздействия всех культурных факторов. Социокультурная система, в этом автор солидарен с П.Сорокиным, возникает  в результате объединения многочисленных культурных подсистем: познавательных, правовых, религиозных, этических, эстетических. Социальное управление, таким образом, представляется как формирование связей между ними в их отношении к Homo culturalis.

В таком контексте следует отступить от принципа экономоцентризма, когда   экономической   сфере   приписывается   неоправданно   высокий   и

____________________

1Ерасов, Б.С. Социальная культурология: Пособие для студентов высших учебных заведений. Часть 1. – М.: АО «Аспект Пресс». – 1994. – 384 С.

неизменный статус в социокультурной жизни.

Соответственно, каждая из подсистем рассматривается не только как причина, но и как следствие соответствующих процессов, а в их сосуществовании выделяется интеграционное «первоначало», роль которого выполняет культура.  Функционирующие подсистемы координируют социокод, транслирующий надбиологические программы социальной организации, и культура, транслирующая фундаментальные жизненные смыслы, отраженные в культурных универсалиях. Социальное управление создает систему, в политическом отношении представляющую собой государственное образование, а в культурологическом – социально-культурное пространство.

Выполняя аккумулятивную функцию, способствуя развитию традиций, культура становится необходимой предпосылкой воспроизводства общественной жизни, обнаруживая разделяемые представления людей о социальном мире, метасистемой, которая направляет деятельность социальных подсистем, активизируя культуротворческие силы. Культурный подтекст и смысл процессов обнаруживается во всех компонентах системы.

Определяющей, конституирующей в любой общественной системе становится область социальных отношений, где воспроизводится человек и формируется личность. Здесь роль культуры особенно велика, так как от степени развитости социальной сферы зависит, появится ли и сформируется ли Homo culturalis. Высокий хозяйственно-экономический потенциал развитых стран не конвертируется в оптимальные демографические показатели, проблема депопуляции продолжает обостряться и в европейской цивилизации, и в России. Чтобы вместо «демографического перехода» не наступил «демографический катаклизм» в управленческой практике необходимо внимание к культуре прокреационных  отношений  и закрепление  в пространстве  ментальности  таких ценностей как здоровье, семья, воспитание детей и связь поколений.

Герменевтико-коммуникативная функция культурных объектов  становится средством социальной интеграции. Социокультурный разрыв обнаруживается в связи с противоречиями массовой и элитарной культуры. Массовый и элитарный уровни  культуры сосуществуют в различных  зонах социокультурного пространства, а так же разбалансированы хронально. Коммуникации между их субъектами проблематичны. Более того, любой артефакт теряет часть смыслов, переходя в с одного уровня культуры на другой.

Новый «разрыв» в социокультурной целостности связан с невниманием к континуальности культуры. Предметным полем управленца-практика является многообразие социальной жизни, которая развертывается в пространственно-временном континууме культуры. Очевидно, что жители городов и сел, мегаполисов и окраин существуют в разных культурных универсумах, поэтому динамика культуры и процессы инкультурации существенно различны. В пространстве культурной системы действуют имеющие хрональный критерий программы трех уровней: реликтовые артефакты ушедших культур, функционирование явлений современной культуры и уровень культурных феноменов, конструирующих будущее.

Объектом управления становится взаимодействие определенных областей материальной и духовной культуры, которые представляют собой не столько антиподы, сколько противоположные полюса континуума проявлений социальной интеграции. Культура труда, быта, топоса, предметно-вещного мира, даже образования оказывается вне ведомства Министерства культуры. Особое внимание автор обращает на такой элемент материальной культуры как техника, в том числе техника информационных коммуникаций. Социальное начало в современную эпоху превращается в «техносоциальное». Энергополитику, биополитику, гидрополитику можно представить как конструирование социальных отношений  через проявления материальной культуры.  История техники неразрывна с историей эволюции социальных общностей и групп, а деятельность современного инженера представляет собой науку и искусство руководить экономическими процессами, налаживать отношения людей по поводу вещей, решать культурные задачи. Современные инженеры могут играть роль субъектов управления, преодолевать «разрыв» между гуманитарной и естественно-научной культурой, только при условии высокого уровня профессионализма и гражданственности.

На культуру социальных отношений оказывает влияние медиакультура; вопросы медиаобразования и проблемы идентификации в медиакультуре, в виртуальном времени и пространстве не должны исключаться из поля управленческой деятельности. Восприятие информации всецело обусловлено культурным уровнем граждан. Современным людям необходимо ориентироваться на диалог, а не на безличный сбор информации1.

Объектом целенаправленного воздействия являются логико-смысловые методы упорядочения картины мира, объединяющей ментальность и реальность, рациональное и иррациональное. Не случайно гибель культуры и «закат Европы» Шпенглер связывает с потерей творчески-духовных целей и торжеством утилитарно-меркантильных задач.

Автор с сожалением отмечает возрастание неуправляемости таким элементом культуры, как язык и речь. Хотя язык остается скрепляющим социум «могуществом» (Э.Бенвенист), формирование «ментальных структур», «эпистем», «письма» отдается на откуп стихии СМИ. Поэтому современная культурная ситуация встретилась с пока нерешенными проблемами – иноязычия и многоязычия.

Все сказанное позволяет сделать вывод, что   вопрос о реорганизации системы   управления   ключевыми   социальными   процессами   средствами

____________________

1Льюис Ричард Д. Деловые культуры в международном бизнесе. От столкновения к взаимопониманию: Пер. с англ.– М.: Дело, 1999. –440 с.

культуры является своевременным и необходимым.

Во втором параграфе  - «Субъект управления – носитель и творец культуры: проблемы персонификации и персонализации» рассматривается формирование статусной и ролевой позиции субъекта управления как носителя и созидателя культуры. Особое внимание уделяется вопросам персонификации и персонализации, поскольку социальные трансформации зависимы от конструктивных способностей субъектов. Актуальность решения этих задач обусловлена расширением пространства возможностей деятельности субъекта социокультурной трансформации на границе культурных сред и появлением новых требований к нему.

Автор выявляет среди имеющихся социальнонаучных определений субъекта сущностный смысл субъектности, в качестве основного содержательного признака -  наличие способности целенаправленно, сознательно, активно действовать, для чего необходим рефлексивный анализ себя и ситуации.

В свете исследовательских задач отмечена авторская позиция в вопросе о субъектном статусе культуры. Теоретическое осмысление субъекта связывается с необходимостью выявления субстанциальных и субстратных характеристик «субъектности субъекта». Применительно к понятию культуры выделяется процесс, в ходе которого субъектом-субстратом приобретаются свойства субстанции: это – персонификация, приобретение личностного облика.

Культура «управляет», «организует», «трансформирует» социальную реальность  не как субъект, наделенный волей, сознанием и обладающий активностью. Как производное от антропного, социального и трансцендентного начал   она   раскрывает   связь   личностного,   интерсубъективного и метакультурного1. Социокультурный порядок возможен только при  наличии реального субъекта и его символической представленности.

В соответствии с законом необходимого разнообразия круг реальных субъектов и их символических репрезентаций постоянно расширяется, между ними возникают отношения субординации и координации, прямые и обратные связи. Несогласованность деятельности субъектов на различных уровнях общественного бытия  является причиной имеющегося «культивирования бескультурья»; среди субъектов имеются и такие, которые в условиях рыночной стихии под видом инноваций разрушают   устоявшийся в мире культуры порядок.

Основной формой организации и регулирования социокультурных процессов  был  и  остается  институт  управления  (в  том числе государство,

____________________

1Резник Ю.М. Указ соч. с.110

церковь, образовательные и воспитательные учреждения), руководствующийся нормативными документами. В современном обществе действует разветвленная  институциональная система, составными элементами которой становятся институциональные акторы и институциональная инфраструктура.

Федеральным органом исполнительной власти, который осуществляет функции по выработке государственной политики в сфере культуры, является Министерство культуры Российской Федерации; в территориальных единицах функционируют структуры, осуществляющие на основе Положения о Министерстве нормативное правовое регулирование в областях сохранения, использования, популяризации и государственной охраны объектов культурного наследия, памятников истории и культуры. В качестве примера рассматривается деятельность Министерства культуры Красноярского края.

При осмыслении круга полномочий Министерства автор различает культурную политику и социальную политику средствами культуры.

Названные понятия иногда смешиваются, что порождает не только «терминологический разнобой», но и проблематичность определения задач  субъектов управления.

Социальная политика средствами культуры осуществляется множеством субъектов. Не случайно в отечественной литературе введено понятие «социокультурный институт». В социокультурной регуляции принимает участие не только государство, но и творческие союзы, негосударственные образовательные и культурно-досуговые учреждения (дома  культуры, клубы, выставочные залы, парки культуры и отдыха), национально-культурные общества, музеи, библиотеки. В число социокультурных институтов следует также включить комитеты и фонды, контролирующие осуществление прав детей и их родителей, инвалидов, ветеранов, т.д.

Автор не сводит социокультурный институт только к наличию учреждений, а рассматривает организационные совокупности, участвующие в ритуалах, праздниках, реализующие межкультурные связи. В России

имущественное расслоение позволило возродить традиции меценатства, которое поощряется (или нет) государством.

Во всех областях социокультурной жизни  выделяются лидеры, которые становятся аттрактором, центром, мобилизующим деятельностные устремления коллектива. Поэтому наряду с термином «персонификация» употребляется термин «персонализация» как «процесс эмансипации человеческой личности от рода, массы, толпы, от государства-левиафана в

направлении осознания себя как особой и уникальной ценности»1. Внимание к персонилизации позволяет конкретизировать представления о человеке не просто как о субъекте жизнедеятельности, но о субъекте – творце, носителе и созидателе культуры.

Свои функциональные обязанности человек-субъект управления социокультурными трансформациями в многосторонних субъект-субъектных отношениях способен выполнить при наличии определенных характеристик, приобретенных в процессе социализации и инкультурации. Субъектность как главное смысловое содержание личности не дается ей в «готовом виде».

Стандарты оформления субъектности культурно обусловлены. В западной культуре – это индивидуализм, атомарность, свобода как абсолютная независимость и возможность волеизъявления. Для отечественной науки, рассмотрение субъекта многопланово, многоаспектно, сущность субъекта  раскрывается в пространстве социокультурного бытия, где воплощается «онтогенетическое, филогенетическое и культурно-историческое развитие»2.

Возникнув в процессе эволюции природы, субъект подчиняется социокодам, социальным алгоритмам, но приобретает способность дальнейшего совершенствования, повышения уровня развития, усложнения.

Его субъектность означает инородность и к природному, и к социальному началам.  Вековые духовные устремления человека стать хозяином и творцом будущего актуализируются в связи с превращением человечества в геологическую силу (В.И.Вернадский). Особенность этой силы – не в природном могуществе, а в реальной возможности целенаправленного созидания себя и мира. Для этого субъект работает над совершенствованием психо-физических способностей, статусно-ролевых потенций, духовно-нравственных качеств.

Субъект управления характеризуется двойственностью, связанной с требованиями реализации предписанной ему культурой роли и стремлением их преодоления в инновационных методах и стилях управления. Конфликт между субъектом и миром культуры сопровождает драматические моменты всей истории и создает для субъекта управления амбивалентные  задачи. Как носитель культуры и представитель системы субъект управления ориентируется на формальные цели и результаты своей деятельности, но как творец культуры он должен не только преодолевать культурную статику  в отношении себя, но и  создавать условия преодоления старого, регрессивного в   культуре.  В   ситуации    смены    социокультурных     моделей    развития

____________________

1Тихонов, А.В. Персонификация социального и управление // Управление как персонификация социального. Материалы междисциплинарного научного семинара. – СПб.: Книжный дом. – 2003. – С. 10.

2Сайко Э.В. Субъект: созидатель и носитель социального.- М: МПСИ, 2006-424с.

появляются новые профессии, например «интерлокеры», активизируется деятельность субъектов в сфере консалтинга, которая некоторыми современными исследователями воспринимается как продюссирование.  Иными словами, по мере возрастания динамики управленческой культуры нормативные требования все более варьируются.

Субъект управления как носитель и творец культуры персонифицирует и трансформирует её пространство-время. Можно говорить о хронотопе власти, реализующей задачи социального управления. Особенностью современного хронотопа является репрезентация и виртуализация власти при помощи мультимедийных технологий. Если ранее субъект и объект управления находились в одном «культурном пространстве», то в ХХI веке осуществляющие социокультурную регуляцию  властные структуры заметно отчуждаются, механизмы саморегуляции отодвигаются и разворачиваются технологии манипуляции общественным мнением, а реклама не столько информирует слушателей и зрителей, сколько целенаправленно формирует желаемый  для субъекта управления образ будущего. Учитывая возрастающий динамизм социокультурного развития, субъект управления как творец культуры находится не столько «на вершине», сколько «у истоков» культуры и поэтому его заботой становится созидание культурного пространства будущего.

Этот вектор управленческой деятельности, связанный с умением прогнозировать и осуществлять стратегическое планирование культурного пространства, к сожалению, не получает должного развития в практике субъектов культурной политики.

Время жизнедеятельности субъекта управления, хотя и векторно, но не однонаправлено. Старея в физическом плане, субъект становится могущественнее в силу приобретения собственного опыта и обобщения опыта социокультурного. Для него становится актуальным «раздвижение границ» индивидуального времени. Если субъект умеет учиться на ошибках и достижениях прошлого, его организаторские способности увеличиваются многократно. Многие проблемы возникают из-за того, что в одном возрастном интервале наблюдается многообразное, часто непохожее сочетание уровней полового, физического, гражданского развития субъекта. Имеющая место дисгармония  стадий созревания, критическое запаздывание какой-то стадии  является не только причиной нарушения целостности личности, но и «антикультурного» поведения.

Неоправданным, в данном свете, представляется сокращение курсов культурологии в ВУЗах. Понимание смысла артефактов, включение запечатленного в них культурной информации является важным условием и предпосылкой  успешной управленческой деятельности.

Итак, в современной модели управления имеет место значительное изменение статусной и ролевой позиции субъекта управления как носителя и созидателя культуры. В силу того, что реализация управленческих задач зависит от его конструктивных способностей, процесс персонификации и персонализации субъекта управления должен также стать объектом управленческого воздействия.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 |
 




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.