WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Миф и эпос как феномены сознания и социокультурной деятельности

Автореферат докторской диссертации по культурологии

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 |
 

    Диссертант разделяет   точку зрения Ф.Х.Кессиди, согласно которой двумя базисными оппозициями, выступающими в качестве глубинного сущностного уровня, определяющего особенности мифа, являются бытие и небытие.      Бытие и небытие суть  характеристики не только индивида, но и различных социальных организмов: рода, племени, этноса и т.д.

Далее анализируется  вопрос о смыслообразовании и развитии значения слов   с историко-философских позиций.  Большой вклад в разработку проблемы  значения слов внесли философы- стоики:  Зенон, Клеанф и Хриссип, развившие учение об активности субъекта.  

Словесная предметность (лектон) обрела у стоиков онтологический характер. Несмотря на то, что лектон стоиков имел субъективное происхождение, он оставался всё же чуждым человеческому переживанию и был достаточно абстрактным до тех пор, пока Э.Гуссерль, внёсший значительный вклад в разработку проблемы  взаимодействия сознания человека и мира, не подверг его в своей феноменологии существенной переработке.

Французский философ, литературовед и психоаналитик Ж. Делёз поставил перед собой задачу преодолеть ограниченность логического и психологического подходов и, следуя панъязыковой стратегии, утверждал, что проблема смысла - это проблема языка, который является семиотической системой.     Смысл - это выражаемая в предложении и обитающая в нём, ни к чему иному не редуцируемая сущность, чистое событие, возникающее на поверхности вещей.   Диссертант считает, что   смысловая реальность не может быть локализована исключительно в сфере языка, ибо затрагивает разнообразные формы человеческого поведения и деятельности, включая труд, познание, игру и др.

В работе выделяются  некоторые основные модусы смыслообразующей деятельности: вымысел, домысел и замысел.  Все они сказываются на  специфике мифоэпического сознания.  

Особую роль в процессе мифотворчества и в упорядочении человеческой деятельности в целом играет социальный код. Он рассматривается как универсальный принцип, свойственный любому проявлению активности человека. Социальное кодирование как  вербальное и невербальное освоение чувственно воспринимаемого мира определяет упорядочение и систематизацию   видимой и ощущаемой реальности.

Под социальным кодом в диссертации понимается социокультурная программа, стержни которой предстают в  виде устойчивых психологических структур, мифорелигиозных представлений, обычаев и традиций. Это некая транспоколенная парадигма, расшифровка которой проявляется в   историческом процессе, в событиях, а также институтах и учреждениях культуры.        

Кодирование как природной, так и социальной реальности осуществляется в четырёх формах: вербальной,  поведенческой, вещной и в форме объективной системы отношений между индивидами и сообществами, социальными группами и субъектами деятельности. Таким образом, социальный код представляет собой универсальную форму упорядочения содержаний культуры, а также способ иерархизации общества и стабилизации структуры межсубъектных отношений. Его природа также как и природа мифического смысла определяется прежде всего:        

1.Целеполагающей деятельностью человека, которая является клеточкой социальной реальности.

2.Социально-экономическими детерминантами.

3.Этнокультурными детерминантами.

В параграфе  I.3 «Отношение мифического смысла и социального кода к началам и основаниям бытия » рассматриваются основные методологические проблемы, которые связаны с определением основополагающих принципов практической и теоретической активности субъекта деятельности.

В диссертации отмечается, что подлинное бытие человека, его осмысленная жизнь возникают только на основе идеи начала, которая является отправной точкой, задающей направление человеческому мышлению.  Идея начала  определяет принципы жизни как родового коллектива, живущего в условиях примитивного производства и архаических кровнородственных отношений, так и ориентиры существования и развития целых цивилизаций.  Она представляет собой   основу   рефлексии и самодетерминации любой культуры, основу понимания собственного единства и целостности, производства смысла.   Смысл определяет всё, что происходит в обществе или должно так или иначе произойти, соединяя  различные фазы его движения во времени.   Диссертант исходит из предпосылки о том,  что свободная деятельность человека, в том числе и его смыслообразующая  деятельность, способна изменить ход человеческой истории, т.к. развитие общества происходит не в результате вмешательства каких-либо потусторонних сил, а по мере реализации индивидуальных и коллективных усилий, необходимым образом   связанных с  целеполаганием и целесообразной активностью. В связи с этим даётся анализ идеи начал и оснований бытия как принципа  формирования культурных кодов и смыслов.

Для мифического мышления очень важным является вопрос о происхождении (рождении), который воспринимается как вопрос о сущности существования.   На определённом этапе развития человеческого мышления, а именно на этапе перехода от мифа к логосу, вопрос о происхождении сменяется   вопросом об истоке (из чего всё происходит), а последний, в свою очередь, вопросом о начале или началах как первопричинах бытия.  

Миф в своей конкретности   не идёт дальше чувственно воспринимаемого образа и   реальности, переживаемой коллективным сознанием. Религия и философия, вырываясь из плена земного притяжения, конституируют идею безначального начала и бесконечного конца, идею беспредельного, откуда всё происходит и куда всё вновь возвращается.     

И сегодня идея начал и оснований   играет  ту же важнейшую роль, организуя информационное пространство и создавая новое поле для мышления и языка. Она,  как и прежде, выполняет в философии и науке гносеологическую функцию, позволяя систематизировать аморфное множество языковых выражений, опираясь на их   единую структуру. Даже постмодернистская философия   (М.Фуко), открыто изгоняющая идею первоначала,  обращается к ней не явно,    предлагая «анализ накоплений вместо поиска истока».   

«Архив» в   концепции М.Фуко является началом (основанием) и рассматривается им как  система, управляющая появлением, формированием и преобразованием  высказываний как единичных событий.      В   книге «Слова и вещи. Археология гуманитарных наук» М.Фуко, определяя свою стратегию исследования, писал, что «… в каждой культуре между использованием того, что можно было бы назвать упорядочивающими кодами, и размышлениями о порядке располагается чистая практика порядка и его способов бытия».  

Согласно М. Фуко «Чистая практика порядка» это - сфера    не менее основополагающая, чем две остальные.  В этой сфере, которую он затрудняется определить, культура освобождается от предписываемых  «первичными кодами эмпирических порядков» и занимает по отношению к ним независимое положение, не подчиняется их воздействию и влиянию для того, чтобы осознать, что они не являются наилучшими или единственно возможными.

В диссертации утверждается, что происхождение кодов  культуры    находит своё логическое объяснение только в социальном детерминизме, в целеполагающей и свободной деятельности человека. Реформа кодов, прежде всего, должна быть связана с идеей начал и оснований, так как только её наличие создаёт новое духовное пространство и  обеспечивает тем самым переход от старых кодов к новым. С другой стороны, генезис новых кодов всегда связан не со спонтанными изменениями и стихийными реакциями общества на те или иные вызовы времени, а с процессом смыслообразования, с осознанием актуальных потребностей, интересов и целей развития общественной жизни и с исторически длительной процедурой их производства.

Принцип упорядочения социальной реальности представляет собой не что иное, как принцип кода, с помощью которого определённое множество явлений подчиняется установленным последовательностям, нормам и правилам. Код  должен  быть адекватен  как кодируемому материалу, так и цели. В противном случае невозможно ни привнесение порядка, ни его   восприятие (считывание). В процессе кодирования цель изначально связана с кодом, определяя тем самым его предназначение и функции. В целом код объединяет в себе форму, как способ организации, материю как то, что    подлежит организации и цель, как  то, для чего и зачем осуществляется организация какого-либо множества.

Для разъяснения этой позиции диссертант обращается к анализу идей, начал и оснований в истории философской мысли.  На основании этого он приходит к выводу, что цель определяет смысл деятельности, направляет и оформляет её. Если цель связана с будущим и переживается  как образ возможного, то смысл относится к настоящему и переживается как непосредственная данность. Взаимосвязь цели и смысла, их взаимная рефлексия создают единство деятельности и определяют её целостность. Поэтому  можно говорить не только о целевой, но и целесмысловой детерминации, ибо смысл есть проекция цели на деятельность; лишь при наличии цели, как основы, деятельность  обретает свой истинный смысл и предназначение.

Современный детерминизм  органически включает   в себя на основе принципов целостности и системности разнообразные типы связи (генетические и функциональные),   целевую причинность,   вероятностные соотношения и пр. В своём преломлении к обществу он учитывает особенности взаимосвязи, необходимости и свободы, характер потребностно-мотивационной сферы деятельности человека, содержащей многообразные факторы детерминации, среди которых можно назвать потребности, интересы, цели, стимулы, ценностные ориентации и т.д.

Проблематика социального детерминизма  подвергается существенному расширению за счёт включения в неё факторов духовной жизни. От активности сознания генетически зависят не только феномены духовной жизни, но и предметы социальной действительности. Такую детерминацию можно определить, как социально-культурную трансцендентную детерминацию, ибо вся совокупность смыслов и значений   расположена вне системы “земных” потребностей и интересов и связана с ней рядом опосредствующих звеньев. В этом заключается сила мифического и религиозного сознания, его способность возвышаться и постигать сакральное,  преобразовывать природную и социальную реальность в соответствии с мистическими идеалами. 

Положение о началах и основаниях бытия, рассмотренное сквозь призму социального детерминизма, подводит нас к пониманию значения и роли, которую играют в жизни общества    мифический смысл  и социальный код.  Смыслообразование и кодирование сами в свою очередь могут быть рассмотрены в качестве основополагающих принципов самоорганизации общества с учётом первостепенного значения целевого начала.

Смыслы и коды  не возникают стихийно, а всегда определяются  механизмами целеполагания.  Все смысловые детерминации   имеют в качестве источника  переплетение общих и единичных причин и целей,  а все культурные коды  содержат в себе цель в качестве основы, переживаемой как смысл деятельности.  

В параграфе I.4 «Миф и эпос в структуре мировоззрения» анализируются различные исторические типы мировоззрения и показана тесная внутренняя взаимосвязь, существующая между ними. Как исторически первое явление общественного сознания миф в процессе филогенетического развития остаётся исторически  первым и в рамках онтогенеза и как архаическая  форма мировоззрения, как первый этап  развития сознания содержит в синкретическом единстве чувственно-образное и логико-знаковое.  В связи с этим ставится   вопрос о мифической рефлексии как первоначальной ступени, из которой впоследствии вырастает философская рефлексия. Мифическая рефлексия представляет собой первичную, аналитическую, знаково-символическую деятельность, которая  устанавливает различные коды - духовные опоры  тех конструкций, на которые опирается картина мироздания.

В диссертации говорится, что архаический миф непосредственно связан с языком, ритуалом, обрядом, присутствующими в любой культуре и являющимися важнейшими творениями человека, а также отмечается, что мифологическая рефлексия в социально-историческом плане означает обращённость культуры на самоё себя,   способность обнаруживать и выявлять своё место и роль в системе отношений Человек-Мир.

Высший тип мифотворчества связан с антропоморфизмом, который выступает как итог всего предшествующего эволюционного движения, когда боги мифов постепенно сбрасывают свои зооморфные маски и обретают человеческий облик.   Тенденция преодоления бестиарного начала постепенно приобретает всеобщий характер и находит своё продолжение в сфере  сугубо рационалистического, философского поиска ответов на насущные вопросы. Со временем мифология предстаёт перед судом разума, «вырвавшегося» из её оков и обретшего в философии самостоятельную форму  существования и творческой деятельности. Миф становится объектом исследования и трамплином для дальнейшего роста философского знания.

Рефлексия начинается, таким образом, с мифического тождества с феноменами природы (космоморфизм, фитоморфизм, зооморфизм), с их осмысления и кодификации как общественно значимых явлений и завершается этапом, обнаруживающим тождество   божественного и человеческого, всеобщего и единичного, универсального и уникально неповторимого.   

Поиск теоретико-методологических оснований исследования природы и специфики  мифологического сознания предполагает рассмотрение проблем связи мифа с эпосом, художественным творчеством, религией,  наукой  и философией. Если миф заключает в себе единство мысли, слова и действия, то эпос разрывает эту непосредственную взаимосвязь и делает акцент либо  на слове (эпическое повествование), либо на действии (поведение героев).    Эволюция эпоса связана с изменением форм конституирования социальной реальности и придания ей новых смыслов и значений.     

В диссертации анализируется связь мифологии с религией и отмечается, что     мифология оказала существенное влияние на развитие мировых религий как в содержательном, так и формальном отношении.             

Связь  между мифом и философией как логико-теоретическая проблема имеет и сегодня большое познавательное значение. Миф, эпос и религия предшествуют философскому и научному взгляду на мир и во временном, и в каузальном отношении.  Философия  не только рационализирует миф, но и критически осмысливает его образы, противопоставляя себя мифу,  размежевываясь с ним и используя его в качестве объекта исследования или примера (образца).      

В диссертации устанавливается, что миф  и эпос имеют свои специфические признаки, отличающие их от художественного творчества, религии, философского и научного познания. Вместе с тем отмечается тесная взаимосвязь между всеми этими видами духовной деятельности и возможность их непосредственного взаимодействия и взаимопроникновения.

Резюмируя сказанное о месте и роли мифа и эпоса в структуре мировоззрения диссертант даёт  краткую  характеристику основных функций мифа, которые  полностью соответствуют задаче формирования социальной реальности в качестве единой и целостной, органичной и саморазвивающейся системы.

Итогом первой главы диссертации  являются следующие положения:

1.Анализ теоретико-методологических проблем происхождения и сущности мифа позволяет выделить две универсальные модели - компаративистскую и субстанциальную. Согласно первой  мифы распространялись по всему миру из мифопроизводящих центров. Согласно второй мифы суть продукты  деятельности исторического субъекта.

2. Мифический смысл и социальный код сочетают в себе наглядно-образные и логико-понятийные элементы. Мифический смысл выступает как всеобъемлющий способ концептирования, а социальный код представляет собой универсальную форму упорядочения содержаний культуры и структуризации общества.

3.Мифический смысл и социальный код определяются началами и  основаниями бытия – механизмом  целеполагания.  Цель как начало и основание  задаёт тотальность человеческой деятельности, а мифический смысл и социальный код определяют её конкретные формы и организуют историческое движение.

4. Миф и эпос как типы мировоззрения являются предпосылкой искусства, религии, философии и науки. Функции мифоэпического сознания  связаны с онтологической задачей формирования социальной реальности в качестве целостной  саморазвивающейся системы.

См.: Кессиди  Ф.Х. От мифа к логосу.  - М.- 1972. -С.43.

См.: Лосев А.Ф. История античной эстетики. Ранний эллинизм. -М.,1979-.С. 90.

См.:Гуссерль Э. Парижские доклады/ Логос(Философско-литературный журнал) -М.,.1991. №2-С.10.

См.: Ж.Делёз. Логика смысла.- Пер. с фр. Москва,  Екатеринбург,1998. -С. 38.

Фуко М.Археология знания.- Пер. с фр. - СПб.,   2004.-С.242.   

Фуко М. Слова и вещи. Археология гуманитарных наук.- Пер. с фр.-.М.,1977.-С.34.   

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 |
 




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.